Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Уилл Генри.Золото Макккены

Дата публикации: 25.11.2015
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 983 Кбайт
Идентификатор документа: -105897958_437059452
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот


Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Уилл ГенриЗолото Маккенны Генри Уилл. Золото Маккенны: Роман, новеллы: Молодая гвардия; Москва; 1993; ISBN 5-235-02141-Х Перевод: Александр Владимирович Ващенко А. И. Ващенко Аннотация Библиотека вестерна Белый бизон открывается произведениями известного мастера этого жанра Уилла Генри. Название книги сразу напомнит читателю о фильме, снятом по его роману, где действуют колоритные герои, возникают совершенно непредсказуемые ситуации и столь же неожиданные избавления от неминуемой гибели. В новеллах, вошедших в книгу, тот же накал действия и драматизм, в них также действуют индейцы, скауты, ковбои, бродяги и прекрасные юные поселенки. И пусть не смущает читателя, что все три произведения – под разными именами. Все три принадлежат одному писателю. Золото Уилла Генри Читатель, раскрывший эту книгу! Вглядись: ты знакомишься с явлением, во многих отношениях замечательным. Прежде всего, конечно, если ты любитель приключений, то где же найти приключений более захватывающих, нежели в вестернах – романах о днях покорения Дикого Запада Америки?! И больше того: здесь перед тобой – не просто вестерны, а самые-самые эталонные и современные, потому что написаны они уже в послевоенные годы, во время расцвета и последнего взлёта этого уникального американского жанра. А самые-самые они потому, что созданы подлинным королём вестерна, Уиллом Генри. Конечно, у этого писателя есть не только удачи, но и поражения, как и у всякого другого; конечно, в его лице пред нами не социальный обличитель и не философ, но сила Уилла Генри, однако, заключается в том же, в чем и у всякого крупного мастера: он умеет рассказывать свою историю и стремится при этом создать что-нибудь из ряда вон выходящее. И потому вполне закономерно, что по числу премированных произведений он держит верх среди американских авторов, сердцем приросших к захватывающей красоте Дикого Запада, к его бурному прошлому, к его боли и трагедии и к тем людям, которых край породил… Словом, Уилл Генри впереди тех, кто отдал своё перо вестерну и кому Ассоциация писателей-западников присуждает раз за разом приз Шпоры за лучший вестерн года. Забегая вперёд, отметим, что два из вошедших в сборник произведения отмечены этим призом. А третье, Красный Буран Клэя Фишера, неоднократно входило в антологии вестернов, переиздавалось в сборниках других вещей этого писателя. Но позвольте!– воскликнет здесь читающий эти строки – ведь мы говорим об Уилле Генри, при чём же здесь какой-то Клэй Фишер? Ну что же – представим писателя полностью: Уилл Генри, он же Клэй Фишер, на самом деле Генри Уилсон Аллен, пишущий под несколькими псевдонимами, что не редкость среди авторов вестернов. Вот несколько вех его жизненного пути – они помогут читателю понять дух произведений Аллена. Родился писатель в 1912 году в городе Канзас-Сити, в штате Миссури, но рано отбыл на Дальний Запад, по которому немало скитался, перепробовав различные виды труда, часто нелёгкого; впрочем, работал и журналистом, а в 1933 году поступил сценаристом в Голливуд, на студию Метро-Голдуин-Майер, где провёл девять лет. Позднее это ощутимо сказалось на писательском почерке Аллена: его романы легко экранизировать, что неоднократно и происходило с ними. Первым среди вестернов Уилла Генри появился роман И никого в живых (1950), подписанный псевдонимом Уилл Генри. После того как второй его роман, Красный Буран (1951), был отвергнут издателем Харри Моулом, известным публикатором вестернов, Аллен, как и на некоторых других с той поры, поставил на романе псевдоним Клэй Фишер. Всего под псевдонимом Уилл Генри появилось тридцать книг, среди них сборники рассказов и произведения для подростков, и в том числе – самый известный его роман Золото Маккенны (1963). В 1969 году этот роман был экранизирован с Грегори Пеком в роли Маккенны; мы имели возможность посмотреть фильм в России; правда, книга куда лучше… Собственно, на примере Золота Маккенны перед нами идеальный, безупречно выстроенный вестерн, вбирающий в себя массу приключенческих линий, как во Владетеле Баллантрэ Стивенсона: здесь и погоня за сокровищами, и народная легенда, и мистика, и любовная интрига, и разбойники, и индейцы, и путешествие, в котором переплетены жизнь и смерть; все герои опасаются друг друга и ещё – духов умерших; и самые лучшие из них по ходу сюжета познают самих себя. За Клэем Фишером, как и за Уиллом Генри, числится немало книг – всего 18. Надо сказать, что эти произведения нелегко отыскать в книжных магазинах Америки. Дело тут и в повышенном спросе на хорошую книгу (их всегда не хватает), и, как часто бывает на Западе, в недостатке должной коммерческой рекламы. Но, как видно, и в том, что Аллен, при всей своей авантюрности, внутренне не слишком коммерческий по духу писатель. Вот Луи Ламур или Зэйн Грей – они стоят штабелями в любой лавчонке и большом супермаркете, так же как и специализированном Книжном мире, но… повсюду корешки книг подозрительно новенькие, нечитаные – значит, как ни крути, однодневки… Что сказать о пристрастиях Уилла Генри, об особенностях его авторского почерка? Что ж, прежде всего – это формульные вестерны. То есть такие, где время и внимание не тратятся на специальное описание психологии и внутреннего мира героев, на философские рассуждения и социально-бытовые характеристики. Тут царит действие и только действие, когда добрая лошадь для рассказчика важнее, чем прекрасная героиня – по словам другого корифея жанра, Макса Брэнда. Да только и здесь Уилл Генри – рассказчик совсем особый. Да, его злодей – сразу же и впредь злодей, а его рыцарь, будь он золотоискателем, рейнджером или просто ковбоем – за версту видать – истинный борец за правых, против виноватых. И всё-таки психологизм есть, как есть и философия, только не сразу их заметишь, так запрятаны они, по-своему, по законам жанра, в интриге, в диалогах, в деталях, подобранных ярко и точно. Может быть, как раз это сочетание головокружительной интриги и запоминающихся характеров со стилистикой, позволяющей передать оттенки владеющих героями чувств (часто венчающихся упоительной радостью победы), и заставляет так быстро проглатывать сюжеты Аллена. Собственно, его вестерны можно назвать легендарными притчами. Есть и ещё одна немаловажная особенность: писатель явно отдаёт предпочтение индейской тематике, причём искренне симпатизирует своим индейским героям, не слишком их идеализируя, однако, как и в изображении других героев, уверенно сочетая фантастичность и достоверность. Вообще, характерно, что героями Уилла Генри являются чаще всего простые люди-труженики, изгои, несправедливо пострадавшие, оклеветанные, неизвестные первопроходцы и уроженцы края. Писатель раз и навсегда определил для себя, чьим горбом был завоёван Запад, на чьих костях стоят современные супермаркеты и банки и чьи прославленные регалии – то ружьё, то головной убор – пылятся сегодня в музеях… И потому его симпатии обращены именно к этому самородному золоту, которым во все эпохи, в любых обстоятельствах, на любой широте и долготе невозможно не восхищаться. Аллен точно знает, чья воля и доброе сердце, изобретательность и опыт способны спасти малых сих, когда избавитель и сам остаётся в безвыходной ситуации, когда остаётся один глоток воды да кусок мяса или последняя пуля… Он знает, что их решение будет тем же, что принял бы сам Господь Бог, ибо он в этот миг с ними. Не это ли происходит в Спутнике Тома Айсли, почти буквально? А какой ценой можно измерить самоотверженность и благородную простоту армейского следопыта, скаута-полукровки Поуни Переса из Красного Бурана? Простота и величие – не это ли ключ к характеру западника, каким он проступает под пером Генри Уилсона Аллена? И ещё одно. Рассказ Аллена всегда согрет человеческим теплом, красота людей отражает красоту и безбрежность дикого края. Автор захвачен невыразимой прелестью пустыни (почитайте только описание запахов в Золоте Маккенны) и захвачен временем, о котором пишет, как временем горьких уроков и несбывшихся надежд. Исподволь он показывает вам невостребованную историческую возможность, погружая вымышленный сюжет в видимость реальных исторических обстоятельств. Была ли на самом деле великая скачка Поуни Переса? Неважно – могла случиться, а нечто подобное, там или в другом месте, уж обязательно… Аллен любит мистифицировать читателя то легендой о пропавшем сокровище, то забытым загадочным манускриптом, расшифровкой которого и явится его роман. Но довольно предисловий – вперёд, по страницам Уилла Генри, и напутствуем читателя на манер жителей Старого Запада – кон Диос, с Богом – туда, где добро не ожидает зла, а зло постоянно подстерегает добро. Где старые истины вечно молоды… А. В. Ващенко 1Последний из апачей –А ты тоже жаждешь золота, Маккенна?– спросил престарелый воин.– Ты такой же, как все белые люди, которых я знал? Продашь ли ты свою жизнь, честь или честь своей подруги за жёлтый металл? Белому человеку было невдомёк, откуда старику-апаче удалось проведать о его имени, тем более что сам он ничего не знал о старике-апаче. Он не имел понятия о том, из какого рода апачей тот происходит, с какой ранчерии выехал в эту заброшенную глушь и куда держал путь, когда Маккенна подобрал его в пустыне в этот знойный полдень. Он знал только, что старцу недолго осталось дышать, но голубые глаза его потемнели от сострадания и сузились на миг при неожиданном упоминании о золоте. –Что ты имеешь в виду?– возразил он,– Мы ведь не говорили о жёлтом металле.– Ответил он по-испански, потому что вопрос прозвучал на том же языке, и индеец кивнул, словно ему приятно было услышать родные звуки. –Это так,– сказал он,– но мне захотелось сделать что-нибудь для тебя, так же как ты для меня сделал. Ты ведь знаешь моё племя: мы не оставляем долга без оплаты. –Мадре! – чуть улыбнулся белый.– Мне ли не знать твоего племени? Я успешно избегаю его уже одиннадцать лет. Это ли не лучшее знание? –О да!– проговорил старик.– Это я и имею в виду. А знаешь ли ты Каньон-дель-Оро, Маккенна? Место, которое у нас, апачей, называется Сно-Та-Хэй? –Ты говоришь про старую сказку о Затерянном Золотом Каньоне? –Да, о том, что нашёл один белый во времена вождя Нана. –Значит, это был Адамс; ты говоришь о Затерянной Копи Адамса. Не трать понапрасну сил, старик. Я – золотодобытчик и не гоняюсь за призраками. Мне не надо золота этого безумца. –Но ты знаешь эту историю? –А разве есть в Аризоне белый, который её не знает? Да и на всём Западе есть ли такой, что не ведает об Адамсе и пропавшем каньоне с даровым золотом? –Легче, легче,– промолвил старый апаче.– Я просто хотел увериться, что ты знаешь это место. –Знать об этом месте – нехитрое дело, старик,– проговорил Маккенна не без тепла в голосе.– В этом краю есть сотня каньонов, полных золота. Рассказы об утраченных сокровищах роятся в воздухе, как мухи. –Верно, верно… Старик вздохнул, окидывая меркнущим взором дрожащее марево зноя. –Я люблю этот край,– сказал он.– И печалюсь сердцем, покидая его. Маккенна кивнул. Сам он был человеком, ещё только вступающим в период зрелости, но уже немало повидал в жизни. –Никому не мило прощаться, когда наступает срок,– ответил он.– Никому не бывает слишком много лет и слишком мало сил. –Правда,– промолвил старик,– правда. Белый человек поднялся и оставил тень глубокой скалистой расщелины, ограждавшей истоки ручья, вытекавшего из кольца жёлтых гор, обнимавших пустыню больше чем на сотню миль вокруг. Задумчиво передвинул одну ногу старца в тень. Намочив в ручье свой шейный платок, он омыл ему лицо, выжимая ткань, чтобы прохладные капли просочились под рубаху, на грудь старику. –Славно,– проговорил тот.– Очень славно. Удивительно, отчего это ты, белый человек, заботишься так об апаче? Маккенна, снова улыбнувшись, пожал плечами. –Я никогда не любил доискиваться причин,– ответил он. Старик кивнул. –Ты поразительно мудр для своих юных лет,– сказал он.– Отчего это? –От опыта,– отвечал Маккенна, вновь омывая морщинистое лицо.– Выпьешь ещё воды? –Да, немного, спасибо… Он сделал несколько медленных глотков, больше уже не мог пить и пролил остаток себе на грудь. Улыбнулся, покачав в смущении головой. –Старый дурак, старый дурак,– тихо промолвил он. –Может, и старый,– согласился Маккенна,– только не дурак. –Грасиас, – прошептал старик и затих. Его молодой спутник тоже задумался. Говорить было слишком жарко. Кроме того, что говори, что нет, а место это было не слишком хорошо для белого человека. Маккенна подумывал о том, где может пребывать в этот миг Пелон, кого выслеживает в настоящее время этот отщепенец – ренегат из группы чирикауа-апачей? Мысль о Пелоне пришла сама собой. Только в этом месяце этот полукровка-апаче распустил слух из своей потайной берлоги в мексиканской Сьерре о том, что отправляется снова на север и что в особенности у него есть дела здесь, в бассейне Выжженный Рог, и потому он будет считать этот выжженный край prohibiento – закрытым для белых во время своего визита. Когда Маккенна услышал об этой новости, он задумался, для чего такой тип, как Пелон, мог стремиться в Аризону с риском для собственной шеи? И армия, и полицейский департамент числили его уже давно в рубрике разыскивается для совершения казни; о нём не слыхали к северу от мексиканской границы ещё с 94-го года, когда он, по слухам, сопровождал Малыша Апача во время его последнего набега. Маккенна покачал головой. Не следовало бы ему сидеть здесь, у единственного источника воды на пятьдесят миль в округе, когда Пелон Лопес на свободе. Он бы и не сидел, если б не эта задержка – умирающий древний воин у ручья. Облегчить ему последние минуты было делом необходимым, нельзя же оставить несчастного старика лежать на солнцепёке,– но в то же время было это опасным и безрассудно рискованным делом, а Маккенна не был ни отчаянным, ни безрассудным человеком. Конечно, на дикой территории больше не было индейских войн. С апачами как с организованной военной силой было покончено по всей Аризоне. Но одинокие волки из разбросанных банд, подобно Пелону, действовали активнее, чем прежде. Если оседлому населению в этих краях ныне нечего было бояться индейцев, то у золотоискателей и кочующих людей опасений было куда как достаточно. Глен Маккенна вновь покачал головой, прекрасно сознавая, что здесь, в Яки-Спринге, в пустыне Выжженного Рога, в июле 1897 года, он находился в реальной, самой непосредственной опасности. –Старик,– сказал он с тревогой,– ты не поведал мне своего имени. Мне кажется, это уместно, ведь я могу повстречаться с кем-либо из твоих соплеменников, которые пожелают разузнать о тебе. Теперь уже старик покачал головой из стороны в сторону. –Ты можешь их встретить,– ответил он,– но моим людям безразлично, где я. Когда становишься стар и беззуб и не в силах больше ни работать, ни охотиться, никто не позаботится о тебе, разве что какой-нибудь белый вроде тебя. Эту особенность твоего народа я никогда не мог понять. Он не отвергает своих стариков. Это необычная слабость для расы, столь кровавой во всём остальном, не правда ли? –Да,– согласился Маккенна,– я думаю, ты прав. Молчание воцарилось снова, и теперь жестокая мощь солнца начинала ослабевать. Но старик больше уже не видел ясным взором выжженную и печёную землю, которую любил. –Скоро вечер,– проговорил он,– а зовут меня Энх. Ты знаешь, что это значит, Маккенна? Луговая Собачка. –Что ж, Энх,– ответил Маккенна,– верно, близится вечер. Солнце почти село за жёлтыми горами. Скоро оно уже не будет к тебе таким свирепым. Ночной воздух оживит твои силы. Мы продолжим путь. Я знаю, как лучше всего добраться до Хила-Сиги. Если нам повезёт, мы будем там к рассвету. Что ты на это скажешь, Луговая Собачка? Воцарилось молчание, затем старик промолвил: –Ты знаешь, что я скажу на это. Я слышал речь человека, проведшего без воды два-три дня, то есть безумную речь, и ты сам знаешь, что она безумна. –Ладно,– сказал Маккенна.– Я вижу, что ты не боишься. –Нет, ничуть. Я прожил долгую жизнь и не однажды встречался со смертью. Но мне хочется сделать для тебя то, что у меня на уме, и сделать это сейчас, прежде чем погаснет последний свет дня. Пор фавор, приподними меня, сынок, и подай мне заострённую палочку, чтобы я смог нарисовать кое-что на песке. Маккенна продолжал сидеть неподвижно. –Это ты утратил разум, старик,– проговорил он.– Для чего мне твои рисунки на песке? Не трать сил, отдохни. Я не оставлю тебя. –Нет, я хочу нарисовать для тебя эту картинку, слышишь? Я хочу ещё, чтобы ты запечатлел её в своей памяти. Я прошу тебя об этом; я хочу, чтобы ты запомнил её, и когда меня не станет, чтобы ты отправился туда и поглядел на это место собственными глазами. Обещаешь? –Мне не нужна эта картинка, старик. Мне более чем достаточно твоей благодарности. Я рад был перенести тебя сюда, в тень, поближе к воде. Заслуга невелика. –То была величайшая услуга,– ответил собеседник.– Принеси же мне палочку и приподними меня, как я просил. Маккенна понял, что умирающий патриарх-индеец твёрдо вознамерился выполнить задуманное: начертить на песке какую-нибудь языческую нелепицу в знак неоплатной признательности; и поэтому он взял палочку и передал старику, приподняв его так, чтобы тот смог водить ею. Старик собрал все силы для этого предприятия, обретая последнюю ясность ума и зрения. Он чертил быстро, но не беспорядочно. Казалось, он не стоял теперь на закате последнего дня своей жизни, а всего лишь беседовал с надёжным товарищем за ужином у костра, который оба оставят позади и ускачут прочь, едва взойдёт луна. Маккенна был поражён размахом и точностью карты, которая вырисовывалась у ручья на гладком красном песке. Всего за несколько секунд старик-апаче изобразил горы, перевалы, тропы, источники и всё остальное. Всё это расположилось на его песчаном холсте словно прекрасная живопись, и Маккенна поспешно проговорил – даже не без чувства ужаса: –О, да я же знаю этот край: он лежит к северо-западу от старого форта Уингейт, что в Нью-Мексико. Я вижу Чакра-Месу. Вот каньон Чако. А это – Дьяволов перевал? Да, узнаю, это он. И руины Кин-Иен. Горы Часка. Поразительно. Старик был доволен. Но тут же он сделал знак поспешить, и голос его зазвучал прерывисто. –Хорошо, я надеялся, что ты его узнаешь. Теперь, пожалуйста, сотри всё это. Сначала, однако, скажи – видишь ты вот это место, куда я указываю палочкой? Здесь, за тремя пиками Чакра-Меса, за Часками и каньоном Чако? –Да, конечно. Ты нарисовал два пика Сахарная Голова. Они появляются чуть дальше с севера. –Да, лос дос пилонсийос. Это очень важно, сын мой. Ты хочешь сказать, что с помощью этой карты сможешь найти сдвоенные пики? Да? Ты сказал да? –Да,– кивнул Маккенна.– Я смогу их найти. –Ты должен быть твёрдо уверен в этом,– настаивал его собеседник.– Эти два пика лежат в восьми днях пути от Нью-Мексико, то есть нужно ехать восемь дней по этой первой карте, что я нарисовал, до места, откуда ты впервые увидишь эти пики. Затем после этого нужно ещё пять дней, чтобы добраться до самого каньона. Так что постарайся, чтоб этот отрезок ясно закрепился в твоей памяти. Не стирай той карты с тропой, что ведёт к Сахарной Голове, пока не удостоверишься, что в силах пройти по ней. –Я пройду,– сказал Маккенна.– Продолжай. –Хорошо, поддержи меня ещё раз, сынок. Я нарисую тебе ещё одну карту. Это последняя. На ней показан путь последних пяти дней после того, как ты увидишь Сахарные Головы. И ещё – указания, как проникнуть сквозь тайный вход в каньон Сно-Та-Хэй и где лежит золото, из-за которого тот белый человек, Адамс, потерял голову и разум. Ты готов, Маккенна? Золотоискатель кивнул. Он разгладил песок, удалив следы карты, подводившей к Сахарной Голове. –Я готов,– сказал он. На этот раз старик трудился ещё тщательнее, давая попутно пояснения. Маккенна знал легенду об Утерянной Копи Адамса так же хорошо, как и всякий другой человек, будь то белый или краснокожий. Поэтому он поразился той точности, с которой второй рисунок старика отражал общепринятую версию. Было просто невозможно для человека столь опытного, как Глен Маккенна – если подобное сказочное богатство вообще существовало,– не обнаружить его с помощью последнего рисунка старика-апаче. Если существовал хоть один правдивый факт среди тысячи и одной версии легенды о заколдованном каньоне с его баснословным богатством, то второй карте, появившейся на песке, не было цены. И всё же бородатый голубоглазый бродяга пустынь не бросился к ней, чтобы запечатлеть в памяти все детали, сердце золотоискателя отнюдь не ускорило своего обычного ритма. Маккенна видел сотни таких карт. Он прошёл по ним неоднократно весь путь, вплоть до самого горького конца, который всегда был одним и тем же. Он хорошо знал такие карты и людей, рисовавших их. Но начертивший эту карту был очень стар и заслужил, чтобы достоинство его было уважено, а искусство – вознаграждено. И потому бородатый золотоискатель вслух подивился тому, сколь точно краснокожие дети пустынь способны были долгие годы хранить в памяти каждую деталь пейзажа; и он заметил старику, что работа его замечательна. Добавил, что признателен за неё и что однажды он отправится в те края и посетит каньон, как того пожелал старик. Доброе слово успокоит его, согреет в надвигающейся ночной прохладе. Чему Маккенна никак не удивлялся – и что было куда необычнее искусства старика индейца,– так это собственной способности тотчас же распознать изображённое место. Но такой уж он был, Глен Маккенна: он не думал вечно о себе, а куда больше пёкся о заботах, опасениях да надеждах других. Старик понял это. –Ну вот,– сказал он, отложив палочку,– наконец с этим покончено. Не забудь стереть, когда закрепишь всё это в памяти. Ты знаешь, что в здешней земле многие ищут золото. Среди моего народа пронёсся слух, будто Пелон Лопес двинулся из Соноры на север. Ты знаешь, что у него есть родственники среди моих ближайших сородичей. Это опасный и плохой человек. Он не должен знать об этом тайном пути, Маккенна. И то же относится к некоторым другим апачам. Ты знаешь, как сильно изменились в последнее время индейцы. Эти отступники среди апачей научились у белых людей страсти к жёлтому металлу и готовы ради него на смерть. Это плохие индейцы; они продадут и своего сородича ради тайного доступа в Каньон-дель-Оро. Я велю тебе охранять это место после моей смерти, Маккенна. Я верю тебе, потому что ты добрый человек, не алчный, из тех, кто любит этот край и знает, что значит он для стариков. Ты слышишь меня, ихо? Ты сохранишь секрет? –Да, конечно,– подтвердил Маккенна.– Я слышу тебя, отец. Будет так, как ты сказал. А теперь отдохни. Расслабься. –Нет,– проговорил старый воин.– Прошу тебя – рассмотри карту, чтоб я смог увериться. Я хочу увидеть, что ты запомнил все детали. Я пройду по ней вместе с тобой. Здесь, в скалах у Яки-Спринг, было очень знойно. Даже после того, как солнце скрылось за жёлтыми горами, было трудно дышать. Маккенна устал, его нервы были напряжены. В этот миг он желал только одного – чтоб старик поскорее испустил дух. –Подождём немного,– сказал он ему.– Для чего нам повторять всё прямо сейчас? Сделаем потом. Разве ты не видишь – я тоже устал… Мне ведь хочется отдохнуть. Энх, старый Луговой Пёс апачей, покорно кивнул. Но, судя по тому, как он отвернул вбок голову, Маккенна понял, что задел его гордость. –Постой,– сказал он.– Не отворачивайся от меня. Я всё ещё твой друг. Вот, смотри сюда, я изучу эту карту в подробностях, как ты велел. Хорошо? –А-а,– вздохнул старик, удовлетворённо кивая головой,– вот и славно, мой друг. Я рад, что ты признал нужным сделать это. Карты созданы для того, чтобы по ним находить путь, помни об этом. А не для того, чтобы, поглядев на них, позабыть совершенно. Понимаешь ли ты, о чём я прошу тебя, Маккенна? Бородатый золотодобытчик наклонил голову. –Да, конечно же, понимаю, ансиано, – ответил он.– Но и я буду совершенно честен с тобой. Я не знаю наверное, смогу ли проделать путь по этой карте, после того как затвержу её в уме. Ты, конечно же, понимаешь, что такое в жизни возможно. Ему почудилось, пока он глядел на старика индейца, будто след ироничной улыбки промелькнул в морщинистых чертах лица. Старик согласно кивнул в ответ и заговорил с неожиданной энергией: –Ну конечно же, понимаю, сын мой. Это ты не понимаешь. –Что?– переспросил Маккенна с досадой.– Что такое ты хочешь сказать? Апаче внимательно на него посмотрел. –Скажи, я очень стар, Маккенна?– спросил он. –Да, очень. И что? –Лжём ли мы друг другу, говоря оба, будто знаем, что я умираю? –Нет, не лжём: мы знаем, что должно случиться. –Так что же, зачем мне лгать тебе о Золотом Каньоне? Старый человек умирает. Молодой, пусть другого цвета кожи, стал ему другом. Старый человек желает отплатить молодому за то, что тот не оставил его в последний час. Станет ли он лгать последнему другу, которого знал на земле? Маккенна виновато покраснел. –Конечно, нет,– сказал он.– Прости меня. –Значит, ты поверил мне насчёт золота? Маккенна покачал головой. –Нет, старик,– сказал он.– Я не стану лгать тебе, ведь и ты мне не лжёшь. Бытует не меньше тысячи подобных сказок о затерянном Золотом Каньоне. На сей раз Маккенна был уверен, что уловил мимолётную улыбку, и подался вперёд, с подобающим уважением вслушиваясь в речь старика, слабую цепочку слов. –Да, Маккенна, мой друг, это верно – куда больше тысячи подобных историй мы знаем, правда? Но есть только один каньон. Ага! Наконец-то я вижу, что ты затаил дыхание и ждёшь, что я скажу. Я скажу тебе, раз ты придвинулся ближе, я знаю, что ты услышишь. Так слушай же: карта, которую я тебе начертил, была нарисована моему отцу его отцом, она оставлена племенем в нашей семье на сохранение – одной только нашей семье – коренными апачами. –Погоди,– промолвил тихо Маккенна.– Все эти годы я считал, что только в роду вождя Нана знали эту тайну. –Верно,– подтвердил старик.– Я родной брат Нана. –Мадре!– выдохнул Маккенна.– Неужто так и есть? Но древний апаче по имени Энх, изборождённый морщинами, отбившийся Луговой Пёс из рода вождя Нана, уже сказал своё последнее слово индейской благодарности. Когда Маккенна обратился к нему по имени, тронув за тонкое плечо, тот не отозвался. Подёрнутые пеленой чёрные глаза его в последний раз озирали пустынный край, столь им любимый; отныне они будут глядеть на него вечно. –Прощай, с Богом,– промолвил Маккенна и закрыл глаза старику. Вновь уложив тело у ручья на потрёпанное одеяло, он медленно поднялся. У него было три возможности. Он мог накрыть старого индейца обломками камней там, где тот лежал. Он мог перенести его дальше в расщелину у истоков ручья, назад, в обнажённое жёлтое кольцо холмов Яки, и там устроить ему более достойное погребение. Он мог просто оставить его лежать, чтобы племя нашло его и похоронило по-своему, когда станет проходить мимо. И тут, пока он стоял так, размышляя, он уловил позади негромкую осыпь камешков по склону гребня, окаймлявшего ручей, отделявший его от открытой пустыни. Тогда с большой осторожностью Маккенна стал оборачиваться лицом к источнику звука. Он успел как раз, чтобы увидеть, как с полдюжины разбойников замерли, скорчившись, согнув колени, ожидая с ружьями наперевес. Он догадывался, что его выследили издалека и окружили, отрезав от пустыни, чтобы узнать, что делает одинокий белый человек на запретной территории. Чего он не мог взять в толк – это причина, которая побудила их удержаться от стрельбы, когда он стоял спиной, пока они приближались. Не мог он понять и того, что заставляло их медлить сейчас. Но он был твёрдо уверен – на то была причина. Её можно было ощутить, как ощущают смерть в затянувшемся молчании. Позади него разбойники застыли в неподвижном напряжении, подобно бурым пустынным волкам. Их широкие рты полуобнажали крепость белых зубов. Скошенные щелью глаза в сгущающихся сумерках горели голодным огнём. После долгой-долгой паузы Маккенна осторожно кивнул и сказал их предводителю: –Привет, Пелон. Рад повидаться. Отчего ты не выстрелил мне в спину, когда было удобно? Отчего не застрелишь сейчас, в живот? Может, и ты тоже состарился? 2Метис с гор Монте Пелон улыбнулся, и Маккенне захотелось, чтоб он не делал этого. –Что ж,– ответил отщепенец-апаче,– я не сказал бы, что состарился. Но, конечно, стал старше, чем был, а? И ты ведь тоже, Маккенна? –Почему же нет?– пожал плечами золотодобытчик.– Только доброе вино становится лучше с годами. Отчего же ты не застрелил меня? –У меня была причина. Маккенна кивнул, оттягивая время, чтобы уяснить ситуацию и прикинуть, что он должен и мог бы сделать. Франсиско Лопеса, иначе Пелона, он знал уже одиннадцать лет. Он был наполовину мексиканец, наполовину апаче – метис с гор Монте, этой длинной, прекрасной в своей дикости горной гряды, уходящей в Мексику с американского Юго-Запада. В груди он носил двойной заряд ненависти к белым, унаследованный с обеих сторон своей родословной. Эта ненависть стала образом жизни, Она стала его единственной целью. Он был ей бесконечно предан. Из этого Маккенна мог заключить, что те, кто решился стать товарищами в его предприятия, разделяют с ним эту веру. Один лишь беглый взгляд, который он позволил себе бросить на спутников Пелона, подтвердил его естественные подозрения. Двое из пяти выглядели мексиканцами, трое были апачи. Опытные бандиты, они были одеты в мягкие ноговицы типа сонора, с кожаными патронными лентами, в выцветшие хлопчатой ткани рубахи и либо широкие круглые сомбреро, либо ярко окрашенные индейские платки-повязки. Каждый имел по винтовке с двумя револьверами. –Я полагаю,– сказал наконец Маккенна,– что у тебя и правда была причина. Предполагаю также, что я знаю какая и что она по-прежнему существует. Он позволил себе не пояснять этого заявления. В тоне беседы, проходящей на столь изящном языке, как испанский, Пелон учтиво выдержал паузу. В течение этой паузы он и Глен Маккенна разглядывали друг друга, обновляя старые оценки и воскрешая воспоминания. Маккенна, как обнаружил Пелон, имел всё ту же, что и прежде, рыжую бороду и доброжелательные, ясно-синие глаза. Он сохранил также всё тот же беззаботно-мягкий вид и вежливость, которые Пелон считал плохими путеводителями по окружающей реальности. Если Маккенна и набрал лишний фунт веса, Пелон не смог бы сказать, где именно этот фунт осел. Он по-прежнему был поджар и строен в бёдрах, широк и развит мускулами в плечах. В целом к тридцати годам белый золотодобытчик остался всё тем же спокойным горным инженером, каким был и в двадцать лет. Его восточное воспитание и образованность выгорели под солнцем за последующий десяток лет, но Пелон по-прежнему ощущал огромную разницу между собой и задумчивым мужчиной шести футов роста, ожидавшим сейчас его реакции. Со своей стороны, Глен Маккенна увидел перед собой человека лет сорока и довольно плотного. Начиная с плоских, носками внутрь ступнёй до большой мясистой головы, облик его источал злобу каким-то необъяснимым, особым образом, о чём белый золотоискатель никогда не мог забыть. Пелон, или Плешивый, как следовало из его клички, был редкой особью среди породивших его рас, то есть лысым. Его огромный череп вместе с мощной посадкой шеи, морщинами толстой кожи и кувшинообразными ушами придавал ему вид тёмной, скорчившейся химеры, высеченной из родной скалы пустынь. Его грубые черты, нос сломанный и одновременно бутылкообразный рот, изуродованный ножевыми шрамами, которые вечно подтягивали толстые губы кверху в бессмысленной ухмылке, и массивная выдающаяся челюсть, всё вместе производило впечатление неограниченной жестокости, которая, как обезоруживающая мягкость Маккенны, служила отличительной чертой этого человека. Своим воспитанием Пелон Лопес также был прямой противоположностью Глену Маккенне. Он не имел ни религиозного, ни светского образования. Неграмотный, бесчувственный, он производил впечатление полнейшего невежества, казалось, он постоянно стремится к уровню ниже отпущенного природой. И всё же в натуре скандально известного бродяги оставался некий особенный намёк на лучшие стороны, некая слабая искра здравого ума и душевного здоровья, которая совершенно опровергалась его жизненным путём. И именно это скудное мерцание возможной чести Маккенна надеялся нащупать. –Ну что,– промолвил он, вежливо улыбаясь,– мы разглядывали друг друга слишком долго для того, чтобы это показалось приличным, а, Пелон? Скажем так: никто из нас особенно не изменился и оба мы всё те же, что и раньше. Таким образом, мы вернулись к моему первоначальному вопросу: отчего ты не застрелил меня? И отчего не сделал этого сейчас? Мадре! Честное слово, ты и вправду изменился! –Ни за что!– ответил тот.– Придёт время, и я тебя обслужу. Можешь быть уверен. И пока что – дело в этом старике-апаче, чьё тело валяется вон там. При упоминании об Энхе улыбка Маккенны увяла. Внезапно он понял, что появление Пелона в Яки-Спрингс не было случайностью. Его взгляд стал напряжённым. –Что это значит?– спросил он. Бандит пристально посмотрел на него. –Ты знаешь, что это значит,– сказал он.– Мы здесь оказались по той же причине, что и ты,– выслеживали этого чёртова скелета, старика индейца. Не гневи меня. Ты знаешь, что его семья владела тайной Сно-Та-Хэй. Маккенна кивнул, неопределённо пожав плечами. –Что до этого, какая семья в этой проклятой земле её не знает? Моя, твоя, семья твоих знакомых – все мы владеем этим секретом. Тайну Сно-Та-Хэй можно купить задёшево в каждой забегаловке Соноры и в любом из салунов Аризоны. Пелон возвратил столь же неопределённый кивок, взведя попутно курок винтовки. –Терпение,– сказал он,– добродетель, без которой я всегда обходился. Я сосчитаю до трёх, может, до четырёх, а потом пристрелю тебя. Маккенна знал, что он это сделает. А не он – так пятеро его кровожадных волков-сотоварищей, которые тотчас же взвели курки винчестеров и придвинулись ближе. Но белый золотоискатель по-прежнему был в нерешительности. Не был он и в достаточной мере вооружён для спора. Его собственное ружьё, устаревший спенсер времён Гражданской войны остался вместе с седельными сумками за тридцать футов в стороне. Единственным аргументом в споре оставался тонкий мескитовый прутик, сломанный им для того, чтобы стереть начертанную Энхом карту. Мысль о возможности защититься с помощью этой колючей ветви породила на его губах кривую улыбку и с запозданием, в отчаявшемся уме, надежду на избавление. –Хорошо,– сказал он, сделав пару шагов вперёд и тем заслоняя карту на песке, которую не успел стереть.– Это правда, я следил за стариком. Но я, как видите, поспел слишком поздно. Я нашёл его здесь, на одеяле, он умер сегодня от старости и жажды и сильного зноя. –Это плохая ложь,– заявил Пелон,– но мне следует помнить об осторожности. Застрелить тебя прежде, чем я удостоверюсь, что ты не выведал секрета у старого Энха, для человека моей профессиональной репутации было бы непростительной оплошностью. –Ты слишком умён для меня, Пелон. Да, я набрёл на старого негодника ещё до того, как он испустил дух. Мы поговорили немного, вот и всё. –Да, но о чём? –Ах, ну ты же знаешь, как бывает у стариков, когда настаёт их час. Он возвращался в памяти к дням своей молодости. –Что он сказал, когда ты спросил его о копи? –Ты имеешь в виду Сно-Та-Хэй, Каньон-дель-Оро? –Больше не переспрашивай меня об этом, Маккенна. –Ну конечно, Пелон, просто хотел уточнить. Едва я спросил старика об этой копи, он повёл себя так, словно зной вступил ему в голову, и он не в силах меня понять. Я уверен, что он мог, но не хотел понимать меня, ну ты знаешь, как бывает с такими стариками. –Знаю,– ответил Пелон, оскаливая, всю в шрамах, верхнюю губу,– как было с этим стариком, а было это так: он был единственным братом Нана и хранил тайну Затерянной Копи Адамса и на прошлой неделе увёз её с собой в пустыню. Всё это я узнал от моих друзей рода Нана. Они поведали мне, что старик отправился умирать и что, несомненно, тайна копи Сно-Та-Хэй умрёт вместе с ним. –Ничего не могу оспорить,– сказал Маккенна.– Зачем ты говоришь мне это? –Затем, что, как я говорил, мы здесь по общему делу, и я могу использовать тебя для своих целей. –То есть как? –Ну, я расскажу тебе, как апачи хранят тайны. Знаешь ли ты, что ещё месяц назад никто, кроме Нана, не знал о том, что старый Энх держит тайну при себе? Да, это так. Не правда ли, позор? Так относиться к своим собственным родичам! Эти индейцы просто сумасшедшие. –Некоторые,– согласился Маккенна – Так же как и отдельные белые. Лицо Пелона дёрнулось. –Но только не ты и не я, так, амиго? – проговорил он – Мы знаем, что именно желаем узнать, правда? –Иногда,– заметил Маккенна. –Хорошо, но в этот раз,– заявил главарь банды,– мы знаем точно. –Так ли?– осведомился Маккенна.– Каким образом? –Вот каким,– отвечал приземистый краснокожий.– Я знаю, что каким-то образом ты проведал об Энхе, хранителе тайны, и отправился искать его, как и я, в надежде, обнаружив старика ещё до кончины, выжать из него историю о затерянном каньоне. Маккенна решился. –Хорошо, давай условимся, что мы оба ищем здесь пропавшее золото Адамса,– промолвил он.– Давай условимся также, что старый Энх хранил тайну и что мы оба надеялись выудить её у него, так или иначе. Согласившись на этом, зададим себе вопрос: если американец по имени Маккенна заставил старика рассказать ему, где находится золото, каким образом мексиканец по имени Франсиско Лопес сможет узнать об этом? –Я могу убить тебя,– прорычал бандит. –И что, это поможет тебе узнать?– удивлённо осведомился Маккенна.– Никогда не слышал, чтобы покойник мог давать точные сведения, а ты? –Нет, конечно. Потому-то ты и жив до сих пор. Я всё ещё пытаюсь понять, рассказал ли тебе старик хоть что-нибудь. –Что ж,– заверил его Маккенна,– позволь мне удовлетворить твоё любопытство. Он поступил куда лучше. Он нарисовал мне карту пути до этого каньона. Он начертил её вот здесь, на песке, прямо у моих ног. –Ещё одна плохая ложь,– презрительно бросил Пелон.– Не силён ты притворяться, Маккенна. И ребёнок догадался бы, что ты лжёшь. Маккенна пожал плечами и лёгким жестом левой руки указал на почву позади себя. И одновременно подвинулся в сторону. –В таком случае,– сказал он,– поскольку всё очень просто, даже Пелон сможет увидеть подтверждение моих слов. Свет сумерек меркнет, но думаю, что ты всё же сможешь признать в начертанном на песке карту пути в Каньон-дель-Оро и ко всему утерянному золоту Адамса. В миг безмолвия, последовавший за этим, Пелон и его товарищи в замешательстве обменялись взглядами, а Маккенна, успев мысленно сотворить короткую, быструю молитву, покрепче ухватил рукой мескитовую ветку. –Пор Диос! – вскричал Пелон.– Возможно ли это? И вслед за восклицанием возглавил запоздалый рывок всей своей шайки по направлению к Маккенне и карте, начертанной на песке у Яки-Спринг. Бородатый золотоискатель дал им остановиться и замереть с глазами, блестящими от алчности и предчувствия наживы. Он подарил им самое короткое мгновение, необходимое для того, чтобы общее представление – но не подробности карты Энха смогли проникнуть в их сознание. Затем, подняв искривлённую ветку мескита, он широким зигзагообразным движением по самому центру карты стёр её под полубезумными взглядами Пелона Лопеса и пяти его отчаянных головорезов. 3Спутники Пелона Маккенна был в некотором роде философом и потому счёл, что, если б не обстоятельства, ночь была бы просто очаровательной. Светила луна в три четверти своей полноты, окраской соперничая со спелой тыквой. Пустыня после жестокого палящего дня была восхитительно прохладной. Воздух, пусть не столь резкий или холодный, каким он бывает в более возвышенном месте, нёс в себе какую-то целительную силу. И потому пленённый золотодобытчик глубоко вдыхал окружавшие его ароматы – лавандовый, цветов пустынной ивы, жёлтых соцветий паловерде, терпкий запах кедра и можжевельника – и раздумывал, не последняя ли это ночь его на земле. Чуть позади, но в пределах слышимости, его хозяева также задавались этим вопросом. Намечались некоторые интересные, хотя и незначительные разногласия чисто профессионального свойства. Первый из двух бандитов-мексиканцев, малый, оказавшийся привлекательным ирландцем-полукровкой, не без определённой доли ума и обаяния, настаивал на том, что Маккенну следует немедленно предать смерти. Его приятель, деловитый выходец из Соноры, возражал, резонно руководствуясь коммерческими соображениями. Из трёх индейцев двое были апачами США. Они, конечно, подчинялись Пелону как главе экспедиции. Но третий индеец был мексиканским яки, а не апачем и совершенно оригинальным мыслителем. Этакий темнокожий образчик, с гротескно длинными руками и короткими, по-обезьяньи крепкими ножками, он был не столько велеречивым соблазнителем или прагматичным купцом среди бандитов, сколько сторонником прямого действия, доказывая свою точку зрения с помощью неразбавленной животной силы. Прозвище, данное ему товарищами, вполне естественно, было Моно, то есть Мартышка; если Мартышка чувствовал голод, он ел, если уставал – спал, а если подстерегал одинокого белого человека среди пустыни, он убивал его – но не сразу – только и всего. Про это он как раз и говорил сейчас своим спутникам. –Я бы начал с того,– заговорил он,– что проделал бы небольшие надрезы на мякоти ног. Потом есть ещё место на ступнях и ещё одно – во впадинах бёдер, там, где правильные надрезы могут причинить самую сильную боль, в то время как ваша свинка не скоро истечёт кровью. Покончив с этими мелочами, я бы… –Пор Диос! – вскричал Пелон.– Да у тебя соображенья не больше, чем у мясника! Что за чёрт вселился в тебя, Мартышка! Мы здесь не для того, чтоб разделывать туши! –Да,– вставил первый из двух апачей, изящно сложенный чирикауа, приходившийся правнуком самому Кочису.– Не будем забывать, к чему мы стремимся. Разве не так, Хачита? Вопрос был обращён к его спутнику из племени мимбреньо-апачей, имя его означало Топорик, и имени вполне соответствовал разум, но не огромное его тело. Он был праплемянником старого головореза, Мангаса Колорадаса, и статью пошёл в своего прославленного двоюродного деда, который был шести с половиной футов ростом, с массивным уродливым лицом. Но лишь наружностью он походил на своего предка. Старый Мангас был первейшим ненавистником белых из всех апачей. Хачита, похоже, был незлобив. И потому отбившийся от рук потомок неистового старого дикаря покивал своей огромной головой и пророкотал в ответ на вопрос приятеля: –О да, то же и я говорю, Беш. Ты сказал за меня. Я не могу знать, что у тебя на уме, но это неважно – оно мне подходит. Беш на языке апачей означало нож. Услышав, что оно относится к стройному воину-чирикауа, Маккенна не испытал радости. Двух апачей, по имени Топорик и Нож, едва ли можно было отнести к той стороне баланса, которую именуют дебетом. Но Маккенна был умудрён одиннадцатью годами общения с этими краснокожими волками пустынь и держал свой язык там, где ему следовало быть, если имеешь дело с родом апачей. В то же время он ещё шире раскрыл глаза и уши. Но старания эти не принесли прибыли. Всё, что он пока слышал, обещало ухудшение погодных сводок для белых болванов всякого рода, шатающихся по бассейну Выжженный Рог. Лагуна Кэйхилл был наполовину мексиканцем, а доля ирландской крови вносила искорку добродушия в его суждения о человекоубийстве; он последовательно отстаивал мысль о том, что с белым человеком разумнее всего покончить. Мексиканец чистых кровей, Венустиано Санчес, бывший сержант федеральной армии, глядел на судьбу глазом старого солдата, ясно видевшего свою выгоду. Он ужасался одному только упоминанию об уничтожении ключа к тайне Утерянных Копей Адамса. Негодование было бы самым слабым эпитетом в описании его чувств. Уничтожать чистые деньги? Губить собственную пользу? Ай, чиуа́уа! –Господь свидетель,– возопил он, обращаясь к Пелону,– что значит весь этот спор об убийстве? Мы что, с ума все посходили? Проснись, Пелон! Это говорю я, Венустиано Санчес! Речь идёт о закопанном состоянии в Каньоне-дель-Оро – о ста тысячах американских долларов чистым золотом, уже добытом и отложенном, да к тому же Господь знает, о скольких ещё миллионах прямо под ногами, в траве, речном песке, в гравии не глубже лезвия лопаты! Матерь-Покровительница! Не слушай ты этих тупоумных кривляк. Мы явились за золотом! Этот свинья-гринго вызнал карту у старика Энха и запрятал себе в голову, и всё, что нам нужно,– это выжать её из него! Пор Диос, Пелон, отступись от этих безмозглых ослов! Скажи им что-нибудь! Несмотря на всю свою мудрость и знание пустынного этикета, Маккенна не смог пройти мимо подобного шанса. –Да, Пелон,– взмолился он по-испански,– скажи им хоть что-нибудь. Мои шотландские предки перевернутся в своих гробах. Слишком уже велика трата, чтоб допустить её из-за недостатка здравого смысла. Не думаю, чтобы мой скальп удалось продать за такую сумму – естественно, я имею в виду сотню тысяч долларов Адамса. Не говоря уж о золоте, оставленном партией Адамса лежать под ногами, как сказал Санчес. Подумай, Пелон, мёртвый я стою недорого. Лагуна Кэйхилл, единственный из них, кто, кроме Санчеса, способен был осмыслить и принять подобные экономические теоремы, задумчиво улыбнулся. Улыбка напоминала оскал серой акулы, обнажающей лишь нижние зубы. Она завораживала Маккенну, но не сказать, чтоб вызывала удовольствие. –Что ж,– подытожил Лагуна,– мы могли бы снять и шкуру да продать её в Оахаке на барабаны. Думаю, она принесла бы три песо. Может, и пять. Всё лучше, чем ничего. –Ба,– проворчал наёмный сержант Санчес,– зачем ты всё повторяешь ничего? Этот человек стоит по крайней мере миллиона в деньгах янки. Будь разумнее, Лагуна. Может, тебе не так важны деньги, но подумай, что это даст в виде вина и женщин. Да, молодок, чтоб обслужить тебя по первому классу, а? А-а, как я и думал! Вот видишь, надо было чуть-чуть поразмыслить. –Вероятно,– согласился мексиканец-метис.– В конце концов, трудно устоять против крепких напитков да мягкой плоти. –Если только,– добавил Хачита,– не добавить сюда приличную еду. Если это есть, всё остальное нельзя сравнивать. Пульке или мескаль я раздобуду себе везде. Женщины роятся вокруг меня, словно мухи над свежей тушей. Но славная жратва? Вот тут уж есть о чём поговорить. Лагуна пожал плечами: –Отчасти я могу с тобой согласиться,– признал он.– Твоя туша, и верно, созрела. Поднялся ветерок, он веет от тебя ко мне. Не пересядешь ли ты на другую сторону костра, прочь от ветра? Пор фавор, амиго. А то у меня аппетит портится. Тут Пелон понял, что пора вмешаться. Через минуту великан-апаче поймёт, что его оскорбили, и с этого момента можно ждать чего угодно. –Хачита прав,– вставил он поспешно.– Здесь, в пустыне, ничего нет труднее, чем раздобыть добрую еду. Но не стоит подменять этим слабых женщин и крепкие напитки. Всё хорошо, если принимать в достаточном количестве. Особенно золото, а, компадрес? Последний вопрос он обратил ко всем ним, и со злобным смехом, казалось, подтвердившим их жестокое братство, все откликнулись, а Венустиано Санчес протянул поспешно руку, чтобы закрепить цемент согласия, прежде чем он вновь потрескается из-за очередного предложения об убийстве со стороны Лагуны Кэйхилла. –Segura que si, – он улыбнулся,– понятно всем. Мы подержим в плену этого белого пса и решим, каким образом лучше будет побудить его поделиться со своими новыми друзьями секретом Каньона-дель-Оро. Не правда ли, братья? –Конечно, правда,– сказал Лагуна со своей акульей ухмылкой.– Кто вообще сомневался? Франсиско Лопес по прозвищу Пелон смерил его взглядом, ледяной холод которого пробрал Маккенну даже за тридцать футов в стороне, у скал. –Нет,– ответил главарь банды,– не похоже, чтоб кто-либо сомневался. Не прекращая замедленной речи, он вынул из-под своего серапе правую руку, которая каким-то образом, незаметно ухитрилась проникнуть внутрь затасканной хламиды. В руке был взведённый кольт очень крупного калибра. Во время небольшой паузы, последовавшей затем, Пелон мягко спустил большой искривлённый курок и выразительно оскалился, глядя на своих преданных спутников. –А теперь,– сказал он,– двинулись. Мы проболтали до самого восхода луны – она уже над холмами, а мы ещё не ужинали. Мне лучше думается на полный желудок. К тому же остальные начнут волноваться о том, где это мы. Пора, пошли! Вновь Маккенна почувствовал желание вмешаться, рискуя вызвать гнев. –Остальные?– спросил он Пелона.– Следует ли понимать так, что эти пятеро – ещё не вся группа? –Понимай как хочешь,– ответил Пелон.– Но я точно сказал: остальные. Они ожидают нас с лошадьми там, в скалах.– И он указал в сторону жёлтых уступов Яки, ещё светлеющих на фоне вечернего неба.– Думаешь, мы пришли пешком в эти края? Ха! Это ты состарился, Маккенна. –Может, состарился, Пелон. Но только не похоже это на тебя – вторгаться на территорию врага с таким большим отрядом. Разве это не значит – рисковать без нужды? –О,– отвечал предводитель бандитов, пренебрежительно пожимая плечами,– мы не приводили этих приятелей с собой, мы набрели на них здесь. Он сопроводил своё замечание ещё одним лающим смешком, к которому присоединились все его спутники, кроме обезьянообразного Мартышки. –Кстати, разговор о тех, что остались в скалах,– прорычал мощный яки,– причиняет мне беспокойство между ног. Пошли, да побыстрее. Маккенна уловил необычность этого замечания, но не сразу понял его. Пелон учтиво разрешил для него эту загадку, ответив яки с новым пожиманьем плеч: –Не волнуйся, Мартышка,– сказал он, ухмыляясь.– Голодным ты не останешься. Я не жадный и знаю обязанности хефе. Ну же, не гляди таким несчастным. Разве я не обещал, что ты не уйдёшь ненакормленным? Возьмёшь мою порцию, если хочешь. Я, во всяком случае, едва ли переварил бы её. –Её?– переспросил Маккенна голосом, тихим от забрезжившей разгадки – Ты говоришь о ней? –Ну, ясное дело,– отвечал Пелон.– Послушай, амиго, у нас, апачей, не принято выполнять женскую работу. Готовить ужин, присматривать за лошадьми – разве это забота для мужчин? Только не у нас. Погоди, ты ещё увидишь мой лакомый кусочек! С этими словами он рывком поставил Маккенну на ноги, хлопнул его по спине так, что едва не сломал лопатку. Белый золотоискатель пошатнулся как от удара, так и от мысли, ему предшествовавшей. –Женщины?– проговорил он слабо.– Здесь, в чужой пустыне? Ты привёл своих женщин? –Чёрт, да нет же!– заорал Пелон.– Не наших женщин, а чьих-то ещё. Сказал же тебе – мы подобрали их по дороге. –О Боже, Пелон,– простонал Маккенна,– только не это. Ни один мужчина не нуждается в женщине настолько! –Зависит от мужчины,– осклабился Пелон. –И от женщины, всегда от женщины!