Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ух ты, попаданец! 10

Дата публикации: 18.11.2018
Тип: Текстовые документы DOCX
Размер: 53 Кбайт
Идентификатор документа: -143975733_482072553
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа


До столицы добрались быстро. Или это Янаги так показалось. При этом все сопровождающие вели себя с девушками максимально уважительно. Янаги нисколько не обманывала подобная уважительность. Принцесса, конечно, рассказывала ей далеко не обо всем, особенно что касалось перипетий отношений при дворе. Но кое-что Янаги все же поняла. В том числе и то, что маг был прав. Она – игрушка мальчика-лорда. Поэтому и ломать ее может только он сам. Или по его приказу.

Сколько там стадий принятия неизбежного? Пять, вроде. Кажется, Янаги успела пройти почти все, пока прибыли к столицу. Это действительно выглядело странно, наверное, но после метания, слез, обиды, злости, девушка сейчас была спокойна, как удав. Впрочем, характерно. Неважно, что предстояло Янаги – поход к стоматологу, экзамен, выступление, планерка, сдача работы – девушка нервничала, злилась, канючила, боялась, в общем, изводила всех, кто под руку подвернется. А перед самым событием вдруг успокаивалась.

Страх, правда, вернулся. Но уже тогда, когда ее вновь поселили в замке в ее комнате. Милые девушки служаночки ее отмывали, прислуживали, откармливали. Маг забежал на пять минут – вернул Янаги ее собственную физиономию. По выражению его лица, Янаги пыталась определить настрой по ее поводу, но бесполезно. Также не отвечал он на вопросы. Лишь коротко отдавал приказы, как собачонке. Типа – сесть, встать, смотри на меня.

Когда он ушел, Янаги уселась на кровать и уставилась в одну точку. Сколько так просидела – не знала, потеряла счет времени.

Очнулась девушка от своих мыслей, когда дверь в ее комнату открылась . Янаги вскочила и поддалась вперед, словно и в правду собралась куда-то бежать. Тут же застыла, как изваяние. Потому что на пороге стоял Митарисса-ло-оби собственной персоной.

Янаги судорожно сглотнула и без сил опустилась на постель. А лорд осторожно закрыл створки двери и подошел к девушке. Та не сообразила встать. Лишь подняв голову вверх, смотрела на лорда. Они оба смотрели друг на друга. Глаза в глаза. И казалось, их взгляды словно проникали друг в друга, читая то, что затаилось на глубине души.

Сколько длился этот взгляд? Секунды, минуты? Наконец, лорд нарушил молчание

-Почему? – спросил он. В его словах, также как и во взгляде не было ни осуждения, ни злости. – Разве я мало тебе дал? Почему ты предала меня?

-Предала? – Янаги уже не боялась и могла говорить искреннее. Словно этот длинный взгляд, это чтение душ дало им право не скрываться за пустыми словами, вежливостью обрядов или страхом наказания. Как будто они оба заключили между собой некое соглашение. Детали не проговорены, условия не определены еще разумом. Но прочувствованны сердцем и поэтому обязательны к исполнению.

-Предала, - вновь повторила девушка, словно пробуя это слово на вкус. Терпкое, на удивление совсем не кислое, но вызывающее тошноту своей излишней сладостью. А потом Янаги хмыкнула и произнесла, - предать можно лишь того, кому давал обещания. По собственной воле. А меня вырвали из моего мира и сделали секс-игрушкой. Кому я обещания давала? Кого я вообще могла предать?

Митарисса ответил, чуть улыбнувшись, как показалось Янаги, печально

-Так создан мир. И не только наш, если я правильно могу судить по рассказам Оками. Кто-то может приказывать, остальные должны жить согласно приказам. Если судьба не определила тебя в первые, то изволь жить со вторыми.

-А Вы, лорд, - ухмыльнулась девушка. Она встала и сейчас стояла прямо напротив Митариссы, - Вы сами из первых, или из вторых? Вы свободны или вынуждены подчиняться?

Янаги сама удивилась собственной смелости.

Митарисса же, отзеркалив ухмылку девушки, отошел к окну. Сейчас, на фоне заката он выглядел как-то особо по мальчишески, задористо и незащищено одновременно. А еще…Янаги не вовремя вспомнила то, что случилось, когда они виделись в первый раз. Внизу живота уже начала зарождаться теплая волна, готовая начать свое путешествие по всему телу. Янаги отвела взгляд, но тело вовсе не намеренно было отпускать воспоминания. Его руки, его губы.

«Стоп, - приказала себе Янаги, и тут же прикусила губу. Мысль была настолько сильной, что она испугалась, будто произнесла ее вслух. – Прекрати» Она и сама не знала, кому были предназначены эти слова, но этим кем-то они были услышаны. Тепло в основании позвоночника, словно испуганный зверек сжалось, притаилось. Но не исчезло, притворившись маленьким и безопасным. Увы, Янаги четко осознавала, насколько обманно это притворство. Но сдаваться не собиралась. Поэтому гордо вновь посмотрела на Митарисса, улыбнувшись, как ей казалось, наиболее зло и нахально.

