Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Возвращение Stacy Rowan

Дата публикации: 14.11.2018
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 587 Кбайт
Идентификатор документа: -142552908_481847542
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа

Возвращение

Автор:Stacy Rowan
Бета:Просто люблю
Пейринг:СС/ГГ
Рейтинг:NC-17
Жанр:romance
Дисклаймер:коммерческой выгоды не извлекаю, ни на что не претендую, все права принадлежат Дж. К. Роулинг и Worner Brothers
Саммари:основные события развиваются спустя 19 лет с того памятного мая. Северус выжил. Впереди годы одиночества и маскировки, работа аптекаря и неожиданная встреча, которая перевернула его дальнейшую жизнь и заставила вновь почувствовать себя мужчиной и стать счастливым. Вы узнаете, как преодолеть психологический барьер и вновь вернуться в магический мир, увести жену от любящего мужа, снова стать директором Хогвартса...
Размер:Макси
Статус:Закончен
ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленны и достигли возраста 18 лет.


Глава 1. Воскрешение
Мужчина лежал лицом вниз, распластанный в луже собственной крови.
- Мерлин, что он сделал с тобой, - раздался в тишине женский голос.

Из густого темно-серого тумана, наполняющего пространство, появилось светлое полупрозрачное пятно, постепенно обретающее очертания женской фигуры.

- Северус, где ты? Иди ко мне, - женщина плавно двигалась в сторону лежащего тела.

- Северус Снейп, я здесь, иди сюда, - прозвучало уже громче, и из тумана показалась фигура темноволосого мужчины с бледным лицом.

- Северус! – женский силуэт подался ему навстречу, протягивая руки

- Лили! - не поверив своим глазам, воскликнул Снейп, - как ты… здесь… оказалась?

- Это ты здесь сейчас появился, а я нахожусь уже давно, 16 лет, - грустно опустив голову, ответила она.

- Но где мы? - снова спросил Северус в недоумении. Он огляделся: все вокруг мало чем напоминало Визжащую Хижину, хотя рассмотреть что-либо было практически невозможно: густой серый туман струился отовсюду, создавалось ощущение, что нет ни пола, ни потолка, ни земли, ни небосвода. В абсолютной тишине голоса Северуса и Лили отдавались гулким двойным эхом.

Снейп ясно понимал, что ни при каких обстоятельствах они с Лили не должны, не могли встретиться. Эта встреча просто не могла быть явью.

Может это сон, - подумал вдруг Северус. Да, я сплю, и мне снится Лили. Всего лишь сон, но какой прекрасный!

- Мы в Мире Теней… - пояснила Лили, безысходно вздохнув.

Снейп вздрогнул.

- Я умер? – вопросительно вскинул бровь зельевар.

- Ох…, - грустно вздохнула женщина, - сейчас ты между жизнью и смертью. Ты потерял много крови и отравлен змеиным ядом.

- А-а-а… этот проклятый Волдеморт натравил на меня свою чертову Нагини, - выпалил Северус.

- Но дай же мне тебя обнять! Я так рад тебя видеть, теперь-то мы будем вместе, - с еле заметной улыбкой, почти шепотом, сказал Снейп, - я так долго ждал этой встречи…и очень соскучился.

- Да, мы будем вместе, но только несколько минут, потом я должна вернуть тебя к живым, - твердым голосом сказала Лили, обнимая припавшего к ее ладоням Снейпа.

- Но почему? - в недоумении поднял на нее глаза Северус.

- Судьба в этот раз подарила нам мало времени для встречи, нужно торопиться…

- Да что же это такое, как только я тебя обретаю вновь, мы должны расставаться - Снейп с тоской смотрел на нее.

- Северус, ты еще нужен там, на земле, живым, а у меня есть возможность возвратить тебя, - прервала мужчину Лили..

- Но разве это возможно? - недоверчиво скривил губы Снейп.

- Да, я знаю одно заклинание, оно тебе поможет, - заверила его Лили.

- Но зачем, когда мы снова вместе? - все еще недоумевая, промолвил Северус, - я не видел смысла жить без тебя. Все эти годы были для меня мучением. Поверь! Меня ничто не тянет в мир живых, я так долго ждал этой встречи, - прошептал он дрожащим голосом, еще крепче сжимая ее ладони в своих.

- Ты не должен умереть сейчас, волшебный мир нуждается в тебе.

- Нет, Лили, ты заблуждаешься, - прошептал Снейп, грустно выдохнув, - никому я там не нужен.

Лили нежно погладила Снейпа по голове и успокаивающим, но твердым тоном сказала:

- Северус, я понимаю, как тебе тяжело пришлось в жизни, ты много выстрадал, из-за меня в том числе, но…, - после некоторой паузы продолжила она, - ты должен жить. Как же Хогвартс, например, ты ведь его директор, и кто лучше тебя знает Зелья и Темные Искусства?

Она улыбнулась, глядя в темные глаза Северуса, полные непролитых слез.

– Не плачь, ты ведь сильный, — промолвила она, – ты не должен сдаваться на радость тем, кто тебя ненавидит. Я многое переосмыслила здесь и, знаешь, поняла, что ты самый лучший из всех волшебников, кого я знала.

Северус невольно поежился, не веря своим ушам.

- Да, ты воплощение мужественности, отваги, самоотверженности. У тебя блестящий ум и интуиция. А ненависть окружающих к тебе – лишь результат их страха перед твоей силой.

- Но зачем я там, когда ты здесь? – не унимался профессор.

- Ты должен продолжить дело Дамблдора.

Снейп удивленно поднял брови:

- Я думал, что в продолжатели прочат Гарри.

Лили улыбнулась:

- Гарри еще слишком молод, чтобы претендовать на эту роль. А ты в расцвете лет и сил, у тебя есть все, что должно быть у лидера.

Снейп беспомощно закивал.

- Рада, что убедила тебя, — произнесла Лили, нежно прикоснувшись к прядям черных волос, обрамляющих лицо мужчины.

- Однако хочу предупредить тебя, Северус, — продолжала Лили.

Снейп покорно слушал ее, уже не делая попыток возразить.

- Вернув тебя к жизни заклинанием возрождения, я исчезну из твоей памяти навсегда, и ты больше никогда не сможет увидеть меня ни в своих снах, ни в грезах, никогда не увидишь и в Зеркале Сокровения, как бы ни старался призвать, напрягая всю свою память. Мои изображения навсегда исчезнут из вашего мира. Правда, ты будешь знать, что я была в твоей жизни, помнить мое имя, но образ видеть не сможешь. Таков обмен.

- Нет, если ты не сможешь мне являться, мне не зачем возвращаться туда. Моя любовь здесь и я останусь с тобой! — надрывно закричал Северус, закрывая мокрое от слез лицо руками.

- Теперь, когда мы снова вместе, ты опять гонишь меня от себя, как мне жить после этого? Я ведь люблю тебя, не делай мне больно и на этот раз… — он ухватился за ее холодное запястье.

- Довольно, Северус, мы не можем быть вместе, а здесь тем более. Не забывай о Джеймсе, он ведь тоже здесь. Я не смогу его предать и бросить.

Снейпа передернуло от упоминания ненавистного ему имени.

- Поэтому давай приступим к ритуалу. Воскресить человека можно только в течение часа после смерти, — с грустью в голосе промолвила Эванс.

- Но откуда тебе известно это заклинание? — спросил Северус.

- Дамблдор… Дамблдор как-то однажды, когда мы прогуливались по аллее Хогвартса, рассказал мне об этом древнеэльфийском заклинании. Но тогда я не придала значения, не понимая даже, зачем оно могло бы мне пригодиться.

- Он все-таки сдержал обещание, — глядя в пустоту дрожащими губами, еле слышно прошептал профессор. И на его тонких бескровных губах появилась едва заметная улыбка.

- Северус, какое еще обещание? — нахмурив брови, спросила Лили, глядя в упор, и ее яркие глаза вспыхнули зеленой искоркой.

- Я просил его сберечь тебя от Волдеморта, когда узнал притчу о Грядущем Человеке…

Северус поник, закрывая голову руками, как будто пытаясь отгородить себя от воспоминаний. Черные пряди совсем закрыли его худое изможденное лицо. И только судорожно подрагивающие плечи выдавали как велико волнение мужчины…

- Северус, осталось мало времени, давай прощаться, я должна успеть вернуть тебя обратно, — торопила его Лили, но грустная улыбка выдавала желание никогда больше не расставаться друг с другом.
Снейп вздрогнул. Как же не хотел он расставаться, но чувство долга заставляло его сделать это. Любовь к Лили в очередной раз разлучит его с ней, теперь уже навсегда.

- Позволь мне обнять тебя на прощание, — с горечью в голосе сказал Снейп, протягивая к любимой дрожащие руки.

Она тоже потянулась ему навстречу. Он безумно вцепился в нее, по щекам текли слезы. Они обнялись. Северус первый и последний раз прижался ртом к ее холодным губам. Поцелуй был недолгим, так как она отстранилась, боясь не успеть совершить задуманное.

- Знаешь, Лили, я все время хранил вот это, — Снейп достал из внутреннего нагрудного кармана обрывок бумаги.

- Это колдография… да на ней я! — воскликнула Лили, — о, Северус, прости меня за то, что я разбила твою жизнь, я даже не представляла, как сильно ты меня любил, — сказала она каким-то материнским тоном и нежно поцеловала его в щеку.

- И люблю, и буду любить всегда, — рыдал Северус, прижимая ее ладони к своей груди, — это все, что у меня от тебя осталось.

- Я знаю, спасибо тебе, — уткнувшись в его плечо выдохнула она, — Я неблагодарная, назло тебе вышла замуж за Поттера, чтобы доказать непонятно что…это гордыня… Какая ж я была глупая и высокомерная тогда…— Лили безнадежно закрыла лицо ладонями, и ее рыдания эхом раздались в тишине.

Однако она быстро пришла в себя, когда Снейп дотронулся до ее дрожащих плеч.

- И еще… спасибо за то, что ты оберегал Гарри все это время. – Ты должен продолжать жить, ты настоящий мужчина, который достоин счастья, прости, что я не смогла тебе его дать.

- О, не говори так, любимая, — обнимая ее, запротестовал Северус, — только ты и дала мне счастье, мне, которого всегда опасались, презирали и старались уколоть побольней… А теперь ты хочешь сделать мне подарок, дать вторую жизнь. Жаль, что это счастье ты не сможешь разделить со мной на Земле.

- Не надо, Северус, не плачь, я всегда буду думать о тебе и Гарри. Пусть у вас все сложится хорошо, береги его и впредь, как берег ради меня все эти годы. Но, не забывай думать и о себе. Ты самый лучший на Свете! Я все эти годы наблюдала за тобой из Мира Теней, мы, Ушедшие, все время наблюдаем за живыми, и уверяю тебя, что лучше тебя трудно найти. Ты достоин второго шанса. И, слава Мерлину, теперь у тебя появилась возможность стать счастливее, ты получишь новую жизнь. Не упускай этот шанс. Не цепляйся за то, что было. Все прошло. Смотри вперед, живи без сожаления. У тебя все теперь будет хорошо. Верь мне, ведь я была лучшей ученицей по Прорицаниям в Хогвартсе.

Последнюю фразу Лили произнесла нарочито полушутливым тоном, дабы хоть как-то приободрить мужчину.

Она взмахнула руками, произнося волшебное Тул Гэль Кой, что по-эльфийски означало Вернуть Течение Жизни и яркий голубовато-сиреневый свет, словно от вспышки молнии, озарил все вокруг.
Раздался негромкий хлопок, и Снейп очутился в воронке из мириады маленьких звезд. В то же мгновение в глазах потемнело. И яркое свечение исчезло.
Глава 2. Мануальная терапия
Очнувшись, Снейп осторожно открыл глаза, пытаясь осмотреться, где находится. Снова Визжащая хижина. Он понял, что лежит на полу, под ним какая-то темная липкая жидкость. Да это же кровь, — с некоторой брезгливостью отметил Снейп, — хм, моя кровь.
Холод пробежал между лопатками. Однако, кровь уже не сочилась из его ран, оставленных зубами Нагини.
Северус попробовал пошевелиться. Движения причиняли ему боль.

- О, моя шея, — простонал он, потирая под подбородком занемевшей левой рукой. Правую руку он поднять не смог. Он вообще почти не чувствовал правую половину тела. Наверное, это яд Нагини дал такую реакцию, — со знанием дела подумал профессор. Кажется, никого нет по близости, — мелькнуло у него в голове. Хм…и я жив…надо как-то отсюда выбираться, — подумал Снейп.

Он попытался приподняться, но все что смог, это только перевернуться на спину. Пошарив у себя за пазухой левой рукой, зельевар достал припрятанную в потайном кармане палочку и, взмахнув ею, аппарировал.

Через минуту Снейп стоял на булыжной мостовой, подогнув правую ногу, прислонясь левым плечом к холодной сырой стене двухэтажного дома, стоящего последним в ряду таких же мрачных кирпичных строений Тупика Прядильщиков. Левая рука поддерживала правую, судорожно пульсирующую от действия яда змеи Волдеморта. Она уже отекла и отливала серо-фиолетовой гематомой, впрочем, как и шея, видневшаяся из-под ставшего тугим воротника черной мантии, обагренной пятнами крови. Мужчина тяжело дышал. Его лицо землистого цвета, худое и вытянутое, тоже изрядно опухло от яда и приобрело черновато-бордовый оттенок, вокруг бездонных черных глаз наливались синяки.

Тусклый дрожащий свет ночных фонарей бросал на Снейпа неровные блики, придавая ему еще более зловещий вид. Скользнув действующей рукой по стене дома, он попытался передвинуть себя на шаг в направлении входной двери. Но правая нога не сдвинулась с места. Левая нога подкосилась, Снейп потерял равновесие и упал. Приподнявшись на локте, он тихо застонал. Ему нужно, во что бы то ни стало, добраться до двери и попасть домой, пока его никто не заметил. Подтягивая себя вперед, Снейп медленно пополз. Изнуряющая боль в левом плече не давала ему ускориться. Наконец, преодолев расстояние от угла дома до входной двери, он встал на одно колено, и чтобы снова не упасть, быстро успел схватиться за бронзовую ручку двери. Повернув ее, Снейп всем телом надавил на дверь и ввалился внутрь. Дверь захлопнулась, и Северус свалился на пол, потеряв сознание.

Придя в себя минут через 40, он почувствовал, как занемели все его члены. Нет, тянуть больше нельзя, действие яда станет необратимыми, и все старания Лили будут напрасными, а второй раз воскресить меня она не сможет, — быстро подумал Снейп. Собрав последние силы, он приподнялся и пополз по пыльному полу к потайной двери, находящейся справа по коридору. Нажав скрытый в стенной панели рычаг, профессор открыл ее. Его встретила затхлая темнота и холодная плоскость ступенек, ведущих вниз, в подвал, где располагалась комната для зельедельческих опытов. Слегка взмахнув зажатой в руке палочкой, Снейп произнес Люмос и свет озарил помещение. Пятнадцать ступенек, которые он знал наизусть и преодолевал с легкостью по несколько раз в день в былые времена, теперь казались ему крутым склоном, по которому нужно спуститься к подножию горы. Собрав всю свою волю, мужчина стал спускаться, при этом каждое движение отдавало нестерпимой болью в ребра, плечо, ногу. Все тело словно усиленно терли по стиральной доске. Но вот и последняя ступенька, и зельевар оказался в небольшом подвальчике, заставленном стеллажами и шкафами с пробирками, колбами, пузырьками, кальцинаторами и прочей необходимой для опытов утварью, а также банками с ингредиентами для зелий. На веревках, натянутых между стен висели веники и пучки из трав, наполняя комнату насыщенным ароматом, от которого щекотало в носу и першило в горле. Но этот запах был родным, и профессор вдыхал его с наслаждением. Посередине подвала на коротких изогнутых ножках треноги стоял черный чугунный котел для зелий. Рядом с ним стоял массивный деревянный стол, столешница которого была обита темно-зеленым сукном, местами покрытым пятнами цвета ржавчины, а кое-где прожженным реактивами.

Не теряя времени, Снейп переместился к одному из шкафов, взял два пузырька с желтой и ярко-розовой жидкостями, потом передвинулся к соседнему шкафчику, достав оттуда еще один пузырек, побольше, фиолетового, почти черного цвета. Приблизившись к столу, приподнявшись на левое колено и опершись на столешницу рукой, зельевар придвинул к себе большой стакан зеленовато-голубоватого толстого стекла, больше похожий на вазу, влил в него содержимое всех трех пузырьков, размешал фарфоровой ложкой с очень длинной тонкой ручкой. Делал он это быстро, уверено, не смотря на то, что левой, а не правой рукой как обычно.

— Искусный маг есть всемогущий бог! – негромко, но, не скрывая гордости, произнес Снейп свою любимую фразу из Фауста К. Марло. Он частенько повторял ее, когда был доволен результатом своих трудов. Итак, смешав ингредиенты противоядия, он залпом выпил содержимое стакана.

Теперь остается только ждать, — размышлял Снейп Через 20 минут оно должно подействовать и нейтрализовать яд, а затем организм уже сам справится. Северус сел, прислонился спиной к высокой толстой ножке стола и закрыл глаза. Нужно поспать, чтобы силы вернулись, — решил он. Так процесс выздоровления пойдет быстрее.

И не ошибся. Профессиональный зельевар, могучий волшебник, Северус Снейп точно смешал ингредиенты самого сильного противоядия, разработанного им 10 лет назад, в подземельях Хогвартса, когда он еще только начинал преподавать Зельеварение. Уже через полчаса отечность лица и шеи начала спадать. Почувствовав облегчение, Северус уснул.
Глава 3. Дом, милый дом
Снейп открыл глаза. Сложно было определить, сколько он спал под действием лечебного зелья, так как в комнате, где мужчина находился, не было окон. Но, видимо, достаточно для того, чтобы пораженные ядом конечности занемели. Оторвавшись от массивной ножки зельедельческого стола, Северус встал и, пошатываясь и шаркая ногами по бетонному полу, добрался до лестницы. От черно-белого узора плитки, которой был выложен пол, рябило в глазах. Затем сознание поплыло, и Снейп едва успел устоять, схватившись за деревянные перила, изрядно потертые временем.
Постояв так с минуту, он, с трудом сгибая колени, обеими руками держась за перила, как бы подтягивая себя, одну за другой преодолел ступеньки.

Идя по коридору, вдоль стены, он очутился в кабинете - маленькой и темной комнате с узким окном, зашторенным плотной тканью. У окна стоял небольшой прямоугольный стол с тремя выдвижными ящиками. Рядом находился стул с высокой спинкой. Справа от стола был изящный диван в викторианском стиле. На его мягкой шелковистой обивке темно-бордового цвета, с бледно бежевыми однотонными корзинами цветов, небрежно лежал клетчатый плед из овечьей шерсти, одним концом опускаясь на дубовый паркет. Стены кабинета были оклеены бордовыми, почти коричневыми обоями с рисунком, напоминавшим диванный. С противоположной стороны стоял книжный шкаф, выполненный все в том же викторианском стиле, сквозь большие стекла которого виднелись стоящие внутри книги в кожаных переплетах. В углу, слева от шкафа, стояли большие напольные часы с маятником, который, издавая монотонные щелчки и равномерно покачиваясь, отсчитывал время.

Девять вечера… Скорее всего я проспал около полутора суток, – отметил про себя Снейп.
Рядом с диваном, в резной деревянной раме, находилось большое, в человеческий рост, овальное зеркало.

Снейп стоял, прислонившись спиной к дверному косяку. Его темная фигура отражалась в пыльном зеркале почти полностью. Он медленно, прихрамывая на правую ногу, подошел ближе. Проведя левой рукой (правую Северус все еще не мог разогнуть) по гладкой поверхности, он пристально уставился на свое отражение. Тяжелый усталый взгляд сверху донизу изучал все изменения, произошедшие с мужчиной за последние часы.

Длинное худощавое лицо совсем осунулось, щеки покрылись короткой черной щетиной, придавая ему еще большую аскетичность. Черные глаза, обрамленные густыми ресницами, теперь были полностью открыты, опухоль сошла, и лишь под правым глазом еще виднелась едва заметная тень синяка. Снейп недовольно изогнул брови, и над переносицей появилась глубокая вертикальная складка, так хорошо знакомая его студентам. На широком волевом подбородке, испещренном мелкими царапинами, полученными при падении, запеклись капельки крови. Изогнутые, как крыло чайки, губы потрескались и стали мертвенно бледными. Увидев Снейпа со стороны, можно было принять его за призрак или сомнамбулу, столь плачевно он выглядел. Ученики в Хогвартсе и без того боялись его сурово-готической внешности, а сейчас просто умерли бы от страха. Всегда сальные волосы теперь совсем потеряли объем и безжизненно упали на плечи. Снейп заметил, что на висках появились предательские седые пряди, контрастно выделяясь на черном фоне волос. Тонкая длинная шея, торчащая из-под ворота мантии, была покрыта черно-алой пленкой засохшей крови, которая сгущалась вокруг нескольких темных точек справа. Укусы Нагини были глубоки, но под действием зелья плотно затянулись.

Возможно, шрамы исчезнут совсем, если поработать над ними специальными заклинаниями, — предположил Снейп, дотрагиваясь до места укуса длинными изящными пальцами с ровными прямоугольными ногтями. Взгляд скользнул ниже. Мантия, скрывающая тело мужчины, была покрыта засохшей коркой из крови и грязи …

Профессор обратил внимание на явные изменения в осанке: правая рука слегка согнута в локте, кисть с плотно прижатыми друг к другу пальцами касалась мантии на уровне груди, правая же нога, полусогнутая в колене, носком ступни упиралась в пол.

-Перекосило как после инсульта, наверно задето сухожилие, — уныло произнес Северус.
Молодому еще мужчине больно было видеть себя почти беспомощным калекой. Зелье спасло его от смертельного яда, но было бессильно против паралича. Ну, ничего, — ободрял себя Снейп, — антипаралитический бальзам со временем устранит эту проблему.

- Если я отражаюсь в зеркале, значит, действительно жив, — язвительно произнес Мастер Зелий.

Отойдя от зеркала, он сел на стул, немедленно облокотившись на спинку. Достав из верхнего кармана мантии помятое изображение Лили, он положил его на стол и нежно стал всматриваться в любимые черты. Но что это? Вмиг изображение стало покрываться пузырьками, зашипело и рассыпалось кучкой сизого пепла. Опешив, Снейп прижал фотографию пальцами к столешнице, вернее сизую тень, которая от нее осталась. И в ужасе одернул руку. Тонкий слой пепла остался на тыльной стороне пальцев. Он поднес их к губам и прижал со всей силой. Это единственное памятное изображение Лили, которое у него было. Почувствовав горьковатый привкус во рту, Северус вдруг вспомнил, что говорила ему Лили на прощание во время последней их встречи: …я исчезну из твоей памяти навсегда, и ты больше никогда не сможет увидеть меня ни в своих снах, ни в грезах, никогда не увидишь и в Зеркале Сокровения, как бы ни старался призвать, напрягая всю свою память, мои изображения навсегда исчезнут из вашего Мира.

- Таков обмен, — чуть шевеля серыми от пепла губами, промолвил Снейп.

Лили пожертвовала собой, чтобы спасти меня, как когда-то принесла себя в жертву, чтобы спасти своего сына, — грустно подумал он, вздохнув так глубоко, что защемило в груди. Я не достоин ее, я не смог ее сберечь, но… я же обещал,…обещал …жить во имя дела Дамблдора, во имя Хогвартса, — тут же опомнился профессор, потирая лоб влажной ладонью, пытаясь как ластиком стереть пессимистические мысли.

А посему надо было принимать меры, ведь его жизнь все еще могла находиться в опасности. Потеряв связь со временем, Снейп не мог точно предположить по какому сценарию стали развиваться дальнейшие события той кровавой ночи: победил ли Волдеморт, или одержал верх Орден Феникса… Конечно же, он надеялся на второе, но как знать. Береженого, как говорится, Бог бережет. Впрочем, победа Ордена отнюдь не гарантировала профессору личной безопасности. Ведь после смерти Дамблдора, большинство членов Ордена Феникса считали Северуса убийцей. Однако он надеялся на то, что Гарри воспользуется его воспоминаниями и расскажет о них друзьям.

А пока надо было спешить себя обезопасить. Ясно было то, что в Тупике Прядильщика незащищенным оставаться Снейпу было небезопасно. И Упивающиеся Смертью, и члены Ордена, обнаружив исчезновение трупа, наверняка будут искать Снейпа. Но он был еще слишком слаб для того, чтобы менять место обитания. Оставалось только наложить магический щит на дом, чтобы никто не смог проникнуть в него:

— Протего Хорибилис!

— Протего Тоталум, — продолжил Снейп цепочку защитных заклинаний, в очередной раз махнув палочкой в пространство.

— Коллопортус, Каве Инимикум, — отчеканил затем.

На всякий случай он произнес Конфундус и в заключение, дабы усилить действие предыдущих заклинаний, последовало Магикус Экстремус.

- Репелло Магнетум, — очертя вокруг себя палочкой овал, сказал Северус.

Теперь профессору ничего не могло угрожать.

— Экскуро, — и мантия приобрела первозданный вид, кровь и грязь с лица и тела исчезли.

Далее, с целью облегчить физические страдания и восстановить поврежденные участки туловища и конечностей, Снейп отчетливо и медленно произнес:

— Эпиксей.

В это же мгновение царапины, шрамы, синяки, ушибы и прочие повреждения исчезли. Только на шее едва заметными остались четыре белесых черточки.

Необходимо было еще приготовить противопаралитический бальзам. Не мог же он, Северус Снейп, гордый и высокомерный, предстать перед магическим миром немощным паралитиком. Так ему точно не приходилось рассчитывать на радушие и снисходительность, думал зельевар. Сколько времени уйдет на лечение он точно не знал. В то, что он приготовит отличнейшее средство, Северус не сомневался. Может быть месяц, а может быть полгода, или больше. Все зависело от резервов изможденного организма. Слишком долго яд находился в крови зельевара, от того и степень поражения тканей и нервных окончаний была высока. Для создания бальзама Снейпу снова пришлось спуститься в подвал. Он шел намного увереннее, лишь слегка прихрамывая, а вот правой кистью Северус так еще и не мог шевелить.
Глава 4. Эрниль Пер-Агар
Дни шли за днями. Так пролетел месяц, другой, третий. Северус благополучно сварил исцеляющее зелье. Особых проблем не было, ведь все, что для этого нужно, у него было: ингредиенты, большие запасы коих хранились в кладовой дома, лабораторный инвентарь, время.… Теперь у него было много времени, ведь он больше не преподавал, на собрание Упивающихся Смертью его не вызывали. Видимо, Поттер все же победил Темного Лорда, — предполагал Северус. После известных событий он еще ни разу не выходил из дома. Почту ему не приносили, поэтому из газет он тоже не мог узнать, что происходит в мире.
Информационный голод, который сейчас испытывал профессор Снейп, начинал его тяготить. Ведь он, всегда находящийся в гуще событий, прошедший много опасностей, активно занимающийся трудовой деятельностью, сейчас был лишен всего этого сразу. Более того, неизвестность настораживала его, не давала возможности спланировать свою жизнь хотя бы на пару дней вперед. С этим надо было что-то делать.

Тем временем, Снейп методично принимал зелье и успешно шел на поправку. Вместе с приемом зелья Северус массировал парализованную руку, старательно втирая в нее приготовленный бальзам и, пытаясь, таким образом, вернуть ей утраченную двигательную активность. У него получилось. К концу третьего месяца своего затворничества зельевар полностью пришел в норму. Все нарушенные функции были восстановлены. Снейп чувствовал себя хорошо. Внешних проявлений того трагического дня не осталось, за исключением шрамов на шее, оставленных ему Нагини на память.

Однако душевные раны останутся до самой смерти, ведь такое не забывается. К тому же и без того упадническое настроение Мастера Зелий усугубляли мысли о том, что он теперь не может показаться на люди, не рискуя своей свободой, а может быть и жизнью. Ведь до его исчезновения последнее, что знали о нем многие, это то, что он — Упивающийся Смертью, один из самых приближенных к Волдеморту темных магов, убийца Альбуса Дамблдора. Не давала Снейпу покоя и мысль о том, ищут ли его. Если нет, то это может быть к лучшему, никогда не знаешь точно, чего можно ожидать от Министерства магии и Аврората, а тем более доброжелателей. От этой мысли губы Северуса исказила горькая ухмылка. Да кому я нужен, кто меня будет искать?! Помер, и Слава Мерлину.., — еще больше загонял себя в депрессию Снейп.
А если все-таки ищут, то, что подумают, не обнаружив его тела? Профессор нервно передернул плечами, как бы прогоняя от себя эти надоедливые мысли. Но как бы то ни было, нужно жить дальше. И чтобы выжить, он должен предпринять все необходимые меры по самозащите.

