Сетевая библиотекаСетевая библиотека

S.T.A.L.K.E.R. РАГНАРЁК

Дата публикации: 07.12.2018
Тип: Текстовые документы DOCX
Размер: 885 Кбайт
Идентификатор документа: -162689712_483443898
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот


Не то что нужно?


Вернуться к поиску


S.T.A.L.K.E.R.РАГНАРЁК



Особая благодарность.

Выражаю огромную благодарность, тем, кто помогает мне развиваться, и творить, а также поддерживает мой проект.

Марии Дарий , за активную помощь и корректировку, текста и смысловой нагрузки.

Дмитрию Гуляеву - автору книги "STALKER. Сердце Оазиса" , за поддержку и вдохновение. https://vk.com/serdze_oasisaДженнифер Даллас - за идею названия книги.

Команде GSC GAME WORLD, за вселенную.

Wood Goblin - за помощь в работе с группой в ВК.

Алине Матвеевой - за огромную помощь в редакции книги.

Автор – Денис «FLAME» Моргунов.

Главный редактор – Алина Матвеева.

Автор обложки - Leon Kalter vk.com/chitinmechanic25241257022465

Ессентуки 2018 г.

ОТ АВТОРА.

Здравствуй, дорогой читатель. Спасибо за интерес к моей работе, к моему творчеству, моей книге. Это мой первый опыт в написании книг, прошу не судить строго.

Книга посвящена вселенной культовой игры S.T.A.L.K.E.R. от компании GSC Game World. Мрачной, жестокой, опасной и непредсказуемой Зоне. Дружбе и настоящим мужчинам, которые готовы рискнуть своими жизнями, чтобы остановить грядущий апокалипсис. Получится это у них или нет, читайте в книге — S.T.A.L.K.E.R. Рагнарёк.

Эту книгу я посвящаю своему деду, Моргунову Константину Васильевичу (15.03.1937 ~ 02.05.2018). Человеку, с большим и добрым сердцем. Эрудиту и книгоману, читателю с огромным стажем. Настоящему мужчине. Настоящему человеку…

ГЛАВА ПЕРВАЯ. НАЧАЛО ПУТИ.

Свалка. Горы фонящего мусора, которые появились здесь ещё в 1986 году, сразу после первой аварии на чернобыльской АЭС. Сюда свозили всё – одежду, домашнюю утварь, мебель, бытовую технику, транспорт, остатки снесённых домов. Так же здесь располагалась стоянка военной техники, которая принимала участие в ликвидации последствий аварии. Огромное кладбище, состоящее из десятков вертолётов МИ-8, БТРов, КАМАЗов, и прочего. И фонила эта техника, как реактор четвёртого энергоблока, поэтому стоянку либо обходили за километр, либо старались промчаться через неё как можно скорее, чтобы не подхватить ненароком лучевую болезнь. Вот такая она, свалка. Эдакий коктейль из разного хлама и радиации, густо приправленный множеством аномалий. Жуткое местечко…

Артефактов здесь, конечно, хватает, только все они дешёвые, и собирают их в основном новички, которые отважились выбраться дальше границы кордона. Но основная проблема свалки, это не радиация и не аномалии, свалка стала местом обитания бандитов. Бандиты, они как стервятники, ничем не брезгуют, хотя их жертвами становятся, в основном, новички, но в последнее время они в край обнаглели, нападают и на матёрых сталкеров. Но зачастую получают такой отпор, что отправляются на корм мутантам. Туда им и дорога.

Эти отморозки поджидают в своих засадах сталкеров, которые возвращаются из глубоких рейдов, и несут хабар в бар «100 рентген», либо на кордон к Сидоровичу. А этот старый барыга удавится за каждую копейку. Но чего греха таить, благодаря Сидоровичу, у новичков, которые только пришли в Зону, увеличиваются шансы пожить в ней подольше. Да, за старую перелатанную куртку и ПМ с десятком патронов им придётся долго бегать на побегушках у Сидора, но, благодаря его заданиям, они учились здесь жить и выживать, разбираться в людях. А вы хоть раз видели, как новичок, найдя свой первый артефакт, сломя голову несется к торговцу, а в голове работает калькулятор? Но принеся его Сидору, их мечты о куче денег разбиваются о стену реальности. Кордон – это окраина Зоны, аномалий здесь минимум, поэтому и артефактов здесь крайне мало, а те, которые имеются, стоят три копейки, да и торговец занижает цену. Бизнесмен, етить колотить!

Мой путь в бар «100 рентген» пролегал именно через свалку, в принципе, это был единственный более-менее безопасный и быстрый путь.

Слева мерцает электра, рядом с ней марево жарки. Справа разлилось болотце холодца. Красивая аномалия, особенно ночью, но и очень опасная – ядовитые, кислотные испарения моментально сжигают глаза и горло, не дай Зона попасть в это зеленое болотце, потом и костей не найдут, и поминай как звали.

По дороге можно зайти в депо, повидаться с Серым, и немного передохнуть. Рюкзак с посылкой Бармену оттягивал лямки, неприятно натирал плечи и постоянно бил по пояснице. «Старый барыга снабжает Бармена кирпичами?» — думалось мне, с каждым ударом тяжёлого рюкзака по спине.

Промчавшись через стоянку брошенной техники, я свернул в сторону ангара депо. Осмотрев окрестности ангара в бинокль, и убедившись в отсутствии бандитов, двинулся дальше. «Интересно, взяли выходной или сталкеры их перестреляли немного раньше моего появления здесь? — подумал я, — ну да ладно, зато боезапас тратить не пришлось».

В ангаре, как обычно, горел костёр, вокруг него собрались сталкеры. Кто-то травил анекдоты, которые сам же сочинил, кто-то изливал душу через гитарные струны, а кто-то просто спал на старом, сыром матраце.

— Здорова, бродяги! — поприветствовал я всех, кто собрался у костра. — Здорова, Тор! — произнёс громоподобный голос Серого. Какими судьбами? — Да вот, решил навестить старого друга, — ответил я, и мы со смехом пожали друг другу руки. — Садись, располагайся и чувствуй себя как дома, — сказал Серый, и полез в свой рюкзак. На свет появилась бутылка «Казаков», две банки тушёнки, и, еще свежий, батон. Усевшись поудобнее у костра, и выпив за встречу, я спросил Серого: — Что-то я бандюков по пути не встретил. Они что, взяли выходной? — Ага, отпуск. Бессрочный. Тут с раннего утра отряд Долга проходил, так вот, наваляли они бандосам, а с Долгом шутки плохи, сам знаешь, — не скрывая радости, попутно заедая прозрачное тушёнкой, рассказал Серый. — А что долговцы забыли здесь, да ещё и с раннего утра? — с удивлением спросил я. — Да хрен их знает, но шли они, как танки, и ни с кем не разговаривали. Даже на нашу благодарность ничего не ответили. Как будто спешили куда-то. В общем, как-то странно они себя вели, — поведал мне Серый. — Да-да, вообще на них не похоже было, — сказал сталкер с гитарой. — Ну и ладно, не наше это дело. Долговцы – они со своими тараканами в голове, — подвёл я итог.

Перекусив, выпив еще водки, и вдоволь наговорившись с Серым, я увалился спать. Подушку мне заменил уже порядком осточертевший рюкзак. «Точно кирпичи… — Подумал я, поудобней устраиваясь на «каменном» рюкзаке — завтра, на рассвете, нужно выдвигаться в сторону бара, передать посылку, а дальше будет видно», — с этими мыслями, незаметно для себя, я провалился в сон.ГЛАВА ВТОРАЯ. ДОРОГА В БАР.

Проснулся я с рассветом. Всё тело наполняла боль.

«Эх, если доживу до старости, точно буду мучиться от ревматизма», — потирая ноющую шею, подумал я.Подкинул дров в догорающий костёр, достал банку тушёнки, половину вчерашнего батона, и устроил себе завтрак. Серый, почуяв запах жратвы, тоже проснулся и сел напротив меня. — Ты надолго, или как? — спросил меня Серый. — Не знаю, брат. Вот отнесу посылочку, а там как пойдёт... — Ты на блокпосте Долга аккуратнее будь. Они там нервные какие-то в последнее время. Вообще долговцы странные стали, сначала стреляют, а потом спрашивают кто, да зачем. — Спасибо за информацию, брат, — ответил я, и начал собираться в дорогу.

Попрощавшись с Серёгой, я вышел из ангара и двинулся в путь. Небо застилали свинцовые тучи, что, в принципе, обычное дело для Зоны. Со времён второго взрыва, здесь установилась вечная осень, и солнечных дней было очень мало, точнее сказать, их практически не было. «Хорошо, хоть дождя нет,» — подумал я, и тут же пожалел о своих словах. С неба начала сыпаться мелкая морось, холодная, противная. Но мне было не привыкать. Иной раз, ради спасения своей задницы, приходилось и с головой нырять в протухшие болота. Так что морось – это мелочи.

Мой путь пролегал через поле гравитационных аномалий. Карусели соседствовали с воронками, и создавали почти непроходимую стену.

«Интересное соседство, есть два варианта: или тебя подкинет и разорвёт, или сплющит так, что никто не поймёт, что это когда-то был человек,» — заметил я, и полез в карман за болтами. Проверяя свой путь, я бросал болты впереди себя и протискивался между плотно соседствующими аномалиями. Пот градом стекал по лбу, малейшая ошибка могла стоить мне жизни.

Пройдя казавшийся непреодолимым барьер, я рухнул на землю от усталости и нервного напряжения. Сердце бешено колотилось и, казалось, вот-вот выскочит из груди. Тело пробирала мелкая дрожь. Переведя дыхание, я собрался продолжить свой путь, как вдруг, совсем близко, завыли слепые псы. Очень опасные твари, зрения они лишились вследствие мутации, но приобрели отличный нюх и слух, а также телепатические способности. Поодиночке они не очень-то и опасны, но, когда собираются в стаи, да ещё под контролем чернобыльского пса или контролёра, превращаются в армию убийц.

Озираясь по сторонам, я двинулся в сторону блокпоста Долга. Если твари не успеют напасть раньше, то у меня появится больше шансов отстреляться вместе с долговцами. Но мои худшие опасения стали явью. Из-за холма выскочило несколько собак и, почуяв добычу, кинулись за мной. Стараясь не привлекать внимания остальной стаи, я рванул к блокпосту долга. Несколько тварей, в азарте погони, попали в стену аномалий, которую я недавно преодолел. Оглушающий вой, обречённой на смерть псины, наполнил свалку.

«Чёрт возьми, сейчас все мутанты свалки ринутся сюда! — подумал я, и бросился бежать изо всех сил, — в одиночку мне не выстоять против них!»

Вой за спиной нарастал и становился всё громче, по земле передавался топот сотен лап, жаждущих свежей плоти. Постоянно оглядываясь, я видел, как стая становилась всё больше и больше, некоторые из них попадали в ловушку аномалий, но поток монстров не редел.

До блокпоста Долга оставалось всего ничего, когда в спину мне ударил мутант. Я упал, и резко развернулся, одновременно вытаскивая охотничий нож из ножен на ботинке. Тварь бросилась на меня, метя своими челюстями прямо в горло. Из пасти мутанта разило гнилью, острые, как бритва, зубы клацали в нескольких сантиметрах от моего лица. Одной рукой я схватил пса за горло, а другой с силой ударил обоюдоострым ножом. Лезвие с противным хлюпаньем вошло в изодранный разлагающийся бок пса. Мутант взвыл, но хватки не ослабил. Вырвав лезвие из гниющего тела, я снова нанёс удар, из ран мутанта лилась смердящая, тёмная жидкость. Мутант выл, рвал когтями мою куртку. Собравшись с силами, я изловчился и вогнал лезвие в слепой глаз пса. Тварь взвыла и обмякла. Сбросив с себя дохлую тушу, я услышал стрельбу и свистящие над головой пули. Это Долговцы с блокпоста, вышли на зачистку территории. Чтоб не попасть под шальную пулю, я перевернулся, закрыл голову руками в ожидании конца стрельбы, и послал им на ПДА пароль свой-чужой, дабы меня не пристрелили, приняв за бандита или, ещё хуже, за Зомби.

Когда пальба, вой и визги мутантов стихли, я осторожно поднялся, отряхнулся, и, переведя дыхание, направился к воротам, ведущим в сторону бара. Но мой путь преградил командир блокпоста: — Стоять! Тебе туда нельзя! — У меня посылка Бармену. — Ответил ему я. — От кого? Что за посылка?! — От Сидоровича, а что в ней, мне плевать. Я никогда не лезу в дела заказчиков. — От Сидоровича говоришь?! — с недоверием повторил мои слова командир, — сейчас проверим. По рации командир связался с Барменом. — Ну что ещё?! — голос Бармена прозвучал недовольно. — К тебе тут какой-то бродяга пробивается, говорит от Сидора, посылку несёт. — Не от Сидора, а от Сидоровича. Имей уважение к старшим, сопляк, даже если он тебе не по нутру! — с озверением донёсся вопль Бармена. — Пропустить! И без лишних вопросов! — Да, Бармен. Понял, Бармен. Прости, Бармен… — как нашкодивший ребёнок мямлил командир. — Проходи, не задерживайся. — Сказал мне командир блокпоста с явно выраженным бешенством в глазах. Но Бармену перечить он не мог. Боялся.

Пройдя сквозь ворота, я спустился по наклонной, разбитой асфальтной дороге, прямиком к базе долга. На входе на территорию меня даже не остановили. Проходя мимо полуразрушенных строений и арены, я двигался к цели. К бару «100 рентген». Спускаясь по лестнице, сдал оружие местному мордовороту, который занимал должность охранника бара. В баре, как обычно, был полумрак, народу было совсем немного. Кто-то спал, уже изрядно надравшись, а кто-то жевал местные деликатесы.

— Эй, бродяга! Ну, наконец-то, тебя только за смертью посылать! — прогремел голос Бармена из-за стойки. — И тебе не хворать, — ответил я, снимая с плеч уже изрядно надоевший рюкзак. — Так-с, — протянул Бармен. — Ну, посмотрим, что тут. Ого! Ну, Сидорович, ну, молодчина! — с изумлением разглядывая содержимое железного чемоданчика, проговорил Бармен. И, быстро захлопнув его, спросил, — ну что, сталкер? Хочешь заработать? — Спрашиваешь, — ответил я. — Тогда проходи, — сказал Бармен, приглашая меня за кулисы бара.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ. СОМНИТЕЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ.

— Слушай внимательно, говорю один раз, и повторять не буду. Ты толковый сталкер, и доверять тебе можно, — сказал Бармен, плотно закрывая дверь, ведущую в подсобку. — Информация, как ты понимаешь, конфиденциальна, и знаем её только я, Сидорович, ну и теперь ты. В общем, слушай сюда. Посылка, которую ты принес мне, это документы военных. Они планируют новую операцию по захвату контроля над Зоной. Ничему их Зона не научила в прошлые разы. По их данным, Меченый, он же Стрелок, присоединился к О-Сознанию, а не уничтожил его. В автоклав он не лёг, а стал их агентом в Зоне. Эх, с трудом мне в это верится. Я Стрелка давно знаю, и не верю, что б он мог так поступить. — Бармен с досадой ударил кулаком по столу. — Он был одержим идеей уничтожения Зоны и разгадки её тайны. Но у него не получилось уничтожить её. — Стрелок? Слышал я о нём. Сталкер – легенда. — Ответил я. — Слыхал о его подвигах в лабораториях, о том, как он отключил выжигатель мозгов. — Да, было дело, — сказал Бармен, закуривая. — Какова моя задача? — поинтересовался я. — В общем, так. Тебе необходимо отправится в центр Зоны, в самое её сердце. — На ЧАЭС? — округлил я глаза. — Именно, и не только туда. Тебе придётся отправиться в лабораторию Х–1. — Х–1? Что это? Где она находится? — Слишком много вопросов, сталкер. Всю необходимую информацию я сбросил тебе на ПДА, а также карту с необходимыми метками. Ну что? Согласен? — спросил Бармен. — А у меня есть выбор? — После того, как ты всё узнал? Конечно же, нет, — с ехидной усмешкой сказал Бармен. — Оружие и амуницию получишь утром, а сейчас возвращайся в бар, выпей прозрачного за счёт заведения, и хорошенько отоспись. Завтра на рассвете жду тебя.

Бармен замолчал, и всем своим видом показал, что больше вести разговоры не намерен.

Я отправился в бар. Когда я вошел в помещение, в нос ударил резкий запах палёного алкоголя и грязной, пропахшей потом, одежды. Людей в баре стало заметно больше, по всей видимости, приближающаяся ночь тому виной. Шататься по ночам в Зоне – самоубийство. Но, иногда, находятся "герои", как они себя называют – любимчики Зоны, которые уходят в ночные рейды, но, как правило, возвращаются единицы. Кто в потёмках сгинет в аномалии, а кто станет ужином мутантов. Нет, всё-таки ночь не место для прогулок по Зоне.

Пройдя вглубь зала, я сел за самый дальний столик, где меня уже ждала бутылка «Казаков», тарелка жареного мяса, и батон круглого, пышущего жаром, горячего хлеба.

Я налил полный гранёный стакан, и со словами: «Не пьём, а лечимся» одним махом осушил его. Водка обожгла горло и начала разливаться по телу приятным теплом. Занюхав выпитое рукавом куртки, я принялся за ужин. Мясо, на удивление, было мягким и сочным. «Интересно, откуда здесь свинина? – Подумал я.» Спросите, к чему такой вопрос? Я отвечу – мясом в Зоне служили кабаны и псевдоплоти, которых подстрелили охотники. Мясо мерзкое, вонючее, и, к тому же, обильно приправлено радионуклидами. Но делать нечего, приходилось его есть, а потом лечиться либо водкой, либо антирадами. Покончив с ужином, я отправился на боковую. В прилегающих к бару помещениях, располагались комнаты отдыха. Я расположился в отдельной комнате, где стояла одна кровать, тумбочка, и радиоприёмник. Увалившись на кровать, я долго ещё думал о задании Бармена, и о предстоящих испытаниях, которые мне приготовила Зона.

Сон мой был беспокойным, то и дело я просыпался, ворочался. Мне снился саркофаг, полчища мутантов и непроходимые аномалии. Да, кошмары в Зоне и во сне, и наяву. Это, наверное, чтоб не расслаблялись, хотя если разобраться, это даже полезно, особенно, когда ночуешь вне бара или базы сталкеров. Сожрать сталкера во сне для ночных тварей плёвое дело. Видно, поэтому Зона и тренирует нас во снах, а может, это уже выработанный рефлекс.

Встал я рано, тело ломило, голова раскалывалась, такое ощущение, будто меня швыряло в карусели, затем затянуло в воронку, и запустило в стратосферу трамплином.

Собравшись с силами, я поднялся с постели и отправился в бар.

В баре было несколько человек, кто-то не уходил отсюда ещё с вечера, и уже был на гране алкогольной комы, кто-то, как и я, встал пораньше, чтоб отправиться в глубокий рейд с рассветом. Как говорится, кто первый встал, того и артефакты.

Позавтракав, я направился к Бармену. Он уже находился на своём привычном месте, за стойкой бара.

— Ну что, готов? — спросил он меня. — Готов. — Слукавил я. Разве можно быть готовым к такому заданию? — Пошли, выдам тебе снарягу и всё необходимое.

Мы отправились на склад. На складе горело несколько ламп дневного света, которые периодически мигали, и это бесило. Бармен выдал мне немецкую штурмовую винтовку G-36, российский АКС-У, по пять пачек патронов к ним, связку гранат Ф-1, комбинезон «Сева», армейский бинокль, новенький ПНВ, четыре научные аптечки, упаковку антирадов, накидал несколько армейских сухпайков, тушёнки и несколько бутылок "Казаков".

— Нехилый наборчик, — отметил я, с трудом поднимая рюкзак. — Задание опасное, то место, куда ты отправляешься, похуже ада будет. А выполнишь его – сочтёмся. Да не боись, не придётся тебе на побегушках быть. Цена за такой комплект, сам знаешь, простому сталкеру нужно лет пять не есть, не пить, а копить и копить. Но игра стоит свеч. От успешного выполнения дела, зависит судьба Зоны, и моя в частности. Теперь ступай, вся информация у тебя на ПДА, первая контрольная точка озеро Янтарь, Сахаров уже ждёт тебя.

Переодевшись и распределив снаряжение и провизию, я двинулся в путь.

— Удачной охоты, сталкер! — догнал меня голос Бармена на выходе из бара.

Мой путь на Янтарь пролегал через Дикие территории. Мерзкое место. Почему мерзкое, спросите вы? Да потому, что помимо мутантов, здесь ошивались наёмники, то ли база тут у них, то ли перевалочный пункт, до сих пор не понятно. Скажу одно: встречаться, что с одними, что с другими, мне не очень-то и хотелось. Как ни странно, но по диким территориям я прошел без особых приключений, не считая небольшой стаи тушканов, и пары слепых псов. Такое ощущение, что Бармен со всеми договорился о моём беспрепятственном проходе.

«Что за бред в моей голове? Допустим, с наёмниками он мог договориться, деньги решают всё. Но с кровососами и снорками, вряд ли. Или всё же да? Да нет, бред какой-то. Ну и ладно, бережёного Зона бережёт» — думал я, и начал спускаться в тоннель под железнодорожной насыпью.

Тоннель был пристанищем множества жарок, и они не исчезали после выбросов, и на их месте не возникало других аномалий. Прокладывая дорогу болтами, я пробирался между ними, попутно собирая дешёвые артефакты – огненный шар, капли. А чего добру пропадать-то? Дойду до лагеря научников, и сдам им все. Как говорится, деньги лишними не бывают. Да и нести не далеко.

Наконец, жаркий тоннель остался позади меня. До Янтаря вела старая, потрескавшаяся асфальтная дорога. Раньше здесь неприкаянно бродили толпы зомбированных сталкеров – несчастных, которые попали под влияние установки, которая находится в лаборатории под заводским комплексом, что стоит на берегу озера Янтарь. Но с тех пор, как легендарный Стрелок отключил её, зомбированных стало меньше, кто-то угробился в аномалии, кого-то завалили сталкеры, а кого-то сожрали мутанты. А мутантов на Янтаре хватало. Тут целый заповедник – снорки, кабаны, тушканы, лезут из подвалов комплекса. В общем, скучать не приходится. Так, со своими думами о мутантах и судьбах зомбированных, я дошел до озера Янтарь. Вернее, до того, что от него осталось. Вместо когда-то шикарного озера, да-да я видел его на фото, сделанных ещё до аварии 86-го, было поросшее камышом и тиной болото, смердящее гнилью. Кое-где стояли ржавые остовы ЗИЛов и ГАЗонов, лежал давно рухнувший вертолёт, и множество крестов с противогазами, вместо венков – стандартная могила сталкера. Рядом с болотом капитально укреплённый бункер учёных. Островок стопроцентной безопасности, в одном из самых лютых мест Зоны. Около гермозатвора камера видеонаблюдения. Мне не пришлось даже стучаться, двери открылись сами.

«Надо же, как встречают,» — подумал я с усмешкой, и вошёл в бункер, где своим фирменным «да-да» меня приветствовал Сахаров.

