Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Испытание чувств...

Дата публикации: 19.01.2019
Тип: Текстовые документы TXT
Размер: 84 Кбайт
Идентификатор документа: 186393552_488907489
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
1. традиционный “Блокнот”
2. стандартные средства Microsoft Office (MS Word)
3. Staroffice (ОС Windows)
4. Geany (ОС Windows)
5. Abiword (ОС Windows)
6. Apple textedit (ОС Mac)
7. Calibre (ОС Mac)
8. Planamesa neooffice (ОС Mac)
9. gedit (ОС Linux)
10. Kwrite (ОС Linux).
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот


Испытание чувств...
http://ficbook.net/readfic/837868
Автор: Frontwomen
Беты (редакторы): Mad Killer
Фэндом: Tokio Hotel
Персонажи: Tom\Bill.Георг, второстепенные
Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш (яой), Психология, POV
Предупреждения: Твинцест, Нецензурная лексика
Размер: Миди, 33 страницы
Кол-во частей: 6
Статус: закончен

Описание:
Биллу и Тому 22. 5 последних лет не виделись. В сексуальных отношениях с 16 лет. Учились в разных колледжах из-за измены Тома с Георгом.

Публикация на других ресурсах:
Разрешение получено для *TOKIO_HOTEL_SLASH* Размещение на других ресурсах с разрешения автора.

Примечания автора:
Жду отзывов, впервые писала такой фф. Очень много секса)))
Глава 1
В сотый, раз после наступления полуночи, я украдкой взглянул на часы. Яркие синие цифры показывали без трех минут час ночи. Ненавижу электронные часы: не "около часа", а в точности двенадцать пятьдесят семь. "Исчезли из обихода, - с тоской подумал я, - неопределенные фразы вроде десять минут такого-то, четверть и около того-то - эти реликты прошлого, когда часы делились на секции стрелками; все это теперь заменено на синие светящиеся цифры." Двенадцать пятьдесят девять ночи.

Том, как всегда, опаздывал;у меня все дрожало внутри, и я в ярости взбивал подушку. Я всегда лежал без сна, пока он, спокойно не появлялся среди ночи.
Был август, жаркая и душная ночь с субботы на воскресенье, и Том гулял со своими новыми друзьями, которых я едва знал. "Интересно, где они гуляют так поздно?" - думал я, подавляя желание снова взглянуть на часы. Ревность накатывала волнами, тело покрывалось мурашками.

Мы с Томом - близнецы. Живем вместе. И мы очень любим друг друга. Мы не всегда были вместе. Но всегда любили. Признались мы, когда нам стукнуло 16.

Я все еще помнил каждую секунду своего последнего свидания с Томом. Мы катались на машине весь день, ели мороженое, обедали в "Маке", гуляли в парке, а когда стемнело, Том заехал на какую-то парковку. Машин там было мало. Мы весело смеялись над событиями прошедшего дня. Том заглушил мотор и мы тихо сидели несколько минут, просто держась за руки. Я знал, что мама уже ждала нас дома в это время, но нам было уже по 18 лет, а она все еще обращалась с нами, как с детьми, беспокоясь, когда мы возвращались домой после полуночи.

Была влажная июльская ночь, воздух был тяжелый и неподвижный. Все окна в машине были открыты, на случай, если подует ветер, и нам было слышно стрекотание сверчков.

Том обхватил меня рукой, и внутри меня все затрепетало в ответ. Его темные глаза блестели, когда он пристально смотрел на меня. Затем он медленно закрыл глаза и придвинулся ближе, а его длинные густые ресницы упали, словно занавеси. Когда он нагнулся, чтобы поцеловать меня, я почувствовал тепло его дыхания на своем лице, и, закрыв глаза, успел увидеть, как блеснула его сережка в губе от легкой улыбки.

Том Каулитц, мой брат и, по совместительству, мой парень... Все девчонки нашего городка мечтали о нем, считая его чуть ли не самым хладнокровным парнем в городе и самым сексуальным... Он мог заколдовать мои боксеры, чтобы они упали с меня, и он часто это делал. Я придвинулся ближе к Тому и поцеловал его в ответ. Теперь я, затаив дыхание, ждал, когда он примется за дело. "Спи, мама, - думал я, - сегодняшний вечер кончится поздно..."
Едва касаясь меня, Том принялся целовать мою шею и ниже, ямочку на горле... Меня пронзала дрожь до самой глубины тела, и я отпрянул, совсем чуть-чуть...

Кусая меня за ухо, он, мучительно медленно, стягивал с меня футболку одной рукой, второй лаская мою грудь и живот, и я весь напрягся, когда он осторожно сжал пальцами мой сосок. Едва дыша, я ждал, когда его проворные пальцы двинутся дальше, потом отодвинул его руку.

Он привык к моим слабым протестам, и даже не колебался. Ловко стянув с меня футболку он жадно припал губами к моим соскам, а его язык дразнил меня, заставляя дрожать.

Не останавливайся... Нет...

-Остановись! Ох, Том, ты должен остановиться! - я был старомоден в этой игре.
-Сейчас? - было слишком темно, чтобы увидеть его лицо, но я чувствовал, что он улыбается над моей грудью. Его язык снова начал дразнить меня. Его рука легла на мой пах, воспламеняя нежную кожу, а пальцы осторожно скользнули в мои шорты. Он обхватил мой напрягшийся член рукой и начал нежно его поглаживать.
-О-о-о, Том... остановись!..
-Сейчас? Сию секунду?
-М-м-м, да... Сейчас...
-Почему? - я уже почти лежал на кожаном сидении, и вопрос Тома прозвучал издалека, когда он медленно стягивал с меня шорты.
-Потому что...
-Тебе не нравится?
-Нет... - мы оба знали, что это ложь.
Он поднял голову, голос его был дразнящим.
-Но вчера вечером тебе понравилось!
"М-м-м, - подумал я, - вчера! Минуточку, но мы не были вчера вместе!" Мое сознание медленно прояснилось после чувственной пустоты, в котором находилось. Я оттолкнул Тома, руками упираясь ему в грудь, и сел.
-Что ты имеешь в виду под "вчера вечером"?
На его лице возникло выражение удивления, потом он глупо ухмыльнулся, как маленький мальчик, пойманный за ворованным печеньем.
-Я ошибся: я имел в виду прошлый раз.
-Неправда, Том, ты имел в виду "вчера вечером", а я вчера был дома и делал маникюр, в то время, как ты ушел якобы на день рождения к Георгу!

Он попытался рассказать мне правдивую историю, чтобы успокоить меня и вернуться к прерванному занятию, а я наблюдал работу мысли, отражавшуюся на его лице. Чувство, которое я не могу назвать иначе, чем отвращение, начало разъедать меня, вытесняя экстаз, который я ощущал минуту назад.

Вчера вечером,Боже мой! Я никак не мог поверить, что мой милый Том изменил мне с Георгом! Слезы душили, было тяжело дышать. А ведь я ему верил! Все это время он обманывал меня! А вдруг это был не Георг? А вдруг не только?
Он мог бы солгать, сказав, что ни с кем, настаивать на том, что он по ошибке сказал "вчера вечером". Я был такой дурак, что, может быть, поверил бы ему, но он был так во мне уверен, что не стал утруждать себя враньем.
-Он для меня ничего не значит, Билл! Не важно, кто он, только ты, имеешь для меня значение! - очевидно, после этих слов я должен был упасть в его объятия.
-Это кто-то их наших общих друзей, Том? - Если б это было так, я уверен, я бы умер от стыда.
-Нет, конечно, нет... Он живет не... В общем, это не важно. Клянусь, я больше никогда его не увижу!

Я попытался оттолкнуть Тома и внезапно осознал, что почти голый. Мое тело было вызывающе обнаженно, и я схватил футболку, одновременно шаря рукой по полу в поисках своих шорт. Это было отвратительно, я чувствовал себя грязным, как будто меня уже использовали, а ведь минуту назад я ощущал себя любимым и желанным. Том попытался обнять меня за плечи, но я оттолкнул его, мое тело напряглось: я должен был знать!

-Кто он, Том?
-Он из Берлина, поступает в один колледж, что и мы.
-Ты с ним встречаешься каждый раз, когда я занят? Или, может, у тебя есть еще кто-то? Сколько у тебя парней, Том?
-Они не значат...

Он принялся отвечать, но внезапно я понял, что это не важно. Какая разница, сколько их? Он крутил с другими, хотя он должен был быть только моим - ведь, подумать только, он был моим близнецом и мы давали клятву всегда быть вместе. Я любил его, а он говорил, что любит меня, но он обманывал! Раскрылась пропасть, и в нее хлынула боль, заполняя все пространство, проливаясь в слезах...

Когда я открыл глаза, то был весь заполнен острым чувством потери, и я не сразу понял, что это во сне. Я не видел Тома с тех пор 5 лет. Я даже перевелся в другой колледж. Все это время, я встречался с ним только во сне, когда чувствовал себя беспомощным. Старая, старая история, но она все еще волновала меня.

"Должно быть, я задремал, ожидая Тома, -подумал я еще в полусне, - но что-то оторвало меня от моих сновидений." Лягушачий хор давно уже окончил свое ночное представление, и спокойная безмятежность нашей улицы была прервана звуком, похожим на извержение вулкана. Мое сознание постепенно возвращалось в настоящее. Не вулкан, не бомба, а просто грузовик, рычащий, вопящий и визжащий, останавливался перед нашим домом.

Вернувшись в реальное время и пространство, я сел и уставился на часы. Светящиеся голубые цифры показывали 1:32 ночи.

Я сел на кровати, страстно желая, что бы выключили двигатель, но, конечно, было уже поздно. Скотти, наша собака, который своим лаем способен разбудить и мертвого, уже начал сходить с ума на заднем дворе.

Что за идиот! Сидеть с включенным двигателем, грохочущем, как раскаты грома, чтобы громко разговаривать с кем-то по телефону! Черт побери! В этот раз точно кто-нибудь вызовет полицию!

Том был половинкой меня, но он часто впутывался в какие-нибудь не приятные истории. Я никогда точно не знал, была ли очередная история случайностью из-за того, что он оказался "в неудачное время в не удачном месте", или же Том специально искал неприятностей. Он нарушал все правила, мудро не переступая порог моего терпения, а затем начинал все заново. Он не был упрямый, не дулся, - он просто делал все, что хочет и ждал, как я буду реагировать. Умная стратегия - никогда не предупреждать меня, что будет дальше, чтобы я всегда оказывался на один шаг позади. Сияющая улыбка, страстный поцелуй, нежные объятия и поистине невозможный секс были его ответом на любое требование, а свои мысли он держал при себе. Мы никогда не ссорились, даже редко ругались и спорили, но каждый раз я чувствовал себя побежденным.

Когда, наконец, Том заглушил мотор, я облегченно вздохнул. Я слышал, как он вышел из машины, хлопнув дверцей, как звенят ключи в замочной скважине, как он заходит, закрывая дверь и бормоча что-то себе под нос, но выходить к нему жутко не хотелось. Он медленно протиснулся в приоткрытую дверь спальни.

-Наконец-то, Ваше Величество, соизволило спуститься к нам - простым смертным! - мне нравилось заставлять его чувствовать себя виноватым.
Он подошел вплотную к кровати, склонился над моим лицом и жарко зашептал:
-I'll get down on you, get down on you. Blessed Kisses waiting...(Я спускаюсь к тебе, спускаюсь к тебе. ожидающему благословенных поцелуев).