Лорд некоторое время смотрел на девушку, а потом заговорил

-Я являюсь тем, кем достоин быть на данный момент. Как и все остальные.

И вновь Янаги показалось, что Митарисса скрывает печаль. Но тут он мотнул головой и улыбнулся. На этот раз светло и открыто. Потом подошел к Янаги-Хочешь, я тебя отпущу? – спросил он

Девушка не ожидала такого поворота и не знала, что ответить.

-Это…правда? Но мой мир

-Я прикажу Оками вновь открыть врата туда.

-Это…замечательно, - сказала Янаги, сама себе не веря. Она сомневается, что ли?

-Но…

Янаги хмыкнула. Ну как же, раскатала губу. Всегда но…

-Полгода, - сказал Митарисса-Что?

-Я предлагаю тебе игру, - улыбнулся лорд, - год жизни здесь. Сразу оговорюсь – со всеми опасностями. Например, если тебя решит наказать моя мать – то я смогу лишь спасти твою жизнь. Но боли будет много.

-А через год? – спросила Янаги-А через год ты уйдешь в свой мир. Если все еще будешь желать того. Но…

-Но что…

-Ты получишь все, что тебе угодно.

-Все?

-Магию, силу, деньги. Вещи, используя которые, ты станешь величиной, отдающей приказы, в любом мире. Я Митарисса – ло – Оби, клянусь тебе в этом.Я клянусь честью рода, четью своего отца, жизнью своего княжества. Боги покарают меня, если я нарушу слово.

И тут же в окне сверкнула молния. Хотя небо было ясным и чистым. И девушка знала откуда, непонятно – это силы этого мира приняли зарок.

-Хм…интересное предложение, -Янаги опять осадила непослушное тело, которое непроизвольно потянулось к Митарисса. «Да что же это такое» - успела подумать Янаги перед тем, как парень обнял ее и притянул к себе. Ох, как взвыл затаившийся зверек внизу живота, теперь уже не пытавшийся казаться невинным, и обнажил зубы в сладострастной ухмылке, готовясь впиться в плоть.

-Может, стоит признавать некоторые вещи? – спросил Митарисса, ухмыляясь

Янаги вспыхнула. Кажется, даже кончики ушей горели. Она хотела оттолкнуть парня, но не могла заставить себя это сделать.

-Я понимаю, это согласие? – задумчиво спросил МитариссаЯнаги кивнула. Она зло кусала губы чуть ли не до крови, пыталась привести в порядок свои мысли, но те скакали, словно пьяные горные козы по горным же склонам.

-И может, нам стоит…отметить сделку?

Янаги в ответ лишь спрятала свое пылающее от стыда лицо на груди Митариссы«И зачем я убегала?» - лениво прошествовала мысль :»вот толку-то?»

«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»

Принцесса была в ярости. Она отказалась от еды, надавала пощечин служанкам, и недовольная, уселась прямо на пол у переносного очага в комнате

-Я понимаю тебя, - послышался мягкий голос

Принцесса даже не обернулась.

Повелительница Цай подошла и элегантно опустилась на пол рядом с дочерью.

-Мое дитя, - сказала она, - Юкиэ, моя капризная печальная принцесса. Неужели тебе так неприятно твое бытие.

Принцесса вздохнула

-Мама. – тут только она посмотрела на Цай, - почему все так? Почему я должна…

-Это плата за твое положение.

-А если я не хотела такого положения!

-ты даже не представляешь, о чем говоришь, - покачала головой Цай. – но даже если бы представляла….Судьба странная штука. Её не очень волнует, нужно ли нам то, что она дает. И согласны ли мы за это платить. У каждого свой путь, свой смех и свои слезы на этом пути.

-Ну и ладно. – зло ухмыльнулась принцесса, - хотите выдать меня замуж ради дружбы между княжествами? Интересно, а как сильна эта дружба будет, если жених узнает, что ему подсунули «просверленную жемчужину».

Цай, к удивлению принцессы лишь покачала головой

-Так ты уже не дева нетронутая? Не скажу, что это очень хорошо. Впрочем, некритично. Ты еще сумеешь доказать мужу, что то, что он так легко тебя получил первый раз – ничего не значит для последующихПринцесса посмотрела на мать и в ее взгляде стало появляется понимание

-Мирамо…Но ведь

-Мирамо – ло – тайсу, - наследный принц и твой жених. Надеюсь, тебе понравилось с ним и он знает, что делать с девушкой при определенных обстоятельствах.

-Но…как? Впрочем, зачем я спрашиваю. Ведь у меня есть мать. Великая, несравненная, чьи шпионы повсюду, и ничто не укроется от ее взгляда. Недаром ее прозывают жемчужным аспидом. – удрученно сказала принцесса.

-Самая опасная змея. И самая красивая, - сказала Цай, словно не обращая внимания на скорбный тон дочери. – а знаешь, как звали твоего отца? Черным орлом. Это очень небольшая птица. Но бесстрашная. Даже кондоры и гарпии отступают перед ним. Ты – наша дочь. И в тебе тоже это есть. Ты хочешь свободы? Хочешь летать ниже, но в стае? Ты можешь это сделать. Но учти – резать крылья, чтобы не мешались среди мелких пичуг, рвать когти, или вырывать ядовитые зубы – это больно. Очень. А главное – вырастить их вновь уже может и не получится.