– проворчал Мартышка, дёргая толстыми губами.– Торопись, Пелон, а то я пойду один! –Ну да!– ответил лысый отщепенец.– Мы и идём, Я пойду последним, и все вы знаете почему: я буду держать Маккенну при себе, чтобы в пути всё шло хорошо. Беш, показывай дорогу! Санчес, оставайся при мне! Бандиты принялись вытягиваться в линию на тропе – все, кроме юного великана-мимбреньо Хачиты. Пелон, заметив его колебания, прикрикнул сердито, выясняя, что именно заставило его ослушаться приказа. –Бедный старик,– пробормотал Хачита, указывая на скорченное тело Энха.– Мне кажется, неладно покидать его так. Не по-доброму мы поступаем. Койоты доберутся до него. –Боже мой!– взорвался Пелон.– Что за забота о беззубом старом дуралее, сдохшем от старости и за ненужностью у ручья в пустыне? А я-то думал, ты апаче! Хачита пристально поглядел на него. Затем пошёл и поднял неподвижное тело Энха, баюкая на руках, словно больного ребёнка. Обернувшись к Пелону, он проговорил в своей медлительной манере: –Ведь и этот дедушка – тоже апаче. Я отнесу его к его народу. –Что? Да, может, мы не увидим его родичей с месяц! –Всё равно, я его отнесу. –Пресвятая Мария,– вскричал Пелон,– меня окружают одни идиоты! Ну что тут будешь делать? –Пойти выпить!– сказал Лагуна Кэйхилл. –Раздобыть бабу,– пробурчал Моно-Мартышка. –Заглотать доброй горячей жратвы в пузо,– сказал Хачита, становясь на своё место в цепочке со стариком Энхом на широкой груди,– а уж потом выпить да побыть с женщиной. Маккенна поглядел на взмокшего Пелона, лукавые морщинки затаились в уголках его невинно-голубых глаз. –Что до меня, хефе, – заметил он скромно,– я не в силах пожелать ничего сверх этого, разве что отряда американской кавалерии, вдобавок к твоим нынешним радостям. Пелон ударил его в лицо со злобой и неожиданной жестокостью. Маккенна свалился, в голове завертелось. Пелон от души лягнул его в рёбра, он сжался, у смятых уголков рта закапала кровь. –Помни своё место,– кинул вождь бандитов.– Попридержи свои шутки. Здесь люблю смеяться один я. –Диспэнсэмэ, – пробормотал Маккенна, выплёвывая тёплую солоноватую кровь вместе с осколками сломанного зуба.– Это была плохая шутка, едва ли стоившая столь благородного напоминания. –Ступай,– сказал Пелон Бешу, чирикауа,– пойдёшь впереди.– Он достал свой кольт правой рукой и добавил, без видимой вражды, но с полной решимостью: – Мне кажется, я застрелю следующего, кто вымолвит без спроса хоть слово. Заболтались. Никто как будто не желал спорить. Уж конечно, не Маккенна. Он двинулся покорно вместе с прочими, устойчивой рысцой, вдоль по узкой, ярко освещённой луною тропе, в глубь древних холмов Яки. Что могло ожидать впереди его спутников, он не мог и помыслить. Что ожидало его самого, он не осмеливался себе представить. В данный миг можно было быть совершенно уверенным лишь в одном: в подобной компании человекообразных, с которой он ковылял сквозь ночную пустыню, смерть находилась от него не дальше ближайшего бандита. 4В глубь жёлтых Яки Идти пришлось недалеко. По волчьей привычке апачей мужчины из банды Пелона в течение дня передвигались пешком, тогда как их женщины следовали с лошадьми другим, примерно параллельным курсом. Это не было чрезмерной предосторожностью на территории, где первый встречный окажется противником и поднимет крик и шум, который привлечёт либо шерифов США с уполномоченным отрядом, либо дозорный разъезд кавалерии. Продвигаясь пешком, чужаки могли оставаться незамеченными, а в случае необходимости избегнуть практически любого преследования со стороны белых, пусть и верховых. В самом сердце настоящей пустыни, такой, как бассейн Выжженный Рог, пешие апачи оставались на равных с белыми всадниками. Лишь для долгого восхождения по горам Соноры и обратно требовались лошади. Пока же, в нынешних поисках пропавшего старейшины Энха, пони и женщины могли быть только обузой. Маккенна, зная обычаи апачей, успел подивиться, как это Пелон мог доверить вьючных животных женщинам, подобранным по пути. Вопрос этот, однако, не мог занять его целиком. Особенности тропы, ведшей к месту встречи, требовали слишком большого внимания. Идти предстояло мили три, думал Маккенна, а может, и все пять. Невозможно было сказать точнее, идя ночью почти отвесной тропой с пугающими неровностями. Всё, в чём он мог быть уверен,– это что путь с каждым шагом неуклонно поднимался выше. И вдруг прямо впереди он увидел свет костра. В тот же миг донёсся аромат жареного мяса, смешанный запах слегка подгорелого и сыроватого, с кровью мяса, свойственный бедному искусству кухни апачей, и, уловив его, он обернулся к Пелону. –Хефе, – заметил он,– либо я позабыл аромат рая, либо это запечённое мясо мула освящает ночной ветер. Пелон, оставив гнев, на сей раз согласно кивнул. –Ты прав, это мул,– сказал он.– Жаль, что ты белый. Слишком много в тебе от народа моей матери. Ты не слишком болтлив. У тебя хороший нюх. Ты вынослив. Ты не набираешь веса. Ты не лжёшь и не обманываешь. Ты не ешь помногу. Ты ничего не делаешь даром. –Грасиас, – ответил Маккенна и не стал искушать судьбу. Ещё через миг они вышли из-за скал на небольшую, отороченную соснами прогалину, где женщины разбойников ожидали их с лошадьми. При виде этого места Маккенна затаил дыхание: –Мадре! – пробормотал он.– Это просто чудо! –Нет,– ответил Пелон, усмехаясь,– всего лишь маленький секрет апачей. Что бы то ни было, Маккенна не стал спорить. Всё равно, суть та же. Здесь, не более чем в трёх милях от известной всем воды, единственной на пятьдесят миль в округе, лежал крохотный изумруд горной лужайки – вместе со струящимся ручьём и карликовыми тёмно-зелёными соснами. Конечно, это было невозможно, но она существовала… Эти апачи, подумал Маккенна, что за странная, таинственная порода человеческих существ. В краю, где на пятьдесят миль в округе не было ни капли воды, они вывели наружу артезианский колодец – холодный, прозрачный, искристый. Там, где на три конных перехода не поднималось ни травинки, они заставили расти обильный зелёный корм для своих стойких маленьких мустангов. Там, где не росло настоящих сосен на сотню миль выжженной солнцем пустыни, из обнажённой скалы они заставили подняться тёмные, длинноиглые хвойные деревья с сочной светло-коричневой корой и прямыми стволами – настоящие горные сосны. В конце концов, это было даже не чудо – это был мираж. Не иначе! В приятном изумлении Маккенна пребывал как раз то время, что понадобилось ему, чтобы дойти до огня и сосредоточить взгляд на женщинах-апаче. И тут оно сменилось новым потрясением, прямо противоположного свойства. Вот это, второе, молил бородатый золотоискатель, пусть окажется моей галлюцинацией, вызванной усталостью и упадком духа. Но слабая надежда угасла. После того как он зажмурился, потряс головой и вновь открыл глаза, перед ним по-прежнему сидела белая девушка. 5Четвёртая женщина Покачнувшись от внезапной слабости, Маккенна почувствовал себя плохо. Старая карга, поддерживавшая костёр и готовившая мясо мула, несомненно, была чистокровной индианкой-апаче. Пухлая скво, варившая кофе, происходила из другого племени, возможно, пима или хопи. Третья их спутница – тощее, огненноглазое создание лет тридцати – была ещё одной чистокровной индианкой. Её происхождение удостоверял нос, отрезанный почти что до самого основания – эффектный обычай апачей, отмечавший таким образом неверную жену. Четвёртая женщина, молодая, стройная, светлокожая девушка, не была по крови ни из апачей, ни пима, ни хопи, ни вообще индианкой. Не была она и мексиканкой или метиской какой бы то ни было примеси, Она была столь же белой, как Глен Маккенна. Пока Маккенна, поражённый этой встречей, молчал, ошеломлённо глядя перед собой, Пелон Лопес протянул руку и тронул Маккенну за плечо. –Ну что, амиго, говорил я тебе?– ухмыльнулся он.– Разве я не сказал, что твои голубые глаза вылезут на лоб при виде моего лакомого кусочка? Обращение Пелона заставило бородатого золотоискателя очнуться и взять себя в руки, он знал, что любой заинтересованный шаг с его стороны нанесёт пленнице вред. Он должен не заметить её, должен скрыть до болезненности жуткое чувство, вызванное неожиданным присутствием здесь этой девушки, и сделать это именно так: не переигрывая и всё же достаточно искусно ведя свою роль в опасной игре. Он кивнул, глядя на Пелона. –Вот уже второй раз, как ты уподобил её кусочку пищи,– сказал он.– Отчего это? –О,– отвечал тот, раздвигая губы в шрамоподобной улыбке,– это оттого, что я ещё не успел откусить от него. Компренде? Ха-ха-ха! –Чрезвычайно забавно,– согласился Маккенна.– Так говоришь, вы захватили её только сегодня? –Да, утром. Мы прервали завтрак её домочадцев. Можно сказать, присоединились к ним за завтраком. Ха-ха-ха! Быть может, ещё и потому я называю её своим маленьким лакомым кусочком. Разве не смешно, Маккенна? –Да,– согласился Глен Маккенна,– не смешно. Пелон с подозрением поглядел на него. Ему было не совсем ясно, что именно имел в виду его гость. Пока он стоял так, мрачно хмурясь, в действие вступила третья сторона. Низкое рычание внезапно прорвало тишину, накапливавшуюся между Маккенной и Пелоном. То был Мартышка, приземистый убийца-яки. Оба они перевели взгляд на обезьяноподобного краснокожего. Прочие также взглянули на него, все на миг замерли при свете костра. Мартышка не глядел на них. Он глядел на белую девушку. В отсутствие мужчин женщины-апаче уже изрядно поработали над ней. Помимо других знаков внимания, они изорвали её блузку в клочья, исполосовав мескитовыми прутьями. Полосы одежды свисали с тонких плеч, лишь слегка прикрывая острые выступы маленьких тугих грудей, и вид их как раз приковал к себе сверкающе-чёрные глаза Мартышки-Моно. Тут Пелон издал дребезжащий смех. –Легче, легче, Мартышка,– сказал он.– Не забудь оставить немного и остальным, а? Ха-ха-ха! Его спутники закивали, ухмылками выражая согласие с этим законом бандитов, а Мартышка стал подкрадываться к охваченной ужасом девушке, и изо рта его капала самая настоящая слюна. Это выглядело настолько по-животному, что Маккенна, наблюдая, едва мог поверить своим глазам. –Боже мой,– проговорил он тихо, по-английски обращаясь к Пелону,– но ведь не будешь же ты стоять так, позволив ему делать это! Предводитель бандитов поглядел на него, и его лицо химеры не выразило ничего. Он потёр свои огромные волосатые руки в беспомощном самоустранении. –Но что можно поделать?– спросил он у белого промышленника.– Разве у ручья я не обещал Мартышке, что он получит мою долю? Ты что, хочешь, чтобы я отказался от своего слова? Что я, по-твоему, за человек? Маккенна ответил ему без слов. Он переплёл костистые пальцы руки, размахнувшись сжатым кулаком, как кувалдой, сзади нанёс Пелону Лопесу удар в его неандертальскую челюсть, который едва не снёс тому головы с плеч. Полукровка упал на колени, и в тот же миг, не дав никому из его ошеломлённых соратников оправиться, Глен Маккенна молча прыгнул на обезьяноподобного яки. 6Мартышка-Моно Мартышка полностью сосредоточил своё внимание на девушке и не видел, что происходило позади него. Но её взгляд заставил его обернуться в тот миг, когда Маккенна поднимал сцепленные руки, чтобы поступить с ним так же, как с Пелоном. Реакция Мартышки была мгновенной. Руки его взметнулись, перехватив противника ещё в размахе. Крякнув, он в едином броске дёрнул Маккенну за кисти рук. С зубодробильным грохотом промышленник приземлился посреди сосновых игл и мелких камней, за костром. И в то же мгновение Мартышка оказался верхом на нём. Здесь схватка бы и закончилась, ибо рука яки уже инстинктивно сжала один из камней с явным намерением раскроить череп белого человека. Но вот уж второй раз за столь короткий срок его карающая рука была остановлена. Пелон выстрелил с бедра, не целясь. Обломок скалы рассыпался в кулаке Мартышки. Обезьяноподобный бандит издал вопль удивления, едва только пулевая отдача передалась его руке. Тотчас же он вскочил на ноги, повернув злобное лицо к Пелону и прочим в шайке. В искажённых, скорченных чертах читалась жажда убийства, но даже для такого зверя, как Мартышка, вся стая, ожидающая первого его шевеления, была слишком большим перевесом. Он поколебался – и это спасло его, жажда крови схлынула так же внезапно, как и явилась. Пелон кивнул и отложил дымящийся кольт. Рядом Беш – высокий, стройный чирикауа – опустил нацеленную сталь своего ножа. С другой стороны Хачита медленно переместил бревно правой руки, опуская в ножны острый, как бритва, топор. Санчес и Лагуна Кэйхилл, стоявшие без движения, обменялись взглядами и подтянулись всем телом. Мартышка теперь стоял, угрюмо поникнув плечами, перед своим вождём и товарищами-бандитами. –Принимая во внимание всё,– проговорил Пелон задумчиво,– я бы сказал, что нынче ночью тебе крупно повезло, Мартышка. Случись тебе убить наш ключ от Каньона-дель-Оро, мне бы снова пришлось нажать курок. Однако при нынешнем положении дел мы все, конечно, остаёмся добрыми друзьями, а ключ сидит на собственной заднице невредимый. Он повернулся к белой девушке и резко добавил по-английски: –Что, у тебя конечности отсохли? Даже руки не подашь человеку, который готов был отдать за тебя жизнь? Вспыхнув, девушка молча подошла к Маккенне и подала ему руку. Он взял её и выдавил уныло-окровавленную улыбку, поднимаясь на ноги. Отряхивая сосновые иглы, песок и вынимая небольшие палочки изо рта, он сделал извиняющийся жест. –Не знаю, сможете ли вы в это поверить,– сказал он,– но так или иначе мы всё же что-нибудь придумаем. Я заявляю конституционный протест против юных леди хорошего воспитания, путешествующих по прериям в столь грубой компании. Девушка, к его радости, ответила на неуклюжую шутку слабой улыбкой. –Мне собраться недолго,– сказала она. Между ними вырос Пелон Лопес. –Я и сам люблю хорошо посмеяться,– заявил он обоим,– Вот, глядите: ха-ха-ха!– Он откинул назад безобразную голову, залаяв, как бешеный койот. В следующую секунду он выхватил кольт из-под серапе и ударил Маккенну длинной рукоятью в самую грудину. Боль от удара была невыносимой, и Маккенна знал, что кость либо разбита, либо треснула. Однако он, сжав зубы, вытерпел. Пелон оглядел его и удовлетворённо кивнул. –Всё так, как я говорил и раньше,– из тебя вышел бы чертовски хороший апаче. И странный к тому же – с этими твоими невинными синими глазами и таким спокойным, добродушным лицом. –Очень странный,– сказал Маккенна,– что ещё, хефе? –Просто не разговаривай с девушкой, понятно? И присмотри, чтобы и она не беседовала с тобой. –Как пожелаешь,– поклонился промышленник и передал девушке по-английски то, что услышал. Она кивнула и возвратилась к своему прежнему занятию – обыскивать окрестности на предмет топлива. Из её мудрого поведения Маккенна мог заключить, что она в качестве пленницы апачей уже постигла первое правило выживания – в любом случае молчаливое повиновение и быстрое забвение. Он одобрительно помахал ей и был тут же награждён яркой, быстрой улыбкой, которой она ответила на этот знак. Она, начал подозревать Маккенна, похоже, незаурядная девушка. Конечно, он не слишком хорошо мог судить об этом. Сказать, чтоб он был женоненавистником или чтоб стеснялся женщин, было бы неправдой. Просто он полагал, что у мужчин и женщин слишком мало общего, и потому женщины для него были все одинаково равны. Не ожидая от женского ума ничего интересного для себя, он и не пытался в него проникнуть. Одним словом, он не то чтоб избегал, но и не скучал без их общества и даже слегка сторонился. Другое дело теперь. Теперь, заглянув в прохладные серые глаза пленницы в тот краткий миг, когда это было возможно, его вдруг охватило незнакомое желание узнать её поближе. Впервые за всю взрослую жизнь он вдруг понял, чего именно желал. Не золота он искал все годы одиноких холостяцких скитаний, а что-то бесконечно более редкое, волнующее и насущно необходимое, что-то немыслимо нежное. Словом, вот эту приблудную, необыкновенную девушку из Аризоны, слишком юную, чтобы пробудить в христианского воспитания мужчине мысли, какие сейчас будоражили воображение Глена Маккенны. Другими словами, то была любовь. И что теперь следовало исполнить Глену Маккенне – так это спасти бедное сероглазое дитя от Пелона Лопеса и его волков. С этой мыслью рыжекудрый промышленник глубоко перевёл дух. Он был прав с самого начала ещё там, у Яки-Спринг: несмотря на подбитую челюсть, окровавленный рот, пропавший зуб и треснувшую грудину – это был самый что ни на есть волшебный вечер. 7Соглашение в Хила-Сити –Видишь ли, Маккенна, в этом-то и весь вопрос,– пожал плечами Пелон, словно сдаваясь на волю самого рока.– Тебе придётся поступить так, как нам нужно,– провести нас к золоту – либо мы тебя убьём. Но ты – упрямец, которого не сбить нежностями, поэтому мы знаем, что с тебя станется – ты вполне способен позволить нам тебя прикончить. Но помни, амиго, Пелон всегда готов к этим мелким разочарованиям жизни. В свою очередь, Маккенна тоже пожал плечами. Действительно, нервы у него были крепкими. Правда также и то, что бандиты могут покончить с ним до того, как он согласится отвести их к утраченному золоту Адамса. Однако его мучило любопытство: какую именно карту они думают разыграть против него? Маккенна размышлял – может ли быть, что негодяи по-прежнему думают о пытке? Когда-то мескале́ро обработали ему несколько пальцев на правой ноге – с целью убедить его держаться подальше от местности, которую они считали священной. Он припоминал применённую терапию с назойливой точностью и, не имея великого желания повторить опыт, размышлял ещё, как уклониться от требования, которому, наверное, ему придётся в конце концов подчиниться. –Пелон,– сказал он наконец,– ты всегда был превосходным оратором, но похоже, что теперь годы твои берут своё. Ты хуже старой скво. Давай покороче: чем ты меня пугаешь? –Девчонкой, конечно. Думаешь, я не заметил, как по-глупому ты её разглядывал? Что скажешь? Так вот: давай-ка подумаем об этих славных маленьких грудках, которые наш друг Мартышка находит столь волнующими. Как ты думаешь, ей пойдёт, если одну отрезать? Маккенна подумал, что они вполне могут пойти на это. Девушка для них ничто. По всей вероятности, её женственность их вовсе не привлекала. Он предполагал, что они подобрали её просто в качестве заложницы, на случай, если начнётся погоня. И без сомнения, они используют её, чтобы заручиться его сотрудничеством. Была, конечно, и другая сторона медали: он мог использовать своё положение ключа, чтобы спасти её от них. –Теперь,– сказал он,– я вижу, что ты не потерял ничуть своей былой хитрости. Я спокоен. Хорошо, я согласен, что девушка интересует меня, и я не хотел бы, чтобы ей причинили зло. Я также не хотел бы никаких знаков внимания к ней со стороны твоих спутников. Я ясно выразился? –Конечно, продолжай. –Ну, разумеется, это – договор,– сказал Маккенна.– Как ты сказал, нам придётся признать, что каждый из нас обладает определёнными преимуществами перед другим. –Да, это правда. Послушаем твои условия. Маккенна ухмыльнулся. То была славная ухмылка: бронзового загара кожа с лёгкими морщинами, белые зубы и тёплые голубые глаза; так что даже на Пелона она произвела впечатление. Не слишком благоприятное, конечно. Но впечатление. –Я предупреждал тебя насчёт твоих невинных штучек!– отрезал он.– Не испытывай меня слишком! –Никогда, Пелон. Разве оба мы не люди чести? –Я – да,– заметил Пелон, возвращая ухмылку.– Что до тебя, я не доверил бы тебе ничего хоть мало-мальски значительнее добродетели моей сестры, о качестве которой ты можешь судить сам. Вон она, там, с отрезанным носом. Маккенна поглядел на мрачную скво из племени апачей. Та, услыхав, что о ней отозвались, осклабилась на белого человека, и ножеобразная улыбка Пелона в сравнении с ней показалась нежнее материнского поцелуя перед сном. Маккенна, содрогнувшись, отвернулся. –Видишь,– сказал Пелон,– она уже бросает на тебя взгляды, обещающие многое. Что скажешь? Условия, омбре? Что, мне ждать всю ночь? –Эта женщина,– заявил Маккенна, уклоняясь,– тебе не сестра. Она несмешанной крови. Зачем ты мне лжёшь? –Кто лжёт тебе, друг мог? Я сказал, сестра? Ах, небольшая оговорка. Пусть будет полусестра. У нас была общая мать. Не так ли, женщина?– обратился он к скво. Создание качнуло головой, одновременно сделав неприличный жест руками и бёдрами по направлению к Маккенне и разразившись тем же лающим резким смехом, что и её полубрат. –Обрати внимание,– сказал тот,– ты покорил сердце, не шевельнув и пальцем. Поразительно! В том случае, если тебе захочется продолжить начатое, её зовут Хеш-ке. Но имя тебе не понадобится. Маккенну это вовсе не вдохновило. Имя женщины на языке апаче означало беспричинную жажду смерти. На английский его свободно можно было перевести как женщина-убийца. У апачей не столь уж редким делом было присуждать подобные мелодичные имена, но вполне вероятно, что Пелон просто запугивал его, употребляя столь необычное имя, так что белый промышленник, сохраняя бесстрастное выражение лица, задумчиво ответил: –Очень признателен. Но сегодня я слишком устал для женских ласк. Хеш-ке простит меня, так же как, думаю, и ты, Пелон. Ну а теперь к условиям, а? Пелон и остальные придвинулись ближе. Все сидели на корточках, на индейский манер, полукольцом, чуть отодвинувшись от огня. Одни вычищали остатки жаркого из зубов, другие рыгали, либо пускали ветры, либо почёсывались, как псы, но все внимательно прислушивались к тому, что скажет пленник, и ни один не упускал ни слова из того, что было или будет сказано. –Во-первых,– начал Маккенна,– должно быть ясно, что нужно договориться о том, каким образом я могу гарантировать безопасность свою и девушки. Согласен? –Согласен,– сказал Пелон. –Затем,– продолжал Маккенна,– в обмен на эту любезность, со своей стороны, я проведу вас в Каньон-дель-Оро по памяти, запечатлевшей карту, которую Энх нарисовал на песке. Согласен? –Согласен. –Хорошо, тогда вот что я предлагаю: следует сделать так, чтобы в путешествие отправилось равное число твоих и моих друзей. Женщины, само собой, не в счёт. –Разумеется,– сказал Пелон.– Продолжай. –Вас шестеро, скажем так: ты сам и ещё пятеро. Поэтому должно быть пятеро белых, которые пойдут со мной. Согласен? На этот раз над костром простёрлась долгая тишина. Пелон видел, как его люди наблюдают за ним, и был осторожен. Он напряжённо соображал. –Хорошо,– отозвался он наконец,– а как ты предлагаешь собрать этих пятерых своих друзей? –Ты, конечно, знаешь Эла Зайбера?– спросил Маккенна. –Да, конечно. Хороший человек. Даже апачи ему доверяют. Твёрдый орешек, правда. Настоящий омбре дуро. Но продолжай. –Зайбер будет моим первым товарищем. Я оставлю на его усмотрение подобрать ещё четверых. –А как мы найдём Зайбера? –Я знаю, что он в Хила-Сити. Мы должны встретиться там завтра для совместного путешествия в Сонору. Там объявилась новая копь, близ Фронтераса. Быть может, ты слышал о ней? –Да. Золота там нет. Дальше. –Я предлагаю, чтобы ты отправил самого надёжного человека на поиски Зайбера в место, которое я укажу. Он скажет Зайберу о том, что у нас есть, то есть о карте и о моём согласии провести вас туда; скажет, будто я понял, что понадобится больше человек и припасов и что по этой причине мы послали за ним, Зайбером, и остальными. Относительно того, почему я сам не явился,– это просто. Твой человек скажет Зайберу, что вы мне не доверяете и я остался с вами ради сохранения доверия. Как насчёт этого? Пелон поразмыслил недолго. Поглядел на своих спутников. –Мучачос, – спросил он,– как на ваш взгляд? Какое-то время все молчали. Затем чирикауа по имени Беш кивнул головой. –Хачита и я с тобой, Пелон. Мы говорили так с самого начала. Если ты решишь послать за Зайбером, мы так и сделаем. –Я тоже за это,– сказал Санчес, сержант-дезертир мексиканской федеральной армии.– В конце концов, до Каньона-дель-Оро путь далёкий. По тому, как именно он произнёс это, Маккенна хорошо понял, что он имел в виду, но времени оспаривать подобные нравственные тонкости не было. Всё, что нужно было сейчас Маккенне,– это голоса. –Я тоже говорю – да,– проговорил Лагуна Кэйхилл с молниеносно блеснувшим оскалом акульей улыбки.– То есть если именно меня отправят в Хила-Сити. Ай, чиуауа! Девчонка там в таверне, внизу у реки – эх! Ну, неважно, амигос, дайте только минутку оседлать лошадь! –Остынь,– рявкнул Пелон.– Никто не говорил, что пойдёшь ты. Я не положился бы на тебя, понадобись принести свежей воды из этого ручья.– Он отвернулся к последнему члену шайки.– Мартышка,– потребовал он.– Твоё слово. Пошлём за Зайбером и этими четырьмя белыми? Он не сказал гринго, или янки, или американос, как прозвучал бы в обычной форме этот вопрос, ясно и раздельно проговорив ещё четырёх белых. Это немедленно привлекло внимание Маккенны. Оно не ускользнуло и от внимания Мартышки. –Ещё четырёх, говоришь?– прорычал яки.– Ещё четырёх йори привести сюда, в пустыню? Мне это подходит, но откуда знать, что не появится больше? Кто гарантирует? –Ты, если хочешь,– быстро проговорил Пелон.– Я пошлю Лагуну, от кого меньше всего ожидать беды в этом месте, а ты можешь отправиться с ним, чтобы увериться, что он сделает то, что от него требуется. Годится, омбре? –Ясное дело, подходит,– согласие Мартышки последовало с такой скоростью, что это не ускользнуло от острых глаз Беша. Юный воин-чирикауа поднял руку. –Если отправится это животное, кто-то должен пойти следить за ним,– сказал он.– Если он выйдет из Хила-Сити с йори, то явится совсем один. Ты это знаешь, Пелон. Маккенна был знаком с языком яки лишь в пределах дюжины слов. Одним из них было йори, белые люди. Он быстро закивал головой в поддержку мнения Беша. –Это так, Пелон,– сказал он – Должен пойти третий. Пелон осклабился в восторге. –Амиго, – заметил он,– это даже более так, чем ты себе представляешь. Единственная причина, по которой вот этот,– он указал на хмурого яки,– отправился с нами, была возможность проверить, нельзя ли снять в Аризоне несколько лишних скальпов с белых людей. Он знает, что время индейцев почти что вышло в этом краю, а ему хочется показать какую-нибудь мелочь своим внукам. Ты знаешь, как это бывает, Маккенна. Просто сентиментальность – дела сердечные. Но что же делать? Могу ли я отказать своим собственным ребятам в такой безделице? –Конечно же, нет,– кивнул Маккенна мрачно.– Значит, так, а? Лагуна, Мартышка и ещё третий пойдут завтра в Хила-Сити! Кто будет этим третьим? Беш? При звуке своего имени стройный апаче встал и внимательно поглядел на Маккенну. –Да, Беш,– сказал он своим глубоким, звучным голосом. Если тут был вызов Пелону либо кому-нибудь ещё из его шайки, то он остался без ответа. Предводитель бандитов пожал плечами и сразу же дал своё согласие. После чего были обсуждены некоторые детали поездки в поселение и обратно. Затем лагерь быстро подготовили к ночёвке, причём Маккенну и белую девушку приковали к разным соснам испанскими кандалами столетней давности, которые старая карга-апачка извлекла из своих пожитков. Беседы не было, не было и возможности обменяться взглядом. В течение минуты после того, как Пелон просигналил об окончании совета, маленькая поляна погрузилась во тьму. Единственными звуками были храп спящих, ворочавшихся в своих одеялах да фырканье привязанных к кольям за ручьём лошадей апачей, кормившихся серо-чёрной травой-грама. 8Кукурузная каша с ослятиной Когда на следующее утро Маккенна открыл глаза, за исключением старухи, в лагере не было никого. Последняя находилась у очага, готовя варево, которое, судя по удушающему запаху, было пиньоле кон карне, кукурузной кашей с ослятиной. Маккенна невольно зажмурился, одновременно от запаха и от сопровождавшей его мысли, что старуха, несомненно, станет настаивать на том, чтобы уделить ему толику. Желая избежать этого, а также установить местонахождение исчезнувшей шайки, он решил употребить частицу своей неотразимости. –Доброе утро, матушка,– начал он сердечно.– Очарование дня затмевается только твоей очаровательной милостью. Сантиссима! Чем это пахнет? Пиньоле? Чудно! Милое утро, щедрая женщина и славная, горячая еда. Что может быть лучше во всём свете? Старуха выпрямилась. Поглядела на него с определённой отстраненностью, свойственной песчаному аспиду, измеряющему расстояние до приближающейся мыши. Наконец она кивнула, возвращая приветствие. –Ну,– произнесла она,– например, можно трахнуть тебя по башке этим ружейным прикладом. Она схватила побитый винчестер, лежавший среди камней за очагом, а Маккенна умоляюще выставил вперёд руки. –Умоляю, матушка! Я не имел в виду ничего плохого. Не думайте так. Но послушайте только, как поют птицы. Вдохните запах сосновой хвои! Вслушайтесь в журчание ручья, взывающего к травам! Поглядите, как он искрится, целуя каждый округлый камешек и осколок гравия, пробегая по поляне! Разве всё это не прекрасно? Карга воззрилась на него. Подошла на несколько шагов к дереву, к которому он был прикован, склонив голову набок, с подозрительным блеском глаз, как у ящерицы, сохраняя при этом некоторую долю любопытства. –Это индейская речь,– с вызовом отвечала она вороньим карканьем – Белых людей не заботят птицы, вода и травы. –Белого человека, что сейчас перед тобой, заботят, мать. Я люблю эту землю. –Нет, это ложь. Ты жаждешь здешнего золота. Тебе наплевать на землю. –Да нет же,– настаивал Маккенна.– Я ищу золото лишь для того, чтобы не расставаться с этой землёй. Мне оно нужно на покупку еды, одеял, снаряжения да иногда немного виски. –Твой язык – язык белого,– заявила старая дама. –Нет,– улыбнулся Маккенна, предъявляя упомянутый орган.– Видишь, он красный, совсем как у тебя. Она подошла ещё, всматриваясь пристальнее. –Это язык белого,– повторила она.– У него корень в серёдке, вместо того, чтоб быть сзади. Он болтается в обе стороны одновременно. Маккенна развёл руками в стороны, с готовностью сдаваясь. –В том, что ты говоришь, есть правда, матушка. Мой народ много раз говорил с твоим двумя языками. Но подумай-ка, есть ли в том моя вина? Обманывал ли я в чём-нибудь апачей? Я Маккенна. Ты меня знаешь. Лгал ли я? Старуха начала сердиться. Как большинство её соплеменников, она не знала, что ей делать с хорошим белым человеком. Весь её предыдущий опыт был противоположным. И всё же она знала, что этот медноволосый, краснобородый и нежноголосый пленник был хорошим белым. И она свирепела всё больше от того, что это правда, и оттого, что он обезоружил её, напомнив об этом. –Катись ты,– отрезала она,– это нечестно! Конечно, у тебя доброе имя среди апачей. А как ещё бы Пелон подарил тебе жизнь? А теперь думаешь окрутить меня, заставляя признать, что не лжёшь и не обманываешь нас. Каков! –Ну, мать,– трезво ответил Маккенна,– я не хотел, чтоб ты расколола свой ружейный приклад таким чудесным утром. Извини, что ещё оставалось мне делать? Внезапно, в противоречивой манере, свойственной её смуглокожему дикому роду, старая карга осклабилась и сдалась. –Их!– воскликнула она.– Зачем же и мне лгать тебе? Мне не больше хочется разбить тебе голову, чем тебе – приклад моего ружья. Я думаю, что дело в ярко-рыжей бороде и этих счастливых синих глазах, Маккенна, но ты действительно владеешь чем-то таким, что нравится женщине. Ха! Я заметила эту ухмылку! Ты полагаешь, будто я слишком стара, а? Поберегись. Я ведь могу починить разломанный приклад. –Точно так же побьюсь об заклад,– галантно произнёс Маккенна,– что ты можешь разбить и сердце сильного мужчины. Отчего ты решила, будто я когда-либо не ценил в тебе женщину, мать? Небольшая доля рассудительности только добавляет очарования к букету, не так ли, мучача? –Хи-хи-хи!– сморщенная скво обнажила свои два-три корня зубов, оставшихся во рту, и потрепала его за волосы, словно доброго пса.– Ай, вот так-то, ихо! – вскричала она – Ну-ка, иди да отведай чуток этого пиньоле. Побеседуем немного. Я могу порассказать тебе кое-что из того, что Пелон не стал бы. Ну-ка, дай мне отомкнуть этот чёртов старый испанский капкан у тебя на ноге. –Мать,– промолвил Маккенна, расправляя закованную конечность,– будь я на десять лет моложе, а ты – на двадцать, развязать меня было бы большой ошибкой! –Отработанный пар!– фыркнула старая дама, в то же время очень довольная. Возле огня у Маккенны не оставалось иного выбора, как только насильно отведать каши с ослятиной, и к тому же, дабы не потерять только что завоёванной, пусть и маленькой власти над каргой апачей, пришлось подобающим образом причмокивать и отрыгивать, чтобы показать, что последняя не только известна своей неотразимой красотой, но в придачу является и чудесной стряпухой. После того как он с риском для себя затолкал внутрь последнюю порцию, какую мог вымучить, он помог старухе привести в порядок лагерь. При этом он был несколько скован четырёхфутовым сосновым бревном, к которому она его приковала, как медведя в капкане. Тем не менее на его спутницу произвело огромное впечатление зрелище того, как мужчина делает домашнюю работу. В награду за столь редкую картину в маленьком горном оазисе Нечаянных Трав она решила поведать Маккенне о нескольких вещах, важных в его положении. Со своей, заинтересованной, стороны Маккенна позволил старой даме говорить сколько влезет, Время от времени он вставлял словечко-другое, чтобы направить ход её болтовни, но в целом она не нуждалась в подобных подсказках. В конце концов, она была из апачей древней крови. Она повидала немало белых людей, сидевших на месте Глена Маккенны, и она знала, какого рода мысли полнят ум гринго, ожидающего возвращения её соплеменников с военной тропы. То были простые мысли, простые по необходимости, потому что этот белый человек знал индейцев, и в особенности апачей. Он не станет растрачивать силы своего ума в призрачных надеждах либо тщетных упованиях на милосердие. У него мысли будут прямыми, как у апачей, мысли о двух вещах, которые теперь только идут в счёт. У него будут думы о жизни. И будут думы о смерти. Натуралменте. 9Тайна каньона Сно-Та-Хэй Болтливого индейца, тем более из апачей, найти нелегко. Через пять минут Маккенна знал, что набрёл на редкий образчик в лице старой дамы. Её истории явились результатом одиночества, возраста, женской противоречивости и откровенной симпатии к синеглазому белому. Начать с того, сообщила она ему, сперва удовлетворённо набив собственную трубку из кисета Маккенны и дозволив ему первую за двенадцать часов затяжку, что в этой экспедиции, предпринятой Пелоном, была отчасти и её собственная вина, Она была последней в живых из детей сестры Нана и Энха, но её мать никогда не допускалась к тайне Каньона-дель-Оро, прозванного у апачей Сно-Та-Хэй, и, конечно, она тоже не видала каньона. Туда отправлялись только мужчины – так было всегда. Ну, во дни её матери подобные вещи могли терпеть. Теперь времена изменились. Ей самой не по нраву подобное грубое попрание женских прав. Старая скво замолкла, изучая своего слушателя. Вот она наклонила голову, как будто приняв какое-то решение. Зовут её, продолжала она, Малипаи. Это, несомненно, было взято из испанского и означало дурные земли. Разглядывая её, Маккенна согласился с тем, что имя было подобрано верно. Он присягнул бы на том, что её соплеменники не колебались, именуя камень – камнем, а жабу – жабой. В ответ на эту прямую исповедь бородатый золотоискатель скромно заявил, что сам он не слишком осчастливлен природой по части сложения и черт лица. Всякая проницательная женщина, вроде Малипаи, конечно же, могла бы заметить, что на вид он больше кости, чем жир, и жилы, чем мясо. Благоприятное впечатление, возникшее у старухи-апаче, едва ли уменьшилось от подобной очаровательной скромности. Она всё больше и больше подумывала, не может ли и вправду этот рыжебородый оказаться тем, на что претендует. Она почти готова была поверить, что он стал бы сидеть и слушать птичье пение, вдыхать запах ручья, глядеть на то, как растёт трава, и сострадать беднякам. Что за удивительный белый! –Ладно, Маккенна,– согласилась она.– Как женщина, я отказываюсь принять твоё заявление о том, что ты костляв и жилист. Но даже если и принять, с каких это пор крепкий костистый корень служил мужчине помехой, а? Что скажешь на это, омбре? – Она разразилась своим глупым смехом, и Маккенна, покраснев, кивнул головой. Через минуту она утёрла выступившие слёзы веселья с глаз и продолжала: –Ну, много лет я ухаживала за стариком Энхом. Знаешь, ведь он приближался уже к девяноста. Нана, как ты помнишь, было больше семидесяти, когда он пошёл в свой последний поход против армии, а это было тому пятнадцать лет. Энх был чуть моложе Нана, но не слишком. И вот, будучи тем, что я есть, и выполняя работу со стряпнёй и заботой о старом чёрте, и поскольку я придерживалась мнения о том, что женщина хоть вполовину так же хороша, как мужчина, в моей женской голове укрепилась скромная мысль о том, что мне следует знать, где всё это золото спрятано там, в Сно-Та-Хэй, и где расположен сам каньон. Тогда я и начала наводить его на разговор. Поначалу он думал, я просто болтаю. Потом понял, что это меня и вправду интересует, и тогда стал придерживать язык. Видишь ли, он чувствовал, что час его близится, и не знал, что ему в самом деле делать со своей тайной. Порой он думал, что унесёт её с собой в могилу, а порой – что поступить так будет преступлением против своего народа. Я понимала его заботу и не настаивала ни на чём. Но потом, несколько недель спустя, я поняла – скоро он замолчит навечно. Значит, если никто не узнает от него эту тайну, она будет навсегда потеряна для нашего народа. Тогда я стала говорить ему, что завоевание апачей белыми людьми не уменьшит горестей индейских на этой земле, а только увеличит их. Нашим людям золото Сно-Та-Хэй может понадобиться куда больше в грядущие годы, чем оно пригодилось им в дни Энха, вождя Нана, Викторио, Мангаса Колорадаса, Натчеза, Голета и Кочиса, этих великих бойцов великих апачей, во времена былого нашего могущества в Аризоне, да и в Нью-Мексико тоже. Она умолкла, вылавливая кусок ослятины из застывающего слоя кукурузной каши в чёрном котле над углями. Пережёвывая кусочек, она прищурила по-птичьи чёрные глаза на белого человека. –Ставлю свой старый винчестер против твоего седла,– сказала она,– что ты дивишься, отчего это я не упомянула Джеронимо в ряду наших героев. Так или не так? Маккенна признал, что мысль эта явилась ему так же естественно, как было бы, опусти белый солдат имя генерала Крука Краснобородого из перечня лучших офицеров, сражавшихся с апачами. –Ага!– вскричала карга.– Так всегда происходит с вами, белыми идиотас! Вы не знаете настоящих индейцев, это точно. –Что ж!– ответил Маккенна.– Здесь ты, быть может, права, но о Джеронимо я знаю вот что: такие, как Мангас и Кочис, не пожелали бы с ним здороваться. Джеронимо был просто коварный пёс. Его люди, те, кто ушёл с ним, когда он нарушил данное слово и бежал от Крука после своей сдачи, тоже были коварные псы. Независимо от цвета своей кожи они не были теми людьми, которых ты и я пригласили бы в свой хакале. Старая дама долго вглядывалась в него. Наконец она выплюнула кусок шкуры мула, приставшей к куску мяса, слишком жёсткому для её оставшихся зубов. –Беру свои слова назад о твоём языке,– заявила она,– у тебя язык не белый. Начать с того, что у тебя есть этот маленький призвук, чуждый для речи янки. Он особый. Следовало бы заметить это с самого начала и принять во внимание. Ты не настоящий американец, не так ли, Маккенна? –Да, мать, усыновлённый. Я родился в далёкой стране, именуемой Шотландией, но мои отец и мать привезли меня сюда, коша я был всего лишь ребёнком, и я – американо настолько же, насколько им может называться любой белый, кто родился здесь. Конечно, ты знаешь, что твои краснокожие соплеменники и есть подлинные американцы. Карга обнажила свои немногие клыки в более добродушной, как догадался Маккенна, ухмылке. –Да,– сказала она.– Мы довольно долго уже повторяли одно и то же – это янки словно бы не понимают сути вопроса, а не апачи. –Верно, верно, мать. Но я прервал твои мысли. Ты рассказывала о Сно-Та-Хэй. Малипаи лукаво кивнула. –Лишь кое-что о нём,– поправила она. –Ну, конечно,– отвечал Маккенна.– Пожалуйста, продолжай. –Особенность в том,– сказала старая дама, принимая приглашение,– что все люди полагали, будто тайна Сно-Та-Хэй умерла вместе с Нана. Престарелый вождь ушёл от них внезапно несколько лет назад и, как считалось, не сделал ничего, чтобы передать ключ к тайне сокровища. Но людям следовало бы знать Нана получше. Все эти годы секрет настолько хорошо скрывался, что каждый апач (кроме одного) не сомневался, что сокровища потеряны навсегда. Этим единственным апачем был, конечно, старый Энх. Всё время он хранил тайну Нана, но только в последний месяц, когда сам узнал, что собирается умирать, он дал знать своему преемнику, что местонахождение золота скрыто в его уме и памяти. Тут Маккенна перебил Малипаи, заявив, что всё это он знал уже от Пелона. На это старая дама отрезала, что, если её рассказ ему не интересен, пусть так и говорит. –На кой чёрт, спрашивается, я тут трачу время на тебя? Разве я не сказала, что расскажу тебе то, что Пелон не стал бы? Маккенне потребовалось пять минут мелкого вранья и кельтской лести, чтобы разгладить её встопорщенные перья, но наконец она прекратила браниться. Этот скрытный старый койот, Энх, был не в состоянии найти кого-нибудь из соплеменников, кому он мог бы доверить тайну Сно-Та-Хэй. Дело было в том, собственно, что и он, и его племянница, Малипаи, были последними в роде из стариков, а из молодых соплеменников никто в каньоне не был, зная о нём только по рассказам. Некоторые говорили – и Малипаи верила этому,– что ни один из апачей не был в Сно-Та-Хэй с тех пор, как умер Нана. Согласно другой истории тайна каньона первоначально была доверена трём племенам: чирикауа Кочиса, мимбреньо Мангаса Колорадаса-старшего, так же как и старому Нана. Но было ли это так, Малипаи не могла судить. Всё, что она знала,– это что никто из апачей, кроме рода Нана, не навещал золота. Могло быть и вправду так, что чирикауа и мимбреньо изначально разделяли тайну каньона с Нана, но чего стоили теперь все эти размышления? Если другие два племени когда-то знали дорогу в Сно-Та-Хэй, они её утратили, как и люди Нана. Это дело мог бы разрешить лишь Йосен, только Бог. Старую Малипаи интересовало лишь то, что знала она сама. А она знала, что Энх, не будучи в силах найти мужа, которому мог бы безопасно передать тайну, нарушил традицию апачей в момент старческого уныния и вверил местонахождение золота женщине! Да! Маккенна расслышал всё верно. Женщине! –Мне не надо спрашивать человека с такими острыми голубыми глазами о том,– укорила она золотоискателя,– кто была эта женщина, так ведь? Конечно, нет. То была я сама, старая Малипаи. Маккенна развёл руками и повёл широкими плечами с тем всезначащим жестом, который усвоил от мексиканцев и индейцев этой выжженной страны. –Почему же нет?– спросил он её.– Где бы выбрал он лучшую олью, чтобы наполнить её столь ценной жидкостью? Какой неприкрытой ни была лесть, Малипаи решила не обсуждать это. –А потом,– сказала она,– случилось так, что вскоре после его исповеди о тайне старик исчез. Естественно, это вызвало толки среди соплеменников. Конечно, все они придерживались новых обычаев и не почитали древних легенд и законов, но это не означало, что их не привлекает золото. Эти современные индейцы, чёрт их возьми, на десять грядущих перевоплощений на земле были отравлены страстью белого человека к жёлтому металлу. Им продемонстрировали, какие блага можно добыть с его помощью – в виде виски, славной еды, быстрых коней, новых ружей и всего, что может пожелать мужчина, дабы облегчить свою жизнь и голову. И потому они стали думать о Сно-Та-Хэй больше как о месте, где их ожидает куча денег, чем о священном месте, которое они призваны защищать от белого человека и мексиканцев, поскольку оно свято и поскольку принадлежало апачам с начала времён. Но тут, с исчезновением Энха, обнаружилась страшная вещь. Все люди различных родов, которые полагали, будто кто-то в их собственном племени также хранил тайну, принялись расспрашивать о своём собственном хранителе. И тогда-то они обнаружили, что один только Энх и ведал о тайне. –Так что, поверь мне,– жестикулировала сморщенная карга, тыкая когтистым пальцем в Маккенну,– тут-то всерьёз и началось волнение, которое потом только возрастало. В самом деле,– продолжала она,– достаточно, чтобы распространиться по телеграфу апачей во всю ширь до самой Соноры и достичь зловредных ушей Пелона Лопеса. Пелон, конечно же, припылил галопом в Аризону, собирая по пути свою банду, в том числе подобрав и эту несчастную предательницу собственного народа, ссохшуюся изменницу, старую ящерицу, ну прямо Чудовище Хилы, по имени Малипаи. При этой информации голубые глаза Маккенны чуть-чуть раскрылись, а древняя скво вынула из пожелтевших остатков зубов чубук трубки. Поводив по губам языком, она со значением плюнула в костёр и, порывшись в складках юбки, достала кисет, в котором белый человек узнал былую сумку с амулетами, ею пользовались, чтобы хранить ходденгин, иначе – священной силы порошок апачей. Зажав щепотку между большим и указательным пальцами, старая дама сыпанула его в костёр. Пламя приняло на мгновение сине-жёлто-зелёный оттенок, как от обычной соли, но к тому же пустило вверх кольцо чистого белого дыма, столь большое и плотное, какое бывает при выстреле старинного мушкета с чёрным порохом. Тёмные губы Малипаи бесшумно задвигались, а глаза под мешками век на мгновение обратились ввысь, к утреннему солнцу. –Это – для Йосена,– оправдываясь, объяснила она Маккенне,– невозможно предугадать, когда ему вздумается подслушать. Он чертовски пронырлив! С минуту она собиралась с мыслями, припоминая. –Что ж,– продолжала она,– ты знаешь, как всё случилось. Пелон, поскольку его мать была из рода Нана, явился прямо к нам, как только история о бегстве старика Энха с тайной Сно-Та-Хэй стала ему известна. К тому же у него была сводная сестра, которая жила с нами, поэтому он, без сомнения, ожидал выведать об Энхе у неё, если б ему не удалось многого добиться от нас, остальных. –Это – женщина по имени Хеш-ке?– спросил Маккенна.– Та, безносая? Старуха, запрокинув костлявую голову, зашлась кудахтающим смехом, словно гагара на закате. –Хеш-ке!– фыркнула она.– Что это ещё такое? Новые глупости Пелона? Имя этой суки – Сэлли. Да, правда, это имя янки. Её мамаша – апачка, мать Пелона, делила своё одеяло с каждым ничтожеством, забредшим на нашу ранчерию. Одним из этих подзаборных бродяг был белый. Я не стану называть его имени – ты можешь знать его семью, с тех пор один её представитель далеко пошёл в политике Аризоны. Ну, неважно. Эта мамаша Сэлли, она думала придать своему отродью хоть какой-нибудь вес среди служащих индейского агентства и поэтому трезвонила, будто тот белый отросток и есть отец ребёнка. Ты можешь сам видеть, насколько белым мог быть этот отец. Ха! Цвет моей кожи – что старое армейское седло, а я ещё на шесть тонов светлее её! Белый отец, а как же! Диос мио! –Вообрази,– вздохнула она,– я – женщина многих добродетелей, но увы – разочарую тебя. Моих слабостей куда больше, чем добрых намерений, и величайшая из них – определённая неспособность противиться употреблению тулупаи. Наименование это относилось к кукурузному спирту, который гнали апачи: по крепости он вдвое превышал фронтирный виски. Маккенна, которому не раз доводилось его отведать на нескольких ранчериях в пору своих скитаний, понял великую печаль Малипаи. То была жидкость, находившая самые разные применения. Она могла гореть в фитильной лампе. Могла размягчать кожу. Могла прижигать раны. Обесцвечивала ткань. Дезинфицировала хижину после оспы, туберкулёза или воспалении желез. Удаляла ржавчину из старого ружья. Из неё делали притирание, исцелявшее конскую хромоту, и жидкое лекарство, вынимавшее винтообразных червей из шкур больных коров. Но ни в коем случае её не следовало употреблять внутрь. Если только вы не стремились кремировать собственный желудок или проделать в нём сквозную дыру. –Прими моё искреннее сочувствие, мать,– кивнул бородатый золотоискатель.– Я сам пережил этот опыт. –Валиент! – вскричала старуха.– Какая доблесть! Я знала, что ты настоящий мужчина. Сколько же ты страдал после? –От тулупаи? Всего неделю или около. Я принимал не больше маленькой чашки за раз. И конечно, тому уже достаточно лет. –О да,– промолвила старая дама с новым глубочайшим вздохом сожаления.– Когда мы молоды, ничто не берёт, даже тулупаи. Но ты должен вспомнить, что я больше не девчонка, Маккенна. Вот так оно и случилось: когда Пелон прибыл в нашу деревню, он узнал, что Энх передал секрет мне, и в этой связи вспомнил о моей широко известной слабости. Чтобы выдавить из меня всё известное о Сно-Та-Хэй, ему пришлось потратиться всего на один небольшой кувшинчик тулупаи, да, быть может, полчаса на то, чтобы перелить окаянное зелье из ольи мне в желудок. Ай, Мария! Тут Маккенна нахмурился. –Я не понимаю, мать,– сказал он.– Если Пелон добыл от тебя тайну, для чего выслеживать старика Энха? И зачем, пор Диос, он держит меня? –Очень просто,– пожала плечами старая дама.– Я так напилась, что начисто позабыла всё о каньоне. Не могла припомнить ни одной чёртовой мелочи, кроме того, что Энх рассказал мне, как туда добраться, и нарисовал на песке те же карты, что и тебе. В моём уме они были словно отражение в зеркале. Но этот тулупаи обесцветил мои мозги словно мешковину, из которой делают платье. Эх! –И в самом деле, эх!– заметил Маккенна.– Что дальше? –О, совсем немного. Ерунда. Ну, Пелон взял меня с собой на охоту за Энхом, думая, что память ко мне вернётся. Он знал, что пытать меня бесполезно: ведь я тоже из апаче! –Ясное дело!– ответил Маккенна. –Потом ещё возникло это дело с Сэлли. Пелону был кто-нибудь нужен, чтобы занять Мартышку во время поездки. Этому женщина нужна ежедневно. И вот Пелон взял с собой свою сводную сестрицу с ранчерии, а также эту девушку-пима, которая была чем-то вроде рабыни в лагере мескалеро, которую мы встретили по дороге и за которую Пелон заплатил хорошую цену: три полных патронташа для винчестера и хорошую лошадь. Он не крадёт у соплеменников своей матери, этот Пелон, он славный малый. –Очень славный,– кивнул Маккенна,– я у тебя в долгу, мать. За всю эту добрую речь. Коль ты понимаешь, как нелегко человеку, когда он не знает, что замышляют его враги. Старуха поглядела на него блестящими змеиными глазками. –Но на самом деле тебя волнуют не враги, Маккенна. Старую ворону тебе не провести. Я видела, как ты глядел на эту тощую девицу прошлой ночью. Вот о ком ты думаешь. Маккенна не знал, как сделать следующий ход, но решил держаться прямой тропы. –Не взошло ещё солнце того утра,– проговорил он,– когда я смог бы обмануть тебя, мать. Мне остаётся лишь признать: стройная девушка меня интересует. –Ха! Интересует, говоришь? Ай деми! Пусти тебя на свободу, а её родителей либо старшего брата не случись на страже, ты б домчал её до ближайшего тупикового каньона да уложил на травке ещё скорее, чем этот чёртов Мартышка! –Боже мой, мать,– запротестовал Маккенна.