С этими словами он жадно и дерзко впился в мои губы поцелуем. Он проводил языком по моим губам, и я чувствовал, что начинаю задыхаться от нахлынувшего желания. Мысли в голове роились и выли, а тело потеряло контроль. Мои руки стали блуждать по любимому телу брата. Правой рукой я нащупал его сосок, и с силой сжал его пальцами. Том застонал мне в рот, положив руку мне на пах. Я просто умирал от желания, поэтому, решил его немного подразнить. Стянув с него футболку я его не сильно толкнул, побуждая лечь на спину. Он повиновался. Он лежал на спине и, глядя на меня, нависшего сверху, улыбался. Мы не зажигали свет, а комната освещалась лишь полной луной, сияющей своим ледяным светом в окно. И вот в этой комнате, залитой лунным светом, Том казался еще соблазнительнее. Я любил его больше жизни и знал, что так будет всегда. Я сел ему на бедра, немного поерзав на его члене, который через штаны выказывал необузданное желание.

-Я слышал, как ты разговаривал по телефону. Кто это был? -улыбаясь спросил я, наваливаясь на него сверху и прижимая его запястья высоко у него над головой к подушке. Мое лицо теперь было очень близко от его. Он дернулся мне на встречу, пытаясь поцеловать, но я резко отодвинулся от него. Том умоляюще замычал.
-Это был Георг. Завтра он прилетает. Хотел навестить нас.
-Том. Я помню, что обещал тебе больше никогда не возвращаться к этой теме, но я все же хочу знать. Это был он? Ну, тогда... 5 лет назад... - я уже отпустил его руки и просто сидел на нем, вопросительно глядя в глаза.
-Билл, я... Я не понимаю, какое это имеет значение сейчас? - Том отвел взгляд в сторону.
-Почему ты отворачиваешься? Ты же можешь сейчас мне сказать правду. Так, это все-таки был он? -Я прав? - не унимался я. - Скажи мне, Том. Это было давно, но мне важно знать правду. Ты же знаешь, что это ничего не изменит между нами.
-Нет. Это был не он. - Как-то неуверенно сказал Том. После этого он обнял меня за талию и устало улыбнулся. - Доволен?
-М-м-м, да! - выпалил радостно я, и поцеловал брата.

Я верил ему. Хотя, наверное, я скорее заставлял себя верить. Я знал, что он мне солгал. Это ведь был именно Георг. Мне вовсе не хотелось завтра видеть этого козла, который отнял у меня Тома на целых 5(!) лет. Я всегда подозревал, что это именно он. Как же я ненавидел этого напыщенного щенка! Длинными, казалось бесконечными ночами я представлял, как подхожу к нему сзади, разворачиваю его к себе лицом, хватаясь за его длинные волосы левой рукой, и впечатываю правой, этой суке в его смазливую мордашку, свой кастет. От звука трескающихся костей проходит по телу приятная дрожь удовольствия. Вины Тома я никогда не здесь видел. Или не хотел видеть. Я убедил себя в том, что всё, что случилось, было исключительно инициативой этого несносного Хоббита.

-Билл! - орал мне в ухо братец.
я вздрогнул, возвращаясь в реальность. Оказывается, Том кричал мне и тряс за плечи уже достаточное количество времени. Взгляд его был более, чем встревоженный.
-С тобой все в порядке?
-Да... прости... задумался... - промямлил я, глядя на свои руки, сжатые в кулаки.
-Что-то не так? Да что с тобой? - Том уже сел и обнял меня, прижавшись всем телом. Он гладил мою обнаженную спину. Мое желание давно улетучилось, но от этих прикосновений нежных пальцев я снова ощутил полет бабочек где-то внизу живота.

Том, ложась на спину, увлек меня за собой. Я впился в его губы страстным поцелуем. Мы жарко исступленно целовались, шаря руками по телам друг друга. Я сильно возбудился, ощущая напрягшийся член брата через его штаны.
-Хочу тебя трахнуть... - прошептал сквозь зубы Том.
От сильного возбуждения он иногда становился грубым животным. И у нас, тогда, был очень жесткий секс. Мне нравились, эти периодические выпады братца, и я не стал его долго задерживать. Отстранившись от него, я начал расстегивать его ремень и ширинку. От нетерпения руки тряслись, и у меня не сразу получилось стянуть с него штаны вместе с трусами. Сняв, я отшвырнул их подальше, куда-то в угол спальни и позволил ему проделать тоже самое с моими боксерами.

Встав перед кроватью, Том запустил свои пальцы в мои волосы на затылке и, с силой дернул мою голову на себя. Мое лицо моментом уткнулось в его член.
-Чего ты хочешь? - спросил он с дрожью в грубом голосе. Я знал все его игры наизусть.
-Я хочу отсосать твой член, - прошептал я, уставившись на его подрагивающий орган.
-Громче! Я не слышу! - сказал Том приказным тоном, повысив голос.
-Я хочу отсосать твой огромный и сладкий член! - выкрикнул я, срывающимся от дикого желания голосом.

Том, чья рука все еще находилась на моем затылке, резко двинул мою голову вперед, насаживая мой рот на свой член.

Мне нравилось делать Тому минет. Мне нравились звуки, которые издавал его его член, проникая глубоко в горло. Он так забавно хлюпал и клацал! Это не было похоже ни на что больше.

Сделав несколько глубоких фрикций, он вынул член из моего рта. Я спешно встал на кровати на колени, опираясь локтями. Том запрыгнул на кровать и, пристроившись сзади меня прошипел:
-Иди сюда, моя сучка... - с этими словами, смочив свой член слюной, он резким рывком вошел в меня.

Меня охватило неописуемое удовольствие, разливаясь дрожью по всему телу. Я двигался навстречу ненасытному брату, а он, в свою очередь, нескромно стонал, грубо, до боли, сжимая мои бедра руками.

-Тебе нравится? - срывающимся голосом спрашивает Том.
-Да... - еле слышно отвечаю я.
-Что "Да"? - переспрашивает. Знаю, к чему клонит.
-Мне нравится, когда ты трахаешь меня!
Он ускоряется.
-А что тебе нравится?
-Мне нравится ощущать твой член в своей заднице. - отвечаю на автомате.
Нет сил ни отвечать, ни что-либо еще. С каждым его резким толчком он специально задевает простату, то вгоняя, то вынимая свой член.

Сознание мутнеет, чувствую, что скоро кончу, как и Том. Дыхание рваное, тело не слушается... Том вколачивался так, как будто это был последний его секс на земле. В предвкушении оргазма, Том, обхватил мой член рукой, сделав несколько уверенных движений, стал кончать в меня. Я, чувствуя неописуемый восторг от его горячей спермы внутри себя, не мог больше сдерживаться и кончил ему на руку...

Оргазм заволакивал разум. Дрожь по телу, сбитое дыхание... Мы как-будто слились воедино. Мы лежали рядом друг с другом и не могли даже пошевелиться. Ощущение полной эйфории поглотило с головой, окунуло в атмосферу полного кайфа. Я не представлял себе жизни без Тома. Без его губ, рук... Я готов был отдаваться ему ежесекундно. Как же я его люблю!
Немного отдышавшись, он достал из прикроватной тумбочки пачку сигарет "Marlboro". Сев на кровати и закурив, он посмотрел на меня таким пронизывающим взглядом, что невольно холодок прошелся по коже. Придвинувшись к нему ближе, я затянулся пару раз, выпуская облака сизого дыма.

-Я тебя люблю. - почти шепотом произнес Том.
-Мы так с тобой похожи. У нас столько общего. Я тоже себя люблю! - парировал я, пытаясь пошутить.

Он, улыбнувшись, приобнял меня за шею. Потушив сигарету, он поцеловал меня в лоб. Обнимаясь, мы уснули.
Глава 2
Я решил учиться в Кельне, послав на хуй Берлин с Томом и всем его содержимым. Такого вранья я пережить не мог. Я так думал на тот момент.

Первый нормальный человек, который мне там встретился, был наш препод из России Михаил Разумовский. Это был красивый, молодой парень 25 лет, приехавший в Германию с родителями еще будучи ребенком. Он получил гражданство и свободно разговаривал на немецком. Он сразу выделил меня из всей массы студентов. Частенько оставлял меня после всех занятий на допы. Я усердно занимался, пытаясь отвлечься от мыслей о Томе и его новоявленного любовника. А однажды я так задумался о Томе, что нечаянно смахнул локтем с его стола все его бумажки. Мы оба нагнулись, чтобы собрать их, и, поднимая голову, неожиданно для меня, соприкоснулись губами. Мне стало ужасно стыдно! Но то, что случилось потом повергло меня в настоящий шок! Он с секунду кинул на меня опешивший взгляд, после чего, обхватив за шею обеими руками, неистово впился в мои губы настойчивым поцелуем. От неожиданности мои губы раскрылись под натиском его настойчивого похотливого языка. Мне безумно нравилась эта сумасшедшая игра в битву языков.

Позже, спустя недели две после наших встреч и безумных поцелуев, он грубо оттрахал меня прям в аудитории. Это был желанный секс с моей стороны. Он просто нагнул меня на свой стол, грубо стянул с меня штаны с трусами до колен, и с силой взял меня. Какой же это был оргазм! И все равно самый яркий был именно с моим любимым Томасом!

Мы встречались и трахались еще на протяжении трех недель, пока его не перевели на "курсы повышения квалификации". Хотя, я знал, что это была ложь. Очередная, встретившаяся в моей жизни.Нас просто однажды застукали старшекурсники и обо всем доложили декану. Он ушел, чтобы не портить репутацию колледжа. Я же, в свою очередь, получил офигенный выговор на тему "постыдного, аморального и ассоциального поведения". Но исключать меня, все же, не стали.

И все равно я остался благодарен Михаилу. Дело не только в том, что он скрашивал мое одиночество и помогал отвлечься от мыслей о Томе и Георге, но и в том, что он очень толково наставлял меня по жизни. За кофе, который мы пили в перерывах между невероятным сексом, он пытался направить меня по жизни в правильное русло, пытался объяснить мне, как важно получать хоть какие-нибудь новые навыки и предложил мне, дополнительно к учебе, устроиться куда-нибудь на работу, для саморазвития.

Однажды, дождливым вечером, спустя пару дней после разлуки с Михаилом, когда я сидел в комнате общежитие, которую я делил с Густавом, парнем, учившимся на моем факультете и, кстати, неплохим другом, бесцельно уставившись в окно на пустую улицу, Густав вошел в эту полутемную комнату и сел рядом со мной. Он здорово поддерживал меня в то время. Я иногда даже жалел о том, что Густи был натуралом. Но меня он очень даже понимал. Несколько минут мы вместе тихо смотрели в окно, а потом он мягко перешел к тому, зачем пришел.

-Билл, рыцари в блестящих доспехах обычно не гарцуют мимо нашей общаги по улице в поисках страдающих красавцев! Ты должен начать все сначала, познакомиться с новыми людьми и найти кого-то другого...
-Густи, со мной все в порядке! - запротестовал я. - Меня все устраивает, и сейчас я не хочу ни с кем связываться. К тому же, даже если бы мне было интересно, - а мне неинтересно - как ты думаешь, где я в нашей общаге мог бы познакомиться с новыми людьми?
-Сидеть вот так в темноте - это не жизнь для парня, вроде тебя, - продолжал он. - Я просто беспокоюсь, что ты чувствуешь себя очень одиноким. Ты не боишься остаться один, как моя кузина Кармелла?
-О Боже, Густи, эта Кармелла! Твоя кузина уже в 20 была старой девой!

Я хорошо ее помнил. Она приезжала навестить Густава в начале года. Ей, наверно, было уже за 40, и она каждый вечер, когда была здесь, сидела возле стены со старыми женщинами - преподавателями, худая, с тонкими поджатыми губами. Она носила коричневые платья с бежевыми кружевными воротничками и манжетами, от нее пахло лекарствами, и у нее росли волосы на подбородке.

Переглянувшись, мы оба весело заржали.

-Ну ладно, тебе, хватит, Билл. Я уверен, что Кармелле вовсе не хотелось прожить жизнь в одиночестве. Вот и за тебя я переживаю, что ты тоже останешься один. Мне кажется, что Михаил был прав, когда сказал тебе насчет работы.
-Работы? Густи, друг мой, мне кажется что работать должны старые тетки, вроде твоей кузины, а не молодые парни с разбитым сердцем!
-Думай, конечно, сам.