Сказав это, Цай поднялась и вышла из комнаты дочери. Хотя и сейчас она была уверена, что поступила правильно, но все же душа ее была взволнована и она решила поговорить с Оками. Обычно всегда, когда что-то неладное было на сердце, разговоры с Оками или с сыном успокаивали ее. Иногда хватало даже просто одной-двух одобрительных фраз, чтобы успокоить сердце. Но сын сейчас был занят своей…Цай даже не знала, какой эпитет придумать этой наглой чужачке? С одной стороны ей действительно не навилась наглая барышня, с другой она понимала, что это всего лишь глупая материнская ревность, чувство, которому место в сознании разве что какой-нибудь деревенской простушки или жены мелкого ремесленника. К тому же Цай, сама испытавшая на себе прелести «одиночества чужака», где-то понимала и жалела девушку.

«»»»»»»»»»»

Оками был в своих покоях и страдал от скуки. Или, как он сам это называл «занимался созерцательной медитацией». Как и полагается по правилам, какое-то время Цай жила в храме и точно знала, что при созерцательной медитации не бывает такого скучающего выражения лица.

Маг встал, приветствуя повелительницу.

-Я поговорила с дочерью, - сказала Цай-И как она восприняла информацию?

-Сам как предполагаешь? Конечно, она не в восторге. И злится. Но, мне показалось, что среди всей обиды я уловила в ее мыслях ощущение некоего…облегчения что ли.

-По-крайней мере она увидела. Что ее жених – не страшное чудовище. И даже в некотором роде возможно, не плох. Ты же как раз этого и хотела, моя госпожа

Цай передернула плечами.

-Да. И все случилось. Но слишком быстро. Меня беспокоит, как дальше будет относиться муж к моей дочери.

-Полагаю, неуважительного отношения принцесса к себе не позволит. В конце концов ее учила настоящая властительница.

-Надеюсь. Поговорил ли ты с моим сыном?

- Он по-прежнему не хочет наказывать девушку.

Цай хмыкнула

-Ты ведь тоже, да?

-Наказание должно быть. Так полагается.

-Но если лорд выступит против, то это вполне может пойти ему на пользу.

-Ты имеешь в виду Нестори и Амитари? Они так мило шипят о том, что наш Лорд – лишь игрушка в руках чужачки, которая правит государством. Почти совсем не скрывают этих разговоров, как и своего желания самим взять в руки ниточки управления.

-Я понимаю, неплохо, что они считают себя такими сильными и могущественными. Безнаказанными. Но что-то они в последнее время совсем распустились. Не пора ли прижать их фазаньи хвосты?

-Пусть еще повеселятся, - ответила Цай с улыбкой, - они такие полезные идиоты. Особенно тем, что не терпят малейшей конкуренции. Когда они нам принесли буквально на подносе всех участников заговора Желтых птиц, который все наши просмотрели.

-А потом еще и уничтожали членов их семей. – кивнул Оками. – да, они очень полезны. Даже я бы не придумал ничего лучше для государства. Но в последнее время уж очень мутить начинают. Может, все же, как-нибудь им напомнить о приличиях? Так, чтобы поняли только они. Никакой общественной порки.

-Справишься?

-Уверен. Что-нибудь придумаю.

-Только все же сообщи мне. Просто интересно, - улыбнулась Цай-Поверь, без твоего одобрения я вообще ничего делать не буду, - кивнул ОкамиЦай кивнула

-Так что ты там говорил о моем сыне?

-Если Лорд примет такой серьезный шаг, как самому решать, что законно, а что нет – то голоса о его несостоятельности как правителя будут звучать неубедительно некоторое время.

-А если я официально традиции поддержу, и выражу негодование и неодобрение которое ни к чему не приведет.

-Тогда и голоса о «чужачке, захватившей трон» тоже потеряют убедительность.

Цай улыбнулась. На самом деле, ей и самой приходило это в голову, но теперь она была уверена.

Все же с Оками было легко и их нити-драконы явно пели свои песни в унисон

-А может расскажешь, что еще ты посоветовал моему сыну? – промурлыкала ЦайОками посмотрел на нее, изо всех сил стараясь выразить недоумение на физиономии. Вышло, надо сказать, весьма неуклюже. А потом рассмеялся и сказал

-Моя Повелительница очень хорошо меня знает. Ни одной мысли не скрыть

-Так все же? – Цай уже начала проявлять нетерпение. В каких бы отношениях она не была с Оками, но данный тон предполагал, что это уже не просьба, а почти приказ. Который обязателен к выполнению

-Я действительно кое-что посоветовал Лорду. Девчонка, как я увидел, просто растаяла от облика и поведения нашего Лорда. Убежала просто потому, что так вроде полагается вести себя смелому человеку, который против ограничения воли. Ну и немного из-за страха. Так что, я подумал, если предоставить ей какую-нибудь гарантию, то никаких возражений с ее стороны не будет. Она останется. По крайней мере, на предложенный Лордом срок. А если она умна и впишется в нашу жизнь – то и дольше. Хотя я верен – она не глупа. Просто иногда чересчур импульсивна. Все же мы должны понимать, что она не из нашего мира. И то, что для нас является обыденностью, для ее разума может представать несправедливым, невозможным, даже мерзким. При этом, Лорд, кажется, тоже влюбился в нее. И желает видеть ее рядом. Наказания здесь ровно ни к чему хорошему не приведут.