Что ж, кое-что было сделано. На коттедж он наложил сильные охранные чары и чары отвода глаз. Но это не давало Снейпу свободы действий вне дома. Нужно было как-то передвигаться по городу, пополнять запасы продовольствия, ингредиентов для зелий, покупать газеты, да и просто выходить на прогулку. Но при этом не дать себя опознать. Задача практически неразрешимая. Неразрешимая для кого угодно, но не для него. Северус, с его блестящим умом, нашел великолепное решение. Оборотное зелье! Дома он будет оставаться все тем же Северусом Снейпом, а, выходя в общественные места, будет превращаться в другой объект мужского пола. Кроме того, поскольку переезжать из своего дома он все же не собирался, придется придумать легенду о новом жильце. Ведь старый хозяин бесследно исчез, а дом вполне хорошо сохранился и был пригоден для достойного жилья, так зачем ему пустовать. Тем более война все перемешала. И кто будет удивляться и допытываться, откуда появился новый человек. Решено.

Таким образом, в доме Снейпа поселился никому не известный маг, иностранец, приехавший в Англию за редким магическим ингредиентом для зелий из Восточной Европы и которого застала врасплох война. Ему пришлось остаться в Англии. Так как пребывание затянулось, а гостиница, в которой он остановился, разрушена, возникла необходимость подыскать уцелевшее жилье. И жилье нашлось. И чужеземец совершенно не виноват, что этим уцелевшим жильем оказался дом какого-то злодея. С этой частью легенды покончено. Теперь осталось придумать имя новому герою. Это должно быть иностранное магическое имя.

Где-то был эльфийско-английский словарь?!, — вспомнил Северус. Он подошел к одному из книжных стеллажей, провел пальцами по нескольким книгам, стоящим на третьей полке и вытянул небольшую книжицу в темно-синем кожаном переплете. После этого Снейп сел на диван и стал аккуратно листать пожелтевшие от времени страницы. Периодически он останавливался на какой-то из страниц, водя указательным пальцем по строчкам. Завершив поиски, Снейп захлопнул книгу и поставил ее обратно на полку.

— Ха! – воскликнул он, прихлопнув в ладоши, — Это же элементарно! – потирая их, продолжал зельевар.

— Вот, заодно и проверим вашу сообразительность, господа, — с ехидной ухмылкой прошептал он и поправил прядь черных волос, упавшую на глаза.

