Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Privyazannost

Дата публикации: 29.12.2018
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 62 Кбайт
Идентификатор документа: -138501249_485697727
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа
Привязанность (по материалам тренинга, автор М.Капилина )!! Все статьи представлены авторами без права использования в коммерческих изданиях !!

Потребность в устойчивых, позитивных отношениях с ближайшим окружением является базовой, т.е. жизненно необходимой, и непосредственно связана с нормальным развитием эмоциональной сферы.
Привязанность - стремление к близости с другим человеком и старание эту близость сохранить.
В природе близость невзрослого существа со взрослым обусловлена необходимостью защиты, питания и научения. В человеческих взаимоотношениях кроме физической заботы ребенок получает возможность усвоить нормы и модели социального поведения, а также вырабатывает отношение к себе и к другим.
Глубокая привязанность к родителям способствует развитию у детей доверия к другим людям, и одновременно - уверенности в себе.
Формирование привязанности у младенцев происходит благодаря заботе взрослого и основывается на трех источниках: удовлетворение потребностей ребенка, позитивное взаимодействие и признание.
Цикл "возбуждение-успокоение":
Возникновение потребности  Напряжение, недовольство
 доверие 
 безопасность 
 привязанность 
Состояние покоя         Удовлетворение потребности
Именно благодаря правильному уходу, по реакциям взрослых дети учатся распознавать свои потребности и запоминают, что нужно делать, чтобы их удовлетворить - так формируются навыки самообслуживания. Соответственно, дети из неблагополучных семей, где нуждами детей пренебрегают, значительно отстают в навыках самообслуживания от сверстников, о которых хорошо заботились.
В младенчестве и раннем детстве (до трех лет) привязанность легко возникает в отношении того, кто постоянно ухаживает за ребенком. Однако укрепление или разрушение привязанности будет зависеть от того, как эмоционально окрашена эта забота.

2) "Круг позитивного взаимодействия":
Родитель инициирует положительное  Ребенок реагирует
взаимодействие с ребенком  положительно
Если взрослый тепло относится к ребенку, привязанность будет крепнуть, ребенок будет учиться у взрослого положительному взаимодействию с другими, т.е. тому, как общаться и получать удовольствие от общения. Если взрослый безразличен, или испытывает к ребенку раздражение и неприязнь, то привязанность формируется в искаженном виде (см. "Типы нарушенной привязанности"). Дети, получившие в раннем детстве опыт эмоционального отвержения, испытывают недоверие к миру и большие трудности в поддержании близких отношений.
3) Признание - это принятие ребенка как "своего", как "одного из нас", "похожего на нас". Такое отношение дает ребенку чувство сопричастности, принадлежности своей семье. При этом ребенок не может критически отнестись к факту признания. Нежеланные, отторгнутые своей семьей дети чувствуют себя неполноценными и одинокими, винят себя за какой-то неведомый изъян, послуживший причиной отторжения.

Основными характеристиками привязанности являются:
конкретность - привязанность всегда обращена к какому-то конкретному человеку;
эмоциональная насыщенность - значимость и сила чувств, связанных с привязанностью, включающих весь спектр переживаний: радость, гнев, печаль;
напряжение - появление объекта привязанности уже может служить разрядкой негативных чувств младенца (голод, страх). Возможность ухватиться за мать ослабляет и дискомфорт (защита), и саму потребность в близости (удовлетворение). Отвергающее поведение родителей усиливает проявления привязанности ребенка ("цепляние");
продолжительность - чем сильнее привязанность, тем дольше она длится. Детские привязанности человек помнит всю жизнь;
врожденный характер потребности в отношениях привязанности;
ограниченность способности устанавливать и поддерживать привязанность к людям - если до трех лет ребенок по каким-то причинам не имел опыта постоянных близких отношений со взрослым, либо если близкие отношения маленького ребенка разрывались и не восстанавливались более трех раз - способность устанавливать и поддерживать привязанность может разрушиться.
В результате нарушений родительской заботы привязанность ребенка также развивается с нарушениями.