– Что за ужасные вещи ты говоришь! –Ну, ясно,– сказала старая дама.– Ты мог бы лежать с ней на травке и оплакивать этот факт день напролёт. –Я не стану слушать столь грязную речь,– заявил Маккенна.– Эта бедная девушка её не заслужила. Она славная, и ты знаешь, что это так. –Мне нравится твой гнев,– ответила Малипаи.– Будем надеяться, что она по-прежнему останется славной девушкой, когда вернётся сегодня назад. Этого-то Маккенна и ждал, здесь был пик словесной игры за утренней трапезой у костра. Где девушка? Где они все? Что замышляют? –Мать,– спросил он прямо,– где все мужчины? Что делают они такого, что требует присутствия Сэлли, и женщины-пима, и белой девушки? Что-то тут не так. Я это чувствую. –Тогда тебе надо сменить чутьё,– проквакала Малипаи. –О-о? –Конечно. Ничего не происходит. Пелон отправился вместе с Санчесом и Хачитой следить за тропой, пока Беш, Мартышка и Лагуна вернутся из Хила-Сити с этими белыми людьми. Все вместе отбыли ещё до рассвета. Что до женщин – Пелон полагал, что ему лучше иметь Сэлли там, где он сможет за ней следить. Видишь ли, она решила, что ей приглянулась твоя рыжая борода и синие глаза. Кроме того, ей надоел Мартышка! Ах! Кому он не надоест! Что за скотина! Во всяком случае, Сэлли следила за тобой вовсю. –Дьявол!– вскричал Маккенна.– Перестань! –И вот,– продолжала собеседница, совершенно его игнорируя,– Пелон, который замечает всё в этом лагере, взял Сэлли с собой, чтобы та не кинулась на тебя сегодня да и не вздумала ещё освободить.– Она помолчала, разглядывая белого.– Видишь ли,– сказала она,– Сэлли, можно сказать, это особа женского пола, одержимая тем же недугом, что не даёт покоя Мартышке как мужчине. Понял ли ты меня? –Слишком хорошо,– простонал Маккенна.– Но белая девушка, мать, что с ней? Ты ведь знаешь – это та, что волнует моё сердце. –А что в ней волнует твоё сердце?– спросила, хитро прищурившись, старуха.– Спрашивает ли оно, так ли горячи и тверды эти маленькие грудки, как выглядят? Или оно заметило, что для такой стройности её юбка слишком обтягивает при ходьбе задок? Полно, Маккенна, я всё знаю о мужских сердцах. Они помещаются не в груди, как у женщин. Они расположены пониже, ну, неважно; только не обижай меня больше разговором о своих высоких чувствах, чико. Мужчина есть мужчина. Маккенна покраснел, но промолчал. Он обладал редким даром не говорить ничего, когда сказать нечего. Старая карга, отметив эту перемену, обнаружила неподдельное удивление. –Valgame! – вскричала она.– Может ли быть, что ты вправду таков? Ты раздосадован. Боже, быть может, у тебя к ней и верно настоящая любовь? Дьявол! Это несправедливо, Маккенна, ты знаешь, что любая женщина глупеет при виде верной любви. Ты меня обманешь. –Ну что ж, глупей!– заговорил хитроумный золотоискатель, приходя в себя.– Расскажи мне о девушке, мать, пор фавор. Ты видишь, что моё сердце в плену, и я бессилен. Что же, ты позволишь мне страдать? Малипаи уставилась на него, и её сморщенное лицо не обнаружило ни намёка на великодушие, ни следа доброты. Затем её закопчённые клыки обнажились, и обозначилось то, что почти определённо выглядело лукавым прищуром в бусинках птичьих глаз. –Ах! Эти синие глаза!– вздохнула она.– Не диво, что Пелон должен был привязать Сэлли верёвкой прошлой ночью, чтобы удержать в одеялах. Она понимает толк в хороших вещах, когда их видит… 10Кавалерийский разъезд вдали –Что ж,– начала Малипаи,– что до белой девушки, захваченной мужчинами утром, я не знаю. По моим догадкам, она не пострадает. Думаю, Пелон рассчитывал всего лишь разлучить её с тобой, дать тебе помучиться и дать отрасти твоим волнениям настолько, чтобы с тобой легче было иметь дело во время долгого пути в Сно-Та-Хэй. Вернётся ли она столь же добродетельной, как раньше, ведает лишь Бог. Но она вернётся. Пелон – человек особенный, ты знаешь. У него есть несколько правил, по которым он живёт. –Да,– ответил белый,– я знаком с некоторыми из них. –Нет, я имею в виду правила чести. Не пытайся шутить со мной. –Бога ради, мать. Пелон Лопес? Правила чести? –Маккенна, у всех людей есть хоть сколько-нибудь чести. У Пелона она запрятана глубоко, но она есть. –Не будем спорить об этом, мать. –Слава Богу. –Расскажи ещё о девушке. Где вы её взяли? –Ах да. Что ж, это было вчера утром, как Пелон тебе и сказал. Мы все были на этом белом ранчо – напоили коней и получили угощение – тёплую, добрую пищу, которой поделились эти славные люди. Конечно, они выказали свою доброту не потому, что были славными, а потому, что были испуганы. Ты знаешь, как это может быть, когда такие, как Пелон, Мартышка да этот великан Хачита, усядутся за твой стол. Ну и когда еда была съедена, а лошади напились и наелись до отвала, Беш, которого оставили на тропе сзади, чтобы следить за солдатами, прискакал в галопе, сообщив, что вдали показался разъезд кавалерии. Тут же Пелон, который знает бандитское дело так же, как ты – охоту за золотом, схватил твою стройную девчонку, дочь хозяина, и сказал её родичам: Очень жаль, друзья, но если солдаты двинутся за нами, нам нужно иметь что-то вроде паспорта или пропуска назад, через границу. Мы не обидим девушку, если удастся, и даю слово, что мы отошлём её домой за справедливый выкуп, когда придёт время. А теперь прошу без глупостей. Я знаю, что делаю. Ну, представляешь себе, что родители такой смазливой, но тощей да недокормленной девицы могли подумать. Отец оказался храбрецом. Он попытался дотянуться до ружья, что висело на гвозде над дверью кухни. Мартышка убил его голыми руками, разбив голову о косяк двери. Жена, конечно, завопила при этом страшным голосом, и прежде чем Пелон успел вмешаться, Мартышка убил и её, ударив в лицо железной кочергой, взятой у печки. Получилась чёртова каша. Маккенна с трудом проглотил слюну, пытаясь удержать в желудке ослятину с кукурузной кашей, которая изо всех сил устремилась наружу. –Знаешь,– продолжала старая дама,– тут пошла вообще какая-то неразбериха. Этот Беш что-то сказал Хачите, и Хачита взял Мартышку огромными руками, словно тот – новорождённое дитя, и всем стало ясно, что яки испускает своё предпоследнее дыхание. Но Пелон был наготове со своим кольтом, который всегда у него на страже под серапе, и потребовал, чтоб Беш сказал, что именно приказал он своему другу Хачите сделать с Мартышкой. Беш откровенно ответил, что велел великану-мимбреньо разбить голову Мартышке, так же как тот поступил с головами белых. Беш, как оказалось, знал этих людей, и они когда-то по-доброму отнеслись к нему. Маккенна быстро нахмурился. –Ты хочешь сказать, что Беш знал эту белую девушку до вчерашнего дня? –Я этого не говорила. Я сказала – её родителей. Девушка не жила ещё там в то время, когда родители приютили Беша. –Откуда же ты знаешь, что она дочь? Это выяснилось в разговоре ещё до убийства? –Да. Девушка не была их настоящей дочерью, а племянницей, дочерью брата хозяина, в другой части страны.– Старая Малипаи указала на восток, и Маккенна кивнул с пониманием того, что в другой части страны означало любое место в Аризоне, Мексике и Нью-Мексико. –Продолжай,– сказал он тихо. –Осталось мало что сказать. Мы двинулись дальше. Скакали быстро и ушли от солдат. Девушка, конечно, осталась с нами. Мы также взяли одну славную мексиканку, подхватив её на том же ранчо. Она там была в прислугах. Пелон решил прибавить её к гарему Мартышки. Но на второй же ночёвке, когда настала её очередь принимать яки, она убила себя ножом, перерезав вены, и когда Мартышка отправился к ней, обнаружил только кровь под одеялом. Храбрая это была женщина, но неумная. Лупе, толстая индианка-пима,– та умнее. У неё тоже был нож, но она предпочла лезвие Мартышки своему собственному. Хи-хи-хи… Это дьявольский выбор, а, Маккенна? –Да,– согласился бородатый золотоискатель. –Ну, я рассказала тебе всё, омбре, кроме как о Беше, Хачите, Лагуне и Санчесе. О них быстро. Двое последних пришли с Пелоном из Соноры. О двух прочих я знаю совсем немного. Они прибыли на нашу ранчерию – деревню Наны – лишь незадолго до Пелона. Беш, который всегда говорит от имени обоих, сказал только, что они прибыли как представители своего рода, чтобы обсудить вопрос и тайну Сно-Та-Хэй. Что они собирались обсудить, мы так и не услышали, ибо банда Пелона, прибыв, прервала это. Когда Беш узнал о намерении Пелона выследить старого Энха, он не сказал больше ни слова, кроме того, что он вместе со своим великаном-другом едут с компанией разбойников. Она прервала рассказ и поглядела через голову Маккенны, прищурившись от восходящего солнца. –Если тебя ещё что-то интересует,– пробормотала старуха, вставая и потянувшись за своим разбитым ружьём,– тебе придётся спрашивать у Пелона. Вон он идёт. К тому моменту, как Маккенна был уже на ногах, он услышал стук неподкованных копыт по кремню тропы. Через мгновение показались Пелон и Хачита, оба по двое верхами. Предводитель вёз позади себя белую девушку, тогда как Хачита в огромных ручищах всё ещё сжимал застывшее тело старика Энха, мёртвого Лугового Пса апачей. В это время Малипаи, стоя позади бородатого золотопромышленника, пробормотав извинение, неожиданно хватила его по затылку прикладом своего винчестера. Маккенна узрел ослепительно вертящиеся солнца и высокие жёлтые горы, и то было всё. Он упал в серую пыль у очага столь же безмолвным, как поражённый молотом бычок. –Тысяча извинений, Синие Глаза,– промолвила старая дама, склоняясь над ним и высвобождая его от бревна,– но, видишь ли, Пелон не велел мне отпускать тебя на волю. Теперь мне придётся сочинять ему чёрную ложь – что ты ударил меня и захватил ключ от кандалов. Ай деми! Что за страшные унижения для собственной чести приходится выносить! 11Безумная племянница вождя Нана Маккенна отключился лишь на несколько мгновений. Удар прикладом, нанесённый Малипаи, был скользящий, больше оглушающий, нежели способный нанести рану. Он пришёл в себя из-за укусов оленьих мух. Внимание со стороны этих чёрно-белых насекомых было подобно уколам сотен шприцев, только мухи, раз впившись, уже не вынимали своих игл, пока не напьются крови или пока жертва не размажет их по руке или лицу. Маккенна очнулся с проклятием, хлопая по телу руками. В промежутках между хлопками он ощупывал затылок и, мигая, оглядывал поляну. Он снова был прикован к сосне. Расположившись у огня, Пелон пил кофе, Малипаи ему прислуживала. По ту сторону очага потерянно сидела белая девушка, на том же сосновом бревне, к которому старая скво привязывала Маккенну. Пелон объяснил причины своего возвращения. –Всё из-за этой чёртовой девки,– говорил он Малипаи,– она не смогла выдержать жары там, в скалах. Стала бледнеть, а когда её вывернуло раза два, я понял, что мне лучше вернуться с ней сюда, в тень. Конечно, я не пойду на риск потерять её. По крайней мере, пока Маккенна не приведёт нас в Сно-Та-Хэй. –А как насчёт мимбреньо?– спросила скво, поведя плечом в сторону Хачиты, который сидел под сосной в стороне от огня, всё ещё держа в руках старика Энха, словно тот был больным ребёнком, а не гниющим трупом.– Какого дьявола он околачивался с вами? Следил за вами по указке чёртова чирикауа? Я не доверяю этим двоим. Они что-то знают. –Также и я,– ответил Пелон.– Этот Хачита умом не богаче ребёнка. Не отдаёт никому мертвеца. Говорит: либо мы дождёмся, пока он не отвезёт его в род Нана, либо он бросает нас. Ему всё равно. Но как только его друг Беш возвратится из Хила-Сити, он собирается отвезти тело старика в ранчерию Нана. Ну а это ни к чему. Это может привести к серьёзным неприятностям. –Да, это так,– согласилась Малипаи.– Кто знает, что будет болтать простофиля вроде него о нас и нашей поездке в Сно-Та-Хэй? Боже мой, Пелон, нельзя ему позволить этого. С его болтливым языком он приведёт половину индейского населения здешней части Аризоны по нашему следу. Не говоря уже о солдатах и шерифе из Хила. Ай де ми! Слушай, одолжи мне свой револьвер, Пелон. Курок у моего ружья сломан, и оно не стреляет. –Глупая ты старая сорока,– ответил Пелон,– ты собралась раскроить ему череп? –Конечно. А что ещё можно тут поделать? –А его друг, Беш? Его тоже надо пристрелить? –Почему нет? –Ну, во-первых, потому, что их сородичи знают, что они отправились в деревню Нана повидаться с тобой. Их сородичи знают также, зачем именно они к тебе поехали. С другой стороны, в деревне Нана им скажут, что Хачита и Беш отправились с Пелоном Лопесом поглядеть, нельзя ли найти старика Энха и пыткой добыть тайну золота Сно-Та-Хэй. –Эх! И что с того? –Вот что, старуха, если таково твоё представление об умном действии – дать чирикауа и мимбреньо апачам знать, что мы пристрелили их посланцев Беша с Хачитой, тогда мне остаётся сказать, что ты тупа как мул в юбке. –Мул в юбке? Как это возможно? Мул женского рода – это ослица. Мул всегда мужчина. И наоборот: мужчина обычно всегда мул. Все мужчины. В том числе и ты, Пелон Лопес, лысый ты бастарт-полукровка. –Что ж, красавица,– пожал плечами предводитель бандитов,– благодари Бога за то, что ты чистопородна и прекрасна. Не пытайся умничать. Оставь это Пелону, а? –Ба! –Какое там ба! Разве не ты, моё сокровище, упустила Маккенну на волю? –Так нечестно: он огрел меня, когда я стояла к нему спиной. –То есть так же, как ты его огрела у очага перед моим возвращением? –Конечно, но он-то белый. Он не имеет права вести себя как краснокожий. –Правда. Пелон кивнул, соглашаясь, и оба – он и старуха – уселись, нахмурясь и погрузившись в собственные мысли. Прикованный к меланхоличной сосне, Маккенна поступил так же. Тяжело опустившись на своё деревянное ложе, белая девушка, несомненно, пребывала в том же состоянии. В разбойничьем лагере наступила полная тишина. 12Старые приятели или алчные псы Был вечер второго дня. По подсчётам Пелона, его люди должны были вернуться уже несколько часов назад. Санчес, его первый помощник, разделял эти опасения. Великан мимбреньо-апаче, Хачита, если и был озадачен, то это никак не отражалось на его поведении. Он сидел у большого камня по ветру от костра, куда Пелон приказал ему передвинуться. Миновал ещё один палящий день, и запах от тела Энха превратился в устойчивый смрад. Маккенна, освобождённый от своей сосны, для того чтобы подойти к очагу и подкрепиться, несомненно, волновался не меньше разбойников. Если партия из Хила-Сити не вернётся или, если, вернувшись, с ней не будет Зайбера и других белых… что ж, в таких если было мало проку. Маккенна мог бы выразиться и проще: группе из Хила-Сити лучше б вернуться, и вернуться с Зайбером и компанией. В противном случае впереди был лишь долгий, тяжкий путь в Сно-Та-Хэй один на один с Пелоном и Санчесом. Подобное путешествие, в свою очередь, обещало серьёзные неприятности со стороны различных групп американских апачей, Пелон был чрезвычайно непопулярен по эту сторону границы: войска и гражданские служащие во время его предыдущего визита имели уже опыт общения с ним. Эти набеги неизбежно приводили к кровавым столкновениям с людьми Пелона, к гибели невинных индейцев, подданных США. Таким образом, если нынешняя шайка Пелона не останется единой и сильной и все шесть её членов не останутся таковыми на протяжении всего пути в Сно-Та-Хэй, местные аризонские индейцы почти наверняка перебьют всех по дороге в священный каньон. Однако отнюдь не перспектива собственной смерти в пустыне занимала мысли Маккенны. Его думы были об опасности, грозившей девушке. Сейчас она предусмотрительно расположилась поодаль в тени, за костром. Ещё раньше она и Маккенна рискнули обменяться мимолётными взглядами. Но эти контакты стоили слишком дорого. Каждый раз, когда Пелон перехватывал их, он отдавал приказание древней скво бить девушку. То было грубое, но действенное средство. После повторного битья и Маккенна и девушка не отрывали глаз от земли, позволяя себе только взгляды по сторонам и напрягая слух, чтобы угадывать о местонахождении друг друга. Это было жестоким испытанием. Вдобавок из-за опоздания посланцев в Хила-Сити общее напряжение тяжко нависло над двумя белыми пленниками. Прошёл ещё час. Груз ожидания стал непереносимым. Пелон заговорил: –Мне кажется, нам следует приступить к обсуждению того, что случится, если мои и твои люди не вернутся,– заявил он Маккенне.– Я не отказываюсь от своих целей. Чутьё говорит мне, что в твоей памяти прекрасно сохранился путь в каньон и местонахождение золота Адамса. Ты отведёшь меня туда, даже если мне придётся ехать у тебя на горбу и погонять шпорами. Мой друг Санчес согласен с этим. Хачита не в счёт. Больше того, я предпочёл бы, чтоб он, Бога ради, делся куда-нибудь… Я не в силах больше переносить благоухания этого мёртвого индейца. Маккенна, выждав минуту, пожал плечами. –Обсуждать нечего,– сказал он,– мы – партнёры в картах, а колода у тебя. Пелон загадочно поглядел на Маккенну. –Помнишь ли ты,– спросил он,– как я набрёл на тебя в той ранчерии мескалеро, несколько лет назад? –Прекрасно,– отвечал, сморгнув, белый золотоискатель.– Остатки пальцев на моей правой ноге навечно тебе благодарны. –Я выкупил тебя у этих апачей за небольшую сумму и отвёз поближе к Сан-Карлосу и отпустил на волю, велев запомнить эту услугу. Не так ли? –Да,– признал Маккенна.– А ты, в свою очередь, припомни, как несколько лет после этого один кавалерийский патруль случаем загнал некоего беглеца в тупиковый каньон у соляных развилок, где один золотоискатель промывал свою добычу. Быть может, ты вспомнишь тот факт, что этот золотоискатель спрятал тебя в хижине и солгал патрульным, будто не видел ни одного живого существа, кроме них, с весеннего таяния снегов? Что, разве не так? –Да, дьявол возьми,– раздосадованно признал Пелон. –Что ж, тогда мы квиты. –Нет, клянусь Богом, я вижу это по-другому!– воскликнул разбойник.– Я вижу так, что мы старые друзья и сошлись по счастливой случайности снова, и цель у нас общая. Кроме того, я вижу, что мы – люди чести, совести и доброй воли. В ответ на эту тираду Маккенна стал пристально вглядываться во тьму пустынной ночи. –Какого чёрта ты там высматриваешь?– осведомился Пелон. –Я жду молнии,– отвечал Маккенна. –Что? Какой молнии? –Господней молнии,– отвечал Маккенна.– Жду, когда она поразит тебя. –Ты хочешь сказать, что я лгу? –Конечно. –Ладно, тогда мы оба – алчные псы, вынюхивающие одну и ту же спрятанную кость, которую другой алчный пёс зарыл давным-давно. Это тебе легче переваривать, амиго? –У тебя, должно быть, есть какой-то аргумент,– сказал Маккенна.– Единственная трудность в том, что ты не проводишь его слишком настойчиво. Пелон рванулся вперёд с быстротой, неожиданной для столь грузного и грубого человека. Схватив белого золотоискателя, он ножом срезал пуговицы с его рубахи, сверху вниз. Порез прошёл сквозь тонкую ткань и пронзил кожу словно бритвой, заставив Маккенну задержать дыхание от боли. Когда в следующий миг яркая кровь начала стекать из неглубокого надреза, полукровка удовлетворённо отступил к огню и вновь уселся на корточки. –Мой аргумент заключается в том, что мы в этой охоте партнёры, Маккенна, а не враги,– объяснил он.– Хочешь, я проведу свой аргумент поглубже? –Нет,– стиснул зубы Маккенна,– одного раза достаточно. Но мне невдомёк, Пелон. Если мы столь давние и почтенные союзники, для чего тебя тянет набрасываться на меня всю дорогу? Разбойник повёл плечами. –Если я нападаю на тебя,– отвечал он,– так это для твоей же пользы. Помни, амиго, что я, кроме того, спас тебе жизнь совсем недавно. Или ты полагаешь, что Мартышка просто играл камнем, который занёс над твоей головой? –Надо признать, ты озадачил меня,– заявил Маккенна.– Ладно, давай обсудим отсутствие людей из Хила-Сити. Теперь я готов. –Очень ты упрямый, Маккенна,– скривился Пелон.– Не понимаю я тебя. Мог бы дать мне высказаться с самого начала, и не было б этого следа у тебя на животе. Что с тобой происходит? Может быть, ты всё-таки глуп? –Нет,– отвечал Маккенна.– Я просто шотландец. –Они что, родичи ирландцев? –Можно сказать, племянники. –Ага! Так я и думал. То-то у этого Лагуны Кэйхилла, у которого отец – ирландец, голова тоже словно гранитное ядро. –Спасибо,– мрачно промолвил Маккенна.– Так что насчёт этих людей из Хила-Сити? –Да, прости меня,– ответил Пелон,– вот как видится мне вопрос… Но как именно представлял он перспективы поисков Сно-Та-Хэй без группы из Хила-Сити, осталось тайной. Едва Пелон начал говорить, как с голого склона тропы внезапно раздался лай пустынного койота, он был особого тона: Пелон мгновенно вскочил, разбросав костёр на мелкие головешки, которые старая Малипаи тут же затушила своим одеялом. В десять секунд поляна погрузилась во мрак. –Quien es? – взволнованно прошептал Маккенна. –Это Беш,– прорычал Пелон,– Тихо! Слушай. Таков наш условный сигнал на случай появления солдат. 13Солдаты-бизоны Лай койота донёсся ещё несколько раз, всё ближе к лагерю. Маккенна, как ни был он опытен в искусствах апачей, заново подивился абсолютному правдоподобию лая, доносившегося со скал внизу. Не скажи ему Пелон заранее, даже Маккенна не мог бы сказать, приближались то люди или звери. И вдруг, внезапно, так что всех на мгновение охватил ужас, из мрака явился Беш и встал в десяти футах от Пелона. Глубоким голосом индейца он сообщил по-испански, что ситуация пока благополучна и что он дал упредительный сигнал, поскольку отсвет костра был заметен на тропе с полдороги, и он не уверен, не видно ли его с Яки-Спринг, где остановились солдаты. –Эх! Грасиас! – сказал Пелон.– В другой раз дай этим ублюдкам подойти. Ты меня испугал своим чёртовым лаем. –Лучше это, чем потеря плешивого скальпа,– ответил апаче.– Это солдаты-бизоны, Пелон. –Что? Цветные? Не верю! –Дождись утра и погляди сам. Этих чёрных солдат ночью не разглядишь. Маккенна ухмыльнулся. Глядя на высокого молодого апаче, он не был уверен, что донесение не является лёгкой индейской шуткой, но ему хотелось, чтобы оно было правдой. Ему нравился этот Беш. В нём были черты, которые никак не вязались с его пребыванием в этой шайке. Но Пелон, если и уловил шутку, то не принял её. –Чёрт,– произнёс он,– это зловещее дело! Знаете, я не люблю этих негров. Белые солдаты смеются над ними, говоря, что те никуда не годятся в драке. Но мой опыт говорит о другом. Они дерутся как черти. –Если их раздразнить,– согласился Беш,– они очень опасные бойцы. Они не могут кончить бой. Их трудно расшевелить, это верно, но если уж кровь у них разыграется, они тебя убьют. А я думаю, что у этих кровь разгорячённая. Это те самые, что гнали нас с ранчо, где ты взял девушку. –Дьявол,– выругался Пелон и замолчал. Беш дал ему поразмыслить минуту, затем неожиданно заявил: –Со мной пришли белые люди, привести их сюда сразу? –Что? С тобой белые? Какого чёрта ты не сказал об этом? –Ты не спросил. –Ах ты сумасшедший индеец! Я решил, будто ничего не получилось, когда ты явился один из мрака. Играть решил со мной, Беш? Напоминаю тебе – я не игрив. –Я тоже тебе напоминаю, что у меня обычно всё получается. Пойду и приведу белых.– Апаче помедлил, нахмурившись,– Только вот ещё что,– сказал он.– Я смог набрать троих. Зайбера не оказалось в условленном месте, он послал другого. Этот другой нам подошёл, и мы позволили ему найти ещё двоих. Он это сделал. И вот я привёл трёх вместо пяти, по договору с Маккенной. –Хесус Мария! – взорвался Пелон. –Да, и вот ещё что,– продолжал Беш.– Я потерял Лагуну Кэйхилла. Он исчез за дверью той харчевни у реки, мы его так больше и не видели. Мы о нём ничего не узнали бы, если б не этот другой белый, что пришёл вместо Зайбера; он нашёл Мартышку и меня, пока мы ждали в кустах можжевельника, и сказал, будто Лагуна сообщил, что мы хотим его видеть. Говорит он на языке апачей лучше, чем я. Он и поведал нам, что Лагуна украл двух лошадей в Хила-Сити и бежал за реку, в Мексику, с девушкой из харчевни. Вот теперь всё. –Боже,– взревел Пелон,– это больше чем достаточно! И, между прочим, поздравляю – это самая длинная речь, что я от тебя слышал. Я и не подозревал, что ты знаешь столько слов. –Спасибо,– мрачно ответил Беш.– Я пошёл за белыми людьми. Их стережёт Мартышка, а с ним я боюсь оставлять их надолго. –Сантос! – завопил предводитель бандитов – Пошёл! Когда юный апаче удалился, Пелон повернулся к Малипаи. –Разведи другой костёр, поменьше,– приказал он,– сделай это под навесом скалы, вон там. Так его отсвет не будет подниматься прямо вверх, и его не станет видно дальше, чем мы это можем себе позволить. Господи, мне нужно выпить кофе, будь там солдаты, бизоны или ещё что! Глену Маккенне он прорычал: –Надеюсь, эти белые из Хила-Сити подойдут нам. Мне не нравится, что Зайбер не смог прийти. Я чую что-то неладное. –Мне кажется, мы все чуем,– вмешалась старуха-скво.– Прежде всего, чертового засиженного мухами Энха, там, рядом с Хачитой. Если этот дурень мимбреньо не зароет падаль к рассвету, я собственной рукой пристрелю его между глаз и опущу в одну яму со стариком. –Хорошая мысль,– отметил Санчес, молчаливый дезертир-мексиканец.– А я дам тебе два песо за труды. –Заткнитесь вы, оба,– велел Пелон.– Я говорю с Маккенной. –Как скажешь, хефе, – пожал плечами Санчес.– Ты знаешь, меня интересует только одно: золото Адамса. –О, во имя любви пресвятого Христа!– отрезал Пелон.– Вы что, решили, будто я пришёл сюда нюхать мёртвых стариков-индейцев, или выбивать пулей камни из рук тупых чокнутых мартышек племени яки, или посылать полукровок – мексиканских ирландцев в Хила-Сити, чтоб те могли смыться с девкой из харчевни, или отстреливаться от солдат-бизонов? Меня тоже волнует золотой мираж, чёртов ты федералистский пёс! –Легче, легче,– охладил его Санчес.– Ты ведь говорил с Маккенной, амиго. –Ах да. Так вот, Маккенна, как я сказал, мне не нравится, что Зайбер не пришёл. Во всей Аризоне нет другого белого, которому бы я доверился либо кому доверились бы эти апачи, что со мной. Я согласился, потому что ты уверил меня, будто придёт сам Зайбер. Никто другой не подходит. –Должен быть кто-то ещё,– проговорил белый золотоискатель тихо.– Беш ведь привёл этого нового человека, не так ли? Пелон поглядел на него и сморгнул. –Да, так. Я как-то не подумал об этом. –Ну, так подумай. Ответ простой. –Да? –Конечно. Должен быть ещё один белый человек в Аризоне, которому апачи доверяют. Такой, о котором забыли и ты и я. Что ещё тут может быть? Пелон достал свой длинный кольт из потайного места – под серапе. –Об этом я позабочусь. –Сьюдадо! – предупредил Санчес.– Не стреляй сразу. Давай сначала посмотрим. Пелон испепелил его своей адской усмешкой. –Ты, мексиканская собака,– произнёс он холодно,– что, думаешь, я тот, кто убивает ни за что? Я всегда смотрю, кто передо мной. Мой отец был беспримесной крови испанец. Он был человек чести, как я. Лишь индейцы да мексиканцы станут стрелять в человека, не видя лица. –Как скажешь, хефе! –Так и скажу! –Знаю. Вот они идут. Интересно, кто бы это мог быть. Любопытство Санчеса разделили все, стоя у маленького костерка, поддерживаемого Малипаи. Каждый в лагере имел свои собственные причины пристально вглядываться в окружающую тьму. Внезапно из ниоткуда вновь вынырнул Беш. Позади него на этот раз выступили трое белых людей в чёрных шляпах и следом – сутулый яки, Мартышка. Средний из трёх гостей двигался так же бесшумно, как его проводник-апаче. То был высокий человек крепкого сложения, не старый и не молодой, обладатель запоминающейся улыбки, которая озаряла его загорелое до черноты лицо, словно светом свечи. Он был, конечно, единственным белым человеком на всей территории, кто мог бы представлять Эла Зайбера, и никто из них о нём не подумал. Узнав его, Пелон Лопес первым радостно оживился. –Бенито!– вскричал он, выбросив вперёд толстые руки в искреннем гостеприимстве.– Во имя Господне! Отчего я не подумал о тебе? Должно быть, как сказал Маккенна, я и правда старею. Ухмыляющийся пришелец свободно пожал плечами. Он принял объятие предводителя разбойников, не отвергая и не возвращая горячего ответа. Когда мощный полукровка отпустил его, он слегка помахал в виде приветствия остальным и уселся у огня. –Что ж, Пелон,– сказал он,– если ты не приглашаешь гостя, ему самому приходится себя пригласить.– Он обратил свою примечательную улыбку вверх, к встающей Малипаи,– Кофе, пор фавор, мадре, – сказал он.– Никто из нас уже не молод, как в добрые старые времена… 14До свидания в упор Два других спутника Бена Колла – высокого, со спокойными глазами улыбчивого человека – были Вэчел и Деплен. Вэчел был маленьким человечком с крысиным лицом, который прошёл через ту же золотоискательскую одиссею, что и Маккенна, но дважды по стольку лет. Он был твёрд, и сух, и крепок, как корень мескита, и если кому и суждено будет добраться до Сно-Та-Хэй,– так это ему; но у него был дурной глаз, и Маккенне это не понравилось. Второй, Рауль Деплен, был мускулистый, румяный франко-канадец, более авантюрист, нежели золотоискатель. Он странно выглядел на засушливом Юго-Западе. Ему не свойствен был бегающий взгляд его спутника, но он пребывал во власти материалистической идеи богатства, подходя к ней с французской хитрецой, и Маккенна нашёл в нём столь же неудачный выбор партнёра. Бена Колла он знал по молве и за последние десять лет видел его фото в различных окружных газетах. Знал, что тот был скаутом и поставщиком мулов для генерала Джорджа Крука во время войны с апачами, а также что он работал с Элом Зайбером в Сан-Карлосе. Он был, вероятно, после Зайбера самым почитаемым из белых среди апачей, как у замиренных, так и воевавших, относившихся к нему почти как к своему. Кроме того, он работал местным служителем закона в Аризоне в качестве заместителя шерифа, по крайней мере в двух округах. Ходили, конечно, и другие слухи о Бене Колле, тёмные слухи, согласно которым он оказывался больше угонщиком скота, нежели скаутом на индейцев, больше наёмным телохранителем, нежели официальным заместителем шерифа. Но Глен Маккенна не мог позволить себе подобных тонкостей в характеристиках. Возможно, подмоченной репутации Колла придётся подождать суда при более подходящих обстоятельствах. Костёр Пелона Лопеса не был идеальным местом для обсуждения морали. При существующем положении в целях достижения равновесия приход Колла был желателен. Двое спутников последнего были неизвестны и более-менее самозваными. Когда Бен Колл попытался вызвать интерес у жителей Хила-Сити к поездке за золотом Адамса, он получил в ответ лишь косые взгляды и враждебные оклики. Они не оторвали своих пяток от стойки бара. Бывшие служители закона, честные и бесчестные, не почитались в салунах пограничья. Больше того, старые карты и индейские тайны тропы на Сно-Та-Хэй, давно утраченный каньон дряхлого чокнутого Адамса, были примерно столь же редкими, как украденный скот или клопы этих мест. Колл сам, ухмыляясь, сообщил Маккенне, что высмеял бы историю о Сно-Та-Хэй, будь та передана ему кем угодно, кроме Эла Зайбера. Но поскольку он согласился замещать скаута-немца в этом деле, ему ничего не оставалось делать, как только подобрать двух-трёх спутников, или четырёх, или даже одного и отправиться с индейцами на встречу с Гленом Маккенной, назначенную где-то в горах Яки. Он сообщил последнему весьма откровенно, что у него не больше веры в своих спутников, чем у Маккенны, но они – белые, это даёт возможность несколько выравнять баланс на весах. –А он, этот баланс,– добавил Колл, оглядев кольцо темнокожих последователей Пелона,– как будто сильно нуждается в подравнивании. На что Маккенна мог лишь кивнуть в молчаливом согласии, подведя конец короткому обсуждению, которое им разрешил Пелон, и обратив разговор на их общую цель и задачу – путешествие в Сно-Та-Хэй и обнаружение неисчислимых сокровищ Утраченного Золота Адамса. Маккенна и Колл вели свой предварительный разговор по-испански, поскольку не хотели быть понятыми Вэчелом и Депленом, и на быстром английском, когда хотели оставить позади Пелона и навострившую уши его компанию. Именно этот последний манёвр, заставивший предводителя бандитов нахмуриться тучей, и привёл к лающему приказу заткнуться, поскольку они нервируют людей. Кроме того, пора было решать, как быть с солдатами-бизонами и с поездкой в Сно-Та-Хэй. Он, Пелон, не бесконечно здесь прописан, как они понимают. Колл в особенности должен быть солидарен с ним, поскольку как заместитель шерифа он помогал гонять Пелона во время весьма памятного визита эль хефе через границу. Это был набег осенью 1887 года, тот, что довёл их до самого края, где живут явапаи. Помнит ли о нём Бенито? Ну конечно. Бен Колл лишь с кротким выражением кивал на всё это, никоим образом не связывая себя. Слушая и наблюдая поведение бывшего заместителя шерифа, Маккенна ощущал растущую тревогу. Колл улыбался слишком часто. Его пожиманья плеч, кивки и ухмылки ровно ничего не выражают. Может ли быть, что другая сторона истории о Колле, та, согласно которой он представал угонщиком, наёмным стрелком, вором-перевёртышем и любимчиком индейцев (то есть тайным поставщиком оружия), была правдой? И опять, она ничего не значила для Глена Маккенны… Ни один белый в положении рыжебородого золотоискателя не почувствовал бы себя хуже с появлением спокойного, уравновешенного человека, столь известного и дружественного к апачам. Во всяком случае, он был уверен, что Колл не обрадуется расправе над Гленом Маккенной или белой пленницей. Но когда человека именуют полугероем-полубандитом и надёжные люди подтверждают обе версии, за таким человеком нужен глаз да глаз. Пока подозрения росли, вытесняя первое радостное оживление Маккенны при виде Бена Колла, Пелон перешёл к своим заботам относительно выступления в Сно-Та-Хэй и соседства солдат-бизонов у Яки-Спринг. –Теперь,– сказал он, завершая дружеские воспоминания, связанные с Бенито Коллом,– нам следует быстро решать, что мы будем делать утром. Или, точнее, как это сделать. Конечно, мы отправляемся в Сно-Та-Хэй. –Конечно,– заявил Санчес. –Конечно,– откликнулся Беш, юноша-чирикауа. Бен Колл пожал плечами, улыбнулся. Глен Маккенна лишь повторил то же. Пелон собрался продолжать, двинув изуродованными шрамом губами. Мартышка опередил его. –Думаю,– заявил злобный яки,– мне пора бросить всё и вернуться назад. Я соскучился по дому. Кроме того, когда выдаётся миг побыть наедине с кем-нибудь из белых, ты направляешь людей следить за мной. По крайней мере, у меня есть этот маленький скальп и этот длинный,– он поднял пряди волос бывших родителей девушки,– и их хватит пока что. Край совершенно переменился. Белых людей везде полно, и честного шанса убивать их, как в былые дни, не остаётся. Думаю, что я двинусь домой. Когда он кончил, Пелон предупреждающе поднял палец. –Не надо неприятностей, Мартышка. Не сделай такой глупости. Глаза Мартышки засверкали. В них появилось дикое выражение. Маккенна напрягся, Бен Колл – тоже, Пелон как будто нет. Остальные члены волчьей шайки лишь подались вперёд, выжидая. –Я пришёл за волосами,– заявил яки,– ты обещал мне это. Золото мне не нужно. Это порок йори. –У меня достаточно забот,– терпеливо сказал ему Пелон.– Будь добр, не добавляй новых, Моно. Ладно? –Нет,– отрезал яки, отбрасывая чашку из-под кофе и поднимаясь на ноги.– Вы все мне надоели. Я уезжаю. Прощайте. Он тут же двинулся к пасшимся лошадям за пределы скудно освещённого круга. Пелон Лопес не удерживал его. И не встал с места. Просто достал свой кольт из-под серапе и тихо позвал дезертира: Мартышка, а потом, когда яки, остановившись, обернулся и откликнулся: Да? – он, кивнув ему, проговорил: Прощай – и свалил выстрелом в живот. Наступила тишина, которую все ощутили словно туман или жаркий зной. За это время Пелон поднялся, подошёл к тому месту, где беззвучно извивался на траве Мартышка. Подобрав камень размером с дыню, он раскроил голову яки и вернулся к огню. –Патронов,– заметил он,– и так мало. Бен Колл, которому подобные индейские шуточки были, вероятно, менее непривычны, нежели другим из присутствующих белых, сложил пальцы обеих рук. –Да,– заявил он по-испански,– но тебе не следовало расходовать и этой одной пули. Солдаты, конечно, услышали. –Ну, конечно, услышали,– улыбнулся Пелон.– А коли так, среди всех этих скал и крутых холмов да жёлтых гор, напоминающих сгнившие пни, как они узнают, откуда он раздался? Оттуда? Отсюда? Отовсюду? –Верно,– согласился Бен Колл.– А потом, они к тому же солдаты-бизоны, а сейчас ночь. Они боятся тьмы. Знаешь, как и многие индейцы. –Да,– кивнул Пелон,– и многие белые люди. Политик Санчес, помахав рукой, добавил: –Си, амигос, и даже некоторые мехиканос, а? На что раздался лёгкий смешок со стороны Пелона, и вождь бандитов, оттаяв, продолжал в более спокойном тоне: –Взглянем на этот несчастный случай с более благоприятной стороны,– предложил он.– Неприятно терять столь славного бойца, как Мартышка, но следует быть честными: он поднял бы бузу среди нас, раньше или позднее, из-за этой своей безграничной ненависти к йори. Как только мне стало ясно, что наша компания отправится из этого лагеря наполовину белой, Мартышка, естественно, уже был мёртв.– Он, защищаясь, выставил вперёд руки, как только увидел протестующие гримасы Маккенны, Вэчела и Деплена.– Не будьте столь поспешными в своих осуждениях, друзья,– сказал он.– Могли ли мы позволить Мартышке уехать отсюда, зная, что ему известны наши планы? Предпочёл бы кто-то из вас, чтобы столь точная информация стала достоянием, скажем, властей Хила-Сити? Или армейских офицеров, расквартированных поблизости? Ты, Бенито,– сказал он, выделяя Колла,– был бы ты доволен, будь твоё имя упомянуто вместе с моим в этом маленьком приключении? Я имею в виду после такого дела, как то, что у нас произошло на ранчо с белой девушкой? –Нет,– ответил Колл просто,– едва ли. –Думаю, что и так ты знаешь уже слишком много о верёвках, а, Бенито?– Он издал при этом свой быстрый лающий смех, и Колл, который был участником родео и определённо одним из лучших мастеров лассо на Юго-Западе, кивнул снова и без улыбки ответил: –Да, амиго, это так, человек может повредить себя, шутя с верёвкой. –О да,– отвечал Пелон,– особенно если их держат другие, а, компадре? Либо наброшены на ветвь удобного дерева? Прямо над твоей собственной осёдланной лошадью? С затяжной петлёй на висящем конце? Всё, конечно, только в шутку. –Конечно,– ответил Бен Колл. –Значит, мы поняли друг друга? –Если ты хочешь сказать – понимаю ли я, что меня могут повесить за сделанное тобой на ранчо Стэнтонов, будь я пойман в компании с тобой, ответ положителен. Тут ты привёл важный аргумент. Я въехал в Хила-Сити только вчера. У меня могли быть неприятности при отчётности за день предыдущий. Продолжай. –Что ж,– пожал плечами Пелон, указывая на Маккенну и белую девушку,– поскольку эти двое твоих друзей имеют ту же ставку в игре, что и ты – собственные жизни,– не надо долго спорить по поводу необходимости покончить с яки. Кроме того, для меня это был пундонёр. Вопрос чести. –Вот как?– осведомился Бен Колл.– Каким образом? –Из-за моего договора с Маккенной,– ответил Пелон Лопес.– Я дал ему слово, что мы выедем из этого лагеря с одним белым человеком на его стороне на каждого из моих мучачос. После того, как ты смог найти только двух людей, выезжая из Хила-Сити, это создавало неловкость. Как хефе, мне нужно было по справедливости отреагировать на неё, уравнивая шансы. Глен Маккенна оставил чашку с кофе. Даже прожив одиннадцать лет среди апачей, он был потрясён жестоким хладнокровием этого заявления. –Ты хочешь сказать,– прервал он осторожно,– что убил этого индейца, чтобы уравнять стороны нашей группы? Пелон пожал широкими плечами, извиняясь. –Что ж, Маккенна,– осведомился он,– надеюсь, ты умеешь считать? –Умею. –Тогда посчитай вместе со мной: допуская, что Хачита поступит, как обещал, и отвезёт старого Энха на ранчерию Нана, в моей партии оставалось пять человек. Далее появляется Бенито с двумя гринго, и это составляло только четырёх с твоей стороны. Пять и четыре – неравные числа. И вот мой друг Мартышка предлагает решить эту проблему, оставив нас. Я всего лишь позаботился, чтобы он не переменил своё намерение, и, дьявол возьми, вот нас четверо на четверо. Спор чести разрешён достойно, и Пелон сдержал своё слово. Чего ещё тебе нужно? Вопрос был явно риторическим. Но Беш, стройный потомок вождя чирикауа, Кочиса, не был искушён в подобных изяществах стиля. –Только одного,– ответил он своим примечательным голосом.– Нужно пересчитать всех ещё раз. –Что?– спросил Пелон, вставая.– Пересчитать? Зачем? –Из-за Хачиты,– ответил Беш.– Он не едет на ранчерию Нана. Он поедет с нами в Сно-Та-Хэй. С этими словами юноша-апаче встал тоже. Он и бандит-полукровка смерили друг друга взглядами сквозь пламя костра. Пелон нарушил молчание. –Но это Хачита сказал, будто поедет на ранчерию Нана. Я не просил его ехать. –Я говорю за Хачиту. Спрашивайте у меня. –Ладно. Ты разрешаешь Хачите ехать с телом старика в деревню Нана? –Нет. –Почему? –Не могу сказать. –Это твоё последнее слово? –Зависит от… –От чего? –От того, как ты поступишь с тем револьвером, который взводишь сейчас под серапе. –Что ты хочешь сказать? –Вынь револьвер и посмотришь. –О-о? Ну, допустим. И что я увижу? –Не знаю,– ответил Беш,– потому что не знаю, что видит человек, когда ему раскроят череп топором. Лицо Пелона стало пепельно-серым. Глаза всех, кроме его собственных, были устремлены в ночную тьму у него за спиной. Он видел выражение изумления на лице Санчеса и остальных. –Можно посмотреть?– спросил он Беша. –Да, но очень медленно. Пелон повернул свою большую голову с бесконечной осторожностью. Позади него, подняв сверкающий топор, готовый расколоть эту голову от плешивого темени до челюсти с бородой, ждал великан-мимбреньо, Хачита. Как он оказался там незамеченным и неуслышанным, представить себе было невозможно. Пелон Лопес не готов был ответить на этот вопрос, он повернулся к Бешу столь же осторожно, как только что к Хачите. Пожав плечами, он улыбнулся, застывшими глазами глядя на привлекательного молодого апаче. –Так, значит, твой друг Хачита отправляется с нами в Сно-Та-Хэй,– сказал он.– Подуй ветер в мою сторону, всё было бы по-другому. –Да,– заметил Беш.– Ты учуял бы его по запаху. –Может статься, я ещё учую его по запаху,– сказал Пелон. Беш промолчал. 15Решение в Нечаянных Травах Пелон, конечно, освободил Маккенну и белую девушку перед прибытием Бена Колла и людей из Хила-Сити. Он, без сомнения, почувствовал, больше того, высказал это Маккенне, что неудобно, если один из деловых партнёров будет находиться в цепях, а второй – на воле. У новых компаньонов может создаться превратное впечатление обо всём соглашении. Таким образом, на совете, проходившем теперь за кофе у костра, у всех были права и свободы. Даже индианки, Лупе и Сэлли, стоявшие перед тем на страже в скалах, были отозваны сигнальным лаем койота, дабы участвовать в обсуждении плана боевых действий. Вскоре, однако, возникли разногласия. Маккенна, с запозданием делая шаг в сторону объединения своей партии, подошёл к Бену Коллу. –У тебя, должно быть, было достаточно ясное понятие,– сказал он,– о том, во что ввязываешься. –Да,– сказал Колл.– Тут не пахнет деловым соглашением, когда посланцами выступают бронко-апачи. Кроме того, я знаю Пелона. –Я тоже,– выразительно вздохнул Маккенна. –Я пришёл из-за Зайбера. Он лежит в больнице в Прескотте со своей увечной ногой – той, что апачи давным-давно прострелили ему в Сан-Карлосе. –Она так и не зажила,– прокомментировал Маккенна.– Плохо дело. Видно, теперь и не заживёт. –Индейский свинец,– сказал Колл,– никогда хорошо не заживает. Маккенна никак не отреагировал на это замечание и спросил Колла, понял ли тот, что ему, Маккенне, предстоит возглавить партию белых людей во время поездки. Колл пожал плечами и обезоруживающе осклабился, что делал всегда в ответ на всё, и Маккенна принял это как знак согласия. Затем он рассказал ему о девушке по фамилии Стэнтон, на что, к его удивлению, Колл ответил, будто Беш уже рассказал ему об убийствах на ранчо и о том, что похищенную девушку держат в качестве заложницы. –Можно сказать,– улыбнулся он,– что свидание с ней здесь попадает в ту же категорию, что и встреча с только что убитым яки и Бешем, в кустах под Хила-Сити. Это не совсем то место, где вы стали бы искать воспитанную молодую девушку своего рода-племени, Выражаясь иначе, мне ясно, что нам следует либо поднять бунт, освобождая тебя и её, прямо здесь же, либо отправиться в Сно-Та-Хэй на условиях Пелона. Что до бунта, мы не можем рассчитывать на Вэчела и Деплена, мне кажется, затеять что-либо сейчас будет самоубийством. –Я думаю так же,– сказал Глен Маккенна.– Значит, решено? Будем голосовать за путешествие? –Да. Маккенна поглядел на Бена Колла, размышляя, какие из его доводов были подсказаны здравым смыслом, какие – знанием разбойников-ренегадо, а какие – известной алчностью белого человека и интересом к прославленному богатству Затерянных Копей Адамса. Он подумал было выспросить его напрямик, потом решил, что место и время этому не соответствуют. Поэтому он кивнул в ответ на Коллово да, обернулся к Пелону и сказал: Ладно, хефе, моя партия готова. И именно в этот миг начались разногласия во мнениях. –Хорошо,– сказал предводитель разбойников,– вы сядете по ту сторону костра, мы останемся здесь.– Он махнул своим людям, сделав знак присоединиться к нему. Молча они повиновались. Старая Малипаи и Сэлли также подтянулись поближе. Люпе, толстуха-пленница из племени пима, тупо сидела на скале отдельно. Целый день, проведённый ею с Сэлли в дьявольском зное холмов, едва не убил её, и сил у неё осталось всего на одно дыхание. Девушка по фамилии Стэнтон, едва Малипаи оставила её, заколебалась. Заметив это, Маккенна быстро прошёл к ней и взял за руку. –Пошли,– сказал он.– Ты слышала, что сказал эль хефе. Он сказал, что наша сторона усаживается здесь. Пелон сразу же выступил вперёд. –Постой,– вмешался он.– Я вовсе не то сказал. Я сказал, что моя сторона сидит здесь, а твоя – там. Я ни словом не обмолвился о девчонке. Ты хорошо помнишь, Маккенна, что мы уговорились не считать женщин. –Мы не уговаривались об этом,– возразил бородатый золотоискатель.– Мы условились не считать женщин, разделяя стороны. –Ну, и в чём разница? –Разница в том, что она – на нашей стороне и принадлежит к ней. Она – белая. Она идёт с белыми. Маккенна не понимал, отчего это он внезапно пошёл на приступ, когда только что сам условился с Беном Коллом не делать этого. Но что-то произошло с ним, он взял девушку за руку, и она, посмотрев на него, быстро сжала её своими тонкими пальцами. Это прикосновение, этот совершенно естественный рефлекс пожатия, возвращающий его пожатие, сообщил ему прилив отчаянной энергии. Теперь же, обнародовав свой ультиматум и увидев ярый гнев на лице Пелона, он подивился, отчего, как, во имя Божьего промысла, у него, здравого, практичного, крепкоголового Глена Маккенны, сорвалась с языка эта явная провокация к насилию и несчастью? В неловкой тишине, которая последовала за его поспешным вызовом, однако, он получил неожиданную поддержку. –Конечно, она на нашей стороне!– вдруг огрызнулся крысообразный человек по имени Вэчел.– Какого чёрта ты ожидал от нас? Чтоб она ушла к вам? Маленький золотоискатель не знал лично Пелона Лопеса и, таким образом, не отдавал себе отчёта в смертельной опасности, в какую попал, его поступок следовало воспринимать как дань фронтирной чести Запада, и ничего больше. Бен Колл не сдвинулся с места, как и великан канадец, Деплен. Но не Глен Маккенна. Сглаживая ситуацию, он проговорил мягко Пелону: –Ну, хефе, что скажешь? Ты здесь начальник. Лысый как гном, полукровка яростно пронзил его взглядом. Но бородатый золотоискатель уловил в нём и нечто такое, что позволило ему тут же воспользоваться слабым местом противника. –Пока ты размышляешь о том, убить нас здесь или подождать, когда мы приведём тебя в Сно-Та-Хэй, подумай и обо всём этом золоте там, на высоте, что лежит свободно, толстым слоем, сверкая и переливаясь в траве. Крепко подумай! Пелон повиновался побуждению алчности. Та часть его натуры, которая была чужеродной для апаче, оказалась сильнее крови краснокожего. Жажду золота, перешедшую к нему от отца-испанца, настоянную на четырёх столетиях, невозможно было растворить в языческом восприятии прекрасной земли, что была религией дикой расы его матери. Семя конкистадоров оказалось слишком сильным на скудной почве апачей. Пелон Лопес закинул назад свою морщинистую безобразную голову. Его взрывчатый невесёлый смех ворвался в круг, дребезжанием взорвав тишину. Он обхватил своей мощной рукой плечи Маккенны. –Маккенна! Омбре! Амиго! Мы – партнёры. Ну, конечно же, девушка может сидеть на твоей стороне. Ты не способен оценить маленькой шутки? Маккенна, переведя дыхание, обдумал этот вопрос. –Да,– наконец решил он.– Думаю, что могу, Пелон. Большое спасибо. –Пустяки,– махнул рукой щедрый хозяин – Повернёмся к нашему обсуждению. Амигос, мучачос, омбрес, мухэрес! Мы отправляемся в Сно-Та-Хэй, ко всему золоту, что лежит в Затерянной Копи Адамса. Садитесь рядом с Пелоном Лопесом, вашим бедным и скромным хефе, и скажите ему, как именно вы хотите, чтоб он вёл себя на счастливом пути, что лежит впереди… Маккенна возвратился к девушке по фамилии Стэнтон и ещё раз взял её руку в свою. Ничего не было сказано, но в том не было и нужды. Пожатие их пальцев высказало всё. 16Револьверный дым и серапе Ближайшей проблемой были солдаты-бизоны. Нечаянные Травы, оазис апачей в пустыне Выжженного Рога, на самом деле был тайным местом для привала. Труднопроходимая тропа, извивами спускавшаяся вниз три мили до Яки-Спринг, служила единственным входом (и выходом) на чудесную поляну, удобную для отдыха лошадей и вьючных животных. Это, конечно, как теперь обрисовал своим слушателям Пелон, было веской причиной, почему апачи не пользовались убежищем в качестве обычного водопоя. Едва только секрет тропы становился известен врагу, стоянка превращалась в ловушку. Пелон и другие пользовались им лишь тогда, когда непосредственной погони, да, по сведениям, и белых людей вообще в округе не было. Неожиданное прибытие кавалерии негров, их нахождение в непосредственной близости к партии из Хила-Сити, таким образом, создавало самый настоящий кризис. –Товарищи,– воскликнул Пелон, разводя руками,– эти чёртовы чернокожие солдаты, встав лагерем здесь, у ручья, требуют нашего внимания. С рассветом они станут выяснять, что случилось с Бешем и другими, за кем они гнались от Хила-Сити. И надолго их не обманешь. Не забывайте, что их ведёт грамотный белый офицер и что у него есть пёс-ищейка, на четверть апаче, в качестве скаута. Некоторые из нас знают этого самого скаута, и даже слишком хорошо. Зовут его Юный Мики Тиббс. Отец его был первым Мики Тиббсом, полубелым, полуапаче, и на все сто – сукиным сыном, целиком из былых времён. Матерью – чистокровная скво мескалеро. Одно время её разыскивали из-за двух белых, убитых во сне, ради старого мула и куска бекона. Вот наилучшая порода хешке, какую можно найти, а этот Юный Мики – зловреднее жеребца-мустанга. Он, правда, всего-навсего мальчишка, однако прямо из ада. Едва назавтра взойдёт солнце, он отыщет эту тропу к Нечаянным Травам. Скорее всего он уже знает о ней от какого-нибудь жалкого пьяницы, родича-мескалеро, который продал её за пинту тулупаи. Пелон вздохнул и покачал головой. –Спросите у Беша,– предложил он остальным.