Сетевая библиотекаСетевая библиотека

М. К. Айдем — Испытание Кассандры

Дата публикации: 05.03.2019
Тип: Текстовые документы TXT
Размер: 2.08 Мбайт
Идентификатор документа: -46724742_495516117
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
1. традиционный “Блокнот”
2. стандартные средства Microsoft Office (MS Word)
3. Staroffice (ОС Windows)
4. Geany (ОС Windows)
5. Abiword (ОС Windows)
6. Apple textedit (ОС Mac)
7. Calibre (ОС Mac)
8. Planamesa neooffice (ОС Mac)
9. gedit (ОС Linux)
10. Kwrite (ОС Linux).
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!
Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.
Спасибо.

М. К. Айдем
"Испытание Кассандры"
Серия: Высшие (книга 1)

Автор: М. К. Айдем
Название на русском: Испытание Кассандры
Серия: Высшие_1
Перевод: Танюшка Баюр
Редактор: Eva_Ber
Вычитка: Виктория Недвецкая, Ясмина и
Светлана Андреева
Обложка: Таня Медведева
Оформление:
Eva_Ber

Аннотация

Кассандра Чемберлен всегда выделялась среди других. Это не очень трудно с ее ростом в 185 см и 75 кг, с черными волосами и голубыми глазами, похожими на сапфиры. И если этого было недостаточно, она также блестяще закончила Гарвард в пятнадцать лет, преподавала в Массачусетском технологическом институте в девятнадцать и получила престижную премию Магеллана в двадцать пять. Но она никуда не вписывалась. Ни со сверстниками, ни с теми, кто был старше или моложе ее, только с семьей. Но все меняется, когда на Землю нападают, а Кассандра и ее племянница Виктория оказываются единственными выжившими. И вот самая умная женщина на планете вынуждена переучиваться. Все, что она считала правдой, поддается сомнению, теперь она должна научиться выживать не только для себя, но и для Виктории, потому что кто-то хочет их смерти.
Адмирал Уильям Зафар – самый молодой адмирал во флоте Коалиции, герой Битвы при Файале. Будучи сильным мужчиной-каринианцем, в 215 см и 145 кг, в самом расцвете сил, его боятся и уважают во всем флоте. Он служит в Подразделении Безопасности Королевства, носит его отличие и считает своего короля одним из давних друзей.
Но когда мятежники уничтожают ранее неизвестную планету, оставив только двух выживших, он понимает, что готов рискнуть всем, чтобы защитить женщину, которую любит, и от мятежников, и от предателя Кариниана, который хочет ее смерти.

Глава 1
— Адмирал, сенсоры в Оставленной зоне следят за регулярным боевым флотом. Они остановились в неизведанной Солнечной системе примерно за 5000 световых лет, — сообщила старший лейтинант Фалько.
Адмирал Уильям Хейл Зафар возвращался в свой командный центр. В свои 50 циклов он являлся самым молодым адмиралом во всем каринианском флоте и уже командовует звездным кораблем «Возмездие», в сопровождении пяти линкоров, патрулируя границу. Обладал жестким характером и спортивным телосложением, его густые темные волосы только начали покрываться серебром на висках; его еще не скоро сократят с военной службы. Его поразительные фиолетовые глаза посмотрели на Фалько.
— Какая у нас есть информация по этой системе? — потребовал он.
— Только то, что отсканировали, сэр. Кажется, это очень маленькая система с девятью планетами и одним солнцем, если бы мятежники не повернули сюда, их было бы легко пропустить, — ответила Фалько.
— Наши системы не должны ничего упускать, Фалько! Вы получаете какие-либо данные о планетах с наших датчиков! У них должна быть причина, по которой они здесь, — адмирал посмотрел на своего подчиненного.
— Нет, сэр, извините, слишком далеко.
Адмирал отвернулся.
— Ваши предположения, Куинн?
Полковник Куинн Тар являлся вторым командующим на «Возмездие» и одним из его давних друзей. В свои 52 цикла он был чуть ниже своего командира, но обладал таким же массивным телосложением, но, несмотря на это, в нем уже наблюдалась некоторая усталость.
— Я согласен, должна быть причина, по которой они там, мы должны приблизиться и собрать информацию, — но все знали, что решение, конечно же, принимать адмиралу.
— Фалько, проложите курс, чтобы получить детальный диапазон сканирования, допустимость искажения — шесть. Докладываете сразу же, как только появятся какие-то данные. Связываемся с высшим командованием и ретранслируем, что мы идем в Оставленную зону. Соедините меня с другими командирами.
— Да, сэр.
— Наберите флот, чтобы предупредить о статусе боевой готовности — два. Быть крайне внимательными, чтобы все глаза и уши были открыты, пока мы находимся в Оставленной зоне.
— Да, сэр.
«Возмездие» вошло в Оставленную зону в течение двух дней, прежде чем, наконец, они смогли просканировать диапазон с дальней дистанции.
— Статус, Фалько.
— Сэр, одно солнце, девять планет, только одна считается пригодной для жизни, третья от солнца. Сканы показывают разные виды жизни, большинство, кажется, гуманоиды, большие залежи полезных ископаемых, большие города.
— Можете установить уровень прогресса?
— У них есть спутники, вращающиеся вокруг планеты... возможно, связь... все защитные сооружения кажутся наземными. Сэр! Мятежники только что начали атаку на планету, нацелились на крупные города!
— Дерьмо! Как скоро мы сможем вмешаться?
— Сэр, с данной скоростью — 23 часа.
— Увеличьте скорость, изменить на девять точек из шести, сообщите флоту. Я хочу, чтобы мы были там как можно скорее! Какого черта они делают, Куинн? Что им так нужно на этой планете?
— Я не знаю, но нам лучше узнать.
— Фалько, сколько жителей на этой планете?
— Сэр, если сканирование прошло успешно, чуть меньше семи миллиардов.
— Черт! Перейти в состояние боевой готовности один!
Спустя два с половиной часа «Возмездие» приблизилось к Солнечной системе, адмирал, стоящий в командном центре, изучал мониторы. Он вспомнил другой раз, когда мятежники напали на планету, а помощь не прибыла вовремя. Его жена умерла во время того нападения.
— Когда мы будем на расстоянии запуска истребителей?
— Пятнадцать минут, сэр.
— Всех бойцов в пусковые установки, как будем в диапазоне для запуска, снизить скорость до шести.
— Да, сэр.
Адмирал в нетерпении ждал.
— Мы в диапазоне для запуска.
— Выпустить всех бойцов.
— Выпустить истребителей! Повторяю, выпустить истребителей!
Уильям посмотрел на Куинна:
— Я надеюсь, там есть еще, что спасти.

* * *

Лейтенант Лукас Зафар — позывной «Ястреб» — летчик-истребитель, семь циклов «КАП» флота. В настоящее время он догонял своего врага в атмосфере неизвестной ранее планеты. Он и его напарник приблизились к четырем нападающим мятежникам.
— Дерьмо собачье, что они здесь ищут? — он смотрел в прицел своего истребителя на отдаленную горную местность. Внезапно бастующие открыли огонь по небольшому городу. — Черт, давай, сворачиваем туда и вытаскиваем их.
— Это снова Ястреб.
Два пилота методично снимали первых трех нападавших, а затем начали преследование четвертого в еще более незаселенном районе. Ястреб прицелился и выстрелил. Перед тем, как взорваться, нападающий открыл ответный огонь и попал в крыло истребителя Ястреба.
— Черт! Я падаю, я потерял управление!
«Катапультируйся! Катапультируйся!» — стучало в его голове.
Когда Ястреб катапультировался из своего искалеченного летательного аппарата, напарник покружил над ним, чтоб зафиксировать его местоположение. Истребители, на которых они летают, рассчитаны только на одного, он не сможет забрать его, и остается только наблюдать, как парашют лейтенанта исчезает за деревьями.
— «Возмездие»... прием! «Возмездие»!
— Прием.
— Ястреб упал. Повторяю, Ястреб упал...
Адмирал застыл, мостик затих. Забрав гарнитуру, он потребовал:
— Каков статус Ястреба?
— Он смог катапультироваться, сэр! Он приземлился в лесистой местности, я потерял его из виду, но есть его последние координаты.
— В том радиусе обнаруженна опасность?
— Нет, сэр. Всех четырех нападающих вывели из строя до того, как он упал. Разрешите вернуться на базу. Сэр...
— Вернуться на базу!
— Да, сэр!
Адмирал отключил гарнитуру.
— Куинн, на тебе командование.
— Уилл, куда ты собрался? — но полковник Куинн уже знал ответ.
— Я собираюсь вернуть своего сына.
— Адмирал...
— Полковник, исполнять приказ.
— Да, сэр, — услышал позади себя адмирал, направляясь к взлетной палубе.
— Я проведу спасательную операцию. Мне нужен скафандр.
— Да, сэр, с вами будет Додж и Скратч.

* * *

Ястреб проснулся, чтобы обнаружить, что он лежит на диване и смотрит в самые удивительные зеленые глаза, которые он когда-либо видел. Моргнув, он понял, что они принадлежат девочке с пылающими рыжими волосами.
Пошевелившись, он задохнулся от острой боли. Посмотрев вниз, он увидел, что его правую ногу перевязывают.
— Полегче, не то рана откроется.
Ястреб оценил мужчину, отстранившего девочку. Он был не очень высок, всего 6'3 фута (прим. 192 см), хотя и казался сильным. Он был старше, где-то в возрасте шестидесяти, но с похожими зелеными глазами.
— Где я? Кто ты?
Кассандра издалека смотрела, как ее отец разговаривает с большим мужчиной. Она была свидетелем неравного боя, видела, как два странных самолета уничтожили четыре, которые нападали на их город Честер, наблюдала за катапультированием пилота. Он приземлился недалеко от их дома в лесу.
Пилот запутался в ветвях и при приземлении повредил ногу. К тому времени, как она добралась до пилота, он уже был без сознания. Притащить его уже было нелегким испытанием, она никогда не видела человека 6'8 футов раньше, по сравнению с ее 6'1 (прим. 207 и 185 см).
— Я Джейкоб Чемберлен, — он прикоснулся к своей груди. — Мой сын Питер, его жена Синди, их дочь Тори, моя дочь Кассандра, — он по очереди указал на людей находящихся в комнате, наблюдая, понимает ли мужчина его. — Кто ты?
Лукас пытался понять язык, на котором говорил пожилой мужчина; он казался похожим на его…
Тем временем все ждали...
— Я лейтенант Лукас Зафар, боец звездного «Возмездие»... вы понимаете, о чем я говорю?
Пятеро уставились на него. Женщина, которую представили как Кассандру, встала и положила руку на плечо пожилого мужчины.
— Кое-что… ты Лукас?
— Да.
— У вас травма ноги, — она положила руку ему на ногу. — Вы понимаете?
— Да, — Лукас посмотрел на нее.
— Почему на нас нападают? — потребовал Джейкоб.
— Я надеялся, что вы мне скажете. Мятежники...
— Кто?
— Мятежники, раса, которая атакует вашу планету...
— Землю, — перебила его женщина.
— Что?
— Мы называем нашу планету Земля.
— Хорошо, мятежники напали на Землю. Причина? Они были здесь, по крайней мере, за несколько дней до нападения.
— Они появились неделю назад, разговаривали с мировыми лидерами... затем внезапно напали. Откуда ты это знаешь? — спросил Джейкоб.
Лукас поднялся немного, чтобы сесть поудобнее.
— Два с половиной дня назад на обычном патруле мы обнаружили скан-сигнатуру мятежников в этой зоне и решили провести расследование. Мы были еще где-то в трех часах полета, когда они напали на вас.
— Чего они хотят? — спросил человек по имени Питер.
— Понятия не имею. Особенно здесь. В городах, я понимаю, но здесь? Они что-то ищут, — при этих словах Джейкоб поднялся и начал расхаживать по комнате.
— Папа? — позвала Кассандра. Лукас наблюдал за парой, когда на его полетном костюме включился коммуникатор. Все пары глаз повернулись к нему.
— Ястреб-Додж... Ястреб... Додж...
— Додж-Ястреб, — ответил Лукас.
— Они могут отследить его сигнал! — закричал Джейкоб, приближаясь.
— Дайте нам координаты, и мы заберем вас.
Лукас оттолкнулся от дивана и увидел пять пар глаз, наблюдающих за ним.
— Это спасательный корабль, мне нужно добраться до открытой местности, чтобы они могли приземлиться и забрать меня, — он попытался сделать несколько шагов, но споткнулся.
Кассандра подошла к нему.
— Есть луг примерно в четверти мили к юго-западу отсюда. Я помогу тебе добраться туда, — Лукас передал сообщение, повторя слова девушки.
— Кассандра!!
— Папа, у него тоже кто-нибудь есть. Питер не сможет вылечить его плечо и ногу. Чем раньше они заберут его отсюда, тем быстрее он уйдет, — она посмотрела на Лукаса. — Мятежники тоже уйдут, — Лукас ничего не ответил на это.
— Согните руку и обопритесь на меня, — она помогла ему, взяв его большую правую руку и положив на свое маленькое плечо.
— Это не сработает. Ты слишком маленькая.
— Это я привела вас сюда, поэтому смогу и отведу вас к лугу, — яростно ответила девушка. — Я быстро, папа. Пойдем.
— Кассандра, — она повернулась, чтобы посмотреть на отца, — я люблю тебя.
— Я тоже люблю тебя, пап. Не сжигай больше блинчики, — сказала она с улыбкой.
Крупный мужчина и хрупкая женщина медленно, но верно преодолели путь до двери.
Войдя в лес, его коммуникатор снова заговорил:
— Ястреб, это Сокол, отвечай!
— О, черт, — фыркнул Лукас тихо.
— Проблемы? — спросила Кассандра, когда он остановился, чтобы включить коммуникатор. Они преодолели только 150 ярдов (прим. 137 м).
— Мой отец на спасательном судне.
— И...
— Он гребаный адмирал, простите за выражение, он должен оставаться на своей боевой звезде! Сокол, это Ястреб.
Кассандра подняла бровь при извинении.
— Где ты, черт возьми?!
— Я немного ранен, сэр, но должен быть там через десять минут.
— Ты ранен?
— Не сильно, сэр, просто это немного замедляет меня. Я буду там через десять минут, — снова повторил Лукас.
— Десять минут? Правда? — Кассандра скептически подняла бровь. — Вам потребовалось десять минут, чтобы пройти сто пятьдесят ярдов, потребуется еще тридцать с такой же скоростью.
— Тогда давайте прибавим темп, а то старик закипит еще больше.
— Хорошо, — Кассандра установила белее быстрый темп, хотя им обоим было нелегко идти. — Давай, Лукас, просто представь, что я костыль, опирайся на меня и береги ногу, — она была не уверена, что он понял то, что она говорит. Но после ее слов казалось, что передвигаться они стали быстрее и наконец добрались до края поляны.
— Ну и где твой спасательный корабль?
— Сокол, это Ястреб. Я на месте, готов к отправке.
— Подтверждено, Ястреб. Десять секунд.
Кассандра с удивлением наблюдала, как инопланетный корабль показался из облаков.

* * *

Когда корабль достиг земли, Кассандра помогла Лукасу доковылять до середины луга. К ее удивлению, дверь сбоку корабля открылась, и оттуда вышел еще белее крупный мужчина. Он посмотрел на Кассандру удивительными глубокими фиолетовыми глазами, прежде чем принять вес своего сына на себя.
— Папа, Кассандра.
— Мы что, на какой-то чертовой вечеринке?!? — адмирал помог подняться своему сыну по ступенькам спасателя. Время ожидания Лукаса потрепало его нервы. — В следующий раз, когда захочешь прогуляться по лугу с какой-нибудь симпатичной девушкой, убедись, что это не военная зона. У нас тут мятежники!
Не думая, Кассандра схватила большую мускулистую руку человека, заставив его повернуться к ней.
— Мятежники? Эти самолеты вы сбивали? — она посмотрела на Лукаса, и он кивнул. Ее блестящие сапфирово-голубые глаза пронзительно посмотрели в адмиральские. — Куда они направляются?
— Сюда, — Кассандра с ужасом посмотрела на него, понимая, что ее отец был прав. Они отследили связь между Лукасом и спасательным кораблем. Они просто ждали, чтобы увидеть, где атаковать.
— О, черт! — она сбросила свою руку и повернулась, чтобы пробежать луг, когда перед ней что-то взорвалось, и ее отбросило назад. Адмирал успел подхватить ее и толкнуть в спасательный корабль.
— Снимаемся! — приказал он. Когда Уильям потянулся, чтобы заблокировать открытую дверь, Кассандра встала на ноги и отодвинула мужчину, взглянув вниз, она увидела, что Виктория бежит через горящий луг.
— НЕТ!!! Там внизу Виктория! — адмирал своим массивным телом блокировал дверь, которую она пыталась не дать закрыть. Лукас вскочил со своего места.
— ПАПА! — Уильям посмотрел на сына, а потом обернулся и увидел испуганного ребенка в ловушке пламени.
— Додж быстро доставит нас туда, у нас будет только одна попытка, — он повернулся к женщине, — я собираюсь дотянуться до нее и схватить, после мы улетим!
— Нет, она не пойдет к вам. Посмотрите, она испуганна! — Кассандра протиснулась мимо него.
— Какого черта ты делаешь?
Она посмотрела ему прямо в глаза.
— ЗАБИРАЮ СВОЮ ПЛЕМЯННИЦУ! — корабль все еще двигался, когда она вышла на узкую панель для спуска, сделала глубокий вдох и села лицом к адмиралу.
Он был ошеломлен: какого черта она делает? Кассандра посмотрела ему в глаза.
— Надеюсь, ты хорошо держишься, — с этим предупреждением она откинулась назад с панели, а ее ноги уцепились за порог.
Уильям схватил за ее ноги, ухватившись за них своими массивными руками, и собирался подтянуть ее, когда понял, что этим трюком она увеличила расстояние до девочки к тому, что он мог бы достичь, если бы сам потянулся до ребенка. Он бросил взгляд вниз и увидел, как девочка отчаянно ищет выход из огня.
— Виктория! — закричала Кассандра. — Виктория, посмотри вверх! — когда девочка это сделала, то увидела, что ее тетя висит вниз головой из какого-то странного судна. — Виктория, ты должна подпрыгнуть! Я поймаю тебя.
— Я не могу!
— Виктория Линн Чемберлен, ты будешь прыгать! Прыгай сейчас же!!! — и когда маленькая девочка подпрыгнула, Кассандра потянулась еще дальше, заставляя адмирала разразиться проклятиями, когда она начала ускользать из его рук. Но эти дополнительные дюймы позволили Кассандре схватить Викторию чуть выше запястий. Лукас посмотрел через плечо отца.
— Как мы их достанем?
— Я что, чертовски похож на того, кто знает? — спасательный корабль отдалялся от растущего пламени.
— Виктория, послушай меня, помнишь ту игру, в которую мы всегда играем в парке, где я тебя переворачиваю, чтобы ты схватила меня за ноги? Мы собираемся сделать это сейчас.
— НЕТ!
— Да. Виктория, послушай меня, ты можешь сделать это! Лукас там, он не позволит тебе упасть!!! Я обещаю!! Приготовься! ОДИН! — Кассандра начала раскачивать руки. — ДВА! ТРИ! — размахнувшись, она молилась, чтобы это сработало.
В рубке двое мужчин смотрели друг на друга с неверием, когда услышали план Кассандры, но Виктория уже ухватилась за бедра Кассандры. Лукас потянулся к ней, а затем схватил ее за запястья.
— Давай, Тори, я держу тебя, отпусти свою тетю, я держу тебя, — те же зеленые глаза, которые он видел, очнувшись в доме, теперь доверчиво смотрели на него, когда он втянул ее на борт. — Все нормально, ты в безопасности.
— Тетя Кесси! — захныкала девочка.
Лукас посмотрел на своего отца.
Без веса Виктории Кассандра должна была попасть внутрь. Адмирал сумел втащить ее достаточно, чтобы сжать одной рукой ее колени, а другую протянуть вниз.
— ХВАТАЙСЯ ЗА МОЮ РУКУ! — приказал он. — Я не дам тебе упасть!
Кассандра начала раскачиваться и, потянувшись, ухватилась обеими руками за протянутую мужскую ладонь. Втянув ее на борт, Уильям захлопнул и заблокировал дверь.
— Устраивайся! — приказал он и усадил ее вниз на сиденье рядом с собой. Кассандра, тяжело дыша, посмотрела на него.
— Ты хорошо держался, спасибо.
— Немного больше объяснений в следующий раз было бы неплохо!
— Не слишком на это надейтесь.
— Да уж, — тем временем корабль начал подниматься вверх.
— Подождите, вы должны высадить нас у домика, остальная наша семья там, — внезапно в кабине пилотов сработала сигнализация. Уильям и Лукас обменялись взглядами.
— Что? Что это было? — потребовала Кассандра.
— Ядерная атака, — ответил адмирал.
— Ядерная... — прошептала она.
— Додж, вытаскивай нас отсюда!!! — приказал адмирал.
— Виктория!
— Девочка со мной, она в порядке, — Лукас притянул лицо Виктории к груди. — Закрывай глаза, милая. Держи их закрытыми, пока я не скажу, хорошо? — Виктория кивнула, согласившись.
Адмирал прижал к себе также Кассандру. Когда он обнял ее голову, женщина подняла руки, защиая и его глаза. Позади спасательного судна происходил массовый взрыв. Покинув зону турбулентности, адмирал почувствовал слезы этой сильной женщины, которую держал в руках.
Когда корабль стабилизировался, мужчина отпустил ее. Она быстро вытерла слезы, прежде чем повернулась взглянуть на племяницу. Увидев ее сжавшуюся фигурку в объятиях Лукаса, Кассандра сразу же встала и притянула Викторию к себе, но когда «Спасатель» сделал маневр, она потеряла равновесие и упала на адмирала.
— Сядьте, а то упадете! — он грубо толкнул ее на место, которое только что освободил. Посмотрев на женщин еще секунду, он обратил все свое внимание к сыну.
— Насколько сильно ты пострадал? — он переместился, чтоб осмотреть его ногу.
— Просто не глубокая рана, у Блайанта не должно возникнуть с ней проблем.
— Что случилось?
— Подрезал дерево по пути вниз, жестко приземлился, — Лукас кивнул в сторону женщины. — Она нашла меня без сознания и каким-то образом привела к их дому. Там меня подлечили и помогли, — Лукас посмотрел на своего отца. — Я должен ей, особенно сейчас.
— Причина?
— У них была там семья, папа.
Адмирал оглянулся на женщину, пытающуюся утешить рыдающего ребенка. Ее черные волосы частично выбились из прически сзади и частично скрывали лицо. Она назвала девочку своей племянницей, а не ребенком, но ее любовь к ней была очевидна. Как будто висевшая вверх ногами свесившись с судна было недостаточно.
— Мы должны вернуть их на планету как можно скорее. Но сначала мы отвезем тебя к врачу, — при посадке спасательного судна на взлетную палубу «Возмездие» адмирал открыл люк. Выходя, он сначала помог медперсоналу, ожидающих их, устроиться Лукаса на носилках. Повернувшись, он увидел, что женщина стояла у люка и держала девочку, явно защищая, ее глаза быстро осмотревали все перед собой.
При первой возможности Кассандра пыталась успокоить Викторию внутри корабля, стараясь быть сильной и теперпеливой, когда они приземлились. Медперсонал помог Лукасу устроиться на носилках. Ее глаза неотрывно следили за крупным человеком, которого Лукас назвал своим отцом. Он сделал шаг к ней и, положив руку на ее локоть, помог выйти с корабля. Когда она спустилась вниз, он отметил, что она едва доходит ему до плеча. Он потянулся к Виктории, но Кассандра отодвинула девочку подальше, ее взгляд застыл.
— Нет, — твердо сказала она.
— Вы обе пойдете в медпункт с Лукасом.
— Тетя Кэсси...
— Все в порядке, — Кассандра притянула ее обратно. — Все в порядке. Просто отведите нас к еще одному такому кораблю, — Кассандра кивнула на спасательный корабль, — и верните нас на нашу планету, — адмирал поднял бровь на приказной тон этой маленькой женщины.
— Я не могу подвергнуть опасности команду прямо сейчас. Как только бой закончится, мы вас вернем. Но пока вы идете в медпункт, — не было никаких сомнений, что на этот раз это был приказ, фиолетовые глаза адмирала встретились с сапфировыми.
— Кассандра, — вмешался Лукас, — это ненадолго, посади Викторию сюда, — он переместил свою не зафиксированную ногу, освобождая место на носилках. — Это такой способ лечения. Блайант просто удостоверится, что мы не подверглись воздействию радиации от взрыва.
Кассандра отвернулась от адмирала к Лукасу. И тут Виктория хриплым от плача голосом спросила:
— Тетя Кэсси? Где мама и папа? — адмирал увидел потрясенный взгляд, который отражался в глазах женщины, прежде чем она отвернулась, чтобы посмотреть вниз на ребенка по имени Виктория.
— Они вернулись на Землю, детка, — ответила она ей; она не врала, но не в состоянии была сказать полную правду.
Зеленые глаза девочки смотрели на Кассандру, перед тем как перейти к адмиралу, затем к Лукасу и, наконец, вернуться к Кассандре.
— Я могу посидеть рядом с Лукасом?
Адмирал заметил нерешительность во взгляде женщины.
— С ней все будет в порядке, — сказал он ей низким голосом. Когда ее глаза встретились с ним, Уильям увидел, что она пытается решить, может ли доверять ему. Это уязвляло после того, что произошло в Спасателе. Медленно женщина подошла к носилкам и усадила Викторию рядом с Лукасом.
— Забирайте их! — приказал адмирал грубым голосом, затем направился к мостику. У него были более важные дела, чем интересоваться, доверяет ли ему некоторая женщина или нет.

* * *

Войдя в медицинский кабинет, Кассандра увидела, что тут все по-другому, чем в отделениях скорой помощи на Земле. Инопланетный медперсонал подкатил Викторию и Лукаса к местному врачу.
— Что с вами, лейтенант? — потребовал доктор Блайант нетерпеливым голосом.
— Рана на ноге, — как только Лукаса пересадили на другую кушетку, Кассандра взяла Викторию. Глаза ее племянницы расширились, когда она осмотрелась вокруг.
— Все нормально, дорогая, — прошептала Кассандра ей. — Я рядом.
— И кто тут у нас? — нетерпеливый голос мужчины стал очень мягким при разговоре с ребенком.
— Виктория, — тихо ответила девочка.
— Здравствуй, Виктория, — он протянул ей свою большую руку, и через мгновение, к большому удивлению Кассандры, Виктория пожала ее. — Приятно познакомиться. Ты в порядке? — спросил Блайант, смотря на сажу на их лицах.
— Да.
Блайанд перевел взгляд на Кассандру.
— Да, мы обе в порядке.
— Габор! — к нему тут же повернулась женщина. — Покажите им, где они могут привести себя в порядок.
Кивнув, он вернулся к Лукасу.
— Теперь давай осмотрим тебя.
Кассандра и Виктория последовали за женщиной в маленькую комнату.
— Здесь уборная, — указала она на насос, — здесь полотенца, — открыла ящик. — Если вам что-нибудь понадобится, дайте мне знать, — она вышла из комнаты.
Кассандра посмотрела на Викторию.
— Ну, милая, о чем ты думаешь? — вытащив маленькое полотенце, она посмотрела на то, что по ее мнению, являлось раковиной. — Итак, как ты думаешь, как тут включается вода?
Виктория подошла к раковине и осмотрела на нее. И вдруг вода начала течь сама. Тори подарила тете улыбку, которая быстро исчезла.
— Очень мило, давай приведем тебя в порядок, — взяв чистое полотенце рядом с мойкой и смочла ее водой, Кассандра начала смывать сажу и слезы с лица племянницы. Потом протерла шею и руки. — Вот так лучше, как новая, — она улыбнулась ей.
— Но ты все еще в беспорядке, тетя Кэсси.
— Ну, огромное вам спасибо, юная леди, — глядя в маленькое зеркало, Кассандра увидела, что Виктория не преувеличивала. Ее волосы были растрепаны и опалены; копоть покрывала почти все лицо, как у древнего воина, плюс дорожки от слез.
— Мило, — это все, что она могла придумать.
Кассандра тоже протерла лицо, смывая сажу.

* * *

Рана была эффективно очищена и запечатана. Блайант посмотрел на Лукаса.
— Вы обработали это в поле?
— Нет, Кассандра обработала ее, — Лукас жестом указал в сторону ванной.
Блайант подумал о маленькой женщине:
— Она хорошо поработала. Я собирался дать вам стандартный усилитель, но не думаю, что он вам понадобится. Что мне еще нужно знать? — Блайант посмотрел на Лукаса.
— На счет чего?
— Вы, кажется, к ней сильно привязались, — Блайант кивнул в сторону уборной.
Лукас почувствовал, как в нем растет гнев.
— Они только что спасли мне жизнь. Ну и помимо этого, мятежники уничтожили их семью...
— Полегче, я просто спросил. Это не по уставу, приводить неизвестных на борт.
Лукас ничего не ответил, когда увидел, что Кассандра и Виктория приближаются. Блайант перешел к своему следующему пациенту, кивая обоим, но бросил взгляд на женщину. В ней что-то было.

* * *

— Мы можем уходить? — спросил Лукас, направляясь к ним, слегка прихрамывая.
— Когда мы сможем вернуться? — в ответ потребовала Кассандра.
— Слушай, мятежники все еще нападают на ваши города. Здесь безопаснее, — Лукас кинул быстрый взгляд на Тори. — Как только они уйдут, мы вернем вас. Но пока давайте посмотрим, сможем ли мы найти вам что-нибудь поесть.
Направляясь в столовую, Кассандра услышала, как голос адмирала гремел в помещении.
— Какого черта они делают?
Лукас посмотрел вниз на Викторию, понимая, что и она слышала его отца.
— Это командный центр, — Кассандра подошла к люку. — Это не самая лучшая идея… — проигнорировав его, девушка зашла в комнату и поразилась.
Комната была заполнена экипажем, здесь были мужчины, по-видимому, кто имели определенные обязанности. Еще тут были большие экраны, показывающие расположения кораблей, движение и Земли. Только адмирал, ругаясь, смотрел, как мятежники стреляют по Луне.
Кассандра в ужасе наблюдала, как большой кусок луны уходит в космос, только чтобы быть пойманным гравитацией. Оказавшись за спиной адмирала, она спросила, глядя на экран:
— Насколько велики потери?
Уильям оглянулся. Как, черт возьми, она попала в его командный центр? Посмотрев вверх, он увидел своего сына в дверях, с рукой на плече маленькой девочки. Лукас пожал плечами, извиняясь.
— Какого черта ты здесь делаешь? — голос адмирала источал холодную ярость, из-за которой даже полковник, который подошел к нему, съежился. Женщина осталась невозмутимой.
— Насколько большие потери мы несем? — спросила она, отрывая взгляд от экрана, чтобы взглянуть на него.
Что-то кольнуло его в сердце, когда он увидел в ее глазах боль, страх, печаль, гнев, знание и понимание.
— Сто тысяч камней, — ответил он ей.
— Это ведь уничтожит планету!
— Да. Я хочу, чтобы все самолеты вернулись на борт! Экстренная эвакуация. СЕЙЧАС ЖЕ! Фалько, я хочу, чтобы мы убрались отсюда, как только все самолеты будут на борту, это ясно?
— Да, адмирал!
Сжимая руку Кассандры, он вывел ее из командного центра, пройдя мимо Лукаса и Виктории в коридор.
— Вы думаете, что вы делаете? — гнев в его голосе можно было почувствовать как живое существо.
— Я уверена, это называется наблюдать, как всё на моей планете умирает, — она замолчала, ее голос был таким мертвым, как скоро будет и ее планета Земля, притупляя гнев адмирала. Он знал эту женщину всего несколько часов, но полное отсутствие эмоций в ее голосе задело его за живое.
— Тетя Кэсси? — звук тоненького голоска заставил ее на секунду закрыть глаза, прежде чем посмотреть на Викторию.
— Мама, папа и дедушка мертвы, не так ли? — боль, которую адмирал увидел в глазах Кассандры, заставила его пожалеть, что он не мог ничего изменить.
Опустившись на колени, Кассандра сказала Виктории правду.
— Да, детка, так и есть, — она взяла ее на руки.
Зная, что он ничего не сможет сделать, адмирал обратился к своему сыну.
— Приготовьте им несколько кают. Они побудут с нами некоторое время, — возвращаясь в командный центр, ему с трудом удалось прийти в себя.

Глава 2

В течение следующих нескольких дней Лукас оставался рядом с двумя беженками с Земли. Он охранял их каюту на палубе «G». Каюта была небольшой, в ней был только небольшая кровать и собственная ванная комната. Он показал им столовую на их палубе и снабдил сменной одеждой, объясняя им все.
— Лукас, — однажды вечером начала Кассандра после того, как Виктория уснула, — не думай, что мы не ценим то, что ты делаешь для нас, но почему именно ты?
Лукас перевел взгляд с Кассандры на Викторию. Он не собирался говорить ей, что есть что-то в ее племяннице, что притягивает его. Нельзя допускать даже мысли об этом. Оглянувшись на Кассандру, он сказал:
— Думаю, я задолжал вам двоим, — она просто посмотрела на него в ответ.
— Как бы я не хотела найти виновного, но это не твоя вина. Мы тоже должны тебе, мы были бы уже мертвы, если бы ты не разбился.
— Возможно, мы все были бы мертвы, — Лукас слегка улыбнулся.
— Возможно, — но она не смогла заставить себя улыбаться.
За последние несколько дней Кассандра пыталась понять, что делать. Как они собираются приспосабливаться, как им найти свой путь в этом новом месте. Почти все, чему она училась на Земле, здесь не пригодится. Им нужны знания, если они собираются выжить, особенно Виктории.
— Лукас, ты говорил, что Тори не единственный ребенок на борту. Есть еще семьи?
— Да.
— Что они делают? Где они учатся?
— Они ходят в класс, на электронную палубу. Там есть воспитатель.
— А можно ли Тори туда ходить?
— Я не понимаю, можно, но зачем ей? — сказал он обеспокоено. — Тебе не кажется, что это слишком рано?
— Ей нужно сосредоточиться на чем-то. На Земле она считалась очень умненькой девочкой. Здесь ей придется начать все сначала, найти свой путь. Мне нужно ее чем-то занять, чтобы она была ближе к новому обществу.
— Не только Тори, — Лукас внимательно посмотрел на Кассандру.
— Нет, не только Тори, но это первоочередная задача. Ты можешь про обучения для нас?
— Да, хорошо, я узнаю, как это лучше устроить.
Позже Лукас отправился в каюту отца. Войдя в комнату адмирала, он нашел его сидящим за столом за изучением отчетов. Присев на стул, он принялся ждать, пока тот не освободиться.
Закончив с отчетом, Уильям обернулся, чтобы посмотреть на своего сына. Хотя он, похоже, восстановился после травмы, но все еще не вернулся к полноценной службе и своим обязанностям до ранения.
— Что-то случилось?
— Что мне нужно сделать, чтобы записать Викторию в учебный класс?
— Викторию?
— Девочка с Земли, — нетерпеливо уточнил Лукас.
— Я знаю, кто она, Лукас, — адмирал ответил тем же тоном. — Почему ты думаешь, что она справится с нашими занятиями?
— Я не знаю, сможет ли она, но Кэсси уверена. Она хочет занять ее хоть чем-то.
— И она думает, что столкнув ее с тем, что она не поймет, это поможет?
— Она говорит, что по земным меркам Виктория считается очень умной, — Лукас поднял руку, чтобы остановить отца. — Я знаю, что они очень быстро справились, столкнувшись с различиями. То, что наши языки похожи, как бы необычно это не звучало, кажется, помогает. В конце концов, ей придется научиться всему.
— Ты, кажется, сильно увлекся, — Уильям наблюдал за своим сыном. Женщина по имени Кассандра продолжала занимать его мысли почти все время. Знание того, что его сын проводит время с ней, раздражало его.
— Я просто пытаюсь поступить правильно, папа.
— Ты ничем им не обязан. Это была не твоя вина.
— То же самое мне говорила Кэсси.
— Что? — Уильям не смог сдержать удивление в своем голосе.
— Она сказала, что я ничего им не должен, что, вообще-то, это они должны мне. Если бы я не разбился, они тоже были бы мертвы, — адмирал промолчал, его мысли стали беспокойными. — Они помогли мне, когда мне это было нужно, теперь я должен им помочь.
— Хорошо, пусть завтра Виктория приходит в классе. Я договорюсь обо всем с воспитателем.
— Спасибо, отец, — Лукас встал, чтобы уйти. — Вы выяснили что-нибудь, почему мятежники уничтожили планету?
— Нет.

* * *

— Ты уверена, что я справлюсь, тетя Кэсси? — спросила Виктория, прежде чем они покинули свою каюту.
— Конечно, я уверена. Ты не будешь знать всё или понимать всё сразу. Это займет некоторое время, но потом, со всем ты разберешься, — Виктория посмотрела на Кассандру доверчивыми глазами.
— Хорошо.
— И потом, мы – женщины Чемберлен, не так ли? — Кассандра подставила кулак для удара, и Тори ответила ей, стукнув своим кулачком по нему.
— Да.
Открыв люк, они обнаружили Лукаса, который как раз собирался постучать.
— Готовы идти? — он посмотрел на каждую женщину по очереди.
— Да, — ответили они хором.
Приблизившись к классу, Кассандра увидела адмирала, выходящего из каюты, а за ним следовала привлекательная женщина.
— Привет, Виктория, — сказала женщина так, будто разговаривала с отсталым ребёнком. Кассандра нахмурилась. — Я мадам Риз, твой педагог.
— Здравствуйте, мадам Риз, я Виктория Чемберлен.
Кассандра сделала шаг вперед.
— Я — Кассандра Чемберлен, тетя Тори, — она протянула руку для приветствия. Женщина перевела взгляд на адмирала и пожала Кассандре руку.
— Что ж, Виктория, давай зайдем и устроим тебя.
— Во сколько заканчиваются занятия? — прервала их Кассандра.
— 16:00, — ответила ей Риз.
— Увидимся позже, Тори, — сказала Кассандра, когда наклонилась, чтобы посмотреть в обеспокоенные зеленые глаза племянницы. Подняв кулак, она ждала. Нервное напряжение оставило взгляд Тори, когда она, наконец, ответила, стукнув своим кулачком по кулаку тети. Повернувшись, девочка последовала за воспитателем.
Когда Кассандра поднялась, то оказалась под пристальным вниманием адмирала.
— Адмирал, — она кивнула ему и, развернувшись, нашла Лукаса, стаявшего позади нее. — Спасибо, Лукас. Я собираюсь вернуться в каюту, — кивнув ему, девушка направилась к выходу, тщательно скрывая покатившиеся слезы.

* * *

Адмирал успел заметить, прежде чем Кассандра резко повернулась, проблеск слез в ее глазах. Сдается ему, что она была больше расстроена, чем показывала.
Лукас задумчиво смотрел на люк, в который только что вошла Виктория. Двое мужчин начали идти по коридору.
— Я собираюсь отправиться в медпункт, посмотреть, не смогу ли заставить Блайанта подтвердить, что мне уже можно вернуться к рейсам, — рассказал Лукас отцу.
— Хорошо, дай мне знать, что он скажет.

* * *

После того, как дверь каюты закрылась, Кассандра начала раздеваться, направляясь прямо в душ. Включив воду, девушка сползла по стене, обняв себя, она расплакалась, думая об отце, о брате с невесткой, обо всех, кого они оставили умирать на Земле.
Все страхи и сомнения, которые она не позволяла увидеть Виктории, лились из нее вместе со слезами, которые никто не мог услышать... Она отклонила голову назад к стене. Что она собирается делать? На Земле ее считали чрезвычайно умной. Ее даже номинировали на премию Магеллана.
Кассандра окончила Гарвард в 15 лет по трем специальностям, в 19 она уже преподавала. Теперь же она чувствовала себя несмышленым ребенком, пытаясь переучивать все. Если бы у нее были книги, которые она могла бы прочитать. У нее фотографическая память, и как только она о чем-то прочитает, то потом никогда не забудет. Но в отличие от некоторых, с этим навыком, она на самом деле может применять и соединять информацию чрезвычайно быстро. Ее мать всегда говорила ей, что она светоч науки. Но теперь она не знала, что делать.
— Сидеть здесь и проливать слезы ни к чему хорошему не преведет, — ругала она себя. Встав, девушка вышла из душа и вытерлась. Прикоснувшись к кольцу, которое носила на шее, она сняла его. Глядя на древнее кольцо, она поцеловала камень, а затем повесила его на крючок. Пришло время найти свое место в новом мире, создать жизнь для себя и Виктории.
Оставив свою каюту, Кассандра начала исследовать этот корабль под названием «Возмездие», который, по крайней мере, пока, являлся их домом. Блуждая по кораблю, она ловила на себе несколько взглядов, но в основном игнорировала их. Кассандра была довольно высокой, на Земле это привлекало внимание. Но здесь она считалась не высокой, Тори — единственная, кто был ниже нее.
Оказавшись в инженерном отсеке, ее поразили окружающие ее технологии. Везде панели и экраны. Различные системы, контролирующие скорость, навигацию, жизнеобеспечение и безопасность. Ее разум автоматически пытался понять, как все это работает.
— Кто ты такая!? Как, черт возьми, ты сюда попала? — Кассандра повернулась, чтобы обнаружить большого — Боже, они все здесь были большие — блондина позади нее.
— Я Кассандра. Кассандра Чемберлен, и я вошла через этот люк, — она указала на вход. — А вы кто?
Блондин начал распаляться.
— Я главный инженер Леандер Мичелакакис! Что ты здесь делаешь? — он сжал ее руку и повел куда-то, что казалось кабинетом.
— Я просто смотрела, я ничего не трогала, — Кассандра знала, как относиться к оборудованию. — Ваши технологии выше тех, что были у нас на Земле. У вас есть какое-то руководство или книги, которые я могла бы почитать? Какой тип лазера вы используете? Как вы...
— Стоп! — Леандер посмотрел на нее. Хотя ее вопросы были актуальны, он не мог обсуждать их с ней, не без одобрения адмирала. — Сядь, — сказал он ей, указав на стул. Перейдя к своей консоли по коммуникациям, он взял гарнитуру.
Соединившись с мостиком, он ждал ответа.
Через пару секунд на мостике адмирал поднял гарнитуру.
— Слушаю, — когда начальник инженерного отдела Леандер объяснил ситуацию, адмирал застыл. — Я уже в пути.
— Полковник, вы на мостике, — Куинн с удивлением наблюдал за уходом адмирала.
Направившись непосредственно в офис Мичелакакиса, адмирал вошел и увидел Кассандру и начальника, которые стояли, склонившись над экраном, и о чем-то бурно спорили.
— Шеф?! — он хлопнул дверью, и начальник тут же обернулся к адмиралу.
— Сэр! — пробормотал Леандер.
Девушка выпрямилась и ничего не сказала.
— Что здесь происходит, шеф? — Уильям смерил пронзительным взглядом сначала его, а потом Кассандру.
— Сэр, извините, сэр, мы обсуждали плюсы и минусы охлаждения карбонита по отношению к кристаллическому лазеру.
— Что?
— Извините, сэр.
— Что вы делаете в моем инженерном отсеке? — потребовал адмирал ответа у Кассандры.
Кассандра прикусила язык, который ей хотелось в это время показать. С отцом и братом, которые служили, она знала правила и была уверена, что здесь они похожи, касательно военной выправки и устава.
— Я решила осмотреться на корабле и попала в этот отсек. Люк был открыт, и я вошла, — ответила Кассандра.
— Шеф?
— Я нашел ее, когда она осматривала лазерную систему таргетинга, она ничего не трогала, — проговорил он быстро. — Она только спрашивала.
— С каких пор задавать вопросы — плохо? — потребовала Кассандра.
— Это часть нашей системы обороны.
— Я спрашивала о лазере, а не о системе таргетинга, — ее глаза сверкнули в сторону адмирала. — Черт возьми, это выглядит так, будто у меня нет разрешения... — внезапно Кассандра поняла, что у нее действительно не было никакого разрешения, и огонь в ее глазах быстро затих. Отвернувшись, она замолчала. Комната погрузилась в тишину.
— Адмирал, — начальник отдела рискнул нарваться на адмиральскую ярость, — то, о чем мы спорили, — то же самое, о чем спорит любой курсант-второкурсник. Ничего особенного для «Возмездие», — Леандер бросил быстрый взгляд на Кассандру, она его заинтриговала. — Она немного разбирается.
Адмирал внимательно посмотрел на начальника. Он знал этого человека с самого детства, тот еще помнил его отца. Он доверял его суждению.
— У вас есть все, что нужно, а также время?
— Да, сэр, — они оба посмотрели на Кассандру, которая нахмурилась, пытаясь понять, что происходит.
— Ничего, что выходит за рамки общих знаний, шеф.
— Нет, сэр.
— Тогда продолжай. Держи меня в курсе, — в последний раз бросив взгляд на Кассандру, адмирал ушел.
— Не могли бы вы рассказать мне, что сейчас произошло?
Шеф посмотрел на маленькую женщину и задумался, правильно ли он поступил.
— Ты будешь учиться, — сказал он ей самым пугающим голосом и удивился ее реакции.
— ПРАВДА? — она послала ему ослепительную улыбку. — Так с чего начнем?

* * *

В течение остальной части дня главный инженер «Возмездие» совмещал свои инженерные обязанности и обучение Кассандры, давая ей информацию, в основном в цифровом формате на его комм-центре. Он несколько удивился тому, как быстро она усваивала материал. И возникающие у нее вопросы были по существу. Посмотрев на время, он прервал ее.
— На сегодня достаточно. Мне надо забрать дочь из класса, — Леандер выключил экран. Кассандра, собиравшая запротестовать, поникла.
— Класс? Который час?
— 15:45
— Дерьмо! Мне нужно забрать Тори, — она посмотрела на шефа — Вы можете отправить это на мой центр связи? Я бы хотела поработать над этим позже.
— Куда?
— G43.
Начальник нажал несколько кнопок и отправил информацию.
— Теперь мне надо идти.
— Спасибо.
Догнав инженера, Кассандра обнаружила, что дочь шефа находится в том же классе, что и Виктория. Они с ним пришли как раз тогда, когда класс выходил, и дочь Леандра побежала к нему, попав в его объятия.
— Папа! — быстро обняв, он отпустил ее, и они вместе направились к выходу.
Кассандра видела, что Виктория вышла из класса одной из последних, и весь ее вид говорил, что она несчастна.
— Плохой день? — тихо спросила Кассандра и получила в ответ лишь грустный взгляд.
— Эй! Как все прошло? — к ним подошел улыбающийся Лукас. Лица, которые обернулись к нему, были грустны и встревожены.
— Думаю, это был долгий день, давай вернемся в каюту. Что ты на это скажешь? — Кассандра посмотрела вниз на Викторию, которая просто кивнула и взяла тетю за руку. — Увидимся позже, Лукас, — попрощавшись, она быстро увела Тори.

* * *

Усевшись на диване, Кассандра повернулась к Виктории.
— Так что произошло?
Девочка подняла на нее печальные глаза.
— Эта учительница... педагог, ведет себя так, как будто я тупая или типа того!
— Она дала тебе работу на дом? — Тори вручила ей листок. — Это все?
— Она думает, что я глупая!
— Что делали другие дети?
— Они работали на экране.
— Хорошо. Как насчет того, что мы завтра пойдем пораньше, и я поговорю с… педагогом. Посмотрим, что можно сделать. У тебя появились друзья? — Кассандра решила сменить тему.
— Не совсем, есть одна девочка… Она моего возраста, ее зовут Амина. Она улыбнулась мне пару раз.
— Ну, это, по крайней мере, начало.

* * *

Направляясь в инженерный отсек на следующий день, Кассандра чувствовала уверенность в сегодняшнем дне Тори после разговора с воспитателем. Женщина казалась, искренне заинтересована в оказании помощи Тори, чтобы приспособиться к новой обстановке, и готова учить ее на том же уровне, что и других детей, чтобы увидеть в процессе обучения на каком уровне развития она находится. Девочка по имени Амина оказалась дочерью шефа, и как только она пришла на занятия, то подошла поговорить с Тори. Это был хороший знак.
Пройдя инженерный блок, Кассандра с нетерпением направилась в офис начальника, ей хотелось поскорее начать работу, девушка не заметила и буквально столкнулась с адмиралом, который сжал ее плечи, чтобы удержать от падения. Удивленные глаза Кассандры вспыхнули раздражением.
— Адмирал, — она сделала быстрый шаг назад, и его руки освободили ее. Кивнув и проскользнув мимо нее, адмирал покинул инженерный корпус.

* * *

Пока Уильям направлялся к мостику, он думал, что эта женщина способна свести его с ума. Почему он проверял ее успехи с начальником инженерного отдела лично, если звонка было бы достаточно. Но он хотел увидеть ее. Встреча с ней застала его врасплох. Он не прикасался к Кассандре с тех пор, как привез на «Возмездие». Его раздражало то, что он хотел сблизиться с ней, а не отпустить. Войдя на мостик, адмирал отогнал эти мысли.

* * *

— Так что у тебя есть для меня сегодня? — Кассандра отвернулась от удаляющегося адмирала обратно к шефу. Очевидное раздражение адмирала заставило ее сердце по какой-то причине болезненно сжаться.
Не уверенный в том, в чем только что стал свидетелем, шеф посмотрел на Кассандру. Для адмирала прийти лично, чтобы спросить, как далеко им удалось продвинуться вчера, было, мягко говоря, необычно.
— Можешь начать там, где закончила вчера. Я буду в инженерном отделе, — Леандер поднялся со стула.
— Я закончила прошлой ночью, но у меня есть несколько вопросов.
— Ты закончила... весь файл? — шеф сел обратно. В этом файле оставалось более тысячи страниц с невероятно подробным описанием.
Кассандра села напротив него, вытолкнув адмирала с головы.
— У меня есть несколько вопросов относительно конфигурации системы Краер по отношению к кристаллу…
Когда шеф ответил на ее вопросы, они начали обсуждать различные варианты, углубляясь в теорию, и день пролетел незаметно.

* * *

Выходя из кабинета сегодня, Виктория радостно улыбалась. Увидев это, некоторая озабоченность Кассандры испарилась.
— Тетя Кэсси, это Амина, — Тори улыбнулась девочке, стоящей радом с ней. Она была немного выше Виктории, с длинными светлыми волосами и карими глазами.
— Привет, Амина, я — Кассандра, — она тоже приветливо улыбнулась девочке.
— Привет! — голос у Амины был звонкий. — Мама! Познакомься моей подругой Викторией и Кассандрой, — Кассандра повернулась, когда подошла мать Амины. У женщины были темно-каштановые волосы, но глаза такие же, как и у дочери.
— Привет! — вежливо сказала она, несколько сдержанным голосом. — Я Жавьера Мичелакакис.
— Кассандра Чемберлен, — Кассандра протянула руку, и другая женщина крепко ее пожала. Это была та женщина, о которой ее муж, Леандр, рассказывал ей прошлым вечером. — Вы жена шефа Мичелакакиса.
— Да, — это все, что она сказала. — Милая, нам нужно идти.
— Но, мама, я хочу, чтобы Тори пошла с нами, — Жавьера перевела взгляд со своей дочери на Викторию.
— Не сегодня, — Жавьера посмотрела на Кассандру. — Может в другой раз? — Кассандра могла понять намек.
— Не проблема, нам нужно...
— Эй! — Лукас прервал их с широкой улыбкой на лице. — О, привет Жавьера. Тори, как дела сегодня? — спросил Лукас, не сводя взгляда с девочки.
— Хорошо! Это Амина, моя новая подруга.
— Ну, привет, Амина, — Лукас обернулся к ней, улыбаясь. — Любой друг Виктории — мой друг, — Амина хихикнула.
— Итак, у вас, дамы, есть планы? — Лукас перевел взгляд с Виктории на Кассандру.
— Похоже, нам пора, — ответила Кассандра. — Было приятно познакомиться с вами обоими, — проговорила она Мичелакакисам, перед тем как уйти.
Направляясь к каюте, Кассандра спросила:
— Так, а почему у тебя такое хорошее настроение?
— Я вернулся в расписание рейсов, — усмехнулся Лукас.
— Что это значит? — спросила Виктория.
— Это значит, что я снова буду участвовать в миссиях.
— Но... — Виктория посмотрела на Кассандру.
Кассандра знала, к чему это ведет, и быстро открыла люк в их каюту.
— Давайте зайдем внутрь, — она кинула на Лукаса быстрый взгляд.
— Конечно, — он ответил ей смущенным взглядом.
Как только люк закрылся, Виктория развернулась и проговорила:
— Ты не можешь лететь на миссию снова, Лукас!
— Виктория, это то, что я делаю всегда.
— Нет! — подбежав к Кассандре, она уткнулась лицом ей в живот. Кассандра одарила его хмурым взглядом.
— Что? — Лукас растерянно посмотрел на них.
— Неужели ты еще не догадался? — она встала на колени, чтобы утешить племянницу. — Тише, Виктория, тише, — но девочка была безутешна.
— Лукас, тебе нужно уйти. Сейчас же! — он ушел, смущенный и не уверенный, что только что произошло.
— Тори, успокойся, все в порядке.
— Нет! Что, если он снова пострадает? Нас там не будет, чтобы ему помочь!
— Тсс... Виктория, ты ведь понимаешь, что адмирал знает, что делает? — Кассандра хваталась за соломинку.
— Да. Он отец Лукаса.
— Правильно. Ты думаешь, он позволил бы Лукасу летать, если бы он не был хорош в своей работе?
— Но он разбился, — Кассандра знала, что Тори приведет этот аргумент.
— Я знаю, детка, но он не умер, не так ли? Он знал, что делать, чтобы остаться в живых. Мы должны доверять Лукасу, чтобы он был уверен в том, что делает сейчас. Поверь, адмирал знает, что делает.
— Но что если он умрет, тетя Кэсси?
— Этого не произойдет, — она молилась о том, чтобы не солгать. — Доверься ему, Виктория.
Чуть позже, измученная, хотя на часах еще не было еще 18:00, Виктория заснула на руках своей тети.

* * *

Лукас не мог понять, что только что произошло. У Виктории был хороший день, она улыбалась и смеялась, завела новую подругу. Что же случилось?
Посмотрев в коридор, он заметил приближение своего отца.
— Лукас, что-то случилось? — адмирал знал своего сына.
— Ты направляешься в каюту? — уточнил Лукас.
— Да.
Лукас последовал за ним. Вздохнув, он проговорил:
— Я не понимаю женщин… Я имею в виду, в чем проблема? Я вернулся в расписание рейсов. Это ведь хорошо, верно?
Уильям, полагая, что его сын говорит о Кассандре, ответил:
— Я так понимаю, что все прошло, не так хорошо, — адмирал пытался отогнать мысли, что Кассандра расстроена из-за его сына.
— Это преуменьшение. Сначала она с радостью мне рассказала о своей новой подруге, а потом расстроилась. Кэсси пыталась ее успокоить, сказала мне, что я должен сам все понять, а потом приказала мне уйти.
Адмирал недоуменно посмотрел на своего сына.
— Кто расстроен?
— Виктория! Она плачет и обнимает Кэсси, — Лукас раздраженно посмотрел на своего отца. — Что я сделал не так?
Уильям отвернулся, осознавая радость от того, что Кассандра не та, о ком говорил его сын. Соединив все сказанное, он объяснил:
— Она напугана, Лукас. Виктория напугана. Она на новом месте, с новыми людьми. Ты — тот, от кого она стала зависеть. Ты был с ней на Земле, на спасателе, теперь здесь. И конечно, знание о том, что ты снова будешь летать, напугало ее. Она боится потерять кого-то еще.
Лукас посмотрел на своего отца.
— Что мне делать? Черт, я не хочу ее расстраивать.
— Делай свою работу, — сказал он своему сыну. — Она должна понять, что то, что ты делаешь важно. И ты возвращаешься. Каждый раз.

* * *

Виктория проснулась посреди ночи с криком.
— НЕТ! НЕТ!
— Виктория! Все в порядке! Я здесь!
— Огонь! Огонь!
— Тссс, открой глаза, здесь огня нет. Виктория! Открой глаза! — когда испуганный ребенок это сделал, она увидела свою тетю и комнату за ней.
— В нашей каюте нет пожара.
— Тетя Кэсси...
— Тссс... все нормально, у тебя есть я, — Кассандра укачивала плачущего ребенка. Каждую ночь были одни и те же кошмары, как будто Тори находится в ловушке огня. Но сегодня все еще хуже. Кассандра знала, что это ее страх потерять Лукаса.
Когда Виктория успокоилась и снова заснула, Кассандра тоже попыталась уснуть, зная, что это будет очень длинная ночь.

* * *

На следующей неделе у Кассандры и Виктории сложился определенный режим. Тори быстро адаптировалась, развивала тесную дружбу с Аминой. Ей пока все еще снились кошмары, но уже не такие тяжелые. Лукас заглядывал каждые пару дней, чтобы их проведать.
Кассандра выучила все «общие» знания о лазерной системе, начальник, после разрешения адмирала, перешел на область, более специализированную для «Возмездие». И хотя больше не было столкновений с адмиралом, Кассандра иногда видела его в коридорах. Он бросал на нее быстрый взгляд, а затем игнорировал ее.
— Но вы можете сделать резервную систему, просто заменив чипы здесь, здесь и здесь, — Кассандра указала на схему шефу.
— Ну да, это возможно, но посмотри, где это. Потребуется добрый час, чтобы снять гильзы и добраться до него. В чрезвычайной ситуации это слишком долго. Кроме того, у нас есть резервная система, — поспорил главный.
— Тогда для чего этот люк и лестница? — рассуждала в ответ Кассандра.
— На этот раз оболочка удалена. Там мало кто может пролезть и работать, а иначе...
— Ой, ой, очень смешно, вы знаете, я раньше считалась высокой среди землян, — Кассандра и шеф стали хорошими друзьями.
— Только если вокруг кучка детей, — пошутил он в ответ. — Говоря о детях, я должен спросить, сможет ли Виктория переночевать на следующей неделе с Аминой и несколькими одноклассниками.
Кассандра колебалась, когда посмотрела на Леандера. Хотя Амина с Викторией и вправду были близкими друзьями, Кассандра не была уверена, что Жавьера от этого в восторге.
— Позвольте мне сначала поговорить с Тори, посмотреть, как она себя чувствует, ночи довольно тяжелые для нее.
— У нее проблемы? — обеспокоенно спросил Леандер, он впервые услышал об этом.
— Это просто... — внезапно по всему кораблю прозвучал сигнал тревоги.
— Боевая готовность один, повторяю, боевая готовность один. Мы отслеживаем входящие корабли мятежников!
— Оставайся в моем кабинете! — приказал Леандер Кассандре, так как она не была обучена, как вести себя в подобных ситуациях.
Оставшись одна в кабинете, Кассандра наблюдала на экране монитора, как все сотрудники инженерного блока заняли свои позиции. По всему флоту закрылись люки, были выпущены истребители. Звуки орудий «Возмездие» отражались внутри корабля. Кассандра закрыла глаза, молясь, чтобы Виктория была в порядке и чтобы Лукас и адмирал были в безопасности, ей было больно при мысли о том, что кто-то может пострадать.
Внезапно «Возмездие», казалось, резко вздрогнуло. Что-то прошло сквозь защиту. В инженерном отсеке раздался сигнал тревоги.
— Твою мать! Запустите систему резервного копирования! — закричал шеф Энсину Труплу. — Сделайте это вручную! — Кассандра осмотрелась вокруг, чтобы увидеть, что лазерная система была выведена из строя, а резервная не сработала автоматически.
— Шеф! Что за хрень у тебя происходит? Мне нужны мои лазеры! — голос адмирала прогремел через коммуникатор.
— Мы работаем над этим, сэр! Это было прямое попадание в систему. Мы сейчас работаем над резервной.
Кассандра могла сказать из показанных данных, что резервная система не сработает, она слишком сильно пострадала. Подумав о разговоре, который у нее состоялся недавно с шефом, она поняла, что может сделать то, что нужно. Покинув офис, девушка попыталась найти резервную лазерную систему.
— Черт возьми, Мичелакакис, мне нужны эти лазеры сейчас! — потребовал адмиральский голос. Решив, что она не может ждать, Кассандра направилась к верхнему уровню инженерного отсека и открутила вручную колесо люка.
— Что ты делаешь? — потребовал Леандер.
— Ваша резервная система сгорела! Ты знаешь это! Но есть другой вариант, — она посмотрела ему в глаза.
— Ты хочешь попасть в массив, в то время как он активен, и перезапустить лазеры вручную?! — Леандер не знал, являлась ли она самой смелой или сумасшедшей женщиной, которую он когда-либо встречал.
— Как долго может продержаться корабль без этих лазеров? — шеф не ответил. — Вот и я так подумала, — поднявшись на ноги, она начала подниматься по лестнице; Леандер прав, их среднестатистический каринианец не пролезет здесь. По отпечатавшейся в ее памяти схеме, Кассандра нашла первый чип, который она быстро заменила, и, двигаясь дальше по лестнице, другие замены пошли так же легко. Третий она считала самым сложным. Обливаясь потом, бегущим по её спине, она наконец-то смогла заменить чип.
— Поторопись, Чемберлен! — закричал Леандер.
— Сделано! Я на пути вниз! — вдруг «Возмездие» принимает еще один удар, и Кассандра, не удержавшись, скользнула щекой по лестнице. — Дерьмо!
— Адмирал! Лазеры восстановлены! — отчитался шеф перед мостиком.
— Огонь!
Вернувшись в инженерный сектор, Леандер вытащил Кассандру из массива. Она была потная, грязная, с синяками на щеке, но в остальном в порядке. Закрыв люк, они услышали, как стреляют лазеры.
— Отличная работа, Чемберлен, — Леандер не хотел даже думать о том, что произошло бы, если бы это было не так.
— Ты нашел бы способ, — сказала Кассандра, не осознавая своих слов. — Думаешь, девочки в порядке? Я не уверена, как Виктория с этим справится, — она встретилась с ним обеспокоенным взглядом.
— Риз знает, что делать. Как только бой прекратится, они отпустят детей. Жавьера заберет Амину, я могу позвонить ей и попросить забрать еще Тори.
— Нет, лучше мне пойти самой.
— Сначала нужно привести тебя в порядок.
— Что?
— Ты чумазая, Чемберлен. После того, как мы закончим здесь, ты отправишься в каюту, а Жавьера заберет обеих девочек и приведет Тори. Это даст тебе время, чтобы помыться.
— Ты уверен, что она не будет возражать?
— Все будет хорошо. Почему бы тебе не пойти и не посмотреть, как исправить основную лазерную систему? — уходя, шеф не увидел того, как Кассандра была удивлена. Придя в себя от ошеломления оказанного ей доверия, она отправилась к станции лазерного управления.

* * *

Основной состав команды «Возмездие» наблюдал, как затухает недавний бой, а мятежники несут большие потери.
— В этом нет никакого смысла, Куинн. Они напали, как будто мы что-то у них украли.
— Согласен, это не какая-то пограничная стычка.
— Я хочу получить отчеты обо всех повреждениях и видеть Мичелакакиса здесь; я хочу знать, что случилось с моими лазерами!
— Да, сэр.

* * *

— Чемберлен! — позвал ее начальник, но увидев, как она выскользнула из-под пульта управления, подошел, покачав головой. У нее на щеке наливался неприятный синяк. — Я направляюсь на мостик, закончу там и пойду в каюту. Жавьера будет с Тори примерно через час.
— Хорошо, шеф, спасибо, — и уползла обратно под панель. Все еще качая головой, Мичелакакис направился на мостик.

* * *

В своем командном центре адмирал читал отчеты о повреждениях. «Сентинел» получил наибольший урон, как будто он был целью нападения, в то время как «Возмездие», даже с нерабочими лазерами, в основном оставили в покое. Начальник инженерного отдела приблизился к командному центру.
— Сэр.
— Что случилось с моими лазерами, шеф?
— Адмирал, этого не должно было произойти. Один из ударов забастовщиков послал Брик-шок через инженерный отсек. Он в основном поджарил лазерную систему.
— Но это не повлияло на резервную систему.
— На самом деле, сэр, она тоже не сработала.
— Что? Так как ты снова их перезапустил?
Леандр посмотрел адмиралу в глаза.
— Не я, сэр. Это сделала Чемберлен.
— Чемберлен? — тихо переспросил адмирал.
— Да, сэр. Я ввел ее в курс дела об особенностях «Возмездие», как вы и разрешили, — Леандер подумал, что неплохо бы напомнить об этом адмиралу. — Мы обсуждали его другой потенциал, но из-за местоположения и маленького пространства внутри массива я считал это невыполнимым.
— Причина?
— Адмирал, это связано с заменой трех цепей в массиве. Чтобы добраться до него, пришлось бы снимать корпус, что в одиночку заняло бы не менее часа. В такой ситуации это слишком долго.
— Как вы справились с этим теперь?
— Чемберлен смогла поместиться в массив с включенным корпусом.
— С активным массивом? — адмиральский голос стал ледяным.
— Да, сэр, она смогла заменить чипы, таким образом, восстановив лазерную систему.
— Ее состояние?
— Адмирал?
— Ей было больно, шеф? — адмиральский тон стал смертельно опасен.
— Сэр, пара ушибов и синяков. В настоящее время она работает над основной лазерной системой, пытаясь починить ее, — бросив взгляд на адмирала, он поспешил добавить: — Она знает систему. Она выучила ее быстрее, чем кто-либо на корабле, включая меня. Сейчас она уже должна отправляться в каюту. Она хотела привести себя в порядок до того, как Жавьера приведет Тори домой.
— Свободен, шеф, — адмирал вернулся к своим отчетам о повреждениях.

* * *

«Кассандра перезапустила резервную лазерную систему. Одна. Она вошла в активный массив. Рискуя. Она была ранена». Гоняя эти мысли в голове, он делал вид, что читает отчеты. Она стала героем для главного инженера. А сам Уильям не видел и не прикасался к ней семь дней. Она ранена. Шеф сказал, у нее синяки и ссадины. Он должен убедиться сам.
— Полковник, подмените меня, — сказав это, адмирал направился к каюте Кассандры.
Постучавшись, он обнаружил, что люк был не заперт. Войдя, мужчина запечатал люк и услышал, как выключился душ. Несколько минут спустя Кассандра вышла из ванной, обернутая только в одно полотенце.
Вернувшись поздно в каюту, Кассандра знала, что ей нужно спешить; Виктория не должна увидеть ее такой. Обернув полотенце вокруг себя, девушка вышла в прохладную гостиную, когда увидела, что она не одна.
— Адмирал... — это все, что она смогла произнести. Как он попал внутрь?
Нервным жестом Кассандра поправила полотенце, заметив оценивающий взгляд мужчины.
Осмотрев ее, он увидел, что она в порядке, не считая большого синяка на правой щеке.
— Чем я могу вам помочь? — она плотнее запахнула полотенце.
— Вы оставили люк открытым.
— О, — посмотрев за ним, она увидела, что теперь люк закрыт. Когда Уильям приблизился, она замерла.
— Ты ранена.
— Просто синяк, — приподняв ее подбородок, он нежно провел большим пальцем по ее щеке. — Адмирал…
— Тссс... — увидев смятение в ее глазах, он почувствовал облегчение, что он не единственный, кто испытывает подобное.
— Я не понимаю…
— Я думаю, что это должно быть само собой разумеющимся, особенно для тех, кто может исправить лазерную систему «Возмездие».
Глядя на него, она сказала правду:
— Я тебе не нравлюсь.
— Ты ошибаешься, — обняв ее за талию, он притянул девушку ближе, позволяя ей почувствовать, насколько она ему нравится. — Разве я чувствую себя так, как будто ты мне не нравишься?
— Я...
— Позволь мне объяснить по-другому, — наклонившись, он нежно поцеловал сначала ее ушибленную щеку, затем в губы. Он увеличил давление, полностью осознавая разницу их размеров.
Несколько ошеломленная Кассандра быстро начала отвечать на поцелуй. В ответ Уильям приподнял ее за талию, чтобы их тела были на одном уровне. Когда полотенце начало соскальзывать, он застонал и мягко опустил ее ноги на пол, глядя на нее сверху вниз.
— Тебе нужно время, чтобы приспособиться ко всем этим изменениям, но никогда больше не думай, что ты мне не нравишься, — он пробежался пальцем по слегка опухшим губам, не нарушая зрительного контакта. — Нам также нужно... — он не успел закончить, когда открылся люк. Уильям быстро повернулся, чтобы защитить ее, только чтобы найти Викторию, входящую в каюту. Кассандра быстро поправляла свое полотенце.
— Что вы здесь делаете? — потребовала Виктория, подходя к нему.
— Проверяю Кассандру.
— Почему? — обойдя адмирала, она увидела синяк Кассандры. — Что вы сделали с ней? — она обвинительно обратилась к адмиралу.
— Виктория! Остановись! Адмирал бы никогда не навредил мне. Ты должна извиниться! Сейчас же! — две женщины Чемберлен устроили борьбу взглядов.
— Вы не причинили ей вреда? — Виктория посмотрела на адмирала.
— Никогда, — ответил он. — Мужчины не причиняют вред женщинам.
— Они могут, — упорствовала Виктория.
— Не мужчины Кариниана, — настаивал он. За этим было что-то большее. Виктория пристально посмотрела ему в глаза.
— Мне очень жаль, что я несправедливо обвинила вас, — адмирал приподнял брови. Виктория вернулась к Кассандре. — Что случилось?
— Я упала во время атаки. Ты ведь знаешь меня и мои неуклюжие ноги, — Кассандра посмотрела на адмирала, и он понял, что она не хочет, чтобы он что-то добавил.
— Тогда почему он здесь? — девочка кивнула в сторону адмирала.
— Чтобы убедиться, что твоя тетя в порядке, — ответил он.
Тори посмотрела на него очень серьезно.
— Ты тоже о ней беспокоишься? — Кассандра закатила глаза, а адмирал присел, чтобы находиться на уровне глаз Тори.
— Да, беспокоюсь.
— Хорошо.
Встав, он повернулся к Кассандре:
— Поговорим позже.
Кассандра ничего не ответила, когда он ушел.