Профессор выбрал имя, мало что говорящее на первый взгляд – Эрниль Пер-Агар. Обычное эльфийское имя, подобные имена носили многие маги из Восточной и Южной Европы, даже если они и не были эльфами. Просто в тех краях это было модно и свидетельствовало о приверженности хозяина имени к древней эльфийской магии, которую тот, таким образом, демонстрировал. Однако, в имени, которое выбрал Северус, была загадка. В нем он как бы зашифровал свое подростковое прозвище. То есть, дословно новое эльфийское имя переводилось как Принц-Полукровка. Все было элементарно и изящно. Снейп определенно был собой доволен. Он любил загадки — непростые, с изюминкой. И в очередной раз это подтвердил. Что может быть сложнее эльфийского языка и простоты дословного перевода, скрывающего суть слов. Северус откровенно недолюбливал эльфов, домовых особенно. Ему претило то, что некогда господствующая раса, которая превосходила магов и магглов, не смогла удержаться и канула в лету, унеся с собой добрую половину информации о своей магии. В мире осталось не так много источников, хранящих магические секреты эльфов, а магов, знающих об этом, и того меньше. Северус обладал некоторыми из них, изучив еще в юности, когда только начинал свой путь в числе Упивающихся Смертью. Он редко использовал старинную магию эльфов, считая их недостойными предшественниками магов, излишне лояльными и стратегически недалекими. Это, как думал зельевар, их и погубило. Поэтому, выбрав эльфийское имя, Снейп был уверен, что это меньше всего привлечет к его персоне внимание и защитит от узнаваемости.
Глава 5. Первый выход
Осталось немного поработать над изменением внешнего вида. Собственно говоря, принять оборотное зелье. Благо, в его коллекции зелий этого добра было предостаточно. Он спустился в лабораторию и подошел к самому большому стеллажу. С минуту подумав, он выбрал один из пузырьков, содержимое которого он сварил из стандартных для оборотного зелья ингредиентов, добавив волосы незнакомца, целую копну которых стащил из парикмахерской, когда еще в юности путешествовал по Румынии в поисках целебных трав, произрастающих только в Восточной Европе. Северус сделал глоток. Теперь посреди магического подвала стоял среднего роста темноволосый мужчина, крепкого телосложения, с небольшим пивным животиком. Волосы были короткими, с зачесанной набок густой челкой. Пухлые губы были слегка приоткрыты, обнажая верхний ряд белоснежных зубов. Дабы увидеть произошедшие с ним изменения Северус поднялся наверх. Подойдя к большому маггловскому зеркалу, он немного повернул на бок голову, чтобы лучше рассмотреть новый нос, слегка широковатый у переносицы, прямой. И это после его, крючковатого! Да, непривычно. Он даже потрогал его пальцами. Вполне сносный тип, - отметил Снейп, - главное, на меня не похож. Однако, снова повернув голову, зельевар обнаружил, что из-под густых черных бровей на него смотрели все те же снейповские глаза, черные как бесконечные тоннели. Да, глаза казались прежними, хотя форма слегка поменялась, но их цвет, глубина, а, главное, выражение, остались неизменными. Однако на фоне всего остального это не должно привлекать внимания, - как бы успокаивая себя, подумал Северус.
Вполне удовлетворенный проделанными преобразованиями, профессор засобирался на прогулку. Ему нужно было сделать запасы продуктов, магических ингредиентов для зелий и, наконец, купить газету, чтобы узнать, что происходит в мире.
Наколдовав себе соответствующую одежду, принятую у восточноевропейских магов, Снейп вышел из дома в направлении центральной части города. Он не стал пользоваться аппарацией, чтобы хлопками не привлекать лишнего к себе внимания.
Виды, которые открывались перед ним во время прогулки, ввергли Снейпа в ужас: большое количество полуразрушенных домов вдоль некогда геометрически выверенных городских улиц, завалы расколотого обугленного кирпича и треснутых деревянных балок, некогда служивших перекрытиями, клубы едкой пыли, взметавшейся в кварталах от дуновения ветра. Да, картина плачевная. Война принесла немалую разруху. Внешний вид и жизнь страны изменилась. Но кое-где уже велись восстановительные работы и улицы обретали предвоенный вид. Значит, магический мир понемногу приходил в себя. Но кто же все-таки победил? Северус предполагал и был почти уверен, что Волдеморт пал. Но, чтобы наконец удовлетворить любопытство, он немедленно купил газету у пробегавшего мимо мальчишки-курьера, который с криками: Ежедневный пророк - свежий номер, спешите купить!,- побежал вдоль по улице.
Засунув газету в карман темно-вишневой мантии, Снейп ускорил шаг, бегло оглядываясь по сторонам, в надежде найти хоть какое-то уцелевшее кафе, чтобы наскоро позавтракать и более-менее в спокойной обстановке почитать новости. Как ни странно, большинство кафе работали. В этой части города их всегда было предостаточно. После войны какие-то почти не пострадали, каким-то требовался косметический ремонт. Не долго выбирая, Северус остановился в небольшом и довольно уютном кафе с говорящим названием Food for Thought, что значило Пища для размышлений. Выбрав столик в углу зала у окна, Снейп заказал себе чашечку черного кофе, яичницу с беконом и пару тостов. Кофе принесли сразу, остальное нужно было подождать. Сделав несколько глотков свежезаваренного кофе, Снейп откинулся на спинку сиденья, достал из кармана газету и, развернув ее, принялся жадно читать.
Как он и думал, победил Гарри Поттер, Волдеморт был уничтожен. На первой полосе под заголовком Награда нашла своих героев красовался портрет гриффиндорской троицы. Зельевар по инерции поморщился и пробежался по статье. В ней сообщалось, что Министерство магии издало указ о награждении героев Великой магической войны с Темными Силами орденами и медалями. Значит, они выжили, - задумчиво отметил зельевар. Следующей, привлекшей внимание Северуса, была статья с информацией об официальном назначении Минервы МакГонагалл директором Школы чародейства и волшебства Хогвартс. Кто бы сомневался, - мысленно съязвил Снейп. Тем временем официант подал яишницу и тосты. Северусу пришлось ненадолго отложить газету и приняться за завтрак. Горячее блюдо пробуждало аппетит, и он не стал ему сопротивляться. Немного удовлетворив голод, Снейп снова принялся за чтение. И чуть было не подавился непрожеванным еще куском ветчины, когда на последней странице под заголовком Список погибших 2 мая 1998 года увидел среди 150 других имен, напечатанных мелким шрифтом, свое. Срочно отхлебнув кофе и дождавшись, пока высохнут слезы, набежавшие от кашля, он еще раз пробежал список и остановился на строчке Северус Снейп, 1960 года рождения. Они думают, что я погиб, - с грустью подумал Северус. Но это даже к лучшему, никто не будет меня искать и беспокоить, - успокоил себя он.
- Можно убрать?
Северус вздрогнул и посмотрел в ту сторону, откуда донесся голос. Он встретился глазами с улыбчивой физиономией официанта, который вежливо, но настойчиво повторил:
- Можно унести, Вы поели, сэр?
- О, простите, я задумался, - сказал Снейп измененным голосом с легким румынским акцентом.
Официант понимающе кивнул.
- Да, можете унести…спасибо, - добавил зельевар.
Официант быстрым движением поставил тарелку с недоеденной яичницей и пустую кофейную кружку на поднос и также быстро удалился.
Ну что ж, теперь очередь ингредиентов для зелий и продуктов, - вспомнил Снейп. Свернув и положив газету в карман, он направился в магазин Товары для зелий. И, купив там все необходимое, поспешил домой.
Глава 6. Начало новой жизни
Снейпу было не привыкать вести двойную жизнь. На публике он преображался в румынского мага-зельевара Эрниля Пер-Агара, а дома становился Северусом Снейпом. Все почти, как и раньше. Это не сильно его напрягало, разве что сам факт необходимости употребления неприятного на вкус оборотного зелья. Он снова был одинок, пожалуй, еще более одинок. Ведь раньше он хотя бы мог общаться с Альбусом, другими преподавателями, вести занятия и выполнять обязанности декана – работу, которую он очень любил, и которая действительно спасала его от одиночества и забвения. На худой конец, у него были встречи с Упивающимися Смертью. А сейчас он не имел даже этого. Но что поделать, такова его унылая и тяжелая жизнь. Даже мысли о любимой Лили не приносили утешения, потому что, как и следовало ожидать, ее образ практически стерся из памяти зельевара.
Зачем я вернулся сюда, в этот неприветливый мир?, - в который раз он задавал этот вопрос. Но так и не находил ответа.
Шло время. Минуло целых 19 лет с того самого момента, как Северус под видом румынского мага поселился в доме в Тупике Прядильщиков, ведя затворнический образ жизни. Как и обещал, Северус наблюдал за Гарри издалека, боясь себя обнаружить. И пока был за него спокоен. Парень превращался в рассудительного молодого мужчину. Как и мечтал еще в Хогвартсе, он стал аврором, женился на Джинни Уизли. Они проживали в Доме Блэков на Площаде Гриммо`12. Гарри продолжал общаться со своими неразлучными гриффиндорскими однокашниками – Роном и Гермионой. Они тоже связали себя узами брака и поселились в Хогсмиде. Отец устроил Рона в Министерство магии, в Отдел магических игр и спорта. Но, проработав там с месяц, Рон уволился, поняв, что рамочная атмосфера Министерства не для него, и стал работать вместе со старшим братом Джорджем – единственным оставшимся в живых из двух близнецов Уизли – в их семейном магазине Волшебные уловки Уизли. Гермиона Грейнджер также начала трудовую деятельность в Министерстве, в Отделе регулирования магических популяций и контроля над ними. Все у них складывалось хорошо.
А у Снейпа было время подумать и спланировать, как ему жить дальше. Он все еще сомневался в целесообразности и осмысленности своего пребывания в этом мире. Да и планировать особо было нечего. Он одинок, потребностей у него не много, а обязанностей почти никаких, разве что вовремя заплатить налог на недвижимость. Все остальное было его личным делом. Но для выполнения этой маленькой формальности Северусу все же кое-что было нужно – деньги. Конечно, в банке у него был свой счет, но разве теперь Снейп мог им воспользоваться. Так что, после своего воскрешения, Снейп остался практически нищим. А содержание двухэтажного коттеджа требовало немалых средств. Еще время от времени деньги нужны были для покупки ингредиентов для зелий, еды, одежды, предметов личной гигиены, газет и прочих мелочей.
В связи с этим Северусу пришла замечательная идея. Он стал варить зелья и под видом мага-румына открыл небольшой аптечный пункт на первом этаже собственного дома. Конечно, пришлось нести некоторые неудобства в связи с приходом посетителей, но это лучше, чем бездельничать и сидеть без гроша в кармане. Аптекарь…надо же до чего ты докатился, Северус…, - ругал себя он, размешивая в котле ингредиенты для очередного лечебного зелья, готовившегося к продаже. Ну, ничего, и это ты как-нибудь переживешь, тебе не привыкать к унижениям Судьбы, - кусая губы, негодовал Снейп. Однако его самолюбие в этой ситуации все же усмотрело положительный момент. Зелья, безупречно сваренные мастером, пользовались огромной популярностью и приносили неплохой доход. Северус еле успевал варить новые экземпляры и разливать их по бутылочкам. Жизнь как-то налаживалась. Пусть не совсем так, как хотелось ему. Вернее, совсем не так. Но, все же, он жив и у него есть надежда...
Глава 7. Визит
Лето этого года выдалось жаркое, дождей было мало, что само по себе большая редкость для Англии. Северус сидел в кожаном кресле, в руках он держал справочник по Травологии. Но глаза его были закрыты, а голова склонялась на грудь, видневшуюся из-под расстегнутой белой рубашки. Черные сальные волосы падали на плечи, закрывая лицо. В комнате было душно, и мужчину сморил сон. Внезапно в дверь резко постучали. Но Снейп не пошевелился. Стук повторился, только еще громче. Казалось, стучали ногой. На сей раз зельевар вздрогнул и медленно открыл глаза, щурясь от дневного света.
— Кого там еще принесло, — недовольно пробурчал он.
Стучать не перестали.
— Я же повесил табличку закрыто на аптечную дверь, выходной не дадут устроить в такое-то пекло, — не унимался Северус, потирая ладонями глаза.
Он, наконец, встал и, подойдя к внутренней лестнице, крикнул измененным голосом:
— Кто там?! Что вам нужно? Я сегодня не работаю, там же ясно написано…
— Откройте, нам нужна Ваша помощь, — раздался взволнованный женский голос.
Хм, что она хочет, эта невежа? — ругнулся про себя Снейп. Он немедля принял облик Эрниля, глотнув оборотного зелья из пузырька, который всегда носил у себя в кармане, и спустился к входной двери. Открыв ее, а вместе с ней и рот, чтобы сказать пару ласковых надоедливой дамочке, Снейп так и остался стоять с немой маской удивления на лице.
Перед ним стояла Гермиона Грейнджер собственной персоной. Нашли, выследили и нашли. Что я сделал не так, где был неосторожным?, — мгновенно промелькнуло у него в голове. Но страх исчез также мгновенно, как и пришел, когда Снейп увидел у нее на руках ребенка. Мальчик, уткнувшись ей в плечо, хныкал.
— Простите, ради Мерлина, но мне очень нужна Ваша помощь, — почти умоляюще произнесла женщина.
Северус расслабился и слегка улыбнулся посетительнице.
— Мы с сыном прогуливались, а он увидел кошку и побежал за ней. Ну и подвернул ногу. Я боюсь навредить ему, пытаясь вправить ногу самостоятельно. Ему больно, он не может идти. Сделайте что-нибудь, пожалуйста. Может быть, у вас есть какая-нибудь мазь.
На глаза женщины навернулись слезы, нижняя губа задрожала.
— Ну что Вы, не переживайте так, я постараюсь помочь, — мягким успокаивающим тоном произнес Северус, жестом правой руки приглашая женщину с ребенком на руках войти в аптеку.
Он усадил Грейнджер на диванчик для посетителей. Затем попросил развернуть ребенка к себе лицом, чтобы осмотреть его повреждения. Оказалось, что ребенок действительно подвернул левую ступню и оцарапал при падении коленку.
— Ничего страшного, — успокоил зельевар Гермиону и, жестом дав понять, что придется немного подождать, удалился за необходимыми зельями.
Пока его не было, Гермиона машинально стала рассматривать аптечный интерьер. Она оценила грамотную расстановку витрин и искусно подобранное сочетание зелено-голубых цветов обоев и стеллажей, а также холодного металлического блеска фурнитуры. Ничего лишнего, умиротворяющая атмосфера. Сын практически перестал плакать, и на душе стало легче.
— Вот! — раздался голос Эрниля.
Гермиона повернула голову ему навстречу. Аптекарь уже подошел к дивану, на котором она сидела, держа в руках какие-то два стеклянных пузырька с зельями – зеленый и коричневый.
— Это мази, которые помогут мальчику встать на ноги и забыть, что у него болела ножка, — бодро и деловито сказал зельевар, указывая на пузырьки.
Зеленый он отдал Гермионе, а коричневый откупорил и стал намазывать темно-серую массу на поврежденный сустав ступни.
Мальчик зажмурился.
— Не бойся, это не больно, — сказал мастер зелий, осторожно втирая мазь в кожу.
— А я и не боюсь, — слегка насупившись, ответил Хьюго.
Мазь пахла очень приятно и немного холодила.
- Мазь снимет боль, уберет отек, гематомы не будет, — заключил Снейп.
Взяв из рук женщины второй пузырек, он стал кругообразными движениями аккуратно втирать прозрачную желтоватую мазь в коленку.
— Ну, вот и хорошо, — произнес зельевар, закончив процедуру.
— Спасибо, — промолвила женщина, облегченно выдохнув.
Теперь нога мальчика выглядела почти так же, как и до падения.
— Ты смелый мальчик, весь в родителей… — Северус прикусил язык. О, Мерлин, что я сказал… — опомнился он.
Женщина удивленно вскинула брови.
— Откуда Вы знаете… — осторожно начала она.
— Откуда я знаю что? – перебил ее Снейп.
— Какие его родители, — продолжила Гермиона.
— Хм, ну кто же не знает Вас и Вашего мужа?! – с деланным удивлением воскликнул Северус.
— А Вы меня знаете? – недоверчиво спросила женщина.
— Конечно, Вы Гермиона Грейнджер, знаменитость, героиня Второй Магической войны. О Вас тогда все газеты писали, — с едва уловимой иронией в голосе ответил Снейп. И ни один мускул его лица не дрогнул.
— О, как давно это было… Уже девятнадцать лет…
— Ну что Вы, такое не забывается, — с неподдельной грустью возразил Снейп.
— Да уж… — задумчиво вздохнув, согласилась женщина.
Спустя минуту, Грейнджер, отогнав внезапно нахлынувшие тяжелые воспоминания, сказала, коснувшись запястья аптекаря, от чего тот вздрогнул:
— Спасибо Вам еще раз за спасение сына, Вы очень благородны. Я решила показать сыну новый аттракцион с огнедышащими драконами, который установили в центре вашего города, а потом мы с ним решили прогуляться. Когда Хьюго упал и подвернул ногу, я не знала, что делать и куда обратиться, я никогда ранее не была здесь. А прохожие мне подсказали обратиться за помощью сюда, в Вашу аптеку. Мне жаль, что пришлось нарушить Ваш отдых. И еще раз спасибо…
— Не стоит благодарности, я выполнил свой долг. Ваш сын больше не нуждается в моей помощи. А это, — Северус поднял выше пузырьки с мазями, — возьмите с собой и втирайте два раза в день в течение недели. И все будет хорошо.
Гермиона молча взяла из рук аптекаря лечебные средства и положила их в свою сумочку.
В этот момент она снова встретилась с ним взглядом. Какие глаза, я их где-то уже видела, — подумала Гермиона. Снейп, как будто бы уловив ход ее мыслей, устало произнес:
— Что ж, если Вам больше ничего не нужно, мне хочется побыть в одиночестве и продолжить мой выходной.
— О, да, простите. Нам действительно пора, — вежливо улыбнулась Гермиона. Она взяла за руку сына и направилась к выходу. Но вдруг резко обернулась и, пристально глядя в глаза аптекарю, негромко сказала:
— Простите, может быть, я сейчас скажу глупость, но Ваши глаза напоминают мне глаза одного человека, которого я очень хорошо знала.
Северус вопросительно вскинул левую бровь.
— Неужели?.. Я Вас уверяю, что мы точно до этого момента нигде не встречались.
Надо же, и бровь так же как ОН поднимает, — подумала Гермиона.
— Возможно… и скорее всего так и есть. Но у вас глаза человека, который давно умер. Это невероятно. Ведь я точно знаю, что не может быть две пары абсолютно одинаковых глаз, как и двух одинаковых отпечатков пальцев… — продолжала она свои размышления.
Северус явно нервничал, боясь быть узнанным.
Он поспешно направился к Грейнджер и стал практически выталкивать ее из аптеки:
— Я прошу прощения, но мне действительно необходимо отдохнуть. У меня была напряженная неделя.
Гермиона хотела было еще что-то сказать, но уже оказалась за порогом, и за ней захлопнулась дверь. Спустившись с крыльца, женщина крепче обняла Хьюго и аппарировала.
***
Но и переступая порог собственного дома, Гермиона продолжала думать о загадочных черных глазах аптекаря, которые как две капли воды были похожи на глаза профессора Снейпа.
Этого не может быть, ведь его признали погибшим, — не унималась она. Это просто незнакомый аптекарь, милый, но со странностями. Почему он так быстро вытолкнул меня за дверь, как только я начала разговор о его глазах?, — думала она, теребя пальцами прядь вьющихся каштановых волос. Эту привычку она оставила за собой еще со школы. Нет, здесь явно что-то не так. Надо рассказать об этом Рону, может быть, он что-то посоветует. С этими мыслями Гермиона вошла домой.
— Мама, мама с Хьюго вернулись! – раздался тоненький голосок.
Навстречу им бежала девочка лет 12-13.
— Роза, доченька, — ласково воскликнула женщина, обнимая за плечи прильнувшую к ней девочку.
— Мама, мы пойдем завтра покупать новые учебники для Хогвартса? – живо поинтересовалась Роза.
— Да, — коротко ответила Гермиона.
— Ура! – радостно воскликнула девочка.
— Я сегодня устала, займись Хьюго, милая, у него тоже был нелегкий день.
— Конечно, мамуля, — понимающе отозвалась дочь.
Скинув туфли, Гермиона поспешила в спальню.
— Рон?! – удивленно воскликнула она, увидев на кровати мужа, — что-то ты сегодня рановато.
— Посетителей было мало, мы закрылись, и я в кои-то веки уже дома,— пробубнил Уизли, — а ты не рада?
— Конечно, рада. Просто ты никогда раньше восьми вечера не приходишь, а сейчас только шесть.
— Все в порядке, иди сюда, — расплылся в улыбке Рон, раскрывая жене объятия.
— Дорогой, я сегодня так устала и перенервничала, — с недовольной миной сказала Гермиона.
— Что-то случилось? Почему ты нервничала? – более серьезным тоном спросил Рон, потянув жену за запястье.
Гермиона плюхнулась рядом с ним. Он резко прижал ее к себе:
— Ну что произошло с моей всезнайкой?
— Ты говоришь прямо как Снейп, — выпалила она.
Рыжеволосый мужчина скривился при упоминании этого имени.
— Ты с ума сошла, покойника к ночи упоминать, — брезгливо зашипел Рон.
— Нет, он жив.
— Ты точно с приветом… Это на тебя жара так повлияла. Ляг, отдохни.
Рон пощупал лоб жены:
— Да у тебя жар, — напряженно пробурчал он, — я принесу полотенце и лед.
— Оставь это, со мной все в порядке.
Уизли недоверчиво прищурился.
Гермиона, не обращая на это внимания, начала говорить о том, что ее сегодня так взволновало:
— Мы с Хьюго заблудились и зашли в какой-то незнакомый район. Он нечаянно споткнулся и подвернул ступню. Нам пришлось обратиться в ближайшую аптеку за мазью.
— Вот так прогулялись…— съехидничал Рон.
— Не перебивай, — недовольно осекла его жена, и затем продолжила, — аптекарь все сделал, как и полагалось, ножка Хьюго начала заживать на глазах. Он просто чудеса сотворил. Но почти перед самым уходом я случайно разглядела его глаза. Представляешь, они точь-в-точь такие же, как у профессора Снейпа.
— Да ну, — воскликнул мужчина, поднося указательный палец к виску.
— Понимаешь, на меня смотрели глаза Снейпа, я почти в этом уверена.
— Хм, только глаза? А сам он, что не был на Сн… него похож?
— Нет, абсолютно, только глаза, да еще движения и мимика снейповские.
— Ты точно перегрелась, — вздыхая, подытожил Рон.
— Ты его не видел, так почему же со мной споришь, — раздраженно парировала женщина.
— Я не спорю, — оправдывался Рон, — просто этого не может быть, это все твои фантазии. Я помню, после того как мы посмотрели ЕГО воспоминания в Мыслесливе, ты бросилась в Визжащую хижину в надежде помочь ему, если он все-таки остался жив. Но он погиб. После такого не выживают.
— Но где же тогда тело?! А?! Тела ведь мы не нашли, – почти победоносно воскликнула Гермиона, и ее карие глаза засверкали какими-то красными огоньками.
— Да мало ли где…оставшиеся в живых, Упивающиеся Смертью прибрали и закопали, — паясничал Рон.
— Это маловероятно. Он никому не был нужен, несчастный, даже Орден о нем не сразу вспомнил. А ведь он для нас всех столько сделал. Если бы не профессор Снейп, мы бы проиграли.
— Не надо его идеализировать. Он сделал то, что должен был сделать, — холодно возразил Рон.
— Какой ты жестокий и черствый.
— Только не надо опять заводить старую песню.
— Я 19 лет назад не смогла настоять на поисках профессора. Это была моя слабость и ошибка. Конечно, я тогда была еще девчонка, меня и слушать всерьез не стали. Но сейчас я не отступлюсь. Я сама проведу расследование.
— О, да, я, однако, женился на мисс Шерлок Холмс, — язвительно хохотнул Рон.
— Перестань издеваться. Этот аптекарь не тот, за кого себя выдает. Я им займусь и все выясню. А ты и Гарри мне поможете, — резюмировала она тоном, не терпящим возражений.
Рону ничего не оставалось, как кивнуть головой в знак согласия.
— Конечно, Гермиона, это твое право, провести такое расследование. Но то, что ты права, это маловероятно.
— Когда ты стал пессимистом?
— Когда женился, — отшутился он.
Но, по лицу жены поняв, что шутка оказалась неудачной, Рон виновато улыбнулся:
— Ладно, время уже позднее, давай поужинаем, а потом уложим детей и сами поспим, — сказал он, нежно погладив Гермиону по голове.
— Хорошо. Но завтра обязательно встретимся у Гарри и расскажем ему все об этом аптекаре. Он может нам помочь кое-какой информацией.
Рон молча кивнул и пригласил жену подняться, чтобы отправиться на кухню.
Глава 8. Второе пришествие или снова Грейнджер
Закрыв за нежданными посетителями дверь, Северус почувствовал, что теряет самообладание.
— Какого черта приперлась эта гриффиндорская выскочка со своими подозрениями? — выругался он, хорошенько стукнув кулаком по дверному косяку.
— Вот черт! – вскрикнул он, потирая ушибленную руку.
Или ее кто-то подослал, или она как всегда, по собственной инициативе сует свой любопытный нос, куда не следует, — успокоившись, размышлял Снейп, поднимаясь на второй этаж.
На следующий день Северус встал пораньше, чтобы успеть разлить к приходу покупателей свежеприготовленное зелье. Воспоминания о вчерашнем визите Гермионы все еще оставляли его в настороженном состоянии. Но он надеялся, что это беспокойное создание быстро забудет о нем и его аптеке, и встреча с ней не будет иметь никаких отрицательных для зельевара последствий.
Приняв душ и наскоро позавтракав, Северус спустился в лабораторию. Он аккуратно наполнил пузырьки настоявшимся зельем, уложил их в коробку и понес в торговый зал. Сегодня воскресенье и клиентов ожидалось мало, так как большинство из них либо за городом, либо в увеселительно-развлекательных заведениях. Однако Северус был готов, как и в будний день, когда наплыв клиентов значительно больше, особенно после обеда. Это не было тем делом, которому он хотел посвятить остаток своей жизни. Как любителя уединения его зачастую напрягали шумные покупатели. К тому же все приходилось делать самому: от закупки ингредиентов до продажи готовых зелий. Но Снейп так и не нанял на работу продавца. Северус опасался, что его тайна может быть случайно раскрыта, если кто-то будет постоянно рядом. Поэтому приходилось работать в одиночестве.
Не прошло и получаса, как Северус, а точнее уже Эрниль, надел белоснежную мантию и выставил экземпляры свежего зелья на витрину, как зазвенел дверной колокольчик.
Стоя за прилавком, зельевар посмотрел на открывшуюся дверь. Но каково было его изумление, нет, даже возмущение, когда в вошедшей женщине Снейп узнал свою вчерашнюю посетительницу.
Грейнджер?!, — брови Снейпа взметнулись вверх.
Что опять ей здесь нужно?, — стуча пальцами по прилавку, думал он.
Подойдя к кассовому аппарату, рядом с которым стоял Снейп, Гермиона остановилась и приветливо улыбнулась мужчине.
— Добрый день, мистер… — замялась она.
— Пер-Агар, — с натянутой улыбкой представился Северус.
— …мистер Пер-Агар, — повторила она.
— Чем могу быть Вам полезен на сей раз, что-нибудь не так с Вашим сыном? – как можно вежливее поинтересовался он.
— Спасибо, с Хьюго, слава Мерлину, все в порядке. Ваши мази чудесные. Сразу чувствуется рука настоящего мастера. Вы сами их варите?
— Да, сам. Я очень люблю это делать.
— И у Вас очень хорошо получается. Где Вы этому научились?
— Я получил знания у себя на родине, в Румынии.
— О, как это романтично! – воскликнула Гермиона, — старинные замки, Граф Дракула…
— В Британии тоже много замков и свой граф был, — оборвал ее Снейп.
— Свой граф? – слегка прищурившись, спросила она.
— Волдеморт, если не ошибаюсь, — сдерживая раздражение, пояснил аптекарь.
— Да…к сожалению, у нас тоже был свой граф Дракула, — вздыхая, сказала женщина, — хоть и звали его иначе, но бед он принес не меньше…
Снейп не хотел развивать разговор, и поэтому молча смотрел на нее, ожидая узнать о цели визита.
Гермионе не были приятны воспоминания о минувшей войне и она, неожиданно для Снейпа, сменила тему:
— Хорошее в Румынии дают образование.
— Да, не жалуюсь, — коротко согласился Северус.
— Пожалуй, Вы лучше всех варите лечебные зелья, по крайней мере, из тех магов, которых я знаю.
Северус иронично поднял уголки губ:
— Ну что Вы, миссис…Грейнджер…
— Уизли, — поправила его Гермиона.
— Ах, простите, Уизли, — повторил он, немного наклонив голову, — это не так уж сложно, когда хорошо знаешь науку и имеешь большой опыт.
— Я сама училась в Хогвартсе. Это британская магическая школа волшебства и магии.
Кому ты это рассказываешь, девочка? — нервничал Снейп, — давай уже ближе к делу. Чего тебе от меня надо?
— Я за Вас рад, много лестного о ней наслышан. Вам определенно повезло, — поддержал он, с легкой ироничной ноткой в голосе.
— О, спасибо, мистер Пер-Агар. Я тоже рада, что выучилась в этих замечательных стенах, — сказала Гермиона, сложив вместе ладони, — но я это говорю затем, чтобы провести параллель между вашим зельедельческим даром и талантом другого мага, который преподавал у нас.
Снейпу этот разговор явно был не по душе. Она что, хочет меня сравнить со мной?, — беспокойно размышлял он, чуть подняв левую бровь.
Гермиона разглядела в этом очередное сходство с профессором.
Вынюхивать сюда пришла, любопытная всезнайка, — сделал он вывод.
— И кто же это? – с деланным интересом спросил мужчина.
— Может быть, Вы о нем слышали? Это профессор Снейп, — уточнила Гермиона.
При звуке собственного имени, произнесенного этой выскочкой, на скулах Северуса заиграли желваки. Но он взял себя в руки и, с наигранно добродушным выражением, произнес:
— Нет, мне не приходилось слышать это имя. А как давно он работает в Хогвартсе?
— Он долго там работал…
Снейп вопросительно посмотрел на женщину.
— И работал бы, наверное, по сей день, но… он погиб… во время войны с Волдемортом, — от горечи, подступившей к горлу, Гермионе эта фраза далась с трудом.
— Какая жалость, — сочувственно покачивая головой, сказал Снейп, — наверное, он был не только отличным зельеваром, но и хорошим человеком, раз Вы так переживаете, миссис Уизли, — произнес он, еле сдерживая смех.
— Да…то есть, нет…вернее, я не знаю, каким он был человеком, ведь я с ним сталкивалась только на занятиях, но он помогал нашему магическому Ордену. Он много сделал, чтобы мы победили, — запинаясь от волнения, произнесла она.
— Я Вас понимаю, — сложив на груди руки, удовлетворенно сказал Северус.
— В этом году мой сын тоже начнет учебу в Хогвартсе, и мне жаль, что у него не будет преподавать профессор Снейп, впрочем, как и у моей старшей дочери Розы. У нее есть способности к зельеварению, но боюсь, нынешний преподаватель по зельям вряд ли поможет ей в углубленном изучении предмета. Разве что…— Гермиона пристально посмотрела на аптекаря Эрниля, загадочно при этом улыбаясь.
— Разве что ЧТО? – переспросил Снейп.
— Мистер Пер-Агар, мне вдруг пришла в голову одна идея, но…я боюсь, будет ли это уместным…— замялась она.
— Говорите уже, — подгонял ее зельевар, явно нервничая.
— Я подумала, что раз Вы также хорошо разбираетесь в зельеварении… не могли бы вы немного позаниматься с моей дочерью? — вкрадчивым тоном спросила женщина.
Снейп явно не ожидал такого поворота, и чуть было рот не открыл от удивления.
Ну и наглая, — подумал он, — второй раз видит незнакомого человека, ничего о нем не знает, и с такой легкостью доверяет ему свою дочь. Да у нее ум за разум зашел, Мерлин свидетель.
— Но я…— подбирал слова Снейп, — я очень занят, поймите, я работаю один, без помощников. Времени не хватает, а Вы мне предлагаете еще и репетитором поработать.
— Я все понимаю, но не хотелось бы упускать такую возможность, тем более, я могла бы Вам помогать после работы в Министерстве и по выходным, — отчеканила Гермиона, — а Вы смогли бы в это время позаниматься с Розой. Она спокойный рассудительный ребенок и очень стремится к знаниям.
Кто бы сомневался…, — ехидно подметил про себя Северус.
— С ней у Вас не будет проблем, я уверяю, — широко улыбаясь, убеждала его Гермиона.
Думай Северус, думай… Откажешь – заподозрит и устроит слежку, согласишься – обзаведешься беспокойным хозяйством, — размышлял Снейп.
После минутного молчания он ответил:
— Пожалуй, отвечу на Вашу просьбу…положительно.
— Спасибо Вам огромное! – радостно воскликнула Гермиона, кинувшись через прилавок обнимать Снейпа, буквально повиснув у него на шее.
Северус машинально подался назад, но не успел увернуться от шустрой Гермионы.
Знала б ты, кого обнимаешь…, — подумал он.
— Будет Вам, миссис Уизли, — сказал мастер, когда Гермиона ослабила объятия.
— Вы не представляете как я рада, что такой сильный зельевар будет обучать мою дочь и развивать ее способности к этой науке. В жизни эти знания очень помогают.
Северус кивнул в знак согласия.
— Кстати, раз так все замечательно сложилось, нам нужно поговорить об оплате за уроки.
— Не стоит об этом беспокоиться, Ваша помощь мне покроет все издержки, — сказал Снейп.
— Превосходно, тогда по рукам! – воскликнула Гермиона.
— По рукам, — подхватил мастер.
— Когда мне можно привести дочь? – спросила она.
— Мы будем заниматься по четвергам и воскресеньям, с пяти до восьми вечера. В четверг у меня санитарный день, а в воскресенье в аптеке мало посетителей. Так что это наиболее удобное для меня время. И между занятиями будет промежуток, достаточный для качественного выполнения домашнего задания. Вам это подходит?
— О, да, мистер Пер-Агар, — согласно закивала головой Гермиона.
— Зовите меня просто Эрниль, миссис Уизли — вяло сказал Снейп.
— А Вы тогда зовите меня Гермиона, — весело предложила она.
Северус быстро кивнул.
— И да, я забыла вчера заплатить Вам за мази, — вспомнила она, доставая из сумочки кошелек.
— Что Вы, спрячьте деньги, считайте, что я просто оказал первую медицинскую помощь, — остановил ее Снейп.
Гермиона благодарно улыбнулась, подумав о том, что и своим благородством аптекарь напомнил ей профессора Снейпа.
— Ну что ж, тогда до четверга, — сказала она.
— До четверга, — подтвердил Северус.
— До свидания, мист… Эрниль, — сказала на прощанье женщина, открывая дверь.
— До встречи…Гермиона, — ответил зельевар.
Дверь закрылась, и колокольчик просигнализировал об уходе гостьи.
***
Гермиона стремительно шла по каменному тротуару Тупика Прядильщиков. Она была очень собой довольна. Все, что она и планировала, осуществилось лучшим образом. Теперь у нее будет возможность понаблюдать за аптекарем и узнать: Снейп ли это.
Сегодня ей предстояло еще одно важное мероприятие – встреча с Гарри, а посему, дойдя до ближайшего перекрестка, она аппарировала к своему дому.
Глава 9. На Площади Гриммо, 12
Еще ранним утром, перед тем, как пойти к аптекарю, Гермиона отправила Невиллу Лонгботтому с совой письмо, в котором просила его прибыть к Гарри к четырем вечера. Собственно говоря, от Невилла ей была нужна личная информация о Снейпе. Так как Лонгботтом работал в Хогвартсе профессором Травологии, то получить эти сведения ему не должно доставить особого труда, стоит только в архив заглянуть. И дело в шляпе.
Гермиона знала, что, помимо биографических сведений, в личном деле находятся отпечатки пальцев преподавателя. А у нее были пузырьки с мазями, которые дал аптекарь. И, если он — ее бывший профессор Зельеварения, превратившийся в румына Эрниля, то отпечатки изменению не подверглись (впрочем, как и глазная радужка), а остались снейповскими. Так, сличив их, она сможет подтвердить или опровергнуть свое предположение.
С мыслями об этом Гермиона вошла в дом.
Перед встречей с бывшими однокашниками ей требовалось привести мысли в порядок. Взвесить все за и против, подготовить весьма убедительную речь, чтобы друзья не подняли ее на смех. Уж, если собственный муж заподозрил в ней признаки, мягко выражаясь, неадекватного поведения, то чего говорить об остальных. Но, Гермиона надеялась на понимание и доброту ребят.
Что мы имеем, — думала она,— черные глаза, манеры и интонации речи как у Снейпа, флакончики с отпечатками пальцев, хотя они еще не проверены….
И кучу предположений и догадок, — удручалась Гермиона следом.
Информация от Невилла и Гарри все должна поставить на свои места, — с истинно гриффиндорским упрямством тут же подбадривала себя Грейнджер.
Стрелки приближались к половине седьмого вечера. Встреча на Площади Гриммо была назначена на семь, и Гермиона, не дожидаясь Рона, аппарировала.
Она отрывисто постучала в дверь. Через минуту Гермиону встретила очаровательная рыжеволосая молодая женщина с приветливой улыбкой на лице:
— Гермиона, как я рада тебя видеть. Заходи!
Переступив порог дома, Гермиона произнесла:
— Джинни, привет, подруга!
Женщины обнялись.
— Ну, давай на кухню, там уже чай готов, и булочки с корицей и имбирем поспели, — предложила Джинни.
— С радостью, — взбодрилась Гермиона, — я обожаю твою стряпню.
Джинни улыбнулась, слегка покраснев, и жестом указала в сторону кухни.
За столом уже сидел Невилл.
— Гермиона, радость моя, я так соскучился! — воскликнул он.
— Дай обниму тебя! - подскочил он со своего места, и ринулся к женщине всем телом.
— Ой-ой-ой…только не раздави, — взвизгнула она, когда Невилл начал трясти ее за плечи в порыве радости.
— Ну что ты, Герми, как же я могу раздавить такое сокровище, — Невилл расплылся в улыбке, немного ослабив объятия.
— Гарри скоро будет, — поспешила вмешаться Джинни, — он мне сообщил, что может задержаться на работе.
— А где дети? – спросила Гермиона, усаживаясь к столу.
— Они у бабушки, мы с Гарри отправили их на лето в Нору.
— А-а, теперь ясно, почему у вас так тихо.
— Да, обычно с ними шум, гам, ни минуты покоя, — заметила Джинни.
— Привет, сестренка, — раздался голос Рона, — ты чего это дверь открытой держишь? – сказал он, смачно чмокнув женщину в щеку.
— Ах, не успела за Герми закрыть, — поспешила оправдаться та.
— О, моя ненаглядная женушка уже здесь, — жеманно улыбнулся Рон, найдя глазами Гермиону.
Та улыбнулась ему вместо приветствия.
— Ну, во всем она впереди меня, — деланно закатив глаза и надув губы, съязвил рыжеволосый мужчина.
— Ну что ж, не хватает только самого хозяина дома, — заметил Невилл.
— Может, начнем без него, а то чего время терять, — предложила Джинни.
— Ну как же, сестренка, разве можно без Гарри, ведь тогда он наверняка пропустит самое важное, о чем нам, а в особенности ему, хотела рассказать Гермиона, — полушутливым тоном протянул Рон, косясь на жену.
Гермиона показала мужу кулак.
Заметив это движение, Джинни вопросительно посмотрела на брата:
— Что означает ваша перепалка, Рон?
Рон немного помолчал, скривив губы как нашкодивший мальчишка, которого вывели на чистую воду. Затем пояснил:
— Э-э…понимаешь… -ете, Гермиона тут опять оказалась в такой истории, ну, э-э-э…
— Хватит экать, Рон, — отчеканила Гермиона, — только посмеиваться и можешь, я сама все расскажу, но только, когда придет Гарри, — сердито, но убедительно добавила она.
Не успела женщина это сказать, как в гостиную вошел темноволосый мужчина и обвил руками талию Джинни, стоящей рядом со стулом Невилла.
— Всем привет! — его лицо расплылось в счастливой улыбке.
— Гарри, здорово, старина! – первым воскликнул Рон.
— Ах, дорогой, ты меня чуть не испугал, так внезапно подкрался, — выдохнув, промолвила Джинни.
Гарри лишь засмеялся в ответ.
— Извините, что заставил себя ждать. Я не очень задержался? – сказал Поттер, виновато посмотрев в сторону Гермионы.
— Все нормально, ты как раз вовремя, — ответила она.
— Герми собиралась рассказать, с какой целью она всех нас здесь собрала, — озорно протараторил Рон.
— Привет, Гарри, конечно же, я бы без тебя не начала, — как бы извиняясь за неуместную шутку Рона, возразила Гермиона.
— Что ж, тогда я весь внимание, — сказал Гарри, усаживаясь за стол, прихватив Джинни на колени.
Все закивали, подтверждая свой интерес к информации, ради которой Гермиона их собрала.
— Позавчера я с сыном была на Северо-Западе страны, — начала она повествование, — я показывала Хьюго огнедышащих драконов, а потом мы забрели на какую-то незнакомую улочку. И тут он подвернул ногу. Пришлось обратиться за помощью, аппарировать его в таком состоянии я побоялась. Кроме аптечного пункта на улице ничего подходящего не было. Нам открыл мужчина в возрасте, очень похожий на выходца из Восточной Европы. Он оказал первую помощь Хьюго, и дал нам с собой лечебное зелье. Вот оно.
Гермиона показала пузырьки из-под мазей.
— Ну и что тут необычного? – как бы с недоверием спросил Гарри, прищурив правый глаз, — и зачем ты принесла эти склянки?
— Слушайте дальше, — спокойно продолжила Гермиона, — это не обычный аптекарь, вернее он был бы обычным, если бы под маской этого человека не скрывался Северус Снейп.
— Минуточку, Гермиона, подожди, — округлив глаза, уставился на нее Невилл, — что ты хочешь этим сказать?
— То, что этот аптекарь на самом деле — Северус Снейп! – уверенно воскликнула женщина.
За исключением Рона, все присутствующие за столом были ошарашены заявлением Гермионы.
Рон хмыкнул:
— Она так предполагает.
— Да, но я почти уверена, — поправила его жена.
— У него глаза Снейпа, — продолжала она, — и еще эти пузырьки могут служить доказательством моих слов.
Она подняла руку и покрутила полиэтиленовым пакетом со стеклянными сосудиками внутри.
— Но как? – удивился Гарри.
Гермиона демонстративно закатила глаза.
Рона передернуло. В такие моменты жена напоминала ему прежнюю маленькую гриффиндорскую всезнайку.
— Это элементарно! – победоносно воскликнула Гермиона, — на них остались отпечатки его пальцев.
— Так вот зачем тебе понадобилось личное дело Снейпа, — догадался Лонгботтом.
— Совершенно верно, Невилл, — улыбнулась Грейнджер.
— Личное дело Снейпа?! – удивленно переспросил Гарри.
— Мерлин…ну, какой же ты недогадливый, — покачивая головой, сказала Гермиона, — там есть его отпечатки пальцев, их-то мы и сравним.
Лонгботтом вынул папку с личным делом из портфеля и положил ее на стол:
— Вот, еле достал. Пришлось воспользоваться помощью домовых эльфов. Есть у меня один верный домовенок. Но завтра утром надо вернуть обратно в архив.
— Конечно, Нев, не беспокойся, — успокоила его Гермиона, — до утра время на изучение материала есть.
— Мы что, до утра тут сидеть будем? – возмутился Рон, — мне завтра на работу.
— Мог бы вообще не приходить, от тебя только одни колкости, — разозлилась Гермиона.
Рон обиженно отвернулся.
— Друзья, не ссорьтесь, — примиряюще изрек Гарри.
— Конечно, уж скучно этой ночью нам точно не будет, — добавила Джинни.
— Ну, хотя бы пиво будет? – заискивающе спросил Рон.
Джинни заулыбалась:
— Конечно, Рон, сколько душе угодно, сливочное пиво, а еще огневиски.
— Хорошо, огневиски даже лучше, надо как-то снять нервное напряжение от всех этих Гермиониных изысканий, — сказал тот, откинувшись на спинку стула.
Джинни принесла бутылку и бокалы, но стали пить только Рон и Гарри. Джинни лишь немного пригубила. Гермионе было не до того, а Невилл не пил вообще.
Невилл передал Гермионе папку для ознакомления.
— Так-так…— довольно потирая руки, воскликнула Гермиона, — что ж, сейчас перед нами откроется Ваша тайна, профессор Северус Снейп. Прошу Вас меня извинить, но так надо, так будет лучше для всех нас.
— Хм, она еще извиняется, — фыркнул Рон, — было бы перед кем.
— Рон, — хлопнул рыжеволосого друга по плечу Поттер, — да ты ревнуешь нашу Герми.
— Вот еще,— возразил Уизли, — было бы к кому, этот сальноволосый уб…, — он осекся под пристальным взглядом жены. Этот…Снейп, — продолжил он уже более мягким тоном, — не достоин моего внимания.
— Да ладно, приятель, признайся, что ты просто ревнуешь свою жену, — не унимался Гарри, — ведь она наверняка, увлекшись его поисками, совсем перестала уделять тебе внимание. Когда вы в последний раз были наедине?
— В этом плане у меня нет к жене претензий, — парировал Рон, — мне просто не нравится то, что она занимается пустым делом, все знают, что Снейп умер. Зачем придумывать небылицы и ворошить прошлое. Слава Мерлину, война давно кончилась, и с тех пор наш магический мир никакие Волдеморты не беспокоят. Как бы много не помог Снейп Ордену, это все равно полностью никогда не искупит его вины по отношению к Гарри и его семье. Он был повинен в смерти его родителей. И вообще, — все больше распалялся Уизли, — он был Упивающимся, а таким нет прощения.
— Рон, — возмутилась Гермиона, повысив голос, — перестань нести чушь! Если бы не профессор Снейп, то не сидеть бы нам всем здесь в теплой гостиной, а ты бы не потягивал сейчас беззаботно свой огневиски, — выпалила она, и в глазах блеснули навернувшиеся внезапно слезы.
— Ладно-ладно, извини, Герми, — смущенно промолвил Рон, — я не хотел тебя обидеть, просто я всегда недолюбливал его…
Он встал и, обойдя вокруг стола, обнял жену за плечи. Она попыталась вывернуться, но сильные мужские руки еще крепче прижали ее к спинке стула. Дабы смягчить ее гнев, Рон стремительно чмокнул жену в щечку. И сразу почувствовал, как голова Гермионы подалась в направлении удаляющихся губ. Мужчина не преминул поцеловать ее еще раз. Она улыбнулась и положила свою ладошку Рону на руку.
— Прости, — шепнул он ей на ухо.
В ответ последовал легкий кивок ее головы. Почувствовав, что он прощен, Рон уселся обратно на свое место.
— Ну вот, отношения выяснили, а теперь, может, вернемся к теме собрания? – серьезно спросил Гарри, — А то до утра не управимся.
Молодые люди согласно закивали и принялись слушать Гермиону, начавшую читать вслух личное дело Снейпа.
Глава 10. Следствие зашло в тупик
Личное дело содержало вполне стандартную для документов подобного рода информацию: Снейп преподавал Зельеварение с 1981 по 1996 годы, Защиту от Темных Искусств с 1996 по 1997 годы. Параллельно являлся деканом факультета Слизерин. А в 1997 году он стал Директором Хогвартса. Но 2 мая 1998 года был уволен в связи со смертью. Собственно говоря, друзья это знали и так. Что касалось личной жизни Снейпа, то в деле было мало информации, вернее было ровно столько, сколько требовалось, чтоб знать, где, кем и когда был рожден этот человек. Но, все же, полезные сведения нашлись, и какие! В личном деле было указано, что до поступления в Хогвартс профессор Снейп жил с родителями, отцом, Тобиасом Снейпом, и матерью, Эйлен Принц, на улице под названием Тупик Прядильщиков, в доме номер 27.
— Тупик Прядильщиков! – воскликнула Гермиона, — это же то место, где я встретила аптекаря. И дом…Да-да! Я помню, на стене аптеки была табличка с номером 27.
Компания, сидящая за столом, с изумлением посмотрела на нее.
— Да-а-а, — протянул Гарри, — это неожиданно.
— Потрясающее совпадение, — добавила Джинни.
— Ну и что, — возразил Рон, — никакое это не совпадение, просто дом покойного профессора пустовал и этот аптекарь поселился в нем. Зачем добру пропадать, когда кому-то жить негде.
— Все было бы так, как ты сказал, — методичным тоном сказала Гермиона, — если бы не его глаза .
— У-у-у, ты опять за свое, — раздраженно процедил Рон.
— Посмотрю я на тебя, после того, как Невилл снимет отпечатки пальцев, что ты тогда скажешь… — спокойно парировала Гермиона.
Рон ничего не сказал, только отхлебнул сливочного пива из большой стеклянной кружки.
— Кстати, — воскликнул Гарри, — судя по времени, Невилл уже должен закончить.
И только он это сказал, как на пороге гостиной появился Долгопупс. Взоры присутствующих устремились в его сторону.
— Ну, как, что ты установил? – поспешила спросить Грейнджер.
— Э-э-э…— замялся тот, — как бы это вам сказать…
— Результат есть? – поинтересовался Поттер.
— Да, есть, но не совсем такой, какой ожидала Герми, — виновато пожимая плечами, ответил Долгопупс.
Глаза Гермионы округлились и, затаив дыхание, она спросила:
— Говори, Невилл, не томи, отпечатки совпали?
Долговязый мужчина подошел к столу, за которым сидели друзья, поставил на него обе аптечные бутылочки и листок с результатами исследования.
— Вот, — сказал он, кивком головы указывая на документ, только что лично им составленный.
Гарри взял листок и внимательно его изучил. Затем, подняв глаза на Гермиону, он сказал:
— Боюсь тебя расстраивать, Гермиона, но отпечатки пальцев не совпадают. Аптекарь не Снейп.
— Не может быть, — та вскочила с места и подбежала к другу, — дай я взгляну, — нетерпеливо сказала женщина, почти вырывая из его рук злосчастный листок.
Несколько раз Грейнджер прочла заключение, сделанное Невиллом. В комнате висела напряженная тишина. Наконец, она оторвалась от листка:
— Нев, а ты не мог ошибиться?
— Нет, Герми, — уверенно сказал тот.
— Дорогая, ты что, Невиллу не доверяешь?
Гермиона только вздохнула.
— Жаль, конечно, что это не профессор Снейп, — удрученно сказал Гарри, — но мы будем искать дальше, — успокаивал он подругу.
— Делать вам больше нечего, — ухмыльнулся Уизли, — пойдемте лучше спать, утром встанем как огурчики, и вся дурь пройдет.
— Рон, прекрати, — запротестовал Гарри, — как ты так можешь говорить! Профессор — наш герой, во многом благодаря нему, мы живы, и волшебный мир спасен. Довольно пререканий!
— Ты Снейпа так защищаешь, как будто он тебе отец родной, — язвительно возразил Рон.
— Нет, но Мерлин видит, каким достойным человеком был профессор Снейп, — эмоционально возразил Гарри, — ты же знаешь, о чем были его воспоминания, оставленные мне, как после этого ты можешь ему не верить?
— Да мало ли что он там насочинял, с него станется, — не унимался Уизли, — я не обязан верить какому-то Пожирателю Смерти.
— Рон, да ты пьян, что ли?! – воскликнула Джинни, вступая в их словесную перепалку.
— Джинни, не встревай, — хмуря брови, сказал Рон.
— Пойдем, я отведу тебя наверх, и уложу спать, — не обращая внимания на его невежливый тон, продолжала сестра.
— Гарри, ты опять захотел славы, тебе надоело жить спокойно, впрочем, как и моей неугомонной женушке? — выпалил Рон.
— Ты несешь ерунду, — возразил Гарри, — мы с Герми просто хотим отдать должное человеку, который нам помогал и вытаскивал из всяких передряг. Неужели после всего, что профессор для нас и Ордена сделал, мы не захотим его найти и вернуть, оказав почет и уважение?!
— А вам не показалось, что, если Снейп и жив, то не хочет, чтобы кто-либо об этом узнал? – взревел Рон, — и ему не нужно, чтобы его искали, даже столь благородные волшебники.
Он почти перешел на крик, и Джинни попыталась его остановить, ухватившись за рукав рубашки. Но Рон, одернув руку, еще более громко продолжил:
— Вы, все тут такие умные, послушайте глупого рыжего парня. Подумайте: раз Снейп не объявился, значит, он хочет, чтобы никто его не доставал. Или вы хотите оказать ему медвежью услугу?
— Возможно, — более спокойно ответил Гарри, — но ты тоже подумай, что если он жив, то скрывается, потому что не знает, как к нему теперь относятся. Откуда ему знать, смотрел ли я его воспоминания в Мыслесливе, придал ли им значение, поверил ли, рассказал ли другим товарищам.
— Спасибо, Гарри, — сказала Гермиона, положив свою ладонь ему на плечо, — спасибо за поддержку, но я не хочу больше обременять вас идеей найти профессора. Наверное, это, и правда, глупо, ведь столько лет прошло… Сейчас сложно выйти на истинный след.
— Ничего ты нас не обременяешь, я с радостью приму участие в поисках и в дальнейшем, ты только скажи… — ободрил ее Гарри.
— Да, Гермиона, я тоже тебе помогу, если ты посчитаешь нужным, — добавил Невилл, — пусть это будет нашим долгом пред профессором. Ты знаешь, в Хогвартсе его до сих пор вспоминают. И между нами говоря, какой бы он на своих занятиях страх не наводил, лучше него никто зелья не знал.
— У-у-у, сговорились, — злобно сказал Рон, — делайте что хотите, а я иду спать, завтра на работу.
— Я тебя отведу, братец, — сказала Джинни и, подхватив Рона под руку, повела в спальню для гостей.
— Спасибо вам, дорогие мои, — нежным тоном промолвила Гермиона, — вы самые лучшие друзья на свете.
Гарри и Невилл дружно заулыбались.
— Главное не отчаиваться. Каков будет план, шеф? – шутливо спросил Гарри, обращаясь к девушке.
— Я думаю, — вполне серьезно ответила Грейнджер, — что, не смотря на отрицательный результат с отпечатками, за аптекарем нужно понаблюдать. Поскольку я договорилась с ним о репетиторстве для Розы, то у меня будет возможность это сделать. Тем более, я буду помогать ему варить зелья. Так что отчаиваться рано.
— Да, действительно, то, что отпечатки с флакончиков не совпали с отпечатками в деле, еще ничего не значит, — согласился с подругой Невилл, — профессор мог применить всю свою слизеринскую изворотливость и осторожность, чтобы не выдать себя.
— Да, например, он мог надеть невидимые перчатки, — добавил Гарри.
— Конечно, — поддержала их Гермиона, — но самое главное то, что он мог изменить внешность с помощью Оборотного зелья или трансфигурации.. И мне нужно будет, прикрываясь дополнительными занятиями, раскрыть эту тайну. Возможно, он принимает образ аптекаря только на публике, а когда остается один, становится тем, кто есть на самом деле – профессором Снейпом. Когда-нибудь я застану сам момент превращения. Надеюсь, это будет скоро.
— Да будет так, подытожил Гарри.
Глава 11. Тест
Наступил долгожданный четверг. Долгожданный, конечно, для Гермионы и ее дочери. Девочка очень заинтересовалась, когда мама рассказала ей о встрече с профессиональным зельеваром, и безумно обрадовалась, узнав, что будет с ним заниматься приготовлением зелий. Самой большой мечтой Розы было научиться варить сложные зелья. К тому же у нее были для этого все задатки. Роза пошла в мать, у нее наблюдалось такое же безудержное стремление к знаниям. Как и Гермиона, она могла часами просиживать за чтением книг, изучением гербариев. Уже сейчас девочка могла эффективно смешивать компоненты в довольно сложных комбинациях и имела высший балл по Зельям.
— Мама, мы не опоздаем? – беспокоилась Роза.
— Не волнуйся, мы будем у аптекаря ровно в семь.
Но Роза не находила себе места, ожидая урока. Хотя до встречи оставался целый час, она слонялась взад и вперед по комнате, мимоходом собирая разбросанные по полу игрушки Хьюго. Покончив с этим, девочка расставила в строгом алфавитном порядке все книги на стеллажах и полила цветы. Но стрелки часов будто бы замерли. А ей уже не терпелось увидеть этого зельевара, заглянуть в его котел, в котором, как Розе представлялось, обязательно кипит зеленая субстанция, источая насыщенный терпкий аромат разнотравья. Уж теперь она узнает о зельеварении много нового, еще больше, чем на уроках в школе.
— Роуз, — окликнула дочку Гермиона, — ты готова? Нам пора.
Девочка только и ожидала этих слов, поэтому мгновенно отозвалась:
— Да, мамочка, я готова.
Выйдя из калитки дома, мать и дочь крепко обнялись, и прозвучал хлопок аппарации.
***
Снейп заставлял себя не думать о приближающемся вечере. Он пытался углубиться в работу, даже, вопреки обыкновению, пообедал в ближайшем кафе, затем написал пару писем (одно, в профсоюз аптекарей с предложением о снижении пошлины на ввоз импортных ингредиентов для зелья потенции, другое – самому себе, якобы от сестры из Румынии). Но время встречи с Грейнджер и ее дочерью неумолимо приближалось. И, чтобы больше не думать об этом неприятном моменте, когда к нему на урок должна придти сама гриффиндорская заучка со своим чадом, профессор достал любимую пластинку с оперой Генделя Ринальдо. Барочное колоратурное сопрано наполнило помещение, зельевар поставил кресло напротив окна и углубился в дивные звуки музыки.
Не прошло и двадцати минут, как в дверь постучали. Снейп вздрогнул и мгновенно принял облик аптекаря. Он нехотя спустился вниз и, приблизив ухо к двери, настороженно спросил:
— Кто там?
— Откройте, Эрниль, это я, Гермиона Уизли.
Послышался лязг замка.
— Добрый вечер, — первой приветствовала его женщина.
Снейп ответил кивком головы и впустил гостей.
Увидев аптекаря, девочка немного оробела. Пер-Агар заметив это, сменил привычную маску надменной брезгливости приветливой улыбкой.
— Так это и есть Ваша дочь, с которой я буду заниматься зельеварением? – спросил он, обращаясь к Гермионе.
— Да, это Роза, — ответила она, также улыбаясь, — Вы не представляете, как сильно она ждала этого момента, не правда ли, дорогая?
— О да, — ответила девочка, осмелев, — когда я вырасту, то хочу стать профессиональным зельеваром, мама говорит, что у меня это получится, я способная к зельям, да и в Хогвартсе меня хвалят.
Профессор хмыкнул, и его губы изогнулись в оценивающей ухмылке.
— Возможно, — промолвил он, — ты целеустремленная девочка, но для начала, я должен протестировать твой уровень.
— Конечно, я с радостью продемонстрирую Вам то, что знаю, — бойко сказала Роза.
Снейп пригласил мать и дочь пройти в подвал дома.
— Спускайтесь осторожнее, здесь крутые ступеньки, — предостерег их аптекарь.
Роуз, придерживаясь за руку матери, с широко открытыми глазами спускалась навстречу новым знаниям.
— Зови меня мистер Пер-Агар или просто сэр, — обратился аптекарь к Розе, когда та устроилась за столом напротив него. Девочка кивнула в знак согласия. Гермиона села на стоящий в стороне деревянный табурет с высокими ножками.
— Итак, приступим к тестированию. Я должен выяснить твой уровень знаний, чтобы выработать подходящую учебную программу.
Опять последовал понимающий кивок.
На середине стола возвышалась батарея из пробирок с различными зельями.
— Видишь эти пробирки? – спросил Снейп у Розы.
— Да, — ответила та.
— Покажи мне, в которой из них находится зелье сна без сновидений?
Немного подумав, девочка указала пальцем на пробирку со слегка голубоватой молочно-белой жидкостью, переливающуюся перламутром.
Брови аптекаря удивленно приподнялись.
— Верно, — одобрительно сказал он.
Гермиона, сидевшая за спиной профессора, от радости показала дочери поднятый вверх большой палец. Девочка удовлетворенно улыбнулась.
— А сейчас покажи мне пробирку с оборотным зельем, — предложил Пер-Агар.
За спиной послышалось суетливое ерзанье.
Профессор хмыкнул от удовольствия, понимая, что смог досадить Грейнджер.
Девочка снова задумалась.
Профессор ждал, с интересом наблюдая, как этот юный ребенок, серьезно сдвинув брови, разглядывает алхимические стекляшки в надежде правильно ответить на вопрос репетитора.
— Оно здесь, — промолвила Роза, указав на пробирку с темно-коричневой жидкостью.
— Верно, девочка! – почти восторженно воскликнул зельевар, — ты молодец, Роза, — добавил он, похвалив испытуемую.
Гермиона снова заерзала на табурете.
Девчонка выдохнула, как будто груз свалился с ее плеч.
— Но это еще не все, — продолжил Пер-Агар.
— Но разве этого недостаточно? – возмутившись, спросила мать.
— Терпение, мэм, — предупредил аптекарь, обернувшись назад, — для большей уверенности в ее силах я хочу провести еще один небольшой тест.
Он встал, чтобы принести ларец с ингредиентами для зелий.
— Вот здесь экземпляры для некоторых зелий, — пояснил мужчина, глядя на девочку, которая, затаив дыхание, внимательно его слушала, — ты должна точно определить по внешнему виду шкуру ядовитой венгерской рогатой жабы и перья лирохвостого камнежуя.
Девочка заглянула в ларец и сначала растерялась от такого множества ингредиентов, лежащих в нем. Но потом начала методично изучать те, которые по внешнему виду напоминали описанные в магических книгах, которые она уже успела прочитать.
Минут через пять Роза отложила в сторонку два искомых ингредиента и молча посмотрела на аптекаря, в надежде услышать одобрительный вердикт. И она не ошиблась, бурая шкура рептилии и фиолетово-черные перья оказались именно тем, что просил определить мистер Пер-Агар.
— Твоя мама не ошиблась, когда сказала о твоих способностях к зельеварению. Ты справилась с заданием блестяще, — отметил Снейп.
Роза весело подпрыгнула на стуле, слегка задрав носик кверху.
— Я так рада за тебя, доченька, — сказала Гермиона, подойдя к Розе и обняв ее.
— Спасибо, Эрниль, Вы вселили в нас уверенность, — уважительно обратилась к аптекарю женщина.
— Не стоит благодарности, это Ваша заслуга, — с нарочитой скромностью произнес зельевар.
— Так что скажете по поводу ее знаний? – спросила миссис Уизли.
— На мой взгляд, в зельеделии уровень подготовки Вашей дочери на порядок выше, чем может быть у школьников ее возраста, — со всей серьезностью отметил профессор.
Роза хлопнула в ладоши, ей было очень приятно слушать эти слова от большого профессионала.
— О, благодарю Вас за столь лестный отзыв, — улыбнулась Гермиона.
— Не в моих привычках льстить, — поморщился аптекарь,— я лишь констатирую очевидное: Роза действительно очень способная ученица.
Гермиона наклонила голову в знак согласия.
— Ну, что ж, на сегодня время подходит к концу, — произнес Эрниль, — и я предлагаю вам взять домашнее задание.
— Да, да, конечно, сэр, — воскликнула Роза, и ее глаза засияли.
— К следующему разу ты должна будешь подготовить эссе о возможностях и способах применения в зельях шкуры венгерской рогатой жабы и перьев лирохвостого камнежуя, — безапелляционным тоном заявил профессор.
— Хорошо, сэр, — отчеканила девочка.
— Тогда до встречи. Жду вас в воскресенье. И, Гермиона, — аптекарь сделал паузу, — не забудьте, что обещали мне помочь с зельями.
— С удовольствием это сделаю, — улыбнулась в ответ женщина.
Глава 12. Взрыв
Уже месяц Гермиона исправно водила дочь к репетитору, параллельно помогая ему готовить зелья для продажи. Девочка показывала прекрасные результаты. Она искренне радовалась своим успехам, все время представляя, как вернется в Хогвартс и поразит своих учителей углубленными знаниями по любимому предмету. Домашние задания Роза делала прилежно, стараясь не огорчать Пер-Агара допущенными ошибками. Она любила доводить все дела до совершенства. И зельевар хвалил ее, восхищаясь успехами. За время занятий он привязался к девочке. Непосредственность и ум ученицы покорили Снейпа, несмотря на его тяжелый характер и замкнутость. Он немного ожил благодаря общению с Розой и ее матерью. И, если вначале к Гермионе Снейп относился достаточно настороженно, то постепенно напряженность переросла в дружбу. Теперь он уже ждал их прихода, ведь эти недолгие часы занятий и совместное приготовление зелий давали Северусу возможность снова почувствовать себя кому-то нужным, да и просто поговорить. Теперь зельевар уже не был так безнадежно одинок. Возможно, он не стал бы никогда одинок, если бы, будучи юношей, не совершил роковой ошибки, назвав ТУ, что была когда-то ему дороже всех на свете, грязнокровкой. Гермиона тоже была магглой. Но, общаясь с ней, Северус как будто продолжал искупать свою вину пред ТОЙ, которую потерял навсегда.
Гермионе тоже нравилось приходить к аптекарю. С ним она чувствовала себя спокойно и умиротворенно, чего в последнее время не испытывала. Завязавшиеся между ними дружеские отношения шли ей на благо. Не смотря на то, что в свое время Гермиона была первой в Хогвартсе, общаясь с зельеваром, женщина больше узнала о редких зельях и их ингредиентах. Да и успехи Розы не могли не сказаться на психологическом состоянии женщины. К тому же, занятия еще больше сблизили мать и дочь. Но приближался сентябрь, и это огорчало Гермиону по двум причинам. Во-первых, Роза уедет учиться в Хогвартс, значит, уроки придется прекратить, а Гермионе так комфортно было у Эрниля. А во-вторых, женщина так до сих пор и не выяснила, действительно Пер-Агар — это Снейп.
В последнее воскресение июля Гермиона вновь привела дочь на урок. Эрниль, как всегда, тепло встретил их. Не мешкая, они прошли в лабораторию.
— Роза, — обратился аптекарь к девочке, — сегодня ты попробуешь приготовить бодроперцовое зелье. Это очень полезная при простуде штука. Думаю, что ее должен уметь сделать любой маг. А с вами, Гермиона, мы будем готовить костерост, в аптеке он как раз закончился, вчера купили последний флакон.
— Конечно, Эрниль, я с удовольствием Вам помогу, — мило улыбаясь, сказала ведьма.
— Вот и отлично, — ответил зельевар, — тогда я попрошу Вас начать без меня, а сам пока проверю домашнее задание Розы.
Гермиона кивнула головой в знак согласия.
Пер-Агар принялся просматривать эссе на тему Светящиеся грибы: происхождение и применение в зельеварении, которое написала Роза. А пока он проверял, девочка с интересом наблюдала, как мама подготавливает ингредиенты для лечебного зелья.
— Ну что ж, ты отлично справилась с домашним заданием, — резюмировал зельевар, обращаясь к Розе.
Та мгновенно перевела взгляд на учителя и от нее не скрылась легкая улыбка, играющая на его губах.
Здорово!, — подумала девочка и направилась к зельевару, который уже стоял возле учебного котла.
— Как я и говорил, сегодня я научу тебя готовить бодроперцовое зелье. Это отличное противопростудное снадобье, оно быстро согревает и насморк, боль в горле, а также кашель в бронхах моментально проходят. Итак, для начала тебе нужно запомнить, ингредиенты необходимы для приготовления зелья. Основным из них является жгучий перец чили.
И аптекарь принялся подробно рассказывать ученице о том, какие еще ингредиенты должны входить в состав приготовляемого зелья, очередность их закладки в котел и время, в течение которого состав варится и настаивается. Девочка слушала его с неподдельным интересом как губка впитывая необходимую информацию.
Окончив теоретическую часть занятия, Пер-Агар попросил Розу принести со стеллажей нужные составляющие. После чего они приступили к практической части зельеварения. Убедившись, что дальше девочка справится самостоятельно, Эрниль подошел к аптекарскому котлу, у которого колдовала Гермиона.
— Ну, как наш костерост? – осведомился он у ведьмы.
— Первая порция почти готова, но для второй не хватает одного ингредиента.
— Какого? – почти удивленно спросил аптекарь.
— Закончились жилы единорога, — пояснила Гермиона.
Пер-Агар приподнял бровь.
— Странно, я не так давно пополнял их запасы, — задумчиво произнес он, — но ничего не поделаешь, нужно отправляться в магическую лавку. Могу ли я вас, Гермиона, попросить об этом?
— Конечно, я схожу, если Вы скажете, где она расположена.
Аптекарь объяснил, как добраться до единственной в городке лавки, где продаются магические ингредиенты. Также было решено что в отсутствии Гермионы аптекарь сам разольет уже готовое зелье по флаконам. Не мешкая, Гермиона отправилась за покупками.
— А когда я вернусь, то наклею на флаконы этикетки, — произнесла, уходя, молодая ведьма.
Как только Уизли скрылась за дверью, аптекарь принялся мастерски отточенными движениями наполнять стеклянные пузырьки.
Но неспешный процесс прервал громкий, почти оглушающий хлопок и характерный для трескающегося металла звук. Что-то довольно сильно стукнуло зельевара по голове, от чего он еле устоял на ногах. Это был небольшой осколок котла. О, Мерлин! Роза…, — пронеслось у Пер-Агара в мыслях. Он обернулся, чтобы оглядеться. По всей лаборатории валялись черные куски зельедельческого котла, серая жидкость стекала со стен и стеллажей. На полу, немного дальше от того места, где стоял учебный котел, лицом вниз лежала Роза. Она не двигалась. Пер-Агар, потирая разбитый висок, бросился к девочке.
Опустившись на колени, он осторожно перевернул ее лицом вверх. Роза дышала и, слава Мерлину, видимых повреждений у девочки не было. Но она была очень бледной, возможно, причиной тому было сотрясение. Зельевар взял ее на руки и понес в гостиную, чтобы уложить на диван и провести подробный осмотр.
Глава 13. Неожиданная встреча
Купив жилы единорога, Гермиона поспешила вернуться в дом аптекаря. Но только она собралась аппарировать, как ее окликнули. Интонации низкого мужского голоса показались знакомыми:
— Гермиона?
Она машинально обернулась на звук и не поверила своим глазам, перед ней стоял Виктор Крам. Он сильно возмужал, стал еще выше, но все также сутулился. Виктор протянул к ней свои сильные руки с крупными ладонями. Гермиона подалась навстречу, не скрывая улыбку.
— Как я рад тебя видеть, — обрадовано воскликнул Крам, — но что ты делаешь в этом Мерлином забытом захолустье.
Освободившись от объятий старого знакомого, женщина сказала:
— То же самое я могу спросить у тебя.
Виктор, изучающе посмотрев на нее из-под своих широких густых бровей, ответил:
— Я здесь, чтобы заключить договор на поставку спортивной формы для нашей юношеской команды. Не поверишь, но в этом маленьком городишке шьют недорогую и добротную форму.
— Ты до сих пор в спорте? – поинтересовалась Гермиона.
— Да, но теперь в качестве тренера юношеской сборной Болгарии.
— Поздравляю.
— Не с чем, я бы сам еще мог играть в квиддич, но два года назад получил серьезную травму плеча. Вот и пришлось с полетами завязать. Но мне предложили тренерство, и я согласился.
— Молодец, это все же лучше, чем вообще уйти из спорта.
— Да, я вполне доволен. Мне нравится работать с молодежью, тем более есть, чему их научить.
— Да, не зря же ты чемпион.
Щеки Крама залила краска, и он опустил глаза.
— Но ты не ответила на мой вопрос, — настаивал Виктор, когда волна смущения отхлынула.
— В этом городе живет один зельевар, он тоже из Восточной Европы, его зовут Эрниль Пер-Агар. Может быть, слышал такое имя?
Мужчина потер затылок, пытаясь что-то припомнить.
— Нет, кажется, не слышал о таком, — спустя минуту ответил он, — а почему ты о нем спрашивешь? – поинтересовался мужчина.
— Он дает частные уроки моей дочери, — уточнила Гермиона, — она хочет глубже изучить основы зельеварения. Мне кажется, что у нее хорошие способности к этой науке.
— Но я смотрю, ты одна, — недоуменно произнес Виктор.
— Я ходила в магическую лавку за ингредиентами, — кивнула женщина в сторону здания, из которого только что вышла, — а дочка занимается с учителем.
— Ясно, — удовлетворенно изрек Крам, — значит у тебя дочь.
— Да, и еще младший сын, в этом году он впервые едет в Хогвартс — добавила Гермиона.
— Вы поженились? – угрюмо спросил Виктор.
— Да, давно уже, — быстро ответила женщина.
— Я тоже женился, на соотечественнице, 5 лет назад — сказал спортсмен, — но детей пока у нас нет.
— Ничего, будут еще, — участливо сказала Гермиона.
Виктор ничего не сказал, лишь грустно улыбнулся в ответ, видимо, ему не была приятна эта тема.
— Ой, Виктор, ты меня извини, но мне срочно нужно идти, Эрниль ждет меня, — протараторила Уизли.
— Но постой, мы же так давно не виделись, давай где-нибудь посидим, поговорим, — встрепенулся Крам.
— Не могу, я должна торопиться, давай в другой раз, — отговаривалась Гермиона.
— Ну, что ж, в таком случае не буду тебя задерживать, — сказал Виктор, — ты всегда со мной можешь связаться по этому адресу, — и он протянул женщине свою визитку, — до встречи, Гермиона.
— До встречи, Виктор.
И они оба аппарировали, каждый в своем направлении.
Глава 14. Незнакомец
Роза все еще была без сознания. Пер-Агар колдовал над ее хрупким телом, но результата это не давало.
Как раз в этот момент послышался глухой хлопок и скрип открывающейся двери.
— Эрниль, — раздался звонкий голос Грейнджер, — по-моему, ваша дверь требует хорошей смазки.
Гермиона вошла и замерла на пороге. Картина, которая открылась ее глазам, заставила женщину вздрогнуть от ужаса, и она с трудом смогла сдержать рвущийся наружу крик.
В одно мгновение Гермиона подбежала к дивану, на котором неподвижно лежала Роза.
— Что с ней? — с болью в голосе спросила женщина, с трудом проговаривая слова.
— Я разливал зелье по флаконам и вдруг услышал грохот, — напряженно пояснил мужчина, — а когда обернулся, увидел лежащую на полу Розу. Она была без сознания.
— Котел взорвался? – догадалась Гермиона.
— Да, но девочка не поранилась, — успокаивал ее Пер-Агар.
Гермиона тяжело вздохнула.
— Почему же она без сознания, — продолжала нервничать женщина.
— По всей видимости, ее отбросило взрывной волной, — предположил аптекарь.
— Как долго она в таком состоянии? – спросила Гермиона, беря руку дочери в свою.
— Минут 20, — ответил зельевар, — я проверил, есть легкое сотрясение, оно ничем ей не угрожает.
— Может быть, попытаться дать ей какое-нибудь зелье?
— Я уже сделал все необходимое.
— Боже, — простонала Гермиона, — как я теперь покажусь дома, меня Рон убьет.
Пер-Агар вопросительно посмотрел на женщину.
— Мой муж и без того не хотел, чтобы Роза посещала Ваши занятия, а теперь и вовсе будет есть меня поедом…
— Не беспокойтесь, с Розой все будет в порядке, скоро она придет в сознание и Ваш муж ничего не заметит. Хотя, я бы не рискнул аппарировать с ней сразу же.
Теперь была очередь Гермионы вопросительно посмотреть на собеседника.
— На первый взгляд девочка не пострадала, но пока она не придет в себя, я точно не могу сказать, что с ней все абсолютно в порядке, возможно временное нарушение координации, ушибы внутренних органов. Так что, лучше ей и Вам остаться здесь до завтра.
— Но, я не могу, — опешила Гермиона, — у меня дома сын, завтра мы отправляем его к родителям мужа, нужно собрать вещи… Да и Рон....
— Я понимаю, но для Розы будет лучше, если хотя бы часов на 12 она останется в состоянии покоя, — не дал ей договорить аптекарь.
Гермиона задумалась. С одной стороны Розе нужен покой, но оставлять ее одну в доме чужого, хоть и знакомого человека, было рискованно. Тем не менее, нужно сделать выбор и немедленно.
— Хорошо, Эрниль,— приняла решение Гермиона, — пусть дочка побудет у Вас,— но обещайте мне сообщать о любых изменениях в ее состоянии, сразу же.
Пер-Агар кивнул.
— Что я скажу дома? – нервничала женщина.
— Вы можете сказать, что мы с Розой осваиваем рецепт зелья, на приготовление которого уйдет вся ночь и часть утра. Думаю, такое объяснение удовлетворит Вашего мужа, – предложил аптекарь.
— Звучит вполне правдоподобно. Я так и скажу Рону, надеюсь, он поверит.
— Пове-е-е-рит, — протянул зельевар.
Уловив знакомую еще с Хогвартса интонацию, Гермиона прищурилась и внимательно посмотрела в глаза аптекаря, пытаясь найти подтверждение своим догадкам. Откуда такая уверенность? — думала она, — такое впечатление, что Эрниль хорошо знает Рона. Так мог бы сказать только Снейп. Ну, когда же он себя выдаст? Гермиона и не подозревала, как скоро это произойдет.