– Он скажет вам, как я сказал,– эти солдаты-бизоны заперли нас здесь. Мы могли бы уйти пешком, но не годится отправляться пешими к Сно-Та-Хэй. Вот так. –Ты хочешь сказать,– осведомился Санчес,– что нам следует вступить в драку с солдатами или бежать пешком через эти гряды скал? –Нет,– сказал Пелон,– мы можем встретиться поутру и сдаться им с самыми добрыми чувствами. Конечно, чувства уже не будут добрыми, когда солдаты приведут нас в форт и проденут шеи в верёвку. Маккенна, наблюдая за говорившим, вновь услышал тот инстинктивный голос, однажды подсказавший ему, что где-то глубоко внутри этого бандита-убийцы из Соноры тлеет слабая искра человеческого достоинства, чего не скажешь про большинство обычных преступников. –Значит, ты считаешь, что нам следует биться или бежать,– уточнил Санчес, сам по себе, конечно, не подверженный добрым чувствам,– не так ли? Пелон, повернувшись к нему боком, бросил остальным: –Простите его, он – солдат мексиканской армии, федералес. Они не дерутся, если их не наберётся сотня против ваших десяти. –Что ты предлагаешь, хефе? – спросил Маккенна.– Ведь не думаешь же ты, что белые люди станут сражаться против солдат там внизу. Другой путь есть? –Да,– ответил Пелон быстро.– Вам хотелось бы послушать? Не торопитесь, скоро услышите. Он замолчал, изучая всех. Маккенна подумал, что к своим людям Пелон присматривается внимательнее, чем к тем, кто сидел по белую сторону очага. Было ясно: что бы он ни намеревался предложить, его план содержит элемент риска, даже, быть может, семена прямого бунта. Рыжебородый золотоискатель весь напрягся. –Нам нужно,– продолжал Пелон,– ещё больше отделить плевелы от пшеницы. –Что это значит?– резко спросил Санчес. –Нас всё ещё слишком много. Потери Лагуны и Мартышки недостаточно. Должны уйти и другие. –Ты хочешь сказать,– вмешался Беш, апаче,– что будут ещё убийства? –Вовсе нет. Я не сказал этого слова. –Не в слове дело,– отозвался Беш.– Как насчёт смысла? –Смысл,– отвечал Пелон,– просто вот в чём: одни из нас отправятся в Сно-Та-Хэй, другие – нет. –Мы вернулись к той ситуации, когда Хачита встал позади тебя с топором,– заметил Беш. –Нет, нет,– отрицал Пелон, поспешно оглянувшись посреди фразы.– Ты совсем не уловил моей мысли. Я хочу сказать, что мы согласимся на том, кто поедет, а кто нет. –Как это сделать?– пробормотал Санчес. –Легко,– сказал Пелон.– Этот вопрос решу я. –Ты?– прервал Вэчел, намеренно обращаясь по-английски, хотя говорил по-испански так же хорошо, как туземец.– Я не доверил бы тебе решать, сколько волос на бильярдном шаре.– Он жестом указал на своих белых спутников.– Это мы будем решать всё, что потребует решения, ясно? Пелон вновь пожал плечами и развёл руками. –К счастью, коротышка,– сказал он,– у нас нет предмета для спора. Я имел в виду, что моя половина слишком велика. Тотчас же Беш и Санчес вскочили на ноги, а великан Хачита без спроса подошёл и встал рядом со своим другом Бешем. Никто из апачей ничего не сказал, предоставив дезертиру из мексиканской армии, сержанту Венустиано Санчесу, выразить общее удивление. Последний подошёл к своей задаче весьма нерешительно. Всего несколько минут назад Пелон раскроил череп Мартышке. Всего минута прошла с тех пор, как Хачита занёс топор, чтобы разнести череп Пелону. Смерть витала всюду во тьме Нечаянных Трав. Санчес мрачно кивнул. –И кого ты исключаешь?– спросил он. Мгновение Пелон взирал на него, затем разразился своим леденящим смехом. Когда он совладал со своим весельем, то положил дружескую руку на плечо своего мексиканского товарища и сказал с теплотой в голосе: –Венустиано, старый приятель, не думаешь ли ты, будто я включил тебя в столь несчастливое число? Тебя, кто был со мною на дюжине троп? Тебя, кто значит для меня больше, чем родной брат? Во имя Господа, как можешь ты стоять там и сомневаться во мне? Лицо Санчеса посерело ещё больше. Голос его задрожал. –Значит, ты действительно хочешь исключить меня,– прошептал он. –Ну, конечно,– весело заявил Пелон.– Как мог ты когда-либо подозревать иное, старина? Он доставил своему мексиканскому лейтенанту ещё один болезненный момент, затем неожиданно обнял его. Санчес не знал, смеяться ему или плакать. Но когда Пелон отпустил его и отступил, верхняя губа разбойника искривилась в той гримасе, которая, как все знали, считалась улыбкой. –Однако, дорогой товарищ,– добавил он,– разлука не будет долгой. Она не будет даже болезненной. Ты – профессиональный солдат, Венустиано. Ты знаешь, бывает, что иногда приходится повиноваться приказу, с которым ты не до конца согласен. Я прав? –Как всегда,– проглотил комок Санчес.– Чего ты от меня хочешь, хефе? Пелон махнул своей медвежьей лапой, приглашая остальных. –Собирайтесь ближе и слушайте,– повелел он всей группе.– Каждый должен всё хорошо понять, поскольку ошибок не должно быть. Сокровища, подобные тем, что лежат в Каньоне-дель-Оро, не завоёвываются без большого риска. Обман, который мы должны ныне употребить по отношению к солдатам-бизонам, заключает в себе малый шанс неудачи. –Это означает,– сказал Бен Колл тихо,– что кому-то предстоит быть убитым? –Бенито, я поражён. Ты, и задавать такой вопрос? –Извини,– осклабился Колл.– Я не собирался забегать в мыслях вперёд тебя. –Забегание вперёд придаёт тебе очарование, Бенито,– сказал Пелон с не вполне искренней сердечностью прежних диалогов с высоким белым.– Будь добр, однако, выслушать меня. Ведь мы говорили о куче золота там, в Сно-Та-Хэй. Оно стоит большого риска. –Согласен,– кивнул Бен Колл и замолчал. –Маккенна,– сказал Пелон,– а ты тоже всё ещё со мной? Ты тоже по-прежнему жаждешь сокровищ Адамса? –Пелон,– ответил бородатый золотоискатель,– у меня нет другой жажды, кроме как сохранить жизнь. Поэтому я по-прежнему с тобой. –Сказано искушённым человеком,– изрёк вождь-разбойник,– я буду следить за Маккенной столь же тщательно, как слежу за Бенито,– пообещал он,– но по другим причинам. –Бога ради,– вмешался Вэчел,– отбросьте вы причуды испанской болтовни! Если у тебя есть план прошмыгнуть вместе с нами из этого кармана, поросшего соснами, вниз, сквозь лагерь кавалерии, без того, чтоб нас не перестреляли к чертям, давай его сюда! –Нетерпение дорого обходится,– укорил его Пелон.– Не строй из себя мартышку, Вэчел. Маккенна и Бен Колл переглянулись. Оба уловили акцент, сделанный на слове мартышка. Оба поняли намёк бандита. Вэчел явно упустил его. –Иди ты к чёрту,– прошипел он, и его крысиные черты вызывающе исказились. Пелон Лопес повёл широкими плечами, красноречивым жестом латиноамериканца выражая покорность. –Despues de Usted,– пропел он учтиво,– после вас. Одновременно с грациозным взмахом левой его правая рука сжала изношенную ореховую рукоять большого кольта под серапе. Он застрелил Вэчела с расстояния не больше восьми футов, из-под серапе, и без видимого изменения позы и выражения лица. Низкорослый золотопромышленник медленно откинулся навзничь и упал, всё ещё держа в руке чашку с кофе. Когда Глен Маккенна инстинктивно подался вперёд к раненому, Пелон повёл дымящимся дулом кольта и сказал спокойно: –Не тревожься, мой друг, этот уже отправился к тому месту, куда сам себя пригласил. 17Тупик по-мексикански Пелон был прав, а Вэчел – мёртв. В молчании, которое последовало за подтверждением этого факта со стороны Маккенны, медленно поднялся Бен Колл. Он, как вошёл в лагерь разбойников, ни на минуту не откладывал в сторону своего винчестера. Теперь Колл держал его одной рукой, на полном взводе, прижав большой палец к курку, словно оружие это было револьвером. –Амиго, – тихо сказал он Пелону,– пришла пора. Это было всё, что он сказал. Не было никакого намёка, какая именно пора пришла. Но предводитель бандитов понял смысл сказанного. –Бенито,– сказал он,– ты, верно, шутишь? –Нет, поверь мне. –Ладно,– Пелон всё ещё держал кольт. Тот свободно свисал вдоль его правого бока, как и винчестер в опущенной руке Бена Колла.– Я верю. Колл наклонил голову, очень медленно и осторожно. –Я покидаю этот лагерь,– сказал он.– На тебя больше нельзя полагаться. Моя очередь может прийти следующей – всё из-под этого серапе. Я не хочу ждать её. На вид Пелон был глубоко обижен. –Но, Бенито,– пожаловался он,– что мне было делать? Ведь я – начальник. –Не надо мной,– заявил Бен Колл.– Я ухожу. Пелон обдумывал ситуацию. У него были основания для уверенности, что Колл способен управляться с коротким винчестером, как он сам – с тем же эффектом, на столь же малом расстоянии. Маккенна был безоружен. Деплен вооружён. За спиной, Пелон знал, оба апаче стояли наготове с ножом и топором. Но для кого? Этого Пелон не ведал. Он надеялся, что они остаются на его стороне. Так сказал юный чирикауа. Апачи обычно держат слово. То есть чистокровные апачи. Но при теперешнем раскладе никто ни в чём не мог быть уверенным. К тому же индейцы высоко ставили Бена Колла. И он, Пелон, знал, что Беш, по крайней мере, уважал Глена Маккенну. К тому же существовало это дело с убийствами на ранчо Стэнтонов, которое так разгневало юного апаче. Пелон колебался и был в неуверенности; положение, казалось, зашло в тупик. –Что ж, Бенито,– сказал он с пожатием плеч,– давай. Ты пришёл по собственной воле. Уходишь так же. Бен Колл покачал головой и улыбнулся своей приятной улыбкой. –Нет,– сказал он,– я не уйду так, как пришёл, Пелон. Я возьму с собой девушку с ранчо Стэнтонов и Маккенну. Деплен может уходить или остаться, как пожелает. Я не отвечаю за него. –Бенито,– просительно проговорил бандит,– ты унижаешь нашу дружбу. Что значил для тебя этот Вэчел? Оборванная крыса, а не человек. Ничто. Пёс с норовом. –Ты убил его ни за что, Пелон. Его на этом привале. Деплена на следующем. Меня на третьем. Тебе теперь невозможно доверять. Маккенна в безопасности оттого, что знает путь в Сно-Та-Хэй. Девушка тоже в безопасности: случись с ней что, Маккенна откажется плясать под твою дудку. Бен Колл в безопасности только оттого, что его винчестер нацелен на твоё брюхо. Ты подал добрый совет Вэчелу. Употреби его и для себя. Я – не Мартышка. –Я знаю, Бенито. Отложи ружьё. Поговорим. –Мы и говорим. –Ну, тогда оставь ружьё. –Оставлю,– сказал Колл,– когда окажусь там, внизу, в лагере кавалеристов. –И ты думаешь, я дам тебе уйти? –Почему нет? Пелон оглядел свою группу. Он ещё не разыграл своей тайной карты и лишь хотел увериться, что она всё ещё там, в колоде. Беш и Хачита застыли неподвижно. Они не сделали ни малейшего движения под взглядом Пелона. Но в данный момент они не заботили разбойника. Он глядел на своих женщин, на старую Малипаи и Сэлли. Обе скво апачей сидели, сгорбившись, поверх своих камней там, с краю освещённого круга. Обе были закутаны в грязные одеяла, защищаясь от нисходящего на землю холода ночи. Пока Пелон глядел на них, обе ответили ему лёгким, едва приметным кивком. Он обернулся к Бену Коллу. Пелон улыбался, и при виде этого сердце у Маккенны упало. –Ты спрашиваешь, почему нет?– спросил полукровка.– У меня есть для этого две причины. Мухэрес, покажите ему. Едва он отдал приказание женщинам, каждая словно едва повела плечами под одеялом. Но этого движения было достаточно. От него замызганные покровы раздвинулись настолько, чтобы обнаружить винчестеры старого образца, 73-го года, которые каждая из скво прятала под одеялом, держа на мушке группу белых в продолжение всей беседы у костра. Эти ржавые, но хорошо смазанные ружья теперь глядели настойчиво, не мигая, на Бена Колла. Большой белый человек, оказавшись под прицелом, застыл на месте. Вместе со своей улыбкой. Пелон извиняющимся жестом повёл плечами. –Я не знаю, как насчёт тех двух апачей,– сказал он, поводя левой рукой в сторону Беша с Хачитой.– Но знаю всё насчёт этих двух.– Он указал жестом на Сэлли и Малипаи.– Одна – моя сестра, а другая – мать, и они откроют стрельбу на убой так же верно, как мы стоим здесь, улыбаясь друг другу. Колл поглядел на женщин-апачей. –Jo lo creo,– проговорил он, и улыбка его увяла.– Я верю этому. –Поверь тогда и другому,– сказал Пелон.– У меня и в самом деле есть хороший план разделить наши силы таким образом, чтобы мы могли все пробраться мимо солдат-бизонов. Что же до того, точно ли его ждёт удача, знает лишь Господь. Но если он удастся, кровопролития не будет, и мы лишь одурачим солдат. Это ведь не преступление, так? –Нет,– подтвердил Колл.– По крайней мере, не больше, чем совершает большинство из нас ежемесячно. Но застрелить Вэчела было преступно, Пелон,– это именуется убийством. –Знаю, знаю,– успокоил его полукровка,– но ты ведь признаёшь, что Вэчел был вздорным человеком. Таким же был и Мартышка. Если я могу застрелить своего подчинённого, почему не могу застрелить и твоего? Я здесь главный или не я? Колл поглядел на Маккенну. Он слегка качал головой, и последний понял это как дурной знак, сердце его вновь упало. Если Колл возьмётся за винчестер, Маккенне не удастся его остановить. Начни тот стрелять, ему ничего не останется делать, как присоединиться к попытке вырваться из лагеря отщепенцев. Но он ошибся в сигнале Колла. –Пелон,– признал теперь тот,– быть может, ты и прав на манер апачей. По крайней мере, дай мне переговорить со своей стороной и выяснить, что она намерена делать. Бандитский вождь на момент нахмурился. –Можешь поговорить с Маккенной,– решил он.– Он у вас главный. Маккенна, который испытал за последние десять минут какие угодно чувства, кроме предводительских, густо покраснел. На его глазах было зверски убито двое людей, а он ничем, даже словом, не мог вмешаться, чтобы предотвратить или хотя бы возмутиться. Он лишь тупо стоял рядом и смотрел, как всё происходило, пытаясь только защитить девушку и отстоять её, и всё. Теперь, сознавая, что она следит за ним вместе с другими, он запоздало сказал Пелону: –Грасиас, но это Бен Колл возглавляет нашу сторону. Пелон скривился ещё сильнее. –В чём дело, Маккенна?– спросил он.– Я сказал, что это ты предводитель белых. Бенито – твой помощник, как Санчес – мой. Вот как обстоит дело, понятно? –Конечно, он понимает,– тихо заметил Бен Колл.– Для чего, ты думаешь, я собираюсь с ним говорить, если он не наш предводитель? –Ладно,– нетерпеливо бросил Пелон.– Давай начинай своё совещание. Только помни, что двое моих женщин следят за тобою с винчестерами. –Ясное дело,– улыбнулся Бен Колл,– и ты сам сделай то же, просто помни, что мой винчестер следит за тобою и за обеими женщинами. Надеюсь, мы доверяем друг другу? –Да, ради Христа,– отрезал разбойник.– Пошёл! Колл, держа свой карабин постоянно направленным на негодяев, отступил, пятясь задом, туда, где стояли Маккенна и девушка по фамилии Стэнтон. –Что скажешь?– спросил он тихо.– Похоже на тупик по-мексикански. Маккенна приподнял плечи, упрямо выставив челюсть. –Не хочется сознаваться в этом, друг,– сообщил он Коллу,– но я не в силах ничего придумать. Высокий, с осторожным взглядом человек только поглядел в ответ. Его внимательный взгляд не осуждал и не обвинял. Он лишь принимал то, что уже нельзя было исправить. На секунду Маккенне почудилось, что Бен Колл оказался здесь в положении наиболее естественном и знакомом для себя – в середине. Но если бы Колл и в самом деле играл за обе стороны, то следующие его слова полностью опровергли такую игру. –Ты считаешь, что нам следует драться, Маккенна?– спросил он. Бородатый золотоискатель скорчил гримасу, отчаянно размышляя. –Нет,– сказал он наконец.– Расстановка сил слишком неравна. Сложись всё наилучшим для нас образом, кто-то один и мог бы выбраться невредимым, но мисс Стэнтон по-прежнему останется в плену у этих дьяволов. Не пойдёт, Колл. Это не для меня. При упоминании собственного имени девушка молча выступила вперёд, оказавшись между двумя защитниками. –Мисс Сгэнтон зовут Фрэнси,– объявила она с едва заметной улыбкой.– Это краткая форма имени Франселия. Маккенна с Коллом переглянулись. –Очень приятно,– ответил Бен Колл,– быть рядом с леди, обладающей вашей храбростью, в месте вроде этого, мэм. Мы вам весьма признательны, не выразить словами, как много неприятностей вы отвели от нас, помалкивая и не привлекая лишнего внимания. –Я похожа на мистера Маккенну, мистер Колл,– промолвила та.– Дело не в храбрости, просто не в силах была придумать что-либо, чтоб открыть рот. –Ну, ясно,– согласился Бен Колл.– Я знаю, как это бывает, мэм. Они с Маккенной быстро посовещались. Также быстро пришли к согласию, что драться бесполезно – и даже больше того. Понадейся они хоть как-то выйти из этого приключения, всё равно было бы просто чудом избегнуть собственных надгробий; начни они только палить, прокладывая себе путь из винчестерного тупика, образовавшегося ныне между Беном Коллом и двумя скво из племени апачей… Не было никакого сомнения в том, что Колл мог нанести больший урон, чем две женщины-апачей. Не было также сомнения, что оставшаяся часть отщепенцев, несмотря ни на что, прикончили бы Колла. Эта арифметика была просто неизбежной. Когда минуту назад Колл делал ставку на то, чтобы похвальбой проложить себе путь из лагеря, он надеялся, что, оставшись среди чёрных кавалеристов, пойдёт при них скаутом-следопытом и в конце концов запрёт где-нибудь Пелона Лопеса, вынудив его выдать девушку с Гленом Маккенной. Теперь, однако, замысел этот был не живее почившего Вэчела. Им придётся пойти на сделку с Пелоном, констатировал Колл, хотя сам он поддержал бы неустойчивый статус-кво и подольше. Другими словами, на его взгляд, следовало принять план главаря бандитов на обход кавалерии, пусть это и делало их соучастниками возможных конфликтов с правительством. Если же у Глена Маккенны есть план получше, чтобы с большим изяществом выбраться из Нечаянных Трав, настало время его обнародовать. –Что скажешь?– спросил он Маккенну, обращая тёплую улыбку в морозный холод.– Сказать мне Пелону, что мы отправляемся с ним? Маккенна чуть не ответил согласием. Но тут, взглянув на живое лицо Фрэнси Стэнтон, переменил намерение. Хрупкая юная женщина не смотрела на Бена Колла, пока сам он глядел на него, принимая решение; её глаза были обращены на Глена Маккенну – эти зовущие, большие серые глаза – с такой нежной преданностью, словно на сотню миль от этой волчьей стаи, следившей за ними из-за гаснущего очага, не было больше никого из представителей мужского пола. Маккенна покачал головой и выпрямился во весь рост. –Нет,– тихо ответил он Бену Коллу.– Я сам ему скажу. 18Приманка Венустиано Санчеса –Нам надо спешить,– торопил Пелон.– Эта чёртова луна поминутно меняет место. К тому же Санчес теперь достаточно далеко опередил нас. Следует выступать. Как дела, Маккенна? Мы готовы? –Думаю да, хефе, – подтвердил бородатый золотоискатель.– Колл, ты готов? –Готов,– отвечал последний, выступая вперёд. Трое мужчин остановились, бегло осматривая оставшихся коней, сёдла и уложенный багаж. В уже отбывшей группе Санчеса были Лупе, пленница-скво из племени пима, и франко-канадский бродяга Рауль Деплен. Последнего выбрали на эту роль из-за того, что солдаты его не знали. Также и Венустиано Санчеса и, вероятно, женщину-пима. Таким образом, все трое могли правдоподобнее сыграть свои роли беглецов из лагеря разбойников. Санчесу и Деплену следовало въехать в солдатский лагерь у Яки-Спринг вместе с Лупе. В замешательстве, вызванном их появлением, внешние пикеты лагеря будут отвлечены. Пелон и прочие, следуя так плотно, как смогут, за Санчесом и Депленом, прорвутся мимо лагеря солдат-бизонов и скроются в открытой пустыне. Потом они обогнут холмы Яки с севера, подойдя к водопою апачей, известному под названием Черепов. Толстуху Лупе, рабыню пима, следовало оставить в солдатском лагере. Санчес и Деплен постараются ускользнуть прочь позже, когда лагерь отойдёт ко сну. Лупе, понятное дело, была слабым звеном в плане Пелона. Но ни один замысел не бывает без риска, это было ясно всей группе. В действительности же она не представляла существенной угрозы в задуманной игре. Лупе была женщиной глупой, ещё более отупевшей из-за своей тяжкой доли в качестве пленницы мескалеро. Она не говорила ни слова по-английски и почти ничего – на апаче. По-испански её речь сразу же выявляла полное отсутствие мышления. Белый офицер, командующий чёрным кавалерийским патрулём, едва ли обратит серьёзное внимание на подобное создание. Риск состоял лишь в том, что Юный Мики Тиббс вступит с ней в беседу как с индианкой и таким образом выудит у неё связную историю. Но у того едва ли будет на это время прежде, пока Пелон и все, кто с ним, не прошмыгнут мимо солдатского лагеря. Что же до Санчеса и Деплена, то эти старые вояки могли и сами о себе позаботиться. –Что ж,– сказал Бен Колл, нарушая молчание,– если мы идём, то двинулись. Как сказал Пелон, луна нам не друг, и не годится отпускать нашу приманку слишком далеко вперёд. –Постой,– запротестовал предводитель бандитов.– Я должен ещё раз проверить белую девушку. Мне нужно удостовериться, крепко ли держат эти верёвки и кляп. Вскрикни она или освободи руки – мне придётся пристрелить её. –Да,– отозвался Колл,– а тогда мне придётся пристрелить тебя, и кто знает, на чём все мы остановимся. Пелон, не ответив ему, проехал вдоль цепочки до Фрэнси Стэнтон, чтобы проверить её путы. Её лошадь располагалась между лошадью Беша и Сэлли. Пелон ехал первым, за ним – Малипаи и Бен Колл впереди Хачиты. Замыкал цепь Маккенна, который отвечал за вьючную часть табуна – трёх костлявых мустангов. –Ладно,– сказал, возвращаясь, Пелон,– Теперь поехали. Колл и Маккенна только кивнули и быстро двинулись к своим лошадям. Последний, вскакивая в седло, передал по цепи Пелону: –Двинулись, хефе! И предводитель бандитов, буркнув коням гортанное слово на языке апачей, повёл кавалькаду в нарастающем свете луны к началу тропы на Яки-Спринг. Пятью минутами раньше Санчес с Депленом выехали вниз по той же тропе в сопровождении тупоумной женщины-пима. Они уже скрылись из глаз среди чёрных валунов уходящей вниз тропы. Далеко внизу, в белом свете луны, ожидая их, лежала пустыня. С края скалы Нечаянных Трав Маккенна мог видеть её – простёртую, молчаливо прекрасную – там, за Яки-Спринг. Он мог видеть и затенённую серую расселину, ещё не наполненную светом восходящей луны, которая была каньоном, берущим начало у ручья. С такого расстояния и столь ясной, тихой ночью любые огни в солдатском лагере были бы заметны с высоты холма. Их и было видно. Маккенна ясно различал, как они пылают во мгле бивака у Яки-Спринг. Как и предсказывал Пелон, не все солдаты-бизоны спали. К счастью, последующий спуск не оставлял возможности для обмена мнениями по поводу этого обстоятельства. Тропа почти целиком приковывала к себе внимание, заставляя призывать весь навык и инстинкт выживания. Её ужасающая крутизна и пугающая узость требовали невероятной ловкости, даже от всадника, выросшего в каньонах. С внешнего края тропы маленькие индейские лошади, казалось, ступали копытами по воздуху. Насколько было возможно, Маккенна прикинул своё нынешнее положение. Ещё три дня назад он был бродягой, довольным жителем аризонских пустынь и гор. Он не задолжал ни одному мужчине, не знал ни одной женщины, владел лишь лошадью да седлом, ружьём и потрёпанным одеялом, один в целом мире. Он был другом кочевников-краснокожих да разбросанной горстки закалённых белых людей, что перегоняли скот и мыли золото в просторах дикого края. От случая к случаю он находил след золота где-нибудь в гравии у ручья, в сухом песке или заброшенной промоине под красными, охристыми стенами какого-нибудь не отмеченного на карте каньона. Эти скудные крупинки да изредка – несколько самородков размером чуть больше позволяли ему продержаться на луке да на кофе, на беконе, табаке и бобах да иметь про запас патроны. Ружьём он добывал мясо оленя и антилопы, когда встречался с ними или терпел нужду, и такая диета поддерживала его в бодрости и силе. Он пропадал в глуши и в нестерпимый летний зной, и в резком холоде зим, все те одиннадцать лет, что прожил здесь, не имея нужды в постоянном жилье и потому никогда не оседая на месте. На это у него был свой собственный взгляд, он почитал себя счастливым. После юности, проведённой в ученье, Запад стал для него избавлением от заточения оседлой жизни, от скуки больших городов на Востоке, где его беспокойный отец, будучи врачом, практиковал все те девятнадцать лет, что Маккенна провёл под его крышей. Теперь и миру, и свободе грозила гибель. Он ещё мог бы справиться с индейцами, мексиканцами и метисами. Он мог бы справиться и с Пелоном. Неравные силы их странной компании были теперь сбалансированы. Силы ренегатов, сократившись до лысого предводителя бандитов, Санчеса, Беша и Хачиты, были не более как состязательным количеством для Бена и Колла, Рауля Деплена и Глена Маккенны. В самом деле, белые люди их калибра могли вполне надеяться, что доберутся до Сно-Та-Хэй и вернутся на равных с эгоцентричным бандитом-полукровкой, дезертиром мексиканской армии и двумя аризонскими апачами, один из которых был всего лишь наполовину в уме, а второй – склонен к справедливости. Но, Боже правый, эта девушка! Какого дьявола Маккенна мог с ней поделать? Маккенна не знал. Но он знал, что если не случится ничего такого, что вычеркнет её из его жизни, то можно считать, что он провёл своё последнее лето в горах Могийон и прощальную зиму в иссушенных солнцем каньонах Солта. Он женится на Фрэнси Стэнтон и расстанется с былой одинокой жизнью, пусть даже это будет его последним поступком на свете. С той же абсолютной уверенностью он знал и ещё одно. Попытайся теперь кто-нибудь помешать ему, он задушит его голыми руками. 19Прорыв у Яки-Спринг В шести сотнях ярдов выше солдатского лагеря у Яки-Спринг находилась мрачного вида преграда – скалы. Здесь Пелон остановил всю группу, приказав поломать цепь и сгрудить лошадей, готовясь к рывку мимо кавалерийского лагеря, раскинувшегося внизу. –Помните,– сказал он Маккенне и Бену Коллу,– что ружьё моей сестры будет бдить над белой девушкой. Оба мужчины оглянулись. Они увидели, что Сэлли удерживает своего пони бок о бок с Фрэнси Стэнтон. Винчестер скво был неприметно прижат к боку девушки. Последняя старалась, насколько могла, сидеть спокойно, удерживая лошадь от прыжка. Но при обеих руках, прикрученных к седельной луке, и ногах – к лошадиному брюху, болезненные толчки ружья создавали явную опасность общей панической скачки. –Сестре Сэлли,– заметил Бен Колл тихо,– лучше перестать надавливать ружейным стволом так сильно. Если лошадь этой девушки выйдет из повиновения, пострадают все. При этих словах, обращённых к безносой скво, Пелон сердито выругался и, повернув лошадь, ударил двоюродную сестру по лицу тыльной стороной ладони. Тупой звук удара. Маккенне не нужно было напряжённо вглядываться, чтобы различить тёмную кровь в лунном свете. Однако скво в ответ на удар не двинулась, не произнесла ни слова. Пелон вернулся, по-прежнему ругаясь, в голову процессии. –Возьми её Йосен!– рычал он.– Она вроде чёртовой волчицы. Маккенна кивнул, поджав губы. –Нам нужно быть благодарными,– сказал он,– что ты не унаследовал такого же злобного нрава. Пелон прижал свою лошадь к лошади Маккенны. –Ты снова взялся шутить со мной? –Разве сейчас время обсуждать это?– отвечал рыжебородый золотоискатель. Пелон осклабился. –Нет, я думаю, нет. Чем больше я тебя узнаю, Маккенна, тем меньше доверяю. Всё дело в этих чёртовых синих глазах и в этом твоём невинном облике. Они всё время меня обманывают. –И вновь нам всем везёт,– ответил Маккенна.– Потому что твой облик внушает полное доверие. –Что это значит? –Именно то, что я сказал. –Маккенна, я тебя предупреждаю! –Намёк принят,– проговорил белый. –А вот ещё намёк, который лучше принять вам обоим,– вмешался Беш, заговорив впервые с тех пор, как они покинули Нечаянные Травы.– Говорите тише да смотрите за Санчесом с Депленом там, внизу, у ручья. –Это хороший совет,– заметил быстро Пелон.– Ты уже различаешь их там, Беш? Юный чирикауа внимательно вглядывался вперёд, чёрные глаза блестели. –Да,– сказал он,– я только что различил блеск луны на их ружьях. Будем уповать на то, что Юный Мики Тиббс не стоит нынче на страже. –Где расположились Санчес и Деплен?– спросил Пелон. –В том кустарнике близ лагеря, повыше солдат на скале. Скоро они появятся в самом лагере. Едва были произнесены эти слова, как снизу последовало подтверждение. Все они услышали голос Санчеса, а за ним – франко-канадский акцент Деплена, скликающего лагерь. Потом столь же явственно послышался стук копыт, значит, их спутники, насколько можно судить, выехали из кустарников навстречу сторожевым огням патруля. Перепуганные кавалеристы-негры вскакивали на ноги из-под одеял, в то время как их пикеты кричали им, чтоб они не стреляли, что прибывшие всадники – друзья или, по крайней мере, не индейцы. В то же время Санчес и Деплен кричали солдатам – один по-испански, другой на ломаном английском – то же самое, то есть что они не апачи и просто счастливы, что нашли здесь американских солдат. Всё вместе привело лагерь в совершенное смятение. Пикеты кричали своим товарищам-пехотинцам, чтобы не стреляли, белый лейтенант кричал на сержанта, растолковывая, что к чему, а трое-четверо цветных солдат палили из карабинов, невзирая на мольбы постовых прекратить огонь. Лучшего бедлама невозможно было организовать, имея загодя месяц подготовки и год счастливых случайностей. –Вперёд!– вскричал в торжестве Пелон ожидавшим его спутникам.– Боже мой! Мы могли бы пройти пешком мимо этих чёрных солдат, глядя, как они откликнулись на тревогу, поднятую Венустиано! –Может, и так,– заметил Бен Колл по-английски,– но я всё же предпочту лошадь. –Держись, Фрэнси!– Маккенна услышал, как сам окликнул девушку по фамилии Стэнтон. И тут, даже в диком галопе вниз по склону, он успел осознать, что впервые назвал её по имени. Он был настолько поражён этой внезапной утратой привычной холостяцкой осторожности, что проскакал мимо бурлящего лагеря чёрных кавалеристов и ещё полмили за ним в пустыне, прежде чем вспомнил о том, что солдаты приветствовали его залпами карабинов. В самом деле, отряд Пелона прорвался без происшествий. Это был славный, увлекательный, даже блестящий манёвр. Но окончательная победа была ещё впереди. Санчес и Деплен, завидев замешательство, вызванное среди негров хриплыми воплями Беша и Хачиты, добавили и свою долю разбойной изобретательности к дерзкому ходу своего предводителя. Оставив Лупе, скво из племени пима, в центре толпы восхищённых цветных солдат, которые пытались помочь ей спуститься с коня и успокоить её мнимые страхи, двое ловкачей тихо вывели собственных коней к валунам, прочь от сторожевых огней лагеря. Там они неспешно сели верхом и отъехали в ярком свете луны в пустыню, чтобы присоединиться к Пелону и прочим в тот момент, когда те объезжали холмы к северу от кавалерийского лагеря. Нельзя было лучше воспользоваться выпавшей им удачей. В обеих группах никто не был ранен. Никого из них солдаты не видели настолько близко, чтобы впоследствии узнать их; кроме Санчеса и Деплена, которые всегда могли заявить, будто у них понесли лошади. План Пелона Лопеса принёс золотые плоды храбрости, и перед мчащейся компанией полукровки теперь простирались только выжженные, безжалостные мили бескрайней земли. Только это стояло теперь между мучачос Пелона и неисчислимым богатством Затерянных Копей Адамса. Солдат-бизонов провели полностью. Юный Мики Тиббс всё ещё зевал, завернувшись в одеяло, когда Санчес с Депленом покидали кавалерийский лагерь. Как ни был ярок лунный свет, армейский скаут, вздумай он погоню, ничего не смог бы поделать до самого рассвета. Слишком много скал и острого известняка было там, куда они направлялись, чтобы даже Юный Мики смог в них разобраться без достаточного освещения. Пелон позволил себе роскошь лающего смеха и окликнул остальных, призывая успокоить лошадей, переведя их на лёгкую рысь. Таким аллюром они всё ещё могли достигнуть Черепов к рассвету. Они напоят лошадей и отдохнут несколько часов, зная, что солдаты-бизоны и Юный Мики Тиббс ещё только выступают из Яки-Спринг, тогда как сами они подъезжают к Черепам. –Клянусь Богом!– вскричал Пелон, ударяя по больному плечу Глена Маккенны, которого он вместе с Беном Коллом и Фрэнси Стэнтон пригласил скакать рядом с ним в этот миг торжества.– Даже для меня это была отличная ночная работа! Эти бедные цветные! Вы видели, как они бегали кругами, словно перееханные собаки? И палили в воздух? И вращали белками своих потешных глаз, словно безумные мустанги, что борются с арканом? Ай де ми! Можете ли вы представить себе, чтоб Пелон Лопес думал, будто эти чёрные обезьяны способны доставить ему неприятности? Ни Колл, ни Маккенна не ответили ему. Его огромная лысая голова угрожающе завертелась. –Что это?– с вызовом бросил он.– Всё ещё горюешь, что не смог перехитрить меня, Бенито? Ты, Маккенна, мой друг, тоже недоволен, что мои мозги лучше твоих в этой игре? –Ах нет, хефе, – отрицал Маккенна, увидев злобный блеск его глаз.– Мы просто ошеломлены. –Что ж, я не виню вас. Я несравненен. Глен Маккенна поглядел на него и кивнул. –Ты слишком скромен,– сказал он. –Всё шутишь, Маккенна? –Нет, хефе, но несравненен – столь ничтожное, мелкое слово. Ты заслуживаешь чего-нибудь позначительнее. –И у тебя, должно быть, есть лучшее название? –Да. Как насчёт отвратителен? Вождь разбойников выпрямился и гордо воссел в седле. –Я знал,– сказал он горделиво,– что однажды тебе придётся познать мою истинную природу. –Это было неизбежно,– признал Маккенна. Они ехали всю ночь. То была замечательная ночь. Пустыня благоухала так, как только способна пахнуть пустыня после невыносимо знойного дня. Солнечный жар запёк внутри каждого камня, внутри каждой крупинки песка и тоненького, стойкого к засухе растения весь его аромат. Теперь, за несколько часов прохладной тьмы, эти земные ароматы и едкие запахи полыни, медвежьей травы, нопаля и испанского клинка поднимались навстречу обонянию вместе с поднятой лошадьми пылью, пропахшей потом и седельной кожей, с крепким резким привкусом конского помёта. Это был тот сорт вина странников, которым люди породы Маккенны и Бена Колла упивались досыта. Пелон и Санчес, убийца и дезертир, также пали жертвами колдовства горячих песков и ночной прохлады. Так же как и стройный Беш и безмолвный Хачита. Даже мрачная Сэлли и иссушенная как мумия Малипаи глубоко вдыхали аромат ночи. Фрэнси Стэнтон тоже чувствовала его. Она была на удивление взволнована, а не испугана, и, к изумлению своему, обнаружила, что не ощущает усталости. Он был такого рода, этот ночной воздух пустыни, что превращал крестьян в поэтов, мужчин в мальчишек, женщин в девчонок и наоборот. Он даже делал философов из бандитов-полукровок из Соноры. И спорщиков – из рыжебородых золотоискателей и подозрительных бывших заместителей шерифа. Запах озона и влияние Дианы подействовали на всех. Малипаи захотелось ехать рядом с Маккенной и Фрэнси, в отдалении от Пелона и сплести для синеглазого горного инженера историю про эль хефе, всю подноготную вместе с подлинной историей отца Сэлли – не белого, а чистокровного апаче, великого воина, а также подробности печального недоразумения, из-за которого молодая скво лишилась своего носа. Маккенна не удивился, узнав из этого рассказа, что Сэлли была, как и её сводный брат Пелон, хорошей девушкой. Она вовсе не была неверной своему мужу, а просто попыталась доказать своему поклоннику, что её прелести недоступны. К несчастью, поблизости оказался муж. Не разобрав, что Сэлли оставалась верна ему, он отказался её слушать, просто заявив: трудно отвадить ухажёра, показывая ему то, чего у него нет. Достал свой нож и поставил отметину стыда на своей преданной супруге. –Именно подобные поспешные ошибки,– заявила старая дама,– превращают жизнь в запутанный клубок. Если бы мужчины способны были слушать, вместо того, чтобы хвататься за нож да ружьё, в мире было бы куда меньше забот. Маккенна, собравшись слушать ещё, вежливо осведомился о том, нет ли у Сэлли и Пелона ещё братьев и сестёр, и тут же был раздосадован, увидев скакавшую сразу позади них скво с пугающим взглядом, ту самую, история которой была только что рассказана. Она явно слышала каждое слово, переданное её матерью, и всё время следила за Маккенной. Только он подивился этому взору, как мрачная скво внезапно перевела взгляд на Фрэнси Стэнтон, прежде чем вновь обратить его на Маккенну, и тот понял, что заставляло Сэлли метать глазами искры в свете луны. То была не только плотоядная страсть к нему, но и ненависть к белой девушке. Тут он понял, что отныне нельзя позволять, чтобы Фрэнси оставалась наедине с апачкой, сестрой Пелона. Не должен он позволить и чувственной индианке оттеснить его от остальных. Что она убьёт белую девушку, чтобы добиться своего – яснее ясного… и всё же в мягкой атмосфере пустынной ночи, красота которой пробудила в их странной компании новое чувство – некое подобие дружелюбия, такой поступок казался невозможным. Но Маккенна знал, что он вполне согласуется с понятиями апачей. Резко отведя взгляд от Сэлли, он вернулся к Пелону, Бену Коллу и Венустиано Санчесу. Сэлли подождала остальных апачей – Беша и Хачиту. Малипаи, оставшись наедине с Фрэнси Стэнтон, освобождённой от кляпа и пут по приказу Пелона, кивнула белой девушке, пробормотав: –Жаль, что ты не говоришь по-испански, мучача; я б рассказала тебе кое-что о той плосконосой стерве, там, сзади. Ты мне пришлась немного по сердцу. Ты костлява и крепка, как и я. Но ты хорошенькая. А я никогда не была хорошенькой. Может, поэтому ты мне и приглянулась. А может, и то, что я знаю – Маккенна любит тебя по-настоящему. И это движет моим сердцем. Неважно. Я всё же хотела, чтоб ты поняла, о чём речь, бедная ты чёртова дура. Эх! Да мне-то что! Ты б, верно, только плюнула мне в лицо за мою заботу. В конце концов, ты белая, а я всего только чёрная, до безобразия красно-коричневая, словно старая бизонья шкура, высушенная солнцем. Чёрт с тобой! Надеюсь, Сэлли перережет тебе глотку! Она завершила свой испаноязычный гнев гортанным проклятием на апаче, но Фрэнси Стэнтон улыбнулась, протянув руку, и похлопала сморщенную когтистую лапу Малипаи. Старуха, как змея, зашипела и убрала руку, словно обугленную, как головешка, Но в лунном свете белая девушка заметила блеск слезы в старых глазах матери Пелона Лопеса и улыбнулась снова, сказав тихим, приглушённым тоном: –Я не думаю, чтоб ты меня обидела. Не знаю, что ты сказала, но почему-то не боюсь тебя.– Она нахмурилась на миг, пытаясь придумать, как передать старухе то, что сама чувствует и думает. Наконец серые её глаза просияли. Протянув руку, она дотронулась до груди безобразной скво повыше сердца. Затем прижала руку к собственному, произнеся одно слово: Друзья. Смысл этого слова понятен на любом языке, в любой стране, как никакое другое. Старая скво изумлённо оглядела её. Глаза их встретились и сказали что-то друг другу, затем расстались. –Не знаю,– прошептала старая дама по-испански,– не знаю… 20Неладно что-то у Черепов –Теперь осталось недолго,– сказал Пелон.– Ай! Только вдохните этот свежий рассветный ветер! Что была за ночь!– Он экспансивно взмахнул рукой, одарив Маккенну своей безжизненной улыбкой,– Признайся, старина, ты знаешь, что я прав. Ты так же взволнован, как и я. Этот Юный Мики Тиббс! Эх! Он явно не то, что его отец, старик. Я думал о нём лучше. Но невозможно создать двух человек столь коварных и злобных, как Старый Мики Тиббс. Он помолчал, вдохнув пустынного воздуха, почмокав толстыми губами так, словно тот был хорош на вкус. –Видишь ли, амиго, дело вот в чём. Если, как я сказал прежде, Старый Мики был целиком сукиным сыном, тогда, ха-ха-ха, придётся признать, что молодой – всего лишь наполовину сукин сын, а? По крайней мере, вполовину, чем его отец. Что скажешь об этой шутке, Маккенна? Нравится? –Не так, как та, что поведала мне твоя мать сейчас о твоей сестре Сэлли,– сказал белый золотоискатель.– Но я признаю, что ты унаследовал кое-что от дара старой дамы рассказывать истории. Отчего ты не сказал мне сразу, что она твоя мать, Пелон? Это тайна? –Что ж, и да, и нет, амиго. В конце концов нет большой чести быть матерью Пелона Лопеса.– В его словах внезапно прозвучало слабое эхо серьёзности, ещё одна теплящаяся искра человеческой слабости, которую, казалось Маккенне, он уже чувствовал прежде. –Я, однако, рассказывал тебе о Сэлли. Ты не скажешь, что я был лишь наполовину честен с тобой. А кроме того, какая разница? Маккенна взвесил свой ответ. –Разница в том, тот ли ты человек, каким мне представляешься. Я видел, как ты убил сегодня ночью двух человек; дважды ты нападал на меня, словно безумный, без всякой причины, а ещё – ударил Сэлли перед тем, как мы промчались мимо солдатского лагеря, и всё без видимой необходимости. Но всё-таки я думаю, что ты не Мартышка, не животное, как он. –Какой же я тогда зверь? –Плохой, но такой, у которого никогда не было возможности стать хорошим. Ты уже слишком стар нынче, чтобы перемениться, но мне всё-таки кажется, что ещё можно взрастить семена чести, унаследованные тобой от испанского отца. Ты знаешь что-нибудь об испанской религии, Пелон? –Ха! Я всё о ней знаю. Все падре – это свора лживых псов. Они спят с сёстрами, крадут умы маленьких детей, отбирают деньги у бедных и отсылают папе в Рим, и всего этого достаточно, чтобы заставить честного разбойника покраснеть за свои грехи. –Понятно,– сказал Маккенна,– я вижу, ты сторонник революции, таковы идеи Бенито Хуареса. –Это мои идеи,– настаивал Пелон.– Правда, этот Бенито был великий человек. Герой. Ты знал, что он наполовину индеец? –Он индеец на все сто,– сказал Маккенна.– Особенно в своих воззрениях на церковь. Нет, Пелон, я не думал спрашивать о церкви, я хотел узнать, знакомо ли тебе учение Христа? –Христа? –Конечно. –Ты имеешь в виду Хесуса, сына Марии? –А что, есть другой? –А ты сам католик, Маккенна? –Нет. –Для чего спрашивать тогда все эти вещи? –Пелон, ты способен ответить на простой вопрос? –Конечно. Ты думаешь, я тупица? –Неважно. Давай серьёзно – ты знаешь, Иисус Христос учит, что для плохого человека стать хорошим никогда не поздно. Пелон откинул назад свою большую голову и рассмеялся. –Ах, этот Хесус,– сказал он.– Хотелось бы поглядеть, как он проскакал бы в моём седле с пару набегов. Как всегда говаривал Бенито Хуарес, красно говорить легко. Маккенна кивнул. Он продолжал удивляться, обнаруживая эти крошечные закоулки чувства и вспышки интеллекта у грубого бандита, и находка эта подкрепляла его чутьё и надежду, что он сможет каким-то образом использовать то доброе, что скрывалось в характере Пелона, если сможет его нащупать. –Хефе, – сказал он,– разве нет ничего такого, к чему ты чувствуешь слабость? Кого бы ты любил? Что бы тебя заботило? –Конечно!– вскричал предводитель разбойников стукнув собеседника по плечу.– Я люблю виски, добрую постель и молодуху потолще. В чём дело, Маккенна? Есть много такого, что меня заботит. –Не такую заботу я имел в виду, Пелон. Разве нет человека или мыслей, которые печалили бы тебя, заставляли бы плакать либо желать измениться? –К чему мне меняться, компадре? Я обманул лейтенанта-американо и тридцать чёрных солдат, и с ними молодого щенка, ублюдка, скаута-апаче, и направляюсь свободно навстречу потрясающему утру к доброй воде и отдыху, и горячему кофе, и что ни говори, в доброй компании друзей и женщин, способных делать всю работу в лагере. Послушай, друг, это у тебя нет представления о том, что лучше и что хуже в этой жизни. Если бы меня ожидала удача большая, чем эта, я бы просто не вынес её. И, Господи Боже, я ещё не упомянул про всё это золото там, в Каньоне-дель-Оро! Маккенна, ты просто старуха. Тебе и Хесусу стоит пойти в ученики к Пелону. Это вам кажется, что жизнь плоха, а не ему! Глен Маккенна упрямо потряс головой. –В один прекрасный день,– сказал он,– я обнаружу твоё слабое место. Я знаю – оно у тебя есть. Я верил в это с первого дня, как мы встретились. Мы, скотты, не так легко отказываемся от своих мыслей. –Так же, как и мы, жители Соноры,– ответил Пелон.– И моя мысль заключается в том, чтоб ты теперь заткнулся, ты наговорил уже слишком много. –Как пожелаешь,– уступил Маккенна,– но есть ещё одна вещь, хефе, о которой я намеревался тебя спросить. Это уже по делу. Можно? –Конечно, давай. Для дела всегда есть время. Я деловой человек, ты это знаешь. –Да. Что ж, дело в этой твоей сестре. Ты понимаешь, что я имею в виду? Мне не хочется быть неделикатным. –Ясное дело, понимаю. Какого чёрта? Думаешь, я слеп? Я говорил тебе, что она хочет быть твоей бабой? И ещё я сказал, что ты можешь согласиться. В чём же чёртова загвоздка? Ты стесняешься? –Да нет, я не об этом. Я говорю о том, как она глядит на белую девушку. Боюсь, она её убьёт. –Чёрт возьми, я тоже! –Так сделай что-нибудь, Пелон,– взмолился бородатый золотоискатель, удивлённый энергичным согласием собеседника.– Нельзя же позволить это. По крайней мере, прикажи ей держаться подальше от девушки. По крайней мере, это. Пелон в бессилии пожал большими плечами. –Омбре, – сказал он,– я не могу тебе помочь. Я не хочу, чтоб какая-нибудь беда стряслась с белой девчонкой – не меньше, чем ты. Но не в моих силах защитить её. Это – в твоих силах. Только ты сможешь удержать Сэлли вдали от неё. –Что?– запнулся Маккенна – Я? Как? Каким образом? Пелон, дёрнув огромным черепом, воззрился на него. –В последний раз, Маккенна,– сказал он,– предупреждаю тебя: не шути со мной. –Боже мой! Да я не шучу! –Быть того не может. –Нет, клянусь. Скажи мне, как это сделать, и я сделаю! –Что ж,– протянул Пелон, покачав головой,– нелегко себе представить, чтобы человек дожил до твоего возраста и не знал таких простых вещей, но, вероятно, всё возможно на свете. Ладно, вот как это следует делать. Сначала ты отводишь её куда-нибудь. Даже такая дрянь, как Сэлли, ведёт себя лучше без посторонних. Всё же она женщина, знаешь ли. Все они в душе гулящие, но любят прикрывать дверь, если она есть. Так вот, первое, что нужно сделать, это увести её с глаз долой, потом обычно ты протягиваешь руки… –Довольно!– вскричал Маккенна, густо краснея.– Господи, чёртова балда, да я не об этом! Уж это-то каждый мужчина знает! –Чёрт побери, ты ведь спросил меня!– взъярился разбойник. –Нет, нет. Я спросил тебя, как удержать Сэлли вдали от…– Он запоздало осёкся, и Пелон издал свой лающий смех койота. –Так-то, амиго! – вскричал он.– В том-то и дело, понятно? Я знал, что ты поймёшь. Теперь ты видишь, почему я не могу тебе помочь? Ну, конечно. Кто же, знакомый с испанской честью, вздумает соблазнять собственную сестру? Особенно такую сестру! Нет, тут дело за тобою, друг мой. Маккенна безнадёжно кивнул. –Сколько ещё до воды?– спросил он устало. –Перевалим через тот подъём, позади этого скалистого мыска,– отвечал Пелон, указывая на холм из песчаника, впереди и чуть правее.– Наши кони окунут носы там через десять минут. Маккенна обернулся и увидел, что Сэлли всё ещё едет с Бешем и Хачитой. Скво по-прежнему, не мигая, сверлила его глазами. Поглядев в сторону Малипаи и Фрэнси Стэнтон, он увидел, что последняя клюёт носом, засыпая в седле. Старуха-скво поймала его взгляд и махнула рукой, словно говоря: Всё в порядке, я пригляжу за ней. И каким-то образом это его успокоило. И всё же весь путь через подъём, а потом вокруг подножия песчаниковой возвышенности, за которой был водоём, он ехал с тяжким и возрастающим бременем каких-то недобрых предчувствий. Что-то было неладно вокруг. И было это посерьёзней звериных инстинктов Сэлли. Или смертоносной непредсказуемости темперамента Пелона. Или детской доверчивости Фрэнси Стэнтон. Было что-то неладно в этом времени, этом месте и в этом совершенном, могильном безмолвии, что окутало их всех своим удушающим саваном. 21Треск карабинов Слух оглушил треск карабинов. Он раздался почти в упор, по отряду Пелона, так что всадники могли унюхать сгоревший порох и почувствовать горький запах дыма. У Черепов схватки не состоялось. В противоречие с последующими сообщениями гордых солдат разбойники не отстреливались. Ни на миг дело не было ни чем иным, как только ловушкой и бегством. Пелон Лопес и не расчехлил своего винчестера. Он даже не выстрелил из знаменитого кольта, спрятанного под сонорским серапе. Единственным его приказом была ретирада, и он повернул лошадь, отдав этот приказ остальным. То есть тем из них, кто мог за ним последовать. В столь слепой засаде, в столь сногсшибательной стрельбе кавалеристов, которые взяли верх над ненавистными апачами пустынь в тех местах, где обычно эти ненавистные апачи пустыни подкарауливали их, шансов на дружескую привязанность быть не могло, и в самом деле – оставшиеся в живых метнулись прочь как кролики. Были среди них белые, краснокожие, а то и коричневые, но бежали все. Опять же только те, кто мог. По иронии судьбы и Маккенна и Бен Колл попросили для себя накануне по одеялу для защиты от ночного холода. Хламиды были подлинно индейского производства, и оба привычно натянули их на голову и поверх плеч, как настоящие мескалеро или мимбреньо-бронко. Было одеяло и у Фрэнси Стэнтон, которое дала ей старая Малипаи. Её одеяло было армейское, кавалерийского покроя, только носила она его на манер апачей, подражая Малипаи, но смутный серый свет утра, вкупе с горячей кровью диких африканских предков – не те условия, при которых чёрные кавалеристы стали бы различать государственные одеяла от сотканных в каком-нибудь хакале Белой Горы или Сьерры, либо украденных у мёртвого зуни или изнасилованной хопи – у кого бы то ни было. Они просто палили прямо в приближавшихся разбойничьих коней, в индейские одеяла, в надвинутые сомбреро, колыхавшиеся над крепкими маленькими мустангами. Они, конечно, знали, что в числе этих фигур есть и женщины. Но до тех пор, пока настрой местных жителей и смысл официальных документов сходились в том, что всё это лишь индейцы, и только – то что же… И женщины тогда не хуже мужчин, а случись в отряде дети – индейские дети – в них тоже стреляли бы. Вот почему Маккенна, повернув коня, поскакал галопом вслед за Пелоном Лопесом. И ещё – он догадался, вытянув руки, ткнуть стволом своего старого ружья лошадь Фрэнси Стэнтон, проносясь мимо. Лошадка, издав вопль боли, пустилась бежать. И как раз в этот миг, оглянувшись, Маккенна увидел тела, распростёртые среди кустов и валунов, окаймлявших водоём. Их было четверо: Санчес, Деплен, Беш и Бен Колл. Первые трое застыли неподвижно – но только не Бен Колл. Он торопливо полз по направлению к солдатам-бизонам, размахивая шляпой и крича: Не стреляйте, не стреляйте, это я, Бен Колл! Кони мёртвого мексиканского дезертира, сержанта армии федералес, Рауля Деплена и стройного, ясноголосого внука вождя Кочиса лежали бок о бок с хозяевами дёргающейся грудой на осыпи камней и песка. Лошадь Бена Колла, с бьющимися стременами, волоча повод, невредимо бежала куда-то вправо – такова была картина, которую запомнил Маккенна. Ещё миг – и лошадь перенесла его через спасительный горб песчаникового холма. Тотчас же сделала поворот и лошадь Фрэнси Стэнтон и поскакала рядом. Издав общий крик, всадники пришпорили их. Низко пригнувшись, не оглядываясь, скакали они вслед Пелону, Хачите, Сэлли и старой Малипаи столь же стремительно, словно родились на той же ранчерии, что и их темнокожие спутники – апачи. 