Глава 3

В течение следующих нескольких дней адмирал навещал инженерный отсек, проверяя состояние лазера. Смотря в его глаза, Кассандра видела... что-то и была не уверена, что знает, что с этим делать. Насколько отличаются отношения между мужчинами и женщинами на Кариниане, от отношений на Земле? Она не знала и не спрашивала.
Пришло время ночевки у Амины, и пока Виктория была взволнована, Кассандра беспокоилась.
— Ты уверена, что хочешь это сделать? — спросила она в последний раз, когда они отправились на уровень Мичелакакиса.
— Будет весело, тетя Кэсси! — глаза Тори сверкали.
— Тогда хорошо, — вздохнула Кассандра.
Через пару секунд перед ними открылся люк, и из него выглянуло взволнованное лицо Амины.
— Ты здесь! Пойдем, я хочу показать тебе свою комнату! — Виктория повернулась к Кассандре, быстро обняв ее побежала за подругой.
Кассандра посмотрела на Жавьеру.
— Если у вас возникнут проблемы, я буду либо в инженерной, либо в своей каюте.
— Все будет хорошо, — успокоила ее женщина. — Идите и наслаждаетесь свободным временем, — Жавьера заколебалась. — Кассандра, Леандер рассказал мне, что ты сделала с лазерной системой, — Кассандра ничего не ответила на это. — Спасибо тебе.
— За что?
— Корабль не защищен без лазеров. На этом корабле мой муж и дочь. Так что, спасибо. Ты могла бы не лезть в тот массив.
— Это нужно было сделать, — с этими словами она оставила Жавьеру, ощущая ее взгляд. Приблизившись к инженерному сектору, она поравнялась с техником Труплом, и когда они начали болтать, Кассандра засмеялась.

* * *

В это время в инженерном отсеке начальник беседовал с адмиралом о возможности разрешить Кассандре работать над лазерной системой слежения.
— Думаю, у нее не займет много времени, чтобы добраться и до системы скоростей. Она видит наши системы по-другому. Я думаю, она найдет способы улучшить их, как сделала с лазерами.
— Что она говорит об этом?
— Сначала я решил обсудить это с вами, адмирал.
— Приведи ее сюда. Давай посмотрим, что она думает по этому поводу, — нетерпеливо потребовал адмирал, в то время как внутри радовался поводу поговорить с ней.
— Ее здесь нет, сэр. У Амины ночевка, Кассандра пошла ответи Тори.
— Так вот почему ты все еще здесь, — адмирал усмехнулся Леандеру.
— Пять маленьких девочек, я думаю, что в секторе запуска и то будет тише.
— Думаю, ты прав. Предложи это ей и дай мне знать, — поднявшись, он направился к выходу, разочаровавшись, что не увидел ее. Думая о Кассандре и ее свободном вечере, адмирал шел по коридору, чтобы найти ее смеющейся с Энсином Труплом. Его лицо превратилось в камень.
— Энсин Трупл! Нечем заняться? — спросил он резким тоном.
— Адмирал, сэр, я как раз в пути, — Трупл поспешно отступил, оставив Кассандру с адмиралом.
— Кассандра, мне нужно поговорить с тобой. Моя каюта подойдет, — пока они шли к адмиральскому сектору, они не сказали друг другу ни слова. Уильям задавал себе вопрос, как он мог так быстро приревновать, только из-за того, что она смеялась с другим каринианцем. Эта женщина влияла на него странным образом, разрушая его самоконтроль.
Войдя первой в его каюту, Кассандра прошла к столу, пока адмирал закрывал дверь.
— Я не уверена, что... — повернувшись, она нашла его прямо позади нее, для такого крупного человека он двигался очень тихо. Не сказав ни слова, мужчина просто положил одну руку вокруг ее талии, а вторую за голову, и приподнял ее для страстного поцелуя.
Кассандра была ошеломлена. Она когда-нибудь сможет его понять? Отдавшись чувствам, все, что она могла сделать, это схватиться за его мощные бицепсы и держаться.
Толкнув девушку назад, Уильям посадил ее на свой стол, чтобы скользнуть между ее бедрами, прижимаясь своей эрекцией к ее животу. Когда он поменял угол поцелуя, она поняла, какая страсть скрыта в нем, и откликнулась. Обернув ноги вокруг его бедер, Кассандра притянула его ближе.
Разорвав поцелуй, Уильям спрятал лицо ей в шею. Он не хотел двигаться так быстро, но увидев, как она смеялась с Труплом, он почувствовал необходимость пометить свою территорию.
— Уильям... — простонала она.
Он обхватил ее лицо руками. Кассандра никогда не произносила его имя.
— Повтори! — потребовал он, смотря ей в глаза. — Скажи еще раз!
— Уильям... — прошептала она, глядя на него со страстью в глазах.
Его контроль лопнул, звук его имени на ее губах заставил мужчину с жадностью прикоснуться к ней и притянуть ближе. Он снял с нее рубашку, когда она расстегнула его пиджак. Откинув его, он разорвал свою футболку. Подняв ее со стола, его рот опустился ей на шею, а руки запутались в волосах. Чувство его кожи напротив заставило Кассандру сильнее сжать бедра, пытаясь облегчить жар, что разгорелся между ними.
Подхватив девушку и не прерывая поцелуя, Уильям вошел в личную зону и понес Кассандру прямо к кровати.
Она никогда не чувствовала себя так, будто медленно плавилась в огне. Всю свою жизнь интеллект Кассандры управлял ее поступками, все продумывал, просчитывал. Она всегда контролировала эмоции, только ее семья проникла за возведенный ею барьер. Но здесь, с Уильямом, ее переполняли эмоции, которые она не могла контролировать.Ей нужно было больше, и Уильям — единственный, кто давал ей это.
Медленно опустив Кассандру на кровать, Уильям аккуратно спустил ее штаны, скользнув с ними вниз по узким бедрам, что напомнили ему, насколько она хрупкая. Это помогло ему восстановить некоторый контроль. Разорвав поцелуй, он расслабился, глядя на нее, лежащую голой на его кровати. Его кровати! Лаская большими грубыми руками ее дрожащее тело, он понял, что хотел ее, как только впервые почувствовал слезы этой сильной женщины на своих руках. Встав, он наблюдал за ней, пока снимал оставшуюся одежду.
— Кассандра, — прошептал он, приподняв и прижав ее к себе. Его руки двинулись вниз, поглаживая ее бедра, широко расставляя их, чтобы девушка оседлала его. Сжав ее бедра, он приподнял женщину, а затем посмотрел в красивые голубые глаза. Не отрывая взгляда, Уильям медленно опустил Кассандру и прижался к ее входу, требуя впустить его. Входя в нее дюйм за дюймом, он понял, что она еще меньше и плотнее, чем он предполагал, но… оох, так жарко, так влажно… его массивные руки начали дрожать.
Ему нужно быть аккуратным. Он не хотел причинять ей боль.
Когда он вошел в нее, Кассандра застонала, ничто в ее жизни не подготовило ее к нему. Он — словно нагретая сталь, покрытая бархатом. Ее сапфировые глаза запылали, прежде чем подернуться сладкой дымкой удовольствия, и ее бедра постоянно двигались, в поисках большего нарастающего наслаждения.
— Полегче, — простонал он, пот начал покрывать грудь от напряженного сдерживания. — Мы должны двигаться медленно. Я не хочу причинить тебе боль, — но Кассандра не хотела сдерживаться.
— Уильям, — она притянула его лицо для страстного поцелуя, играя своим языком с его. Бедра Уильяма рванули вверх, проникая в нее еще глубже. Он закрыл глаза, когда ее внутренние стеночки сжали его налитый член. Когда Кассандра откинула голову назад с ошеломленным криком, он замер, удерживая ее неподвижно, боясь, что причинил ей боль.
— Все в порядке? — его голос был напряжен, пот выступил на лбу. Услышав ее низкий стон, он крепче сжал ее бедра. — Шшшш, все в порядке, Кассандра, мы остановимся, — он начал поднимать ее.
Наклонив голову вниз, она поймала своими полными страсти глазами его взгляд и требовательно сказала только одно слово:
— Больше! — простонала она, пытаясь прижать свои бедра к его. — Боже, пожалуйста, больше!
Уильям был ошеломлен. Каринианские женщины крупнее, чем Кассандра, и многие из них не могли принять полностью эрогированного каринианца.
— Уильям, — ее наполненный страстью голос вернул его назад. Ослабив хватку, он позволил ей задать ритм. Сжав его плечи, девушка вращала бедрами, потираясь об него и поднимая напряжение до невыносимого уровня. Притянув ее к груди, его зубы прошлись вдоль ее нижней челюсти, прокладывая путь к опухшим губам. Оказавшись там, его поцелуй имитировал движения их тел. В ответ Кассандра впилась ногтями в его плечи.
— Отпусти, Кассандра! — ухмыльнулся он. — Я держу тебя! И не собираюсь отпускать!
Кассандра закричала, когда невыносимое напряжение, наконец, накрыло ее, послав волны удовольствия, пробравшее все ее тело. Обмякнув в руках Уильяма, ее голова опустилась на его плечо.

* * *

Уильям держал дрожащую женщину, успокаивающе пробегаясь рукой вверх и вниз по ее спине. Зачесывал назад ее влажные волосы и целовал нежную шейку. Она поразила его, такая маленькая, такая нежная, но такая страстная и сильная.
По мере того, как шло время, дыхание Кассандры, наконец, начало успокаиваться. Она подняла голову и посмотрела на него ошеломленными глазами. Пошевелившись, чтобы поцеловать его губы, она поняла, что ему еще предстоит найти свое собственное освобождение.
— Уильям? — прошептала она, слегка вращая бедрами. Одновременно с этим девушка провела руками вверх по его покрытой потом груди и снова расслабилась. Маленькое движение заставило его застонать.
Положив руки по обе стороны его лица, она глубоко заглянула в его страстные фиолетовые глаза.
— Двигайся, Уильям, я держу тебя, — когда она поцеловала его, контроль мужчины, наконец, испарился.
Перевернув и подмяв ее под себя, он установил бешеный темп, а затем с последним опустошающим толчком он оперся на локти, чтобы не раздавить ее своим телом. Прислонив свой лоб к ее, Уильям попытался восстановить дыхание. Он никогда не испытывал такого освобождения и боялся, что отсутствие его контроля навредило ей.
— Кассандра, — он нежно поцеловал ее в губы, — посмотри на меня, пожалуйста, — медленно она открыла глаза, явив потрясенную, но полностью удовлетворенную женщину. — Ты в порядке?
— Считаю, что это было бы преуменьшением, — усмехнулась она.
Сделав глубокий вдох, он покачал головой.
— Уильям, — когда ее мозг снова начал функционировать, она поняла, что он действительно беспокоился за нее. — Посмотри на меня, пожалуйста, — повторила она его просьбу, и он поднял голову, открыв полные эмоций глаза. — Я дам тебе знать, если ты причинишь мне боль, — она взяла его лицо в ладони и посмотрела ему прямо в глаза, — я не буду тебе лгать. Я могу не захотеть больше близости, но это будет связано с моим нежеланием, нежели с тобой. Поверь мне.
Ничего не говоря, Уильям лег сбоку от нее, но она почувствовала его гнев. На Земле, кроме ее семьи, она полагалась только на свой интеллект. Ее высокий рост, уровень IQ в 165 баллов — не то, что хотели мужчины. Она была почти уверена, что здесь все точно так же. Только когда она начала закрываться, то поняла, насколько ее истинное Я обнажено. Надеясь, что он этого не понял, она поднялась только для того, чтобы Уильям вновь схватил ее.
— Поясни! — потребовал он. Кассандра лишь молчаливо смотрела на него. — Что ты имеешь в виду? — чувствуя, что она пытается отстраниться снова, его хватка усилилась. — Я требую ответа! — его голос прозвучал жёстче, чем он рассчитывал, но он уже не мог себя остановить.
— Я не член твоего экипажа! Ты ничего не можешь от меня требовать! — толкнув его в грудь, она попыталась вырваться. — Черт возьми, отпусти меня!
Переместив свою хватку на ее плечи, он подтянул девушку ближе, пока она не посмотрела в глаза очень сердитому каринианскому мужчине.
— Я не отпущу! Что ты имела в виду про свое нежелание? — он почувствовал, как она застыла, но не отпустил.
— Ты не имеешь права спрашивать!
— Ты дала мне это право! Вот в этой постели!
— Что ты хочешь знать? — сердито бросила она. — Что до тебя был только один? — он почувствовал, как дрожат ее руки. — И что ему за это должны были заплатить? — слова полились, прежде чем она смогла остановиться. Шок ослабил его хватку.
Выкрутившись, все, о чем думала Кассандра, что она должна уйти, прежде чем унизит себя еще больше. Но она забыла, как быстро он двигается. В один момент она встала на ноги, а в следующий — она у него на руках.
— Тобой воспользовались? — голос Уильяма был очень спокойный, очень контролируемый.
— Нет, — внезапно устав, она закрыла глаза. — Уильям... — Кассандра почувствовала подступившие слезы. — Оставь это, все произошло много лет назад, это уже не имеет значения.
— Нет, имеет, — подняв ее подбородок, он попытался заставить ее посмотреть на него, но получилось только заставить ее слезы пролиться. Слезы, которые сказали ему все, что ему нужно было знать.
— Кассандра, расскажи мне, впусти меня, — изумленные голубые глаза встретились с его. — Ты думала, что я не смогу почувствовать, что ты отстраняешься и закрываешься от меня? — его голос был нежен.
— Почему ты хочешь знать? — ее дрожь заставила Уильяма вспомнить, что они оба были обнажены, потянувшись, он стащил одеяло с кровати. Обернув его вокруг женщины, он поднял ее на руки. Не смущаясь собственной наготы, Уильям перенес ее на диван, сел и прижал ее к себе.
— Поговори со мной, — его большой палец мягко стирал ее слезы.
Кассандра поняла, что не может противиться, и положила голову на его плечо в замешательстве. Что он за человек? Она видела его в битве, командующим тысячами, и знала, что он не боится принимать жесткие решения. Уильям мог быть нетерпеливым и вспыльчивым, его присутствие запугивало, а гнев ужасал. И вот он вытирает ее слезы, ждет, когда она заговорит с ним. Что-то дрогнуло глубоко внутри нее.
— Я училась на втором курсе в Массачусетском технологическом институте. Из-за моего юного возраста и больших полномочий возникали некоторые трения с персоналом и студентами. Группа студентов и преподавателей прозвала меня «Ледяной Сучкой». Я не общалась с ними, не играла в избранную и не задевала людей. В конце концов, они решили, что если меня уложат в постель, со мной будет легче общаться, — она взглянула на адмирала, чтобы проверить, что он понимает каждое ее слово, ведь сама женщина до сих пор не понимала некоторые термины на их языке.
Уильям, слушая ее рассказ, почувствовал, как его челюсти сжались при упоминании ее прозвища «Ледяная Сучка», понимая, что это значит.
— Что значит «уложат»?
Кассандра сделала глубокий вдох.
— Секс, — он продолжал на нее смотреть, ожидая. — Какое ваше определение для того, что мы только что сделали?
— Спаривание.
Ее глаза слегка расширились.
— Вы это так называете, когда все только на одну ночь?
— Только одну ночь...? — нахмурился он.
Разочарование Кассандры возросло.
— Встретитесь с женщиной на одну ночь, спаритесь, а затем продолжите жить, как будто этого никогда не было.
Руки Уильяма сжались вокруг нее, выражение глаз стало свирепым.
— Это не то, что мы с тобой сделали!
— Тогда какой термин для того, что я описала? — глядя на нее, он понял, что ей нужны эти знания, чтобы она могла понять разницу между «одна ночь» и тем, что происходит между ними.
— Хлопнуть, — Кассандра посмотрела в сторону.
— Хм, ладно. Возможно, если бы он просто хлопнул меня, я бы продолжила жить, как ни в чем не бывало дальше, и не обращала бы на них внимания, но проблема была в том, что он не сам захотел этого. Моим однокурсникам пришлось найти не просто кого-то, кто хотел бы хлопнуть, но и уговорить, чтобы он захотел этого именно со мной, — сжав челюсти, Уильям ничего не сказал, зная, что он должен позволить ей выговориться. — В любом случае, в кампусе был один студент, он был в моем классе в предыдущем году, он был очень умным. Иногда мы пили кофе и обсуждали теорию. Он был привлекательным, таким блондинистым, пляжным парнем. Неважно, я не буду это объяснять, — сказала она, когда он открыл рот. — У него были проблемы с деньгами, поэтому группа подумала и скинула ему 1000 долларов за то, чтобы он затащил меня в постель, — посмотрев на него, она исправилась, — хлопнул меня. Поэтому он пригласил меня к себе на квартиру посмотреть на исследование, над которым работал. В любом случае, он был довольно милым и внимательным, и я подумала, почему нет, мне почти 20. Так все и случилось. Конец истории, — глубоко вздохнув, она посмотрела ему в глаза.
— Там было что-то еще.
— Нет.
— Если б это было все, то сейчас это бы не беспокоило тебя, — когда она попыталась отвернуться, он сжал ее подбородок. — Что случилось на следующий день?
— Это был не следующий день, это был остаток семестра, один за другим все парни группы спросили меня, могу ли я зайти к ним в гости, чтобы оценить исследовательскую работу, — Уильям видел, что это все еще причиняло ей боль.
— Это был твой первый раз, — она опустила глаза. — Прости, — Кассандра подняла на него глаза и поддалась вперед.
— Не надо, я полностью верю в расплату, — он приподнял бровь. — Я оценивала их работы на выпускном экзамене. Никто из них не сдал, — услышав это, Уильям глубоко засмеялся, откинув голову назад. Когда она улыбнулась ему, сердце замерло. Наклонившись к ней, он захватил ее губы, увлекая в долгий поцелуй.
— Я хочу тебя, Кассандра, — веселье оставило его глаза. Он хотел убедиться, что она понимает всю глубину его чувств. — Это, — сказал он, когда провел рукой между ними, — не на одну ночь!
— Тогда что это? — вопрос сорвался прежде, чем она могла остановить себя. — Подожди! Забудь, что я спросила.
— Ты можешь спрашивать меня, о чем угодно. Кассандра, я понимаю, что это все новое для тебя, не только мы, но и «Возмездие», мятежники. Вам с Тори нужно время, чтобы приспособиться, узнать, что же такое происходит между нашими мирами, что изменилось. Я помогу тебе всем, чем смогу.
— Зачем?
— Когда-нибудь ты поймешь, — прежде чем она могла спросить больше, его коммуникатор включился. Захватив ее губы в быстрый поцелуй, он оставил ее на диване. Все еще голый, он подошел к своей консоли по коммуникациям и нажал на кнопку.
— Зафар.
— Адмирал, у нас есть трансляция на какую-то болтовню мятежников, которую мы перехватили, вам нужно ее услышать, — сообщили ему.
Уильям наблюдал за Кассандрой, пока та пыталась надеть штаны.
— Буду через тридцать минут.
— Да, сэр, до встречи в 18:30.

* * *

Разум Кассандры бастовал, пока она пыталась справиться со всем, что произошло за последние шестьдесят минут. О Боже, только шестьдесят минут, а кажется, что целая жизнь. Она открылась Уильяму больше, чем кому-либо за всю свою жизнь. Никто не знал о Джоне. Борясь с завязками на штанах, прикрываясь одеялом, она не заметила, что Уильям подошел к ней и положил руки на плечи.
— Что ты делаешь? — закончив с брюками, она отошла от него.
— Одеваюсь. Тебе ведь нужно идти.
Поискав глазами свои брюки, Уильям натянул их.
— Все остальное в другой комнате, Кассандра, — он последовал за ней из личной зоны, наблюдая, как она идет прямо к куче брошенной одежды, и заколебался.
Зная, что она пытается выяснить, как надеть рубашку, не отпуская одеяло, он устранил проблему, дернув его. Посадив ее на свой стол, он устроился между ее ног, притянув девушку ближе.
— Мы вернулись к тому, с чего начали? — он замер, вдыхая у ее шеи.
— Уильям… — ей захотелось обернуться вокруг него. Когда он проложил себе путь вверх по ее шее, она застонала и притянула его, позволив себе упасть назад. Наклонившись, он страстно поцеловал ее.
— Кассандра, — разорвав поцелуй, он уперся в ее лоб. Тяжелый взгляд встретился с ее едва осознанным, — мне нужно уйти на некоторое время.
Она сразу же ослабила хватку, пытаясь восстановить контроль над собой:
— Конечно, тебе надо. Я только закончу одеваться...
Он оборвал ее:
— Останься.
— Что?
— Виктория ушла на ночь. Останься со мной. Позволь мне держать тебя, пока ты спишь.
— Откуда ты знаешь, что Виктория ушла?
— Я же адмирал, — усмехнулся он. — Останься, и когда я вернусь, мы поедим. Это не займет много времени.
— Это чушь собачья.
— Извини? — Уильям был ошеломлен, никто не имел наглости говорить с ним так.
— Ты получил звонок от своего второго командующего, узнал, что они перехватили сообщение от мятежников, которое, по их мнению, тебе надо услышать, и ты действительно думаешь, что я поверю, что ты не дашь им времени столько, сколько нужно для расшифровки? Я похожа на дуру?
Он окинул ее задумчивым взглядом.
— Я знаю, что ты очень умная и проницательная женщина. Пожалуйста, останься. Я хочу знать, что ты будешь здесь, когда я закончу. Я хочу вернуться домой, к тебе, — он проговорил это вслух, зная, что она не поймет, какие обязательства он берет перед ней.
— Уильям, мне надо быть в своей каюте. Это первая ночь Виктории вне нашей каюты, я не знаю, как все пройдет. Если Леандер позвонит, я должна ответить, — ее глаза умоляли о понимании.
Отступив, он помог ей слезть со своего стола.
— Это то, что тебе нужно, чтобы остаться, — если вдруг что-то случиться, чтобы Виктория могла связаться с тобой?
— Да, — она наблюдала, как он обошел стол, двигаясь к консоли с коммуникациями, и вдруг поняла, что она все еще обнажена до талии. Подобрав рубашку, Кассандра отвернулась, чтобы ее надеть.
— Прием, это адмирал Зафар, — она посмотрела на него растерянным взглядом.
— Да, адмирал.
— Я хочу перенаправить все передачи с G43 на мою вторую линию с выбранным кругом. Этот круг должен быть в обе каюты и вступить в силу немедленно. Это понятно? — он заметил, как глаза Кассандры расширились.
— Да, адмирал.
— Мне нужен тестовый вызов. Одна минута, — отключив звонок, он ждал. Консоль просигналила другим тоном, и он ответил.
— Вот и все, — он обошел вокруг стола и положил руки на ее плечи. — Это сработает? — она смотрела на него в изумлении.
— Зачем ты это сделал?
— Я сделаю все возможное, чтобы ты осталась здесь, — подняв руку, он нежно приласкал ее щеку. — Кассандра, ты очень нужна мне сегодня вечером.
— Я хочу остаться, — обняв его за обнаженную талию, она подняла голову вверх. — У тебя осталось 15 минут, адмирал.
Усмехнувшись, он повел ее обратно в свою частную зону, направляясь к своей библиотеке.
— Эти книги я собираю и храню всю свою жизнь. Можешь прочитать любую, какую захочешь, — она сначала посмотрела на книги, потом на него, ее глаза сияли так, как будто он только что подарил ей Вселенную.
— Серьезно?
— Конечно, а теперь мне нужно одеться, — он оставил ее рассматривать книги. Зайдя в ванную, он брызнул водой в лицо и нацепил на лицо серьезный взгляд в зеркало. Книги — он должен был понять, насколько они важны для нее — такая мелочь.
Вытерев лицо, он подошел к шкафу за чистой рубашкой. Кассандра уже свернулась в кресле, погрузившись в книгу. Его пиджак висел на специальных плечиках рядом с ней, одеяло лежало сложенным на диване. Такие незначительные мелочи так глубоко тронули его. Натянув рубашку, он подошел к своему пиджаку, Кассандра посмотрела вверх.
— Что ты решила? — спросил он, потянувшись за пиджаком.
— Я решила, что просто начну с самого низа и проложу себе путь вверх, — застенчиво сказала она ему.
Расположив руки по обе стороны от нее, он наклонился, чтобы поцеловать ее на прощанье.
— Звучит как хороший план. Скоро увидимся. Чувствуй себя как дома, — развернувшись, он застегнул пиджак на ходу. Вышел в коридор он уже в режиме «адмирал».

* * *

Осмотревшись в каюте, Кассандра опустила книгу. Какого черта она делала?
Чтобы не сидеть взволнованной здесь, она вышла в комнату Уильяма и остановилась. Она не успела рассмотреть ее раньше… они были немного заняты. Здесь был большой, даже для Уильяма, стол, обращенный к люку, позволяя всем, кто входит, знать, кто здесь обитает. Кажется, стол был из дерева. Двигаясь, чтобы провести пальцами по нему, она ощутила гладкую поверхность. На углах стола стояли различные приборы и панели, а так же фотографии. Приблизившись, Кассандра улыбнулась, обнаружив, что там сыновей Уильяма на разных этапах жизни. Так же тут были и несколько стульев перед столом, но их было мало, видимо, чтобы оставить пространство для тех, куму не предложат сесть. Она уверена, что многие мужчины дрожали на этом месте. Таблицы в дальних углах содержали диаграммы, отчеты и заметки.
В то время как стены в их с Викторией каюте имели серый цвет, как и стены остального корабля, обшивка в каюте Уильяма была белого цвета. В нескольких местах он повесил несколько произведений искусства. Картины, изображающие сцены, которые она никогда не видела. То, что выхватил ее взгляд, кажется, было закатом, но удивительно было то, что изображено было три солнца разных цветов. Девушка сделала мыслимую пометку, чтобы спросить об этом позже.
Обернувшись, Кассандра осмотрела еще раз комнату. Все вокруг — это отражение человека, которого она знала как адмирала: крупного, сильного, уверенного в себе, пугающего и часто устрашающего, но иногда такого теплого рядом с ней…
Осмотрев его личные покои, она поняла, что здесь есть еще одна дверь. Открыв ее, она обнаружила кладовку, полную неиспользованной мебели. Закрыв дверь, она продолжила осматривать кухонную зону с чем-то, что выглядело как холодильная камера под столешницей. Открыв ее, она нашла несколько бутылок чего-то, похожего на вино. Диван Уильяма стоял возле офисной стены с библиотекой, размещенной в углу, рядом с двумя габаритными креслами перед ним. Ну, слишком большие для нее. Был тут и встроенный шкаф, собственная ванная комната и, конечно, кровать.
Посмотрев на кровать, она подумала, что в ней легко поместится парочка таких больших Уильямов, но прямо сейчас кровать выглядела хорошо использованной. Покраснев от того, что она делала в этой постели, Кассандра подошла к месту, где они «спаривались», как назвал это Уильям. Она не могла поверить в ту страсть, которую этот человек вызывал в ней. Она никогда не теряла контроль над своим телом, таким образом, она просто не была способна контролировать себя, не осознавала того, что открылась другому человеку. Поднявшись, девушка привела кровать в порядок. Закончив, она услышала, как открылся и закрылся люк передней комнаты. Быстро же он закончил.
— Давай, не трусь, ты большая девочка, Кассандра, ты можешь справиться с этим, — прошептала она себе, когда направилась к двери, разделяющей комнаты.

* * *

Адмирал прочитал сообщение Куинна, где был перевод перехваченного разговора между мятежниками.
— Ты проверил это?
— Да.
«Высший свет все еще сияет. Полагаем, что он защищен. Продолжим поиск, если не сможем получить, уничтожим, и тогда соглашение будет выполнено», — перечитал адмирал еще раз.
— В этом нет никакого смысла, — сказал Куинн — один из немногих, кто может обращаться к адмиралу лично.
— Они что-то ищут. Вот из-за чего была уничтожена Земля. Что-то, чего они отчаянно хотят, но не смогли найти до нашего прибытия. Что-то, что не хотят, чтоб получили мы, — размышлял вслух Уильям. — Высший свет… мятежниками управляет военный совет, там нет ничего «Высшего», защищаемого где-то и кем-то.
— Мы должны узнать, что это, прежде чем сможем дать отпор.
— Это было бы хорошо – узнать, что ищут наши враги, но довольно ясно, что у них этого нет. Оно либо было взято с Земли до того, как та была уничтожена, либо этого никогда там и не было. Как нам удалось получить эту передачу? — спросил адмирал.
— Патрульный записал после нападения пару недель назад. Они отправили его нам на перевод в 12:00 сегодня.
— Какого черта была задержка?
— Я не знаю, адмирал, — обратился Куинн к нему официально, так как хорошо знал своего начальника.
— Выясни! Узнай сейчас же! Две чертовы недели, Куинн, они держали это у себя в течение двух чертовых недель! Вызови капитана Прокне с патрулирования прямо сейчас! — офицер по связи сразу связался с патрульным. Адмиральский гнев легендарен, он не хотел, чтобы он был направлен на него.
— Адмирал, у меня капитан Прокне на связи.
— Адмирал, это Прокне.
— Какого черта ты там делаешь, Прокне! Почему у вас заняло две гребаные недели, чтобы отправить нам запись мятежников для перевода?
— Адмирал, я могу объяснить.
— Лучше бы тебе сделать это!
— Адмирал, передача была записана после боя, но ее не было ни на одном из обычных каналов мятежников. Как вы знаете, мы получили серьезный удар во время атаки, потеряв специалиста по коммуникациям.
— Прекрати, твою мать, оправдываться!
— Сэр, я не... мы это пропустили, все оставшиеся специалисты сделали обзор канала связи мятежников главным приоритетом. Эта передача была найдена только после того, как они начали просматривать карианские каналы.
— Ты говоришь мне, что нашли передачу с Законии на каринианском канале?!
— Да, сэр, сегодня в 11:30.
Адмирал посмотрел на Куинна:
— Вы смогли отследить сигнал?
— Сэр, мятежники использовали имеющийся источник данных броненосца Cimex. Мы не смогли отследить путь назначения.
— Общая область?
— Глубоко в каринианском пространстве, сэр.
— Хорошая работа, капитан, передайте своим связистам спасибо.
— Спасибо, сэр! — это была высокая похвала от адмирала.
Уильям обернулся к Куинну и сообщил тихим голосом:
— У нас есть предатель.
— Кажется так, но для чего им нужен этот «свет»? — Куинн проигнорировал сигнал линии связи.
— Нам нужно начать слежение за всем транспортным движением в этом секторе.
— Согласен.
— Командир, — прервал их офицер связи.
Адмирал с нетерпением обернулся к нему.
— Сэр, у меня старший лейтенант Фалько на безопасной линии связи просит поговорить с вами. Она сказала это срочно, сэр, — адмирал взял гарнитуру, которую держал офицер.
— Что такое?

* * *

Кассандра вышла в переднюю комнату, ожидая увидеть Уильяма, но вместо этого там стояла высокая женщина в военной форме, которая вальяжно сидела за столом Уильяма. Женщина пробежала руками вверх и вниз по стулу, сделав это так ласково и таким привычным жестом.
— Я могу вам помочь? — спросила Кассандра, в ответ незнакомка испуганно вскинула голову и спрятала руки, как ребенок, которого застали на «горячем».
— Что ты здесь делаешь? — потребовала женщина, пока Кассандра подходила ближе.
— У меня тот же вопрос.
— Я старший лейтенант Фалько! Я пришла отрапортовать адмиралу. Никто не может находиться в его каюте, когда его здесь нет! — Фалько выпрямилась, пытаясь запугать маленькую женщину перед собой.
— Тогда что ты здесь делаешь? — потребовала Кассандра. Будь она проклята, если эта женщина заставит чувствовать ее нежеланным гостем.
— Ты та самая беженка с Земли, — усмехнулась Фалько. — Я звоню в охрану.
— Вперед. Сделай это, — вернула Кассандра ей усмешку, — но прежде чем позвонишь, лучше подумай, кто был здесь первым. Ты так же можешь позвонить адмиралу и сообщить о «нарушителе». Он кое-что тебе пояснит. О, и я бы сделала это по защищенной линии, если ты не хочешь, чтобы весь корабль узнал, что ты вошла в адмиральскую каюту без разрешения! — характер Кассандры вырвался наружу, ведь эта женщина вела себя так, как будто владела этим местом, будто у нее были какие-то претензии на Уильяма. Будь она проклята, если сдастся ей без боя.
Фалько резко обернулась к консоли с коммуникациями адмирала.
— Кстати, он на связи, — Фалько бросила на нее взбешенный взгляд, но Кассандра просто улыбнулась в ответ.
— Васа, это Фалько, адмирал там? — спросила она, не сводя взгляда с Кассандры, первая тень сомнения замерцала в ее глазах, когда она услышала подтверждение. — Мне нужно поговорить с ним по защищенному каналу, это срочно, — с обреченным чувством она ждала ответа адмирала.

* * *

— Что такое, Фалько?
— Адмирал, я хочу сообщить вам, что обнаружила нарушителя в вашей каюте, — молчание приветствовало ее комментарий.
— Можешь повторить, пожалуйста?
— Адмирал, я в вашей каюте и обнаружила нарушителя.
— И почему ты там? — спросил Уильям тихим голосом, настолько полным ярости, что Куинн поднял бровь.
— Сэр, я принесла рапорт.
— Вы на защищенной линии?
— Да, сэр, — Фалько почувствовала себя более уверенно, добавив, — я хотела сообщить Вам, прежде чем позвонить в службу безопасности.
— Поставь меня на интерком, Фалько.
— Сэр?
— СДЕЛАЙ ЭТО!
— Да, сэр! — нажатием кнопки она отключила гарнитуру.
— Я на громкой связи?
— Да, — ответила Фалько.
— Да, — Кассандра смотрела на Фалько.
— Теперь слушай очень внимательно, Фалько. Ты слушаешь?
— Да, сэр.
— Ты немедленно уйдешь. Если все не будет в том же состоянии, как я оставил, я верну тебя в рядовые. Это понятно?
Фалько несколько секунд молчала.
— Да, сэр!
Уильям отключился и бросил гарнитуру.
— Проблемы? — спросил Куинн. Он знал Уильяма более тридцати циклов, знал его настроение, но это было что-то новое.
— Лучше б их не было, — черт возьми, он хотел убедиться, что Кассандра не испугалась. Но она права, что он не мог оставить мостик, пока все не закончится.
— Настройте дополнительные смены на всех кораблях, я хочу, чтобы все передачи контролировались, записывались и анализировались.
— Я позабочусь об этом, адмирал, — ответил Куинн.
— Пошлите эти данные на мой личный номер. Я буду в своей каюте.
— Да, сэр.
«Надеюсь, что все будет так, как я оставил», — подумал Куинн про себя.
Послав Кассандре полный ненависти взгляд, Фалько отключилась и направилась к люку. В ее руках и на столе адмирала не было никаких рапортов. Кассандра осталась на месте, пытаясь выяснить, что потрясло ее больше — ревность, которую она почувствовала, узнав, что другая женщина имеет виды на Уильяма, или полные ненависти глаза соперницы.
Вернувшись в личную зону адмирала, она попыталась рационализировать свои чувства. Что с ней происходит? Ревность? Серьезно? Это значит, что она заботится о нем. Что он имеет значение.
— Это просто физиологическое влечение, — сказав это вслух, она могла расслышать ложь в своем собственном голосе. Проведя руками по волосам, Кассандра начала ходить по комнате. Услышав, что люк открылся и закрылся, она замерла.
— Если эта сучка вернулась снова... — пробормотала она, ураганом промчавшись к двери, готовая к бою, прямо в руки Уильяма.
Он мгновенно понял, что держит в руках очень злую женщину, и все же не мог не радоваться, что она все еще здесь. Приподняв ее лицо за подбородок, он поцеловал Кассандру, и ее руки сжались вокруг него.
— Ты тоже куда-то спешишь?
Затуманенные глаза Кассандры обрели резкость.
— Мне показалось, я услышала злоумышленника, — он издал глубокий вдох.
— Мне жаль, этого никогда не должно было случиться. Никто просто так не заходит в мою каюту.
— Откуда ты знаешь?
— Что?
— Если тебя здесь нет, а дверь не охраняется, откуда ты знаешь, что никого не было в твоей гостиной? — у Уильяма не было ответа.
В люк постучали и дверь открылась.
— Адмирал?
Кассандра отвернулась от него и ушла в его личную зону. Когда он вернулся, она спросила:
— Я спрашивала тебя, что ты думаешь обо мне.
— Это просто Хуту принес ужин, — сказал Уильям в отчаянии.
— Адмирал, вы хотите, чтобы я остался? — снова послышался голос.
Уильям вернулся.
— Нет. Просто положи все на стол здесь. Это все.
— Да, сэр.
Подойдя к люку, он заблокировал его. Подхватив поднос, Уильям вернулся к Кассандре и нашел ее сидящей на диване и обхватившей голову руками.
— Кассандра...? — обеспокоенно спросил он.
Подняв голову, она посмотрела на него. Он не мог прочитать выражение ее глаз, когда опустил поднос с едой.
— Да ладно, ты же еще не пробовала, — он снял крышки с двух тарелок еды. Взглянув на них, она не узнала знакомой еды. Еще кое-что, что доказывает, что здесь она не в своей стихии.
— Кто она? — Кассандра посмотрела ему в глаза.
— Ее зовут старший лейтенант Делондра Фалько. Она специалист по навигациям на борту «Возмездие», — ответил он, вручая ей посуду.
— Кто она для тебя? — Кассандра проигнорировала протянутую тарелку.
— Я только что тебе сказал.
Кассандра смотрела ему в глаза еще несколько минут, ожидая.
— Значит, она никогда не была кем-то другим? — она знала, что не ошиблась.
Уильям замер и осторожно положил тарелки.
— Ничего особенного, — наконец признал он. Уильям не хотел обсуждать это, особенно с ней. Никто, кто был раньше, не имел значения для него, включая его бывшую жену, разве Кассандра не понимала этого?
— Думаю, она не согласна, — будь она проклята, если отпустит его с крючка. — Ранее ты просил меня не закрываться от тебя, теперь я прошу того же, — Уильям посмотрел на нее. — Ты знаешь, у меня не было отношений, но я знаю, что ищу в них.
— Чего ты хочешь, Кассандра? — он почти боялся ее ответа.
— Честности. Даже если мне не понравится ответ, мне нужна правда, — когда она начала вставать, он сжал ее руку, останавливая.
— Это было почти восемь циклов назад, — начал он, — я еще не был даже адмиралом, я командовал линкором «Бабирус», мы только что вернулись с одноциклового тура, корабль был поврежден, — пока рассказывал, Уильям наблюдал за ее лицом. — Мы оставили Диомеду на орбите для ремонта, а я взял пятидневный отпуск. Встретил Фалько. Она была в отпуске от линкора «Талария». И тогда все... случилось.
— Это не было на одну ночь.
— Нет, — она ждала. — Это было на три дня, — выдавил он через сжатые зубы. — Это была интрижка, — Уильям свел брови. — Что-то приятное, но что легко забыть. Это прошло. Я даже не знал, что ее назначили на «Возмездие», пока мы не отбыли.
— Ты не хотел ее переназначить?
— Нет. На это тоже не было причин.
— Итак, что вы делали дальше, через три дня? — ей нужно было знать.
— Расстались, — сказал он ей прямо.
Кассандра смотрела в его лицо, понимая, что он не привык к допросу, что он терпит это ради нее.
— Ладно, — она протянула к нему руку и сжала его ладонь, — но есть пара вещей, о которых ты должен знать, — Уильям переплел их пальцы.
— Какие?
— Фалько не считает, что вы «расстались», и она бывала в твоей каюте раньше, — освободив свои пальцы, Кассандра вернулась на место.
— С чего ты взяла?
— Сначала из-за того, как она смотрела на меня после того, как получила твой приказ уйти. И, во-вторых, где отчет, который она принесла?
— Что?
— Ты смотрел на стол? Потому что она ничего не оставила.
Поднявшись, он вышел в гостиную и подошел к столу, все было так же, как он оставил. Не было никакого отчета. Повернувшись, он нашел Кассандру в дверях.
— Так что это такое на тарелках? — она решила сменить тему.
Это территория адмирала, он решит, что с этим делать. Кассандра прошлась к дивану и села.
— Это называется Зебу.
— Какое оно на вкус? — он посмотрел на нее и улыбнулся.
— Я позволю тебе самой решить, — подцепив кусок с его порции, он поднес вилку к ее губам. — Открывай, — доверяя ему, она открыла рот, позволяя накормить себя.
— Неплохо, — сказала она наконец, после того как проглотила.
Получив быстрый поцелуй, он вручил ей ее тарелку, затем приказал:
— Ешь.
Они ужинали в комфортной тишине. Когда Кассандра закончила, то нашла Уильяма наблюдающего за ней.
— Я и не думала, что так голодна.
— Тебе это было нужно. Хочешь еще?
— Нет. Куда мне их положить? — указала она на пустые тарелки.
— Я позабочусь о них, — поднявшись, он забрал посуду.
Вернувшись, Уильям как раз застал девушку прикрывающей зевок. Увидев его, она усмехнулась.
— Извини.
— Тебе нужно поспать. Идем.
— Уильям, сейчас только 21:30.
— И ты устала. Тебе нужно отдохнуть, — Кассандра посмотрела на него, когда он подвел ее к кровати.
— Уильям... — она не была уверена, что ей стоит ложиться в его кровать.
— Кассандра, раздевайся, ложись в постель и поспи. У меня еще есть бумажная работа. Я буду позже, — он отогнул одеяло на кровати, замечая, что Кассандра перестелила постель
— Но я думала... — она неуверенно остановилась.
— Что? — он понял, о чем она думала, но нашел, что хочет услышать, как она это скажет.
— Что мы... — в ее глазах отражалась смущение, когда она посмотрела на него.
— Кассандра, не думай, что я не хочу снова спариваться с тобой, — он погладил ее руки вверх и вниз. — Твоему телу нужно время, чтобы восстановиться. У нас есть время. Ложись в постель. Поспи немного, — притянув ее, Уильям поцеловал ее, а затем вышел в свою гостиную комнату.
Стоя у кровати, она смотрела, как он уходит. Она когда-нибудь поймет его? Кассандра ждала повторения и нашла, что немного разочарована. Но через пару минут она не смогла остановить очередной зевок. Может, действительно немного вздремнуть? Раздевшись, девушка положила свою одежду на комод у изножья кровати, затем залезла под одеяло и почти мгновенно уснула.

* * *

Сидя в гостиной, Уильям вспоминал свой день. Кассандра. Перехваченное сообщение. Фалько. В целом, насыщенный день. В то время как Кассандра внесла некоторые приятные моменты, то, что касалось Фалько, он думал, она поняла неправильно. Откинувшись на спинку стула, он вспомнил, какой отзывчивой она была. Она смогла принять всю его длину. Он никогда не испытывал такого раньше, а значит она действительно являлась его суженой. Теперь он просто должен был заставить ее понять, что это значит.
Обратив внимание на свой стол, он подумал о пропавшем отчете Фалько. С этим нужно было разобраться завтра. Он открыл перевод сообщения от мятежников, чтобы снова изучить его.

* * *

Вырвавшись из кошмара, Кассандра резко села, обводя комнату безумным взглядом. Где она? Где Виктория? Сердце стучало так, будто пыталось выпрыгнуть из груди. Здесь был свет, но он казался так далеко. И этот запах, который, наконец, успокоил ее.
— Уильям, — прошептала она в пустоту комнаты и, чтобы прогнать остатки ужасного сна, девушка уткнулась в подушку, что хранила его аромат. Ей снились кошмары с тех пор, как мятежники напали на Землю. Там должен был быть свет, но все, что она видела, была смерть и разрушения. Каждый раз, когда она пыталась найти свет, кто-то, кого она любила, умирал. Это все ее вина... если бы она была умнее, то смогла бы их всех спасти. Но сегодня ночью кошмар изменился, все семнадцать дней пребывания на «Возмездие» ей снился только один сон: она не могла удержать Викторию, и девочка соскальзывала вниз, потянув за собой ее саму, но сегодня там был Уильям, который в последний момент успел схватить Кассандру, вытянув их обоих. Что это значит?
Ее бабушка по материнской линии всегда говорила ей слушать свои сны, чтобы учиться у них. «Они открывают то, что нам нужно знать», — говорила она. Кассандра всегда верила ей, но не понимала этих слов.
Она знала, чего хочет Уильям. Он пугал ее, не своим размером или страстью, а тем, что заставлял чувствовать. Она могла потерять себя в нем, полагая, что он будет о ней заботиться. Откуда она об этом знала? Это не ее разум говорил ей это, а ее сердце. Она никогда никому не доверяла, кроме семьи, но сейчас ее сердце подсказывало ей, что она могла довериться ему. Сможет ли она рискнуть? Было так много вещей, что они не знали друг о друге.
Ее отец был плотником. Он любил создавать вещи, и самое большое удовольствие получал от восстановления того, что было забыто, либо разрушено. Он говорил ей, что иногда нужно снять верхние слои, чтобы увидеть истинную красоту. Только то, что под ними, имеет истинное значение. Она могла слышать его голос в своей голове, говорящий ей, что это время наступило.
Так что, если она отбросит все то дерьмо, которое происходило с тех пор, как напали мятежники, и обнажит слои действительно важные для нее. Ее первая мысль будет «Уильям». Могла ли она позволить себе довериться ему? Или не могла?
Оставаться в кровати больше не было сил. Встав, она подхватила одеяло. Было только одно место, где она хотела быть. Заметив свет, девушка двинулась к нему. Став в дверях, Кассандра увидела его, он — ее свет, только он. Уильям сидел за столом, спиной к ней, и, подойдя ближе, она прикоснулась к его спине.
Он так глубоко задумался, что не сразу осознал, что Кассандра была позади него, пока не уловил ее запах, до того как она к нему прикоснулась.
Повернувшись в кресле, он застыл. Она стояла перед ним, завернутая в спущенное одеяло, которое обнажало ее плечи, и, сделав шаг, придвинулась между его ног. Притянув ее поближе, он усадил Кассандру на колени и прижал к себе.
— Ты должна была спать, — одеяло соскользнуло, и теперь он мог свободно ласкать ее голое бедро.
— Дурной сон, — она положила голову ему на плечо.
Он должен был осознать, со всем, через что она прошла: нападение, разрушение Земли, не только спасение, но и забота о своей племяннице, пытаясь найти свой путь в новом мире, да еще и близкое знакомство с ним, — ей будет нелегко справиться. Сколько способна выдержать одна маленькая женщина? Положив ей руку на щеку, он приблизился.
— Кассандра, — выдохнул он ее имя и поцеловал ее волосы.
— Просто подержи меня минутку, я буду в порядке, и ты сможешь вернуться к работе.
Уильям так и не продвинулся дальше, изучая перевод сообщения, но сейчас его суженая нуждалась в нем, и это было приоритетом. Выключив свой коммцентр, где он просматривал запись, мужчина подхватил ее на руки и перешел в свою личную зону.
— Ты же не закончил, — пробормотала она.
— Нет, уже закончил, — положив девушку на середину кровати, он быстро разделся и притянул ее ближе. — Спи, Кассандра, у тебя есть я, — без колебаний, она обернулась вокруг него. Ее полное доверие согрело его, и вместе они заснули.

* * *

Несколькими часами позже его вторая линия подала сигнал, инстинктивно он принял звонок.
— Зафар.
— Адмирал? — растерялся Леандер. — Я ищу Кассандру.
— Оставайся на линии, — понимая, что это должно быть по поводу Виктории, он осторожно разбудил суженную. — Кассандра, тебя Леандер, — она мгновенно проснулась, потянувшись к нему за гарнитурой.
— Леандер, что-то случилось? — в ее голосе прозвучала паника.
— Виктории приснился кошмар. Мы пытались успокоить ее, но...
— Сейчас буду! — сказала она, скользнув к краю кровати. Гарнитура упала, когда ее ноги ступили на пол. — Дерьмо, я должна была догадаться, — бормотала она, натягивая одежду.
Уильям последовал за ней и натянул свою форму, пока слушал, как Кассандра ругала себя.
— Остановись, Кассандра, стой! — он схватил ее за руку. — Ты не могла знать.
— Я должна была! — сев, она натянула сапоги. — Ей снятся кошмары с момента нападения. В последнее время они не такие тяжелые, но все же.
— Ты не поможешь ей победить себя, — посмотрев вверх, она поняла, что он полностью одет.
— Что ты делаешь?
— Иду с тобой.
Встав, она посмотрела на него и вздохнула.
— Ладно.

* * *

Подойдя, они с Уильямом постучали в люк Мичелакакисов. Леандер открыл дверь почти сразу.
— Кассандра, она здесь, — отступив, он впустил ее. — Адмирал, — Уильям кивнул, наблюдая, как Кассандра бросилась к всхлипывающему ребенку, лежащему на диване.
Присев, Кассандра нежно положила руку на спину девочки и мягко прошептала:
— Тори, все в порядке, я здесь, — Виктория открыла красные, заплаканные глаза и мгновенно оказалась на руках, ее всхлипы переросли в рыдание.
— Чшшш, все нормально, детка, все хорошо. Ты со мной, ты в безопасности. Перестань плакать, — Кассандра ворковала с ней, поглаживая вверх и вниз по спине прижимающуюся к себе девочку. — Посмотри на меня, Тори, — Кассандра заправила ей волосы за ухо, — давай, посмотри на меня.
По мере того, как Тори подняла заплаканные глаза, Кассандра обняла ладонями ее лицо, глядя прямо в глаза.
— Ты в безопасности! — ее голос был настойчивым. — Это просто плохой сон. Я не позволю ничему с тобой случиться.
— Огонь, — прошептала Виктория срывающимся голосом. — Я не могу выбраться из огня, тетя Кэсси.
Притянув ее ближе в крепкие объятия, она сказала ей:
— Мы вытащили тебя, Виктория, вспомни. Мы вытащили тебя.
Виктория подняла глаза:
— Ты, адмирал и Лукас.
— Да, ты в безопасности.
— Обещаешь?
— Я обещаю. Теперь мы должны уйти отсюда, чтобы Мичелакакисы могли немного поспать, — кивнув, Виктория закрыла глаза и положила голову на плечо Кассандры, когда она двинулась, чтобы встать, Уильям поднялся.
— Позволь мне взять ее, — сказал Уильям мягко, опустившись на колени. — Она слишком тяжелая для тебя.
— Я не уверена, что она пойдет к тебе… — Виктория открыла глаза, чтобы посмотреть на него.
— Виктория, можно я тебя понесу? — он ждал.
Наблюдая за ним немигающим взглядом, Виктория медленно отпустила шею Кассандры и протянула руки к нему. Уильям прижал маленькое тело ближе, чувствуя, как ее руки обнимают шею.
— Леандер, прости, что… — начала Кассандра.
— Все в порядке, поговорим утром, — соглашаясь, она последовала за Уильямом.

* * *

Открыв люк и дождавшись, как только Уильям зайдет внутрь, Кассандра заблокировала замок. Обойдя мужчину, она подошла к кровати, стягивая покрывало.
— Положи ее сюда, — прошептала она. Измученный ребенок впал в сон, пока они шли. Уильям осторожно опустил ее вниз и убрал руки вокруг шеи. Когда девочка расслабилась, Кассандра натянула на нее одеяло.
Веки дрогнули, и Виктория открыла уставшие глаза.
— Там был светящийся человек, — прошептала она, и Кассандра замерла.
— Что? Где?
— Во сне. Он был там, наблюдал. Он пытался найти меня и тебя, — испуганные глаза смотрели на нее.
— Нет, Тори, нет. Он не придет за тобой, ты в безопасности! Это был просто сон. Дурной сон.
— Это светящийся человек.
— Он никогда не найдет тебя, Виктория.
— Он сказал, что всегда сможет найти меня.
— Когда, Тори? Когда он это сказал? — голос Кассандры выдавал ее волнение.
— Когда он забрал меня, — с ее глаз скатились пару слезинок.
Кассандра не знала, что сказать. Уильям слушал молча, но потом сказал:
— В прошлый раз там был я, вспомни, Виктория. «Возмездие», Лукас. Этот человек не сможет забрать тебя у нас. Здесь ты в безопасности.
Кассандра и Виктория посмотрели на него.
— Ты в безопасности. Я обещаю, — Кассандра сильно сглотнула, когда повернулась к Виктории.
— Видишь, ты в безопасности. Адмирал пообещал тебе. Теперь спи. Я буду здесь, — Виктория закрыла глаза и мгновенно уснула.
Встав, Уильям спокойно притянул Кассандру в свои объятия. Она положила голову ему на грудь.
— Кто этот светящийся человек, о котором она говорила? — Кассандра закрыла ему рот рукой, и ее взгляд вернулся к кровати.
— Тссс... Не здесь. Если она проснется и услышит, как мы говорим о нем… — в ее глазах была мольба.
— Но он настоящий? Или она придумала его?
— Настоящий.
— Ладно, — он положил руку ей на подбородок, чтобы она посмотрела на него. — Мы поговорим об этом завтра. Тебе нужно поспать, — он быстро осмотрел помещение, что были им назначены. — Где ты спишь?
— С Тори, — он издал глубокий вздох.
— Мы действительно не очень хорошо заботились о вас, не так ли?
— Мы в порядке, кровать большая. Этого более чем достаточно для нас двоих.
Он решил, что закроет глаза на этот недочет, потому что, если он, черт возьми, будет придерживаться плана, что наметил, они не задержатся здесь надолго.
— Завтра ты придешь в мою каюту. У нас будет третий прием пищи, и мы поговорим.
— Уильям, мне нужно будет остаться с Викторией.
— Вы обе, в 18:00, я попрошу Лукаса присоединиться к нам. Тогда ты расскажешь мне, что случилось с Викторией.
Кассандра кивнула, зная, что он прав, ведь он должен знать.
— Ладно, — согласилась она.
Наклонившись, он подарил ей быстрый поцелуй.
— Закрой за мной дверь, — приказал он. В коридоре адмирал подождал, пока не услышал, как поворачиваются замки.

Глава 4

На следующее утро Фалько стояла, выпрямившись, в кабинете адмирала. Откинувшись на спинку стула, Уильям прожигал ее взглядом.
— Объяснись.
— Адмирал, вчера вечером в 19:00 я вошла в вашу комнату с тем, что считала жизненно важной информацией о навигационной системе «Возмездие». Но внутри я столкнулась с тем, что я считаю, несанкционированным и личным. Я идентифицировала себя, заявила о своем деле, потребовала, чтоб она представилась, но она отказалась, и я сообщила ей, что уведомлю службу безопасности о…
— Что заставило тебя думать, что у тебя есть право что-либо требовать от кого-то в МОЕЙ гостиной комнате?
— Уильям,… — начала Фалько.
— Адмирал. Старший лейтенант, соблюдайте субординацию! — оборвал ее он. Фалько застыла с красным лицом.
— Да, сэр! Простите, сэр!
— Рассказывай, что дальше, — приказал он.
— Сэр, женщина вышла из вашего личного кабинета, куда нет входа персоналу. Я предположила, что она может причинить вред, будучи тем, кто она есть.
— И кто она, старший лейтенант? — спросил адмирал, наклонившись вперед, обманчиво тихим голосом.
— Сэр, она беженка с Земли. У нее не может быть никаких дел в ваших личных комнатах! Когда она отказалась раскрыть причину своего пребывания там, я сообщила ей, что звоню в службу безопасности.
— Тогда почему ты не сделала этого?
— Что? — Фалько была сбита с толку.
— Ты не вызвала охрану. Ты позвонила мне в комнату связи. Как ты узнала, что я там? — адмирал прожигал ее взглядом. Фалько не отвечала.
— Отвечай, старший лейтенант!
— Сэр, женщина сообщила мне о вашем местонахождении.
— Что вам сказал ведущий офицер? — потребовал он.
— Сэр, я не знала, где вы находитесь, пока там не подтвердили это, сэр, — Фалько начала потеть.
— Почему защищенная линия?
— Сэр, я защищала вашу репутацию, — он откинулся на спинку кресла, ожидая. — Сэр, беженка смогла получить доступ в частные комнаты адмирала. Я знала, что вы не захотите, чтобы все стало известно на корабле.
— Теперь ты знаешь, что я хочу, чтобы мой экипаж знал? Это то, что ты хочешь мне сказать, старший лейтенант? — Фалько поняла, что потопила себя сама.
— Нет, сэр.
— Что ты обнаружила в результате вызова? — потребовал Уильям, сверля ее взглядом, ведь Фалько неправильно поступила в отношении Кассандры.
Женщина сглотнула, но не хотела говорить вслух.
— Что беженка имела разрешение там быть, сэр.
— Но не ты! — закончил он за нее. — Пойми вот что, старший лейтенант, Кассандра имеет разрешение быть в моей каюте в любое время. А ты нет. Это понятно?
— Да, сэр! — ее ненависть к Кассандре выросла.
— У тебя нет причин быть в моей каюте, если ты меня не предупредила. Это понятно, старший лейтенант?
— Да, сэр!
— Свободна!
— Сэр! — Фалько отдала честь адмиралу и повернулась, чтобы сбежать.
— Старший лейтенант, — окликнул он ее, и она медленно повернулась назад. — Где эта жизненно важная информация? — спросил он у нее, подняв бровь.
— Сэр?
— Ты только что сказала, что была в моей комнате из-за нее.
— Сэр, я оставила ее на вашем столе.
Он показал руками на стол.
— Где?
— Сэр, я оставила его прямо посередине, беженка, должно быть, взяла его, — Фалько не могла заставить себя произнести ее имя.
— Интересно, зачем бы Кассандре это делать? — сказал Уильям нейтральным голосом, убедившись, что подчеркнул ее имя.
Челюсти Фалько сжались от имени на губах Уильяма.
— Сэр, я уверена, что это для того, чтобы вызвать подозрение ко мне, дискредитировать меня в ваших глазах.
— Зачем Кассандре это делать?
— За доступ в вашу комнату, сэр.
— У ТЕБЯ ЕГО НЕТ!!! — взорвался адмирал, встав, он оттолкнул свой стул к стене. — ТЫ ПОНЯЛА, СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ?!
Фалько ошалела от такой ярости:
— Да, сэр! — она, наконец, вышла.
— Сделай копию этого отчета и отправь на мостик к 09:00! СВОБОДНА!
Фалько вылетела из комнаты.

* * *

Кассандра пыталась устроить Виктории нормальное утро или хотя бы похожее на нормальное, учитывая, что они находились на «Возмездие».
— Итак, когда мы закончили с завтраком, чем ты хочешь заняться дальше?
— Мы можем пойти в игровую комнату? — на судне была семейная зона, где дети могли поиграть. — Амина сказала, что они пойдут туда сегодня.
— Конечно, если хочешь.
Как только они прибыли туда, Виктория увидела своих новых друзей.
— Ничего, если я отойду? — спросила девочка.
— Иди, — ответила ей Кассандра.
Увидев Жавьеру, она подошла, чтобы посидеть рядом с ней.
— Я должна поблагодарить вас за вчерашний вечер, — начала она.
Жавьера отмахнулась рукой.
— Нет, нет, мне просто жаль, что ей приснился такой ужасный сон. Я даже не думала, что так получится. Казалось, она так хорошо приспособилась ко всем изменениям за прошлый месяц. Но это должно было сказаться на ней, да и на тебе тоже.
— Да, мы работаем над этим.
— Она хорошо спала остаток ночи?
— Да, она помнила только кусочки кошмара на следующее утро.
— Для нее так легче, но тяжелее для тебя, — Кассандра ничего не ответила.
— Послушай, Кассандра, — Жавьера убедилась, что дети заняты, и повернулась к ней. — Я являюсь женой офицера почти десять циклов. До этого я была на нескольких кораблях, следуя за отцом. Так что я знаю свой путь. Если у тебя есть какие-либо вопросы: кто есть кто, или почему все делается определенным образом, ты можешь спросить у меня, — женщина посмотрела ей в глаза. — И я не сплетничаю, то, что ты спросишь или скажешь мне, останется между нами, — Кассандра осталась тихой.
— Я понимаю, что должна была предложить раньше, но, честно говоря, я не была уверена, что ты мне понравишься, — она пожала плечами. — Леандер думает, что ты замечательный человек, и обычно я просто доверяю ему, но...
— Он говорит это о другой женщине, — закончила за нее Кассандра. — И не о каринианке, которая знает, что разрешено, а что нет.
— Именно! — Жавьера улыбнулась, увидев, что ее поняли. — Но я узнала тебя, увидела тебя с Викторией и больше начала понимать. Думаю, мы могли бы стать отличными друзьями.
Кассандра немного удивилась.
— Это было бы здорово, но я подумала, что после прошлой ночи...
— Нет, всем детям снятся кошмары. У Виктории они, к сожалению, основаны на реальности.
— Да.
— Так что однажды, мы попробуем провести еще одну ночевку.
— Ей бы понравилось.
— Как и Амине, Виктория — ее лучшая подруга.

* * *

Вернувшись в каюту, Кассандра села с Викторией на диван.
— Тори, нам нужно поговорить о прошлой ночи.
— Мне жаль, тетя Кэсси, — ее грустный голосок разбивал сердце Кассандры.
— Нет! Нет, Виктория, тебе не за что извиняться. Посмотри на меня, Виктория, — девочка подняла глаза. — Не за что, — проследив, чтобы убедиться, что она поверила ей, Кассандра продолжила. — Мне нужно знать, что ты имела в виду о светящемся человеке, который ищет тебя.
— Он сказал, что всегда сможет меня найти, — прошептала она, теребя правую руку, то, что она всегда делала, когда говорила о похищении.
— Когда?
— Когда я была у него.
— Тори, ты никогда этого не говорила мне, — Кассандра смотрела на нее серьезно.
— Я только что это вспомнила, тетя Кэсси, — она начала тихо плакать.
Взяв ее на руки, Кассандра прекратила расспросы.
— Чшшш, все в порядке, сладкая. Чшшш. Еще что-нибудь помнишь? — Виктория покачала головой. — Хорошо, но если вспомнишь, Виктория, ты должна сказать мне, хорошо?
— Ладно, — пора менять тему.
— Угадай, что мы делаем сегодня?
— Что?
— Мы пойдем на третий прием пищи к адмиралу.
— Куда?
— В его каюту.
— Что мы должны делать?
— Я не знаю, это будет сюрприз.
— Мы уже очень удивлены, — Кассандра рассмеялась.
— Да, да. Почему бы тебе пойти не умыться, чтобы мы были готовы, когда наступит время уходить.
— Ладно, — быстро поцеловав Кассандру, она спрыгнула вниз.

* * *

День Уильяма продолжался уже значительно спокойнее. Доклад Фалько в действительности ничего не сказал. Он должен подумать об этом, прежде чем снова столкнется с Фалько. Он связался с Верховным командованием по защищенным каналам, передал информацию, которую они получили, и его издержки. Он связался с Лукасом, рассказал ему об ужине, также сообщил Хуту количество ужинающих, и что с ними будет ребенок.

* * *

Кассандра с Викторией подошли к каюте адмирала как раз вовремя.
— Так кто же будет стучать, ты или я? — Кассандра внезапно разнервничалась.
— Я постучу, — Виктория постучала, и люк открылся практически сразу. — Лукас! — завизжала Виктория, запрыгивая на него. Поймав ее, он подбросил девочку.
Кассандра, улыбнувшись, зашла за ними.

* * *

В конце коридора Фалько наблюдала, как открылся люк и две беженки входят в адмиральские каюты, женщина коварно улыбнулась. В ней бушевала ревность. Кто мог подумать, что они встанут между ней и адмиралом? Он принадлежит ей! Они заплатят! Фалько повернулась и, чеканя шаг, ушла.

* * *

В гостиной Виктория болтала с Лукасом, дав возможность Кассандре увидеть, что стол отсутствовал.
— Где ты был, Лукас? Я не видела тебя вечность!
— Я был занят, патрулировал, — пока они говорили, Кассандра прошла в личные комнаты Уильяма. — А что делала ты? — спросил юноша, и Тори начала рассказывать ему все о школе и об Амине.
Кассандра нашла Уильяма, идущего ей на встречу, выражение его глаз говорило ей, что он собирался ее поцеловать. Ее нервозность ушла, она улыбнулась ему и поспешила навстречу, и его рот опустился к ее, захватив в плен. Этот поцелуй украл их дыхание.
Внезапно послышалось жужжание у люка.
— Это Хуту с нашей трапезой. Я хочу познакомить тебя с ним, — в комнату вошли несколько мужчин с закрытыми подносами.
— Отнесите все на задний стол, — крупный мужчина с золотистой кожей и золотистыми глазами направил их. — Мы уйдем отсюда через несколько минут, адмирал.
— Все нормально, Хуту, я хочу познакомить тебя с Кассандрой. Кассандра, это Хуту, он мой личный повар уже пять циклов. Если есть что-то, что ты хочешь, просто спроси у него, и он, вероятно, сможет это приготовить. Он гений на кухне.
— Спасибо, адмирал. Вы двое, выходите! — сказал он своему персоналу. — Приятно познакомиться с вами, Кассандра, — он протянул ей руку, не уверенный, что она возьмет ее. Кассандра пожала его руку крепко и без колебаний. Хуту был впечатлен. Виктория вошла в комнату.
— А это, — сказал адмирал, выдвинув девочку вперед, — Виктория, племянница Кассандры.
Хуту наклонился к ребенку и снова протянул руку. Виктория положила свою маленькую ладошку в его и потрясла.
— Приятно познакомиться, — сказала она, и сердце большого человека растаяло.
— Мне тоже, — он выпрямился.
— Что-нибудь еще, адмирал?
— Нет. Спасибо, Хуту.
— Тогда приятного вечера, — Хуту кивнул вошедшему в комнату Лукасу.
— Приятного вечера, — когда Хуту оставил Уильяма, он пошел к двери.
Лукас поднял бровь:
— Так мы собираемся ужинать или как?
Войдя в частную комнату, Кассандра обнаружила недостающий стол с двумя стульями по бокам от него, подносы с едой уже были поставлены на нем. Ужинать так по-семейному домашнюю еду... у нее перехватило дыхание в горле, а по коже прошла дрожь.
Уильям положил руки ей на талию, прислонившись, чтобы прошептать:
— Все в порядке?
— Лучше, чем в порядке, — прошептала она, положив свои руки на него. Она подошла к столу.
Лукас, наблюдая за их обменом, посмотрел на своего отца, потом на Кассандру и снова на отца. Уильям встретил взгляд своего сына.
— Лукас, — спросила Виктория, схватив его за руку, — где ты собираешься сидеть?
Лукас посмотрел на нее с высоты своего роста:
— Рядом с тобой, конечно же, — Виктория усмехнулась и выбрала себе место. Лукас подождал, пока Кассандра сядет, а затем оба мужчины Зафар сняли крышки с тарелок и присоединились к ним. Кассандра и Виктория посмотрели на тарелки перед ними. Три из них были одинаковыми, и только одна отличалась, та, что была перед Уильямом.
— Вот, — сказал он, — это для тебя, Виктория. Это называется cnaipini sicin, Хуту говорит, что всем детям на корабле это нравится.
— Ладно, — сказала она храбрым голосом.
— А что у нас? — спросила Кассандра.
— Это называется рея. Раз тебе понравился зебу, думаю, это тоже понравится.
— Вы ели зебу? — Лукас требовательно посмотрел на отца.
— Прошлым вечером, — усмехнулся Уильям. — Его отлично приготовил Хуту.
— И ты не пригласил меня? — нахмурился парень.
— Нет, у меня был кое-кто гораздо привлекательней, чтобы поделиться им, — Уильям посмотрел на Кассандру, которая почувствовала, как лицо залила краска. К счастью, все это прошло мимо Виктории, которая мужественно делала первый укус нового блюда. Медленно прожевав, ее глаза загорелись.
— Тетя Кэсси! Это же куриные наггетсы! — Кассандра улыбнулась, когда ее племянница быстро откусила еще один кусок.
— Потрясающе, что надо сказать?
— Спасибо, адмирал! — она набила полный рот, и ее лицо осветила большая улыбка.
— Виктория Линн! — пожурила ее Кассандра.
— Извините, — Виктория закрыла рот, но глаза еще улыбались. — Но это лучший сюрприз, который у нас был с тех пор, как мы здесь.
— Сюрприз? — спросил Лукас, приступив к еде.
— Вся та еда, что дают на «Возмездие» является для нас, своего рода, сюрпризом, — Кассандра наблюдала, как есть то, что перед ней.
— Почему? — упорствовал он, проигнорировав взгляд своего отца.
Посмотрев, что Виктория поглощена своей едой, она ответила:
— Просто все это нам не знакомо.
— Патруль прошел хорошо? — чуть позже спросил Уильям, уже зная ответ. Посмотрев на своего отца, Лукас позволил соскользнуть с темы.
— Все прошло нормально.
Кассандра начала есть свою порцию.
— Ты такой правильный, Уильям, мне это нравится, — и сразу поняла, что обратилась к нему по имени перед Лукасом.
— Конечно, я правильный, — пошутил он, пытаясь ее успокоить. Лукас ел, ничего не говоря.
— Лукас, ты когда-нибудь ходил на игровую площадку?
— Куда? — он поднял на Тори лицо в непонимании.
— Игровая зона, там действительно весело!
— Палуба «F», — объяснила ему Кассандра. — Открытая площадка для детского бега.
— О. Нет, Виктория, я практически туда не спускаюсь.
— Ох.
Кассандра знала, что Уильям хочет поговорить о том, что случилось прошлой ночью, но она не могла снова тревожить Викторию. Когда они закончили с едой, он бросил взгляд на Лукаса.
— Виктория, Лукас и я должны поработать в моем кабинете. Вы можете с Кассандрой сложить посуду?
— Сказал как все мужчины, — и отец и сын посмотрели на Викторию.
— Папа и дедушка делали так множество раз. Мама всегда говорила, что они говорили так, когда не хотели браться за уборку, — она выглядела сейчас старше своих лет.
— Или у них действительно были дела, — вмешалась Кассандра. — Давай уберем со стола и начнем делать домашнее задание, — Виктория просто пожала плечами.
— Ладно.