***
Появившись дома одна, Гермиона вызвала бурную реакцию Рона. Но, подготовленная к этому аптекарем, женщина стоически выдержала напор мужа. Зато ревнивец Хьюго, радостно запрыгал, когда понял, что сегодня никто не помешает ему побыть с мамой только вдвоем, и не будет комментировать сказочные рассказы Барда Бидля.
Но, собирая вещи Хьюго, Гермиона никак не могла сосредоточиться. И внезапно на глаза навернулись предательские слезы. Женщина не хотела и не могла показывать свои истинные эмоции. Она украдкой взглянула в сторону кровати Хьюго , к счастью, мальчик уже спал. Гермиона закрыла дорожный чемодан и тихонько вышла из спальни детей.
Рон сидел у телевизора с бутылкой сливочного пива и смотрел очередной квиддичный матч. Услышав шаги, мужчина обернулся.
— Хьюго уже уснул? — поинтересовался он у жены.
— Да, — ответила та.
Гермиона подошла к дивану и присела рядом с мужем.
— Знаешь, — начал он, отставив бутылку, — сдается мне, что ты поступила опрометчиво, оставив Розу у аптекаря.
На что Гермиона лишь устало улыбнулась.
— Ну чего ты радуешься, я ведь серьезно, — внезапно взвился Рон, — все-таки ты не должна была оставлять ее с чужим человеком.
— Рон, не кричи, разбудишь сына, — полушепотом сказала она, отводя покрасневшие от слез глаза.
— Если не хочешь ты, я сам аппарирую за ней, — не унимался рыжий.
— Успокойся, с ней все хорошо, Роза в надежных руках, — успокаивала женщина не на шутку разбушевавшегося мужа, — это пиво так ударило тебе в голову?
Рон засопел.
— А тебе что ударило, если ты вот так просто можешь оставить собственную дочь с типом сомнительной репутации? – зло выпалил Уизли.
— Он уважаемый человек и талантливый специалист, — возразила Гермиона.
— Но это не дает ему право мучить нашу девочку всякими заумными зельями. Можно было сварить и более простое зелье.
— Есть учебный план, в соответствии с которым ведутся занятия. И его надо выполнять, чтобы Роза не отвыкала от дисциплины.
Рон хмыкнул. Он не мог понять, зачем дочери дополнительно заниматься такой неинтересной и скучной наукой, как Зельеварение. Ведь сам он спокойно живет, безо всяких зелий.
— Роза у нас и так отличница, зачем ей еще куда-либо углубляться, — продолжал протестовать Уизли.
— Пойми ты, у нее исключительные способности к зельеварению. Пусть занимается своим любимым делом. Пер-Агар отлично разовьет ее способности, это никогда не будет лишним, тем более, после окончания Хогвартса она хочет поступать в Университет на факультет зельеварения и алхимии. Будет непростительно с нашей стороны упустить возможность дополнительных занятий для дочери.
Видимо, слова жены повлияли на мужчину и, успокоившись, Рон вновь принялся пить пиво.
Гермиона, еще немного посидев на диване возле мужа, встала и, медленно волоча ноги, направилась в супружескую спальню. Не раздеваясь, она рухнула на кровать без сил, отдавшись во власть Морфея.