— Да-да, чем могу быть полезен? — спросил меня Сахаров, не отвлекаясь от монитора компьютера. — Я от Бармена, моё имя Тор. — Да-да, молодой человек, вы как раз вовремя — отозвался Сахаров и подошёл к окну, — Бармен сказал вам, что военные, готовят какую-то спецоперацию в Зоне, и о новой информации о Стрелке? — Да, рассказал. И что Стрелок стал агентом О-сознания, и о новой, на мой взгляд, совершенно бессмысленной операции военных. Что им не сидится на месте? Их ничему не научили провалившиеся операции «Фарватер» и «Монолит»? Или ребят ещё не всех угробили?! — Да, я понимаю ваши эмоции, но здесь другой случай. Смотрите, по делу, связанному с информацией о Стрелке, появились новые подробности. Не знаю, на сколько это правда, но дело вот в чём – по информации, которую получили военные, Стрелок, являясь агентом О-сознания, начал сбор учёных по всей Зоне, и доставляет их в окрестности ЧАЭС, в некую лабораторию Х–1. Так же сказано, что одни учёные занимались исследованием свойств артефактов, и их влиянием на организм человека, другие – исследованиями мутантов. Для чего их свозят в центр Зоны, выяснить пока не удалось. — Хм, что-то с трудом верится, что б легенда Зоны пошёл против своих принципов. На сколько мне известно, Стрелок искал разгадку тайны Зоны, и жаждал её уничтожить, — выразил я свои мысли вслух. — Да, всё верно, молодой человек. Стрелок в своё время очень нам помог. Чего стоит одно только отключение пси установки, которая находится в подземной лаборатории Х–16, здесь, под заводским комплексом. — Да, слыхал об этом, да и о самой лаборатории ходят жуткие истории. — Так вот, нам с торговцами, как и вам, тоже кажется, что Стрелок здесь ни при чём. Поэтому мы и поручили вам во всём разобраться. Мы поможем вам чем сможем. — Какова моя задача? С чего начать? — спросил я. — Вам необходимо посетить лаборатории Х–16, Х–18, Х–8 и Х–2. По нашим данным, в этих лабораториях есть документы исследований, транспортировки и поставок, которые позволят нам найти лабораторию Х–1. Часть этих документов нашли Стрелок и Дегтярёв. Сейчас вы отправитесь в лабораторию Х–16, с вами отправится наблюдатель СБУ – полковник Дегтярёв… — СБУ?! Вы шутите? — удивился я. — Да-да, вы не ослышались. Полковник Дегтярёв тоже не верит, что Стрелок тайный агент. Как вы, возможно, знаете, после операции военных и СБУ, Стрелок стал главным научным сотрудником НИИ ЧАЗ, но долго сидеть на одном месте он не смог, он же сталкер и кабинетная работа не его стихия. В общем, Стрелок ушёл из НИИ, и больше его никто не видел. — Ясно. А где мне найти Дегтярёва? — А тебе и не нужно меня искать, — раздался хорошо поставленный голос за спиной. Обернувшись, я увидел высокого мужчину, в сталкерском комбинезоне. — Полковник Дегтярёв. Просто Дегтярёв, — сказал он. — Тор. — Ответил я. — Тор? Да, слыхал о тебе, буду рад поработать с тобой, бродяга, — протягивая руку, сказал Дегтярёв. — А что СБУ нужно в Зоне? — поинтересовался я. — Сейчас ничего, разобраться во всём этом я хочу сам, так как был лично знаком со Стрелком. Он отличный сталкер, и я не верю, что Стрелок как-то замешан в этой истории. — Да, странная информация, — согласился я. — Ну что, готов? — спросил Дегтярёв. — Вдвоём сподручней будет. Пошли. Сдав все собранные по дороге артефакты профессору, мы с Дегтярёвым отправились в лабораторию. Выйдя из бункера учёных, я спросил: — В лаборатории точно нет пси-излучения? — Нет, не переживай, установка отключена уже давно, да и прочую нечисть, типа зомби, Стрелок перебил ещё во время своего похода туда. — Отлично, тогда в путь.

Мы обогнули бункер, и вдоль забора заводского комплекса отправились к воротам, ведущим на территорию. Вокруг стояла мертвенная тишина, как будто Стрелок прошелся здесь час назад.

Мы шли по территории комплекса в сторону центрального здания, под которым находилась лаборатория, как вдруг на дорогу перед нами выскочил снорк. Мерзкое создание, разорванная на спине тельняшка, оголяющая изуродованную спину, на которой практически не было кожи, и виднелся позвоночник. На лице старый противогаз, с выбитыми стёклами и болтающимся шлангом. Из разбитых стёкол на нас смотрели налитые кровью глаза. Снорк издал протяжный вой и приготовился к прыжку. Мы с Дегтярёвым одновременно сняли с плеч оружие, я немецкий G-36, полковник российский комплекс «ГРОМ», и открыли огонь по мутанту.

Снорк, подобно обезьяне, двигался с молниеносной скоростью, уворачиваясь от наших пуль.

— Вот же гад! — высказался я. — Следи за ним, нельзя терять его из виду! — выкрикнул Дегтярёв. Снорк изловчился и прыгнул на нас. — Стреляй ему в брюхо! — донёсся крик напарника.

Я пустил длинную очередь прямо в живот летящего на меня мутанта, но не успел увернуться, и он приземлился на меня. После такой фаршировки свинцом он должен был сдохнуть, но эта тварь была живее живых. Его острые зубы впились мне в плечо, но прокусить титановые вставки не мог. В этот момент напарник врезал тяжёлым армейским ботинком по рёбрам снорка. Мутант взвыл и отлетел в сторону. Пользуясь его замешательством, Дегтярёв открыл огонь. Я, вскочив на ноги, поддержал его. Тело снорка изрешетило в фарш. Мутант был мёртв. — Пошли скорее, пока сюда не прибежали другие любители человечины, — сказал напарник.

Огибая здание, мы рванули к лестнице, которая вела в подземную лабораторию. Спуск в лабораторию представляет собой полуразрушенную лестницу, с несколькими пролётами. Спустившись вниз, мы вышли к лифту. — Интересно, работает? — спросил я. — Сомневаюсь, — ответил напарник. Нажимая на кнопки перемещения по этажам, и убедившись, что лифт не работает, мы начали искать другие пути спуска в лабораторию. Справа от лифта обнаружили люк, под которым на нижний уровень уходила лестница, разделённая металлическими площадками. Первым начал спускаться Дегтярёв, следом в люк нырнул я. Воздух здесь был влажным и «тяжёлым», жутко смердело мертвечиной. Звук наших шагов по железной лестнице не расходился эхом, а моментально тонул в окружающей пустоте.

Достигнув дна шахты, Дегтярёв сказал: — Держи ухо востро, Стрелок, конечно, произвёл здесь зачистку, но не факт, что за прошедшее время здесь не поселились какие-нибудь твари.

Ничего не ответив, я снял с плеча винтовку и включил ПНВ. Всё вокруг окрасилось в зелёный цвет. Напарник проделал тоже самое. Без ПНВ здесь ничего не видно, а идти на ощупь по незнакомой территории, учитывая, что это лаборатория и в ней может жить всё что угодно, не самая хорошая идея.

Вышли мы в просторный зал. Скорее всего, здесь раньше находился пост охраны.Вперёд вёл тонущий во тьме коридор, стены отделаны плиткой, в полу кое-где были широкие разломы, которые приходилось осторожно проходить вдоль стены. Коридор вёл через несколько залов, кое-где были установлены клетки из рабицы, где-то стояли сложенные вдоль стены деревянные ящики. В одном из залов мы наткнулись на множество трупов зомби.

— Ничего себе, вот это Стрелок постарался, — проговорил я. — Ситуация того требовала, — ответил Дегтярёв.

Засмотревшись на последствия прорыва Стрелка к лаборатории, я не заметил ещё один труп под своими ногами, споткнулся и упал.

Напарник подбежал ко мне, помог подняться и спросил: — Чего разлёгся? — Не заметил тело мёртвого зомби, споткнулся о него, — отряхиваясь, сказал я.

И тут за спиной раздался шамкающий голос: — Б-о-о-о-о-ль-но!

Резко развернувшись на месте, мы увидели, как зомби, о которого я только что споткнулся, поднимается на ноги. Тут же начали шевелиться все остальные трупы, и помещение заполнилось воем и стенаниями десятков мертвецов.

— Твою ж мать! — в один голос выпалили мы.

Зомби поднимались и поднимались, выли и стонали, некоторые уже двигались в нашу сторону, протягивая к нам кривые, полуразложившиеся руки.

— Они же дохлые! Их же покрошил Стрелок! Как они снова ожили?! —перекрикивая вопли зомбарей, спросил я. — Зона. У неё свои правила. — Ответил Дегтярёв. Направив стволы в сторону мертвецов, мы открыли огонь. — Целься в голову! — проорал напарник. — Да знаю я, не первый день в Зоне.

Зомби, скошенные нашими пулями падали, бились в конвульсиях, но через некоторое время снова вставали. — Да как же их окончательно убить?! — прокричал я, заменяя опустевший магазин. — Понятия не имею. Я такого ещё не видел. — Ответил Дегтярёв. Мы отступали в глубину коридора, и отчаянно отстреливаясь от надвигающихся мертвецов. — Мо-о-о-ч-и-и-и! — провыл один из них, и начал рефлекторно палить из разряженного пистолета. «Что же делать?! — думал я. — Что же делать?!». И тут вспомнил о связке гранат, болтающихся на груди. С криком: «Ложись!» я выдернул чеку и отправил в толпу одну за другой две гранаты, попутно сбивая с ног напарника.

Почти одновременно прогремели два взрыва, большую часть зомбарей размазало по стенам, но несколько из них, лишившись ног и половины тела, продолжали упорно ползти к нам, врезаясь когтистыми пальцами в пол.

Поднявшись, мы единогласно решили добить оставшихся мертвецов. Всё-таки они, когда-то были людьми, такими же сталкерами, как и мы.

Превратив их головы в фарш, и удостоверившись, что они окончательно умерли, мы двинулись дальше.

Спустившись по ступенькам, мы вошли в огромный зал, в котором располагалась установка. Колоссальная стеклянная колба, наполненная жидкостью, а в ней плавает громадный мозг. Жуткое зрелище.Та самая пси - установка, которую отключил Стрелок.

— Куда дальше? — спросил я. — Сначала в центр управления установкой. Необходимо скопировать данные с головного компьютера. Потом необходимо снять жесткие диски с установок, в зале испытаний над живыми организмами. Далее, спустимся на самый нижний уровень, и поищем документы в кабинете начальника лаборатории.

Мы поднялись на верхний уровень, и вошли в зал управления. Дегтярёв начал колдовать над компьютером, а я остался у входа, на всякий случай, оживших мертвецов мы уже видели, и кто его знает, что ещё нам подкинет Зона. — Готово, двигаем дальше.

Мы поднялись по нескольким ступенькам вверх, и попали в коридор, уходящий под прямым углом в своём окончании. Двигаясь по направлению коридора, мы попали в просторный зал. Вдоль стен располагались клетки и в каждой из них стояли большие металлические шкафы, с множеством лампочек и выключателей.

— Пошли, покажу, что нужно делать, — позвал меня напарник в одну из клеток.

Под рядом лампочек, он потянул за ручку и вытащил жёсткий диск.

— Ок. Понял, — сказал я и отправился в другую клетку.

Пройдя все клетки и собрав все жёсткие диски, мы с Дегтярёвым, вышли в коридор.

Под стенкой валялось практически истлевшее тело контролёра. Для надёжности я выпустил в его голову остаток магазина.

Развернувшись в обратный путь, я заметил на полу сложенный лист бумаги, подняв его, я окликнул напарника:

— Эй, полковник!

Оказалось, это записка. Вот что в ней говорилось: «Стрелок, я жив! В тот день, когда ты был в лаборатории и отключил пси – установку, ты видел меня, а я видел тебя. Контролёр отключил мою нервную систему, но не отключил сознание. Я всё видел и всё слышал, но не мог подать тебе знак, что я жив. После отключения пси-установки и смерти контролёра, я ещё несколько суток приходил в себя. Я нашёл выход из лаборатории. Это пролом в полу, в последней клетке, а за ним тоннели. Ухожу этим путём. Если ты сюда вернёшься, и найдёшь это письмо, знай, я в нашем тайнике в НИИ Агропром.Твой друг – Призрак.»

— Вот это новость! — воскликнул Дегтярёв, — а ведь все действительно считают, что Призрак мёртв.

Нужно срочно спуститься на нижний уровень, найти документы и рвать когти к Сахарову.

Сложив записку, я убрал её в карман, и мы отправились на нижний уровень.

Вернувшись в центральный зал, мы спустились на самое дно лаборатории, осмотревшись, увидели дверь с табличкой "Директор научно-испытательной лаборатории".

Как ни странно, дверь не была заперта, и мы вошли внутрь кабинета. В центре стоял стол с компьютером, вдоль стен расположились стеллажи, заставленные папками.

Дегтярёв сел за компьютер и начал копировать жёсткий диск, а мне поручил найти на стеллажах папки с отчётами, журналы снабжения, и транспортного учёта. Спустя минут сорок, всё было скопировано и найдено. Распределив всё по рюкзакам, мы отправились в зал, где нашли записку Призрака. Как и было написано в послании, в последней клетке мы обнаружили дыру в полу, спустившись в нее, мы попали на технический этаж, и через пролом в стене выбрались в тоннель. Он петлял то влево, то вправо, имел несколько ответвлений, которые заканчивались завалами. Наконец мы добрались до лестницы, ведущей вверх. Выбравшись на поверхность, мы осмотрелись. Как оказалось, подземный ход вывел нас на берег озера Янтарь, буквально в сотне метров от бункера учёных. Перекурив, мы отправились к Сахарову.

— Да-да, — приветствовал нас Сахаров. — Коронная фраза, — шепнул мне с усмешкой напарник. Я в ответ улыбнулся. Мы передали всю скопированную информацию профессору, папки профессор велел отнести Бармену. — Профессор, смотрите, что мы ещё нашли, — сказал я, протягивая записку Призрака. — Не может быть! Вы уверены? — Во всяком случае, его трупа либо останков мы не обнаружили, — ответил за меня Дегтярёв. — Вот это новость. Вы же понимаете, что никто кроме нас и Бармена не должны этого знать? — Да, конечно. — Сказали мы в один голос. — Вот и отлично. Хорошенько отдохните, тем более что приближается выброс, а потом отправляйтесь к Бармену.

Мы отправились в комнату отдыха. Поужинав под бутылку «Казаков», и приняв горячий душ, мы отправились на боковую.

Только мы улеглись, грянул выброс. Тряхнуло так, будто земля подскочила, перевернулась в воздухе и упала. Но в бункере мы были в абсолютной безопасности.

С этими мыслями мы погрузились в глубокий сон.



ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. БОЛОТА.

Ночь была ужасной, как для меня, так и для полковника. Проснувшись, мы посмотрели друг на друга.

— Ну и рожа у тебя, Шарапов, — с ухмылкой цитировал фразу из старого Советского фильма Дегтярёв. — Свою-то видел? — не скрывая ехидны, ответил я. Умывшись, мы отправились в столовую. На столе нас уже ждал завтрак, а за столом Сахаров. — Доброе утро, молодые люди, — приветствовал он нас. — И вам! — одновременно ответили мы. В этот момент я поймал себя на мысли, что такое происходит уже не впервые. «Ну что ж, кажется, мы точно сработаемся» — подумал я.

— В общем, господа, никаких вопросов, все разговоры только после завтрака.

Стол был божественным – яичница с беконом, свежий хлеб, нарезка сырокопчёной колбасы и сыра, и крепкий ароматный кофе, с французскими круассанами.

«Охренеть, у них тут сервис» — подумал я, уплетая свою порцию.

В столовой стояла полнейшая тишина, нарушаемая лишь усердной работой вилок и ножей.

Допив, еще горячий, кофе, Сахаров позвал нас в свой кабинет.

— Что же, молодые люди, информация, которую вы добыли, очень занимательна. Я кое-что рассказал Бармену, и он ждёт вас с нетерпением. Отправляйтесь незамедлительно, но на базу Долга вам ход закрыт… — Как так? Почему? — перебил учёного Дегтярёв. — Воронин объявил Стрелка врагом номер один. И всех, кто занимается его поисками – соучастниками. — Вот это новости! Он там что, совсем умом тронулся?! — сорвался я. — Где мы можем встретиться с Барменом? — спросил напарник. — Он сбросил вам координаты на ПДА.

Мы с полковником достали свои портативные компьютеры и загрузили сообщения от Бармена. Получив координаты и взглянув на их расположение, я потерял дар речи. — Болота? Да там же, кроме мутантов и аномалий, никого, — сказал я. — Это дом Болотного Доктора. Он друг Стрелка, и входил в его одноимённую группу, — объяснил Дегтярёв. — Да-да, именно так. Отправляйтесь туда как можно скорее, пока мутанты не вернулись на свои обжитые места. Выброс кончился, они вот-вот очухаются, и ломануться обратно, обозлённые и голодные. Так что у вас есть неплохая фора. Ступайте, храни вас Зона.

Собрав свои вещи и пополнив боезапас, мы отправились в путь.

Зона после выброса, как чистый лист. Нет, она не очищается от аномалий и мутантов. Монстры напуганы выбросом и часть из них сейчас приходит в себя на окраинах, а другая часть прячется в подземельях. А аномалии меняют своё прежнее местоположение, и все метки на карте становятся бесполезными. Так что, после выброса в Зоне нужно быть в сто раз внимательнее.

Вокруг стояла мёртвая тишина, такое ощущение, что ты оглох, вакуум, вообще ни звука. Мы, руководствуясь детектором аномалий, шли через лес. — Не нравится мне это, — пробурчал напарник. — Что именно? — спросил я. — Да вся эта история с Долгом. Стрелок, Доктор, Бармен, Сахаров и мы теперь потенциальные цели, преступники. Что же там Воронин навыдумывал? Эти долговцы его беспрекословно слушают и верят каждому его слову. Фанатики чёртовы. Под стать монолитовцам. — Да, мутная история. Доберёмся до дома Доктора, и думаю, всё станет намного яснее, — сказал я. Выйдя из леса, мы поднялись на пригорок и осмотрели окрестности. Перед нами раскинулись великие болота. Воздух был пропитан гнилью и запахом смерти. По земле стелился густой туман, кое-где из него виднелись деревянные мостки, перекинутые через бочаги. Мерцали молнии электры, правее работала жарка, столб адского пламени поднимался над болотом на несколько метров, где-то далеко полыхала раскрученная, как центрифуга, карусель. Гиблое место. Не удивительно, что Доктор поселился именно здесь. Добраться сюда очень сложно, а пройти по нему ещё сложнее. Да и нечисти здесь тьма. Доктора мутанты не трогают, он их латает, а они его охраняют.

Доктор – легенда Зоны, говорят, что он лечит такие болезни, лекарства от которых ещё не нашли на Большой земле. Перед спуском к болоту, мы решили перекусить и немного передохнуть. Дегтярёв развёл костёр, я принялся за готовку еды. В ход пошли две банки тушёнки, картофельное пюре из армейского сухпайка, бутылка «Казаков» и хлеб из бункера учёных. Пообедав, мы закурили. — Ох, ненавижу эти места, — сказал я. — Д-а-а-а, бывают места и поприятнее, — согласился напарник. В этот момент нам на ПДА пришло сообщение. Отправитель: Болотный Доктор: «Приветствую вас. Мне сообщили, что вы уже на границе моего заповедника, и дабы облегчить вам путь, сбрасываю вам координаты телепорта, который перенесёт вас прямиком в мою больницу. Будете на месте, не мешкайте и сразу входите в белую святящуюся воронку. Да, и следите, что бы за вами не было хвоста. Мы с Барменом ждём вас». Так говорилось в сообщении.

— Ну, хоть одно радует, что ненужно тащиться по болоту, — сказал я. — Судя по координатам, место, где находится телепорт, совсем близко, сто метров на запад. В примечании написано – кузов КАМАЗа, — разглядывая карту на своём ПДА, сообщил Дегтярёв.

Докурив и скрыв следы своего пребывания здесь, мы отправились в назначенную точку. Остов КАМАЗа был хорошо виден впереди. Добравшись до него, мы осмотрели окрестности в бинокль и проверили датчики обнаружения живых организмов на ПДА.

— Всё чисто. — У меня тоже.

Дегтярёв потянул на себя одну из дверей, и в этот момент прогремел выстрел. Пуля пролетела между нашими головами и пробила обшивку кузова, оставив внушительную дыру в месте входа.

— Твою мать! — выругался я, падая на землю и заползая под КАМАЗ. — Стреляет снайпер. Но почему он промахнулся? Хотят взять живыми?! — предположил напарник. — Откуда он взялся? На ПДА нет отметок живых существ, кроме стаи слепых собак в трёх километрах отсюда, нескольких кабанов и парочки зомби. Но они тоже достаточно далеко, — сообщил я, исследуя экран устройства. — Кто же это, неужто ренегаты? — спросил полковник. — Вы окружены специальным отрядом долга! Выходите с поднятыми руками! И без шуточек! — раздался голос из мегафона. — Эти идиоты сейчас созовут сюда всех окрестных мутантов! — прошипел Дегтярёв. — Почему же их не фиксирует ПДА? — высказал я свои мысли вслух. — Как мне известно, некоторые отряды долга имеют специальную электронную начинку костюмов. Она позволяет скрывать их со всех датчиков движения и живых организмов. Делает их невидимками для всех, — поделился информацией напарник. — Вам некуда деваться! Вы окружены! Хватит прятаться! Выходите с поднятыми руками, и я гарантирую вам жизнь! — снова раздался голос долговца. — Что вам от нас нужно?! — проорал я. Повисла пауза. — Необходимо как-то выбираться отсюда, иначе нам конец. Не думаю, что они стоят на месте и ждут, когда мы выйдем, — сказал Дегтярёв. — Наблюдай за обстановкой, а я осмотрю днище кузова, — ответил я, переворачиваясь на спину. — У вас ровно минута, чтобы сдаться! Иначе мы открываем огонь на поражение! Нам приказано доставить вас живыми или мёртвыми! — снова прогудел мегафон. — Зулус, ты?! Это я Дегтярёв, помнишь, прорывались с тобой и в Припять?! — проорал напарник. — Помню! Но сам понимаешь, приказы не обсуждаются! — донеслось со стороны долговцев. — Зулус! Мы хотим разобраться в этой ситуации! С чего Воронин взял, что мы преступники?! — Я не обсуждаю распоряжений командования, тебе ли не знать майор! — Полковник, уже полковник! — Поздравляю! А теперь выходите, не доводите до греха!

ПДА на запястье завибрировало, взглянув на экран, я прочёл сообщение: «В днище КАМАЗа есть люк, ныряйте в него и уносите ноги, я уже не могу тянуть время. Увидимся позже, у Доктора. Зулус.»

— Эй, напарник, — окликнул я майора, и показал ему сообщение. — Ага, теперь понятно, почему снайпер промахнулся. Зулус меткий стрелок. — Служивые, вы совершаете большую ошибку, но это ваше дело! Мы отказываемся сдаваться! — проорал Дегтярёв. — Мы вас предупреждали! — донесся голос другого долговца. На кузов КАМАЗа обрушился шквал огня, как будто начала палить целая армия. — Нашёл! Давай за мной! — перекрикивая грохот, позвал я напарника.

Когда мы откинули люк, нас ослепило белое свечение, оно было таким ярким, что казалось, будто смотришь на несколько солнц одновременно. Зажмурившись, мы по очереди нырнули в люк. Вспышка, и мы очутились в просторной комнате. Нам повезло, что приземлились мы на матрацы, а не на деревянный пол.

— Я думал, вы заблудились, — раздался голос Бармена над головой. – Вставайте! Потом отдохнёте. Голова кружилась, тело ломило, легкая тошнота подкатывала к горлу. — Охренеть, будто в изнанке побывал! — подумал я. Мы встали, и, держась за стены, проследовали за Барменом. На кухне, за большим деревянным столом, сидел статный седовласый мужчина, лет шестидесяти на вид. — А, сынки! Добрались, наконец-то. Проходите, садитесь, будем пить чай. Мы сели за стол, Доктор налил нам крепкого, ароматного чая, и начал разговор. — Мы с Барменом посмотрели материалы, которые вы достали в лаборатории, много интересного там, много. Эти данные помогут нам в дальнейшем. Сахаров сказал, что вы нашли записку Призрака? — Да, оказывается, он жив, он был под влиянием контролёра, вот Стрелок и посчитал, что его друг мёртв, — сказал напарник. — Я знаю, я наткнулся на него в нашем тайнике, в подземельях Агропрома. Он был истощён и сильно облучён. Сейчас он находится здесь, и совсем скоро вы с ним познакомитесь. Что касается Стрелка, то о нем мы поговорим немного позже, когда все соберутся. — Все? Спросил я. — Да. Призрак, Клык и Зулус. — Клык? Он тоже жив? — Да, и вполне прекрасно себя чувствует. — Всегда мечтал пообщаться с настоящими легендами Зоны! — обрадовался я.

Все дружно засмеялись. — Бармен, а почему ты здесь? Что случилось на базе долга? — Воронин как будто сошёл с ума. В бар ввалились вооружённые долговцы и открыли огонь по всем, кто там находился. Я спрятался под стойкой и ушёл через тайный ход, о котором знал только я. Выбравшись за территорию базы, я получил уведомление на ПДА, о том, что я теперь личный враг Воронина и группировки в целом. Используя проверенных людей, я добрался сюда. — Бар – это же нейтральная территория, как они могли? —удивился напарник. — Все так считали, но сам видишь, как всё вышло. — Да-а-а. Ситуация. — Протянул Дегтярёв. — Сталкеры на свалке говорили мне, что долговцы как-то странно себя вели, перестреляли всех бандитов, за это им конечно спасибо, но что-то с ними было не то, — рассказал я. — Нужно всё выяснить, разобраться во всей этой истории, — подвёл итог Доктор. Допив чай, мы с напарником и Барменом пошли покурить. — Эх, ребята, погубит вас табак, — посетовал хозяин дома.

Мы вышли на крыльцо и застыли как вкопанные, Бармен аж выронил изо рта сигарету. Около крыльца, повиснув на периллах, стоял контролёр, а за ним плёлся болотный кровосос. Как ни странно, но одни из опаснейших мутантов Зоны даже не думали на нас нападать. — Д-о-о-к-т-о-р, — протянул монстр, придерживая свободной рукой вываливающиеся из распоротого брюха кишки. — Что? Говорящий контролёр? — Выпучив глаза, сказал я. — Да, встречаются. Такого я пристрелил на затоне, в пещере под сгоревшим хутором, — ответил Дегтярёв. Сзади скрипнула дверь. Мы обернулись, на пороге появился Доктор. — Д-о-о-к-т-о-р, — снова провыл контролёр. — Ох, да, сейчас голубчик, сейчас, — сказал хозяин дома и скрылся в сенях.