* * *

Когда они вошли в кабинет, Уильям закрыл соседнюю дверь. Как только Лукас добрался до стола своего отца, он потребовал:
— Какого хрена происходит? Защита наружной двери? Очевидно, вы с Кассандрой были близки. Она зовет тебя Уильям. Ты устраиваешь частные ужины. Кто, черт возьми, заботится о Виктории?
Уильям подошел в плотную к своему сыну.
— Не смей сомневаться в ее преданности этому ребенку! Она висела вверх ногами из «Спасателя», когда внизу бушевал огонь! Она с ней каждую ночь, с ней и ее кошмарами! — Уильям отвернулся и сделал глубокий вдох.
Лукас был поражен эмоциями своего отца. Обычно тот был сдержанным, за исключением, если дело касалось его семьи.
— Папа, что происходит между тобой и Кассандрой? И не отрывай мне голову! — сказал он быстро, когда его отец обернулся. — Думаю, я имею право знать.
Уильям не был уверен, как объяснить своему ребенку, что его мать не была его суженой, поэтому он решил сказать все, как есть.
— Она моя суженая, — у Лукаса отвисла челюсть.
— Что? Как? Ты уверен? У тебя нет никаких сомнений? Но все это так быстро, — начал заикаться Лукас. Уильям посмотрел на него.
— Я знаю разницу. Прости меня.
— За что?
— Это была не твоя мать.
— Отец, было совершенно ясно, что ты и мама не были суженными, — Уильям был удивлен этим комментарием. — Если ты говоришь мне, что она твоя спутница, тогда я верю тебе. Я знаю, что она предана Виктории. Но что, черт возьми, происходит. Какие кошмары? Папа... — Лукас заколебался.
— Что, сын?
— Виктория... — он посмотрел на своего отца. — Она моя суженая, — Лукас решил тоже признаться.
Сначала Уильям ничего не говорил, изучая сына.
— Ты уверен?
— Как и ты, — ответил Лукас.
— Тогда у вас долгий путь.
— Я знаю. Что за кошмары? — увидев сомнения Уильяма, Лукас продолжил. — Она мой приоритет, независимо от того, девять ей или девятнадцать. Я не смогу ничего сделать, если не буду знать, что происходит!
Уильям пошел и сел за стол.
— Прошлой ночью Виктория ночевала у Амины. Я убедил Кассандру остаться со мной. Ночью позвонил Леандер, сказал, что Виктории приснился кошмар, и мы пошли за ней, — он посмотрел на Лукаса, осуждая то, что тот считает, что может с этим справиться, но затем понял, что это не его дело. Его сын нашел свою вторую половинку, он не может вмешиваться в это, не может утаивать информацию.
— Я никогда не видел ее такой испуганной и дезориентированной, — рассказал своему сыну Уильям. — Она окаменела, но пыталась взять себя в руки. Ей приснилось, что она оказалась в огненной ловушке.
— Дерьмо!
— Там еще больше, — Лукас посмотрел на него. — Она говорила Кассандре, что там был светящийся человек, — Лукас запутался. — Я еще не все знаю. Кассандра не стала говорить об этом при Виктории. Но этот светящийся человек сделал что-то с Викторией. Он настоящий, и ей снилось, что он ищет и вполне вероятно может найти ее, где угодно, — при этих словах Лукас побледнел.
— Мы узнаем правду и защитим наших суженых.

* * *

В частных комнатах Кассандра задавалась вопросом, что происходило в другой комнате.
— Тетя Кэсси?
— Да, детка?
— Я устала, могу пойти спать?
Кассандра резко повернулась и посмотрела на нее.
— Ты хорошо себя чувствуешь?
— Да, просто устала, — девочка встала, взяла подушку и одеяло с кровати.
— Вот, давай ложись на диван.
— Передашь Лукасу спокойной ночи?
— Конечно, — и через несколько минут малышка уснула.

* * *

Мужчины смотрели, как Кассандра вошла в комнату, тихо прикрыв за собой дверь.
— Она уснула, — пройдя комнату, она села в кресло, почувствовав себя такой же уставшей, как Виктория.
— Она всегда засыпает так рано? — спросил Лукас.
— Нет.
— Кассандра, я решил, что Лукасу нужно знать, что происходит с Викторией.
— Ты решил? — голос Кассандры был резким, когда она выпрямилась в кресле. Усталость была забыта. — Ты не можешь принимать за меня решения, адмирал. Она моя племянница!
— Это касается безопасности моего корабля и экипажа. Это мое решение! — тон Уильяма был одним из тех, что нагоняет страх, но это не повлияло на нее.
— Ну, уж нет! — начала Кассандра, но остановилась, когда Лукас начал смеяться.
Он следил за бурным обменом репликами с большим интересом. Когда его отец сказал ему, что эта маленькая женщина — его спутница, он был обеспокоен тем, что она не сможет справиться с требованиями каринианского мужчины. Но увидев, как она дает отпор адмиралу, отстаивая свое мнение, его сомнения исчезли.
— Что такого смешного? — потребовала она, пригвоздив Лукаса к стулу сердитым взглядом голубых глаз.
Он поднял руки в знак капитуляции.
— Просто рад видеть, что есть кто-то, кто не боится противостоять моему старику, — все еще смеясь, он посмотрел на своего отца. — Должно быть, ваши отношения довольно интересные.
— Что? — потрясено посмотрела на Уильяма.
— Лукас, достаточно, — Уильям наблюдал за ней.
— Я просто говорю, что как бы необычно это ни было, вы двое, кажется, находите... — Лукас отступил под яростным взглядом своего отца. Посмотрев на Кассандру, он, наконец, понял свою ошибку.
Кассандра побледнела. Уильям рассказал сыну об их близости! Прямо как тогда, когда она училась в Массачусетском Технологическом Институте. Что еще он рассказал? Она совершила ошибку, доверившись Уильяму?
— Кассандра, — Уильям наблюдал, как ее глаза принимают закрытое выражение, которое он ненавидел.
— Вы должны узнать о похищении Виктории, — ее тон был резким и ровным. Не в состоянии усидеть, она прошлась по комнате, посмотрела на картину восхода солнц. — Когда Виктории было два года, она, ее мать и моя бабушка ездили встретиться со мной в Кайсери. Я заканчивала свое обучение древнего шумерского языка, мне было восемнадцать. Папа думал, что это будет идеальное девчачье путешествие, поэтому остался дома, Питер «ушел». Я арендовала дом с двумя спальнями и с собственным двором, как только узнала, что они приедут. Мы с Викторией делили одну комнату. Тем утром я ушла раньше, чем обычно, я должна была представить свою диссертацию. Тори спала в постели, когда я уходила, — Кассандра отвернулась от картины и посмотрела на жадно слушающих мужчин, но не подошла к ним.
— Меня не было всего-то полчаса, когда позвонила Синди, она была в отчаянье. Они не могли найти Викторию. Двери нашей комнаты были заперты, но ее там не было. Ее халата и тапочек тоже не было в спальне. Мы снова все обыскали, нашли один из ее тапочек в кусте, другой был на крыше, на гребаной крыше! Мы позвонили в полицию, но они не нашли ничего, чтобы продвинуться дальше в поиске Виктории.
— Мы не могли найти ее, никто ничего не видел, Господи, такое беспомощное чувство. Моя бабушка постоянно твердила, что это они, это они. А через восемнадцать часов после того, как ее забрали, Виктория вернулась. Она лежала во дворе и плакала. Дом был полон людей, пытающихся помочь ее найти, а она была там, — Кассандра провела рукой сквозь волосы.
— Мы не могли заставить ее перестать плакать, она была в ужасе. Мы отвезли ее к врачу, но едва увидев его, она просто сошла сума. Нам потребовалось четверо человек, чтобы удержать ее, пока ей дали успокоительное. Пока она спала, мы осмотрели ее, — Кассандра, наконец, встретилась взглядом с Уильямом.
— Она не подвергалась сексуальному насилию, — Уильям выдохнул воздух, который он и не понял, как задержал. — На ней не было никаких следов. Ни волос, ни волокон, ни частичек пыли, — она села и посмотрела на Уильяма.
— Ничего? — спросил Уильям, Кассандра покачала головой.
— Она не пострадала физически? — требовательно спросил Лукас у Кассандры.
Кассандра посмотрела на него совершенно смущенная тем, что видела на его лице. В его глазах бушевали эмоции.
— Мы не смогли найти никаких физических признаков на ней, и она ничего не могла вспомнить, как очнулась, только то, что она называла «блестящим человеком». Тори сказала, что он действительно был большим, а его глаза, казалось, «сверкали». До этой ночи, это все, что она могла вспомнить.
— О чем говорила твоя бабушка? — попросил Уильям, чтобы она повторила свои предположения.
— Когда моя бабушка была юной девушкой, она жила в Кайсери, она рассказывала, что ее похитили. Она сказала, что ее не было неделю, потом ее вернули. Мужчина, за которого она должна была выйти замуж, отказался от нее, он думал, что она была с другим. Никто не поверил ей, кроме моего дедушки. Они поженились и покинули «родину», как они выражались. Только однажды моя бабушка рассказала нам об этом. Это странное похищение, — она посмотрела на Уильяма. — Она идеально описала мятежников.
— Ты думаешь, что мятежники похитили твою бабушку циклы назад?
— Я верю своей бабушке. Я верю Виктории. Вот и все, — она встала. — Это все, что я знаю.
— Что на счет кошмаров? — спросил Лукас.
Кассандра посмотрела на него.
— Сны приходят каждую ночь, вначале года, потом исчезают. Я думаю, что это началось перед тем, как напали на Землю. И после того, как мы прибыли сюда, сны посещали ее каждую ночь, но все они были о том, что она в ловушке в огне, и ей стало лучше до прошлой ночи. Это был первый раз, когда появился светящийся человек снова. И надеюсь, в последний. Мне нужно проверить Тори.
— Я проверю сам, — Лукас был на пути к двери прежде, чем Кассандра смогла что-то возразить. Здесь было что-то странное в его отношении к Виктории.

* * *

Лукас понимал, что должен был убедиться, что Виктория в порядке. История Кассандры о том, через что она прошла, будучи совсем малышкой, потрясла его. Она была беззащитна. Этого больше не повторится!

* * *

Кассандра посмотрела на Уильяма.
— Он просто хочет удостовериться, что с ней все хорошо, — подойдя к столу, адмирал оперся на него и наблюдал за ней. — Как ты?
— Как я, что?
— В порядке?
— Я в порядке, мне нужно вернуться к Тори, — Уильям схватил ее и притянул за руки для пылкого поцелуя, от которого растаяла вся защита, которую она выстроила из-за гнева на него. Когда она наконец-то ответила, он немного ослабил хватку. Был страх, что она снова закроется от него. Разорвав поцелуй, мужчина прислонился к ее лбу.
— Я ничего не говорил Лукасу о том, что между нами происходит, — Кассандра стряхнула дымку, в которую ее ввел поцелуй Уильяма. Она стрельнула в него взглядом. — Я и не должен был, все, что ему понадобилось, это увидеть нас вместе. Мой сын знает меня, Кассандра. Он знает, что я никогда так не поступаю в туре.
— Как именно «так» ты имеешь в виду? — прежде чем он смог ответить, раздался крик из соседней комнаты.

* * *

— НЕТ! НЕТ! УХОДИ! — выкрикнула Виктория, когда Лукас попытался ее успокоить. Кассандра побежала в ее сторону.
— ОТОДВИНЬСЯ! — крикнула она Лукасу, но он не сдвинулся с места.
— Лукас! — Уильям сжал его руку и оттянул назад. — Пусть Кассандра разберется с этим, ты пугаешь Тори.
— Виктория! Это тетя Кэсси! — в ее голосе была решительность, она притянула борющегося ребенка к себе. — Ты в безопасности!
— Он здесь! Светящийся человек здесь!!! — плакала она.
— Нет! Нет, это не так! Уильям включи свет! — приказала она. Уильям немедленно включил свет.
— Смотри, детка, смотри, здесь только ты, я, Лукас и Уильям! Никакого светящегося человека!
Лукас снова посмотрел в лицо Виктории. Он думал, что понял, что происходит со слов его отца и Кассандры. Но ничего не подготовило его к ужасу, который он видел в глазах Виктории. Это разрывало его внутренности на части, знание того, что это он ее напугал, что он не смог ее утешить, свою вторую половинку.
Уильям все еще держал его за руку.
— Полегче, Лукас, это не имеет к тебе отношения, не воспринимай это так.
— Как тогда я должен это воспринимать?
— Это просто девочка девяти циклов, у которой был кошмар.
Глаза Виктории начали обретать осмысленность, она посмотрела на Кассандру, затем повернула голову и увидела Уильяма и Лукаса.
— Он нашел меня, тетя Кэсси, — быстро прошептала она, когда начала тереть свою правую руку. — Он нашел меня.
— Нет, детка, нет.
Внезапно оглушительно завыла сирена.
— Что это? — спросила Кассандра.
— Внимание, боевая тревога! Готовность номер один! Корабли мятежников приближаются, столкновение через две минуты! Внимание, боевая тревога! — ответил ей механический голос.
— Твою мать! — сказали мужчины в унисон.
— Оставайтесь здесь! — приказал адмирал. — Это самое безопасное место на корабле, — они с Лукасом направились к двери. В коридоре Уильям схватил сына за руку.
— Сложив голову в этом сражении, ты ей не поможешь, — указал адмирал в сторону Виктории, и Лукас кивнул отцу.

* * *

— Это светящий человек, он пытается достать меня, — рыдала Тори в объятиях Кассандры.
— Нет, малыш, нет, это мятежники. Ты говорила, что светящийся человек был человеком. Большим человеком, — Тори посмотрела на нее.
— Там были и другие, я не могла их видеть, но могла слышать их.
— Тори! Когда ты вспомнила это? — Кассандра немного встряхнула ее. — Когда?
— Еще на Земле, когда мятежники впервые прибыли.
— Почему ты ничего не сказала?
— Если бы я рассказала о том, что случилось, они бы услышали меня. Они заберут меня снова.
— Кто тебе такое сказал? Виктория!
— Светящийся человек! — она принялась извиняться. — Мне жаль, тетя Кэсси, мне жаль.
Кассандра крепко прижала маленькую девочку к груди.
— Шшшш… все в порядке, детка, все в порядке, это не твоя вина. Тише... успокойся, — Кассандра услышала стрельбу орудий «Возмездие», отражающих атаку. Спустя пару секунд корабль тряхнуло, когда он принял атаку.
— Тетя Кэсси?
— Все в порядке, детка, Лукас и адмирал там, — Кассандра пыталась игнорировать укол страха в сердце. — Они сделают все для нашей безопасности. Мятежники не смогут навредить нам. Доверься адмиралу, Тори. Я знаю.
— Тетя Кэсси, я могу рассказать тебе секрет?
Кассандра посмотрела на нее сверху в низ.
— Конечно, можешь.
— Лукас — мой спутник жизни.
— Кто это такой?!?
— Суженый — это так они называют свою вторую половинку здесь. Как мама и папа, дедушка с бабушкой и...
— Я поняла смысл, Тори, кто тебе это сказал?
— Амина. Когда мы были у нее с ночевкой, она сказала, что ей очень нравится Джулс, она думает, что он может быть ее спутником жизни.
— Кто сказал тебе, что Лукас твой?
— Никто, я просто знаю, как ты знаешь, что адмирал — твой.
Бушующая битва отошла на задний план, Кассандра была в шоке, как будто резко включили свет.
— Почему ты так думаешь, Тори? — прошептала она.
— Потому что он не отпустил, — ответила Тори. — Он держал нас в «Спасателе». Он действительно большой человек, но не злой, не такой, как... — она запнулась, — а Лукас его сын, — закончила она.
«Ох, надо думать как девятилетняя».
— Ты ведь не скажешь ему, не так ли?
— Что? — удивилась Кассандра.
— Ты не расскажешь Лукасу, не так ли? Я слишком мала, чтобы быть его суженой, но когда мне будет восемнадцать, ему лучше быть осторожнее! — Кассандра смотрела на свою племянницу, думая, как выросла ее малышка.
— Почему восемнадцать? — ей было любопытно узнать.
— Именно тогда каринианские женщины считаются «совершеннолетними». Так ты не скажешь ему? — у Тори дар быть настойчивой.
— Нет, я не скажу. Знаешь, что? Иногда у меня болит голова, — Тори захихикала. — Давай просто помолчим немного, хорошо?
— Хорошо.
Кассандра прижала свою племянницу крепче, когда звуки битвы эхом прошлись по всему кораблю. Закрыв глаза, она начала молиться.

* * *

Адмирал поднялся на мостик, как только первые пушки начали стрелять.
— Две минуты, Куинн?! Какого хрена две минуты?! Почему их не обнаружили раньше?
— Я среагировал так быстро, как смог, адмирал. «Страж» принял бой первым, сейчас они принимают самые тяжелые удары. У них было только сорок два предупреждающих сигнала.
— Наши бойцы запущены?
— Работаем над этим, сэр.
— Поднимайте их! Отправить их прямо сейчас!
Тем временем Лукас, забравшись в свой истребитель, готовился к запуску.
— Готов надрать какую-нибудь наглую задницу? — спросил Лукас.
— Так точно, Ястреб!
— Тогда давай сделаем это! — Лукас стартовал. За считанные секунды они попали в схватку.

* * *

После почти часа ожесточенных боев, мятежники вернулись в нейтральную зону Отказа. В то время как все корабли получили некоторый ущерб, «Страж» снова стал мишенью. Несколько экипажей было направлено ему на помощь.
— Возможно, нам придется отправить его обратно на Кариниан для ремонта, адмирал.
— Посмотрим, может быть, остановка на Родем поможет. Какие у нас потери?
— Все сообщения указывают на легкий ущерб, сэр. Мы были дальше всех, у нас было больше времени.
— Почему мы заметили угрозу, когда оставалось всего две минуты? Что произошло? Фалько! Доложить!
Фалько посмотрела на адмирала в первый раз с тех пор, как была в его гостиной ранее тем утром.
— Сэр, похоже, что мятежники вошли в диапазон 9.9, снизив скорость, когда мы готовились к запуску истребителей. Тогда «Страж» принял бой, пока мы не подоспели, сэр.
— Как, черт возьми, они узнали, где мы находимся без сканирования, Куинн?
— Кто-то должен был их предупредить, адмирал, — ответила Фалько.
Адмирал стрельнул в нее холодным взглядом.
— Я обращался к вам, старший лейтенант?
— Нет, сэр!
Куинн наклонился к нему.
— Но это мысль, особенно учитывая ситуацию с той перехваченной информацией. Возможно, они получают сигнал о приблизительной области, в которой мы находимся, но не точное местоположение. Это объяснило бы, как они смогли подобраться к нам так стремительно, — адмирал задумался об этом.
— Как далеко мы продвинулись в мониторинге передачи?
— Стартовали в 6:00 нынешнего дня, все корабли имеют дополнительные уши.
— Мы можем повернуть на 36 часов?
— Да, сэр. Вы почувствовали что-нибудь?
— Возможно. У тебя все под контролем?
— Да.
— Я буду в своей каюте. Если найдешь что-нибудь, дай мне знать.
— Да, сэр.

* * *

Когда Уильям приблизился к своей каюте, Лукас встретил его с другой стороны коридора.
— Хорошая схватка, — сказал ему адмирал.
— Да, ощущения очень хороши, — ответил Лукас, заставив адмирала поднять бровь. — Я сохранил свою голову.
Войдя в гостиную комнату, они прошли в частные помещения, обнаружив включенное освещение и двух спящих женщин. Боясь побеспокоить их, мужчины осторожно приблизились. Лукас остановился в нескольких шагах, так как не хотел пугать Викторию снова. Обойдя вокруг него, Уильям присел, чтобы аккуратно погладить ногу Кассандры.
В ее бездонных глазах медленно растеклось облегчение, когда она увидела, что он невредим, она моргнула, и выражение исчезло. Девушка начала подниматься и поняла, что держала Тори в руках. Посмотрев вверх, она увидела Лукаса.
— Вы оба в порядке?
— Да, — тихо ответил Уильям, сжимая ее ногу. — Как вы? — в ответ он получил серьезный взгляд.
— Нам нужно поговорить. Всем нам. Тори, — Кассандра немного встряхнула ее. — Просыпайся, детка.
— Дай ей поспать, — проговорил с сожалением Лукас.
Кассандра посмотрела на парня.
— Нет. Давай, детка. Лукас и адмирал вернулись. Просыпайся.
— Лукас вернулся? — спросила Тори сонно.
— Да, открой глаза и посмотри.
Лукас не был уверен, что это хорошая идея.
— Возможно стоило... — но тут он встретил взгляд зеленых глаз Виктории, и она улыбнулась ему. Оставляя безопасность, которую нашла с Кассандрой, она потянулась к нему, протягивая руки. Наклонившись, он поднял ее и прижал к себе. Она обняла его за шею и замерла. Всего лишь одним этим поступком девочка успокоила его, и, смирившись, он прикрыл глаза.
Вот когда Кассандра поняла, что не только Виктория считает, что они нашли вторые половинки. Она посмотрела на Уильяма.
— Все будет хорошо, — сказал он тихо.
— Виктория, — твердо сказала ей Кассандра, — ты должна сказать адмиралу то, что сказала мне, — Лукас почувствовал, как девочка застыла в его руках. Его защитные инстинкты вышли на передний план.
— Тетя Кэсси... — прошептала она.
— Нам нужно разобраться с этим, Тори. Ты единственная, кто может помочь.
— Он услышит! — всхлипнула Тори.
— Кто, Тори? — спросил Уильям. Испуганные глаза посмотрели на него, а потом на Лукаса.
— Кто, Тори? — повторил Лукас.
— Светящийся человек, — прошептала она, потирая правую руку, и Уильям нахмурился.
— Как долго она это делает? — он обратился к Кассандре.
— Что? Трет руку? С тех пор, как ее забрали, всякий раз, когда говорит о светящемся человеке, это рефлекс.
— Возможно. А может, и нет, — Уильям посмотрел на Лукаса.
— Расскажи мне, что ты помнишь, Тори, не бойся, — Уильям присел рядом с Кассандрой и придвинул ее, чтоб Лукас тоже сел.
— Я помню, тетя Кэсси ушла. Я надела свой новый халат и тапочки, которые мы купили специально для поездки, — Тори посмотрела на Кассандру.
— Я помню, детка. Продолжай.
— Я вышла во двор к апельсиновому дереву. Мне захотелось апельсина, — она посмотрела на Лукаса. — Он был прямо там.
— Кто, Тори? Как он выглядел? — спросил Лукас мягко.
— Он был большим, действительно большим, он достигал вершины дерева, — Уильям услышал, как Кассандра втянула воздух. — Он схватил меня, мои тапочки слетели, и тогда стало очень темно, — Виктория задрожала, заставляя Лукаса обнять ее крепче.
— Ты знаешь, куда он тебя отвез? — спросил ее Уильям.
— Нет, но там было действительно ярко, так, что слепило. Болели глаза. Был еще этот гудящий звук и…
— И что, Тори?
— Это звучало как голоса, но я не могла их понять. Потом он снова пришел, смотрел на меня, смотрел на мои ноги, на мои руки.
— Он прикоснулся к тебе? — спросил Лукас, стараясь контролировать тембор своего голоса.
— Немного, он говорил что-то кому-то, я не смогла понять что. Потом он сказал, что найдет меня, куда бы я ни пошла, он услышит меня, я не заберу его свет, — Уильям по-прежнему смотрел, как Виктория снова трет свою правую руку.
— Ты сказала, что врач проверил ее после того, как она вернулась? — обратился он к Кассандре.
— Да.
— Они делали сканирование тела?
— Что?
Просигналил центр связи адмирала. Уильям встал, чтобы ответить.
— Зафар.
— Адмирал, это Куинн. Вы были правы, что сегодня утром в 02:30 была сделана низкочастотная передача.
— От...
— «Возмездие», сэр. Не могу сказать сейчас больше.
— Хорошая работа, Куинн, — он посмотрел на Кассандру.
— Нам нужно отвести Викторию в медпункт.
— Почему, что происходит?
— Нам нужно сделать сканирование ее тела.
— Что?
— Тетя Кэсси, — Тори начала извиваться в руках Лукаса.
— Все нормально, Тори, — сказал ей Лукас. — Посмотри на меня, — он склонил ее лицо к своему. — Это не навредит, бояться нечего. Я буду там с тобой.
— Обещаешь?
— Да.
— Тетя Кэсси тоже? — она посмотрела на свою тетю.
— Никто не сможет заставить уйти от тебя, я буду рядом, детка, — Кассандра посмотрела на обоих мужчин.
— Давайте покончим с этим, — сказала она, и Уильям уведомил доктора Блайанта, чтобы тот был доступен.

* * *

Прибыв в медкабинет, все четверо направились в офис Блайанта.
— Что случилось? — спросил мужчина, улыбнувшись Виктории.
— Я хочу, чтобы было сделано сканирование Виктории на наличие внедрений мятежников.
— Что? — Блайант ошеломлен.
— Прежде всего, ее правой руки.
— Почему вы думаете... — начал доктор, но адмирал оборвал его. Его терпение было на исходе.
— Просто сделай это! — приказал он. Виктория сжалась в руках Лукаса, и Кассандра заметила это.
— Хватит, адмирал! Ты пугаешь ее! И пока ты не объяснишь мне, что, черт возьми, происходит, ничего не будет сделано! — Блайант наблюдал за разворачивающейся сценой, радуясь, что они в его кабинете и что никто не видит подобное.
— Это вопрос безопасности, — начал адмирал.
— Она не военная! Правду, или мы уходим отсюда, — вспомнив, чего Кассандра больше всего хочет в отношениях, так это честности, даже если это ей не нравится, он рассказал ей.
— В 02:30 сегодня утром была отправлена низкочастотная передача от «Возмездие» флоту повстанцев, позволяющая им определить наше местоположение, чтобы совершить высокоскоростную, эффективную атаку. Мы должны были найти источник передачи.
— Почему ты думаешь... — все начало вставать на свои места для Кассандры. — Ты думаешь...
— Нам нужно убедиться.
— Кэсси, — Лукас удерживал ее взгляд. — Сканирование не повредит ей.
Она посмотрела на Викторию.
— Что происходит, тетя Кэсси?
— Ты слышала нас? — Тори кивнула. — Ты понимаешь, о чем беспокоится адмирал?
— Что светящийся человек может найти меня, потому что он что-то положил в мою руку, — все трое мужчин резко втянули воздух, пораженные, что такой маленький ребенок смог все понять.
— Ты думаешь, он сделал это? — она ни разу не разорвала зрительный контакт с Тори.
Медленно девочка кивнула.
— Да.
— Хорошо, мы позволим провести сканирование, чтобы убедиться, — согласилась Кассандра.
— Это больно? — Тори посмотрела на Лукаса.
— Нет, дорогая, не больно. Я буду прямо здесь.
Тори посмотрела адмиралу прямо в глаза:
— Хорошо.
— Сделай его! — адмирал отдал приказ Блайанту.
Включив сканер размером с руку Кассандры, Блайант запустил его вверх и вниз по левой руке Тори, затем по правой руке, и тогда прибор начал пищать на месте, которое Тори постоянно терла. Кассандра закрыла глаза — мятежники установили что-то в руку девочке. Больше сканер не издавал звуков, и доктор быстро закончил сканирование.
— Что теперь? — спросила Кассандра.
— Мы снимем его.
Доктор Блайант подошел к Виктории, все еще находящейся на руках Лукаса.
— Это то, что мы собираемся сделать, юная леди, — проговорил он. — Вы будете сидеть там, где и находитесь. Я собираюсь обернуть это, — он показал ей то, что выглядело как белая повязка, — вокруг вашей руки, — он коснулся участка, где сканер показал инородный предмет. — Он будет медленно затягиваться, это может быть неудобно, но не больно. Это выведет из тебя эту мерзкую нить.
— Нить? — переспросила Тори.
— Так это называется, все займет не больше пяти минут!
Тори позволила ему надеть устройство-повязку и сидела очень неподвижно на руках у Лукаса. Через несколько минут Блайант снял устройство, сразу поместив его в контейнер.
— Видишь, все было не так уж плохо, не так ли? — спросил Блайант. Тори потерла руку, а потом уставилась на него.
— Спасибо!
— Пожалуйста, юная леди.
— Лукас, почему бы тебе не проводить их обратно в каюту, я пойду сразу за вами, — после того, как они ушли, адмирал повернулся к Блайанту.
— Это на самом деле, довольно низкий класс, адмирал, внедрен примерно семь циклов назад, не знаю, почему они его использовали.
— Разве что это была самая оптимальная линия семь циклов назад.
— Но дело в том, что это в основном каринианская технология с несколькими дополнениями мятежников, без этих дополнений сканер не обнаружил бы ее.
— Я хочу, чтобы это держалось в секрете, никто не должен знать об этом, это ясно?
— Ясно, сэр. И сэр, у Виктории не должно быть побочных эффектов от удаления.
— Понял.

* * *

В коридоре Лукас остановился, когда Кассандра повернула к своей каюте.
— Что ты делаешь? — спросил он все еще с Тори на руках.
— Иду в нашу каюту.
— Это не то, что он имел в виду, Кэсси, — Кассандра достигла конца своего коридора.
— Мне плевать на то, что он имел в виду Лукас. Уже поздно, Виктория должна немного поспать, настоящий сон в собственной постели. Я ее тетя. Я принимаю решения, касающиеся ее благополучия, а не ты и тем более не адмирал. Если ты не можешь справиться с этим, давай ее мне, — она протянула руки.
— Она останется у меня, иди, — он кивнул на их каюту. Оказавшись внутри, он неохотно поставил на ноги сонную Викторию.
— Тори, почему бы тебе не сходить в ванную и не приготовиться ко сну?
— Ладно, — как только дверь закрылась, Кассандра повернулась к Лукасу, готовая взорваться, но вместо этого выпустила усталый вздох.
— Послушай, Лукас, я не знаю, что это такое между тобой и моей племянницей. Честно говоря, я слишком устала, чтобы спорить обо всем этом, — она посмотрела ему прямо в глаза. — Но мы обсудим это.
Лукас мог видеть, что Кассандра истощена, и попытался успокоить некоторое ее беспокойство.
— Я бы никогда не навредил ей, Кэсси, она важна для меня.
— Ей девять!
— Я знаю это! Но это не значит, что я не буду следить и заботиться о ней сейчас! Может быть, если бы я был там семь циклов назад, ничего бы этого не произошло! — Кассандра была шокирована его пылким ответом.
— Ты не смог бы ничего сделать, Лукас.
— Я мог бы поддержать ее, когда она была напугана.
— Для этого у нее были родители, — Лукас продолжал смотреть на нее. — Я — все, что у нее осталось, я теперь ее родитель. Ты понял меня?
Лукас вернул ей ровный взгляд и проговорил тоном, таким же серьезным, как у адмирала:
— Я понимаю, о чем ты говоришь, но теперь у нее есть и я.
— Хорошо, только до тех пор, пока ты понимаешь границы, — дверь в ванную открылась, и Тори вышла в своей ночной пижаме, с расчесанными волосами и умытым лицом.
— Скажи Лукасу спокойной ночи, Тори, ему надо идти, — девочка подошла к нему и подняла руки, чтобы ее подхватили, затем обвила шею Лукаса руками, подарив ему крепкие объятия:
— Спокойной ночи, Лукас, я люблю тебя.
Он подержал ее еще мгновение, затем опустил на пол и тихим голосом ответил:
— Приятных снов, Тори, я тоже тебя люблю, — он был награжден большой улыбкой, прежде чем она повернулась к кровати. Кассандра молча наблюдала сцену, прежде чем она проводила его к люку.
— Спокойной ночи, Лукас, спасибо за помощь, — она открыла дверь.
— В любое время, — выйдя за дверь, он услышал, что ее заблокировали за ним.

* * *

Уильям подошел к своей каюте, зная, что у него еще есть десятки вещей, о которых он должен позаботиться, но его приоритетом была Кассандра. Сегодня случилось кое-что, что она поняла неправильно. Им нужно поговорить, чтобы все исправить. Она нужна ему. Войдя к себе, он нашел свои комнаты пустыми. Услышав, как открывается люк, он повернулся и увидел, что Лукас вошел один.
— Где Кассандра и Виктория?
— В своей каюте, — Лукас закрыл люк.
— Ты же знал, что я хотел, чтобы ты привел их сюда?! — терпению Уильяма пришел конец.
— Я знаю, но Кэсси хотела, чтобы Тори заснула в своей постели, — Лукасу не пришлось ждать взрыва.
— Это не то место, где я хотел, чтоб они были!
— Это в действительности имеет значение для тебя?
— Это не так, черт возьми! Есть кое-что, что надо уладить! — он направился к люку.
— Папа! Они измучены! Это может подождать до завтра, черт возьми, уже почти завтра, — Лукас заблокировал путь. — Что ты собираешься делать? Похитить их? — это остановило Уильяма от того, чтобы просто отодвинуть сына в сторону. Он повернулся и потер затылок.
— Они в порядке?
— Как и следовало ожидать, но я на самом деле думаю, что Тори справляется с этим лучше Кэсси, — Лукас понял, что буря миновала.
— Кэсси? Какого черта ты называешь ее «Кэсси»? — потребовал Уильям.
— Думаю, я перенял это у Тори, — Лукас пожал плечами, подойдя к столу отца, он открыл ящик и вынул бутылку, содержащую каринианский эль, и два стакана. Открыв его, он налил немного в каждый, прежде чем подойти к своему отцу и вручить ему один. Уильям поднял бровь, когда Лукас стукнулся бокалами.
— Это был адский день, — Уильям смотрел на своего сына, гордясь человеком, которым он вырос.
— Поддерживаю, — выпив, он подошел к столу и сел.
— Я могу помочь чем-то?
— Нет, тут в основном нужно писать отчеты, — Уильям знал, как сильно его сын «любил» отчеты.
— Тогда я собираюсь пойти немного вздремнуть, — Лукас прикончил свою выпивку и поставил бокал на стол. — Если найдешь что-нибудь, что мне нужно знать, ты позвонишь?
— Обязательно.
Когда Лукас ушел, Уильям откинулся на спинку стула, думая о сигнале мятежников, который они расшифровывали. Светящийся человек, как назвала его Тори, сказал тогда, что она не заберет его свет. Но в сообщении мятежников говорилось, что они «ищут» свет.
Что-то, что они собирались использовать, чтобы получить то, что они хотят, или они уничтожат его. Какой-то каринианец-предатель хотел его достаточно сильно, чтобы отдать каринианские технологии мятежникам и отслеживать маленькую девочку.
Маленькую девочку на планете, которой не было ни на одной каринианской звездной карте. Земля была ближе к территории мятежников, чем Кариниан. Как они узнали о ней? Что сделало ее такой особенной? Свет. Высший Свет.
Уильям дописал свой отчет, а затем решил, что Лукас прав. Этого много на один день. Забравшись в свою кровать в одиночестве, он поднял подушку, которая хранила аромат Кассандры, и, положив голову на нее, лег спать.

* * *

Повернув за угол от класса, Кассандра врезалась прямо в Лукаса.
— Воу, — он сжал ее руки, чтобы она не упала. — Ты в порядке?
Кассандра посмотрела на него, и он поразился тому, что увидел. Она выглядела еще более уставшей, чем накануне.
— Кэсси, что случилось? — он оттянул ее в сторону и понизил голос. — Виктории приснился еще один кошмар? — он надеялся, что после удалении нити все закончится.
— Нет, никаких кошмаров, у нее был здоровый ночной сон. Она не могла дождаться, когда доберется до класса, чтобы увидеть своих друзей, — Кассандра кивнула в сторону люка. — Я только что привела ее.
Лукас выдохнул, даже не понимая, что задержал воздух. Он отступил и поравнялся с Кассандрой.
— Границы, Лукас, — пробормотала она.
— Понял, — ответил он. — Так если у нее была хорошая ночь, почему ты выглядишь так плохо? — Кассандра остановилась посреди коридора. Она ни за что не признается ему, что после одной ночи она уже не может спать без рук его отца.
— Потому что Лукас Зафар не понимает, какой он милый болтун.
В замешательстве Лукас остановился, и она поняла, что только что сказала и начала краснеть.
— Слушай, я не имел в виду... это просто... — начал заикаться он.
— Да? — она смотрела на него, пытаясь не улыбнуться.
— Ты просто выглядишь уставшей, и если это была хорошая ночь… о, черт возьми, я просто пытался понять, — Кассандра начала смеяться, а он смотрел на нее, ухмыляясь. Повернувшись, они увидели адмирала, стоящего в нескольких футах от них.

* * *

Уильям плохо спал. Теперь, даже держать за руку Кассандру было уже не достаточно для него. Этим утром он решил, что они поговорят, когда будет свободное время. Придя в ее каюту, он обнаружил, что женщины уже ушли, что не было хорошим началом. Теперь он нашел ее смеющейся в коридоре с его сыном. Она должна смеяться вместе с ним! Когда Кассандра посмотрела на него, ее улыбка погасла.
— Адмирал, — поздоровался Лукас первым, заметив молчаливость своего отца.
— Лукас, ты сегодня в патруле? — его взгляд не отрывался от Кассандры.
— Да, сэр.
— Разве ты не должен к нему подготовиться?
Поняв, что его отсылают прочь, Лукас посмотрел на Кэсси и увидел, что ее взгляд направлен на отца.
— Слушаюсь, сэр.
Кассандра повернулась, чтобы посмотреть на Лукаса.
— Спасибо за комплимент, — Лукас быстро улыбнулся, оставив их двоих в коридоре. Повернувшись к адмиралу, Кассандра мысленно приготовилась к бою.
— Чем могу быть полезна для вас, адмирал? — спросила она, направляясь к нему, ее глаза были нечитаемые.
Уильям подошел к ней ближе.
— Мы не закончили вчера вечером. Я освободил время сегодня утром.
— Свободное время? Как мило, — проговорила она.
Адмирал смерил ее грозным взглядом, который она проигнорировала. Другие в коридоре уже спешили убраться с дороги. Заметив это, они направились к нему в кабинет, не говоря друг другу ни слова.
Через несколько минут Кассандра вошла в кабинет адмирала. Как только люк зарылся, девушка была готова сказать ему все, что она думала о нем и его «освободившемся времени», только чтобы обнаружить себя прижатой между его массивной грудью и перегородкой.
Уильям больше не мог контролировать свое желание. Прежде, чем она смогла что-то сказать, ее рот был захвачен, и она была готова заменить битву страстью. Застонав ему в рот, Кассандра изо всех сил попыталась освободить свои руки, чтобы обхватить его спину, соответствуя его желанию.
Выпустив ее рот, он атаковал все чувствительные точки на ее шее, которые обнаружил ранее. Кассандра сходила с ума в его объятиях, она хотела его.
— Уильям! — умоляла она, обернув свои ноги вокруг его талии. Бушующий фиолетовый взгляд засиял и утонул в бесконечном синем. То, что адмирал там увидел, заставило его скорее снять штаны, раздевая себя.
— Пожалуйста, Уильям! Сейчас! — умоляла она, пока он одним толчком не погрузился в нее полностью.
— Да... — простонала она, откинув голову назад, потираясь бедрами о его.
Уильям знал, что потерял контроль, но не мог остановиться. Выражение глаз Кассандры, ее желание к нему, его потребность в ней, довели его до этого. Он вернулся к ее рту, опустошая ее, ловя вдохи. Ее плоть напряглась вокруг него, и он захватил ее крик губами. Через несколько секунд он последовал за ней, давая ей все, что она так отчаянно просила.
Кассандра чувствовала себя дрожащей массой и полагалась, что Уильям удержит ее. Тяжело дыша, он оттолкнулся от стены и, подхватив ее, перенес к ближайшему стулу.
Сев с ней на коленях, он нежно ласкал ее голую левую ногу. Повернувшись, она поцеловала его в шею, простое действие, заставившее его потерять дыхание, которое он только восстановил.
— Кассандра... — прошептал ей на ухо. Она прижалась ближе.
— Уильям, я не уверена, что только что произошло, но... — он остановил ее поцелуем. Он должен быть честным. Расслабив спину, мужчина посмотрел ей в глаза.
— Кассандра, ты моя спутница жизни. Вот, что это такое. Это не уйдет, не оставит ни на одну ночь, — ее глаза расширились. — Я не знаю, как вы называете это на Земле и есть ли у вас что-то подобное.
— Родственные души, — голос Кассандры был тихим, но она не нарушила зрительного контакта. Виктория была права. — Это очень редкая вещь на Земле.
— На Кариниане такое тоже бывает редко, — обняв ее лицо руками, он продолжил. — Я не искал этого, но теперь, когда я нашел тебя, я не отпущу, — его поцелуй был собственническим.
Кассандра обняла его крепче, возвращая поцелуй. Его слова затронули что-то хранимое глубоко внутри. Вот он, тот, кто мог оставить ее беззащитной, тот, который будет заботиться и оберегать.
Ее сердце признало его в первый же момент на «Спасателе». Теперь ее рассудок пытался наверстать упущенное.
Уильям закончил поцелуй, пытаясь прочитать все эмоции в ее глазах.
— Скажи мне, о чем ты думаешь.
— Уильям... я... — она нарушила зрительный контакт.
— Честность, даже если мне это не понравится. Это работает в обе стороны, Кассандра, — напомнил он ей о том, о чем она сама просила его в отношениях. Оглянувшись на него, она увидела мерцание неопределенности в его глазах. Она была поражена, когда подумала, что может быть причиной сомнений этого уверенного в себе человека.
— Уильям, я не знаю, что сказать или даже как выразить, — он застыл под ней. — Я не могу собрать свои мысли в кучу, — для нее все это не поддавалось осознанию.
— Просто скажи, о чем ты думаешь, — настаивал он неестественным голосом, его рука замерла.
— Не могу, я должна уйти, — ей нужно было встать, она не могла думать прямо сейчас в его руках. Когда Кассандра попыталась встать, он положил руку на ее обнаженное бедро, удерживая.
— Мне нужно встать, Уильям, — когда он не пошевелился, она посмотрела на него умоляющим взглядом. — Пожалуйста, — медленно он убрал руку.
Он молча наблюдал, как она боролась со штанами, одеваясь. Он оправил свою собственную одежду, но остался там, где был. Когда она собралась уходить, он сжал подлокотники, чтобы остановить себя от того, чтобы притянуть ее обратно.
Она повернулась к нему лицом, разочарование заставило ее пробежаться обеими руками по своим волосам, то, что она увидела на его лице, остановило ее холод. Дистанцию между ними держал ее разум, и она понимала, что может навредить этому человеку, что ее ответ ранил его. Она должна дать ему то, что он дал ей. Правду.
— Уильям, я хочу этого. Я хочу этого с тобой. Мы называем это соратниками или родственными душами, это не имеет значения. Реально. Но это пугает меня.
Уильям замер в процессе вставания.
— Я пугаю тебя? — его сердце как будто сжали в кулаке.
— Нет! Не будь идиотом. Почему ты так подумал? — ее немедленное и яростное отрицание ослабило хватку на его сердце.
— Я намного больше, чем ты, — сказал он, подходя к ней.
— Нет, оставайся на своем месте, — сказала она, подняв руку. — Я не могу думать, когда ты ко мне прикасаешься.
Игнорируя ее, он схватил ее протянутую руку и притянул в объятия. Улыбнувшись, он сказал:
— Не думай, — и начал ее безумно целовать. Когда он, наконец, дал ей вдохнуть, она могла только опираться на него.
— Уильям, нам надо поговорить, — проговорила она тихо. — Пожалуйста.
Их прервал сигнал коммцентра, и это заставило его отпустить Кассандру. Уильям подошел к столу и взял гарнитуру.
— Зафар, — проговорил он.
Кассандра наблюдала, как меняется выражение его глаз, он словно снова превращался в адмирала.
— Скажи им, чтобы сделали, что могут, пока мы не доберемся до Родем для белее масштабного ремонта, — он опустил гарнитуру.
— Похоже, твое «освободившееся время» закончилось.
Он обошел вокруг, чтобы опереться на стол, наблюдая за ней.
— Не совсем.
— Тебе сейчас не до меня, Уильям, — ее характер снова вернулся.
— Я никогда не хотел произвести на тебя такое впечатление, — его собственный нрав тоже начал подниматься.
— Действительно, ну, ты сделал это. Между тобой и Лукасом, я не уверена, кто из вас оскорбил меня больше, — она откинулась назад.
— Лукас? — спросил тихо Уильям, но Кассандра его не слышала.
— Я уверена, это ты. Поскольку, это твоя вина, в первую очередь, — она кинула на него закипающий взгляд, наконец, заметив его спокойствие. Встав, он двинулся к ней.
— Что сказал тебе Лукас? — потребовал он, сжав ее плечи, и потянул ее на носочки. Она наблюдала, как его взгляд стал ледяным.
— О, успокойся, ничего серьезного. Он просто хотел знать, почему я выгляжу как дерьмо, забудь, — взгляд Уильяма не поменялся. — И это твоя вина! — она ткнула ему пальцем в грудь. — Так что не наезжай на Лукаса за то, что он заявил очевидное. Я уже отчитала его за это.
— Что я сделал? — спросил он в растерянности, пытаясь успокоиться.
— Ты сделал так, что теперь я не могу без тебя уснуть! — ее глаза стрельнули в него. — Виктория наконец-то спала всю ночь без кошмаров, а я проснулась. Я скучала, черт возьми, — она ударила его по груди. Уильям наклонился и поцеловал ее, заставляя замолчать, ее страстный ответ был мгновенным.
— Мы позаботимся обо всем этом сегодня вечером, — сказал он, выпустив ее губы, чтобы перевести дыхание, затем успокаивающе погладил ее по спине. Кассандра положила свой лоб на его грудь, пытаясь вернуть голос.
— Это одна из вещей, о которых нам нужно поговорить, — она подняла голову. — Уильям, я не могу здесь оставаться, — увидев, как вспыхнули его глаза, она положила руку на его щеку. — Я не оставлю Тори одну. Ты знаешь это. Она не может спать на твоем диване, — и со спокойным выражением лица, она закончила. — Ты знаешь, что я права.
— Да, ты права, — ответил он, целуя ее ладонь. Когда его коммцентр просигналил снова, она медленно отняла руку, позволяя ему обойти стол, чтобы ответить.
— Зафар, — он поднял гарнитуру, наблюдая, как она уходит. — Я скоро буду.
— Тебе нужно идти, адмирал, — повернувшись, она нашла его все еще стоящим за столом.
— Подойди сюда, — он протянул ей руку и шагнул к своей женщине. Протянув ее перед своим коммцентром, он поставил ее большой палец на то, что, как Кассандра знала, являлось панелью безопасности. Он ввел код.
— Назови свое полное имя.
— Кассандра Квес Чемберлен.
Уильям приподнял бровь, он не знал ее полного имени. Консоль издала звуковой сигнал.
— Уильям?
— Теперь у тебя есть доступ к моей каюте, нашей каюте. Просто нужно положить большой палец на защитную панель у двери. Скажи одно из своих имен, и оно будет распознано.
— Зачем?
— Я знаю, что нам есть над чем поработать, Кассандра, но я хочу, чтобы ты была здесь. Ты нужна мне здесь, ты и Виктория. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя в безопасности. Этот сектор будет не заблокирован, когда в комнате никого нет, если заблокирован, значит, у меня идет встреча. Ты сможешь увидеть это на защитной панели по цвету света. Это твой дом. Вы обе будете тут в безопасности.
— Хорошо, — это все, что она смогла сказать.
— Я хочу, чтобы ты вернулась сегодня вечером, ты и Тори. Мы поедим, поговорим и разберемся со всем, — он подождал, пока она кивнула. — Так что ты делаешь сегодня?
— Мне нужно вернуться в инженерный отсек к шефу и вашей системе обороны. Я была занята последние несколько дней.
— Да, была и будешь и дальше, — он позволил себе еще один поцелуй. — Мне нужно добраться до мостика. Сегодня вечером вы будете здесь?
— Да, — согласилась она, когда они подошли к люку. Когда адмирал открыл дверь, Кассандра прошла вперед. Бросив последний взгляд, она прошла через люк, направляясь в инженерную. Адмирал наблюдал, как она уходит, затем направился к мостику и не увидел Фалько, стоящую в тени.

* * *

День Кассандры прошел в инженерной секции продуктивно. Леандер изучал ее идеи об ускорении времени отклика оборонных систем, согласившись, что это возможно. Это заняло бы некоторое время, но было бы весьма эффективно.
Оставив инженера, она направилась в класс, чтобы забрать Тори. Вниз по коридору из комнаты вышла Фалько, преградив ей дорогу.
— Я знаю, что ты задумала! — зашипела она. — Я собираюсь остановить тебя. Тогда он увидит, кто ты на самом деле!
— Кассандра? Все в порядке? — спросила Жавьера. Фалько посмотрела на нее и поспешила уйти.
— Все прекрасно, Жавьера.
— Чего хотела Фалько?
— Ничего, — отмахнулась она, направляясь к классу. Когда две женщины подошли к двери, та открылась и дети начали выходить. Виктория и Амина смеялись.
— Тетя Кэсси! Мы можем пойти в игровую комнату? Со всеми?
— О, серьезно? Как на счет домашней работы?
— Позже... пожалуйста? — Кассандра посмотрела на Жавьеру и увидела лукавую улыбку.
— Хорошо, но после ужина ты сядешь за домашнее задание.
— Ладно, — две девочки двинулись вперед, тогда как женщины последовали за ними.
— Ты выглядишь уставшей, — сказала Жавьера.
— Знаешь, я уже слышала это несколько раз сегодня.
— Она в порядке? — она указала на Викторию.
— Она очень хорошо спала прошлой ночью. Я бы сказала, что намного лучше с тех пор… ну, за все время.
— Как у тебя дела?
— Что?
— Я думала обо всем этом после того, как мы вчера поговорили. Я не знаю, как я бы справилась, если бы Кариниан был внезапно уничтожен вместе с почти всей моей семьей. Я уверена, что не справилась бы с этим так же хорошо, как ты. Какими бы ни казались различия между нашими культурами, все это должно быть трудно.
— Мы работаем над этим.
— Мне очень жаль. Я не знаю чем помочь.
— Ты пытаешься, это уже кое-что. Могу я кое о чем спросить?
— Конечно.
— Что вы едите?
— Что? — Жавьера посмотрела на нее удивленно.
— У меня возникли проблемы с получением вкусной еды для Виктории. Еда достаточно разнообразна. Прошлой ночью у нас был «cnaipini sicin», который ей понравился. Но я не видела его сегодня утром.
— Где вы едите?
— На палубе «G».
— Ну, в этом и проблема, ты должна привести ее на палубу «F». Ей понравится, как там готовят, и она увидит там Амину.
— Хорошо, завтра попробуем.
— Как насчет сегодняшнего вечера?
Кассандра посмотрела на нее, смутившись.
— У нас есть планы на ужин.
— Действительно? Хорошо, тогда завтра, — Жавьера позволила теме соскользнуть.

* * *

Уже в каюте Кассандра сказала Виктории, что они снова собираются поесть в каюте адмирала. Девочка посмотрела на нее:
— Все будет как прошлым вечером?
— Я не думаю, что будет так же. Он может о чем-то спросить, но больше ничего.
— Лукас будет там?
— Я не знаю. Так что иди приведи себя в порядок, и мы пойдем.
Приблизившись к каютам адмирала, Кассандра увидела красный свет на защитной панели. Приподнявшись, она положила на нее большой палец и произнесла свое имя. Дверь открылась, и Кассандра толкнула ее. Они вошли, чтобы найти комнату пустой, а свет приглушенным.
— Давай подождем в личной комнате адмирала, Тори. Мы займемся твоей домашней работой.

* * *

На мостике адмирал сидел у своего командного пункта, занимаясь обычными обязанностями, координируя ремонт поврежденного линкора. Посмотрев на время, он понял, что не сообщил Хуту, что Кассандра и Виктория будут у него снова сегодня вечером. Он поднял гарнитуру, связываясь с поваром.
— Хуту, нас сегодня будет трое, — сообщил ему адмирал. — Да, как прошлым вечером. На 18:00, — он отключился, понимая, что не сосредоточен, и снова вернулся к отчетам по коммуникациям. По мере приближения к шести часам вечера к нему приблизился Куинн.
— Что это, Куинн?
— Связисты снова перехватили передачу, направленную в пространство мятежников, тот же канал, что и раньше, сэр.
— Откуда он?
— Не удалось определить.
— Твою мать!
— М-да.
— Что было сказано?
— Где мы будем минута в минуту.
Уильям посмотрел на часы, взял в руки гарнитуру и вызвал Хуту.
— Я опоздаю, передай… Хотя, я позвоню сам, — адмирал выслушал ответ Хуту. — Было бы замечательно, — он выключил гарнитуру.
Куинн посмотрел на него.
— Планы на ужин?
— Да.
— Вы снова вернулись к отношениям?
Адмирал посмотрел на него.
— Что-то не так, Куинн?
— Я просто хочу знать. Что-то есть между вами и кем-то с Земли?
Уильям смотрел на своего друга и второго в команде. Они прошли через многие битвы вместе, но он еще не готов поделиться новостью о Кассандре.
— Я не собираюсь обсуждать это с тобой.
— Вы едите в своей каюте.
— Я всегда ужинаю в своей каюте.
— Обычно один.
— Это мое личное дело, полковник, — взгляд адмирала потяжелел.
— Да, сэр, — Куинн переключил тему и начал говорить, как продвигается анализ сообщения от мятежников. Коротко и по существу.
— …и никаких идей, что за «свет» там упоминался.
— Это все?
— Это все. Кто бы ни был предателем, он знал, что на нас нападут. Он знает, что мы сумели отразить атаку. У него есть доступ к нашим отчетам от команд.
— Это невозможно, это делает его...
— Кем-то высокопоставленным, тем, кто потеряет очень многое, если проиграет, — закончил Уильям. Глядя на Куинна, он принял решение, открывая ящик, он вручил ему отчет, в котором было обо всем, что он узнал прошлой ночью. — Вот почему я не отправил это командованию, — он откинулся на спинку стула и принялся ждать.
Лицо Куинна ничего не выражало, пока он читал отчет.
— Вы доверяете этой информации?
— Да.
— Это объяснило бы атаку мятежников. Но зачем им ребенок?
— Виктория.
— Что?
— Ее зовут Виктория, ей девять, она очень умна и прошла через ад.
— Хорошо, так зачем им Виктория? Что делает ее такой особенной? — спросил Куинн.
— Это как-то связано с этим «светом». Это для кого-то угроза, — адмирал посмотрел на часы, он опаздывал всего на час.
— Сообщишь мне, я хочу знать, как только они получат ответ на это, — он протянул руку за докладом. — Пока это останется между нами, Куинн. Происходит что-то у нас за спиной. Я хочу вычислить этого предателя, — покинув мостик, он направился в свою каюту.

* * *

Кассандра подняла голову от книги, которую читала, при гудении сигнала у люка. Виктория посмотрела на нее. Они не обсуждали, стоит ли ей открывать. Было много вещей, которые они не обсуждали. Встав, она вышла из комнаты. Снова прозвучало жужжание.
— Мэм, это Хуту с ужином, — Кассандра открыла дверь.
— Привет, — поприветствовал ее Хуту, внося две прикрытые тарелки на подносе, он подождал, пока закрылась дверь. — Адмирал попросил сообщить вам, что опоздает и можете не ждать его. Могу я отнести это в его каюту?
— Да, спасибо, Хуту.
— Пустяки. Привет, малышка, как ты сегодня?
— Хорошо, заканчиваю домашнее задание. Это снова cnaipini sicin? — спросила она голосом, полным надежды.
Хуту поднял крышки.
— Это, безусловно, они, по просьбе адмирала.
— Ура! — Виктория радостно вскинула.
— Ты сделал ее вечер. Спасибо тебе.
— В любое время, я захлопну ваш люк на выходе. Спокойной ночи, — Кассандра подождала, пока не увидела, что замки закрылись, затем обратилась к Тори.
— Ну что, поедим? — присев, Кассандра сняла крышку с тарелки и улыбнулась, увидев то, что она узнала. Уильям подумал о них обоих.
— Эй, у тебя есть соус! — воскликнула Тори, когда потянулась к маленькой миске на тарелке Кассандры. — Прошлой ночью такого не было, — она быстро окунула в него кусочек наггетса.
— Ты не думаешь, что сначала надо бы спросить? — засмеялась над ней Кассандра, когда Виктория забрала весь соус. Тори просто усмехнулась, а потом скорчилась.
— Что такое? — спросила Кассандра. Сглотнув, Тори сунула миску обратно Кассандре.
— Это не соус! Это реально противно! — Тори опустила чашку и потянулась к бокалу, прежде чем Кассандра смогла перехватить ее. Вдруг чаша упала и перевернулась, разбрызгивая все по столу.
— Тори!
— Прости, тетя Кэсси, — выговорила Тори, все еще запивая водой. — Но это было ужасно! — получив от Кассандры полотенце, она вытерла разлитое.
— Ладно, давай посмотрим, сможем ли мы есть без каких-либо аварий с посудой, что скажешь?
Поев, Кассандра посмотрела на время. 18:30. Она задавалась вопросом, как долго Уильяма не будет и должны ли они остаться. Глядя на Тори, она увидела, что та уже подчистила тарелку.
— Это было быстро. Ты жевала вообще?
Тори улыбнулась.
— Это было вкусно.
— Знаешь, я сегодня разговаривала с мамой Амины. Она сказала, что еда на палубе «F» намного лучше, чем на «G». Попробуем завтра?
— Конечно.
— Хорошо, мы попробуем. Хочешь попробовать у меня еду? — она жестом указала на свою тарелку.
— Нет, я наелась.
— Хорошо, давай уберем эти блюда, а потом я хочу поговорить с тобой кое о чем.
— Окей, — как только стол был убран, Кассандра села на диван и повернулась к Тори.
— Ты помнишь, как ты сказала вчера вечером, что могла слышать голоса, но не знала, что они говорят?
— Да, — прошептала Тори.
— Что, если бы был способ понять их?
— Что? — ее глаза расширились.
— Ну, я тут подумала. Тебе очень хорошо дается изучение других языков, на скольких ты сейчас говоришь?
— Девять.
— Точно, девять. Как насчет того, чтобы изучать новый?
— Какой именно?
— Мятежников.
Тори просто смотрела на нее.
— Ты уже знаешь много языков.
— Да, но я не вслушивалась, что они говорили. Что, если это что-то плохое?
— Тогда ты бы, по крайней мере, узнала это точно, но Тори, что, если нет? Что, если они говорили о чем-то, что не хотели, чтобы ты знала? Если ты узнаешь, тогда это было бы похоже на удар в ответ, — Кассандра смотрела, как Тори задумалась.
— Значит, это было бы похоже на то, что я узнала секреты, которые они не хотели, чтобы я знала? — ее взгляд стал жестким.
— Да.
— Как мне выучить язык мятежников?
— Я спрошу у адмирала, — Кассандра начала вставать, когда Тори остановила ее.
— Тетя Кэсси… я чувствую себя нехорошо.
Кассандра хотела улыбнуться и пожурить девочку, но затем внимательно посмотрела на нее. Виктория выглядела слегка позеленевшей. Схватив ее, Кассандра забежала в ванную как раз вовремя, когда малышка склонилась над унитазом и ее вырвало.
— Детка, ты не должна была есть так быстро, — она погладила ее лоб, когда другой спазм скрутил ее сильнее прежнего. Кассандра взяла ткань и намочила ее, чтобы вытереть потный лоб Тори.
— Тетя Кэсси, останови это, — умоляла она, когда подступил другой приступ тошноты. Кассандра начала понимать, что это не от слишком быстро съеденной еды. Что-то было не так.
— Держись детка, мы найдем тебе помощь, — подняв больного ребенка, она выбежала из ванной и врезалась прямо в Уильяма.
— Что происходит? — он посмотрел в безумные глаза Кассандры, затем вниз на Викторию.
— Она заболела. Внезапно ее просто стошнило, — Уильям взял у нее бессознательную Тори и сразу понял, что-то действительно не так.
— Открывай люк! Мы несем ее в медпункт.

* * *

Доктор Блайант как раз готовился покинуть медпункт, когда адмирал ворвался в комнату с очень бледной Викторией.
— Клади ее сюда. Что случилось? — потребовал он немедленно.
— Мы не знаем, — ответил Уильям.
— Как долго она такая? — он перевел взгляд на Кассандру.
— У нее началась рвота примерно пятнадцать минут назад, раньше она была в порядке. Мы как раз закончили ужинать.
— Что она ела? — требовательно спросил доктор.
— Cnaipini sicin, немного воды.
— Больше ничего?
— Нет! Погоди! На моей тарелке был какой-то соус, она думала, что это соус на подобии нашего земного, Тори попробовала его, но поняла, что оно противное.
— Сколько она проглотила?
— Она окунула в него часть наггетса, точнее сnaipini sicin, съела тот кусочек, вот и все, — Уильям был все еще рядом с ней.
— Вы сами что-нибудь съели?
— Я? Нет. Тори пролила его, отдавая обратно. Мы все убрали.
— Куда вы его положили? — потребовал Уильям.
Кассандра посмотрела на него.
— Я убрала всё полотенцем со стойки, а затем положила его на поднос с едой. Что не так?
— Оставайся здесь, — он посмотрел на Блайанта.
Кассандра наблюдала, как Уильям уходит, пока ее ум пытался осознать. Блайант начал подключать всевозможные аппараты к Виктории.
— Это ведь не просто пищевое отравление?
— Это какой-то яд. Мне нужно выяснить какой! — по мере того, как Блайант подключал еще больше оборудования и датчиков, Кассандра придвинулась к боку Виктории, сжала ее руку и наклонилась, чтобы поцеловать в лоб.
— Держись, Виктория Линн, я здесь, я не уйду, борись! — Блайант вернулся, двигаясь к другой стороне кровати.
— Вы должны подождать снаружи, — сказал он ей.
— Даже позвав целое войско, вы не выставите меня! — ответила она угрожающим голосом, заставив Блайанта посмотреть на нее. То, что он увидел в ее глазах, заставило его застыть. Там была боль и страх, но так же была и сталь. Он видел достаточно за свои циклы в медицине, чтобы знать, кто устоит, а кто разрушится от проблем, так вот эта женщина выстоит.
— Ладно.
Уильям вернулся с чистой сумкой, внутри которой лежало полотенце и оставшийся соус. Блайант немедленно взял его для анализа. Кассандра все еще сбоку от Тори держала ее за руку. Она посмотрела на Уильяма, но ничего не сказала.
Выражение глаз Кассандры стянуло горло Уильяма. Он знал, что сейчас ничего не мог для нее сделать.
— Это Ксиприн! Доза в 1000 раз больше предела! — заявил доктор и поспешил к руке Тори, делая ей инъекцию.
— Ксиприн, — повторил Уильям, посмотрев сначала на Тори, потом на Кассандру. В то время, как Кассандра не знала, что такое Ксиприн, она могла сказать по глазам Уильяма, что это не хорошо.
— Это противоядие? — спросила она, наконец, Блайанта.
— Да, надеюсь, мы успели.
Кассандра посмотрела на доктора.
— Расскажите мне, что это, — потребовала она, все еще смотря на Викторию на кровати. Блайант перевел взгляд на адмирала, который ему кивнул.
— Ксиприн является наркотиком «D-категории», — начал он, но яростный взгляд Кассандры его остановил. — Это отвратительный препарат. В малых дозировках оно помогает при некоторых болезнях, но в такой... Он действует быстро после приема, вызывает удушье, кому и смерть.
— У нее не было приступов. Через 15 минут после еды началась рвота. Его не должно было много всосаться желудком.
Блайатн посмотрел на нее.
— Возможно, но она маленькая.
— Когда мы узнаем? — Кассандра заставила себя спросить.
— Узнаем?
Кассандра сделала глубокий вдох, глядя на него.
— Что антидот работает, — Уильям подошел к ней и положил руку ей на поясницу.
— Честно говоря, я не знаю. Какая бы высокая ни была концентрация, я дал ей вдвое больше противоядия, чтобы попытаться компенсировать яд, но я действительно не знаю, когда именно Виктория придет в себя, все будет завесить от ее организма, — Блайант оставил их одних.
Уильям притянул стул сбоку от кровати.
— Садись, — сказал он ей, положив руки на плечи в знак поддержки.
— Кто это сделал, Уильям? — спросила она, все еще не глядя ему в лицо. — Кто мог сделать такое с ребенком? — Уильям понял, что она еще не проанализировала все это. Блюда не было на тарелке Тори.
— Я не знаю, но выясню. Я обещаю, — Кассандра подняла руку, чтобы сжать его ладонь. Уильям наклонился, целуя ее в макушку. Они ждали. Доктор Блайант входил и выходил несколько раз, проверяя аппараты. Но Тори не двигалась.
— Адмирал, — обратил на себя внимание полковник Куинн. Он стоял в дверях достаточно долго, чтобы наблюдать за своим давним другом и женщиной с Земли. Между этими двумя была какая-то связь. Это объясняло поведение адмирала в последние несколько недель. — Допросы закончены.
— Докладывай, — Куинн посмотрел на Кассандру.
— Она имеет право это слышать.
— Да, сэр. Как и приказано, все личные повара были опрошены, чтобы узнать, кто имел доступ к тарелкам с едой. Круг был сужен до четырех, и только один из них имел возможность отравить соус. Хуту, сэр.
— Это смешно, — Кассандра ответила категорически раньше Уильяма.
— Простите? — Куинн ответил резким тоном.
— Хуту бы никогда не навредил Виктории. Вам нужно провести расследование лучше, если это все, что вы смогли придумать.
Взгляд Кассандры столкнулся со взглядом Куинна.
— Кто знает... — только начал Куинн, но адмирал его оборвал.
— Достаточно! Вы оба, — Уильям посмотрел на Куинна. — Она права. Хуту бы этого не сделал. Ни с Викторией, ни с кем-то другим. Мы что-то упустили.
— Не хотели бы вы сами его допросить, адмирал? — жестко сказал Куинн.
— Возможно, я хочу сам разобраться с Хуту, — он посмотрел на Кассандру. — Я выйду через минуту, Куинн.
— Да, сэр.
— Кассандра, мне надо ненадолго уйти.
— Я знаю. Все в порядке, — она встала и повернулась к Уильяму, все еще не выпуская руку Тори. Протянув другую, она коснулась его щеки.
— Время побыть адмиралом. Все будет хорошо, — Уильям наклонился, чтобы нежно ее поцеловать.
— У двери будет охранник. Никто не войдет, — она кивнула.
— Уильям, — Кассандра сделала глубокий вдох. — Ты должен дать знать Лукасу, — он понял, что забыл о своем сыне и его связи с Тори.
— Я дам ему знать.
— Ладно, — присев обратно, она обратила все свое внимание к Тори.