***
Открыв глаза, Роза не сразу поняла, где находится. В первый момент ей удалось разглядеть только темный свод потолка. Мрачную комнату, в которой находилась девочка, пересекал единственный робкий луч света, свидетельствовавший о том, что наступил следующий день. Это была гостиная мистера Пер-Агара. Девочка приподнялась и села. В голове загудело. Роза закрыла лицо ладошками, что позволило ей удержать равновесие и не упасть на подушку. Мерлин, котел взорвался, — вспомнила девочка, потирая виски, — меня отбросило, и я потеряла сознание. Сколько я так пролежала? Часы показывали семь. Уже утро, — мелькнуло у нее в голове. Спустя некоторое время, когда слабость после долго лежания в забытье отпустила ее, Роза оперлась о подлокотник дивана и встала. Тревога охватила девочку, когда она огляделась по сторонам и не увидела ни мамы, ни репетитора. Медленно передвигая ослабевшими ногами, девочка направилась в подвальную лабораторию. Там она надеялась найти взрослых.
Приоткрыв дверь, Роза остолбенела. У котла стоял незнакомый мужчина. Его черные волосы сальными прядями спадали на бледное лицо, а большой крючковатый нос выдавался вперед, притягивая взгляд. Розу охватил страх.
Девочка бросилась к выходу. Но уже на самом пороге она столкнулась с Гермионой, которая только что аппарировала в Тупик Прядильщиков.
— Роза, дорогая, ты очнулась! – воскликнула женщина, крепко обняв дочь.
— Мамочка! — воскликнула девочка, — бежим отсюда, — уже шепотом добавила она.
— Что случилось? К чему такая паника? – недоуменно спросила Гермиона.
Она отпустила дочь и присела перед ней на корточки. Заглянув девочке в глаза, женщина увидела там неподдельный страх.
— Мама, там, в лаборатории, какой-то незнакомый человек. Это, наверное, вор или даже убийца, ведь мистера Пер-Агара нигде нет, — выпалила Роза.
— Какой человек? – встревожено спросила Гермиона у дочери.
— Темноволосый мужчина в черной мантии, а еще у него такие волосы и такой нос, — рассказывала девочка, активно помогая себе жестами.
Гермиона хихикнула, явно о чем-то догадываясь.
— Ну, дорогая, это точно не вор. Ведь воров в мантиях не бывает.
Роза задумчиво подняла глаза вверх.
— Ты не ошиблась? – усомнившись, спросила женщина, — может быть, ты просто не узнала мистера Пер-Агара?
— Нет, мам, — запротестовала дочь, — это совершенно другой мужчина, я его раньше не видела, тем более, здесь. Пойдем, я тебе его покажу.
Мать и дочь, тихо, на цыпочках пробрались к лаборатории. Заглянув в дверную щель, Гермиона действительно увидела не Эрниля. На обычном месте аптекаря, склонившись над котлом, стоял человек, точь-в-точь описанный Розой. Снейп! — пронеслось в голове у женщины.
Глава 15. Истинное лицо
Не смотря на то, что Снейп выглядел старше, чем в ее воспоминаниях, Гермиона без труда узнала своего бывшего профессора Зельеварения.
— Роза, иди наверх и жди меня в гостиной, я скоро приду, — сказала шепотом женщина, — мне нужно поговорить с этим человеком.
Девочка удивилась, но беспрекословно выполнила просьбу матери.
Если я сейчас его не раскрою, — думала Гермиона, — то, возможно, такого шанса мне больше не представится. Она собрала всю свою смелость в кулак и резким движением распахнула дверь в лабораторию.
— Профессор! – громко воскликнула она.
От неожиданности Снейп выронил пробирку, которая с треском разбилась о каменный пол. Он понял, что забыл наложить на дверь запирающее заклятье.
Все-таки выследила, — с досадой подумал про себя Северус.
— Греееейнджер! – уже вслух язвительно протянул зельевар.
— Что Вы здесь делаете? – не обращая внимания на его тон, продолжала Гермиона.
— Не видите, зелье варю, — холодно ответил Снейп. — А что делаете здесь Вы?
— Я ищу мистера Пер-Агара, — так же спокойно ответила Грейнджер.
— Ну, разве Вы не видите? Его здесь нет, — продолжал язвить мастер зелий.
Гермиона по привычке поджала нижнюю губу.
— А где он? – настаивала она
— Не могу знать, — равнодушно ответил Снейп, — и Вам не советую этим интересоваться, — отрезал он.
— Я удивлена, что его нет, он должен был ждать меня здесь, — сказала Гермиона.
— А больше Вас ничего не удивляет? – ухмыльнулся зельевар, в упор посмотрев на женщину своими глубокими черными глазами.
Гермиона, слегка опешив, ответила:
— Вы еще спрашиваете?
Да она готова была кинуться к нему на шею, обнять, расцеловать, потому что он жив и стоит перед ней, спустя столько лет безвестности.
— Передо мной стоит мой профессор, которого столько лет считали погибшим, пытается сделать вид, что ничего особенного не происходит и все так же иронизирует. Я потрясена.
— Ну, Грейнджер, — немного мягче сказал он, — уж не хотите ли Вы обнять меня как старого приятеля?
— А вы все такой же…
Снейп приподнял левую бровь:
— Какой?
— Язвительный и черствый, — обиженно произнесла ведьма.
Зельевар отвернулся, чтобы скрыть улыбку.
— Значит со мною все в порядке, не так ли?
— Надеюсь, время Вас почти не изменило, — ответила Гермиона, смерив профессора взглядом.
— Гермиона, — совсем мягко и как-то по-отечески произнес Северус, — сделайте то, что Вам хочется.
Грейнджер удивилась, но подошла к профессору и прислонилась головой к его плечу. Как он догадался? — задумалась она. Слезы потекли по ее щекам, капая на мантию Снейпа.
— Я так рада, что Вы живы, профессор, — заговорила Гермиона, минуту спустя.
Ответом ей было лишь прерывистое дыхание зельевара.
— Я молила Мерлина, чтобы Вы нашлись, — продолжала она, — и чудо случилось.
— Чудо, — грустно повторил Снейп.
Гермиона всхлипнула в ответ.
— Возможно – продолжал мужчина, — но зачем это Вам?
— Гарри рассказал нам о Ваших воспоминаниях, которые видел в Мыслесливе. Участь смертника – не самое лучшее для такого человека, как Вы. Я верила и надеялась, что Вы выжили. Да и Ваше тело не нашли после битвы.
Снейп, хмыкнув, произнес:
— Гермиона, я всегда считал Вас сообразительной.
Еще немного они постояли молча, прижавшись друг к другу.
— Но где же, все-таки, Эрниль? – вспомнила Гермиона.
— Наверное, я преждевременно сказал, что Вы сообразительная, — иронично посетовал Северус.
Гермиона прекрасно догадывалась о превращениях, но ей хотелось, чтобы профессор сам раскрыл свой секрет. Она только вопросительно взглянула на него.
— Ай-яй, не узнаю прежнюю гриффиндорскую отличницу, — покачивая
головой, отметил Снейп, — Эрниль Пер-Агар – это я.
— Я так и знала! Вернее, я догадывалась об этом, но…хотела проверить.
— И проверили?! – почти утвердительно спросил зельевар.
— Как видите, — улыбнулась Гермиона, – Вы пользовались оборотным зельем, да? — спросила она потом.
Мастер зелий утвердительно кивнул.
— Гермиона, признайтесь, репетиторство было придумано с целью разоблачить меня? – спросил зельевар после некоторой паузы.
— Да, извините меня, — ответила Грейнджер, — но занятия с Розой так развили ее.
— Мерлинова борода! Роза! Нужно срочно принять оборотное зелье и посмотреть как она, — забеспокоился Снейп, вспомнив о девочке.
— Не беспокойтесь, профессор, она пришла в себя, и ждет нас наверху, — успокоила его Гермиона, — и Вам вовсе не нужно снова превращаться в аптекаря. Роза очнулась и стала искать Пер-Агара, но увидела в лаборатории Вас. Потом мы с ней встретились в гостиной, и она повела меня в лабораторию, чтобы я посмотрела на незнакомого ей мужчину, так я все и узнала…
— Розе, видимо, будет трудно осознать увиденное, — предположил Северус.
— Я надеюсь, что она все поймет, — заверила его Гермиона.
И они направились в гостиную. Роза сидела на диване, поджав ноги. Увидев того самого незнакомца, который был в лаборатории, девочка еще больше сжалась, но уже не от страха за себя, а за маму. Но осознав, что мама и незнакомец дружелюбно улыбаются друг другу, малышка немного расслабилась.
Как и предполагалось, Роза приняла историю зельевара спокойно и рассудительно. Она даже обрадовалась, что мистер Пер-Агар на самом деле профессор Снейп, который многие годы преподавал Зельеварение в самОм Хогвартсе.
Успокоив дочь, Гермиона озабоченно взглянула на Снейпа:
— Сэр, скажите, я уже могу забрать Розу домой? Аппарация не повредит ей, вчера Вы говорили, что могут быть внутренние повреждения…
— Сейчас я осмотрю ее, — спешно ответил Снейп, понимая, что гостьи торопятся.
Он подозвал к себе девочку и начал осмотр. Приблизив руки к телу девочки, но не прикасаясь, Снейп провел ладонями вдоль ее туловища, после чего сказал:
— Все в порядке. Внутренние органы не повреждены, есть несколько ушибов, но это ее здоровью не угрожает. Я дам Вам мазь, и скоро все пройдет. Сотрясение, слава Мерлину, легкое, поэтому ей необходима пара дней постельного режима и обильное питье.
Гермиона облегченно вздохнула.
— Так что, Роза, ты легко отделалась, — сказал Северус, обратившись к девочке.
Девчонка мило улыбнулась и, в порыве благодарности, прикоснулась к бледной ладони зельевара, тем самым вызвав его смущение. Он поспешил одернуть руку. Его гостьи, к счастью, ничего не заметили.
— Дорогая, я вижу тебе уже лучше, нам пора отправляться домой и не злоупотреблять гостеприимством профессора Снейпа, — обратилась Гермиона к дочери.
— Мам, а как же зелье? Нужно сварить новое, ведь вчера у меня не получилось, так как взорвался котел, — выпрашивала Роза.
— Кстати, ты лучше расскажи нам с мистером Снейпом, как так получилось, что такой опытный зельевар, как ты, взорвал котел.
Девочка замялась, но потом осторожно, вкрадчивым тоном начала:
— Я хотела немного усовершенствовать бодроперцовое зелье и, чтобы оно лучше восстанавливало воспаленные голосовые связки, добавила в котел жилы единорога.
— Теперь понятно, почему так внезапно иссякли мои запасы этого ингредиента, — констатировал Северус.
— Но я ведь старалась…для науки, — оправдывалась Роза.
Зельевар погладил ее по голове и добавил:
— Из таких, как ты, и получаются настоящие маги.
— Если они не угробят себя раньше, — посетовала Гермиона, сурово глядя на дочь.
— Прости мам, я об этом не подумала, — жалобно произнесла девочка.
— Ладно уж, нам пора домой, а то папа будет сердиться.
Гермиона вопросительно посмотрела на Снейпа, молчаливо прося разрешения забрать дочку.
— Конечно, конечно, не смею вас дольше задерживать, — сказал он, отвечая на ее взгляд.
Как бы ни хотелось им уходить, но пора было домой. Тем более, Гермиона всего на пару часов отпросилась с работы, и время поджимало.
— Надеюсь, мы встретимся еще? – стоя в дверях, спросила Гермиона.
— Да, конечно, мой дом всегда открыт для Вас, — ответил зельевар, — но прошу Вас, — уже шепотом добавил он, — никому не говорите обо мне, еще не время.
— Конечно, сэр, я не скажу, — заверила его женщина, — но нам нужно обсудить этот вопрос, не все же Вам скрываться от общества. Поверьте, Вас никто не считает преступником, Вас даже орденом наградили…
— Я знаю, читал в газетах.
— Можно я приду в воскресенье без дочери? Ей нужно отдохнуть и восстановиться после происшествия.
— Да, конечно, отдых ей сейчас просто необходим, — согласился Северус.
— Тогда до встречи! И не исчезайте больше, — сказала Гермиона, улыбнувшись ему на прощание.
Глава 16. Ссора
Оставшись один, Снейп устало опустился на диван, на котором совсем недавно сидела дочь Гермионы. Он чувствовал, что силы покидают его, настолько напряженное выдалось утро. Надо бы принять успокаивающее зелье, — подумал Северус, — все-таки сегодняшние события не входили в мои планы, и неизвестно чем они еще обернутся. Как бы хорошо зельевар не изучил Гермиону за этот месяц, он переживал, что она может кому-нибудь рассказать о том, что он жив.
На секунду забыв о том, что не хотел бы огласки, Северус позволил себе подумать, что жить затворником, честно говоря, ему надоело. Ах, если бы можно было заняться любимым делом в стенах Хогвартса. Но как его возвращение приняли бы знакомые и коллеги? Ведь его затворничество могло выглядеть более чем сомнительно в их глазах, будучи очень похожим на трусость. Нет-нет, Снейп решительно отверг мысль о своем публичном возвращении. Его нынешняя жизнь как-то сложилась, была спокойной и размеренной. У него есть свое дело, рутинное, но нужное людям, к тому же, аптека процветала. О чем еще мечтать? Стало нестерпимым одиночество? Но ведь Гермиона обещала продолжать приходить к нему и помогать готовить зелья, а также приводить на занятия дочь. И все же, где-то в глубине души Северус Снейп оставался публичным человеком, что было немудрено, учитывая столько лет преподавания и деканства. К тому же, чего греха таить, его самолюбию как воздух нужны были восхищение и признание обществом его искусности в зельеварении.

***
Гермиону так и подмывало рассказать Рону и, в первую очередь, Гарри о том, кого она сегодня видела. Снейп жив! – крутилось у нее в голове, — я это знала… я была права. Но ход ее мыслей оборвали неотложные дела. Уложив Розу в кровать, она поспешила в Министерство.
Роза не хотела расстраивать маму и поэтому лежала спокойно, отбросив желание сразу же после ее ухода схватить книжку и почитать или хотя бы вскочить и направиться во двор, чтобы порезвиться на солнышке.
Хьюго дома не было, рано утром Рон отправил его к дедушке с бабушкой. Мальчик любил бывать у них. Там он чувствовал себя маленьким принцем, ни в чем не знавшим отказа. Но особенно ему нравилась бабушкина стряпня и волшебные фокусы деда. К тому же, в Норе он встречался со своими двоюродными братьями Джеймсом Сириусом и Альбусом Северусом, с которыми был очень дружен. Розе тоже нравилось общаться с ними и двоюродной сестрой Лили Луной, но, все же, ее больше привлекали книги. Верным напарником здесь для нее был Альбус Северус, на удивление рассудительный и смышленый для своего возраста мальчик.
Вернувшись домой, Гермиона первым делом тихонько заглянула в детскую. Роза тихо посапывала во сне. Но звук открывающейся двери все же разбудил девочку
— Мам! – радостно воскликнула она.
— Лежи, лежи, милая, — остановила девочку волшебница.
Она подошла к кровати дочери и присела на краешек.
— Как твое самочувствие? – спросила Гермиона.
— Все хорошо, мам, — ответила Роза.
— Нигде не болит? – осведомилась ведьма.
— Нет, только локоть немного…
— Нужно смазать той мазью, что дал нам профессор Снейп.
Гермиона достала из сумочки мазь и принялась смазывать ушибы на теле девочки.
Когда процедура была закончена, женщина улыбнулась, но глаза ее оставались грустными. Она до сих пор боялась подумать о более тяжелых последствиях взрыва котла и благодарила Мерлина за то, что все обошлось. Ведьма прижала к груди дочь и ласково сказала:
— Горе ты мое луковое, обещай мне никогда больше не проводить самостоятельные эксперименты с зельями, пока не вырастешь.
— Хорошо мамочка, я обещаю! Я же так тебя так люблю и постараюсь больше никогда-никогда не огорчать!

***
Тревожные воспоминания о вчерашнем происшествии почти стерлись из памяти, и теперь все существо Гермионы было наполнено радостью от того, что профессор Снейп оказался жив, и именно она обнаружила его первой. Ах, как бы ей хотелось утереть нос своему муженьку, который называл ее почти сумасшедшей, как только речь заходила о Снейпе. Гермиона искренне гордилась собой, так как сразу же верно оценила ситуацию и сделала соответствующие выводы. В аптекаре Пер-Агаре она узнала своего бывшего профессора, как бы тот ни пытался скрыться под чужой внешностью. Конечно, ей пришлось подождать, пока правда раскрылась, да и обстоятельства, сопутствующие этому были не из приятных, но все обошлось, хвала Мерлину. Северус Снейп, искусный маг и зельевар, которого Гермиона уважала не меньше, чем МакГонагалл и покойного Дамблдора, восхищаясь его грамотностью и профессионализмом, жив. И она это доказала, не смотря на нападки мужа и скептицизм друзей. Но, прежде чем кому-либо рассказать про чудесное воскрешение, Гермиона должна была поговорить с самим виновником ее личного торжества.

***
Пятница приближалась к вечеру, который обещал быть рядовым, как многие другие в доме Рона Уизли. Семейную жизнь молодой пары нельзя было назвать ни идеальной, ни безоблачной, но все же она была вполне сносной для совместного существования столь разных людей. Супруги понимали эту разницу и мирились с ней как могли, но каждый в душе хотел иной жизни. Рона тяготила излишняя эрудированность жены, ее правильность и стремление во всем превзойти других магов. С ней он чувствовал себя маленьким мальчиком, не выучившим урок. Ему нравилась Гермиона, он ею даже восхищался, но постоянно чувствовать ее превосходство было в тягость. Дерзким поведением Уизли старался компенсировать прочие свои недостатки.
Гермиона тоже любила мужа, но ей все больше претила его развязность, бессистемность в ведении дел и незаслуженно резкие интонации в ее адрес. Рон как будто был третьим, самым старшим ее отпрыском, и поэтому она относилась ко всем его колкостям, которые он источал последнее время, как к детской шалости капризного и глупенького ребенка. Она понимала, что Рон ревнует ее к востребованности на работе, уважению коллег, но умерить свои амбиции в угоду менее успешного супруга она не могла. В связи с загруженностью в Министерстве и сверхурочной работой, Гермиона стала очень мало проводить времени с мужем. Да еще появились эти дополнительные занятия с подозрительным магом-зельеваром в каком-то захолустном городишке. Все это не лучшим образом влияло на некогда теплые и нежные отношения супругов. Но дети, как спасительный балласт, сдерживали их шаткое супружеское судно. Розу и Хьюго супруги любили оба и не чаяли в них души. Так что, если бы Рон узнал о том происшествии с дочерью, которое случилось у аптекаря, Гермионе бы не поздоровилось. Зная вспыльчивый характер мужа, его горячность и не способность трезво оценивать ситуацию, скандала было не избежать.
Вернувшись с работы, Рон, как обычно, заглянул первым делом в холодильник, чтобы достать оттуда и откупорить прохладную бутылочку сливочного пива.
В это время Гермиона с Розой сидели на кровати в детской и беседовали о перипетиях вчерашнего дня.
Чтобы проверить, дома ли его девочки, Рон заглянул сначала в спальню, но не обнаружив там жены, решил, что она у дочери. Так и есть, тихо открыв дверь в спальню детей, мужчина остановился на пороге, не веря своим ушам. По обрывкам фраз разговора жены и дочери, долетевшим до него, он уловил: котел взорвался, потому что ты положила туда слишком много жил единорога и после стручков перца чили…да, мам, но я поняла это только когда очнулась.
— Дорогая, как это понимать? — сурово спросил Рон, обращаясь к жене.
Гермиона, вздрогнув, обернулась. Лицо ее мужа было искажено гримасой недовольства пополам с недоумением.
— Ты о чем? – с невинной улыбкой спросила женщина, вполне осознавая, что такая реакция мужа не случайна, и видимо он слышал их с дочерью разговор.
— Не притворяйся, ты прекрасно поняла, о чем я спросил, — выпалил Рон, — и не надо казаться умнее и хитрее, чем ты есть на самом деле… Или шляпа распределила тебя на Гриффиндор по ошибке?
Гермиона от обиды закусила губу, но сделала удивленные глаза, давая мужу понять, что все еще не понимает, что он от нее хочет.
— Хорошо, я объясню подробнее, — раздувая ноздри, сказал Рон, делая шаг в сторону супруги.
— Если у тебя проблемы на работе, и ты намерен выместить злобу на мне, то не нужно делать это при ребенке, — возразила Гермиона.
Она встала с постели Розы и взяла мужа за рукав, увлекая к двери. Рон оттолкнул ее руку, но последовал к выходу.
Закрыв за собой дверь спальни, супруги направились в гостиную. Оказавшись в центре комнаты, Рон еще раз повторил свой вопрос. Гермиона медлила, не решаясь отвечать.
— Что означает котел взорвался? – гнул свое Рон, — и где была вчера Роза?
— Я же тебе говорила, — начала Гермиона, пытаясь повернуть разговор в другую сторону, — мы вчера были на занятиях у Пер-Агара, а так как зелье обязательно нужно было доделать, Розе пришлось остаться у него.
— Угу, но взорвался котел…
— С чего ты взял?
— Да с того, что я слышал, о чем вы с дочкой говорили… Ты сказала: котел взорвался потому, что ты положила туда жилы единорога… Этот твой великий зельевар совсем с ума сошел, заставляя ребенка варить такое опасное зелье, от которого котлы взрываются?
Поняв, что проиграла этот спор и, сдаваясь под напором мужа, ведьма попыталась оправдаться:
— Ничего опасного не было, это рядовой случай, помнишь, в Хогвартсе на зельеварении часто котлы взрывались, но никто не погиб…
— Погиб… — возмущался Рон, — так она еще и погибнуть могла?! Мне сразу эта идея с репетиторством не понравилась. А тут, на тебе… — он всплеснул руками.
— Ты переоцениваешь ситуацию, Рон, — попыталась успокоить его жена, — с Розой все в порядке, она не пострадала.
— Допустим, все вышло случайно и это рабочий момент, но почему ты оставила ее на попечение этого садиста-недоумка? – вспылил маг.
— Роза находилась в таком состоянии, что с ней нельзя было аппарировать. К тому же ей нужна была помощь профессионала, а Пер-Агар мог ее обеспечить, — насупив брови, возразила Гермиона.
— А бросить ее там с чужим человеком можно? – кричал Рон.
— Ты же знаешь, если бы я не доверяла ему, то никогда бы не оставила с ним свою дочь, — парировала женщина.
— Нашу дочь, — поправил ее муж.
— Ты не представляешь, как тяжело мне было разрываться между Розой и Хьюго, которому я тоже была нужна. Ты ведь знаешь, что я должна была помочь собрать ему вещи, так как ты утром отправлял его в Нору.
— Но Хьюго был со мной, уж как-нибудь я бы ему помог. Или ты боялась, что я что-то заподозрю, а?
— Да уж, ты бы помог - пара кроссовок и обе левые… — неудачно попыталась пошутить Гермиона.
— Прекрати ерничать, и уводить разговор в сторону, — зарычал Рон, — шила в мешке не утаить, ведь так?! – он приподнял ее подбородок.
Глаза женщины наполнились слезами.
— Ты недостойная мать, — отчеканил мужчина, — я бы тебя за это лишил родительских прав, и катись к своему аптекарю.
Он сильно дернул ее, так, что щелкнуло в шее. Гермиона застонала, зажмурив глаза. И в этот момент ее голова наклонилась в сторону от увесистой пощечины, нанесенной Роном.
Ведьма открыла глаза и посмотрела на разъяренного мужа: ноздри его раздувались, а кожа была красной, как панцирь вареного рака.
— С меня хватит, больше никаких занятий в этой шарашкиной конторе! – орал Рон, — я не потерплю издевательств над собственным ребенком.
— Но у нее талант к зельеварению, — всхлипывая, возразила Гермиона, держась рукой за горевшую от удара щеку, — она не может вот так внезапно бросить уроки…
— Я сказал, — не унимался Рон, — Роза не будет ходить туда, я отправлю ее в Нору до сентября. Там ей будет гораздо безопаснее, чем с нерадивой матерью.
Гермиона пыталась что-то еще сказать, но последовала новая пощечина.
— Да как ты смеешь, ты, который только и делает, что пьет пиво и таскается по барам и стадионам. Тоже мне, примерный отец выискался…
— Заткнись, я не бросал детей на произвол судьбы…
— Я тоже не…
Но Рон не дал Гермионе договорить, оборвав ее очередной пощечиной.
Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения женщины. Гермиона, лишь выкрикнула мужу придурок и, развернувшись, выбежала во двор. В ту же минуту она аппарировала с громким хлопком.
Глава 17. Наваждение
Северус стоял, прислонившись лбом к холодной поверхности окна. На улице моросил дождь. Настроение было паршивое. Прошлые сутки выдались тяжелыми, полными незапланированных малоприятных событий.
Снейп барабанил пальцами по стеклу, с другой стороны которого ему вторил дождь. Мысли в голове мужчины не сильно отличались от муторной, неприятной погоды за окном. Он был не готов к тому, чтобы начать публичную жизнь снова как Северус Снейп. Он предполагал дожить свой век под маской скромного аптекаря, подальше от суеты магического мира, от которой устал еще до войны. Но теперь, когда его тайна была раскрыта, нужно было снова менять свою жизнь, и либо подстраиваться под обстоятельства, либо управлять ими самому. Как бы хорошо зельевар не относился к Грейнджер и ее дочери, он делал скидку на их молодость. Наверняка девчонка или сама Гермиона уже рассказали о том, что он жив и скрывается в своем доме под видом румына Пер-Агара. Что же теперь ему делать. Бежать? Но куда? Или лучше дождаться воскресенья и поговорить с Гермионой. Попросить ее молчать, хотя он это уже сделал. Спросить, рассказала ли она кому-нибудь о нем. Но ведь она человек взрослый и раз обещала пока ничего никому не говорить, значит, должна держать слово и подобные расспросы с его стороны будут выглядеть невежливо. Все эти мысли лихорадочно крутились в голове Северуса.
Сейчас, когда у него появилась отдушина, когда он перестал быть таким одиноким, так не хотелось все бросать и ударяться в бега. Если рассудить, чего и кого ему бояться? Темный Лорд давно пал, Белатрисса тоже мертва, Люциус наверняка, избежав Азкабана, сидит в своем поместье тише воды ниже травы, прочие Пожиратели отбывают срок. Если верить прессе, то он почетный орденоносец и герой войны, память о нем чтут в Магическом Мире, а в Хогвартсе даже учреждена ежегодная премия имени Северуса Снейпа за лучшие достижения в области зельеварения, что было уже лишним, по мнению самого мастера. Таким образом, если бы он сейчас внезапно заявил о себе, то получил такое количество почестей, которых хватило бы на десять его жизней. Но один момент Снейпа все же волновал: не станет ли подозрительным тот факт, что он 19 лет скрывался ото всех под видом другого мага. Это может сыграть не в его пользу. Кое-кому, наверняка, придут мысли о трусости или новых тайных делишках. Поэтому, в силу сложившихся обстоятельств, нужно срочно придумать толковое и, главное, достоверное объяснение своего добровольного 19-летнего затворничества. Внезапный стук в дверь заставил Снейпа отвлечься от тревожных мыслей.

***
Аппарировав, Гермиона огляделась и поняла, что находится рядом с домом Снейпа в Тупике Прядильщиков. Видимо, в порыве эмоций, она автоматически подумала об этом месте. И вот, она снова здесь, второй раз за сутки. Шел мелкий дождь, доставлявший не менее неприятные ощущения, чем проливной. Съежившись от вечерней прохлады и ледяной воды, все сильнее пробирающих ее тело, Гермиона прижалась к стене противоположного от аптеки дома, надеясь, что карниз крыши хоть немного защитит от непогоды. Уже стемнело, и в доме Снейпа горел свет. В одном из окон второго этажа женщина разглядела темный силуэт зельевара. Понимая, что темнота надежно скрывает ее от глаз Снейпа и, дрожа от холода, Гермиона представила, как хорошо было бы сейчас сидеть дома в мягком кресле, укрывшись теплым шотландским пледом и пить горячий чай с лимоном и корицей. К сожалению, сейчас ее желание было невыполнимым, т.к. она просто не могла заставить себя вернуться домой и встретиться с Роном, оскорбившим ее и, впервые за годы их жизни, поднявшим на нее руку. Давно уже Гермиона не испытывала такого одиночества и обиды, скорее всего, со времен учебы в Хогвартсе. По ее лицу текли слезы, и, казалось, весь мир плакал вместе с ней. Сейчас как никогда женщине нужна была поддержка. И не от друзей или родителей, которые знали и любили ее и Рона, а поэтому Гермиона не хотела вмешивать их, заставляя выбирать между собой и мужем. Ей нужна была помощь человека постороннего, а потому более объективного, - помощь Снейпа.
Перейдя улицу и остановившись у двери аптеки, Гермиона замерла, не решаясь постучать. Первая волна пережитого шока уже схлынула и теперь она начала отдавать отчет своим действиям. Как Снейп отреагирует на ее внезапное появление? Но была — не была! Кроме как сюда, идти ей было не куда. Собрав остатки воли и сжав озябшие пальцы в кулак, ведьма постучала в дверь.