Он встал, приобнял меня сзади за плечи и пошел спать, а я еще сидел и смотрел в окно. Сам того не замечая, Густав заронил идею, и следующую неделю я ее серьезно обдумывал.

Я понял, что не могу связывать свои предстоящие несколько лет с нашей маленькой, грязной общагой и бить тут баклуши, давая пищу для сплетен вокруг моей персоны, которые слишком быстро долетали до нашего декана. Я содрогнулся: Густав абсолютно прав, мне нужно изменить мою жизнь, внести в нее что-нибудь новое!

Когда я принял решение, у меня не заняло много времени, чтобы найти работу.

Это была работа по доставке цветов в одной маленькой фирме, недалеко от нашей общаги . Она мне действительно понравилась. Во-первых это были цветы. Точнее изысканные букеты, которые невероятно благоухали. Во-вторых она не занимала много времени. Доставка была в пределах нашего района, так что она заняла максимум 10 минут прогулки пешком.

Я проработал уже достаточное количество времени и у меня появились постоянные клиенты. Они звонили моему начальнику в "Блюм", Стивену Уолшу, чтобы именно я доставил цветы.

Однажды, кажется, что это был вторник, Стивен вызвал меня на работу пораньше. Он вручил мне огромный шикарнейший букет с адресом. Это почти центр города! Мне еще ни разу не доводилось доставлять туда цветы, но я согласился. Добравшись до места, я очень удивился потому, что доставка была заказана в офис. Получателем значился некий Андреас Кляйн. На ресепшене у милой девушки я спросил, как добраться до его офиса. Это было на десятом этаже двадцати пяти этажного офисного здания. Я сел в один из пяти лифтов и нажал кнопку.

Его офис был угловым, а его место было у окна, то есть у стеклянной стены. Без нормальной перегородки исчезло ощущение безопасности: я чувствовал себя в огромном внешнем мире, насколько хватало взгляда, на такой высоте! Это пугало меня до смерти! Откуда мне было знать, что я так боюсь высоты? Я никогда не поднимался выше трех-четырех этажей и никогда не летал на самолете. Когда я подходил к его столу, я должен был подойти к широко открытому пространству за стеклом, и я шел медленно, отвернувшись от окна, внимательно изучая рисунок на ковре: девушек, с которыми он работал, это очень развлекло. Я чувствовал холодное дуновение воздуха на своих волосах, я потел и нервничал. Все время, пока я там находился, у меня не исчезало чувство, что меня вынесет наружу сквозь стекло и я упаду замертво с высоты десяти этажей. На месте его не оказалось и мне пришлось оставить букет на столе. Как же я был счастлив снова оказаться внизу, на первом этаже! И тем более чувствовать асфальт под ногами! С чувством выполненного долга я отправился в общагу, отзвонившись Стивену.

На следующий день снова позвонил Стивен. Снова заказ. Тот же букет! Тот же адрес! ...Андреасу Кляйну... Я даже немного ему позавидовал, что ему, вот так вот, каждый день отправляют цветы. Это, должно быть, чертовски приятно!

Первый раз я увидел Андреаса, когда несся через вестибюль, чтобы успеть на лифт, заполненный до отказа, двери которого медленно закрывались. Андреас придержал двери, чтобы я мог втиснуться. Прижатый к нему настолько, что почти не мог дышать, я, улыбаясь, пробормотал слова благодарности. Если бы мне пришлось ждать следующей кабины, я бы опоздал, потому что Стивен уже доложил о доставке и времени моего прибытия.

Андреас кивнул, потом повернулся, чтобы видеть загорающиеся номера этажей. Надеюсь, задранный кверху букет ему не мешал. У Андреаса были большие серые глаза цвета облаков, собирающихся на горизонте с приближением бури. Занятно! Лифт постепенно пустел, останавливаясь то на одном этаже, то на другом, и, когда зажегся десятый этаж мы вместе вышли. Я шел за ним, поправляя букет.

Добравшись до его рабочего места я, собственно, и понял, что доставка - ему. Он улыбнулся и расписался в получении. Но что-то в его взгляде меня зацепило. Я просто стоял и, как болван, пялился на него. А он на меня. Я вздрогнул, поблагодарил его, а он предложил проводить меня до лифта. Возле него он пожал мне руку, снова кивнул мне и вышел из моей жизни, так я подумал.

Через пару дней снова звонок от Стивена. Снова заказ. Снова букет. Снова Андреас! Я отправился к нему, одетый в серо-зеленый клетчатый костюм. Мы встретились с ним в вестибюле, возле лифта. Он тоже был одет в серо-зеленый клетчатый костюм!

-Мы очень красиво выглядим, - сказал он, улыбаясь. - Нужно мне только немного косметики, чтобы завершить свой образ! - мы засмеялись, а когда Андреас смеялся, его глаза, эти замечательные серые глаза, становились теплее, а в уголках глаз появлялись маленькие морщинки. "Приятная внешность, - подумал я. - Ему, наверное, лет тридцать." Он был не похож на Тома, и, конечно, мое сердце не забилось быстрее.

Если бы все зависело от меня, ничего бы не было, но он явно решил ввести меня в свою жизнь. Следующие две недели я каждый день доставлял ему цветы и каждый раз встречал его в вестибюле у лифта, и мы улыбались друг другу и разговаривали. Потом он рассказал мне, как специально заказывал сам себе цветы и каждый раз просил, чтобы их доставил именно я, покупал себе кофе, ждал у колонны, пока я входил через вращающиеся двери, а затем, как бы случайно, оказывался рядом со мной, чтобы ехать в одном лифте.

-Какой сегодня хороший день! Вы когда-нибудь были на верхнем этаже? - спросил он меня однажды.
-Нет. Я не знал, что туда можно попасть! - это было еще пятнадцать этажей вверх.
-Оттуда можно увидеть город, - сказал он, покашливая.
-Действительно? Спасибо, я бы не хотел.
-Вы увидите город! Это красиво!
-Я немного боюсь высоты, - смущенно ответил я.
-Но ведь это же не открытая ветрам башня с хрупкими перилами, - сказал он, демонстрируя несерьезность моих страхов. - Это нормальный этаж здания, как тот, на котором работаю я, со стенами окнами. Поедем, вам понравится!

По счастливой случайности у меня было полно времени, и мы проехали десятый этаж, потому что - рассудил я своим куриным умом - я ведь был с мужчиной.

Когда лифт доехал до двадцать пятого этажа, двери открылись, и моему взгляду представилась захватывающая панорама города, все здания которого были далеко под нами. Когда двери лифта снова закрылись, я все еще был внутри, безжизненно распростертый на полу. Когда я пришел в себя, моя голова была на коленях у Андреаса, и я воззрился в эти невероятные темно-серые бархатные глаза, в эту минуту отображавшие участие.

-Ого! - сказал он со значением. - Что случилось?
-Голова закружилась, наверное. Доктор говорил мне об этом. Теперь я знаю, что это такое.
-Мне ужасно неудобно! Позвольте как-то оправдаться и разрешите пригласить вас на обед!
-Пожалуй, сейчас не могу даже подумать о еде, - проговорил я, ощущая тошноту. - Просто помогите мне спуститься вниз, хорошо?
-Но я чувствую себя виноватым! Пожалуйста, позвольте мне что-нибудь сделать! Как насчет завтрашнего вечера?

К тому времени, когда я снова очутился в вестибюле со стаканом воды в руке, постепенно приходя в себя, я понял, что когда-нибудь захочу пообедать. Андреас казался мне вполне приличным человеком, и, потом, я уже был с ним знаком. Огорчение, которое выражало его лицо, было сильнее, чем я мог выдержать.

-Завтра пообедать было бы не плохо. Встречайте меня в пять тридцать, хорошо?
-Я обещаю, что мы будем обедать на первом этаже, если мне удастся найти такой первый этаж, где нормально кормят. Кстати, если вам интересно, - добавил он, - меня зовут Андреас, Андреас Кляйн. - он улыбнулся, показав слегка кривые зубы, но умудряясь при этом выглядеть почти красавцем.
-Да, я помню. Ваше имя было на карточке каждого букета. Я Билл Каулитц, - ответил я.

Позже, когда у меня достаточно времени, чтобы удивиться, как договорился о свидании с человеком, которого почти не знал, я понял, что Андреас уже не был для меня незнакомцем. В последнее время он стал частью моей жизни: я специально приходил в вестибюль и искал его глазами, и мне было грустно, когда я его не видел, и я уже любил его серые глаза и кривую улыбку.

Видя его порядочность и такт, я не мог озвучить ему свои самые смелые мысли, которые приходили ко мне каждый вечер, когда я проводил длинные бессонные ночи в своей кровати в общаге. Густав тихо посапывал, а я в это время представлял Андреаса. Я представлял нас... Как он нежно обнимает меня, шепча на ушко приятные ласковые слова, наваливается на меня всем своим весом, целуя лоб, глаза, щеки, губы... Спускается ниже на подбородок, шею, соски, живот, гладит мои бедра, затем сильно сжимает их. Я чувствую сильное желание отдаться этому блаженству. он ласкает мой член, при этом нежно перебирает мою мошонку пальцами. Проводит языком по члену, мошонке и добирается до ануса. Он с силой вгоняет в меня свой горячий и влажный язык. Он трахает меня языком, а я, высоко задрав ноги, больше не могу сопротивляться нахлынувшему желанию. Стоны переросли в крик от наслаждения. Он резко поднимает меня и тащит в душ. Нагнув меня прямо на кафельном полу он резко вставляет свой огромный член в мою попку! Я чувствую, как он заполняет меня изнутри. Он делает плавное движение и уже оказывается полностью внутри меня. Резкие толчки... Хочу дотянуться до своего члена, но приходится опираться на руки на скользком кафеле. Движения становятся быстрее и мне кажется, что он вот-вот кончит, но он резко выходит из меня и... подходит к моему лицу!

-Хочешь кончить мне в рот, да? - игриво интересуюсь я.
-Перестань говорить, как порно актриса! Да... хочу...

Я несколько раз с силой проталкиваю его член себе в горло, мне это чертовски нравится! Андреас вскрикивает, все его тело напрягается. Дважды судорожно дернувшись, его член извергает мощную струю густой, горячей спермы, которая ударив в язык, летит дальше в небо. Я глубоко заглатываю член, принимая все новые порции терпкого семени. Вытащив член из моего рта он плюхается на кафель, я ложусь рядом. Он бессильно лежит, поглаживая мои волосы и судорожно дышит...

Но мы не "прошли весь путь", и это сопротивление оказал именно Андреас. Мы обнимались, даже немного ласкались, но, дойдя до горячей стадии ласк, когда мы, возможно, уже могли бы забыться, он отстранился, поправил свой галстук и извинился за дерзость. Он был старше меня (ему было 29, мне 18), он был другой, он уважал меня, он был слишком интеллигентен, чтобы хватать меня за возбужденный член...

В наших ласках я всегда представлял себе Тома. От этого очень сильно возбуждался. Андреас лишь улыбался, глядя на меня. Он всегда списывал мою необузданность на мой молодой возраст. А я, в свою очередь, не мог признаться ему и рассказать, что до сих пор, представляя себя в объятиях брата, просто умирал от желания.

Спустя месяц, он предложил мне переехать к нему. Я согласился. Густав меня поддержал и в этом. Замечательный друг, мой Густи!

-Может, это твоя судьба, Билл. Не отказывайся от подарков судьбы. Попробуй, в конце концов. А я... Что же, я буду чертовски по тебе скучать! Звони, если, конечно, будет время. Я очень рад за тебя! - с этими словами, Густав обнял меня, а у меня уже слеза навернулась.