* * *

Никто из них не сказал ни слова, пока они шли по коридорам «Возмездие» к каютам адмирала. Оказавшись внутри, Уильям направился к коммуникационной консоли.
— Закрыть дверь. Центр связи, найти немедленно лейтенанта Лукаса Зафара! Я жду, — адмирал нетерпеливо постукивал пальцами по столу, пока ждал.
— Зафар здесь, — вышел на линию Лукас.
— Где ты?
— Папа? Я на палубе «G». Что случилось?
— Отправляйся немедленно в медчасть, Виктория была отравлена Ксиприном. Кассандра там. Все не очень хорошо, Лукас, — Уильяму нужно было подготовить сына.
— Что?! — Уильям мог слышать надрыв в голосе своего сына.
— Лукас, ты должен держаться. Иначе ты не поможешь никому из них.
— Да, сэр, — Лукас отключился. Куинн подождал, пока адмирал сложит гарнитуру.
— Какого черта здесь происходит, Уилл?! Разрушение планет, нить слежения, предатели на Кариниане. А теперь отравление ребенка? И ты спишь с какой-то женщиной, пока мы в туре?
— Будь осторожен, Куинн, будь очень осторожен со словами, — в голосе Уильяма звучала едва сдерживаемая ярость.
— Это ведь не похоже на то, что она твоя спутница жизни или... — Куинн отшатнулся. — Она, что? Нет, такого не может быть, она ведь не из Кариниана.
— А есть какое-то правило об этом? — Уилл поднял бровь.
— Ну, нет, но... Вы… ты уверен? — Уильям просто смотрел на Куинна. — Конечно ты уверен. В противном случае ты б не ввязался во все это в туре. Какой ужас, — он сел. Уильям протянул руку в тот же ящик, что и его сын накануне, и вытащил два стакана и бутылку. Налил в оба, один протянул Куинну.
— Что ты собираешься делать? — спросил Куинн, сделав глоток.
— Я собираюсь защищать то, что принадлежит мне, пока не узнаю, кто предает Коалицию.
— Ты понимаешь, что они часть этого? Нить была в Виктории. Она была отравлена.
— Я не верю, что яд предназначался Виктории, и как только Кассандра остынет, она тоже это поймет, — Уильям выпил.
— Она цель? Причина?
— Я не знаю, но она права, Куинн. Хуту не навредил бы Виктории. Она его слабое место.
— А Кассандре?
— У него нет причин. А для отравления должна быть причина, — его бесило, что он не мог ее увидеть.
— Твои инстинкты редко ошибаются, но не слишком ли ты вовлечен в этот раз?
— Я полностью вовлечен, Куинн. Это будет моим преимуществом.
— Хорошо, могу я посмотреть твой отчет еще раз?
— Что-то вынюхал? — спросил Уильям, вытащив оригинал из ящика.
— Кое-что меня беспокоит, — Куинн просматривал отчет. — Вот, если мы предполагаем, что этот Светящийся Человек, которой, по ее словам был действительно большим, является каринианцем, почему же он просто не забрал ее тогда? — это тоже приходило Уильяму в голову раньше. Ему не понравилось его заключение.
— Возможно, они не были уверены или они чего-то ждали? — задал вопрос Уильям.
— Не были уверены, что она им нужна, или что она была той, что им действительно нужна?
— Возможны оба варианта, но есть еще кое-что, Кассандра рассказала, что ее бабушка тоже была похищена, когда была юной. Она описывала их, это были мятежники.
— Двоих с одной семьи? — спросил Куинн.
— Да, я знаю. Один мятежник, другой каринианец, — это кажется выдуманным, но Уильям верил Кассандре. — Куинн, мне нужно, чтобы ты узнал, что здесь сегодня произошло. Я уверен, это был не Хуту. Ты тоже это знаешь, как и я.
— Хорошо, я буду копать дальше, — Куинн поднял бровь. — Почему не ты возглавишь расследование?
— Потому что если я прав, кто-то только что пытался убить мою суженую, и если я доберусь до них первым... — Уильям замолчал, пока Куинн наблюдал ярость в глазах своего друга и адмирала.
— Понимаю, ты не думаешь, что и она осознала это? — спросил он.
— Нет, если бы она это сделала, она бы уже мучилась чувством вины, — Уильям взял в руки гарнитуру. — Хуту, я жду тебя для доклада в своей комнате.
Друзья закончили пить в тишине. Куинн открыл люк после стука Хуту. Хуту встал перед письменным столом адмирала.
— Сэр, как она? — его голос был нетерпеливым.
— Пока стабильно, — адмирал окинул его жестким взглядом. — Это ты положил чашку соуса на тарелку, Хуту?
— Сэр, нет! Я сам снял крышку с порции Виктории. Она спросила, что я для нее приготовил, поэтому я показал ей. Она была так взволнована. На тарелке не было чашки с соусом.
— А на тарелке Кассандры?
— Сэр? — Хуту послал ему озадаченный взгляд.
— Был ли он на тарелке Кассандры? — повторил Уильям.
— Сэр, я ни разу не снимал крышку с ее порции. Это было на ее тарелке? Но для этого не было причины, у нее было другое меню. Если бы я снял крышку, то сразу бы понял, что что-то не так, — Хуту серьезно посмотрел на адмирала. — Простите меня, сэр.
— Я знаю тебя, Хуту. Я также хочу, чтобы ты знал, что я не верю, что это сделал ты.
— Спасибо, адмирал! — ответил Хуту с облегчением в голосе.
— Как и Кассандра, — Хуту прикрыл глаза.
— Благодарю вас, сэр.
— Но все равно, кто-то добрался до этих тарелок. Мне нужно, чтобы ты подумал. Когда они оставались без присмотра?
— Я не думаю ни о чем другом, сэр. Я лично приготовил еду. Разложил и прикрыл ее. Лоток был... — Хуту остановился.
— Что? — потребовал адмирал.
— Лоток, он был не там, где находился обычно, мне пришлось вернуться в хранилище, чтобы найти его. Простите, сэр. Я оставил тарелки. Когда я вернулся, то просто положил их на поднос. Я не перепроверял еду.
— У тебя не было причин для этого Хуту.
— Сэр, я принес это ей, — страдания Хуту легко увидели оба мужчины.
— Кто еще был на кухне? Кого обычно нет.
— Сэр, никто не выделялся. Я не помню ничего необычного.
— Продолжай думать об этом, Хуту. Если ты что-нибуть вспомнишь, немедленно сообщи полковнику Куинну.
— Да, сэр.
— Свободен, — Хуту ушел.
Уильям встал из-за своего стола.
— Если понадоблюсь, я в медчасти, — сказал он Куинну.

* * *

Лукас широким шагом направился к медкабинету, замечая выражение на его лице, все спешили отойти с его пути. Любой, кто видел его сейчас, не сомневался, что он был сыном адмирала. Войдя в медпункт, он не увидел Викторию, но заметил охранников, которые остановили его.
— Пропусти его, Паас, это Зафар.
Войдя в палату, он бросил взгляд на Викторию, и его сердце сжалось. Она была такой маленькой, лежа на кровати с аппаратами, подключенными к ней. Бледная с темными кругами под глазами и жутко неподвижная. Кассандра сидела в кресле по другую сторону кровати, положив руку ей на щеку, и тихо разговаривала с ней.
— Кассандра... — Лукас тихо подошел к кровати. Все еще удерживая руку на щеке Виктории, она повернула взгляд, полный муки, к Лукасу.
— Тори, здесь Лукас, почему бы тебе не открыть глаза и не посмотреть? — Кассандра пыталась получить ответ от своей племянницы.
— Возьми ее за руку, Лукас. Она должна знать, что ты здесь.
Лукас нежно взял другую руку Виктории, такую маленькую по сравнению с его, и погладил большим пальцем сверху.
— Тори, я здесь, малышка. Давай, открывай глаза, — он не получил большего ответа, чем Кассандра на протяжении последних двух часов.
— Мы должны говорить с ней, удерживать ее с нами.
Вошел Блайант, чтобы проверить статистику Тори, он встретил взгляд Кассандры.
— Никаких изменений.
— Ладно.
— Что это значит? — потребовал Лукас.
— Ей не становится хуже, — сообщил ему доктор Блайант. Он бросил на Кассандру последний взгляд, а затем вышел из комнаты. Снаружи он увидел приближение адмирала.
— Не было никаких изменений, адмирал, не лучше, не хуже. Теперь только время покажет.
— Спасибо, Блайант, — войдя в палату, он увидел своего сына с одной стороны кровати, и Кассандру с другой. Не похоже, что бы она перемещалась с тех пор, как он ушел. Подойдя, он положил руку ей на плечо. Наклонив голову в сторону, она прижалась щекой к его руке.
— Тебе нужно сделать перерыв на отдых, Кассандра, — он провел большим пальцем по ее щеке.
— Нет. Я в порядке, — ее голос был тверд, когда она подняла голову. Зная, что она не собирается уходить, он притянул стул, садясь рядом с ней.

* * *

Кассандра не замечала, как шло время, она полностью сконцентрировалась на племяннице. Она разговаривала с ней, почти ни разу не остановившись. Уильяму и Лукасу пришлось уходить пару раз, но они всегда возвращались. Она знала, что у обоих есть свои обязанности, но ее единственная — Виктория. Когда осталась одна в комнате, то поднялась со стула и забралась в кровать, чтобы подержать Викторию в руках.
— Давай, детка, — прошептала она ей на ухо хриплым голосом, — ты со мной. Ты в безопасности. Проснись, детка, — тихо, она начала петь на ухо старую песню, которую пела Виктории Синди, когда та была больна или напугана. Она так была сосредоточена на девочке, что не слышала, как открылась дверь.
— Давай, милая, ты же знаешь, мне нужна твоя помощь. Ты должна спеть свою партию, или я буду звучать глупо. Ты знаешь, как я это ненавижу, — начав песню снова, она подошла к месту, где должна петь Тори, когда губы Тори начали шевелиться, голос Кассандры подхватил. Когда она продолжила петь, Тори прошептала, срою роль, закончив, а затем открыла глаза.
— Привет, детка, — прошептала Кассандра, сморгнув слезы.
Доктор Блайант, который вошел с Лукасом и адмиралом, быстро подошли к кровати.
— Здравствуй, юная леди, — Тори посмотрела на него растерянным взглядом.
— Тетя Кэсси?
— Все в порядке, детка, ты заболела. Доктор Блайант тебя вылечил, — она слезла с кровати, все еще держась за руку племянницы.
Тори наблюдала за Блайантом, пока не увидела Лукаса у изножья кровати. Она послала ему небольшую улыбку.
— Лукас. Ты тоже здесь?
— Я должен был навестить мою лучшую девочку, не так ли? — сказал он ей напряженным голосом, заставляя ее улыбку расти. Кассандра уступила руку Виктории, которую держала, Лукасу. Он подошел, чтобы взять ее, благодарно посмотрев на женщину.
— Тори, мне нужно украсть твою тетю всего на несколько минут, хорошо? — спросил ее Уильям.
— Ты вернешься? — страх заполнил ее глаза.
— Держу пари. Лукас останется здесь до тех пор, — голос Кассандры дрожал.
— Окей, — Тори вернула взгляд к Лукасу.
Приведя ее в кабинет Блайанта, Уильям притянул ее в свои объятия, как только дверь закрылась. Обернув руки вокруг его талии, Кассандра разразилась слезами. Прижав ее, он знал, что она наконец-то выпустила свой страх. Он видел ее мгновенную реакцию в кризисной ситуации, когда спасали Тори с огня. Но то, чему он был свидетелем здесь, — эта лежащая в основе сила, ее полная приверженность, без всякого сомнения, кому-то, кого она любит. Она отдает все, пока не сломается. Уильяму было интересно, что бы он почувствовал, если бы она заботилась таким образом и о нем.
Когда он продолжил гладить ее по спине, она успокоилась. Подняв голову, она посмотрела на него.
— Я намочила твою куртку, — ее голос охрип.
— Она высохнет, — Уильям осмотрел любимую, отмечая ее бледную кожу, красные глаза, темные круги под ними, слезы, все еще угрожающие пролиться, а ее истощенное тело слегка дрожало.
— Тебе нужно поспать. Ты не спала более сорока восьми часов.
— Я нужна Тори, — отстранившись, она вытерла оставшиеся на щеках слезы. Положив ладони на щеки, она посмотрела в обеспокоенные глаза. — Спасибо тебе.
— За что?
— Что был здесь.
— Я всегда буду рядом с тобой, — притянув ее голову, он наклонил ее назад. — Я не отпущу, — он нежно поцеловал ее губы, со вздохом Кассандра погрузилась в него, в его силу.
— Мне нужно вернуться к ней.
— Я знаю, — открыв дверь, он дал ей выйти первой. Глаза Виктории были закрыты, когда они снова вошли в комнату. Взгляд Кассандры нашел Блайанта.
— Она просто отдыхает. Все признаки указывают, что все хорошо, ей просто нужно немного еды и отдыха сейчас, — Кассандра смотрела на свою племянницу, пока слушала, кивая на рекомендации Блайанта.
— Она должна оставаться здесь?
— Я хотел бы оставить ее на ночь, чтобы убедиться, что она удержит свою еду в желудке, но после этого она сможет пойти домой, — Тори открыла глаза и посмотрела на тетю.
— Тетя Кэсси... ты ужасно выглядишь, — сказала она более сильным голосом. Кассандра приподняла бровь в ответ. Лукас старался не смеяться.
— Действительно... — она посмотрела на Лукаса.
— Да, как раз об этом… — Уильям увидел свою возможность и воспользовался ею. — Виктория, ты не против, если Кассандра уйдет ненадолго, чтобы немного поспать? Это должно ей помочь.
Нахмурившись, Кассандра посмотрела на него:
— Ты проследишь, чтобы она поспала? — потребовала Тори.
— Да.
— Но позже ты вернешься, тетя Кэсси?
— Тори, я не оставлю тебя здесь одну.
— Я останусь с ней, — прервал ее Лукас. Под тремя парами глаз, Кассандра не смогла ничего сделать, кроме как уступить. Подойдя к своей племяннице, она наклонилась, давая ей поцелуй.
— Я вернусь через некоторое время, — Тори кивнула, и Кассандра с адмиралом вышли за дверь.

* * *

Кассандра засыпала на ходу к тому времени, как они добрались до каюты Уильяма, ее крайнее истощение не дало ей заметить, куда он ее ведет, пока они не добрались.
— Почему мы здесь?
— Тут ты выспишься лучше, — он провел ее в свою личную зону.
— Но...
— Кассандра, — он бы терпелив столько, сколько мог, наблюдая, как она изматывает себя, и не в состоянии ей чем-то помочь, это разрывало его. Если было что-то, что он мог для нее сделать сейчас, то будь он проклят, если она остановит его. — Замолчи и ложись спать, — Кассандра попыталась рассердиться на него за его тон, но она просто слишком устала.
— Мы поссоримся из-за этого позже, — пробормотала она, когда свалилась на его кровать.
— Давай, детка, — Уильям придержал ее в вертикальном положении. — Давай снимем эту одежду. Так ты будешь спать лучше, — сдвинув штаны по ее узким бедрам, он понял, что ботинки все еще на ней. Нетерпеливо он их сбросил, затем закончил со штанами.
— Я бы лучше спала, если бы ты был со мной, — бормотала она. Уильям посмотрел на нее, видя, что она уже на половину уснула, когда он укрыл ее ноги одеялом.
— Позже я рассчитываю на это, — он снял с нее рубашку.
— Обещаешь? — спросила она сонным голосом, ее несфокусированные глаза пытались остаться открытыми.
— Обещаю, — Уильям подарил ей жесткий поцелуй, прежде чем укрыть ее одеялом. Она заснула до того, как поцелуй закончился. Понаблюдав за ее сном, он вернулся в свою гостиную. У него еще была работа, которую надо было сделать.

* * *

Несколько часов спустя Уильям отложил последний отчет, который получил от Куинна. Не было никакой новой информации о том, откуда взялся Ксиприн. Никто не запомнил ничего необычного на кухне. Тот, кто сделал это, смешался с толпой. Потерев глаза, Уильям направился в личную зону.
Его суженая спала в его кровати. Кто-то на его корабле хотел причинить ей вред. Но почему? Уильям обдумывал это, пока снимал с себя одежду. Забравшись в постель, он нежно притянул ее к себе. Во сне Кассандра обняла его рукой. Закрыв глаза, он позволил себе уснуть.

* * *

Проснувшись, Кассандра знала, что одна. Она поняла, что адмирал уже работает, увидев закрытую дверь. Было всего 07:30. Она слезла с кровати и направилась в ванную комнату принять душ.
В другой комнате адмирал читал перехваченное сообщение мятежников.
— «Свет будет уничтожен», — Уильям посмотрел на Куинна. — «Они начали болтать с другими».
— Да, — согласился Куинн.
Услышав, как заработал душ, он поднял гарнитуру и вызвал Хуту.
— Двадцать минут, — это было все, что он сказал.
— Мы смогли хотя бы приблизиться к тому, кто получил эту передачу? — спросил Уильям, вернув свое внимание Куинну.
— Нет.
— Ладно, скажи, чтобы продолжали стараться.
Поняв, что он свободен, Куинн встал.
— Как она, Уилл?
Уильям посмотрел на своего друга.
— Она спала как убитая. Перекус должен ей помочь.
— Она стоит всего этого, Уилл. У меня были сомнения. Но она стоит, — повернувшись, он покинул гостиную комнату. Уильям поднялся, замкнул люк, прежде чем направиться к Кассандре.
Она сидела в кресле и тянулась к ботинкам, когда он подошел к ней. Присев на корточки, он положил ей руки на колени. Он почувствовал облегчение от увиденного. Ее густые, влажные, черные волосы лежали на плечах, темные круги под глазами потускнели, цвет вернулся к ее лицу.
— Тори?
— Все еще спит, удержав свой ужин в желудке. Ты выглядишь лучше, — сказал он, смотря в проницательные голубые глаза.
— Я чувствую себя лучше, — она накрыла его руки. — Ты был прав, мне нужно было поспать.
— Теперь тебе нужно поесть, — мужчина потянул ее за руку, помогая Кассандре встать. — Хуту уже в пути, — ее желудок отозвался от этой мысли. Она улыбнулась ему.
— Да, надо поесть.
Хуту поставил поднос на стол и снял обе крышки, от запаха ее рот наполнился слюной.
— Пахнет замечательно, Хуту, спасибо, — Кассандра ему улыбнулась.
— Мэм, я просто хочу сказать, что так мне жать, что моя халатность причинила Виктории вред, — начал он.
— Хуту, — перебила его Кассандра. — Я не думаю, что это твоя ошибка. Я знаю, что ты никогда не навредил бы Тори. Это не твоя вина.
— Спасибо, мэм, — он был потрясен великодушием этой женщины.
— Так что на завтрак?
— Это loblolly и thimbleberries. Это очень полезное блюдо.
— Спасибо, Хуту, — сказал ему адмирал. Оставив их в личных комнатах адмирала, Хуту заблокировал дверь. Кассандра села и взяла ложку, чтобы попробовать первый кусок.
— На вкус как овсянка.
— Я рад, что ты хоть так частичку прежнего дома вспомнишь, — сказал ей Уильям, когда начал есть свою порцию, наслаждаясь видом того, как она ест. Она не ответила, пока не закончила.
— Снова ты прав, мне это было нужно, — она сидела, наблюдая за ним. Уильям закончил и откинулся назад, он мог сказать, что у нее что-то было на уме.
— Что? — подняв тарелки, она поставила их на поднос, собираясь с мыслями.
— Прошлым вечером, до того как Виктория заболела, мы говорили о ее похищении.
— Она вспомнила что-нибудь еще?
— Нет. Но потом, возможно, сможет, — Уильям ждал. — Виктория очень умная девочка. Она может читать, писать и говорить на девяти языках, ну, земных языках.
— На скольких говоришь ты? — спросил он.
— Что? — отвлеклась Кассандра. — Ох, на двадцати двух, — Уильям приподнял бровь.
— Но суть в том, что Тори быстро изучает языки, и она может изучить язык мятежников, — Уильям бросил ей серьезный взгляд.
— Это сложный язык.
— Пожалуй, она сможет с этим справиться, — она махнула рукой, опровергая трудности. — Проблема в том, как вы учите его? Есть ли на «Возмездие» какое-то учебное пособие? Что-нибудь?
— У нас есть программа, по которой учат его. Почему она этого хочет?
— В своих кошмарах она слышит голоса. Она знает, что они говорят о ней. Если она овладеет их языком, то поймет, о чем идет речь. Она будет знать, что не беспомощна, а они даже не подозревают и не задумываются, что Тори сможет понять их. Это знание может пролить свет на то, почему ее забрали. Она должна знать, — он встал и подошел к ней.
— Когда вы хотите начать?
— Как только мы сможем получить программу, это даст ей занятие, пока она восстановится. Это будет держать ее ум занятым.
— И ты собираешься учить язык вместе с ней? — он остановился перед ней.
— Да.
— Я закажу программу, передам ее по центру связи в вашу каюту, — она обняла его за талию, подарив ему благодарные объятия.
— Спасибо тебе, — Уильям положил палец на ее подбородок и поднял ее лицо вверх.
— Ты еще не целовала меня сегодня, — когда он наклонился, Кассандра поднялась на носочки, чтобы встретить его на полпути. Поцелуй, который начался мягким, становился все более требовательным, прежде чем Уильям, наконец, разорвал его, оставив ее запыхавшейся.
— Я пойду с тобой, чтобы убедиться, что с Тори все хорошо, — он повел ее к люку. Кассандра кивнула.
— Мне нужно зайти в нашу каюту, чтобы сменить одежду.

* * *

В медчасти они нашли Викторию и Лукаса, которые заканчивали свой первый прием пищи.
— Ты выглядишь лучше, тетя Кэсси, — сказала ей Тори, когда они вошли.
— Как и ты, — ответила она, приближаясь к кровати и с облегчением отмечая румянец на щеках маленькой девочки, ее яркие глаза. Лукас с другой стороны выглядел немного потрепанным.
— Ты хорошо спала? — спросила Кассандра.
— Да, конечно.
В комнату вошел Блайант.
— Как ты себя чувствуешь, юная леди?
— Хорошо, я могу пойти домой? — Блайант проверил ее несколькими аппаратами, отключил их.
— Не чувствуешь тошноту? — спросил он Викторию.
— Нет.
— Тогда я не понимаю, почему бы тебе не вернуться в свою каюту. При условии, что тебе будет лучше соблюдать послетьный режим и отдыхать побольше в течение следующих трех или четырех дней, — он посмотрел на Кассандру. — Если у нее начнется тошнота, сразу веди ее сюда.
— Поняла.
— Три или четыре дня! — воскликнула Виктория. — Это же вечность! — Кассандра и Блайант обменялись улыбками, девочка явно идет на поправку.
— Хорошо, давай оденемся, а потом мы уйдем отсюда, — Кассандра подошла к кровати, и трое мужчин покинули палату.

* * *

— Как прошла ночь на самом деле? — спросил Уильям у Лукаса.
— Она хорошо спала, но это кресло отвратительно. Я не знаю, как Кэсси выдержавала сидеть в нем!
— Иди поспи.
— Мне нужно, чтобы Тори переселилась вновь, — Уильям кинул на него жесткий взгляд.
— Кассандра и я разберемся с этим, — Лукас понял, что пересек границы.
— Скажи ей, что я зайду позже навестить ее.
— Дай им несколько дней, пока все уладится, — вздохнув, Лукас кивнул и направился к своей каюте.

* * *

— Итак, ты готова идти? — спросила Кассандра, смотря на Тори.
— Да.
— Тогда пошли, — она протянула руки.
— Тетя Кэсси, я не ребенок, я могу ходить.
— Я знаю, что можешь, но ты болела. Путь в нашу комнату не близкий.
— Так вот куда мы направляемся?
— А куда еще? — спросила она, запутавшись.
— К адмиралу.
— Тори...
— Я не маленькая, тетя Кэсси. Он твоя родственная душа. Ты любишь его. Вы должны быть вместе, как мама и папа. Ты нужна ему, — Кассандра не знала, что сказать.
— Если бы это была я, ты бы не удержала меня от Лукаса.
— Это мое решение. Мы идем в нашу каюту.
— Но ты любишь адмирала, верно?
— Да, Тори, люблю. Теперь давай вытащим тебя отсюда, — спрыгнув с кровати, она взяла Кассандру за руку и вышла за дверь. Адмирал их ждал.
— Готовы идти? — он посмотрел на одну, потом на другую.
— Да, — ответила Тори.
— Мы идем пешком в нашу каюту, — проинформировали его.
— В самом деле? — это все, что он сказал, когда повернулся и вышел с ними из медкабинета.
— Где Лукас? — спросила Тори у адмирала.
— Ему нужно поспать перед следующим патрулем. Он передал, что зайдет повидать тебя позже.
— О, — Кассандра посмотрела на Уильяма и поняла, что он тоже осознавал ситуацию. Прогулка от медчасти до их каюты не такая уж длинная, но для маленькой девочки, которая только восстанавливается, казалась такой.
— Тори.
— Я в порядке, — когда они, наконец, достигли своей комнаты, Тори направилась прямо к кровати.
— Черт! — прошептала Кассандра. — Я должна была заставить ее и взять на руки.
— Я считаю, что у нее слишком много от тетушки, чтобы это позволить, — положив руку ей на шею, он наклонил ее голову, притягивая ближе. — Я найду и пришлю программу, так что ты сможешь занять ее, — она сверкнула благородной улыбкой.
— Ты будешь спать, когда она уснет, — приказал он ей тихо, — или я переведу вас обеих в свою каюту. Не спорь со мной, Кассандра! — приказал он, когда она открыла рот для возвражений. — Ты знаешь, что я прав! Хуту будет обеспечивать вас едой, позвонишь ему, когда захотите поесть. Если она справится, приходи ко мне сегодня вечером, — он остановился. — Остальное Хуту знает, — притянув ближе, он страстно ее поцеловал.
— Заблокируй дверь, — сказал он, когда вышел. Кассандра замкнула дверь, затем вытянулась рядом с Тори на кровати, притягивая ее ближе к себе.
Взойдя на мостик, адмирал подошел к своей консоли и отправил программу обучения языка мятежников в каюту Кассандры. Закончив, он повернулся к Куинну.
— Что у нас на повестке дня?

Глава 5

Кассандра проснулась и поняла, что Тори уже не спит и сидела на диване.
— Тетя Кэсси?
— Да? — она вылезла из постели.
— Чем мне заниматься целых четыре дня? — Кассандра улыбнулась и потерла лицо.
— Ну, полагаю, я могла бы заставить тебя мыть полы!
— Тетя Кэсси! Я серьезно! Я умру от скуки! — эти слова напомнили, как близко ее племянница подошла к смерти, и стерли улыбку с лица Кассандры.
— Тори, ты помнишь, о чем мы говорили до того, как ты заболела? На счет изучения языка мятежников?
— Да, — Тори с возбуждением наклонилась вперед.
— Я поговорила с адмиралом. Он думает, что это хорошая идея. Поэтому он собирался отправить программу по обучению нам на консоль, так что ты можешь изучать его, пока выздоравливаешь.
— Правда? — Тори любила изучать разные языки.
— Да, — подойдя к коммцентру, Кассандра увидела, что там уже что-то было от адмирала, она улыбнулась Тори.
— Похоже, она уже здесь. Готова приступить к работе и надрать мятежникам задницы?
— Да!
Через несколько часов их перервал звонок.
— Да? — спросила Кассандра, отвлекаясь.
— Мэм, это Хуту. Вы готовы к обеду? — Кассандра посмотрела на часы и поняла, что пришло время накормить Тори.
— Да, Хуту. Прости, что не позвонила раньше.
— Нет проблем, мэм, я принесу все прямо сейчас, — отпустив гарнитуру, Кассандра посмотрела на Тори.
— Тори?
— Да? — ответила девочка так же рассеянно, как и Кассандра.
— Хуту несет нам обед. Но тебе нужно кое-что узнать.
— Что? — ее глаза отодвинулись от экрана.
— Когда ты заболела прошлым вечером, это было из-за соуса, в который ты окунула свой наггетс.
— Из-за соуса мне стало плохо? — Тори выглядела ошеломленной.
— Да, — Кассандра не собиралась говорить ей, что кто-то пытался ее убить. — Хуту винит себя.
— Почему? Это не его вина. Он не сделал это специально.
— Нет, он этого не делал. Ты можешь дать ему знать, что не думаешь, что это его вина.
— Ладно, — Тори вскочила на стук в дверь. Открыв ее, она впустила Хуту.
— Привет, Хуту! — улыбнулась ему Тори.
— Привет, малышка.
— Это наггетсы?
— Не сегодня, доктор Блайант сказал, что ты должна кушать суп. Итак... — он снял крышку, демонстрируя «суп с фрикадельками», Тори захихикала, затем он снял крышку с порции Кассандры.
Кассандра наблюдала, как быстро он проверил тарелки, чтобы убедиться, что нет никаких «дополнений».
— Выглядит аппетитно, Хуту, спасибо.
— Да, спасибо, Хуту, — Тори подошла к большому человеку и подергала его штанину, показывая, чтобы тот нагнулся к ней. Хуту посмотрел на Кассандру, а затем присел, чтобы его глаза были на одном уровне с Викторией. Положив свои маленькие ладошки на его щеки, она посмотрела ему в глаза.
— Я знаю, что не из-за тебя я заболела. Так что перестань винить себя, — она быстро поцеловала его в щеку, а затем вернулась к еде. Медленно поднявшись, Хуту обнаружил, что не мог вымолвить ни слова, он кивнул Кассандре, повернулся и ушел.
После еды глаза Тори начались слезиться.
— Эй, малышка, почему бы тебе не прилечь здесь на диване и немного отдохнуть?
— Тетя Кэсси, я не ребенок. Мне не нужно спать днем, — сказала она раздраженно.
— Я не говорю, что ты ребенок. Но ты болела, и твоему организму нужен дополнительный отдых. Если ты хочешь вернуться в класс, тебе нужно отдыхать, — Кассандра схватила подушку и одеяло с кровати.
— Но мятежники... — Тори запротестовала.
— Все будет здесь, когда ты проснешься, — она уронила подушку на диван. — Давай, клади на нее голову, — когда Тори легла, Кассандра накрыла ее. Покрасневшими и слезящимися глазами девочка посмотрела на нее, и Кассандра встревожилась.
— Дорогая, что случилось? У тебя болит живот? — страх сжал ее сердце.
— Нет, — прошептала она, тогда как слезы продолжили катиться по щекам.
— Что тогда? — уговаривала Кассандра.
— Я скучаю по мамочке и папочке, — прошептала она, пока слезы тихо капали на подушку.
— Ох, детка, — Кассандра притянула ее в свои руки и начала укачивать. — Как и я.
— Мне жать, что я не такая храбрая, — шептала Тори.
— Что?
— Храбрая, как ты.
— Тори... — горло Кассандры сжалось.
— Лукас и адмирал тоже храбрые, — Кассандре пришлось закрыть глаза.
— Милая, ты очень храбрая, — она посмотрела в залитые зеленые глаза Тори. — Ты такая и есть. Кто выпрыгнул из того пожара? Кто забрался в «Спасателя»? Ты столкнулась с Сияющим Человеком, а теперь изучаешь странный язык, чтобы его остановить. Ты самая храбрая маленькая девочка, которую я знаю!
— Но я все еще скучаю по маме, папе и дедушке, — сказала она шепотом, и из глаз Кассандры полились слезы.
— И я тоже. Мы будем скучать по ним всегда, детка. Вот что бывает, когда мы кого-то любим. Когда их нет, ты скучаешь по ним.
— Но мне больно, тетя Кэсси, в самом сердце.
Притянув ее ближе, Кассандра позволила слезам скатываться. То, что она не позволяла Тори видеть. Это было ошибкой. Сколько их еще она сделает?
— Мне тоже больно, детка. Я тоже скучаю по ним, — Тори обняла ее руками. Когда они расплакались, то нашли утешение друг у друга.
— Тори, — Кассандра немного отстранилась, не беспокоясь, чтобы вытереть глаза, Тори должна их видеть. — Мы всегда будем скучать по ним. Мы любим их. Они любили нас. Но мы должны помнить все хорошие времена, что у нас были вместе. Мы были семьей. Они бы хотели, чтобы мы продолжали жить, чтобы мы были счастливы. Это то, что ты бы хотела для них, не так ли?
— Да, — прошептала девочка.
— Поэтому мы их помним. Мы будем вспоминать о них все хорошее. Но мы будем помнить. Просто быть живой Тори, это храбро.
— Но Лукас и адмирал, они сражаются с мятежниками… — упорствовала Тори.
— Как и ты, ты изучаешь их язык, чтобы мы могли узнать, что они будут делать. Это сражение. Адмирал говорил, что это сложный язык. Есть много видов храбрости, Виктория, — сообщила ей Кассандра.
— Правда?
— Правда. Теперь, почему бы тебе не отложить все остальное на потом? — она уложила ее на спину на диван.
— Хорошо, — истощенная, Виктория заснула в мгновение ока.
Позже, изучая программу обучения языку мятежников на коммцентре, Кассандра услышала сигнал. Оглянувшись, чтобы убедиться, что Тори не проснулась, она подняла гарнитуру, чтобы ответить.
— Чемберлен, — ответила тихим голосом.
— Она спит? — спросил Уильям на другом конце, и теплое чувство наполнило Кассандру.
— Да, заснула после обеда.
Уильям посмотрел на часы. Сейчас было 15:30.
— С ней все хорошо?
— У нас были взлеты и падения. Но она будет в порядке, — голос Кассандры был твердым.
— Что случилось?
— Я облажалась, — ответила она раньше, чем успела подумать. Посмотрев на диван, она поняла, что Тори начала просыпаться. — Послушай, Уильям, она просыпается, мне нужно идти. Все уже улажено, — отключившись, она повернулась к Тори.

* * *

Сняв гарнитуру, Уильям смотрел на нее. Что за женщина? Ведь понятно, что что-то случилось, и это ее расстроило. Он слышал это в ее голосе. Но она не попросит о помощи его, своего партнера по жизни. Нет, она сказала, что справилась с этим, и повесила трубку. Отбросив гарнитуру, он встал.
Куинн с беспокойством наблюдал за ним. Но им обоим была не видна Фалько, выглядывавшая из-за навигационной станции.
— Фалько, как долго мы будем добираться до Родхэма? Фалько! — потребовал адмирал, проявив свой нрав.
— Сэр, на текущей скорости чуть больше пяти дней, — ответила она. Адмирала это не обрадовало.
— Куинн, как на «Страже» продвигается ремонт? Мы можем увеличить скорость? — он подошел изучить карту.
— Нет, сэр. Мы провели все ремонтные работы, которые смогли сделать во время движения. Это максимальная скорость двигателей, пока мы не доберемся до Родхэма для более обширного ремонта.
— Им сообщили, поэтому они готовы к этому. Я хочу, чтобы они ускорились с ремонтом. Нам нужно вернуть корабль в строй.
— Да, адмирал, они получили копии отчетов обо всех повреждениях. Говорят, за два дня будут готовы.
— Ладно. Мы разместим флот на два дня в Родхэме.
— Я сообщу медикам, что им нужно будет запастись соком Оллали, — пошутил Куинн, пропустив отсутствующий вид адмирала.
— Адмирал, я получил для вас сообщение из Кариниана, — сказал ему дежурный специалист по коммуникациям. Адмирал подошел к столу и поднял гарнитуру.

* * *

— Эй, ты хорошо отдохнула? — Кассандра подошла к дивану.
— Довольно неплохо, — пробормотала Тори, наклоняясь к Кассандре, чтобы та погладила ее, затем легла обратно на диван, дав себе время окончательно проснуться.
Через пару минут Тори подняла голову.
— Можно мне попить?
— Конечно, подожди, я принесу тебе воды, — наполнив стакан, она вернулась, и Тори залпом все выпила.
— Ты в порядке? Хочешь поговорить?
— Я в порядке. Я хочу побольше поработать над программой, — ее глаза заблестели.
— Хорошо, но ты не будешь с этим спешить, ладно?
— Тетя Кэсси...
— Я имею в виду именно это, юная леди.
— Хорошо, хорошо, — вместе они вернулись к консоли.
Несколько часов спустя Кассандра откинулась назад от консоли и размяла шею. Взглянув на часы, она поняла, что уже 17:45.
— Тори, пора остановиться.
— Что? Еще немного, — попросила она.
— Тори, нам нужно дать мозгу отдохнуть, чтобы все усвоилось, — Кассандра подняла палец. — Ты знаешь, что я права. Мы сможем продолжить завтра.
— Но я хочу сделать все сегодня, — потребовала она.
— Ну, это будет хорошее испытание твоей выдержки, но я гарантирую, что завтра ты будешь все переучивать, так как в голове будет одна каша. Так что отметь, где мы остановились, и выключай ее.
— Ладно, но что мы будем делать остаток вечера?
— Ну, адмирал пригласил нас на ужин в свою каюту. Ты готова к этому? Или предпочитаешь остаться здесь? — Тори посмотрела на нее, а затем отвернулась.
— Что?
— Ничего.
— Виктория Линн. Что?
— Просто, что если что-то плохое случится снова?
— Ты имеешь в виду, что снова заболеешь? Этого больше не повториться.
— А другое?
— Твоя рука? — Тори кивнула. — Но это было необходимо. Мы нашли нить и вытащили ее, теперь ты в безопасности.
— Да, понимаю, я не думала об этом, — Виктория озадачено смотрела, как ее тетя ушла в ванную. Вернувшись, Кассандра присела перед ней и раскрыла руку, позволив увидеть, что в ней, а затем надела цепочку ей на шею. Прикоснувшись к ней, Виктория посмотрела на Кассандру.
— Это твое счастливое кольцо, — сказала она, и Тори широко распахнула глаза. — Всегда носи его с собой, — Кассандра улыбнулась ей.
— Правда? — в ее зеленых глазах была надежда.
— Правда. Так каков твой выбор, здесь или у адмирала? — Тори окинула взглядом их каюту, было бы неплохо выйти ненадолго. И у адмирала больше места и уютнее. И есть шанс, что Лукас будет там.
— Идем к адмиралу, — улыбнулась Тори своей тете.
— Ты уверена, что сможешь идти так далеко?
— Да.
— Хорошо, иди расчеши волосы, и тогда мы пойдем.
— Ладно.

* * *

Уильям не мог поверить, что был таким безответственным. Как какой-то кадет со своей первой девушкой. Контрацепция на Кариниане — это ответственность мужчины. Сок Оллели вызывает бесплодность мужчины на двадцать четыре часа, и эффект проходит через сутки. Как он мог забыть? Кассандра уже могла зачать.
Уильям заколебался: действительно ли это так плохо? Мысль о том, что она носит его ребенка, взволновала его. Это удивительно сильное желание захватило его полностью. Зайдя в свою каюту и заблокировав дверь, он услышал смех и последовал в свою личную зону. Он зашел и увидел Кассандру на полу, щекочущую свою племянницу.
— Привет, адмирал! — захихикала Виктория, увидев его первой.
Кассандра повернула лицо, полное озорства, в его сторону, эти прекрасные голубые глаза сверкали.
— Привет, адмирал, — сымитировала она голос своей племянницы, но затем увидела серьезное выражение его глаз, прежде чем оно исчезло.
— Похоже, ты чувствуешь себя лучше, — он заставил себя улыбнуться Виктории.
— Да, — Тори встала с пола. Уильям подошел и помог Кассандре, притянув ее ближе. Могла ли она уже носить его ребенка? Пока он задавал себе этот вопрос, она подняла бровь на его серьезный вид, и ее улыбка потускнела. Он наклонился и нежно поцеловал ее.
— Привет.
Кассандра положила ладонь на его щеку.
— Что случилось?
— Ничего плохого, просто рад вас видеть, вас обоих, — он повернулся с улыбкой к Тори. — Я не был уверен, как ты справишься.
— Я в порядке, — тут ей в голову пришла какая-то мысль, и она сказала: — Действительно хорошо, — с блеском в глазах она подошла, чтобы сжать его руку. — Может быть, вы могли бы приказать тете Кэсси, чтобы я могла вернуться завтра в класс? — Уильям наблюдал за глазами маленькой девочки, когда к ней пришла эта идея. Похоже, их пришло несколько.
— Виктория Линн! Ты никуда не пойдешь завтра!
— Но он же адмирал. Он может приказывать окружающим. Не так ли? — спросила Тори, все еще удерживая его за руку.
— Ну, давай посмотрим, — Уильям задавался вопросом, как он собирается выйти из этого щекотливого положения. — Нет. Да. Пойду посмотрю, где Хуту.
— Что? — Тори посмотрела на свою тетю, когда адмирал поспешно отступил в свою гостиную комнату.
— Нет, он не прикажет. Да, он может приказывать окружающим. И ты только что стала свидетелем того, что, как и любой другой мужчина, адмирал не хочет быть посреди ссоры между двумя женщинами.
— Ох, — Тори посмотрела на дверь. — Но он вернется?
— Ну, в конце концов. Пока не пришел Хуту, пойду проверю, все ли в порядке.
— Конечно.
Войдя в гостиную, она нашла Уильяма, откинувшегося на спинку стула.
— Мы, вроде как, выгнали тебя с твоей спальни, адмирал, — Уильям наблюдал, как она пересекла комнату, направляясь к нему. У него снова был серьезный взгляд.
— Что случилось? Я чего-то не знаю? — Уильям постоянно поражался интуицией своей спутницы жизни. Притянув ее к себе на колени, он поцеловал Кассандру.
— Ничего плохого, просто нам нужно кое-что обсудить, — сигнал у люка прервал его. — Но не сейчас, — разблокировав его, он открыл Хуту.
— Как продвигается ваш язык мятежников? — спросил Уильям, когда они сели, чтобы поесть. Тори послала ему хмурую гримасу.
— Все в порядке, но было бы лучше, если бы тетя Кэсси не продвигалась так медленно, — пожаловалась она.
— Это сложный язык, Тори, не чувствуй себя плохо, если вы не продвинулись очень далеко сегодня.
— Да, мы прошли только треть пути, — Тори откусила кусочек мяса.
Уильям посмотрел на Кассандру.
— Треть программы!?!
— Я знаю! — согласилась Виктория. — Если бы тетя Кэсси не заставила нас идти так медленно, мы могли бы продвинуться дальше.
— Так мы запомним лучше, если будем брать информацию небольшими кусками. Ты знаешь, что я права, — Кассандра не дала возможности Тори с ней спорить.
— Третья часть всей программы, я правильно понял? — уточнил Уильям у Кассандры.
— Да, — не уверенно ответила она.
— Вы двое прошли треть программы за...
— Я не знаю, за пять, шесть часов? Разве ты не сказала, Тори?
— Да, медленно! — Тори посмотрела на Кассандру. — Надеюсь, я смогу позаниматься еще немного, когда закончу ужинать.
— Нет, но если хочешь, то можешь пройтись в повторении того, что мы уже выучили сегодня.
Тори стрельнула в нее разочарованным взглядом.
— Ладно.
Уильям пытался понять, не шутят ли они с ним. Он знал, что Кассандра была умной и что Виктория была очень умной для своего возраста, но это...
— Так насколько вы двое умны? — две пары глаз повернулись к нему.
— Я думаю, все зависит от ваших методов измерения.
— Тетя Кэсси — самый умный человек на планете! — гордо воскликнула Тори.
— Виктория!
— Что? Это то, что всегда говорила прабабушка. Она сказала, что ты самый яркий свет!
— Она была немного предвзятой, — сообщила ей Кассандра.
— Но ты получила премию Магеллана! — напомнила Тори.
— Виктория, хватит! Пожалуйста, — услышав напряжение в голосе тети, Тори остановилась.
— Я сыта. Я могу пойти и позаниматься?
Кассандра посмотрела на ее почти пустую тарелку.
— Уверена? — Тори кивнула. — Хорошо, но не долго, — когда Тори обошла вокруг стола, Кассандра притянула ее в свои объятия. — Я люблю тебя, Виктория Линн, никогда в этом не сомневайся.
Тори улыбнулась ей:
— Я этого не делаю, — она пересела на диван.

* * *

У Уильяма кружилась голова, когда он пытался уследить за этим разговором. Обычно для исключительно умного каринианца требовалось шесть месяцев, может год, чтобы пройти программу, которую он дал Кассандре. Как они сделали это так быстро? Виктория сказала «самый яркий свет». И мятежники ищут свет. И что это за премия Магеллана, что Кассандра не хотела говорить о ней? Она сказала, что облажалась сегодня. Что это значило?
— Извини, — Кассандра вернула свое внимание к нему. — Не совсем тот разговор за ужином, которой ты ожидал, когда пригласил нас, — он повернулся в кресле, чтобы посмотреть на нее.
— Это не имеет значения, пока ты здесь. Ешь, — он указал на ее почти полную тарелку. Как только они оба закончили, Уильям поднял все три тарелки, забрал на поднос и унес в гостиную комнату, в то время как Кассандра проверила Викторию.

* * *

— Ну как дела?
— Не так уж плохо, — Тори посмотрела на тетю. — Ты была права. Мне нужно выучить это лучше, прежде чем мы продолжим.
— Тогда ты пока учи это, а завтра мы посмотрим дальше. Окей?
— Окей. Ты собираешься поговорить с адмиралом?
— Зачем?
— Думаю, у него появилось несколько вопросов, — Кассандра посмотрела на дверь.
— Уверена, что да.
— Мне очень жаль.
— Почему, конфетка?
— Я спорила с тобой.
— О, пожалуйста, все семьи спорят. Разве мы с твоим отцом не спорили все время?
— Да, — Тори улыбнулась, вспоминая. — Ты всегда побеждала. И пользовалась этим, чтобы сводить его с ума! — Кассандра улыбнулась племяннице.
— Я побеждала не всегда. Твой отец был еще тот жесткий сухарь.
— Да, так и было, — Тори вернулась к своей программе. После быстрого поцелуя в макушку, Кассандра отправилась на поиски Уильяма.

* * *

Он стоял перед картиной трех солнц, когда Кассандра закрыла соединяющую дверь. Она не думала, что этот разговор мог быть для ушей Тори. Повернувшись, когда услышал, как закрылась дверь, Уильям приподнял бровь.
— Ты сказал, что нам нужно поговорить, — когда она подошла, он притянул ее к себе и почувствовал, как ее руки обвились вокруг него.
— Что ты натворила?
— Что? — Уильям приподнял ее лицо за подбородок пальцем, чтобы она посмотрела на него.
— Когда я позвонил, ты была расстроена. Ты думала, что облажалась, что случилось?
— Я просто должна была понять, учитывая все произошедшее, что Тори нужно больше внимания.
— Я не уверен, что это возможно. Кассандра, ты отдаешь ей все. Ты думаешь обо всем, что ей нужно, даже больше, чем она сама. Что ты не сделала?
— Я не показала ей, что скучаю по ее родителям, что я скучаю по отцу. Я была чертовски занята, пытаясь быть сильной и храброй для нее, я не дала ей понять, что это нормально, плакать и скучать по ним. Я должна была быть умнее! — положив руки ему на грудь, она пыталась оттолкнуть его. Схватив ее за плечи, он встряхнул ее.
— Остановись! — он не позволит ей сделать это с собой. — Ты ничего не испортила! Ты не можешь думать обо всем все время!
— Почему нет?!? — потребовала она. — Ей нужно, чтобы я это делала! Боже, она просто маленькая девочка! Она не должна проходить через что-то подобное! Потерять всех, кого она любит!
— Она этого не сделала! У нее есть ты! — Уильям ослабил хватку и взял ее за руки. — Вы не должны проходить через это! Но проходите! Дай себе перерыв, ты тоже потеряла их! — глаза, которые его встретили, разбивали его сердце.
— Как сделать все правильно для нее? — прошептала Кассандра.
— Ты не можешь, — он должен использовать правду, чтобы достучаться до нее. — Ты не сможешь вернуть ее родителей, Кассандра. Ты не сможешь вернуть ей Землю. Все, что ты можешь сделать для нее, это быть здесь для нее, пока она приспосабливается к миру, в котором она сейчас. Это то, что получалось у тебя чертовски хорошо, — он прислонился к ее лбу, когда закончил. — Я здесь. Ты не должна делать это в одиночку. Держись за меня. Я не отпущу тебя. Что я могу сделать? — Кассандра вернула свои руки обратно на его талию, обняв его.
— Ты уже делаешь, — откинувшись назад, она посмотрела на него грустными глазами, — она думала, что если будет плакать, это будет значить, что она не храбрая. Храбрая, как я, потому что я никогда не позволяла ей видеть, как я плачу. Храбрая, как ты и Лукас, потому что вы боретесь с мятежниками. Думала, что если она скучала по моему отцу, ее родителям, то она подводила нас.
Горло Уильяма перехватило при мысли, что в каких-то девять циклов она должна была быть такой сильной. Не зная, что ответить, он наклонился, чтобы поцеловать ее.
— Мы что-нибудь придумаем, вместе, потому что мы вместе, Кассандра, никогда не сомневайся.
— Я работаю над этим, — ответила она. Серьезный взгляд Уильяма напомнил ей, что у него что-то было на уме раньше. — Так что мне нужно знать?
— Что?
— Это не тот разговор, который ты имел в виду, когда пришел сегодня вечером. Ты хотел мне что-то сказать. Что? — дверь, что соединяла комнаты, открылась, прежде чем Уильям смог ответить.
— Тетя Кэсси? — он позволил ей выскользнуть из его рук.
— Эй, что-то случилось?
— Я устала, — Кассандра посмотрела на Уильяма.
— Ну, тогда я считаю, что пришло время отвести тебя домой в постель.
— Хорошо, я уже сделала свою работу.
— Ничего себе, что если я не отвечу тем же? — это вызвало у Виктории усталую усмешку. Уильям подошел и присел рядом.
— Не возражаешь, если я отнесу тебя в вашу каюту? — он не мог назвать это их домом. Тори кивнула и доверчиво дала взять себя на руки.
— Я пойду и возьму ее вещи.
К тому времени, как они прибыли в каюту, девочка крепко уснула. Уильям положил ее в кровать, пока Кассандра закрывала дверь. Сняв обувь, она укрыла ее и приглушила свет. Повернувшись к Уильяму, Кассандра взяла его за руку и подвела к дивану.
— Итак, адмирал, что мне нужно знать?
Уильям не успел решить, как рассказать ей. Должна ли это быть откровенная правда, что он был безответственным? Сможет ли она когда-нибудь снова ему доверять? Будет ли расстроена?
— Уильям? — начала нервничать Кассандра.
— Я рассказывал тебе когда-нибудь о Салише? — его голос был достаточно тихим, чтобы не разбудить Викторию.
— О твоей жене? — вопрос Кассандру застал врасплох.
— Бывшая жена, — исправил он.
— Есть разница?
— Безусловно! Мы заключили наш союз за десять циклов до того, как ее убили.
— О.
— Я никогда не говорил об этом, Кассандра. Никто об этом не знает, ни мои сыновья, ни даже Куинн.
— Уильям, ты не должен мне это рассказывать.
— Ты моя спутница жизни, ты имеешь право знать, почему у меня бы союз с другой, — не зная, что на это ответить, она молчала.
— Мы познакомились, когда я был в Аннаме, на Кариниане. Ее отец владел ресторанчиком рядом с базой. Мне было двадцать пять, и я был чертовски самовлюбленным. Я только сошел с моего первого трех цикального тура и думал, что непобедим. Ей было двадцать четыре, и она была самым прекрасным созданием, что я когда-либо видел. Каждый мужчина ее хотел. Я не был исключением, — Уильям погрузился в прошлое и не замечал, как реагировала Кассандра.
— Мы были вместе, когда я был не на дежурстве. Через месяц она сказала мне, что забеременела. Она открестилась от моего заявления, что я принимал сок Оллели. Мы соединились в течение недели. Тогда мне пришлось уехать на шесть недель. Когда я вернулся, то не беспокоился о соке Оллели, так как она уже зачала. Пять недель спустя, она сказала мне, что беременна, — от шокированного вздоха Кассандры, он, наконец, посмотрел на нее, заметив напряженный взгляд и неподвижное тело.
— Она солгала тебе.
— Я сам позволил себе лгать. Есть разница. Я знал, что был на соке Оллели, но не задавал ей вопросов. К тому времени, как она созналась, она зачала Лукаса, и это не имело значения. У нее все еще был мой ребенок.
— Таким образом, ты остался.
— Да.
— Я так понимаю, что этот сок Оллели — это какой-то тип контроля над рождаемостью?
— Контроль над рождаемостью?
— Приняв его, ты не можешь сделать женщину беременной.
— Да, это ответственность мужчины.
— Действительно? На Земле это была в основном обязанность женщины, так как это она беременела... зачала.
— Где тогда находятся мужчины?
— Там, если хотят быть с ними.
— Не похоже на наших мужчин.
— В чем-то ты прав. Но это тело женщины. Она сама имеет право решать, что происходит у нее внутри, — Уильям посмотрел на нее.
— Вот во что ты веришь?
— Да. Вы можете контролировать ваши тела соком Оллели. Почему женщина не имеет права делать то же самое? — Уильям просто смотрел на нее, а затем продолжил.
— Вскоре после Лукаса у нас появился Кайл. Салиш осталась с ребятами на Кариниане. Она хотела оставаться рядом со своей семьей.
— Они не ездили с тобой в тур?
— Нет, — бросив взгляд на кровать, он убедился, что Виктория все еще спала.
— После одного продленного тура я вернулся домой и обнаружил, что от нашего союза ничего не осталось, кроме наших сыновей. Поэтому мы пришли к его завершению.
— Я сожалею, Уильям, — это поразило его.
— Почему ты сожалеешь?
— Потому, что тебе все еще больно, — она наклонилась, чтобы положить руку на его щеку. — Ты думаешь, что потерпел неудачу. Тебе не нравится проигрывать. Но ты не делал этого, она солгала тебе, но ты поступил благородно. Ты не потерпел неудачу.
— Большинство спутников жизни не видят это таким образом.
— Я не из того большинства спутников жизни, — она послала ему небольшую улыбку. — То, что она сделала, было неправильно. Но я понимаю, что если бы она не втянула тебя в этот союз, у тебя никогда бы не было Лукаса. Если бы у тебя не было Лукаса, он не разбился бы на Земле. Если бы он не разбился, ты бы не пришел спасти Викторию и меня. Если бы ты этого не сделал, я не нашла бы тебя. Поэтому, хоть я и думаю, что то, что она сделала, абсолютно неправильно, я благодарна ей, — Кассандра наклонилась, чтобы закончить свою маленькую речь нежным поцелуем. Ошеломленный Уильям притянул ее ближе.
— Так почему ты хотел, чтобы я это знала? — откинувшись назад, она смотрела на него. Сделав глубокий вдох, Уильям приготовился сказать ей, когда ее центр связи просигналил.

* * *

Разорвав объятия, Кассандра двинулась, чтобы отключить сигнал, прежде чем он разбудит Викторию. Взяв гарнитуру, она ответила.
— Чемберлен. Минутку, это тебя, Куинн, — она передала ему гарнитуру и отошла.
— Зафар, — он наблюдал за Кассандрой. — Я буду прямо сейчас. Мне надо идти.
— Я уже поняла, — она провела его к люку.
— Кассандра, мы должны закончить этот разговор. Есть вещи, которые тебе нужно понять.
— Но не сейчас, теперь ты должен быть адмиралом. Поговорим позже, — она открыла люк и заблокировала его, когда он ушел.
Уильям был на полпути вниз по коридору, прежде чем понял, что не поцеловал ее на прощанье.

* * *

Отвернувшись от двери, Кассандра прикрыла глаза, ее разум мчался со скоростью света. Что на самом деле произошло? Почему Уильям хотел, чтобы она знала о Салише? Рассказал просто так? Или есть что-то еще? Он благородный человек, она всегда знала это. Это только ему в плюс. Не в состоянии прийти к удовлетворительному выводу, Кассандра переоделась и вытянулась рядом с Тори. Завтра наступит очень быстро. Может тогда она найдет ответы.

Во время завтрака Кассандра ответила на вызов по коммцентру, на другом конце была Жавьера.
— Как у вас дела?
— Довольно хорошо, мы только заканчиваем первой прием пищи.
— Амина умоляла меня позвонить, чтобы узнать, можно ли посетить Викторию сегодня днем, — Кассандра посмотрела на Тори.
— Думаю, это было бы отлично. От скуки, Тори уже начинает лезть на стены.
— Отлично! Тогда до встречи. Увидимся около 15:00.
Кассандра обратилась к Тори.
— Похоже, у нас сегодня будет компания.
— Ура!
— Поэтому мы некоторое время будем заниматься, а затем после обеда посмотрим, как ты себя будешь чувствовать.
— Тетя Кэсси, я в порядке.
— Посмотрим. Идет?
— Да.
— Тогда давай начнем.
Прежде чем они закончили учиться, Хуту был у двери со второй едой. После того, как они поели, Кассандра почувствовала себя усталой. Она сделала некоторые расчеты и поняла, что пришло время для ее женского цикла.
— Отлично! — пробормотала она. Как она должна с этим справиться? Она знала свое тело, у нее будет полтора паршивых дня. Большинство женщин имели пятидневный цикл каждые двадцать восемь дней. В то время как Кассандре повезло иметь его только каждые сорок пять дней, но все имело свою цену, поэтому вместо пяти нормальных дней, ее цикл шел всего тридцать шесть часов, но происходил очень болезненно. На Земле у нее были необходимые запасы средств, но здесь...
— Что-то не так, тетя Кэсси? — Виктория посмотрела на нее.
— Нет, дорогая, все в порядке. Так ты хочешь отдохнуть перед приходом Амины или поработать еще немного?
— Давай поработаем еще немного.

* * *

В 15:00 Жавьера постучалась в дверь их каюты. Открыв люк, Кассандра успела только посторониться, когда Амина пронеслась мимо, чтобы найти Тори.
— Амина, манеры!
— Извини. Привет, Кэсси, — сказала Амина, пока обнимала Викторию. Жавьера улыбнулась, извиняясь перед Кассандрой, когда вошла в комнату вслед за дочерью.
— Она сразу побежала сюда.
— Все в порядке, Тори такая же. Она уверена, что я воспринимаю Доктора Блайанта слишком буквально.
— Это не так, — Жавьера говорила с нотками знающей матери. Кассандра подарила ей благодарную улыбку. — Ты в порядке? Ты выглядишь не очень хорошо.
Кассандра посмотрела, как девочки болтают на кровати. Могла ли она довериться Жавьере?
— Жавьера, что делают каринианские женщины, когда у них начинается менструальный цикл?
— Чего?
Кассандра задумалась, как ей объясниться.
— Когда ты зачала Амину, ты узнала это, потому что...
— Ну, моей первой подсказкой было то, что я пропустила свой поток... о… вот что это такое? — спросила она.
— Что?
— Ты зачала или...
— Нет! — воскликнула Кассандра и посмотрела вниз, девочки взглянули на них, потом вернулись к беседе.
— Нет, — ответила Кассандра тише. — Мой «поток» начинается. А у меня нет ничего...
— Понимаю. Почему бы мне не вернуться в нашу каюту и не дать тебе то, что необходимо, — Кассандра благодарно на нее посмотрела. Удивительно, но то, с чем она вернулась, не сильно отличалось от того, что она использовала дома. Каринианские и земные женщины, казалось, имели схожую биологию.
— Еще раз благодарю, Жавьера. Ты спасла мне жизнь, — сказала Кассандра, открывая люк.
— Пожалуйста, мы, женщины, должны держаться вместе. Я покажу тебе, где ты можешь получить свои собственные запасы. А теперь немного отдохни. Ты через многое прошла в последнее время, — заблокировав люк, Кассандра посмотрела на Тори. Ее племянница начала зевать.
— Что скажешь, если мы поужинаем сегодня здесь? Я дам знать Хуту, что мы хотим провести ранний ужин.
— А что насчет адмирала?
— Я уверена, Хуту даст ему знать.
— Разве не мы должны это сделать? — упрямилась Тори.
— Тори, если бы я знала, как с ним связаться, я бы сделала это. Я не могу просто позвонить на мостик и попросить его.
— Почему нет?
— Потому что он адмирал, и мы не будем этого делать. Пожалуйста. Хватит.
— Хорошо.
Немного позже Хуту принес им ужин. Кассандра выглядела достаточно болезненно, чтобы Хуту заметил это.
— Вы в порядке? — спросил он, когда Кассандра провела его к люку.
— В порядке, — настаивала она, когда закрывала дверь. Подцепив крышку со своего подноса, она поняла, что у нее нет аппетита.
— Тетя Кэсси? Что случилось? — Кассандра смотрела на свою племянницу. Сказать ей правду? Синди говорила с ней когда-нибудь об этом?
— Тетя Кэсси, ты заболела? — голос Тори задрожал.
— Нет, дорогая, нет, — она должна успокоить ее страх. Закрыв свою порцию, она посмотрела на Тори. — Я не знаю, говорила ли когда-нибудь твоя мама о том, что происходит с твоим телом, когда ты становишься женщиной.
— Ты имеешь в виду твой менструальный цикл?
— Да, — от облегчения она закрыла глаза.
— Да, мы говорили об этом в прошлом году. Мама показала мне все средства гигиены для этого. Это было странно. Так вот почему тебе плохо? У тебя цикл?
— Да, все дело в этом.
— Обалдеть. Я не знала, что из-за него можно заболеть. Надеюсь, у меня его никогда не будет.
— Прости, малыш, но только еще некоторое время. Теперь ты поешь, а я собираюсь принять душ.

* * *
Одновременно Хуту доставил ужин в адмиральский сектор. Уильям посмотрел на одинокую тарелку и понял, что меньше недели назад он бы и не заметил этого. Теперь это выглядело неправильно.
— Я отнес ужин дамам в 18:00, сэр, — Хуту заколебался.
— Что такое, Хуту?
— Кэсси выглядела больной, сэр. Она сказала, что в порядке, но... я подумал, что вам стоит знать.
— Спасибо, Хуту, — желудок Уильяма сжался. У нее уже проявились побочные признаки зачатия? Почему она не позвонила? Подойдя к центру связи, он набрал их каюту.
— Привет, — ответила Виктория.
— Виктория, это адмирал.
— Привет, адмирал.
— Мне нужно поговорить с Кассандрой, — он понял, что ему необходимо услышать ее голос.
— Она в душе, она плохо себя чувствует, — душ выключился. — Похоже, она закончила, ты хочешь, чтобы я позвала ее?
— Да, — это заняло несколько минут, но он услышал, как Кассандра говорила Тори войти. Наконец она взяла гарнитуру.
— Привет.
— Что случилось?
— Случилось? Ничего плохого не случилось.
— Ты плохо себя чувствуешь.
— Как ты можешь знать...?
— Хуту, затем Тори. Что случилось? — повторил он.
— Уильям, ничего серьезного. Я просто устала.
— Почему ты ничего не дала мне знать? Я позвоню Блайанту и сейчас зайду.
— Нет. Уильям, нет! Мне не нужен Блайант. Честно. Я просто хочу немного поспать.
— Тогда я приду за Викторией.
— Нет. У нее был очень насыщенный день, мы прошли еще один кусок программы, затем на пару часов зашла Амина. Она тоже измотана. Мы просто поговорим этим вечером, — он молчал на другом конце. — Уильям?
— Если ты этого хочешь, — его тон обрел жесткость при ее отказе.
— Это не то, что я хочу, но думаю, что это то, что мне нужно сейчас, — ответила она.
Разочарованный, он пробежал рукой по своим волосам.
— Хорошо, ты позвонишь, если что-нибудь понадобится?
— Уильям...
— Черт возьми, Кассандра! — характер Уильяма взял верх. Она закрывалась от него! Он чувствовал это.
— Не кричи на меня, Уильям Зафар! — Кассандра показала свой собственный нрав. — Я устала! Я раздражительна, и мне не нужно, чтобы ты заставлял меня чувствовать себя глупо за то, что я не знаю, как с тобой связаться! — вдруг она почувствовала, что готова расплакаться. Девушка сделала глубокий вдох. Услышанное, заставило Уильяма охладить свой пыл.
— Кассандра...
— Я поговорю с тобой завтра, — она отключилась.
Уильям медленно снял гарнитуру, потом опустился в кресло. Его суженая просто повесила трубку. Она больна, и он позволил своему крутому нраву взять верх. Она спорила с ним до последнего, а потом повесила трубку. Какого черта с ним происходит? Как он не понял, что никто не показал ей, как работает все на консоли коммуникаций в ее каюте? Почему он сам не показал ей? Она может изучить язык мятежников, но не знает, как набрать его, если она в чем-то нуждается, или если просто хочет поговорить. Она расстроилась из-за него. Он не мог сказать, что винит ее. И то, что он не знает, зачала она или нет, делало его глупым. Сегодня все должно проясниться.

* * *

— Давай, Тори, заканчивай, и мы немного поспим, — проговорила Кассандра из дверей ванной комнаты.
— Окей, — послышался ответ из-под струй воды.
Кассандра села на диван и принялась ждать. Она ненавидела себя чувствовать такой истощенной. Это всегда происходило для нее так. Бабушка говорила ей, что когда-нибудь станет лучше. Господи, она хотела, чтобы это было сегодня.
Тори вышла в своей пижаме и принесла полотенце и расческу, сев между ног Кассандры. Немного подсушив ее волосы, Кассандра начала их расчесывать.
— Какая часть сегодняшнего дня тебе понравилась больше всего? — спросила она, как будто не знала.
— Когда пришла Амина! Тетя Кэсси, ты знаешь, что через несколько дней мы собираемся остановиться на Родэм? Это космическая станция. Настоящая космическая станция в космосе! Амина сказала, мы можем покинуть корабль и отправиться на нее!
— Правда?
— Да, так мы можем?
— Мы можем, что?
— Сойти на космическую станцию Родэм?
— Ну я… — начала Кассандра, когда кто-то постучался в дверь. Открыв ее, она не была удивлена, увидев кто снаружи, и отступив назад, она впустила его.
— Адмирал, привет! — сказала Тори с дивана.
— Привет! — Уильям подмечал все сразу, Тори в пижаме и с влажными волосами, усталые глаза Кассандры, тарелка с нетронутой едой на столе — тарелка Кассандры. Положив ей руку за голову, он наклонился и целовал ее, пока она не ответила.
— Я скучал по тебе, — Кассандра прижалась к нему на секунду, а затем выпрямилась.
— Мне нужно закончить с волосами Тори, — обойдя вокруг него, она вернулась на диван. Он понял, что она все еще злилась на него. Хорошо, он тоже. Потом он сел рядом с ней.
— Так, Тори, я слышал, у тебя были гости сегодня.
— Да, Амина. Она говорила, что мы остановимся на Родэм. Это космическая станция.
— Да, это так.
— Мы можем выйти на ней?
— Да, — Кассандра закончила расчесывать волосы Тори, пока Тори заговаривала Уильяма. Она должна отдать ему должное, он выдержал этот обстрел вопросами хорошо.
— Вот и все, малыш, время спать.
— Но адмирал здесь.
— Ну ладно, но тогда ты не сможешь завтра на полдня сходить в класс.
— Что? Правда? — взволнованно спросила Тори.
— Полдня.
— Ура! — вскочив, она впервые быстро обняла адмирала. — Спокойной ночи, адмирал! Пробежав по комнате, она нырнула в кровать. Покачав головой, Кассандра подошла, чтобы уложить ее.
— Люблю тебя, ягодка. Спи спокойно.
— Люблю тебя, тетя Кэсси, — перекатившись на животик, девочка уснула. Приглушив свет, Кассандра вернулась к Уильяму.
Мужчина наблюдал, как она идет к нему, и видел ее усталость. Ничего не говоря, он притянул ее к себе на колени.
— Уильям...
— Чшшш. Просто расслабься, мне нужно подержать тебя немного, — притянув ее ближе, он откинулся назад. Она хотела разозлиться на него, но уже просто не было сил. Было так приятно просто свернуться у него на руках. Позволив себе расслабиться, ее сморил сон.
Он хотел все выяснить с ней, но ее очевидное истощение заставило его позволить ей спать. Довольный, он закрыл свои глаза.