***
Снейп удивился, услышав стук. В столь поздний час он никого не ждал. Однако, не спеша, он отправился осведомиться о приходе незваных гостей.
— Кто? – недовольно спросил зельевар.
— Откройте, п-пожалуйста, — дрожащим от холода голосом отозвались с той стороны, — это я, Г-гермиона Уиз-зли…
Еще больше удивившись, Северус немедля открыл дверь.
На пороге стояла Гермиона в промокшей насквозь одежде, волосы ее слиплись, а губы посинели и дрожали.
— Великий Мерлин, что случилось, на Вас лица нет, что-нибудь с Розой? – обеспокоился Снейп.
— Профессор, позвольте войти, — занемевшими губами проговорила женщина.
— О да, извините, конечно, проходите, — посторонился, впуская женщину в дом, Северус.
Гермиона вошла, оставляя за собой мокрые следы.
— Вы вся дрожите. Позвольте мне напоить Вас горячим чаем? – предложил Снейп.
Ведьма кивнула.
— Но для начала давайте-ка я Вас высушу, Вы мокрая насквозь, — сказал зельевар, — боюсь, как бы Вы не подхватили воспаление легких.
Направив палочку в сторону Гермионы, Снейп высушил ее одежду и волосы заклинанием.
— Так-то лучше, — удовлетворенно заявил маг.
— Спасибо, сэр, — поблагодарила она его.
— Не стоит благодарностей, лучше присаживайтесь поближе к камину, я скоро вернусь, — сказал Северус, удаляясь на кухню, заваривать чай.
Гермиона начала потихоньку приходить в себя, чему немало поспособствовали тепло, идущее от камина и достаточно радушный прием, который оказал ей хозяин дома. Опустившись в кресло, женщина попыталась расслабиться и привести свои мысли и чувства в порядок.
Вошел Снейп, левитируя перед собой серебряный поднос с чайными принадлежностями.
— Прошу Вас, — предложил он Гермионе, придвигая поднос ближе к ней.
— Спасибо, профессор, — ответила ведьма, протягивая руку к одной из чашек.
Другую чашку взял сам Снейп и сел напротив, во второе кресло.
— Какой вкусный чай, никогда бы не подумала, что вы умеете… — тут же осеклась Гермиона.
— Продолжайте, миссис Уизли, — сказал Снейп, и в его голосе послышались язвительные нотки, — Вы хотели усомниться в том, могу ли я готовить вкусный чай?
Гермиона смущенно потупила голову.
— Да, — после некоторой паузы ответила она.
— Моя бабушка прекрасно заваривала чай, и меня этому научила еще в детстве, — сказал зельевар.
— Вы оказались талантливым учеником, — заметила Гермиона.
Губы зельевара изогнулись в легкой усмешке:
— А теперь позвольте спросить о том, что привело Вас ко мне в столь поздний час и, простите, в столь плачевном виде?
Тяжело вздохнув и помолчав несколько минут, Гермиона все же решилась и рассказала зельевару о том, что произошло между нею и Роном.
— Нда…— задумчиво протянул зельевар.
Вот они прелести семейной жизни, коих ему самому не довелось испытать. Но, может быть, и к лучшему.
Ведьма вопросительно посмотрела на Снейпа.
— Я Вам глубоко сочувствую. Но Вы не за жалостью пришли, ведь так? Чем я могу помочь Вам? — спросил зельевар, чуть наклонившись к женщине, от чего прядь волос упала ему на лицо.
Разглядывая резкие черты мужского лица, на которые огонь из камина бросал причудливые тени, Гермиона вдруг с необъяснимой ясностью поняла, что это именно то, что ей необходимо. Этот дом, этот камин и этот мужчина, сидящий напротив и выжидательно смотрящий на нее. Ей действительно не нужна была его жалость, она хотела чего-то другого, более… действенного… Того, что заставило бы женщину забыть о нескольких последних часах этого дня, наполнило ее жизнь новыми яркими красками. Душа Гермионы нуждалась в сильной встряске, которую могло дать только ее тело, внезапно так остро отреагировавшее на сидящего рядом мужчину.
Гермионе нужен был секс, безумный, спонтанный, ни к чему не обязывающий. Такой, который бы в корне отличался от того, что был у нее последние годы с Роном: знакомый и предсказуемый в каждом движении, стоне, вскрике.
Снейп, с его загадочностью, острым умом и внезапным появлением в ее жизни оказался тем самым манящим райским яблоком, которое так хотелось познать, попробовать на вкус. Зельевар вызывал в женщине невыносимо широкий спектр чувств: от теплых, дочерних, до страстных, вожделеющих, почти оргазмических. Уже не отдавая себе отчет в своих действиях, Гермиона, глядя в его бездонные черные глаза, склонилась к Снейпу. Их кресла стояли так близко друг к другу, что она смогла беспрепятственно дотронуться до него. Ведьма провела рукой по его длинным темным волосам, заставив профессора вздрогнуть. Вопреки ее ожиданиям, он не отпрянул назад, а наоборот, наклонился еще ближе. Она почувствовала его горячее дыхание на своей пылающей щеке.
Зельевар жадно глядел на нее, изучая лицо. Ему нравилась внешность Гермионы, ее большие карие глаза, волнистые каштановые волосы, маленький аккуратный, слегка вздернутый носик, пухлые губки. Но еще больше Северусу нравился острый цепкий ум, который он отметил еще в Хогвартсе, ее целеустремленность, амбициозность, здравомыслие, отвага.
Но сейчас он не думал об этом, так как желание наслаждаться ее телом, привлекательность которого он успел разглядеть под мокрой одеждой, затмило все другие чувства и мысли. Мужчине хотелось прикоснуться ладонями к стройным ногам Гермионы, подняться вверх, к изгибу крутых бедер, почувствовать упругость ее ягодиц… Он опустил глаза вниз, туда, где под тонким трикотажным топом вздымались аккуратные груди. Гермиона заметила это и слегка покраснела. Рука Снейпа сначала несмело, но, не получив отказа, все более уверенно и настойчиво начала ласкать упругую плоть, пощипывая затвердевшие соски. Когда Северус снова поднял на ведьму глаза, то увидел приоткрытые розовые губы, манящие своей красотой и чувственностью. Еще мгновение, и Северус жадно впился в них своими губами, активно изучая ее рот языком. По телу Гермионы пробежали предательские мурашки, выдававшие ее возбуждение. Она ответила ему с не меньшей страстью. Чтобы было удобнее, Снейп привлек ведьму к себе на колени и, уже не сдерживаясь, опустил руку и принялся расстегивать ее джинсы. Освободив путь, он очутился в ее трусиках и одним пальцем дотронулся до напрягшегося клитора. Гермиона издала протяжный вздох.
— Нравится? – шепотом спросил Северус.
— Да, — простонала ведьма, — еще…
Северус с удовольствием подчинился просьбе женщины. Она начала извиваться у него на коленях, когда он сначала одним, а затем и вторым пальцем проник внутрь ее женственности. Зельевар почувствовал, как его пальцы увлажнились. Поняв, что Гермиона уже готова, он, крепко обхватив ее руками, встал и направился вверх по лестнице. Ногой открыв дверь спальни, Северус подошел к широкой двуспальной кровати, покрытой зеленым покрывалом, и бережно положил на нее Гермиону. Он принялся стаскивать с нее узкие джинсы вместе с трусиками. Когда с ними было покончено, зельевар легким движением стянул с женщины топ и отбросил его в сторону. Теперь Гермиона была совершенно голой, в то время как Снейп все еще был одет. Забыв об одежде, он поспешил расположиться между ног ведьмы, которые та призывно раздвинула. Почувствовав, как твердый напрягшийся пенис зельевара уперся ей в живот, молодая женщина инстинктивно еще сильнее вжалась в него бедрами. Гермиона снова застонала, но Северус оборвал ее, накрыв ее рот своим. В мозгу ведьмы вихрем пронеслась мысль о том, что она совершенно не ожидала в Снейпе такой страсти. Он всегда казался ей таким холодным и нелюдимым женоненавистником, который мог разве что злорадно язвить в адрес прекрасного пола.
Губы мага спустились к нежной шее Гермионы, оставляя на ней розовые следы поцелуев. Затем они достигли бежевых сосков, по очереди целуя то один, то другой. Руки мужчины не отставали от его губ: одной он мял груди, в другой ласкал короткие завитки между ног женщины. Она изгибалась под ним, поднимая и опуская бедра, в неосознанном желании усилить трение. Рот Северуса спускался все ниже и достиг сокровенного места. От жарких ласк языка мужчины Гермиона выгнулась и закричала. Но зельевар тут же отстранился, чем вызвал ее недовольный вздох. Выбрав напряженный момент в их сексуальной игре, Снейп принялся медленно расстегивать пуговицы своей рубахи, пристально глядя на разгоряченную женщину, тем самым дразня ее. Разметавшись на кровати и тяжело дыша, Гермиона жадно смотрела на Снейпа, в то время как ее тело сотрясалось от сладостной дрожи предвкушения. Покончив с рубахой, мужчина еще немного отодвинулся от возбужденной ведьмы и снял брюки. Оставшись в одних трусах, он снова наклонился над Гермионой. Эрекция его стала еще заметнее, угрожая вырваться наружу из тесноты хлопковых боксеров.
— Сними их, — прошептала ведьма.
— А ты готова? – спросил Северус, шепча ей в самое ухо, обдавая горячим дыханием и прикусив мочку.
— Да, я хочу тебя, — задыхаясь от возбуждения, промолвила Гермиона.
Зельевар скинул трусы, обнажая свой член.
— Прикоснись к нему, — попросил ее Снейп.
Гермиона поспешила это сделать. Обхватив его большим и указательным пальцами, она ощутила выдающиеся размеры и мощь. Пенис зельевара был настолько велик, что женщина не смогла сомкнуть пальцы в кольцо. Она начала водить по возбужденному стволу профессора рукой вверх и вниз. Поглаживая бархатистую плоть, женщина нежно коснулась головки члена, кончиками пальцев пробежалась по выступающим венам. На кончике уже появилась жемчужно белая капелька, которую Гермионе тут же захотелось попробовать на вкус. Снейп, словно угадав ее желание, перевернулся на спину. Склонившись над пахом мага, Гермиона провела языком по его твердому пенису, облизав головку. Она почувствовала солоноватый вкус и втянула мускусный аромат его возбуждения. Северус застонал. Женщина взяла член Снейпа в рот, пытаясь захватить как можно больше. Понимая, что из-за внушительных размеров, она может не справиться, Гермиона стала помогать себе рукой, обхватив пенис у основания. Приноровившись, она принялась сосать, лаская налитую плоть языком. Второй рукой женщина гладила по внутренней поверхности бедер, предполагая, что это может понравиться зельевару. Стоны и тихие вскрики мужчины были подтверждением ее правоты.
Но спустя некоторое время Снейп отстранил Гермиону от себя, развернув и уложив на себя так, что ее бедра очутились на уровне его лица. Теперь они могли одновременно ласкать друг друга. Северус принялся ласкать женщину языком, при этом пальцем проникнув ей во влагалище. В то же время Гермиона продолжила делать ему минет. Долгое время тишину спальни нарушали только хриплое дыхание и стоны любовников.
По конвульсивным движениям бедер женщины Снейп понял, что она близка к оргазму и стал еще более интенсивно ласкать ее клитор, врываясь ей во влагалище уже двумя пальцами. Выпустив член мужчины изо рта, Гермиона закричала и кончила, сотрясаясь в оргазменной дрожи. Северус мгновенно прекратил ласки и развернул ее на спину.
Резким движением он вошел в нее так глубоко, что женщина испытала второй оргазм.
— Северус, — простонала она, — это выше моих сил…
Уголки губ зельевара приподнялись в самодовольной улыбке.
— Ты заслужила это, девочка моя, — прошептал он.
Движения мага были осторожными, но сильными. Он хотел растянуть обоюдное удовольствие, опасаясь, что его возраст не позволит ему как следует удовлетворить женщину, значительно моложе себя. Постепенно толчки становились быстрее, отрывистее. Он глубоко и резко входил в нее, а затем также резко отодвигался назад, оставляя внутри только набухшую головку. Гермиона по-змеиному извивалась под ним, покачивая бедрами.
Внезапно Северус резким движением вышел из нее, ложась на спину. Восприняв это как намек на продолжение оральных ласк, Гермиона склонилась и снова обхватила губами разгоряченную плоть, слизывая собственную влагу, смешанную с запахом мужчины.
— Сядь сверху, — неожиданно сказал зельевар.
Ведьма беспрекословно повиновалась, насаживаясь на длинный член Снейпа.
Опираясь руками на грудь мужчины, Гермиона интенсивно двигала бедрами в страстном желании достичь разрядки. Ее ногти впивались в его кожу. Почувствовав, что вот-вот наступит кульминация, Северус перекатился так, что Гермиона снова была под ним. После пары сильных толчков он кончил, излившись в нее горячей обильной спермой. Вместе с Северусом достигла пика и Гермиона, в порыве страсти расцарапав ему спину.
Применив к ней и себе очищающее заклинание, зельевар лег на подушку. Гермиона положила голову ему на грудь, слушая, как часто стучит сердце.
Глава 18. Откровенный разговор
— Устал? – заботливо спросила Гермиона, убирая с лица мужчины слипшиеся от пота пряди волос, и невольно любуясь его орлиным профилем.
— А ты ненасытная особа, — чуть язвительно ответил зельевар, — но надеюсь доказать тебе, что я — достойный противник.
Он обхватил своими влажными губами ее миниатюрный ротик, и его язык встретился с ее язычком. Как две шустрые змейки они играли друг с другом, извиваясь, охваченные танцем страсти. Когда Гермионе стало не хватать воздуха, Снейп отпустил ее.
— Ты прекрасна, — прошептал он, привлекая ее к себе, — никогда бы не подумал, что мы с тобой когда-нибудь будем…
— Заниматься сексом? – опередила его Гермиона
— Ты думаешь это просто секс? – Северус слегка отстранился и внимательно посмотрел ей в глаза.
— Ну…нет, — замялась ведьма.
— Я тоже так считаю, — улыбнулся Снейп и уткнулся носом в ее мягкие шелковистые локоны.
— Надеюсь, ты не думаешь, что я воспользовался твоим состоянием только ради эгоистичного желания затащить тебя в постель? – решил расставить все точки над і мужчина.
— Нет, что ты, я вовсе так не думаю, — запротестовала Гермиона, — скорее, это я воспользовалась твоим одиночеством, — продолжила она, и ее звонкий смех наполнил спальню.
Этот звук эхом отозвался в душе Северуса, и к его горлу подступил комок. Никогда ранее он не чувствовал себя таким счастливым. Рядом лежала женщина, которая ему нравилась, и которая добровольно разделила с ним постель. Но в силу своего прагматизма, Северус недолго наслаждался счастьем. Вскоре его мысли приобрели совершенно противоположный оттенок, стоило только вспомнить о муже Гермионы.
— Наверное, тебе уже пора уходить, — чуть слышно прошептал Снейп.
— Ты меня гонишь? – Гермиона недоуменно посмотрела на него, моментально напрягаясь.
— Что ты, нет, просто я подумал, что тебя ждут дома…
Гермиона провела по его носу, а затем, чмокнув в самый кончик, сказала:
— Если ты намекаешь на Рона, то он точно меня не ждет, сидит сейчас с пивом перед телевизором и квиддич смотрит.
— А дети?
Гермиона вздохнула.
— Сын у бабушки с дедушкой, а дочь… к дочери он меня теперь не подпустит.
— По тому, что ты ушла?
— Да, он ведь считает, что я плохая мать. Розу он грозился завтра тоже отправить в Нору, так что занятий больше не будет.
— Жаль, она толковая и старательная, вся в тебя, — сказал Снейп, глядя на ведьму.
— Но что мы все обо мне, — обнимая его, возмутилась Гермиона, — давай поговорим о тебе.
— А что интересного ты надеешься услышать обо мне? – недоуменно спросил зельевар.
— Я хочу знать о тебе все.
— Что конкретно тебя интересует? – продолжал настаивать Северус, все еще не понимая этого, как ему казалось, странного интереса Гермионы к его жизни.
— Расскажи мне, как ты выжил, — сказала Гермиона, нежно проводя пальцами по его щеке.
И мастер зелий все же решился и рассказал женщине о том, что произошло с ним, когда он находился в забытьи в Визжащей хижине, как ему явилась Лили, как он дал ей клятву, как она прочитала староэльфийское заклинание жизни.
— Но почему ты скрывался все это время? – спросила Гермиона, когда он окончил свой рассказ.
— Эээ, сложно сказать… Возможно, сейчас я так не поступил бы. Понимаешь, я не был уверен в своей безопасности тогда. Это сейчас я знаю, что оправдан и даже признан героем.
— И что теперь? Ты ведь вернешься к нормальной жизни как Северус Снейп?
Зельевар молчал.
— Довольно прикрываться чужой маской, ты заслуживаешь того, чтоб быть признанным и жить под своим именем, — уверяла его ведьма, — вернись официально в магический мир.
— Но как мне это сделать, что я скажу им?
— Не волнуйся, я помогу тебе. Твое место в Хогвартсе. Я знаю, без тебя там плохо, хорошего зельевара так и не нашли. Преподает какой-то недоучка, да и на преподавателей Защиты от темных искусств не везет. К тому же, ты ведь был директором, когда так внезапно исчез. После тебя этот пост заняла МакГонагалл, но она уже стара, хочет уходить на пенсию и подыскивает себе замену. Получается, что ты можешь претендовать на одну из этих вакансий. Хотя я думаю, что ты должен вернуться и по праву занять должность директора.
— Но кто мне даст это сделать после стольких лет отсутствия? – сомневался Северус.
— Я же сказала, что помогу, — продолжала Гермиона, — я поговорю с Минервой и подготовлю почву в Министерстве. Ты должен вернуться.
— Ты удивительная женщина, Гермиона, — сказал Снейп, — у тебя дома такие проблемы, а ты думаешь о каком-то старом зельеваре, нежданно-негаданно случившемся в твоей жизни.
— Ты не старый, — возмутилась ведьма, ласково проводя рукой по бедру мужчины.
— Ты уверенна? Или все же нуждаешься в некоторых доказательствах? – игриво ухмыльнулся, начавший снова возбуждаться, маг.
Гермиона кивнула в ответ. Тогда Северус опрокинул ее на спину и принялся покрывать лицо поцелуями. Гермиона страстно отвечала, запустив пальцы в его волосы. Поцелуи мужчины становились настойчивее и спускались все ниже. Вот он уже исследовал ее грудь, прикусывая успевшие затвердеть соски. Гермиона ритмично постанывала, одной рукой лаская его спину, а другой — теребя возбужденный член мужчины.
Она действительно была сегодня ненасытной. Ее тело, ее душа, вся ее сущность наконец-то получили то, к чему подсознательно стремились. Гермионе Грейнджер-Уизли нужен был Северус Снейп, сейчас, завтра, всегда.
В годы юности Гермиона часто ловила себя на мыслях о профессоре зелий. Тогда она объясняла себе это тем, что искренне уважает этого человека за его ум, профессионализм, а впоследствии и за смелость, самоотверженность в борьбе с Волдемортом. В ее юном, занятом учебой, а потом войной мозге, никогда не мелькала мысль о том, что это была первая любовь. Потом был роман с таким близким, понятным и, как тогда казалось, любимым Роном.
И только через некоторое время после свадьбы, уже вкусившей прелести плотской любви Гермионе, стали сниться странные сны с участием Снейпа. В них профессор занимался с ней безудержным сексом прямо на столе в кабинете зельеварения. Секс каждый раз был разным, то нежным, то грубым и жестким, когда Снейп просто наклонял ее над столом и брал, даже не снимая одежды. Сначала эти сны беспокоили девушку, заставляли чувствовать себя виноватой перед мужем, но со временем она смирилась с ними и поймала себя на том, что ждет их. У нее было как бы две жизни, днем и по ночам, а еще, глубоко в душе, чувство щемящей тоски от того, что сны никогда не станут реальностью. Северус Снейп был тайной и навязчивой грёзой Гермионы.
Поэтому, получив хоть и призрачную, но веру в то, что Снейп жив, Гермиона так упорно старалась доказать это.
Приходя с дочерью на занятия к Мастеру Зелий, чья истинная сущность была скрыта под маской аптекаря, Гермиона боялась признаться даже себе самой, что приходит к нему не ради дочери, а ради себя.
Сегодня же, под воздействием эмоций, Гермиона уже не способна была сдерживать себя, противиться своим желаниям. Сбылась ее тайная мечта и ведьма не хотела отпускать Северуса, как будто опасаясь, что он снова исчезнет, но теперь навсегда.
Гермиона сильнее прижалась к мужчине, вдыхая его аромат, и рукой лаская его темные соски. Снейп издал протяжный стон и попытался подмять женщину под себя. Но та остановила его.
— Нет, не так…Я хочу тебя на столе.
— На столе? Но здесь нет стола, — почти простонал, изнывающий от страсти, Северус.
— Тогда пойдем в кухню, — предложила Гермиона, — там есть большой стол.
— Ты думаешь, я дотерплю до кухни? — прикусив ее нижнюю губу, иронично спросил, уже немного пришедший в себя, Снейп.
— Потерпи еще и обещаю, ты не пожалеешь, — прошептала ведьма и потянула Северуса за собой.
— Нет, постой, я отнесу тебя, — сказал мужчина и взял ее на руки.
Но, не дойдя до кухни, прямо в узком коридоре, Снейп вдруг остановился и, опустив Гермиону на пол, резким движением прижал ее к стене. От соприкосновения с холодной поверхностью, по спине женщины пробежали мурашки.
— Что ты делаешь? – встревожено спросила она.
— Я же предупреждал, что не вытерплю, — шептал зельевар, — я хочу тебя прямо здесь.
И он принялся целовать припухшие губы ведьмы, одновременно лаская ее груди, пощипывая соски. Гермиона стиснула его ягодицы, слегка царапая ногтями. Член Северуса прижимался к ее бедру, становясь все больше. Женщина чувствовала его разгоряченную пульсацию и поспешила взять в руку, скользя пальцами вверх и вниз, размазывая выступившую смазку. Когда она касалась головки, то зельевар невольно вздрагивал. В это же время он ласкал ее клитор, нежно касаясь влажного естества. Их взаимные ласки становились все яростней и резче. Внезапно Снейп быстрым движением поднял женщину за бедра, еще сильнее прижав к стене. Гермиона вскрикнула.
— Не бойся, я держу тебя крепко, — успокоил ее Снейп.
Еще мгновение и он уже полностью был внутри нее. Женщину охватила волна экстаза, которая теплотой разливалась внизу живота. Обхватив мужчину за шею, Гермиона начала покачивать бедрами, пытаясь соединиться с любовником как можно теснее. Движения Снейпа на этот раз были резкими, властными. Чувствовалось, что он привык доминировать, направляя и увлекая за собой партнершу на протяжении всей любовной игры. В обществе Пожирателей Смерти Снейп получил хорошие уроки науки секса и мог довести до оргазма любую женщину без особых усилий. Сколько их было?.. Но он относился к ним, как к инструменту, помогающему справить определенные потребности организма, и не более того. С Гермионой же все было по-другому. Северус не просто хотел эту молодую женщину, он хотел искупать ее в ласке и нежности. Юношеская любовь к Лили забылась, и он мог с головой окунуться в новое чувство.
Северус вдавливал Гермиону в стену, все глубже проникая в нее. Она обвила его ногами за талию, а руками ласкала потную спину. Зацелованными до крови губами она терзала мочку его уха, прерывисто дыша, отчего волосы на виске мужчины слабо вздымались. Резкие движения сменялись медленными, тягучими как мед, а затем снова становились быстрыми как горная шотландская река. Гермиона стонала, отдаваясь своему профессору, своей мечте. В порыве страсти она не заметила, как укусила зельевара за плечо, из ранки тот час начала сочиться алая кровь. Ведьма попробовала солоноватую вязкую субстанцию, вкус которой привел ее в такой экстаз, что она еще сильнее сжала вагинальные мышцы, обхватив ими ствол партнера. Северус издал гортанный звук и кончил, изливаясь в нее густой спермой. Придя в себя и отдышавшись, мужчина сказал:
—Давай, я отнесу тебя в ванную.

***
— Никогда не подозревала в Вас такого выносливого и страстного любовника, профессор Снейп, — игриво сказала Гермиона.
Северус еле сдержал смешок и ответил с напускной серьезностью:
— Ну, конечно, куда уж нам, старым профессорам?!
— Северус, я пошутила, — принялась оправдываться ведьма, — просто… мне никогда еще не было так хорошо…и так много.
— Гермиона, успокойся, я все понимаю. Просто и ты пойми: я слишком сильно тебя хочу, — крепко обняв женщину, сказал Снейп.
Гермиона прижалась к нему всем телом, спрятав лицо у любовника на груди:
— Да, конечно… У тебя, видимо, давно не было никого, вот и накопилось…
Не дав ей договорить, мужчина запечатал ее губы долгим поцелуем. Отстранившись, он сказал:
— Глупая моя девочка, конечно же не поэтому.
Сердце Гермионы пропустило удар, и почти шепотом она спросила:
— А почему?
— Потому что я… люблю тебя, — выдохнув, сказал Снейп.
Северусу очень тяжело далось это признание. Открываясь Гермионе, он в первый раз честно говорил это и сам себе. За время общения эта женщина стала ему дороже всех на свете. Когда ее не было рядом, он тосковал, время тянулось скучной бесконечной кинолентой. Но, будучи человеком гордым и закрытым, и из боязни быть непринятым и осмеянным, Северус гнал от себя это чувство. Однако он ошибся, и Гермиона доказала ему это, сильно обняв его и проговорив:
— Я тоже люблю Вас, профессор.
Влюбленные слились в долгом страстном поцелуе. Капли воды, букетом ниспадавшие из душа, охлаждали их разгоряченные тела, позволяя продлить ласки.
Когда же страсть накалилась до предела, и Северус развернул Гермиону спиной к себе, нежно раздвигая ее ноги, женщина простонала:
— Но в следующий раз мы все-таки займемся этим на столе.

***
Огонь весело подрагивал в камине, неярко освещая полутемную комнату. Мужчина и женщина сидели на диване, обнявшись. На журнальном столике стояла бутылка Кьянти и два опустошенных бокала, по прозрачным стенкам которых стекали капли рубиновой жидкости.
— Мне так хорошо с тобой, — нежно шептал Северус.
— Мне тоже, — вторила ему Гермиона.
— Ты стала такой красавицей, — гладя ее по голове, сказал Снейп.
— Что значит стала, а раньше не была? — оскорбилась волшебница, забавно надув губки.
— Что ты, — поспешил заверить ее в обратном зельевар, — просто в Хогвартсе я не воспринимал тебя как женщину, ты ведь была совсем еще ребенком.
— Но я хотя бы немножко тебе нравилась? – умоляюще спросила Гермиона.
— Скажу так, я обратил на тебя внимание.
Гермиона хмыкнула и сильнее прижалась к нему.
— Не могу поверить, что все произошло, и меня абсолютно не терзают угрызения совести, — после минутной паузы произнес Снейп, — меня всегда удивляла твоя дружба с этим рыжим, но что бы у вас дело дошло до брака, я и предположить не мог.
— Знаешь, наш брак скорее привычка, идущая из детства. Рон – человек, которому я доверяла и, когда пришло время создавать семью, он был единственной подходящей кандидатурой, — объяснила Гермиона.
— Я бы скорее поверил в твою привязанность к Поттеру.
— Гарри всегда будет для меня лишь другом, не более.
— Тем лучше.
— Северус, давай вернемся к нашему разговору, — сказала ведьма. – Ты надумал вернуться для всех, или только я одна буду лицезреть твою слизеринскую личность?
— Хм… после того, что между нами произошло, я не могу больше скрываться, так как создам для нас обоих неудобство. Как ни странно, нам будет легче встречаться, если я себя рассекречу, – ответил ей Снейп.
Женщина согласно кивнула.
— В связи с этим, я разработал план, который позволит мне остаться вне подозрений, да и тебя убережет от бурной реакции супруга, — продолжил зельевар, презрительно выговаривая последнее слово.
— Ты поделишься им со мной? – спросила его Гермиона.
— Конечно, слушай… — и Северус приступил к подробному освещению своей задумки.
Глава 19. Перемирие
В полдень дверь особняка Уизли в Хогсмите отворилась, и на пороге показалась молодая женщина с растрепанными каштановыми волосами. Ее щеки и шея были покрыты синяками и царапинами, губы подпухли, на ногах она еле держалась.
— Гермиона! – воскликнул Рон Уизли, — что с тобой, где ты была?
Она вошла и остановилась напротив двери в гостиную, опершись о стену рукой, так как любое движение доставляло ей дискомфорт. Рон подбежал к жене и помог дойти до софы. Когда Гермиона со стоном опустилась на мягкую обивку, мужчина присел рядом и повторил вопрос.
— Я… — начала ведьма, — после вчерашнего… — она сделала паузу, — хотела переночевать у моих родителей… Но, видимо, сказался стресс, и я аппарировала не совсем рядом с их домом. Не успела я ступить на мостовую и сделать пару шагов, как на меня набросились двое. В темноте я не разглядела их, но это были магглы, точно.
Рон внимательно слушал жену, поправляя ее сбившиеся пряди, на его лице читался ужас. Несмотря на все еще бушевавшее в нем раздражение по отношению к Гермионе, мужчина жалел, что так не сдержался вчера. Теперь же, глядя на женщину, он готов был проклинать себя, что послужил причиной того, что она не осталась дома вечером. Тем временем Гермиона продолжила свой рассказ.
— Я не успела даже глазом моргнуть, как один сбил меня с ног, а другой выхватил сумочку. Они стали меня пинать. Я уже была на грани потери сознания, как вдруг из темноты появился какой-то человек и дал им отпор. Видимо это были простые воришки, потому что они не стали особо сопротивляться, а тут же убежали.
Рон молчал, захваченный этой криминальной историей.
Гермиона продолжала:
— Когда мой спаситель наклонился ко мне, чтобы помочь встать, то я увидела, что это… — она замолчала.
— Ну-ну, что же ты увидела, — в нетерпении буркнул Рон.
— На меня смотрел, ты не поверишь, Северус Снейп собственной персоной, — закончила Гермиона.
Глаза рыжеволосого округлились, и он стал от неожиданности хлопать ртом, как рыба, которую вытащили из воды.
— Не-не может быть, — только и проронил он.
— Я сама сначала не поверила своим глазам, — продолжила рассказ ведьма, — подумала, что у меня начались галлюцинации, но когда он подал мне руку, и я ощутила ее теплоту, то мои сомнения развеялись. Но окончательно я убедилась в том, что это Се… профессор Снейп, когда он заговорил.
- Мисс Грейнджер, — сказал он, — что Вы делаете здесь в столь поздний час? Позвольте мне проводить Вас.
— Ну и ну, — продолжал удивляться Уизли.
— Я, конечно в первый момент была шокирована его появлением, но постаралась справиться с собой, и рассказала, что направлялась к родителям. Он предложил мне помощь и проводил меня к ним. Родители уже спали, и я его пригласила зайти в дом. Видя мое состояние, Снейп согласился. Он осмотрел меня и сказал, что повреждения, нанесенные нападающими несерьезны….
— Но, как же несерьезны, на тебе живого места нет, — возмутился Рон, не давая ей договорить.
— Все в порядке, это просто синяки, — заверила его Гермиона.
Рон явно был неудовлетворен ее ответом.
— Они с тобой точно ничего такого не сделали? – прищурившись, спросил Уизли.
Гермиона недоуменно на него посмотрела, явно не понимая, к чему он клонит.
— Ну, они тебя не того… ну, это самое… не изнасиловали случайно? – собрался с духом Рон.
— Уфф, — выдохнула ведьма, — слава Мерлину, нет, — успокоила мужа Гермиона, — это были обыкновенные грабители, а не маньяки. Почему ты так подумал?
— Просто твои синяки… они больше смахивают на… э-э-э… засосы, и губы такие… ну-у-у, как будто их жевали…
Гермиона отвернулась, чтобы скрыть смущение. Она прекрасно знала, от чего на самом деле у нее на теле были эти следы. Бурная ночь любви с Северусом не прошла даром. Но это оказалось весьма кстати, и делало ее легенду правдоподобной.
— Брось, — глубоко вздохнув, сказала она, — какие засосы?!
Муж недоверчиво покосился на нее, но затем спросил:
— Но Снейп, откуда он взялся? Значит, он все-таки остался жив, каким образом? И где он был все это время?
Гермиона внутренне обрадовалась, что Рон сам решил сменить тему, и стала рассказывать ему о Снейпе.
— О, ты знаешь, вчера вечером профессор согласился выпить со мной чаю и рассказал о своей жизни. Честно говоря, я до сих пор удивлена его откровенностью… Так вот, слушай: Пожиратели Смерти держали его заточенным в башне на каком-то крошечном острове в Средиземном море. Но неделю назад он вырвался на свободу и прибыл в Лондон, чтобы сообщить в Министерство магии, что существует еще группа выживших после войны Пожирателей, которую нужно срочно ликвидировать, — закончила свой рассказ ведьма.
Рон был в шоке от услышанного.
— А ведь ты верила в то, что он не погиб, — придя в себя, сказал Уизли.
Гермиона скромно улыбнулась.
— И именно ты его обнаружила, — добавил он.
— Вернее, это он меня обнаружил, — поправила его ведьма.
— Но где он сейчас, ты его отпустила?
— Мы проговорили с ним всю ночь, а к утру он аппарировал, пока родители еще спали. Но мы договорились встретиться завтра вечером. А сегодня я должна отправиться в Хогвартс, чтобы поговорить о нем с МакГонагалл.
— Зачем?
— Я обещала ему, что посоветуюсь с ней по поводу того, как ему безболезненно вернуться в Магический мир. Она может помочь ему адаптироваться.
— Ага, но как ты предстанешь перед Минервой в таком виде?
— Ничего, пара заклинаний, исцеляющий бальзам, мазь от синяков, и я буду как новенькая, — весело защебетала Гермиона.
— Может, нужна моя помощь?
— Нет, Рон, пока ничего не нужно, лучше расскажи как Роза. Кстати, я не слышу ее голоса. Где она?
— Я отправил ее в Нору… я же говорил…
— Когда ты успел? – удрученно спросила ведьма, которая надеялась, что муж не исполнит своего обещания.
— Вчера поздним вечером, — последовал ответ, — я сам недавно здесь появился.
Гермиона грустно вздохнула от того, что ей не удастся сегодня, да и в ближайшие дни, увидеть Розу. У нее теперь были неотложные дела, отказаться от которых она не могла даже ради общения с собственными детьми. Она знала, что у бабушки им хорошо и была за них спокойна.
— Надо рассказать Гарри про Снейпа, — помолчав, предложил мужчина.
— Нет, ему ничего пока не нужно говорить, — запротестовала ведьма.
— Но почему? Ведь Гарри служит в Аврорате и может помочь.
— Я обязательно ему об этом расскажу, — пояснила Гермиона, зная неутомимый и импульсивный характер Гарри, — но позже, по крайней мере, не до того, как поговорю с Минервой МакГонагалл.
С этими словами она оставила мужа и отправилась в ванную приводить себя в порядок. Хорошо, что Рон так легко поверил всему, — думала про себя женщина, — надо поскорее смыть запах Северуса, пока муж снова ничего не заподозрил, не хотелось бы опять с ним скандалить.
Глава 20. У МакГонагалл
Гермиона не сомневалась, что директриса не откажет ей в аудиенции. В школе были каникулы, и у МакГонагалл наверняка появилось свободное время. Поэтому, послав сову с письмом Минерве, ведьма решила отправиться к Снейпу, чтобы обсудить детали предстоящей встречи.
Гермиона предупредила мужа, чтобы он ее не терял, потому что перед тем как отправиться в Хогвартс, она хочет посетить магический Лондон и купить кое-какие презенты для профессора МакГонагалл. Рон попытался предостеречь ее от путешествий в одиночку и предложил самому сопроводить в Косой переулок, но жена ответила ему категорическим отказом и заверила, что будет крайне осторожна, и с ней все будет хорошо. Со словами вернусь поздно Гермиона аппарировала в Тупик Прядильщиков.