22Привал у гребня Обзорный Не имея возможности поступить иначе, Маккенна с девушкой всё скакали со спасшимися бандитами в предгорьях хребта Яки. Позади песчаниковый бугор сильно ограничивал обзор. Насколько могли судить беглецы, солдаты-бизоны мчались, наседая сзади, возможно, всего в полумиле от них. Прошло ещё мало времени, чтобы Бен Колл мог успеть связаться с командиром отряда, и оттого близость возбуждённых кавалеристов была чрезвычайно опасной. В самом деле, размышлял Глен Маккенна, ведь Бен Колл мог так и не добраться до солдат. Его рана могла оказаться смертельной. Он сам, может быть, лежит сейчас в нескольких ярдах от тел Беша, Деплена и Санчеса, столь же неподвижный и бездыханный, как они. Вот почему Маккенна не спорил с понуканием Пелона, обращённым к нему с девушкой, подтянуться и скакать быстрее. Не стала жаловаться и Фрэнси Стэнтон, когда Маккенна передал ей приказ. Женщины, прожившие чуть больше нескольких дней или недель в этом краю, уже разбирались в таких вещах, как выстрелы и оружие, а Фрэнси прожила у Стэнтонов пять месяцев. Едва ли она была закалённым пионером, но не была и зеленью – в том уничижительном смысле, которым аризонцы награждают вновь прибывающих с Востока. Поэтому, когда она напряжённо улыбнулась, помахав в ответ на его окрик, Маккенна испытал двойной подъём и облегчение. Фрэнси Стэнтон вела себя не только умно, она ещё и безоглядно доверяла ему. Это бремя доверия горняк-золотоискатель, волк-одиночка, ощутил как легчайшее из всего, что нёс на своих плечах. Однако минутное облегчение было недолгим. Взобравшись на запыхавшихся пони на первый из гребней, Пелон скомандовал остановку. Со своей позиции они могли видеть всё поверх холма, охраняющего водоём у Черепов, и таким образом, за несколько минут ожидания определить характер погони. Они все спешились, чтобы дать отдышаться коням. Апачи – Сэлли, Малипаи и Хачита – сгрудились рядом с Пелоном, пристально вглядываясь вниз. Маккенна стоял чуть позади с Фрэнси Стэнтон. То был странный способ и странное место для первой настоящей возможности поговорить. Маккенна, однако, сознавая, что у них может и не появиться второй такой передышки – при вечной слежке их индейских товарищей, начал беседу. –Я по-прежнему говорю,– приступил он неловко,– что тем или иным образом мы выберемся отсюда, Фрэнси. Он во второй раз произнёс её имя, и получилось это естественно. Глядя на неё в ярком свете утра, он яснее, чем прежде, увидел, какой ещё совсем юной была она. Она едва достигала ему до плеча. При всей её миниатюрности, и каким бы ребёнком она ни казалась, ни один мужчина, наверное, стоя с ней вот так рядом, не сумел бы в помыслах своих сохранить чистоты. Перед ним стояла очень юная, пленная белая девушка, захваченная грабителями-индейцами и полукровкой-отщепенцем из Соноры в старом Мехико. Он никогда ещё не стоял к ней так близко, да при свете дня, чтобы увидеть форелевую ясность её серых глаз и россыпь веснушек на её маленьком носике и загорелых щеках. Верно, у неё был довольно большой рот, с полной нижней губой, и определённо склонность к улыбке, которая в отличие от глаз и веснушек рождала в нём мысли не столь невинные и возвышенные, какие, например, посетили и буквально ошеломили его ещё там, у Нечаянных Трав. Но Маккенна знал, какого рода мечты будоражат воображение человека, слишком долгое время проводившего в одиноких скитаниях по дикому краю. Он отбросил их раз и навсегда, стоя так, рядом с Фрэнси Стэнтон в чистом белом свете пустынного утра. Но, едва только он распрямил плечи в твёрдой решимости, маленькая девочка, чья юность и невинность так вдохновили его, взяла его руку в свою и слегка сжала. –Как скажешь, Глен,– прошептала она. При звуке собственного имени Маккенна задрожал. В тот единственный раз, когда она смогла обратиться к нему до этого, было произнесено мистер Маккенна. Так это и должно быть, чёрт возьми, сказал он себе. Нет у неё права на подобную фамильярность. Ему достаточно лет или куда как достаточно, чтоб быть ей отцом! Эту мысль следовало запротоколировать! –Фрэнси,– сказал он строго, одновременно следя за фигурами Пелона и его спутников,– сколько тебе лет? –Шестнадцать,– быстро отвечала она.– А сколько тебе?– Она поглядела на него, и по тону её вопроса, по тому, как смотрели её глаза, ожидая ответа, он увидел, что она прекрасно поняла его и, спрашивая, руководствовалась тем же мотивом. Может, ей и шестнадцать. Только она не ребёнок. –В общем,– заметил он едко,– ни много, ни мало. Мне уже тридцать, к твоему сведению. Она кивнула, крепко сжав его руку. –Это не так уж много,– сказала она. И по причинам, явно не связанным с волнами зноя, исходившими от солнца, палящего с гор Яки, Глена Маккенну вновь бросило в жар, и на этот раз столь явно, что, сжав челюсти, он испустил глубокий вздох. –Что случилось?– спросила она быстро. –Ничего,– сказал он,– А теперь тихо, и следи за кавалеристами.– Пока он говорил это, Пелон обернулся и жестом подозвал его. Он подошёл к предводителю бандитов. –Их нет,– сообщил ему тот.– Вон, смотри туда. За той большой скалой, что между нами и водоёмом, пыли не видно. К тому же у них было уже достаточно времени обогнуть скалу, реши они погнаться за нами, пока мы ведём слежку. –Похоже, ты прав, хефе. Что теперь? –Не знаю, Маккенна. Я подозреваю, что проклятый Бенито Колл расскажет им всё, кроме, конечно, собственного участия в сделке. Потом кавалерия двинется за нами, вместе с Юным Мики. Тиббс у них следопытом. Этот чёртов Юный Мики! Ты знаешь – ведь ему всего семнадцать! Да, да. Ему было всего три, когда его отец отправился с генералом Круком до самой мексиканской Сьерры Мадре, чтобы попытаться вернуть Джеронимо и его чирикауа. Это было в 1883 году. Тринадцать, а не четырнадцать лет назад. Маккенна кивнул, хмурясь. –Я знаю из своего опыта,– сказал он,– что этой молодёжи невозможно доверять. Слишком быстро они подрастают нынче. Но не бери в голову, хефе. Ты не первый, кого дурачит ребёнок. –Ну, по крайней мере, твой ребёнок хорошенький, Маккенна. А видел ты моего? Этого пакостника Юнца Мики? Он безобразнее своего отца, который был куда безобразнее меня, Ух! Санта! –С обоими одни заботы,– заявил Маккенна.– Что будешь делать, Пелон? Бандитский вождь, прищурившись, поглядел на него. –Для этого я тебя и подозвал,– наконец сказал он.– Мне нужен твой совет. Мы подошли ещё к одному рубежу. Взгляд Маккенны стал напряжённым. –Ты хочешь сказать, что у тебя нет больше в достатке спутников, чтобы следить за мной, не так ли, Пелон? –Да, так. Нужно новое соглашение. С одним Хачитой, у которого разум ползунка-ребёнка, я не могу укараулить тебя и белую девушку, как надо. К тому же мне придётся всё время караулить, чтобы Сэлли не зарезала девушку, ну и, чёрт, просто ничего не выйдет. –Нет,– согласился Маккенна,– не выйдет. Что предлагаешь? –Я намерен быть рассудительным с тобой, амиго. Справедливым и честным, как всегда со своими друзьями. –Нет, не делай этого,– запротестовал Маккенна – Будь просто собой, хефе. Что за коварство у тебя на уме? Пелон устало помотал своей огромной головой. –Я слишком устал, чтобы отвечать на твои оскорбления. Мне следовало бы дать тебе по башке, но я этого не сделаю. А предложение моё в том, что девушку надо отвести назад, в лагерь солдат. Но я не знаю, как это сделать безопасным способом. Эти психованные солдаты-бизоны ещё подстрелят её. Их только расшевели – они как шершни: жалят всё, что ни подвернётся. –Будь мы только уверены, что Бен Колл дошёл до них живым,– сказал Маккенна.– Но мы в неведении о том, сильно ли он ранен. –Ранен?– фыркнул Пелон.– Бенито? Ранен? Не заставляй меня смеяться: это не весело. Чёртов мерзавец свалился с коня нарочно. Я видел, как он это проделал, но некогда было подстрелить его. Он позаботился о себе, когда представился случай, Маккенна. Он такой. Чтоб остаться с ним в друзьях, лучше действовать без него, Бенито всегда думал о себе. Потому-то и оставался в живых так долго в этом краю. –Что ж, нельзя винить его за заботу о собственном благе. Это всего лишь человеческая природа. –Может быть. Но всё равно он сволочь. –Ну, Пелон, раз Колл в безопасности среди солдат, безопасно будет и отпустить девушку, она беспрепятственно приблизится к ним, если он там. –Нет, мне было бы спокойнее, будь у нас проводник для неё. Я должен гарантировать её безопасность, если заинтересован в тебе для осуществления второй части своего предложения. –Ты хочешь сказать – отправляться с тобой в Сно-Та-Хэй? –Ты знаешь, что это так. –Тебе это кажется справедливым предложением? –Я ведь могу убить девушку прямо сейчас, если хочешь. –Нет, нет, я не хотел этого сказать. –Я и не думал, что хотел. Ну и как, Маккенна, у тебя есть мысли о том, как доставить девушку невредимой к этим солдатам, что стоят в Черепах? –Конечно,– сказал тот, просияв.– Дай мне её проводить, я знаю дорогу отсюда туда очень хорошо. Я только что проехал тут… –Ха-ха-ха,– резко расхохотался Пелон. Маккенна мудро переменил разговор. –Пелон,– спросил,– если мы доставим девушку к солдатам, откуда тебе знать, сдержу ли я слово отправиться с тобой в Каньон-дель-Оро? Пелон в изумлении воззрился на него. –Ты ведь Маккенна,– ответил он. Бородатый золотодобытчик принял его рассуждения. Для злодея с простодушием Пелона Лопеса вещи были такими, как они есть. Солнце всходило поутру. Садилось к ночи. Травы росли. Вода бежала. Если камень поддать ногой, он покатится. Дождь был мокрый. Пыль – сухая. Маккенна был честен. –Ладно,– сказал этот последний,– Я пойду с тобой, если мы сможем беспрепятственно доставить девушку к солдатам. –Сьюдадо! – окликнула старая Малипаи со сторожевого поста.– Кто-то едет! Маккенна последовал за Пелоном к обзорному пункту. За высокой скалистой стеной на тропу от водоёма у Черепов выползли три чёрных точки всадников. Пелон повернулся и отрывисто спросил Хачиту на языке апачей, потребовав ответить, в силах ли великан опознать их. Известный даже среди ястребооких соплеменников своим прекрасным зрением, Хачита посмотрел вдаль. –Унх,– густо пророкотал он.– Юнец Мики и двое солдат-бизонов. Одна серая лошадь, другая чёрная, третья каурая с заплетённым хвостом. Добрые лошади. У Юнца Мики большой нос. То было самой длинной речью, какую Маккенна слышал от странного великана, и первые слова, что он произнёс с тех пор, как Беш вынудил его похоронить старика Энха у Нечаянных Трав, рядом с Мартышкой и Вэчелом. Но мысль его не задержалась на речи Хачиты, его голубые глаза зажглись светом при вести о появлении Юнца Мики Тиббса. –Пелон,– вскричал он,– вот наш проводник! Прав ли я? Что может быть безопаснее? Лучший индейский скаут, какой есть в армии, да двое регулярных солдат для вооружённого сопровождения до лагеря. Что скажешь? –Не знаю,– отвечал бандит.– Я ничего не доверил бы Юнцу Мики. Но девушка принадлежит тебе. Если ты решил, я согласен. Вели ей готовиться. 23Никогда не называй имя мертвеца Маккенна быстро поговорил с Фрэнси Стэнтон. Расклад, сказал он ей, простой. Это её шанс вернуться к людям, и ей придётся ехать. Как он и ожидал, она запротестовала, отказываясь ехать без него, Маккенна настаивал. Они встретятся снова, уверял он её. Он знает Пелона Лопеса много лет, бандит-предводитель не тронет его. Кроме того, разбойника трясет лихорадка, которой заражается всякий, услышав легенду о Затерянных Копях Адамса. Кроме того, Маккенна не стал скрывать, что и сам подпал под чары этой старой истории. Он теперь хотел отправиться с бандой апачей и не желал быть спасённым солдатами-бизонами. Но для неё, из-за угрозы со стороны Сэлли, не было другого пути, кроме как пойти на встречу с Юнцом Мики и солдатами-неграми. Маккенна придёт и разыщет её по возвращении. На том и порешили. В последний миг, однако, Фрэнси вцепилась в руку Маккенны и заявила, что останется с ним. В эту критическую минуту он приобрёл неожиданную поддержку: к ним приковыляла старуха Малипаи. –Во имя Божье, девка,– завопила она на девушку по-испански,– делай, что велят! Слышишь? А теперь марш,– и столь же яростно она обняла белую девушку, потрепав её и повторяя друзья, друзья, друзья,– единственное слово по-английски, какое знала. Тут Фрэнси Стэнтон впервые обнаружила слёзы. Но она подавила их и сказала Глену Маккенне, что готова и сейчас отправиться при условии, что, когда он освободится от Пелона и если старая дама будет согласна, они возьмут с собой и её. Маккенна согласился с условием, а девушка пустилась вниз по тропе в пустыню, верхом на самой плохонькой и хроменькой лошадке. Все прильнули к скале, следя за ней, пока не увидели уже далеко-далеко внизу её встречу с Юнцом Мики и двумя чёрными спутниками. Они увидели обмен жестами между молодым апаче и белой пленницей. Затем увидели, как двое чёрных кавалеристов, повернув, пустились назад к Черепам в сопровождении Фрэнси. –Достаточно,– сказал тут Пелон.– Девушка в безопасности, а этот чёртов Юнец Мики намерен идти за нами. Отправимся же неподалёку, в славное местечко, которое мне известно, и подождём его. –Что?– спросил Маккенна.– Подождём Юнца Мики? –Конечно. Как же ещё я выскажу ему всё, что у меня скопилось на сердце? –Теперь твой черёд шутить,– упрекнул его золотодобытчик. –Да,– сказал Пелон.– Как волку у водопоя. –А-а. Значит, ты намерен устроить засаду? Убить его, как Мартышку с Вэчелом? –О нет, не так, как их. Совсем не так. –Что это значит? –С Юнцом Мики я торопиться не стану. Я ему задолжал. –Их!– вступила Малипаи.– Мы все задолжали, все апачи. Он – чёртов предатель и сын чёртового предателя. –Унх!– Это нависший рядом Хачита неожиданно обнаружил глубокие чувства.– Это от его ружья пал мой друг. Маккенна подивился, каким образом великан-мимбреньо мог распознать, чьё именно ружьё отняло жизнь его примечательного спутника-чирикауа. Он заметил про себя, что надо бы при первой возможности поговорить с этим огромным апаче. Прежде он чувствовал, как что-то связывало его с высоким, стройным Бешем, теперь это чувство перешло на великана-мимбреньо. Он обратил внимание, что Хачита следит за ним с той поры, как они прибыли на обзорный пункт, и понял, что нечто, связанное с Гленом Маккенной, беспокоит большого индейца. –Глупости,– заявил Пелон отрывисто, отрицая утверждение Хачиты.– Никто не в силах разглядеть пулю, ударившую друга. Но не будем спорить. Поедешь теперь домой, Хачита? Давай, я разрешаю. Индеец нахмурился. Казалось, он силится что-то вспомнить и не может. –Нет,– наконец вымолвил он.– По-моему, не стоит. –Конечно, если хочешь, поехали с нами,– бодро отозвался Пелон, обнаруживая явное желание избавиться от огромного индейца.– Я думаю, и Беш хотел бы, чтоб ты поехал. –Нет!– вскричал великан, отшатнувшись.– Не называй его имени, никогда не называй имя мертвеца! Ты знаешь об этом! –Конечно,– сказал Пелон, краснея.– Тысяча извинений, омбре. Забываешь старые обычаи, когда столько лет проведено вдали от народа своей матери. –Больше не забывай,– отозвался Хачита, взвешивая в руках топор. Но Пелон не слышал его, повернув уже седлать и побуждая прочих делать то же. Вскоре короткая цепочка лошадей выступила во враждебную тишину холмов Яки. Они скрылись из виду в течение нескольких минут. Ничто не выдало бы их остановку здесь, кроме воробьёв, слетевших с кактусов, взволнованно чирикавших в быстрых налётах на ещё тёплый навоз, оставленный исхудалыми мустангами апачей. О, и ещё одно. Далеко внизу, в пустыне, скрытый за нависающим козырьком песчаникового холма, Юный Мики Тиббс опустил свой бинокль. –Буэно, – сказал он, повернул своего серого и послал в мощный галоп, по следам двух чёрных товарищей и стройной девушки с ранчо Стэнтонов. Почему-то, глядя на скалу, Юный Мики Тиббс улыбался. Для мальчишки семнадцати лет, утверждавшего, будто он на четверть белый, то была странная ухмылка. Примечательная и знакомая. Та же ухмылка, которой отмечен risus sardonicus человечьего черепа, независимо от того, как окончился жизненный путь его владельца. 24В ожидании Юного Мики Место, которое Пелон избрал, чтобы устроить засаду для Юного Мики Тиббса, было ещё одним из тех странных оазисов апачей, что позволяли краснокожим выживать в этой враждебной земле. Маккенна всегда думал о них, как о части пустыни, хотя, чтобы создать оазис в обнажённых скалах, в зарослях кактусов, испанского клинка, мескита, в крохотных заплатках низкорослых, приземистых деревьев и травы-грама, требовалась большая щедрость воображения. Это место, однако, было менее скудным, чем прочие, хотя и не то, что Нечаянные Травы. Оно лежало у входа в узкий каньон. В этом каньоне располагался типичный аризонский ручей, то бежавший на поверхности, чистый и ясный, создавая небольшие чудные водопады, то глубокий скалистый водоём, а то и вовсе пропадавший, чтобы устремляться сквозь слепые пески под землёй. На внезапном, крутом повороте тропы Маккенна увидел впереди водопад плещущей зелёной воды, быть может, футов пятнадцати. Внизу открылся замечательный водоём, из которого вода бежала извилистой змейкой, орошая лоскут стойкой горной травы, не более двух акров шириной и покрытой сплошь по берегам осыпями осколков, упавших со стен каньона, поросших жёсткими сосенками, мадроне, карликовым дубом и местным грецким орехом. Это была западня, устроенная самой природой. С той же точностью, с какой всадник, странствующий по каньону в жёлтые Яки, прибудет к этому месту водопоя, он неминуемо будет застрелен с двух дюжин невидимых позиций за сто шагов от привала. Маккенна, отметив это, оглянулся на Пелона. Разбойник понял его. –У-гу,– сказал он,– здесь мы станем ждать. –Это хорошее место, хефе. Единственная сложность в том, что тот, кто подходит к нему снизу, знает, что его ждёт ловушка. Я мог заметить это сразу, а ведь я даже на четверть не индеец. –Увидит это и Юный Мики,– сказал Пелон.– Но дело в том, что ему нельзя обойти её. Ему придётся прийти к этой воде, хочет он того или нет. Нет никакой другой тропы, чтобы сойтись с нами. –Быть может, он этого не знает. Быть может, он попробует какой-либо боковой каньон, чтобы обойти нас. –Нет. Он придёт сюда. –Понятно. Значит, ты ожидаешь, что будет беседа, а? –Конечно. Он – кавалерийский скаут. Его единственная задача обнаружить нас, не более. Он – не охотник за скальпами. –Я знавал скаутов, которые промышляли этим. Да и ты тоже. –Что ж, да, мой друг, верно. В былые времена твою голову принесли бы в сумке, будь впереди хоть какие-то деньги в уплату за неё. Но времена изменились, Маккенна. Старое ушло. Кавалерия больше не позволяет своим скаутам резать головы. Сегодня больше чести офицеру, который принимает искомое живым. Мягкие все стали, Маккенна. Что, думаешь, я не знаю? Думаешь, Юный Мики этого не знает? Вот в Мексике – там да, всё по-другому. Там мне приходится быть осторожным. Но тут, в Эстадос Унидос? Ха! –Что за длинная речь, хефе! –Я владею своей темой. –Надеюсь, что так. Ты полагаешь, у нас есть время отдохнуть немного и расслабиться до появления Юного Мики? –Мы проверим. Я поставлю Хачиту на страже внизу каньона, чуть в стороне. Тут единственная проблема в этом месте: отсюда невозможно никак увидеть подходящих сверху по каньону, только когда они попадут прямо сюда, как мы. –Это я и имел в виду,– заметил Маккенна. –Знаю, знаю, но это неважно. Если Хачита на страже там, внизу, мы можем чувствовать себя спокойно, как младенцы в теплом викиапе. Что касается меня, мне нужна ванна. Я не мылся с тех пор, как покинул Сонору. Пошли, амиго. Погляди на этот чудесный водоём, ожидающий вон там, за участком травы. Маккенна тоже нашёл, что вода выглядит маняще, хотя в тот момент был озабочен не столько телесной чистотой, сколько Юным Мики Тиббсом. Но, взглянув на нахмуренного Хачиту, он приободрился. Кто не может расслабиться с такой овчаркой-апаче на страже, тот не способен вообще жить в покое. Он решил довериться краснокожему богатырю. –Ладно, хефе, – кивнул он Пелону.– Пошли. Они отправились через крохотный лужок, женщины следом. Хачита, по знаку Пелона, повернул назад. У водоёма, по обычаю апачей, сначала позаботились о лошадях. Напоенных – маленькие мустанги в отличие от прирученных лошадей пьют совсем немного – их пустили пастись, привязав к колышкам. Одну вьючную лошадь, оставшуюся из трёх, разгрузили, и, к удивлению Маккенны, Пелон велел старой Малипаи разбивать лагерь. Сэлли велели начать рубить дрова. –Идея,– сказал вождь разбойников изумлённому золотодобытчику,– заключается в том, чтобы уверить Юного Мики, будто мы его не ждём. –Уж это точно, хефе. Стук топора по твёрдому дереву будет слышен на пять миль по каньону. –Да, если ветер подходящий. Маккенна достал свою трубку, Пелон выудил одну из помятых, чёрных как уголь, сонорских сигаррос, и оба закурили. Лёгкий ветерок поднялся в каньоне, принося с собой прохладный воздух. Под пахучей тенью трёх скрученных тополей, отмечавших нижний край прудика, отдых был хорош. Маккенна глубоко вдыхал ароматы выжженного солнцем каньона и находил их приятными. Он думал о старце Энхе, умершем Луговом Псе, и о том, как сильно индейский патриарх любил этот контрастный, яркий, исполненный тайны край. Глядя на старую Малипаи, деловито раскладывавшую полуденный костёр для кофе, посвистывая и мурлыкая себе под нос, довольную, словно всё было, как в давние времена, и она готовит завтрак для Локо, или Джеронимо, или Начеза, он снова подумал, что за удивительный образ жизни теперь на глазах исчезал вместе с угасающими представителями чистокровных апачей. Даже смуглая, одержимая страстями Сэлли, казалось, здесь, в торжественных ароматах каньона, познала покой. В её стройной фигуре, в той позе, какую она принимала, легко занося топор, ощущалась та особая грация и красота, какой не найти в белой женщине. Появившись здесь уже более десяти лет назад, Маккенна успел застать прежних апачей и старые их обычаи, уже ушедшие; он вспомнил о них сейчас, и отчего-то это печалило его. Вот он сидит и курит вместе с Пелоном Лопесом, наблюдая то, что, вероятно, было последней картиной старой индейской вольной жизни, которой не увидит больше ни один белый человек, пришедший сюда и завладевший этой землёй. –Пелон,– сказал он, откладывая трубку,– я хотел бы поговорить. Как ты насчёт этого? Разбойник поглядел на него, большая безобразная голова качнулась вперёд, грубые черты узлом собрались в морщинах. –Странное дело,– отвечал он.– Я как раз думал попросить тебя о том же. Сердце моё тронул плеск воды, птицы, звон топора и запах первого дымка от костра. Не знаю, амиго, просто как-то дошло до сердца. Мне кажется, я словно прощаюсь с чем-то. Внутри меня поселилась эта грусть. Ты чувствуешь её, Маккенна? Всё дело в этом месте, или что? Ты можешь сказать? –Никто не в силах сказать, отчего он печален,– сказал рыжеволосый золотоискатель.– Но я чувствую то же, что ты, Пелон. Я как раз думал, это потому, что через несколько лет мы не сможем скакать и вставать на отдых в каньоне вроде этого, совсем одни, кроме как в наших мыслях и в беседах. Лицо Пелона сделалось ещё безобразнее. –Не говори так!– воскликнул он яростно.– Я не желаю этого слушать. Если ты об этом собрался говорить, то заткнись! –Нет,– успокаивая, ответил Маккенна.– Я не хотел говорить ни о чём плохом. Просто дело в том, что ведь это – индейский край и вы, может быть, последние индейцы, которые обращаются с ним так, как ему было предназначено. Должно ли это сердить тебя, хефе? Не должно. Печалить – да. Но не обижать. Пелон глядел на него с минуту. Потом сделал необычную вещь. Он положил неимоверно мощную, волосатую руку на плечо белого спутника и слегка пожал его. Поражённый, Маккенна заметил слёзы в его косых чёрных глазах. –Да,– сказал он,– разделим же общую печаль, старина. Они сидели и в молчании курили несколько минут, потом бандит наконец кивнул головой и проговорил: –Ну а теперь поговорим, компадре. О чём ты хотел меня спросить? Маккенна намеревался расспросить о жизни и поискать, не найдётся ли среди его грима той трещинки, которая, он был твёрдо уверен, существует. Но в этот момент он не посмел углубляться в эти деликатные материи. Маккенна поискал отвлекающей темы и нашёл вполне естественную. –Поговорим о золоте,– сказал он,– о Сно-Та-Хэй. Я слыхал о нём немало историй, но ни одной, в которую поверил бы. Быть может, ты расскажешь мне, как звучит эта история в версии чирикауа. –Почему именно чирикауа?– спросил Пелон. –Просто потому, что Нана, преследовавший Адамса, был чирикауа. –Да, верно, это так. Потом его род отделился от всего племени, но в старые времена, когда они поймали Адамса в Сно-Та-Хэй, чирикауа и апачи были едины. –Значит, ты слыхал эту легенду от индейцев? –Много раз, амиго. Старая Малипаи частенько сказывала её Сэлли или мне, чтоб провести долгие вечера в хакале, когда мы были ещё малышами, давным-давно. –Ты повторишь её для меня?– попросил Маккенна.– Пор фавор! Убийца-метис разглядывал его с минуту, затем отвёл взгляд, озирая даль каньона. –Да,– сказал он,– повторю. 25Легенда о сгинувшем Адамсе Начать с того, поведал Пелон Маккенне, что было это в 1864 году. Во время Гражданской войны Адамс, у которого никогда, насколько помнили, не было имени, владел грузовыми фургонными перевозками между Тусоном и Лос-Анджслесом. У него был хороший друг, его компаньон. Дело пошло неплохо, так что у них было два обоза: один отправлялся, пока другой шёл обратно. Но из-за того, что много кавалеристов было отозвано на фронт, апачи снова стали поднимать голову и перерезать торговые пути. Компаньону Адамса стало слишком рискованно в грузовом предприятии. Он продал всё Адамсу, и тогда тот сам стал осуществлять все перевозки. Из-за этого ему приходилось сцеплять один фургон с другим и тянуть оба шестёркой лошадей. Чирикауа предупредили его, чтобы перестал возить припасы на их территорию, кормить поселенцев, но Адамс продолжал гонять свои фургоны. Однажды, рано на рассвете, апачи напали и угнали его лошадей. Адамс храбро их преследовал. Он нагнал всадников и вернул часть животных – всего двенадцать. Но когда вернулся в лагерь, то обнаружил, что его фургоны и все товары сожжены дотла. Апачи отвлекли его, угнав скот, а затем сделали то, чего добивались,– лишили его грузовых перевозок. Адамс двинулся дальше с дюжиной лошадей, ружьём да одеждой, что была на нём – всем, что у него осталось. Апачи даже сожгли деревянный яшик для инструментов, в котором Адамс держал всю свою ценную наличность, свыше двух тысяч долларов в зелёных бумажках гринго. Так он прибыл в поселение, которое оказалось деревней племени пима. Сгоревший лагерь находился близ Излучины Хила-Бенд, а поселение пима лежало в полдне пути. Поэтому мы знаем, какая это была деревня, та, большая, чуть юго-западнее Финикса. В этом месте рассказа разбойник остановился и спросил Маккенну, согласуется ли начало с легендой белых, и золотодобытчик дал утвердительный ответ. Тогда Пелон продолжал. В деревне пима, которая состояла из людей к нему дружелюбных, Адамса ждал сюрприз: там уже находилось два десятка белых золотоискателей. У них имелось полное снаряжение, и они-то и поведали ему завлекательную историю о запрятанном золоте апачей в каньоне Сно-Та-Хэй. Причина для вспыхнувшей золотой лихорадки у них была весьма основательная, как вскоре узнал Адамс. В то самое время, когда белые золотоискатели прибыли сюда от своих скудных промывок на Рио-Хила, деревню посетил молодой мексиканский бродяга. Мексиканский юнец, завидев их тощие сумки, полные зауряднейшей золотой пыли, сообщил, что знает место, где один человек в состоянии за десять минут набрать золота больше, чем принесли все их общие потуги. Золотоискатели, конечно, столпились вокруг него в великой алчности и голоде. Они настаивали, чтобы юнец рассказал им обо всём подробнее. Он это сделал. Мальчишкой, сказал он, его захватили в плен апачи. Индейцы брали его с собой в Сно-Та-Хэй, их потайной каньон, где согласно легенде их народа хранится великое сокровище. Золото там имеется всевозможных видов и размеров – от мелкого песка до рисовых зёрен и самородков размером с катышки мула. При этих словах глаза белых людей заблестели. Где находится этот каньон? – потребовали они. Юнец мексиканец, одно ухо у которого было жёваным, и оттого он получил прозвище Вислоухого, пожал плечами и указал на северо-восток. Там, в Апачерии,– ответил он. Предостережение, прозвучавшее в ответе, осталось неуслышанным. Его слушатели желали только знать, приведёт ли их Вислоухий к сокровищам, которые, по его собственным словам, лежат сразу под травянистым покровом не глубже, чем на лезвие лопаты. Вислоухий обнаружил столь же поразительное отсутствие страха перед прежними хозяевами-апачами, сколь и его увлечённые слушатели. Он сказал, что с удовольствием проведёт белых людей в Сно-Та-Хэй, только цена окажется для них непомерной. Когда на него насели, выясняя, что именно он хотел этим сказать, он поведал им, что ему нужна лошадь, чтобы отправиться туда, а у них нет для него даже одного хромою вьючного мула. То была правда. Двадцать мужчин со всем снаряжением и пищей не имели и одного коня. Племя пима не пользовалось лошадьми, а повсюду в округе апачи давно угнали всех лошадей, которые не стояли в загонах, на привязи и не охранялись денно и нощно неусыпной вооружённой стражей. Именно в тот критический момент, когда они беспомощно стояли, не в силах купить услуги проводника из-за отсутствия сорока долларов за лошадь, теряя надежду отправиться в Сно-Та-Хэй пешком, в деревню пима прибыл Адамс со своими двенадцатью крепкими местными мустангами. Тотчас же Брюйер, калифорниец, предводитель партии золотодобытчиков, предложил Адамсу 25 процентов всего найденного золота, если тот поставит экспедиции дюжину крепких лошадей. Поскольку бизнес с грузоперевозками рухнул основательно, Адамс достаточно быстро согласился на сделку. С Вислоухим в качестве проводника эти двадцать один белый человек и двенадцать лошадей выступили на поиски Сно-Та-Хэй, с тех пор белые люди прозвали его Каньоном-дель-Оро, или Золотым. Тут Пелон прервал себя, приказав Малипаи сготовить поесть. Удостоверившись в том, что у старой карги на огне подогревается кусок холодной зажаренной ослятины и что вода для кофе уже закипает, он достал ещё одну из своих чёрных сигаррос и возобновил рассказ. Выступили они двадцатого августа. Впереди, в местности, которую им предстояло пересечь, жил один-единственный белый поселенец. Вислоухий, которого до самого последнего момента пришлось уговаривать и наконец пообещать две лошади вместо одной, а также ружьё, седло, патроны и два самородка на сто долларов – теперь сказал им, что расстояние до приметы, от которой они смогут увидеть Сно-Та-Хэй, было восемь дней перехода. От этой вехи до последнего лагеря перед каньоном лежит ещё четыре или пять дней пути. Пелон выпустил вверх облако дыма и кивнул своему спутнику, чтобы тот понял, что восемь дней от деревни пима до обзорного места было ложью, которую мексиканец придумал, дабы обеспечить себе работу. Никакая партия белых, наполовину пешая, не могла бы прибыть к месту за четыре или пять дней до Сно-Та-Хэй так быстро. Но, как бы там ни было, он и Маккенна представляли истинную продолжительность пути. Маккенне нечего было возразить. Путешествие, рассказывал предводитель разбойников, продолжалось успешно до приметного обзорного пункта высоко в гористой седловине между двумя горами. Оттуда можно было увидеть пики Сахарная Голова, лос дос пилонсийос, что охраняли Сно-Та-Хэй. Но, когда Вислоухий повёл на другое утро Адамса и Брюйера, предводителей партии, вверх на седловину, отношения приобрели напряжённый характер. Указывая на сдвоенные пики, он сказал своим нанимателям, что каньон лежит за ними. Брюйер сердито ответил, что до Сахарной Головы может быть около двухсот миль. Вислоухий уточнил, что до неё быть может, шесть дней пути, а может, десять. Однако они уже слишком далеко зашли в Апачерию, чтобы поворачивать назад. Мексиканец заманил их много дальше рубежа, с которого можно было вернуться. У них не было припасов, а у лошадей сил на обратный путь. Кроме того, хитрый Вислоухий теперь упомянул, будто золото в Сно-Та-Хэй сосредоточено в гравии ручья в слитках величиной с жёлудь и что в скалистой толще выше основных отложений лежат большие жирные куски золота с индюшиное яйцо и больше. Этого, разумеется, оказалось более чем достаточно: Брюйер и Адамс приказали продолжать путь. Золотая лихорадка в каждом из них теперь бушевала беспредельно. Они потеряли счёт дням. Местность, сквозь которую мексиканец их вёл, была ужасной. Один за другим каньоны пересекали тропу. Каждый из белых людей совершенно потерял направление и время. Пытаясь воссоздать пройденный путь, даже Адамс начинал путаться. Пересекли ли они Белые горы в Аризоне? Перешли вброд только два ручья или больше, с тех пор, как покинули Рио-Хила? А второй из них – был ли то Сан-Франсиско-ривер в западных пустошах Нью-Мексико? Адамс не мог вспомнить. Он пытался припомнить это, как и все в партии, по одной и той же причине: каждый мечтал, отделавшись от своих товарищей, вернуться когда-нибудь назад в одиночку. Но никто не знал этих краёв, и ни один не мог вспомнить пути, по которому Вислоухий повёл их, начиная с тринадцатого дня. Индейская версия легенды о сгинувшем Адамсе настаивала, что никакая группа белых людей, подобная партии Брюйера – Адамса, не могла бы пройти по этому глубокому каньону и безводным окрестностям быстрее, чем за двенадцать верховых переездов. Поэтому в индейской истории предполагалось, что примерно на двадцать третий или двадцать четвёртый день после выезда из деревни пима Адамс и его люди подошли к последнему ночному лагерю, прилежавшему к Сно-Та-Хэй. Возбуждение их было теперь так велико, что они были как больные. Они не могли спать и выставляли сторожей присматривать за Вислоухим из опасений, что тот сбежит. Путешествие следующего дня прочно врезалось в память каждого – хотели запомнить точные подробности подхода к Сно-Та-Хэй на тот случай, чтобы самостоятельно вернуться туда. Тотчас же, выйдя из лагеря, они стали круто подниматься вверх. Выше, выше и выше взбирались они. Миновали полосу растительности – нопаля, мескита и голубой куропатки. Они пересекли расселину из красного известняка. Они вышли к военному фургонному тракту, хранившему старые следы колёс. Заметьте хорошо эту дорогу,– сказал им Вислоухий.– Она ведёт к солдатскому форту в краю “дурных земель”, мальпайс. В форте есть лавка, fienda. Там вы сможете купить себе всё, что нужно из припасов. Белые люди полагали, что он имеет в виду форт Уингейт, и не спросили его, в какую сторону идти по дороге, думая, что знают это. Весь тот день, до самой темноты, Вислоухий вёл их в каньон. Позднее говорили, будто он оттягивал время и делал обходы, пока не село солнце, чтоб они не запомнили, как добраться до этого последнего привала. Но в конце концов он всё же привёл их туда. Он велел не зажигать огня. Уже три дня он чует присутствие апачей, сказал он им. Поскольку им не встретилось ни одного живого существа – краснокожего или белого,– ни одного следа лошади, ничего, кроме следов фургонов, размытых дождями, внезапное упоминание об ужасных краснокожих действовало отрезвляюще. Нервы были на взводе. Но Вислоухий знал, как отвратить тайные страхи. С завтрашним солнцем, сказал он, они начнут путешествие внутрь Сно-Та-Хэй. Прежде чем сядет солнце, они увидят собственными глазами, возьмут в собственные руки древнее, святое, неисчислимое достояние Золотого Каньона. Спите крепко, напутствовал он их. Вам предстоит увидеть то, чего ни одному белому не довелось ещё повидать. И остаться в живых. 26Золото Вислоухого –Остальное ты знаешь,– пожал плечами Пелон.– Как на следующее утро Вислоухий указал им, что они ночевали в развалинах древней индейской деревни, показал им старые оросительные канавки – асекийяс – и заметил, что у апачей это место зовётся Тыквенной Грядкой из-за нескольких спутанных лоз овощей, ещё растущих там. Как он провёл всю партию вверх по каньону через узкий ход, где во многих местах всадник мог касаться обоих стен, вытянув руки. Как спустя два часа нелёгкой езды люди выбрались на верхний уровень местности, которая явно представляла собой дурные земли, мальпайс – клочья чёрной вулканической лавы вперемежку с островками леса. Как они все вслух выругались, зная, что золота не бывает в лавовых зонах, и потому нет его и здесь. Как вскоре достигли холма из наваленных друг на друга скал, который, как сообщал им Вислоухий, служил почтой для апачей, и чтоб они её запомнили, так же как запомнили, где находится тракт к форту и Тыквенная Грядка. Потом он предупредил их, что согласно определённому посланию из палочек, оставленных на складах почты, он узнал, что большой отряд апачей побывал здесь три дня назад и должен вернуться. Как затем он велел им поглядеть на север, и, когда они это сделали, как изумлены были, увидев прямо перед собой громады лос дос пилонсийос – двух пиков Сахарной Головы, которые Вислоухий впервые показал им с Обзорной горы тринадцатью или одиннадцатью – ну, сколько б ни было, днями раньше. Как он объяснял им, что оба пика находятся за Каньоном-дель-Оро, и что они отмечают конец тропы, что до золота теперь всего несколько часов пути, золота, лежавшего на земле и под дёрном так плотно, что в одиночку человек из их группы способен нагрузить вьючную лошадь за одно утро! Снова Пелон поднял кверху тяжёлые плечи, словно говоря, что Маккенна понимает, как оно пошло – или как должно было пойти – дальше, начиная отсюда, поскольку он знает апачей. Но белый золотодобытчик только кивнул, не осмеливаясь вмешаться в рассказ другого, так что вождь бандитов продолжал. Конечно же, сказал он, апачи выслеживали этих болванов всю дорогу от самой Аризоны. Они не нападали, потому что Нана был несколько снисходителен к белым и хотел прежде увериться, что партия Адамса и Брюйера направляется именно в Сно-Та-Хэй, согласно слуху, распространившемуся среди индейцев из деревни пима. Кроме того, Нана знал Вислоухого и хотел убедиться в том, что мексиканский отщепенец действительно обманул доверие, оказанное усыновившим его народом апачей. Нана, как ты увидишь, был слишком терпеливым для индейца, редким исключением среди своих соплеменников. Он был даже щедрым и рассудительным, отдавая должное слабости белых людей к жёлтому металлу. Но я забегаю вперёд. Он пожевал свою сигарро, внюхиваясь в синий дым, поднявшийся над полуденным костром. –Ослятина готова,– объявил он,– но ещё потребуется минутка, чтобы отстоялся кофе. У нас как раз есть время, чтобы покончить с каньоном.– Он выплюнул табак на ладонь волосатой руки, вытер её о ноговицы, поместил сигарро между корнями своих сточенных зубов и задумчиво продолжал. Нана следовал за партией Адамса всё то утро, пока она не достигла, примерно через час после полудня, высокой стены, которая поддерживала пуэрто, место входа. Запомните это место,– услышал он голос Вислоухого, обращённый к белым.– На языке апачей оно называется Потайная Дверь. Ну а Нана мог это расслышать, поскольку он и несколько воинов обошли группу Адамса и залегли в скалах прямо сбоку у пуэрто. Видишь ли, таким образом они могли быть абсолютно уверены, что группа нашла вход в Сно-Та-Хэй и что все прошли внутрь. Ну, все и правда прошли. И, когда они оказались на той стороне, то увидели, как перед ними сразу же разверзся ужасно глубокий каньон. Спуск внутрь каньона имел форму огромной буквы 2, врезанной в твердь отвесной скалы, и вёл с самого верха к тёмным деревьям на дне. Вислоухий возглавил шествие вниз по тропе, которая была наихудшей и самой опасной из всех, виденных ими когда-либо. Но все они спустились без происшествий, спустили благополучно всех лошадей, и у них впереди ещё осталось немного светлого времени. Вислоухий указал прямо перед собой туда, где тропа выходила на дно каньона, и белые люди увидели прекрасную пышную зелень луга, обрамлённого ореховыми деревьями, соснами, дубом и тополями, с чистым приятным ручьём. Вдобавок к этому поразительному мареву прохладной воды, доброй травы, тени, укрывающей от палящего солнца, и множества древесины на костёр, там были к тому же брёвна для хижин, промывных желобов и брус для копей, на случай, если подобные методы добычи окажутся необходимыми. Но Вислоухий не солгал им, и никакой брус не требовался. Ничего не было нужно – только глядеть собственными глазами. Предатель-мексиканец велел белым людям подойти к ручью и поискать в траве. Сначала, однако, он указал им на изящные низкие водопады, которые образовывал ручей выше по каньону за лугом. Вам не следует ни в коем случае,– предупредил он их,– подниматься выше этих водопадов. Если вы это сделаете, вас постигнет беда. Но белые люди уже бежали к воде, немногие услышали эти слова, и никто не подумал к ним прислушаться. Конечно, золото лежало повсюду под дёрном, в точности, как говорил Вислоухий. Белые добытчики обезумели. Говорят, будто за час, остававшийся до внезапной тьмы в каньоне, они насобирали вручную, бегая по лугу и вдоль мелкого русла, словно дети, свыше десяти тысяч долларов в золотых самородках. С наступлением тьмы Вислоухий потребовал своих двух лошадей, винтовку и два самородка на сто долларов. Он получил требуемое, сел верхом и тотчас же тронулся назад вверх по Z-образной тропе к выходу из каньона. Он мог понять по безумному поведению белых людей, что в их лагерь скоро явится смерть. Он не ведал, однако, что смерть поджидает его самого ещё прежде, чем она придёт к людям Адамса. Поначалу ничего не было известно о том, что сталось с Вислоухим, и во многих историях белых людей о разработках Адамса говорится, будто он всё ещё живёт где-то в Соноре. Правда заключается в том, что шесть воинов, оставленных Нана у Потайной Двери, застрелили его в упор, когда он выезжал из Сно-Та-Хэй в лунном свете лавовых полей. Вождь Нана сам ездил верхом на одной из двух лошадей Вислоухого в течение нескольких лет после того. Но можно быть уверенным, что партию Адамса не заботила судьба Вислоухого. У них было золото. На следующее утро с верховьев каньона повыше водопадов появились вождь Нана и с ним тридцать три воина. Это встревожило белых людей. Вислоухий говорил им, что Потайная Дверь и Z-образная тропа являются единственным доступом в Сно-Та-Хэй. Существовал ли ещё один? Или апачи спустились по этой тропе ночью? Трудно было поверить, чтобы тридцать четыре лошади и всадники – даже индейские – могли спуститься по этой головокружительной стене во мраке. И, если каким-то чудом им это удалось, они, конечно же, не смогли бы осуществить спуск бесшумно. Но у людей Адамса опять-таки было золото, и здравый смысл повымело из их голов. Нана, заметили они к своему облегчению, не жаждал их скальпов. Он не был настроен враждебно, а твёрдо и серьёзно. Он сказал, что они могут взять всё золото, какое унесут, и пусть быстро и тихо уходят прочь – тогда он их не тронет. Он также уведомил их, что если кто-либо попытается вернуться – умрёт на тропе, ведущей в каньон. Последнее, о чём он предупредил их,– что, если хоть один человек только покажется выше водопадов, вся партия погибнет. Люди Адамса не стали с этим спорить. У них было слишком много золота, собранного ниже водопадов. И они отправились работать, одни – копать золото, другие – строить крепкую хижину для долговременного пребывания. Золото, как определили скауты Нана, которые не прекращали следить из укрытий на стенах каньона над водопадами, было всё опущено в яму, вырытую в земле, внутри возведённых стен хижины. Прежде чем стены были закончены, индейцы увидели, что эта яма находилась перед очагом и отверстие скрыто большим тонким плиточным камнем. Адамс лично отвечал за эту общую сокровищницу, полную золотого песка и самородков. Пелон сплюнул и передвинул в зубах сигарро. Ну, остальное мало отличается от легенды белых людей, заключил он. Белые утверждают, будто золотоискатели только забрели поглядеть, что там, повыше водопадов. Апачи утверждают, будто те начали копать там и мыть породу. Белые говорят, будто индейцы вероломно нарушили слово. Индейцы – что белые люди лгали, как псы, и вели себя подобно роющим повсюду свиньям. Как бы там ни было, в лагере уже кончались припасы. Брюйер и с ним шесть человек отправились в форт Уингейт закупить их. Им дали на поездку десять дней, они не вернулись. Адамс встревожился и поднялся по Z-образной тропе к Потайной Двери искать следов возвращающейся группы. Он нашёл их: пять тел сразу же по ту сторону пуэрто. Припасы, которые они принесли с собой, были частью разбросаны вокруг по скалам, частью раскрадены убийцами-апаче. Адамс вернулся вниз, в каньон, на сердце у него было темно от страха. Он не нашёл тела Брюйера. Это случилось потому, что Брюйеру удалось избежать кары апачей. Он спрятался в яме, где они его не заметили. Весьма необычно для апачей, но Нана позднее лично признал, что это правда. Адамс и его друг Дэвидсон, который отправился с ним вверх по тропе, естественно, не думали о жизни Брюйера, а только о собственных и о жизнях товарищей, оставшихся в каньоне. И стоило: когда они достигли верха Z-образной тропы и взглянули вниз, на дно, по направлению к хижине, то увидели дым горящего сруба, услыхали вопли воинов-апачей и увидели собственными глазами, ужаснувшись, не менее трёхсот полуобнажённых индейцев, пляшущих и размахивающих скальпами на поляне у пылающей хижины. Тогда они поняли, чго никого из их спутников не осталось в живых и что им самим опасно терять время. Тотчас же они бросились вскачь на своих конях и забрались вверх в расщелину на тропе, затаившись как лисы в норе, под корнями дерева мадроне. Апачи вскоре явились искать их, но, как и Брюйер перед тем, Адамс и Дэвидсон, видно, заручились счастьем своего бога. Индейцы упустили их. Быть может, дело было в том, что, найдя одних только лошадей так близко к пуэрто, апачи решили, что всадники пополнили число убитых снаружи. Во всяком случае, по словам Нана, они тоже спаслись. Адамс в своей истории всегда утверждал, будто той же ночью отправился вниз, в каньон, и, прокравшись между пляшущими апачами, попытался извлечь золото из ямы под дымящимися головешками. Но он сказал, что камень был слишком горяч, а ему ещё надо было подниматься по тропе назад, чтоб успеть до рассвета, а он всё никак не мог дотронуться до раскалённого камня. Это отъявленная ложь, во всяком случае, так говорил позже Нана. Я сам, зная народ своей матери, не могу представить, чтобы Адамс, который также знал этих людей, стал бы думать о возвращении в каньон, где триста апачей из разных родов устроили скальповую пляску у изуродованных тел его тринадцати спутников. Адамс, как ты, быть может, помнишь, подкреплял свою ложь, утверждая, будто положил большой самородок под пень тем же утром. Самородок был принесён одним из тех, кто вернулся из запретной прогулки к верховьям водопадов. Тот пробыл там всего час и принёс кофейник в три кварты, доверху наполненный самородным золотом, размером от ячменного зерна до двойной величины кулачка ребёнка. Среди них был и тот образчик, который Адамс якобы потом вырыл из тайника под пнём и вынес из каньона. Но – ха! Этот самородок можно было подобрать где угодно, в траве луга. Ты да я знаем, сколько получил за него Адамс, когда продал позже в Тусоне. Помнишь, Маккенна? Ха! Ему дали девяносто два доллара! Я швырял бо́льшими самородками в птиц из чапарраля, чтобы поднять их, тренируясь в стрельбе! Что же, как бы там ни было, амиго, такова индейская версия о Сно-Та-Хэй. Апачи оставили золото в яме под очагом. Они сочли, что тут ему лежать не хуже, чем где-либо ещё. Кроме того, рассудили, что однажды нужда в нём может ещё возникнуть у самого народа апачей. Так что оно всё ещё там, согласно преданиям как краснокожих, так и белых. Я и сам думаю, что оно там, иначе не сидел бы здесь в доброй тени тополей, поджидая своей порции мяса с кофе. Мой народ – народ моей матери – утверждает, что ни один белый человек с тех пор не обнаружил Потайной Двери и что, со времён смерти старого Нана, даже ни один апаче не прошёл в эту Дверь и не спускался в Сно-Та-Хэй. Неусыпная стража следит, чтоб никто туда не вошёл, и на этом история заканчивается. Адамс так и не смог отыскать дороги обратно в каньон и, без конца пытаясь её найти, сошёл с ума. Брюйер бежал не оглядываясь и много лет владел хорошим скотоводческим ранчо в землях Колорадо. Я думаю, добрая сотня людей погибла с тех пор, пытаясь обнаружить Потерянные Копи Адамса. Умрут и другие. Может, и мы с тобой даже, а, компадре? Ха-ха-ха! Как ты думаешь, индейцы по-прежнему охраняют путь в Сно-Та-Хэй? Маккенна помолчал немного, поняв не сразу, что разбойник окончил свой рассказ. Затем запоздало ответил: –Не знаю. С апачей всё станется. Но не думаю, Пелон, после стольких лет, на пороге нового столетия, чтобы апачи по-прежнему стали сторожить его. Как тебе кажется? Пелон рассмеялся снова, развёл руками. –Это глупо!– сказал он.– Нана уже давно мёртв. Адамс давно мёртв. Кому там охранять золото? –Может быть, призракам,– сказал Маккенна.– Тринадцать было вырезано в каньоне, пятеро погибли наверху. –Да! Не веришь же ты в такую ерунду, как призраки. Ты ведь белый. –Однако я шотландец. Они народ нервозный, когда речь заходит о потустороннем мире. –Дьявол возьми потусторонний мир!– фыркнул бандит.– Что ты думаешь о моей истории? Согласуется она с легендами белых о пропавших разработках? –Почти досконально,– сказал Маккенна.– Различия не стоят упоминания. –А карта старого Энха?– спросил Пелон, окинув белого спутника искоса хитрым взглядом.