Мы снова обернулись на мутантов, кровосос уже стоял рядом, его изорванные щупальца болтались на тонких ниточках мышц. Такое ощущение, будто он целовался с мясорубкой. Его и без того мерзкая морда стала ещё ужаснее. Сзади снова скрипнула дверь, обернувшись, мы окончательно потеряли дар речи. На крыльцо вышли Доктор и двое зомбированных, с носилками. — Р-а-а-з-о-й-д-и-с-ь, — промычал один из них. Мы расступились. Зомби проковыляли мимо нас, уложили на носилки контролёра и потащили его в дом, а Доктор повёл кровососа. — Сейчас я буду очень занят. Прошу меня извинить, но долг зовёт. Вы проходите в спальни и ложитесь отдыхать. Остальные должны подойти к утру. Как раз и я освобожусь, и мы подумаем, что делать дальше, — сказал хозяин дома и скрылся за дверью.

Всё ещё переваривая увиденное, мы молча докурили, затем вернулись в дом и разбрелись по своим комнатам. Всю оставшуюся ночь, даже несмотря на усталость, я так и не смог заснуть, понимая, что в соседней комнате находятся - зомби, контролёр и кровосос. Сталкерские инстинкты заставляли быть начеку. Я отлично осознавал, что они не нападут, ведь в доме Болотного Доктора запрещены любые стычки, а тем более убийства. Анализируя рассказы Бармена и хозяина дома, я понимал, что предстоящий день либо поможет во всём разобраться, либо запутаться ещё больше…

ГЛАВА ПЯТАЯ. И СНОВА В АД!

Так и не сомкнув глаз, я пролежал до самого утра. За окном серое небо начало светлеть. Встав с кровати, я вытянулся и прохрустел всем телом. «Нужно покурить.» — подумал я, и направился на выход. В коридоре столкнулся с напарником. — Как спалось? — спросил я, не скрывая ехидны, увидев его опухшие, красные глаза. — Да походу так же, как и тебе, — с усмешкой ответил полковник. Мы отправились на улицу. Утро было холодным, сырым. Свинцовые тучи нависли над головой, и казалось, протяни руку и дотронешься до них. Туман медленно опускался на землю. Кривые деревья, кусты и прочие коряги сквозь него казались страшными существами, похлеще кровососа или излома. Откуда-то доносился лай стаи слепых псов, недовольный хрип кабанов. В зарослях шуршали крысы. Действительно, прямо-таки заповедник. Сигарета моментально потянула в себя окружающую влагу и очень плохо тлела, приходилось время от времени её снова прикуривать. — Хорошо хоть ничего с неба не падает, — сказал Дегтярёв. — Да, и без того противно. — Выбрасывая снова потухшую сигарету, ответил я.

За спиной скрипнула дверь. Мы с напарником обернулись. На пороге появился незнакомый сталкер. Высокий, с виду крепкий. Одет он в кожаный плащ. Лицо скрывал глубокий капюшон. — Здорова, бродяги. Закурить не найдётся? — спросил он, спустившись, и пожав нам руки. — Здорова. Угощайся, — ответил я, протягивая пачку.

Взяв сигарету и прикурив, он сел рядом с нами. — Что нового в Зоне? — поинтересовался сталкер. — Да как-то всё по-старому. Мутанты, аномалии, радиация, — туша окурок о деревянную ступеньку, отозвался напарник. Дверь снова скрипнула, и на пороге появился хозяин дома. — Вы чего мёрзнете, ребята? Заходите скорее в дом, будем завтракать. Поднявшись с мокрых ступенек, мы отправились в дом. На кухне уже сидел Бармен, а с ним трое сталкеров. «Откуда они здесь взялись?» — подумал я.

Стол был накрыт, как в лучших домах Парижа и Лондона – бутерброды с маслом, колбасой и сыром, жареные пирожки, творог, сметана. В кружках дымился ароматный травяной чай. — Здорова, орлы! — приветствовал нас Бармен, — проходите, присаживайтесь. Мы вас уже заждались. Остальные сталкеры встали, протянули руки, и поочерёдно представились – Шустрый, Клык, Призрак. У меня чуть челюсть не отвисла. Три знаменитых сталкера в одной комнате, такое не каждый день увидишь. Познакомившись, мы с напарником и новым знакомым сели за стол.

Следом в кухню зашли ещё двое – Доктор и крупный сталкер в форме группировки Долг. — Здорова, майор, к-хм полковник! — пробасил он. — Здорова, Зулус, давно я тебя не видел, дружище! — радостно ответил Дегтярёв, пожимая руку старому другу.

Мы заняли свободные места и принялись завтракать. Разговоры шли обо всём на свете. Зулус рассказывал, как в баре «ШТИ» снял танцовщицу, а оказалось, что это не она, а оно. Все громко заржали, а я подумал: «Кого только в Зону не заносит.» Шустрый говорил о том, как развернулся с бизнесом на «Скадовске». После того, как оттуда выперли всех бандитов, и пришили Султана. Клык раскрыл тайну нескольких «своих» могил. Призрак поделился опытом живого мертвеца.

— Так джентльмены, посмеялись, пообщались, а теперь давайте к делу. — Сказал Бармен. Все разом затихли, а он продолжил. — Сегодня ночью к нам пришёл сталкер, сам пришёл, а мы его разыскивали. Для тех, кто ещё не знаком с ним лично, представляю – Стрелок собственной персоной. А вот сейчас моя челюсть с грохотом упала на стол. Стрелок, легенда Зоны. Опаснейший преступник и тайный агент О-сознания, по версии генерала Воронина. Сталкер снял капюшон и кивнул нам с напарником. — Ну рассказывай, брат, как так вышло, что ты стал целью номер один для каждого сталкера в Зоне? — сказал Призрак.

— Да что тут рассказывать. В общем, дело было так. Работая в НИИ ЧАЗ, я узнал, что руководство тесно связано с О-сознанием. Да, вы не ослышались, я-то думал, что уничтожил их, как оказалось, нет. Автоклавы были муляжами, подделками, как и монолит, установленными для того, что бы одурачить сталкеров, которые добрались туда. На самом деле в них находились трупы монолитовцев, переодетые в халаты. Эту информацию я смог добыть, благодаря Клыку. Мы взломали сеть института и скопировали всю базу. Потом я выяснил, что содружеству государств, которым подчинялось НИИ ЧАЗ, не было интереса уничтожать Зону. Они создали сборки из артефактов, чтоб мутанты не дохли за периметром, без подпитки аномальной энергии. И начали вывозить на большую землю артефакты и мутантов, для использования их в военных целях. После всего, что мне пришлось узнать, я свалил из НИИ и залёг на дно. Руководство института вычислило факт взлома, и откуда он был совершён. Меня объявили агентом О-сознания, и назначили весьма высокую цену за мою голову. Долг, первым откликнулся на заказ. Ну, а дальше вы всё сами знаете. Только я одного не пойму, в своё время я достаточно хорошо помог группировке Воронина, почему он так легко поверил директору, да ещё так рьяно взялся меня найти и уничтожить? — У Долга сейчас серьёзные проблемы. Их авторитет в Зоне втоптан в грязь, так как открылась правда о возникновении группировки, — ответил напарник. — Какие проблемы? — разом спросили все сидящие за столом. — Когда я выяснял причины провала операции «Фарватер», расследование привело меня на станцию Янов. Там я помогал учёным – Герману и Озёрскому, они попросили меня выяснить, что за аномалия находилась на старой градирне. Так вот, они выдали мне особый детектор, настроенный на поиск и выявление любой аномальной активности. Оказалось, что там притаилась пространственная аномалия, когда она сработала, то выкинула тела долговцев, среди них был генерал Таченко, основатель группировки. У него я нашёл ПДА, где содержалась его предсмертная запись. В ней он рассказал, что обманул свой отряд, устроил обрыв связи. В конце концов, оказалось, что вся история Долга, сплошная ложь. Локи, лидер Свободы на Янове, когда узнал это, рассказал своим ребятам, ну а дальше всё пошло само собой. — Нихрена себе, — присвистнул Бармен, — то-то я и думаю, какой-то кипишь был на базе, да сталкеры начали рассказывать море анекдотов, стыдящих Долг. — Понятно, Воронин решил, что убив меня, он вернёт статус своей группировки, — констатировал Стрелок. — Д-а-а, ну и сволочь же он, — с досадой сказал Клык. — В общем, так, нам необходимо добраться до лаборатории Х-1, а что б попасть туда, нужно поискать документы в лабораториях Х-18, Х-8 и Х-2. Ты Стрелок, и я собрали не всё. Поэтому, сегодняшний день мы посвящаем сборам, а на рассвете отправляемся в Тёмную долину. — Рассказал план Дегтярёв. — Я беру на себя снабжение нашего отряда боеприпасами и оружием. Есть у меня пара тайников на болотах и в Тёмной долине, — сказал Шустрый — Я проложу оптимальный маршрут, от границы болот до лаборатории, учитывая, что отсюда нас отправит Доктор, через телепорт в тот же КАМАЗ, откуда вы прибыли. Отозвался Клык. — Я дам ложную наводку отрядам Долга, что б они нам не мешали, — сказал Зулус. — С меня медикаменты и провизия. Пойти с вами не могу. Не тот возраст, да и пациентов оставить не на кого, — поучаствовал в дискуссии хозяин дома. — Я улучшу наши комбинезоны, — сказал Призрак. — Ну, а я буду вашими глазами и ушами, — добавил Бармен. — Ну и славно, сынки, давайте готовиться, времени мало, а дело вас ожидает трудное и рисковое. — Подвёл итог Доктор.

Я, Дегтярёв и Зулус отправились на перекур. Заняв места на ступеньках и закурив, напарник спросил: — Скажи мне, дружище, как ты смог свалить от своего отряда? — Да там дело-то нехитрое. Доктор прислал контролёра, который внушил отряду, якобы я погиб, а вы прорвались в сторону бара. Вот они и ломанули туда. А контролеру досталось, когда по вам открыли огонь, Сталин – это не фамилия, а прозвище такое, он всегда принимал участие в расстрелах, запустил в КАМАЗ осколочную гранату, вот мутанта и посекло, вы его видели здесь, наверное. Но он молодчина, держался до тех пор, пока отряд не ушёл. Я тоже попал в пси-поле контролёра, но он меня просто вырубил. Очухавшись, рванул сюда через телепорт. — Рассказал Зулус. — Да, видели мы его, прошлым вечером. Дар речи потеряли. — Сказал я, покрываясь мурашками. Докурив, мы отправились в дом, готовиться к завтрашнему походу. На рассвете весь отряд был в полной боевой готовности. Бармен дал последние наставления, а Доктор достал какой-то странный артефакт. Я такого никогда раньше не видел. Правильная сфера внутри переливалась всеми цветами радуги, от неё исходило яркое свечение и поднимался пар. Хозяин дома бросил артефакт о пол, и на его месте открылся телепорт. — Удачи, сынки. И пусть Зона будет добра к вам. — Сказал он. И мы по очереди, нырнули в светящуюся воронку. Ненавижу телепорты. Такое ощущение, что тебя разорвало на атомы, а потом резко склеило обратно, да ещё припечатало по башке чем-то тяжёлым. Встав на ноги и осмотревшись, я понял, что такое состояние не только у меня.

— Ну что, бойцы, все живы? — спросил Зулус. — Ага, можно и так сказать, — отозвался я.

Придя в себя, мы отправились в путь. По дороге в Тёмную долину мы заглянули в несколько тайников Шустрого, и пополнили боезапас. И вот мы здесь. Старое здание какого-то завода высилось перед нами. Оно стояло огромной серой горой, и нагоняло какой-то жути, особенно понимая, что таят в себе недра этого строения.

— Двинули. — Сказал Стрелок.

Мы вошли, спустились по лестнице, и оказались около гермозатвора. На удивление, он не был закрыт. Открыв её, мы вошли внутрь, спустились вниз ещё на несколько этажей. Воняло жутко, сыростью и дохлятиной. Мы вошли в помещение, в центре которого находился ствол шахты лифта, и в стороны отходили несколько коридоров.

— За мной, — позвал нас Стрелок, и направился в один из коридоров.

Мы пошли следом. Блуждая по ответвлениям, мы вышли ещё к одной лестнице. Пройдя по ней на самый нижний уровень, попали в аналогичное помещение, тому, что было выше этажами. Снова свернув в коридор, вошли в огромный зал. Вдоль стен располагались стеклянные колбы, в них трупы каких-то существ.

— Добро пожаловать в лабораторию Х-18. — Сказал Стрелок.

Мы начали исследовать помещение. Клык с Призраком отправились в зал управления, копировать данные с компьютеров. Стрелок с Шустрым рассматривали колбы. Я, Дегтярёв и Зулус пошли в соседний зал.

Просвечивая тьму фонарями, мы обследовали помещение. Луч света выхватывал небольшие куски пространства. Мы осматривали столы, тумбы, шкафчики в поисках документов. Краем глаза я заметил дверь в дальнем конце комнаты. Железная, массивная, больше двух метров в высоту и не меньше полутора в ширину, с винтовым запорным механизмом. Я начал крутить вентиль, чтоб открыть её. Налобный фонарь предательски мигал, собираясь окончательно потухнуть. Механизм вращался с трудом, наверное, смазка высохла за то время, которое эту дверь не открывали. От натуги на лбу выступил пот. Мигнув ещё пару раз, фонарь окончательно потух, оставив меня в кромешной тьме.

«Как всегда вовремя, ладно, открою дверь и заменю батарейки» — подумал я, всё больше наседая на вентиль затвора.

Покрепче упёршись ногами в пол, я всем весом навалился на порядком уже осточертевший механизм. С громким, противным скрипом, он, наконец- то сдвинулся с места. Дверь открылась. Выдохнув и выругавшись, я вытер пот со лба, повернулся в сторону открывшегося входа, и застыл как вкопанный. На меня смотрели два огромных, светящихся, налитых кровью глаза. Волосы на всём теле моментально стали дыбом. Спина, лоб и ладони, резко вспотели. Я схватился за G-36, висящую на плече. В этот момент, тварь, издала громкий протяжный рёв, от которого кровь застыла в жилах. Не успев выстрелить, я получил сокрушающий удар в грудь. Меня отшвырнуло к противоположной стене, дыханье сбилось, из глаз посыпались искры. Мутант снова взревел, и я почувствовал его тяжёлые шаги, которые толчками передавались по полу. — Что за хрень! — заорал Дегтярёв. Сталкеры мгновенно развернулись в сторону двери, которую я только что открыл. Лучи их фонарей осветили монстра – это был гигантских размеров кровосос. Таких я раньше не встречал. Он был на порядок больше своих сородичей, обитающих в Зоне. Белая от отсутствия света кожа, из его пасти свисали длинные лианы щупалец. — Твою мать! — выругался Зулус и открыл огонь из своего РП-74. Его поддержали напарник и остальные члены нашей группы, которые, услышав рёв твари, примчались сюда. Кровосос снова взревел, и рванул в сторону сталкеров. Я, превозмогая боль во всём теле, встал на ноги и тоже начал стрелять. Стрелок саданул по монстру из подствольника. Мутанта отбросило и припечатало к стене. Воспользовавшись временной дезориентацией обитателя лаборатории, я перебежал к друзьям. Было решено выманить тварь в центральный зал лаборатории. Мы рванули, поднялись в зал управления, раскидав мониторы компьютеров, вынесли стёкла из окон, и затаились. Были слышны тяжёлые шаги и рычащее дыхание кровососа, но его самого не было видно. Мутант перешёл в режим невидимости.

Не моргая, мы следили за главным залом. От напряжения у меня дёргался глаз, затекли руки, и сердце билось через раз. Монстра нигде не было видно.

Вдруг мы заметили, как высоковольтный кабель, который питал электричеством колбы, провис с потолка петлёй. В момент он натянулся и порвался. Моргнул свет, посыпались искры, нас оглушил страшный вопль кровососа, которого ударило током. Тварь снова стала видимой. При свете он казался ещё больше. Мы открыли шквальный огонь. Мутант метался по залу, грозно рыча, но пули не доставляли ему никакого вреда, они отскакивали от его шкуры, не оставляя даже царапин. Стрелок отправил в монстра несколько гранат из подствольника, но всё было тщетно.

— Он когда-нибудь сдохнет?! — перекрикивая грохот, проорал Клык.

«Нужно что-то придумать, иначе закончатся боеприпасы, и мы трупы!» — подумал я. Оглядев помещение главного зала, я заметил распложенные на потолке оросители пожарной сигнализации. В голове возникла идея. — Призрак, ты же снайпер? — проорал я. — Да, а что? — Видишь на потолке крепления вон того порванного кабеля? — Да, вижу. — Сможешь их отстрелить, чтоб кабель упал на пол? — Думаю, да. Пошарив по карманам в поисках сигарет, достал пачку, но она была пуста. — Эй, напарник! — окликнул я Дегтярёва, — сигаретки не найдётся? — С ума сошёл?! Мы тут задницы спасаем, а он курить надумал! — Да нет, это для дела. Давай уже скорее, некогда объяснять. Полковник кинул мне полупустую пачку. Закуривая сразу три сигареты, я нашёл датчик дыма, расположенный прямо за окном, зала управления. — Призрак, давай! Сталкер устроился поудобней, и по очереди отстрелил все крепежи. Кабель упал на пол, выплёвывая снопы искр. Кровосос, отскочил в противоположную от нас сторону, я залез на стол, схватился рукой за оконную раму и поднёс к датчику зажжённые сигареты. Остальные смекнули, что я задумал, и стали ещё больше поливать мутанта свинцом. «Давай же, давай.» — нервничал я. Сигнализация сработала. Помещение наполнили вой сирены и вопли твари. С потолка полился поток воды, подобный сильному грозовому дождю. — Не дайте ему выскочить из зала! — орал я товарищам. Отряд разом перевёл огонь с обитателя лаборатории на дверь, ведущую из помещения. В ход пошли свето-шумовые гранаты. Кровососа лупило высокое напряжение, его трусило, он вопил и подпрыгивал, метался по залу, снося стеклянные колбы.

Я заметил на потолке ещё один высоковольтный кабель. — Зулус! Перебей вон тот провод! — сказал я долговцу. Несколько выстрелов из его пулемёта, и кабель был разорван. Призрак без лишних вопросов снёс крепления, и ещё один «электрический змей» упал на порядком подтопленный пол. Вспышка, ярче нескольких солнц, озарила пространство. Громкий, нестерпимый хлопок, в смеси с рёвом мутанта заставили оглохнуть на некоторое время. Кровосос вспыхнул словно факел. Он метался, орал, бился о пол и стены. Издав полный боли вопль, он упал и затих, его туша ещё некоторое время дергалась, то ли в агонии, то ли мышцы сокращались от ударов электрического тока.

Я подошёл к электрическому щитку, отключил питание колб. — Ну, ты голова, Тор! — крикнул радостный напарник. — Точно Бог грома и молний. — Усмехнулся Клык. Опершись о стену, я с облегчением выдохнул. — Призрак, Клык. Вы успели скопировать информацию с компьютеров? — спросил Стрелок. — Обижаешь, — с довольной улыбкой ответили товарищи. — Отлично. Привал десять минут, и выбираемся отсюда. Перекурив и переведя дыхание, мы отправились на поверхность. — Охренеть, какой он был огромный. Наш покойный Стронглав, по сравнению с ним, был карликом. — Выразил свои мысли Зулус. От одного воспоминания о твари, меня всего передёргивало. Поднявшись на верхний уровень, мы отправились к лестнице, ведущей на поверхность. В Зоне наступила ночь. Не самое лучшее время для прогулок. — Здесь недалеко у меня есть схрон. Там мы сможем переночевать и восстановить силы, а также пополнить боезапас, — сказал Клык. — Отлично. Отправляемся туда. — Ответил Стрелок.

До тайного убежища Клыка было действительно недалеко. Минут через тридцать мы уже были на месте. С поверхности оно было совершенно незаметно. Лаз был отлично замаскирован. Клык подошёл к небольшому, сухому деревцу, взялся за ствол, оттащил его в сторону. Поднял стальной лист, служивший дверью, и пригласил нас внутрь. Нычкой служил старый бункер. То ли бомбоубежище, то ли хорошо укреплённый подвал. Я дождался, пока спустится хозяин схрона. Мне было интересно, как он отсюда замаскирует ход. Оказалось, всё проще простого. К дереву была привязана верёвка, сталкер потянул её и оно встало на место. Расположившись, и сбросив рюкзаки и оружие, мы разожгли костёр, и принялись за ужин.

Мой ПДА завибрировал, звонил Бармен. — Как вы, бродяги? Все живы? Что-нибудь нашли? — раздался его голос на громкой связи. Дегтярёв рассказал ему всё, описывая каждую мелочь, как умеют только военные. — Д-а-а, — протянул Бармен, — не слабо вас помотало. — Клык, сбрось все данные мне на ПДА, я изучу информацию, и к утру расскажу, что к чему и что делать дальше. — Готово. Лови, — отозвался сталкер. — Отлично. Отдыхайте, утром поговорим. — Торговец положил трубку. — Да, ну и денёк. Интересно, откуда он там взялся? — Высказал я свои мысли вслух. — Понятия не имею. Когда я был там в прошлый раз, не видел его. Думаю, что если б встретил, то уже не сидел бы с вами здесь. — Сказал Стрелок.

Сытно поужинав, и выпив несколько бутылок «Казаков», все разбрелись по разложенным вдоль стен старым матрацам.





ГЛАВА ШЕСТАЯ. ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ.

Меня разбудил запах жратвы, он проник в нос, и заставил желудок урчать.

Я открыл глаза и осмотрелся. Вокруг было светло, как будто в большие окна светило яркое солнце, но учитывая, что мы находились в подземном бункере, мысль о проникающем снаружи свете сразу исчезла. Пошарив глазами, заметил подвешенный под потолком, неизвестный мне артефакт – это он излучал такое сияние, и смотреть на него было больно. Зажмурился, и на закрытых веках забегали солнечные зайчики. Они напомнили мне о детстве, когда мы с друзьями гоняли по дворам ещё живой и живущей Припяти, ловили солнечные лучи зеркалами, и светили в окна девчат. «Да, было время», – подумал я, и сел на своём спальном месте.

— Проснулся, бродяга? — спросил Шустрый, колдовавший с подвешенным над костром котелком. — А где все? — спросил я. — Пошли осмотреться, разведать, что к чему — пояснил сталкер, — вот интересно, а почему тебя прозвали Тор? — с улыбкой спросил он. — Как тебе сказать... До прихода в Зону, я был электриком, возился с проводами, щитками, разводками. Помимо работы, у меня было хобби, я интересовался культурой и фольклором северных народов, особенно Викингов. Отрастил бороду и длинные волосы, набил на плече молот Бога Тора – "Мьёльнир", для полного, так сказать, погружения в атмосферу. Потом моя контора закрылась, и я пришёл сюда. Работал у Сидоровича, не поверишь, тоже электриком. Одно время у него был свой бар, где зависали сталкеры. В один прекрасный день, туда нагрянули вояки и стали беспредельничать. Когда на меня кинулись, я не растерялся, вырвал из высоковольтного щитка два кабеля на триста восемьдесят. Представь себе картину – стоит мужик, волосатый, бородатый, в руках искрящиеся провода. Тот ещё видон! Ну, я замкнул их между собой – вспышка, и я начал хлестать военных этими кабелями. В общем, кто сам убежал, кого унесли. Так вот после моего эпичного боя, меня и начали называть – Тор, в честь скандинавского Бога грома и молнии. Только моя выходка с электричеством привела к пожару, и бар сгорел к чёртовой матери. Ох и напахался потом на торговца, покрывая ущерб — поведал я свою историю Шустрому. — Да, знакомо. Одно время, тоже пришлось на него попахать — с досадой сказал сталкер.

Позади послышался звук открывающегося лаза в бункер. Схватив оружие, мы приготовились к нападению. Выработанный рефлекс, так сказать...

— Народ! Это мы! — донёсся голос Дегтярёва. Мы опустили оружие и встретили друзей, спустившихся к нам. — Ну что, нашли что-нибудь? — спросили мы. — Нет, всё тихо, — ответил Зулус. — Эй, бродяги! — сквозь помехи раздался голос Бармена, из радиостанции. Клык подошёл, покрутил какие-то ручки, наладил связь, и проговорил: — Привет, мы слушаем. — Отлично, а теперь слушайте внимательно. Я изучил данные из лаборатории Х-18, и нашёл много интересной информации. Вам необходимо отправится на армейские склады. На базе группировки Свобода вас будет ждать сталкер, Вано. Он пойдёт с вами, а заодно, расскажет кое-что интересное. Как поняли? — Вано? Давненько я его не видел, — улыбнулся Дегтярёв. — Так, ребята, еда готова, давайте подкрепимся, и в путь, — позвал нас Шустрый. Мы принялись за завтрак. Перловая каша, обильно приправленная тушёнкой, пища богов. Мы ели, общались, и в ходе разговора, Стрелок спросил: — Слушай, бродяга, а почему тебя прозвали Тор? Мы весело переглянулись с нашим сегодняшним поваром, заржали, и он поведал всем мою историю. Бункер наполнился хохотом.