Я стоял и обнимал его, сильно прижимая к себе. "Мне будет нехватать тебя. - думал я." Когда он отстранился, я заметил его покрасневшие глаза, которые стали влажные и с поволокой. Он не хотел плакать. Я ему и не позволил. Я просто взял свои чемоданы и быстро вышел из комнаты. Всю дорогу до такси я так ни разу и не обернулся. Слезы тоски уже душили и сжимали мою душу, как в тисках.
Глава 3 (продолжение Главы 1)
Меня разбудил запах кофе. Не открывая глаз, я потянул носом, а потом и всем телом к этому чудному аромату. Томно улыбаясь, я открыл глаза и увидел Тома, сидевшего на краю кровати и державшего поднос. На нем стояла чашечка свежесваренного кофе, а еще маленькая вазочка с красной розой. Очень мило! Том придвинул ко мне поднос и я увидел желание в его глазах и возбуждение ниже.
-Ого! С добрым утром, Томас!- я не мог скрыть приятного удивления.

Он смущенно улыбнулся, но не пошевелился. Я взял в руку чашку с кофе и сделал большой глоток, мыча при этом от удовольствия и театрально закрыв глаза запрокинул голову назад. Том все это время наблюдал за мной не сводя завороженных глаз и чуть улыбаясь. Он терпеливо ждал, пока я расправлюсь с кофе. В довершение всего я вынул цветок и вдохнул его аромат. Том аккуратно взял поднос с кровати и переместил его на тумбочку, подвинув при этом часы.

Медленно, чуть дыша он подобрался ко мне. Я ткнул розой ему в нос.

-Правда, приятно пахнет? - интересуюсь я, улыбаясь.
-Единственный запах, который я люблю, это запах твоего тела...- нежно, почти шепотом проговорил Том.
-Ну, Том! Я еще не проснулся! - я начал слабо сопротивляться, пытаясь оттолкнуть его от себя.

Я знал, что мои подобные выходки сильно возбуждали моего гиперсексуального братца.

-Хочешь грубого секса? - довольно ухмыльнувшись, спросил Том.
-Ты меня когда-нибудь убьешь своим "грубым сексом". Хотя, я, наверное, не против был бы умереть под тобой от сумасшедшего оргазма! - парировал я, ноготочком проводя по его груди.

Том закрыл глаза и застонал. Его член при этом начал подрагивать.

-Я больше не могу... Билл... Билли... Я... хочу... тебя...
-Ладно, я готов! - с этими словами я скинул с себя одеяло и, вцепившись Тому в бока ногтями, с силой притянул к себе.

Он застонал от боли, а я жадно впился в его губы. Он страстно целовал меня, даже грубо, сильно толкаясь языком и обшаривая каждый миллиметр моего рта. Наши члены скрестились, как шпаги, когда он навалился на меня. Своим членом он терся о мой, от чего я приходил в еще большее возбуждение. Обеими руками он обхватил мои ноги, согнув их в коленях, после чего с силой вошел в меня. Он разорвал поцелуй и теперь смотрел на меня одурманивающим взглядом. "Интересно, а на Георга он так же смотрел? - почему-то вдруг пронеслось в голове." Том, тем временем, впившись в мои бедра руками, сильными толчками начал вгонять в меня свой член. Не сводя с меня своих полузакрытых глаз, он стонал, то и дело хватаясь за мои ноги и бедра. Я не хотел прерывать зрительного контакта и смотрел ему прямо в глаза, понимая, что долго не выдержу. Я стонал и извивался под ним, а он только ускорялся, доводя меня до бешеной агонии сладострастия.

-Я...люблю...тебя...Томас...Каулитц...
-Я знаю... - не прекращая бешеной скачки, прошептал он.

Его движения стали плавными и нежными, а через секунду снова резкими и ритмичными. Он то вколачивался в меня, казалось, до потери сознания, то сменял движения до почти неощутимых. Он уже весь покрылся потом, а мне нравилось смотреть, как эти капельки, одна за другой стекают по его совершенному телу. Том немного устал и попросил сменить позу. Теперь мы оба лежали на кровати боком. Том пристроился сзади меня, опять вошел в меня и начал свой сексуальный марафон. Я гладил его ягодицы, толкая их к себе и прося, чтобы он трахал меня глубже. Ему это очень нравилось. Он тяжело дышал мне в ухо, а потом стал покусывать мою мочку. Я не смог сдержать стона удовольствия. Чувствуя приближение оргазма, Том остановился и вышел из меня.

-Встань на колени, я хочу вогнать свой член в тебя полностью... - срывающимся голосом попросил Том.

Меня долго не пришлось уговаривать. Я быстренько вскочил и подставил ему свою попку, оперевшись на колени и локти. Том все это время водил рукой по своему члену. Через плечо, обернувшись на брата я видел, как он дрожал.

-Больше всего на свете я не люблю ждать! - выпалил я.

Том приставил свой огромный и родной член к моему растраханному колечку и двинулся вперед. У меня все поплыло перед глазами . "Вот оно, счастье!" - думал я в такие моменты. Том остервенело долбил меня сзади, то стоная, то крича от наслаждения. Я чувствовал приближение его оргазма , как свой. Толчки Тома стали резче и медленнее. Глубоко вводя член, он задерживался внутри, делая еще несколько глубоких ударов. Я терял голову от наслаждения... Вводя и выводя член он сильно прижимал мою простату, давя на нее, отчего я просто кричал в голос его имя.

-Том!.. О Боже... Давай... Сильнее!.. Да... Хочу...

Спустя секунд десять он еще раз резко вонзил свой член по основание и начал кончать, сильнее сжав мои бедра руками. Сделав несколько резких движений рукой по своему члену, я начал буквально заливать простынь спермой.

Том медленно начал наваливаться на меня сзади и под его весом я начал плавно опускаться на кровать боком. Том лежал сзади меня, а его член все еще был во мне. Он начал сдувать капельки пота с моего лба, зарываясь одной рукой в мои волосы. Я повернулся к нему и поцеловал его. Он ответил мне очень нежно.

-Ты все таки напросился на грубый секс. - улыбаясь, сказал он.
-Ты - животное! И я тебя люблю! - я целовал его губы.

От ощущения возбуждающегося члена Тома во мне, мой последовал его примеру. Я снова хотел его. Том начал медленно двигаться и я затаил дыхание. На этот раз все было нежно, медленно, но не менее приятно. Он кончил минут через десять.

-Том, я все еще в деле! Не хочешь мне помочь? - я прищурил глаза, игриво улыбаясь.
Иди ко мне, мой сладкий! - он с удовольствием запустил свои руки под мой зад, приподняв его.

Удобно расположившись между моими ногами, он провел языком по мошонке, поднимаясь от основания члена к головке. Я закрыл глаза о откинул голову на подушку. Руками, дотянувшись до волос Тома, я попытался надавить на его затылок, насадив его ртом на мой член. И у меня это получилось. Том не стал сопротивляться, а лишь повиновался, разрешая мне самому задать нужный темп. Я насаживал его рот на свой член неистово, а он выписывал языком по его стволу пируэты. Мы были в восторге оба! Спустя полминуты я сильнее насадил голову брата на свой член, вогнав его в горло и начал бурно кончать. Том сделал несколько глотательных движений, отчего я просто чуть не задохнулся. Дыхание перехватило, а тело обмякло. Я уже не мог удерживать его за голову, но чувствовал, что мой член был все еще у него в горле. Выпустив его изо рта он уставился на меня. На его губах играла довольная улыбка.

-Я тебе уже говорил, что ты у меня самый вкусный? - Том вытер двумя пальцами уголки рта и смачно их облизал.
-Том! Прекрати! Иначе я запущу в тебя подушкой!
-Сла-а-а-аденький...

И вот уже первая подушка летит в Тома. Он попытался бежать, но, поскольку все время смотрел на меня, врезался со всего маху в шкаф. Взгляд его теперь стал какой-то потерянный и безразличный. Неуверенной, шатающейся походкой он делает два шага назад. Шатаясь, смотрит перед собой, потом начинает медленно оседать на пол. Но! Схватив брошенную мной подушку, резко разворачивается ко мне и... В общем, он попал. При чем прям по мне. Все это время я испуганно следил за каждым его движением, а он... Хотя, чему удивляться - у него всегда была хорошая реакция. И эрекция...

Одевшись, я спустился на кухню. Том уже налил нам по чашке кофе и ждал меня. Когда я уселся рядом, он полез в холодильник.

-Еб твою мать, Билл! - выглядывая из-за дверцы холодильника безумным взглядом, проорал он.
-Не нужно трогать мою мать. Она и твоя мать тоже, не забывай! - промурлыкал я, отпивая из своей чашки горячий, ароматный кофе.
-У нас совершенно нет продуктов! Между прочим, у нас сегодня гости. - прищурившись, сказал Том.
-Кто? Ах, да, эта сучка... - я понадеялся, что Том не услышит последней фразы.
-Как? Сучка? Билл, да что с тобой? Это же Георг, наш друг! С чего вдруг...
-А с того! - начал было я, перебив Тома, но вовремя опомнился. - Не знаю. Извини.

Я не хотел расстраивать Тома своими подозрениями, касательно их совместного прошлого. Но оно меня ело! Ело изнутри! Мне до сих пор хотелось выдрать этой суке все волосы с корнем. Я никак не мог простить ему Тома!

-Я просто...не знаю, что на меня нашло. Я знаю, что он наш друг. Кстати, спасибо, что просветил. Он, между прочим, позвонил тебе! Не мне! Не на наш домашний! А именно ТЕБЕ! Вот скажи, чем он руководствовался в тот момент? А я скажу тебе! Он все еще надеется, что ты будешь с ним! Он уже вычеркнул меня из твоей жизни. Я не удивлюсь, что он начнет распускать свои похотливые ручонки в твою сторону. Посмотришь, Том, я окажусь прав! Ему нельзя верить, если я хоть что-то для тебя еще значу, поверь мне! - последние фразы превратились в истеричный крик.

Том подошел ко мне и крепко обнял. Я тихо заскулил, пытаясь не разрыдаться. Он стал нежно поглаживать меня по голове и спине. Я положил ему голову на плечо.

-Ну, хватит, Билли! Я люблю только тебя, ты же знаешь. Мне никто кроме тебя не нужен. Я тебе обещаю, что даже не взгляну в его сторону. Хорошо? Но нам троим нужно будет все же выяснить отношения. Я не хочу ссориться с ним. Он наш друг детства. Помнишь, как мы ходили к нему на пижамную вечеринку? Он ценит нас с тобой одинаково. А мне он позвонил только потому, что он не знает наш домашний и уж тем более твой сотовый. Ты же их меняешь чуть ли не каждую неделю. И вообще, Билл, мы же договаривались, что больше не будем возвращаться к этой теме.
-Ладно, Том, ладно, я понял. Я буду очень милым, а ты меня не провоцируй. Я постараюсь сдержаться, чтобы не врезать ему как следует.
-Спасибо, родной, за твою любовь. - эти слова Том мне уже шептал.
-Всегда пожалуйста. - я прижался к нему ближе.
-Ну что? В магазин? - спросил он, отстраняя меня от себя и глядя мне в глаза.
-Да. - я утер нос кулачком.

Мы пошли собираться.

-Билл! Я жду уже битый час! Ты скоро? - Том плюхнулся на диван в гостиной.
-Я уже иду! - воскликнул я, задирая рукава на футболке.

В магазине я норовил урвать вкусняшек. Благо их было много! Том то и дело одергивал меня, чем, между прочим, очень огорчил.
-Билл, ты забыл, зачем мы пришли?-интересовался он, отрывая меня от очередной полки с мармеладом.
-Ну все, прости, последние мишки и все, обещаю...
-О Боже, червячки...
-Билл?!!
-Это же "МАОАМ"! Том!
-Билл. - повторил он уже более сурово.