* * *

Застонав во сне, Кассандра старалась передвинуться, чтобы снять некоторый дискомфорт. Обнаружив, что она не может этого сделать, девушка открыла глаза, чтобы обнаружить, что ее держит спящий Уильям.
Когда спазмы стали сильнее, она попыталась встать, но руки Уильяма сжались вокруг нее.
— Уильям, — прошептала она, не желая разбудить Тори. — Уильям, мне нужно встать, — она потрясла его за плечо. Когда он проснулся, то обнаружил, что Кассандра изо всех сил пыталась выбраться из его рук.
— Что случилось?
— Мне нужно в ванную. Позволь мне подняться, — ее голос был почти отчаянным, и он сразу же ее выпустил. Кинувшись в ванную, она закрыла за собой дверь. Уильям нетерпеливо ожидал снаружи, и когда, наконец, он был готов постучаться в дверь, она вдруг открылась. Кассандра вышла бледной и потной, пройдя мимо него, она легла обратно на диван.
— Кассандра, — сев на край кровати, он заправил прядь ее волос ей за ухо. — Скажи мне, что не так, чтобы я мог помочь, — он обнаружил ее кожу липкой.
— Ты не сможешь помочь с этим, — прошептала она, притянув ноги к груди. Уильям действительно начал бояться за нее.
— Кассандра? — когда она ничего не ответила, он встал. — Я вызываю Блайанта.
— Нет! — она схватила его за руку. — Он тоже ничего не сможет с этим сделать.
— Кассандра, ты пугаешь меня, — вытянув ноги, она подняла их с дивана.
— Уильям, — начала она, но потом быстро направилась в ванную. На этот раз он не позволил ей закрыть дверь.
— Черт возьми, Уильям, уйди! — шипела она, пытаясь закрыть дверь.
— Нет.
— Мне нужно немного уединения!
— Нет, пока ты не скажешь мне, что происходит!
— У меня начался мой цикл! Понятно? А теперь убирайся!
— Цикл?
— Боже, Уильям, ты был женат! Ты должен понимать, что это. А теперь убирайся! — вытолкнув его, она закрыла дверь.
Стоя на другой стороне двери, он пытался понять, о чем она говорила. Какой, к черту, цикл? Он сказал ей, что был «женат», как она это назвала, но какое это имеет значение к ее очевидным недомоганиям...? Она имела в виду поток? У нее начался поток? Это значило, что она не зачала.
Он отошел от двери, сел и попытался привести в порядок свои мысли. Нет никакого ребенка. Он не был уверен, стало ему легче или он расстроился. Когда открылась дверь, он смотрел, как она пересекла комнату.
— Кассандра...
— Счастлив? — потребовала она яростным шепотом. — Теперь, когда ты узнал, можешь уйти!
— Я не собираюсь уходить!
— Ты ничего не можешь сделать, кроме как оставить мне некоторую гордость.
— Ты должна была сказать мне.
— Серьезно? Сколько каринианских женщин рассказывали вам о своем цикле? — потребовала она у него.
— Сядь. Пожалуйста, — добавил он. Кассандра села, расслабилась и закрыла глаза. — Мне нужно тебе все объяснить. У меня не очень хорошо получается это делать, но попробуй меня понять.
— О чем ты? — спросила она устало.
— Расскажи о себе. Я ничего не знаю.
— Я заметила.
Уильям послал ей небольшую улыбку, которую она не увидела.
— Кассандра, — он взял ее за руку. Ему нужно было касаться ее. — Я забыл поцеловать тебя на прощанье прошлой ночью, — она подняла взгляд, чтобы посмотреть на него. — Как я мог забыть? — он сексуально усмехнулся, заметив, что она наблюдала за ним. — Сегодня я ничего от тебя не слышал. Ты не пришла в нашу каюту на ужин. Хуту сказал мне, что бы заболела. Тори сказала, что ты заболела. Скажи мне, что ты в порядке, — она снова услышала растущее нетерпение в его голосе. — Я скучал по тебе. Мне нужно было увидеть, убедиться, что ты в порядке. Ты становишься упрямой, когда речь идет о тебе.
— Я становлюсь упрямой?
— Да, становишься, — он ласкал ее щеку. — Кассандра, я тоже новичок в этих отношениях, как и ты. Я тоже пытаюсь найти свой путь. Когда ты явно заболела, я заволновался.
— Я не больна. Хорошо, раз ты хочешь знать. Вот такой у меня болезненный цикл. В течение тридцати шести часов каждые шесть недель, как часы. Доволен? Что еще ты хочешь знать?
— Тридцать шесть часов? — он внимательно посмотрел на нее.
— Да, — он осознал, что она с ним предельно честна. Он должен сделать то же самое.
— Я подумал, ты зачала, — ни разу не нарушив зрительного контакта, он видел растерянность в ее глазах.
— Почему ты так подумал?
— Я не начал принимать сок Оллели до прошлой ночи.
— Что?
— Мне нет оправдания. Я просто не подумал об этом. Это было безответственно с моей стороны.
— Ты подумал, что я беременна... Вот почему ты рассказал мне о своей жене?
— Бывшей жене.
— Все равно. Ты думал, я буду тебе врать?
— Нет! — он быстро взял ее лицо в свои ладони. — Я хотел, чтобы ты знала, что я приму ребенка.
— Ты бы принял моего ребенка, — она отодвинула свое лицо, — потому что ты забыл принять сок Оллели, — ее тон был такой же ледяной, как и ее взгляд.
Уильям командовал звездным флотом, пятью линкорами и семью тысячами человек. Он известен своим острым умом и уравновешенностью. Но эта маленькая женщина заставила его вздрогнуть.
— Нет! — четко прошептал он, потому что не хотел разбудить Тори. — Черт возьми, Кассандра, я не мог думать ни о чем другом с тех пор, как понял свою ошибку.
— Ошибку? — тихо повторила она.
— Заткнись и дай мне закончить. Когда я впервые понял, что ты могла зачать, я злился на себя, а не на тебя. Это моя обязанность — защищать тебя. Моя. И я не сделал этого, ты моя суженая, а я не защитил тебя. Потом я понял, что хочу ребенка. Я хотел, чтобы ты зачала, чтобы в тебе рос мой ребенок, наш ребенок, — он обнял ее лицо. — Я знаю, что это рано, особенно для тебя, когда все ново вокруг. Прости, что заставил тебя рассказать мне, что случилось. Я думал, это потому, что я не защитил тебя. И не смог справиться с этим, Кассандра. Я только обрел тебя, — он нежно целовал слезы, что текли по ее щекам. — Не плачь, пожалуйста, не плачь.
Кассандра нашла его губы и погрузилась в поцелуй. По ее мнению, этот человек постоянно удивлял ее.
— Уильям, — она разорвала поцелуй. — Я бы приняла твоего ребенка, с гордостью, охотно, — она встретила его темно-фиолетовый взгляд. — Но я рада, что не зачала еще. Ты можешь понять это?
— Да, — он прижал свой лоб к ее. — Слишком рано, слишком много всего произошло. Наше время еще придет, Кассандра. Мы не будем торопиться.
— Правда? Ты наберешься терпения? — она улыбнулась ему.
— Я буду упорно трудиться, — Кассандра бросилась в ванную в третий раз, заставив сердце Уильяма страдать. Он встал и подошел к ее коммцентру, чтобы запрограммировать некоторые линии связи в быстрый набор. Он стоял там, когда она вернулась.
— Подойди сюда, — он протянул ей руку. Когда она приняла ее, он притянул ее к себе на колени. — Я запрограммировал сюда свои личные линии. Это, — он указал, — моя личная линия, как в гостиной комнате, так и в нашей личной зоне, — на ее взгляд он повторил. — Это наша каюта, Кассандра, вот как я о ней думаю. А это, — указал на другую кнопку, — это моя личная линия на мостике.
— Уильям, ты не... — твердый взгляд, которым он одарил ее, эффективно остановил ее.
— Да, я знаю. Это следовало сделать давно, — уставшее тело Кассандры расслабилось около него. — Теперь, когда ты можешь со мной связаться, мне надо уйти, чтобы ты смогла отдохнуть, — подойдя к люку, он спросил еще раз. — Ты уверена, что я ничем не могу помочь?
Она подняла на него уставшие глаза.
— Мне просто нужно время.
— Мы увидимся завтра, — последний раз поцеловав ее, он открыл люк. — Заблокируй дверь, — приказал он.

* * *

— Так что думаешь? Нам нужно что-то повторить? — спросила Кассандра у Тори, когда они снова сели за консоль.
— Нет, думаю не надо.
— Уверена?
— Да, могу я подготовиться к школе сейчас?
— Конечно, Жавьера собирается тебя проводить. Не против?
— Ты все еще плохо себя чувствуешь, тетя Кэсси? — Тори посмотрела на нее.
— Сегодня вечером я уже буду в порядке, не волнуйся. Я смотрела на время, милая, — Кассандра успокоила племянницу. — Тебе лучше поторопиться, Хуту скоро будет здесь с обедом, потом Жавьера тебя заберет.
Когда Тори начала суетится, Кассандра выключила языковую программу мятежников. В целом, это было хорошее утро. Хоть она и не чувствовала себя великолепно, она была не такая уставшая, как прошлым вечером. Как только Тори уйдет, ей придется сесть и серьезно подумать о том, что сказал Уильям прошлой ночью. Кассандра поднялась, чтобы открыть дверь, и позвала Тори.
— Хуту здесь.
Открыв люк, Кассандра обнаружила, что он не один. Отступив назад, она позволила Уильяму и Хуту войти. Хуту поставил тарелки на низкий столик перед диваном, снял крышки, проверил блюда, после чего ушел. Тори выбежала из ванной.
— Привет, адмирал.
— Привет, Тори, ты выглядишь готовой к занятиям.
— Да, — улыбнулась она ему. — Жавьера собирается проводить меня, — сев на пол напротив дивана, она начала есть. — Она и приведет меня обратно, тетя Кэсси?
— Я приду за тобой, — сказала ей Кассандра, когда они с Уильямом сели на диван.
— Ешь, — сказал ей Уильям, когда приступил к своей еде.
— Мы закончили программу, адмирал, — проинформировала его Тори.
— Серьезно?
— Да! Теперь, когда они будут в моих снах, я узнаю, о чем они говорят, и смогу пересказать вам.
— Это хорошо.
— Да, — услышав стук в дверь, Тори вскочила. — Это Жавьера, — Кассандра подошла к люку с Тори и открыла его улыбающейся Жавьере.
— Ну, сегодня ты выглядишь немного лучше, — обратив внимание на Тори, она сказала: — Готова идти?
— Да.
— Тогда пойдем. Ты хочешь, чтобы я вернула ее?
— Нет, думаю, прогулка пойдет мне на пользу.
— Хорошо, пока.
— Пока, тетя Кэсси.
— Пока, Тори, — заблокировав люк, она вернулась, чтобы сесть боком на диване и наблюдать за Уильямом. Он смотрел на нее.
— Не думала, что увижу тебя до вечера.
— Я хотел посмотреть, как у тебя дела, — он заправил ей прядь волос за ухо, затем положил руку на ее бедро. — Ты выглядишь лучше. Как спалось?
— Очень хорошо, я спала на диване, чтобы не разбудить Тори, — она видела, как его взгляд закаменел. — Я бы сделала то же самое, если бы была в твоей каюте.
— Нашей каюте, — исправил он.
— Сколько времени у тебя есть, прежде чем тебе надо будет вернуться? — сменила тему она. Он посмотрел на запястье.
— Немного времени у меня есть.
— Хорошо, — взяв его за руку, она встала и подвела его к кровати. — Я собиралась воспользоваться отсутствием Тори, чтобы тайком вздремнуть, — она скинула свои ботинки и встала на колени на кровать, чтобы с ним поравняться. Но поскольку ты здесь, я выбираю тебя вместо сна.
Положив руки ему на шею, она потянулась, чтобы его поцеловать. Его ответ был мгновенным. Сжав ее талию, он приподнял ее футболку и нашел обнаженную, шелковую кожу, это заставило его застонать в ее губы.
— Кассандра, ты убиваешь меня.
Пройдясь руками по ее спине, он притянул девушку ближе, лаская ее кожу.
— Сожалею, — целуя его шею, улыбнулась она. Подняв ее лицо, он увидел улыбку.
— Не думаю, что сожалеешь.
С коротким визгом она оказалась на спине, одной рукой он поймал ее руки над головой. С дьявольским блеском в глазах он пробежался пальцами по ее боку, заставляя Кассандру хихикать.
— Уильям, остановись! — выкручиваясь, она пыталась избежать щекотки, заставив Уильяма закинуть ногу на ее бедра и наблюдать, как смех в ее ярко-синих глазах начал отступать, сменяясь желанием. Его прикосновение превратилось в ласку, когда он захватил ее губы для поцелуя, укравшего дыхание.
— Уильям, — простонала она, пытаясь освободить свои руки, когда его другая рука прошлась по ней, чтобы обхватить ее грудь. Отпустив ее руки, он прижал ее крепче.
— Кассандра, — от вожделения его голос был глухим, — мне нужно идти, — тяжело дыша, она встретила его взгляд.
— Это была не такая уж хорошая идея, да.
— Идея отличная, неудачное время, — расслабившись и отстранившись, чтобы сесть на кровати, он посмотрел на нее. Он все еще видел усталость в ее глазах. — Поспи. Ты будешь чувствовать себя лучше, — поднявшись, чтобы уйти, он сделал пару шагов, но Кассандра поймала его руку и провела большим пальцем по его костяшкам.
— Что? — она хотела сказать ему, чтобы он был осторожен, но это показалось таким глупым.
— Ничего, — она позволила своей руке упасть.
Убедившись, что дверь заблокирована, он отправился на мостик.
Через несколько часов Кассандра проснулась, посмотрела который час и выскочила с кровати. Остановившись, она поняла, что все симптомы недуга пропали. «Вау, двадцать четыре часа. Бабушка, ты снова была права». После этого у нее поднялось настроение, и она вышла за дверь, чтобы забрать Тори.

* * *

На мостике адмирал обсудил с Куинном оборонительную стратегию, которую он хотел использовать при стыковке с космической станцией Родэм.
— Адмирал, срочный звонок на вашу личную линию.
— Давай сюда. Это Зафар.
— Адмирал, мы только что расшифровали перехваченное сообщение кораблю мятежников.
— О чем там речь?
— Если честно, ни о чем, сэр. Просто какие-то цифры.
— Прочитай их мне сейчас же! — по мере передачи сообщения Уильям начал выкрикивать приказы; эти цифры были координатами текущего местоположения флота.
— БОЕВАЯ ТРЕВОГА! ГОТОВНОСТЬ НОМЕР ОДИН! ВСЕМ ИСТРЕБИТЕЛЯМ ЗАНЯТЬ СВОИ ПОЗИЦИИ! ВСЕМ БОЕВЫМ КОРАБЛЯМ ПОДГОТОВИТЬСЯ К АТАКУЮЩЕМУ ОГНЮ!

* * *

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Кассандра, пока они с Тори направлялись обратно в свою каюту.
— Не плохо. Так я могу пойти завтра на весь день?
— Почему нет. В конце концов...
— БОЕВАЯ ТРЕВОГА! ГОТОВНОСТЬ НОМЕР ОДИН! ВСЕМ ИСТРЕБИТЕЛЯМ ЗАНЯТЬ СВОИ ПОЗИЦИИ! ВСЕМ БОЕВЫМ КОРАБЛЯМ ПОДГОТОВИТЬСЯ К АТАКУЮЩЕМУ ОГНЮ!
— Черт! Давай, Тори! Бежим! — достигнув своей каюты, Кассандра заперла дверь.
— Тетя Кэсси?
— Все нормально, Тори. Здесь главный адмирал. Нам просто нужно держаться подальше, — она надеялась, что ее голос звучал убедительно. — Чем ты хочешь заняться, пока мы ждем, когда все прояснится? Может попрактикуем наши навыки языка мятежников?
— Окей, — пока они занимались, снаружи бушевала битва.

* * *

— Скажи Талону и Жадменту прикрыть «Страж», у них проблемы с маневрированием, — приказал адмирал, и «Возмездие» взяло на себя небольшой удар. — Ущерб?
— Минимальный, сэр.
— Так держать, — приказал он. — Фалько. Я хочу, чтобы местонахождение их ближайшего корабля было определено досконально. Я хочу, чтобы все сконцентрировали основной огонь на нем. Снимем его.
— Да, сэр!
Поскольку битва была в самом разгаре, Уильям должен был заставить себя не думать о Кассандре и Тори. Он должен верить, что она будет беречь себя и Тори. Как и он.
Через час все закончилось. Стратегия Уильяма сосредоточить огонь на одном из кораблей мятежников окупилась его уничтожением, когда остальные корабли отступили.
— Мне нужны отчеты о состоянии всего флота. Куинн, я хочу, чтобы ты пересмотрел все сигналы за двадцать четыре часа, к тому времени как я вернусь, проверь, что они пропустили. Выясни, кто пропустил. Как, черт возьми, они узнали наше местоположение? Теперь они знают, куда мы направляемся! Мы вводим боевое дежурство! ЧЕРТ!

* * *

Через несколько часов в люк Кассандры постучали. Это был Хуту с ужином.
— Хуту, спасибо, но мы могли бы пойти в столовую.
— Нет, мэм. Адмиралу это не понравится, — когда он проверил блюда, он улыбнулся Виктории.
— Ты чувствуешь себя лучше?
— Да, надеюсь, что завтра я смогу пойти на занятия на целый день. Если они будут.
— О, конечно, будут. Мятежники нанесли нам мало урона. Не волнуйся, малыш, адмирал знает толк в обороне, — это заставило Викторию улыбнуться, пока она садилась за стол. Кассандра прошла с ним к двери.
— Каково реальное положение, Хуту? — спросила она тихим голосом. Хуту бросил взгляд на Викторию и повернулся к Кассандре.
— «Страж» был сильно потрепан, и, возможно, его придется бросить. Остальная часть флота в порядке.
— Адмирал? — она должна была узнать.
— Все хорошо, но у нас будет долгая ночь, — Хуту сделал паузу. — Он мог бы успокоиться, если бы услышал, что у вас все в порядке. Он сейчас на мостике, — Хуту ушел, и Кассандра заблокировала дверь и подошла к Тори.
— Ну как ты?
— Хорошо. Как думаешь, Хуту знает, как сделать жареный сыр?
— Я не знаю. Мы можем выяснить, если объясним, что это. Тогда посмотрим.
— Ладно.
— Время принимать душ, — сказала Кассандра после еды.
— Но сейчас еще рано.
— Я хочу, чтобы ты отдохнула и набралась сил для завтра, или пойдешь на полдня.
— Ладно. Ладно, — как только Тори закрыла дверь ванной, Кассандра прошла к центру связи. Хуту прав? Уильям хотел бы ее услышать? Если бы ситуация была обратная... Чертовски верно, она хотела бы этого.
Взяв гарнитуру, она набрала мостик.

* * *

— Достань мне отчет о повреждениях «Баунти», Куинн, — Уильям с раздражением смотрел, как снова просигналила его консоль, пока не понял, что это его частная линия. Надев гарнитуру, он нажал кнопку соединения.
— Зафар.
— Привет, это я. Я знаю, что ты занят. Просто хотела, чтобы ты знал, что мы в порядке, — он на мгновение прикрыл глаза. Этот маленький страх в глубине его сознания успокоился.
— Спасибо. Мне нужно было знать.
— Ты в порядке? — она должна была спросить.
— Ни царапины.
— Хорошо. Тогда я тебя не отвлекаю. Увидимся завтра?
— Рассчитываю на это! — Уильям снял гарнитуру и повернулся, чтобы обнаружить Фалько, стоящую в его дверях. — Что такое, Фалько?
— Сэр, отчет о повреждениях «Баунти»… — проговорила она и замолчала, застыв.
Он нетерпеливо протянул руку.
— Отчет, Фалько!
— Сэр? Простите, сэр! — передав ему отчет, она его оставила.

* * *

Эта чертова землянка. Вот так просто вызвать адмирала, отвлекать и мешать его командованию! Ее нужно остановить! Улыбнувшись, Фалько знала, что делать.

* * *

Хуту был прав. Не следующее утро начались занятия, и Тори была полна решимости пойти туда.
— Ты уверена? — спросила Кассандра в третий раз, пока они шли в класс.
— Да, тетя Кассандра. Что мы еще можем делать? Сидеть в нашей каюте?
— Хорошая идея. Ладно, увидимся после уроков.
Пока Кассандра задавалась вопросом, чем будет заниматься весь день, она оказалась перед люком Уильяма. Решив, что могла бы почитать одну из его книг, она открыла люк. Заблокировав его, девушка направилась в его личную комнату. Пройдя через дверь, она поняла, что работает душ. Уильям был еще здесь. После минуты в нерешительности она сняла сапоги, а затем направилась в ванную комнату.

Прижав руки к стене, Уильям подставил голову под жесткие горячие струи воды, пытаясь смыть ночь без сна. Флот в безопасности, «Страж» спасен, но был еще вопрос о том, как мятежники обнаружили их местоположение. Когда его уставшие мышцы начали расслабляться, он почувствовал нежные маленькие руки, медленно двигающиеся по его спине, по его напряженным бокам и дальше, чтобы нежно сжать его мужское достоинство.
— Кассандра... — простонал он. Когда ее руки продолжили свое исследование, они двинулись вверх по его четко выраженному прессу и массивной груди, а ее губы усердно исследовали его спину. Он повернулся в ее руках, и ее рот продолжил свой путь по его груди, чтобы захватить и подразнить его плоский сосок, пока ее ладони прошлись вниз, исследуя его бедра.
Вся усталость Уильяма исчезла, очевидное желание его спутницы жизни стерло ее. Запустив руки в ее волосы, он отклонил ее голову назад и был ошеломлен глубиной желания, которое нашел в ее глазах. Это был удар под дых, который заставил его поднять ее для поцелуя, который она быстро взяла под свой контроль.
Кассандра пылала. Чувствовать Уильяма под своими руками, знать о том, что он невредим, выпустило что-то спрятанное глубоко внутри, что-то примитивное и необузданное, на что она не считала себя способной. Она погрузила язык в его рот и отступила, прежде чем обвить ноги вокруг его талии, имитируя то, чего она хотела.
Уильям быстро потерял контроль, когда она завладела всеми его чувствами, он пропитался страстью, которую она дала ему. Потянув за волосы, он оттянул ее рот, чтобы атаковать ее шею. С глубоким стоном, она притянула его ближе.
Прижав ее к стене, Уильям подтянул ее выше, чтобы проложить путь к ее груди и лизнуть сосок. Взяв одну вершинку в рот, он яростно сосал, чувствуя, как ее ноги начали дрожать вокруг него.
— Уильям! — прокричала Кассандра, когда он уделил такое же внимание ее другой груди, и попыталась оттянуть его голову. — Пожалуйста, Уильям! Прошу тебя! — умоляла она, когда почувствовала его у своего входа. Уильям поднял голову, чтобы найти ее затуманенные голубые глаза, пронзившие его. Он наблюдал, как они расширились, моргнули, а затем потеряли фокус, когда он медленно в нее вошел, мучая их обоих.
Она не могла дышать, когда он медленно наполнял ее. Вот в чем она нуждалась всю свою жизнь. В нем. Осознание заставило ее потерять контроль. Ее тело за пульсировало вокруг Уильяма, когда он установил бешеный темп.
— Кассандра! — воскликнул Уильям, ударив рукой о стену, обернув другую вокруг ее бедер, чтобы удержать их обоих в вертикальном положении. Ее крик эхом отбился от стен душа, когда жесткий оргазм сотряс ее тело, вызывая собственное освобождение Уильяма.
Минуты прошли в звуках тяжелого дыхания и бегущей воды. Когда Кассандра опустила ноги, Уильям оттолкнулся от стены, позволив ее влажному телу соскользнуть вниз, пока ее ноги не достигли пола. Приподняв ее голову рукой, он наблюдал, как ее глаза начали фокусироваться, зная, что ее ум возвращается. Эму было очень важно знать, что он может сделать эту женщину неспособной трезво думать.
— Это я называю провести время с большей пользой, — сказал он ей хрипло. Глаза Кассандры расширились на мгновение, прежде чем она улыбнулась.
— Думаю, я должна согласиться.
Он отключил воду, потянулся за полотенцами и вручил одно ей. Она начала сушить волосы. Уильям тем временем взял еще одно и для себя, чтобы вытереть ее тело, начиная с плеч и прокладывая себе путь вниз. Когда ее дыхание начало меняться, Уильям посмотрел на нее с блеском в глазах.
— Уильям... — все, что она смогла сделать, это положить дрожащую руку ему на плечо. Когда он продолжил спускаться к ее ногам, она почувствовала, как напряглись его мышцы под ее рукой.
— Кассандра! Что это? — его тон стал жестче.
— Что? — обеспокоенная его тоном, она посмотрела вниз, где он вытирал ее правую ногу. — О, это мое родимое пятно, — сказала она беззаботно. Он все еще держал ее ногу, когда посмотрел на нее.
— Твое что?
— Родимое пятно, — когда он не ответил, она попыталась объяснить. — Оно было там, когда я родилась.
— Я знаю, что такое родимое пятно, Кассандра! — вставил Уильям язвительно, она даже несколько опешила от его внезапной смены настроения. Взяв полотенце из рук, она обернула им свое тело, внезапно почувствовав необходимость прикрыться.
— Я не понимаю, почему ты так расстроился из-за этого.
— Почему я не видел его раньше? — ему потребовалось обернуться, чтобы взять полотенце для себя.
— Я не знаю! — его отношение начало раздражать ее, это просто пятно, ради Бога. — Может ты просто не смотрел? — отвернувшись, она покинула ванную, и Уильям последовал за ней.
— Почему ты мне не сказала?
— То есть почему? Тогда почему ты не рассказал мне о своем? — она подняла одежду, которую оставила по дороге в душ.
— Моем? — Уильям нахмурился в недоумении.
— О родимом пятне, что на твоем правом предплечье, похожем на стрелу? — Уильям посмотрел на руку на императорский знак, который всегда носил.
— Я никогда не скрывал своего, — отмахнулся он.
— Я тоже не скрывала! Вряд ли это моя вина, что ты не потрудился посмотреть! — с нее было достаточно, будь она проклята, если будет ссориться в одном полотенце. Сбросив его, она натянула рубашку.
— Это важно, Кассандра, — подойдя к своему шкафу, Уильям натянул штаны. — Когда впервые ты обнаружила пятно? — к этому времени Кассандра натянула свои штаны и взялась за носки.
— Не «когда я впервые обнаружила родимое пятно», Уильям, — ответила она, окинув его раздраженным взглядом. — Я родилась с ним. Все женщины Квес рождались с ним. Это просто факт из жизни! — закончив, она встала.
— У Тори его нет, — Уильям застегивал рубашку. Он видел ее ноги в медкабинете, когда она была отравлена ядом, предназначенным Кассандре.
— Конечно, нет! Она не Квес, — ответила Кассандра так, как будто он был отсталым учеником.
— Что ты имеешь в виду, под «она не Квес», она твоя племянница!
— Она дочь моего брата, — Кассандра ответила, как будто это и так не было совершенно ясно. Уильям начал волноваться, но ему нужно было услышать, как она сама это скажет.
— И?
Она сделала глубокий вдох.
— Квес — материнская линия семьи, женская линия. Я не знаю, как вы это называете на Кариниане. У меня есть пятно, у моей матери было пятно, у ее матери было пятно, и так далее, и так далее. Оно напрямую переходит от матери к дочери. Дочь сына не прямая линия.
— У твоей бабушки было это родимое пятно? — настаивал Уильям.
— Да! — Кассандра внезапно поняла, что Уильям находится в полном режиме адмирала, когда он подошел к ней, и это ее немного напугало.
— Сядь, Кассандра, нам нужно поговорить, — он подвел ее к дивану, где она и села.
— В чем дело? Это просто родимое пятно! — спросила она с раздражением.
— На Кариниане такое пятно — это очень «важное дело». Они означают родословную, из которой ты выходишь, если ты занимаешь очередь, чтобы править в один прекрасный день, — Уильям внимательно наблюдал за Кассандрой, чтобы оценить, знакомо ли ей что-нибудь из этого.

* * *

— Родимое пятно на моей руке означает, что я из Дома защиты, наш символ — стрела. Еще один «признак» для потомков королевской семьи — цвет глаз. Для Дома защиты — фиолетовый, — Кассандра слушала жадно, пытаясь понять, что хочет этим сказать Уильям.
— Итак, вы с Лукасам происходите из королевской семьи Дома защиты. Кажется, это тебе подходит.
— Это не то, что я пытаюсь тебе сказать. Есть еще четыре Дома, каждый со своими символами. Один из них — Дом знаний, — он остановился, внимательно наблюдая за ней. — Их родимое пятно — это башня на внутренней стороне правой лодыжки, у них есть огромная способность учиться, — глаза Кассандры немного расширились. — Цвет глаз королевской семьи — сапфирово-синий, — Уильям отметил ум Кассандры.
— И поэтому ты думаешь, что из-за какого-то родимого пятна и цвета глаз я потомок какой-то королевской семьи на Кариниане? Это смешно, Уильям, — взволнованная, она поднялась с дивана, чтобы пройтись по комнате.
— Дом защиты еще называют «Рукой Кариниана», — Кассандра посмотрела на него. — Дом знаний называют «Светом Кариниана», — Уильям сразу же увидел, как потрясение отобразилось в ее глазах.
— Светящийся человек сказал Тори, что она не заберет его свет, — прошептала она. Уильям решил, что ему нужно рассказать ей о перехваченных сообщениях.
— Сразу после уничтожения Земли, мы перехватили сигнал мятежников. Там было сказано: «Высший свет все еще сияет. Считаем, что он под защитой. Поиск продолжен, если не сможем получить, уничтожим. Тогда соглашение будет выполнено». Это было отправлено куда-то вглубь пространства каринианцев. Мы не смогли определить куда именно.
Разум Кассандры включился на полную мощность, перерабатывая все. В Викторию была имплантирована нить, по которой ее могли отследить. Почему они просто не забрали ее, когда она была у них? Тори сказала, что Светящийся Человек проверял тогда ее руки и ноги. Искал родимое пятно, которого у нее не было. Они пытались найти того, у кого было родимое пятно. Ее.
Уильям наблюдал, как Кассандра усваивала информацию, прорабатывала теории, делала выводы. Он знал по повисшей тишине, что она поняла, что это значит.
— Они искали меня, — сказала она без эмоций. — Сначала Виктория, потом нападение на Землю.
— Это то, во что я верю.
— Когда они, наконец, нашли меня, появился ты. Так как они не смогли получить меня, они все уничтожили, — продолжила она, не двигаясь с того места, где стояла.
— Да, — он хотел, чтобы она поняла. — Они хотят тебя, Кассандра. Они готовы пожертвовать кем угодно и чем угодно, что встанет на их пути.
— Так, как они сделали с Землей.
— Да, как сделали с Землей, — он встал и двинулся к ней, чтобы обнять ее. Когда он это сделал, она отодвинулась и прошла сквозь разделяющую дверь. Глубоко вдохнув, он последовал за ней, ожидая найти ее в гостиной комнате. Но все, что он нашел, — открытый люк.
— Черт возьми! — вернувшись в свою комнату, он натянул сапоги, понимая, что совершил серьезный просчет. В своей потребности, чтобы заставить ее понять, что она находится в опасности, он не подумал, как она воспримет знание о том, что вся планета была уничтожена, чтобы лишь добраться до нее. Почти вся ее семья! Твою мать! Он знал о ее потребности заботиться, но полагал, что она должна быть в состоянии решать каждую проблему. Если бы он перестал думать как адмирал хоть на одну чертову минуту и думал как спутник жизни, он бы понял, как она отреагирует.
Покинув свою каюту, Уильям пошел за ней. Выражение его лица заставило всех убраться с дороги. Когда адмирал идет по тропе войны, никто не захочет ему помешать.

Глава 6

Он догнал ее, когда она приблизилась к своему люку, Уильям обнаружил, что она уже деактивировала замок и начала открывать люк. Он не был уверен, что когда она зайдет, захочет говорить с ним.
— Кассандра! — рявкнул он жестче, чем намеревался, заставив идущих к ним членов экипажа замереть.
Положив руку на люк, она видела, как члены экипажа замерли. Она просто хотела попасть внутрь и закрыться, чтобы остаться наедине со своими мыслями. Но она не могла заставить себя игнорировать Уильяма перед его командой. Сделав глубокий вдох, девушка вышла из частично открытого люка.
— Адмирал… — успела произнести она, прежде чем мир взорвался и выбросил ее в темноту.

* * *

Уильям в ужасе наблюдал, как коридор взорвался, и повсюду разлетелись осколки. Кассандру отбросило в перегородку и вниз, куда она упала без сознания на пол. Члены команды забежали обратно в коридор. Когда он бросился в ее сторону, включилась сигнализация.
Секунды, за которые Уильям до нее добрался, тянулись, словно целая жизнь. Опустившись на колени, он прижал непослушные пальцы к ее шее и облегченно закрыл глаза, когда почувствовал пульс. Облегчение длилось недолго, когда он увидел кровь, сочившуюся из ее головы.
— Адмирал! Вы ранены? — в его сторону бросился Блайант.
— Кассандра ранена, Блайант.
Блайант слышал страх в голосе адмирала. Он наблюдал за развитием отношений между ними за последние несколько недель и знал, что между этими двумя была сильная связь.
— Адмирал, вы должны отойти в сторону, чтобы я ее осмотрел, — когда тот не отреагировал на его слова, Блайант повторил. — Адмирал! Я не смогу ей помочь, пока вы не отойдете! — адмирал встал и быстро сдвинулся в сторону, наблюдая, как Блайант провел руками, профессиональным движением по телу Кассандры, проверяя на наличие травм.
Блайант крикнул через плечо приблизившейся медицинской команде:
— Мне нужны носилки! — он посмотрел на адмирала. — У нее многочисленные рваные раны от шрапнели, некоторые достаточно глубокие. В основном с левой стороны, но на удивление переломов нет. Травма головы кажется поверхностной, но я не буду знать наверняка, пока мы не доставим ее в больницу. Она стабильна, — Блайант вернул все свое внимание своему пациенту. Уильям отошел назад, когда пришли медики с носилками.
— Адмирал! — Уильям повернулся, обнаружив Куинна возле себя.
— Мне нужна охрана для палаты, Куинн.
— Да, сэр.
— И отправь одну в класс, где учится Виктория. Скажи им дождаться Лукаса. Свяжись с Лукасом. Расскажи ему, что случилось. Он будет отвечать за безопасность Виктории, — он следил за тем, как медперсонал аккуратно поместил Кассандру на носилки, чтобы не усугублять уже имеющиеся раны от шрапнели. Когда они ее разместили, он вернулся к Куинну.
— Ты за главного, Куинн. Добудь мне ответы! Я останусь с медиками.

* * *

Палата Кассандры наполнилась медицинским персоналом, как только ее переместили с носилок на кровать. Десятки рук начали проверять ее и подключать к аппаратам.
— Отставить! — приказал Уильям, заставив всех замереть.
— Адмирал, у нас нет на это времени.
— Все прочь! Кроме тебя, Блайант, — персонал посмотрел на доктора, и после его кивка они покинули комнату.
— Вы должны оставаться за этой дверью, — приказал Уильям охране. — Никто сюда не войдет, пока его не обыщут. Это понятно?
— Да, сэр!
— Исполнять!
— Адмирал,… — попытался снова Блайант.
— Это уже второе покушение на ее жизнь, Блайант. Ты знаешь это. Пока я не узнаю, кто виноват, никто не прикоснется к ней, кроме тебя! Это понятно? — Блайант, наконец, понял озабоченность адмирала.
— Конечно. Вы подозреваете одного из моих людей?
— Я не собираюсь рисковать. Ты сказал, что она стабильна. Ты сможешь сам справиться с ее травмами?
Блайант прикинул степень повреждения левой стороны Кассандры.
— Да, я смогу справиться с этим. Но и вы поймите, адмирал, — Блайант вернул жесткий взгляд Уильяму. — Если по какой-то причине я почувствую, что она в опасности, я вызову любой персонал, который сочту необходимым. Понимаете?
— Да.
— Хорошо. Так как вы только что стали моим ассистентом, снимайте куртку, нам нужно срезать эту одежду с нее, чтобы я мог увидеть весь ущерб. Позади вас, в шкафу, есть одеяло, возьмите его. Мы начнем с ее ног, продвигаясь вверх, прикрывая ее по ходу дела. Я не хочу, чтобы она впала в шок, — работая вместе, двое мужчин начали срезать одежду Кассандры.

* * *

Лукас был шокирован, когда выслушал Куинна. Как, черт возьми, бомба была заложена в каюте Кассандры и Виктории? Что если бы Виктория оказалась там?
— Вы выслали команду охраны? — потребовал он.
— Да. Они будут стоять на страже, пока Вы не доберетесь туда, — подтвердил Куинн.
— Виктория захочет узнать, как Кассандра.
— Все, что мне известно, Блайант сказал, что она стабильна. Из того, что я видел, она получила много осколочных ран слева и сзади. Она повернулась, сделала несколько шагов от люка, прежде чем произошел взрыв. В противном случае... — Куинн умолк.
— Но она стабильна? — настаивал Лукас.
— Да. Твой отец с ней.
— Хорошо. Он обеспечит ее безопасность. То же самое я сделаю для Виктории. Он назначил ответственным за расследование вас?
— Да.
— Дайте мне тоже знать, когда что-то узнаете, — приказал Лукас, прежде чем отключиться от Куинна, звуча очень похоже на адмирала.

* * *

Кассандра видела только тьму. Ее глаза были вообще открыты? Она не была в этом уверена. Она ничего не чувствовала. Но должна ли она быть в состоянии чувствовать? Что такое чувства? Темнота, казалось, просачивалась в нее, пока не заполнила полностью. Было что-то, что ей нужно... но она упустила эту мысль. Кассандра плыла во темноте, это не было неприятно. Может, она просто останется наплаву?
Кто-то пытался привлечь ее внимание. Повернув голову, она увидела тусклый свет. «Так далеко», — подумала она, отвернувшись. Но что-то заставило ее оглянуться. Свет стал ярче, ближе. Заинтригованная, она встала. Она сидела все это время? Кассандра пошла на свет.
Чем ближе она была, тем он становился ярче, но это не вредило глазам, темнота начала исчезать. Было какое-то движение в свете, но какое, она не могла сказать. Казалось, что она обретала форму. Это выглядело так знакомо, но почему? Кассандра остановилась и наблюдала, как приближалась фигура.
— Бабушка? — прошептала она.
— Привет, Кэсси, — голубые глаза встретили ее, такие же, как она запомнила.
— Бабушка, я не понимаю…
— Мы решили, что поговорить с тобой должна я.
— Мы? — спросила Кассандра, понимая, что за ее бабушкой появились другие фигуры. Когда она посмотрела, то узнала всех их, всех женщин Квес, включая ее мать.
— Мама... — ее мама ей улыбнулась.
— Да, она здесь, но у нее было бы мало времени побыть с тобой, и она чувствовала, что я должна быть той самой.
— Той самой? — Кассандра вернула свой взгляд к бабушке.
— Вывести тебя из темноты. Ты часть света, Кассандра... тебе не место в темноте. Теперь ты должна решать, частью какого света ты будешь.
— Какого? — Кассандра оглянулась. — Бабушка — это единственный свет, который я вижу.
— Эта темнота пыталась забрать тебя. У тебя есть еще один путь, Кэсси. Тебе нужно решить, вернуться к нему или остаться с нами. Это твой выбор.
Кассандра оглядела всех растерянным взглядом, но тут заметила, что одна фигура стояла немного впереди других.
— Сабах, — прошептала она.
— Да, Сабах тоже здесь, она была первой.
Красота Сабах заставляла ее выделяться своими длинными черными волосами и глубокими сапфировыми глазами. И она легко возвышалась над другими женщинами. Когда их глаза встретились, Кассандра почувствовала, что что-то упускает. Оно там, просто вне ее досягаемости. Напряжение в глазах Сабах, кажется, говорило ей, что она должна вспомнить. Когда Сабах посмотрела вниз, взгляд Кассандры последовал и остановился на ее родимом пятне, это была башня света, такая же, как и у Кассандры, но она светилась белым светом с лучами разных цветов: синим, красным, янтарным, зеленым и фиолетовым.
— Бабушка, скажи, что мне делать? — Кассандра посмотрела бабушке в глаза. — Я не хочу потерять тебя снова.
Бабушка потянулась, чтобы нежно коснуться руки Кассандры.
— Ты никогда не теряла меня, Кассандра. Я всегда была рядом с тобой. Мы все были, в твоих мыслях. Но сейчас, только ты можешь решить.

* * *

— Что-то не так! — сказал Уильям Блайанту, когда убрал последнюю шрапнель с Кассандры. Все цвета сошли с ее лица, кожа побледнела. — Она не дышит!
Блайант перевернул Кассандру на спину и проверил пульс, он поспешил в кабинет и начал быстро извлекать реаниматор. Уильям наклонился к ней, сжав лицо.
— Кассандра! — звал он. — Черт возьми, Кассандра! Вернись! Я не отпущу тебя! Кассандра!

* * *

При прикосновении к своей бабушке Кассандра могла чувствовать любовь всех тех, кто ушел раньше. Она делились своими радостями, печалями и жизненным опытом. Она вернулась домой. Улыбаясь, девушка смотрела на свою бабушку, готовая пойти с ней, когда что-то мелькнуло позади нее.
Осмотревшись, она увидела другой свет. Маленький, поначалу тусклый, он быстро вырос в такой большой и яркий, что заболели глаза. Что-то звало ее к свету. Что-то, что она почти слышала, напрягшись, пока не поняла, что отстранилась от руки бабушки.
— Я не отпущу тебя!
— Уильям! — вспомнила она. Уильям, как она могла забыть Уильяма?
— Бабушка? — Кассандра повернулась, чтобы увидеть, что их свет уже угасал.
— Ты сделала свой выбор, Кэсси. Мы увидимся снова, — сказала она, прежде чем они все исчезли.
— Кассандра! — повернувшись, она побежала к свету Уильяма.

* * *

— Адмирал! — Блайант начал звать на помощь, когда тело Кассандры внезапно выгнулось на кровати, и она начала судорожно дышать. Ее глаза метались в поисках, пока не нашли Уильяма.
— Уильям, — прошептала она, и Блайант прирос на месте.
— Я здесь, Кассандра, — он прикоснулся своим лбом к ее. — Я здесь. Отдыхай, я с тобой.
Когда она уснула, Блайант медленно вернул реаниматор в кабинет. Возвращаясь к пациенту, он понял, что только что стал свидетелем истинной силы любви.
— Адмирал, я бы хотел сейчас обработать рану на ее голове, — Уильям стоял рядом с Кассандрой, держа ее за руку. — Мне нужно обойти вас.
Пока Уильям отстранялся, он отказывался отпустить руку Кассандры, напоминая Блайанту о том, как Кассандра держала руку Тори, пока та болела. При осмотре раны он с облегчением обнаружил, что она только поверхностная и легко заживет.
Отступив, чтобы позволить адмиралу подойти, Блайант расслабил мышцы спины. Прошло много времени, с тех пор как он делал всю работу сам. Он подошел к карте и записал, что произошло, или, по крайней мере, то, что мог объяснить.
— Как ее состояние? — Блайант посмотрел вверх, чтобы обнаружить себя под пристальным вниманием адмирала.
— Ей очень повезло. Рана на голове — это просто порез. Я надеюсь, что у нее не будет даже небольшого сотрясения. Сломанных костей нет, что свидетельствует о том, насколько они крепкие. Шрапнель причинила некоторый ущерб, но не задела важные органы. На ее теле будут некоторое время синяки и ссадины, возможно, также у нее останется несколько маленьких шрамов. Она легко отделалась.
— Повезло? — зацепился адмирал.
— Да, адмирал. Повезло! — Блайант смотрел на него прямо. — Если бы она стояла на прямой линии этого взрыва, нам некого было бы лечить.
Адмирал побледнел и оглянулся на Кассандру.
— Она не испытывает боли?
— Нет. Я ввел ей обезболивающие катеттор, — объяснил Блайант, пока подошел ее проверить. — Это может заставить чувствовать легкость в голове, но не более этого, адмирал, — Блайант подождал, когда их глаза встретились. — С ней все будет хорошо, — Блайант видел вспышку облегчения, прежде чем она пропала. Вытянув одежду из ящика, врач одел Кассандру, обеспечивая ей комфорт, как мог.
— Когда она проснется?
— Этого я не знаю, — Блайант вышел в свой кабинет, дав адмиралу уединение.

* * *

— К люку кто-нибудь приближался? — потребовал Лукас у охранников.
— Нет, сэр, никто.
— Ждите здесь, — Лукас сделал глубокий вдох и расслабил лицо в улыбке. Он не хотел пугать Тори. Открыв люк, его глаза немедленно начали ее искать. Найдя девочку в безопасности, он закрыл люк перед тем, как подойти к воспитателю. Он объяснял низким голосом, что произошел несчастный случай и что он здесь, чтобы забрать Викторию.
Мужчина повернулся и обнаружил, что Виктория собрала свои вещи и пошла к люку. Там она остановилась и ждала его.
Она ничего не сказала, когда Лукас открыл люк и вышел перед ней. В коридоре Лукас подхватил ее на руки.
— Идем! — приказал он. С охранником впереди и сзади они направились в последнее место, где кто-то будет искать Викторию, в каюту Лукаса.
Оказавшись внутри, Лукас заблокировал люк и опустил девочку вниз.
— Что-то случилось с тетей Кэсси? — потребовала она. В глазах Лукаса вспыхнуло удивление.
— Виктория...
— Что-то случилось, иначе ты бы не пришел за мной. Иначе она сама бы меня забрала! Скажи мне! — Викторию охватило раздражение.
— Успокойся, детка!
— Я не маленький ребенок!
Лукас прикрыл глаза.
— Я знаю, что это не так. Послушай, там был взрыв, — Лукас посмотрел в глаза Тори. — Кассандра была ранена. Она в медицинском блоке. Она стабильна.
— Где произошел взрыв?
— Тори, это не имеет значения, — Лукас не хотел ей говорить.
— Где?
— В вашей каюте, — Лукас не мог поверить, что рассказывает такое кому-то в девять циклов.
— Так же как и с ядом, — прошептала Тори.
— Что?
— Яд. Он предназначался для тети Кэсси, а не для меня, как и это. Это один и тот же человек, — Лукас был в шоке, он не подумал об этом.
— Я хочу видеть тетю Кэсси, — потребовала Тори.
— Я не уверен, что это такая уж хорошая идея, Виктория, — Тори двинулась к люку, чтобы разблокировать замки. — Что ты делаешь?
— Я собираюсь навестить свою тетю. Если ты не идешь со мной, я пойду одна! — у Лукаса мелькнула мысль, что у него в спутницах жизни независимая женщина. Он не был уверен, нравится ему это или нет.
— Хорошо, мы пойдем, но если я скажу, что мы уходим по какой-либо причине, все равно какой, даже не приводя аргументов, мы уйдем. Это понятно?
— Ладно, — согласилась Тори. Лукас поднял ее и открыл люк. — Я могу ходить сама, знаешь ли.
— Недостаточно быстро, — выпалил Лукас в ответ. — Мы идем в медпункт, нас никто не должен останавливать. Это понятно? — сообщил Лукас охране. — Пошли.

* * *

Уильям смотрел на маленькую руку Кассандры, покрытую ушибами и ссадинами. Всего три часа назад она обнимала его в душе, ласкала его, любила. Теперь она неподвижная, такая неподвижная. Он почти потерял ее. Он знал это. Вот в этой палате она чуть не ускользнула, его спутница жизни. Присев на край кровати, Уильям нежно поцеловал ладонь, давая слезам скатиться.
Глаза Кассандры открылись от ощущения слез Уильяма, тихо падающих в ее ладонь. Нежно она провела большим пальцем руки, чтобы стереть одну слезинку, и он посмотрел в ее глаза.
— Кассандра... — она осмотрелась вокруг в замешательстве.
— Уильям?
— Чшшш... все хорошо.
— Что...
— Произошел взрыв, — это все, что он мог из себя выдавить.
— Виктория? — пытаясь подняться, она начала быстро хватать воздух.
— В порядке! Она в порядке, Кассандра. Она сейчас с Лукасом, — Уильям уложил ее на спину. — Блайант! — прокричал Уильям, повернув голову в сторону двери доктора.
Блайант быстро вышел и увидел, что его пациентка проснулась.
— Ну-ка посмотрим твою спину, — он быстро проверил ее жизненные показатели и приятно ей улыбнулся. — Как ты себя чувствуешь?
Кассандра попыталась проанализировать состояние своего тела. Но не смогла сосредоточиться.
— Я не знаю, — сказала она хриплым голосом. — Такое чувство, что я плыву.
— Это обезболивающее. Давай я принесу тебе воды, — Блайант повернулся, чтобы вызвать кого-то, когда поймал взгляд адмирала. — Я сейчас вернусь.
Кассандра смотрела на Уильяма. Она могла видеть усталость и беспокойство в его глазах, даже если другие это не видели. Подняв левую руку, чтобы прикоснуться к нему, она почувствовала резкую боль.
— Ой! — посмотрев вниз, она увидела катеттор. — Какого?..
— Осторожно, — сказал Уильям, аккуратно положив руку на ее живот. — Ты же не хочешь вырвать его.
— Кто сказал? — нахмурилась она на это.
— Я. Тебе это нужно, — пытаясь остановить чувство, будто она плывет, Кассандра сфокусировалась на Уильяме.
— Как долго? — спросила она вяло.
— Всего несколько часов.
— Несколько часов? — Кассандра чувствовала, будто ее не было несколько дней. — Ты знаешь, кто это сделал? — она видела, как его лицо ужесточилось.
— Нет, — Блайант снова вошел в палату с водой.
— Вот и все. Давай я помогу тебе сесть, чтобы ты могла сделать глоток, — она приподнялась, и Блайант приставил чашку к ее губам, слегка наклоняя. Когда она сделала первый глоток, он посмотрел на адмирала и кивнул ему, давая понять, что он сам наполнил чашку. Когда она откинулась назад на кровать, часть воды вылилась на больничную рубашку.
— Знаете, мне действительно надо познакомить вас, ребята, с понятием «соломинка», — она в раздражении закрыла глаза, потом повернула голову и посмотрела на Уильяма, пытаясь как-то решиться задать свой вопрос.
— Почему ты здесь? — Блайант тихо ушел, оставляя их одних.
— Что!?! — Уильяма ошеломил этот вопрос. — Кассандра...
Услышав боль в его голосе, увидев отражение этой боли в его глазах, она поняла, что она не правильно задала свой вопрос. Сжав его руку, она посмотрела ему в глаза.
— Уильям... черт, я не могу мыслить нормально, все перемешалось. Это хуже, чем темнота.
— Кассандра, в этом нет смысла.
— Думаешь, я этого не знаю? — затем ей потребовалось закрыть глаза, когда комната начала раскачиваться.
— Я зову Блайанта.
— Нет. Пожалуйста, Уильям... мне нужно, чтобы ты выслушал меня, — ее глаза сверлили его, — как я могла слышать тебя... в темноте? — Уильям оставался совершенно неподвижным. — Я слышала, что ты... я была... потерянная... просто ничто, я была ничем... потом я услышала, как ты... назвал мое имя... говорил, что не отпустишь... — глаза Кассандры смотрели на него с мольбой. — Я не собираюсь бросать тебя. Ты – мой свет. Когда я была в темноте, твой свет показал мне дорогу домой, — положив локти по обе стороны от ее головы, Уильям наклонился вниз, чтобы прикоснуться к ее губам в нежном поцелуе.
— Кассандра, — он приподнялся, чтобы заглянуть ей в глаза. — Ты меня покорила. В моем мире не будет света, если в нем не будет тебя. Я никогда не отпущу тебя. Ты — моя, а я — твой, — он притянул ее ближе для нового поцелуя, когда она засмеялась.
— Уильям? — прошептала она.
— Да?
— Неужели я умираю?
— Что? Нет!
— Так со мной все в порядке?
— Да! Кассандра, да!
— Тогда почему ты здесь?
— Что?
Положив руку ему на грудь, она продолжила.
— Ты — адмирал, Уильям Хейт Зафар, командующий звездолетом «Возмездие» и пятью линкорами. Если со мной все будет в порядке без твоего присутствия, то флоту нужен адмирал.
— Кассандра... — он просто не знал, что сказать.
— Я в безопасности, Уильям, — она погладила рукой место над его сердцем. — Я никуда не собираюсь. Ты был здесь, когда я нуждалась в тебе, теперь ты нужен в другом месте. Иди. Делай то, что можешь, будь адмиралом.
Сначала он на некоторое время уставился на нее, потом нежно поцеловал. Поднявшись с кровати, Уильям нашел свою форменную куртку, натянул ее, а вместе с ней и всю ответственность, которую она несла. Кассандра наблюдала за трансформацией, понимая, что это заставило полюбить его еще больше.
— За дверью стоят охранники, — сказал он ей, застегивая куртку.
— Я знаю, что ты позоботишься об этом.
— Никто не зайдет, кроме Блайанта, Кассандра.
— И Тори, и Лукаса, — парировала она.
— Да, я дам знать охране. Я хочу, чтобы ты отдохнула, — сейчас он был полностью в режиме адмирала, заставив Кассандру немного ухмыльнуться.
— Что? — потребовал он.
— Я когда-нибудь говорила тебе... как сексуально ты выглядишь, когда полностью находишься в режиме адмирала? — Уильям потерял дар речи. В его глазах разгоралось пламя, и, наклонившись, он подарил ей поцелуй, который отчаянно хотел дать, как только она вернулась к нему.
— Ты будешь отдыхать, — приказал он хрипло. — Я вернусь позже.
— Я буду здесь.
— Блайант! — позвал адмирал. Блайант вышел из своего кабинета. — Мои приказы все еще в силе, никого другого, только ты, Лукас и Виктория в этой палате. Понятно?
— Да, адмирал, — окинув Кассандру еще одним долгим взглядом, адмирал покинул палату. Как только двери закрылись, Кассандра обратила свое внимание на Блайанта.
— Итак, Док, пришло время вытащить эту штуку из моей руки.
— Кассандра, это всего лишь обезболивающее.
— И мне оно не нужно. Думаю, что имею право сама распоряжаться, что принимать, а что нет! — она чувствовала, как туман начал возвращаться.
— Адмирал бы хотел этого…
— Тогда засунь эту штуковину ему! — ответила она.
Довольная собой, Кассандра начала пытаться удалить его сама.
— Остановись! Ты сделаешь себе больно, — Блайант придержал ее руку, дав понять, насколько слабой она была.
— Блайант, я пойду на сделку с тобой.
— Что? — спросил он подозрительно.
— Если ты заберешь это из моей руки, я обещаю сообщить тебе, если почувствую, что мне нужно что-то от боли, — Блайант поднял бровь. — Я клянусь. Мне правда не нравится, когда мне больно, но то, что ты даешь мне, мне нравится еще меньше. О, и я сама потом разберусь с адмиралом.
— Теперь я могу поверить, — Блайант пробормотал, пока удалял порт. — Сейчас ты будешь отдыхать, или я дам тебе то, что тебя вырубит.
— Без проблем, — пробормотала Кассандра, уже наполовину уснув.
«Упрямая женщина», — подумал Блайант про себя. Они с адмиралом идеально подходят друг другу. Покинув ее палату, он пошел проверить других членов экипажа.

* * *

— Поставь меня, Лукас, — потребовала Тори, когда они попали в медицинский сектор. Она увидела охранников и сразу же поняла, где ее тетя. — Поставь меня!
— Через минуту, сначала мы должны убедиться у Блайанта, что все в порядке.
По мере приближения доктора, Виктория вырвалась из рук Лукаса и побежала вперед.
— Виктория! — позвал он.
Когда она потянулась к люку в палату, охранник схватил ее за плечи.
— Отпустите меня! — закричала Тори, пиная его в голень. Когда охранник отпустил, она крутанулась вокруг него и забежала в дверь. Что-то прокричав, Лукас поспешил ей на помощь, только чтобы понять, что она позаботилась обо всем сама. Когда охранник повернулся за ней, Лукас схватил его за руку.
— На твоем месте я бы не стал этого делать, — его тон был непреклонным. — Она уже ударила тебя один раз, не нарывайся на второй, — пока охранник колебался, Лукас продолжил: — Адмирал должен был предупредить о нас. Ты впустил ее, это все, что ты должен будешь внести в свой отчет, — хлопнув охранника по спине, Лукас последовал за девочкой.
Оказавшись внутри, он захотел остаться снаружи. Виктория рыдала в руках Кассандры, и Лукас заметил, как Блайант вошел в палату. Его болезненное выражение лица заставило Лукаса предположить, что тот тоже не любил, когда плачут маленькие девочки.
— Шшшш, детка, все в порядке, я уже в порядке. Успокойся, — Кассандра взяла Викторию за подбородок, и Тори подняла взгляд на свою тетю. — Я не стала бы тебе врать. Со мной все будет в порядке. Но если ты и дальше продолжишь так плакать, то я должна буду предположить, что выгляжу ужасно.
— Нет, не ужасно, — всхлипнула Виктория, — но тебя довольно сильно побило, — услышав фырканье от двери, Кассандра увидела Лукаса и Блайанта.
— Из уст младенцев… — сказал Блайант, когда приблизился к ним. — Эй, Виктория, не возражаешь, если я попрошу тебя сесть на кровать рядом с твоей тетей? — когда Виктория отодвинулась, Лукас заметил, как побледнела Кассандра, и почему Блайант беспокоился о ней.
— Но со мной все в порядке. Доктор Блайант вылечит меня так же, как и тебя.
— Где адмирал? — Тори просканировала комнату.
— Он должен был вернуться на пост.
— Он оставил тебя в одиночестве?
— Нет, Тори, я не была одна. Доктор Блайант здесь, а снаружи охрана. Я в порядке, даже если я «довольно избитая».
— Он был снаружи, — Тори указала пальцем на Блайанта.
— Всего минутку, есть другие люди, пострадавшие при взрыве, Тори. Он тоже должен помогать им.
— Ты уверена, что в порядке? — голос Тори дрожал.
— Адмирал не ушел бы, если бы это было не так. Думаешь, он хотел? — спросила Кассандра.
— Нет. Он бы тебя не бросил, — признала девочка.
— Так, и что мы имеем? — сменила Кассандра тему. — Лукас забрал тебя из класса без проблем?
— Никаких проблем, — ответил Лукас.
— Хорошо, — она чувствовала, как ее энергия истощалась, но ей еще нужно было поговорить с Лукасом наедине.
— Тори, раз ты уже здесь, думаю, доктор Блайант должен проверить твое горло. Ты говорила, что в последние несколько дней оно болело.
— Тетя Кэсси... — закатила глаза Виктория. — Он может это сделать в своем кабинете позже, — сказала она.
Блайант посмотрел на Кассандру, понимая, что она хотела, чтобы Виктория вышла из комнаты.
— Давай, юная леди, взглянем на твое горло, — Кассандра смотрела на Лукаса, когда дверь закрылась.
— Это было ловко, действительно ловко, — произнес Лукас с восхищением.
— Прекрати, — сказала она пренебрежительно. — Скажи мне, что ты узнал. Вы уже узнали, кто стоит за всем этим?
— Кассандра, успокойся. Последний раз, когда я спрашивал, расследование все еще находилось на предварительной стадии. Понадобится какое-то время, чтобы во всем разобраться, — она посмотрела на дверь, затем на Лукаса.
— Я знаю, кто это.
— Что?
— Тише. Ты слышал меня. Эти атаки направлены на меня. Ты это знаешь, Уильям это знает, просто мне понадобилось некоторое время, чтобы понять это. Яд был на моей тарелке, бомба в моей каюте. То, что другие пострадают от этого, не имело значения. Это было направлено на меня, — Кассандре пришлось остановиться, чтобы перевести дыхание.
— Позволь мне позвать Блайанта, — потребовал обеспокоенно Лукас.
— Нет. Я в порядке. На этом корабле есть только один человек, который меня ненавидит, Лукас, только один хотел бы видеть меня мертвой.
— Кто?
— Старший лейтенант Фалько.
— Фалько? Какого черта Фалько желала бы твоей смерти? Чем ты могла разозлить ее?
Кассандра ответила прямо.
— Твоим отцом.
— Что? — Лукасу надо было присесть. — Это смешно, для этого нет оснований, — он видел ее взгляд. — Адмирал не связывается ни с кем в туре, — Кассандра подняла бровь. — Не считая тебя. И в особенности не с одной из его команды!
— Но что, если это случилось не в туре, и она не была одной из его команды? — парировала Кассандра.
Лукас вскочил на ноги.
— Ты говоришь мне... — начал он.
— Что она думает, что у нее есть приоритет передо мной, — она подвигалась, пытаясь устроиться поудобней. — У нас было пару стычек.
— Папа о них знает?
— О первой да, но я не беспокоила его после.
— Почему?
— Потому что он не думает, что это возможно, а я не понимала, что целью была я — до сегодняшнего дня. Я была сосредоточена на мятежниках.
— Мы все были.
— Ну, а сейчас я — нет, и я знаю, что я права.
— Кассандра...
— Можешь не верить мне. Мне все равно, но обдумай это. Проверь все, Лукас, потому что это могла быть Виктория, она могла открыть этот люк. Ты не задумывался об этом? — Кассандра знала, что играла грязно, но ей было все равно. — Я должна была получить яд, но Виктория сделала это вместо меня. Ты готов дать ей третью попытку? Если я ошиблась, то никакого вреда не будет, но если я права...
Дверь кабинета Блайанта открылась, и Лукас поморщился, когда посмотрел на Кассандру. Затем он встал и повернулся к Тори и доктору с натянутой улыбкой на лице.
— Давай, Виктория, пора уходить.
— Но...
— Виктория, Кэсси устала и нуждается в отдыхе. Поцелуй ее, и мы пойдем, — Кассандра была несколько шокирована, когда Тори послушалась. Протянувшись через кровать, девочка подарила своей тете поцелуй.
— Увидимся завтра, хорошо? — в ее зеленых глазах плескалось беспокойство.
— Держу пари!
Лукас поднял Тори и посмотрел на Кассандру.
— Я разберусь с этим, — развернувшись, они ушли.
Блайант вернулся к Кассандре, намереваясь вправить ей мозги, только чтобы обнаружить, что она уснула.
— Упрямая женщина, — пробормотал он.

* * *

Уильям изучал повреждения в каюте Кассандры. Взрыв всадил металлические осколки в стену через холл, но в каюте не было ни одного.
— Направленный взрыв, — Уильям посмотрел на Куинна для подтверждения.
— Да, направлен наружу, — «то есть навстречу Кассандре», — этого можно было не говорить. Интерьер комнаты почернел, кровать, в которой за день до этого он с Кассандрой не плохо провели время, уничтожена.
— DC-48?
— Это показывает предварительное расследование, — ответил Куинн.
— Мы знаем, откуда он взялся?
— Эксперт по вооружению проверяет все запасы, пока мы говорим, адмирал.
— Хорошо. Похоже, у тебя все под контролем. Я буду на мостике, — челюсти Уильяма сжались, когда он в последний раз осмотрел стену напротив комнат Кассандры, а затем направился в свой командный центр на мостике.
Через несколько часов Куинн нашел его там, читающего отчеты о связи.
— Уилл, что ты все еще здесь делаешь? Уже 21:00. Ты отработал почти 40 часов без сна, давай сходим куда-нибудь.
— Задействуй экран конфиденциальности, полковник, — Куинн поднял бровь, когда активировал экран. Адмирал никогда не опускал экран. Это был его способ показать доверие к своей команде.
— Что ты должен сообщить мне? — потребовал адмирал уставшим, но решительным тоном.
— Эксперт по вооружению может отчитаться по всем DC-48 во всех бункерах, кроме одного.
— Какого?
— J342. Он был поврежден при битве на Земле. Эксперт отчитался по всем DC-48, хранящимся в других бункерах, но эта цифра не составляет всего, что было в бункере.
— На сколько?
— Два фунта, — сообщил Куинн и стал ждать взрыва, и он не разочаровался.
— ДВА ГРЕБАНЫХ ФУНТА DC-48 ПРОПАЛИ, И МНЕ НЕ СООБЩИЛИ?! — Уильям пришел в ярость.
— Адмирал, в бункере произошел пожар. Нашли улики, доказывающие, что DC-48 сгорел. Не было причин и подумать, что его вынесли, — Куинн ждал.
DC-48 был эффективной взрывчаткой, пластичной и стабильной. Экстремальная жара или холод заставляли его распадаться на составные элементы, совершенно не опасные для жизни. Но добавьте детонатор, и он будет смертельно опасен.
— Сколько детонаторов мы потеряли? — все детонаторы хранились в отдельном месте.
— Два, из бункера D345, там хранилась часть DC-48 с J342, — Куинн предвидел вопрос адмирала.
— Проверили, кто из персонала его переместил? — спросил Уильям, закрыв глаза и потерев затылок.
— Над этим работают, пока мы говорим, есть еще кое-что, что ты должен знать, адмирал, — Уильям ждал. — Мы смогли получить доступ к журналу безопасности от двери Кассандры. Мы вернулись на двадцать четыре часа от взрыва и выяснили следующее: вчера в 11:45 люк открыли изнутри.
— Хуту и я с обедом.
— Заблокирован изнутри в 11:50.
— Ушел Хуту.
— Открыт и заблокирован изнутри 12:30.
— Виктория с Жавьерой ушли отвести девочек на занятия.
— Открыто и заблокировано изнутри в 12:50.
— Я ушел.
— Открыто изнутри и заблокировано снаружи в 15:45.
— Кассандра пошла забрать Викторию из класса.
— Открыто внешне, заблокирован изнутри 16:15.
— Возвращение из класса и атака.
— Открыто изнутри 18:00, закрыто изнутри 18:05
— Хуту с ужином.
— Открыто изнутри, заблокирован снаружи в 08:45 сегодня.
— Кассандра отвела Викторию в класс.
— Открыто снаружи в 9:15, — Куинн посмотрел на адмирала в ожидании.
— Это была не Кассандра.
— Уверен?
— Да, она зашла в мою каюту где-то в 09:00. Проверь мои записи.
— Да, есть, — сказал ему Куинн. — Ее код безопасности был использован снаружи твоей двери в 09:04, заблокирован изнутри в то же время. Дверь была открыта ее кодом в 10:07. Дверь не была заблокирована до 10:09, снаружи, код твой. Дверь Кассандры не была заблокированной снаружи до 10:13, а взрыв произошел менее чем через минуту.
Уильям замолчал, когда подумал о том, как близко он подошел к тому, чтобы потерять ее, еще минута в своей каюте, и он не окликнул бы ее, такая ничтожная мелочь.
— Уилл? — позвал Куинн обеспокоенным голосом.
— Почему ты проверял мои журналы? — Куинн смотрел на него, затем ответил.
— Ее безопасность была под угрозой. Я хотел убедиться, что это не так.
— Чтобы разблокировать ее, нужен вход с кодом. У меня — это отпечаток пальца + голос.
— Я знаю, но мне нужно было проверить. Твоя каюта была заблокирована вчера в 07:45, твоим кодом. Ее разблокировали внешне в 08:55 сегодня, и заблокирована она внутренне, твоим кодом. Никто больше не входил в твою каюту между этими часами. Дверь оставалась закрытой с тех пор, как ты заблокировал ее в 10:09 сегодня. Твоя каюта безопасна.
— Спасибо, Куинн.
— Без проблем, адмирал. Теперь, если позволишь еще раз, иди спать. С тебя не будет никакой пользы, особенно Кассандре, — Уильям посмотрел на своего давнего друга.
— Полковник, думаю, меня не будет этой ночью. Сообщи, если я потребуюсь.
— Да, сэр.
Уильям открыл экран конфиденциальности, вышел с мостика и направился к медикам.