-Ты прав, наверное, - проговорила Цай, - главное, чтобы эта девочка не зазналась

-Я могу проследить. Но с другой стороны – если она не будет лезть в то, что ее не касается – лишь Лорду решать, как быть с ней. Пусть ведет себя как угодно. Главное, чтобы все видели на Драконовом Троне смелого и самостоятельного Лорда. А рабыням, которые будут рассказывать, что этот Лорд в спальне ведет себя, как укрощенный хищник, всегда можно отрезать языки и лишить зрения, чтобы поменьше видели и болтали.

«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»

Наверное, впервые за долгое время, Янаги проснулась в совершеннейшем спокойствии. Она ничего не опасалась, не волновалась, и просто улыбалась пришедшему дню. Ну и вспоминала о прошедшей ночи. Кажется, этой ночью, все получилось у них с Лордом еще лучше, чем в прошлую. Она больше расслабилась, не убегала, да и сама включилась в процесс. Даже так активно, что поначалу удивилось. Откуда у нее, скромняги, такая вдруг страсть проснулась. Может и права была принцесса, когда говорила про нити –драконы. Их с Митариссой нити-драконы в таком случае подходили друг другу идеально. Вот бы их увидеть. Принцесса как-то рассказывала, что иногда это возможно.

Даже все таки появившееся плохие мысли, о возможных наказаниях, Янаги отмела сразу же. Ну не могла она представить, что мужчина, который был так нежен с ней, действительно может послать ее под плети. По-крайней мере, пока его страсть не остыла. Да и появившуюся было мыслишку о его лжи, девушка тоже отправила куда подальше. Зачем ему лгать? Нет, может быть…Но нет

Янаги села на кровати и уверенно тряхнула головой, освобождаясь от мыслей, которые она сейчас думать не хотела. А хотела она думать об игре, которую ей предложили. В бытность свою Светланой, девушка никогда не была склонна даже к малейшему авантюризму. Но ведь раз так круто поменялось имя, место жительства, то разве не логично немного поменять и привычки. Это конечно, непросто будет – но попробовать все же стоило.

Мысли Янаги прервали две служанки. Симпатичные девчушки вошли в комнат, поклонились и сообщили

-Лорд Митарисса—ло-оби приглашает Вас разделить с ним завтрак в беседке Синего Журавля в саду. Не соизволите ли пойти с нами – мы ассистируем Вам в приеме ванной и одевании?

Янаги кивнула. Да, ей к многому придется привыкать здесь.

Девушки помогли ей при приеме ванной, одели и расчесав волосы сложили их в сложную прическу, заколов двумя гребнями с изображением усыпанных изумрудами птиц, и воткнув шпильку с которой свисала гроздь искусно сделанных из золота и рубинов мелких ягод.

Платье на этот раз состояло из двух частей. Сначала приталенное, чисто белое, открывающее верхнюю часть груди, а следом шел халат с широкими рукавами и воротом. Впрочем, называть сие произведение халатом, даже роскошным халатом , было как минимум невежливо. Зеленая ткань, очень нежная, струящаяся, была расшита золотыми птицами, и украшена жемчужинами. Общий фон был неоднороден, сложно определить, где цвет неуловимо становился светлее, а где темнее, но именно это создавало эффект при ходьбе, что одеяние, словно хамелеон, меняется взависимости от позы, попадания солнечных лучей и движения. Ворот, также как и широкий пояс, были чуть лишь прокрашены в цвет морской волны и также украшены вышивкой-веточками, на этот раз едва заметными, серебристыми нитями. Кстати, она все же решилась спросить, как называется сие одеяние. Оказалось, что нижнее платье называют тай-ту и по идее, надевать его одно считается неправильным и дурным вкусом. Но все носят. Верхняя одежда называется тай-ни и бывает как длиной в пол, так и укороченной. Слишком широкие рукава и тащащиеся по полу подолы говорят о том. что человек, их носящий – из высшего слоя общества. Впрочем, подолы, как объяснила Янаги одна из девушек, уже давно не в может и носят их только древние старики или совсем уж гордящиеся своей аристократической кровью светские павлины. А вот рукава в моде по-прежнему. Также существовал вид тай-ни , который не обладал воротом. И мог не запахиваться, открывая нижнее платье на всеобщее обозрение. Но для дворца он считался слишком легкомысленным

За всю эту информацию Янаги была очень благодарна разговорчивой девчушке, Вовсе не потому, что это была какая-то очень полезная информация, а просто щебет служаночки отвлек немного Янаги от ее собственных мыслей, от которых итак у Янаги уже голова пухла..После процедуры одевания, девушки еще и нанесли макияж. Не слишком яркий, но когда Янаги посмотрела на себя в зеркало, то поначалу и не узнала.