— Да, ну и учудил ты! Я слышал про этот инцидент, но не знал, кто навалял воякам, — сказал Призрак.

Мы поели, пополнили боезапас, провизию, и отправились в путь. На поверхности стояла великолепная погода, светило яркое солнце. Не типичная погода для Зоны. Мы шли по Тёмной долине, на детекторах не было никого – ни друзей, ни врагов. Потрескивал счётчик радиации, иногда попискивал детектор аномалий.

— Погода, класс! — восхитился Зулус, — только есть небольшая проблемка. Мы вопросительно посмотрели на него. — Что б попасть на Армейские склады, нам придётся пробираться по территории Долга, — пояснил сталкер. — А ведь он прав, — отметил я, — у кого какие мысли? — Пройдём ночью, есть у меня один маршрут. Если повезёт, то ни один часовой нас не заметит. — Проговорил Клык. — Отлично, как раз к ночи мы и доберёмся до диких территорий, а там будем действовать по обстоятельствам. — Сказал Дегтярёв.

Небесное светило закрыла наплывшая туча, и на несколько минут стало снова пасмурно. У всей группы одновременно запищали ПДА, извещающие о появлении мутантов, в непосредственной близи. Мы перехватили оружие в боевое положение, я осмотрел территорию в бинокль и сообщил увиденное группе: — Стая слепых псов, и несколько снорков на тринадцать часов, несутся прямо на нас! — Сто процентов, где-то рядом контролёр, он почуял нас и теперь защищается, — с отвращением ответил Шустрый. Затрещали кусты, и перед нами появились мутанты. — А ну-ка, идите к папочке! — выпалил Зулус, открывая огонь из своего пулемёта. Мы поддержали его. Твари падали, снова подскакивали, и продолжали вести наступление. Из-за кустов, длинным прыжком, появился снорк. Пролетев несколько метров, и получив солидную дозу свинца в своё брюхо, кубарем свалился передо мной. Юркий монстр извернулся, очень сильно "ударил по ногам", и отскочил, готовясь к новому прыжку. Долину наполнял собачий лай и вопли снорков. Вокруг валялись трупы псов, а сородичи перепрыгивали их, и пёрли на нас. Дегтярёв и Клык швырнули в стаю несколько гранат. Взрывы раскидали гнилые туши в разные стороны. Из всей своры осталось около пяти собак, которых покрошил Зулус. Наступила мертвенная тишина. Но она длилась недолго, её пронзил рёв снорков. Один из них бросился на меня. Сильный удар пришёлся на грудь, сбилось дыхание, в глазах потемнело. Мы упали. Монстр задрал голову, и издал победный вой. Но его радость победы, оборвал подбежавший полковник, который ловко свернул шею этой кровожадной твари. — Спасибо брат, — поднимаясь на ноги, сказал я. Оставшихся мутантов добивали друзья. — Призрак, ищи контролёра, не дай ему уйти! — проорал Стрелок. Снайпер прильнул к оптике. За спиной раздался выстрел, и плечо пронзила острая, жгучая боль. Пуля прошла вскользь, пробила рукав комбинезона, и поцарапала плечо. Развернувшись, я увидел жуткую картину – направив на меня ствол пистолета, неестественной походкой, плелся Шустрый. — Быстрее, уничтожьте мозгокрута! — крикнул я. За спиной взятого под контроль сталкера появился Клык. Стараясь не навредить другу, он ударил его по затылку, но без пяти минут зомби, неестественно для человека, извернулся и выстрелил в нападающего. Сталкер упал. — Есть! Я его нашёл! — сообщил Призрак. Прогремел выстрел. — Готов ублюдок! Повернувшись, я увидел, как ребята помогают подняться Клыку и Шустрому. Они были живы, и это радовало. — Ну, ты и мазила, брат, — крехтя, сказал Клык, выковыривая пулю, застрявшую в бронепластине на груди. Устраивать привал на поле боя не очень-то и хотелось, поэтому мы двинулись дальше, приходя в себя на ходу.

К наступлению сумерек, мы добрались до диких территорий. Вокруг громоздились кирпичные и бетонные здания, груды какого-то металлолома, стояли на своих местах вагоны товарного состава, брошенного здесь ещё после первой аварии. — Теперь, предельная осторожность, мутантов и прочей мрази, вроде наёмников, здесь полно, держите ухо востро, — сказал Стрелок.Укрываясь за кирпичным забором, мы отправились в сторону территории Долга. Темнело очень быстро, и спустя двадцать минут мы были под защитой ночи. Как и в прошлый раз, ни опасных мутантов, ни наёмников мы не встретили.

«Может, действительно Бармен и с монстрами имеет связи?» - с усмешкой подумал я.

От базы Долга нас отделяло несколько метров, и старый бетонный забор с дырами, залатанными железными листами. — Вышка на два часа. Ждем, когда начнется смена караула. Как только снайпер спустится, пулей проскакиваем, вон там, — прошептал Клык, показывая на проход. Мы молча кивнули. Ожидание – самое противное времяпрепровождение, но именно оно, чаще всего, спасает жизнь. Время тянулось и действовало на нервы. Погано было еще и от того, что в любой момент на нас могли напасть ночные мутанты. А путь к отступлению был лишь один, и пролегал он как раз через узкий проход между забором и гаражом, за которым нас легко мог бы сразу прикончить снайпер.

Голос Зулуса выдернул меня из раздумий: — У нас ровно три минуты, вперёд! — скомандовал он. Мы, как ниндзя, один за другим, рванули в проход. Выскочив на разбитую дорогу, рванули в сторону армейских складов, где находилась база группировки "Свобода". Добежав до ржавого БТРа, сбавили темп. Мы были практически на месте, и это обманчивое чувство почти полной безопасности, сыграло с нами трагическую шутку. — Фуух, больше не могу, — сказал поставщик редкого вооружения. И опёрся на старый шлагбаум, разделяющий территории враждующих группировок. Все остановились. — Не хилый марш-бросок, — восстанавливая дыхание, сказал я. — Сейчас, три ми… — Шустрый повис на полосатой пограничной трубе. На асфальт потекла тонкая струйка крови. — Снайпер! Сука! Все в укрытие! — проорал Дегтярёв. Мы спрятались за бетонными плитами, сложенными посередине дороги. Призрак рванул вверх по склону и залёг в кустах. — Твою же мать! Бежим скорее на базу Свободы! За нами погоня! — злобно произнес он, снимая засевшего в кузове старого ГАЗона стрелка Долга. — Прости, Шустрый, — сказал Клык, — Мы обязательно вернёмся.

По плитам затарахтели пули врага. Мы с полковником остались прикрывать группу, а остальные устремились в сторону брошенных армейских складов. Долговцы не жалели патронов, свинец ливнем обрушался на наше укрытие. Высунись, и всё, поминай, как звали. За высоким бетонным забором зажглись прожекторы и повернулись в нашу сторону. Я, ослеплённый их светом, на миг зажмурился. Прогремело несколько взрывов позади нас. Я вновь открыл глаза, и увидел около двадцати бойцов в зелёных комбезах. Они обрушили огонь из своего оружия по нашим преследователям. Один из них подскочил к нам, и позвал за собой. Пригнувшись, мы побежали за свободовцем. Сбавили шаг уже на территории базы.

— Кажись, прорвались, — с ярко выраженным акцентом сказал сталкер, снимая респиратор. — Вано, Дружище! — воскликнул напарник. — Что не ожидал? — с улыбкой ответил он, — вот и пришла моя очередь спасать твою задницу. Они засмеялись. — Идём, нам пора, — сказал свободовец, и отправились вглубь базы, где нас ждали друзья и командир группировки.

Мы шли по старым военным складам, некоторые здания были полуразрушены, в некоторых зияли дыры. Кое-где валялись сваленные деревья, стояли бочки с горючим, и какие-то контейнеры. По территории вольно шатались сталкеры, кто-то ржал у костра, кто-то молча курил, прислонившись к стене, другие чистили оружие. Вано привёл нас к командиру "Свободы". — Здорова, бродяги. Моё имя Миклуха, располагайтесь, и чувствуйте себя как дома, — сказал он. Мы сели в старые, промятые кресла. — Там, на шлагбауме, остался наш погибший товарищ, — сообщил я. — Да, я знаю, его уже доставили на территорию. — Его нужно похоронить, как подобает сталкеру. — Конечно, на рассвете, мы все вместе, со всеми почестями, захороним его на территории базы, где никто не потревожит его покой.

Поговорив ещё немного о ситуации в Зоне, и Долге, нас отправили в бар. Это было большое, не прокуренное, просторное помещение, на музыкальном автомате звучали песни в стиле "регги", столов было мало, но места хватало всем.

— Здорова, чуваки, — донеслось из-за стойки, — проходите, располагайтесь. Слыхал, как вас потрепало сегодня, так что всё за счёт заведения.

На стол поставили большую, шкварчащую сковороду с жареным мясом и картошкой, несколько бутылок «Казаков», столовые приборы, с клеймом «ВСУ». Мы помянули погибшего друга, плотно поели и отправились в казарму спать.

«Как спалось?» – спросите вы, я вам отвечу – «Никак». Это была самая поганая ночь, так как мысли о пережитом дне и смерти товарища, не давали уснуть.

Наступившее утро, было предельно мерзким. На холме, за командным пунктом группировки, была вырыта глубокая яма, место последнего пристанища нашего друга. Проводить его в последний путь собралась вся группировка "Свобода". Звучала траурная музыка, было сказано много слов о погибшем, ведь его знали все, кто находится в Зоне. Тело Шустрого, было предано земле по всем сталкерским обычаям. Мы поклялись на могиле брата, что отомстим долговцам за его смерть. А Миклуха назначил очень высокую цену за голову генерала Воронина.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. СВОБОДА.

Простившись с Шустрым, все отправились в глубь базы. На бывшем плаце были накрыты длинные поминальные столы. Заняв свои места, мы молча выпили по стакану прозрачного, и каждый из нас по-своему пожелал другу удачи в лучшем мире. Собралось очень много народу, здесь были все члены Свободы, одиночки, так же прибыли Борода со «Скадовска», Бармен, Болотный доктор, Сидорович, и несколько учёных во главе с Сахаровым. Звучало множество тостов, в которых люди выражали свою скорбь, вспоминали истории из жизни связанные с погибшим другом. Это, наверное, были первые похороны в Зоне, которые проходили с таким размахом. В речах собравшихся чувствовалась искренность. Действительно, Шустрого уважали на всей этой отравленной территории. Мы посидели ещё немного и отошли покурить. — Глупая смерть, нелепая, — сказал я. — Воронин, сука! — срывая с себя форму Долга, выругался Зулус. — Жаль Шустрого, отличный был сталкер, пусть земля ему будет пухом, — промолвил Стрелок. — Эй, Миклуха! Иди сюда, разговор есть, — позвал лидера Свободы Зулус. — Слушаю тебя. — Тебе нужны бойцы? — Мы всегда рады новым людям. — А меня возьмёшь? — А ты точно это решил? — Я слов на ветер не бросаю, так нужен или нет? — Рад видеть тебя в рядах Свободы, сталкер. Зулус с Миклухой пожали руки, и новоиспечённый член группировки добавил: — Только дай мне время разобраться в нашем деле, и наказать виновных в смерти Шустрого. — Конечно, какой разговор. Сказать, что мы охренели от такого поворота, это ничего не сказать. Долговец, по своей воле перешедший в ряды Свободы – это нонсенс, такого Зона ещё не видывала.

— Пойдёмте, хочу Вас ещё кое с кем познакомить, — позвал нас лидер группировки. Мы отправились за ним, в один из корпусов бывшего военного штаба. Поднявшись по ступенькам на второй этаж, Миклуха остановился у одной из дверей. — Тот, кто находится за дверью, очень хорошо тебе знаком Стрелок. Прошу тебя, держи себя в руках. Мы удивлённо переглянулись. Свободовец открыл дверь, мы вошли внутрь просторного кабинета. Шкафы с книгами, папками, какими-то склянками, выстроились вдоль стен. В дальней части комнаты стоял большой письменный стол, а за ним, спиной к нам, сидел человек. — Ну, здравствуй, Стрелок, — сказал он, вставая и поворачиваясь к нам. Лицо мужчины было всё в морщинах, один глаз был изуродован кривым, рубцом. — Шрам? Ты жив? Но как? — В тот день, на ЧАЭС, во время сверхвыброса я потерял сознание, и очнулся в зале программирования. Ты там тоже был, сидел под стеной напротив меня. Зомбирующие установки не нанесли мне вреда так же, как и тебе, а память ты потерял из-за сильного удара головой – когда первый раз тряхнуло, ты сорвался с лестницы и потерял сознание. Поэтому тебя и не зомбировали. Я в свою очередь, притворился, что стал слугой монолита, и меня, как новичка, посадили за руль грузовика смерти. Мне было необходимо вырваться с ЧАЭС, и разобраться во всей сложившейся истории, я понимал, что тебя тоже необходимо вытащить, так как ты один из звеньев этой цепи. Тебя тоже сочли мертвяком, и погрузили в грузовик, и в аномалию я тоже влетел специально, чтоб О-сознание решили, будто я погиб. Ну, а дальше, прошерстил всю Зону, выяснил, что Чистое небо это один из отрядов О-сознания, что ты гоняешься сам за собой, узнал, что Долг охотится на тебя, и решил присоединиться к Свободе. Я многое знаю, и считаю, что обязан помочь вам и всем сталкерам, ибо наворотил дел в своё время. Мы молча стояли, переваривая полученную информацию. — Ладно, пошли, вас ждут, — сказал Миклуха, и мы отправились в комнату, служившую лидеру Свободы кабинетом. За столом сидел Доктор, а Бармен стоял у окна и молча всматривался вдаль. — Итак, Шустрый мёртв, это большая потеря для каждого из нас, но жизнь не закончилась на этом эпизоде. Ваша задача прорваться через радар, оттуда на Затон. Бойцы Свободы помогут вам в этом. Так же с вами отправится Вано. Этот сталкер научился создавать аномалии из сборок, так что он вам пригодится, — сказал торговец, медленно прохаживаясь по кабинету. — Что на затоне? — спросил Стрелок. — Лаборатория, где создали гаусс-пушку, — ответил Дегтярёв. — Да, именно туда вы и отправитесь, на Скадовске Борода даст вам все инструкции, — подтвердил слова напарника Бармен. — Вы можете пополнить все запасы, на нашем складе, — пояснил лидер Свободы.

Клык, Призрак и Зулус отправились за боезапасом, провизией и медикаментами, Стрелок пошёл потолковать со Шрамом, а мы с напарником и Вано, поднялись на вышку, что возле входа на территорию базы, дабы разведать обстановку вокруг.

Над болотом, что за стеной, висел густой туман, и сквозь него доносились вопли сумасшедшего Свободовца, который жил в хижине посреди топи. Немного дальше обосновалось стадо кабанов. Самцы рыли землю, а самки присматривали за потомством. К северу расположился барьер, на котором несли службу бойцы анархистов, и отстреливали прорывавшихся со стороны выжигателя мутантов и Монолитовцев. На западе раскинулась заброшенная деревня, которую долгое время обживали кровососы. На холмах мерцали Электры, поднимали смерчи Карусели, кое-где хлопали Воронки и Трамплины. И тишина, полнейшая, гробовая тишина, если не считать доносившиеся песни попавшего под действие радара сталкера. Небо нависло тяжёлыми, свинцовыми тучами, и накрапывал мелкий дождь. В общем-то нормальная погода для Зоны.

— Эй, бродяги! Спускайтесь, нам пора, — позвал нас Стрелок. Мы спустились с вышки, попрощались с Миклухой, Барменом, Доктором, и отправились в сторону радара. Наш путь пролегал по старой асфальтированной дороге, кое-где стояли брошенные трактора и автобусы, ржавели остовы легковушек. Иногда наш путь преграждали аномалии, приходилось обходить их по широкой дуге. Было холодно и мокро, моросивший дождь не придавал энтузиазма, и ещё больше портил настроение. На барьере нас пропустили без лишних вопросов. — Выжигатель точно отключен? — поинтересовался я, — или его могли снова запустить? — Нет. Запустить его точно не получится, – пояснил Стрелок, — я его сильно повредил. По дороге мы не встретили никого: ни мутантов, ни Монолитовцев – только несколько Электр и пару Трамплинов. Счётчик радиации не умолкал ни на секунду. Его треск становился то громче, то тише. — Будем светиться как прожекторы, — с улыбкой сказал Вано.

Отличный он парень, сталкер-грузин, своим кавказским темпераментом мог расположить к себе кого угодно. Врагов у него практически не было, его многие уважали, и любили послушать его байки у костра. А какие он рассказывал тосты – целые истории со своим сюжетом, и глубоким смыслом. Мы вышли на перекрёсток, и повернули в сторону Припяти. Нам необходимо было дойти до железнодорожного полотна, и по нему дойти до станции Янов, где мы моли остаться на ночёвку.

Идти по шпалам – то ещё удовольствие, поэтому мы спустились с насыпи, и пошли вдоль неё, под прикрытием редколесья, окружающего железную дорогу. Как ни странно, но счётчик радиации и детектор аномалий молчали. — Привал, — скомандовал Дегтярёв, — нужно передохнуть. Мы бросили рюкзаки, оружие, и расселись на желтой, пожухлой траве. — У кого какие мысли по поводу всего происходящего? — спросил я. — Да какие там мысли? Нихрена не ясно, нужно больше данных, — сказал Призрак. Вдалеке затарахтело несколько автоматов, и послышался визг собак. — Нужно двигать дальше, — осматривая окрестности в бинокль, заключил Зулус. Непривычно было видеть его в форме Свободы, учитывая его Долговское прошлое. Мы встали, набросили рюкзаки и двинули в сторону станции Янов. Звуков выстрелов стало больше, скорее всего, подоспело подкрепление. Наш отряд двигался вперёд, ведущим был новоиспечённый Свободовец, за ним Призрак, Клык, я и Дегтярёв, Стрелок замыкал колонну. До места ночёвки оставалось около двух километров, когда ветки слева от нас затрещали, и раздался оглушающий рёв, который ни с чем не спутаешь. Перед нами приземлилась Химера, страшнейший мутант Зоны. Она беспощадна, убивает всех без разбора, будь то сталкер или зомби, Бюрер или Кровосос, с последними у них особая вражда. Они постоянно борются за право быть самым смертоносным хищником Зоны. Тварь истекала кровью, наверное, она сбежала от стрелявших вдалеке. Мы вскинули оружие и открыли огонь. Мутант взревел и бросился на нас. Раздался выстрел из подствольника. Химеру отшвырнуло в сторону, она завыла и заскребла лапами. Из брюха вывалились кишки, но монстр и не думал сдаваться. Тварь поднялась на лапы, несмотря на ранения и попадания пуль в её тело. Она снова прыгнула и в полёте снесла меня с ног, и приземлилась в паре метров от нашего отряда. Снова грохнул гранатомёт, снаряд снёс аморфную голову мутанта. Зверь взревел и упал на насыпь. Зулус вплотную расстрелял её в распоротое брюхо. Монстр обмяк и затих. Тварь сдохла. Я с трудом поднялся на ноги, голова гудела от удара о камень, а в ушах стоял писк. Я сразу подумал, что рядом затаился Контролёр, и пытается залезть в мой мозг. Но нет, мозгокрута не было. — Тор, ты жив? — помогая мне подняться, спросил Дегтярёв. — Да, всё отлично, — ответил я. Мы, не дожидаясь голодных порождений Зоны, для которых здесь назревал банкет, отправились в путь. С наступлением сумерек, вышли к станции Янов. На горизонте виднелись чёрные силуэты оставленных домов Припяти. Моё сердце сжалось, нахлынули воспоминания о городе моего детства. Отгоняя их, я осмотрелся: недалеко расположился бункер учёных, здание вокзала, и домик на «курьих ножках» – как-то сразу в голове появилась ассоциация, при виде строения на высоких кирпичных сваях. — А вот и мой дом, — указывая на постройку, сказал Зулус. — Давайте навестим Локи и Зверобоя, заглянем к Гавайцу, да справимся о здоровье дядьки Яра, — предложил Вано. Мы дружно согласились и свернули к станции. Внутри было просторно и уютно, зал наполняли бойцы Свободы, играла всё та же музыка, что и на базе группировки. — Хай, мэны! — поприветствовал нас Гаваец, — каким ветром вас сюда занесло? — Здорова, брат, видать попутным, — с улыбкой ответил Вано — Локи у себя? —Ты не в курсе? — удивился торговец, — Локи пропал около шести месяцев назад. Ушёл с Яром и Зверобоем в рейд, разведать положение дел в Припяти, и назад никто из них не вернулся, и на связь не выходят. — Кто за старшего теперь? — спросил Стрелок. — Да как бы я, — пожав плечами, сказал Гаваец. — Ладно, нам нужно пожрать и хорошенько отдохнуть, завтра порешаем, что да как. — Так это мы организуем, располагайтесь у Зверобоя, а соображу на стол.

Мы спустились в комнату охотника, сбросили снарягу и вернулись обратно в зал ожидания, где нас ждали накрытый стол и Гаваец. Сытно поев и обсудив многие вопросы, все, кроме Зулуса, отправились на боковую, он решил заночевать в своём доме. Раскидав матрацы, мы, сытые, и уставшие, рухнули спать.

Из глубокого сна меня вырвал грохот взрыва и множественные выстрелы. Резко встав, я осмотрелся. Товарищи были в том же состоянии, что и я. — Что за хрень?! — с недоумением спросил Стрелок. Мы схватили оружие и побежали вверх по лестнице в центральный зал. С каждой ступенькой звук перестрелки становился всё громче. Поднявшись, я выглянул из-за угла. Двери станции были сорваны с петель, на полу лежало с десяток трупов. Бой вёлся за пределами помещения. Разделившись, мы рванули в разные стороны. Я, Дегтярёв и Клык – в главный вход, Стрелок, Призрак и Вано – в чёрный. На улице велась ожесточённая перестрелка. Площадь перед станцией была усеяна трупами одиночек, свободовцев и долговцев. Увидев укрывшегося за одним из товарных вагонов Гавайца, мы побежали к нему. — Что происходит? — проорал я. — Должнички, суки, — перезаряжая автомат, ответил он, — напали как крысы! Раздался взрыв, и нас осыпало землёй. Перехватив оружие поудобней, я развернулся и открыл огонь из положения лёжа. Бойцы Долга укрылись на полустанке, и вели непрерывную стрельбу. — Твари! – раздался рёв Зулуса сверху, — сдохните! Из окна его жилища высунулся ствол пулемёта, и на врага обрушился свинцовый ливень. — Ложись! — проорал подоспевший Стрелок, вскидывая на плечо раздобытый где-то РПГ-7. В сторону Долговцев, подобно комете, оставляя за собой дымно-огненный хвост, устремился выпущенный снаряд. Раздался грохот, и здание окутало пламя. Из недр строения с воплями выбегали горящие, как факел, люди, они падали на землю, катались по ней, пытаясь погасить охватившее их пламя. Обитатели станции Янов добивали их, так сказать, облегчая их мучения. Постепенно звуки выстрелов и крики стихли. О кровавой бойне напоминали только горящее здание полустанка, трупы убитых, и запахи горелой плоти вперемешку с порохом. Мы помогли занести раненых в здание вокзала, кто-то отправился собирать тела погибших товарищей. Трупы Долговцев были сброшены в карьер, на съедение мутантам. В кармане завибрировал ПДА. В сообщении от Шрама говорилось: «Вам срочно нужно добраться до Скадовска, в этом вам поможет сталкер по имени Лоцман, найдите его на Янове, и незамедлительно отправляйтесь в путь. Борода вас ждёт». Я показал сообщение нашему отряду и Гавайцу. — Лоцман! – позвал торговец, — иди сюда, дело есть.К нам подошёл высокий сталкер средних лет, поздоровался и сказал: — Слушаю. — Этих парней, нужно срочно доставить на Скадовск. Сможешь? — Легко, выходим через пятнадцать минут. Мы пополнили запасы, дождались Лоцмана, и попрощавшись с Гавайцем, отправились в дорогу.

Наш путь пролегал по широкой долине, которая временами сменялась редколесьем. Шли быстро, но аккуратно: обходили лёжки мутантов и встречающиеся аномалии. Несколько раз приходилось отстреливаться от бандитов. С наступлением сумерек мы вышли к старому руслу реки Припять. Справа от нас расположилась аномалия Котёл – большой холм, изрезанный множеством разломов, из которых время от времени били гейзеры раскалённого газа. Справа, на вечном приколе, стоял Скадовск – непотопляемый сухогруз, и самое безопасное место во всей округе. Земля под ногами стала мягче, и оставляемые нами следы моментально заполнялись водой.

— Как говорится, добро пожаловать на борт нашего болотного ледокола, — раздался голос в наушнике, — на нашем судне оружием не машут, так что убирайте его и милости просим. — Добро пожаловать на Скадовск, — сказал Лоцман, открывая дверь и пропуская нас в недра судна…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. НАХОДКА.