* * *

Войдя в медицинский блок, Уильям увидел охранников на своих местах.
— Доложите.
— Сэр, за исключением доктора Блайанта, никто не входил и не пытался войти в палату, кроме лейтенанта Зафара и девочки.
— Виктории, — поправил адмирал.
— Сэр?
— В ваших отчетах ее зовут Виктория Чемберлен, — сказал ему адмирал.
— Да, Сэр.
Когда он вошел в комнату, то нашел спящую Кассандру в приглушенном свете. Когда дверь закрылась, она открыла глаза. Увидев его, девушка мягко улыбнулась.
— Вот, пожалуйста, — по мере того как он приближался, она могла почувствовать его усталость, — ты еще не спал, — обвинила она его, когда он наклонился и нежно ее поцеловал.
— Был в режиме «адмирал», — пробормотал Уильям ей в губы.
Кассандра приложила ладонь к его лицу, лаская его щеку большим пальцем.
— Даже адмиралу нужно спать.
— Я посплю немного, — расслабившись, он повернул голову, чтобы поцеловать ее ладонь. Он замер, когда увидел ее руку.
— Где твой порт? — потребовал он.
— Сняли, — ответила она ему.
Терпение Уильяма испарилось. Отвернувшись от нее, он распахнул двери для медиков и заорал:
— Блайант! Сейчас же!
Блайант как раз занимался другим пациентом и испугался худшего. Подорвавшись и побежав, он ворвался в палату Кассандры. Увидев ее сидящей на постели, он повернулся к адмиралу.
— Что, черт возьми, не так?
— Где ее порт? Почему ты не даешь ей обезболивающее? — Кассандра ответила за Блайанта.
— Потому, что я этого не хочу! Это мое тело. И это мой выбор, — она дернула ногами на кровати.
— Что ты делаешь? — потребовал он.
— Если я собираюсь с тобой спорить, то я, по крайней мере, буду сидеть! — она продолжала возиться на кровати. — Ничего из этого... — она не смогла закончить, потому что тело прострелило болью, и от этого сперло дыхание. Кассандра потянулась к груди Уильяма, чтобы остаться в вертикальном положении. Увидев, как она побледнела, он схватил ее за предплечья.
— Блайант,… — начал Уильям, но доктор был уже там, включив свет на полную мощность.
— Кассандра, что это такое? — спросил Блайант.
— Я... Я думаю, вы что-то пропустили, — это все, что она смогла выдать, когда опустила голову на грудь Уильяма.
Блайант открыл заднюю часть больничной сорочки... и смог увидеть, что он пропустил даже без помощи сканера, красная воспаленная полоса была хорошо видна.
— Кассандра, я хочу, чтобы ты оставалась совершенно неподвижной, — Блайант встретил взгляд Уильяма. Адмирал кивнул с пониманием. Блайант подошел к ящику и вытащил, что было нужно. Запустив сканер над ее кожей, он понял, что все хуже, чем он предполагал. Распылив обезболивающий антисептик на ее кожу, он сказал ей:
— Мне нужно, чтобы ты не двигалась, Кассандра. Я обезболил область, насколько мог, но это глубоко. Будет больно, очень больно.
Блайант посмотрел на адмирала.
— Просто сделай это, — задыхалась она, — я не могу вдохнуть.
— Посмотри на меня, Кассандра, смотри на меня, — приказал Уильям, когда Блайант начал.
Посмотрев вверх, она увидела лицо человека, которого любила и которому доверяла больше всех на свете. Спустя мгновение Кассандра почувствовала, словно ей воткнули раскалённую кочергу в спину. Она начала закрывать глаза.
— Нет, Кассандра, смотри на меня. Давай, детка, вот и все, — сказал он, и когда их глаза встретились, ее боль, казалось, разорвала его на части. — Дыши, Кассандра, по маленькому глотку, дыши, сейчас. Давай, ты можешь сделать это.
Боль усилилась, но она не двинулась, взгляд Уильяма удерживал ее. Он чувствовал, как ее пальцы зарывались в его грудь, но больше она не двигалась.
— Уильям, — прошептала она, когда уже не могла терпеть.
— Держись, детка. Давай, еще пару секунд. Блайант!
— Достал его! — сказал доктор, вытянув трехдюймовый металлический осколок из Кассандры. Девушка обвисла в руках Уильяма, ее лицо, влажное от пота, прислонилось к его плечу. Обхватив ее за затылок, Уильям прижал ее к себе, уперев взгляд в Блайанта.
— Какого черта? Как ты это пропустил? Если бы она принимала обезболивающее...
Блайант перебил адмирала.
— Я пропустил это, адмирал! Я признаю это. И если бы она все еще принимала обезболивающее, она бы не почувствовала его, пока не проткнула бы легкое! — Блайант скривился от отвращения к самому себе.
— Уильям? — слабый голос Кассандры звучал приглушенно у его груди.
— Я здесь, детка.
— Я хочу вернуться домой.
— Кассандра, ты ранена… — начал он.
— Здесь уже нет ничего, что нельзя было бы сделать дома. Пожалуйста, Уильям? Я хочу спать в нашей кровати. Я лучше сплю с тобой, — Уильям посмотрел на Блайанта.
— Она права, адмирал, сейчас ей нужен отдых. Осколков больше нет, я провел полное сканирование. Ей будет лучше отдохнуть там, где ей удобнее всего, и я бы сказал, что это с вами, сэр.
Уильяму понадобилось время, чтобы подумать.
— Кассандра, я оставлю тебя здесь на минутку, хорошо? Мне нужно кое-что организовать.
Мягко уложив ее на бок, адмирал подошел к консоли связи.
— Марат, я хочу, чтобы еще четверо охранников прибыло в медицинский блок через пять минут, — обернувшись к Блайанту, он продолжил: — Ты дашь ей что-нибудь, что снимет боль. Я не позволю ей испытывать боль без необходимости.
— Она сама имеет право решать, — твердо сказал Блайант. — Мы спросим ее об этом, — все это время Кассандра тихо слушала двух мужчин.
— Кассандра,… — начал доктор Блайант, но она перебила его.
— Я бы не возражала против небольшого обезболивания, док. Я же говорила тебе, что скажу, когда оно будет действительно необходимо. Но, пожалуйста, дай мне что-то другое, нежели то, что было раньше. Мне не нравится, как кружится моя голова после него. Просто что-то, что немного облегчит боль.
— Хорошо, я дам тебе другое лекарство.
Уильям ждал, пока Блайант вводил лекарство. Быстро часть боли практически сразу ослабла в глазах Кассандры, ослабляя хватку на его сердце.
— Мне нужно что-нибудь, чтобы укрыть ее, — сказал Блайанту адмирал. Когда в дверь постучали, он наклонился к ней вниз. — Я сейчас вернусь.
Выйдя из комнаты, адмирал обратился к шестерым охранникам.
— Вы будете выполнять схему защиты «стрела». Никто не должен подойти к нам! Мы перейдем из этой комнаты прямо в мою каюту. Двое останутся снаружи. Оружие в режим оглушения. У вас есть две минуты, — когда он вошел в палату, Блайант уже приготовил для адмирала большое одеяло.
— Кассандра, — нежно прошептал ей Уильям на ухо, заставив открыть глаза. — Вставай, пойдем домой.
— Правда?
— Да, — он накинул одеяло ей на плечи и помог встать, позволив простыне, что ее укрывала, упасть на пол. Укутав девушку в одеяло, мужчина наклонился, чтобы подхватить на руки.
— Ты в порядке? — он внимательно следил за ней.
— Пока я с тобой, да, — она прислонила голову к его груди и закрыла глаза.
— Тогда идем, — Блайант открыл дверь, и охрана окружила адмирала, когда он вышел.

* * *

Коридоры «Возмездие» гудели от новостей. Адмирал нес земную женщину себе в каюту с выстроенной охраной в форме стрелы. И раньше звучали некоторые разговоры об интересе адмирала к землянкам, но теперь...
Фалько была одной из тех, кто видел это собственными глазами. Теперь ей надо решить, что делать дальше…

* * *

Куинн уже лежал в постели, когда просигналила его консоль.
— Твою мать! — он сел, чтобы ответить. — Тар!
— Полковник, это Лукас Зафар.
— Ты знаешь, который час, лейтенант?
— Поздний. Я должен был удостовериться, что Тори уснула.
— Как она? — Куинн смягчился при имени девочки.
— Держалась хорошо, сэр. Я думаю, что у меня есть отличная зацепка по поводу того, кто виноват в покушениях.
— Что? — Куинн встал с кровати.
— Сэр...
— Без «сэр», Лукас, говори по сути, что у тебя есть, — выслушивая подозрения Лукаса и Кассандры, Куинн перервал его.
— Чем ты можешь доказать, что это другая женщина? Интуицией? Проклятье, Лукас...
— Я доверяю интуиции Кэсси, Куинн, но я кое-что раскопал. Вы знали, что Фалько имеет E1 — разряд по взрывчатке?
— Что?
— Специализация на направленных взрывах.
Куинн молчал.
— Я знаю, что это был направленный взрыв, Куинн. Черт, весь корабль знает. Я уже зашел так далеко, как мог, вызвал всех, кого мог. Теперь мне нужна твоя помощь.
— Почему я, почему не твой старик? — спросил Куинн и услышал в ответ тишину.
— Куинн, вы друг моего отца дольше, чем я живу. Черт, вы стали мне вторым отцом! Если эта информация верна, если все это из-за того, что Фалько ревнует к Кассандре, а мой отец отверг опасения Кассандры, как он отреагирует? Мы оба знаем, что случится, если он найдет ее первым. Вы готовы рискнуть?
— Черт, Лукас, ты споришь, как твой старик. Что тебе от меня нужно?
Куинн слушал и понял, что согласен с предложенным планом.
— Я дам знать, когда буду готов.

* * *

Уильям вошел в их каюту и заблокировал дверь, прежде чем отнести Кассандру в личную комнату, аккуратно положив ее на кровать.
— Кассандра, ты дома, — эти слова, сказанные вслух, наполнили его удовлетворением, которое он не мог себе объяснить. Открыв измученные глаза, она послала ему мягкую улыбку. — Спи.
— Что насчет тебя? — она начала садиться.
— Нет, ложись обратно. Есть еще несколько вещей, о которых мне нужно позаботиться. Я буду в другой комнате. Это не займет много времени. Отдыхай, — поцеловав ее и выключив свет, покинул комнату.
Кассандра наблюдала за ним обеспокоенным взглядом. Ему тоже нужно поспать. Вдруг уловив запах горелого, она наморщила нос.
— Что это такое? — выпутавшись из одеяла, она поняла, что это от нее. — Ох, время для душа.
Девушка осторожно поставила ноги на пол, медленно поднялась и взяла необходимые вещи. Она чувствовала себя немного как подушка-для-булавок, но это было больше раздражающе, чем болезненным. От лекарства это или нет, она не знала. На ее правой руке были видны красочные синяки. Оттянув сорочку в сторону, она увидела свой правый бок, цветущий синяками.
— Отлично.
Мысль о горячем душе засела в голове, ей действительно хотелось туда попасть. Откинув одеяло, девушка аккуратно пошла в туалет, хотя ее мышцы яростно протестовали. Единственное, что еще было на уме у Кассандры помимо душа, это увидеть себя в зеркале.
— Дерьмо, — подняв руку, она коснулась щеки, где был еще один синяк. Ее волосы были в таком же плачевном состоянии: спутанные и грязные, когда она попыталась запустить в них свои пальцы. Ее палец, скользнувший по волосам, был смазан сажей.
— О, я определенно нуждаюсь в душе, — медленно сняв халат, она включила душ и вошла.

* * *

В другой комнате Уильям откинул голову на стул. Он благополучно доставил Кассандру домой. Дом. Она назвала это домом. Со всем, что случилось сегодня, со всеми его, Уила, ошибками, она доверяла ему, чувствовала это место своим. Он должен лучше заботиться о ней. Протерев глаза, он выпрямился и решил, что будет действовать так, начиная с этого момента. Обратившись к своей коммуникационной консоли, Уильям начал звонить.
— Тар.
— Куинн, я хотел, чтобы ты знал, что забрал Кассандру из медицинского сектора в нашу каюту. Я также оставил двух охранников снаружи.
Куинн не упустил слова «нашу каюту».
— Значит, у нее все хорошо?
— Она избита до чертиков, Куинн! — ярость Уильяма наконец-то вырвалась на свободу.
— Все будет...
— Она перестала дышать.
— Но теперь она в порядке, — упорствовал Куинн. Он знал своего друга, знал, что тот винил себя. Даже не зная о том, о чем подозревали они с Лукасом.
— Да, она сейчас спит.
— Это то, что и тебе нужно делать. Немного поспать. Ты больше ничего не можешь сделать сегодня. Мы разберемся со всем завтра.
— Новых доказательств нет?
— Нет. Никаких новых улик. Ложись в постель, — Куинн отключился прежде, чем Уильям смог спросить что-нибудь еще. Куинн никогда не лгал. Но ведь у него еще не было никаких доказательств.

* * *

Уильям знал, что Куинн прав, но ему нужно было сделать еще один звонок, прежде чем он сможет уснуть рядом с Кассандрой. Он ждал, когда ответят на вызов.
— Зафар, — Уильям услышал тихий голос.
— Лукас?
— Отец? Что случилось?
— Ничего, просто проверяю, как ты. Виктория спит?
— Да, она уже несколько часов отдыхает. Как Кэсси?
— Она сейчас спит. Я хотел сказать, что забрал домой ее сегодня вечером.
— Домой? — спросил Лукас, прежде чем подумать.
— Да. Она дома, со мной, в нашей каюте, все так и есть, Лукас. Я принес ее в нашу каюту после того, что случилось сегодня, и я не позволю ей оставаться где-либо еще.
— Папа, перестань. Ты просто застал меня врасплох. Что насчет Виктории?
— Я думаю над этим. Я просто хотел, чтобы ты знал, куда ее завтра отвести. Кассандра захочет ее увидеть, я не знаю, целесообразно ли ходить на занятия, но мы все еще не можем определить, кто это делает.
— Согласен, — начал Лукас, пытаясь решить, должен ли он рассказать отцу правду о покушениях на Кассандру. — Папа, есть кое-что еще...
— Твою мать! — Уильям прервал его, услышав, как включился душ.
— Что случилось?
— Она собралась в душ, — Уильям отключился.
Лукас, ухмыляясь, снял гарнитуру. Да, Кассандра могла справиться с отцом.

* * *

Уильям ворвался в ванную, готовый придушить Кассандру, и остановился в оцепенении от увиденного. Повернувшись к нему спиной, Уильям впервые получил полный обзор на ее травмы сверху вниз. С одной стороны она была вся в рваных ранках, закрытых Блайантом, но все еще исцеляющихся. На другой — образовался массивный синяк. Глубоко вздохнув, он снял одежду и присоединился к своей спутнице жизни.
— Кассандра, — тихо сказал он. — Что ты делаешь?
Она не удивилась, услышав голос Уильяма. В глубине души она знала, что он придет, когда услышит шум воды. Что ее удивило, так это то, что он не злился. Медленно повернувшись, она подняла руки к груди.
— Я принимаю душ.
— Я вижу. Почему ты не в постели?
— Потому что я не только грязная, я воняю.
— Кассандра... — Уильям мог только вздохнуть. Она подняла руку к его щеке.
— Уильям, да, я устала, да, я ранена, я признаю это. Но я не собираюсь лежать в нашей кровати, покрытая тем, чем… я покрыта. В моих волосах полно сажи и грязи. Я просто хочу отмыться, — он понял, что не мог с ней поспорить.
— Тогда давай приведем тебя в порядок, — потянувшись за нее, он наполнил руку шампунем и начал массировать кожу ее головы.
— Уильям... я не имела в виду...
— Шшш... положись на меня, — когда она расслабилась, его руки погрузились в ее волосы, его прикосновения успокаивали ее. После того, как он ополоснул ее волосы, Уильям начал нежно мыть остальные части ее тела.
— Знаешь, — сказала Кассандра, когда он мыл ее грудь, — если бы ты делал так в любое другое время, я была бы уже на тебе.
— Я запомню эту мысль, — дойдя до ее лодыжек, он посмотрел на родимое пятно, из-за которой начался спор сегодня утром. Та казалась темнее. Он должен спросить ее об этом, но не сейчас. Теперь ему нужно было уложить свою суженую в постель.
Выключив воду, он потянулся за полотенцем, чтобы высушить ее волосы, как ранее уже сегодня делал. Но сейчас все было не так. Закончив, он наклонился, чтобы отнести ее в постель.
— Уильям, я могу ходить, — запротестовала она слабым голосом, показывая Уильяму свою самостоятельность.
— Не сегодня.
— Я не хочу спать, если тебя не будет рядом.
— Никто не сможет удержать меня вдали от тебя, — выключив свет, он скользнул рядом с ней, убедившись, что он лежал между ней и дверью. Заблокированной или нет, он не будет рисковать. Кассандра немедленно нашла его в темноте, обхватив рукой.
— Полегче, ты не хочешь потревожить свой бок.
— Ты знаешь, твоя правда, — пошутила она сонным голосом. Притянув ее к своей груди, он почувствовал, как ее тело расслабилось. Истощение догнало и Уильяма. Осторожно обняв ее руками, он последовал за ней в сон.

* * *

Уильям проснулся с Кассандрой в объятиях. Сигнал его консоли заставил его растянуться, пытаясь ее не разбудить.
— Зафар.
— Папа, это Лукас. Ночью Виктории приснился сон. Она говорит, что ей нужно поговорить с тобой и Кассандрой, что-то о языке мятежников, — Уильям осторожно погладил спину Кассандыры рукой вверх и вниз, когда почувствовал, что она просыпается.
— Дайте нам около двадцати минут, чтобы прояснить голову, — отключившись, он посмотрел вниз, чтобы встретиться взглядом с сонными синими глазами, наблюдающим за ним. — Как ты себя чувствуешь?
— Кто был на связи? — спросила она вместо ответа.
— Лукас. Он и Тори идут сюда. Ей приснился сон.
— Что? — Кассандра вздрогнула, когда быстро приподнялась, не подумав. — Черт.
— Кассандра...
— Я в порядке, просто затекло и ноет, — посмотрев в обеспокоенные глаза, она наклонилась и мягко его поцеловала. — Доброе утро.
Уильяма не так легко было отвлечь. Уложив ее на кровать, он встал.
— Я позвоню Блайанту, — он потянулся к своей консоли связи. — Тебе нужен еще один укол, — приготовившись к спору, он собрался, но она его удивила.
— Возможно, это не плохая идея, — сказала она ему, все еще оставаясь в кровати.
После уведомления Блайанта, он позвонил Хуту и сказал ему принести завтрак на четверых, один из которых для Тори.
— Уильям? — Кассандра медленно начала садиться.
— Успокойся, — он сжал ее локти, чтобы помочь ей.
— Поверь мне, я спокойна, — как только она села на край кровати, Уильям натянул одеяло вокруг нее. — Уильям, мне нужно что-нибудь надеть.
— Я найду тебе что-нибудь. Ты в порядке?
— Да, — она восхитилась его голой задницей, пока он подошел к своему шкафу, чтобы взять для нее рубашку и натянуть на себя штаны. «Этот мужчина сложен идеально», — подумала она с легкой улыбкой. Уильям вопросительно поднял бровь на эту улыбку, когда помогал ей с рубашкой.
— Просто любуюсь видом, — сказала она ему, не в силах встретиться с ним взглядом из-за румянца, окрасившим ее щеки и шею. Уильям нашел ее румянец пленительным; то, что она еще могла стесняться при нем, поразило его. Присев на корточки, он приподнял ее лицо за подбородок и посмотрел в ее застенчивые глаза.
— Рад, что тебе нравится, — это заставило ее покраснеть еще больше, но ее взгляд стал озорным.
— О, поверь мне, мне нравится, — широкая улыбка озарила ее лицо. Уильям поднялся на жужжание люка, указывающее на прибытие Блайанта. Вернувшись к шкафу, он натянул рубашку.
— Я сейчас вернусь, оставайся на месте, — сказал он ей, перед тем как выйти из комнаты. Блайант вошел в кабинет адмирала и подождал, когда тот заблокировал люк. Адмирал, похоже, не слишком много спал.
— Как она чувствует себя сегодня утром?
— Больной, она даже не спорила о лекарствах, — он подвел доктора к соседней двери.
— На следующий день, как правило, хуже. Я проверю, чтобы убедиться, что ее состояние не ухудшилось, — войдя в частную зону, Блайант нашел Кассандру, стоящей по другую сторону кровати. Она одела то, что, очевидно, являлось одной из рубашек адмирала, которая опускалась до колен.
— Ты должна была вставать с кровати, — Уильям перешел на ее сторону.
— Я не чертова собака, — выражение его лица сказало ей, что он не понял ее. — Извините, я просто хотела немного размять мышцы.
— Ты хочешь присесть на стул или диван? — снял напряжение Блайант. Игнорируя доктора, Кассандра положила руку на предплечье Уильяма.
— Не поможешь мне добраться до стула? — Уильям пронзил ее взглядом. — Пожалуйста, Уильям, — медленными маленькими шагами он помог ей добраться до ближайшего кресла. Сев, она вздохнула с облегчением.
— Спасибо, — она смотрела на него напряженным, но благодарным взглядом.
Уильям расслабил стиснутые челюсти.
— Ей нужен укол, Блайант, — доктор обошел вокруг адмирала.
— Итак, как ты чувствуешь себя сегодня утром?
— Больной. Больше, чем я ожидала.
— Готова к еще одному уколу?
— Да, к тому, что ты дал мне прошлой ночью. Он помог и не заставил меня чувствовать себя странно, — вытащив шприц, он сделал ей укол.
— Я бы хотел проверить твои раны.
Прозвучал сигнал жужжания в люке, и Кассандра посмотрела на Уильяма.
— Если это Тори...
— Я задержу ее в другой комнате, пока Блайант не закончит, — она улыбнулась ему благодарной улыбкой. Адмирал ушел, прикрыв за собой дверь. Проверив и убедившись, что в ранах нет инфекции, Блайант продолжил спрашивать ее.
— Хорошо спала прошлой ночью?
— Да. Не думаю, что смогла бы заснуть, если бы не переехала сюда.
— Ты принимала душ.
— Да, это помогло мне расслабить мышцы.
— Проблем со зрением нет?
— Нет.
Блайант проверил ее легкие.
— Сделай пару глубоких вдохов, — когда Кассандра послушалась, она вздрогнула. — Все еще сильно болит?
— Да.
— Твоя правая сторона приняла основной удар, ты попала в перегородку, это сильный ушиб, и займет время, чтобы он зажил. Тебе не нужно давить на себя. Когда твое тело подскажет, что нужен отдых, отдохни. Так быстрее заживет.
— Сейчас многое происходит… — начала она спорить.
— Прямо сейчас тебе нужно сосредоточиться на том, чтобы поправиться, пусть адмирал позаботиться об остальном, — Кассандра просто смотрела на Блайанта, не зная, что ему ответить, не зная, что с ним связался Куинн Тар, чтобы тот покопался в истории болезни Фалько.
— Адмирал очень хорош в своей работе, Кассандра. Он узнает, кто это делает, и все уладит. Но если ему придется беспокоиться о том, что ты слишком сильно перенапрягаешь себя, это будет отвлекать его. Доверься ему.
— Я доверяю ему с момента нашей встречи. Ничего не изменилось с тех пор, — посмотрев на него, она поняла, что он хотел что-то сказать. — Почему ты думаешь, что это не так?
Блайант не был уверен, что мог продолжать этот разговор.
— Ты начал это, Блайант, поэтому закончи, — надавила она.
— Ты и Тори, вы обе были ранены, пока были под его защитой, на его корабле, одним из членов его экипажа, — Блайант решил сказать все. — Я видел вас двоих вместе. Связь, которая между вами есть. Но ты все еще новичок в наших традициях, у тебя есть свои собственные. Я думаю, ты должна знать, как на него это влияет, — Кассандра слушала Блайанта, и понимала, что он знал о ее подозрениях.
— Лукас говорил с тобой.
— Нет, Тар. Лукас знает?
— Да.
— То есть знают все, кроме адмирала.
— Он не примет это хорошо.
— Это преуменьшение.
— Он подумает, что я не доверяю ему, потому что пришла к Лукасу вместо него, это то, что ты хотел мне сказать.
— Да.
— Спасибо за то, что объяснил мне. Ты прав, здесь есть вещи, которые я до сих пор не понимаю, — придвинувшись к краю стула, она посмотрела на Блайанта. — Не поможешь мне подняться? Думаю, что меня ждет нетерпеливый девятилетний ребенок.
Когда она пошла к двери, Блайант держался рядом.
— Сильно болит?
— Мне лучше, боль не такая сильная.
— Хорошо, — Блайант открыл дверь. — Помните, что я сказал.
— Я помню, — когда Кассандра вошла в комнату, Уильям подошел к ней, посмотрев сначала на нее, а затем на Блайанта.
— Она поправится, просто ей не нужно напрягаться какое-то время. Вы должны убедиться, что так и будет.
— Так и будет.
— Все будет хорошо, — сказала Кассандра, посмотрев на двух мужчин. Обойдя их обоих, она увидела Тори и Лукаса, что сидели перед столом Уильяма. Улыбаясь, Кассандра двинулась к своей племяннице.
— Тетя Кэсси! — Виктория начала вставать, когда Лукас положил руку ей на плечо.
— Подожди, Тори, пусть она присядет.
Сев в кресло рядом с ней, Кассандра раскрыла свои объятия.
— Иди сюда, малышка, — Тори сразу нырнула в ее руки, и Уильям поморщился, зная наверняка, как запротестовали мышцы Кассандры.
— Ты в порядке? — спросила Виктория.
— Да, просто много синяков.
— Можно посмотреть?
Кассандра улыбнулась ей.
— Может быть позже, — при жужжании сигнала люка, Тори выпрямила спину.
— Это Хуту с завтраком, — сказал ей Уильям.
Хуту проверил все порции, прежде чем обратиться к адмиралу.
— Вам нужны еще приборы для доктора?
— Ничего не надо, Хуту, мне нужно идти в медотсек. Звоните, если возникнут проблемы, — сказал Блайант, посмотрев на Кассандру.
— Спасибо, Блайант.
Взяв несколько тарелок, Уильям отдал одну Тори, другую Кассандре.
— Ешь, — это все, что он сказал, когда Лукас подал тарелку ему. Уильям пристально следил за Кассандрой, чтобы убедиться, что она съест все это. Сняв крышки, Лукас снова сел рядом с Тори.
— Что у вас случилось?
— Виктория изучала язык мятежников, поэтому она смогла вспомнить и понять, о чем они говорили, когда ее похитили, — рассказал Лукас. — Тори, ты хотела нам что-то рассказать? — девочка сначала посмотрела на Уильяма, потом на свою тетю.
— Мне снова приснился сон прошлой ночью, тетя Кэсси.
— О, Тори, мне так жаль, что меня не было рядом, — Кассандра придвинулась к ней, но взгляд Уильяма удержал ее в кресле.
— Все в порядке, на этот раз я не испугалась. Ну, может быть, только сначала, но затем я вспомнила, что ты сказала мне в прошлый раз. Что я узнаю о том, о чем они не хотели бы, чтобы я знала, и ты была права.
— Что ты узнала, Тори? — спросил адмирал.
— Светящийся Человек, он сумасшедший! После того, как он проверил мои руки и ноги, он сказал тем, кого я не видела, что они глупы, что я не Свет. Один в темноте начал спорить, сказал, что они следовали его приказам, что это я, что он должен выполнить их соглашение. Светящийся человек приказал им достать ему нить, чтобы он мог вложить ее в мою руку, сказав, что эта поездка не может быть полным провалом. Что, возможно, я могу их привести к Свету. Тогда он сказал мне, что всегда сможет меня найти, — как только Тори сказала это адмиралу, Кассандра поняла, что Уильям был прав, — мятежники искали ее. Встретившись с ним глазами, она кивнула, но ничего не сказала.
— Они ни разу не называли друг друга по имени? — спросил Уильям.
Тори усердно вспоминала.
— Нет.
Он был разочарован, что Тори не вспомнила ничего нового, но ничего не отобразилось на его лице.
— Ты хорошо справилась, Тори, — сказал ей адмирал. — То, что ты сделала, это очень храбро.
— Это так?
— Да.
Тори улыбнулась ему, а Кассандра улыбнулась Тори.
— Адмирал прав, Тори, ты поступила очень храбро. Я горжусь тобой, — Тори обняла Кассандру.
— Ох, была еще одна вещь, что сказал Светящийся Человек. Он сказал мятежникам, что они должны вернуть меня обратно, потому что ему нужно вернуться в Мессене, прежде чем его хватятся.
Уильям замер.
— Мессене? Ты уверена, Тори? — потребовал он. Она кивнула.
— Он сказал, что больше не может оставаться незамеченным, — Уильям сел и откинулся на спинку стула, чтобы подумать.
— Тори, я заметила твою сумку, — отвлекла ее Кассандра.
— Да.
— У тебя есть домашнее задание, которое нужно сделать?
— Некоторые.
— Почему бы тебе не пойти в другую комнату и не сделать их, — Тори посмотрела на троих взрослых, потом вздохнула и согласилась.
— Ладно, — взяв сумку, она развернулась и вышла.
— О, и закрой дверь, чтобы мы тебя не беспокоили, — когда разделяющая дверь закрылась, Кассандра повернулась к Уильяму.
— Что за Мессене? — потребовала она.
— Папа, она могла не правильно расслышать.
— Думаю, она слышала правильно.
— Эй! Мессене — это что? — потребовала Кассандра язвительным тоном.
— Это ретрит (прим. уединенное место, убежище) на Горыни, используемое исключительно королевскими семьями и высокопоставленными чиновниками, очень приватный и уединенный, — сообщил ей Лукас. Уильям наблюдал за Кассандрой. — Она не правильно поняла, папа.
— Я не думаю, что она не поняла, — сказал Уильям, спокойно наблюдая, как Кассандра медленно поднялась и подошла к картине заходящих солнц.
Лукас смотрел то на Кассандру, то на отца.
— Что происходит? Я чего-то не знаю? — прежде чем Уильям смог ответить, просигналил сигнал люка. Лукас открыл его Куинну Тару.
— Адмирал, — начал Тар, но увидев Кассандру, он остановился.
— Что такое, Куинн?
— У меня есть доказательство того, кто, по моему мнению, напал на Кассандру, — отвернувшись от картины, она вернулась к своему стулу и опустилась на него, наблюдая за Таром.
— Кто? — потребовал Уильям.
— Старший лейтенант Фалько.
— Что? — Уильям посмотрел, как Кассандра молча наблюдала за ним. — Какие у тебя доказательства, полковник?
— Фалько имеет Е1 разряд по взрывчатым веществам, специализируется в направленных взрывах. И в то время как она бросила свою сферу шесть лет назад, она сохранила свой разряд. Фалько также одна из членов экипажа, кто имеет доступ к бункеру J342. Она помогала перемещать взрывчатку на D345.
— Что еще?
— Я попросил доктора Блайанта изучить ее историю болезни. Сначала она выглядела чистой, но он позвонил другу и обнаружил, что она была тихо уволена со своей последней должности с диагнозом: проблемы с привязанностью, — Куинн сделал паузу.
— Продолжай.
— Она «привязалась» к капитану Сану во время их последнего тура. Она угрожала его жене. Сан удалил ее со своего корабля.
— Почему он молчал? — спросил Уильям с таким чувством, будто он тонет.
— Считается, что она и Сан были близки какое-то время, Сан не хотел, чтобы его жена узнала. После этого ее спокойно лечили, назначили Ксиприн, — челюсти Уильяма сжались.
— Как она его столько получила?
— Похоже, она смогла убедить врача позволить ей получить двухлетний запас, так как собиралась в тур.
— Идиот.
— Согласен.
— Почему ты подумал на нее?
— После того, как позвонил Лукас...
— Лукас? — Лукас оказался под пристальным взглядом адмирала. — Почему ты заподозрил Фалько? — от ответа Лукаса спасла Кассандра.
— Я попросила Лукаса проверить Фалько, — она встретила его взгляд. — Как только поняла, что целью была я, это был единственный человек, который имел ко мне претензии.
— Ты пошла к Лукасу…
Кассандра знала, что ступила на зыбкую почву.
— Я поняла это вчера в медицинском секторе. Лукас был там. Я сказала ему о своих подозрениях и попросила проверить. Я могла ошибаться, я не хотела тебя тревожить от поисков виноватого, — Кассандра поняла, что Уильям не купился.
— Почему ты ее еще не допросил, полковник?
— Адмирал, вся собранная нами информация не является доказательствами. Я хочу попасть в ее каюту, посмотреть, что она скрывает. Все еще не нашли несколько DC-48 и детонатор.
— Почему ты этого еще не сделал?
— В ходе расследования я обнаружил, что у нее дистанционное распознавание, установленное на ее панели безопасности.
— Что это такое? — спросила Кассандра, чувствуя, как ее прожигает взгляд Уильяма. В конце концов, ответил Лукас.
— Это значит, что она узнает, как только кто-нибудь войдет в ее каюту.
— Она где-то на корабле? — разум Кассандры начал работать в усиленном режиме.
— Да.
— Есть какая-то причина, почему ей пришлось бы ее отключить? — Лукас посмотрел на своего отца.
— Она бы не рискнула, если бы мой экран безопасности был включен на мостике. Из-за него будет постоянный сигнал тревоги, — сообщил ей адмирал.
— Это и есть твой ответ, — Кассандра смотрела Уильяму в глаза. Лукас и Куинн переглянулись.
— Это может сработать, — Куинн, наконец, нарушил напряженную тишину. — Но она только что закончила двенадцатичасовую смену. Она уходит на следующие двадцать четыре часа.
— Не думаю, что мы можем ждать так долго, — сказал Лукас.
— А что, если заболеет дежурный офицер по навигации? — спросила Кассандра, все еще не отводя взгляда от Уильяма.
— Все равно будет не она дежурить, — ответил Куинн.
— Даже если это будет личная просьба адмирала? Что, если со всем этим дерьмом ему нужен самый надежный штурман на службе? — напряжение между Уильямом и Кассандрой росло. Оба мужчины это заметили.
— Это может сработать. Адмирал только должен попросить ее включить экран безопасности, чтобы мы могли войти, — Куинну нравился этот план.
— Хочешь что-нибудь еще добавить? — спросил адмирал холодным голосом.
— Многое, адмирал, но сейчас не время, — Кассандра ответила таким же тоном.
— Начинай действовать, полковник. Лукас, ты должен отвести Викторию в свою каюту, пока все не закончится.
— Нет, — прервала Кассандра. — Здесь Виктории безопаснее, — Уильям мгновение ничего не говорил.
— Хорошо, Лукас, ты с Куинном. Дай мне знать, когда все будет готово. Свободны, — когда двое мужчин покинули Уильяма, он проследил за ними.

* * *

Повернувшись, он обнаружил, что Кассандра поднялась, чтобы прислониться к передней части его стола. Ничего не говоря, он остановился перед ней, его фиолетовые глаза напряженно смотрели в ее беззащитные синие, пытаясь найти ответы.
— Ты пришла к Лукасу.
— Я сказала тебе почему.
— Я могу понять, после всего, что произошло.
— Что это значит?
Уильям начал отворачиваться, но Кассандра положила свою руку на его, останавливая его, зная, что он мог бы уйти, если бы захотел.
— Уильям...
— Я не очень хорошо тебя защищал. Ты имела полное право обратиться за помощью к Лукасу, — она поняла, что Блайант был прав.
— Почему ты так думаешь!?! Уильям?! — Кассандра обняла его лицо ладонями. — Ты ничего не делал, кроме как защищал меня. Меня и Викторию.
— Точно, она отравилась, а тебя чуть не убили при взрыве.
— Ни в одном нет твоей вины! Ты не мог знать, что это произойдет. Я никогда не сомневалась в тебе! — она потянулась, чтобы поцеловать его, но он отстранился.
— Ты не доверяла мне, Кассандра, ты должна была рассказать мне о своих подозрениях.
— Я так и сделала! — парировала она. — В ту первую ночь я сказала тебе. Ты не доверял моим инстинктам, — она позволила своим рукам упасть после его отказа. — Ты не сказал мне, что поверил, что яд предназначался мне. Ты сказал Лукасу. Кому еще?
Закрытый взгляд, который появился в глазах Кассандры, заставил Уильяма понять, что он причинил ей боль. Усталость в голосе напомнила ему, что менее двадцати четырех часов назад она чуть не умерла.
— Кассандра...
— Кому? — острая боль его неприятия почти украла ее голос.
— Куинну, Хуту, Блайанту.
— То есть всем, кроме меня. Ты доверял всем, кроме меня, — ее голос был пустой и безэмоциональный. — Я не Салиш, Уильям. Я не лгала, не обманывала тебя. Я доверяла тебе с самого первого момента, когда попала к вам. Все, что произошло с тех пор, только укрепило это доверие, для меня, но тогда я просто глупая беженка, — она использовала термин Фалько, когда повернулась, чтобы уйти. Уильям не мог сдвинуться с места. Слова Кассандры, то, что она сказала, так же, как ее тон, сказал ему, какую сильную боль он причинил ей.
Он доверяет ей. Его опыт с бывшей женой не влиял на него. Но? Разве он не продолжал искать ложь в ее словах? Как он поступил, когда обнаружил ее родимое пятно? Теперь Фалько. Вчера он едва не потерял ее, а сегодня оттолкнул. Неудивительно, что она рассказала Лукасу о своих проблемах.
Повернувшись за ней, он обнаружил, что она остановилась у все еще закрытой двери. Боль в ее глазах ошеломила его.
— Ты должен был отпустить меня, Уильям. Так было бы лучше для всех, — сказав это, она закрыла дверь.

* * *

По другую сторону двери Уильям не мог дышать, казалось, что его сердце вырвали из груди. Он сделал это с ней? Она пожалела, что вернулась к нему. Его спутница жизни. Его недоверие к ней разрушило то, что они строили? Она приняла его с самого начала. Она была открыта и честна с тем, что чувствовала, даже если это смущало ее. Но сделал ли он то же самое? Он должен это исправить.
Открыв разделяющую дверь, он обнаружил, что Тори сидела в кресле и читала. Она посмотрела на него глазами, слишком взрослыми для такой юной девочки. Кассандра лежала на диване с закрытыми глазами.
— Шшш... — сказала Тори ему тихим голосом. — Тетя Кэсси устала.
Уильям присел рядом с диваном, замечая, насколько бледная ее кожа, какими темными были синяки под глазами, которые не имели ничего общего с взрывом. Лаская ее щеку, он заправил ее темную прядь за ухо. Он поднялся и подошел к кровати, стянул одеяло и нежно укрыл ее.
— Ты в порядке? Мне нужно будет уйти.
— Конечно. Тетя Кэсси и я, мы заботимся друг о друге.
— У вас обеих это хорошо получается, — Уильям поднялся и посмотрел на часы. — Когда проголодаешься, позвони Хуту, он принесет тебе поесть.
— Мне придется подождать, пока тетя Кэсси не проснется, я не смогу его впустить, — понимая, что она права, Уильям протянул ей руку и повел за собой.
— Мы позаботимся об этом, — он привел ее в соседнюю комнату и приложил ее большой палец к панели безопасности. — Назови свое полное имя.
— Виктория Линн Чемберлен.
— Вот так, теперь ты сможешь впустить Хуту, но больше никого, Тори.
— Окей, — девочка наблюдала за ним такими серьезными глазами. — Адмирал?
— Да.
— Тетя Кэсси ранена, — ее голос дрожал. Уильям сел и посадил ее на колени, чтобы посмотреть ей в глаза.
— Я знаю, Тори, что она ранена. Но ей станет лучше. Ее телу просто нужно время, чтобы исцелиться.
— Но это не единственное, что причиняет ей боль.
— Я знаю.
— Ты — адмирал. Ты собираешься остановить то, что причиняет ей боль, не так ли? Тетя Кэсси сказала, что ты этим займешься. Ты сделаешь все для безопасности, чтобы никто не причинил нам вреда, что я должна доверять тебе, как она.
— Ты можешь доверять мне, Тори, — голос Уильяма звучал твердо. — Я прослежу, чтобы больше ничего не навредило вам, — зеленые глаза Тори смотрели на него.
— Окей, — она прижалась к нему и обняла за шею. Обняв ее в ответ, Уильям закрыл глаза. Это то, что Кассандра дала ему, — ее доверие. Без сомнений, даже когда он дал ей причину для них. Пришло время ему заслужить его.
Поставив Тори на ноги, адмирал встал.
— Тебе лучше вернуться к Кассандре. Помни, что я говорил, открывать только Хуту. Окей?
— Да, адмирал.
Заблокировав люк снаружи, адмирал кивнул охранникам и направился к мостику. Пришло время решить эту проблему, чтобы он мог вернуться домой и сосредоточится на той проблеме, что создал сам.

* * *

Придя на мостик, он нашел Фалько на посту. Кивнув ей, он вошел в свой командный центр. Он сел в кресло, когда вошел Куинн.
— Вот сегодняшние отчеты, адмирал, — начал Куинн, — мы еще не связывались с вами, — сказал он тихо.
— Я спрашивал твое мнение, полковник? — объявил адмирал громким тоном. — Когда все закончится, Куинн, вернешься и выведешь ее из моего командного центра, — сказал уже тихим ровным голосом. — Если у вас нет ответов, сойдите с моего мостика! — приказал адмирал громко.
— Да, сэр! — Куинн покинул мостик.
— Фалько!
— Да, сэр?
— В мой командный центр. Принеси свои карты!
— Да, сэр, — Фалько чувствовала себя очень самодовольной. Адмирал лично просил ее вернуться на службу и теперь хотел, чтобы она была в его командном центре. Она зашла и установила карты.
— Включи экран конфиденциальности, Фалько, — приказал адмирал.
— Сэр?
— Включи экран! — Уильям отвернулся, чтобы позволить ей отключить устройство дистанционного обнаружения.
Поскольку система безопасности в командном центре адмирала записала, что рука Фалько скользнула в карман, отключая ее систему обнаружения, Фалько включила экран конфиденциальности.
Адмирал повернулся назад и пока думал: «Давай поиграем, сука», его лицо ничего не выражало.
— Я хочу видеть на твоих картах, где располагался флот двадцать четыре дня назад. И где располагался флот мятежников?
— Да, сэр, — как только Фалько организовала свои карты, Тар преодолел ее коды безопасности.
— Готово, сэр, — пока Фалько показывала точки расположения, она приблизилась к нему. Он никуда не отошел. Не торопясь, Уильям притворился, что изучает карты.
— Теперь двадцать два дня назад, — Уильям позволил Фалько придвинуться еще ближе со своими картами.

* * *

На первый взгляд каюта Фалько казалась нормальной. Но при тщательном обследовании ничего нормального в ней не было. Ящик в ванной комнате показал пустые бутылки с надписью Ксиприн. Под подушкой был спрятан пропавший детонатор. DC-48 был найден в ее шкафу.
— Все очень хорошо спрятано, — прокомментировал Тар.
— Не думаю, что она допускала хоть мысль, что ее будут подозревать, — ответил Лукас. — Идем за этой сучкой!
— У меня могут быть с тобой проблемы, Лукас? — спросил Куинн. — Я уже говорил с адмиралом.
— Со мной все будет хорошо. Но если он бросится на нее, я не буду его останавливать.
— Тогда ты не поможешь мне. Оставайся здесь, убедись, что инспекторы все сделали правильно, мы прижмем эту суку к стенке, — полковник ушел с несколькими охранниками.

* * *

— Адмирал, это последний набор карт, который вы хотели. Как видите, флот был здесь, — Фалько указала на место на графике одной рукой, другой она прикасалась к адмиралу. Снаружи экрана безопасности раздался сигнал. Посмотрев вверх, Фалько увидела полковника Тара с несколькими охранниками за щитом.
— Опусти щит, Фалько.
— Простите, сэр?
— Опусти щит.
— Да, сэр.
— Куинн?
— Старший лейтенант Фалько, вы арестованы. Вы обвиняетесь по двум пунктам — покушение на убийство, и по одному пункту — в саботаже судна Коалиции.
— Что? Уильям? — ее взгляд вернулся к нему.
— Уведите ее, — голос адмирала был ледяным.
Когда охранники попытались забрать ее, она бросилась к нему. Он просто отступил, позволив ей упасть на палубу.
— Ты мой! Мой! Эта сука должна быть мертва! — кричала она, когда охранники ее скрутили.
Тар застыл, когда взгляд адмирала стал смертельно-опасным. Шагнув к ней, он сказал ей опасно-тихим голосом, который заставил охранников замереть.
— Подойдешь к моей спутнице жизни еще раз, и ты умрешь. Тар! Уведи ее отсюда! СЕЙЧАС!
— Да, сэр, — испытывая облегчение, что Уилл не коснулся ее, Куинн помогал, пока охранники выдворили ее из командного центра. — С тобой все в порядке?
— Я буду в своей каюте, — адмирал ушел, не дожидаясь ответа.

* * *

Войдя в свою гостиную комнату, Уильям услышал детский смех. У них посетители. Уильям воспринял это как хороший знак. Он встал в дверях и увидел Тори и Амину, они сидели на полу и играли, в то время как Кассандра и Жавьера сидели на диване и говорили. Это было так по-домашнему. Он сделает все возможное, чтобы сохранить это. Жавьера увидела его первая.
— Адмирал, — улыбнулась она. Тори к нему подбежала.
— Да? — Уильям присел, чтобы их глаза были на одном уровне. — Я позаботился об этом, — он щелкнул ее по носу.
— Да! — радостно крикнула девочка, выбросив руку вверх и вновь притянув его к себе. — Ты слышала, тетя Кэсси? — Уильям выпрямился, чтобы найти пустые голубые глаза Кассандры, наблюдающие за ним.
— Я слышала, милая, это здорово, — она заставила себя улыбнуться Тори. Жавьера жадно наблюдала за этим обменом. Изменившийся тон Кассандры при ответе адмиралу подсказал ей, что между ними произошло что-то важное.
— Это замечательно, — сказала Жавьера. — Как насчет того, что я отведу девочек на палубу «F», пусть они израсходуют энергию, тогда они хорошо будут спать? — обе девочки завизжали, обнимая друг друга и прыгая вверх-вниз.
— Жавьера... — начала Кассандра.
— Тогда ты сможешь еще немного отдохнуть, — настояла она.
— Это было бы здорово, Жавьера, спасибо, — ответил Уильям за Кассандру.
— Замечательно. Девочки, вы готовы?
— Да!
Повернувшись к Кассандре, Жавьера быстро, но осторожно ее обняла.
— Не волнуйся, все будет хорошо. Я возьму одежду для Тори, чтобы заменить то, что было испорчено, — она встала и посмотрела на адмирала. — Я позвоню, прежде чем мы вернемся.
— Пока, тетя Кэсси. Увидимся завтра вечером, — Тори быстро обняла и поцеловала ее.
— Пока, милая, веселись, — комната наполнилась тишиной, как только они ушли.

* * *

— Ты ела? — спросил Уильям, нарушая тишину.
— Да, Хуту уже убрал посуду, — когда Кассандра расслабилась на диване, Уильям увидел сумку.
— Что это такое?
Она посмотрела вниз.
— Жавьера принесла мне одежду.
Уильям потер шею от разочарования.
— Я забыл про вещи для тебя, да? — он наблюдал, как она сделала несколько твердых шагов.
— У тебя были более важные дела, чем моя одежда.
— Нет ничего важнее тебя, — Уильям двигался позади нее. — Кассандра...
— Для Тори безопасно быть без охраны? — Кассандра развернулась, решив, что пришло время столкнуться с ситуацией. Уильям смотрел в глубокие сапфирово-голубые глаза, которые он любил, и которые не выражали ни ее мыслей, ни чувств.
— Да, я бы не согласился, если бы это было не так, — она ждала. — Ты была права, с самого начала, во всем. Это была Фалько, у нее нашли пустые бутылки от Ксиприна, DC-48, детонаторы. Она на гауптвахте. Тебе не нужно беспокоиться о ней. Вы с Викторией в безопасности.
— Никто не пострадал? — она не могла не спросить.
— Нет, все в порядке. Кассандра, — Уильям поднял руку к ее лицу, он должен коснуться ее. — Не надо! — воскликнул он, когда она отступила, заставив его замереть. — Мне так жаль, Кассандра, — Уильям обнял девушку, нежно прижав ее напряженное тело, чтобы поцеловать ее в макушку. — Я знаю, что причинил тебе боль. Это последнее, что я бы хотел сделать.
— Это не имеет значения.
— К черту все! Имеет! Пожалуйста, посмотри на меня, — он поднял ее за подбородок, эмоции, которые он, наконец, смог увидеть в ее глазах, разрывали его на части. — Кассандра, ты моя спутница жизни, — он обнял ее лицо ладонями, осторожный с ее синяками. — Ты самое главное в моей жизни! Я знаю, что мне паршиво удалось это показать, защищая тебя. Тебя и Викторию. Этому нет оправдания.
— Уильям,… — она пыталась остановить его.
— Нет! — пальцы Уильяма сжались, его взгляд был напряжен. — Мне нужно, чтобы ты мне поверила, Кассандра, снова поверила в меня. У меня не было причин нападать на тебя из-за того, что ты обратилась к Лукасу. У тебя было полное право защищаться, у меня — нет. И обвинять тебя в том, что ты не доверяешь мне, когда я не рассказывал тебе все, что тебе нужно было знать, — Кассандра не могла видеть этого гордого, уверенного в себе человека, сомневающимся в ее вере в него, в себя. Когда ее слезы полились на его руки, его глаза наполнились болью. — Не плачь. Пожалуйста, не плачь, — притянув ее лицо к себе на грудь, он закрыл глаза. Как он может все исправить?
Кассандра не могла быть так близко к нему, чувствовать его боль и не утешить его. Что бы ни случилось, что бы ни было сказано, она любила его. Обхватив его руками, она притянула его ближе. Почувствовав ее руки вокруг себя, Уильям резко втянул воздух.
— Кассандра? — прошептал он, посмотрев на нее, когда она подняла голову. Из ее глаз все еще лились слезы, она стремительно потянулась вверх в поисках его губ. Он отпустил ее голову, чтобы нежно встретить ее губы.
— Я всегда верила в тебя, Уильям, доверяла тебе, — в ее голосе звучали слезы, когда она вырвалась из его рук. — И никогда не переставала, — сделав несколько шагов, она заставила себя закончить. — Но этого недостаточно, — она посмотрела ему в глаза. — Спутница жизни или нет, ты не доверяешь ни ей, ни мне. Понятно, что ты думал об этом, ведь не каждый несет ответственность за смерть семи миллиардов человек.
— Ты не несешь за это ответственности! Черт возьми, Кассандра! Виноваты мятежники!
— Но ты никогда не доверял мне, — Уильям ничего не смог ответить. — Я не понимала этого до сегодняшнего утра. Я думала, ты слишком погружен в себя, — она покачала головой, — раньше я была сообразительней, — внезапно устав, она направилась к дивану и забрала сумку, которую ей принесла Жавьера.
— Ничего, если я воспользуюсь твоим душем? — Уильям тяжело сглотнул.
— Кассандра, это наш душ, ты не должна спрашивать. Это и твой дом.
— Нет, — она грустно на него посмотрела. — Это не так, — она зашла в ванную и мягко закрыла за собой дверь.

* * *

Он терял ее... Свою половинку... Она была права в том, что он не доверял ей полностью. Не так, как она доверяла ему. Он позволил своему опыту с Салиш влиять на него. Он не простил ее, Салиш, за ее ложь, или за то, что сам не допросил ее до того, как они поженились. Он любил своих сыновей, но чувствовал только ответственность за их мать.
Кассандра не потерпит, если ее что-то взбесит. Она самая сильная, любящая, требовательная, самоуверенная, храбрая и преданная женщина, которую он когда-либо встречал. Она его спутница жизни и, несмотря на ее рост, равная ему. Неужели он позволит другой женщине встать между ними?
Уильям был потрясен, обнаружив, что это именно то, что он делал. Сначала Салиш, потом Фалько, защищая себя ото лжи снова. Только Кассандра ему никогда не лгала. Честность, — нравилось ему это или нет. Это то, чего она хотела, но он никогда не давал ей этого. Пришло время начать.

* * *

Кассандра устала. Разум, тело и душа — устали. Надеясь, что теплая вода принесет ей некоторое облегчение, она вошла в душ. Закрыв глаза, она оставила свой разум пустым. Почувствовав нежный поцелуй Уильяма на плече, его большие руки, опирающиеся на ее узкие бедра, она открыла глаза. Душ не принес никакого облегчения.
— Ты нужна мне, Кассандра, — признался Уильям рядом с ее ухом. — Во всех возможных отношениях ты нужна мне, — она повернулась к нему лицом, и он продолжил: — Мне нужно у тебя кое-что спросить. Кое-что, о чем я не имею права спрашивать после всего, что я сделал. Но я спрашиваю. Можешь дать мне время? Время показать тебе, что я верю в то, что ты доверяешь мне, верила в нас. Все произошло так быстро. Ты хотела поговорить, притормозить. Ты можешь дать нам время для этого? — его глаза умоляли ее. — Можешь ли ты все еще верить в меня, доверять мне и дать мне время, чтобы показать тебе, как сильно я тебя люблю? Никаких сомнений, никаких сравнений — только ты и я, честность, нравится нам это или нет? — Уильям ждал, зная, что вся его жизнь зависела от ее ответа.

* * *

Кассандра была ошеломлена. Что ей делать? Сможет ли она открыться ему еще раз? Рискнуть снова от него пострадать? Переживет ли она это? Выживет ли она без него? Он сказал, что любит ее. Может ли она ему верить? Он лгал только из-за бездействия. Он не из тех мужчин, которые говорят «я люблю тебя» женщине и не придают этому значения.
Она не могла ничего решить. Она устала и ранена, ее переполняли сильные чувства, чтобы что-то решать. Закрыв глаза, девушка уперлась в его грудь.
— Я устала, так устала, — ее голос дрожал, Уильям притянул ее ближе, чтобы понять, что не только голос, все ее тело начало дрожать. Она зашла слишком далеко. Схватив полотенце, он быстро высушил ее, прежде чем подхватить ее и понести к кровати.
— Отдыхай, Кассандра, — Уильям прикрыл ее простыней. Он потянулся вниз и схватил одеяло с дивана, обернув его вокруг нее. Он сел рядом с ней и увидел, как она дрожит. Скользнув рядом с ней, он притянул девушку к себе, пытаясь ее успокоить.
— Я здесь, Кассандра. Я с тобой, отдыхай, детка. Сейчас ничего не нужно решать. Я люблю тебя, — Уильям закрыл глаза, желая, чтобы она успокоилась, поглаживая рукой вдоль ее спины, пока дрожь медленно прекращалась.

Глава 7

Кассандра сидела на скале, слушая грохот прибоя и с удивлением наблюдая за бликами света и закатом трех солнц. Повернув голову, она увидела, что Сабах сидела рядом с ней.
— Тут так прекрасно.
— Да, это одна из тех вещей на Кариниане, по которой я скучаю больше всего.
— Ты сожалеешь об этом? — Сабах отвернулась от заката трех солнц, чтобы посмотреть на своего потомка.
— Сожалею ли я? Каждое важное решение приходит с некоторым сожалением, иначе это не было бы важно. Вопрос, который ты должна была задать: нашла ли я что-то, что восполнило бы то, что я оставила позади.
— Нашла?
— Я оставила после себя родных. Все, что я когда-либо знала. Все, чем я была, — Сабах посмотрела в глаза Кассандре, такие же, как ее собственные. — Я нашла себя... кем я была, кем должна была стать. Детей, которых у меня никогда не было бы на Кариниане, с мужчиной, которого мне не позволили бы любить. Он был моим спутником жизни. Он многим пожертвовал из-за меня... ради меня. Многие бы сказали, что я отдала больше, но он отдал все, что у него было. Никто не может отдать больше, чем это.
— Ты не ответила на вопрос.
Сабах улыбнулась ей.
— Мы оставили позади все, чтобы не стать такими, как от нас требовали другие, то, во что они пытались заставить нас поверить. Мы нашли любовь, доверие и честность, даже когда нам это не нравилось. Мы прислушивались друг к другу.
— Значит, все было идеально?
— Вряд ли, мы боролись, мы мирились. Мой спутник жизни был силен, самоуверен, был главой, и он умрет за меня... как и я за него. Но это не значит, что все было идеально. Идеально это… скучно. Мы были несовершенными, но мы были вместе. За жизнь с ним я бы пожертвовала всеми закатами для него.
Кассандра оглянулась на солнца.
— Как вы узнали, что выбрали правильный путь?
— Я этого не делала, — голубые глаза Кассандры смотрели на Сабах. — Все, что я знала, это то, что я не отдам его. Он стоит любых жертв, но я бы никогда не позволила стать жертвой ему. Они пытались убедить меня в обратном, и моего суженого тоже. Однажды ночью мне приснился сон. Мне привиделась жизнь, которую я бы имела, если бы согласилась. Не было бы ни радости, ни смеха, ни даже боли. Она была пустой, мертвой, хоть я и была жива. Поэтому я отвергла ту жизнь, избрав с ним неопределенность. У меня нет никаких сожалений. Можешь ли ты сказать то же самое?
Сказав это, Сабах начала исчезать также, как и свет от заходящих солнц.

* * *

Проснувшись ото сна, Кассандра осталась лежать с закрытыми глазами. Чего она хотела? Идеальную жизнь... или жизнь с Уильямом... Жизнь, полную радости, жертв, споров и доверия. Где она знала бы, что он никогда не отпустит и всегда будет рядом с ней? Охотно умрет за нее, как и она за него?
Разум, который раньше не мог мыслить четко, теперь видел все ясно. По-прежнему между ними существовали препятствия, которые было необходимо преодолеть, и они нуждались в долгих выяснениях и дискуссиях, но ее разум был чист, Уильям — ее свет, без него есть только тьма. Она любила его и пожертвовала бы всем ради него.
Стук сердца подсказал ей, что она лежала на груди Уильяма, тепло, окружающее ее, шло от его рук. Теперь с ясным умом она вспомнила то, о чем Уильям спрашивал ее. Даст ли она ему время доказать, что он ее любит. Что бы она доверяла ему, верила в него, пока он не докажет, что заслуживает этого. Подняв голову, она встретила его пристальный взгляд, наблюдающий за ней.
— Тебе нужно больше отдыхать, поспи.
— Как долго?
— Как долго, что?
— Я спала.
— Восемь часов, — его взгляд выражал беспокойство. — Тебе нужно больше отдыхать.
— Я в порядке.
— Ты дрожала от истощения. Прошло только сорок восемь часов с момента взрыва. Тебе нужно больше отдыхать.
— Ты пытался сказать мне что-то в душе, — она осторожно поднялась на локти, не заботясь о своей наготе.
— Да, я кое-что спрашивал у тебя.
— С каких пор адмирал спрашивает? — руки Уильяма напряглись вокруг нее, но не причиняли боли.
— Адмирала не было в душе с тобой.
— О чем ты спрашивал меня? — Уильям мог почувствовать, что что-то произошло. Он не уверен, что это значило, но он обещал честность, даже если ему не понравится ответ.
— Я просил тебя дать мне время, чтобы заслужить твое доверие и показать, что твоя вера в меня оправдана. Чтобы показать тебе, как сильно я тебя люблю.
— Но это не возможно, Уильям, — сказала она тихим голосом и почувствовала, что его сердце ускорилось. — Ты либо доверяешь кому-то, либо нет. Ты либо веришь в них, либо нет. Ты не можешь показать это кому-то — ты или любишь, или нет.
— Я люблю тебя, Кассандра, я верю в тебя, я доверяю тебе свою жизнь. Но после всего, что я сделал неправильно, я не ожидаю, что ты доверишься мне или поверишь в меня, — он мягко начал отодвигать ее в сторону.
— Что я такого сделала? — боль в ее голосе остановила его. — Что я сделала, чтобы заставить тебя сомневаться во мне?
— Ничего.
— Чтобы заставить тебя поверить, что я тебе солгу.
— Ты ничего такого не сделала.
— Так почему ты не доверяешь моим словам?
— Кассандра...
Слова Сабах все еще крутились в ее голове, и Кассандра решилась рассказать.
— Моя мать умерла, когда мне было девять. Произошел несчастный случай. Она боролась за жизнь в течение двух недель... Я видела, как мой отец страдал, зная, что он теряет свою вторую половинку, пытаясь поверить, что она поправится. Я наблюдала за моей бабушкой, зная, что она теряет свою единственную дочь.
— Кассандра...
— Пожалуйста, выслушай, — она дождалась, пока он кивнул.
— Наблюдая за ними, я горевала, — Уильям видел боль в ее глазах. — Но не по тем причинам, каким ты думаешь. Я горевала, что ни один мужчина никогда не полюбит меня так, не будет скорбеть обо мне так, что я никогда не узнаю боли потери ребенка, потому что никогда не познаю радости от его рождения. Видишь ли, я знала тогда... в девять... что на Земле для меня нет родственной души. Я ни с кем не захочу иметь ребенка. Так что у меня никого не будет.
— Я твоя родственная душа, Кассандра. Я дам тебе столько детей, сколько ты захочешь, — голос Уильяма был хриплым, но сильным.
— Почему? Ты не можешь доверять мне. Почему ты веришь, что я могу быть как Салиш… или Фалько.
— Нет! Черт возьми, я знаю разницу... Я знаю, кто ты и какая ты.
— Мои слова достаточно правдивы для тебя, Уильям? Или тебе нужно, чтобы я доказала свою правоту?
— Тебе ничего не надо доказывать мне.
— Тогда и ты пойми, Уильям. Тебе ничего не надо мне доказывать, — она наклонилась вперед, чтобы чмокнуть его в губы. — Я люблю тебя, — она поцеловала его немного дольше. — Я не собираюсь отпускать тебя, — на этот раз она полностью отдалась чувствам, поцеловав его более страстно и напористо, прижавшись к его груди и обхватив руками шею.
Осторожно перекатив ее на спину, Уильям разорвал поцелуй. Смотря в ее изумительные голубые глаза, он знал, какой подарок ему подарили. Он видел свое будущее в ее глазах... это она.
— Я люблю тебя, Кассандра. Я никогда не предам твое доверие. Я буду верить тебе несмотря ни на что. Я никогда не отпущу тебя, — он наклонился и страстно, но быстро поцеловал ее. — Я также собираюсь убедиться, что ты будешь заботиться о себе, даже если тебе это не нравится, — скатившись с кровати, он направился к центру связи заказать еду.
— Уильям,… сколько сейчас времени?
— Рано. Но ты поешь. Потом еще немного поспишь. Я не хочу, чтобы ты снова потеряла сознание, — сев на край кровати, он запустил пальцы глубоко в ее волосы. — Я люблю тебя. Я буду защищать тебя даже от самой себя, — когда она открыла рот в знак протеста, Уильям остановил ее жестким поцелуем.
— Черт, с тобой трудно спорить.
— Хорошо, — ожидая завтрак, они лежали в своей постели, рассказывая друг другу обо всем и ни о чем, изучая те мелочи, которые знают друг о друге только влюбленные.
Пока они ели, просигналил коммцентр адмирала. Проигнорировав гарнитуру, Уильям ответил на звонок.
— Зафар.
— Адмирал, это Тар. Фалько требует, чтобы ее допросили, чтобы доказать свою невиновность.
— Она не может ничего требовать.
— Простите, сэр, но она имеет право потребовать о своем допросе в течении двадцати четырех часов после ареста, если считает, что была ложно обвинена. Это по Уставу, адмирал.
— Твою мать, — Уильям смотрел на Кассандру, которая в этот момент слушала их.
— Полностью согласен, адмирал.
— Приготовь все, я скоро буду, — Уильям отключился.
— Какие она может создать тебе неприятности? — спросила Кассандра.
— Никаких, — он поднялся на ноги.
— Уильям... — она отодвинула тарелку с едой в сторону.
— Никаких проблем, — ласково провел рукой по ее ушибленной щеке и продолжил. — Она попытается оправдать то, что сделала, и если это не сработает, будет лгать.
— Она расскажет о ваших прошлых отношениях.
— Да, — он внимательно наблюдал за ней.
— Что?
— Я могу заставить ее покинуть «Возмездие», — Кассандра посмотрела на него с непониманием. — У меня есть власть сделать это.
— Зачем? — она подошла ближе и положила руку ему на колено. — Зачем тебе это делать, Уильям? Она действительно виновна.
— Да, но она будет говорить вещи, которые могут расстроить тебя. Вещи, которые никто другой не имеет права знать.
— То есть ты для меня сделаешь то, что сделал Сан.
— Да.
— Нет, — она обняла его лицо ладонями. — Уильям, я знаю, что у тебя были с ней отношения в прошлом. Но это было до нашей встречи. Другие знают, что это ничего не изменит между нами. Она в прошлом. Мы — наше будущее. Она должна поплатиться за то, что сделала тебе, Тори, мне, тем членам экипажа, которые пострадали из-за нее. Ты адмирал, ты решаешь проблемы, а не навязываешь их кому-нибудь другому, — Уильям осторожно приблизил ее к себе.
— Ты постоянно удивляешь меня, Кассандра, —прислонился лбом к ее. — Я люблю тебя.
— Я тоже тебя люблю, — отклонившись назад, она улыбнулась ему. — Тебе нужно становиться адмиралом.
— А тебе нужно доесть, — быстро поцеловав ее, он вручил ей ее тарелку, поднялся и направился к шкафу.
Кассандра не отрывала взгляда от Уильяма, пока заканчивала со своей едой. С каждым предметом одежды, который он надевал, он становился все более и более адмиралом, и его военный пиджак стал последним кусочком в довершении образа. Она любила наблюдать за его преображением, любила обе стороны своего мужчины.
Уильям чувствовал ее взгляд на себе, когда одевался, но ничего не сказал. Повернувшись к ней, он надел куртку. Мужчина увидел, что она закончила есть, и наклонился, чтобы поцеловать ее.
— Ты должна отдыхать, пока меня не будет. Надеюсь, это не займет много времени.
— Я буду в порядке, иди, делай то, что должен, — оставив последний поцелуй, адмирал покинул свою каюту, заблокировав люк на выходе.

* * *

Адмирал вошел в бриг и встретил там Тара (прим. гауптвахта – специальное помещение для содержания арестованных военнослужащих).
— Я поместил ее в главную допросную. Там мониторинг на всех экранах и ведется запись, — когда они прошли в кабинет, он продолжил. — С ней ее консул Байард. Старшина Тибулл изучает собранные доказательства, читает отчеты. Думаю, он будет готов начать допрос через пятнадцать минут, — открыв дверь смотровой комнаты, адмирал вошел (прим. комната с которой просматривается допросная).
— Мне нужно поговорить с Тибуллом, прежде чем он пойдет на беседу, — Тар поднял бровь.
— Я отправлю его к тебе.
Пока адмирал ожидал, он наблюдал, как Байард сосредоточенно разговаривал с Фалько. Она же просто сидела с маленькой улыбкой на губах. Байард, наконец, отвернулся от нее, испытав отвращение к отсутствию у нее реакции. Он повернулся лицом к зеркалу, зная, что за ними наблюдают, даже если этого и не было видно. Он хотел бы, чтобы это дело не поддавалось огласке. Это будет полный бардак. По флоту быстро распространялись слухи, с начала, что он забрал Кассандру, потом покушение на убийство суженой адмирала. Дерьмо.
Когда открылась дверь, адмирал повернулся и посмотрел, как вошли Тар и Тибулл.
— Вы хотели поговорить со мной, адмирал?
— Есть некоторые факты, о которых ты должен узнать, прежде чем идти на допрос.
— Я читал отчеты, адмирал.
— В отчетах этого нет. Почти восемь циклов назад, на Диомиде, в течение трех дней мы с Фалько были вовлечены в связь. Она не была под моим командованием. Все там и закончилось. У меня не было с ней дальнейших контактов, пока ее не назначили на «Возмездие» шесть месяцев назад, — заявление адмирала приветствовало молчание. — Я считаю, что она собирается утверждать, что дальнейшие контакты между нами были, чтобы оправдать свое нападение на Кассандру.
— Вы больше не вовлекались с ней в связь после Диомиды? — спросил Тибулл.
— Нет.
— И к ее назначению на «Возмездие»?
— Я не имею к этому никакого отношения, я даже не узнал ее, прочитав имя в списке. Только когда мы отправились в тур, я вспомнил тот отпуск.
— И в этом туре у вас с ней ничего не было.
— Адмирал уже сказал вам об этом, Тибулл! — голос Тара выражал ярость.
— Все в порядке, Куинн. Ничего личного. Я могу вспомнить только два случая, когда оставался с ней наедине. Однажды в моем кабинете восемь дней назад и сегодня в моем командном центре с включенным экраном безопасности.
— Что случилось восемь дней назад?
— Я сделал ей выговор за то, что она была в моей каюте без разрешения.
— Вы нашли ее там?
— Нет. Это сделала Кассандра.
— У Кассандры есть доступ в вашу каюту?
— Да, Кассандра и Виктория, обе, имеют доступ с ключом безопасности.
— Итак, когда Кассандра сообщила вам, что подозревает Фалько, что вы сделали?
— Она не сообщала мне. Она сообщила Лукасу, — Тибулл молча смотрел на адмирала, не желая задавать свой следующий вопрос.
— Какие у нее отношения с вашим сыном, адмирал? — адмирал застыл, его глаза пылали, когда он ответил.
— Вы ставите под сомнение «отношения» между моей спутницей жизни и сыном?
— Фалько поставит? — Тибулл парировал в ответ. Хоть Уильяму это и не нравилось, он понимал, что Тибулл прав. Фалько поставит под сомнение много вещей.
— Если ты хочешь узнать об отношениях Кассандры с Лукасом, то нужно спрашивать ее.
— Если бы вы могли пригласить ее поговорить со мной, это было бы полезно, адмирал, — Тибулл знал, что нет никаких шансов на это, но не мог не сказать.
— Полковник, — Уильям обратился к своему давнему другу. — Не мог бы ты пойти в мою каюту, сообщить Кассандре, что у офицера Тибулла есть к ней некоторые вопросы, и узнать, готова ли она ответить на них.
— Да, сэр! — Куинн вышел, оставив ошеломленного Тибулла.
— Адмирал...
— Мы подождем Кассандру.