Последним штрихом были изящные мягкие туфельки, тоже зеленые и расшитые жемчугом. Без каблуков, чему Янаги была только рада. Каблуки она ненавидела.

Потом девушки проводили ее в сад. Как и предполагала Янаги, видя эту роскошь из окна, сад действительно оказался прекрасен. Изящные дорожки, разноцветье и разнотравье на ухоженных клумбах, красивые деревья, необычайные птицы, многие из которых и сами были похожи на цветы или драгоценные камни. Сад был спроектирован так, что можно было идти по совершенно ухоженной дорожке, выложенной камнями, а через минуту попасть чуть ли не на лесную тропинку, окруженную высокими деревьями, сплетающими свои кроны высоко над головами идущих. Увидев восторг Янаги по этому поводу, одна из девушек решилась рассказать

-Прапрадед нашего высокородного господина решил ознаменовать одну из своих великих побед созданием сада, совершенного по красоте, равного бы которому не было. Долго и усердно трудились мастера, но когда закончили они и Лорд бродил по саду. Осматривая работу, его сердце не радовалось. Сад был прекрасен и самые изысканные вещи были собраны здесь, самые лучшие мастера седили за жизнью сада. Но чего-то не хватало Лорду. Чего-то неуловимого, какого-то аккорда, чтобы сад и вправду мог стать свершенным. Лорд не знал, не мог понять, что так тревожит его и почему так тревожит. Но он был мудр и знал, что есть вещи, недоступные пониманию простых смертных. Поэтому он послал своих преданных сановников, чтобы они, на дальней горе Белых Курящихся Облаков нашли жилище Великого Учителя Го, которого еще называют Вечно-Юным Прислужником Шута. Считается, что жилище учителя способен найти лишь тот, кому позволит сам Го. Сановникам повезло и Го соизволил принять их. Правда наотрез отказался ехать в столицу и осматривать сад. Лишь сказал, улыбаясь

-Разве тот, кто отошел от природы, может спорить с природой о совершенстве?

И замолчал. Сановники поспешили обратно, чтобы передать слова князю. Тот поначалу задумался. А потом рассмеялся

-Ну конечно же! – сказал он, - я всего лишь человек, а люди, возвысившись в своих собственных глазах, объявили себя не частью природы, а чуть ли не владельцами ее. Сад – это не замок и не город. Не мне, жалкому человеку, сравнится в его сотворении с теми, кто создал горы, леса, моря и реки.

После этого повелел князь чтобы все его мастера, что работали над садом, отправились в луга и леса и посмотрели, как там все устроено. Придя обратно, мастера сказали

-Мы поняли, как надо делать. Выхолощенное совершенство противно природе, но именно отсутствие видимого совершенства и равновесия, правильных линий и внешнего соответствия, делает ее создания совершенными.

Именно после этого сад стал таким, как сейчас. Тут есть место и деревьям, растущим вроде бы бесконтрольно, как в диком лесу. И ухоженным клумбам. И мертвым листьям, которые гоняет по аллеям ветер. Ибо не бывает так, чтобы все было одновременно в цветении и силе жизни, а смерть всегда рядом. После этого сад ожил. И до сих пор никто не создал ничего более совершенного

Служанка замолчала, а Янаги подумала о том, что ей стоит попросить о каком-нибудь сказителе местных историй. Судя по всему, среди них много интересных.

Тем временем они вышли на мост, уходящий в середину небольшого пруда. Сам мостик был изящным, с ажурными перилами, а снизу на проходящих смотрели своими выпученными глазами десятки разноцветных карпов.

Беседка тоже была хороша. Несколько столбов, увитых зеленью, поддерживали азиатски изогнутую крышу, а перила являлись переплетением выкованных из металла птиц, животных, веток и цветов. Круглый небольшой стол был красиво сервирован на две персоны. Лорд уже сидел за одним из приборов с непроницаемым выражением лица. Янаги было двинулась к нему, но замерла. Да, она согласилась играть роль, и как сейчас подумала девушка, раз согласилась, то должна играть правильно. Или вообще в это не ввязываться. Поэтому Янаги улыбнулась (сегодня перед зеркалом она с удивлением открыла, что у нее красивая улыбка) и поклонилась так, как было принято здесь. А потом сказала

-Мой Лорд, благодарю за оказанную мне честь.

Митарисса слегка улыбнулся.

-Я подумал, что тебе будет приятно насладиться завтраком посреди этого чудесного сада.

-Сад и вправду чудесен, - ответила Янаги. – и полагаю, завтрак будет замечателен. Но позволено ли мне будет сказать еще одну вещь.

-Говори

-Я все же чужеземка здесь и многого не знаю. В том числе и обычаев вашей страны. Даже поклониться нормально и то не умею. Можно ли приставить ко мне разумную женщину, которая бы просветила меня и исправляла бы ошибки в словах и поведении?

-Я распоряжусь об этом, - выражение его лица по прежнему было практически непроницаемым, но Янаги показалось, что она увидела радость во взгляде Лорда.

«Значит, я поступаю правильно»: подумала девушка и уселась за стол.