Внутри было просторно, стояли столы, за которыми отдыхали сталкеры, а в дальнем углу расположилась стойка торговца. — Эй, бродяги! — позвал нас Борода, — идите сюда, я вас уже заждался. — Здорова, нам бы перекусить, да передохнуть с дороги, — сказал я. — Это с радостью. Мы заняли большой стол, скинули под него свои рюкзаки, закурили, и стали ждать торговца. — Интересно, а Кардан ещё здесь обитает? — озвучил свои мысли Дегтярёв. — Нет, механик давно ушёл. Слыхал, что они с Азотом, организовали свою мастерскую, но где именно, не в курсе, — поведал подошедший Борода. Официантка, высокая, пышногрудая, с длинными золотистыми волосами, собранными в хвостик, принесла нашу еду. — Ого, какие у тебя официанты, откуда она здесь? — провожая взглядом виляющую задом красотку, спросил я. — Её зовут Маша. Привёл её к нам покойный Шустрый, говорил, что встретил недалеко от базы Долга, в разорванном комбинезоне и без сознания. Притащил сюда, мы-то девчонку выходили. Как выяснилось, её взялся вести в Припять сталкер по кличке Шершень, но на полпути набросился на неё, изнасиловал, избил и бросил умирать посреди Зоны. Мы его, гада, нашли, устроили очную ставку, он во всём признался. Выяснилось, что подобными вещами он занимался не впервые, ну и было решено отправить его на прогулку к мутантам. А она осталась, и теперь трудится у меня. — Помянем Шустрого. Пусть Зона будет ему пухом, — сказал Стрелок. В баре наступила полная тишина, все, кто находился в нём, поднялись со своих мест, подняли стаканы, и выпили не чокаясь.

Покончив с едой, мы вышли на улицу, с целью осмотреться и подышать воздухом Зоны.

— Что дальше? — спросил я. — Нужно связаться с Барменом и Доктором, — затягиваясь сигаретным дымом, сказал Стрелок, — а там порешаем. На запястье завибрировал ПДА. На экране было сообщение от торговца: «Есть новости». — Народ, Бармен на связи, — сказал я. — Отлично, в бывшей мастерской Кардана есть приёмник, — ответил Дегтярёв. Выкинув окурки в болотную жижу за бортом, мы отправились в трюм судна. — Бармен, Доктор, приём. На связи Клык. Как слышно? — Слышно хорошо, — раздался скрипучий голос хозяина ста рентген, — все в сборе? — Да. Слушаем тебя внимательно. — Дегтярёв, проводи парней в бункер испытаний изделия №62. На нижнем уровне, согласно плану помещения, имеется ещё одна дверь. Во время своего похода туда, ты её не заметил. За ней кабинет начальника, скопируйте данные с компьютера, если это возможно, и поищите документы. По завершении операции, возвращаетесь на Скадовск, и выходите на связь. Всё ясно? — Да, Бармен. Выходим немедленно.

Из динамика раздался треск помех. Связь оборвалась.

Собрав всё необходимое для вылазки, и оставив лишнее на личное хранение Бороде, мы отправились в сторону Железного леса, на территории которого и находился бункер испытаний. Небо над Зоной постепенно чернело, опускались сумерки. — Полковник, до наступления темноты успеем добраться до интересующей нас точки? Ибо стрёмно по ночам в Зоне бродить, — поинтересовался я. — Успеем, здесь недалеко.

Шагая по топи, мы вслушивались во все шорохи, окружавшие нас, и зорко смотрели по сторонам. Земля под ногами чавкала, и этот противный звук действовал на нервы. Оглядевшись, я увидел горящие костры на палубах Скадовска и Шевченко. Дозорные бродили по периметрам судов и следили за окружающей обстановкой.

Ночь, непроглядная тьма вокруг, вдалеке слышен лай слепых псов, недовольное бормотание псевдоплотей, и хруст сухой травы под ногами. Поднявшись на холм, мы остановились, чтобы осмотреться по сторонам. Впереди высились опоры линий электропередач. Всё было чисто, ничто не могло помешать нам двигаться дальше.

— Внимание! Сталкеры! Приближается выброс! Срочно ищите укрытие! — раздался голос Бороды в наушнике. Взглянув на небо, я увидел как его чернь пронизывают кроваво-красные полосы, и становится светлее. Голова стала жутко болеть. — Бежим! Скорее! — проорал Стрелок, и мы кинулись в сторону Железного леса. Грохот, нестерпимый, оглушающий, наполнил окружающее пространство. Небо озарилось алым свечением. Казалось, будто тело вот-вот вывернет наизнанку. Ноги подкашивались, в глазах темнело, из носа полилась кровь. Споткнувшись об обломки забора, окружающего ряды опор, я упал. Но инстинкт самосохранения, и огромная доза адреналина в крови, сделали своё дело. Быстро поднявшись на ноги, я увидел перед собой разбитый вертолёт, бегущих в сторону приземистой постройки товарищей, и огромное множество железных конструкций. Я рванул за командой, нас разделяло метров пять, не больше.

— Живой?! — раздался крик Призрака. — Бывало и лучше! — ответил я, выдавливая из себя каждое слово. Вдруг, Вано с диким воплем, упал на землю, схватился за голову, и начал кататься, будто гася горящую одежду. На ходу я схватил его за воротник и потащил за собой, в сторону приближающейся будки. Невысокий грузин оказался жутко тяжёлым, ситуацию осложняло ещё и то, что он постоянно пытался вырваться. Ворвавшись внутрь постройки, я почувствовал, что Вано полегчал в весе. Оглянувшись, я увидел его парящим в воздухе, его тело было окружено яркими молниями. «Полтергейст, сука!» – мелькнуло в голове, и в этот момент тело товарища с силой рвануло обратно на улицу. — На помощь! — заорал я. После очередного рывка, я не устоял на ногах, и, не отпуская сталкера, упал на вымощенный плиткой пол. Снова рывок, и нас обоих потащило к выходу. Глаза Вано были наполнены ужасом, рот открыт в немом крике, из ушей и носа шла кровь. — на помощь!

Над головой загрохотал автомат, напор полтергейста ослаб, и я почувствовал, как чьи-то руки вцепились в мой комбинезон и потянули вглубь здания. Взрыв, яркая, выжигающая всё живое, вспышка света, и адская боль, разрывающая тело на куски. А за ней тьма…

— Тор! Очнись! Тор! Давай же бродяга, — голос Дегтярёва звучал предельно тихо, будто он кричал издалека, — давай же, вставай сукин сын! Превозмогая боль, я с трудом приоткрыл, казалось, неподъёмные, словно свинцовые, веки.— Живой, ну точно бог, — не скрывая своей радости, воскликнул полковник, — Встать сможешь? Кряхтя и корчась от переполняющей тело боли, кое-как сел и спиной опёрся на холодную, сырую стену. — Где Вано? Он жив? — едва слышно простонал я. — Жив, но потрепало вас не кисло, — отозвался Зулус. — Если б не сука полтергейст, успели бы аккурат до пика выброса. Спасибо Зоне, что живы остались, — сказал Стрелок. — Дайте воды, — прохрипел я. Призрак снял с пояса фляжку и протянул её мне. Жадно, как заблудившийся в пустыне странник, я припал к горлышку. Напившись, осмотрелся по сторонам. Лица у всех были мрачными, в ссадинах и кровоподтёках. Вано сидел напротив меня, примерно в таком же состоянии. — Спасибо, брат, — сказал он, глядя на меня. — Сочтемся, брат, — с болезненной улыбкой ответил я. — Сейчас полегчает, — сказал подошедший Клык. Он достал шприц, набрал в него какой-то зеленоватой жидкости и сделал укол в плечо. Сердце заколотилось, в голове начало проясняться. Такую же процедуру он проделал и с Вано. Спустя несколько минут, мы с ним уже крепко стояли на ногах, и чувствовали себя великолепно. — Что это? Наркота какая-то? — спросил я у Клыка. — Круче, — с ухмылкой сказал он, — специальный раствор на основе артефактов Душа и Слюда. Разработка Болотного Доктора. Зулус разжёг костёр, и занялся приготовлением еды. — Сколько мы здесь? — поинтересовался я. — Так уже четвёртые сутки, — ответил Дегтярёв. — Да, дела, — с ярким акцентом произнес Вано.

Достав из кармана пачку сигарет, я закурил и решил пройтись по помещению, осмотреться, так сказать. Бетонные пол, стены, и потолок. Разбросанные кругом остатки оборудования, кое-где лежат скелеты несчастных сталкеров, или работников бункера. Где-то капает вода, трещат оборванные электрические кабели.

— Время жрать, товарищи! — пробасил Зулус.

Вернувшись к друзьям, я занял свободное место у костра. От разогретой тушёнки шел пар, помещение наполнял приятный запах еды, от которого бешено разыгрался аппетит. Перекусив и выкурив по сигаретке, мы снарядились в дальнейший путь. Наш путь пролегал по длинному коридору с множеством дверей. Дойдя до уходящей вниз лестницы, мы остановились и прислушались. Тишина, ни звука. Убедившись в безопасности дальнейшего пути, отправились в темноту нижних уровней.

Спустившись, мы попали в огромное помещение, посреди которого стоял железнодорожный вагон и валялся скелет огромной твари. — Нихрена себе, крыса, — присвистнул я. — Это псевдогигант. Я на эту сволочь весь боезапас истратил, когда искал документы на изделие № 62, — пояснил Дегтярёв. Осмотревшись по сторонам, мы разделились в поисках кабинета начальника. — Нашёл! — раздался крик Призрака. Дверь кабинета притаилась в тёмной части зала, и была привалена разным хламом. Разобрав его, мы вошли внутрь. Это был самый обычный кабинет: полки, папки, стол, компьютер. Клык сразу же занялся оживлением последнего и копированием данных, а мы поиском бумажных документов. — Ого! — воскликнул Стрелок, перелистывая очередную папку, — Вы только посмотрите! Это было личное дело. На обложке красовалось имя – Воронин Николай Иванович, начальник испытательного комплекса.

— Ни хрена себе, — сказал Зулус, — вот это новости. Значит он связан с О-сознанием?!» — Дела, — протянул я, — теперь понятно, почему он охотится на нас. Наверное, счёл, что вы нашли эти документы раньше, и боится огласки. Второго разоблачения Долгу не вынести. — Готово, можем выдвигаться, — сообщил Клык. Собрав все найденные папки, мы отправились в обратный путь. Яркий свет, на мгновение, ослепил меня. Прикрыв глаза ладонью, я осмотрелся. Небо над Зоной было совершенно чистым, ярко светило солнце.

— А с погодкой-то, подфартило, — с улыбкой сказал Дегтярёв. Проверив округу через ПДА и не обнаружив никого, кроме нескольких одиночек, отправились на Скадовск. — Мы думали, вас выбросом накрыло, — пробасил Борода, увидев нас, — неожиданно он начался. — Накрыло, но как видишь, мы живы, — ответил полковник, — нам срочно нужно поговорить с Барменом. — Устроим, поднимайтесь в мастерскую. Торговец покрутил ручки на радиостанции, и из динамиков донёсся знакомый скрипучий голос: — Все живы? — Живы, с горем пополам, — сказал я, закрывая двери в комнату, — ты в курсе, что Воронин был начальником испытательной лаборатории изделия № 62? — Да ну? — удивился он, — информация сто процентная? — Более чем, лови фото, — сказал Клык, отправляя скопированные файлы и фотографии папок. — Документы оставьте у Бороды, он передаст их с надёжным человеком. — Сделаем, — отозвался торговец. — Теперь ваша задача состоит в следующем. Необходимо прорваться в Припять, в этом поможет Проводник. В кинотеатре «Прометей» вас будет ждать Гарик, с отрядами Свободы и Одиночек. Всё понятно? — Да, — в один голос ответили мы. — Отлично, Проводник придёт за вами через три дня, передохните и постарайтесь особо не высовываться. — Так точно, — с ухмылкой сказал Дегтярёв, оканчивая сеанс связи. — Ну что бродяги, спускайтесь вниз, поляна за счёт заведения. А тебя, Тор, просила зайти к себе Маша. Я провожу тебя.

Мы переглянулись, товарищи одобрительно улыбнулись и отправились в трюм, где уже были накрыты столы.

Борода указал мне на дверь, ведущую в комнату официантки.

Я постучался. Из-за неё раздался ангельский голосок: — Кто там? — Тор, торговец сказал, что ты хотела меня видеть. Дверь распахнулась, и передо мной появилась прекрасная девушка. — Живой, слава Зоне, заходи скорее, — сказала она, приглашая меня в комнату.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. АРТЕФАКТ.

— Проходи скорее, садись, — сказала мне Маша, указывая на кресло, — я сейчас.

Усевшись, я осмотрелся по сторонам, оценивая обстановку и убранство комнаты. Это была небольшая каюта, вполне уютная. Всё вокруг сверкало чистотой, а воздух наполнял прекрасный, приятный аромат. Запах был мне знаком, но я никак не мог вспомнить, откуда я его знаю. Как будто отголосок из детства.

— Заночуешь сегодня здесь, если ты, конечно же, не против, — сказала вернувшаяся официантка. — Да, как бы, не против, — не скрывая удивления, ответил я. — Вот и славно, сейчас будем ужинать, — с улыбкой промурлыкала она.

Через пару минут на столе стояли экзотические, по меркам Зоны, яства. Молодая картошечка, посыпанная укропом. Домашние котлеты, салат «Оливье», горячий, хрустящий хлеб, и бутылка отличного, грузинского вина «Ркацетели», и пара горящих свеч.

«Ух ты, романтический ужин, — подумал я, — интересно, будет ли продолжение?»

Мы сели друг напротив друга, огонь свечей потрескивал, и немного качался, отражаясь в наших глазах. Еда была божественно вкусной, и просто таяла во рту. Вино великолепно дополняло наш пир. — За нас, — сказал я, поднимая наполненный бокал. — А давай потанцуем, — предложили Маша. — Да я как-то, танцам не обучен, — со смущённой улыбкой отозвался я, чувствуя себя пацаном перед ней. — Это не столь важно, — она включила музыку и поманила к себе, — идём же.

Я подошёл, обнял её за талию и прижал к себе. Тоненькие, красивые руки обхватили меня за шею. Моё сердце заколотилось с небывалой скоростью, ладони покрылись испариной, по спине побежали мурашки.

— Ты чего так нервничаешь? — спросила она. Я промолчал, лишь передёрнул плечами.

Неумело двигаясь в такт музыки, мы, не отрываясь, смотрели в глаза друг другу. Я не сдержался и поцеловал её в алые, пухлые губы. Красотка ответила взаимностью. Мы целовались жадно, крепко. Я почувствовал, как она расстёгивает мой ремень, я, в свою очередь, сдёрнул с неё блузку и принялся за бюстгальтер. Оторвавшись от поцелуев, мы избавили себя от одежды, и повалились на кровать. Я целовал её губы, шею, великолепные груди. Она вздрагивала, и томно дышала. Весь окружающий мир перестал для нас существовать. В крепких объятьях, мы целиком погрузились в мир любви и наслаждения.

Мы лежали, обнявшись, я гладил её волосы и вдыхал аромат её тела. — Тебе пора, но обещай, что ты обязательно вернёшься, я буду тебя очень ждать, — сказала Маша, поднимаясь, и смотря мне в глаза. — Конечно, вернусь, неужели ты думаешь, что я смогу без тебя? — гладя её роскошные волосы, отозвался я. Собравшись, я поцеловал официантку и отправился в бар, где меня уже заждались друзья. — А вот и счастливчик идёт, — с улыбкой сказал Дегтярёв. — Иди ты, — так же не скрывая ухмылки, ответил я. — Здорова бродяги! — приветствовал нас Борода, — нужна ваша помощь. — Рассказывай, — отозвался Стрелок. — В общем, так. Пару дней назад я отправил несколько ребят к станции переработки, по моим данным, там образовался интересный артефакт. Они отчитались, что добрались до места, но после этого на связь не выходят. Нужно проверить, что произошло. Может, беда какая, а может кинуть меня решили. Ну, так как, поможете? — Скинь последние координаты, мы выдвигаемся. Я знаю это место, — заключил Дегтярёв. — Информация у вас на ПДА. Спасибо ребята, — обрадовался торговец, — Тор, погоди минутку, нужно поговорить. Отряд начал готовиться к заданию, а мы с Бородой вышли на палубу. — Послушай. Маша для меня как дочь, я вижу её отношение к тебе. Обидишь или поступишь с ней как подонок, пристрелю собственноручно. Пойми меня правильно. — Не беспокойся. Она мне тоже очень нравится, не обижу, и в обиду не дам. Будь уверен. Мы пожали друг другу руки и вернулись в бар. — Тор! Готов? — спросил Призрак. — Как пионер, — ответил я, и мы двинулись в сторону станции. Погода стояла отличная. Солнце, минимум облаков, дул лёгкий, тёплый ветерок. — Нотации читал? — спросил меня Дегтярёв. — Типа того, — ухмыльнулся я. — Не парься, ты мужик правильный, и всё сделаешь как надо. — Спасибо, дружище, — сказал я.

Земля под ногами стала более каменистой – мы вышли к забору лесничества. Вдалеке лаяли слепые псы, рычали кабаны. Осматривая окрестности, мы двинулись в сторону моста, на котором бушевали аномалии, и застыли на вечной стоянке БТРы, ГАЗоны, УАЗики. — Есть два варианта попасть на ту сторону: либо по мосту, либо по руслу, — сказал Дегтярёв, указывая на бетонный забор на противоположной стороне моста. — Давайте я поднимусь повыше и оценю обстановку на территории станции, там и порешаем, — предложил я. — Хорошо, можешь подняться на мост, видишь лестницу с торца? Я кивнул и полез на верхний ярус. Мост был полуразрушен аномалиями, а под ним лежал остов упавшего вниз УАЗика. Взглянув в бинокль, я не поверил своим глазам. В моём понимании, станция должна представлять собой комплекс построек, но не груду изломанных бетонных плит и кривой торчащей арматуры. — Полковник! Взгляни-ка, — позвал я. Дегтярёв проворно взобрался наверх и посмотрел в бинокль. — Ни хрена себе, — изумлённо протянул он, — что здесь случилось? Осмотрев территорию, мы спустились вниз, где всё рассказали товарищам. — Идём руслом, на мосту опасно, зря потеряем время и здоровье, — сказал Стрелок.

Трава под ногами скользила, осыпалась земля. Спустя пару минут, мы шли по старому, пересохшему руслу реки Припять. Под ногами хлюпало и чавкало. Подъём наверх был ещё более мучительным, нежели спуск. Мы хватались за ветки и траву, она иногда вырывалась с корнями, и нам приходилось проявлять чудеса эквилибристики, что б устоять на ногах и не рухнуть вниз. Наверх я поднялся первым и помог остальным выйти на более ровную местность. Мы отряхнули комбезы и решили перекурить.

На мосту хлопали Карусели и Воронки, переливалась молниями Электра, из-за её активности в воздухе пахло озоном. Мы курили, и каждый думал о чём-то своём. Я о ночи, проведённой с прекрасной девушкой, о том, что заберу её отсюда, и мы вместе уйдём из Зоны и заживём на большой земле, нарожаем детишек, купим домик в тихом местечке.

Из мыслей меня выдернул хлопок по плечу, и голос Полковника: — Пора идти.

Вскинув оружие, мы шли вдоль высокого бетонного забора, осторожно ступая, чтоб не особо шуметь, ведь мы не знали, что ждёт нас за ним. Подойдя к упавшей плите, Клык аккуратно выглянул и осмотрел территорию в бинокль. — Чисто, — сказал он, вешая его на пояс. Закидав проход болтами, и убедившись в отсутствии аномалий, преграждающих наш путь, мы вошли на территорию станции. — Что же здесь произошло, чёрт возьми? — сказал Дегтярёв, осматривая руины, — раньше здесь был лагерь наёмников, я их перебил в прошлый свой поход, но что привело к таким разрушениям? Бетонная крошка хрустела под ногами, приходилось ступать внимательно, чтобы не споткнуться и не насадиться на торчащую повсюду арматуру. Поднявшись на уцелевшую, никак чудом, эстакаду мы остановились, и Клык через ПДА вызвал торговца. — Борода, ты меня слышишь? — Да, слышу нормально. Есть новости? — Сам посмотри, — сказал сталкер, включая камеру на своём устройстве и наводя её на руины. — Ни хрена себе. Что это? — Это станция переработки, — ответил Полковник, — вернее то, что от неё осталось. — Что там произошло? — Это мы и сами хотели бы узнать. — Вот что, я сбросил вам координаты артефакта, за которым отправились ребята, отыщите его, глядишь, попутно ситуация и прояснится. — Принято, — сказал Клык, оканчивая сеанс связи. — Судя по координатам, артефакт прямо перед нами, — проговорил я, рассматривая карту с полученными метками. Вано достал детектор артефактов, походил по местности и сказал: — По всей видимости, он под завалами – сигнал очень слабый. — Значит, ищем лаз, — сказал Призрак. — Здесь есть люк, ведущий в систему дренажных тоннелей, можно попробовать через них попасть на нижний уровень, если он, конечно, уцелел, — ответил Дегтярёв. — Значит, идем туда, — отозвался Стрелок, и мы отправились к люку.

Первым спустился Полковник. За ним я. Следом Стрелок, Клык, Вано и Призрак, последним Зулус. Включив налобные фонари, мы двинулись в сторону отметки на карте. Повернув в очередной тоннель, мы остановились. Перед нами в воздухе висело несколько разнокалиберных камней, медленно покачиваясь в воздухе. — Этого ещё не хватало, — прорычал я. — Где эта, или эти, твари засели? — сказал Дегтярёв. Один из камней сорвался с места, и ударил ему в грудь.

— Бежим и смотрим по сторонам, увидите Бюррера – валите, не раздумывая, и главное, держите крепче оружие! — проорал он, срываясь с места.

Мы рванули, камни градом посыпались на нас. Бежать в таких условиях было чрезвычайно сложно. Один из камней прилетел мне в голову. Искры посыпались из глаз и по лицу потекла горячая струйка крови. В очередном из ответвлений тоннелей я заметил, уродливого карлика. Он был в черном изорванном плаще, с накинутым на голову капюшоном. Воспользовавшись его замешательством, я рванул нож и воткнул в выпученный глаз мутанта. Он взревел, и пустился убегать. Но его настигла очередь из автомата Стрелка. Камни, висевшие в воздухе, вмиг упали на пол.

— Это он один настолько силён? — спросил Вано. — Сомневаюсь, матёрого Бюррера так просто не завалить, — ответил я. Мы двинулись дальше, и через несколько минут вышли в просторное помещение нижнего уровня станции. — Пригнись! — проорал Дегтярёв, и мы дружно упали на пол. Над нами просвистела и врезалась в стену массивная чугунная труба.

Быстро вскочив на ноги, мы распределились по залу и спрятались за колоннами. Вслед за трубой, полетели обломки кирпичей и бетона, мы в свою очередь, закидывали мутантов гранатами. Когда шквал летящего в нас мусора поутих, Зулус, вскинув свой пулемет, выскочил из укрытия и открыл огонь. Грохот был практически не слышен, уши были заложены от череды взрывов. Мы поддержали товарища огнём. Когда последние висящие в воздухе камни и мусор оказались на земле, мы прекратили огонь. В воздухе висел пороховой туман, и безбожно разило мертвечиной.

— Так вам. Гады! — со злостью сказал Зулус.

Оценив обстановку и убедившись, что все твари мертвы, мы подошли к пролому в стене, откуда тянуло свежим воздухом. Закурив, я посмотрел на ПДА.

— Здесь кто-то есть, сканер показывает три человека, сигнал слабый, судя по плану здания, они в соседнем помещении, — сказал я. Перехватив поудобнее оружие, мы рванули к людям. Войдя в соседний зал, нас чуть не вывернуло. Трое сталкеров, один, во весь рост, на половину врос в бетонную плиту, второй лежал на полу без рук и ног, третий висел подвешенный цепями за руки. У него отсутствовала кожа на всём теле, кроме лица. Две точки на ПДА потухли, осталась одна – тот парень, что лежал без конечностей. Мы подбежали к нему, его глаза наполнены слезами, которые стекали по щеке.

— Погоди, браток, мы тебе поможем, — сказал Призрак. — Нет, мне уже не помочь, — ответил он, — добейте меня, пожалуйста. — Что здесь произошло? — Нас послал сюда Борода, торговец со Скадовска, нужно было отыскать некий неизвестный артефакт. Мы его нашли, но нас накрыл выброс, мы не успели его забрать, и спрятались здесь, Косой остался наверху, он решил, что успеет забрать артефакт. Вскоре здание рухнуло. Я потерял сознание, когда очнулся, здесь уже были эти твари, это они нас так.

— Стрелок, на минутку, — позвал Клык, отводя его в сторону, — парня еще можно спасти, давай ты, я и Вано отнесём его к Бороде, а остальные похоронят ребят, найдут артефакт, и вернутся. — Согласен, давай, — ответил сталкер.

Они поведали свои мысли нам, так и решили поступить.

— Братцы, возьмите мой детектор, без него не найти артефакт, — простонал покалеченный бродяга. Я отстегнул его устройство и повесил на свой пояс. Часть нашей группы отправилась в путь, а мы занялись похоронами. Отцепили беднягу, и заложили бетонными обломками, соорудили крест из арматуры, и повесили на него найденный неподалёку противогаз.