* * *

Кассандра услышала, что люк заблокировали, и легла в постель. Это был насыщенный событиями день. Ее разум не мог найти покоя, она осторожно поднялась с постели и поняла, что укол Блайанта закончил свое действие. Хорошо, что в каюте был горячий душ.
Небольшая боль начала исчезать, когда горячая вода начала свою магию. Наклонив голову назад, Кассандра тихо застонала, когда упругие струи воды столкнулись с синяком.
Она выходила из душа, все еще думая о том, что предложил Уильям. Чтобы Фалько покинула корабль. Он был обеспокоен реакцией Кассандры на то, что информация выйдет наружу. Почему?
Она вытерлась и оставила волосы несобранными, чтобы закрыть синяки, зная, что они беспокоят Уильяма. Девушка открыла сумку с одеждой, что Жавьера принесла ей, и с удивлением нашла свои собственные ботинки сверху. Ей надо обязательно поблагодарить ее за все. Сможет ли Жавьера объяснить ей это? Сможет ли она спросить ее?
Выйдя из ванной, она направилась к центру связи. Набрав код Жавьеры, она ждала. Если она не ответит, то ей и спрашивать не придется.
— Привет.
— Жавьера?
— Кассандра! Все в порядке?
— Все в порядке, — Кассандра сделала паузу. — Помнишь, ты сказала мне, что я могу прийти к тебе, если у меня будут вопросы?
— Да. Что ты хочешь знать?
— Если бы ты знала, что до того, как ты встретила Леандера, он был с другой женщиной и теперь люди говорят об этом. Ты бы расстроилась?
— Зачем людям говорить об этом?
— Потому что женщина хочет начать с ним все сначала и многое делает для этого.
— Ну, было бы неловко, если бы люди говорили об этой его жизни до меня, — начала Жавьера.
— Но почему? Ты знаешь, что у него кто-то был, также как и у тебя.
— Я... Я не знаю.
— Я имею в виду, что это ведь просто разговор, он не связан с ней сейчас, так почему это имеет такое большое значение?
— Тебя бы это не беспокоило?
— Что было в прошлом? Нет. Что она пытается возродить это? Да. Если бы он был заинтересован... ну, это бы все решило, не так ли?
Жавьера попыталась выяснить, что происходит.
— Но если бы он был заинтересован, предан другой, то это бы очень огорчило... Для каринианского мужчины, особенно военнообязанного каринианца, взять под защиту свою спутницу жизни очень серьезно. Это включает в себя смущение из-за того, что они могли сделать в прошлом.
— Серьезно?
— Серьезно. Кассандра, что происходит? — Кассандра спорила сама с собой, но прежде чем она смогла решить говорить ли всё подруге, от люка раздался сигнал.
— Жавьера, мне нужно идти, кто-то у люка. Я расскажу тебе позже, — отключив ее, она направилась к люку. Кассандра открыла и увидела, что по ту сторону находился Тар.
— Полковник? — она отступила, позволив ему войти в гостиную комнату.
— Адмирал попросил меня узнать, сможешь ли ты ответить на некоторые вопросы офицера Тибулла, — тон Тара был формальным.
— Что? — Кассандра была в замешательстве. — Кто такой офицер Тибулл. Какие вопросы?
— Старшина Тибулл — следователь по делу Фалько. Он будет допрашивать ее в ближайшее время. Адмирал посчитал необходимым сообщить ему о своих прошлых отношениях с Фалько. Появились вопросы, на которые, как считает адмирал, только ты можешь ответить.
— Какие вопросы? — полковник просто смотрел на нее. — Хорошо, не отвечай. Иногда ты настоящий ворчун, полковник, — развернувшись, она направилась в личную комнату.
Куинн не был уверен, что оглушило его больше, что его обозвала ворчуном эта маленькая женщина или тот факт, что она готова ответить на вопросы Тибулла. Когда он прошел вслед за ней, то нашел ее склонившейся и пытающейся застегнуть ботинки.
— Ты собираешься идти? — спросил Куинн, встав на колени, чтобы помочь ей. Кассандра медленно встала, ее мышцы запротестовали.
— Конечно, я собираюсь. Адмирал ведь просил, не так ли? Спасибо тебе, — она направилась в ванную, чтобы высоко стянуть волосы. Она не оставит сомнений в том, что сделала Фалько.
— Давай пойдем.
Пока они с Куинном шли к бригу, их все провожали взглядом. Обширные синяки на щеке Кассандры и на ее шее исчезали под рубашкой, этого было более чем достаточно, чтобы привлечь внимание. Но с арестом Фалько и слухами о том, что Кассандра — это, предположительно, спутница жизни адмирала...
Куинн провел ее в комнату, открывая дверь и позволяя войти ей первой. Зайдя внутрь, она нашла глазами Уильяма, Кассандра могла сказать, что он в ярости от ситуации, в которую ее поставил.

* * *

Уильям визуально просканировал свою спутницу жизни, как только она вошла в комнату. Она собрала волосы назад, показывая каждый синяк, одежда, что она надела, была, очевидно, не ее, за исключением ботинок, на которых все еще были брызги ее крови. Посмотрев в ее глаза, Уильям мог сказать, что Кассандра морально готова к битве. Повернув голову, она обнаружила Тибулла.
— Вы следователь по делу Фалько? — пошла она в наступление.
— Да, — Тибулл не был уверен, что делать с этой маленькой женщиной, которая, очевидно, была ранена, но все-таки стояла перед ним.
— У вас есть ко мне вопросы?
Старшина Тибулл прочистил горло.
— Вы знали, что адмирал и старший лейтенант Фалько были связаны друг с другом?
— Были вовлечены в связь, да. Почти восемь циклов назад, — поправила его Кассандра.
— Как вы узнали об этом?
— Адмирал посчитал, что я должна узнать об этом после того, как Фалько несанкционированно проникла в нашу каюту.
— Когда это было?
— Я полагаю, что дней девять назад, возможно на один-два дня больше или меньше, многое произошло после этого.
— Вы обнаружили ее в каюте адмирала?
— Да.
— Что произошло тогда?
— Когда я ее обнаружила, она потребовала рассказать, что я там делаю. Так как это не ее дело, я отказалась ей говорить. Тогда она стала угрожать вызвать охрану. Я сказала ей сделать это, но предположила, что может быть ей сначала поставить в известность адмирала. Она позвонила ему в отдел коммуникаций, и он приказал ей уйти.
— Кто-нибудь может это подтвердить?
— Я могу, — сказал Куинн ему. — Я был на посту связи с адмиралом девять дней назад. Фалько позвонила и запросила защищенную линию. Адмирал приказал ей немедленно убраться из его каюты.
— Что она тогда сказала вам?
— Ничего. Она покинула кабинет.
— Тогда почему вы ее подозревали?
— Она ничего не говорила, но я узнаю ненависть, когда вижу ее в чьих-то глазах. Так же, как вижу сомнения в ваших, офицер.
— Вы уверены, что они не были вовлечены в связь в последние восемь циклов? — она почувствовала, что Уильям застыл позади нее.
— Да.
— Как?
— Потому что это то, что адмирал мне сказал.
— И вы верите ему.
— Да.
— Почему вы рассказали Лукасу о своих подозрениях по поводу Фалько, а не адмиралу?
— Я сказала адмиралу, что у меня есть «подозрения», как вы выразились, в ночь, когда она была в нашей каюте. Каюта теперь всегда под охраной.
— После бомбежки?
— Вы имеете в виду в медцентре? — она не могла понять, куда он клонит.
— Да, зачем было рассказывать Лукасу? — Кассандра посмотрела на Уильяма в замешательстве.
— Как только я поняла, что отравление Виктории и взрыв были направлены на меня, был только один человек, на которого я могла подумать, кто мог быть ответственным. Лукас был там, и я сказала ему о своих подозрениях, попросила разобраться.
— Какие отношения у вас с Лукасом? — спросил Тибулл.
— Мои отношения с… — она посмотрела на Уильяма. — Что все это значит? — она с уверенностью могла сказать, что Уильям был в ярости от вопроса, но позволил ей ответить. Она повернулась назад, и Тибулл оказался под прицелом пары сверкающих голубых глаз.
— Я встретила Лукаса Зафара, когда он разбил свой истребитель на Земле двадцать семь дней назад, — ее голос был жестким и резким. — Он пострадал, моя семья и я помогли ему. Он пробыл на Земле примерно три часа. «Спасатель» прибыл, чтобы спасти его, там было два пилота и адмирал, чтобы, как я полагаю, найти его и забрать. Пока они забирали Лукаса, нападавшие сбросили на Землю ядерную бомбу. «Спасатель» вернулся на «Возмездие» с Викторией и мной на борту. Земля была уничтожена. Лукас решил проконтролировать, как мы с Викторией устроились. Я считаю его хорошим другом. Он никогда не был для меня чем-то большим, кроме как сыном адмирала. Мой ответ на ваш вопрос о моих «отношениях» с Лукасом вас устроит, офицер Тибулл?
Тибулл прочистил горло.
— Да, благодарю вас.
— Будут еще вопросы? — потребовала Кассандра ледяным голосом.
— Нет. Нет, мэм. Спасибо за вашу помощь, — Тибулл заикался. — Адмирал, могу я получить ваше разрешение на доступ к вашему личному делу?
Уильям сузил глаза.
— Как главному следователю вам не нужно разрешение.
— Я знаю, сэр, но я спрашиваю.
— У вас есть мое разрешение.
— Думаю, что я готов начать свой допрос.
— Тогда вы свободны, — Куинн переводил взгляд с Кассандры на адмирала.
— Я побуду снаружи несколько минут, — сказал он, последовав за Тибуллом.

* * *

Уильям сократил расстояние, разделяющее их, и нежно погладил ее шею, покрытую синяками. Ее глаза все еще пылали.
— Ты очень хорошо справилась со всем этим. Я не думаю, что когда-либо слышал, чтобы Тибулл заикался раньше.
— Это была чушь собачья, Уильям. «Отношения» с Лукасом? Я тебя умоляю! — ее глаза спрашивали его. — Ты ведь никогда не думал...?
— Возможно, в самом начале, — его взгляд скрестился с ее. — Он ближе к твоему возрасту, чем я. Затем ты пострадала, — большой палец нежно ласкал ее щеку, где был синяк. — Я должен был убедиться, что ты в порядке. Когда ты ответила мне, я понял.
— Убедиться в чем?
— Что ты моя, моя спутница жизни, — он наклонился и поцеловал ее, Кассандра обняла руками его за талию.
— Я люблю тебя, Уильям.
— Я знаю.
В это время послышался стук в дверь, и в комнату вошел Тар, одновременно с этим в соседнюю дверь комнаты для допроса вошел старшина Тибулл.
— Они не могут нас видеть? — спросила Кассандра, когда подошла к окну и посмотрела на самодовольное лицо Фалько.
— Нет, — Уильям сделал пару шагов, чтобы встать позади нее, и Куинн нажал на кнопку, чтобы они могли слышать ход допроса.

* * *

— Пусть в журнале отметят, что это старшина Тибулл обращается с допросом к старшему лейтенанту Делондре Фалько и ее консулу лейтенанту Байарду. На этом допросе мы должны выяснить, есть ли веские основания обвинять старшего лейтенанта в двух покушениях на убийство и одном саботаже судна Коалиции. Старший лейтенант, вы понимаете обвинения, выдвинутые против вас?
— Да, — четко сказала Фалько.
— Каков ваш ответ на обвинения?
— Невиновна по всем пунктам обвинения.
— Старший лейтенант, объясните мне, как вы считаете, почему вас обвинили в этих преступлениях?
— Это вина этой стервы-беженки! — внезапный яд в голосе Фалько застал обоих мужчин врасплох.
— О ком вы говорите, старший лейтенант? — спросил Тибулл.
— Об этой земной сучке, — Фалько посмотрела на стекло.
— Мне нужно имя.
— Кассандра Чемберлен! — выплюнула она.
— Почему она должна быть виновна в обвинениях против вас?
— Потому что она завидовала мне, она думает, что может занять мое место возле адмирала. Она не может! — хоть Тибулл был подготовлен к этому, Байард — нет. Его шок был очевиден.
— Что это за место? — продолжил Тибулл.
У Фалько появился маниакальный взгляд на лице.
— Его возлюбленной, конечно. Мы были любовниками больше восьми циклов, с тех пор как вернулись с Диомиды... Он очень... изобретательный... любовник, — проговорила Фалько, лукаво посматривая на зеркало.
Почувствовав, что Уильям застыл позади нее, Кассандра слегка наклонилась к нему, надеясь, что он поймет. Куинн уловил легкое движение и с изумлением понял, что она пытается утешить Уилла, а не потребовать разъяснений у него.
— Где вы впервые встретились с адмиралом? — Тибулл вернул ее внимание себе.
— Я только что сказала вам, на Диомиде, когда мы были в отпуске.
— Вы тогда служили под командованием адмирала?
— Нет, и он был капитаном.
— Так и есть, — сделал паузу Тибулл, посмотрев на экран. — 13 марта 5245?
— 5246, — исправила Фалько.
— Где вы встретились в следующий раз?
— Что?
— Вы только что заявили, что у вас были долгосрочные отношения с адмиралом Зафаром. Где вы встретились во второй раз?
— Мы встретились на космической станции Кальяо два месяца спустя.
— Когда?
— 30 Бельтан, — Тибулл снова сверился со своим планшетом.
— Официальные отчеты показывают, что капитан Зафар был командиром броненосца Бабируса на границах мятежников на эту дату.
— Это именно то, что он внес в записи.
— Битва при Файале произошла в то время. Были уничтожены три корабля мятежников, один взят в плен. Из-за этого капитан Зафар был произведен в вице-адмиралы. Так ты говоришь, его там не было? — Фалько промолчала.
— Когда в следующий раз?
— Прошло слишком много циклов, чтобы вспомнить точное время и место.
— Что насчет ваших отношений с капитаном Сан?
— Каких отношений?
— Тех, из-за которых вы угрожали его жене, вас сняли с корабля, отправили на лечение и прописали Ксиприн.
— Это просто ложь! — воскликнула Фалько. — Эта сука изменила мои записи.
— И вы о...
— Земной суке.
— Вы утверждаете, что кто-то, кто пробыл на корабле меньше, чем, — сверился со своими заметками старшина Тибулл. — Тридцать дней, имел возможность изменить защищенные файлы Коалиции. Это то, что вы хотите мне сказать?
— Да.
— Пустые бутылки из-под Ксиприна были найдены в вашей каюте. Именно Ксиприном отравили Викторию Линн Чемберлен.
— Сука сама это сделала, чтобы избавиться от младшей сучки, а потом подбросила бутылки в мою каюту!
— При установленной системе безопасности дистанционного обнаружения как она смогла это сделать без вашего ведома?
— Она могла, она хитрая, вон как эта беженка смогла обмануть адмирала, и у нее появился личный повар, он готов готовить для них отдельно и приносить лично, словно личная прислуга, приносящая еду домой по первому требованию. Ну, теперь у них нет дома, не так ли? — захихикала Фалько.
Байард и Тибулл посмотрели друг на друга, понимая, что Фалько сошла сума. В комнате наблюдения Уильям положил руку на талию Кассандры, когда почувствовал ее напряжение.
— Пропавший DC-48 и детонатор также были найдены в вашей каюте.
— Лукас подкинул их туда, — сказала им Фалько.
— Зачем сыну адмирала это делать?
— Потому что эти двое любовники, прибыв на Землю, он сразу начал обхаживать ее, — Тибулл решил заканчивать этот фарс.
— Знаешь, кто бы ни взорвал это помещение, он идиот, — глаза Фалько вернулись к нему. — Я имею в виду, что сначала бомба не коснулась цели, все ее осколки оказались в стене, и, в конце концов, не сработал таймер. Это была чистая удача, что бомба не просто дырку в полу сделала.
— В задницу удачу! — Тибулл легко заметил ненависть, которую Кассандра увидела в глазах Фалько. — Эта бомба была идеальной! Таймер был установлен таким образом, что не срабатывал, пока люк бы не открылся на шестьдесят градусов, шрапнель была собрана по схеме, чтобы убить молниеносно, и DC-48 была сформирована идеально для наибольшего воздействия. Поцелуй меня в зад, «дырка в полу»! У меня разряд Е1! Я знаю, как, черт возьми, сделать бомбу направленного действия. Почему эта сука отошла, я не знаю! Она должна быть мертва!
— Лейтенант Байард, я заканчиваю этот допрос из-за признания старшего лейтенанта Фалько. Вы согласны?
— Да, согласен.
— Признания?! Какого признания? — потребовала Фалько.
— Пусть в журнале отметят, что допрос окончен. Старший лейтенант, вас вернут обратно под стражу, — когда Тибулл вышел из комнаты, полковник отключил громкоговоритель.
С уходом Тибулла, Фалько, казалось, успокоилась. Байард говорил ей что-то, но не получил ответа. Она встала, подошла к двери, ожидая, когда ее откроют.

* * *

Кассандра повернулась к адмиралу.
— Он хорош, — сказала она о Тибулле.
— Один из лучших, — согласился адмирал.
— Он доведет это дело до конца? — спросила она, когда открылась дверь.
— Уже довел, — ответил Тибулл за адмирала.
— Тогда, возможно, ты не полный придурок, Тибулл, как я посчитала вначале, — сказала Кассандра, прежде чем вспомнила, что она с «адмиралом». Девушка взглянула вверх и увидела, что Уильям забавляется, хоть и пытался нахмуриться.
— Спасибо, я думаю, — ответил Тибулл, не зная, что такое «придурок».
— Тебе что-то еще нужно? — спросил адмирал.
— Всего пару слов об обыске в комнатах Фалько и деактивации дистанционного датчика, мы должны это сделать.
— Адмирал, если я вам или Тибуллу здесь не нужна, я бы хотела вернуться в каюту, — Уильям кинул на нее обеспокоенный взгляд и увидел признаки переутомления.
— Тибулл?
— Нет, сэр, у меня нет к ней вопросов, — даже он мог видеть усталость в глазах Кассандры. Черт, еще два дня назад она была в медблоке, но все же пришла сюда, отвечала на каждый вопрос, который он ей задавал. Стояла возле адмирала все это время. Только это уже заслуживало уважения. Адмирал слегка кивнул ей, и она ушла.
Повернув за угол в коридоре, она думала только о том, как хорошо будет почувствовать кровать, когда столкнулась со своим кошмаром: Кассандра услышала волнение позади нее, любопытство взяло верх, и она повернулась, чтобы увидеть, как Фалько сбежала от своей охраны и бросилась к ней.
Адмирал услышал переполох и открыл дверь смотровой. Увидев охрану, он помчался мимо и услышал...
— Ты, сука! — прокричала Фалько. Когда она развернулась для удара, Кассандра поставила блок и отбила ее руку в сторону. Фалько повернулась вокруг своей оси и атаковала снова. — Сейчас ты заскулишь, — Кассандра уклонилась от следующего выпада Фалько.
Повернув корпус немного влево, Кассандра отлично провела удар снизу вверх в живот противнице, ее брат мог бы ею гордиться. Адмирал достигнул их только тогда, когда глаза Фалько закатились, и она упала на пол.
— Дерьмо! — воскликнула Кассандра, встряхивая руку.
— Охрана! — приказал адмирал. — Уберите ее с моей палубы! — когда охранники начали тащить Фалько за руки, она разъяренно посмотрела на Кассандру.
— Это еще не конец, ты поняла меня, сука? Ты и та маленькая сучка умрете! — Кассандра осталась на месте, ее голубые глаза опасно сверкнули. Она медленно двинулась к Фалько, и охранники замерли, не зная, что предпринять.
— Ты никогда не подойдешь ко мне и к моим родным снова, — тон Кассандры мог бы заморозить и кровь, стекающую по лицу Фалько. — А сейчас ты пойдешь с охранниками и закроешь свою пасть. Ты поняла меня?
Она повернулась и увидела выражение глаз Уильяма, и поняла, что на ней сосредоточено внимание всех в комнате. Когда ее шея начала краснеть, вступил адмирал.
— Убрать ее отсюда! — охранники, что держали Фалько, снова потащили ее. — Остальным вернуться к работе! — офицеры разбежались, оставив адмирала, Кассандру, Тара и Тибулла. — Позволь мне осмотреть твою руку, — осматривая ее, Уильям нашел костяшки ее пальцев содранными и ушибленными, но ничего не было сломано.
— Сожалею об этом, — тихо сказала она, чтобы только он мог слышать.
Уильям поднял на нее глаза.
— Где ты научилась так драться? — Фалько — хорошо обученный член Коалиции, а Кассандра отделала ее как ребенка.
— У старшего брата, — в ответ на взгляд Уильяма, она продолжила. — Питер, мой брат... Питер, отец Виктории. Он... — Уильям видел, как вспышка боли пересекла ее лицо. — Был членом спецподразделения. Он чувствовал, что его младшая сестра должна знать, как защитить себя.
— Он проделал хорошую работу, — сказал ей Уильям.
— Что такое спецподразделение? — спросил Тибулл, жадно слушая их разговор. Когда адмирал повернулся к нему, он понял, что должен был оставить свой вопрос при себе.
— Это подразделение военных, — ответила Кассандра, не увидев их мысленной перепалки. — Большинство мужчин из моей семьи служили. Не все, но большинство. Спецподразделение... — она повернулась к Уильяму за помощью. — Оно состоит из небольших групп высококвалифицированных мужчин. Обычно не более шести, их посылают для решения конкретных задач.
— Ударный отряд, — сказал Тар тихо. Кем, черт возьми, был этот человек? Кивок адмирала сказал Кассандре, что он согласен.
— Так или иначе, он научил меня защищаться, — она пожала плечами. — Это не имеет такого уж значения, — но адмирал так не думал. Все еще держа ее за руку, он чувствовал ее легкую дрожь.
Он обратился к Тибуллу:
— С остальными вопросами придется подождать. У тебя есть запись этого инцидента, чтобы внести в свой отчет?
— Постой! — Кассандра нахмурилась. — Это не испортит расследование, не так ли?
— Нет, — ответил ей адмирал, смотря на Тибулла.
— Нет, не испортит, — согласился Тибулл. — Из всего видно, что Фалько была инициатором нападения. Адмирал. Полковник, — Тибулл кивнул обоим мужчинам. — Что на завтра?
— Десять часов, мой кабинет, — кивнув, Тибулл повернулся к Кассандре.
— Мэм, для меня было честью встретиться с вами, — приложив два пальца ко лбу, он ушел, оставив Кассандру в замешательстве.

* * *

Уильям положил руку на ее изящную спину и посмотрел на Куинна, который обошел ее. Вместе они покинули бриг.
Слухи по «Возмездие» распространялись быстро: суженая адмирала нокаутировала Фалько одним ударом. Приблизившись к каюте, к ним присоединился Лукас.
— Кажется, я пропустил все веселье, — начал он шутить, но остановился из-за взгляда, которым одарил его отец. Кассандра вошла в гостиную комнату и опустилась в кресло. Уильям открыл ящик и вытащил химическую холодную упаковку. Присел рядом и поднял ее правую руку.
— Оно поможет с отеком, — он мягко приложил его.
— Поразительно! Ты действительно ее вырубила, — воскликнул Лукас, когда увидел ее костяшки пальцев. Кассандра послала ему усталую усмешку.
— Спасибо, — сказала она, когда посмотрела в обеспокоенные глаза Уильяма. — Мне нужно пойти прилечь.
— Думаю, что так, — он помог ей подняться, последовал за ней из гостиной комнаты и закрыл за ними дверь.

* * *

Лукас обратился к Куинну.
— Что, черт возьми, произошло?
Куинн не знал с чего начать.
— Фалько потребовала разбирательства, — Куинн обошел стол адмирала и вытащил бутылку крепкого алкоголя. Он знал своего друга. Ему нужно будет выпить. — Были подняты вопросы о связи адмирала к Фалько, — он налил Кариниан-Але и принес три стакана, вручив один Лукасу. — И твоей связи с Кассандрой, — Лукас подавился глотком, который только что сделал.
— Ко мне? Какого хрена!
— Тибулл прикрылся тем, что Фалько могла такое предложить.
— Это просто вздор! — Лукас подорвался на ноги.
— О, поверь мне, Кассандра поставила его на место, к тому времени как она закончила с ним, Тибулл заикался, — улыбнулся Куинн, вспоминая.
— Кассандра... — Лукас повернулся к Куинну.
— Тибулл допрашивал ее, — Лукас молчал. — Она выстояла, Лукас, такая сильная. Она не оставила сомнений в своей вере в Уильяма, — Куинн посмотрел вниз на свой стакан. — Ты должен был рассказать мне все о Фалько и твоем отце.
— Это не моя тайна, — два мужских взгляда встретились.
— Во всяком случае, Кассандра уже уходила, когда Фалько увидела ее и оторвалась от своих охранников, она напала на нее, но Кассандра вырубила Фалько, жестко. Не могу дождаться, когда увижу запись, — он посмотрел на Лукаса. — Ты знал, что отец Виктории был членом ударного отряда?
— Нет, — Лукас поднял на него ошеломленный взгляд. — Я видел его всего несколько минут. Кэсси сказала, что у него больное плечо, но это все, что я помню.
— Он научил ее, как защищать себя. Она чертовски хороша, — они оба повернулись, когда дверь перегородки открылась.

* * *

Как только Уильям закрыл дверь, Кассандра уже легла на диван. С глубоким вздохом она откинулась и закрыла глаза. Почувствовав, что Уильям присел рядом, она повернула голову, чтобы взглянуть на него.
— Ты должна быть в постели, — сказал он ей, убрав прядь ее волос за ухо.
— Я буду в порядке и здесь, пока ты не закончишь. Мне очень жаль, Уильям.
— За что ты извиняешься?
— За сцену с Фалько перед твоей командой.
— Фалько виновата за сцену, — Уильям поцеловал ее ушибленные косточки. — Если бы ты с ней не закончила сама, я бы сам ее скрутил. Я верю, что каждый офицер будет пересматривать эту запись и практиковать этот прием.
— Ты не сердишься? — обеспокоенные глаза посмотрели на него.
— На тебя? Нет.
— И на себя тоже. Честно? — спросила она его.
— Нет, на охрану. Этого не должно было случиться.
— Я согласна, но Уильям... — она заколебалась.
— Что? — поощрил он ее.
— Было чертовски приятно ее ударить, — Уильям посмотрел на нее и начал смеяться.
— Мне самому это понравилось, — Кассандра усмехнулась и положила голову ему на плечо.
— Тебе нужно немного поспать, — оставив ее, он взял подушку и одеяло с кровати и, убедившись, что ей удобно, наклонился, чтобы поцеловать ее, но обнаружил, что она уже спит.
— Я люблю тебя, Кассандра Чемберлен, — прошептал он ей. Притушив свет, он вернулся в гостиную комнату.

* * *

Уильям приблизился к своему сыну и другу и увидел, что они уже похозяйничали с его элем.
Когда он сел, то нашел, что для него тоже приготовили порцию. Он сделал один глоток, откинулся назад и увидел, что Лукас вопрошающе поднял бровь.
— Уснула, не успев голова коснуться подушки, — Уильям сделал еще один глоток.
— Папа, то, что сказал Тибулл, о Кассандре и обо мне... — начал Лукас.
Уильям посмотрел на своего сына, понимая, что Куинн рассказал ему.
— Лукас, все в порядке. Не беспокойся об этом, — видя, что его сын все еще обеспокоен, он продолжил. — Ни у кого из нас не было никаких сомнений, — Лукас вздохнул с облегчением и откинулся назад.
— Теперь я успокоился, — сказал Лукас.
— Ну, после сегодняшних событий, нам осталось только разобраться с мятежниками, — пошутил Куинн. Но посмотрев на Уильяма, он мог сказать, что его другу не смешно.
— Есть что-нибудь новое? — спросил он.
— Нет, датчики долго их не фиксировали. Похоже, отвлекающий манер сработал. Они все еще думают, что мы направляемся на космическую станцию Родхэм.
— Родхем проинформировали?
— Да.
— Завтра, после того, как мы закончим с Тибуллом, мне понадобится безопасная линия к Валериану. Я собираюсь попросить его прислать «Диоскури», чтобы заменить нас в этом туре.
— Что? — спросил шокированный Лукас. — Что происходит?
— Ты что-то понял, — проговорил тихо Куинн.
— Достаточно, чтобы понять, мы должны проложить некоторое пространство между нами и мытежниками.
— Это из-за Виктории? — потребовал Лукас. — Где она?
— Она осталась у Амины. Она в порядке. Лукас, есть вещи, о которых ты не знаешь, вещи, о которых я не могу рассказать тебе прямо сейчас, но цель не Тори.
— Он сказал, что она не была светом. Светящийся человек, — сказал Лукас вслух. — Так кого же он ищет?
— О чем ты говоришь? — спросил Куинн.
Уильям рассказал Куинну о скорости обучения Тори языку мятежников, и о том, что она узнала во сне о Мессене.
— Мессене? — переспросил Куинн тихо. Уильям смотрел на него. Они все знали, что это серьезно.

* * *

Проснувшись, Кассандра почувствовала, что Уильям ласкал ее родимое пятно, и поняла, что лежит обнаженная в постели. Придет время, когда им нужно будет обсудить это снова, но не сейчас. Нежно опустив руку ему на спину, она обратила на себя его внимание. Повернувшись и частично прикрыв ее, он прижал девушку к кровати и обнял обеими руками ее лицо, затем Уильям подарил ей страстный поцелуй, который быстро разорвал. Так же было после взрыва, когда он отступил. Это тоже скоро закончится. Но сейчас ей нужно было сказать ему кое-что, чтобы он смог принять решение.
— Уильям, — она смотрела в глаза, которые любила.
— Хммм? — его большой палец поглаживал ее щеку. Он видел, что у нее что-то на уме.
— Я хочу зачать ребенка, — полная тишина с его стороны сказала ей, что она удивила его. — В ближайшее время, — добавила она.
Взгляд Уильяма прожигал ее. Мысль о зачатии его ребенка затронула что-то глубокое внутри него. Но она была для него важнее.
— Кассандра, со всем, что сейчас происходит, возможно, сейчас не лучшее время.
— Я хочу от тебя ребенка, Уильям, частичку тебя, частичку себя. Лучшее время или нет, не имеет значения, потому что это будет наше время. Я знаю, что у тебя есть проблемы, — она положила руку, закрывая его рот, чтобы закончить. — Я знаю, что сейчас много всего происходит, того, что касается тебя и Фалько, мятежников и предателя-каринианца. Но ты должен знать, чего я хочу, и ты должен решить, хочешь ли ты этого. Я сделала свой выбор, я хочу от тебя ребенка.
Уильям перекатился на спину и притянул Кассандру на себя, обхватив ее руками.
— Кассандра, я чуть не потерял тебя, если бы ты стояла перед люком, когда взорвалась бомба...
— Этого не произошло! — перервала она его. — Я не была там, благодаря тебе. Ты не потеряешь меня. Я тебя люблю, — обняв его руками, Кассандра положила голову ему на грудь, засыпая под стук его сердца.

* * *

На следующее утро адмирал привел в действие план по превращению его комнаты хранения в спальню для Виктории. Жавьера согласилась, чтобы Тори провела еще одну ночь у них, так что можно было завершить комнату и удивить девочку. У Жавьеры даже были некоторые предложения, что нужно сделать в этой комнате, так что она отправит Леандера с некоторыми предметами. И когда Кассандра проснется, все установят.

* * *

Медленно проснувшись, Кассандра поняла, что была одна. Она посмотрела на время и поняла почему, было уже 10:30. Тибулл должен был зайти в 10:00, чтобы закончить с допросом. Ее мышцы запротестовали, когда она поднялась с кровати. На столе ее ожидал завтрак, ее живот громко заурчал, когда девушка сняла крышку. Хуту сделал лоблолли с наггетсами, это стало одним из ее любимых завтраков.
Когда все ее тарелки опустели, она решила, что пришло время для душа, прежде чем они с Тори вернутся домой. Как они собираются это сделать? Ей бы не хотелось покидать каюту Уильяма, даже если бы он это позволил, но Тори не могла спать на диване. Позволив горячей воде успокоить ее боль, она пришла к единственному решению, которое смогла найти, — это найти для них новую каюту. Девушка завернулась в полотенце и вышла из ванной, чтобы найти Уильяма, входящего в их спальню.
Увидев, как она вышла из ванной, он был поражен своей любовью к ней. Она хотела иметь от него ребенка. Он подошел к ней, запустил пальцы в ее еще влажные волосы и наклонился для поцелуя.
— Как ты себя чувствуешь?
— Довольно хорошо.
— Я позвоню Блайанту.
— Нет, Уильям, я чувствую себя уже лучше, — откинувшись назад, она посмотрела на него. — Как прошла ваша беседа?
— Хорошо. Все уже закончено. Тебе не стоит беспокоиться.
— Я и не беспокоилась, я знала, что ты справишься. Теперь мне нужно одеться, пока Тори не вернулась, — она направилась к шкафу.
— Она не вернется сегодня.
— Что? — Кассандра остановилась и повернулась, чтобы на него взглянуть.
— Она собирается остаться у Амины еще на одну ночь.
— Почему?
— Во-первых, чтобы ты смогла отдохнуть. И, во-вторых, чтобы мы могли закончить ее комнату.
— Ее комнату? — она подняла бровь.
— У меня есть команда, которая придет, чтобы переоборудовать комнату хранения в спальню для нее.
— Уильям,… — Кассандра положила голову ему на грудь.
— Что случилось? — он увидел слезы в ее глазах.
— Ничего не случилось. Просто я была в душе и пыталась понять, как сказать тебе, что нам нужна новая каюта.
— Ты дома, Кассандра, и здесь ты и останешься, — сказал он ей грубым голосом.
— Я знаю. Я не говорила, что хочу уйти. Тори будет от этого в восторге, — приподнявшись на носочки, она поцеловала его. — Спасибо тебе.
— Ты не должна благодарить меня. Я тоже хочу, чтобы она была здесь. А теперь давай оденем тебя до прихода рабочих, — она двинулась к шкафу и нашла там свою одежду, хоть и не много, но она висела рядом с его.
— Спасибо, что побеспокоился об этом.
— Я хочу, чтобы тебе было комфортно здесь, — когда люк просигналил, он ушел, чтобы открыть его.
Кассандра уже оделась к тому времени, как Уильям и Лукас зашли. Собрав волосы назад, она улыбнулась обоим мужчинам Зафар.
— Ты выглядишь лучше, — Лукас быстро ее осмотрел.
— Я чувствую себя лучше. Что случилось? — спросила она у Уильяма
— Мне нужно уйти на мостик на некоторое время, — сказал он.
— Ладно, — она озадаченно переводила взгляд с Уильяма на Лукаса, понимая, что Уильям оставляет Лукаса с ней. — Я буду в порядке одна.
— Ты не будешь одна, тут весь день будет команда строителей.
— Со мной все будет хорошо.
— Нет, — его глаза пылали, подсказывая ей, что для него это важно. Он должен убедиться, что она защищена, даже если угроза миновала. Она не могла винить его за это.
— Если ты так хочешь, — она повернулась. — Лукас, тебе будет скучно до сумасшествия.
— Не будет, — он улыбнулся и подошел к дивану. — Я принес колоду. Я думаю научить тебя играть в «пять квадратов», — Кассандра посмотрела на то, что было у него в руке.
— Карты?
— Лукас... — предупредил его Уильям.
— Что? Просто небольшая дружеская игра, — его лицо выражало полную невинность.
— Я так понимаю, он в этом хорош? — Кассандра подошла к Уильяму.
— Это было бы преуменьшением, — Уильям увидел блеск в ее глазах. В его спутнице жизни был дух соперничества.
— Ты собираешься на весь день? — спросила она.
— Большую часть, и я хочу, чтобы ты отдыхала, когда тебе это будет нужно, — его взгляд стал жестче. — Имей в виду, Кассандра.
— Так и сделаю, — проигнорировав Лукаса, она потянулась, чтобы поцеловать его. После того, как он ушел, она подошла к Лукасу.
— Что это за игра?

* * *

На мостике адмирал направился к своему командному центру и нашел Куинна уже там.
— Включи экран конфиденциальности. Мне нужна защищенная, закодированная линия к Высшему адмиралу Валериану.
— Я организовал линию, адмирал. Уилл, ты действительно собираешься потребовать отстранения «Возмездие» из этого тура? — Уильям ничего не ответил, ожидая соединения с Верховным адмиралом.
— Зафар, что происходит? — потребовал Валериан.
— Сэр, у меня ситуация, которая, как я считаю, требует немедленного внимания.
— Я читал ваши отчеты, адмирал. Хоть я и согласен, что что-то происходит, я не согласен с этой потребностью в секретности.
— Это потому, что я намеренно упустил много деталей в своих отчетах, сэр. Нет веры в то, что флот не будет скомпрометирован.
— Вы утаили от меня факты?! — гнев Валериана легко было услышать.
— Нет, сэр.
— Вы подозреваете меня?
— Нет, сэр, но часть информации просочилась, которая дала мятежникам координаты флота в последней атаке. Эти данные пришли из пространства каринианцев, каринианский канал к мятежникам. Это было точное наше местоположение, Верховный адмирал, — на другом конце воцарилась тишина.
— Что ты не сообщил в отчетах?
— Ваши коммуникации полностью защищены, Верховный адмирал? — брови Куинна подскочили на вопрос Уильяма о защищенности линий Высшего адмирала. Уильям знал, что переступил грань, но он собирался убедиться, что его суженая защищена.
— Ты настаиваешь, Зафар?
— Да, сэр, и буду настаивать на этом, пока это не будет сделано, — через несколько мгновений Валериан ответил.
— У меня полная конфиденциальность. Теперь скажи мне, что у тебя есть, адмирал.
Уильям пересказал Высшему адмиралу об атаке мятежников на Землю, в частности, нападение на семью Чемберленов. О похищении Виктории. О передачах сигналов мятежников. Об атаках мятежников. Про нить, которую нашли у Виктории, с внедренной технологией каринианцев у мятежников. Верховный адмирал был шокирован.
— Что ты предлагаешь...?
— Я ничего не предлагаю, я указываю, что высокопоставленный каринианец предает нас, получая секретную информацию и снабжая мятежников данными о местах, где размещен наш флот!
— Зафар! Смени тон!
— Черт возьми, Валериан!
— Адмирал! Ты должен быть на космической станции Родхэм в ближайшее время. Я предлагаю тебе взять отпуск.
— Нет, не будем.
— Нет, не будете, что, адмирал? — тон Верховного адмирала мог заморозить лед.
— Мы не прибудем на космическую станцию Родхэм. Мы даже близко к ней не подойдем.
— Тогда где вы находитесь? — Уильям дал тому их настоящее местоположение.— Вы сфальсифицировали местоположение вашего флота для высшего командования!?!
— Да, сэр, я изменил курс флота после последнего нападения мятежников. До сих пор они не смогли нас больше обнаружить. Космической станции сообщили, и она находится в состоянии боевой готовности номер один.
— Я могу вызвать тебя по обвинению!
Уильям потер затылок.
— Помните как в Академии раз в месяц мы должны были разыгрывать сценарий того или иного рода?
Верховный адмирал слушал.
— Да.
— Мы решили дать им кодовые имена, чтобы команда соперника не знала, что мы делаем.
— Да.
— Вы помните PR25?
— PR25? Бл*дь! Ты не можешь думать, что это то, что тогда подразумевалось! — потрясение было очевидно в голосе Валериана.
— Не имеет значения, что думаю я. Кто-то наверху так думает. Вот почему на Землю напали, вот почему мятежники так отчаянно атаковали флот. Им что-то пообещали, чтобы убедиться, что PR25 не произойдет. У меня двое выживших с Земли на «Возмездие», у одной была нить в руке, которая там находилась в течение семи циклов. Мятежники продолжали атаковать, нацелившись на «Страж». В передаче говорилось, что «они считаются защищеными», «Страж» из Дома Защиты, — Уильям замолчал, позволив Высшему адмиралу все обдумать.
— Что ты собираешься делать?
— Я хочу, чтобы «Диоскури» заменил «Возмездие» в этом туре, чтобы мы могли отправиться непосредственно на Кариниан. Если последует нападение, они смогут восстановиться на Родхэме.
— Ты понимаешь, о чем просишь? Если я удовлетворю эту просьбу, ты никогда не будешь командовать другим флотом.
— Да.
— Ты чувствуешь, что это как-то связано с этим.
— Верховный адмирал, кто-то на Кариниане сговорился с мятежниками убить семь миллиардов человек, потому что они почувствовали угрозу. Кем еще они готовы пожертвовать?
— Твою мать! Я разрешу «Диоскури» заменить «Возмездие». Я дам тебе знать, когда ожидать «Диоскури».
— По защищенной линии.
— Да, адмирал, по защищенной линии. Береги себя до тех пор.
— Да, сэр, — когда он закончил звонок, Куинн смотрел на своего давнего друга.
— Ты собираешься рассказать мне, что такое PR25? Или я тоже представляю угрозу безопасности?
— Если бы я думал, что ты бы рискнул, тебя бы не было в этой комнате, Куинн, — Уильям сел в свое кресло. — PR25 — это сценарий того, что мы будем делать, если пропавшая принцесса Дома Знаний когда-нибудь вернется. Что бы мы сделали. Каковы возможные последствия для существующей семьи попечителя, процедуры, которым следует следовать для ее защиты. Что потребуется сделать, чтобы установить ее законность на трон.
— Но ведь мы уже установили, что Виктория не та, кого они ищут.
— Не та.
— Тогда кто... — Куинн умолк. — Ты думаешь, это Кассандра?
— Я знаю, что это моя Кассандра.
— Уилл, у каждого члена Королевской Семьи есть метка рождения. У тебя есть метка рождения. У Виктории — нет.
— Кассандра имеет. У ее матери она была. Она была и у ее бабушки. Куинн, ее второе имя Квес. Каждая женщина по материнской линии несла его. За двадцать восемь дней, что она провела на этом корабле, она не только научилась чинить нашу лазерную систему, она выучила язык мятежников. По словам Виктории, она была самым умным человеком на Земле.
— Если это, правда, ты знаешь, что это значит.
— Да, я знаю, — Уилл посмотрел своему давнему другу в глаза. — Нужно все подготовить до прибытия «Диоскури». Сделай это тихо. Я буду в своей каюте.

* * *

Уильям вошел в каюту и услышал смех, смех Кассандры. Этот звук делал любую жертву терпимой. Вслед за ее смехом, он увидел, что его сын был нахмурен.
— Так сколько ты мне должен?
— Я не понимаю, как ты сделала это! — Лукас с отвращением отбросил свои карты.
— Превосходным женским умом, Лукас. Превосходным женским умом, — увидев Уильяма, она забыла о карточной игре. — Ты вернулся! — она подошла к нему и обняла его. Прижавшись к мужчине, она почувствовала, как сильно он напряжен, и поняла, что что-то не так. — Уильям?
— Похоже, мальчик получил пинка под зад от тебя?
— Крепкого, — у Лукаса был угрюмый вид. — Я не знаю, как она это сделала, но после первых десяти раздач она отбила весь мой выигрыш.
— Ты отдыхала? — он просканировал ее лицо.
— Да, Хуту принес отличный обед. Они закончили комнату для Виктории. Она будет так рада, — Кассандра решила пока не спрашивать его ни о чем, пока они не останутся одни.
— Хорошо, так ты собираешься платить и сколько ты должен?
— Есть чем записать?
Уильям посмотрел на обоих.
— Сколько он тебе должен? — число, что написал Лукас, поразила его. — Сколько раз ты проиграл ей?
— Несколько раз...
— За шесть часов?
— Ага.
— Напомни мне отвезти тебя на Варгис.

* * *

Позже в тот же вечер Кассандра приподнялась с груди Уильяма, погладив рукой вдоль его щеки.
— Что случилось?
— Ничего.
— Уильям...
— Что могло случиться? Ты в безопасности в моих руках. Виктория вернется домой завтра.
— Но есть что-то еще.
— Просто работа. Тебе не о чем беспокоиться, — на ее сомневающийся взгляд Уильям продолжил. — Действительно, это все решаемо.
Кассандра не знала, как быть с тем чувством приближающейся беды, но Уильям прав, он погружен в дела флота, а флот — это его работа, и он знает, что делает.
— Ты в порядке?
— Я в порядке. Ложись спать, завтра Виктория вернется домой.

Глава 8

— Тетя Кэсси! — Виктория ворвалась через люк и громко прокричала.
— Привет, — Кассандра поймала Викторию в объятия, проигнорировав взгляд Уильяма.
— Как дела? — между тем спросила входящая следом за девочкой Жавьера.
— Хорошо и становится лучше с каждым днем. Спасибо, Жавьера.
— Не за что благодарить. Было замечательно принимать ее у нас. Мне нужно идти. Мы с тобой поговорим позже?
— Конечно, — когда люк закрылся, она вернула свое внимание Виктории. — Так тебе было весело?
— Да, но я скучала по тебе.
— Я тоже по тебе скучала. У адмирала есть для тебя сюрприз.
— Он знает? — она повернулась к нему. — Ты знаешь?
— Это не только от меня сюрприз.
— Не позволяй ему обмануть себя, Тори, он все сделал сам.
— Так что это?
— Лучше мы тебе покажем, — они вошли в личную зону адмирала, Уильям положил руки на плечи Виктории, указывая на то, что когда-то было кладовкой.
— Что там?
— Включи свет и посмотри, — выражение ее лица — это то, что он не скоро забудет.
— Это же спальня! Это для меня? — глаза девочки с надеждой посмотрели на него.
— Она полностью твоя.
— Тетя Кэсси?
— Все твое. Только твое.
Виктория порывисто обняла Уильяма.
— Спасибо тебе! Спасибо тебе! Она потрясающая! Подожди, я скажу Амине! — развернувшись, Тори скрылась в другой комнате. Кассандра вступила в его теперь пустые объятия и потянулась, чтобы нежно поцеловать.
— Думаю, ей все понравилось.
— Я должен был подумать об этом раньше.
— Нет. Это было бы слишком рано.
— Это бы обезопасило тебя.
— Уильям... — она прижалась щекой к его груди.
— Мне нужно вернуться на мостик. С Викторией все будет в порядке?
— С нами все будет хорошо.
— Ты должна отдохнуть, — он приподнял ее лицо, давая понять, что не потерпит возражений.
— Я отдохну, — согласилась она.
Страстно поцеловав ее, он направился к люку. Сделав несколько вдохов, чтобы успокоиться, Кассандра повернулась, чтобы войти в комнату Тори.

* * *

В течение нескольких следующих дней они устраивали свой распорядок, адмирал отводил Викторию в класс, в это время Кассандра либо отдыхала, либо читала в библиотеке, либо общалась с Жавьерой, когда возвращалась.
К концу седьмого дня Кассандра была готова сойти с ума. Пришло время вернуться к нормальной жизни.
— Тори, ты готова?
— Почти.
— Заканчивай, а я пока скажу адмиралу, что провожу тебя до класса.
— Ты проводишь?
— Да.
Она вошла в гостиную комнату, где Уильям за своим столом читал некоторые документы, его лицо было мрачным. Увидев, как она к нему подошла, он улыбнулся.
— Ты уже лучше двигаешься.
— Я двигаюсь хорошо, так хорошо, что собираюсь проводить Викторию в класс.
— Тебе нужно...
— Мне не нужно больше отдыхать, все произошло больше недели назад, Уильям. Я в порядке. Я провожу свою племянницу в класс.
Уильям знал, что его осторожность сводила ее с ума.
— Доверься мне.
— Хорошо, но...
— Я отдохну, если понадобится, — поцеловав его на прощанье, они покинули адмирала в его гостиной комнате.

* * *

Коридоры «Возмездие» гудели, когда Кассандра вела Викторию в класс. Игнорируя это, она сосредоточилась на своей племяннице, это повышенное внимание к ним продолжалось почти до класса, прежде чем они встретились с Жавьерой и Аминой.
— Ты гуляешь! — Жавьера обняла ее.
— Да, я чувствую себя очень хорошо.
— Это замечательно. Ты скоро вернешься в инженерный?
— Я не знаю. Я еще не думала об этом.
— Не торопись. Сначала ты должна полностью восстановиться, — девочки обняли их перед тем, как войти в класс. — О, я хотела бы остаться и поговорить. Но я уже обещала Пакар, когда встретила ее на палубе «J», что зайду к ней. Мы могли бы собраться вместе в ближайшее время, чтобы наверстать упущенное?
— Мне бы этого хотелось, — распрощавшись, две подруги ушли в противоположные стороны.

* * *

Кассандра позволила своему разуму блуждать, пока направлялась обратно, наслаждаясь ощущением энергии в мышцах снова. Она остановилась, когда оказалась перед своей прежней каютой.
Ущерб от взрыва был все еще очевиден. Осколки металла выступали из стены прямо напротив люка, который теперь висел на половине своих петель. Если бы она или Виктория вошли в комнату...
Когда девушка вошла внутрь, то обнаружила все полностью разрушенным. Что не уничтожила бомба, то уничтожил огонь. Коммцентр, где они учили язык мятежников, диван, где Уильям целовал ее, кровать, где они с Тори спали, — все было разрушено. Собравшись уходить, она обнаружила Тибулла у люка.
— Офицер.
— Это не очень хорошее место.
— Нет.
— Что ты здесь делаешь?
— Кажется, мне нужно было это увидеть. Что нового с Фалько?
— Она в бриге и останется там до тех пор, пока ее не доставят в зал суда, — он смотрел на нее мгновение. — Знаешь, ты что-то вроде легенды там, внизу.
— Я? Почему? — Кассандра подняла на него удивленный взгляд.
— Ты уложила Фалько. Она на шесть сантиметров выше и тяжелее тебя.
— Она меня разозлила.
Глаза Тибулла немного расширились.
— Напомни мне никогда тебя не злить.
— Ты уже разозлил меня раньше, — Кассандра посмотрела ему в глаза. — Но, по крайней мере, ты просто делал свою работу. И выполнять эту работу... по словам адмирала... у тебя очень хорошо получается.
— Я... благодарю тебя.
— Не благодари меня, благодари его. Я узнала о каринианской системе правосудия. Фалько будут судить на Кариниане? Присяжные заседатели в составе Коалиции?
— Да.
— Убедись, чтобы ее задержали, Тибулл.
— Так и сделаю.
На этом они расстались.

* * *

Кассандра вошла в их каюту и нашла Уильяма, заканчивающего звонок по комму.
— Я думала, ты уже на мостике, — она заблокировала люк.
— У меня было еще несколько звонков, которые нужно было сделать. Тебе потребовалось больше времени, чтобы отвести Тори. Все в порядке?
— Да.
— Ты должна еще отдыхать.
Глаза Кассандры рассержено вспыхнули.
— Я в порядке.
— Едва ли прошло больше недели, — гнев в его голосе удивил ее.
— Уильям...
— Мне нужно закончить со звонками, — он повернулся к комму и нажал кнопку. Услышав, как дверь в их спальню закрылась, он вздохнул — Уильям знал, что должен лучше с этим справляться, но мысль о том, как близко он был к потере любимой, заставляла его защищать ее еще больше.

* * *

Он услышал, как открылась дверь перегородки, и повернулся в кресле. Уильям ожидал увидеть, что Кассандра выйдет, но только не в одном халате.
— Так какой срок ремонта...?
Он поднял брови, когда она подошла к нему. Хотя он слушал доклад, Кассандра раздвинула его колени. Ошеломленный, он потерял мысль. Тем временем она занялась его курткой, опустила руки на грудь, нежно поцеловала в губы.
— Не мог бы ты повторить последнюю фразу, капитан? — наконец сказал Уильям, когда она выпустила его губы.
Пока капитан повторял, глаза Кассандры ни разу не отпустили его взгляд, ее проворные руки продвигались вниз, чтобы освободить его от штанов. Ее руки были нежными, но твердыми в своих намерениях. Ее халат упал на талию, обнажая голую грудь.
— Капитан, мне придется позже вернуться к вам, — быстро отключив звонок, адмирал застонал, когда она поднялась над ним. — Кассандра!
— Я хочу, чтобы ты побыл адмиралом, — она опустилась на его толстый ствол. Наблюдая, как темнеют его глаза, девушка принимала его все больше и больше. — Прошло столько времени, Уильям, — прижавшись к нему, Кассандра захватила его рот для поцелуя, который забрал дыхание обоих.
У Уильяма не было времени, чтобы контролировать свою страсть. Она ошеломила его. Обняв ее бедра руками, он врезался в нее, ощущая ее тесноту на себе. Он задал бешеный темп, теряясь в ощущении ее влажной и тесной киски, и когда напряжение возросло, она обхватила его руками, притянув еще ближе.
— Уильям! — закричала Кассандра, когда оргазм сотряс ее тело с последним толчком Уильяма. Прижав ее ближе к себе, мужчина расслабился. Она уперлась в его лоб, пытаясь перевести дыхание.
— Кассандра...
— Не смей спрашивать, все ли со мной в порядке! — ее довольные голубые глаза блестели раздражением. — Я люблю тебя, Уильям. Я понимаю твою потребность защищать меня, но мне на самом деле не нужна твоя защита.
— Десять дней назад ты чуть не умерла! — если бы они все еще не были соединены, он бы встал.
— Но не умерла ведь! Благодаря тебе! Я не позволю тому, что сделала Фалько, изменить мою жизнь. Не давай ей эту власть, Уильям, — взяв в руки его лицо, ее взгляд умолял его. — Я люблю тебя. Я бы предпочла прожить короткую жизнь, наполненную тобой, чем вечность без тебя. Я жила двадцать пять лет без тебя и больше не проживу ни одного мгновения, — она наклонилась и подарила ему страстный поцелуй.
Уильям исследовал ее спину руками, притягивая ближе, когда возвращал поцелуй. Она права на счет Фалько, они будут жить полной жизнью вместе, долгую жизнь, он в этом убедится. С детьми, которых они зачнут вместе. Эта мысль заставила его напрячься внутри нее.
Сжав ее бедра, он подтянул девушку к себе. Кассандра выпустила его губы и застонала, сжимая его плечи. Губы Уильяма начали прокладывать свой путь вниз по шее, потом немного ее отклонили, чтобы получить доступ к ее груди.
Он поддерживал ее вес одной рукой, а другую опустил туда, где они были соединены, лаская ее чувствительный комочек большим пальцем.
— Уильям! — она задыхалась.
— Я буду защищать тебя, Кассандра, — глаза Уильяма горели, когда он посмотрел в ее, его большой палец продолжал свое нежное мучение. Бедра Кассандры двигались против его. — У тебя появится ребенок... скоро, — ее глаза расширились. — Но сейчас мне нужна ты, — когда его большой палец увеличил давление, тело Кассандры сжалось вокруг него, ее глаза потеряли фокус. Когда оргазм настиг ее, Уильям нашел свое собственное освобождение.

* * *

Под их рваное дыхание просигналил коммцентр. Уильям включил громкую связь.
— Зафар.
— Адмирал, у меня Верховный адмирал Валериан по защищенной линии. Вы переведете звонок в свой кабинет или подойдете на мостик.
— Я буду на мостике. Скажи Верховному адмиралу, я буду через пять минут, — натянув халат, пока Уильям отвечал Куинну, Кассандра встала.
— Есть работа для адмирала, — Уильям встал и поправил свою одежду, прежде чем притянуть ее для еще одного поцелуя.
— Я люблю тебя, Кассандра.
— Я тоже люблю тебя.

* * *

Прибыв на мостик, адмирал сразу направился в свой кабинет, где его ждал Тар. Он включил экран безопасности и открыл связь с Верховным адмиралом Валерианом.
— Верховный адмирал, извините, что заставил вас ждать.
— «Диоскури» отправят к вам через 24 часа. Они должны добраться до вас за четыре дня.
— Принято.
— Ты все еще хочешь обставить все таким образом?
— Да.
— Я встречусь с тобой, как только ты прибудешь на Кариниан.
— Да, сэр.
— Удачи, адмирал, — Верховный адмирал отсоединился.
— Куинн, приведи Марата сюда, у меня есть для него работа.

* * *

Кассандра вытянулась на стуле, чтобы добраться до верхней полки и снять последнюю книгу. Это был очень тонкий том, который казался старше, чем другие, без названия на обложке. Открыв его, она начала читать и после нескольких страниц поняла, что читает на древнем шумерском языке. Повернув книгу в руках, она начала ее изучать.
Как к Уильяму могла попасть книга, написанная на древнем земном языке?
Она продолжила читать и посчитала, что книга касается древней истории каринианцев. Что почти 2500 лет тому назад, два дома были почти разорены из-за отношений между мужчиной из Дома Защиты и женщиной из Дома Знаний. Имен не было. Книга рассказывала о том, как однажды ночью они просто исчезли.
Дом Знаний потерял дочь, которая должна была стать королевой. Она была самым ярким светом, прекраснейшей женщиной, чье правление было долгожданным. Не имея прямого наследника, Совет назначил на престол члена дальней семьи, которая носила слабое родимое пятно, но не Высший знак королевы. Она будет править, пока потерянная принцесса или одна из ее потомков не вернется на Кариниан.
Дом Защиты потерял двух сыновей. Третий сын, что считался самым храбрым воином, непобедимым в бою, исчез вместе с принцессой. Первый сын, который должен был стать королем, внезапно умер. Считалось, что его убил третий сын. Второй сын, Шеша, стал королем Дома Защиты. Имя третьего сына больше не произносят, потому что он опозорил свой дом.
Кассандра отложила книгу в сторону, пока ее разум обрабатывал полученные знания. Уильям пытался рассказать ей о родимом пятне до взрыва. Это те люди, от которых, как он думал, она произошла? Что они покинули Кариниан и каким-то образом добрались до Земли?
Во сне Сабах говорила, что они оставили то, что требовали другие. Что, хоть и не все было идеально, они нашли друг друга, доверились друг другу, создали совместную жизнь, которой у них не было бы на Кариниане.
Бабушка всегда ей говорила, слушай свои сны. Когда она была в темноте, они все там были, как и Сабах.
Бабушка сказала ей, что Сабах была первой, что у нее было родимое пятно, пылающее светом, с его разноцветными лучами, исходящими из него. Кассандра не была такой.
Подтянув штанину, она застыла. Ее родимое пятно изменилось. Его контуры потемнели, а внизу оно стало белого цвета.
Почему оно внезапно изменилось? Ей нужен Уильям. Не дав себе обдумать, она подошла к центру связи и позвонила на его частную линию.
— Зафар.
— Можешь освободить для меня часик, до того как я пойду забирать Викторию.
— Что случилось?
— Мне нужно с тобой поговорить.
— Дай мне немного времени.
— Я буду в твоем кабинете, — Кассандра прихватила книгу и села в адмиральское кресло, чтобы подождать его.

* * *

Вернувшись к офицеру Марату, адмирал продолжил.
— Десяток мужчин будут телохранителями для одной некой особы. Я хочу, чтобы их обучили всем аспектам защиты, включая и покушения на убийство. Рука об руку, смертельно опасны. У них будет семь дней на подготовку. Любой, кто не сможет достичь поставленного критерия, будет сокращен. Понятно?
— Да, адмирал.
— Эта информация засекречена, Марат, они не должны об этом никому говорить, повторю — никому за пределами группы. Они должны серьезно заниматься.
— Да, адмирал.
— Свободен, — экран конфиденциальности восстановили снова, после того как Марат ушел.
— Куинн, я буду в своем кабинете до конца дня. Если нас не атакуют, меня не беспокоить, пока я сам не дам знать.
— Да, сэр, — Уильям покинул мостик, чтобы узнать, о чем Кассандре нужно поговорить.
Он вошел в комнату и нашел Кассандру, сидящую за его столом. Выражение ее глаз сказало ему, что она обеспокоена.
— Что случилось?
— Почему у тебя книга на древнем шумерском?
— Что? — не понял он.
Она вручила ему книгу, которую держала на коленях.
— Кайл дал мне это почти восемь циклов назад, — Уильям повернул книгу в своих руках, — он нашел ее в архивах, которые скоро должны были уничтожить, знал, что я интересуюсь историей, и приобрел ее для меня. Это древний каринианский.
— Шумерский, — поправила она. — Это был первый письменный язык на Земле. Моя пятая докторская степень — по шумерскому. Это то, что я изучала, когда похитили Тори.
— Ты можешь прочитать это? — глаза Уильяма расширились.
— Да. Ты можешь? Знаешь, о чем там написано?
— Да. Это история о пропавшей принцессе из Дома Знаний.
— Перед взрывом ты пытался рассказать мне о Доме Знаний, о моем родимом пятне, о том, как ты думаешь, что оно значит. Это из-за этой книги, не так ли?
— Да.
— Расскажи мне, — она оставила кресло и подошла к картине заходящих солнц.
— Королевская семья Дома Знаний одарена интеллектом, но пропавшая принцесса была особенно одарена. У них сапфирово-голубые глаза и родимое пятно на внутренней стороне правой ноги чуть выше лодыжки.
— Прямо как мое родимое пятно?
— Нет. Родимые пятна всех правителей могут меняться до того, как они займут свой трон.
— В истории говорится о двух людях.
— Другой человек — третий сын царя Тибуса. Он исчез вместе с принцессой, — Кассандра отвернулась, увидев осуждение в глазах Уильяма.
— Ты осуждаешь его за то, что он ушел?
— Он убил своего брата, а потом сбежал.
Повернувшись к нему, она посмотрела прямо ему в глаза. Стоит ли ей говорить ему? Поверит ли он ей?
— Кассандра, — Уильям уловил нерешимость в ее глазах. — Скажи мне, что бы это ни было.
Она знала, что он имеет право знать, поэтому начала.
— Когда я была без сознания, в темноте, прежде чем услышала тебя и увидела твой свет... Был другой свет, — она сделала глубокий вдох и продолжила. — В этом свете я видела всех своих предков. Всех женщин Квес, всех, кто был до меня, и я узнала их, Уильям. Я могла посмотреть на каждую и назвать их по имени, что произошло в их жизни, все, — увидев, что он внимательно слушает, она продолжила. — Там была одна женщина, она была высокой, выше, чем другие, стояла немного обособленно. Она была прекрасна, с длинными черными волосами, бледной кожей и яркими голубыми глазами, которые, казалось, светились.
Уильям понял, что она не понимает, что только что описала себя, он нежно погладил ее по щеке.
— Ее звали Сабах. Она первая, первая женщина Квес. Она выглядела так, будто пыталась мне что-то сказать, что я должна что-то узнать или вспомнить. Но она молчала, лишь посмотрела вниз на свою ногу, на свое родимое пятно. Оно было не такое, как у меня, Уильям, — она слегка нахмурилась. — Это была светящаяся белая башня, башня из света, и из нее выходили лучи света: фиолетовые, красные, янтарные, зеленые и синие. Я собиралась спросить у нее, но потом увидела твой свет, услышала твой голос и вдруг поняла, о чем Сабах пыталась заставить меня вспомнить. Тебя. Поэтому я отвернулась от них и пошла к тебе.
Уильям посмотрел в ее удивительные голубые глаза, затем крепко обнял ее и прижал к себе, он не мог говорить. Эта женщина, эта сильная женщина, удивительная женщина, его спутница жизни, была самым драгоценным подарком, который он когда-либо получал.
— Уильям? — немного отодвинувшись, она посмотрела в его глаза. — Ты веришь мне?
— Да. Да, Кассандра, я тебе верю. У тебя была встреча с предками.
— Бабушка всегда говорила мне, что я должна слушать свои сны, что они расскажут мне то, что нужно знать. Я не была уверена, поверишь ли ты в это, — это была одна из многих тем, о которых они не успели поговорить вместе.
— На Кариниане некоторые верят во сны и видения, некоторые — нет, — сказал он. — Дом Защиты верит в них очень сильно, я в них верю. Я верю тебе, Кассандра.
— Скажи мне, что все это значит. Родимое пятно Сабах отличается от моего.
— Что она — потерянная принцесса. Это родимое пятно королевы, Кассандра. Ты произошла из Дома Света.
— Как это повлияет на нас? Что теперь будет? — когда он начал отдаляться, она протянула к нему руки. — У тебя было время подумать об этом, собрать все воедино. Ты был первым, кто понял, что мятежники искали что-то... меня... Что кто-то на Кариниане участвует в этом, вероятно, из Дома Знаний. Мне нужно понять, Уильям. Я не смогу помочь, если не пойму.
— Я знаю, — быстро ее поцеловав, он отстранился из ее объятий.
Интересно, как много он может рассказать ей и все еще защищать ее.
— Три дня назад я связался с Верховным адмиралом Валерианом, рассказал ему о том, что я верю в каринианца-предателя, о его связи с уничтожением Земли и Дома Знаний. Я попросил, чтобы он прислал боевую звезду «Диоскури», чтобы заменить «Возмездие» и чтобы мы могли вернуться на Кариниан и решить этот вопрос.
— Зачем заменять «Возмездие»?
— Я думаю, что мятежники перестанут атаковать флот, если «Возмездие» не будет.
— Они последуют за «Возмездие», последуют за мной.
— Да.
— Потому что ты убедился, что они знают, что «Высший свет» защищен здесь.
— Да, — он не должен был удивляться, что она собрала все вместе.
Кассандра снова подошла к картине.
— Так что же произойдет, когда мы доберемся до Кариниана? Что ты запланировал?
— Я встречусь с Верховным адмиралом. Будут приняты меры для обеспечения твоей безопасности до тех пор, пока Совет не соберут. Они будут решать между тобой и королевой, кто имеет более обоснованные претензии на трон. Как только они тебя выберут, ты будешь в безопасности.
— Но Уильям... Проблема не в моей безопасности, — она повернулась, чтобы снова на него посмотреть.
— Это единственный вопрос, который имеет значение.
— Нет. Убийство семи миллиардов человек — вот, что важно. Важна справедливость.
— Ты сможешь дать им это, как только Ассамблея объявит тебя королевой.
— Как они это решат?
— После смерти королевы Гевиры, Совет назначил королеву Дома Знаний. Нынешняя королева — королева Якира, она из семьи Накар, они были королевской семьей в течение последних двухсот лет.
— Почему они? Почему она?
— Она носит самое значительное родимое пятно.
— Темнее, чем у меня?
— Нет. Ты сама понимаешь, что в последнее время твое стало темнее.
— Да. Таким образом, группа людей будет, в основном, сравнивать наши ноги, а затем решать, кто будет королевой.
— Да.
— Ты сказал, что родимое пятно меняется до того, как они занимают трон. Королева Якира этого не сделала?
— Изменится только истинный наследник, тогда не будет сомнений, кто королева.

* * *

Кассандра села на один из стульев возле стола адмирала и откинулась назад, сортируя для себя всю эту информацию.
Уильям сел в свое кресло, наблюдая, как ее ум воспроизводит все, что ей только что сказали, обрабатывает, систематизирует. Он любил смотреть, как все мысли отражались на ее лице, зная, что она открыта только для него.
Открыв ящик, он достал каринианский эль, налил в два бокала, поставил один перед собой и сел ждать.
— Есть способ попасть в архивы, чтобы я могла узнать о Домах больше? — Кассандра взяла стакан, посмотрела на него и сделала глоток. — Неплохо.
— Что ты хочешь знать?
— Я не знаю, в этом и проблема, существует слишком много вещей, о которых я не знаю. Мне нужна информация о Домах, королевской семье, связях. Вы все уже сосредоточены на Доме Знаний, у них есть больше всего возможностей, но должно быть что-то больше.
— Ты хочешь информацию, которая не доступна простому каринианцу.
— Это должно быть доступно правителям, их семьям и военным, не так ли?
— Да, — Уильям понял, куда она клонит.
— Так что это должно быть доступно для меня, так как кто-то думает, что я могу стать королевой. Можно ли это сделать? Отсюда, чтобы никто не узнал?
— Это будет сложно, мы можем добраться до нее под моим кодом безопасности, без каких-либо препятствий, но дальше...
— Дальше все будет зависеть от меня. Что произойдет, если королевская семья узнает, что использовался твой код безопасности?
— Это не будет иметь значения, ты будешь королевой.
— До этого.
— Это не имеет значения.
— Уильям...
— Кассандра, если тебе нужна информация, она у тебя будет. Но это должно быть либо из этого комма, либо из центра связи. У них лучшая защита на корабле.
Кассандра сузила глаза.
— Тогда зачем ты разговаривал с Верховным адмиралом на мостике?
— Кассандра...
— Речь шла о прибытии «Диоскури», не так ли? Ты не хотел, чтобы я знала.
— Я не хотел, чтобы знал хоть кто-то. Только Куинн знает. Кассандра, я знаю, как тебя защитить.
— Я никогда не сомневалась в этом, Уильям, но защитить меня и держать в неведенье — это две совершенно разные вещи.
— Я рассказал тебе о «Диоскури», когда все было устроено. Ты должна верить, что я знаю, что делаю, — она встала, чтобы подойти и прислониться к столу рядом с ним.
— Я всегда доверяла тебе. Мне нужно забрать Тори, занятия почти закончились. Но есть кое-что, что я хочу показать тебе, это настоящая причина, которую я хотела, чтобы ты прояснил для меня, — положив ногу ему на бедро, она подняла штанину.
Он ожидал увидеть, что ее родимое пятно стало темнее, но был поражен, увидев, что оно начало заполняться светом. Потерев его большим пальцем, он понял, что любой, кто увидит это, без сомнений поймет, что она потомок потерянной королевы. Он встал и притянул ее ближе, вдруг неуверенный в своем будущем.
— Уильям? — он ослабил хватку и наклонился для нежного поцелуя.
— Ты — королева, Кассандра.
— Может быть, но также я — просто твоя спутница жизни.
— Да, это так. Я люблю тебя.
— Я тоже тебя люблю.
— Ты должна убедиться, что никто не увидит твое родимое пятно, пока мы не доберемся до Ассамблеи.
— Хорошо, мне нужно забрать Тори.