Служанки отошли подальше, чтобы не мешать господам. Во время завтрака Янаги и Митарисса обменивались лишь ничего не значащими фразами. А еще когда разговор как-то перешел на лошадей, девушка рассказала, как любила ездить верхом когда-то.

-В следующий раз обязательно говори мне о подобном, - улыбнулся Митарисса, - я распоряжусь, чтобы ля тебя подобрали лошадь. Я тоже люблю конные прогулки и составлю тебе компанию

Янаги кивнула.

После завтрака Митарисса показал девушке свои любимые места в саду и рассказал еще пару историй о своем прапрадеде и мастерах, этот сад создавших.

-Это все так странно для меня, - не смогла сдержаться Янаги.

-Но ты ведь попытаешься принять и привыкнуть.

-Год, всего лишь год, мой господин.

Митарисса чуть наклонил голову, задумавшись

-Ты считаешь, что не выдержишь? Не хватит сил?

-Я считаю, что это все может оказаться не для меня. Силы тут не причем. Но откуда я могу знать наверняка? Это зависит от многих вещей.

Митарисса задумался А Янаги все же решилась спросить

-А почему для Вас это так важно? Вам доступна любая девушка и не только в княжестве. И не только потому что Вы занимаете такое положение.

Митарисса вздрогнул, словно вопрос Янаги застал его во время глубокого погружения в свои собственные мысли.

-Но ведь я люблю тебя, - сказал он, удивленно смотря на девушку, - какие еще причины можно найти для всего того, что я согласился тебе дать? Для моей клятвы отпустить тебя?

Янаги задумалась. Тут она уже встречала многих людей и много красивых девушек. К тому же, она ведь была совсем иного типа. В глазах местных она должна была бы наверное выглядеть уродкой.

-Ты не веришь мне? – спросил Митарисса тихо

-Я…не знаю, - проговорила Янаги. Тысячи мыслей действительно теснились в сознании девушки, словно разбуженные шмели. Да, она уже могла понять, что для развлечения даже ее обработали бы так, что как миленькая и пикнуть бы не смела супротив своей роли рабыни. Но все же…Что это такое вообще?

-Надеюсь, что ты все же это узнаешь, - сказал Митарисса и уже девушка посмотрела на него с распахнутыми от удивления глазами. Неужели он обиделся?

Больше Митарисса не сказал ничего. Лишь подозвал служанок и приказал провести девушку в ее покои. Янаги не решилась ничего сказать. Да и не знала она, что тут сказать можно.

Лорд выполнил свое обещание и уже через день рядом с Янаги была пожилая и строгая дама, которая учила девушку местному этикету. Даже при том, что дама проявляла величайшее уважение к девушке, ее повадки настолько напоминали учительские, что Янаги даже побаивалась ее расстроить. Также Митарисса, словно угадав желание Янаги , приставил к ней двух рассказчиц, которые знакомили ее со сказками и притчами этой необычайной земли. Еще один благообразный старик учил ее местной религии. Также Янаги было позволено выходить в сад с сопровождением служанок.

Так прошло пару недель. Лорд все не появлялся и не звал Янаги к себе. А девушка все никак не могла избавиться от страхов. Хотя на людях делала все, чтобы эти страхи скрыть. Да и ответа на вопрос, мог ли Митарисса действительно ее полюбить, так и не нашла. Особенно сомнения начали терзать после того, как она подслушала разговор двух служанок с пареньком из покоев Лорда, зашедшим сюда по какому-то делу

-Все же несчастная девушка такая уродка! И ужас какая нерасторопная и неизящная – качала головой одна, - она даже на дальних чужеземок непохожа. Я видела портрет во дворце.

-Нашему Лорду нравится.

-Ну он всегда был странным во вкусах.

-Думаю, это вообще пройдет, и он выберет себе подходящую девушку

Тут Янаги неловким движением выдала себя и служанки поспешили по своим делам. А Янаги с совершенно испорченным настроением, прошла в свои покои.

Но ничего не может длится вечно. И через десять дней после той их встречи, что завершилась так неприятно и непонятно, служанки принесли Янаги наряд для конной езды – широкие длинные штаны тар, тонкую серую простую кофту и короткую, уже украшенную жемчугом синюю куртку без рукавов. Митарисса пригласил ее на конную прогулку

Сам Митарисса был одет в темно серый простоя наряд практически без украшений. Сидя на гарцующем в нетерпении сером коне, он уже ожидал девушку. Янаги поклонилась согласно этикету, и Лорд коротко ей кивнул. Как она не старалась, но в его лице девушка так и не смогла прочитать, какое именно настроение у Митариссы. Но все же все ее грустные мысли не смогли сдержать вздох восхищения Янаги, когда она увидела свою лошадь цвета топленого молока. Вроде, если Янаги правильно помнила, эта масть была очень редкой и называлась изабелловая. В живую она таких никогда не видела. Лошадь потянулась изящной головой к девушке и грациозно переступила с ноги на ногу.

Сначала они с Лордом ехали молча по ухоженной дорожке парка. Через минуту Митарисса обернулся и спросил

-Мы можем перейти на рысь?