Я не мог отказать червячкам так же, как не мог отказать этим любимым карим глазам, поэтому я, схватив несколько пачек, кинул их в корзинку и послушно встал рядом с Томом. Набрав всего необходимого для приготовления ужина, мы вернулись домой.

-Зачем ты взял столько вина? - я удивленно посмотрел на близнеца.
-Ну ты же знаешь, как Георг любит вино!

"Он, наверное, хочет его напоить, а потом..." - опять непонятные мысли крутились в моей голове.

Мы занялись приготовлением ужина, при этом весело толкались задом и иногда целовались.

Мы накрыли на стол в гостиной и услышали настойчивый звонок в дверь. Звонили так, как будто где-то был пожар. Том пошел открывать дверь и через секунду я услышал радостный вопль Георга.

-То-о-ом! Как же я рад видеть тебя! Я так скучал! Как ты? Как Билл? Где он? - он сразу засыпал вопросами.

Я вышел из гостиной и увидел их обнимающимися. Георг буквально душил его объятиями. Моментально вскипела кровь, но я помню, что обещал Тому держать себя в руках. Я подошел к ним, натянуто улыбаясь. Георг наконец то выпустил из своих объятий Тома и удостоил меня улыбкой.

-Билл, да ты... Ты просто шикарен! - он он и ко мне полез обниматься. Я оказался лицом к Тому и, глядя на него, театрально закатил глаза.

Он меня так сильно стиснул, что я чуть не задохнулся. Да уж. "Смертельные" объятия.

-Гео! Ну как ты сам? - отстраняясь от него спросил я.
-Откуда ты к нам? - поинтересовался у него Том.
-Ой, ребят, я только что из Италии! Я вам даже сувениры привез!
-Давайте, может уже, и за стол сядем? - мне надоело стоять у двери и хотелось поскорей закончить этот вечер.

Мы прошли в гостиную. Я сел во главе стола, всем своим видом показывая, что все-таки Я здесь фронтмен. Георг уселся справа от меня, напротив Тома, и сразу уставился на него с идиотской улыбкой.

-Как дела в Италии? - нарушив, наконец, тишину спросил я. - Как тебе итальянцы?
-О! Это было восхитительно! Я был там всего неделю, но это была, без сомнения, самая яркая неделя в моей жизни. За это время во мне побывало столько итальянских жирненьких членов, что голова до сих пор идет кругом! Я не утруждал себя походами по городу, не разглядывал достопримечательности. Я вообще редко выбирался из гостиницы...

Он тараторил без остановки, а мне хотелось придушить его. Я видел, что он смотрит исключительно на Тома, когда рассказывает свои душещипательные истории. "Что же ты задумал, гаденыш?" - думал я, улыбаясь и иногда утвердительно кивая головой.

-Ну, а вы-то тут как? - закончив свою тираду, спросил он.
-А мы, как видишь, снова вместе! - Том положил свою руку поверх моей.
-Да! И никакие мелкие, завистливые, похотливые сучонки не смогли отобрать у меня моего любимого братишку! - я специально смотрел в глаза Георгу, наполняя его бокал вином.

У меня уже созрел план в голове. Я сам хотел напоить его, а затем выудить из него все, что происходило между ними с Томом. Не зря же он приехал! Он что-то задумал! Я должен был вывести его на чистую воду! "Второго шанса я не дам тебе, итальянская шлюшка!" - от этих мыслей хотелось проломить его голову.

Болтая ни о чем и обо всем на свете, прошло уже часа три. Георг был сильно пьян. Он то и дело обращался к Тому со словами: "А помнишь...". Блядь! Меня совсем здесь нет! Не стесняйтесь! Может ты его еще и оттрахаешь на этом столе? А что? Места хватит! Том и сам был изрядно пьян, в отличие от меня, которого удовлетворял лишь третий бокал за вечер.

-Ребята, я сейчас! - Том, шатаясь, побрел на второй этаж.

Мы остались одни.

-Так что же на самом деле привело тебя к нам, Гео? - невозмутимо поинтересовался я, играя бокалом в руках. - Ты проездом или соскучился?
-Соскучился. - Георг растянулся в пьяной улыбке, глядя на меня помутневшим взглядом.
-По Тому? - я хищно улыбнулся.
-Да... Нет... С чего ты взял... Том тебе все рассказал? - он виновато опустил глаза на стол перед собой и принялся что-то внимательно разглядывать. - Он же обещал, что ты никогда ничего не узнаешь...

Началось.

-Да, милый Гео, он мне все рассказал. Но мне бы хотелось послушать и твою версию, а то картинка уж больно не полная. - оперевшись подбородком на руки, приторно пролепетал я.

Я, конечно, врал. Но мой план уже был запущен в действие и я не мог иначе.

-Я не знаю, что тогда на меня нашло... Я просто предложил ему прокатиться... Он такой... сексуальный... в общем... я... он... мы трахались... там... в машине... - Георг бессвязно говорил пьяным голосом, пытаясь восстановить в памяти картинку пятилетней давности.
-С твоей подачи, мразь! Ты же знал о нас с ним! Мы же были лучшими друзьями! Ты знал и тем не менее... - я не успел договорить, как услышал шаги спускающегося Тома.
-Не скучали? - Том, кажется, немного протрезвел.
-Билл, прости... - Георг поднял на меня глаза.
-За что? Что я пропустил? - Том удивленно уставился на меня.

Я легким движением руки опрокинул бокал с вином Георга на скатерть.

-Да вот за это! Ничего, Гео, не переживай, у нас еще есть вино. А это всего лишь скатерть. - я улыбнулся Тому, спешно ставя бокал в исходное положение.
-Мне, наверное, уже пора. - Георг с серьезным и очень пьяным выражением лица пытался встать из-за стола.

Да, уж, вечер удался!

-Где ты остановился? - Том положил руку на его плечо.
-В гостинице. Там... - Георг неопределенно махнул рукой. - Не помню... - он резко вырубился, откинувшись на спинку стула.
-Его нужно уложить спать у нас. Завтра найдем его гостиницу. - братец посмотрел на меня, ища поддержки.
-У нас? Ты спятил? Мало того, что мне пришлось терпеть его весь вечер, так еще и всю ночь? Ну это просто какой-то пиздец, Том! - в эти моменты я представлял, как этот похотливый баран спит в соседней комнате.

Невольно побежали мурашки по телу.

-Билл, не будь таким садюгой! Ему сейчас реально плохо! Помоги уже!

"Эх, Томас Каулитц, ты еще не представляешь, что ждет тебя!"

Я недовольно фыркнул, когда Том поднял на руки это безжизненное тело и понес в сторону второго этажа. Я не сдвинулся с места. На секунду задержавшись возле лестницы, Том окинул меня взглядом и поняв, что я отказываюсь принимать участие в этом спектакле, громко цокнул языком и поплелся на верх.

Прошло уже минут пять, а Тома все еще не было. Я встал из-за стола, допив остатки вина из бокала и двинулся на второй этаж. В коридоре горел свет и проходя мимо открытой двери я увидел страшную картину. Георг лежал на кровати, а Том сидел рядом и жадно целовал его губы. По оттопыренным штанам было видно, что они оба уже на грани. Не издав ни звука, я тихо спустился в гостиную. Я откупорил очередную бутылку вина и припал губами к горлышку. Душа рвалась в клочки, а сердце, сделав замысловатое сальто где-то в районе горла, сочилось обидой и... огромным чувством вины, оставив в горле горький привкус и нереальных размеров ком.
Глава 4 (продолжение к Главе 2)
Я дико и невозможно извиняюсь перед всеми, кто будет это читать. Всё дело в том, что моя Муза ушла в капитальный запой на эту часть.((( Уж как получалось её за ногу из-под стола выдернуть... В общем, не расстраивайтесь, а учитывайте все обстоятельства. Моя трахнутая на голову Муза, что смогла, то и выдала)))



Мы прожили с Андреасом уже полгода, но у нас за это время не было секса ни разу.

Только однажды он чуть не забылся. Девушка из его офиса пригласила его на к себе на вечеринку и он потащил меня туда, несмотря на то, что я был против. Как оказалось, я был прав: нам там было не уютно и нам не следовало туда ходить, но я был рад, что мы пошли, потому что у этой вечеринки было хорошее последствие.

Это была безумная вечеринка, непохожая на те, где я бывал раньше. Плохо меблированная квартира была переполнена людьми, едва знакомых друг с другом. Запах марихуаны тяжело висел в воздухе, заполняя рот и нос до того, что не курившие были не лучше куривших.

Пары стояли у стен, иногда выходя из комнаты, и, заглянув в спальню, я убедился, что у нас нет возможности удалиться туда.

Мы с Андреасом присоединились к человеческому потоку, протекавшему из одной полу-пустой комнаты в другую. Постепенно мы проскользнули за стойку, где было теплое белое вино, наполнили пластмассовые стаканы, перетекли через корабельного вида кухню в то, что должно было быть столовой, почти без мебели, как и вся квартира. Из этой комнаты выходила дверь на балкон, и я схватился за нее, надеясь вдохнуть свежего воздуха, не пропитанного наркотиками. Это было, как сойти с транспортерной ленты: тут же мы оказались зажатыми в темном углу, окруженные незнакомыми людьми, стиснутые так сильно, что я ощущал ключи в кармане Андреаса, плотно прижатому к моему бедру. Внезапно меня грубо толкнули к Андреасу, и я понял, что эта выпуклость не была ключами.

Он неподвижно смотрел на меня несколько секунд, затем жестом предложил мне взять его стакан. Двумя руками он нежно поднял мое лицо и в этой темной прокуренной комнате наклонился и поцеловал меня продолжительным поцелуем, от которого все во мне замерло. В одном этом поцелуе было больше страсти, чем он продемонстрировал мне за все эти месяцы, а потом он сжал меня в объятиях, пока сердце отстукивало удары. Когда он смотрел на меня, его пепельно-серые глаза были наполнены каким-то отчаянием, затем он неуклюже взял обратно свой стакан, как будто не знал, что делать со своими руками. Он выглядел расстроенным.

-Прошу прощения, - сказал я, чувствуя необходимость извиниться за наше неприятное и дискомфортное положение. - я только хотел подышать свежим воздухом! - крикнул я ему в ухо.
-Тут не удастся! - проорал он в ответ, наклоняясь к моему уху. - Я хочу уйти!

В конце концов, мы втиснулись обратно в поток, и толпа вынесла нас к открытой входной двери, откуда мы, наконец, сбежали.Мы сидели в машине Андреаса, смеялись и вдыхая свежий воздух, как люди, которые только что чуть не утонули, но воздух вокруг нас был наэлектрилизован. Андреас первым пришел в себя, обнял меня и внимательно посмотрел мне в глаза.

-Я не знаю, то ли это место так подействовало на меня, то ли твои карие глаза, но я почти перешел грань. Внезапно мне захотелось так любить тебя, как никогда раньше. Тебе повезло, что там было столько народу, а то бы я бросил тебя на пол и сделал бы это на прямо там и тогда.

Однако его шутливый тон не заглушил биения сердца, которое все еще звучало у меня в ушах.

Я смотрел ему прямо в глаза, не отрываясь, и молчал. Мне почему-то захотелось самому сделать первый шаг. Я придвинулся к нему и поцеловал его в губы. Я просто робко прикоснулся к его губам, ощущая горячее дыхание. Когда я уже хотел отстраниться, он запустил свою руку в мои волосы на затылке и притянул меня к себе, углубляя поцелуй. Я ответил. Наши языки сплелись в неистовой борьбе, не уступая места друг другу. Рука Андреаса начала блуждать по моему телу, отчего на меня нахлынуло какое-то дикое вожделение. Мы целовались, задыхаясь. Возбуждение нарастало. В моей голове снова всплыл образ Тома... Его губы... Такие желанные...

-Андреас... Я больше не могу... - прошептал я ему в рот.
-Давай пересядем назад. - сказал он.