– Согласуются ли, хотя бы в главном, обе версии с картой, которую Луговой Пёс начертил тебе на песке? –Насколько история согласуется с картой,– отвечал рыжебородый золотодобытчик,– мне нужно обдумать. –Я так и полагал!– заявил Пелон.– Чёрт бы тебя побрал с твоим острым умом! Ну, ладно, пошли, искупаемся да поедим. Я проголодался. –Давай просто поедим,– нерешительно высказался Маккенна.– У меня нет настроения купаться. Бандит осклабился и похлопал его по спине. –Тебе придётся лезть в воду, Маккенна,– сказал он.– И всем нам. Когда Пелон принимает ванну, это делают все. Мать! Сестра! Пошли. Маккенна и я лезем в воду. И вы тоже, обе. Раздевайтесь. Всем в воду и отдыхать!.. 27Сестра Сэлли Сэлли была примерно одного возраста с Маккенной. Для апачек, чаще низкорослых и угловатых, она была высокой и стройной. В самом деле, увидев Сэлли на скале у водопадов, перед броском в воду намеренно застывшую, чтобы белый человек оценил её по достоинству, золотодобытчик задержал дыхание. Не знай про изуродованный нос и ястребиные черты лица, он нашёл бы её самой поразительной статуей обнажённой язычницы у водоёма, какую могла изваять природа. Даже имея представление о её внешности, он всё же, затаив дыхание, смотрел не отрываясь. Сэлли это знала. Знала, что он глядит на её прекрасно оформленные, приподнятые груди, округлый, но упругий живот, скульптурные ягодицы и длинные, аккуратные ноги. Она знала, и потому стояла и позировала ему, пока её сводный брат, Пелон, заметив это, не заорал: Лезь в воду, ты! Чего мы у тебя такого не видели? Зад у тебя твёрдый и плоский, как у парня. А ну, ныряй! И тут Маккенна услыхал удивительный звук. То был смех Сэлли. Он слышал и раньше, как она смеётся: что-то похожее на эхо хриплого лая Пелона. Но такой смех! Маккенне не доводилось ещё слышать столь музыкальных звуков. Пока он дивился ему, Сэлли нырнула в водоём и поплыла к тому месту, где он сам нервно держал под водой собственное тело. Запоздало он попытался спастись бегством. Когда попробовал выползти на скалу, стоявшую в центре водоёма, она схватила его за лодыжки и вновь стащила в воду. Пока он, барахтаясь, пытался спастись вплавь, Сэлли начала виться вокруг него, столь гибко, словно была частью самого водоёма. Грация её была совершенно текучей, поразительно гипнотичной. Проплывая над или под ним, она ухитрялась то и дело слегка прикасаться к Маккенне, а затем ускользать, так что движение это казалось привлекательным и совершенно естественным. Внезапно Маккенна оказался беззащитен. Помимо тревог и искреннего страха, который он испытывал перед безносой апачкой, он чувствовал, как его охватывает возбуждение. Он не мог поверить этому, и всё же не мог бы и отрицать этого. По мере её неуклонного преследования его собственная страсть теперь взлетала до лихорадочных высот. В последней попытке спастись Маккенна обнаружил небольшой рукав водоёма, отороченный тростником; он отходил от водопадов к песчаной косе, открыв боковой омут стоячей воды. К этому естественному убежищу он энергично поплыл, надеясь добраться до берега и отступить к своей одежде. Он добрался всего только до песчаной косы, но она уже была рядом, прежде чем он поднялся на ноги, чтобы помчаться прочь сквозь мелководье. Там, в тёплом, высушенном солнцем уголке, скрытно от Малипаи и Пелона, она бросилась на него, издавая буйные, горловые звуки и предлагая себя с тяжким, умоляющим отчаянием. С нечеловеческим усилием Маккенна оторвал её от себя и выбрался из воды. Она рванулась за ним, как нападающая кошка, вынудив схватить её за кисти рук и яростно отбросить прочь. Она тяжко упала. Когда Сэлли, шатаясь, поднялась, она всё ещё глубоко дышала, глаза её дико пылали. Горящим взглядом она обвела край тростников у водоёма, затем вдруг прыгнула за кромку воды, в скалы и кустарник, видневшийся дальше, и скрылась из виду. Маккенна слышал топот её голых ступнёй со скалы на скалу, вниз по каньону. Потом наступило безмолвие: стало слышно мягкое жужжание полынных пчёл и воркующий призыв куропатки за водопадами. Он медленно поплыл назад, в основную часть водоёма, оделся, подошёл к костру, присоединившись к Пелону и старухе. У него было сильное предчувствие, что с Сэлли случилось что-то неладное, а впереди грядёт ещё худшее. Но он не мог придумать, как обсудить это с Пелоном или мамашей Малипаи. Поэтому он взял свою порцию пахучей ослятины и жестяную кружку с крепким индейским кофе. Принялся есть и пить в хмуром молчании, пока бандит и древняя ведьма вопросительно пожирали его глазами, ожидая появления сестрицы Сэлли. Когда, после получаса продолжительного молчания, она так и не появилась, Маккенна необыкновенно разволновался. Пелон и Малипаи заметили это. Они принялись следить за ним пристальнее, с растущим подозрением. Наконец вождь бандитов заговорил. –Ну,– сказал он,– что ты с ней сделал? Что произошло между вами? –Ничего,– заявил горячо Маккенна,– клянусь. –Что случилось?– повторил Пелон. –Я сказал тебе – ничего. –Она преследовала тебя. Мы это видели. Вы оба поплыли в тот, другой водоём вон там. Мы её знаем. Она хотела попытаться побыть наедине с тобой. Нам показалось, будто и ты хотел того же. –Ни за что!– вскричал Маккенна.– Эта женщина меня ужасает! Разбойник внимательно смотрел на него, сверкая глазами. Наконец он спросил в третий раз: –Что произошло? Маккенна понял, что должен быть теперь очень осторожным. Своей интуицией дикарей они чуяли ту же безымянную тревогу, что и он. Она стала общей для всех троих. Старуха так же пристально глядела на него. –Я отверг её,– просто сказал он Пелону.– Она настаивала, и мне пришлось отбросить её. Она упала. Когда поднялась снова, сверкнула на меня глазами, словно загнанная пума, прыгнула в скалы и помчалась вниз по каньону. Я не видел, куда она бежала, но слышал топот ног. Она побежала туда и скрылась. Пелон метнул мрачный взгляд на Малипаи, а в следующий миг был уже на ногах. –Боже мой, амиго, – сказал он Маккенне,– тебе следовало бы сказать мне об этом раньше! Пошли, ещё, быть может, есть время! –Время?– спросил золотодобытчик, вставая.– Для чего? –Оттащить её от него!– проскрежетал разбойник.– Она бросилась вниз на этого бедного дурня-мимбреньо, чтобы излить всё, что у неё накопилось. Он же не в силах иметь дело с женщиной. Ум у него младенческий. Она сведёт его с ума. Он начал удаляться от костра рысью странствующего воина-апача, затем резко остановился. Сзади застыл и Маккенна, глядя туда, где тропа с низовьев каньона выходила на луг. Из затенённого зева каньона на яркий свет открытых трав вышел Хачита. На руках, обнажённая, обвисшая мёртвым грузом, означающим лишь одно, лежала ненасытная дева апачей, Сэлли. –Да-е-са! – в отчаянии вскричал Хачита.– Умерла… 28Яблочко от яблоньки Тёмная, спотыкающаяся речь Хачиты кое-как объяснила им, что произошло. То была грустная история. Пелон был прав в отношении него. Он не имел большого опыта с женщинами. На самом деле, вообще никакого опыта. Он был таким большим и глупым, к тому же безумным – со своей лошадиной физиономией – и так стеснялся и опасался женщин, что они избегали его, а он не мог заставить себя подойти к ним. Сэлли никогда прежде и не глядела на него. Теперь же она кинулась вниз по каньону, где он следил за Юным Мики. Она подошла к нему без одежды, в солнечном свете, извиваясь своим прекрасным телом, побуждая мужчину к самым низменным вожделениям. Но даже тут Хачита только приветствовал её и попросил удалиться, поскольку стоял на страже. Но она засмеялась над ним и обхватила руками, а потом помогла обнять себя, и – ну, вскоре они были уже на горячем песке, тяжко дыша и рыча, словно двое зверей, а потом внезапно Хачита, обнявший её за шею, потянул к себе и услыхал, как что-то хрустнуло. Она замерла и осталась лежать, глядя прямо вверх, расширив яблоки глаз. В них не было жизни, и Хачита, как ни был он слаб разумом, понял, что Йосен забрал её душу, и Сэлли больше нет. Пока великан-мимбреньо пересказывал эту простую драму, Маккенна склонился и оглядел обмякшее тело Сэлли. Он приподнял голову и отпустил её. По тому, как голова упала и откинулась на подставленную руку, повиснув, с гротескно отвёрнутым подбородком, он понял, что Хачита сломал ей шею в ярости и неведении своей страсти. Он поднялся, едва индеец закончил своё признание. Хачита ждал его слов, как Малипаи и Пелон. В этот момент, в момент сомнения, все обратились к разуму и опыту белого человека. Последний, окинув взглядом их лица, был изумлён, увидев, как плачет гигант Хачита. Никогда не доводилось ему прежде видеть плачущего апаче. Не доводилось, несомненно, и Малипаи с Пелоном. Слёзы, в смысле увлажнения глаз под действием чувств,– это было знакомо… Такие вещи не шли в счёт как среди мужчин, так и женщин. Но плач? Настоящие, пролитые слёзы? Они были чужды природе апачей. И Маккенна мог заметить, что Пелон, как и его жестокая старая мамаша, раздосадован своим индейским родичем, и потому он заговорил с Хачитой, отвернувшись от остальных, как следовало поступать в подобных неловких обстоятельствах. –Мой друг,– сказал он огромному апаче,– пойдёшь ли ты поговорить со мной? Мы можем отправиться одни, и ты выскажешь мне, что хочешь, или не скажешь ничего. Мы можем просто посидеть и дать воспоминанию об этой тяжкой минуте уйти прочь. То, что случилось с этой бедной женщиной, не твоя вина. Я объясню это тебе, если ты позволишь.– Он чуть помедлил, дав юному великану подумать, затем добавил: – Ты знаешь, Хачита, что твой друг, погибший у Черепов, доверял мне. Разве это не верно? Сейчас он полагался на удачу. Он не знал, что думал о нём Беш, но индейцы вообще чрезвычайно восприимчивы, а он был уверен, что погибший юноша-чирикауа платил ему тем же в ответ на его собственную заинтересованность и симпатию. Он не ошибся – ход был удачен. –Да,– сказал Хачита, поднимая свою огромную голову и проводя рукой по глазам, смахивая слёзы,– это так. Мой друг, погибший там, сказал, что я должен доверять тебе, если что-либо случится с ним. Он сказал, что ты – хороший белый человек. Он сказал мне также что-то ещё, не о тебе, но это было очень, очень важно. Я пытаюсь вспомнить, что именно, с той самой минуты, как он погиб. Но ты знаешь, как бывает, патрон, с бедной головой вроде моей… –Ум твой не беден,– ответил Маккенна – Просто ты не подвержен тревогам в такой степени, как многие из нас. Ты – счастливее. И следовало бы радоваться этому. Пойдём теперь, присядем под тополями и выпьем кофе. Хачита послушно кивнул, и они отправились. Но Пелон уже пришёл в себя. Он быстро приблизился сзади и проскрипел, обращаясь к Маккенне: –Погодите минутку! Какого чёрта вы намерены делать? Ты ещё не сказал мне о моей сестре. Отчего она умерла? –Шея,– сказал Маккенна.– В своей страсти он сломал ей шею. Так, как сворачивают курам. Он не отдавал себе отчёта в том, что делает. Он невиновен. –Я знаю, знаю,– рявкнул бандит.– Боже, об этом-то мне можешь не говорить! –Ба!– вскричала старая Малипаи, вскакивая, чтобы присоединиться к совету.– Невиновен! Вы, мужчины, всегда невиновны. Чёрт побери, что же делать со злобным жеребцом, который не знает, как завалить кобылу, не убив копытами, не перекусив ей шею и так далее? Что делают с таким конём, я спрашиваю? Чёрт вас возьми, негодяи! Его убивают, вот что! Берут сукина сына, заводят в кусты и разносят пулей его пустые мозги! Пелон вовремя прыгнул на неё. Он выдернул старый винчестер из рук апачки, когда она уже поднимала его, чтобы осуществить задуманное. –Проклятье!– вскричал он.– Палить из ружья здесь, в тишине каньона, когда мы ожидаем… Он осёкся. Его злобное лицо побледнело при внезапном воспоминании, вызванном гневом. –Боже мой!– воскликнул он.– Мы позабыли о Юнце Мики! Он швырнул ружьё старухе и потянулся за своим собственным карабином, прислонённым к камню у костра. И тут насмешливый голос сзади заставил остолбенеть всю группу. Он доносился с тропы, ведущей через каньон. То был высокий голос, почти как у девушки, но содержащий предупреждающее шипение, сходное с трескучим ск-крр гремучей змеи. –Ну, конечно,– произнёс он по-испански,– все позабыли о Юном Мики, но Юный Мики о вас не забыл! Пелон Лопес очень медленно поднялся. Оставил свой винчестер на скале. Приглушённым голосом велел Малипаи положить своё ружьё рядом. Старая скво повиновалась безмолвно, отдавая красноречивую дань репутации Юного Мики Тиббса. Маккенна просто застыл, где стоял, глядя вверх по каньону, спиной к голосу, прозвучавшему с той стороны луга. Хачита застыл рядом. Ни один не обернулся поглядеть на гостя. В таких обстоятельствах индейские правила приличия запрещают назойливое любопытство и прямые взгляды. Говоря проще, никто не осмеливался обернуться, не получив разрешения. Хачита, однако, по-прежнему держал в руке винчестер. –Ты,– позвал Юный Мики.– Слышишь, здоровый бык? Клади ружьё на землю, как другие. Хачита не пошевелился. Маккенна, внимательно следя за ним, видел, как тот очень напряжённо думает. Он приближался к какому-то решению, и оно должно было касаться ружья, которое всё ещё было у него в руке. Маккенна подозревал, что Хачита намеревается воспользоваться им, и не желал увидеть, как большой простофиля будет бессмысленно убит. –Не делай этого, амиго, – сказал он,– нет нужды. –Нужда есть, патрон. Я повернусь и пристрелю его, чтобы выместить зло, причинённое этой женщине. –Нет!– предупредил Маккенна отрывисто.– Стой спокойно и отложи ружьё, как он сказал. –Большой бык!– позвал Юный Мики своим дребезжащим голосом. –Я слышал, что ты прохрюкал. Прежде чем попробовать застрелить меня, дай Пелону и белому обернуться и поглядеть на твой боевой шит. Не думаю, что им захочется, чтобы ты понаделал в нём дыр. –Хачита,– приказал Пелон,– стой на месте! Здесь что-то неладно. Маккенна, давай повернёмся! Они обернулись лицом к Юному Мики, готовясь увидеть что угодно вплоть до полроты кавалеристов, или заряженную горную гаубицу, или дюжину добровольных армейских скаутов-апачей. Но они недооценили сына Старого Мики Тиббса. Яблочко от яблони недалеко укатилось. Щитом ему служила Фрэнси Стэнтон. 29Могила на Лугу Птичьих Песен –Всё было довольно просто,– рассказывал Юный Мики Тиббс на жаргонном конюшенном испанском, принятом в землях апачей. –Я только дождался, пока не увидел в бинокль, что вы поднялись по каньону, затем вернулся назад, застрелил этих двух тупиц-кавалеристов и забрал девушку. Пелона заинтриговали некоторые профессиональные аспекты этого шага. –Как ты посмел это сделать?– спросил он.– Разве белый офицер ничего не заподозрит? Два выстрела, прозвучавших вскоре после твоего отъезда, а потом находка двоих солдат-бизонов, застреленных в спину? А тебя нет? –Лысина,– сказал Юный Мики,– ты меня недооцениваешь. Во-первых, я застрелил их не в спину. Подъехал прямо к ним, улыбаясь, и застрелил спереди, точно так, как если бы они попали в засаду, расставленную вами. И я застрелил их из винчестера того чирикауа, которого мы убили у водоёма. Я поднял его в скалах по пути оттуда, выехав вместе с двумя солдатами выслеживать вас. Оба они мертвы, и никто не подвергнет сомнению вариант с засадой. Следы ваших коней видны там повсюду вокруг этого места. Никто никогда не догадается о правде, о том, что было на самом деле, ведь никто из нас им об этом не скажет, не так ли? Он остановился, глядя на Пелона. В этот критический момент Маккенна подался вперёд и стал вынимать кляп изо рта Фрэнси Стэнтон. –Не трогай её!– зашипел Юный Мики.– Лысина и я ещё не пришли к взаимопониманию. –Иди ты к чёрту,– сказал Глен Маккенна, очень раздельно и по-английски. Он ослабил кляп, стащил его.– Пойдём,– сказал он Фрэнси.– На вид, тебе не повредила бы чашечка отравы, сготовленной Малипаи. Мамаша, налей для девушки,– добавил он, переходя на испанский.– Видишь, Йосен милосерд. Он отнял одну дочь и возвращает другую. Старая скво сверкнула на него глазами, потом проворчала что-то на своём собственном языке и, грубо взяв Фрэнси за руку, потащила к огню. Маккенна вздохнул с облегчением. –Ну,– сказал он Юному Мики,– давай послушаем твоё предложение. Да побыстрее. Нас ждут дела. Юнец смерил его взглядом. Маккенна воспользовался паузой и ответил тем же. Юный Мики Тиббс, решил он, не так безобразен, как Пелон Лопес. Но не покидало ощущение какой-то ущербности в нём, превосходившей невежественность и жестокость главаря разбойников. Пелон был злобен, как норовистая лошадь, или вол, или злобный медведь. Этот юнец был дьявольски злобен. У него был слабый рот, единственный волчий зуб торчал как клык с верхней губы, и кривые глаза, чуть-чуть навыкате, которые он, как ни силился, не мог задержать ни на одном предмете. Они продолжали блуждать повсюду, и его вечные старания сфокусировать их придавали всему его узкому и гладкому лицу бессмысленный вид, что выглядело просто пугающе. –А ты что,– заявило дитя тьмы. Слова с шипением вырывались из-под его волчьего зуба.– Выходит, здорово храбрый? –Не очень,– ответил рыжебородый золотодобытчик,– спроси Пелона. –Спросить Пелона я как раз собираюсь. А если ты встрянешь в нашу беседу ещё раз, можешь считать себя таким же покойником, как те двое солдат-бизонов, там, с той стороны песчаниковой горы. –Не ошибись в своих планах,– осторожно посоветовал Маккенна.– Я только работаю на эту экспедицию. Я – нанятый проводник, точно так же, как и ты для кавалерии. –Больно ты умён и болтаешь мудрено, а я ненавижу мудрёных белых сукиных детей вроде тебя!– рявкнул юнец.– Пелон, лучше расскажи-ка ему обо мне. –Он знает о тебе, Мики. И он не очень храбр, как и говорит. Не обращай внимания. Это правда – я нанял его довести меня до одного места. Это деловое соглашение, и только. Лицо юного апача презрительно скривилось. –Да, деловое соглашение, о котором я всё знаю. Потому я и здесь. Просто прихватил чёртову девку с собой для того, чтобы вы не подстрелили меня до того, как я выскажусь. –Это хвастовство. Ничего ты не знаешь. –Я знаю всё. –Скажи, откуда. –От этой дуры толстухи-пима, что вы сгрузили в нашем лагере на Яки-Спринг. Я знаю её с тех времён, когда она жила у мескалеро. Она меня вспомнила. Была так рада повидать друга, что болтала как школьная училка. –Врёшь! У этой девки нет мозгов. Она ничего не знала. –У неё были глаза. Она видела. У неё был язык. Она болтала. Будем терять время, вытягивая всё вплоть до самого старика Энха, и этого белого ублюдка Маккенны, и Мартышки, и того белого Вэчела, которого ты убил в Нечаянных Травах, до Бена Колла и всего прочего? Пелон переглянулся с Маккенной. Белый добытчик пожал плечами. Что тут было сказать? Ясно, что злобный юнец выудил всю историю у Лупе. То было слабым звеном в цепочке планов Пелона, и оно порвалось. Теперь следовало ожидать серьёзных последствий. –Я не знаю, что сказать,– искренне проворчал бандит.– Ты попал в уязвимое место. –Моя позиция проста,– заявил Юный Мики.– Там, в Сно-Та-Хэй, золота хватит на всех.– Он указал на северо-восток.– Истории, которые я слыхал, утверждают, что Адамс и его люди заложили четверть миллиона долларов под очажным камнем за десять дней – первые десять. Кто знает, сколько дней они копали после того? Кто знает, ждёт ли нас миллион долларов или два? Я предлагаю только пойти туда и взять себе долю. Моя цена – эта девушка, которую в противном случае я пристрелю сейчас, у вас на глазах. Вновь Пелон и Маккенна переглянулись. Позади, к ужасу последнего, Хачита, зарычав, двинулся вперёд. –Не делай этого!– закричал апачу белый золотоискатель.– Помни, что твой мёртвый друг велел доверять мне! Хачита заколебался, его медлительный ум был в нерешительности. Наконец он отложил ружьё. –Вот и хорошо,– вздохнул Пелон. Маккенна кивком показал на Юного Мики Тиббса и сказал Пелону: –Скажи ему, что мы принимаем предложение и согласны в цене. Он, во всяком случае, прав. Что значит для нас лишняя доля золота? –Ну, между прочим, она означает чертовски больше для меня, чем для этой твоей тощей девицы, Маккенна. Но и я тоже бизнесмен. И мне ясно, что Юный Мики должен войти в нашу маленькую компанию. Глен Маккенна потряс своей лохматой рыжей головой. –Я хотел бы смотреть на это столь же легко, как ты, Пелон. Но проблема заключается в том, что всё дело настолько запутывается, что я не могу уже в нём разобраться. Бандит также помотал головой, но теперь ухмылялся. –Что же, всё ясно, амиго. Если ты выкинешь какую-то глупость, я застрелю тебя или твою девицу. Если Мики попытается, Хачита воткнёт ему топор в череп, поскольку именно Мики застрелил Б…– он поспешно поправился,– застрелил его друга-чирикауа. Ну а если я попытаюсь, то ты или Мики застрелите меня. С другой стороны, если Хачита увидит, что я тебе угрожаю, он займётся мной, ведь его друг посоветовал ему доверять тебе. Затем, конечно, если он рванёт ко мне, моя достойная мать застрелит его, ну и, чёрт возьми, ты видишь, как всё хорошо устраивается, Маккенна. Маккенна вновь покачал головой, не без грусти. –Как скажешь, хефе, – признал он обречённо. –Хорошо,– позвал разбойник Юнца Мики.– Убери ружьё и подходи, выпей кофе. Юный Мики медленно повёл головой. –Сначала вынь свою правую руку из-под серапе и положи револьвер на скалу у огня. –Иисус Мария!– осклабился Пелон, задирая кверху рассечённую шрамом губу.– Эта чёртова дура Лупе и правда выболтала тебе всё! –Все они говорят,– заявил Юный Мики,– когда на одеяле. Отложи револьвер на камни. Пелон сделал, как велено. Они придвинулись к огню, и Малипаи налила кофе в жестяные чашки. Фрэнси Стэнтон села с Маккенной, крепко держась рукой за его руку. Он ощущал, как она дрожит. –Вот что следует иметь в виду,– сказал Юный Мики Тиббс.– В свете нашего нового компаньонства добавляется нечто особое, кое-что, чего вы не знаете. –Продолжай,– сказал Пелон.– Мы всегда с удовольствием выслушаем свежие неприятности. –Что ж, вот что плохо. После этих твоих убийств на ранчо каждый в этой части страны ополчился против апачей, и апачи прячутся повсюду, как койоты. Молва о том, что ты отправился в Сно-Та-Хэй и что все эти неприятности – твоя вина, распространилась по всем племенам. По крайней мере, с дюжину индейских отрядов отправились на поиски тебя, Пелон, стараясь отрезать от Каньона-дель-Оро. Они рассудили так: белым следует показать, что апачи хотят добра, и им нужен твой плешивый скальп так же настоятельно, как и правительству. Однако, я думаю, что делают они это по той же причине, что и мы. –Что ты имеешь в виду?– спросил Пелон Лопес. –Они считают, что если не найдут тебя, то найдут Сно-Та-Хэй. Они сегодня не лучше белых разбойников. Среди них нет ни одного моложе сорока', кто не перережет горла старухе матери, чтобы добраться до этого золота. Чёрт, они больше не дураки. Они больше не торгуют на бисер да зеркальца. Им нужна кровь. –Боже, как это грустно! –Ну, не так уж всё плохо. По крайней мере, в одном смысле. В каком-то смысле это не оставляет выбора. Остаётся один путь, Пелон. Назад тебе нельзя. –Он прав, хефе – сказал Глен Маккенна.– Нам надо не сбавлять темпа. Вождь бандитов размышлял недолго. Затем выплеснул остаток кофе, вычистил чашку сухим песком и вручил Малипаи. –Положи её с остальными нашими сокровищами, мамуля, на вьючную лошадь. Мы трогаем в Сно-Та-Хэй. Пока старая дама и Фрэнси сворачивали лагерь, мужчины похоронили Сэлли глубоко в скалистой расщелине за водоёмом. Поверх её обёрнутого в одеяло тела были навалены камни, чтоб ни зверь, ни птица не смогли потревожить её покой. Проявлений чувств не наблюдалось, но не было и бесед, шуток, словом, легкомыслия в продолжение этой церемонии. Пока шла печальная работа, Маккенна попытался проследить мысленно весь путь, все свои действия до последнего момента. Где во всей цепи обстоятельств допустил он грубую ошибку? Какой поворот тропы предоставил ему последний удобный шанс для того, чтобы поставить на кон свою жизнь и Фрэнси? Ему казалось, что он упустил много таких возможностей. Однако по правде, не было такого момента, когда любой решительный шаг, вызванный произволом или отчаянием, не погубил бы Фрэнси Стэнтон, или, что так же плохо или ещё хуже, когда такой шаг не ранил бы или убил его, тем самым отдав девушку во власть банды негодяев. Не видно было спасительной щели, чтобы уйти на волю при первой же возможности. Он решил проанализировать всё это вместе с Фрэнси, чтобы девушка поняла его поведение до этой минуты и знала, как вести себя в будущем. Самым разумным выводом из всего было продолжать путешествие вместе со сворой Пелона, пока какой-нибудь будущий поворот тропы не откроет окно на свободу, в которой им так долго было отказано. Впереди лежал ещё долгий-долгий путь в Каньон-дель-Оро. Почти наверняка между могилой Сэлли и Сно-Та-Хэй появится время и место, где он и стойкая шестнадцатилетняя девушка смогут предпринять свой побег на волю. Пока же задача заключалась в том, чтобы играть в игру разбойников вместе с Пелоном Лопесом, поддерживать этот тоненький мостик симпатии, которую этот разбойник-убийца обнаруживал к нему ещё со времён их первой встречи много лет назад; продолжать искать слабость этого злодея, которая ему свойственна и благодаря которой – Маккенна по-прежнему верил – можно будет наконец перехитрить и одолеть его. Что же до присоединения к банде молодого убийцы Юноши Мики Тиббса, это была сама по себе вещь опасная. Маккенна был уверен, что юнец обладает преступными наклонностями, как и Пелон Лопес, но без спасительной внутренней искры. За Юнцом Мики на каждом шагу, на каждом привале нужен был глаз, и на каждой миле между привалами. Можно было смело допустить, что при таком окружении – Пелон, Хачита и Юный Мики – ни на миг жизнь двоих белых компаньонов не будет в безопасности. Что касается Хачиты – опять же оставался вопрос скудоумия, отметившего его дикарскую индивидуальность. Он, казалось, предпочитал держаться поближе к Маккенне, но продолжал хмуриться и глядеть на белого человека так, словно должен был вспомнить что-то неприятное, с ним связанное. Это заставляло бородатого золотодобытчика держаться начеку. Иметь рядом подобную тень было скорее охлаждающим, нежели бодрящим ощущением. Всё же, как в случае с Пелоном и Юнцом Мики, с Хачитой следовало мириться. В самом деле, даже сейчас, когда погребение Сэлли было уже позади и вся компания садилась на коней, чтобы покинуть луг смерти, великан-апаче продолжал маячить около Маккенны. Пелон заметил это и приказал Хачите выдвинуться вперёд кавалькады и ехать рядом с ним. На это апаче ответил отказом. Его погибший друг велел ему довериться белому человеку с рыжими волосами. Он будет ехать рядом с этим человеком. Маккенна быстро уверил Пелона в том, что его не тяготит эта компания. Он также, и весьма тонко, попытался уверить в этом скривившегося Хачиту. –Schicho, – сказал он мимбреньо на его родном языке, улыбаясь, и положил свою руку на напрягшееся богатырское плечо индейца. Слово на языке апачей означало друг, и, поразмыслив озабоченно над ним с минуту, Хачита улыбнулся и положил собственную лапу на плечо Маккенны, пробасив: Schichobe, что было ещё лучше, ибо означало старый друг. Соглашение это вполне устраивало Пелона. Для него, казалось, нежелательно было никакое трение между собой и большим апачем, и он, кроме того, всё более озабоченно размышлял о возможностях добраться до Сно-Та-Хэй. –Скорее,– позвал он быстро,– двинулись! Он вывел коня вперёд, поставив Юнца Мики позади, затем Малипаи с ружьём, нацеленным в спину кавалерийскому скауту, затем Фрэнси Стэнтон, Маккенну и Хачиту. Когда эти двое заняли свои позиции в арьергарде кавалькады, апаче с минуту поколебался, оглядываясь на каньон, на его подножие, на безмолвные камни рокового водоёма у Черепов. –Как я хотел бы,– сетуя, поведал он Маккенне,– вспомнить, что именно мой погибший друг завещал мне. Это было как-то связано с нами двумя, для чего мы оказались среди этих псов, зачем приехали на ранчерию старого Энха и Малипаи. Как я хотел бы быть умнее, быстрее разумом! Мой друг был бы огорчён, если б знал, что я позабыл всё, о чём он завещал мне помнить. –Ты вспомнишь,– уверил его Маккенна.– Продолжай попытки, и оно вспыхнет у тебя в сознании в один прекрасный миг легче лёгкого. Вот увидишь. Поехали, твой друг верит в тебя, Он знает, что ты вспомнишь. Огромный апаче кивнул головой и, казалось, успокоился. –Спасибо тебе, белый друг,– улыбнулся он.– Мой товарищ наказал мне верить в тебя, и так оно и будет. Поехали – вперёд! Он пришпорил своего маленького мустанга и вместе с Маккенной тронулся вдоль по узкому каньону следом за остальными. На ходу Маккенна тоже улыбался. Приятно было ощущать себя по-прежнему в живых, опять иметь рядом Фрэнси и обрести такого друга, как этот простодушный гигант под боком, и всё за один час в этот замечательный аризонский день. Особенно приятно было чувствовать себя в состоянии помочь бедному парню и прекратить его мучения, всего лишь похлопав по спине с уверением, что однажды тот с лёгкостью вспомнит, что именно говорил ему Беш. А доведись тогда Глену Маккенне узнать, что именно сказал Беш Хачите, теплота покоя обратилась бы в лёд. Сейчас же его голубые глаза сияли ещё ярче, чем прежде, там, у Нечаянных Трав, повыше Яки-Спринг, когда его руку пожала Фрэнси Стэнтон, а его сердце, без всякой на то причины, сколько-нибудь объяснимой для тридцатилетнего человека, забилось беззаботно, как ласточка, вьющая гнездо внутри высокого кактуса-сагуаро. –Ага,– сказал он озабоченному апаче,– что за славный день! Умей я петь, я заставил бы этот каньон звенеть от счастья. Хачита удивлённо поглядел на него.– Отчего же ты так счастлив?– спросил он. То был верно поставленный вопрос, Маккенна знал это. Загвоздка была в том, что у него не нашлось на него верного ответа. 30Скала Сахарная Голова Они проследовали через холмы Яки до верховьев Солтривер. Продвинувшись по руслу до её истоков, они прокрались мимо Сан-Карлоса и Соумилла, и дальше к востоку, через резервацию Форт-Апаче, в глушь Ситгривс, западнее Сент-Джонса. Здесь на шестую ночь они остановились на высокой седловине, между двумя безымянными горами. Отсюда к северу они могли видеть десятитысячефутовую Зелёную гору и Лысую – в одиннадцать тысяч – к югу. Вид к востоку и северо-востоку скрывался седловиной. То был не слишком удобный лагерь, ветреный, без дров и воды. Жалоб, однако, было мало. Темп был скор, кони в порядке, особенных трений не возникало. Не представилось и никаких возможностей к бегству – для Маккенны и Фрэнси Стэнтон. Но их спутники, если и следили неослабно за рыжебородым проводником и юной белой девушкой, всё же стали обращаться с ними чуть деликатнее, нежели до засады у Черепов. Нечто вроде почти дружеских отношений сложилось на время перехода через засушливые возвышенные плато Натанес и индейские земли Кинисба, в подлески Ситгривса. Маккенна с его привязанностью к здешним местам сумел так повлиять на Фрэнси Стэнтон, что и она под стать ему уже была влюблена в этот край. В особенности за последние два перехода девушка начала чувствовать солнечный свет и слышать рост деревьев, как выражаются апачи. Она сильно привязалась к старой скво. Малипаи, вначале грубо отталкивавшая девушку, наконец сдалась и признала, демонстрируя свои четыре зуба, что она и тощий цыплёнок стали симпатико. Теперь, в день их шестого привала едва в сорока милях у границы Нью-Мексико, при отсутствии всяких следов преследования или перекрытого пути, вся компания – за исключением Юного Мики Тиббса, сидевшего всегда в стороне со взведённым курком,– казалась мирной, как группа летних туристов, расположившихся на полмесяца на девственной природе. Крохотное, ясное пламя, которое Малипаи раздула кресалом, мерцало словно розовый бриллиант во мраке обрывистых гор. Его тепло приятно грело на этой высоте. Готовился ужин: тушёная дичь, хлеб апачей – кукурузные тортильяс, да чёрный кофе. Пелон рассказал несколько леденящих душу историй из своей жизни, Хачита показал танец дождя, принятый у мимбреньо, а Малипаи исполнила песнопение с Рио-Хила, которое, как она убеждала Маккенну, означало, что начиная с этого привала ему можно будет лечь с Белой девушкой, если он пожелает. Песня подготовит её – Малипаи давала полную гарантию. Маккенна не решился перевести эту приятную новость Фрэнси. В самом деле, он посчитал, что на этой высокой ноте неплохо было бы разойтись на ночлег, он так и предложил, поскольку следовало принять на другое утро великое решение, и потому им стоило разобрать свои одеяла и хорошенько выспаться. Если, когда взойдёт солнце, его расчёты окажутся верны, они тем более будут довольны, чувствуя себя свежими и бодрыми перед путешествием. Услышав намёк на какой-то сюрприз, Пелон сощурился, а Юный Мики выдвинулся из темноты. Но Маккенна охладил их любопытство. –Мы все устали,– сказал он.– Поговорим утром. На этом они и покончили. Пройти меньше чем за неделю тридцать с небольшим миль, верхом на пони – этого было достаточно, чтобы измотать даже сонорских разбойников и кавалерийских скаутов-метисов. Лагерь уснул. С рассветом Маккенна повёл Пелона и Юного Мики к обзорному пункту на сотню футов выше лагеря и указал на северо-восток. Его спутники в изумлении глядели перед собой. –Мадре! – выдохнул Пелон.– Сахарная Голова! До этого момента и сам Маккенна не слишком верил в песчаные карты старика Энха. Прошлой ночью его поразило сходство лагеря на высокой седловине меж гор, описанного в легенде об Адамсе, с их лагерем, и он понял, что они находятся в краю легендарных примет. Но до того мгновения, как с уст Пелона сорвалось восклицание, он не осмеливался думать, что рассвет откроет им знаменитые Сахарные Головы. Но они возвышались там, выделяясь тёмными силуэтами на фоне рассвета, точно на северо-востоке, как увидел их Адамс тогда, тридцать три года тому назад, когда Вислоухий подвёл его, быть может на том же месте, и произнёс: Mira! Вон они! Они обменялись с Пелоном взглядами. То было странное чувство – Маккенна страдал от золотой лихорадки не меньше бандита-убийцы. Они обнаружили первую из примет Адамса. Они стояли сейчас на горе Обзорной. Белый золотоискатель слышал биение своего пульса. В его голове стояло неистребимое видение Утерянного Золота Адамса, лежащего под корнями трав Сно-Та-Хэй. –Боже – услышал он собственный шёпот.– Пошли – пора трогать! С этого момента в его голове не было больше мыслей об избавлении. Он был охвачен болезнью алчности столь же прочно, как и любой из той сотни людей, уже сгнивших, как говорят, возле сокровища. Как Адамс, когда он выбрался из каньона в бреду под действием её яда, В этот миг он перевоплотился, став похожим на любого из десятков мужчин, белых или цветных, добродушных или злых, трезвых или безумных, что за последние три десятилетия усеяли сухие промоины своими белеющими скелетами, отдав дань лихорадке пропавшего Адамса. С этого момента, во время спотыкающегося бега вниз по склону Обзорной к лагерю, Глен Маккенна был столь же присягнувшим на верность Сно-Та-Хэй, как и Пелон Лопес, или Юный Мики Тиббс, или любой другой убийца, готовый убивать или быть убитым во имя Каньона-дель-Оро. 31Тыквенная Грядка Из обзорной седловины они зигзагами поднялись вдоль реки Зуни в Нью-Мексико, проехали южнее Гэллапа, обогнули старый форт Уингейт, продвинулись дальше на север между озёрами Блюуотер и Смит, в дурные земли каньона Чако. На закате тринадцатого дня они устроили лагерь на дне V-образного каньона. В глубине стены резко сходились, и на скалистом берегу ручья оставалось пространство только для одного всадника. –Завтра мы проедем там,– сказал Маккенна.– Если всё правильно, мы увидим то же, что видел Вислоухий тридцать три года назад. Пелон слез с лошади. Юный Мики, как всегда наблюдая за ними, последовал за Пелоном. Юнец достал свой карабин из чехла и, отойдя в сторонку, уселся на скале. Никто из компании не обратил на него внимания. Он никогда не участвовал в работе по лагерю, да его и не просили. Пелон и Маккенна пришли к согласию, что наилучший образ действий – это оставить его в покое. Его поведение на тропе, вечная стража со взведённым винчестером, отказ присоединяться к лагерю и вечное молчание – всё это подтверждало первоначальные подозрения Маккенны в том, что юнец умственно неполноценен. Его следовало просто оставить в покое. –Вот что,– заявил Пелон, отвечая белому золотоискателю.– Мне здесь не нравится. Какой это привал должен быть согласно старой легенде? –Тыквенная Грядка,– сказал Маккенна. Фрэнси и Юный Мики не знали истории Пропавших Разработок Адамса во всех подробностях. Иное дело апачи. Малипаи и Хачита, так же как и Пелон, обнаружили интерес. –Ха!– заявила старая дама.– Значит, если мы пройдём завтра через этот узкий проход, мы увидим оросительные канавки и обрушенные стены древней индейской деревни? –Да. –Тыквенные лозы? –Да, и лозы. –Что ж, отчего бы нам и не отправиться туда и поглядеть сегодня же? Еше светло, времени хватит. Маккенна покачал головой в ответ на предложение скво. –Я бы не стал,– сказал он.– Предание говорит, что Вислоухий проехал туда на закате, а вы знаете, что случилось с ним. –Маккенна прав,– быстро согласился Пелон.– Замолчи, старая, и ступай варить кофе. Оставь эти дела мужчинам. –Да,– услышали все мощный бас великана Хачиты, неожиданно вступившего в беседу.– Не тревожьте духов. Мы уже близко. Я чую их. Я отчего-то боюсь.– Он нахмурился, помотал огромной головой.– Как я хотел бы вспомнить, что именно наказывал мне хранить в памяти мой друг. Чем ближе мы подходим ко Сно-Та-Хэй, тем больше я думаю об этом. –Успокойся,– улыбнулся Маккенна.– Помни, что я говорил тебе, ты вспомнишь, когда придёт время. Хачита ничего не сказал, лишь продолжал морщить лоб да трясти головой. Юнец Мики с отвращением плюнул, отозвавшись со своей сторожевой скалы: –Духи. Предостережения. Предания. Вы все – свора старых баб. Господи, пора чего-нибудь поесть. Я умираю от голода. Что там на ужин, старуха? –Для тебя,– отозвалась Малипаи,– змеиный кал с лягушачьим дерьмом. Лицо юнца тотчас же превратилось в маску ненависти. –Для тебя,– вскричал он с искажённой физиономией,– заготовлена пуля в твою старую чёртову селезёнку! Счастье твоё, что нам приходится вести себя тихо. Попомни меня, мать! Я кое-что приберегу для тебя, когда мы добудем золото и станем выбираться назад. –Ты словно жеребец, набитый зелёной травой, негодник,– отвечала древняя скво. – Тянешь сзади – один шум да ветры. Плевала я на тебя! Так она и сделала, и дурноглазому скауту пришлось поспешно отпрыгнуть, чтобы избежать попадания. Он схватил за ствол своё оружие, задыхаясь от ярости, он разнёс бы голову Малипаи, если б не отчаянный прыжок Маккенны, вместе со старухой упавшего на землю. Они покатились в сторону, а приклад винтовки Юного Мики просвистел мимо. Он ударил по камню, перед которым стояла Малипаи, отчего сильно пострадала деревянная часть. При виде изуродованного ружья юнец сделался мертвенно-белым. –Чёрт тебя возьми,– сказал он,– я убью за это вас обоих. Убил бы или нет – это осталось неизвестным. Едва только он упёрся в бедро покорёженным прикладом, чтобы выпалить по упавшим, как оказался вознесённым высоко в воздух. Хачита держал его там, беспомощного, как крыса в когтях у ястреба, прикидывая место на голове, куда воткнуть топор. –Нет, нет!– вскричал Маккенна с земли.– Больше никаких убийств, Хачита! Твоему другу это бы не понравилось. Отпусти его. Легче, легче… Исполин индеец кивнул с тупым подчинением. Но, опуская коротышку скаута на землю, он медленно покачал головой. –Не знаю, не знаю,– пробормотал он нерешительно.– Было там что-то об убийстве – о чём говорил мне мой друг. Я теперь вспоминаю. Но что? –То, что я тебе и сказал,– отвечал Маккенна.– Больше не убивать. Так ведь оно и было, а, Хачита? –Не знаю, белый друг. Может быть, если ты так говоришь. –Конечно. Ну, всё теперь. Мы снова все в одном лагере. –Да,– сказал Пелон,– и это последний перед Сно-Та-Хэй. Господи, подумать только, амигос! Мы почти на месте!– Он поколебался, и тень пробежала по его грубым чертам.– Чёрт возьми, Маккенна, меня кое-что тревожит. Если это лагерь перед Тыквенной Грядкой, значит, мы пропустили ещё одну веху, которую должны были увидеть сегодня. –Фургонный тракт,– отозвался Маккенна.– Мы должны были пересечь фургонную дорогу после полудня. –Да-да, именно так. Чёрт, мне это не нравится. Мне начинает казаться, что мы ошиблись… История Адамса так точна в отношении этого пункта о фургонном тракте к форту. Мне кажется, мы сбились с пути. Я намерен отправиться туда поглядеть на эти грядки. –Вместе с духами Вислоухого и прочих? –К чёрту духов! Маккенна не хотел будоражить лагерь ночью. Он хотел, чтобы все выспались, и как следует. –Погоди,– сказал он.– Призови на помощь разум, Пелон. Помнишь, отчего Вислоухий и Адамс, и Брюйер так долго разглядывали следы этой фургонной дороги? Я скажу тебе: потому, что даже тогда это была уже старая дорога, давно неезженная, и следы от колёс были так слабы, что лишь индеец мог бы их заметить без подсказки. Ну а мы пришли больше чем тридцать лет спустя, тридцать лет солнца да бурь, да метелей и снегов, буранных ветров, пролетевших над этой землёй. Да, ей-Богу, хефе! Как же можно было заметить эту дорогу? Конечно же, мы её не видели, её больше не разглядеть. Пелон согласился лишь отчасти. Но старая карга, что принесла его в этот мир разбойных забот и тягот, как раз в ту минуту позвала, сообщая, что кофе разлит и остывает, и всем, кто голоден, следует найти да заострить себе по палочке, подойти да поджарить по куску засиженного мухами оленьего филе, чтоб выкурить оттуда червей. Этот более основательный аргумент завершил колебания разбойника. Вместе с другими он подошёл к огню. Но, подойдя, он указал в глубь каньона. –Этим тыквам лучше завтра быть на месте,– сказал он.– И ты знаешь, что я имею в виду, дорогой друг. –Конечно,– пожал плечами Маккенна, уверенно улыбаясь. И затем уселся, гадая, сколько тыкв они обнаружат в канавках древней индейской деревни. 32Спустя тридцать три года со времён форта Уингейт Ещё одна мысль тревожила Глена Маккенну за этим ужином на привале близ Тыквенной Грядки или где, как он уверял Пелона Лопеса, их ожидала Тыквенная Грядка. Эта мысль никак не была связана с тыквами. Она касалась Фрэнси и его самого, и отчаянной решимости, которая нарастала в нём весь этот вечер. Борьба была нелёгкой. Маккенна знал точно, где они находятся, как то, что тыквенные лозы высохли, а оросительные канавки за стеной каньона покрыты пылью. Он знал также, чем станет Сно-Та-Хэй для девушки и его самого. Этим утром, чуть раньше одиннадцати, они миновали место, которое Маккенна распознал и которое его спутники из-за того, что мысленно были далеко отсюда, не заметили. Все проехали мимо, не бросив и взгляда, а глаза их и ум были прикованы к миражу самородков и золотой пыли далеко впереди – на самом деле, уже и не так далеко,– и потому они лишь понукали своих маленьких мустангов и проскакали мимо едва заметных следов старой военной фургонной дороги на форт Уингейт. Но Маккенна заметил эти следы. И именно эта тайная грань между ним и его опасными спутниками приковывала к себе его мысли. То был последний лагерь. За ним лежал ещё один дневной переход. Если они с девушкой намерены с запозданием покинуть компанию, время настало сегодня ночью. По ту сторону Потайной Двери, внутри Сно-Та-Хэй будет слишком поздно. Конечно, он знал об этом давно. Однако его собственная жажда золота заставляла отступать мрачные доводы. Он проскакал почти четыреста миль со своими жестокими друзьями, зная, что они обратятся против него и убьют в тот же миг, как он приведёт их к золоту. И всё же он продолжал ехать – настолько неодолимым было притяжение Потерянного Золота Адамса. Даже забота о безопасности Фрэнси Стэнтон, уже две недели странствующей по невыразимо тяжёлой тропе, даже эта забота не могла отвлечь его от мечты о знаменитом луге, у корней трав усеянном рисинами золота, и о том неисчислимом богатстве на площадке над водопадами, о самородках, выросших до размеров индюшиного яйца, и о жилах сырого золота, длинных и толстых, как рука человека. Но теперь, лицом к лицу перед необходимостью решающего выбора, последней ночью перед последним привалом, Маккенна ясно видел реальность. Он не потерял присутствия духа, он просто обрёл страсть сердца. Нужно было путешествовать по тропе с Фрэнси в эти последние несколько дней от Обзорной! Нужно было видеть, как потрясали её душу те же открытия, что и его, когда он впервые увидел безмолвные каньоны, зазубренные плоскогорья, высокий, сумрачный лес, мерцающие воды и вздымающиеся, обнажённые скалы пастбищ в каньонах. Именно такие думы о девушке и о перемене, происшедшей с ней, в конце концов выветрили из него всепоглощающую жажду сокровищ; да, и заменили её ещё большей тоской и решимостью спасти Фрэнси Стэнтон. Глядя на неё через пламя костра, он затрепетал при мысли, о том, как близок он был к тому, чтобы завести её в смертельную ловушку Сно-Та-Хэй. Но всё это было теперь позади. И у него по-прежнему оставался последний шанс оправдаться. Он всё ещё мог доказать себе, что он не алчный пёс и не трус, но что у него есть простая храбрость и добрый здравый смысл, а также сноровка и изворотливость, чтобы вызволить девушку из этого злобного лагеря и пуститься по фургонному тракту на форт Уингейт, в поселение Гранте, Нью-Мексико – к безопасным местам. Нелёгкой задачей было после короткой трапезы (вследствие иссякавших припасов и урезанной порции кофе) отвести Фрэнси в сторону и сообщить ей о своём решении. К его удивлению, Пелон ничего не возразил на просьбу позволить ему поговорить с белой девушкой наедине несколько минут. Он желал бы, обратился Маккенна к Пелону, сказать ей то, что означала песня старой Малипаи, позволившей отныне девушке и её рыжебородому другу делить одно одеяло. –Хорошо, хорошо,– ответил бандит, оскаливаясь своей бесстрастной улыбкой,– я всё удивлялся, когда же ты соберёшься взять её? Думаю, она не будет против. С тобой, конечно. Понятно я говорю, омбре? –Конечно,– сказал Маккенна.– Мил грасиас. Он взял Фрэнси за руку и увёл к скопищу скал, куда ещё достигал свет костра и где их могли видеть, однако в достаточном удалении от остальных, чтобы рискнуть на тихую беседу по-английски. Она улыбнулась, не понимая его намерения, и на ходу доверчиво прижалась к нему своим хрупким телом. Он слышал, как хихикала, глядя на них, Малипаи. Смех старой карги подсказал ему ещё усилить её заблуждение и вести себя так, будто он ухаживает за Фрэнси Стэнтон. Он неловко скользнул рукой, обнимая её плечо. –Здесь хорошо,– прошептала она Глену Маккенне, и тот испытал слабость и момент дикого удушья, вытеснившего все мысли, кроме одной, из его мятущегося ума. Потом он опомнился и вновь стал самим собой. Грубовато подтолкнув её, усаживая на камень, он сказал: –Ну-ка сядь здесь и веди себя так, словно мы говорим, как только что говорили, но не верь этому. То, о чём я собираюсь говорить,– дело жизни и смерти, Фрэнси, и я хочу, чтобы ты слушала так, как не слушала ещё никогда в жизни… Торопясь, он рассказал ей всю правду об их положении: об угрожающей им смертельной опасности, о возможности спастись благодаря старой фургонной дороге, о последнем шансе ещё вырваться к этой дороге, а по ней – на свободу. Когда он завершил своё вступление и пустился в подробный план, который составил для их бегства, шестнадцатилетняя девочка прервала его, возбуждённо улыбаясь. –Но, Глен,– сказала она.– Я не намерена бежать! Я разговаривала со старой Малипаи в последние два дня и ни за что на свете не согласна отказаться от золота в каньоне. Ведь это же самая потрясающая вещь, о которой я когда-либо слышала. Настоящее золото. Золотые комья и куски и песчаные дюны. Малипаи говорит – оно там разбросано повсюду. И подумать только! Ничья нога за тридцать лет не ступала туда. Ну а мы почти что там, и золото наше. Всё, что нам нужно сделать,– это спуститься в каньон и собрать его. Мы разбогатеем, Глен! Мы сможем пожениться и иметь столько детей, сколько захотим, и всех отправить в школу и даже в колледж. А ты говоришь, что намерен всё бросить? Так близко, рядом со всеми этими деньгами? Всем этим золотом? От того, как высоко взлетел её голос, как произнесла она слово золото, Маккенну взяла оторопь. Девчонку, эту сумасшедшую маленькую острогрудую фронтирную свистушку, охватила лихорадка. Она была поражена самой её опасной и острой формой. Фрэнси Стэнтон страдала от болезни Пропавшего Адамса. –Боже мой, Фрэнси,– сказал он хрипло,– ты шутишь. Ты не веришь ведь, что всё дело только в том, чтобы спуститься да собрать всё золото из-под дёрна! Послушай, во имя любви Господней выбрось ты эти мысли из головы, Фрэнси. Это беда. Это чёртова грязная, смертоносная ложь. Разве ты не знаешь? Разве не слышишь, что я говорю? Эти люди, среди которых мы находимся, убьют тебя. Ты видела, как они это делают. Перережут горло, или разобьют голову, или пристрелят в живот, в спину, быстро, так что не успеешь вымолвить buenas dias или adios. Ну же, ты ведь знаешь это! Поразмысли же! Фрэнси поглядела на него, её серые глаза пылали огнём. –Глен,– сказала она.– Я хочу видеть всё это золото. Хочу взять в руки. Ощутить его. Хочу обладать им. Ты иди. Уходи. Малипаи не даст Пелону меня обидеть. Всё будет со мной в порядке. Маккенна помотал головой, его рыжая борода побеждённо упала на грудь. –Нет,– сказал он.– Малипаи не даст Пелону тебя обидеть, как не дам и я. Мы едем дальше. Он увидел – её глаза зажглись удовольствием при виде его капитуляции, и он не сдержал трепета, охватившего его, когда она протянула и взяла обе его руки в свои. Всё ещё может быть хорошо, сказал он себе. Он ещё сможет что-нибудь придумать. В следующий миг знакомый грубый голос посоветовал ему так и поступить. –Хорошо сказано, амиго, – одобрил Пелон, выходя из-за скалы, у которой они сидели.– Ты принял мудрое решение. А также искренняя благодарность вам, чикита. – Он поклонился Фрэнси.– У вас больше рассудительности, чем у вашего друга. Ты разочаровал меня, Маккенна. Маккенна проглотил свой гнев и страх, и досаду одним глотком пересохшего горла. –Я разочарован сам в себе, Пелон,– проговорил он.– Я ослабил внимание к тебе. Это роковая ошибка. –Как всегда,– подтвердил бандит. Они поглядели друг на друга. Наконец Пелон заговорил: –Пойдём назад, к огню. Там тебе будет удобнее переждать холод ночи, в ножных кандалах. Маккенна, двинувшийся было к огню, остановился как вкопанный. –Опять кандалы?– спросил он. –Ну, конечно же,– ответил Пелон.