Со вторым сталкером было сложнее. Подумав, и взвесив все «за» и «против», решили взорвать стену, и похоронить его под обломками. За работу минёра взялся Призрак, сказал, что рванём как будем около моста, а мы отправились наверх в поисках артефакта. Снаружи погода испортилась, моросил противный дождь. Казалось по парням скорбела сама Зона.

— Тор, дай-ка мне детектор, — сказал поднявшийся Призрак, — хочу попробовать его в работе. Я снял устройство и передал ему. — Хм, интересная штуковина, — проговорил он, включая детектор и рассматривая функционал. —Есть! Нашёл! — он сделал несколько шагов в сторону, и перед ним появился сферической формы артефакт, чем-то напоминающий огненный шар. Он излучал яркий, красный свет, и парил в полуметре от земли. Проверив показания счётчика радиации, и убедившись, что он не радиоактивен, Призрак надел специальные перчатки, которые защищали от всех известных, так сказать побочных действий артефактов. Сталкер обошёл вокруг него и взял его в руки.

В этот же миг, небо над Зоной побагровело и загремело. Призрак истошно завопил. Его ладони утонули в артефакте, из глаз и рта лился багровый свет. Мы подскочили к нему, чтобы помочь, но нас отбросило в сторону, какой-то невиданной силой. Сталкер выл от боли, а над Зоной набирал силу выброс.

— Срочно в укрытие! — проорал Зулус. По очереди мы спрыгнули в люк, и забились в дальнем конце рукава тоннеля. Громыхнуло, посыпались камни, оглушило рёвом выброса. В глазах потемнело, и я потерял сознание…

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. ПУТЬ В ПРИПЯТЬ.

— Борода! Нам срочно нужен медик, — проорал, ворвавшийся в бар, Стрелок. Вслед за ним вошли Вано и Клык, таща на себе раненного сталкера. — Кладите его сюда, — сказал торговец, сметая с большого стола бутылки и пустые консервные банки. Сталкер находился в очень тяжёлом состоянии, это можно было понять и без специального медицинского оборудования, да и без специалиста в этих делах. — Что там произошло? — спросил Борода, разрезая костюм раненного. Стрелок, кратко, но не упуская важных деталей, рассказал всё, что с ними приключилось. — Да, дела, — протянул торговец. По железным ступеням загремел топот спускающегося медика, и двух помощников. Бегло осмотрев пострадавшего, он скомандовал, чтоб сталкера срочно подняли в лазарет. — Как он, Док? — спросил Клык. — Позже, молодой человек. — Тор. Мы на месте. Приём, — произнёс Вано в свой ПДА. В ответ не последовало ничего, кроме помех. — Тор. Дегтярёв. Призрак. Как слышите? Мы на Скадовске. Приём. — Но ответа не последовало.

— Срочно возвращаемся, — скомандовал Стрелок.

Автоматная очередь, прогремевшая у самого уха, привела меня в чувства. Из раненного плеча тоненькой струйкой сочилась кровь. Бегло осмотрев рану, понял, что всего лишь вскользь зацепило. Быстро перебинтовав руку, я схватил своё оружие и выглянул из-за обрушенной стены. Зрелище было не из приятных: на пустыре лежало множество тел погибших сталкеров, и мёртвых мутантов всех мастей. — Тор! Пора! — донёсся голос сзади. — Что? Куда? Что произошло? Где я? — в недоумении бормотал я, осматриваясь, и не видя своего собеседника. — Беги, я прикрою! — снова услышал я. — Да что, чёрт возьми, здесь происходит, кто ты, и где?!

Совсем рядом снова загрохотал автомат. Выглянув из-за своего укрытия, я почувствовал, как моё сердце начало бешено колотиться, а на лбу и ладонях выступил ледяной пот. Прямо на меня, и моего невидимого товарища, неслось огромное стадо мутантов. И это был не хаотичный гон, их будто выстроили согласно военной тактики. Первыми бежали слепые псы и псевдособаки, следом снорки и кровососы, а за ними псевдогиганты и химеры. Земля под ногами ходила ходуном, рев, топот и рычание тварей оглушали. Я открыл огонь, но это было неэффективно – мутантов было слишком много.

— Скорее! Беги отсюда! — снова донёсся голос.

Я рванул под прикрытием полуразрушенных зданий. Топот и гвалт монстров всё нарастал. Автоматная дробь не утихала.

«— Кто же это такой?» — думал я, несясь, что было сил. Грохот оружия резко оборвался, и к звукам тварей добавился истошный крик погибающего. —Спасибо, брат. Кем бы ты ни был, — прошептал я, благодаря своего неизвестного напарника. Сорвав с груди несколько гранат, я поочерёдно отправил их в сторону тварей. Грохот взрывов, и визг раненых монстров донеслись до моих ушей. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Дыхание сбивалось, но я бежал. Бежал, что было сил.

Я услышал быстро нарастающий рык снорка, а следом сильный удар в спину. Я упал и покатился. Остановившись, повернулся на спину, и попытался встать. Но мутант оказался проворнее. Одним прыжком, он преодолел расстояние в несколько метров, и приземлился на меня. Гнилая, смертоносная пасть твари, оказалась в нескольких сантиметрах от моего лица. Оружие я выпустил из рук во время падения, и поэтому пришлось вступить в рукопашную, с одним из самых смертоносных созданий Зоны. Одной рукой я вцепился ему в шею, а другой стал лупить его по роже.

— Тор! Очнись! — донеслось из пасти мутанта. Я впал в некий ступор. Снорк стал хлестать меня по лицу, и орать: —Вставай! Тор! В глазах на миг потемнело. Пропали все звуки, казалось, что вокруг образовался вакуум. «— Вот и всё, — подумал я, – вот и пришёл конец сталкеру по прозвищу Тор.» Но реальность так же резко вернулась, как и пропала, наполняя всё вокруг разными звуками, светом солнца, и ужасной болью во всём теле. — Очнулся! Молодец! Вставай, браток, — сквозь рассеивающуюся пелену я увидел лицо Стрелка. Немного очухавшись, я поднялся и осмотрелся. Вано помогал встать Дегтярёву, Клык со Стрелком стояли рядом со мной.

— Что здесь произошло? Где призрак? — в один голос спросили они. — Он погиб. Его убил артефакт, за которым охотится Борода. — А где же тело?

Я подробно рассказал о событиях, произошедших с нами после того, как они отправились с раненым сталкером на Скадовск. О артефакте, нестерпимом сиянии, о том, как Призрак превратился в пепел, и о своём видении. — Призрак был отличным парнем, верным другом, — сказал Стрелок, — Пусть Зона его упокоит. К нам подошли Вано, полковник, и выбравшийся из тоннеля Зулус. — Странно, но ничего из того, что ты рассказал, мы не видели, — произнёс Клык. — Ты хочешь сказать, что я всё это придумал?! — еле сдерживаясь от того, чтоб взорваться, прорычал я. — Так, успокойтесь. Никто никого ни в чём не обвиняет. Это Зона, и тем более артефакт неизвестного происхождения. Возможно, он действует на пси уровне, и мы не попали в зону его действия, так как находились далеко отсюда, — сказал Стрелок. — Помогите! — донёсся глухой крик.

Мы рванули к месту, откуда этот звук исходил. Из-под обломка бетонной плиты торчала рука, держащая огненно-красный, шарообразный артефакт. Общими усилиями мы подняли её. Внизу, в неглубоком провале, лежал живой и невредимый Призрак.

— Живой! — хором воскликнули мы. — Думали так просто от меня избавиться, что ли? — с улыбкой спросил сталкер. Мы помогли ему вылезти, и уселись на руинах очистной станции. — Но я же сам видел, как ты превратился в пепел, — сказал я. — Этот артефакт что-то наподобие машины времени, — начал свой рассказ Призрак, — когда я взял его в руки, я подумал, что меня разорвало на атомы, но я видел всё вокруг, но в обратном порядке. Как из руин обратно выстроился комплекс станции наёмников, как Дегтярёв перестрелял их всех, и забрал ПДА и ноутбук. А потом, время пошло снова вперёд. На станцию пришёл новый отряд наёмников, спустя время, наведался контролёр с армией бюрреров. Наёмники приняли решение подорвать комплекс вместе с тварями, так как не смогли дать им отпор. После взрыва произошёл выброс, и из тел мертвых тварей образовался сей артефакт. Вскоре прибыла группа сталкеров от Бороды, и попали в засаду выживших бюрреров, дальше появились мы. Наш бой, отправка раненого, ну и то как я нашёл артефакт. После этого я вырубился, пришёл в себя уже там, где вы меня нашли». — Охренеть, — протянули мы. Осторожно упаковав артефакт в контейнер, отправились на Скадовск. Вернувшись на судно, я первым делом, справился о здоровье раненого сталкера. Со слов Бороды, он находился в стабильном, хоть и тяжёлом состоянии, но медик пообещал, что он обязательно поправится.

— Тор, поднимись к Маше, она, бедная, вся извелась, — попросил торговец.

Я глянул на товарищей, и они одобрительно кивнули. Я пулей взлетел по ступенькам, попутно чуть не снеся пару сталкеров, выходящих из каюты, и оказался около дверей в комнату девушки. Она как будто стояла под дверью, и знала, что я за ней. Дверь распахнулась, и красотка повисла на мне, еле сдерживая слёзы. — Живой, — шептала она. — Живой, не переживай, всё хорошо, — успокоил её я, и крепко поцеловал, заходя в каюту. Утром на ПДА пришло сообщение от Доктора: «Через 15 минут общий сбор в каюте Бороды». Я аккуратно встал, чтоб не разбудить ещё спавшую Машу. Потихоньку оделся, и отправился к друзьям. Как оказалось, Бармен и Доктор прибыли на Скадовск. Мы собрались в просторной каюте торговца. — Ну что бродяги, все живы? Вот и славно. В общем, слушайте и запоминайте. С нами пришёл Проводник, и он проведёт всех нас до безопасного места в Припяти. Маршрут полностью тайный и безопасный. Ни аномалий, ни тварей там нет. Как только прибудем на место, составим план дальнейших действий. — Вы идёте с нами? — удивился я. — Да, — одновременно ответили Бармен и Доктор. — Когда выдвигаемся? — спросил Стрелок. — На закате. Это условие Проводника. — Хорошо. Борода, нам необходимо пополнить запасы. — Насчёт этого не переживайте. Всё сделаем в лучшем виде, — отозвался торговец.

Поговорив ещё немного о том, о сём, мы разбрелись по судну, и принялись к подготовке перехода в Припять. Я вернулся в каюту Маши. Рассказал ей о том, что сегодня отправлюсь в Покинутый город, и что обязательно вернусь целым и невредимым, чтоб забрать её и покинуть Зону навсегда. Девушка плакала, но отнеслась с пониманием. Она поцеловала меня так крепко, как будто это был её последний поцелуй, и я отправился к своей группе.

Солнце медленно уходило за горизонт, окрашивая небо красным цветом. Наш отряд двигался на север. Дойдя до постройки непонятного назначения, Проводник остановился, осмотрелся, и убедившись в отсутствии хвоста, открыл дверь. За ней вниз уходили бетонные ступени, тонущие в темноте. Первым пошёл проводник, за ним Бармен и Доктор, а следом мы. Я шёл замыкающим. Убедившись, что нас никто не видит, я плотно закрыл за собой дверь, и устремился за группой. Спустившись, мы оказались в просторном помещении, в центре которого сиял телепорт.

— Итак, этот телепорт перебросит вас прямиком на базу в Припяти. Ныряем в него в том же порядке, в котором спускались сюда. Все поняли? — скомандовал Проводник. Мы молча кивнули. И один за другим нырнули в телепорт.

Впереди нас ждала Припять.

Вылетев из сияющей воронки, я больно ударился о стену. Проскрипев зубами, медленно поднялся, и сел. — Всё целы? — спросил Доктор. Все утвердительно кивнули. — Ночью бродить по городу опасно, да и необходимо продумать план действий, поэтому все спать, а утром будем решать, что да как, — сказал Бармен.

Покурив, и немного перекусив, мы разбрелись по просторному помещению. Из крепкого сна всю команду вырвал неостанавливающийся гул от вибраций наших ПДА. Мы вскочили, посмотрели на экраны и пришли в ужас. Сообщения гласили о множестве смертей, и среди них я увидел имя Маши. Сердце остановилось, а по спине полился холодный пот. Следом поступил входящий вызов от Бороды.

Я включил видеосвязь и еле сдерживая крик спросил: — Что происходит? Где Маша?

— На «Скадовск» совершено нападение. Я после вашего отбытия отправился на «Шевченко», дабы решить кое-какие вопросы. Вскоре, мы услышали несколько взрывов, и звуки перестрелки. Выбежав на улицу, мы увидели это, — торговец развернул камеру в сторону сухогруза, — После, мы с отрядом сталкеров рванули спасать пострадавших, и задержать нападающих. В ходе перестрелки, мы уничтожили нескольких нападавших. Вам это точно не понравится, — сказал он, и повернул камеру к трупам в форме Долга. — Остановись на секунду. Покажи вот этого поближе, — попросил Стрелок. Борода исполнил просьбу, приблизил камеру к лицу мертвеца. — Шрам! Сука! Нужно было его ещё на базе Свободы замочить! — заорал Клык. — Все, кто был на судне, погибли. Тор, мне очень жаль, Маша тоже, — сказал торговец. — Твари! — прорычал Зулус.

Ярость переполняла сознание. Истошный крик вырвался из моего тела, и я, опустошённый, упал на холодный, бетонный пол, проклиная Воронина, Шрама и всю Зону…



Глава одиннадцатая. Исповедь.

Я лежал на холодном бетоне, и всё происходящее вокруг не имело для меня никакого значения. Душа билась в истерике, а сердце рвалось на куски.

«Маша, как же так? Почему именно ты? Почему? За что? Долговцы, суки, уничтожу, всех до единого!» — гремел мой внутренний голос.

— Тор, сынок, вставай. Так ты горю не поможешь, — взяв меня за плечо, сказал Доктор.

Собравшись с силами, я сел. Из глаз текли слёзы. Да, я знаю, что вы сейчас скажете, о мужиках и слезах, но знаете, что я вам отвечу? Мне плевать! Плевать на вас всех, на каждого, кто упрекнёт меня в слабодушии, в том, что я веду себя как тряпка. Никому из вас я в жизни не пожелаю того, что произошло со мной. Но всё-таки, я очень бы хотел посмотреть на вашу реакцию, случись такое с вами. Так что отвалите от меня!

Я вытер глаза, глубоко вдохнул, и осмотрелся. Зулус чистил оружие и скрипел зубами. Рядом с ним лежала граната с надписью: «Для Воронина». Стрелок, Клык, Призрак и Бармен сидели около костра. Вано колдовал над ужином. Доктор с Дегтярёвым сидели около меня. — Как ты, брат? — спросил полковник. — Уже лучше, — ответил я, — Каждый, кто повинен в смерти Маши, будет страдать перед смертью! — Сейчас нужно собраться с мыслями и решить, что делать дальше. Я думаю, что наша миссия приведёт нас к ним, и они за всё ответят, — ответил он. — Идёмте, помянем наших, — позвал Вано.

Собравшись вокруг костра, мы подняли, наполненные Барменом, стаканы с водкой, и молча, не чокаясь, выпили. — Что дальше? — спросил я, глядя в никуда. — Сейчас к нам подойдёт разведчик из Свободы и расскажет об обстановке в городе, а дальше будем решать. ПДА Бармена завибрировал. — А вот и он, — глядя на экран сказал Бармен, — Доктор, впустишь парня? Доктор встал и отправился в темноту помещения, за пришедшим свободовцем. Мы снова выпили. К костру вернулся Доктор, ведя за собой сталкера. Они сели к костру, и он представился: — Леший. Мы по очереди пожали его руку и назвали свои имена. — Расскажи, что происходит в городе? — попросил Бармен. — Неспокойно. Долговцы разместились в кинотеатре, у них там штаб, как я понял. На крышах шестнадцатиэтажек круглосуточно дежурят снайперы. На днях приходил сам Воронин. Я знаю безопасный путь до лаборатории Х–8, а также смогу провести вас к ЧАЭС. — Что ж эти твари задумали?! — прошипел Зулус. — Я думаю, что совсем скоро мы это узнаем, — сказал Леший. — Скорее всего. В ином случае, зачем бы он приезжал? Да ещё и как к себе домой, — сказал Леший. — Итак, через час, Тор и Дегтярёв, отправляетесь с Лешим в Х–8, а мы с остальными идём в прачечную, и будем ждать вас там, — распорядился Бармен.

Наш отряд двигался по тёмным улицам покинутого города. Мы шли аккуратно ступая, и постоянно следили за обстановкой вокруг. Пространство, наполняла гробовая тишина, изредка нарушаемая треском сработавших аномалий или воем мутантов. От всего этого волосы вставали дыбом. Спустя час, мы добрались до прачечной, которая стала базой свободы. Наш отряд вошёл внутрь, а мы с Дегтярёвым и Лешим, двинули в сторону КБО «Юбилейный», в подземелье которого и находилась лаборатория Х–8.

— В здании кто-то есть? — спросил полковник. — В здании находится пост Свободы, там безопасно, — ответил сталкер. На углу одного из домов, идущий первым Леший резко остановился, подняв левую руку вверх. — Что там? — спросил я. — Что-то не так, — ответил он, всматриваясь в бинокль. — Нам необходимо попасть внутрь, — шепнул Дегтярёв. — Идём за мной, оружие держим наготове, — скомандовал свободовец.

Мы медленно, под прикрытием деревьев и разросшихся кустов, двинулись к зданию КБО. Около входа, Леший аккуратно выглянул из-за дверной коробки, и оценил обстановку внутри.

— Что там? — спросил полковник. — Все мертвы. Но вроде никого постороннего нет. Входим, — ответил он и нырнул в здание. По холлу лежало несколько трупов свободовцев. Я остановился около одного из них, и, увидев характерные раны на шее, понял, что это дело рук кровососа. — Здесь был кровосос, — сказал я. — Сволочь. Но где он теперь? — поинтересовался Леший.

Двигаясь по зданию, мы вгрызались глазами во тьму помещений. Не очень-то хотелось стать очередной пищей для твари. Свернув в коридор, в котором располагался лифт, мы встали как вкопанные. В нескольких метрах от лифта, в черноте коридора, на нас смотрело два огромных, светящихся, красных глаза. Заметив нас, тварь издала протяжный вой, но с места не сдвинулась. Мы резко включили налобные фонари, и открыли огонь. Монстр орал, но не мог сдвинуться с места, его как будто держал кто-то или что-то. Издав истошный крик, кровосос рухнул на пол. Мы, не отводя от него стволов оружия, подошли немного ближе. Детектор аномалий начал сходить с ума. На мониторе зафиксировалась аномалия Зыбь. Ужасная штука, скажу я вам. Она практически незаметна, так как полностью сливается с окружающей поверхностью. Попавшие в неё люди, мутанты, предметы начинают тонуть, как в зыбучих песках. Она может проглотить жертву полностью, а может и резко застыть, и стать крепче бетона, проглотив только часть попавшегося, как и случилось с кровососом. Нам повезло, Зыбь была застывшей, и не представляла для нас опасности, но могла проснуться в любой момент. Убедившись, что монстр окончательно мёртв, мы нырнули в лифт, и спустились в лабораторию.

Двери лифта открылись, и в нос ударил мерзкий запах гнили и мертвечины. Вниз к гремозатвору вели бетонные ступени, на которых лежал скелет контролёра. — Сдох, скотина. Поделом тебе! — сказал Леший, пиная череп мутанта. — Твоя работа? — спросил я у Дегтярёва. В ответ он молча кивнул. Остановившись около гермы, полковник достал красную карточку, и приложил её к электронному замку. — Как знал, что она мне снова пригодится, — сказал он, отходя от двери. Мы вошли, налево вёл коридор, уходящий во тьму, направо – спускающаяся вниз бетонная лестница. — Куда теперь? — спросил я. — Нам не нужно далеко идти. Компьютер с информацией, которая нам нужна, находится этажом ниже, в кабинете директора, — сказал Леший. — Знаю это место, — ответил Дегтярёв, — идём.

Свернув налево, мы вышли к двум шахтам лифта. Кабинки были неисправны. Одна лежала на дне шахты, вторая застряла между этажами. Полковник заглянул в ту, где лифт был внизу, и юрко нырнул внутрь. — За мной, здесь есть лестница, — скомандовал он.

Мы со свободовцем по очереди последовали за ним. Спустившись на этаж ниже, помогая друг другу, выбрались в коридор. Воняло здесь её хуже, чем наверху. Пройдя по коридору, мы подошли к двери с табличкой «Директор». Она была заперта. Замок был самый обыкновенный, и поэтому красная карточка Дегтярёва как ключ сразу отпадала.

— А ну-ка, посторонись, — сказал я, и сильным ударом ноги вынес двери, вместе с коробкой. Внутри было просторно. Вдоль стен стояли стеллажи с какими-то баночками и пробирками. На одной из стен висел огромный экран, на подобие того, на котором врачи смотрят рентгеновские снимки. Около него стол и кресло. Мы подошли ближе. В кресле сидело то, что осталось от хозяина кабинета. Мумифицированное тело в когда-то белом, медицинском халате. На нагрудном кармане была выбита фамилия – «Леонов Н.В.». Аккуратно отодвинув кресло, я открыл Дегтярёву доступ к компьютеру. Полковник снял боковую крышку системного блока, посветил фонариком, и сообщил: — Жёсткого диска нет. — Как нет? — переспросил я. — Вот так, нет. Кто-то здесь похозяйничал до нас. — Я склонен утверждать, что диск забрали наёмники, — предположил Леший, — около месяца назад мы с отрядом выбили их из здания КБО. — Скорее всего. Эти гады вечно что-то вынюхивают, и охотятся за информацией о лабораториях О-сознания, — сказал полковник. — Нужно сообщить нашим, - сказал я. — Выдвигаемся. Мы вышли в коридор, и уже направлялись к выходу, как из темноты раздался голос: — Что вам здесь нужно? — Кто здесь? — спросил Леший. — Моя фамилия Леонов, я директор лаборатории. Кто вы? Что вам здесь нужно? — снова донеслось из темноты. — Мы сталкеры, — ответил Дегтярёв. — Сталкеры? Вы снова принесли артефакты? — Нет. У нас есть к вам пара вопросов. Выйдите, пожалуйста, — попросил я. — Прошу прощения, но боюсь, что вы убьёте меня. — Зачем же? Нам нужно просто поговорить. — Я выйду, но обещайте не стрелять, что бы вы перед собой не увидели. — Конечно, обещаем, — сказал Леший. — Я выхожу.

Из темноты на освещённый участок коридора вышел бюррер. Мы еле сдержались, чтоб не открыть по нему огонь.

— Охренеть, — вырвалось у Лешего. — О чём вы хотели поговорить? — спросил мутант. — Можно один вопрос, не по теме? — спросил я. — Спрашивайте. Хотя я и так уже знаю, о чём вы хотите спросить. — Я был болен, смертельно болен. Но умирать я не хотел, боюсь я смерти. Понимаете? Пришёл приказ о закрытии лаборатории, всех эвакуировали, но я вернулся. Моему прежнему телу, оставалось жить не долго, и я решил перенести своё сознание в одного из наших подопечных. Вернее сказать, в созданное нами существо. Проведя эту операцию, и перейдя в тело бюррера, я стал слышать мысли всех вокруг. И это меня ужаснуло. Я не знал, что на поверхности творится такой ад, я не знал, что результаты наших экспериментов будут направлены не в мирное русло. Нам говорили, что наши образцы создаются для сложной и опасной работы, что они примут участие в мониторинге состояния АЭС, и последующих работах по окончательной ликвидации последствий аварии восемьдесят шестого года. Но оказалось, что мы, и лаборатория Х–16, создали монстров, совершенные машины для убийства. И теперь они вырвались на поверхность, убивая всех, без разбора. От своего имени, я приношу вам свои извинения. Мы не знали. Жёсткий диск, который вы ищите, спрятал я. Сюда ворвались люди, в серо-синих комбинезонах, с шевронами в виде головы орла. Я прочёл их мысли, и понял, для чего они здесь, и что нельзя допустить, чтоб информация о наших исследованиях, а также расположениях и паролях других лабораторий попала к ним. Я прочёл ваши мысли. Вы делаете доброе дело. И я помогу вам. Я хочу хоть как-то искупить свою вину перед человечеством.Карлик достал из своего плаща жёсткий диск, и при помощи телекинеза передал его Дегтярёву. — Я знаю, если у вас всё получится, весь этот ужас кончится, созданные нами монстры погибнут, и я погибну тоже. Теперь, когда я знаю, что натворил, я не боюсь умереть. На диске есть подробная карта расположения всех лабораторий, и транспортных тоннелей, по которым можно в них попасть. Теперь всё. Моя исповедь окончена. Вам пора уходить. Скоро будет выброс, и если поторопитесь, то успеете добраться до базы. — Спасибо большое, — сказал я. Бюррер кивнул, и быстро скрылся во тьме коридора.