Типы нарушенной привязанности:
1)Негативная (невротическая) привязанность - ребенок постоянно "цепляется" за родителей, ищет "негативного" внимания, провоцируя родителей на наказания и стараясь раздражить их. Появляется как в результате пренебрежения, так и гиперопеки.
2)Амбивалентная - ребенок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому: "привязанность-отвержение", то ластится, то грубит и избегает. При этом перепады в обращении являются частыми, полутона и компромиссы отсутствуют, а сам ребенок не может объяснить своего поведения и явно страдает от него. Характерно для детей, чьи родители были непоследовательны и истеричны: то ласкали, то взрывались и били ребенка - делая и то, и другое бурно и без объективных причин, лишая тем самым ребенка возможности понять их поведение и приспособиться к нему.
3)Избегающая - ребенок угрюм, замкнут, не допускает доверительных отношений со взрослыми и детьми, хотя может любить животных. Основной мотив - "никому нельзя доверять". Подобное может быть, если ребенок очень болезненно пережил разрыв отношений с близким взрослым и горе не прошло, ребенок "застрял" в нем; либо если разрыв воспринимается как "предательство", а взрослые - как "злоупотребляющие" детским доверием и своей силой.
4)Дезорганизованная - эти дети научились выживать, нарушая все правила и границы человеческих отношений, отказываясь от привязанности в пользу силы: им не надо, чтобы их любили, они предпочитают, чтобы их боялись. Характерно для детей, подвергавшихся систематическому жестокому обращению и насилию, и никогда не имевших опыта привязанности.
Для первых трех групп детей требуется помощь приемных семей и специалистов, для 4 - прежде всего внешний контроль и ограничение разрушительной активности.

Модели отношений.
Все мы склонны обращаться с другими так, как когда-то обращались с нами.
Способы обращения с людьми и проявления своей привязанности формируются и закрепляются в семье.
На примере отношений своих родителей и того, как они поступают с ним, ребенок учится поведению в обществе. Привычные представления о себе и о мире (убеждения) и привычные действия (поведенческие стереотипы), соединяясь, на структурном уровне образуют модель. Чем более эмоционально значимы отношения - тем более ранние и менее осознанные модели вступают в действие.
Люди усваивают опыт семейных отношений в детстве - и в дальнейшем склонны, во-первых, ожидать повторения своего опыта, во-вторых, воспроизводить его.
Именно поэтому так важно предоставить ребенку, чей опыт жизни в семье был катастрофическим (поскольку закончился утратой семьи) альтернативный, дополнительный опыт близких отношений.
Интеллектуальное развитие находится в дополнительных отношениях с поведением привязанности: когда ребенку известно, где мать, и он уверен в своих отношениях с ней, то его активность переключается на исследование окружающего мира.
Исследование позволяет создать целостную картину мира, познать себя и развить свои возможности.
В норме поведение привязанности и исследовательское поведение поочередно сменяют друг друга, таким образом давая материал для гармоничного формирования эмоциональной и интеллектуальной сфер.
Отвергаемые дети неблагополучны эмоционально - и это гасит их познавательную активность, вся внутренняя энергия уходит на борьбу с тревогой и поиски эмоционального тепла в условиях его жесткого дефицита. Кроме того, в первые годы жизни именно общение со взрослым служит источником развития мышления и речи ребенка. Отсутствие адекватной развивающей среды, плохая забота о физическом здоровье и недостаточность общения со взрослыми приводит к отставанию в интеллектуальном развитии у детей из неблагополучных семей.
На протяжении всей жизни человек уезжает от людей, которых любит, на все большие расстояния и все большее время. Но всегда поддерживает связь со своими близкими и рано или поздно возвращается домой, к семье, в которой он родился, или к семье, созданной им самим. Человек, лишенный такого "пристанища", не имеет корней и чувствует себя крайне одиноким.