– А как же иначе? Голубые глаза Маккенны стали холодны. Он вышел вперёд и молча встал перед Пелоном. –Вот что,– сказал он – Если ты попробуешь надеть на меня эти железки, ты сделал свой последний шаг к Сно-Та-Хэй. Завтра сам пойдёшь проводником. Будешь показывать путь к золоту Адамса. Сам найдёшь Потайную Дверь. А также Z-образный спуск. Я не двинусь с тобой ни на шаг. –По-прежнему остаётся девушка. –Я о ней и думаю. –И что ты о ней думаешь? –Как её спасти. –И как же? –Так же, как думал спастись Вислоухий. –Ты это всерьёз? Это твои условия? –Да, приведу тебя к Потайной Двери. Ты дашь нам две лошади и ружьё. Себе забирай золото. Мы двинемся по дороге к Грантсу и форту Уингейт. Пелон разглядывал его в течение долгой, напряжённой минуты. Он покачал головой, не в силах поверить услышанному. –Ты отдашь свою долю золота за эту тощую штучку? Эту костлявую куру. Это незрелое дитя, которое думает, будто Малипаи станет её защищать? –Да. –Маккенна, дорогой старый приятель, ты спятил. –Нет, не спятил. Вот потому-то я и иду на сделку. –Что? Ты всё ещё думаешь, я причиню тебе зло? Тебе, который довёл меня почти до золота Адамса? –Каков же твой ответ, Пелон? Две лошади и ружьё. Когда достигнем Двери. –Мы и так её найдём. –Валяй! –Я могу тебя провести. Пообещать лошадей и ружьё. А потом не дать. –Ты передаёшь мне их завтра утром. Прежде чем мы выедем. –Но тогда я должен буду довериться тебе! –Конечно. От костра поднялся великан Хачита и стал двигаться по направлению к ним. Во тьме, возле лошадей лениво обозначился Юный Мики Тиббс, также продвигаясь к ним. –Ладно,– сказал Пелон быстро.– Я это сделаю. Не стоит говорить остальным, а? –Только до завтра. Но ружьё я получаю сейчас. –Ты ведёшь грабительский торг. –Нет, всего лишь учитываю личность своих коллег-купцов. –Верно, верно. Ладно, согласен. Пойдём. Они вернулись к огню, и Пелон заставил Малипаи достать из кучи вещей, сложенных на грузовом седле, старый заржавленный карабин спенсер, принадлежавший Маккенне. Морщинистая скво подошла с оружием и передала его золотоискателю. –Я рада вернуть его,– сообщила она.– Всё дело в этих чёртовых голубых глазах. –В чём дело?– потребовал Юный Мики, перехватывая руками на грубо починенном прикладе своего винчестера. –Мы все – равноправные партнёры,– сказал Пелон, поднимая собственное ружьё. Юный Мики обдумал это. Глен Маккенна при всеобщем безмолвии потянул затвор из казённика спенсера и проверил патроны. Ни один не был вынут. Он толкнул зарядное устройство назад. Юный Мики оскалился, обнаруживая волчий клык. –Конечно,– прошепелявил он.– Разве всё не так, как я говорил там в Яки-Хиллз? –Абсолютно так,– заметил Пелон Лопес. –Все за одного, один за всех,– пробормотал Глен Маккенна.– Да здравствуют три мушкетёра! 33Почта Апачей Они ехали уже два часа. Солнце только что начало подбираться к верховьям каньона. Как и следовало по легенде, дно в каньоне было столь узким, что длиннорукий всадник мог дотронуться до обеих стен. Выехав на рассвете, они проследовали через тесный вход и обнаружили тыквенные побеги, древние оросительные канавки – асекийас и обрушенные подножья стен – адобе в деревне предков. Теперь все пристально вглядывались вперёд в поисках следующей приметы – Почты Апачей. Возбуждение росло. Тропа, неуклонно поднимавшаяся с самого начала, теперь круто пошла вверх, все переглянулись, а сердца забились сильнее. Был ли это крутой подъём, о котором говорил Адамс и который выводил тропу из каньона на дурные земли? Вырвутся ли они из этой глубокой дыры наверх, чтобы увидеть то, что видели тридцать три года назад Адамс, Брюйер и Дэвидсон – широкую равнину, испещрённую лавовыми выбросами? С низкорослым сосновым лесом? С кремнистыми поверхностями, взметёнными и взъерошенными, словно старая смятая постель? Окажется ли всё это на месте, или они увидят только поросль чапарраля и медвежьей травы, такой, как находят на макушках тысяч каньонов в этом краю? Через минуту всё станет ясно. Фрэнси, скакавшая, по настоянию Глена Маккенны, рядом с ним, была взволнована. Она раскраснелась, глаза её сияли. Дыхание было быстрым и прерывистым. Маккенна обнаружил, что его собственное дыхание становится всё тяжелее с каждым шагом коней, и дело было не в высоте над уровнем моря. То была лихорадка Адамса. Он оглянулся, убеждаясь, что порядок марша оставался таким же, каким был установлен по его требованию. Он прекрасно понимал, что каждая примета, узнанная сегодня, увеличивала одну опасность: Пелон может решить, что остаток пути он способен проделать без помощи Глена Маккенны с его памятью, запечатлевшей песчаную карту старого Энха. И по виду открытого пространства Маккенна мог видеть, что они подъезжают к возвышенности, именуемой Почтой Апачей, в точности так, как передавал Адамс. Проверка местоположения спутников успокоила его только на краткий миг. Сразу же за Фрэнси и Маккенной ехал Хачита, вклинив свой огромный торс между ними и ружьями Пелона и Юного Мики. Позади Хачиты следовала Малипаи с вьючной лошадью, затем Юный Мики, а Пелон замыкал шествие, чтобы свалить коварного кавалерийского следопыта, если понадобится, единым револьверным выстрелом. На случай этой надобности он ехал, всё время держа правую руку под печально известным серапе. Убедившись, что всё в порядке, Маккенна привстал на стременах и помахал Пелону. Бандит помахал в ответ и позвал его: –Ола! Видно что-нибудь? И белый золотодобытчик, с глазами, сверкающими почти так же дико, как у Фрэнси Стэнтон, прокричал назад: –Поехали за мной, поглядишь сам… С этими словами он пришпорил коня и послал животное вперёд, одолевая последние ярды тропы. В один миг они выскочили наверх. Прочие, столпившись, выбирались из каньона с конями, расталкивающими и задевающими один другого, и в нетерпении увидеть то, что ждёт их наверху. Там было на что посмотреть. Земля впереди лежала сморщенная, потревоженная и переломанная, как борозды на лице девяностолетнего старца. Но общий уровень возвышенности не превышал тридцати футов и в целом имел плоскостной эффект. Повсюду чёрные и серо-чёрные выбросы твёрдой как сталь вулканической породы вздымались кверху меж тонких трав и скрюченных карликовых сосен. Это были они самые, дурные земли. Но постойте. Чего-то не хватало. Что-то было не так. Пелон пришпорил коня, поравняв его с Маккенной. –На минуту,– прорычал он,– я подумал, что ты опять прав. Но я её не вижу. Где Почта Апачей? Белый золотоискатель покачал головой. –Я не знаю,– отвечал он, сам пристально вглядываясь.– Мы должны были её увидеть. Подожди, может, Хачита сможет её найти. У него глаза как раз подходящие. Ола! Хачита, поди сюда! Великан-мимбреньо подъехал и принялся вглядываться в выходы лавы. Он помотал головой. –Nada, – сказал он,– ничего. Никакой кучи скал с посланиями поблизости. –Постой, постой-ка!– проговорил Маккенна, завидев, как кровь бросилась в лицо Пелону.– Должно быть, мы что-то проглядели в самой легенде…– Он яростно думал, не столько испуганный угрозой взрывного темперамента разбойника, сколько увлечённый собственным возбуждением. Затем глаза его сверкнули, и, испустив испанское проклятие, он вскричал: –Ну, конечно! Вот в чём дело: Адамс упоминал о возвышении – они увидели Почту с небольшого возвышения. Поищите, поищите вокруг!.. –Вот оно,– прошипел Юный Мики Тиббс.– Вон, в стороне. Видите? Напоминает волчью голову. Те две сосны – словно уши. Этот выброс лавы напоминает язык. Пошли! Все сразу устремились на своих конях за его пони, поперёк, по бездорожью к тёмному выходу породы. Естественная тропа вела к его вершине. С неё открывался вид на огромное блюдо земли, спускающееся к западу, которое было скрыто от глаз в тот миг, когда они выезжали из каньона с Тыквенной Грядкой. –Alli! Alli! – вскричал Хачита, тоже захваченный азартом игры.– Вон место для посланий! Все они заметили его минутой позже и в галопе бросились туда, завывая, словно чистокровные индейцы. Когда они подошли к нему, все дрожали от возбуждения. Ничто не изменилось за тридцать три года. Даже некоторые оструганные палочки-послания всё ещё торчали меж камней древней почты. Все рассмеялись с облегчением. Кроме Хачиты, гигант мимбреньо нахмурился. –Странно,– пробормотал он.– Эти палочки выглядят так, словно только что срезаны. Тотчас же среди смеявшихся воцарилась тишина. –Что?– сказал Пелон.– Ты, конечно, шутишь. –Не думаю,– вставил Глен Маккенна, сползая с коня.– Он говорит всерьёз.– Он отправился к пирамиде и склонился над ней. Дотронулся до одной из палочек, но не вынул её. Потёр конец большого пальца остальными. Ощутил липкий сок. –Они и вправду свежие,– подтвердил он.– Сок всё ещё стекает с порезов. Придержите коней в стороне. Быть может, мы сможем определить следы того, кто их здесь оставил. Но рыжеволосый золотодобытчик ошибался. Они не могли различить следов по простой причине. Кроме единственной цепочки отпечатков, оставленных лошадью Глена Маккенны на подходе к пирамиде, не было никаких конских следов вокруг Почты Апачей. 34Здесь пахнет потусторонним миром –Что говорят палочки, Хачита?– спросил Маккенна. В этот миг говорить смог один лишь белый человек. В полукровке Пелоне Лопесе и даже на три четверти индейце Юном Мики Тиббсе заговорила индейская кровь, Старая Малипаи, торопясь, бормотала молитву на языке апачей. Хачита тоже был чем-то сильно взволнован и не хотел говорить. Но, употребив всё своё упорство и терпение, Маккенна добился от него слова. –Палочки говорят: Апаче был здесь и обещал вернуться,– сообщил он наконец золотодобытчику. –Это всё? –Нет, ещё одно. Они говорят: Помни. –Апаче был здесь и обещает вернуться – помни,– повторил Маккенна тихо.– Обе мысли кажутся связанными и одновременно несвязанными. Кто мог здесь побывать, Хачита? –Я знаю, кто это был,– заявил огромный мимбреньо. –Кто? –Я не хочу называть его имя. Ты знаешь это. Глаза Маккенны прищурились. Башнеподобный апаче говорил о своём мёртвом друге Беше – по законам апачей имя мертвеца запрещено произносить вслух. Он считал, будто это рука покойного поместила предупреждающие палочки у последней легендарной межи, перед Потайной Дверью. Мысль выглядела дикой, но Маккенна не посмел её высмеять. –Да,– согласился он.– Я знаю закон. Но предположим, это был не он, а кто-то другой. Разве не мог какой-нибудь другой из апачей поставить эти палочки-послания для каких-то других апачей? В конце концов, они знают, что мы в этих краях, а мы знаем, что они нас ищут. Со своим даром стирать следы они могли подобраться к этому месту посланий, не оставив знака, который различил бы заурядный глаз. Ты совершенно уверен, Хачита, что не видишь такого знака со своим великим даром зрения? Хачита внимательно на него поглядел. –Нет, белый друг,– сказал он,– такого знака нет. Я сказал тебе, кто оставил эти палочки. –Ладно. Но отчего ты так в этом уверен? –Из-за этого последнего слова, патрон. –Ты имеешь в виду помни? –Да, ты ведь знаешь, что это так. Тут Маккенну осенило. Великан-апаче имеет в виду задание Беша, которое он, Хачита, должен был выполнить, если что-то случится с Бешем. Мимбреньо был убеждён, что это дух Беша поставил палочки, чтобы напомнить ему. Всё это выглядело фантастично. Чистое язычество. И всё же… –Да,– сказал Маккенна высокому индейцу,– ты прав. И я теперь вспоминаю. Но палочки не говорят ничего о том, что нам нельзя продолжать путь. Они не запрещают нам следовать дальше. Ты разве не согласен, Хачита? Тот кивнул своей огромной головой. –Да, кажется, это так. Но мне очень хочется вспомнить, что именно мой друг хотел от меня, а я поклялся сделать. Видишь – он знает, что я забыл. Поэтому-то он оставил здесь эти палочки. Они беседовали чуть в стороне от других, но теперь все пришли в себя. –Двинулись!– позвал Пелон.– Arriba! Пошли. Эти чёртовы палки ничего не значат. Какой-то свихнутый койот из нью-мексиканских апачей прокрался пешком да и принялся за свои шутки. Ба! Кому страшны эти глупости? –Именно так,– прорычал Юный Мики.– К дьяволу всех краснокожих ублюдков. Они меня не пугают. –Да, да,– проквакала Малипаи.– Поехали, снова по сёдлам! Мне не нравится это место. Здесь пахнет потусторонним миром. Ха! Мне страшно. Поспешим. Маккенна вскочил в седло и кивнул Хачите. –Ты готов?– спросил он.– Всё в порядке? –Да,– пробормотал медленный на соображение воин.– Мой друг сказал доверять тебе. Поехали. Чёрт! Как я хотел бы вспомнить! После этого они проехали несколько часов. Говорили мало, никто не смеялся. Всех беспокоили палочки в письме-пирамидке, но притяжению золота Адамса трудно было противиться долго. К вечеру все приободрились духом, и вот уже Пелон вновь рассказывал грязные истории из собственного прошлого, а старая Малипаи перестала молиться и напевала песнопение из кукурузной пляски, своим неподражаемо кошмарным, надтреснутым сопрано. Было четыре часа, когда Юный Мики обнаружил впереди, чуть левее, высокую и несомненно цельную стену из красного песчаника. –Быть может, это она?– спросил он Маккенну. И золотоискатель, рассмотрев скалу из-под руки и сопоставив мысленно с картой Энха, ответил: –Да, это должна быть она. Галопом они помчались к стене. Даже с расстояния в сотню ярдов, даже в пятьдесят они не могли различить никакой расщелины в её вертикальной толще. Пелон начал вновь сыпать проклятиями и накаляться. Юный Мики молча рычал и нервно облизывал свой волчий зуб. Но в предании, в песчаной карте и безошибочной памяти Глена Маккенны усомниться было невозможно. В десяти ярдах, подъехав почти впритык к цельной на глаз скале, Хачита внезапно ухнул и указал рукой вправо. –Alli, – сказал он.– Вон она. И точно, там она и была. Ла пуэрта Эскондида. Потайная, или Секретная Дверь к неисчислимым богатствам Каньона-дель-Оро и Потерянным Копям Адамса! Они нашли Сно-Та-Хэй. –Санта!– выдохнул Пелон Лопес.– Боже, так это правда! 35Через потайную дверь Дыра в стене пряталась за скальным щитом, возвышавшимся от основания скалы на манер баррикады. Каменный шит красочно описывался в легенде об Адамсе. Обнаружив его, Хачита заставил всю компанию понять, что стояли они снаружи огромного сокровища затерянного каньона, щит отделял их от золота под дёрном и слитков с индюшиное яйцо на площадке за водопадами не более чем на спуск по знаменитому зигзагу Z-образной тропы. Каждый из группы ощущал теперь спазм в горле от волнения. Маккенна хоть и следил за своими спутниками, подстерегая первый намёк на попытку нарушить соглашение и не дать Фрэнси Стэнтон и ему самому уйти прочь, всё же не мог сконцентрировать собственный разум на этой опасности, несмотря на всю её реальность. Колдовству и ореолу легенды невозможно было противиться. Никто из людей, окажись они вот так, на пороге величайшей из всех скрытых копей Юго-Запада, не смог бы поставить такую малость, как собственная жизнь, выше могучей власти золотой лихорадки. Лишь забота о спасении Фрэнси Стэнтон, пусть и слабо, но ещё держала Маккенну начеку. Но вскоре его человеческое естество уступило той самой власти. В самом деле, белый золотоискатель был так выбит из равновесия взрывом алчности, что именно он, собственно, и возглавил рывок к дыре в стене. Но в своём эгоизме он был не одинок. Девушку охватило безумие так же внезапно, как и её бородатого спутника. Наравне с бандой разбойников она ринулась к потайному каньону Сно-Та-Хэй. Из них двоих Маккенна первым пришёл в себя. –Погоди!– закричал он Пелону.– Я требую, чтоб ты подождал! Наше соглашение нельзя забывать! Бандит, на удивление, тут же хлопнул в ладоши и скомандовал своим спутникам взять себя в руки и нести себя как подлинные друзья-попутчики, которые теперь прибыли к почётному расставанию с их верным проводником, Маккенной. Белый человек, сказал он, выполнил свою роль. Он привёл всех в Сно-Та-Хэй, Теперь настала пора им показать собственную добрую волю и отдать двух лошадей и девушку по обещанию. Словно скрепляя столь благородное намерение, Пелон сошёл с коня и подошёл к Маккенне, улыбаясь и протягивая руку. –Старый друг,– сказал он,– вот моя рука. Возьми её и обменяемся пожатием. У нас бывали трудные моменты, но моё сердце всё время было к тебе расположено. Ты, конечно, понимаешь это? Маккенна кивнул, протягивая собственную руку. –Конечно,– ответил он. –Буэно! – вскричал Пелон, издав свой лающий смех койота.– Видишь? Разве ты не говорил всегда, что внутри меня сияет свет добра? Разве ты не говорил, что однажды он прорвётся наружу? Что ты увидишь его, прежде чем мы расстанемся? Ай деми, но ты просто кладезь премудрости, Маккенна! Их руки встретились, и в тот же момент Маккенна понял, что совершил роковую ошибку. Пожатие корнеобразных пальцев предводителя бандитов, сомкнувшихся на его руке, было подобно стальным зубьям промывной лопаты. Улыбка на покрытом шрамами лице Пелона мгновенно сменилась рыком. Круто повернувшись, он швырнул Маккенну и выбил из седла на каменистую поверхность с силой, которая вышибла дух из бородатого добытчика руды. Прошло добрых полминуты, прежде чем инженер смог вздохнуть, ещё секунд тридцать, прежде чем его закружившиеся мозги пришли в равновесие. К этому времени вождь бандитов склонился над ним, помогая подняться на ноги. С видимым состраданием он даже смахнул с рубахи Маккенны пыль, возвратив ему помятую чёрную шляпу. Выражение сожаления на его грубых чертах вызывало удивление. –Очень грустно, амиго, – сказал он тихо,– но из анализа случившегося можно извлечь пользу. Садись вновь на лошадь, и продолжим путь. Ты, конечно, знаешь, что о нашем расставании не может быть и речи. –Конечно,– кивнул Маккенна, помедлив на миг.– Но будет ли слишком невежливым спросить, отчего? Пелон пожал плечами. –Я знаю, что ты – горный инженер,– ответил он.– Я знаю, что ты посещал школу и весьма сведущ в знании минералов. Я осведомлён также, что ты отдал одиннадцать лет на поиски золота в этих краях. Ты знаешь эту землю. Если там, в каньоне, возникнет какой-то вопрос о том, где именно залегают песок и самородки, ты подскажешь нам ответ. Никто из нас не знает, как разыскивать золото. А теперь, разве не справедливо, чтобы ты остался с нами до тех пор, пока сокровище не будет в самом деле найдено? Даю тебе своё слово, Маккенна, что, как только ты покажешь нам, где лежит золото, ты можешь идти. Ты и девушка. В точности как договаривались. В конце концов, таково предание и такова легенда, Маккенна. Так оно было с Вислоухим и Адамсом. Ты хочешь сказать, что я лгу? Но разве этот чёртов мексиканец не должен был тащиться весь путь до Сно-Та-Хэй, прежде чем получил своих двух лошадей и ружьё? Упоминание о ружье заставило Маккенну бросить взгляд на землю, где лежал на скалах разбитый спенсер. Медленно кивнув в ответ на заявление Пелона, он протянул руку. Обутая в сапог нога с сокрушительной силой ударила по его кисти. Пальцы Маккенны, едва сомкнувшись на карабине, разжались. Оружие упало обратно на камни. Пелон подобрал его и протянул Малипаи. –Послушай, амиго, – заметил он.– Разве всё не так, как я сказал? Что Вислоухий должен был провести свою группу до конца, вниз по зигзагообразной тропе? –Это правда, да. –Ну что ж, тогда идём. Я дал своё слово. Какого же чёрта тебе ещё надо? Маккенна неловко двинулся и взобрался на коня. Поглядел на Фрэнси Стэнтон и остальных. –Прости меня, хефе, – сказал он, взявшись за поводья и направляя мустанга вперёд, в тень Потайной Двери.– Всего лишь на миг я забыл о твоей репутации человека чести. –Рад был напомнить,– отвечал Пелон, направляясь следом по проходу. Войдя в каньон, они остановились у начала тропы. Вид, открывшийся сверху, вызывал головокружение. Провал, как определил Маккенна, был вертикальным, высотой в семьсот-восемьсот футов. Внизу, с этого отдалённого рубежа во впадине с подлеском, скрывавшим её дно, невозможно было ничего различить. –Сьюдадо, – предупредил инженер Пелона.– Спуск отчаянно крут. Каньон сворачивал вправо, сразу же за место обзора. Все видели огромное Z, которым тонкая линия тропы прорезала толщу скал. То и дело эта тропа шла под углом примерно до сорока пяти градусов. Казалось, такой путь невозможно было одолеть верхом или даже пешком, ведя лошадей в поводу. Но согласно легенде партия Адамса спустила своих лошадей на дно каньона. Остальные глядели теперь на Пелона, который, в свой черёд, ответил Маккенне. –Хорошо,– сказал он.– Но пусть индеец едет впереди. Если кому-то суждено упасть, пусть это будет он. Хачита, если и услыхал своё имя, то не выказал никакого неудовольствия. Когда его позвали, он молча двинул свою лошадь вперёд и возглавил процессию до первого поворота тропы. За ним ехал Маккенна, потом остальные, а последним – Пелон, держа руку под серапе на случай неожиданности со стороны Юного Мики. Непредсказуемый юноша вновь погрузился в один из мрачных припадков молчания и потому требовал особого внимания. Но, как и Хачита, он не подал вида, будто недоволен излишней слежкой или ущемлением прав. Он ехал, как и прежде, с расчехлённым винчестером, взведя курок. Внизу и совсем близко, у первого поворота тропы, располагалась обзорная площадка, выдававшаяся из цельного массива скалы наподобие балкона. Она предоставляла единственную возможность перспективы на крутом спуске дикой тропинки, и искатели приключений теперь, спешившись и ведя коней так, как это, несомненно, делали Адамс, Брюйер, Дэвидсон и Вислоухий тридцать три года назад, невольно остановились, собираясь с духом перед последним отрезком пути. Хачита со своим ястребиным зрением опять первым увидел далеко внизу знак, недоступный заурядному зрению его спутников. –Miran, – хрипло указал он.– Небольшой домик. Пелон, Маккенна и Юный Мики тотчас же поравнялись с ним, вглядываясь вниз. Кавалерийский скаут достал свой бинокль. Слюна капала из уголков его рта. Пока он поднимал и наводил бинокль, язык слизывал её, проталкивая под торчащий волчий зуб. –Иисус Христос!– прошепелявил он по-английски, опуская бинокль.– Это сожжённая хижина. Видно даже очаг. Маккенна взял у него бинокль. Быстро посмотрел, передал Пелону. –Всё там, хефе, – подтвердил он.– Хижина, очаг, луг, ручей и водопады в низовьях каньона. Погляди сам. Пелон навёл бинокль, сыпя проклятиями и рыча от возбуждения. Когда он увидел всё то, что видели другие, он не сдержался и пустился в пляс на площадке словно безумный. Маккенна подумал тут, как просто было бы столкнуть его вниз и покончить со всем прямо здесь. Но едва только мысль эта возникла в его уме, как предводитель бандитов обрёл разум. Кроме того, следовало помнить и о Юном Мики Тиббсе, который следил как за Маккенной, так и за отщепенцем из Соноры, вероятно, с тем же умыслом для них обоих. Все трое мужчин словно по договору отпрянули от края площадки в этот напряжённый миг. –Вперёд,– закричал Пелон.– Чего мы ждём? –Тут есть один вопрос,– ответил Маккенна.– Или, по крайней мере, может возникнуть. Похоже, теперь ты повидал разработки собственными глазами. Всё находится внизу, в ожидании, в точности так, как многократно описывал сам Адамс. Отчего же нельзя девушке и мне забрать своих двух лошадей и повернуть отсюда назад? Пелон залился своим лающим смехом и в тот же миг нахмурился словно грозовая туча, надвинувшаяся на ясное небо. –Дьявол возьми!– отрезал он.– А ты видел там само золото? Ты различил его своими глазами или через бинокль? Ты, дурень! Не играй со мной. Ты знаешь сделку. Ты приводишь нас к золоту. К золоту, слышал? В голосе его прозвучали зловещие ноты, и Маккенна быстро сдался. –Слышал, хефе. Спускаемся, Хачита. Великан-апаче нахмурился и покачал головой. –Как бы хотелось мне вспомнить. Я вроде чувствую, что всё связано с этим местом. Я хочу сказать – то, что мой друг велел мне не забывать. –Да, я знаю. Но пошли. Твой друг ведь не сказал нам уходить от Сно-Та-Хэй. –Это как будто так… Они принялись спускаться, Хачита впереди. Снова и снова казалось, будто одна из оскользнувшихся лошадей сорвётся с обрыва, но всё обошлось. Примерно через час они достигли дна каньона. Сгрудившись у конца тропы, глядели они на темнеющий луг и вьющийся ручей, который, как знали все, станет последним пунктом долгого путешествия. Маккенна поднял глаза на края стен каньона, восемьюстами футами выше, и сощурился. Всего только скудная полоска жёлтого света касалась восточной стены. –Закат,– тихо сказал он вслух.– То же время, вплоть до часа, когда Вислоухий привёл сюда Адамса. –Духи!– внезапно заквакала старая Малипаи.– Разрази нас бог на стезях наших, краснокожих! Что мы наделали? Куда привели этих проклятых белых? Айи, айи. Мы стоим в священном месте. Ведь это Сно-Та-Хэй. Айи, айи, айи… Закрыв глаза, она завела песнь апачей, раскачиваясь своим костлявым телом. –Callate! – взвыл Пелон, тряся её своей могучей рукой.– Слышишь? Заткнись, мать! Ты что, надумала воскресить каждого мёртвого сукина сына, чьи кости лежат здесь, в каньоне, или там, наверху, на стенах?– Он указал на тропу, которую они только что одолели, грубо ругаясь по-испански, но старая дама продолжала стонать, охать и раскачиваться как одержимая. Юный Мики Тиббс, подойдя к ней, ударил её по лицу. Удар наотмашь вызвал кровь. Но он прервал возбуждение древней карги, и Пелон, казалось, никак не был раздражён насилием по отношению к своей родительнице. –Видения, старая костлявая карга? Я ведь велел тебе заткнуться. Сам бы тебя огрел, да только я почтенный сын почтенного отца. Царь небесный! Вы, индейцы! Все вы сумасшедшие! Пошли, Маккенна. В какой стороне лежит золото, что в грунте? –Да, чёрт возьми!– отозвался Юный Мики.– Ещё хватает света, чтоб разглядеть золото. –Насколько я припоминаю карту на песке,– ответил Маккенна,– главное место должно быть на S-образной петле ручья с этой стороны луга. Видишь, как коса гравия образует полумесяц в воде? –Да, да. –Ступай туда поискать золото в дёрне. Пелон и Юный Мики обменялись быстрыми подозрительными взглядами, затем бросились бежать к гравийному берегу ручья. Фрэнси Стэнтон отпустила поводья и ринулась вслед. Так же поступила и старая Малипаи, всё ещё шепча молитвы апачей, подхватывая мешавшие ей юбки, освобождая колени, чтобы сподручнее было бежать туда, где залегали рисины золота в траве, словно хлопья снега. Только Хачита с Маккенной остались у подножия зигзагообразной тропы. –В том, что сказала только что эта старая женщина,– пробормотал великан-мимбреньо,– было что-то. Проклятие, отчего же я не могу припомнить? –Не волнуйся о Малипаи с её духами,– посоветовал Маккенна,– ей всюду мерещатся духи. Ты знаешь. –Нет, не духи меня тревожат. –Ну, позабудь об этом, мой друг, что б там ни было. Ты припомнишь. Разве я тебе не обещал? –Да, хорошо. Идём поглядеть на золото, белый друг. И они тоже отправились к гравию. Прежде чем они смогли его достигнуть, Пелон вместе с остальными, и с ними Фрэнси Стэнтон, вопили и подбрасывали пригоршни почвы и швыряли вокруг, не помня себя. Скорчившись на ковре из острой, тонкой травы, Глен Маккенна просеял пригоршню прибрежного песка и гравия и понял причину их безумного возбуждения. Этот песок и этот гравий, даже после усиленного промывания партией Адамса и даже три десятилетия спустя, всё же хранил ещё достаточно сырого золота, золотой крупы и мелких самородков, чтобы их заметили в гаснущем свете сумерек на дне восьмисотфутового каньона невооружённым глазом на расстоянии вытянутой руки. –Боже,– пробормотал он,– так это правда, это правда… Он медленно поднялся, глядя сквозь густеющую дымку, не слыша неистовых воплей своих спутников, громко отдающихся в узких стенах Сно-Та-Хэй, нисколько не заботясь о том, что происходило с воспалёнными мозгами его пяти компаньонов, и сознавая одно-единственное… –Богат, богат, богат, богат,– стучало в мозгу Глена Маккенны. Только это и имело смысл, только это и значило что-то. Богат. Он нашёл прабабку легендарной материнской жилы. –Боже,– повторил он.– Боже,– и опустился на колени, и принялся шарить и хватать в песке и гравии, без всякой работы мысли, как ребёнок, пускающий пузыри из мыльной пены. 36Каньон-дель-Оро –Давай-давай, уже почти достали, нажми ещё! Хачита кивнул и послушно согнул огромную спину. Маккенна, следя вместе с остальными, вспоминал, что Адамс рассказывал о своей попытке ползком спуститься по Z-образной тропе после убийства своих товарищей апачами вождя Нана. Легендарный открыватель Утраченных Разработок утверждал, будто во тьме он подобрался к дымящимся развалинам хижины, сожжённой индейцами, и рылся среди горячих, обугленных опорных столбов рухнувшей постройки, чтобы освободить очажный камень и достать часть спрятанной пыли и самородков, собранных в знаменитой каменной амфоре-олье. Он уверял тогда, что камень был слишком горяч на ощупь. Позже, когда в этом усомнились, он сказал, будто ждал, пока камень остынет, и что, едва только это произошло, огромное бревно – центральная балка покрытия хижины – обрушилось и так загородило очаг, что камень, когда его на несколько дюймов приподнял Адамс, невозможно было сдвинуть, чтобы добраться до ольи. Он мог видеть глиняный горшок и поблёскивающую груду золота, но был не в силах достать хоть щепотку металла, стоившего жизни восемнадцати его спутникам. Маккенну всегда смущала эта часть предания. Никто не стал бы спускаться в каньон, полный апачей – Адамс считал, что их было три сотни,– чтоб попытаться спасти несколько пригоршней золотой пыли. Для любого золотоискателя естественным шагом было бы отметить место по карге, затем выбраться вон и вернуться с подмогой. Но сейчас, пока Хачита напрягался, чтобы поднять по команде Пелона балку, все сомнения в версии Адамса исчезли. Зная, сколько необработанной пыли, рисин и яйцевидных самородков должно лежать в легендарном земляном сосуде, всего в дюймах под его дрожащими ногами, Глен Маккенна понял, что и он рискнул бы столкнуться с любым числом апачей, чтобы добраться до невероятного богатства и унести с собой сколько возможно, всё, что войдёт в седельные сумки, которые, по словам Адамса, тот прихватил из своего убежища, пробираясь ночью обратно к хижине. Крики Пелона и дикий волчий смех ворвались, прорезав густую тишь, нарушив забытьё Маккенны. Под мощным кряхтением гиганта Хачиты обугленная балка подвинулась на шесть дюймов, потом на целый фут. Она, казалось, на миг удержалась там, и с дикими криками Юный Мики и старая Малипаи бросились под высокий конец огромного бруса, согнув спины, предотвращая его скольжение дальше. Фрэнси Стэнтон, стоя рядом с Маккенной, поглядела на рыжебородого золотодобытчика, словно говоря: Ступай, в чём дело? – затем и она тоже нырнула под пятнадцатифутовое бревно с риском получить увечье или быть раздавленной; бревно могло вырваться из рук Хачиты и упасть, быть может, заклинив и накрепко придавив тёмный плитняк, который благодаря их отчаянным раскопкам был раскрыт всего мгновение назад. –Поднимай! Поднимай!– вопил Пелон, который ожидал с коротким и толстым брусом, чтобы подпереть балку в тот момент, когда она окажется под требуемым углом. –Господи, отчего вы не приналяжете? Дети, что ли? Намерены оставить золото здесь, мучачос? Ха-ха-ха! Маккенна очутился под покрытым сажей бревном, напрягаясь, пыхтя и сыпя проклятиями вместе со всеми. Его поступок вызвал рык Хачиты – до сих пор он не был убеждён, стоит ли ему употребить всю силу, пока не последует какого-то знака со стороны белого человека, которому его ушедший друг Беш велел доверять. Теперь, однако, он отшвырнул прочь огромный брус так, словно то было полено дров, метнув его поверх головы Пелона, чтобы обрушить наземь за несколько футов от очага. Только из-за того, что всё внимание его спутников было устремлено на другое, никто не отметил столь незаурядной демонстрации огромной силы. Однако то была всего лишь человеческая сила, а та, другая, что держала их в состоянии исступления, была десятикратно сильнее любого смертного. –Мадре Мария! – бормотал Пелон.– Поднимайте камень, поднимайте камень… Казалось, он не в силах сдвинуться с места. Он мог только стоять, указывая на очажный камень, умоляя таким образом своих друзей отвалить его, чтобы можно было увидеть, что лежит под ним. Он взывал не напрасно. Маккенна, Фрэнси и Юный Мики Тиббс упали на колени в золу, очажную пыль и мусор тридцатитрёхлетней давности, царапая ногтями, тяжко дыша, как причудливая свора собак к зарытой золотой кости, спрятанной там умершими Адамсом, Дэвидсоном, Брюйером и их партией тем роковым летом 1864 года. Камень был тонким, сравнительно лёгким плитняком, в точности как его описывал Адамс. Как только их пальцы перестали лихорадочно шарить, как только они нащупали края неровной плиты – она подалась легко. Под ней разверзлась тьма шахты с сокровищем. Над затаившими дыхание, замершими с горящим взором искателями нависла ужасающая тишина. Из-под очага хижины смотрела на них дыра. Она была пуста, как разграбленная могила. Золото Адамса исчезло. В клубящемся ужасе, который хватал за сердце, вождь бандитов и его спутники сгрудились над ней; выражения их лиц менялись помимо воли по мере того, как жестокое потрясение отражалось болезненными гримасами на лицах. И вновь лающий смех Пелона Лопеса вывел его спутников из оцепенения. –Ха-ха-ха-ха!– начал он.– Ну конечно! Конечно! Идиоты! Дурни! Ослы! Мы глупцы. Отупели от усердия. Все, кроме Пелона. Ха-ха! Знаете, в чём дело, компадрес? Яма не пуста. Пока мы работали, стемнело. Видите? Глядите! Солнце ушло, а мы собрались голова к голове, не глядя вокруг! С ямой под скалой всё в порядке. Засвети-ка огня, Малипаи! Вот, у меня есть спички. Подай мне пучок веток да сена! Старая скво заковыляла, исполняя его просьбу. Когда она принесла ему необходимое, он чиркнул спичкой и разжёг факел, опустив его в яму под очагом. В первое мгновение по-прежнему ничего не было видно. Но только на миг. Затем Маккенна промолвил: –Там есть старая оленья шкура, она что-то прикрывает – видно, от грязи и пыли. Стойте, я достану её. Боже, Боже, Боже… Это всё, что он мог вымолвить, и всё, о чём любой из них мог помыслить в эту страшную минуту. Когда его длинная рука протянулась и стащила старую оленью шкуру, свет от горящей травы в руке Пелона проник вниз, открыв грубую глиняную олью из легенды. А в олье блестела и мерцала груда сырого золота Адамса, пульсируя, словно от живого дыхания, крови и собственной грозной власти. Огонь в руке Пелона добрался до его побелевших пальцев, кусая за жёсткие чёрные волоски сжатых фаланг, пополз дальше, Резкий запах палёного мяса распространился над очагом. Он остался незамеченным. Пелон держал факел до тех пор, пока тот не потух, задохнувшись в вони и дыму запёкшейся кожи большого и указательного пальцев. 37Тринадцать раз по кофейнику Олью невозможно было поднять из ямы вручную. Даже Хачите это оказалось не под силу. С лошадей сняли верёвки и соорудили петли. Согнув свои мощные плечи под этой упряжью, Пелон Лопес и гигант Хачита медленно подняли глиняный горшок наверх, вытащив его из очага. Они опустили его на оставшиеся камни приступка, кряхтя, словно рабочие волы, под неимоверным грузом. –Господи Боже,– произнёс Пелон, выпрямляясь.– Там, должно быть, золота на миллион долларов! –По крайней мере, на полмиллиона,– высказал догадку Юный Мики Тиббс, повидавший взвешенного и подсчитанного золота больше, чем разбойник из Соноры. Но Маккенна знал, что оба они ошибаются. –Может, половина половины,– сказал он. –Что?– не поверил Пелон. –Следите за этим негодяем!– выкрикнул Юный Мики.– Я говорил, что ему нельзя доверять. Он чистый белый, помните об этом. Маккенна пристально поглядел на своих подозрительных спутников, его синие зрачки выглядели столь же вопрошающе, как и их чёрные бусины. –Различие между нами,– ответил он Юному Мики,– в том, что я знаю, о чём говорю. Дело тут не в чести, а в образовании. –Да-да,– зарычал Пелон.– Какого же чёрта, думаете, я волок его сюда? Он специалист. Ища золото, он зарабатывает на жизнь. Он ходил в колледж и изучал золото. Как насчёт этого?– Он подошёл к Юному Мики, постучал по его впалой груди толстым пальцем.– Осторожнее,– предупредил он.– Я не люблю, когда из меня пробуют делать болвана. Кроме того, Маккенна – наш партнёр. Зачем ему обманывать себя?– Он прильнул к рыжебородому золотоискателю, и пугающая улыбка обнажила его двойные ножевые шрамы.– Э? Разве не так, компадре? Для чего тебе лгать о полной сумме, когда тебе причитается одна четверть её? –Одна четверть?– Маккенна был озадачен.– Нас шестеро. Ты хочешь сказать, одна шестая. –Я сказал то, что сказал. Малипаи и этот безмозглый бык,– он кивнул на Хачиту,– ничего не получат. Они всего лишь индейцы. –Но они пришли с нами, Пелон. Они рисковали, как и мы. И по праву сокровище больше принадлежит им, чем нам. Нет, это несправедливо, им причитается доля. –Как хочешь.– Бандит расширил безжалостный оскал своей улыбки.– Не станем спорить, старый друг. Отдай им свою долю. Идёт? Маккенна почувствовал, что настало время двигаться осторожно. Кроме того, вид золота, теперь вынутого из секретного хранилища, мерцавшею в свете добавочных факелов, которые старая Малипаи сделала по-индейски из травы и соснового мха, соединённых вместе и склеенных сосновой смолой, теперь производил более успокоительный, нежели возбуждающий эффект. Маккенна подумал, что теперь уже всё позади, остаётся только вывезти золото из каньона и доставить в Гранте, в Нью-Мексико для взвешивания или, в худшем случае, доставить его в контору какого-нибудь более дружелюбного пробирщика, поближе к дому в Аризоне и подальше от встреч с апачами Нью-Мексико. В любом случае с золотом Адамса на руках и партнёрами, ошеломлёнными блеском и весом жёлтого металла, перспективы уже не казались столь мрачными, как прежде, когда они стояли по ту сторону Потайной Двери, или на Z-образной тропе, на обзорном повороте. Он кивнул Пелону и сказал: –Ну, конечно, хефе. Ведь ты – хозяин. Я прослежу, чтобы престарелая мать и убогий получили часть моего сокровища. –Очень мило с твоей стороны,– признала Малипаи, одобрительно обнажая свой четвёртый пожелтевший корень зуба.– Я всегда любила тебя, Синие Глаза. Правда, ты не слишком омбре дуро – человек силы,– но для женщины ты как раз что надо. Крепких орешков так или иначе всегда пристрелят, порежут или повесят солдаты. Мне подавай доброго да опасливого. Особенно, если у него борода рыжая. –Грасиас, мадресита, – отозвался Глен Маккенна. Фрэнси Стэнтон вышла вперёд. –Сколько это стоит, Глен?– спросила она.– Я имею в виду, твоя и моя доля? –Не знаю, могу только высказать догадку. –Ну, так выскажи,– потребовал Юный Мики скрипучим голосом.– Мне нужно знать, сколько мне причитается за убийство тех двух чёрных кавалеристов да всю эту езду с вами, болтливыми разгильдяями. Бог свидетель, никогда не встречал я мужиков более болтливых, чем ты да Лысина. Господи! –Тут опять-таки разница,– обернулся к нему Маккенна, ненавидя вращающего глазами юнца так, как ненавидят ядовитого гада.– Видишь ли, именно беседа отличает четвероногих от двуногих тварей. К примеру, я заметил, что тебе речь ни к чему. Ты бы предпочёл болтать с собственной лошадью, нежели с кем-либо из людей. Юному Мики пришлось бороться с непослушными глазами, чтобы сконцентрировать их на Глене Маккенне. –Я припомню это,– сказал он белому золотоискателю. –Припомню, припомню,– пробормотал Хачита.– Хотел бы я припомнить, что надо. Я всё время приближаюсь к этому, но ещё не добрался совсем. –Маккенна,– спросил Пелон,– сколько у нас золота? –Чтобы узнать это, нам необходимо взвесить содержимое кувшина-ольи. Мадре! Сходи-ка да принеси нам кусок парусины с одной из вьючных лошадей. Захвати ещё и свой кофейник – тот, что поменьше. Большой будет слишком тяжёл. Ну а этот маленький кофейник вмещает от трёх до четырёх чашек – скажем, неполную кварту. Предполагая эту вместимость, мы можем приблизительно определить его вес вместе с золотом, а потом умножить число полных кофейников и отмерить их на парусине. –Буэно! – вскричал весьма довольный Пелон.– Слышишь ты, чёртов сукин сын?– сказал он Юному Мики.– Я говорил тебе, что у этого рыжебородого есть мозги. А честность? Боже, да он так же искренен, как жеребец во время любовных ухаживаний. Я доверил бы ему собственную жизнь – по крайней мере, твою. Юный Мики промолчал. Началось взвешивание песка и рисового золота, самородков-желудей и самородков величиной с индюшиное яйцо. Никто не разговаривал во время этого занятия, только молча прикидывали на пальцах, шепча число кофейников, которые наполнял Маккенна, черпая из глиняной ольи. Когда он закончил, на запачканной и жирной парусине лежали, аккуратно насыпанные тринадцать блестящих золотых кучек чистого минерала. При самом заниженном подсчёте по тридцать фунтов на кофейник это составляло 390 фунтов песка – намытого золота и отдельных самородков, выбранных из ольи. Даже при явном занижении веса это в буквальном смысле было целое состояние. Больше того, это было на удивление близко к цене того золота, которое, по словам Адамса, он с товарищами спрятал под очагом хижины. Тут Маккенна поднял голову над поблёскивающим сокровищем и задумчиво кивнул Пелону. –Принимая во внимание удельный вес золота как 19,3, объём кофейника – чуть менее кварты, дифференциал в весе отдельных, цельных частиц вследствие наличия пустот в таковых, и рассматривая степень чистоты добычи, я допускаю что-то порядка 99 000 долларов,– заключил он. –Конечно,– добавил он,– будучи осторожным в подсчётах, как диктует случай. Я не удивлюсь, если истинное количество будет ближе к 100 000 долларов. Опять же, это ещё не то, на что мы все надеялись, но это почти в точности так, как всегда утверждал Адамс, говоря о золоте под камнем. Разве не так? –Да,– согласился бандит,– это так. В истории, которой больше всего доверяли в Соноре, называли цифру в 200 000 долларов. Но когда разделишь надвое, как всегда приходится поступать с мексиканскими сведениями, получается твоя цифра. Я её принимаю. Это по-прежнему приятная перспектива, где-то в 25 000 долларов на каждого из нас.– Он обернулся к Юному Мики.– Одобряешь, сын сукиного сына? Юный Мики завертел своими неуёмными зрачками. –Ты знал моего отца, не так ли?– спросил он. –Знал ли я его?– зарычал Пелон.– Ты чертовски хорошо знаешь, что да! Несколько лет кряду он пытался пристрелить или взять меня для генерала Крука, когда Старый Бородач охотился на Джеранимо. Старый Мики всегда был твоим подлинным отцом. Он был совсем как ты. Совсем как Малипаи сказала тебе, Старый Мики также был полон дурных газов. Ну ладно, отвечай мне. Ты доволен разделом? Возьмёшь свою четверть добром, слабоумный юнец? –Возьму свою четверть, ты, свинья-полукровка,– ответил тот.– Но добра не будет, пока я не уеду прочь от вас вместе с нею. А когда это произойдёт, я всё припомню тебе, вместе с твоей мамочкой и этим синеглазым ублюдком-белым, твоим приятелем. Пелон, уж ты-то помни об этом! –Ты что-то много говоришь о том, что Маккенна белый,– ухмыльнулся Пелон.– Может быть, оттого, что краснокожие духи твоих предков-апачей тебя здесь слегка подталкивают, у этой чёрной ямы в Сно-Та-Хэй? –Катись к чёрту и давай начинай делёжку,– отрезал Юный Мики.– Я намерен забрать своё золото да убираться отсюда. Это самое лучшее для всех нас: забравши золото, разделиться и идти своими путями прочь отсюда, да побыстрее. И ты это знаешь, Лысина. –Ничего подобного!– вскричал Пелон – Не желаю ничего об этом слышать. Мы пришли сюда как друзья и уйдём отсюда точно так же. В численности сила. Мы останемся все вместе. –Я не знаю, хефе, – заметил Маккенна коварно,– есть много доводов за идею Юнца Мики. И тебе бы первому это заметить. За четырьмя тропами труднее уследить, чем за одной. Я тоже хотел бы забрать своё золото и уехать. Пелон воззрился на него. –Ты хочешь сказать, с девушкой?– спросил он. –Да, с ней. –И с её долей? –Конечно. –Ха-ха-ха-ха! Что ж, это славно. Слыхал, как мне весело? Видишь, как это меня развлекает? Что ж, меня по-прежнему восхищают твои шутки, Маккенна! Ну, конечно. Хах-ха-ха! Ну, а сейчас все по одеялам. Утром мы разделим золото и отчалим. Никаких ссор, ничего такого. Он следил за поведением Маккенны и Юного Мики, держа правую руку под серапе. Маккенна осторожно кивнул. –Ну, ясно, хефе. Нет ничего лучше доброго ночного отдыха, чтоб разгрузить ум и очистить тело. Легко понять, почему ты в главарях. Юный Мики промолчал, не предлагая продолжить обсуждение. Он просто всё так же стоял, скривив гримасу, с винчестером на боку, с большим пальцем у взведённого курка. Маккенна принял одеяло, которое принесла ему Фрэнси Стэнтон. Вместе с ней он устроил постель по одну сторону от просмолённой парусины. По другую сидел, скрестив ноги, без одеяла, гигант Хачита. По бокам от них молча расположились Юный Мики с Пелоном. Старая Малипаи развела костёр на месте брошенного очага и поставила кофейник. Было уже около десяти часов, и время текло тёмным потоком для Глена Маккенны. Но он знал и тихо предупредил свою хрупкую спутницу, что следующие шесть часов пройдут совсем по-иному, нежели предыдущие, полные энтузиазма и гонки по пути в каньон. –Светать начнёт чуть позже четырёх,– прошептал он Фрэнси Стэнтон.– До этого времени мы не имеем права сомкнуть глаз. Понимаешь? Она пожала ему руку и прижалась к нему. –Да, наш друг сказал мне об этом. –Наш друг? –Малипаи. Вот зачем она готовит кофе. Велела сказать тебе об этом. Что готовит его для тебя. Маккенна поглядел в сторону высохшей карги. Она, поймав его взгляд, подмигнула ему. Он быстро кивнул ей и подмигнул в ответ, почувствовав неизмеримое облегчение и благодаря этому обмену знаками больше уверенности в том, что доживёт до утра. –Буэнос ночес, мадре, – позвал он мать Пелона Лопеса.– Аста маньяна, до встречи утром! –Аста маньяна, – пробурчала старая дама.– Катись к чертям. 38Память мимбреньо К удивлению Маккенны, Пелон и Юный Мики, которые начали пить кофе одновременно с ним, чашку за чашкой, вскоре принялись клевать носами. В течение получаса оба уснули. Старая Малипаи встала от костра. Она плюнула на спящего Юного Мики и накинула одеяло на плечи Пелону. –Он славный мальчик,– оправдываясь, заявила она Маккенне.– Я вовсе не собиралась класть снотворное им в кофе, да он не оставил мне выбора. Не могу забыть, что он лишь наполовину из апачей. –Мы глубоко обязаны тебе, мать, даже нашей жизнью, быть может, если я смогу найти какой-нибудь способ обратить на добро тот шанс, который ты нам подарила. –Я знаю способ!– пропела Фрэнси Стэнтон. Маккенна поглядел на неё в изумлении. –Ты поняла, что я сказал?– спросил он.– Где ты прятала до сих пор свой испанский язык? –Ничего я не прятала. Работа вместе с Малипаи обгоняет всякую школу на целую милю, вот и всё. –Ну, я думаю!– восхищённо произнёс Маккенна. –Нет времени на думание,– энергично промолвила девушка.– Пошли, пора укладываться. Она поднялась, но Маккенна не пошевелился. –Куда это ты направляешься?– спросил он. –Прочь отсюда. Золото наше при нас. Они спят. Малипаи предлагает нам двигаться. Ну, и пошли. –И как ты намерена вывезти наше золото вверх по тропе?– едко спросил Маккенна.– Наши доли будут весить столько же, сколько весит один человек, и крупный. Наши лошади повезут этого лишнего человека. Пелон и Юный Мики поймают нас, прежде чем мы доберёмся до фургонного тракта. Завтра к этому времени нас уже не будет. –Но это же случится с нами и здесь, по словам Малипаи. –Да, но я придумаю что-нибудь ещё. Впереди ещё большая часть ночи. Фрэнси Стэнтон пронзила его взглядом. –Глен, то же самое ты говорил и в первую ночь там, у Нечаянных Трав. Всё, что ты с той поры делал – это сидел и думал. –С этим у меня беда,– признал Маккенна. –Ну а у меня – нет! –Более справедливых слов трудно представить,– он поглядел на неё нахмурившись.– Фрэнси, единственный способ для нас подняться по этой скале и спастись вместе с нашей долей золота – это если Малипаи и вьючная лошадь пойдут с нами под грузом. Да, и Хачита тоже, для охраны тыла. Ну, если ты берёшься это устроить, я пойду с тобой. Девушка, не опуская глаз, смотрела на Маккенну. –Я уже устроила свою половину дела,– сказала она,– Малипаи едет с нами. Я обещала, что она сможет жить у нас. –У нас? –Ну, ведь мы собираемся иметь свой дом, не так ли? –Фрэнси, ты сумасшедшая. –Может быть. Но я своё сделала. Теперь очередь за тобой. –Ты имеешь в виду Хачиту? –Это ты сказал, что нам нужно взять его с собой. Маккенна нерешительно поглядел по ту сторону золотой кучи, разложенной на парусине. Мимбреньо, потомок Мангаса Колорадоса, не пил кофе. Он сидел, следя за парой белых людей. Маккенна прочистил горло. –Амиго, – улыбнулся он,– мы здесь обсуждали предложение о том, чтобы покинуть это место, пока Пелон и Юный Мики спят. Мы полагали просить тебя поехать с нами. Большой апаче печально покачал головой. –Я не могу этого сделать, белый друг,– промолвил он.– Я должен вспомнить то, о чём мой умерший друг велел мне помнить. Пока я этого не сделаю, я не смогу уйти отсюда. Маккенна нахмурился и поглядел на Фрэнси. Девушка ожидала от него действий. Внезапно он понял, что ему и правда пора действовать. Сидением да раздумьем ничего не сдвинешь. Маккенна повернулся к Хачите и быстро сказал ему, что он, и белая девушка, да старуха отправятся вместе с вьючной лошадью и своим золотом, с сожалением оставляя его здесь, своего верного друга-апача, в обществе Пелона и Юного Мики. К его досаде, великан воин медленно помотал головой. –Это невозможно, белый друг,– сказал он. С этими словами он достал из чехла на поясе свой метательный топор.– Пока я не вспомню то, что должен, о Сно-Та-Хэй,– объяснил он,– никто не покинет этого каньона. –Но ведь ты можешь никогда не вспомнить!– вскричал Маккенна, совершенно потрясённый этим несчастным поворотом судьбы.– И мы все останемся сидеть, пока не состаримся, как Малипаи! Хачита мрачно кивнул. Он держал топор в равновесии, поворачивая рукоять в своей огромной руке. Блики костра отсвечивали кровью на его отточенном лезвии. Хачита поглядел на него, затем на Глена Маккенну. –Да,– сказал он,– может быть, так и будет. 39Топор Хачиты Наутро и намёка не осталось от напряжённых отношений предыдущей ночи. Если Пелон или Юный Мики и поняли, что их подпоили, ни один из них не стал поднимать этот вопрос. Предводитель бандитов был особенно весел. –Боже мой, старина,– приветствовал он Маккенну,– как тебе нравится денёк? Вдохни-ка воздух. Послушай, как трава растёт. Ай де ми! До чего же хорошо жить! –Это точно!– признался Маккенна. Фрэнси и Малипаи укладывали вещи. Птичья песня да плеск воды в ручейке наполняли каньон смесью весёлых звуков. Глядя на экспансивного Пелона Маккенна с трудом верил своим былым и таким недавним опасениям на его счёт. Этот метис из Соноры, этот приземистый отщепенец мог быть очаровательным хозяином, когда он того хотел. Сегодня он хотел этого. –Старый приятель,– обратился он теперь к белому инженеру,– давай прогуляемся немного и взглянем на площадку в верховьях. Думаю, тебе хотелось бы этого как человеку сведущему в таких делах. –Это так,– согласился Маккенна. Он поднялся с места у костра, окончив завтрак. Пелон указывал путь. Юный Мики двинулся было следом. Предводитель бандитов остановился. Рука его скользнула под серапе. –Кому-то нужно остаться с женщинами,– сказал он. –Но не мне,– ответил Мики. Под серапе было заметно слабое шевеление. –Я думаю, всё же тебе. Юный Мики стоял перед ними с винчестером на плече. Он кивнул и молча повернул обратно. –Продолжим наш путь,– улыбнулся Пелон, кланяясь с приглашающим жестом. Улыбнувшись в ответ, Маккенна с облегчением воспринял этот поворот бандитского весёлого расположения духа и повиновался приглашению. Водопад располагался так, как описывал Адамс. Высотой он был примерно фута четыре, а сразу же за ним, вверх по каньону, русло ручья сворачивало к западу, открывая вид на небольшую верхнюю площадку из легенды. Именно здесь Нана и его апачи стояли лагерем, и здесь-то должна была находиться Площадка Индюшиных Яиц. Опытный глаз Маккенны отыскал её в тот же миг, как Пелон обогнул поворот ручья, и оказался вне видимости нижнего лагеря и хижины Адамса. –Аййи!