***
Снейп не знал, чем занять себя. Он бесцельно ходил по комнате взад и вперед, заложив руки за спину. Мысли хороводом крутились в голове. Никогда еще он не был так взволнован, даже перед встречей с Темным Лордом. Сегодня ему предстояло, спустя почти 20 лет, появиться в Хогвартсе, его втором доме, который он так горячо любил. Северус до сих пор помнил узкие длинные коридоры с высокими сводчатыми потолками, движущиеся лестницы, конусообразные башни. Но особенно сильно сердце билось при мысли о родных подземельях, где зельевар прожил целых 17 лет. И если бы не война, возможно, жил бы и преподавал там по сей день.
Размышления Снейпа прервал стук в дверь. Гермиона, - пронеслось в голове.
Снейп направился открывать дверь. На пороге стояла улыбающаяся Грейнджер с блестящим пакетом в руках.
- Привет, - сказала она.
- Привет, - ответил Северус, за руку вовлекая ее в дом. Закрыв двери, мужчина обнял Гермиону за талию и притянул к себе. Их губы слились в долгом поцелуе.
- Я так соскучился по тебе.
- Меня не было всего три часа, - кокетливо сказала Гермиона.
- Неужели, но я так сильно люблю тебя, что мне показалось, как будто прошла целая вечность, - он снова поцеловал ее.
- Смотри, Сев, - воскликнула ведьма, когда он отпустил ее губы, - я купила Минерве подарок, - указала она на предмет в яркой упаковке, который держала в руке.
- Что там? – спросил зельевар.
- По пути я заскочила в Косой переулок к Флориш и Блоттс и нашла вот эту монографию Эрнеста Руфеуса, - Гермиона потрясла блестящим свертком, - она старинная и называется Автомортитрансфигурация: углубленная методика, думаю, профессору МакГонагалл понравится.
- Да-а-а, - со знанием дела протянул Снейп, - это фолиант 12 века, очень редкая вещь.
- Значит, ты одобряешь мой выбор? – осведомилась ведьма.
- Да, естественно, - улыбаясь, ответил Северус, - ты еще тот книжный червь, знаешь толк в хороших книгах.
Гермиона оценила шутку зельевара и ответила ему той же монетой:
- Это мог понять только такой книжный червь как ты.
Оба весело рассмеялись.
Но, спустя несколько минут, лицо Северуса снова стало напряженным, что не могло скрыться от внимания ведьмы.
- Что случилось, любовь моя, тебя тревожит предстоящий визит в Хогвартс? – спросила она, обхватив лицо мужчины ладонями.
- Знаешь, я так давно скрываюсь, что уже сам поверил в свою смерть, - глубоко вздохнув, ответил Снейп.
- Не беспокойся, Минерва - умная женщина, она все поймет.
- Надеюсь, но мне все равно как-то не по себе. Хогвартс…эти воспоминания терзают мою душу.
Гермиона прижалась к нему и крепко обняла.
- Как только ты увидишь школу, тебе станет легче, - успокаивала Снейпа ведьма, - у тебя появятся силы и исчезнет тоска.
- Да, наверное, - чуть оживленнее сказал Северус, и в его глазах появился огонек.
- Давай лучше обсудим, что будем говорить Минерве, - предложила Гермиона.
- Я думаю, наша легенда о моем похищении и пленении остается в силе. Кстати, как отреагировал твой муж?
- Северус, ты гений! Он все принял за чистую монету. Мне даже было неловко от того, что я почувствовала себя прожженной обманщицей. Но видит Мерлин, это ложь во спасение.
- Придется еще раз, а, возможно, и не раз, воспользоваться твоей способностью к убеждению.
- А разве ты не пойдешь со мной к МакГонагалл?
- Конечно, пойду. Разве я могу тебя бросить на растерзание этой дикой кошке?!
Гермиона снова обняла зельевара. Он уткнулся носом в ее макушку и вдохнул возбуждающий аромат молодой женщины.
В этот момент в окно гостиной влетела сова, и паре пришлось отвлечься друг от друга, переключив внимание на птицу, которая держала в клюве белый конверт.
- Это от МакГонагалл, - заключила Гермиона, взяв конверт в руки.
- Что она пишет? – осведомился Северус, и складка между бровей стала глубже.
- Минерва готова принять меня сегодня в пять, - ответила ведьма, - значит, все нормально, через полчаса мы можем отправляться.
- Но она примет тебя, про меня ты ей ничего не написала.
- Да, но я не могла об этом написать, зачем заранее шокировать ее.
- Верно, пусть увидит все на месте и лучше ей перед этим присесть. А с тобой можно идти в разведку, Грейнджер.
- Уизли.
- Для меня ты всегда будешь Грейнджер.
Внезапно Северус подхватил женщину на руки и понес в спальню:
- Значит, у нас есть еще полчаса?
- Что ты собрался делать? - прошептала Гермиона.
- Ты не поверишь, но я хочу тебя трахнуть, - в своей излюбленной, не требующей возражений, манере ответил Снейп.

***
Вот он – Хогвартс. Древний и величественный замок со множеством корпусов и башен, увенчанных конусообразными крышами. Как давно здесь не были наши герои. Сколько воспоминаний пронеслось в их головах, вызывая волны эмоционального всплеска, которые комком подкатились к горлу.
Увидев заблестевшие слезы в уголках глаз Северуса, Гермиона положила ему на плечо свою ладонь и тихонько сказала профессор, вы полноправный член этого дома, от чего тот слегка вздрогнул и направил в ее сторону благодарный взгляд. Затем Снейп накинул глубокий черный капюшон своей мантии и ровно в пять вечера они вошли в кабинет Минервы МакГонагалл.
Директор сидела за массивным столом, склонив голову над какими-то бумагами. Дверь щелкнула, МакГонагалл подняла взгляд на вошедших и машинально встала. Она сильно постарела, ее некогда черные волосы совсем поседели, строгое лицо было испещрено множеством морщин, а высокая фигура согнулась. Но ее глаза оставались такими же ясными и излучали доброту и спокойствие.
- Добрый вечер, профессор МакГонагалл! – воскликнула Гермиона, направляясь в ее сторону.
Минерва обошла стол и приблизилась к своей бывшей ученице. Мужчина в черной мантии стоял у двери, его лицо было полностью скрыто от обозрения. Женщины обнялись как старые подруги. Было видно, что они очень рады встрече.
- Как я счастлива быть снова в этих стенах и видеть вас, дорогая Минерва, - радостно воскликнула Гермиона.
- Я тоже, моя дорогая, - ответила ей МакГонагалл.
Они снова обнялись.
- Какое важное дело привело тебя ко мне или ты просто решила навестить своего старого профессора? – лучезарно улыбаясь, спросила директор.
- И то, и другое, - ответила молодая ведьма.
Внимание директора привлек темный силуэт, который мелькнул в углу кабинета. МакГонагалл взяла со стола очки, одела их и присмотрелась. Ее взору явился высокий человек, облаченный во все черное, на голове у него был капюшон, скрывающий лицо.
- Я думала, ты прибудешь одна, - растерянно сказала пожилая ведьма.
- Не беспокойтесь, Минерва, этот маг напрямую связан с тем, о чем я с Вами хотела поговорить.
МакГонагалл все так же вопросительно глядела на бывшую ученицу.
- Но, может быть, тогда ты представишь мне своего спутника? – попросила старшая женщина.
- Не думаю, что мы не знакомы… - произнес человек в капюшоне и сделал шаг вперед, выходя из тени.
Минерва вздрогнула и на минуту впала в оцепенение. Мужской голос показался ей до боли знакомым.
- Не может быть, - промолвила МакГонагалл, - ваш голос чрезвычайно похож на…
В этот момент человек снял капюшон, открыв свое лицо.
- С-е-в-е-р-у-с, - по буквам прошептала изумленная Минерва, - не может этого быть.
- Да, это я, - бархатным баритоном произнес Снейп, - ты не ошиблась и не сходишь с ума.
- Мерлин Великий, но как это возможно?! – все еще сомневалась пожилая ведьма.
- Профессор, это долгая история, нам лучше присесть, а Северус сейчас все сам расскажет.
Еще не веря своим глазам, директор подошла к зельевару и дотронулась до его мантии.
- Могу тебя ущипнуть, - язвительно предложил ей Снейп.
Но, не ответив на его колкость, МакГонагалл взмахнула своей волшебной палочкой, из которой вырвался фиолетовый свет.
- Нет-нет, теперь я вижу, что это ты, Северус, - опустив палочку, сказала она.
Тогда Снейп рассказал свою легенду. Минерва слушала внимательно, не перебивая его. И лишь когда он закончил, она сказала:
- Ты прошел трудный путь Северус, возвращаясь сюда. И я очень рада не только видеть тебя снова живым и здоровым, но и передать тебе пост директора, который ты занимал до меня по праву.
- Но…
- Не перебивай меня, мальчик мой, я слушала тебя терпеливо, теперь и ты выслушай меня.
Немного помолчав, директор продолжила:
- Если ты думаешь, что магический мир против тебя, то ты ошибаешься. После того как Гарри Поттер рассказал о твоих воспоминаниях, которые видел в мыслесливе, мы все поняли. Ты стал для нас героем, действия которого привели к победе над Темным Лордом. Я хочу попросить прощения за то, что сомневалась в тебе. К сожалению, покойный Дамблдор не во все свои идеи меня посвящал. Но то, что сделал ты, достойно настоящего благородного мага.
Северус изогнул губы. Нет, не то чтобы он не верил словам Минервы, просто не ожидал такого признания от скупой на похвалы ведьмы.
- Я стара, - продолжала та, - здоровье уже не то, я стала совсем плохо видеть, болит спина от постоянной сидячей работы, ведь приходится прочитывать столько важных бумаг и корреспонденции. Кроме того, постоянные визиты в Министерство и посещение торжественных мероприятий наших друзей в других магических школах не лучшим образом сказываются на здоровье моих ослабших ног.
- Ну, что ты, Минерва, ты почти не изменилась и очень хорошо выглядишь, - попытался подбодрить ее Мастер Зелий.
- Северус, ты всегда был щедр на комплименты.
Ага, в основном, язвительные, - подумала Гермиона.
- Но, я лучше знаю свои недуги, к тому же, Помфри советует мне уходить на покой, а уж она-то опытный колдомедик и знает, что говорит. Я еще года два назад хотела уйти, но никак не находилось достойной кандидатуры. Так что, вопрос о моей отставке абсолютно решен с твоим появлением. И я надеюсь, ты не откажешь мне.
Северус молчал, обдумывая ответ.
- Вопрос с Министерством я решу положительно, - заверила его МакГонагалл, - министр не сможет мне отказать, тем более, если речь идет о тебе. Ну, так что скажешь, Северус?
- Мне было очень приятно услышать все это, Минерва. И, пожалуй, я не буду расстраивать тебя и… соглашусь с твоим предложением. Я действительно очень соскучился по Хогвартсу, поэтому с удовольствием вернусь сюда.
- Вот и хорошо, значит, договорились. Наконец-то я отдохну на старости лет у себя в Шотландии.
- Но разве ты совсем хочешь уйти из школы? – обеспокоился Снейп.
- Да, Минерва, разве Вы не останетесь преподавать трансфигурацию? – вторила ему Гермиона.
- Я бы с удовольствием, но должность профессора трансфигурации занята, и я не могу так просто взять и отобрать ее себе.
- Во-первых, не отобрать, а вернуть, а во-вторых, ты можешь взять себе не все курсы, а, например, только старшие или наоборот, это пойдет только на пользу учебному процессу, - уверял ее зельевар.
Минерва улыбнулась и ответила:
- Если ты считаешь, что это полезно для школы, пожалуй, я непротив.
- Я абсолютно в этом уверен, - утвердительно воскликнул Снейп, - более опытного трансфигуратора не найти во всей Британии.
МакГонагалл кивнула в знак согласия.
- Кстати, Минерва, у нас для Вас скромный подарок, - вспомнила Гермиона, протягивая ей сверток, который до сего момента держала в руках.
Директор стала с интересом рассматривать блестящую упаковку.
- Это книга, надеюсь, она Вам пригодится в свете сегодняшних событий.
- Спасибо, дорогие мои, что не забыли старую ведьму, - поблагодарила их МакГонагалл, тайком смахнув накатившую слезу.
- Время позднее, а посему позвольте мне пригласить вас остаться в Хогвартсе на ночь, - сказала Минерва, - думаю, вам захочется прогуляться по замку, снова окунуться в атмосферу этих стен.
- Спасибо, Минерва, мы с удовольствием принимаем твое приглашение, - ответил Снейп.
- Мне очень приятно.
- Но, тогда разрешите мне воспользоваться Вашей совой, Минерва, - попросила Гермиона, - я хочу отправить письмо мужу и предупредить, что я остаюсь, чтобы он не беспокоился и не кинулся меня искать.
- Конечно, милая, воспользуйся немедленно.
Пока Гермиона писала записку Рону, МакГонагалл обратилась к Снейпу:
- Завтра я хочу начать вводить тебя в курс дел в школе.
- Хорошо, Минерва, спасибо за доверие, - заключил он.
- А сейчас, пойдемте, я провожу вас в ваши спальни, - предложила анимаг, когда Гермиона отправила сову Рону.
Взяв своих гостей за руки она сказала:
- Если не возражаете, то тебя, Северус, я отправлю в Подземелья, а тебя, Гермиона, в комнату для старост, которую ты занимала в школьные годы.
- Но, Минерва, - возразил Снейп, - Подземелья должно быть заняты.
- Как раз нет, - успокоила его директор, - предыдущего профессора зельеварения и по совместительству декана Слизерина я уволила за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. Так что Подземелья сейчас пустуют в ожидании нового хозяина. Но теперь я уверена, что ты займешь их не только на эту ночь, Северус.
Снейп вполне был удовлетворен ответом бывшей коллеги, и они с Гермионой последовали за МакГонагалл.
Глава 21. В Подземельях
Очутившись в уютной комнате, оформленной в красно-золотых тонах, которая служила в Гриффиндоре спальней для старосты, Гермиона опустилась на мягкую кровать с бархатным балдахином. Напротив кровати ярко горел камин, наполняя теплом все помещение. Несколько минут ведьма смотрела на алые языки пламени, облизывающие поленья и разбрызгивающие искры в полумрак. На душе стало спокойнее, нахлынули детские воспоминания. Последний раз она была в Хогвартсе, когда ее выпуск отмечал 10-летие окончания школы. Роза была совсем еще маленькая, а Хьюго только родился, и вечеринка пошла Гермионе на пользу, развеяв от домашних хлопот. Рон тогда обожал ее без оглядки, у него еще не было пивного животика, и они хорошо смотрелись рядом. Счастливая пара в тот вечер здорово повеселилась, общаясь с бывшими одноклассниками. Гермионе было приятно видеть ставшую еще более загадочной Луну Лавгуд, все таких же озорных и привлекательных сестричек Патил… С Гарри и Невиллом они и без того частенько виделись. А вот какими сейчас стали остальные, Гермионе очень хотелось бы узнать. Может они еще соберутся на 20-тилетие?..
Атмосфера гриффиндорской спальни позволила женщине на мгновенье забыть ее семейные передряги, трудовые будни и почувствовать себя снова той невыносимой всезнайкой, завсегдатаем библиотеки, которой она когда-то была. А сколько приключений выпало в этих стенах на ее долю. Нет, определенно Гермиона была самой счастливой магглой на свете, очутившись в волшебном мире Хогвартса. В этот момент она подумала о Снейпе. Может ли он считать себя счастливым? Отчасти конечно, но как же ему, наверное, одиноко, в своих Подземельях. Грустит ли он, также предаваясь воспоминаниям, умиротворен ли он, снова вернувшись туда? По крайней мере, Гермиона уже соскучилась по своему профессору, и ей так хотелось поделиться с ним своей радостью и ободрить его. Вскочив с кровати, ведьма направилась в Подземелья Слизерина. Люмос!

***
Спустившись в Подземелья Снейп, ощутил знакомую прохладу, аромат трав и прочих ингредиентов, исходящий оттуда. Оказавшись в холодной комнате с низким потолком, он опустился на колени и прижался лицом к полу, по щекам потекли скупые непрошеные слезы. Его кабинет. Как он долго здесь не был, как долго не садился за стол, заваленный бумагами, как долго не прикасался к банкам с ингредиентами, как бесконечно долго не склонялся над демонстрационным котлом.
- Я здесь! - крикнул Северус, - и его низкий бархатный баритон отразился от стен, обитых старинной темно-зеленой тканью.
Он встал и прошелся по комнате, любовно прикасаясь к предметам, находящимся в ней. Затем, открыв дверь, Снейп вошел в большую комнату, смежную с его кабинетом. Это был класс Зельеварения. Он кружил и кружил в нем, представляя, как за партами снова сидят ученики и внимательно его слушают, старательно записывая каждое слово лекции. Северус проследовал мимо стеллажей, стоящих вдоль стен, котлов, рядами заполнявшими пространство, к небольшому фонтанчику в виде горгульи, расположенному в углу класса, и опустил в него руки. Он зачерпнул ледяной воды и плеснул ее на свое разгоряченное лицо. Затем он оперся на бортики фонтана и, смотря невидящим взглядом на отражение в прозрачной воде, предался воспоминаниям.
Вот он, одиннадцатилетний мальчик, угловатой походкой проходит мимо группы насмехающихся гриффиндорцев, ученики только приехали в Хогвартс, была первая неделя учебы. Северус сразу же выделялся из массы учеников, но не только своей нелепой внешностью и сальными волосами, а и знаниями, которые показывал на занятиях. Он был очень способным и прилежным учеником. Но за его бедность и некрасивость, успешные гриффиндорские выскочки не давали Снейпу прохода. Больше всего они не могли спустить ему с рук его увлечение Лили. Подростком он особенно сильно нуждался во взаимной симпатии с ее стороны. Она, как могла, защищала его от негодных мальчишек, но… Северус сам все испортил. И вот, он уже стоит на коленях перед директором Дамблдором и раскаивается в содеянном, особо не надеясь на жалость и прощение. Но Альбус милостив к нему, делая его в знак искупления вины двойным агентом. С этого момента в жизни Северуса воцарился ад. Он жил лишь ради великой цели Дамблдора, помогая ему исполнить пророчество и освободить мир от темного зла. Он хотел отомстить Волдеморту за безжалостное убийство своей любимой. И ради этого стоило жить… Воспоминания о прошлом полностью завладели Снейпом.
Вдруг до него донесся приятный женский голос, зовущий его: Северус, Северус, я пришла к тебе!. На мгновение возникла мысль о помутнении рассудка. Но, придя в себя и встряхнув головой, Снейп очнулся от воспоминаний, осознавая, что голос вполне реальный, и это голос Гермионы, стучавшейся в дверь.

***
- Северус, открой, ты не спишь, я знаю, - просила ведьма.
Зельевар прислушался, Гермиона стучалась в двери его кабинета. Он встал и пошел открывать.
- Любовь моя! – воскликнула ведьма, - что случилось, ты чем-то встревожен?
- Нет, просто воспоминания, - ответил ей Северус и крепко обнял.
Он зарылся лицом в ее шелковистые волосы, пахнувшие сладковатыми духами с нотками ванили, сандала и мускуса.
- А я не могла усидеть одна в комнате для старост, думая о тебе, - прошептала Гермиона.
- Молодец, что пришла, а то бы я совсем с ума сошел.
Гермиона улыбнулась и сильнее прижалась к мужчине, ощутив, как теплота разливается по телу, концентрируясь внизу живота ярким энергетическим комочком.
Почувствовав возбуждение, Северус приподнял лицо женщины и страстно захватил ее рот своими губами. Язык углубился внутрь, скользя по зубам, нетерпеливо изучая влажный рот. Руки торопливо нашли пуговицы на блузе и через секунду уже ласкали упругую грудь ведьмы, сквозь кружева бюстгальтера обводя, успевшие затвердеть, соски. От нахлынувшей эйфории Гермиона начала издавать нежные вздохи и обвила ногой бедро мужчины. Ее руки опускались все ниже и, дойдя до ягодиц Северуса, страстно сжали их. В ту же секунду женщина почувствовала, как усилилась его эрекция и одной рукой стала расстегивать брюки любовника. Северус прерывисто дышал, склонившись к ее уху, что еще больше распаляло женщину.
Очутившись на темно-зеленом бархатном покрывале широкой кровати с балдахином, пара слилась в едином порыве страсти.

***
Ведьма даже не заметила, как быстрым движением Северус стащил с нее блузу и юбку, отбросив куда-то в сторону. Мужчина на мгновение остановился, восхищаясь ее идеальным телом, едва прикрытым белоснежным кружевным бельем. Изящество лебединой шеи, овал покатых плеч, хрупкие запястья манили и опьяняли. Белизна гладкой кожи безмолвно требовала прикасаться к ней еще и еще. Стройные ноги были слегка раздвинуты, завлекая в глубину впадины между ними. Одним рывком Снейп снял с Гермионы стринги и прильнул губами к пульсирующему в паху комочку. Его язык скользнул по влажным складочкам, источавшим возбуждающий аромат женственности. Нежные волоски приятно щекотали его нос. Одновременно указательным пальцем Северус поглаживал клитор, заставляя женщину выгибаться ему навстречу.
- Еще, еще, - стонала ведьма, гладя себя по груди и животу.
Желая доставить любимой как можно большее наслаждение, зельевар глубоко ввел в нее палец. Это движение возымело должный эффект. Мышцы женщины обхватили его, и она начала двигать бедрами в такт заданному мужчиной ритму.
- Не останавливайся, молю тебя, продолжай, - кричала Гермиона, задыхаясь от возбуждения, - мне так хорошо.
- Тебе будет еще лучше, когда я войду в тебя своим мальчиком, - шептал Северус, раздувая короткие завитки волос у нее на лобке.
Почувствовав, что женщина близка к оргазму, он отстранился для того, чтобы снять с себя одежду, и снова припал к ней. Он покрывал поцелуями пленительный изгиб шеи, как бабочка, выводя на ее коже причудливые силуэты. Спустившись к груди, Снейп отодвинул бретели лифчика и приспустил его. Розовые сосочки превратились в жемчужинки. Покусывая их, мужчина с наслаждением слушал страстное придыхание Гермионы.
Раздвинув ее ноги, Северус расположился прямо посреди них, аккуратным движением введя свой напрягшийся половой член. Его плоть коснулась внутренней стороны ее складочек, и ведьма издала протяжный стон. Совершая размеренные толчки, стараясь проникнуть как можно глубже и достать до самой матки, Снейп продолжал пробовать на вкус рот Гермионы. Влага сочилась по бедрам женщины, соприкасаясь с его яичками, от чего они сжимались, становясь тверже.
- Возьми их в руку, - шепча ей на ухо, попросил Снейп.
Протянув руку между их телами, Гермиона стала нежно ласкать мошонку Северуса, от чего тот издал страстный стон, преходящий в рык, и стал еще интенсивнее двигаться внутри женщины. Совершенно потеряв контроль над собой, второй рукой Гермиона шлепала по ягодице любовника, побуждая его к более быстрому ритму. Кровать сотрясалась от их яростных движений, комнату наполняли вздохи и крики.
Спустя некоторое время, Северус отстранился и развернул ведьму задом к себе. Гермиона почувствовала, как его пальцы начали поглаживать ее анус, медленно проникая внутрь. Такие ласки были в диковинку для женщины. Но не успела она привыкнуть к этим ощущениям, как пальцы заменил член Северуса. Гермиона дернулась и застонала.
- Шшш, дорогая, сейчас больно не будет, расслабься и наслаждайся…
- О-о-о…
- М-м-м… ты такая тугая здесь.
- Я никогда так не трахалась.
- Все когда-нибудь бывает впервые.
А-ххх…
- Тебе нравится?
- О, да, ты чудесный любовник, я никогда не испытывала таких сильных ощущений.
Чтобы ощущения Гермионы стали еще больше, Северус ввел два пальца в ее вагину и стал двигать ими в такт своему члену.
Спина женщины прогнулась от сильнейшего возбуждения, и она уткнулась лицом в кровать, чтобы заглушить крик оргазма.
- Ты уже готова, теперь моя очередь, - сказал Снейп, выйдя из Гермионы и ложась на спину, - сядь на него сверху.
Гермиона безмолвно повиновалась, насаживаясь на огромный член любовника.
Она интенсивно покачивалась на бедрах, глубже впуская его в себя. Женщина чувствовала, как набухшая головка его мощного пениса пульсирует внутри, отчего волны оргазма снова подступили вниз живота.
- О, Мерлин, нет, нет, - лихорадочно твердила она, не веря, что такое удовольствие возможно. Оргазм был близок, и женщина боялась, что почувствует его раньше, чем Северус. Она знала, что мужчина догадывается о ее ощущениях, и ускорила темп, одновременно щипая его за темные соски. Снейп помогал ей, делая толчки бедрами. Волосы на его лобке слиплись от смазки и пота, на груди выступила испарина.
Кульминация наступила и, выкрикивая имена друг друга, обессиленные любовники обмякли, рухнув на постель.

***
Утомленная секс-марафоном, не ведомым ей с Роном, Гермиона уснула. Северус, не смотря на огромную отдачу энергии, спать не хотел. Боясь разбудить любимую женщину, он нежно рассматривал ее, не в состоянии поверить в свое счастье. Неужели он заслужил любовь этой прекрасной женщины, которую знал еще девочкой. Тогда она не вызывала в нем подобных эмоций. Даже в старшей школе Снейп не представлял Гермиону объектом сексуальных желаний. Тогда, увы, ему было не до этого. Однако, еще в те годы профессор отметил ее ум, способности и тягу к знаниям, хотя и считал ее невыносимой гриффиндорской всезнайкой. Но когда они встретились в Тупике Прядильщиков, впервые, спустя много лет, в нем как будто бы сработал ядерный заряд, как будто внутри включили свет, который пробудил его спящие доселе чувства. Он захотел почувствовать себя мужчиной, жить полноценной жизнью, отчасти по этой причине он не стал сопротивляться, когда Гермиона его обнаружила. Северус почувствовал к ней невероятную привязанность и тепло. Он знал ее столько лет, но полюбил за одно мгновение. Мужчину поразило ее доброе к нему отношение, внимание, ласка. Гермиона не презирала его, доверяла ему и всем своим видом и помыслами старалась это выразить. Подумав об этом, Северус легонько погладил ее по голове, от чего тихонько посапывающая женщина зашевелилась и открыла глаза.
- Прости, я не хотел тебя разбудить, - виновато промолвил Снейп.
- Северус, что ты, не извиняйся, так я могу подольше любоваться тобой, - улыбнулась ему Гермиона.
- Ты такая красивая, Герми, я не достоин такой женщины как ты… - целуя ее в плечо, заявил Снейп.
- Нет-нет, это я тебя не достойна, - возразила ему молодая ведьма.
- Я уже не молод, некрасив, да и просто язвительный сальноволосый ублюдок, - удрученно промолвил зельевар и грустно опустил голову, потупив взор.
- Все это не так, - протестовала Гермиона, - ты самый лучший, мне так хорошо с тобой, - она прижалась щекой к его ладони, - я так люблю тебя.
- И я тебя, - ответил ей взаимностью Северус.
- Уже утро, может быть, попросим домовика, чтобы принес нам завтрак? – спросила его Гермиона.
- Проголодалась, душа моя?! – улыбаясь уголками губ, спросил Мастер Зелий.
- Да, очень, у нас ведь была такая бурная ночь. С Роном у меня никогда так не было… - сказала ведьма, но тут же осеклась, поняв, что последняя фраза была не очень уместной.
Северус ничего не сказал, лишь заботливо спрятал непослушную прядь ее волос за ухо.
Домовик по имени Вилари принес кофе, свежие тосты и кленовый сироп.
- Знаешь, - прервала некоторое молчание Гермиона, - я думаю развестись с Роном.
Брови Снейпа взметнулись вверх.
- Ты серьезно?! – изумленно спросил он, - хотя, я ожидал таких слов.
- Я уже давно не люблю его, - продолжала она.
- А как же дети, он наверняка будет требовать их себе, - резонно заметил Северус.
- Обычно детей оставляют с матерью, я почти не волнуюсь за это. Хотя, Рон на способен, на такое из ревности…
- Так может не стоит, я и так люблю тебя, мы ведь находим время побыть вместе…
- Но я хочу быть с тобой все время. А ты разве нет? – сомнение в голосе.
- О, нет, что ты, я тоже был бы рад все время быть с тобой, - успокоил ее зельевар, - но обстоятельства против нас, наша любовь обречена на вечные препятствия.
- Ничего подобного, - порывисто воскликнула Гермиона, - если я разведусь, нам ничто и никто не будет мешать. Ну, скажи, зачем нарочно мучить себя, если все можно устроить?!
- Сейчас в тебе говорить гриффиндорсая храбрость, но потом ты можешь пожалеть.
- Я никогда об этом не пожалею. Северус, я хочу навсегда связать свою судьбу с твоей.
- Ну что ж, попробуй. Но для начала тебе нужно поговорить с Роном и детьми.
- Да, как только я вернусь домой, то сразу скажу мужу о своем решении. Не стоит больше тянуть.
- Думаю, лучше это будет сделать после первого сентября, чтобы не травмировать детей до школы.
- У-у-у…но это еще так нескоро.
- Всего лишь две недели. Потерпи, любимая. Мы будем вместе.