2. Связь и привязанность.
Отрывок из Adoptalk. Связи и привязанности (Bonding and attachment), Энн Койн (Ann Coyne), доктора философии, адъюнкт-профессора факультета по социальной работе университета Омахи штат Небраска. Июль/август 1983.
Дети не могут расти нормально, если у них нет продолжительных стабильных отношений и привязанности, по крайней мере, с одним взрослым человеком. Др. Вера Фальберг полагает, что у большинства младенцев в случае нормального развития связь с матерью или с другим опекающим их человеком образуется через кормление. Связь и привязанность образуются благодаря циклу - появление стресса/смягчение стресса.
При кормлении ребенок подвергается стрессу, т. к. он голоден. После кормления стресс проходит, наступает чувство удовлетворения. Если ребенка кормит один и тот же человек, запах, внешний вид и голос которого всегда одинаковы, то у ребенка создается чувство, что о нем заботятся, что он защищен. Ребенок начинает воспринимать мир как безопасную среду. Его чувства можно описать примерно так: Если мне будет плохо, этот человек всегда придет на помощь! Мы иногда видим, как малыши стесняются незнакомых людей и льнут к маме (или папе, если у них есть с ним связь). Если в комнате, в которой находится ребенок, вдруг начинается сильный шум, то ребенок бежит к матери, чтобы прижаться к ее коленям. Привязанность необходима детям, для того чтобы они были эмоционально и психологически защищены.
Отрыв ребенка от семьи и помещение его в другую семью – событие, иногда, к сожалению необходимое, но в высшей степени травмирующее, так как оно нарушает нормальной процесс развития привязанности к определенному взрослому. Мы должны ясно понимать, что происходит, когда ребенка забирают из дома и помещают в какое-то другое место.
Известно, что в прошлом, многие маленькие дети, помещенные в детские учреждения, в которых о них заботились, сменяя друг друга разные люди, умирали, не дожив до года. Именно вследствие этого появилось движение за создание системы патронатного воспитания. Выяснилось, что если заботу о детях берет на себя патронатная семья, то младенцы не умирают с такой легкостью. Стало очевидно, насколько важно, чтобы за младенцем ухаживал один и тот же человек. За последние 50 лет, а в особенности в последние десять, мы осознали значение связи ребенка с заботящимся о нем взрослым и привязанности к нему. Что происходит, когда мы разрушаем эту привязанность? Что происходит, когда ребенка забирают от человека, к которому он привязан, либо в результате смерти этого человека, либо для помещения в другую семью? Мы приходим к очень определенным выводам.
Маленький ребенок, у которого умирает родитель, начинает переживать горе. Психологи, консультирующие людей, которые переживают тяжелую утрату, пришли к выводу, что обычно продолжительность процесса переживания горя у взрослых людей продолжается от одного до двух лет, тогда как у ребенка он длится от шести до восьми лет, т.е. половину детства ребенка. Чем младше ребенок, тем сильнее и продолжительнее его переживания.
Когда ребенка забирают от родителя или патронатного воспитателя, к которому он привязан, последствия схожи с последствиями смерти близкого ребенку человека. Это событие инициирует процесс переживания горя.
Что же происходит с детьми, которых помещают в патронатную семью или усыновляют? Прежде всего, у них может ухудшиться кратковременная память. Обычно у этих детей появляются проблемы с обработкой информацию. Вы говорите им что-нибудь, а они ничего не могут запомнить. Вы думаете: Почему же он так со мной поступает? Вы говорите ребенку: Ты еще 15 минут назад говорил мне, что сделаешь это, а сам не сделал! Ребенок же отвевает: Ты не просила меня об этом! Он действительно может не помнить Вашей просьбы. Ребенок по-настоящему забывает сказанное вами, потому что его кратковременная память плохо работает. Это, в свою очередь, влияет на долговременную память, что затрудняет обучение. Многим патронируемым и приемным детям трудно учиться. И это вероятнее всего не потому, что они родились такими или перенесли травму головного мозга. Причина скорее заключается в том, что процесс переживания горя нарушает нормальную работу механизмов кратковременной памяти. Отставание в развитии типично для детей, воспитывающихся в замещающих семьях. Процесс переживания горя отрицательно влияет на их способность развиваться и учиться.