Мы, молча переваривая полученную информацию, покинули лабораторию. На улице светало, первые лучи солнца пробивались сквозь густые серые тучи. Осторожно подойдя к окнам, мы осмотрелись. Кругом было тихо. Датчики движения на ПДА фиксировали только стайку тушканов, в трёхстах метрах от нас. — Как думаете, он сказал правду? — спросил Леший. — Думаю, да, — ответил я, — иначе зачем бы он нам всё рассказывал и отдал жёсткий диск. Короткими перебежками, мы достигли здания прачечной. Внутри нас ждали наши друзья и около тридцати бойцов свободы.

— Как всё прошло? — спросил Бармен. — Может, чаем сначала напоишь? — вмешался Доктор.

Мы поднялись на второй этаж и зашли в одну из комнат, где стоял стол, стулья, и свистел кипящий чайник. — Бывший кабинет Ковальского, — сказал Дегтярёв. Мы сели за стол, хлебнули горячего, фирменного травяного чая, по рецепту Болотного Доктора, и я начал свой рассказ. — Вот дела, — изумился Доктор, когда я закончил. — Можно мне поработать с информацией? — спросил Клык. Я протянул ему жёсткий диск, и он, подключив его к ноутбуку, принялся за работу. — Нам необходимо отдохнуть, — сказал полковник. — Да, конечно, я вас провожу, — засуетился Доктор.Он привёл нас в просторную комнату, с расставленными двухъярусными кроватями. — Отдыхайте, сынки.

Мы разлеглись по койкам, и моментально провалились в сон, под грохот нарастающего на улице выброса. Сон был беспокойным. Мне снилось всё пережитое за последнюю неделю. Резко проснувшись, я сел на кровати. Тело было покрыто ледяным потом, сердце бешено колотилось и норовило выскочить из груди. Я посмотрел на ПДА, было двенадцать часов дня. Следом проснулись Дегтярёв и Леший.

— Тоже не спится? — спросил полковник. — Да как-то не особо, — ответил я. Собравшись, мы отправились к нашему отряду. — Есть что-то? — спросил я, подходя к Клыку. — Да, и даже больше чем можно было мечтать. У нас есть точное расположение лаборатории Х-1, все пароли, и ещё куча всего». — Отлично. Каков план? — Леший, ты говорил, что знаешь безопасный путь на ЧАЭС, — сказал Дегтярёв. — Да, проведу без потерь. — Отлично, значит нужно выдвигаться. — Итак, бродяги, вы отправляетесь на ЧАЭС, по прибытии проникаете в бункер О-сознания. Стрелок знает, как туда попасть. Оттуда, по подземному тоннелю, переходите в лабораторию Х-1. По прибытии туда, свяжетесь с нами для дальнейшего инструктажа. Мы с Доктором, Вано и отрядом свободы, останемся здесь. — Я тоже останусь! — сказал Зулус, — если эта тварь – Воронин, появится здесь снова, я заставлю его страдать. — Но… — открыл я рот. — Никаких «но», — перебивая меня, ответил бывший долговец. — Ладно, не спорьте! — поставил точку Бармен, — вам пора.Пополнив запасы провизии и боеприпасов, мы отправились на ЧАЭС. Уходя, я обратился к Зулусу: — Я уважаю твоё решение, но постарайся его не убивать, делай с ним, что хочешь, но оставь его в живых до моего возвращения. Прошу тебя, брат. — Хорошо, — ответил он, и крепко пожал мою руку.Я вернулся к отряду. Впереди нас ждал, центр Зоны.



Глава двенадцатая. Подмога.

— Стоп! — скомандовал Леший.

Мы остановились, приготовили оружие. На противоположной стороне аллеи, стояли трое долговцев, и что-то рьяно обсуждали.

— Что будем делать? — спросил Дегтярёв.

— Сейчас всё будет, — с ухмылкой шепнул Клык.

Он тенью, не издавая не единого звука, скользнул вдоль кустов, и растворился во мраке. Наступила гробовая тишина, только звук бьющихся сердец чеканил свой ритм. Спустя пару секунд, мы увидели, как за спинами бойцов, из кромешной тьмы, появился Клык. В его руках блеснули лезвия ножей, ещё секунда, и два бездыханных тела повалились на асфальт. Третий, не успев понять, что произошло, отправился вслед за ними.

— Вперёд, — шепнул Леший.

Выйдя из своего укрытия, мы оттащили тела в ближайшие кусты. Крадучись, обогнули отель «Полесье» и ДК «Энергетик». Лишний шум нам был не нужен, и потому, мы максимально сливались с окружающей нас тьмой. Прятались в кустах, подъездах, в тёмных закоулках, пропуская патрули долга, которые «шерстили» покинутый город. Совсем как когда-то это делал Монолит. Никто не должен был знать, что мы здесь, и куда направляемся.

Спустя какое-то время, вышли к стадиону «Авангард». Конечно, стадионом это было сложно назвать: на поросшем поле бушевали аномалии, лежало два разбившихся вертолёта. Тут и там, лежали трупы людей и мутантов. Среди всего этого мерцало множество артефактов.

— Неужто, это тот самый Клондайк? — с восхищением сказал я.

— Возможно. Но мы здесь не за этим, — ответил Стрелок.

— До ЧАЭС три километра. Нужно торопиться, — сообщил Леший.

Обогнув стадион, мы вновь оказались среди многоэтажек. Аккуратно ступая, мы двигались вдоль дома. Вдруг, из-за угла, сверкнул свет фонаря. Мы остановились у одного из подъездов. От патруля нас скрывала открытая дверь.

— Чёртов патруль, — прошипел Призрак.

— Сюда. Скорее, — раздался голос из подъезда.

Времени на раздумья у нас не было, и недолго думая, мы нырнули во мрак.

— Быстрее, — позвал кто-то из открытой двери квартиры.

Без лишнего шума, скользнули внутрь. Дверь аккуратно закрылась, и едва слышно щёлкнул замок.

— Сидите тихо. Вы в безопасности, — снова сказал голос.

Шли минуты, но казалось, что время остановилось. Топот берцев и голоса патрульных постепенно удалялись. Вскоре наступила тишина.

— Кто здесь? — спросил я.

В комнате загорелась свеча, и мы увидели двоих сталкеров.

— Яр, Зверобой? — воскликнул Дегтярёв.

— Они самые, — с улыбкой ответил мужчина в комбинезоне «Ветер свободы», как я понял, это был знаменитый дядька Яр.

— Гаваец сказал, что Локи ушёл с вами. Где он? — снова задал вопрос полковник.

— Локи погиб. Мы нарвались на патруль. В перестрелке его сильно ранили, спустя два дня он умер, не приходя в сознание, — рассказал Зверобой.

— Зачем вы сюда пришли? — поинтересовался Стрелок.

— После распада группировки сектантов, мы решили, что Припять свободна, а так как она является стратегической точкой, мы решили организовать здесь базу. Добраться нам помог Гарик, чёрт его дери...

— А что сучилось с Гариком? — перебил охотника Дегтярёв.

— Я пристрелил эту мразь. Как выяснилось, его подкупил Воронин, и этот выродок кровососа сливал долгу всю информацию. А ведь мы ему доверяли. Когда встал вопрос о походе в Припять, он сам вызвался нас провести, по своей тропе, минуя подземелья, которыми добирался ты с командой. Мы вошли в город, и он сказал, что самое безопасное, и лучшее в плане стратегии место, это кинотеатр «Прометей». Как оказалось, этот гадёныш привёл нас прямиком в руки долга. Они организовали свою базу именно там. Завязалась перестрелка, в ходе которой ранили Локи. Мы смогли скрыться, обосновались в старой прачечной, где раньше были военные. Связались с Миклухой, рассказали обо всём, что произошло, но попросили, чтоб он не распространялся о том, что мы живы. Через пару дней, к нам в прачечную заявился Гарик. Мы выбили из него всю информацию, после чего я пристрелил его как слепого пса, и выбросил на корм мутантам. Собаке собачья смерть. Через какое-то время, Миклуха прислал отряд своих парней, нам на подмогу. И теперь мы ведём здесь партизанский образ жизни. Наблюдаем, собираем информацию, отстреливаем долговцев потихоньку. А вы здесь какими судьбами?

— Мы идём к ЧАЭС. Бармен из бара «Сто рентген» и Болотный Доктор сейчас в прачечной, вместе с Вано, Зулусом и вашими парнями. Возвращайтесь туда, они введут вас в курс дела, — ответил Дегтярёв.

Мы передохнули, перекурили, и отправились в путь. Аккуратно приоткрыв дверь, и убедившись, что никого нет, мы вышли из подъезда. Попрощавшись с Яром и Зверобоем, по старой схеме, под укрытием мрака, покинули город Припять. Вдалеке виднелись мачты выжигателя. Они высились над кронами деревьев, поражая своей величественностью. Мы шли по дороге, вокруг раскинулся «Рыжий лес», но соваться в него нам очень уж не хотелось. Многие сталкеры, кто побывал в нём, рассказывали душераздирающие истории о тех ужасах, которые происходят в этом лесу. Про полчища мутантов, поля аномалий, пространственные пузыри, которые переносят тебя в самые глубины этого леса, про бандитов в старой штольне. Место, в общем, не из приятных.

Впереди высилась громада ЧАЭС. Огромный саркофаг из бетона и металла, увенчанный полосатой красно-белой трубой.

Сзади послышался звук приближающегося автомобиля. Мы резко спрыгнули с дороги в заросший кювет, и затаились. Немного приподняв голову, я увидел не то грузовик, не то БТР, что-то странное приближалось к нам. Я вжался в землю, по примеру остальных. Она содрогалась от едущей по асфальту машины. Грохот колёс и рычание мотора становились всё громче.

Поравнявшись с нами, транспортное средство остановилось. Двигатель продолжал работать. Через секунду, раздался звук открывающейся двери. Лязг ботинок бьющих подошвой о железные ступени. Шаги.

— Эй! Дегтярёв! Это ты? Хватит прятаться! Выходи! Али старых друзей не рад видеть? — прокричал кто-то.

— Кардан? Азот? Что вы тут делаете? Как нашли нас? — послышался голос полковника, — Народ! Выходите. Это свои.

Мы поднялись, и вышли на дорогу. Перед нами стояло нечто. Какая-то смесь БЕЛАЗа, танка и электровоза. Колёса в два раза выше меня, массивный, бронированный корпус, огромная пушка на башне, а поверх неё купол, из которого торчал крупнокалиберный пулемёт. Рядом с этим монстром стояли два крепких парня.

— Знакомьтесь, это Кардан и Азот. Техники с «Янова» и «Скадовска», — сказал Дегтярёв.

Мы представились и пожали руки новым знакомым.

— Да мы и не искали, а катались на «Бизоне» и засекли твой ПДА, решили поздороваться. Вы тут прячетесь. Вам куда, кстати? Можем подбросить, — сказал Кардан, похлопывая ладонью по массивному кузову.

— Нам на ЧАЭС, — ответил полковник.

— Ого! А что вас туда несёт-то?

— Скажи мне, друг мой, ты слышал о делах долга и, в частности, Воронина?

— Ну, так. В общих чертах. А в чём, собственно, дело?

Дегтярёв рассказал всю нашу историю, и на эмоциях врезал по бронированному кузову машины.

— Вот же сука! — воскликнули оба техника.

— Так, мы в деле, и это не обсуждается. Грузитесь в «Бизона», места всем хватит, — сказал Кардан.

По сваренной из толстой арматуры лестнице, мы поднялись к люку, ведущему внутрь стального монстра. Внутри оказалось достаточно комфортно и просторно. Эдакий, супер безопасный дом на колёсах, для путешествий по Зоне.

— Ну, что я тебе говорил? — спросил Кардан напарника, — Долг твой, не лучше фанатиков из Монолита. А ты мне втирал про какую-то там идеологию, защиту мира от Зоны. Вот тебе и защита.

— Да, дружище, признаю, был не прав, — ответил Азот, отрывая красные накладки и шеврон с комбинезона.

Из динамиков раздался голос Кардана, приправленный смачным ржанием его товарища: «Уважаемые пассажиры. С вами говорит капитан «Бизона». Просьба занять свои места, согласно купленным билетам. Пристегните, пожалуйста, свои ремни, если не хотите, чтоб вас растрясло по всему кузову. Я и второй пилот, желаем вам приятной поездки. Следующая остановка ЧАЭС».

Машина загудела, заревел мощный двигатель, и мы тронулись с места.

Про то, что нас растрясёт по кузову, техник соврал. На удивление, преодолевая все неровности, попадавшиеся на пути, «Бизон», даже не качался, не говоря уже о полностью отсутствующей тряске. Ехать в таком авто было одно удовольствие.

— Уважаемые пассажиры, по левому борту вы можете лицезреть Чернобыльскую атомную электростанцию им. В.И. Ленина. Наша поездка окончена. Спасибо за то, что выбрали именно нас, — снова прозвучало в динамиках.

Из кабины вышли оба техника. — Ну как вам наш аппарат? — поинтересовался Кардан.

— Чудо техники, — ответил я.

— Да, мы с товарищем долго мечтали о таком. Копили деньги, покупали запчасти. Сутками пропадали в мастерской. И вот, наш зверь готов.

— А почему вокруг так тихо? — спросил Стрелок.

— Монолита нет, охранять станцию некому, да и нечего в общем-то, ты же сам уничтожил О-сознание, и Исполнитель желаний, — ответил на вопрос Дегтярёв.

— Ох, не к добру это всё, — сказал я, осматриваясь вокруг.

— Да, мне это затишье не очень-то нравится, — отозвался Клык.

— Нужно связаться с Барменом и Доктором, — выразил свои мысли Леший.

— Так и поступим, — ответил Призрак, доставая ноутбук.

— Слушаю вас, — прозвучал скрипучий голос Бармена, — я вижу вы уже на месте?

— Мы на ЧАЭС, с нами Кардан и Азот. Какой план действий? — спросил полковник.

— По нашим данным, лаборатория Х-1 находится под первым энергоблоком. Вам необходимо закрепиться в саркофаге, и ждать подкрепления. Миклуха со своим отрядом выдвигается к вам. Мы остаёмся в Припяти, и ведём постоянное наблюдение за базой Долга. Как приняли?

— Закрепиться в четвёртом блоке и ждать подкрепления. Принято, — рапортовал Дегтярёв.

— По прибытии отряда Свободы, отправляетесь на первый блок. Будьте крайне осторожны. На территории второго энергоблока зафиксировано огромное поле аномалий. Конец связи.

— Постараемся, — ответил полковник.

— Храни вас Зона, сынки, — донёсся голос Доктора, и связь пропала.

— Задача ясна всем? — спросил Дегтярёв.

В ответ все утвердительно кивнули.

— По коням! — скомандовал Кардан, — закрепимся в ангаре для вагонов.

Мы шустро вскочили по лестнице и заняли свои места в «Бизоне».

Было крайне необычно передвигаться по территории ЧАЭС, по самому сердцу Зоны, в полной тишине и безмятежности. И эта безмятежность не внушала мне ни капли доверия.

Машина плавно свернула вправо, слегка качнувшись на рельсах, и въехала в ангар. Мы решили не покидать броневик, дабы не нахвататься радиации, да и спокойнее было здесь, однозначно.

Глава тринадцатая. Я не виновен.

— Эй, народ. Это Миклуха. Приём, — услышал я сквозь сон голос, пробивающийся сквозь радиопомехи. — Кардан на связи. Приём. — Наш отряд у ворот ЧАЭС. Приём. — Отлично. Мы укрылись в депо четвёртого блока. Ждём вас. Приём. — Принял. Сейчас будем. Конец связи. — Господа сталкеры! Подъём! — пробасил Кардан, — Миклуха с отрядом на подходе.

Спустя пару минут все сидели на своих местах с такими лицами, будто пережили выброс на открытой местности. Сказывались усталость и дикий недосып.

— Ох, — простонал Леший, потягиваясь, — что ж я маленький не сдох. — Ты бы так не шутил. Да ещё и в самом центре Зоны, — сказал Призрак. — Ой, да ладно тебе, мен, — отмахнулся свободовец. — А жрать-то как хочется, — протянул Клык. — Сейчас остальные подтянутся, и сообразим что-нибудь, — отозвался Азот. Радио снова зашипело, и прозвучал знакомый голос: «Мы на месте. Входим. Не стреляйте». — Принял. Встречаем, — Ответил Кардан.

Все начали по очереди выбираться из броневика наружу, я вылез последним. — Приветствую, братский клан! — проскандировал я, стоя на броне, как дедушка Ленин, и глядя на прибывший отряд свободовцев.

Мой взгляд остановился на одном из них. Кровь в жилах вскипела, по телу пошла испарина, а глаза наполнились лютой ненавистью. — Ах ты тварь! — проорал я, прыгая с брони как Росомаха, в старом фильме про людей мутантов, — живой, гнида! Ну, мы это сейчас исправим! — голос сорвался на яростный рык. Всей своей массой я бросился на одного из прибывших, сбил с ног и стал безжалостно наносить удары по его роже. Это был Шрам. Переполошившиеся свободовцы вскинули оружие и приготовились стрелять, но Дегтярёв вовремя их остановил, а Кардан со Стрелком оттащили меня от предателя. — Тор! Успокойся! — рявкнул Призрак. — Я убью его! Так же, как он убил Машу и всех на Скадовске! — хрипел я в ответ. — Я никого не убивал. О чём ты? — простонал Шрам. — Ах ты, гнида! — не унимался я, пытаясь вырваться из цепких рук сталкеров. — Что здесь, чёрт возьми, происходит?! — прорычал Миклуха. — Шрам в составе отряда Долга совершил нападение на Скадовск, погибло много людей. Но, по нашим сведениям, он погиб во время перестрелки — ответил полковник. — Стоп! Этого не может быть. — Ещё как может! Я лично видел его мёртвое тело, когда Борода показывал нам последствия нападения! — хрипел я. — В момент нападения на Скадовск, мы со Шрамом и Костей вели приёмку вооружения. Он просто не мог быть одновременно в разных частях Зоны, — пояснил лидер свободы. — А вот это уже интересно, так как я тоже видел его труп, — сказал Дегтярёв. — Я знаю, как так получилось, — отозвался поднимающийся с земли Шрам, — Вы когда-нибудь слышали про копии? — Я не только слышал, но и видел их лично, - подтвердил Стрелок. — Они появляются после того, как сталкер попадает под выброс. А я пережил их не один, и вы это прекрасно знаете. Тор, брат, я не убивал Машу, сталкеров, не нападал на Скадовск. Я не тот наёмник, которым был раньше. Это дело рук одной из моих копий. Нескольких уже давно убили, но видимо остались живые. — Это правда?! — рявкнул я, глядя на Миклуху. — Да. Я это полностью подтверждаю. — Отпустите меня. Я не стану больше его бить — прохрипел я. — Не делай глупостей, брат, — сказали мне в один голос Стрелок и Кардан, отпуская меня. — Мы делаем общее дело, нам незачем убивать и калечить друг друга, — сказал Шрам, протягивая мне руку. — Прости. Сам понимаешь, — ответил я, пожимая его руку. — Без обид, брат. — Всё? Битва окончена? Давайте, наконец-то, поедим, — пробурчал Клык.

Все посмеялись, поприветствовали друг друга, и вошли внутрь депо. Леший выбрал чистое место, где не фонило, и принялся за приготовление еды, а остальные разбрелись по помещению, обсуждая сложившуюся ситуацию.

Я сел на бетонный выступ колодца. Моя голова была забита воспоминаниями о недавней трагедии на Затоне, о Маше. Сердце в груди сжималось, дыхание перехватывало. Вся моя сущность требовала мести, жестокой и безжалостной.

— О чём задумался? — спросил подошедший Дегтярёв. Я взглянул на него, и он понял меня без единого слова. — Мы выясним, обязательно выясним, кто это сделал, и накажем. — Эй! Жратва стынет! Где вы ходите? — позвал Леший. Наш довольно-таки разросшийся отряд, расселся вокруг костра. Миклуха вытащил несколько бутылок прозрачной, и разлил по стаканам. — Давайте помянем всех, кого забрала Зона. Встав на ноги, мы, немного помолчав, вспомнив всех, кого с нами больше нет, осушили стаканы. Быстро приняв пищу, стали обсуждать план дальнейших действий. — Нам необходимо пробраться к первому энергоблоку, но по сведениям, полученным от Бармена, это будет весьма непросто, — начал полковник. — Да, мы знаем о наличии поля аномалий, — ответил лидер свободы. — Так в том-то и проблема, обойти его практически невозможно, так плотно они расположены. — Есть один вариант, — отозвался Кардан, — все четыре блока представляют собой единую цепь зданий, разделённых гермозатворами. Я считаю, что мы можем более безопасно пройти по зданию, нежели пробиваться через смертельные ловушки Зоны. — В принципе, это вариант. Но как нам не заплутать в коридорах, и насколько высока вероятность того, что мы сможем открыть все гермы? — спросил Миклуха. — Пятьдесят на пятьдесят, — ответил техник. — Вот, в том-то и дело, это тоже риск, тем более мы не знаем, что таят в себе коридоры станции. — Есть ещё вариант, — сказал Стрелок, — можно попробовать пройти по крышам. — А вот это уже реальнее, но есть другая проблема. Двигаясь по крышам, мы становимся лёгкой мишенью. Мы же не знаем, что, а самое главное кто, ждёт нас за полем аномалий, да и не факт, что это поле не захватило и крыши. Но такой вид переброски, на мой взгляд, всё же более логичный, — заключил Миклуха. — Час на подготовку. Бизона и всё ненужное оставляем здесь, берём только самое необходимое, — скомандовал Дегтярёв. — Бойцы! Всё слышали? Выполнять! — отдал приказ лидер Свободы. Началась бурная подготовка к броску. Все вещи, которые нам небыли нужны для выполнения операции, были аккуратно сложены в броневик, а двери в депо надёжно заперты.

— Стрелок, будешь ведущим, — сказал Дегтярёв, — ты эти места лучше знаешь. Сталкер молча кивнул, достал детектор аномалий со встроенным счётчиком радиации, посмотрел на ПДА нет ли рядом вражеских отрядов, и убедившись, что мы здесь одни, повёл нас вдоль стены саркофага.

Местами встречались аномалии, которые мы обходили по широкой дуге, огибали очаги повышенной радиации. Провожали глазами редкие, и очень дорогие артефакты. Никто из отряда даже не шелохнулся их поднять, все понимали, что мы пришли сюда не ради наживы. Мы пришли во всём разобраться. Я шёл и думал о Маше, о том, как мы собирались уйти из Зоны, о планах на жизнь на большой земле. Из раздумий меня выдернула команда Стрелка: — Стоп! Дальше не пройти. Впереди поле аномалий. Поднимаемся по лестнице, смотрим под ноги и на детекторы, — сказал он, указывая на ржавую пожарную лестницу на стене третьего энергоблока.

Аккуратно ступая, мы один за другим, поднялись на крышу. Я поднялся последним и осмотрелся. На крыше саркофага лежал сгоревший каркас вертолёта, возвышалась полосатая вентиляционная труба. Впереди всё было, вроде бы, чисто – никаких намёков на аномалии и прочую гадость. Внизу бушевали тысячи аномалий. Электры, карусели, зелёные озёра холодца, столбы пламени от жарок, громкие хлопки трамплинов. Казалось, что это своеобразный склад Зоны, откуда аномалии поставляются во все уголки этой проклятой земли. А среди них огромное множество различных артефактов.

— Тор. Нам пора, — позвал Дегтярёв.

Я кивнул, и мы отправились в путь. Нам очень повезло – на крыше не было ни одной аномалии. Мы без труда прошли всё поле и вышли на крышу первого блока.

— Привал, — сказал Стрелок, усаживаясь у такой же полосатой трубы, какую мы видели на саркофаге. Отряд остановился, и все немного расслабились. — Что дальше? — спросил я, закуривая. — Нам необходимо спуститься и найти вход в первый блок, и чертову лабораторию Х–1, а дальше по обстоятельствам. ПДА на руке завибрировало, и не только у меня, я понял это, потому что все до единого посмотрели на свои. Сообщение от неизвестного отправителя: «Вы обречены!»

И в этот момент прогремел взрыв…

Глава четырнадцатая. Рагнарёк.

— Все целы? — проорал я, как только яркий свет перестал ослеплять, и стих грохот взрыва.

Все откликнулись, сообщая о своём состоянии. Все живы, и это самое главное.

— Что это? — прохрипел Леший, с удивлением уставившись за мою спину.

Из развороченной крыши четвёртого энергоблока, ввысь, тянулся столб чёрного дыма.

— Нихрена себе, — протянул Кардан.

— Что здесь, чёрт возьми, происходит? — сказал Дегтярёв.

Снизу донеслись звуки перестрелки. Призрак аккуратно подполз к краю крыши, и стараясь остаться незамеченным взглянул вниз. — Отряд долга, около тридцати человек, направились в здание первого блока, стреляли по стае тушканов, — рапортовал он по возращению. — Значит, мы не ошиблись. Искать лабораторию Х–1 нужно именно здесь. Но какого хрена происходит в саркофаге? — поделился мыслями Стрелок. — Я думаю, что мы скоро всё узнаем, — сказал я.