Я быстро перепрыгнул на заднее сиденье, расстегивая на себе рубашку. Я помнил, как когда-то, вот так же, с Томом мы... Хотя, это было не важно. Тогда. Сейчас. Потрясающее возбуждение, дрожь и волнение ожидания были фантазиями подростка, жившего в другом времени и пространстве. С ним же я ощущал себя взрослым, любимым спокойно и каждодневно человеком, на которого я всегда могу положиться, который всегда будет со мной.

Была ли моя голова наполнена звоном колокольчиков, пением птиц? Таяло ли мое сердце, когда он, наконец, заключил меня в свои объятия и поцеловал? Я бы этого не утверждал, но зато я чувствовал себя уверенным и довольным. Он просто помогал мне забыть Тома. Не думать о нем. Временами у него это, весьма недурственно, получалось. Но все же...

Андреас присоединился ко мне, снял с себя рубашку и помог мне избавиться от своей, вместе с моими штанами, под которыми не наблюдалось трусов. Он страстно целовал каждый изгиб моего тела, а я просто плавился от его прикосновений. Его машина была явно не создана для увеселений подобного рода. Было жутко тесно и неудобно. Я лег на спину, а он навис надо мной, максимально удобно устроившись между моими ногами. Правую я закинул на спинку пассажирского сиденья, а левой приобнял его за талию. Место его расположения не позволяло ему перейти с поцелуями ниже моей груди. В какой-то момент, оторвавшись от моих сосков, он поднял на меня свой затуманенный от желания взгляд. Его глаза, подернутые поволокой возбуждения, казались мне темно-серыми настолько, что напоминали асфальт после дождя. Правой рукой он провел от внутренней стороны бедра до паха, поласкав изрядно возбужденный член, поднялся выше, скользнул по животу, аккуратно обведя дрожащими пальцами татуировку-звездочку, выше, к груди, ключице, шее и, наконец, добравшись до моих губ, осторожно проведя по ним подушечками пальцев, погрузил их мне в рот. Я начал обильно смачивать их слюной, посасывая и развратно причмокивая. Спустя несколько секунд он заменил их своими губами и медленно ввел в меня один палец, начав немедленно меня растягивать. Ощущения, должен признаться, даже очень не из приятных. Сказывались месяцы воздержания.

-Ты такой узкий... Ммм... как девственница... - Андреас добавил еще один палец.
-Да... - прошептал я, улыбнувшись. - Хочешь лишить меня невинности?.. - я вопросительно выгнул бровь.

Могу сказать, что он очень умело орудовал пальцами в моей очаровательной попке, каждый раз приятно нажимая на бугорок простаты. Я выл, стонал и извивался от таких ласк, но он вытащил пальцы и, ловко стянув с себя штаны с бельем, приставил к моему колечку разгоряченную головку, размазав по ней слюну.

-Хочу получить ее от тебя в подарок. - ответил он, резко толкнувшись вперед.
-Ммм... - сдавленно застонал я, - достаточно дорогой подарок...

Он не ответил, лишь ускорил темп. Я закрыл глаза и приоткрыв рот, чем не преминул воспользоваться мой любовник. Он тут же, навалившись на меня, принялся орудовать в нем своим языком. Наше соитие длилось не долго. В основном без каких-либо "излишеств". Стандартный секс в стандартной "миссионерской" позе. Беее. Он быстро кончил. Что же до меня... Мне потребовалась дополнительная стимуляция, в виде его рук, которыми он обхватил мой член и, поступательными движениями, спустя лишь минуты две, довел меня до оргазма. Это был самый обычный секс. Ни фанфар, ни фейерверков, как было каждый наш раз с Томом. Обычный перепих в тесной, душной машине. Я, признаться, ожидал чего-то немного иного. Нет, не так. Много и иного!!! Весь наш секс с Андреасом, за все время наших отношений, был потным, болезненным кошмаром, соревнованием на выносливость. Мои отношения с Томом всегда были удовольствием. Занятия сексом для Андреаса всегда были столь важной частью, как получение самой лучшей страховки, как будто мы подвергнем наши отношения опасности, если будем вести себя несерьезно и получим немного удовольствия. Секс был ритуалом, который мы должны были вынести: неуклюже и неудобно, Андреас любил меня так, как будто боялся сделать мне больно. Где было тепло близости, радость открытия, награда удовлетворения? Что за важное дело мы делали? Мы так и не отыскали никакого волшебства, но в результате отработали технику, которая приносила удовольствие, вот и все.

Вскоре, как мы съехались, мне стали сниться сны. Я снова переживал тот вечер, когда мы расстались с Томом, или просыпался, ночь любви с ним. Я частенько навещал своего друга Густи. Я с упоением рассказывал, как мне живется с Андреасом, все свои переживания.

-Рыцари, - сказал Густав, - приходят под разными личинами: это не всегда красивые мужчины и великие щитоносцы. Береги его, Билл, он очень любит тебя. Такой спокойный, уравновешенный, надежный. Тебе нужен человек, который будет заботиться о тебе, защищать, друг. Ты получил такого человека и будь счастлив.

А я? Я думал, что люблю его. Андреас был добрый, много работал, совсем неплохо выглядел, и он безумно заботился обо мне. Правда, чего я мог еще желать? Все мысли о Томе медленно отходили на второй план. Любовь, которая одновременно дергает и причиняет боль, парит в высоте и бросает в дрожь, так что ты никогда не знаешь, на каком ты свете? Зависимость такая, что от одной улыбки или нахмуренных бровей не знаешь, какое выражение лица ты будешь иметь целый день? Стук в груди, когда представляешь себе ваше соединение, занятия любовью? Это я уже имел. Все, чего я хотел, - это человека, который будет рядом, когда он мне нужен, может быть, иногда дающий немного умеренного удовольствия.

Андреас дал мне свободу и уверенность, как страховочная сеть канатоходца, и осознания себя, как личности. Мне понадобилось много времени, чтобы понять, что он сделал для меня, и, когда я это понял, было уже слишком поздно...

Спустя четыре с половиной года нашего совместного проживания с Андреасом, когда мое обучение подошло к концу, он пришел домой и сказал, что нам нужно расстаться. Что мне нужно понять его и съехать. Он встретил девушку своей мечты. Он увлеченно начал мне рассказывать, какая она замечательная, красивая, а еще любит его, и еще много бла-бла-бла... Я просто ахуел, мягко говоря, от всего этого. Я слушал его, не шевелясь и, кажется, не дыша. Я не понимал практически ни слова из его пылкой речи. Он стал для меня заменой Тома. Всегда меня поддерживал, никогда не лез с лишними расспросами, когда заставал меня, заплаканного, с бутылкой вискаря по вечерам, любил, как мог и умел. А теперь ЭТО! Я был просто унижен и раздавлен. Мир, казалось, снова ушел из-под ног. Все повторилось. Опять та-же история, что и с Томом. Невольно чувствуешь себя ущербным, недостойным счастья, жалким подобием человека. Я, выслушав его тирады, молча собрал свои чемоданы и в тот же вечер, ближайшим рейсом уехал к родителям.

-Не смей опускать руки! У тебя еще все впереди! Поезжай к родителям и начни все заново, с чистого листа. Вещи, которые нас не ломают, делают сильнее. - только и сказал мне Густав, когда я навестил его, перед отъездом.

Мой мудрый, добрый Густи! Его напутствие заставило меня задуматься и взять себя в руки.

-Я - Билл Каулитц! Я все смогу! У меня все получится! Я не сдамся! Фортуна отвернулась? Разве это не повод поставить ее в интересную позу и просто трахнуть?! - говорил я себе, подъезжая к дому родителей.

Мне повезло, что Тома не было дома. Мама сказала, что он приедет только через месяц. Меня все были очень рады видеть. Я узнал, что Том с Георгом учатся рядом. Пошлые мысли захватили мой разум. А что, если?.. А! Какая разница? Тома я так и не простил и не хотел забивать себе голову его жизнью и его похождениями. Мне было все равно. Ну вот, я опять себя обманываю... Конечно, я ждал его приезда. Мне очень хотелось вновь увидеть это, до боли знакомое и родное лицо.

Сидя в гостиной за ужином, мама не переставала мной восхищаться.

-Ты очень сильно изменился, сынок. Так повзрослел! С последней нашей встречи, мне кажется, ты стал какой-то расстроенный. Что тебя волнует, Билли? Как дела у твоего друга Густава?
-Мам, все в порядке. Я просто думаю о том, что мне пора бы уже жить самостоятельно. Купить себе дом, найти работу. А с Густавом мы каждый день созваниваемся, он тебе привет передавал, и просил передать, что очень соскучился по твоему черничному пирогу. - я выдавил из себя что-то вроде улыбки.

Не хотелось расстраивать маму своими душевными переживаниями. К тому же я сам до конца не разобрался в себе. Да еще эта предстоящая встреча с Томом. Провалиться хотелось сквозь землю. Я надеялся, что найду работу и подходящее жилье гораздо раньше, чем он вернется домой.

-О, Густав! Это так мило с его стороны! Я очень благодарна этому юноше за то, что он приглядывал за тобой все это время. Том!!!

Том?! Что за... Обернувшись, я увидел...ЕГО! Том стоял в дверях, бросив на пол чемоданы и улыбаясь во все 32. Меня как будто током прошибло. Я так и замер с поднесенной ко рту вилкой. Он был... просто очарователен. Мама, выйдя из-за стола, побежала обниматься, а я сидел, словно в ступоре и, кажется, даже не дышал. Я чувствовал свое сердце, как оно отстукивало удары, где-то в районе горла. Как же я соскучился по своему близнецу. Хотелось вскочить, подбежать к нему, такому родному, обнять его и поцеловать, шепча признания и чувства, которые не улетучились, как я надеялся, за эти годы, а наоборот выросли и окрепли. Но я сидел, медленно возвращаясь в ту комнату сознания, в которой прочной оболочкой поселилась обида. Я отвернулся, но вид прекрасного тела все же оставил след легкого румянца на щеках.

-Билл! Привет, братишка! - слова, как стрелы, пронзили мои уши, завершая свой полет в сердце.

Как же больно! Я с трудом обернулся на него. Глаза мгновенно начало колоть. Слезы? Нет, только не сейчас!

-Привет. - вышло как-то сухо.

Остаток вечера мы так ни разу и не заговорили. За столом я еще немного поковырял вилкой в своей тарелке и, сославшись на дурное самочувствие, поднялся в свою комнату. Я увалился на кровать, глядя в потолок. Было гадко на душе.
Глава 5
Из моих мыслей меня выдернул настойчивый стук в дверь.

-Да. - сказал я, глядя все в тот же потолок.

Дверь открылась и на пороге я увидел маму. Она подошла и села на кровать рядом со мной.

-Как ты себя чувствуешь? - она погладила меня рукой по голове.
-Не знаю. - я дернул плечом. - Не очень.
-Это из-за Тома, да? - осторожно поинтересовалась она.
-С чего бы это?
-После твоего приезда ты ни разу не спросил, как у него дела, а он же, наоборот, стоило тебе уйти в комнату, как остаток вечера он то и дело говорил о тебе. Уж не знаю из-за чего вы там поругались, но я так понимаю, что ты его до сих пор не простил. Пойми, милый, что жизнь не состоит лишь из обид и слез. Нужно уметь прощать. Вы, ведь, близнецы. Плохо одному - плохо и другому. Это природа. Ему тоже не сладко пришлось. Все эти годы он жил с мыслью о тебе, о том, что тебе плохо на душе, потому что он сам страдал не меньше твоего. Нужно забыть старые обиды и начать жизнь с чистого листа.

"С чистого листа". Я помнил, как Густи говорил мне тоже самое. Да они, что, сговорились все, что-ли? Хотя, в этом, думаю, есть вся правда. Да. С чистого листа.

-Спасибо, мам. Мне гораздо лучше. Ты меня извини, но я хотел бы немного вздремнуть.
-Да, конечно, Билли. Я зашла пожелать тебе доброй ночи. - мама поцеловала меня в лоб и удалилась.