Вторая проблема – это проблема идентичности. Нам всем необходимо знать, откуда мы взялись и как мы росли – знать нашу историю. Мы знаем, где мы родились, где росли, какими были наши родители, какими – наши братья и сестры; где находилась наша школа, в какой команде мы играли, с кем дружили. Дети, воспитывающиеся в замещающих семьях, часто не помнят этого. Они не знают, какая из четырех или пяти семей, в которых они жили, – их кровная. Многие помнят семью, в которой они жили, когда им было четыре года. Это может быть их третья патронатная семья, но у них создается впечатления, что эта семья была их родной. Возможно, они жили там всего месяц, но им внезапно приходит в голову: Эта женщина – моя мать. Им также помнятся факты, не стыкующиеся друг с другом. Они помнят четыре разных собаки, многочисленных братьев и сестер; они не могут с уверенностью сказать, какие из них им родные, а какие нет. У детей возникает самый важный вопрос: почему они оказались там?
Внезапно, вместо связанной истории о том, кто они есть, у них получается какая-то путаница. Они не знают, откуда они взялись. Детям, воспитывающимся в патронатных семьях, свойственно думать, что они появились на свет уже большими, что они не развивались внутри мамы, что они не были рождены.
Некоторые дети, младше восьми или девяти лет, воспитывающиеся в патронатных семьях, могут заявить вам, что они никогда не рождались, они просто пришли, каким-то образом появились в патронатной семье, когда им было около трех лет.
Очень важно, чтобы было как можно меньше перемещений ребенка из семьи в семью. Не менее важно, чтобы мы точно рассказали детям, о том, что с ним произошло.
Для этих целей социальные работники используют Книгу жизни с картинками и фотографиями, в которой жизнь ребенка документально проиллюстрирована. Даже в тех случаях, когда ребенку не очень нравится собственная история, он, по крайней мере, имеет представление о том, кто он такой. Зная это, ребенок может отстраниться от всех своих бед и горя и начать привязываться к новой семье. В противном случае, он, возможно, никогда не сумеет вновь привязаться к кому бы то ни было.
Третья проблема, которую я хотела бы рассмотреть, – это поведение. В поведении детей, живущих в приемных и патронатных семьях, часто отражается процесс переживания горя. Возможно, что в течение первых нескольких недель после помещения в новую семью, ребенок ведет себя хорошо. Это период медового месяца или комбинация отрицания горя и "переговоров". Ребенок думает: Если я буду себя хорошо вести, они отпустят меня домой, Если я буду хорошо вести себя, то моя мама будет любить меня. В большинстве случаев дети винят себя в произошедшем и думают: Если бы я не думал так плохо о моих родителях, то шериф не забрал бы меня.
У стадии отрицания горя есть много типичных признаков. Один из них – выполнение каких-то очень ритмичных действий. Ребенок может непрерывно в течение долгого времени прыгать через скакалку, бить мячом о землю или о стену, либо сидеть с игрушками, издавая какие-нибудь звуки. Многие взрослые не воспринимают это однообразного поведения как реакцию на горе. Они считают, что если ребенок продолжает бегать, играть в мяч, ему вроде бы не приходится справляться с горем.
На самом деле злость таких детей бывает иногда очень серьезной. Они сердятся на то, что разрушены связи, на то, что пришлось расстаться с родителями. Их поведенческие проблемы проявляются во множестве разных вариантов. Этих детей раздражают вещи, которые обыкновенных детей не беспокоят. Они проходят стадии переживания горя. Когда они находятся в стадии депрессии, они не печалятся и не плачут, – у них просто совсем нет энергии.
Трудное поведение детей, помещенных в замещающие семьи, может быть индикатором того, что эти дети пережили или переживают. Мы должны обращаться с ними, как с людьми, у которых случилось горе, мы должны помогать им в их "работе скорби".
Идея планирования постоянства среды заключается в создании такой системы, посредством которой мы пытаемся защитить первоначальные привязанности ребенка. Мы должны защищать привязанность ребенка к его кровным родителям. Мы должны защищать детей, работая в таких семьях, где ребенку угрожает насилие со стороны его близких. В случае, когда это не представляется возможным, мы должны воспользоваться системой приемов, способствующих созданию новой привязанности у детей по отношению к их приемным родителям. У каждого ребенка должна быть привязанность к одному или нескольким взрослым, желательно постоянная, так, чтобы у него всегда был кто-то, на кого на кого он может положиться.
Взрослые не обязаны быть привязаны к ребенку. Взрослые не обязаны быть привязанными друг к другу. Нам приятно быть привязанными к нашим мужьям и женам, но мы не умрем без этой привязанности. Мы можем переживать горе, но мы не будем при этом испытывать трудности в связи с проблемами в развитии. Детям необходима привязанность. Она у них просто должна быть. Дети не могут нормально развиваться, не будучи привязанными к одному взрослому в течение какого-то периода времени, потому что от этого зависит их чувство защищенности, чувство причастности к миру, способность к освоению знаний и умений.