– вскричал он.– Пор Диос! Погляди, как она сверкает, даже отсюда! Они подошли к самой площадке. То был самый большой выход породы, какой Маккенна когда-либо видел. Без всякого сомнения, он был больше Кэмп-Кондона, Рыбного Ручья, Верде или любой другой из копей Аризоны. Тут было, подозревал Маккенна, крупнейшее отложение чистого минерала, какого белый человек не видел на всём Юго-Западе со времён конкистадоров. На Пелона, казалось, это нисколько не произвело впечатления. Величие увиденного прошло мимо него, а перспективность возвращения для будущих разработок не занимала его ум в это последнее утро. –Слушай,– сказал он своему спутнику, глядя в низовье каньона, чтобы увериться, что за ними к повороту никто не последовал,– я пришёл сюда с тобой не для того, чтобы разглядывать золото. Что мне нужно – лежит позади, на той тряпке. Я не добытчик золотого песка. Я разбойник, бандидо, я краду своё золото, а не потею над ним, доставая из скал или гравия. Чёрт с ним со всем, мне надо поговорить с тобой. Разработка площадки, подумал Маккенна, даст не менее миллиона долларов – это было видно на глаз, а ведь там могло быть два, пять или десять миллионов. Рядом была и вода из ручья для гидравлического промыва стен каньона. То могла быть вторая Материнская Жила – как в Калифорнийской Сьерре. Если она уходит вглубь и остаётся чистой, она может стать ещё одним Комстоком или Ручьём Элдер. Безграничные возможности скрывались в этом немыслимом выходе породы, состоявшей из яйцеобразных самородков. Всё это представилось, пока он прикидывал размер Площадки Индюшиных Яиц в Затерянных Копях Адамса. –Ты слышал меня?– спросил Пелон.– Я хочу поговорить о Юном Мики. Он замышляет перебить всех нас. Ты знаешь, что он сумасшедший. Я хотел предупредить тебя и заключить сделку. Я хотел сказать, что ты можешь рассчитывать на старину Пелона, и всё, что тебе нужно сделать – это предоставить парня мне. Что скажешь? Ты со мной? –Полагаю, что да,– согласился Маккенна, с усилием отрываясь от заветной площадки.– Я определённо не на стороне Юного Мики Тиббса. –Тогда славно, пошли. Я рад показать тебе, что почитаю наши былые времена. А теперь – сьюдадо. Предоставь всё мне. Я знаю, как мне поступать. –Насчёт этого,– изрёк Маккенна едко,– я совершенно уверен. Веди, хефе. В лагере, когда они подошли к нему, всё выглядело спокойно. Вьючная лошадь была готова, и её седло уже несло на себе немногие бытовые принадлежности апачей, ожидая лишь последнего груза – золота. Пелон, казалось, намеревался отдать приказ к завершению операции и садиться на коней, когда его охватил внезапный порыв вдохновения. –Погоди,– крикнул он старухе-скво, которая подвела лошадей к развалинам и к парусине.– У меня мысль: положим лишь половину золота на эту лошадь, которой всё равно не унести всё целиком. Потом давайте разделим вторую половину поровну между четырьмя партнёрами. Это придаст каждому стимул остаться вместе с остальными. Но если нам придётся бежать отдельными путями, бросив вьючную лошадь, у каждого останется приятная сумма как вознаграждение за все труды и опасности. Кто-нибудь против? Никто не возражал. То было обдуманным, практичным предложением, достойным главаря банды. Золото было поделено. –Теперь,– объявил Пелон, озирая маленькую кавалькаду, стоявшую наготове вдоль берега ручья,– у меня возникла ещё одна идея: пусть наш друг Маккенна достанет бумаги из своего блокнота и нарисует нам хорошую карту этого места – ту самую, что старый Энх нарисовал на песке для него у Яки-Спринг. Он – человек образованный, умудрённый в таких вещах учением. А мы – бедные, невежественные глупцы, повреситос, без всяких преимуществ, данных образованием. Что станем мы делать, пытаясь найти путь обратно, в Сно-Та-Хэй? Что мы станем делать, чтобы выбраться из него даже сейчас? Разве я не прав? Разве лгу или пытаюсь обмануть? Опять же, предложение было разумным. Ни один человек здравого ума, повидав Площадку Индюшиных Яиц поверх водопада, не удержался бы от возможности узнать, как найти дорогу назад в Сно-Та-Хэй, к Затерянным Копям Адамса. Без спора Маккенна достал бумагу и карандаш и нарисовал поспешно, но понятно карту Каньона-дель-Оро, включая Потайную Дверь, Тыквенную Грядку и военную фургонную дорогу на старый форт Уингейт. Когда он передал карту Пелону, тот, нахмурясь, вглядывался в неё целую минуту, прежде чем губы в шрамах задрались в волчьей улыбке. –Это дело умелых рук, старина,– заметил он с чувством,– С таким проводником и слепой нашёл бы дорогу назад в Сно-Та-Хэй. Мил грасиас. –Довольно,– огрызнулся Юный Мики.– Кончай всё, Пелон. –Всё?– переспросил Маккенна, ощущая, как сжимается скальп на голове. –Ах да,– с огорчением отмахнулся разбойник.– Видишь ли, я забыл сказать тебе, что заключил соглашение и с Юным Мики, мы договорились убить тебя и девушку. Все увидели, как длинноствольный кольт пришёл в движение под серапе, и Маккенна затаил дыхание. –Господи! Стой, Пелон! Нельзя же так! Только не девушку! –Я бессилен, патрон. Изволь готовиться. Он повёл головой, его чёрные глаза сверкнули на Юного Мики Тиббса, стоявшего позади и чуть в стороне от остальных. –И ты тоже, мелкий сукин сын,– добавил он. –Я тоже – что?– скривился узкогрудый кавалерийский скаут. –Ты тоже готовься,– ответил Пелон.– Видишь ли, я не сказал тебе всех условий соглашения: застрелить тебя тоже. Маккенна увидел, как Юный Мики готовится для ответного удара. Он попытался опередить его. –Пелон!– взмолился он, надеясь даже в эту последнюю секунду предотвратить стрельбу,– пожалуйста, дай девушке уйти! Не дай ей погибнуть из-за того, что я ошибся в тебе! Это пундонёр, вопрос чести, Пелон. Я взываю во имя чести твоего отца-испанца! Грубый сонорец, казалось, был тронут. Он повёл с сожалением головой, и боль от принятого решения исказила его изуродованный рот. –Мне очень жаль, Маккенна,– признался он,– но мой отец-испанец простит, а тебе придётся умереть с неверным представлением обо мне. Нет у меня слабого места, амиго. Это было твоей ошибкой с самого начала. Мне жаль разбивать твоё мнение о Пелоне, но жизнь сурова, полна горестей и хрупка, как косточки цыплёнка. Прощай. –Пелон, сын мой, не стреляй в них! Все позабыли о старой Малипаи. Теперь увидели. Она стояла у вьючной лошади, направив карабин Маккенны дулом на своего сына-убийцу. –Будь славным мальчиком,– сказала она.– Вынь револьвер из-под серапе, как тебе велит мать. Пелон не сдвинулся с места. –Мать,– сказал он,– ты застрелишь меня? –Не знаю. –А я тебя? –Наверняка. –В таком случае будь благоразумна. Убери ружьё Маккенны. И вот ещё что, мамасита, скажи этому тупому быку-мимбреньо, пусть перестанет сверлить меня глазами да жонглировать своим чёртовым топором. Ему самому ничего не грозит, как и тебе. Вы оба – апачи. –Но белые,– воскликнула старая дама,– их убьют, а? Тотчас же Пелон потерял терпение. –Чёрт подери, мать, послушай!– завопил он.– Ведь я же защищаю твой народ! Закон гласит, что ни один мужчина или женщина чужой крови – ни белой, ни мексиканской, ни смешанной,– увидев Золотой Каньон, не должны остаться в живых. Ну, ведь это твоя собственная глупая индейская вера, не так ли? Какого же дьявола ты к ней не прислушиваешься, а? Тут Хачита, стоявший рядом, вдруг выпучил глаза и со звоном опустил себе кулак на голову. –Вот оно! Вот оно!– возопил он.– Ты сказал – и всё вернулось. Теперь я вспомнил, я вспомнил!.. Пританцовывая, он бросился к ошеломлённому Маккенне, обхватил его в счастливом объятии. –Ну разве не чудесно, что я припомнил, дорогой белый друг? Всё случилось так, как ты мне обещал. Ах, как я рад. Спасибо тебе, спасибо! Маккенна, мысленно возблагодарив ещё один повод для отсрочки, тем не менее почувствовал, что в горле у него пересохло. –Ты хочешь сказать,– спросил он, вырываясь из ослабевших объятий гиганта,– что вспомнил, будто следует перебить всех чужаков, дабы сохранить тайну Сно-Та-Хэй? –Да-да, добрый друг. Разве это не чудесно! Бородатый золотоискатель не верил своим ушам. Он заставил себя казаться спокойным, отчаянно надеясь как-то заронить искру разума в огромную голову индейца. –Но юная белая девушка и я – пришельцы, Хачита,– произнёс он тихо – Ты, конечно, не станешь нас убивать? –Да, всё очень нехорошо, но я это сделаю. Вот зачем мы – мой погибший друг и я – приехали на ранчерию старого Энха. Нас отправили оберегать сокровище, чтобы сохранить его для нашего народа. –Но, Хачита, подумай! Мы ведь были твоими друзьями! Мимбреньо словно не слышал его. –Да, мы прибыли охранять сокровище от Пелона и всех прочих,– сказал он.– Убей их всех,– велел мой дорогой друг.– Не дай ни одному из тех, в ком течёт хоть малая капля белой или мексиканской крови, уйти живым. О, как я счастлив, что припомнил всё! О, как я благодарен! –Боже, ты, безмозглый ублюдок-апаче!– завопил Пелон, внезапно насторожившись.– Во мне самом течёт смешанная кровь. А как насчёт Юного Мики? В нём кровь белого, так же как и индейца! –Да, да! Счастливого пути в Вечную Тьму, хефе! Хачита повернулся со скоростью мысли, прежде чем Пелон смог осознать, что он намерен делать. Топор блеснул на солнце, перевернувшись полтора раза в дуге полёта, и на треть рукояти погрузился в широкую грудь Пелона Лопеса. Умирая, бандит, с серым как зола лицом, пошатнувшись, сделал шаг к Глену Маккенне. –Видишь, старый друг?– выдохнул он.– В конце концов, ты оказался прав. У меня было слабое место, и Хачита нашёл его. Когда он упал, Маккенне почудилось, будто ножевые шрамы на лице бандита задрались вверх в последней усмешке над жизнью. Но он так и остался в неведении. Всё, что он запомнил, был внезапный толчок сзади – Малипаи сбросила его, Маккенну, в ручей, едва Пелон упал. Это, да ещё удар о воду, и снова всплеск от тела Фрэнси Стэнтон, упавшей рядом в водоём под косой гравия, перед самыми развалинами хижины Адамса. Потом он увидел, как старуха склонилась над крутым берегом и кричала им: –Плывите как черти, я только что подстрелила Юного Мики, и тут твоё чёртово ружьё заклинило!.. Тут же она прыгнула вслед за ними, устремившись через ручей на ту сторону, поросшую тростником. –Шевелитесь, вы, ослы!– бросила она.– В камыши! Этот бизон прикончит Юного Мики и примется искать нас! Плывите, вы, дурни! Маккенна и Фрэнси поплыли. Они плыли, и ныряли, и пробивали себе путь через камыши, вверх по берегу, поросшему кустарником, к скалам, составлявшим подножие зигзагообразной тропы. Оглянувшись, Маккенна увидел, как Хачита наклонился над Пелоном. Он увидел блеск лезвия, когда мимбреньо вынул его из тела бандита. Он увидел, как огромный индеец обернулся и кинулся за Юным Мики Тиббсом, который на четвереньках полз, пытаясь подняться и спастись; левая нога его была у колена раздроблена выстрелом Малипаи. Он увидел, как поражённый юнец сделал один, другой и третий неверный шаг, пересиливая боль, затем отвернулся, едва Хачита, нацелившись, метнул топор. Он не видел, как тот настиг цель – только слышал звук, от которого подкатила тошнота. –Чёрт его возьми,– прошипела старая Малипаи со скалы неподалёку.– Это был неудачный бросок. Мики как раз поворачивался, чтобы оглянуться. Топор попал в нижнюю челюсть. Глядите, видно, как покачивается вверх-вниз рукоятка. Он пытается что-то сказать Хачите. Интересно, что именно? –Боже,– проговорил Маккенна,– идёмте дальше! –Мне кажется, он просит вытащить его. –Пошли, мать. Прошу тебя, довольно! –Ага! Я была права. Вон Хачита взялся за рукоятку топора. Теперь он освободил её. –Малипаи, мы уходим! –Слишком поздно, однако. Я так и знала. Когда лезвие входит вот так, нет смысла его вытаскивать. Ох, стойте! Я ошиблась. Миль пердонес, мучачос. Хачита вытаскивал топор не по просьбе Юного Мики, он вытаскивал его, отправляясь сюда. Вот он идёт. Маккенна, снова взглянув за ручей, увидел, что всё именно так: великан-мимбреньо вошёл в ручей и перешёл его вброд по грудь там, где им пришлось плыть, чтоб не утонуть. Взгляд его был прикован к тростникам и скалам, в которых они укрылись, а его глубокий голос напевал зловещее, минорное заклинание. –Что это за молитва?– спросил вполголоса Маккенна. –Не молитва,– отвечала Малипаи.– Это песня. Ты должен бы её знать, Синие Глаза. Разве ты не различаешь слов? Он поёт её для тебя. Зас-те, зас-те, зас-те, снова и снова. Это песня смерти. –Мать,– простонал Маккенна, беспомощно глядя на скорчившуюся, побелевшую Фрэнси,– куда нам деться? –Я не знаю, Синие Глаза. Я довела вас до этого места. –Твой нож у тебя, мать? –Чёрт! Нет. Я уронила его, когда подняла твоё ружьё. –Господи! У нас нет даже ножа! –Ба! Не было и у Адамса, и у Дэвидсона. –Мать, у тех были ружья! –Ну, значит, у Брюйера. У того не было даже зубочистки, когда он забился в дыру вон там! Согнув костлявый палец, она указала поверх плеча на скалу позади них, и глаза Маккенны прищурились. –Вот оно!– прошептал он.– Эта расщелина, там, на Обзорном Локте. Она спасла Брюйера. Быть может… –Не разговаривай, вперёд,– посоветовала старуха, подбирая юбки и подавая пример.– Но не рассчитывай на счастье Брюйера. У Хачиты только разум притуплён. Глаз у него остёр, как и топор. –Двинули, Фрэнси – позвал Маккенна.– Мы полезем на скалу. Старая дама нашла нам укрытие. Девушка задрожала и на миг прижалась к нему. –Прости, что я там умничала,– проговорила она.– Я сделаю всё как смогу, Глен. Но я боюсь до ужаса. –Лезь,– велел Маккенна,– и молись. Начался подъём по Z-образной тропе. Маккенна уже одиннадцать лет лазил вверх-вниз по таким кручам и был сильным, мускулистым человеком в расцвете сил. Фрэнси Стэнтон была из породы крепких женщин, способных не уступить многим мужчинам, к тому же в ней играл запас юных сил. Но старая скво не могла поддержать их темпа и, задыхаясь, отставала всё больше и больше. Вблизи Обзорного Локтя Маккенна мог, глядя вниз, охватить взглядом тропу на семьсот футов. Он видел и Малипаи, и Хачиту. Он понял, что, если станет дожидаться старую даму, не останется времени на то, чтобы спрятать Фрэнси в расщелине Брюйера. Он знал также, что, когда приходится делать выбор, его делают не в пользу стариков. На его счастье, Хачита избавил Маккенну от этой необходимости. –Престарелая мать,– позвал великан воин,– тебе не нужно убегать от меня. Ведь ты несмешанной крови. Я не обижу тебя. Подожди же меня. Остановись! Не будь среди этих белых людей, когда я их настигну. Ну, пожалуйста, престарелая мать… Маккенна видел, как старуха остановилась. Она оглянулась на взбирающегося апаче, потом вверх, на крутую тропу, где стоял Глен Маккенна. Махнула ему рукой. –Беги, Синие Глаза!– прохрипела он.– Я налагаю на себя право на-вел-кот-ка-эл-кек. Ты знаешь этот закон. Маккенна знал его. То было правило апачей, которое позволяло тяжелораненым отстать в бегстве, чтобы задержать врага. В крайних обстоятельствах последнее слово было за претендующими на это право. Малипаи была невредима, но её престарелые лёгкие отказывали ей, а шаткие ноги дрожали от невероятного утомления. Бородатый золотоискатель махнул рукой в ответ. –Мы слышали тебя, мать. Адиос… Он поднялся и заковылял наверх. Лёгкие болели и у него, в его собственных коленях и бёдрах тяжко стучала кровь. Но Фрэнси ожидала его у Обзорного Локтя, и с ней всё было в порядке, а расщелина Брюйера и желанное спасение находились теперь всего лишь за следующим, верхним поворотом Z-образной тропы. –Старуха осталась сзади, спорить с Хачитой,– объяснил он, задыхаясь.– Он её не тронет. –Я не пойду,– ответила девушка.– Только с ней. –Она сделала это ради тебя. Пойдёшь! Давай! –Нет, не пойду! Маккенна сильно ударил её. Он едва не сбил её с ног. Только молодая, упругая сила удержала её на ногах. Она стёрла кровь с лица, глядя на него. –Вперёд,– повторил он.– Игра окончена, мисс. Лезь наверх и, чёрт побери, не оглядывайся и не разговаривай. Она всё ещё не двигалась, теперь от оцепенения, но он не мог позволить себе слабости. Он повернул её спиной и подтолкнул вверх по тропе. Она пошатнулась и едва не упала опять. Он тут же оказался позади и вновь внушительно толкнул её. На этот раз она упала, а он оказался поверх неё, словно кот. Он буквально подбросил её вперёд, на тропу, шлёпнув рукой по ягодицам и бранясь. –Да двигайся же, чёрт возьми!– заорал он.– Я не намерен помирать здесь, любуясь, какая ты храбрая. Она побелела как бумага и начала плакать. Но побежала, а он за ней, не позволяя никакому сбою сердца замедлить шаг. Всё, чего он сейчас хотел,– это жить. Жить и вытащить эту своенравную сироту из каньона назад, к любой фронтирной семье, которая окажется достаточно глупой, чтобы принять её. Он знал, что все ставки против них. И знал, сыпля проклятьями и пробивая путь к первой из обрушенных глыб расщелины Брюйера, позади рыдающей девчонки по имени Стэнтон, что именно придётся сделать, чтобы побить эти ставки и остановить почти верную смерть, которая надвигалась столь неотвратимо, с таким страшным молчанием по пятам. Ему придётся убить Хачиту. И сделать это древнейшим способом, известным десять раз десять столетий назад. Ему придётся сделать это голыми руками. 40Смерть в Расщелине Брюйера Трещина, к которой карабкались двое белых, была необычного происхождения: словно пробита сверхъестественной силой, как ударом молнии, она помещалась в самом центре западной стены каньона. Ни ветер, ни вода здесь были ни при чём, и Маккенна безуспешно гадал о природе трещины, пока не вспомнил о лавовых выходах по ту сторону Потайной Двери и вокруг Почты Апачей. Сдвиг земли – отметил он на ходу по профессиональной привычке. Веками покрывалось V-образное дно расщелины детритом, кустарником, порослью молодых сосенок, валунами и обильным количеством органических материалов, сформировав скудную каменистую грязь той непролазной тропы, по которой они теперь взбирались. И всё же, всходя по узкому, крутому, словно скат крыши, подъёму, Маккенна был поражён ещё одной особенностью. Помимо древности и причудливо изломанной структуры, эта тропа местами казалась оформленной человеком. Но не во времена Маккенны, не во времена Нана, не даже в эпоху появления здесь первых испанцев. Задолго, задолго до них. Это открытие вселило в перетруженное сердце золотоискателя дух надежды. Оно объяснит, быть может, то неясное, что уловил он в легенде об Адамсе с самого начала: каким образом мог Брюйер спастись из ловушки, устроенной его спутникам, посланным за провизией в форт Уингейт? Слишком уж просто это было: он скрылся в какой-то дыре в скалах, какую находит заяц. В самом деле, согласно рассказу Адамса, место спасения Брюйера находилось в скалах, у самой Двери, а в версии самого Брюйера добавлялась деталь о заячьей дыре. И только версия апачей, отражённая на карте старика Энха, именовала путь повыше Обзорного Локтя расщелиной Брюйера. Это с самого начала казалось Маккенне странным эпизодом в предании. Сейчас, спасаясь бегством, он увидел свидетельства пребывания древних людей, оставшиеся на пыльной тропе, и понял – или же сильно надеялся,– что предчувствия его не обманывают. Если всё обстоит так и старая тропа взаправду содержит следы инструментов каменного века, тогда он и Фрэнси Стэнтон придут к чему-то получше, нежели дыра, какую находит заяц. Но вот ещё три-четыре поворота тропы – и путь неожиданно завершился тупиком, упираясь в поперечную толщу породы. На мгновение Маккенна был ошеломлён. Потом заметил их… Едва приметные, полузасыпанные, но несомненно подлинные, как и в тот день, когда впервые были врезаны в сплошную твердь лавовой породы. Ступени. Всего числом пятнадцать, может, и все двадцать. Лестница, высеченная в потоке лавы, племенем ушедших, древних людей, обратившихся в прах задолго до Христа, до фараонов, до майя, инков и ацтеков. Фрэнси, теперь льнувшая к нему, задыхаясь от неистового карабканья, плача от отчаяния перед тупиком, была выведена из этого состояния самой грубой встряской. –Не пяться задом!– резко оборвал её Маккенна, хватая за плечи.– Гляди, видишь эти насечки на скале? Это ступеньки. Тысячелетней давности. Но они есть! Используем их и будем молить Бога, чтоб они привели нас куда-нибудь получше, чем в закрытую коробку вроде этой. Пошли, девочка, мы ещё не померли! –Я не могу, Глен! Ни шагу больше. Мне ни за что не подняться здесь. Только не по этим царапинам! –В этих царапинах меньше риска, чем в отметинах, которые ставит топор Хачиты. Мы поднимемся, Фрэнси. Здесь не так уж круто, как кажется! –Я попробую, Глен! Но мне уже не слышно снизу никакого шума. Не слышно ничего с тех пор, как мы двинулись вверх по расщелине. Может, подождём и проверим? Маккенна и не думал идти без неё. Но он знал также, что не может силой погнать её вверх по скале, как там, на тропе. Она сама должна хотеть этого, и даже тогда им понадобится большая удача, чтоб не свалиться вниз со стены. Доисторический человек был ловким, как хвостатые приматы. Он вырезал эти каменные выступы отнюдь не для двуногих детей девятнадцатого века. Индеец-зуни или житель иного пуэбло мог бы подняться здесь ради забавы, на пари, или чтоб покрасоваться перед любимой девушкой. Но для Глена Маккенны и Франселии Стэнтон эта лестница каменного века таила леденящую возможность ошибиться в поисках опоры для руки или ноги и устремиться навстречу гибели. И всё же то был риск меньший, чем топор Хачиты. –Фрэнси,– заговорил рыжеволосый горняк,– ты видела, как кот мышкует в траве? Он и не думает красться бесшумно, пока не почует мышь. Тотчас же всё меняется – он переходит от игры к охоте в мгновение ока. Вон там,– он указал на узкое горло расщелины позади,– Хачита вышел на охоту. –Но он казался таким простым, таким добродушным и каким-то грустным. –Он – кот апачей, а мы – белые мыши. –Значит, ты считаешь, что он пойдёт сюда за нами? –Нет, Фрэнси, не считаю – я это знаю. Нам предстоит либо лезть на каменную стену, либо ждать его здесь. И нам предстоит сделать выбор прямо сейчас, детка: лестница либо сталь топора. Она содрогнулась, передёрнув узкими плечами. Если лёгкое движение её губ и не было улыбкой, оно должно было быть таковым, и Маккенна, обхватив её руками, тесно прижал к себе. То было чем-то вроде награды, какой удостаивают младшего брата, когда тот впервые решается пройти по железнодорожной эстакаде через мост над рекой у родного города. –Пошли.– Он сам улыбнулся ей.– Сначала дамы. Ступени, врезанные в каменный лик скалы, находились друг от друга на расстоянии примерно футов в сорок по вертикали. Дважды Фрэнси оступалась и сорвалась бы, не поддержи её жилистая рука Глена Маккенны. Бородатый горняк по наследственности и естественному аризонскому воспитанию был превосходным альпинистом и поднимался по стенке каньона так, словно лично возвёл эту головокружительную тропу. Но восхождение заняло всё же десять мучительных минут, из которых каждая была поделена между отчаянными усилиями удержаться на скале и периодическими оглядками вниз, в ожидании появления Хачиты. Маккенна, даже переваливая Фрэнси через верхний край подъёма и падая вслед, задыхаясь рядом, знал, что они упустили время. Он пытался думать – и не мог. Утреннее солнце подбиралось уже к темнице расщелины. Зной неотвратимо приближался, словно добела раскалённый глаз огромного прожектора. Даже утренней порой он пресекал дыхание, сушил язык, заставлял стучать сердце о тщетно вздымающиеся рёбра. Маккенна знал, что должен встать, что-то делать, как-то бороться дальше. Но без дыхания невозможно продолжать борьбу. На такой высоте над уровнем моря, в жаре, после столь крутого восхождения, как тот, что они только что проделали, человеческое тело и дух не повинуются приказу, прежде чем животворный кислород не будет впитан, не оживит изголодавшиеся мышцы. Всё, на что был способен Маккенна,– это оторвать от скалы голову, повернувшись к Фрэнси. Она не пошевелилась. Пока они лежали так, изнурённые, наверху подъёма, появился Хачита. Он заметил их. Постоял с минуту, раздувая лёгкие, глядя снизу вверх на гладь скалы с лестницей. Потом двинулся. Маккенна, с запозданием услыхав его, с трудом поднялся на колени, отчаянно ища поблизости камней для сбрасывания, которые древние люди запасали обычно в подобных местах, чтобы обрушивать на головы поднимающихся врагов. Он не обнаружил ничего размером большего чем с кулак. Вершина лавовой преграды была промыта потоками, очистившими её от крупных завалов столь же основательно, как подножие скалы, омываемой быстрым потоком ручья. Он подал руку Фрэнси Стэнтон. Вдвоём им удалось встать на ноги. –Погляди, Глен,– вскричала девушка, указывая на верх расщелины.– Лестница! Маккенна, зная, что это невозможно, всё же инстинктивно оглянулся. Невозможное оказалось правдой. На своём месте, прислонённая к краю расщелины, всего в ста футах от них, на ровной поверхности скалы стояла грубо сработанная лестница того типа, что была в ходу у обитателей, предшествовавших людям пуэбло. И больше того. Наверху располагалась вторая площадка, а прямо на ней – ожидал чёрный вход либо в естественную, либо в рукотворную пещеру. –Боже,– выдохнул Маккенна.– Скорей! Если им повезёт добраться до этой второй площадки и втащить наверх за собой древнюю лестницу, Хачита останется внизу. Ему ни за что не под силу будет достать их. А уж там, в прохладном укрытии пещеры, посреди безводного горла расщелины… если не удастся переждать – значит, Глен Маккенна так ничему и не научился, постигая способы выживания на Юго-Западе. И то, что придало скорость его свинцовым ногам, вдохнуло силы, позволив буквально перенести задыхавшуюся девушку через всё пространство к доисторической лестнице, был мимолётный взгляд, брошенный им на край второй площадки и вид тёмного лишайника да бледных кустиков мха… Там, вверху, на площадке, к которой вела лестница, была вода. Задыхаясь, он поведал о своих новостях Фрэнси, и это оживило её. К тому моменту, когда они достигли подножия лестницы, девушка обрела силу и волю к дальнейшему подъёму, и Маккенна, оглянувшись как раз в тот миг, когда массивное лицо Хачиты показалось над скалой со ступенями, рассмеялся над великаном-воином, наградив его эпитетом, заимствованным из родного языка. Огромный апаче, не сознавая, что его игра проиграна, только фыркнул и продолжал движение по голой груди лавового потока, неловкий, но скорый, словно бегущий медведь гризли. Солнце сверкало на лезвии его метательного топора, играло в ручейках пота, струившихся с лица и плеч, сбегавших, подобно вышедшим из берегов рекам, по волосам груди и надутого живота. От него так и веяло смертью. –Не спеши, Фрэнси,– промолвил Маккенна сквозь стиснутые зубы.– Он не в силах нас догнать. Спокойно, шаг за шагом, и не смотри вниз. Я сразу за тобой. Кивнув, девушка повернулась спиной, вставила ногу в первую петлю лестницы, обхватив руками боковые брусья. Она поднялась уже на три плетёные ступеньки, и Маккенна сам было примеривался к подъёму, как вдруг четвёртая петля обломилась под ногой девушки, и та обрушилась на него сверху, а праздно простоявшая века лестница распалась на части, словно свитая из папиросной бумаги или папье-маше. –Господи!– белея, произнёс Маккенна.– Сгнила дотла! Он отбросил труху раскрошенной древесины и, спотыкаясь, поднялся на ноги перед съёженной Фрэнси Стэнтон. За тридцать футов от него Хачита, потомок Мангаса Колорадаса, величайшего среди апачей ненавистника белых людей, произнеся одно-единственное слово Зас-те!, бросился вперёд, на стройного рыжебородого человека, ожидавшего его без всяких средств защиты, кроме тонких, ненадёжных костяшек двух сжатых кулаков. 41Правнук Мангаса Колорадаса Его глаза, подумал Маккенна. Старая Малипаи предостерегала против остроты его глаз. Нужно отнять их, каким-то образом ослепить. Лишить его зрения. Убить глаза. В этом – единственный шанс. Маккенна наклонился, наполняя ладони пылью. Тут он заметил оставшийся длинный конец лестницы каменного века, кусок продольного бруса фута в три длиной. Этим до великана апача можно было дотянуться скорее, чем пылью. К тому же с более безопасного расстояния, как раз вне досягаемости занесённого топора. Маккенна знал, что тот не станет метать топор. Во-первых, ему это было не нужно, а во-вторых, в случае промаха риск повредить его о ближние скалы был слишком велик. Так что он будет держать лезвие в руке. Следует, значит, упредить его первый удар, а о дальнейшем думать потом. Белый золотодобытчик покрепче сжал в руках высохшее дерево. Быстро вышел вперёд на три шага, отдаляясь от Фрэнси, предоставляя ей шанс к спасению. –Как только ударю его,– сказал он ей,– беги! –Глен – нет, я не могу! –Сможешь! Вниз по ступеням!– прошипел он ей, сгибаясь, по мере того как исполинский торс Хачиты нависал над ним.– Доберись до старухи… вниз по скале, к хижине… там ружья… Хачита приблизился, и он взмахнул легчайшим обломком лестницы, молясь, чтоб удар пришёлся на десятую долю секунды раньше взмаха разящим лезвием. Получилось! Ссохшееся дерево пришлось воину по переносице, буквально взорвавшись на его лице. Кусочки дерева, пыль и осколки сгнившей дубинки произвели эффект пружинящей ветки, ударившей по незащищённым глазам. Хачита фыркнул, задохнувшись, острое лезвие скользнуло по спине Маккенны, пока тот отклонялся в сторону, а великан-мимбреньо остановился, протирая глаза и встряхивая огромной головой, точно ошеломлённый в гневе гризли, ужаленный невидимым шершнем. И как раз в этот миг Глен Маккенна, схватив две пригоршни скальной пыли, прыгнул, чтобы завершить ослепление индейца. Хачита, почуяв его рывок, мгновенно обернулся. Зрения у него осталась настолько, чтобы различить расплывчатый контур, и он разглядел приближение белого человека. Хачита вновь взмахнул топором, но прицел, сбитый слезами и сором, вновь оказался неточен. На этот раз рукоять топора и тыльная сторона руки на излёте задели Маккенну по плечу. Ощущение от удара было подобно эффекту скользящей пули, и рыжебородый горняк подумал, что грудина, всё ещё болевшая после револьверной) удара Пелона в Нечаянных Травах, теперь уж точно сломана. Но сила столкновения лишила Хачиту равновесия, слишком вынеся вперёд, так что ему пришлось инстинктивно схватиться левой рукой за землю, чтобы избежать падения. Воспользовавшись этим, Маккенна приблизился и высыпал пыль ему в глаза с молниеносностью и роковой точностью бандерильеро, проскользающего над смертоносными рогами быка. Он превосходно нацелил свои бандерильи. Раскрытые ладони ударили грузного индейца по лицу, набив раскрошенного в порошок камня в глаза. И в тот же миг Маккенна перекатился через спину потерявшего равновесие великана, освобождаясь от него. И тут, поднимаясь, он увидел, что Фрэнси Стэнтон по-прежнему сидит, скорчившись, у основания верхней площадки. –Беги. Бога ради!..– взмолился он и… замолчал. Звук голоса, раскрыв ею местонахождение, заставил ослепшего Хачиту обернуться. Огромный индеец оказался перед горняком чуть ли не прежде того, как тот крикнул, предостерегая девушку. Маккенна, отчаянно уклоняясь в сторону, чтобы избегнуть вездесущих рук индейца, ощутил холодный ужас – даже лишённый зрения, Хачита был смертельно опасным противником. Он слышал чутко, как горный лев на охоте. Полагаясь лишь на звуки, издаваемые Маккенной, когда тот передвигался, он по-прежнему следил за белым человеком. Вернее, по-прежнему настигал его, рождая в преследуемом новые страхи. И, приближаясь, он по-прежнему держал в руке блестящий топор, уже поразивший Пелона Лопеса и Юного Мики Тиббса. И тут ярко вспыхнуло в мозгу: топор! Да, топор! В нём теперь всё дело. Только в нём. Нужно отнять топор. Он уже отнял глаза, но не мог ничего поделать со слухом, и потому последним его шансом было одно – отнять топор. Но как? Как? С каждым прыжком, уклоняясь, он приближал к себе апаче, и топор мелькал перед самым его телом. Индеец промахивался то на сантиметр, то на фут и трижды задел его, нанеся порезы – в грудь, бедро и правый бок, отделив тонкие слои кожи; раны не представляли опасности, но обильно кровоточили. А вместе с кровью, как чувствовал Маккенна, убывала и жизнь. Звук. Великан индеец шёл на звук, издаваемый им. Хорошо, тогда пусть будет ещё один звук. Два или три в одно и то же время. В случае удачи, в миг колебания нападающего можно будет подвести к роковому для него шагу – эль пасо муэрте – последнему шагу. Маккенна разорвал рубашку и тут же прыгнул в сторону, избегая удара топором, вызванного звуком рвущейся ткани. Потом снял пояс. Внутрь рубашки пошла его старая шляпа, наполненная камнями. Весь узел, крепко охваченный ремнём с тяжёлой пряжкой, представлял собой отвлечение-приманку, столь же лёгкую и ненадёжную, как оставшийся шанс на жизнь у её хозяина. Но всё же он ждал наготове вместе с нею. Да и не мог иначе. Ничто больше не защищало его от этого разящего лезвия. Отвлекая внимание Хачиты нарочитым шарканьем ноги справа, он пробежал три лёгких шажка влево и швырнул свёрнутую одежду прямо над головой индейца. Тот, нырнув вправо, устремился навстречу шагам, прозвучавшим слева, но был пригвождён к месту падением узла с поясом, задевшим скалу позади него. В эги полсекунды нерешительности Глен Маккенна прыгнул к нему и, взмахнув ногой в сапоге, нанёс мощный удар между расставленных широко бёдер. Хачита издал вопль – единственный звук, вырвавшийся у него в битве,– и скорчился в беззащитный комок – на всё то время, что было нужно Маккенне. Белый инженер не сводил глаз с его правой руки, которой индеец теперь обнимал сжатые колени – но не выпускал топора. Пока Хачита извивался по земле, Маккенна, примерившись к рукояти топора, пригвоздил её ударом каблука. Пальцы выпустили оружие, и Маккенна рефлексивным движением отбросил его прочь. То было неподвластной рассудку, естественной реакцией. Следующим побуждением было завладеть топором и прикончить поверженного противника. Но живучесть и сила великана-апаче были ужасны, немыслимы. Ещё в тот миг, когда смертоносное остриё выпало из его искалеченной правой руки и летело прочь, его левая метнулась как нападающая змея и ухватила белого за ногу повыше колена. Маккенну швырнуло наземь, итак сильно, что он и не заметил, куда упал топор. Хачита едва не оторвал ему ногу, повергнув бородатого горняка на землю. И когда Маккенна, ударившись о скалу, упал навзничь, великан индеец обхватил его обеими стволоподобными руками и стал выдавливать из него жизнь и дыхание. Поднявшись на ноги, Хачита, ещё шатаясь, держал извивающегося белого человека живот к животу. Канаты мышц его шеи и плеч, бицепсы и голени вздулись и сплелись в узлы столь же толстые, как свернувшиеся удавы. Ещё мгновение – и позвоночник Маккенны хрустнет, его рёбра вдавятся внутрь, сердце разорвётся под устрашающим гнётом смертного объятия Хачиты. Он понимал, что умирает. Последняя мысль ею была о Фрэнси Стэнтон, о том, что он не оправдал её веры, даже не знает, где она и перебралась ли по лестнице или всё ещё стоит, парализованная ужасом, на верхней площадке. На самом деле не было ни того, ни другого. Когда отточенный боевой топор полетел, кувыркаясь и скользя, по голому камню под ноги Маккенны, она схватила его за обёрнутую кожей рукоять столь же бездумно, как его отшвырнул бородатый горняк. И с той же убийственной точностью, с какой Маккенна лишил зрения Хачиту, Франселия Стэнтон подбежала сзади к высокому апаче и со всей силой, на какую была способна, вонзила блестящее остриё в череп великана-мимбреньо. Правнук Мангаса Колорадаса умер так же, как и жил: не ведая, чья рука его настигла, не осознав собственной вины, которая направила разящую руку неотвратимо, словно молнию Йосена. Он умер как апаче. 42Чирикауа говорит прощай Они нашли старую Малипаи, сердитую, как вымокшая сова, на середине Z-образной тропы, где её связал по рукам и ногам Хачита своим лассо. Рассвирепевшей престарелой даме было не важно, что медленный разумом мимбреньо поступил так для её же безопасности, пока не покончит с чужаками в расщелине Брюйера. Она стала успокаиваться лишь после того, как им удалось убедить её, что Хачита мёртв. Но даже тогда продолжала ворчать. –Ну, ладно,– изрекла она.– Раз девчонка разнесла его огромную пустую башку, пока ты держал его поудобнее – значит, мы с ним квиты за то, что он сделал с моей дочерью Сэлли. Но я ещё должна ему за то, что он стреножил меня, словно чёртову старую клячу, на самом растреклятом солнцепёке. Я не стану произносить над ним молитву моего народа! Пара белых людей предусмотрительно позволила ей поступать в соответствии с её упрямым характером апачки. Их собственной заботой было покинуть Сно-Та-Хэй как можно скорее. Если это означало, что Хачите придётся искать себе путь в Обитель Мрака без духовного напутствия Малипаи – пусть так и будет. Они были живы и благодарили за эту услугу собственного Бога. Пусть их индейская мадре бесчестит своих мертвецов, если сочтёт нужным. Вернувшись на дно каньона в полном молчании, они принялись готовиться к отъезду. Необычная тишина легла на всю округу, и воздух словно сгустился. Поскольку прямые лучи солнца ещё не проникли внутрь, жар наступившего дня не мог служить разгадкой странных чар на дне каньона, от которых обжигало дыхание и сдавливало грудь. –Скорей!– подгоняла Малипаи.– Впереди ждёт что-то недоброе! Они собрали вместе свободных лошадей, связав одной верёвкой коней Пелона, Юного Мики и Хачиты и поместив сзади коней Маккенны и Фрэнси, тогда как Малипаи гнала перед собой непривязанную лошадь. –Скорей, скорей,– твердила старая дама,– оно всё ближе. Маккенна подошёл туда, где стояли рядом Фрэнси и возбуждённая скво. –Всё готово,– сказал он обеим.– Что станем делать с золотом? –Что делать?– прокудахтала Малипаи.– А что с ним надо делать? –Я не знаю, брать его или нет. –Эх! Хотела бы я, чтоб это слышал Пелон! –Однако я правда не знаю,– заявил Глен Маккенна и повторил свои сомнения по-английски, для Фрэнси. Тоненькая девушка вдруг понимающе посмотрела на нею. –У меня на душе с этим тоже как-то чудно,– призналась она.– Никогда не подумала бы, Глен, но я обрела в этом месте что-го большее, чем золото. Прошлой ночью, мне кажется, я пристрелила бы кого угодно за свою долю. Сегодня она ничего не значит для меня. Она мне не нужна. –Это огромная сумма денег, Фрэнси! –Я знаю, но ничего не могу с собой поделать. –И я. Мне она тоже ни к чему. –Что же нам делать с ним, Глен? Не оставлять же здесь для кого-то ещё – то есть каких-то других белых? Это было бы нехорошо. –Да, правда. Чего бы мне хотелось, Фрэнси, так это оставить его лежать так, как оно лежало до того, как его нашёл Адамс. Разбросать по всему руслу ручья, распылить от водопадов до дальнего края луга, рассеять, погрузить в речной песок и гравий, положив туда, где оно хранилось у апачей с самого начала. Если это выглядит безумием, пусть так. Но я излечился от золотой лихорадки. После того как выберусь отсюда, я кончаю с золотодобычей. –Если ты этого хочешь, Глен, так и будет. На том простом решении они и остановились, и Маккенна был рад этому. Она отправилась за ним верхом на лошади, разбрасывая песок и рисовое золото вместе с самородками вверх и вниз по извилистому руслу ручья. –Вот что,– добавила она, смеясь,– так мы всегда сможем вернуться и взять всё сами – если, конечно, позже вернём себе разум. Глен Маккенна посмеялся вместе с ней, сказав, что именно это и было у него на уме всё время и что его очень огорчает лёгкое разоблачение. Обоим им показалось в этот неловкий миг безрассудства, что они настолько близки, как только могут быть близки между собой двое и насколько позволяет возрастная дистанция в четырнадцать лет; возвращаясь с верховьев ручья к месту, где старая Малипаи ожидала с вьючными лошадьми, они ехали колено к колену и, не таясь, держались за руки. Покачивая головой с видом крайнего презрения, старая дама приветствовала их и добавила, что не следует терять время: впереди ждёт подъём на скалу. Садясь в седло в соответствии с её призывом, Маккенна окинул взглядом верховья каньона и Площадку Индюшиных Яиц, заметив по-испански, будто огорчён тем, что не в силах спрятать и это тоже. Скво поглядела на странно бронзовеющий свет солнца в верховьях каньона и посоветовала ему не тревожиться. –Оставь это Богу,– проворчала она.– Он позаботится об этом. Маккенна кивнул, потянувшись за поводьями. –Мать,– спросил он, последний раз окидывая взглядом вокруг,– не забыли ли мы чего-нибудь? –Мне кажется, нет, ихо, – живо отозвалась та,– Ты сделал моему сыну достойную могилу, ты оставил этого пса по имени Юный Мики лежать непогребённым – пусть кости его побелеют – ты наполнил легендарную глиняную олью зряшным голым песком и гравием, чтобы те, кто придёт вслед за тобой, думали, будто золото Адамса похищено. Жажда белого человека к этому золоту исчезнет, и народ апачей станет почитать твоё имя. Он пощадит твой скот и женщин на сотню лет и зим вперёд. Нет, сын мой, тебе здесь больше нечего делать. Маккенна взял дрожащую руку старухи и пожал её. –Спасибо, мать,– промолвил он.– Я вспоминаю, что сказал мне старый Энх, и чувствую радость. Он спросил: А ты тоже жаждешь золота, Маккенна? Ты такой же, как все белые люди, которых я знал? Продашь ли ты свою жизнь или честь, или честь своей подруги за жёлтый металл? Я дал ему понять, что нет, и всё же едва не совершил всех этих постыдных поступков. Вот отчего я радуюсь, мать. Оттого, что мои руки не тяготит золото, а сердце не полнит жадность. Старый Энх может теперь спать спокойно. Старуха вырвала руку. Потянула носом воздух. Стукнув себя по лбу, испустила сердитое проклятие. –Да садись же на лошадь, чёрт возьми! Нам нужно убираться отсюда! Боже, ну и болтун же ты – прав был Пелон! Двинулись! Он взлетел в седло и последовал за ней, а старуха, прикрикнув на старую вьючную лошадь, пустила её через ручей. Двинулись вслед и остальные. Фрэнси подталкивала их крупом своей лошади. Когда они достигли подножья Z-образной тропы, тишина вновь завладела каньоном, на сей раз более плотная и душная, чем прежде. –Что это, мать?– спросил Глен Маккенна.– Ты как будто чуешь что-то. Скажи, чего ожидать? В ответ старуха кивнула. –Ferremoto, – пробурчала она.– Fremblor de tierra. –Землетрясение?– отозвался Маккенна.– Господи Боже, а ведь ты, должно быть, права. Я не наблюдал такой перемены погоды за все эти одиннадцать лет! –Все эти одиннадцать лет и не было такой погоды. Давай-давай, глупая девчонка! Торопись с этими чёртовыми клячами. Нет! Постой… Соскочив с собственной лошади, она вернулась назад, выхватила из чехла нож и обрезала поводья крапчатой лошади Хачиты. Взмахнув одеялом и подстегнув бранным словом на родном языке, она вспугнула нервное животное и пустила его по тропе. Лошадь остановилась вдали, у края зелёного луга. –Простите,– изрекла старая дама, вновь взбираясь на древнюю белую клячу.– Не могла я оставить бедного здоровенного дуралея Хачиту без лошади. Нельзя апачу идти пешком в последний путь. Хоть и не заслужил он того – всё же он апаче. Вперёд! Я по-прежнему не стану молиться за него. Не глядите на меня так. Глупостью вы похожи на него. Arriba! Тощий Цыплёнок, погоняй этих чёртовых одров! Скорей! Скорей! Восхождение по Z-образной тропе прошло без происшествий. Они как раз завершали последний поворот выше Обзорного Локтя, когда скалы внизу пришли в движение. Лошади прошли последние ярды узкой тропинки и в ужасе сгрудились у Потайной Двери. Всё, что могли сделать их всадники, это, спрыгнув, перехватить покороче поводья и, успокаивая лошадей, удерживать их на месте. Судороги земли следовали одна за другой на протяжении двух минут. Рокот скал и рушащихся гор позади, в каньоне, был оглушающим. Эта канонада продолжалась ещё целых пять минут, а затем последовал завершающий раскат по стенам каньона. Через минуту после того, как шум затих и движение прекратилось, Маккенна взял кавалерийский бинокль Юного Мики и вернулся к основанию площадки выше Обзорного Локтя. Сама площадка, как и вся верхняя половина Z-образной тропы, включая трещину у расщелины Брюйера, исчезли бесследно. На дне каньона пропали водопады над хижиной Адамса, и весь проход за лугом и хижиной больше не существовал. Он целиком был скрыт под обрушенными стенами, и неисчерпаемое богатство Площадки Индюшиных Яиц лежало погребённым под шестьюстами футами обрушенных, растресканных и смещённых скал. Через тысячу лет или десять тысяч она, быть может, явится на поверхность снова. Старая Малипаи была права: справедливый бог народа апачей позаботился о ней. Что же до золота Адамса в русле ручья, оно лежало так же, как его разбросали Маккенна и Фрэнси; хижина, и луг, и плавный поворот ручья остались нетронутыми великим перемещением земли. Но теперь тайный индейский вход в каньон замкнулся – путь, по которому Нана явился, чтобы истребить партию Адамса тридцать три года назад, а верхняя часть Z-образной тропы осела на восемьсот футов к разверзшемуся дну, окончательно преграждая доступ к нижнему, естественному концу впадины. Теперь сокровище Сно-Та-Хэй лежало запертым навсегда в сердце Каньона-дель-Оро. Возвратившись к женщинам, золотоискатель рассказал им обо всём, что видел. С минуту обе молчали, затем Малипаи отрешённо промолвила: –Хвала Йосену… сколько же времени понадобится нам, чтобы добраться до нашего славного домика, который ты собираешься купить для Тощего Цыплёнка и своей Старой Матери? Маккенна не смог сдержать смеха. Фрэнси и старая дама присоединились к нему. Для напряжённых нервов то было восхитительным облегчением. Оправившись от охватившего их веселья, они вновь сели на лошадей и выехали через Потайную Дверь на простор лавовых полей. Было по-прежнему рано – только десять утра, и начинался ослепительный день, блестевший, словно самоцвет. Испытывая подъём духа и удвоенную энергию в теле, они подъехали к Тыквенной Грядке. У Почты Апачей они оказались примерно к пяти вечера. Минуя это место, Малипаи явно обнаружила непонятную тревогу. Когда Маккенна спросил её о причине, она указала на Почту и заявила, что палочки с сообщением переместились. Прежние, что были здесь, когда они проезжали в каньон, теперь исчезли. На их месте были новые. Маккенна собрался было сказать нечто, способное развеять сверхъестественные страхи старой дамы, потом передумал. И в самом деле, нечто неосязаемое, но ощутимое было в воздухе. Он окинул взглядом дурные земли, Фрэнси наблюдала за ним. А также старая дама. Маккенна тронул поводья лошади. –Мать,– сказал он,– нам стоит подъехать и взглянуть, что говорят эти новые палочки. Малипаи явно не хотелось соглашаться, но она послушно повернула коня к Почте. Маккенна и Фрэнси – за ней. На подъезде к скалистой вехе они снова остановились, и Маккенна почувствовал: у него на макушке поднимаются волосы. Палочки и вправду были новые и составляли новые комбинации. Он поглядел на Малипаи. Старая скво, несомненно, также чуяла присутствие духов. Она явно была взволнована, встревожена, испугана. Ей хотелось продолжить путь, покинуть это беспокойное место, ускакать от него побыстрее и подальше. Однако она придержала коня, вглядываясь в сообщение палочек. Тем временем в общем молчании Маккенна исследовал почву вокруг Почты. И вновь он ощутил, как поднялись на затылке волосы: нигде не видно было ни свежих следов от лошадей, ни мокасинных отпечатков. Вообще никаких других следов пребывания земных обитателей вблизи одинокой пирамиды из наваленных камней. Он снова перевёл взгляд на сморщенную старую женщину племени апачей. –Что ж, мать,– тихо спросил он,– можешь ли ты прочитать их? –Да,– отвечала та – Могу. –И что они говорят? В ответ на его вопрос она долго изучающе смотрела на него, словно в последний раз проверяя на искренность. В конце концов, удовлетворённая, медленно проговорила: –Первые палочки говорят Спасибо. –А другие, мадре? Она обернулась к нему, сжав ссохшиеся губы. –Другие палочки, Маккенна,– ответила она,– составляют знак Ножа. Он поглядел на неё, не веря собственным ушам. –Беш?– выдохнул он.– Ты хочешь сказать, что палочки говорят: Спасибо – от Беша? Но старуха не ответила. Она повернула коня прочь, и вместе с Фрэнси Стэнтон погнала вьючных лошадей, торопясь к выходу из каньона Тыквенной Грядки. Там древние руины оросительных канав и обрушенных стен из кирпича-сырца ожидали их на нижних подступах к каньону. Светлого времени оставалось немного – как раз на то, чтобы до ночи проделать этот путь, затем благополучно миновать многоэтажную деревню и выехать из каньона прямо на старый тракт, ведущий к бывшему форту Уингейт. Озираясь вокруг, Глен Маккенна поёжился. По непонятной причине ему не хотелось оказаться последним, покидая это залитое лавами, заброшенное место. Он пришпорил лошадь и быстро поскакал, догоняя остальных. В колдовской тишине кремнёвый звук от копыт низкорослого животного отозвался неожиданным гулом. Шум этот напугал пони. Он фыркнул и попятился, дрожа от страха. На ходу уговаривая, Маккенна успокаивал и выравнивал лошадь… но не сбавил темпа. Он не подумал обернуться в седле, прощаясь с призрачной пирамидой из камня, с её потусторонним посланием из палочек – и с воспоминаньями. Что же, может, оно было и к лучшему. Он так и не увидел призрачного всадника-индейца, застывшего на белом мустанге и поднявшего руку в прощальном жесте, принятом у чирикауа-апачей в знак братства и благословения. Здесь: Матерь [Божья]! (исп.). Пожалуйста (исп.). Два пика (исп.). Сынок (исп.). Старик (исп.). Друг, приятель (исп.). Во имя Божье! (исп.). Мексиканское восклицание, имеющее самые различные значения и оттенки. Приятели (исп.). Само собой (исп.). Шеф (исп.). Извини (исп.). Понял? (исп.). Индейская женщина. Парень (исп.). Ребята (исп.). Хижина на Юго-Западе. Бог мой! (исп.). Восклицание, выражающее всё, что угодно, чаще изумление. Малыш, паренёк (исп.). Чёрт побери! (исп.). Что такое? (исп.). Восклицание, призывающее к осторожности. Можно переводить как атас или полундра. Дикари-апачи. Друзья, ребята, парни, женщины! (исп.). Так в просторечье на Юго-Западе называют мексиканцев. Дикари-мескалеро и мимбреньо. Хорошо (исп.). Здравствуйте, до свидания (исп.). Вон там! (исп.). Наверх! (исп.) Глядите! (исп.). Прекрати! (исп.). Босяки, бедолаги (исп.). HYPER13PAGE HYPER15 49 Уилл Генри: Золото Маккенны Уилл Генри: Золото Маккенны