Черт! А ведь она права! Не могу же я вот так вот сидеть вечно в своей комнате и бояться Тома! Бояться заговорить, встретиться взглядом. А почему я боюсь? Я боюсь поверить ему опять, я боюсь, что он снова меня предаст. Боюсь...

Снова стук в дверь.

-Да, мам, что-то еще? - я поднял голову на дверь.

Но на этот раз я увидел не маму. На пороге стоял...Том. В одних боксерах.

-Можно войти?
-Ты уже вошел. - я опять принялся разглядывать потолок.
-Хм. Пока нет. - пошлая улыбочка.
-Том, перестань. Чего тебе?
-Я зашел поговорить.
-Ну так говори.
-Как ты?
-Ахуенно. Не видишь?
-Не вижу.
-Присмотрись. - я иронично хмыкнул.

Он подошел ко мне ближе, залез на кровать и склонился надо мной так, что между нашими лицами было лишь несколько миллиметров. Я лежал, широко раскрыв глаза, и в недоумении смотрел на старшего.

-Да, теперь я вижу. Ты ахуенен! - он приблизился еще ближе и поцеловал меня в губы.

От этого мои глаза распахнулись еще больше, а по телу предательски разбежались мурашки возбуждения. Он не мог этого не заметить. Поцелуй стал напористее. Я не ответил.

-Я тебя ненавижу, Томас Каулитц... - прошипел я сквозь поцелуй.
-А вот я тебя люблю. - чуть отстранившись, прошептал он. - Я скучал.

Том начал покрывать мое лицо поцелуями, спускаясь на шею, ключицу... Мне окончательно снесло крышу от таких родных и знакомых прикосновений, запаха, рук. Он гладил мое тело, а я думал, что вот-вот расплачусь. Когда он посмотрел мне в глаза, то увидел их, полные слез.

-Билл, прости меня. Я люблю тебя. Я очень сильно скучал без тебя. Мне тебя так не хватало! Все эти годы я ложился спать и просыпался с мыслью о тебе. Прости, что подвел тебя тогда. Подвел нас...
-Нас больше нет. - перебил его я. - И вообще, Том, - я попытался выползти из-под него, - я думаю что нам не стоит начинать все сначала. Плохо кончим.
-А мне кажется, что кончим мы, как раз, как никогда хорошо. - он призывно поиграл языком с колечком в губе.

Выползти мне так и не удалось, он лишь сильнее прижал меня к кровати. Монумент, выросший у него в боксерах, тесно упирался мне в бедро.

-Что ж ты не пойдешь трахаться к своему любовничку, раз уж приспичило, м? Или он тебя бросил?

Я понимал, что поступаю неправильно и не должен был говорить это, но обида совершенно завладела моим разумом. Как пелена ненависти, боли и горечи нависла перед глазами. Мне в тот момент хотелось сделать ему больно, заставить страдать так же, как и он меня все эти годы.

Том отполз от меня и сел на край кровати, спиной ко мне.

-Прости еще раз, Билл. Я знаю, что не должен был приходить к тебе вот так вот. У меня никого не было за эти пять лет, слышишь? После нашего разрыва я много думал над этим и...
-Надо же! Ты и думал! Ахуеть! Я-то думал, что ты ничего не умеешь, кроме как ебать все, что движется, а что не движется - двигать и, опять-таки, ебать! - перебил я его.

Гнев во мне зашкаливал. Хотелось прибить его и заткнуть...поцелуем.Такой соблазнительный, такой сексуальный... Его дреды превратились в элегантные брейды. Но руки, губы все осталось прежнее, за исключением подтянутого, спортивного, подкаченного тела. Я противоречил сам себе. Мне хотелось обнять его и не отпускать, но с языка то и дело слетали колкости, в надежде долететь до сердца и ужалить побольнее.

-Ладно, Билл. Я, наверное, лучше пойду...

И тут я сдался.

-Ну и куда ты собрался с таким стояком?Народ по дому пугать?
-Все спят...
-Не все! Про меня уже забыл? Иди сюда я тебе помогу от него избавится. А потом мы с тобой серьезно поговорим. Хорошо? - с улыбкой спросил я.
-Билл, ты...Я тебя люблю!

Том с радостью запрыгнул ко мне обратно и продолжил свою пытку моего тела своим языком. Да! Я позволил Тому вернуться в мою жизнь! Именно я! Да я, блин Бог! Теперь Я буду рулить нашими отношениями. Я так решил.

Том, тем временем, освободился от своего белья и раздел меня. Лег со мной рядом. Я обнял его за шею, притянул к себе, вовлекая в страстный поцелуй! Я лег на него сверху.

-Билл, я...- было начал Том.
-Заткнись! Не порть момент...- перебил его я.

Я целовал его страстно и так самозабвенно, перебирая руками его брейды. Мы терлись членами, возбуждаясь еще больше.

-Билл, послушай...- опять начал Том.
-Ну что тебе?-Я отстранился и вопросительно уставился на него.
-Билл, скажи, у тебя кто-нибудь был за это время? - он смотрел так преданно мне в глаза, что невольно новая толпа мурашек пробежали по телу.

Ну что я мог ему сказать? В его глазах явно читалась надежда на то, что я был один. Но я ведь не был один. А он был. Мне было жутко страшно в этом признаться. Я подумал, что он, услышит правду и уйдет от меня еще раз, оставив снова одного. Врать не хотелось. Но пришлось.

-Я...У меня никого не было, Том. - соврал я и даже глазом не моргнул.

Брат притянул меня за шею к себе руками. Улыбнулся, заправил за ухо выбившуюся прядь, свисавшую на лицо, и поцеловал. Он просто чмокнул меня в губы и отстранился, глядя в глаза.

-А если правду? - Его рука скользнула по моему телу и завершила свое путешествие, притаившись на моем бедре.
-Правда. - отозвался я.
-А если это не так? - он прищурил глаз.
-То что?
-То-"то"!
-Что-"то"?
-Накажу тебя. Сильно. Грубо и...очень страстно. Скулить от боли будешь!- он перевернул нас, глядя в глаза и гладя мою щеку тыльной стороной согнутых пальцев, - Ты только мой...я тебя никому не отдам. Ты мой...Наконец-то. Я так мечтал об этом. Так давно хотел тебя обнять, валяться вот так вот, как сейчас, гладить твое тело, волосы, чувствовать твое тепло, дыхание, твое сердце...ты рядом и мне больше ничего не надо.

Он медленно наклонился ко мне и нежно поцеловал, касаясь одними губами моих губ. Я заерзал под ним. Не столько от возбуждения, сколько от неприятного щемящего чувства, словно сосущего под лопаткой. Не должен был я его обманывать... Ну и хер с ним! Меньше знает - крепче спит. Да и мне будет спокойней. Они все-равно никогда не встретятся, что было, то было. Я не собираюсь об этом жалеть.

Я отстранился на мгновение от Тома и, прогнав свои мысли, посмотрел ему в глаза. Такой манящий, одурманенный, потерянный, прожигающий возбуждением взгляд был у него пять лет назад, в день нашей разлуки. Я отчетливо уловил его желание. Его или свое? Какая разница? Я люблю его! Мне хотелось кричать об этом на весь мир!

Я, перевернув вновь нас, смотрю в глаза Тома с такой надеждой, что он нервно сглатывает. Возбуждение у обоих нарастает. Как же я го люблю. Лежа на нем, прикладываю ладони к его щекам и целую. Нежно, страстно, проводя языком по губам, протискиваясь в рот и вновь, как в старые добрые, проходясь языком по небу, зубам и, поймав его язычок, начинаю невидимую никому борьбу с ним. Я хочу моего мальчика, как никого и никогда! Хочу говорить ему нежности, хочу, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось... Том отвечал мне и в его действиях не было той необузданности и несдержанности, какая была практически всегда. Его сердце то замирало, как-будто его сжимали в кулаке, то вновь начинало стучать в бешеном ритме.

Сидя на бедрах Тома, я нежно обхватил его сочащийся смазкой член рукой и, безо всяких прелюдий, стал медленно вводить его в себя. Братец был удивлен моей несдержанности. Когда член полностью погрузился, Том издал рык, больше похожий на на животный. Его зрачки немедленно расширились.

-Ты же говорил, что у тебя никого не было? - спросил он на выдохе.
-Не было. - черт! Я понял, к чему он клонит.
-Откуда такая идеальная растяжка?
-Ты снился мне почти каждую ночь, милый, не мог же я отказать себе удовольствии и немного поимпровизировать с моим большим "другом" Томми-младшим. - с этими словами я полез рукой под подушку, на которой лежал мой близнец, и явил миру огромный дилдо, со всеми анатомическими подробностями.

Я давно его приобрел для скрашивания одиноких вечеров. Даже когда мы жили с Андреасом, а сексуальная жизнь с ним продвигалась шатко-валко, я не оставался-таки ни с чем. Разумеется, все мои мысли, при игрищах с Томми-младшим, улетали к Томасу-старшему. Вот и теперь, приехав домой и предусмотрительно заныкав "мою прелесть" под подушку, он не остался в стороне.

-Хм. А что? Похож! - заулыбался брат.
-Ты себе даже не представляешь, сколько мне магазинов пришлось оббегать, дабы найти это чудо! - я наклонился и чмокнул брата в нос.
-Мелкий извращенец! - Том резко двинул бедрами.
-Весь в тебя. - прошептал я брату в ухо, ложась ему на грудь.

Я поцеловал его, проникая глубоко в рот, а Том лишь шлепнул по заднице в знак одобрения, быстро двигая бедрами. От таких резких толчков я буквально подпрыгивал на нем, прикусывая его губы и пошло стоная. Это его безумно заводило, суда по тому, что его руки уже не нежно гладили мое тело, а впивались в мои бедра, спину до синяков, движения стали до безумия быстрыми. Испарина выступила на его лбу, дыхание срывалось...

-Что же ты со мной делаешь, мелкий... - я едва расслышал шепот близнеца, сквозь собственные стоны удовольствия.
-Люблю тебя...всего-то... - я еле выдавил из себя эти слова в ответ.

Я не мог думать ни о чем, кроме как о огромном горячем члене, таранящем меня в зад с таким упорством, отчего тело просто не слушалось. Том попытался улыбнуться, но вместо этого получилась какая-то странная гримаса. Он закрыл глаза и стал бурно разряжаться в меня, затаив дыхание. Сильнее двинув бедрами и притянув меня к себе, он дернулся пару раз, до боли впиваясь короткими ногтями в мою кожу. Я кончил сразу же, почувствовав, как его член запульсировал и стал толчками заполнять меня своей спермой. Том вышел из меня и я лег с ним рядом, переводя дыхание.

-Ну, что? Мир? - после недолгой паузы спросил он, повернув ко мне голову.
-Ха! Если это было примирение, то я согласен ругаться с тобой каждый день! - парировал я.
-Да хоть сто раз в день! - усмехнулся брат.
-Т-о-ом... - протянул я, рассматривая его и улыбаясь.
-Что?
-Том, у тебя сперма на подбородке. - я хихикнул.
-Стрелок, бля, Ворошиловский. Твоего члена дело? У-би-рай. - он выпятил подбородок в мою сторону.

Я потянулся ему навстречу и слизнул белесые капли.

-А я очень даже ничего так. - я отстранился от него и пошло облизал губы.
-Маленький мой развратный мальчик. И в кого ты у меня такой? - Том обхватил меня за голову обеими руками и притянул к своей груди.
-В тебя. В кого ж еще?
-Билли, я в душ. Ты со мной?
-Не-е, я еще поваляюсь.

Спустя две недели.