Янаги кивнула и направила лошадь. Минуты две все шло хорошо, но может, она сделала что-то не так, и изабелловая вдруг словно с цепи сорвалась, понеся девушку галопом, не слушаясь ни слов, ни попыток ей управлять.

Митарисса среагировал моментально, пустив серую в галоп тоже он нагнал лошадь Янаги и перехватил узду, заставив изабелловую остановится.

-Спешивайся, - приказал он быстро.

Янаги спешилась и осталась стоять в недоумении, уперев взгляд в землю, и стараясь унять бешеное сердце.

-Ты поедешь со мной? – послышался вопрос Митариссы. Тон его голоса сейчас был совсем иным, что заставило Янаги с удивлением посмотреть на Лорда. Тот протягивал ей руку, приглашая сесть в седло его серой. Янаги уже автоматически почти протянула руку и тут поняла. Это был не простой вопрос о данной ситуации. От недавней невозбудимости Митариссы не осталось и следа. Его взгляд, словно проникая в душу девушки искал там поддержки и ответа. Посмотрев на Лорда, Янаги вновь увидела хищника породы кошачьих – красивого, сильного, уверенного в себе зверя. Но на этот раз он смотрел не на добычу, а на партнера. На самку, которой предлагал вместе с собой разделить его охотничьи угодья, его логово, его жизнь. А еще (Янаги это точно знала), этот хищник может как выпускать когти и рычать, так и нежно прикасаться к чему-то подушечками лап и мурлыкать на ушко. Жаль, что она точно не из породы хищников. Янаги тряхнула головой. «Она вспомнила, как Цай в тот их первый разговор по какому-то поводу сказала ей «Когти можно вырастить, но только один раз. Отпиленные – уже не восстановишь» Ну, до отпиливания ей еще далеко, тут бы вырастить. И Янаги протянула руку, послав куда-то далеко и глубоко все свои сомнения и тревоги. Даже сама удивилась, как так у нее вышло, ведь вроде раньше не умела.

Правда, уже когда она устроилась в седле впереди Митариссы, подала голос все же маленькая Светлана, живущая в ее сознании. Очкастая, мелкая, ехидная визгливая до того, что перебивала все мысли, эта Светлана жила там чуть ли не с рождения девушки. Вот и теперь она подала голос

«Да ты просто влюбилась, лохушка! На себя посмотри! Он выкинет тебя на свалку Как вообще тебя можно полюбить? Это же бред? А ты и слюни распустила!»

«Да фиг с ним» - мысленно же ответила своей составляющей Янаги«С чем?»

«Со всем! И с тобой тоже! Иди ты на фиг, подруга»

Маленькая Светлана заткнулась и больше не появлялась в сознании. Знала бы Янаги, что так легко с ней сладить – давно бы уже отбрила.

Так и ехали они. Янаги впереди, опираясь на Митариссу, ощущая всем телом его тепло и поддержку, и необычайную легкость от того, что сомнения и тревоги, донимавшие ее последние дни, отступили. Надолго ли, нет – Янаги не знала. Но разве нельзя чуть чуть хоть насладиться этим состоянием душевного покоя?

Серая вышагивала гордо, словно понимая, что ей доверена величайшая ответственность, а сзади плелась изабелловая, понурив голову и иногда испуская слабое ржание. Она словно понимала, что сильно проштрафилась и теперь пыталась оправдаться.

«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»

Невысокий человечек лет сорока судорожно покусывал губы и крутил усы в нетерпении. Он уже выпил несколько чарок вина, а его собеседник все не появлялся. Человечек встал с кресла и подошел к окну, казалось, чудом умудрившись не запутаться в волочащимся по полу подоле роскошного зеленого с серебром тай-ни. Он жадно всматривался в окно.

-Вообще-то подъезд экипажей с противоположной стороны и Вы бы все равно его не увидели, - произнес позади веселый голос

Человечек резко обернулся на вошедшего. Тот был в так называемой «варварской» одежде – обычных темно-серых брюках и чуть более светлой рубахе сверху. Никаких украшений. Но это еще более оттеняло стройность и гибкость фигуры молодого мужчины.

-Уважаемый господин Амитари! Вы не должны заставлять себя ждать так долго. И относится к ситуации так безответственно. Все же не забывайте, если повелительница Цай узнает о наших разговорах.

-Повелительница Цай, скорее всего, прекрасно знает о наших разговорах. И считает их совершенно безопасным бахвальством, уважаемый господин НесториАмитари Ареко подошел к столу и налил себе вина. Потом, медленно, словно наслаждаясь изяществом своих движений, поднес чарку ко рту и с удовольствием выпил содержимое

-Прекрасное вино, - улыбнулся он, - Вы по-прежнему, получаете его из провинции Сиями?

-Что? Как? - Нестори Тирра не слышал последнего вопроса собеседника, - Вы уверены?

-Практически на сто процентов. – кивнул Ареко-Но тогда…

-Почему мы еще не в руках палачей? Я же сказал уже, драгоценный мой господин Нестори. Нас считают неопасными. Ну, по-крайней мере не такими опасными, как те, кто может прийти на наше место в случае чего. И я считаю, что подтверждать это убеждение – наша святая необходимость

-Но все же, - Нестори Тирра вновь опустился в кресло и замолчал

-Пустое, - махнул рукой Ареко. – в конце концов, чего Вы ждали, ведя игру против Повелительницы? Это игра наиболее опасная, разве нет. Это и делает ее такой захватывающей.