Глава 22. Первое сентября
Первого сентября был особенно торжественный и знаменательный день.
Северус вступил в должность Директора Хогвартса. Не все однозначно восприняли его назначение. Но большинство, узнав о возвращении мага, выражали глубокое удовлетворение. Сам министр вручил, присужденный зельевару 19 лет назад, Орден Великого Мерлина 1 степени и поздравил с началом нового учебного года. Снейп безукоризненно провел торжественное собрание и распределение первокурсников по факультетам, которое он по старой доброй традиции поручил профессору МакГонагалл. Он лично приветствовал преподавателей и школьников в стенах Большого Зала и выступил перед ними с речью.
Вечером закатили грандиозную вечеринку, на которую были приглашены почетные члены Попечительского совета школы – супруги Поттеры и Уизли. Гермиона, дабы не спровоцировать Северуса, явиться не решилась, у Джинни были неотложные дела дома. Но Гарри и Рон с удовольствием приняли приглашение. Поттер был потрясен известием о чудесном возвращении Снейпа и хотел лично пожать руку этому достойному человеку. Он чувствовал себя виноватым, поскольку был несправедлив по отношению к нему на протяжении семи лет обучения в Хогвартсе. Но, после увиденного в Мыслесливе Дамблдора, Гарри словно прозрел, и ему было стыдно за свое поведение. Снейп стал для Гарри настоящим героем, он даже своего сына назвал в его честь. Так он хотел загладить свою вину перед бывшим учителем, помощником и защитником. Но теперь Поттеру представилась реальная возможность самому выразить почтение профессору. Рон пошел на вечеринку, чтобы потуситься с друзьями и поглазеть на семикурсниц. Он всегда был неравнодушен к симпатичным девушкам, а после участившихся в последнее время скандалов с женой, решил немного развеяться.
- Невилл, привет! – воскликнул Гарри, спешащему им навстречу, Лонгботтому.
- О, наконец-то вы появились, - ответил молодой преподаватель, - все уже собрались в Большом Зале, ждем только вас с Роном.
Друзья обменялись теплыми приветственными рукопожатиями.
- А где Гермиона и Джинни? – удивленно спросил Невилл.
- Моя дома осталась, голова у нее болит, - нервно произнес Рон, передразнивая интонацию жены, - даже присутствие сальноволосого профессора ее не соблазнило.
Лонгботтом вопросительно взглянул на Гарри.
- А Джинни сейчас в Норе с Лили. Девочка приболела, да и домашних забот невпроворот. Они с бабушкой соленья, варенья заготавливают. Некогда, короче. Я вот тоже еле вырвался с работы.
- Ну, спасибо, что пришли, не стоит расстраивать директора, он на вас надеялся. А тебя Гарри, он особенно сильно хотел видеть.
- Ты нас проводишь? – оживленно спросил его Поттер, понимая, что вечеринка уже началась, и они опаздывают.
- Да-да, пойдемте скорее.
Молодые люди вошли в Большой Зал. Там, где обычно располагались столы для преподавателей, сейчас была импровизированная сцена, на которой пела гламурного вида девица – кумир хогвартской молодежи. В центре зала, ближе к сцене, кучковалась толпа школьников, энергично двигая руками и ногами в такт музыке. Молодые преподаватели также не прочь были подвигаться под заводную песню поп-дивы, совершавшей на сцене резкие движения, время от времени подбадривая танцпол выкриками типа ну, где же ваши руки?! или давай, давай, все вместе!. Немного в стороне группами стояли преподаватели постарше, о чем-то увлеченно беседуя. В одной из групп Гарри заметил высокую черную фигуру директора Снейпа. Невилл, махая рукой затормозившим было спутникам, позвал их в направлении именно этой группы.
- Господин директор, - обратился Лонгботтом к Снейпу, - наши почетные гости уже здесь.
При виде Мастера Зелий лицо Рона исказилось недовольной гримасой, что не осталось не замеченным самим виновником недовольства.
- Мистер Уизли, вам нездоровится? – саркастично спросил его Северус.
- С чего Вы взяли? – возмутился Рон.
- Сначала я подумал, что Вы снова наглотались слизняков…
Рон засопел и уже хотел сказать в ответ какую-то гадость, но Гарри вовремя разрядил обстановку:
- Профессор, Ваше чувство юмора по-прежнему на высшем уровне.
- Рад приветствовать Вас в стенах Хогвартса, друг мой! – Снейп протянул Поттеру для рукопожатия свою руку.
- Я тоже рад Вас видеть живым, - искренне воскликнул Гарри, - это потрясающе, я читал в Ежедневном пророке историю Вашего возвращения. Вам пришлось столько испытать, чтобы вернуться к нам.
- Нет тех вершин, которые нельзя было бы преодолеть, мистер Поттер, кому, как ни Вам это знать, - загадочно улыбаясь, ответил Северус.
Внимание Рона было приковано к одной белокурой старшекласснице, поэтому он спешно покинул беседующих.
- Мне очень приятно, сэр, что Вы пригласили нас на торжество и приношу извинения за наших супруг, которые не смогли прибыть.
- Видимо, у них есть более важные дела, - равнодушно ответил Снейп. Спокойствие зельевара объяснялось тем, что Гермиона предупредила его заранее, отправив записку с совой, что не придет на прием, чтобы ненароком не навлечь на них обоих подозрения в интимной связи.
- Шотландский виски? – предложил Северус, когда мимо них проплывал поднос с бокалами.
- Да, пожалуй, не откажусь, - Поттер взял один из бокалов.
Сделав пару глотков, Гарри снова обратился к директору:
- Знаете, профессор, пусть прошло много лет, и много воды уже утекло, но я хочу попросить у Вас прощения за недостойное поведение мое и моего покойного отца. Мы были не правы и причинили Вам много хлопот и неприятностей.
- Не стоит, мистер Поттер, я уже давно простил Вас.
- Спасибо, сэр, - Гарри низко склонил перед ним голову.
- Поттер, не будем о прошлом, давайте лучше обсудим настоящее.
И, к удивлению Гарри, следующий час они со Снейпом провели в весьма дружеской и интересной беседе.

***
Тем временем Рон, озабоченно облизываясь, приближался к юной красотке, грустно стоящей в стороне от танцующих. Взяв с летающего подноса два бокала со сливочным пивом, он протянул ей один со словами:
- О чем задумалась столь очаровательная волшебница?
- Я не волшебница, я только учусь, - смущенно ответила та, глядя на улыбающегося взрослого мужчину, подошедшего к ней, - и пиво я не пью.
- А пить и не надо, только пригубите, - настаивал Уизли.
Девушка взяла бокал и сделала маленький глоток, а затем, поморщившись, вернула его Рону.
- Рон Уизли, - представился мужчина, - член Совета Попечителей.
- Морриган Смит, ученица седьмого класса.
- Очень приятно, какое у Вас красивое имя.
- Спасибо, меня родителя назвали в честь ирландской богини войны. Но мне мое имя не нравится, я вообще не конфликтный человек и не люблю насилие.
- Но это не обязательно, когда обоюдно.
- Что обоюдно? – переспросила девушка.
- Да так, ничего, узнаешь немного позже, если захочешь.
Юная ведьма недоуменно смотрела на своего взрослого собеседника.
- А почему ты не танцуешь?
- Не люблю танцы, это глупая трата энергии, - решительно ответила Морриган.
- Я, кстати, тоже, - улыбнулся Рон, залпом допив пиво.
Отрыгнув пивные пузырьки, скопившиеся в глотке, Уизли продолжал:
- Тогда, может быть, прогуляемся?
Девушка пожала плечами.
- Решайся, я тут ненадолго, и мне повезло встретить родственную душу.
- Хорошо, пойдемте, - девушка взяла Рона за согнутую в локте руку, и они направились во двор.

***
Вечер приближался к завершению, когда в Большой Зал влетела Морриган с растрепанной прической и порванным платьем. Она прикрывала оголившееся плечо, на глазах выступили слезы.
- Что стряслось? – встревожено спросила подошедшая к ней МакГонагалл.
- Я…мне…неловко…
- Говорите Смит, - приказал подоспевший директор.
Но не успела она ничего произнести, как следом вошел Уизли, поправляя ширинку.
- Мистер Уизли, попрошу Вас объяснить, что случилось, - угрожающе сдвинув брови, отчего складка на лбу стала еще глубже, сказал Снейп.
- Ровным счетом ничего, - нагло улыбаясь, пробубнил Рон.
- Да как же ничего, когда на девочке лица нет и платье испорчено, - вмешалась Минерва.
- Мистер Уизли и Вы, мисс Смит, прошу за мной в кабинет.
Гарри и МакГонагалл тоже последовали за ними.
- Садитесь, Морриган, - сказал ей Северус, указывая на кушетку, обитую бордовым бархатом, когда они вошли в его кабинет.
- А Вы, Уизли, постарайтесь объяснить, почему девушка плачет.
- Но…я здесь не причем – попытался возразить Рон.
- Не врите, Вас видели вдвоем, - строго констатировал директор.
- Я не знаю, о чем Вы говорите…- продолжал выкручиваться рыжий.
- Отвечайте или иначе мне придется применить к Вам Веритасерум.
- Не имеете права, - запротестовал Рон.
- Тогда говорите, как Вы довели девушку до слез, почему ее платье разорвано?
- Ну, мы гуляли во дворе, она нечаянно зацепилась за ветку, платье порвалось, и она расстроилась.
- Это было так? – спросил Северус, обращаясь к девушке.
- Нет…он начал ко мне приставать, схватил меня за плечи, я дернулась и платье порвалось.
- Вы не должны были идти ночью на улицу с незнакомым взрослым мужчиной, - строго сказал ей директор, - 20 баллов с Пуффендуя.
- Минерва, - обратился он к профессору МакГонагалл, - проводите девочку в гостиную факультета, и пусть Помфри даст ей успокоительное зелье.
- Была бы моя воля, я бы тут же отобрал и сломал Вашу палочку, мистер Уизли, - выпалил Северус Рону, - это не в моей компетенции, но вот поставить вопрос о Вашем исключении из Совета Попечителей я смогу. Ваше поведение недостойно и Вы за него ответите.
- Да мне плевать, - ругнулся Уизли.
- В моем кабинете попрошу не выражаться, - возмутился Снейп, - и покиньте стены Хогвартса немедленно!
- Сэр, простите Рона, он выпил лишнего, с кем не бывает, - вмешался Гарри, защищая друга.
- Ваше участие похвально, но мне неприятен этот человек.
- В таком случае разрешите, я тоже Вас покину, чтобы сопроводить моего друга до дома.
- Прошу Вас, окажите ему эту честь.
Глава 23. Развод
- Рон, ты свинья, - упрекал его Гарри, когда они шли из Хогвартса к аппарационной площадке.
- А что я такого сделал? – открещивался рыжий.
- Благодари Мерлина, что Снейп отпустил тебя, а все ведь могло кончиться Азкабаном. Это ты понимаешь? – злился Поттер.
- Брось, она совершеннолетняя, и я просто хотел ее немного развлечь.
- Да уж, развлек. На девочке лица не было.
- Хм…она просто нервная, я вовсе ничего такого с ней делать не хотел, девчонка не правильно все поняла.
- Ну, Рон, такого я от тебя не ожидал. Мало того, что напился, так еще и к школьницам начал приставать.
- А ты думаешь, от хорошей жизни я искал родственную душу? – останавливаясь, и, глядя Поттеру в глаза, произнес Рон.
- Значит, так ты это называешь? – почти заорал на него Гарри.
- А что было делать, я хотел развеяться, а то Гермиона мне не дает.
- Ты сам в этом виноват, - заключил Поттер.
- С чего ты взял? – возмутился Уизли.
- Да с того, что любая нормальная женщина не захочет иметь никаких дел с мужчиной, который ее не уважает и достает.
- Чем это я ее достаю?
- Своим разгильдяйством.
Рон фыркнул.
- Ладно, пошли, я аппарирую тебя домой.
- Я и сам могу! – попробовал сопротивляться Уизли.
- Не спорь. Я это сделаю, а то аппарируешь в какой-нибудь паб и зависнешь там, Мерлин знает на сколько, а Герми будет волноваться.
- Она уже давно не волнуется, потому что ей наплевать на меня, - пробурчал рыжий.
- Держись крепче, начинаю перемещение.
Пейзаж поплыл, ноги оторвались от земли, и мужчины растворились в воздухе.

***
- Ну, все, спасибо тебе, Гарри, я пошел, - сказал Уизли, когда они очутились у его дома в Хогсмите.
- Ты сегодня не выступай, сразу ложись спать, - попросил его Поттер, - не нужно расстраивать Гермиону.
- Угу, только ты ей ничего не говори, - взмолился Рон.
- Ладно, но и ты лучше не упоминай об инциденте с девушкой, - резонно отметил Гарри, - все уляжется, я думаю, Снейп не станет возбуждать дело и исключать тебя из Совета.
- Да пошел он…ублюдок, - выругался Рон.
- Тшш…успокойся, а то Герми услышит.
- Все-все, я пошел…
- Пока, - попрощался Гарри.
- Ага, до скорого, - махнул Рон и скрылся за дверью.
Войдя в дом он небрежно разулся, разбросав ботинки, кинул пиджак в угол и, шатаясь, пошел к холодильнику. Привычным движением открыв холодную бутылку со сливочным пивом, он направился в гостиную, свалив по пути стул.
Услышав грохот, из спальни вышла заспанная Гермиона. Включив свет и увидев пьяного мужа, она с явным недовольством поморщилась.
- Что смотришь, - пробубнил Рон, - да, я пьян и что?!
- Ничего, - огрызнулась Гермиона.
- Тогда нечего так глазеть.
- Рон, сколько это будет продолжаться, мне надоели твои пьяные выходки.
- А мне надоели твои придирки.
- Что ж, тогда нам лучше развестись.
- Чего-о-о-о… - ошарашено протянул Рон.
- То, что слышал, я подаю на развод, - четко повторила ведьма.
Уизли чуть не выронил из рук пиво.
- Я устала…
- Ты в своем уме, Миона, какой развод, а дети?
- Вот именно ради них я и хочу это сделать.
- Я не дам тебе развода, - настырно заключил Рон.
- Дашь…
- Нет, - отрезал он.
- Я люблю другого, - вдруг призналась Гермиона.
Пиво упало и расплескалось по ковру. Рон моментально побагровел, его ноздри раздулись:
- Так вот в чем дело…Кто этот мерзкий тип? – заорал он.
- Не кричи, у меня голова болит, - возмутилась женщина.
- А у меня заболело сердце.
- Пить надо меньше.
- Какая же ты с… черствая.
- Ты все для этого сделал.
- Кто он? – Рон угрожающе повторил свой вопрос, - Я его знаю? Это Поттер?
Гермиона громко рассмеялась:
- Какой же ты глупец.
- Отвечай или я придушу тебя, - не унимался Рон.
- Ты его знаешь, - спокойно ответила ведьма.
- Не заставляй меня выходить из себя. Кто эта тварь?
- Это не тварь.
- Отвечай!
- Это Северус Снейп.
- А-а-а… - застонал Рон, обхватив голову руками.
- Этот сальноволосый ублюдок посмел отнять мою любовь…
- О чем ты говоришь, Рон, ты давно меня не любишь.
- Я убью его! – метался Уизли.
- Если бы я узнал это раньше, то убил бы еще час назад. И он измывался надо мной весь вечер, учил как надо жить, строил из себя девственника, а сам туда же… тихой сапой увел чужую жену.
- Рон, прекрати…
- Скажи мне, что этого не может быть.
- Нет, Рон, это так, и я люблю его. Прости…
- Прости… и это все, что ты мне можешь сказать?!
Гермиона пожала плечами.
- Иди-ка сюда, - крикнул Рон, схватив женщину. Он тряхнул ее так сильно, что женщина чуть не потеряла равновесие.
Развернув Гермиону спиной к себе и перекинув через спинку кресла, Уизли задрал ей ночнушку, сорвал плавки и коленом резко раздвинул ноги. Гермиона не могла даже пошевелиться, так крепко он ее удерживал. Рон не дал ей опомниться и резко всадил в нее свой член.
Гермиона вскрикнула от боли, понимая, что сопротивляться пьяному безумцу бесполезно.
Пыхтя и потея, Рон приговаривал, стараясь глубже вонзиться в женщину:
- Как он тебя трахает? Так…так?
Тело Гермионы содрогалось, по щекам текли слезы, но в глазах читалось терпеливое безразличие. Она думала о Северусе, и эти мысли придавали ей мужества.
- Ну, что же ты не стонешь, не просишь еще? С ним-то ты, наверняка, любезнее. Где же твоя страсть? Ах, да, совсем забыл, ты же любишь эту летучую мышь. А мне не нужна любовь, просто исполняй свой супружеский долг, сука…
Слава Мерлину, унижение длилось не долго. Рон быстро кончил и оттолкнул жену. Гермиона повалилась на пол и закрыла лицо руками, чтобы Рон не видел ее заплаканной.
Застегнув брюки и одернув рубашку, Уизли подошел к ней и слегка пнул ногой.
- Вставай и принеси мне холодное пиво, - нагло потребовал он.
Но Гермиона медленно встала, поправила задранную ночнушку и выплюнула мужу прямо в лицо:
- Да пошел ты к черту, Уизли!
Она развернулась и выбежала из дома.
- Сама туда иди, слизеринская шлюха! – вдогонку ей прокричал Рон.

***
Гермиона аппарировала непосредственно к дому Поттеров. Она позвонила и стала ждать. Дверь открыл зевающий Гарри.
- Гермиона?! – удивленно воскликнул он.
- Можно я войду?
- Конечно, рад тебя видеть. Но что привело тебя ночью?
Она вошла. И при свете мужчина увидел ее заплаканное лицо и весьма странный вид.
- Герми, что стряслось? – встревожено спросил он.
- Дай мне воды, пожалуйста.
- Да-да, сейчас, подожди минутку.
Быстрым шагом Поттер пошел на кухню и вернулся с бокалом воды.
Гермиона сделала пару жадных глотков и сказала:
- Я попросила Рона о разводе, а он меня… изнасиловал.
- О, Мерлиновы подштанники! – в ужасе воскликнул Гарри, - Рон, что он творит!
- Я сама виновата, - ответила ведьма, - не надо было начинать с пьяным разговор.
- Но как, почему ты вдруг это заявила? – недоуменно спросил Поттер.
- Не вдруг... я давно хотела ему это сказать… просто момент подвернулся.
- Но из-за чего ты собралась с ним разводиться?
- Гарри, прошу, не суди меня строго, мне и так сейчас плохо, - взмолилась Гермиона.
- Ну что ты, я же вижу… ты ведь моя любимая подруга, как я могу тебя осуждать, - мужчина ласково погладил ее по щеке.
- Спасибо.
- Ты можешь мне рассказать?
Гермиона вздохнула и ответила:
- Да, я чувствую, что мне нужно выговориться…
- Я весь внимание, - сказал мужчина, усаживая ее на диван и укрывая пледом.
- Хорошо, слушай…
И Гермиона рассказала ему о себе и Снейпе.
- Да-а-а… честно сказать, не ожидал. Но, Гермиона, не в обиду Рону, профессор Снейп наилучший для тебя вариант. Он умный, отважный, целеустремленный, рассудительный, мудрый. Я понимаю, почему тебе с ним интересно. Хоть у вас и… э-э-э… такая разница в возрасте, он тебе подходит. Ничего удивительного, что ты его полюбила, за ним, как за каменой стеной. Но он тебя любит? – Гарри внимательно посмотрел на подругу.
- Да, очень, - ответила ведьма, - он считает, что только со мной стал счастливым человеком.
- Гермиона, разводись. Хоть Рон мой друг, но здесь я на стороне Снейпа.
- Спасибо, дорогой, - обняла его женщина.
- Если это потребуется, я поддержу тебя в суде. Надеюсь, детей оставят с тобой.

***
Их развели незамедлительно, Рон не стал препятствовать. Однако в суде он настаивал, чтобы дети жили с ним. Но судья, учитывая более высокий доход Гермионы и ее статус в Министерстве, оставил Розу и Хьюго с матерью.
Гермиона, не смотря на сплетни и кривотолки, переехала с детьми к Северусу. Летом они жили в его доме в Тупике Прядильщиков, а в течение учебного года переезжали в Подземелья Хогвартса. Роза разумно восприняла изменения в жизни матери, она видела, как стали светиться ее глаза, сколько в них появилось радости и счастья. Хьюго долго не мог привыкнуть к новому члену семьи. Сначала он сторонился Снейпа и жаловался Гермионе на его холодность и высокомерие. Но затем он привык и даже стал называть Снейпа дядя Северус. Роза относилась к профессору как к родному отцу, не смотря на то, что общаться с Уизли не перестала. Она и младший брат виделись с отцом каждое воскресение.
Глава 24. Вместе
Спустя полгода Гермиона и Северус поженились. Страсти вокруг их пары немного улеглись. Жизнь вошла в привычную колею. И они были счастливы. Северус занимал пост директора, параллельно исполняя обязанности декана Слизерина и преподавая Защиту от Темных Искусств. Ему нравилась новая жизнь, полная не только рабочих моментов, но и семейных забот. Он даже не мог подумать, что когда-то обзаведется семьей. Но, благодаря Гермионе, ему было к кому возвращаться после холодных классов в уютный и согретый теплом дом.
Дети Гермионы взрослели, Роза, как и мечтала, поступила в университет на факультет Зельеварения и Алхимии, Хьюго, в отличие от отца, учился неплохо и квиддичем совсем не интересовался. Зато его привлекала работа авроров, о которой он много слышал от дяди Гарри. Поэтому мальчик с похвальным упорством усиленно занимался ЗоТИ и штудировал книги по заклинаниям. Отчим всячески помогал ему в этом.
Гермиона продолжала работать в Министерстве, в Отделе магического правопорядка, где занималась искоренением несправедливых законов, защищающих только чистокровных магов.
Северус любил пасынка и падчерицу, но ему все-таки хотелось своих детей. Но почему-то это никак не получалось. Гермиона шутила, что из-за навалившихся на работе дел, им некогда поставить этот вопрос ребром в постели. Однажды, понимая дальнейшую невозможность скрывать свою проблему, он решил обратиться к Помфри.
- Поппи, знаешь, у меня к тебе просьба, - заговорщически начал он, - можешь посмотреть меня и мою супругу, на предмет репродуктивной функции?
- Да, Северус. Ты считаешь, у вас что-то не так?..
- Пожалуй… мы столько лет живем вместе. Но детей у нас так и нет. Скажи, в чем дело.
- Приходите вместе завтра к восьми утра в Больничное крыло, я постараюсь определить проблему.
***
Как и было условлено, супруги Снейп явились к мадам Помфри на обследование.
- Скорее всего проблема во мне, - сказал Северус, когда осмотр был закончен, - я уже не молод, кроме того мои постоянные контакты с ядами и стрессы могли сказаться на половой функции.
- Нет, Северус, с тобой как раз все в порядке, - заверила его колдомедик.
- Не может быть, - удивленно возразил зельевар, - я полагал, что…
- Вот, это результаты твоего осмотра, - протянула ему пергамент Помфри
- Да и с эрекцией у тебя все в порядке, - добавила она.
- Тогда что же?
- Дело в твоей жене, - ответила Поппи, посмотрев в сторону Гермионы.
Та от растерянности не знала, что сказать.
- Причем, анализы у нее тоже хорошие, а вот в ауре наблюдаются изменения. Пробита нижняя чакра, отвечающая за деторождение. Это порча, дорогие мои. Скорее всего, ее наслали на какой-то предмет, которым пользуется Гермиона, - заключила колдомедик.
- А кто сделал эту порчу? – спросила молодая ведьма.
- Я не могу сказать, - ответила мадам Помфри, - я в этом не специалист, здесь скорее поможет Ваш муж, он ведь отличный специалист по Защите от темных искусств.
- Спасибо, Поппи, ты права, дальше я сам разберусь.

***
- Нужно найти этот предмет, тогда мы узнаем, кто испортил тебя, - обратился Снейп к жене, когда супруги спустились к себе в Подземелья.
- Да, Северус, согласилась Гермиона.
И они принялись исследовать свою спальню, направляя волшебные палочки на разнообразные предметы, находящиеся там. После долгих поисков Северус почувствовал странную энергию, исходившую из шкатулки с драгоценностями, в которой Гермиона хранила свои украшения. Открыв ее, он стал одно за одним сканировать все, что там находилось: бусы, серьги, браслеты, кольца… И вдруг от одного из колец последовало красноватое свечение.
- Вот оно! – воскликнул Снейп, - похоже на обручальное кольцо.
- Да, - согласилась ведьма, посмотрев на него, - это мое старое обручальное кольцо. Я сняла его после развода с Роном.
- Порча сконцентрирована в нем, - утвердительно сказал Мастер Зелий.
- Но как оно может мне вредить, если я его давно уже не ношу? – удивилась Гермиона.
- Достаточно того, что оно существует, - ответил Снейп, - хм…Молли, я чувствую ее энергию. Это она, чертовка, наложила заклятье на твое обручальное кольцо.
- Что это за заклятье такое? – в недоумении спросили Гермиона.
- Заклятье, которое начинает действовать, когда жена изменяет мужу или разводится с ним, - ответил Северус, - при этом женщина не может иметь детей от другого мужчины.
- А когда оно было сделано?
- Во время вашего с Уизли бракосочетания, - ответил зельевар.
- Но тогда я не собиралась Рону изменять и уж тем более рожать от кого-то другого, кроме него, - удивилась Гермиона.
- Это своего рода предосторожность от подобных рисков, ведь статистика свидетельствует, что тридцать процентов детей, рожденных в браке, не от мужей, - уточнил Северус.
- Нужно его уничтожить и прочесть нейтрализующее заклинание.
- Но как мы его уничтожим? – снова спросила недоумевающая женщина.
- Нам нужна царская водка, - заметил зельевар.
- Точно, ты прав! – воскликнула ведьма, - золотое кольцо растворится, и проблема будет исчерпана.
- Совершенно верно, любовь моя.
Супруги прошли в лабораторию. Северус смешал в котле соляную и азотную кислоты и бросил злополучное кольцо в полученную желтую жидкость, быстро проговорив слова заклинания. На их глазах кольцо растворилось и в помещении запахло хлором.
***
- Душа моя, я так тебя люблю, - промолвил Северус, нежно прикасаясь губами к заметно округлившемуся животу Гермионы.
- Если будет мальчик, давай, назовем его в твою честь, - сказала она, - а что, будет второй Северус.
- Ну уж нет, второго Северуса магический мир не потянет, хватит и одного.
- Не возражай, пусть будет Северус, - настаивала Гермиона.
- А если родится девочка? – спросил Снейп.
- Может быть, Лили?
- Нет, это будет напоминать мне о другой женщине, которую я когда-то…
- Любил?.. – договорила за него ведьма.
- Я люблю только одну женщину – тебя, - прошептал Северус ей на ухо, приятно щекоча своим дыханием.
- Я тоже тебя люблю, родной мой, - обняла его волшебница.
- Если будет девочка, назовем ее как тебя, Гермионой.
- Как хорошо, что мы вместе, Северус.
И влюбленные застыли в объятия, шепча друг другу слова вечной любви.

Конец