-Том, мне он нравится! Я хочу его! Хочу! - я начал нетерпеливо тарабанить кулаками по приборной панели.
-Успокойся, Билл! Ты мне сейчас всю тачку раздолбаешь!
-Да она у тебя неубиваемая! Не уходи от темы, Том!
-Билл, мне кажется, что он слишком...большой, что-ли? Мы же там вдвоем жить будем!
-Не вдвоем, а вчетвером!
-?
-А Скотти? Томми-младший?
-Не смешно, Билл.
-Вот ты сученок, Том! - я отвернулся от него и демонстративно уставился в окно, сложив руки на груди в замок.
-Смотри не лопни от собственной важности.

Не поворачиваясь к Тому, я молча показал ему средний палец.

-Ну что ж? Хорошо. Индюк. Я уже заебался тебе сопли вытирать. - с этими словами Том резко сорвал машину с места.

Она взвизгнула и, какое-то время метаясь из стороны в сторону, лихо помчалась в сторону отчего дома.

Домой мы ехали молча. Остаток дня провели так же. Под вечер Том стал куда-то собираться. И тоже молча. Я был слишком горд, чтобы заговорить с ним первым. Я ждал действий от него. Но он упорно молчал. Черт побери! Мне понравился этот дом! Я хочу жить там вместе с Томом. Ну, ничего. Побесится и сдастся. Все, как всегда. Я потерплю. Я младший и мне нужно уступать.

Когда Том ушел, хлопнув дверью, я позвонил Густи и поделился радостной вестью о доме своей мечты. Он, как всегда, был рад за меня, за нас с Томом. На сей радостной ноте я с ним попрощался, не забыв пригласить в гости на новоселье. Я плюхнулся на кровать. Рассматривая привычный потолок, я предался воспоминаниям о своей студенческой жизни. Не знаю почему, но вдруг вспомнился Михаил, цветочный магазин со Стивеном, где прошло замечательное время моей жизни...Андреас... Я понял, что соскучился по нему. Я его уже достаточно долго не видел, но в памяти осталось его лицо, кривозубая улыбка и эти серые глаза! Он всегда был очень сдержанным, таким любящим, всепрощающим, понимающим. С ним рядом я забывал обо всем на свете! Даже о Томе. Он показал мне, что жизнь может быть без обмана, предательства, а лишь наполнена любовью, взаимопониманием и уважением друг к другу. Я порой не ценил этого, находясь с ним рядом. В итоге между нами случилось то, что случилось. Мне даже иногда кажется, что веди себя и относись я к нему немного по-другому и этого бы не было. Не было бы нашего с ним разрыва. Но тогда бы я не помирился с Томом и, быть может...

Из моих размышлений меня выдернул звонок мобильника.

Хм, неизвестный номер.

-Да. - сухо поприветствовал я собеседника.
-Билли, мальчик мой! Это ты?! Наконец-то я тебя услышал! - ответил мне радостный голос на другом конце.
-Андреас?..
Глава 6
Я просто сидел и пил. В голове прокручивалось все, что я свалил на свои хрупкие плечи за последние лет пять. Меня еще раз тряхнуло от увиденного в спальне. Том и Георг! Боже, как же гадко! Они целовались! Я видел! Пусть и несколько секунд, но я успел заметить, что у обоих ВСТАЛ!

Да еще этот Андреас... Он позвонил мне несколько дней назад. Сразу стал извиняться и уверять, что я для него очень много значу. Объяснял, что эта курва его бросила, лишь узнав про его связь с парнем. Он еще добавил, что она, кажется, успела-таки от него подзалететь. Но это даже не важно. Он клялся и божился мне в вечной и верной любви. Сказал, что я его и он не собирается меня сейчас терять. Что он знает где я живу и номер телефона оттуда же (блядь, доверчивый Густи). Что примчится по первому моему зову. Думая обо всем этом, я просто сидел за столом в гостиной, прикладываясь к горлышку бутылки время от времени. Я чувствовал, как мои ноги постепенно обволакивала вата, а зрение начало серьезно надо мной издеваться, то показывая четкую картинку, то размывая ее. Я был пьян окончательно и бесповоротно. Я даже не понимал, что мне хотелось больше на тот момент больше всего. То ли набрать номер Андреаса, которому я обещал зачем-то подумать, то ли ворваться в спальню и выдрать нахуй все космы этой итальянской шлюхе.

Я уже вертел мобильник в руках, как услышал невообразимые вопли со второго этажа. Через несколько секунд я увидел Тома, который буквально тащил за волосы Георга по лестнице вниз.

-Блядь, Том! Сука! Больно! Пусти меня, говнюк! Твою мать, больно же! - вопил Георг, практически полностью отрезвев.

Я перевел взгляд на Тома. Такого озверевшего выражения на любимом лице я еще никогда не видел. Он просто, как свирепый бульдог, тащил его в гостиную, хрипя, морщась и неистово вопя "ЗАТКНИСЬ!". Дотащив его таким макаром до до стола, швырнул его передо мной и, задыхаясь, полностью озверевшим голосом произнес:

-Билл, эта тварь меня хотела трахнуть в нашей с тобой спальне!

Георг упал на карачки перед столом, во главе которого восседал я и стал сплевывать кровь прямо на ковер. Только тогда я заметил, что у него разбита губа и, может быть, что-то еще. Том, не долго думая, подскочил к нему в один уверенный прыжок и двинул ему кроссовком под дых. Георг поморщился и заскулил. Был слышен хруст ломающихся ребер.

-Тварь! - я понимал, что Тома бесполезно было сейчас сдерживать, видя его расширившиеся зрачки и надутые вены на руках.

Он был на грани. На грани сумасшествия. Причем, абсолютно трезвый. Он еще раз крепко приложился к ребрам Георга ногой, отчего, уже невольно, поморщился я. Все-таки хруст костей меня не особо воодушевлял. Георг только жалобно скулил и шикал от нахлынувшей боли, то и дело сплевывая кровь.

-Что ты собираешься делать? - как можно безразлично спросил я.
-Я хочу вышвырнуть эту тварь из нашего дома! - Том просто орал, не в состоянии контролировать свои эмоции.
-Так выкинь его. - еще более спокойно проговорил я.

Когда Том с Гергом в кулаке (а именно так первый его волок) подошли к двери, у меня почему-то опять екнуло сердце. Бля, да что еще за... Прежде я успел додумать, Том распахивает дверь, а на пороге, по ту сторону, стоит...Андреас.

-А ну, фрукт, подвинься! - с этими словами Том вышвырнул Георга, мимо охреневшего гостя, мордой в газон.

После этого, потирая руки, пригласил гостя в дом со словами:

-Билли, я чувствую своей девственной задницей, дело нечисто! Приключения только начинаются!

Он опять потер свои ладошки, словно в предвкушении чего-то экстримального.

-О, да! The show must go on (Шоу должно продолжаться)! - иронично выдавил я из себя.

Я был настолько обескуражен, что больше не смог произнести ни слова. Том, тем временем, обглядывал нашего гостя самым, что ни на есть придирчивым взглядом.

-Ну что, фрукт, говори.
-Том, я должен был тебе все давно рассказать... - вмешался я.
-Ну, тогда потрудись. - он сложил свои руки на груди, усаживаясь на стол.

Андреас непонимающе уставился на нас, пытаясь понять, как ему себя вести. И все же он решился.

-Билл, я за тобой.
-Правда? И с какого это хуя? Фрукт, а ты вообще кто?
-Том, это.. - начал я, но был грубо перебит братом.
-А ты заткнись, пока я тебе не въебал!
-Оу, ребят, давайте спокойно поговорим. Я не понимаю, что у вас тут творится. Ты, - он указал пальцем на Тома, - скорее всего тот самый брат Билла. Густав говорил мне, что тебя есть брат-близнец. - он посмотрел на меня. - А вот этот несчастный? - он сделал жест рукой в сторону входной двери.
-Тебе чего надо-то? - не унимался Том, сидя все так же на столе. - Билла? В каком смысле?
-Да. Я приехал за Биллом. И без него я возвращаться не намерен. Я его люблю.
-Ну что, братишка, фрукты любишь? Вот один из них за тобой и приехал. Собирайся, дорогой, не заставляй нашу брокколи ждать. - Том повернулся ко мне.
-Андреас, это мой брат Том. Мы любим друг друга. Я тебе очень благодарен за все, правда. Мне было очень хорошо с тобой, но я всегда любил Тома, пойми. Когда мы расстались я вернулся к родителям, встретил Тома и мы помирились. Вдвоем купили этот дом. Мы счастливы вместе, понимаешь? Мне никто, кроме него не нужен. Спасибо тебе большое еще раз. - я закрыл лицо ладошками.
-Билл, но я не понимаю, почему мы не можем быть вместе? Братская любовь это, конечно, хорошо и я даже за вас искренне счастлив, но он не даст тебе того, что смогу дать тебе я. - удивлению Андреаса не было предела.

Тем временем Том слез со стола и подошел ко мне вплотную сзади.

-Чего такого можешь дать ему ты, чего не могу я? - он улыбнулся Андреасу, а затем впился в мои губы страстным поцелуем.

Андреас не ответил. Он просто развернулся и направился к двери, открыл ее, задерживаясь немного на пороге, а затем, не оборачиваясь, произнес:

-Счастья вам, ребят. Том, береги его. Он самое замечательное, что может случиться в жизни.

Он ушел, закрыв за собой дверь. Мы перестали целоваться и уже отчетливо слышали его шаги. Он остановился перед ступеньками и прикурил сигарету.

-Парень, ты живой? - слышался приглушенный голос Андреаса из-за двери.

В ответ он получил сдавленное мычание.

-Ох, черт! - он торопливо стал спускаться по ступенькам.

Дальше мы слышали какую-то возню. Он, видимо, поднимал Георга и сам навернулся на газон. Мы с Томом переглянулись и хихикнули. За дверью тоже раздались смешки. Я не вытерпел и подошел к окну у двери. Андреас поднял Георга и, поддерживая его за талию, закинул одну руку себе на плечо и вел его в сторону своей машины, тихо матерясь себе под нос. Когда они уехали я повернулся к Тому. Он так и стоял, облокотившись о спинку стула, на котором недавно сидел я.

-Том... - прошептал ему я.
-Иди сюда. - он протянул ко мне обе руки, - я тебя уже простил.

Я кинулся в объятия брата и чуть не разрыдался, утыкаясь носом ему в шею.

-Я рад, что сделал правильный выбор. - Том гладил меня по спине.
-А я рад, что ты тоже. И на будущее, Том, брокколи-это не фрукт, а очень даже мерзкая капуста. - я отстранился от него и, глядя ему в глаза, демонстративно поморщил нос, произнося слово "капуста".
-Я люблю тебя, Билл.
-И я тебя, Томми.
-Спасибо, что не называешь Томасом. Я этого терпеть не могу. Как, бля, бабуля, ей Богу.
-Я знаю, что ты бесишься от этого. Правда, ведь, Томас?
-Билл!!!
-Что, Томас?

Том схватил полотенце, скрутил его в тугой жгут и погнался за мной. Я начал кружить вокруг стола, плавно махая руками, пародируя бабочку.

-А ну стой!
-Не-а, догони меня, Томас!

Мы весело смеялись. Выписывая пируэты вокруг стола, я стянул с него початую бутылку с вином и принялся пить в процессе погони.

-Подавишься, батерфляй недоделанная! - смеялся Том.
-Бабочки не давятся!

Том швырнул полотенце в мою сторону через стол, но попал в бутылку. Она глухо упала на ковер, расплескивая содержимое. Я на секунду замешкался, остановился, глядя, как на ковре образуется небольшая красная лужица. Том подлетел ко мне сзади и сомкнул пальцы рук у меня на груди.

-Попался. - прошептал Том в самое ушко, жарко дыша.
-Да, блин. Целкость у тебя разрушилась. Надо восстанавливать. - я повернулся к нему лицом.
-Том, а давай дадим клятву. Никаких больше испытаний чувств.

Не то что нужно?


Вернуться к поиску