-Все же Вы должны быть осторожнее, - помотал головой Тирра. – Вы лучше расскажите, что нам делать с новой игрушкой Лорда?

-А с ней надо что-то делать? Чужачка из другого мира или…

-Или?

-Демон, призванный Оками с помощью Великого Шута.

-Вы в это верите? – фыркнул Тирра-Я – нет. Шут не связывается с такой шелупонью. А вот если об этом узнают наши благородные сограждане? Как они воспримут новую пассию Лорда? Может же быть так, что им покажется. Что она околдовала Лорда и призвана по приказу самой Цай, которая в последнее время начала терять контроль над сыном, что решил – пора ему и самому править? А уж если у нее родится ребенок. Ну кто всерьез будет рассматривать демонического ублюдка в качестве члена княжеской семьи?

-Цай и Митарисса практически поругались на совете из-за того, назначать ли наказание этой …рабыне

-Да, я слышал, что котенок показал когти. Но демоны хитрые твари, разве Вы не знаете этого? Им бы только добраться до власти.

Нестори кивнул.

-Я услышал Вас, - сказал он тихо.

Ареко пожал плечами, и вновь потянулся к кувшину с вином.

-А все же, мы так ничего и не решили на счет этого выскочки.

-Оками ходит под Шутом, - вновь пожал плечами Амитари, - так что все Ваши решения в виде жертвования храмам богов той стороны, да и этой – совершенно бесполезны.

-Но почему же? Жрецы храма Господина Высокого Лотоса согласились помочь мне в борьбе против колдовских ухищрений, а жрецы храма Господина Черного Льда согласились навести порчу на…

-Хотите тайну, Нестори? – прервал своего собеседника Ареко.

-Тайну?

-Что Вы знаете о Шуте?

-Ну, тоже, что и все остальные, - недовольно пробормотал Тирра, - он сильное божество, умное и хитрое. При этом часто попадает в переделки из-за своего самомнения и слишком острого языка. Он является проводником и посыльным…

-И шутом при богах, этаким комическим персонажем, младшим названным братом Высокого Лотоса и Черного Льда…Но, знаете что я скажу?

Амитари замолчал, и отхлебнул вино

-Так говорите же!

-Вы слышали о втором уровне мироздания?

Ареко вновь отхлебнул вино. Потом посмотрел на своего собеседника и рассмеялся

-Не пытайтесь проколоть меня взглядом. Сейчас расскажу. Видите ли, помимо того, что мы знаем о божествах с детства, того, чему учили нас обычные книги и учителя, есть еще другой уровен, известный далеко не всем. И на этом уровне рассказывают несколько иные истории.

-Какие же?

-Например, согласно этому уровню Шут не равен Лидерам Священных и Несвященных. Потому что он выше их. Он – божество, которое изначально возникло из Хаоса. Он и есть сам хаос, который привел все в движения поначалу. Ему нет дела до приказов Священных и их вечных соперников. Он не подчиняется той системе, что создали они, не подчиняется их правилам. Единственное правило для него – его собственные желания. А его слабости – лишь актерская маска.

-Откуда Вы это знаете?

-Не могу сказать, - улыбнулся Ареко, - но поверьте – это то, что знают только Высшие жрецы и некоторые представители правящих фамилий. Да и то – не все. Не удивлюсь, если там есть еще и третий и четвертый уровень

-Вы хотите этим сказать

-бесполезно просить помощи в данном деле у жрецов других богов. Шут лишь посмеется над такими жалкими попытками.

-что же делать?

Амитари уселся поудобнее в кресло, с наслаждением вытянув ноги

-Да, Вы прав. Делать что-то надо. Хотя, честно говоря, мне будет жаль расстаться с таким потрясающим соперником, как Оками. Где еще таких найдешь? А Вам?

-Не мелите чушь! – в раздражении сказал Нестори-Ах, мой милый Лорд Нестори Тирра, - почти пропел Амитари, - Вы совершенно не умеете наслаждаться жизнью во всей ее полноте

Тирра лишь хмыкнул. А Ареко продолжил

-Но Вы правы. Но единственное, что тут можно сделать – это переиграть Оками на поле хитрости и ума. Тогда, возможно, Шуту понравится это и он решит, что мы более достойные кандидаты на приз, чем его ученик. Это божество дает полной горстью, но и по носу щелкать тоже умеет больно. Так что…не тратьте жертвенные деньги – это бесполезно Лучше напрягите свой ум.

-Ладно, - сказал Тирра, - пока начнем с распространения информации. Только тут нужно аккуратно. А потом…посмотрим что подвернется под руку.

Ареко улыбнулся и поднял чарку вверх

-Вот теперь я слышу речи, что греют мне сердце. Не волнуйтесь, господин Нестори – не упустим мы удачу. Как говорится «Если небо укроет – то и земля не поглотит». А сейчас, не сообщите ли мне что еще обсуждали на совете, который я пропустил из-за этого дурацкого дела с раданами?