ПДА на руке завибрировал. На экране снова письмо от неизвестного отправителя: «На крыше есть люк, найдите его и спускайтесь, дальше по лестнице попадёте в машинный зал. Затем, найдите дверь, ведущую на нижний уровень. Там вы найдёте то, что ищете. Будьте крайне осторожны. Их здесь много. У меня очень мало сил, но я постараюсь вам помочь». Я показал сообщение остальным.

— А если это ловушка? — спросил Миклуха.

На экране снова появилось сообщение: «Нет, я хочу помочь. Если хотите остаться в живых, и сделать то, зачем пришли, вы должны мне довериться».

— Ух ты, он ещё и слышит нас. Ну, Зона, ты не перестаёшь меня удивлять, — усмехнулся Леший. — У нас нет другого выбора. Мы должны довериться. Я это чувствую, — сказал я.— Хорошо. Миклуха, Стрелок, собирайте людей. На крыше оставьте пару человек для наблюдения. Тор, найди люк. Нам пора покончить с этим, — распорядился Дегтярёв.

Бойцы начали готовиться к бою, так как, по всей видимости, он был неизбежен. Я, согнувшись, что б остаться незамеченным, исследовал крышу на наличие люка. Обогнув вентиляционную трубу, и приблизившись к парапету, заметил едва различимый квадратный контур. «Есть!», - подумал я, и вернулся к отряду.

— Люк найден. Можем выдвигаться. — Отлично. Святой, Шум, Джон, вы остаётесь здесь, и сообщаете обстановку. Остальные с нами, — скомандовал лидер Свободы. — Ну что, все готовы? — все кивнули, — отлично. Тогда в путь. Тор, показывай, где люк, — сказал полковник. Аккуратно, без лишнего шума, мы направились к лазу. К моему удивлению, крышка люка открылась легко, и практически бесшумно. Убедившись в отсутствии опасностей внутри, мы начали спуск. Вокруг было темно и душно, в воздухе пахло сыростью. — Фонари не включать. Используем ПНВ, — шепнул по радиосвязи Дегтярёв. Все надели свои приборы и включили их. Всё вокруг окрасилось в зелёный цвет. — Готовы? — спросил полковник, и, не дожидаясь ответа, скомандовал, — отлично, за мной. Мы направились к лестнице, ведущей в машинный зал. Шли медленно, и предельно тихо.

Спустившись вниз, попали в большой зал, перегороженный огромными турбинами и насосами.

«Внимание! Враг, на двенадцать часов. По датчикам пять человек», — проговорил кто-то из отряда Свободы. — Принял. Рассредоточиться. Работаем максимально быстро и тихо, - отдал команду Миклуха.

— Ух ты. Я-то думал, что только у Долга и вояк такая дисциплина, — шепнул я.

— Зря думал, — ответил лидер свободы.

Мы рассредоточились, слились с темнотой, стали с ней одним целым. Я медленно двигался под прикрытием турбины, к стоящему спиной ко мне долговцу. Аккуратно вынув нож, я молниеносным движением воткнул его в темечко врага. Он не успел произнести и звука. Оттащив его тело в сторону, взглянул на ПДА. Отмеченные красным точки, гасли одна за другой.

— Нам нужно, как можно быстрее, уносить отсюда ноги, пока не пришли другие, которые уже точно мчатся сюда, получив сообщения о смерти товарищей, — сказал я. — Согласен, — ответил Стрелок. —Дверь! Я нашёл её! Все сюда! — сообщил Леший.

Под прикрытием агрегатов, мы рысцой направились к двери, ведущей на лестницу. Один за другим исчезли во тьме проёма, и беззвучно закрыли дверь, на всякий случай заблокировав её автоматом одного из убитых долговцев.

Вниз вела старая бетонная лестница. Нас окружали стены с облупившейся синей краской. Под ногами хрустели осколки стекла.

— Всем внимание! Мы совсем близко к источнику проблемы. Возможно, мы все погибнем. Поэтому, все, кто хочет вернуться назад, делайте это сейчас. Не переживайте, вас никто не осудит. Это ваше право, — сказал Миклуха. — Ну уж нет, столько пройти плечом к плечу, есть из одного котелка, и пить из одной бутылки, что б сейчас бросить друзей на произвол судьбы? Нет, это не по-мужски, это не по-братски. И даже не смей больше такого говорить, — под всеобщее одобрение ответил Леший. — Хорошо. Значит вместе до конца, — заключил лидер Свободы. Медленно наш отряд спустился на нижний уровень. Наш путь преграждала массивная стальная дверь. — За дверью двое, в помещении ещё около пяти человек, — сообщил, сверившийся с ПДА, Стрелок. — Как же нам попасть внутрь? — выразил мысли вслух Дегтярёв. — Как как? В наглую. Всем приготовиться, сейчас будет весело, — с ухмылкой сказал Призрак. Он и Клык подошли к двери, достали какие-то баллончики и нанесли что-то наподобие пены по периметру дверной коробки. — А теперь, господа, оружие наизготовку и на три шага назад.

Повернувшись к нам лицом, а к двери спиной, Призрак достал что-то похожее на джойстик от древних игровых приставок, и нажал на кнопку. Пена зашипела, и дверь с грохотом вывалилась внутрь зала.

— Уважаемые джентльмены, по вашим многочисленным заявкам, песня от группы Rammstein! — сказал Клык, отправляя в зал, прямо на глазах ошарашенных долговцев, несколько гранат.

Громыхнуло знатно. Земля подпрыгнула, и снова упала на место. Воспользовавшись замешательством врага, мы ворвались в просторное помещение. Зал был наполнен дымом, около выбитой двери лежало два трупа, в форме Долга. Мы рассредоточились и заняли оборону. Стояла гробовая тишина. Я взглянул на экран своего ПДА.

— Что за хрень?! — красные точки, с невероятной скоростью, хаотично перемещались по экрану, а затем исчезли. Все. Разом. — Вы находитесь на территории группировки Долг! Сложите оружие и сдавайтесь! Обещаю, что трибунал над вами будет самый справедливый! Оружие на землю! Руки в зоне видимости! Если хотите остаться в живых, не делайте резких движений! — раздался противный, скрипучий голос, усиленный мегафоном. — Да пошли вы на хер! Ублюдки! — проорал в ответ я. — Вы сами определили свою судьбу! — снова проскрипел долговец.

По залу разнёсся топот берцев. По звуку, можно было хоть и не точно, но примерно вычислить местоположение противника.

— Занять боевые позиции! — скомандовал Миклуха.

Мы рассредоточились по своей половине зала. Я укрылся за огромной трубой.

— Осторожно! Граната! — проорал кто-то из наших бойцов.

Рвануло. Послышались крики раненых, загромыхали автоматы. С потолка, из сработавшей системы пожаротушения, полился ледяной дождь. Я снова глянул на экран ПДА, но местоположение противника, идентифицировать так и не получилось. Выглянув из-за своего укрытия, я увидел несколько тел свободовцев. Снова спрятавшись за трубой, я осмотрелся. Срочно нужен был какой-то план. Стрелять наугад было бессмысленно. У противоположной стены, я заметил большой распределительный щит, на триста восемьдесят вольт. — Ага! — воскликнул я, не издав не звука. План был банален, но практически беспроигрышен. — Всем срочно подняться повыше от воды! Как поняли? — сказал я по внутренней связи. — Что ты задумал? — отозвался Дегтярёв. — Сейчас увидите. Прикройте меня! — я, под грохот выстрелов своего отряда, пулей рванул к щитку. От зала меня отделял толстый выступ бетонной стены. —Сейчас я вырублю электричество. Ваша задача выйти из воды на сухое место, и не касаться ничего металлического. — Тебя поняли. Как только потухнет свет, мы отступаем обратно на лестницу. — Раз, два, три! Все бегом из помещения! — проорал я, дёргая рубильник.

Кто-то из нашего отряда, швырнул в сторону противника несколько свето-шумовых гранат. Под грохот и вспышки света, я вырвал из изоляторов три толстых кабеля, и бросил их оголёнными сторонами в воду. Поднявшись на сухой бетонный выступ, убедился, что отряд покинул зону поражения.

— Я есть Тор! Сын Одина! Наследник трона Асгарда! Бог грома и молнии! Я пришёл обрушить на вас свой гнев! — проорал я, включая рубильник.

Из щита посыпались искры, по воде побежали яркие, синие молнии, словно здесь буйствовала электра. Из темноты послышались крики долговцев. От металлических конструкций летели искры. Прогремело несколько взрывов, от которых задрожали стены. Скорее всего, это детонировали баллоны с газом. Потянуло горелой плотью, вперемешку с едким химическим запахом. Всё стихло. Тишину нарушал только треск искрящих щитов. Я глянул на ПДА. Помещение было заполнено серыми точками. «Вот и сломалась ваша маскировка», — подумал я, и отключил рубильник.

Выждав несколько минут для пущей безопасности, я спустился в воду. Обогнув защищающий меня бетонный выступ, вышел к дверному проёму. — А чего вы там делаете? — спросил я с издёвкой. На лицах товарищей, читалось неподдельное недоумение. — Ну, ты даёшь! — воскликнул Леший, — как ты додумался до этого? — Электрик в прошлом, — усмехнулся Дегтярёв. — Красава, Тор, и достаточно эпично, — похлопав по плечу, сказал Миклуха.

Наш отряд знатно поредел, было много раненых, но отступать было некуда. Оказав нуждающимся первую помощь, мы принялись обдумывать план действий. — Раненые остаются здесь. Ваша задача рассредоточиться по помещению и следить за обстановкой. При необходимости открываете огонь на поражение — сказал полковник. Его поддержали все без исключения.

Перекурив, мы отправились в дальнейший путь. Войдя в зал, увидели множество трупов, качающихся на воде. Бойцы свободы. Соберите погибших товарищей. Их нужно похоронить по всем правилам. Они герои, павшие на поле боя — отдал приказ Миклуха. — Судя по плану помещения, нам туда, — сказал Стрелок, указывая на дверь, в другом конце зала.

Огибая трупы, конструкции из труб и вентилей, мы вышли к двери. Я сверился с ПДА. Судя по датчикам, всё было чисто. — Ну что? Вперёд? — спросил Леший. Я молча кивнул. Осторожно открыв дверь, и убедившись в отсутствии врага, я позвал остальных.

Это был длинный коридор. По стенам тянулись кабели и стеклянные трубы. Горело аварийное освещение. Мы осторожно шли вперёд. Что-то зашипело, зажурчало, и по коридору разливался неяркий зелёный свет. По трубам куда-то потекла отвратительная зелёная жижа, на подобии той, что все мы видели в аномалии холодец.

— Что это за хрень? — спросил Призрак. — То, чем заполняют автоклавы О-сознания, — ответил Стрелок. — Какого хрена? Ты же их уничтожил! — Возможно, не всех, а возможно, кто-то другой собирается занять их место. — Какой идиот, в здравом уме, полезет в эту жижу? — Поверь мне друг, те, кто жаждут власти, и не в такое дерьмо лезут.

Мы снова двинулись вперёд. Дверь впереди распахнулась, и в коридор залетело несколько гранат. — Ложись! — проорал я.

Раздались взрывы, я потерял сознание.

— Эй! А ну просыпайся! Урод! — донеслось до меня, как будто кто-то пытался докричаться издалека. Следом я почувствовал сильный удар по лицу. Боль от него очень быстро привела меня в чувства. — Очнулся? Молодец, но это ненадолго.

Открыв глаза, я увидел рожу самого генерала Воронина. Попытался врезать ему, но понял, что не могу пошевелиться. Быстро осмотревшись, я увидел, что подвешен за руки, а ноги прикованы к полу. Рядом без сознания висели Дегтярёв и Стрелок. За спиной генерала стояла установка из шести автоклавов. Четыре из них были разбиты, а внутри лежали трупы. Оставшиеся два были наполнены той самой зелёной жижей, а внутри лежали люди с подключенными к телу проводами.

— Что тебе нужно? — спросил я, — Зачем ты организовал нападение на «Скадовск»? — Это вы с дружками виновны в их смертях! Это вы полезли не в своё дело! Наша группировка хочет очистить мир от Зоны, и тварей населяющих её. — Нет, вы не хотите её уничтожать, — закашливаясь, сказал Стрелок, — вы хотите ей управлять. — Молчать! — заорал Воронин и со всего размаха ударил сталкера ногой в живот, — сегодня вы станете свидетелями уничтожения Зоны. Сегодня свершится то, за что каждый боец группировки Долг готов положить свою жизнь! Я займу один из автоклавов, и сотру Зону с лица земли! — Ты больной ублюдок! — рассвирепел я, —ты не думал своей отбитой головой, что ты можешь сделать только хуже?! — Можешь думать всё, что угодно. Вам не остановить Долг! — он развернулся и подошёл к пульту управления «Не бойся. Я вам помогу, — раздался старческий голос в моей голове, — главное молчи и жди. Если хочешь о чём-то спросить, то просто подумай о том, что хочешь спросить». «Кто ты?» — подумал я. «Меня зовут Константин Васильевич. Я учёный, обманом вовлечённый в программу О-сознание». «Где ты?» «Прямо перед тобой, в автоклаве, лежит моё физическое тело, а сам я в пространстве вокруг всего, что ты видишь». «Что тебе от нас нужно?».«Помощь. Нас осталось двое. Мы еле сдерживаем Зону от разрастания. Если нас уничтожить, Зона впитает в себя всю планету. И наступит настоящий ад на земле». «Где остальные? Клык, Призрак, Миклуха, Леший». «Они живы, я успел перенести их через пространственный пузырь, в Припять, на вашу базу». «Что нам дальше делать?» «Ждать моего сигнала». «Я понял».

Воронин колдовал над пультом управления, и у него явно что-то не получалось. Он злился, лицо багровело, а на лбу выступила вена. Двое долговцев держали нас на мушке. Никогда не думал, что буду вот так висеть где-то под ЧАЭС, и ждать, когда мне вспорют брюхо.

— Эй, Воронин! — прохрипел я. — Что тебе? — ответил он, не отрываясь от своего занятия. — Скажи мне, а вы в Долге все такие, отбитые на голову? — Я смотрю, что ты хочешь поскорее сдохнуть? Не переживай, твоё желание скоро исполнится. — Да ты, я смотрю, фанатик?! Похлеще монолитовцев. И фразочки у тебя монолитовские. — Говори, пока можешь. Если ты считаешь, что сможешь вывести меня из себя, то ты глубоко заблуждаешься. Монолитовцы пополнили наши ряды. Они как стадо, без вожака не могут. Вот перед тобой стоят два бойца. Они бывшие фанатики. Благодаря им и их братьям, я здесь. С их помощью я буду вершить новое будущее! Без Зоны, без сталкеров, без мутантов. Я исцелю эту землю, и получу власть, которой нет ни у одной страны мира, оружие, которого нет ни у одной армии. И тогда, я буду диктовать свои правила. В мире не будет войн, не будет гонок вооружения. Везде воцарится справедливость! — говорил генерал, с талантом оратора, и лицом безумца. — Справедливость? Это диктатура, причём глобальная, — сказал Дегтярёв. — Может, и так, считайте, как хотите, но мы не отступимся от своих идеалов. Хотя, вам этого не понять. Вы, сталкеры, жалкое отребье. Вся ваша жизнь заключается в том, чтоб копошиться в дерьме Зоны, в поисках артефактов. Корчить из себя героев. Вы как большие дети, пришли поиграть в реалистичную войнушку. Вы кого угодно готовы продать за пару артефактов, а потом рассказывать героические истории, налакавшись в баре. Вам ли меня судить?! Я борюсь за идеалы группировки, которые нам завещал генерал Таченко, и буду бороться до конца! — Таченко? Да он такой же псих, как и вы все. Поверь мне, я знаю, что говорю. Я как никто другой в курсе рождения долга, — продолжал полковник. Воронин, выхватил свой пистолет, и прострелил Дегтярёву ногу. — Это тебе за генерала. Скажи спасибо, что не в голову. Я очень хочу, что б вы стали свидетелями рождения новой эры. — Я вырву твои глаза! А твой труп брошу на съедение слепым псам! — прорычал я. — Ой, как страшно. Погоди, пойду портки поменяю, уж больно ты меня напугал, — с безумным смехом сказал генерал, и вновь повернулся к пульту. Замигала красная аварийная лампа, раздался тревожный, звуковой сигнал. Один из автоклавов открылся, и из него полилась мерзкая, зелёная жижа, и выпало бездыханное тело старика. — Воронин! Остановись! Ты всех угробишь! — проорал Стрелок. — Правое дело требует жертв!

Всё вокруг затряслось. Стоял такой гул, будто земля вот-вот разломится. Со стен и потолка посыпались пыль и куски штукатурки. Казалось, что наступил конец света. По ушам ударил раскатистый, громыхающий треск, затем вспыхнул яркий, ослепляющий свет. Этот хаос так же резко закончился, как и начался. Наступила полная тишина. И если б не звук капающей из автоклава жижи, я бы подумал, что оглох.

«Сверхвыброс, из-за отключения Ивана Фёдоровича, — прозвучал знакомый голос в голове, — времени нет, пора действовать».

Моргнул свет, и я увидел, как за спинами охраняющих нас долговцев, материализовалось два огромных кровососа. Они синхронно взревели, и набросились на перепуганных бойцов. Воронин достал было свой пистолет, но резко передумав, отбросил его в сторону. Он что-то нажал на пульте управления, и прыгнул в закрывающийся автоклав. Закончившие расправу кровососы, кинулись к нему, но ничего не смогли сделать.

«Не бойся, и скажи друзьям, что б не боялись», — снова прозвучал голос учёного в моей голове.

— Эй, Стрелок, Дегтярёв, — позвал я. Они оба повернулись, и с недоумением посмотрели на меня. — Сейчас что-то произойдёт, что именно не знаю, но вы не дёргайтесь. Ясно?

Оба кивнули. Мутанты развернулись, подошли к нам. Так же синхронно замахнулись, и разорвали цепи, на которых я висел. Один из них бережно подхватил меня, и после того, как второй освободил мои ноги, поставил на пол. Видели б вы в этот момент глаза моих товарищей. Такого ужаса и одновременного удивления на лицах людей я ещё ни разу не видел. Таким же способом кровососы освободили Стрелка и Дегтярёва, отошли на несколько шагов назад, и исчезли. — Что это нахрен такое было? — спросил полковник. — Долго рассказывать, сейчас нужно решать, что делать дальше.

Мы посмотрели на автоклав, в который залез Воронин. Генерал, был уже подключен к проводам, а колба заполнилась зелёной жижей. Снова раздался грохот, землетрясение, но в этот раз в разы сильнее.

«Я не могу с ним справиться», — заговорил голос в голове. «Что нам делать?» — подумал я. «Мне нужна помощь, доверься мне, пожалуйста». «Хорошо. Какова моя задача?». «Сейчас я вам всё расскажу».

Над автоклавами появилось свечение, и из него возникла голограмма пожилого мужчины. — Здравствуйте. Меня зовут Константин Васильевич, я учёный, поневоле оказавшийся вовлечённым в проект О–сознание. На всём протяжении пути, от крыши энергоблока, и до сего места, я старался вам помогать. Помните сообщения на ПДА? Так же, я наладил контакт с вашим другом, Тором. Я не такой, как мои бывшие коллеги, я не желал участвовать в их играх с Зоной. Я всегда старался помогать сталкерам, пришедшим в Зону с благими намерениями, и наказывать предателей и убийц. У меня много имён. Вы зовете меня, Чёрным сталкером, Картографом, Зоной. Сейчас, настал тот час, когда мне самому нужна помощь. Два сверхвыброса, которые случились из-за отключения моего коллеги и подключения Воронина, уже нанесли тяжёлый урон. Зона увеличилась в размерах в несколько раз. Пострадали мирные люди. Одному мне не справиться с генералом. Мне нужна ваша помощь. Мы должны его остановить. — Что нам нужно сделать? — спросил Дегтярёв. — Необходимо отключить установку. И уничтожить врага. Поторопитесь, времени очень мало. — Но, если мы отключим установку, вы тоже погибните, — сказал я. — Моё физическое тело и так уже давно мертво. Я полностью слился с ноосферой. А Воронин, здесь новичок. Энергия ноосферы, разорвёт его сознание, а вы уничтожите тело. — Как нам отключить установку? — спросил полковник. — Тор, позволь, я воспользуюсь твоим телом? Я молча кивнул, и шагнул вперёд. — Тор, погоди. Ты уверен? — остановил меня Стрелок. — У нас нет другого выбора. Я готов, — сказал я, подойдя к голограмме. — Хорошо — ответил учёный.

На миг в глазах потемнело, и моё сознание как будто сжали. Я видел, чувствовал, но не мог сам ничего сделать. «Потерпи Тор, это ненадолго», - сказал Константин Васильевич. Мы, это я так назвал себя и учёного в моём теле, подошли к пульту управления установкой, нажали несколько кнопок, и, развернувшись к товарищам, сказали: — Сейчас очень сильно тряхнет. Лучше всего лягте на пол. Друзья кивнули и легли. Снова повернувшись к пульту, мы последовательно повернули три ключа, и опустили рычаг рубильника. Яркая вспышка, грохот, душераздирающий вой, похожий на крики Воронина. Пылающий выброс, ползущий по Зоне. Сталкеры, забившиеся в бункерах, подвалах, барах. Кордон, свалка, база долга, армейские склады, антенны выжигателя, затон, Янов, Припять, ЧАЭС. Всё это за секунды пронеслось перед моими глазами.

— Рагнарёк, — подумал я.

Щелчок. И снова тьма.

— Эй, Тор! Ты живой? — шлёпая меня по щекам, спросил Дегтярёв. — Не дождётесь, — прохрипел я. — Вставай, герой. Как ты себя чувствуешь? — Так, будто на меня упал вертолёт. — Шутишь, это радует. Значит, жить будешь, — сказал полковник, помогая мне встать.

Ноги еле слушались, руки дрожали, перед глазами всё плыло. Немного постояв, и придя в себя, я понял, что в моём теле больше нет учёного. Я взглянул на установку. Стрелок стоял около отрытого автоклава, а у его ног, со стеклянными глазами, сидел генерал Воронин, и бормотал что-то непонятное. Над колбами снова появилась голограмма Константина Васильевича.

— Спасибо вам. Особенно тебе Тор. Вместе, мы смогли остановить этого безумца. — Что нам с ним делать? — спросил я. — Он не опасен. Он стал подобием зомби. Без прошлого, настоящего, и будущего. Отпустите его. Он уже сам себя наказал. Войдя в ноосферу, он возомнил себя Богом. Но пал на землю жалким созданием. — Что же будет дальше? — Нужно вернуть всё на круги своя. Но один я не смогу этого сделать. К счастью, я нашёл себе помощника, который хочет принести всем пользу. Это своего рода искупление грехов. — Помощник? Кто он?

Посреди зала вспыхнул телепорт, из которого вышел Шрам. Он подошёл, молча пожал нам руки, и благодарно кивнул. Затем развернулся и лёг в автоклав. Провода с датчиками сами по себе присосались к его телу. На пульте управления что-то щёлкнуло, крышка колбы медленно закрылась, сосуд с телом наёмника постепенно заполнился зелёной жижей. Спустя несколько мгновений, его голограмма стояла рядом с голограммой учёного.

— Теперь нас двое. Уничтожить Зону мы не в силах, но вернуть её в прежний вид сможем. Спасибо вам. Не только от меня, а от всех сталкеров, топчущих Зону, и от мирных людей, чьи жизни больше вне опасности. А сейчас нам пора. Впереди очень много дел. Через этот телепорт вы попадёте в прачечную в Припяти. Вас там уже давно заждались. А Кардану и Азоту скажите, что б не переживали, Бизона мы им обязательно доставим, в целости и сохранности. А теперь, прощайте. — Голограммы растаяли в воздухе. — Нам пора, — сказал Стрелок. По очереди мы вошли в телепорт, и через секунду очутились в прачечной.

Эпилог

Встречали нас как героев. Со свистом, радостными улыбками. Обнимались, говорили слова благодарности.

— Что там произошло? — спросил подошедший Леший. — Рагнарёк, — ответил я с ухмылкой. — Что? — изумился он. — В Скандинавской мифологии Рагнарёк – это гибель богов и рождение нового мира. — А, ясно, — явно не понимая, о чём речь, ответил Леший.

Я засмеялся, похлопал его по плечу, вышел на улицу, и закурил.

— Что дальше? — спросил подошедший Бармен. — Не знаю, — ответил я, — отправлюсь обратно на Кордон, к Сидоровичу. — А давай, мы соберём спецотряд , Дегтярёв с остальными уже согласились. — Спецотряд? И что мы будем делать? — Жить как и прежде, но при возникновении угроз, будете собираться, и снова всех спасать. — Всех спасать? Ну что ж, раз все согласны, то и я согласен. Мы пожали друг другу руки. К нам вышли, остальные члены спецотряда. — Какие планы, брат? — спросил Зулус.— Завтра увидим, — ответил я, глядя на багровый закат над Припятью…