* * *

Провожая Викторию к классу несколько дней спустя, Кассандра не могла не заметить необычную тишину, заполняющую «Возмездие». Не было ни криков, ни разговоров, ни смеха, как будто шли похороны. Даже дети были мрачными.
Когда Виктория вошла в класс, Кассандра заметила, что Жавьера с Аминой шли по коридору. Они тоже были тихими, без приветственных улыбок. Кассандра подождала, когда Жавьера обнимет дочь, прощаясь до следующей встречи.
— Жавьера, что происходит?
— Ты должна знать, — звучавшее в голосе Жавьеры обвинение заставило Кассандру сделать шаг назад.
— Что ты имеешь в виду? — когда она начала отворачиваться, Кассандра схватила ее за руку. — Ты сказала мне, что если у меня будут вопросы, я могу их тебе задать. Ну, я спрашиваю. Что, черт возьми, происходит? Выглядит так, как будто кто-то умер, — Жавьера видела по глазам Кассандры, что она честна.
— Ты действительно не знаешь? — Жавьера осмотрела коридор. — Пойдем, мы не сможем здесь поговорить.
Кассандра последовала за подругой, вдруг осознав, что их провожали взглядами. Войдя в каюту Мичелакакиса, Жавьра закрыла двери.
— Ты знаешь, что «Диоскури» заменит «Возмездие» в этом туре?
— Да, он прибыл вчера.
— И что мы возвращаемся на Кариниан.
— Да.
— И что есть только две причины, по которым это произойдет, Кассандра.
— Что значит «причины»? — Кассандра почувствовала боль в животе.
— Или адмиралу приказали вернуться, потому что высшее командование потеряло веру в его способности командовать, или адмирал попросил об этом, потому что больше не чувствует, что может.
— Может что?
— Командовать флотом.
— Что?! — глаза Кассандры расширились. — Жавьера, это безумие, почему кто-то так думает?
— Кассандра! Это не просто боевая звезда, ее заменят, хотя до окончания тура восемь месяцев! Особенность в том, что в этом туре было много атак, корабль мог быть сильно поврежден, или мы бы могли понести тяжелые потери в экипаже, или «Возмездие» пострадал бы как-то еще. Это значит потерю доверия к командующему на самом высоком уровне.
— Почему кто-то думает, что это из-за этого корабля? — Жавьра просто смотрела на нее. — Благодаря мне? Все думают, что из-за того, что я его спутница жизни, он потерял самообладание?
— Проще говоря, да.
— Но это смешно. Жавьера, ты говорила, что выросла на кораблях, ты знаешь адмирала, ты знаешь, что для всего есть причина.
— И это не имеет к тебе никакого отношения? — Кассандра отвернулась, пробежала рукой по волосом, откинув их назад.
— Да, отчасти из-за меня, но не так, как ты думаешь. Черт! Почему он не сказал мне, что обо всем этом подумает его команда?
— Я думала, тебя не волнует, что подумают люди. Ты не рассказала о Фалько, — обвинила Жавьера.
— Тогда все было по-другому, он беспокоился, что обо всем этом будут думать, говорить обо мне. Меня это не волнует. Но это... это то, что его команда думает о нем! Черт, как кто-то из них мог сомневаться в нем? Как ты могла! — Жавьера несколько опешила от ярости Кассандры.
— Ты действительно не знала?
— Если бы знала, я бы остановила это. Должен был быть другой способ.
— Другой способ, для чего? — в ответ на ее молчание Жавьера продолжила. — Ты говоришь, что есть другая причина для этого, та, которая оправдает это.
— Я не могу сказать тебе.
Жавьера села на диван. Она знала Кассандру лишь короткий промежуток времени, но за это время стала ей доверять. Ее интуиция говорила ей доверять подруге и сейчас.
— Хорошо, не говори мне, но есть еще кое-что, что ты должна знать, и я сомневаюсь, что адмирал сказал тебе. Даже если и есть другая причина для возвращения на базу, главная причина, о которой знает высшее командование, шансы адмирала когда-либо командовать другой боевой звездой, другим флотом, равны нулю.
Побледневшее лицо Кассандры сказало Жавьере все, что ей нужно было знать. Адмирал рассказал ей, что происходит, но он умолчал про то, что сделают с ним.
— Они заберут его команду? — спросила Кассандра слабым голосом.
— Да.
Жавьера заметила во взгляде Кассандры первые изменения. Несколько мгновений назад в них отображался шок и потрясение до такой степени, что она уже подумала о том, чтобы заставить ее присесть. Но теперь они пылали яростью, ее щеки покраснели.
— Сукин сын! Будь он проклят! Кто, черт возьми, дал ему право?! — Жавьера внезапно обрадовалась, что она не адмирал и не из высшего командования. Разозлившаяся Кассандра — непревзойденное зрелище.
— Мне нужно вернуться в каюту, но Жавьера, не сомневайся в адмирале, никогда не сомневайся в нем, — когда она шагала по коридорам «Возмездие», она не видела ничего, что смогло бы ее остановить.

* * *

Кассандра вошла в комнату, и разговор прекратился. Обмен взглядами Тара и Лукаса заставили Кассандру понять, что она единственная, кто не понимал всей ситуации на корабле. Тщательно закрыв люк, она села в кресло слева от адмирала.
— Кассандра, у нас встреча.
— Продолжайте, это ведь все равно меня не касается. Правда? Это ведь только МОЯ планета уничтожена, только МОЯ семья убита. В смысле, почему мне должно быть наплевать? Я просто глупая беженка, которая верит всему, что ей говорят. Не так ли, адмирал? — ее глаза горели, смотря на него.
— Лукас. Куинн. Вы не оставите нас на минутку?
— В этом нет необходимости, адмирал, после того, как ты их держал в курсе, — глаза Кассандры были обращены к двум мужчинам, пылали таким холодом, что заморозили их на своих стульях.
— А с другой стороны, держал в неведенье меня, — Кассандра обратила свое внимание на адмирала. — Это закончится сейчас. Поэтому, пожалуйста, продолжайте, я хотела бы знать, как вы управляете моей жизнью!
— Тебя не держали в неведенье, — характер адмирала тоже показал себя.
— Действительно... мне сказали, что для тебя означает прибытие «Диоскури», — Куинн и Лукас посмотрели друг на друга.
— Тебе была предоставлена вся необходимая информация.
— Необходимая информация... так ты называешь это? Ты знал, что я не пойму, что тебе это будет стоить командования! — она встала и ударила рукой по его столу. — Ты не имел права скрывать это от меня!
— Это было не твое решение!
— Нет, оно было твоим! Но это касается меня! Это из-за меня! Ты мне должен был сказать! — склонившись над столом, они были почти нос к носу.
— Тебе не нужно было знать! У тебя есть более важные вещи, чтобы сосредоточиться на них.
— Более важные? А какие не важные? Наша совместная жизнь не важна?
— Кассандра, как только это будет решено, ты станешь королевой, это не будет иметь значения, — надеясь отвлечь ее, он подошел, чтобы схватить ее за плечи. Но Кассандра поймала выражение лица Лукаса, взгляды, которыми он и Куинн обменялись. Было еще кое-что, о чем ей не говорят.
— Что я не должна знать? — Кассандра прошагала мимо Уильяма и продвинулась к двум сидящим мужчинам. — Лукас, — глаза Кассандры пронзили его. — Что я не должна знать?
— Кассандра, это только между нами, — Уильям пристально смотрел на своего сына.
— Дерьмо собачье! Если бы это было так, я бы об этом не узнала.
— Папа, она имеет право знать.
— Нет!
— Наследник престола не может иметь союз с кем-либо вне своего дома, — вдруг сказал ей Куинн, чем заработал полный ярости взгляд от своего друга. — Королева имеет право знать, Уильям.
— Что? — Куинн увидел полный шок в ее глазах.
— Королева Дома Знаний должна выйти замуж за кого-то из своего дома, — Кассандра отвернулась от Куинна и посмотрела на Лукаса, который кивал.
— Ты знал... — она обратилась к Уильяму. — Все это время, как только увидел мою метку рождения, — в ответ Уильям ничего не сказал. — Ты знал, что если я стану королевой... и ты не думаешь, что это важно?!
— Твоя безопасность имеет значение! Черт возьми, Кассандра, они хотят твоей смерти! Я не позволю этому случиться!
— Чтобы я могла стать королевой... Могла жить.
— Да.
— Одна, без тебя.
— Если это то, что потребуется, чтобы ты была в безопасности. Тогда да.
— Ты все продумал, спланировал и готов выполнить этот план, — она медленно подошла, чтобы встать перед Уильямом, с взглядом, который он не мог прочитать. Она закрылась от него.
— Да.
— Итак, кого ты выбрал? — потребовала она.
— Выбрал? О чем ты?
— Мне придется выйти замуж, не так ли? Родить наследника. Так кто же он? — выражение муки на лице Уильяма почти остановило ее, но мысль о том, что он все это распланировал, разжигала ее гнев.
— С кем я буду спать каждую ночь, с кем буду заниматься любовью, зачну ребенка? Скажи мне, Уильям, кто это будет?
Лукас встал.
— Кассандра, этого достаточно!
— Нет, Лукас, это не так, — ее взгляд вонзился в него. — Потому что это моя жизнь, мое будущее, и никто, даже мой спутник жизни, — она повернулась к Уильяму, — не имеет право принимать решения за меня!
— Это будет твое решение, Кассандра, — наконец ответил Уильям жестким голосом.
— Правильно, адмирал, мое, а не твое, — отвернувшись от него, Кассандра вошла в личную комнату, хлопнув дверью.

* * *

Уильям медленно подошел к своему столу, полностью осознавая, что потерял любое будущее, которое у него могло бы быть с его спутницей жизни. Он сел и сложил руки на столе.
— Мы продолжим эту встречу позже.
— Папа... Я пойду поговорю с ней, — Лукас начал подниматься.
— Оставь ее в покое, Лукас, — мрачный взгляд Уильяма встретился с взглядом его сына. — Она поймет, что это единственный способ.
— Единственный способ, для чего?
— Держать ее в безопасности.
— Адмирал, — Куинн смотрел на своего давнего друга. — Я думаю, ты ошибаешься. Она свесилась со «Спасателя», чтобы поймать свою племянницу, забралась в активный массив «Возмездие», противостояла Тибуллу, заставив его заикаться, она совсем не беспокоиться о своей безопасности. Давай, Лукас, пошли, — оба мужчины повернулись, чтобы уйти.

* * *

Кассандра стояла посреди комнаты и не знала, что делать? Как он мог так поступить? Как он мог поверить, что она пожертвует им, чтобы стать королевой? Что она выберет другого, чтобы иметь детей? Все это было ложью? Четыре дня назад он обещал ей ребенка, он сказал: «скоро». Ложь или пожелание?
Ей нужно разобраться с этим, прийти к какому-то решению в своей голове, а она не могла это сделать в этой комнате со всеми своими воспоминаниями. Девушка повернулась и вышла в гостиную, она остановилась, когда нашла Уильяма там, сидящим за его столом.
Услышав, как открылась дверь, он поднял голову и посмотрел на Кассандру. Ее лицо было холодной маской, шаг решителен, а сапфировый взгляд закрыт. Когда она остановилась, он встал.
Она самая красивая женщина, которую он когда-либо видел, она его спутница жизни. Как он собирался отпустить ее? Мысль о том, что она поделится с другим тем, что они разделили, разрывала его на части. Потянувшись к ней, он остановился, когда она отвернулась и оставила его в полном молчании.

* * *

— Адмирал, а где тетя Кэсси?
— Я здесь, малыш, — она шагнула в комнату, понимая, что они закончили ужинать. Взглянув вниз, она заметила так же все еще прикрытую тарелку возле Уильяма. Девушка обошла стол и поставила стул рядом с Тори. — Итак, как прошли занятия? — спросила она.
— Хорошо.
— Домашнее задание?
— Немного. Почему ты не забрала меня?
— Извини, я попросила Жавьеру, потому что волновалась, что забуду. Ты знаешь, какая я, когда в середине какого-то проекта, — она заставила себя улыбнуться. — Она забрала тебя, не так ли?
— Да, забрала.
— Хорошо, ты закончила?
— Да.
— Тогда давай сделаем домашнее задание.
— Я смогу его сделать сама, — Виктория покинула стол и направилась в свою комнату, закрыв дверь. Кассандра встала и собрала грязную посуду.
— Тебе нужно поесть, — нарушил Уильям тишину. Его глаза следили за ней.
— Позже, — она подняла сумку, которую положила на стул, и направилась к рабочей зоне.
— Кассандра, нам нужно поговорить.
— Нет, — ее пальцы летали над клавишами, она нырнула обратно в свои исследования и закрылась от него.
Наблюдая за ней, он вздохнул.
— Я буду за своим столом, если понадоблюсь, — не получив ответа, он ушел, после одного последнего долгого взгляда в ее спину.
Осев в кресле, Кассандра обхватила голову руками. Это будет намного сложнее, чем она думала. Быть так близко к нему и не прикасаться, не целовать его. Но ему нужно понять, во что обойдется его решение. Обойдется им обоим. Посмотрев на экран, она вернулась к работе.

* * *

Не в состоянии откладывать все дольше, Уильям пошел в их личную зону, надеясь найти Кассандру уже спящей в постели. Вместо этого он нашел ее возле центра связи, ее тарелка по-прежнему была не тронута.
— Ты ничего не съела.
— Хм... Что? — она посмотрела, чтобы найти его стоящим рядом с ней. Девушка была так поглощена тем, что обнаружила, что не слышала, как он вошел.
— Тебе нужно поесть, — в ответ он получил маленький проблеск женщины, которую любил, прежде чем она снова от него закрылась.
— Позже, — вернувшись к экрану, Кассандра продолжила сканировать страницу.
— Кассандра... — но документы продолжили прокручиваться. Уильям потер шею от расстройства. Возможно, впервые в жизни он не знал, что делать. Он был ответственен за это, но понимал, что нет другого способа обеспечить ее безопасность.
— Ты хочешь спать, я пойду поработать в другую комнату.
— Нет, останься, — ему нужно было, чтобы она была рядом. Повернувшись к шкафу, он переоделся для сна.
Не в состоянии себя остановить, Кассандра наблюдала за ним. Как он мог подумать, что она согласиться бросить его? Вернув взгляд к экрану, она попыталась сконцентрироваться.
Остановившись по дороге к постели, он подождал, когда она на него посмотрит. Когда Кассандра, наконец, сделала это, ее глаза снова нечитабельны.
— Не сиди допоздна, — он поднял руку, чтобы коснуться ее щеки, но замер, когда она дернулась прочь. Боль, которую вызвало ее действие, отчетливо проявилась в его глазах. Опустив руку, он повернулся к пустой постели.
Лежа в одиночестве, в постели, что они должны делить, он наблюдал, как она продолжила работать в центре связи. Ее пальцы летали над клавишами, выискивая нужную ей информацию. Он знает, что она ищет связь между королевской кровью и мятежниками. Они обсуждали это... раньше. Он дал ей коды, необходимые для доступа к записям, он был готов позволить ей искать самостоятельно, надеясь, что это займет ее, чтобы она не поняла, что делает он... за ее спиной. Он мог признаться в этом самому себе. Но он имеет право защищать ее, не смотря ни на что.

* * *

Ветер хлестал его волосы, когда волны яростно разбивались о скалы. Грозовые тучи собирались на горизонте, крадя свет солнц. Это не был спокойный закат. Не для Уильяма. Почувствовав кого-то позади себя, он приготовился к атаке.
— Злой шторм, не хотел бы я быть пойманным в нем в одиночку, — быстро повернувшись, Уильям оценил более низкого человека. То, что ему не хватало в росте, незнакомец компенсировал размером, он будет достойным противником в бою.
— Только идиот может быть один, — ответил Уильям.
— Большинство мужчин, в то или иное время, как говорит мне моя спутница жизни, — мужчина повернулся к Уильяму и взглянул на него спокойными, фиолетовыми глазами.
— Ты — Кайден.
— Да.
— Ты убил своего брата и сбежал.
— Правда? — его фиолетовый взгляд затвердел. — Если бы я это сделал, ты бы никогда тут не стоял. Ты ничего не знаешь.
— Ты третий сын короля Тибуса. Ты убил первого сына, а потом сбежал, забрав с собой будущую королеву Дома Знаний.
— Мой брат жив. Первый сын короля дал мне свое благословение. Я ушел со своей суженой.
— Она должна была стать королевой.
— Она была королевой! Моей королевой!
— Ты стал на пути того, кем она должна была стать!
Кайден обошел Уильяма.
— Ты ничего не знаешь! — ярость заполнила его глаза. — Стал у нее на пути? Никто не встанет на пути моей суженой, как только она принимает решение, включая меня! — Кайден отвернулся и посмотрел на собирающиеся облака, его грудь яростно вздымалась.
Уильям наблюдал за штормом и вдруг понял, что сказал Кайден. Его брат жил, если бы не он, то его, Уильяма, не было бы. Но Уильям происходил от четвертого сына. Он сказал: «первый сын короля», а не его брат. Есть кое-что, чего он не знал. Уильям вдруг начал сомневаться в том, во что он всегда верил.
— Что я не могу знать?
Кайден повернулся и посмотрел на него так, как будто пытался принять какое-то решение. Когда Уильям ждал внезапного порыва от собирающихся облаков, блестящий луч света отогнал растущий мрак.
Это напомнило ему Кассандру, его спутницу жизни, его свет. И те решения, которые он принял за нее, все с вескими причинами. Но облака перегруппировались, закрывая свет. Уильям нашел Кайдена, наблюдающим за ним.
— Я бы потерял ее, свою спутницу жизни, если бы она сделала то, что я потребовал, пошла по пути, который, как я решил, будет лучше для нее. Я был готов принести себя в жертву. Она — нет. Она не заботилась победой в битве, она выигрывала войну. Она никогда не упускала из виду то, что было действительно важно. Я упускал.
— Что она сделала?
— Она нашла другой путь. Немыслимый для меня. Она бы оставила Кариниан. Она не хотела, чтобы тьма разделила нас. Она хотела отправиться в Массену и оттуда исчезнуть. Уйти туда, где ее не найдут. Это было ее решение. Мне пришлось решить, останется ли она одна. Это был легкий выбор. Я не смог бы ее защищать, если бы не был с ней.
Уильям был шокирован тем, что он услышал. Это не то, во что верили в Доме Защиты, Кайден был назван убийцей, его имя больше никогда не произносилось.
— Ваша совместная жизнь?
— Полная, наполненная детьми, любовью, спорами, уважением, честностью. Она моя королева. Я бы охотно умер за нее, а она за меня.
— А твой дом?
— Мы построили свой собственный, впустив свет, сражаясь с темнотой, построили дом, который нам никогда бы не позволили на Кариниане. То, что мне пришлось оставить позади, никогда не могло конкурировать с тем, что я обрел, — когда буря начала бушевать, Кайден спросил Уильяма: — Ты создашь свой собственный дом, с твоей спутницей жизни? Или будешь жить в том, который тебе поручили? Будет ли он наполнен светом или тьмой? Это всегда будет твоим выбором.

* * *

Оставив центр связи, Кассандра протерла усталые глаза. Она посмотрела на Уильяма и нашла его спящим в кровати, повернутым к ней, как будто он наблюдал за ней, прежде чем его сморил сон. Она должна заставить понять его, что он не прав. Но слова не сработают, она знала своего спутника жизни, он не передумает, когда дело касается ее защиты. Она понимала его, ведь она чувствовала то же самое к нему. Она должна убедить его изменить решение, именно так он защитит ее.
Девушка подошла к кровати, тихо сняла одежду и выключила свет, чтобы показать ему, что он потеряет, если отпустит ее. Наклонившись над ним, ее губы начали исследовать его грудь, в то время как ее руки слегка ласкали его по бокам. Ее рот двинулся вниз вместе с руками, скользнули по пижамным штанам, чтобы поласкать его твердеющий ствол.

* * *

Уильям проснулся в темноте, полностью возбужденный, он почувствовал, что руки его спутницы жизни держат его. Ее рот прошелся поцелуями по животу, и он застонал.
— Кассандра...
Поискав ее в темноте, он обнаружил, что она была полностью обнаженная. Сжав ее талию, он подтянул ее для требовательного поцелуя. Оседлав его, она погрузилась в поцелуй, ее грудь прижалась к груди, руки сжали его плечи.
Разорвав поцелуй, она использовала зубы вдоль его челюсти по пути к чувствительному местечку за ухом. Ее бедра ожили в его руках, говоря ему, что она так же возбуждена, как и он.
Когда ее рот продолжил свое нападение, контроль Уильяма исчез. Подмяв ее под себя, его губы атаковали ее грудь, пока он снимал свои штаны. Затем он погрузился глубоко внутрь нее и застонал, окутанный ее теплом. Пробежавшись по ее бедру, он подтянул ее колено, чтобы они стали еще ближе.
Грубый темп, безудержное желание. Кассандра сцепила ноги за его спиной, чтобы проникновения стали глубже, ее ногти царапали его кожу, а она даже не замечала это. Почувствовав, что освобождение близко, она подняла голову, ее язык сплетался с его так же дико, как и ее тело. Мгновение спустя они оба кончили.
Когда здравомыслие вернулось, Уильям все еще находился сверху на Кассандре, прижимая ее к кровати. Расслабившись, он погладил ее по щеке и нашел ее мокрой от слез.
— Кассандра, что... — приложив пальцы к его губам, она заставила его замолчать. Отвернувшись в его сторону, она положила голову ему на сердце и уснула.
В темноте Уильям пытался осознать, что только что произошло. Она пришла к нему, его спутница жизни, после всего, что случилось, она все равно пришла к нему. Но она не сказала, что понимает его, не сказала его имени. Сердце сжалось от боли.

* * *

Уильям проснулся в одиночестве и поднялся, только чтобы найти Кассандру снова у коммуникационной консоли, как будто ночь была сном. Натянув пижамные штаны, он подошел.
— Кассандра...
— Тетя Кэсси?
Оба взрослых повернулись на дрожащий голосок, увидев Викторию, что стояла в дверном проеме, с мокрыми щеками. Кассандра немедленно встала из кресла.
— Тори? Что случилось? — она встала на колени перед ней. — Дурной сон? — кошмары прекратились, как только нить была удалена.
— Нет, — Тори обхватила ее руками, уткнувшись ей в шею.
— Тогда что? Давай, детка, скажи мне, — Кассандра притянула ее на колени. Виктория подняла голову и посмотрела на адмирала, который присел рядом с ними.
— У тебя проблемы из-за меня? — ее глаза уставились на него.
— Что? — у Уильяма был шок.
— Вчера мне сказали, что у тебя проблемы из-за мятежников, поэтому мы возвращаемся на Кариниан раньше. Это все из-за меня? Из-за нити? — Уильям был потрясен тем, что Тори начала винить себя в их возвращении на Кариниан.
— Тори, это не правда! Ты в этом не виновата, — он притянул их обеих в свои объятия. — Никто об этом не знает.
— Тогда почему у тебя проблемы?
Уильям не знал, как реагировать. Решение, которое он принял, о возвращении на Кариниан, чтобы их защитить, было легко принять, это должно было затронуть только его. Но все это затронуло всех их. В том смысле, что он не все предусмотрел. Сосредоточившись на битве, он потерял из виду войну. Похоже, что Кайден был прав.
— Дело не в том, что я действительно в беде, Тори, — Уильям посмотрел на Кассандру, но ее глаза говорили ему, что он сам по себе. И он сам стал причиной этого.
— Тогда в чем?
— Будут люди, которые будут недовольны тем, что «Возмездие» возвращается раньше. Когда сюда прибудет Верховный адмирал Валериан, ему могут не понравиться некоторые вещи, о которых мы должны ему рассказать, о том, что случилось с Землей, — Виктория не сводила глаз с адмирала, пытаясь понять, говорит ли он ей правду, но затем она перевела взгляд на Кассандру.
— Тетя Кэсси?
— Адмирал не стал бы тебе лгать, Виктория, ты это знаешь, — уверенность в ее голосе унизила его. Он дал ей все основания сомневаться в нем.
— Значит, дети в классе ошибаются? Подожди, я им это скажу, — Тори начала высвобождаться из рук своей тети.
— Тори, это не очень хорошая идея.
— Почему?
— Тори, — Кассандра не была уверена, как объяснить, поэтому решила изложить правду. — То, что случилось с Землей, что случилось с тобой. Это расстроит людей. Это расстроило людей на «Возмездие». Адмирал должен все сообщить своему начальству, и он не может этого сделать, пока мы не доберемся до Кариниана. Так что ты ничего не сможешь им рассказать.
— Но есть и другие.
— Я знаю, но все должно идти таким образом. Иначе адмирал действительно будет в беде, — Уильям наблюдал, как Тори анализировала и обдумывала, как ее тетя.
— Хорошо, я ничего не скажу. Пойду готовиться к занятиям, — быстро поцеловав их обоих, она ушла в свою комнату.
Уильям поднялся и помог подняться на ноги Кассандре. Наклонив ее голову, он наблюдал, как эмоции уходят из ее глаз, снова от него закрываясь. Но адмирал отказывался позволить ей снова стать отстраненной, поэтому он поцеловал ее. Он знал, что причинил ей боль, что она злится на него, но все же, она сказала Тори, что он не будет ей лгать. Прижав ее к себе, он положил подбородок на ее голову.
— Нам нужно поговорить. Кассандра, мне нужно поговорить с тобой.
— Это что-то изменит? — голос Кассандры был тихим, когда она смотрела в комнату Виктории.
— Я не знаю... Честно говоря, нет, я сделал то, что считал правильным.
— Для кого? — Уильям позволил ей расслабиться, но не освободил ее.
— Для всех.
— Возможно, это было правильно для тебя. Но это неправильно для Тори, неправильно для меня. Мы имеем право сами решать, что для нас правильно. Что касается нас с тобой, то нас нет. Как «мы» можем существовать, если ты решаешь мое будущее? — она прижалась к его голой груди. — Если ты хотел остаться один, без меня, все, что тебе было нужно для этого сделать, это сказать.
— Как ты можешь так думать? — Уильям встряхнул ее, его голос был низким и требовательным.
— Потому что это то, что ты сделал, — ее голос дрожал, и она отвела глаза. — Отпусти, пока Тори не вернулась... пожалуйста, — медленно, он ее отпустил, и она вышла в гостиную комнату, вытирая глаза.

* * *

Она вернулась с Хуту и их завтраком. Тори вышла из своей комнаты, и адмирал был уже одет. Хуту проверил тарелки и улыбнулся Тори.
— Спасибо, Хуту, — освободил его адмирал.
— Всегда, пожалуйста, сэр. Вы хотите свой обед в обычное время, мэм? — обратился Хуту к Кассандре. Он знал, что она не ела свою еду накануне вечером.
— Это было бы прекрасно, Хуту. Спасибо тебе.
Он улыбнулся ей и покинул адмиральскую каюту. Кассандре было трудно есть, когда она сидела рядом с Уильямом. Улыбнувшись Виктории, она заставила себя откусить кусочек того, что приготовил для нее Хуту. Уильям заметил отсутствие у нее аппетита, она должна быть голодной после того, как не поужинала накануне вечером. Когда Виктория закончила, она быстро подняла свою тарелку, где ее еда была почти не тронутой.
— Почему бы тебе не умыться, а потом пойдем в класс.
Как только Виктория вышла из комнаты, Уильям подошел к Кассандре и прижал ее к кухонному островку.
— Ты ничего не съела, — ничего не ответив, она вцепилась в столешницу, не в состоянии повернуться к нему лицом. День только начался, а она уже борется. Уильям наклонился и поцеловал ее в шею.
— Пожалуйста... Не надо... — умоляла Кассандра, ее голос срывался.
— Я закончила, тетя Кэсси, — Уильям отошел, когда Тори вышла из ванной. Сделав глубокий вдох, Кассандра приклеила на лицо улыбку.
— Хорошо, хватай сумку и пошли.
— Пока, адмирал.
— Пока, Тори, хорошего дня в классе, — наблюдая, как они уходят, он понял, что еще несколько дней и это будет навсегда. То, что он планировал, что он привел в движение, могло уничтожить его. Подойдя к столу, он сел. Неужели это единственный способ?
Он вспомнил о своем сне, Кайден сказал, что не смог бы защитить свою половинку, если не был бы рядом. Почему он этого не понял? Почему он доверяет ее защиту кому-то еще? Куинн прав, Кассандра беспокоится обо всех, кроме себя, кто-то должен беспокоиться и о ней, и этим человеком должен быть он.
Нужно пересмотреть планы, переработать стратегии. Кассандра должна быть в курсе каждого шага. У него много работы, чтобы исправить ущерб, который он причинил. Включив комм, он связался с Куинном и Лукасом, чтобы назначить им встречу в своей каюте.

* * *

Обняв Викторию, Кассандра обернулась к Жавьере. Она провела много времени ночью без сна, прежде чем рассмотреть все нюансы, пытаясь проанализировать все сценарии. Но единственное, к чему она продолжала возвращаться, это то, что она не сможет провернуть все в одиночку, даже если они с Уильямом будут вместе, им понадобится помощь. Помощь от людей, которым можно доверять. Для Кассандры это означало, что в ее планы нужно посвятить Жавьеру и Леандера. Но им нужно знать, во что они ввяжутся.
— Мне нужно с тобой поговорить, с тобой и Леандером, — Жавьера посмотрела на подругу и увидела по ее глазам, что это важно.
— Леандер был в каюте, когда мы уходили, если нам повезет, мы еще сможем перехватить его, — две женщины молча пошли к каюте Мичелакакиса. Как только они завернули за угол, то увидели Леандера.
— Привет, Кассандра, — улыбка Леандера исчезла, когда он посмотрел на них.
— Могу я поговорить с вами обоими в каюте?
— Да, конечно... — повернув назад, он разблокировал люк. Когда они все вошли, он заблокировал его. — Так что случилось?
Кассандра не знала с чего начать.
— Кассандра, что случилось? — спросила Жавьера. — Я говорила тебе, можешь спрашивать меня, о чем угодно.
— Я знаю, но это не столько «спросить», сколько рассказать вам обоим. Возможно, вы захотите присесть, — как только они это сделали, она начала. — Что вы знаете о нападении на Землю?
— Знаем? Ну, что мятежники атаковали и уничтожили ее.
— Но почему?
— Почему? — Жавьера посмотрела на своего мужа. — Кто занимается мятежниками?
— У них была причина, — Кассандра посмотрела на Леандера, который молчал до сих пор.
— Какая причина? — он не был уверен, что хотел это знать.
— Они считают, что пропавшая принцесса Дома Знаний была там.
— Что? — оба были ошеломлены. — Откуда они могли такое знать? С чего они так решили? Зачем уничтожать целую планету?
— Я не думаю, что они давно знали про это. Я также не думаю, что они заботились вопросами морали, уничтожая целую планету с их жителями, так или иначе, за исключением, что кто-то на Кариниане узнал, и они обеспокоились этим.
— Что ты хочешь сказать? — голос Леандера был низким и тихим.
— Я говорю, что на Кариниане есть предатель, который в сговоре с мятежниками, потому что они очень уж заботятся пропавшей принцессой.
— Кассандра, это смешно. Этой легенде больше 2000 циклов... Никто не верит, что такое возможно, — Жавьера расслабилась, это все не было серьезно. Леандер же смотрел на Кассандру серьезно.
— Адмирал верит в это?
— Да.
— Что? Леандер, это же просто безумие, — в глазах Жавьеры появился страх.
— Да? Но у них не было причин уничтожать планету, Жавьера. Они всего лишь должны были выполнить то, что делали всегда. Так почему не в этот раз?
— Я...
— Отравление Тори... Взрыв в вашей каюте... Разве не Фалько в этом замешана?
— Нет, это не имеет ничего общего с Землей, мы думали сначала, что все связано... но... — Кассандра замолчала.
— Что «но»?
— Фалько не имеет ничего общего с мятежниками. Обе ее атаки были направлены на меня, Тори получила яд по ошибке. Вот почему мы думали, что это мятежники.
— Почему Тори? — прошептала Жавьера.
— Семь циклов назад Тори похитили, это были мятежники. Они вживили ей отслеживающую нить в руку. Адмирал обнаружил ее после второго нападения. Блайант удалил ее. Мятежники следили за ней все это время. Вот как они нашли флот.
— Но почему их это волнует?
— Кто-то на Кариниане заключил с ними сделку, Жавьера. Либо привести им «свет», как они это называют, либо уничтожить его.
— Леандер? — Жавьера посмотрела на своего мужа.
— Адмирал знает все это?
— Да, именно поэтому он попросил «Диоскури» заменить «Возмездие», чтобы вернуться на Кариниан. Найти предателя.
— Это должен быть кто-то высокопоставленный, кто-то могущественный.
— Кому есть, что терять.
— Ты говоришь о королевских домах, — взгляд Леандера столкнуться с ее взглядом.
— Да.
— К черту, Кассандра, ты говоришь о Доме Знаний!
— Да, — она наблюдала, как двое ее друзей пытались осмыслить ошеломляющую информацию, начиная задаваться вопросом, правильно ли она поступила.
— Слушайте, может я и ошиблась, рассказав вам это, но все, что мне известно, это то, что через три дня мы будем на Кариниане. Будет созван Совет, чтобы бросить вызов королеве Якире. И где-то в этом Совете будет человек, ответственный за смерть семи миллиардов человек, включая мою семью. Они должны ответить за это, — Леандер наблюдал, как Кассандра говорила им о том, что произойдет, и то, что он видел, оглушило его. Как он мог это пропустить?
— Это ты... — понял он.
Кассандра ничего не ответила.
— Что? Леандер, о чем ты говоришь?
— Кассандра. Кассандра — возвращающаяся королева. Это ты собираешься бросить вызов Якире.
— Да.
— Зачем ты нам это рассказываешь?
— Поскольку мы не можем сделать это в одиночку, нам понадобится помощь. Мне понадобится помощь от людей, которых я знаю и которым доверяю, но мне нужно, чтобы вы действительно подумали об этом, — Кассандра посмотрела на Жавьеру, потом на Леандера. — Это будет опасно, Леандер, и нет никакой гарантии, что все сработает. Это подставит под угрозу всю вашу семью.
— Кассандра... — Жавьера в страхе посмотрела на Леандера.
— Мне нужно, чтобы вы двое обсудили это друг с другом, чтобы решить, что лучше для вашей семьи. У нас есть три дня, прежде чем мы доберемся до Кариниана, мне нужно знать, что вы решите к тому времени. Если ты не чувствуешь, что готов помочь, я пойму. Это слишком много, чтобы просить, — она смотрела на них обоих, не понимая, что именно сейчас, в этот момент она похожа на королеву. — И Леандер, адмирал не знает, что я разговаривала с вами об этом. Я хочу, чтобы вы знали, что это не имеет ничего общего с Коалицией. Нет никаких приказов, никаких последствий для твоей карьеры, если вы решите, что не можете этого сделать. Это останется между нами.
— Также будет с адмиралом.
— Да, — прошептала Кассандра.
— Он действительно не сказал тебе, что это будет означать?
— Нет, он этого не сделал. Слушайте, я знаю, что мне не нужно это говорить, но я все равно должна. Жавьера, ты не можешь никому рассказать то, что я тебе только что сказала. Даже Амине. Виктория тоже всего не знает.
— Мы никому не скажем, Кассандра, что бы мы не решили.
— Хорошо, мне нужно вернуться... мне еще многое нужно узнать, прежде чем мы доберемся до Кариниана. Увидимся позже, ладно?
Оставив их, Кассандра знала, что поступила правильно, доверяя Мичелакакисам, она просто не уверена, что этого будет достаточно. Она должна начать собирать свой Дом. Окружить себя и Викторию людьми, которым она сможет доверять и от которых сможет зависеть. Почему она не подумала об этом раньше? Возвращаясь в каюту, у нее уже был план реализации и новые возможности для изучения. Время истекало.
Она вошла в комнату и обнаружила, что Лукас, Куинн и адмирал наклонились над столом и смотрели на какие-то планы. Все три головы повернулись, когда она вошла. Уильям выпрямился и сделал шаг к ней.
— Мы переделываем некоторые процедуры безопасности. Я хочу узнать твое мнение, — слегка касаясь, он положил руку ей на поясницу и подвел ее к столу. Став так, чтобы он касался ее, адмирал указал, объясняя, что было запланировано до сих пор. Кассандра слушала, изо всех сил пытаясь игнорировать его близость, но не в состоянии отойти.
— Когда дело дойдет до Виктории, с ней всегда будет охрана. Они будут отчитываться непосредственно Марату.
— Нет. Они будут отчитываться Лукасу, — сказав это, она увидела удивление в глазах Лукаса. — Ты лично будешь отчитываться передо мной.
— Ты уверена, что это то, чего ты хочешь? — глаза Уильяма ничего не выражали. — У Лукаса не было такой подготовки по охране, как у Марата.
— Марат может быть ответственен за охрану, но все будут отчитываться через Лукаса относительно Виктории. За тобой, Лукас, будет последнее слово, — Кассандра наблюдала за сыном адмирала. — У тебя могут возникнуть проблемы по поводу защиты Виктории?
— Нет. Никаких проблем. Вообще, — он понимал, какое доверие она ему оказала... какую ответственность возложила. Посмотрев на своего отца, он знал, что тот тоже это понял.
— Что там еще происходит?
— Это надо решить сейчас. Куинн, я скоро поднимусь на мостик.
— Да, адмирал, — когда встреча прекратилась, Кассандра повернулась, избегая прикосновений Уильяма, только чтобы быть остановленной Лукасом, когда она вошла в частную зону.
— Кассандра... спасибо, Марат хороший, очень хороший специалист, но...
— Ты должен быть там. Я понимаю это, Лукас, но не благодари меня, — увидев, что Уильям все еще разговаривал с Куинном, она продолжила. — Потому что, если все пойдет не так, — ты понимаешь, как и я, что это может произойти, — у тебя будет только один приоритет, — Лукас узнал ее взгляд, он видел его раньше, видел у адмирала, только на этот раз он исходил от королевы. Скоро будет отдан приказ. — Ты вытащишь Викторию! Мне все равно как, я не хочу знать. Ты не беспокоишься ни о ком другом, это понятно? Если ты не можешь этого сделать, я найду того, кто сможет.
Лукас понимал, что она сказала ему, — он не должен беспокоиться о ней, его отце или еще о ком-то, только о Тори. Мысль о том, чтобы не помочь им, — немыслима, но мысль о том, чтобы не уберечь Викторию еще хуже. Иногда приходится принимать трудные решения, этому научил его отец.
— Я смогу это сделать, мне это не нравится, но я сделаю это, — она начала отворачиваться, но Лукас остановил ее. — Он любит тебя, Кассандра, — глаза, которые встретились с его, пронзило вспышкой боли, прежде чем опустеть. — Никогда не сомневайся в этом.
— Я никогда не сомневалась, Лукас, что только усугубляет ситуацию.

* * *

Наконец, спасаясь, Кассандра погрузилась в ванную с головой, надеясь на некоторую частную жизнь. Ей просто нужно несколько минут наедине, подальше от Уильяма, его запаха, его прикосновений. Вдали от нужды, потребности, с которыми ей придется научиться справляться самостоятельно. Ей нужно всего несколько минут, и она начнет все сначала.
Она посмотрела на себя в зеркало и увидела, что начала бледнеть, недостаток сна догонял ее, но еще так много нужно сделать, чтобы понять. Но она не могла предстать истощенной королевой перед Ассамблеей, еще одна проблема, с которой ей придется иметь дело.
Найти Уильяма, сидящего на диване, обхватившего голову руками, — это последнее, что она ожидала. Он отнял руки, когда она появилась, но не встал.
— Ты когда-нибудь снова будешь со мной разговаривать? — его голос звучал измученно.
— Я разговариваю с тобой.
— Нет. Ты говоришь, но не обращаешь на меня внимания.
— Я не знаю, чего ты еще хочешь.
— Я хочу то, что было раньше.
— Почему? — она тоже была измотана. — Это не имеет значения. Это был всего лишь сон, пора просыпаться, — она начала пересекать комнату, когда ее путь оказался заблокирован. Она забыла, как быстро он мог двигаться.
— Это важно! Черт возьми, Кассандра! Я знаю, что это моя вина...
— Нет, это я виновата, я должна была понять, когда ты обещал... Я просто восприняла это таким образом, каким хотела. Я должна была понять, что ты просто отвлекаешь меня, не желая, чтобы я задавала вопросы. Ты должен был поступить так со мной, но скоро это не будет проблемой.
— Какое обещание я нарушил? — быстро спросил Уильям, его разум начал работать на полную.
— Это не имеет значения.
— Нет! — он сжал ее плечи. — Скажи мне!
— Ребенок! Помнишь, ты сказал, что дашь мне его. Но ты уже распланировал мою жизнь и исключил себя из нее. Ты уже поговорил с Верховным адмиралом о возвращении на Кариниан. Так что я полагаю, это было просто обещание, в конце концов, у меня будет ребенок, он просто не будет твоим, — она не смогла скрыть боль в своем голосе, слезы полились по ее лицу. Сигнал люка нарушил тишину. Мягко выпустив ее, Уильям подошел, чтобы впустить Хуту с обедом.
— Я возьму, Хуту, спасибо, — заблокировав люк, он вернулся, чтобы найти Кассандру возле центра связи. Поставив поднос, он подошел к ней. Уильям присел на корточки, положив правую руку ей на бедро, нуждаясь в контакте, но она тут же застыла.
— Я люблю тебя, Кассандра. Мысль о том, что ты не в безопасности... снова... — отчетливая боль в его голосе заставила ее посмотреть на него сверху вниз. — Я не могу этого вынести и не буду, — понимая, что он полностью завладел ее вниманием, он надавил. — Фалько сделала это из-за меня, полностью из-за меня. Ты пыталась сказать мне, но я отверг твою интуицию, ты и Тори поплатились за это. Я недооценивал тебя. Это то, что я редко делаю. Как адмирал, что тоже нельзя. Но с тобой... ты говоришь, что из-за меня ты не можешь ясно мыслить... ты делаешь то же самое со мной... я хочу, чтобы ты была защищена, не зависимо от того, чего это будет стоить. Подожди, — взмолился Уильям, когда она начала подниматься. Она снова села и начала за ним наблюдать, ее взгляд невозможно было прочитать.
— Мой разум говорит мне, что я не в своем уме, но мое сердце... Кассандра, я состою в Коалиции более тридцати циклов, за все это время я всегда был в состоянии принимать решения, основанные на том, что должно быть сделано, а не как это повлияет. Даже с Лукасом на борту, я выберу лучших пилотов и вышлю их. Это то, что я сделал на Земле. Но с тобой, я думаю только о том, как защитить тебя.
— Я никогда не просила тебя об этом.
— Нет, ты никогда не просила, ты просто доверяла мне, на «Спасателе», когда у тебя тоже не было причин. Тогда ты защитила меня, даже зная, что твоя семья умирает, ты защитила.
— О чем ты говоришь?
— Когда сработала сигнализация, ты поняла... с ужасом поняла, что это значило для вашей семьи, но когда произошел взрыв, ты закрыла мне глаза, защищая их от вспышки. Твои слезы пропитывали мои руки, а ты защитила меня.
— Это...
— Никто никогда не пытался защитить меня. Я знал тогда, на том «Спасателе», что ты будешь важна в моей жизни. Я был прав. Ты — моя жизнь, — Уильям придвинул руки к ее тонкой талии. — Я всегда верил, что каждый должен быть готов пожертвовать собой, если это действительно важно для него.
— Даже если то, чем ты жертвуешь, имеет значение? — он мгновенно зарылся головой в ее колени. Ее пальца так и чесались, чтобы дотронуться до него.
— Видишь, это то, чего я не мог предвидеть. Я просто знал, что должен защитить. Мне нужно было, чтобы ты показала мне, что я делаю не так, но ты не могла, потому что я не рассказал тебе. Я привык держать все в себе.
— Ты просто не доверяешь людям.
— Нет. Не доверяю. Куинн мой самый старый друг, и даже его я держу на расстоянии. Но ты разрушила все это, ты заняла все уголки моей жизни, и я хотел бы, чтобы так и оставалось. Я нуждаюсь в этом, но старые привычки умирают тяжело, — Уильям поднял руку, чтобы нежно погладить ее по щеке. Когда она не отстранилась, он знал, что должен сказать ей правду. — Я знал, что мятежники хотели тебя. Я знал, что если они смогут добраться до тебя, то попытаются убить. Я знал, что если смогу доставить тебя на Кариниан, ты будешь, если не в полной безопасности, то хотя бы лучше защищена. Я сделал то, что делал всегда, принял решение. Я бы пожертвовал собой, я имею в виду свою карьеру. Это было легко. Все, что я когда-либо делал, привело меня к этому, к тебе. Но ты должна верить мне, — его глаза умоляли. — Я никогда не хотел, чтобы это означало твою жертву, жертву нашего будущего, нашего ребенка. Но как только все началось, я не мог понять, как это остановить. Если бы это было ценой, я бы ее заплатил, не ты, не Тори.
— Адмирал, срочный вызов на мостик. Адмирал Зафар, срочный вызов на мостик, — объявил центр связи.
— Бл*дь! — Уильям встал, чтобы соединиться с мостиком, когда рука Кассандры его остановила.
— Они хотят, чтобы ты был там не просто так.
— У нас еще есть о чем поговорить.
— Ты нужен на мостике, адмирал, тебе нужно идти, — Кассандра смотрела на него, и нерешительность в его глазах свидетельствовала о том, что она действительно важна для него. — Иди, делай свою работу, Уильям, мы закончим позже, — он готов был поспорить, пока не услышал, как она произнесла его имя. Казалась, что прошли циклы с тех пор, как он снова услышал это.
— Кассандра...
— Пожалуйста, мне нужно подумать. И Уильям, — Кассандра подождала, пока он не посмотрел на нее. — Ты адмирал, потому что принимал правильные решения, военные решения, Тори и я всегда будем в безопасности, пока ты это делаешь, — наклонившись, он подарил ей мучительный поцелуй, и это сказало ей, что он не хотел уходить.
— Пожалуйста, съешь что-нибудь, — с этими словами адмирал направился на мостик.

* * *

— Это должно быть важно, Куинн, — потребовал адмирал, поднявшись на мостик.
— Мятежники напали на флот, адмирал. Они использовали ядерные устройства. Боковым кораблям бы нанесен серьезный ущерб.
— Человеческие потери?
— На всех кораблях. «Страж» уничтожен в космосе.
— Первый сын?
— Не известно на это время.
— Твою мать! Что случилось?
— Все произошло, как и раньше. У них были прямые координаты.
— Кто передал им информацию? Как они это поняли?
— Я не знаю, но адмирал, «Диоскури» сообщил, что несколько кораблей отстранились, обнаружив, что «Возмездие» ушло. Они направляются к нам.
— Как давно?
— Если мы ускоримся, то сможем добраться до Кариниана, прежде чем они поймают нас.
Первым инстинктом Уильяма было прислушаться к совету Куинна и бежать на Кариниан, уберечь Кассандру. Но адмирал знал, что это неправильно. Чтобы защитить Кассандру, он должен принять правильное военное решение.
— Нет, идем на боевое столкновение, я хочу, чтобы все истребители были готовы к атаке. Мятежники не должны достигнуть Кариниана. Навигация, проложить курс перехвата. Связисты, свяжитесь с Верховным адмиралом, мне нужна защищенная линия. ЭКИПАЖ, ВПЕРЕД!!! — Яростный голос адмирала заставил весь мостик сорваться с мест.

* * *

Кассандра смотрела на консоль, ее пальцы были неподвижны. Она не знала, что делать. О чем думать. Она не сомневалась в искренности Уильяма, это очевидно. Он не из тех людей, которые лгут, если он что-то сказал, он именно это и имел в виду. Она всегда это знала. Но то, что он не говорил, продолжало вызывать проблемы. Могла ли она поверить, что он расскажет ей то, что нужно ей знать?
— Готовность номер один! Все пилоты к своим кораблям! Повторяю! Готовность номер один!
— Внимание, экипаж! — голос адмирала гремел по связи. — Мятежники напали на флот. Были большие потери. Два корабля мятежников направились к Кариниану, они несут ядерные орудия. Мы перехватим и остановим их. Все оружие должно быть готово к экстремальному бою.
Кассандра замерла в кресле. Мятежники нашли их флот? Как они нашли «Возмездие»? Что-то было не так. Они хотели применить ядерное оружие?
Она должна вернуть Викторию домой. Это не будет обычная атака. Адмирал дал ясно это понять.

* * *

— Адмирал, Валериан на связи, открыта безопасная линия.
— Верховный адмирал.
— Зафар, какого черта происходит?
— У нас есть предатель, Верховный адмирал.
— Не с моей стороны! Никто не знал, что происходит.
— На данный момент это не имеет значения. Вы получили отчеты от «Диоскури»?
— Да.
— Мы идем на перехват двух кораблей мятежников.
— Ты считаешь это мудро, адмирал, с… ценным грузом на вашем борту?
— Не имеет значения, если Кариниан будет уничтожена, сэр.
— Ты прав.
— Сэр, в этом районе есть еще корабли, чтобы помочь нам?
— Никто вовремя до вас не доберется, я отдал приказ окружить Кариниан на случай, если вы потерпите неудачу.
— Понял, сэр.
— Не подведи.
— И в планах не было.
Адмирал знал, что пока он говорил по безопасной линии с Верховным адмиралом, все на мостике слышали их разговор. Он хотел, чтобы это случилось. Он хотел, чтобы его команда знала, что их предали. Это распространится как безудержный пожар по всему кораблю. И если этот человек находится на корабле, он будет напуган.
— Навигация!
— Да, сэр.
— Сколько до перехвата?
— Сэр, тридцать минут, сэр.
— Оповестить всех на корабле.
— Да, сэр.

* * *

Войдя в класс, информационный порт объявил тридцать минут до перехвата корабля мятежников. Виктория увидела свою тетю и начала поднимать свою сумку, а затем поставила ее обратно.
— Виктория? Что ты делаешь? Нам нужно вернуться в каюту.
— Тетя Кэсси... я не могу оставить Амину.
— Что? Амина, где Жавьера?
— Она должна была занять свой пост. Она придет, когда битва закончится, — пока маленькая девочка пыталась быть храброй, Кассандра все же увидела страх в ее глазах.
— Ты можешь ей позвонить?
— Нет.
— Ну, ты не останешься здесь. Пойдем с нами, я дам знать твоему отцу, как только мы вернемся в каюту, — по мере того, как девочки собирали свои вещи, подошла их учитель.
— Вы не можете просто забрать ее с собой. Это могут сделать только родители.
— Я позвоню Леандеру, как только мы вернемся в каюту.
— Это так не делается.
— Слушайте, по правде говоря, мне все равно как это делается. Я отведу обеих девочек в каюту адмирала. Если у вас с этим проблемы, то предлагаю вам позвонить адмиралу, он на мостике, немного занят, но я уверена, что он будет рад поговорить с вами, — Кассандра стояла вровень с женщиной. — Вы собираетесь звонить или нет? — поскольку женщина ничего не делала, Кассандра отвернулась. — Я так не думаю. Пойдем, девочки, нам нужно поторопиться, — по пути в каюту, Кассандра обратилась к девочкам.
— Я хочу, чтобы вы пошли в другую комнату, девочки. Я знаю, что вы не обедали, но на столе есть тарелка, которую Хуту принес прямо перед объявлением о нападении. Идите вперед и поешьте. Я позвоню твоему отцу, Амина, скажу, где ты, а он сообщит твоей маме, хорошо?
— Хорошо, — когда девочки ушли, Кассандра села в адмиральское кресло, использовала его центр связи и ввела номер Леандера.
— Мичелакакис.
— Леандер, это Кассандра.
— Я немного занят здесь.
— Я знаю, но ты должен знать, что я привела Амину ко мне.
— Что?
— Жавьере нужно было занять пост, и я не оставила Амину в этом классе в одиночку. Поэтому привела ее домой, в апартаменты адмирала, она с Викторией и со мной. Ты должен сообщить об этом Жавьере.
— Кассандра… Спасибо… Это самое безопасное место на корабле.
— Мне так и сказали.
— Она в порядке?
— Немного напугана, как и все мы, я думаю. Что я должна сделать, Леандер?
— Оставайся на месте. Убедись, что люк заблокирован. Держитесь подальше от всего, что может на вас упасть. Как только все будет закончено, сделают объявление.
— Леандер? — Кассандра слышала надрыв в его голосе.
— Скажи моей малышке, что я ее люблю, хорошо? Мы с мамой ее очень любим, — Кассандра слышала страх в его голосе. — Если что-то случится...
— Она будет в безопасности, Леандер. Я обещаю, она будет в безопасности, я позабочусь об этом.
— Спасибо тебе. Мне надо идти.
Отсоединившись, Кассандра откинулась назад в кресле адмирала. Леандер беспокоился, что они могут не пережить эту атаку. Были сообщения о жертвах на флоте. «Возмездие» — в одиночестве. Адмирал решил атаковать, рискнуть, с ней на борту.
Он сказал, что она затмила его разум так же, как он ее, что его потребность защитить ее заставила его сделать плохой выбор. Он признался ей в этом. Тяжелый поступок для человека, который держит все в себе.
Он принял правильное решение, даже если это подвергнет ее опасности. Если они направятся к Кариниану, мятежники последуют за ними. Враги взорвали бы Кариниан, так же как и Землю. «Возмездие» — это единственное препятствие на их пути.
Любые сомнения, которые у нее были, отпали. Да, у них еще было над чем работать, все было не идеально. Разве не это сказала Сабах, у них была несовершенная жизнь, но они были вместе. Они не знали, что произойдет, но они воспользовались шансом жить неопределенной жизнью, без сожаления.
Достаточно ли она сильна, чтобы сделать то же самое?
Леандер беспокоился, что они не переживут эту битву. Если Уильям умрет, с тем, как все между ними стало, сможет ли она жить сама с собой? Не сказав ему еще раз, что она любит его? Прежде чем Кассандра смогла себя остановить, она ввела код к частной линии адмирала на мостике.

* * *

— Стартовые каналы все работают?
— Да, адмирал.
— Наполни их до отказа.
— Да, сэр, — повернувшись на сигнал своего центра связи, он увидел, что это его частная линия. Взяв гарнитуру, он ответил на звонок.
— Зафар.
— Я привела Тори и Амину обратно в нашу каюту.
— Хорошо. Мне нужно идти.
— Я люблю тебя, — Кассандра сразу отключилась, оттолкнулась от своего стола и пошла посмотреть, что делали девочки.
Адмирал снял гарнитуру и оглянул мостик. Она все еще любит его. Он защитит ее, убедившись, что мир, в котором они будут жить, безопасен для их детей.
— Запускайте всех истребителей!
— Да, сэр. Запустить всех истребителей!

* * *

Кассандра вернулась в каюту и обнаружила, что девочки съели ее обед. Хорошо, что нервы переворачивали ее живот.
— Так чем же мы займемся?
— Мы собирались поиграть в моей комнате, если ты не против, тетя Кэсси.
— Не против. О, Амина, я связалась с твоим отцом. Он даст знать твоей маме. Он просил передать, что любит тебя и до скорой встречи.
— Ладно.
Когда девочки ушли, она вернулась к консоли. Она должна продолжать работать или подождать? Время истекало. Как раз тогда начали стрелять пушки «Возмездие». Следуя совету Леандера, она начала искать вещи, которые могут упасть. Все так же, как будто надо защититься от землетрясения на Земле. После того, как она закончила, девушка села и начала ждать.

* * *

Поскольку битва была в самом разгаре, трудно было сказать, кто побеждал. Два против одного — это плохие шансы, даже если они являлись боевой звездой. До сих пор им удавалось предотвращать любые прямые удары по «Возмездие», но это не могло продолжаться вечно.
— Адмирал! На нас летит снаряд, триста метров до столкновения. Правый борт.
— Приготовиться к удару!

* * *

Сигнализация сработала по всему кораблю, корабль накренился на одну сторону. Девочки прибежали к Кассандре. Она слышала такой сигнал раньше. С ребенком под каждым боком она притянула их, чтобы закрыть.
— Шшшш, сейчас все пройдет. Все будет в порядке.
— Но, тетя Кэсси...
— Все будет хорошо, Тори. Мы в безопасности, и мы вместе, верно? Разве не так, Амина? Скоро все закончится, и мы все отправимся на Кариниан. Как там? У тебя там есть любимое место? — под звуки сигнализации Амина рассказывала им о Кариниане.
Намного позже, после того, как сигнал тревоги окончательно прекратился, позвонил центр связи. Оставив девочек на диване, Кассандра взяла в руки гарнитуру.
— Чемберлен.
— Мэм, это Хуту. Просто проверяю, во сколько вы хотите ужин.
— Хуту, мы только что закончили большую битву.
— Да, мэм, но вам и Тори все равно нужно поесть, — Кассандра постоянно поражалась его самоотверженности.
— Ну, мы бы не отказались от еды, но нас трое. Здесь Амина.
— Я уверен, что Мичелакакисы высоко это оценят, мэм. Я спланирую все соответственно. Во сколько вам подойдет? — посмотрев на часы, Кассандра поняла, что уже 18:00.
— Когда бы ты не принес, будет хорошо, Хуту. Спасибо тебе.

* * *

— Отчеты об ущербе! — потребовал адмирал.
— Сэр, самый большой урон нанесен палубам «C», «D» и «E», секции 53 по 68. Туда пришелся удар бомбы. Был момент декомпресии, прежде чем снова включились щиты.
— Человеческие потери?
— Пока неизвестно, сэр.
— Другой ущерб?
— Посчитаны второстепенными, сэр. Мы надрали им задницу! Простите, сэр.
— Извиняться не за что, Энсин. Мы это сделали. Мне нужна безопасная линия связи с Верховным адмиралом, и достань мне отчет о пострадавших!
— Да, сэр, — посмотрев на Куинна, адмирал вошел в кабинет.
— Уилл, эта секция... на палубе «Е», там, где находится классная комната.
— Я знаю.
— Виктория?
— В нашей каюте. Кассандра забрала ее и Амину при первых признаках неприятностей.
— Хвала предкам!
— Да, надеюсь, они все в безопасности, — когда его коммцентр просигналил, Уильям принялся докладывать Верховному адмиралу.

* * *

— Спасибо, Хуту, это потрясающе! — воскликнула Виктория, когда увидела огромную кучу куриных наггетсов.
— Я подумал, что вам с Аминой это может понравиться.
— Так и есть! Тетя Кэсси, мы можем отнести это в мою комнату? Это было бы похоже на ночевку!
— Вперед, — после того, как девочки покинули Кассандру, она повернулась к Хуту.
— Расскажи мне.
— Я знаю не много, мэм. Худшие повреждения на палубах «C», «D» и «E». Они получили прямое попадание. Есть жертвы, но никто не знает, сколько. Оба корабля мятежников были уничтожены. Угроза миновала.
— Но ты многого не знаешь, — она слабо ему улыбнулась, когда подошла к дивану, чтобы сесть, ее ноги внезапно ослабли. — Спасибо, Хуту, — увидев, как она побледнела, Хуту взял тарелку, которую проверил и принес ей.
— Вам нужно поесть. Адмирал будет недоволен, если узнает, что вы потеряли сознание от голода. Вы обедали?
— Девочкам было нужнее.
— Вы должны были позвонить.
— Хуту, мы были посреди битвы. Я все равно не смогла бы есть.
— Теперь вы будете есть, — Кассандра видела решимость на его лице.
— Так и сделаю, — на подозрительный взгляд Хуту, она прикоснулась к его руке. — Обещаю.
Когда Хуту ушел, она откинула голову на спинку дивана. Что за день, а он еще и не закончился, и это все продолжится, пока Уильям не будет дома в безопасности. Кассандра наклонилась вперед и изучила тарелку, что ей принес Хуту. Подняв ее, он съела почти половину, прежде чем ее желудок не смог принять и кусочка. Затем Кассандра встала и направилась к консоли, готовая изучать новую информацию и прорабатывать возможности.

* * *

Что, если происходило что-то еще, что не имело ничего общего с Домом Знаний. Как нападение на нее Фалько, что не имело ничего общего с мятежниками. Фалько даже не знала, что мятежники ее искали, это была случайность.
Что, если некоторые из этих нападений на флот были не из-за нее? И если не из-за нее, то из-за кого и почему?
Ведь передавались же между кем-то из пространства Кариниана и мятежниками сообщения. В них шла речь о «свете». Но неужели во всех сообщениях? Уильям дал ей коды доступа к коммуникациям. Ей нужно было продумать способы в них покопаться. Чего-то не хватало.
Вернувшись к первому переводу перехваченного сообщения от мятежников, она нашла больше, чем то, что уже было известно. Они знали, что сигнал был послан с корабля мятежников, но не знали кому. Они так же знали, что это было о ней. Как они узнали, что это пришло от «Симекс»? Должно быть какое-то встроенное кодирование. Кассандра быстро написала программу, сравнив первые два сообщения, она искала похожие коды. По мере запуска программы просигналил люк. Переключив консоль в режим конфиденциальности, Кассандра открыла дверь для Леандера и Жавьеры.
— Привет.
— Кассандра... — слезы заполнили глаза Жавьеры.
— Что? Что случилось?
— Если бы ты не забрала Амину...
— Что... — удивилась она.
Леандер обнял свою жену.
— Кассандра, корабль получил удар, — она кивнула, глядя на Леандера. — Это было прямое попадание в класс. Если бы Амина была там... — он не смог закончить. Кассандра побледнела от догадки.
— Мы в долгу перед тобой больше, чем можем выразить, — Жавьера ее обняла.
— Нет, нет, ты не сделаешь этого. Ты бы сделала то же самое для Тори.
— Мама? Что случилось? — Амина увидела, что ее мать плачет.
— Все в порядке, дорогая, я просто рада, что все в порядке, вот и все.
— Привет, малышка, — Леандер подошел к своей дочери и поднял ее. — Обними своего старого отца, — когда все трое обнялись, Кассандра заметила Тори в дверях и грустный взгляд на ее лице. Она подошла к ней и присела, прижав к себе.
— Я люблю тебя, Виктория Линн.
— Я тоже тебя люблю, — через несколько минут после ухода Мичелакакисов Кассандра посмотрела на Тори.
— Итак, чем бы ты хотела заняться?
— Я устала, думаю просто пойду спать, — Кассандра посмотрела на часы и поняла, что только 20:00.
— Ты уверена?
— Да.
— Ну ладно, давай спать.
— Я могу сделать это одна, тетя Кэсси, — Тори отвернулась и покинула комнату.
— Оу, — Кассандра осталась одна в недоумении от происходящего. Она зашла в частную зону, люк Тори бы закрыт. Она засомневалась, но комм издал сигнал, сообщая, что поиск закончен.
Кассандра начала улыбаться по мере прочтения результатов.
— Теперь-то мы можем что-то предпринять, — она села и начала ограничивать и уточнять поиск, добавляя больше переменных. — Теперь ты у меня в руках, сукин ты сын!

* * *

— Отчет о погибших и пострадавших, сэр. Восемнадцать погибло.
— Подтверждено? — адмирал просматривал список, радуясь, что Лукаса в нем нет.
— Да, сэр. Двадцать восемь находятся в медицинском блоке с серьезными, но не опасными для жизни травмами. Все остальные в порядке.
Адмирал знал, что могло бы быть хуже, если бы мятежники достигли Кариниана, могли быть уничтожены миллионы. Но он считал любые человеческие потери в туре оскорблением.
— Дай мне имена, полковник. Семьи должны быть уведомлены.
— Да, сэр, — Куинн знал, что адмирал посылал личные письма семьям всех тех, кого он потерял.
— Есть новости о первом сыне?
— Нет, адмирал. Они все еще пытаются стабилизировать корабль.
— Верни мне Верховного адмирала на защищенную линию.
— Да, сэр.

* * *

— В этом нет никакого смысла, — Кассандра спорила со своей консолью. — Почему повтор только один? — после всех раздумий, вычислений и раскодирования информации она, наконец, смогла выделить две строчки одинаковых серий чисел в первых трех передачах. Они должны иметь какое-то значение. Но с четвертым сообщением, о расположении флота, она могла найти соответствие только одной строчки. Как такое могло быть?
Расстроенная, она поднялась на ноги. Увидев, что дверь Виктории все еще закрыта, она поняла, что не было ни обнимашек, ни поцелуя на ночь. Что-то не так.
Она вошла в комнату и обнаружила, что ее племянница спит, а следы слез еще видны на ее лице. Что случилось? Она казалась в порядке, когда Амина была здесь. И так было, пока не пришли Леандер и Жавьера... Проклятье! Родители Амины пришли забрать ее. Почему Кассандра не поняла... когда она уже собралась разбудить ее, просигналил внешний люк.
Открыв люк, она нашла Лукаса, все еще в летном костюме. Каким-то образом он знал, что в нем нуждались. Она отвернулась, оставив его, чтобы заблокировать люк.
— Все в порядке? — когда он не получил ответ, то коснулся ее плеча. — Кэсси?
— Мы в порядке. Виктория просто немного расстроена, — Лукас посмотрел в сторону частной зоны. — Она уже спит.
— О.
— Но, возможно, ей будет приятно тебя увидеть.
— Что случилось?
— Она скучает по родителям. Леандер и Жавьера пришли за Аминой после битвы. Это напомнило ей о том, что она потеряла. Увидев тебя, она поймет, что у нее еще кое-что осталось.
Включив свет, Лукас увидел следы, которые слезы оставили на спящем личике Тори. Его сердце болело от мысли, что она плакала, прежде чем заснула.
— Виктория, — нежно погладив ее по спине, он разбудила ее. — Давай, Тори, проснись на минутку.
— Нет, — да ладно, этот раздраженный голос заставил Кассандру немного улыбнуться.
— Здесь Лукас, он пришел, чтобы увидеться с тобой.
— Лукас? — Тори открыла свои опухшие глаза.
— Да, — она указала на него.
Она наблюдала, как ее племянница посмотрела на Лукаса и поняла, что отсутствие ее родителей не единственное, что ее беспокоило, она так же беспокоилась о Лукасе.
— Мне нужно сделать кое-какую работу в другой комнате. Не слишком долгую, — Кассандра пристально посмотрела на Лукаса. Получив кивок, она вышла из комнаты.

* * *

— Какое ваше положение, Зафар?
— Неплохое, Верховный адмирал, средний урон, восемнадцать потерь, двадцать восемь в медотсеке. Могло быть и хуже.
— Намного хуже. Ты проделал потрясающую работу.
— Я слышал, что флот все еще пытается стабилизировать корабли.
— Да, они были застигнуты врасплох.
— Кто-то дал им их местоположение, это важно. Первый сын?
— Ни слова.
— Бл*дь! Как долго они смогут защищать границу?
— По крайней мере, неделю, может больше.
— Вы вышлете поддержку?
— Еще три боевых корабля.
— Как долго?
— Они будут на границе через три дня, адмирал.
— Мы остаемся на месте, пока флот не сможет обеспечить защиту, если вы не хотите, чтобы мы были на границе.
— Нет, я хочу, чтобы ты оставался там, где сейчас. Если мятежники предпримут еще одно нападение, нам нужно, чтобы ты защищал Кариниан. Другой флот придется подождать.
— Понятно, я хотел бы, чтобы мне дали отчеты по первому сыну.
— Я знаю, что ты его второй отец. Я дам тебе знать, как только появится информация.
— Я ценю это.

* * *

Лукас нашел Кассандру возле центра связи, когда тихо закрывал люк в комнату Виктории.
— Уснула? — спросила она его.
— Измученная, я не знал, что маленькая девочка может так сильно плакать. Это почти убило меня.
— Кажется, ты справился с этим.
— Как ты с этим справляешься? Со всем, что ты потеряла?
— Вспоминая, что мы все еще есть друг у друга, вспоминая тех, кого мы потеряли, и, будучи благодарными за тех, кого обрели, — когда комм подал звуковой сигнал, она вернулась к нему.
— Над чем ты работаешь?
— Пытаюсь найти связь между передачами мятежников.
— Есть успехи?
— Не много, — Кассандра видела усталость в глазах Лукаса. — Иди домой, Лукас, ты выглядишь дерьмово, — ухмыляясь, она встала, чтобы провести его к внешнему люку.
— Ты ждала, чтобы сказать это мне.
— Конечно. Спасибо, что помог с Тори.
— В любое время.
Заблокировав люк, она вернулась, чтобы прочитать результаты своего последнего поиска. Во всех четырех сообщениях по-прежнему существовала только одна серия. Значит, это был один и тот же человек, что посылал сообщения или получал его.
Кто именно?
Что насчет последней атаки? Была ли перед этим передача? Что означает кодирование? Это подпись, разрешение безопасности? Что? Постой, проверка безопасности… Как человек отправлял сообщение? Какое разрешение нужно для этого? Для каждого человека назначается самостоятельно? Она должна спросить Уильяма.
Откинувшись на спинку, девушка протерла глаза. Она должна сделать перерыв, проверить Тори. Кассандра зашла к ней и наклонилась, чтобы легко поцеловать ее и прошептать.
— Я люблю тебя, Виктория Линн, только хороших тебе снов, — слезы наполнили ее глаза, когда она повернулась, чтобы увидеть, что Уильям уже внутри комнаты.

* * *

Возвращаясь домой, Уильям не был уверен, что там найдет. Он надеялся, что Кассандра будет спать, последние дни были выматывающими. Но найти ее в комнате Тори со слезами на глазах — это не то, чего он ожидал.
— Она в порядке? — спросил он тихо, смотря на Тори.
Кивнув, Кассандра прошла мимо него, тихо закрыв дверь. Войдя в их каюту, она быстро вытерла глаза.
— Тогда что случилось?
— Ничего, — она не могла остановить слезы. Он в безопасности, как и Виктория, Лукас и Мичелакакисы тоже в безопасности. Так почему она плачет? Уильям повернул ее так, что она столкнулась с ним.
— Это не пустяки, ты плачешь, — большими пальцами он нежно вытер ее щеки, заставив слезы течь быстрее. — Пожалуйста, скажи мне.
Она подняла залитое слезами лицо и посмотрела на любимого мужчину. Она никогда не узнала бы его, если бы мятежники не напали на Землю. Если бы он не спас ее и Тори, но он не смог бы спасти их всех. Боль, отражающаяся в ее глазах, ошеломила его.
— Кассандра... Пожалуйста... Что случилось?
— Ты не мог бы подержать меня минутку? — прошептала она.
Обняв девушку своими руками, Уильям поднял ее и перенес на диван, притягивая на колени. Когда она зашлась рыданиями, он ничего не мог сделать, кроме как держать ее, поглаживая по спине, как она сделала бы с Викторией. Прижав ее крепче, он прижался щекой к ее голове. Кассандра самая сильная женщина, которую он когда-либо знал, и она опустошена. Что случилось? Чего он не знал?
Она так себя чувствует, когда он что-то скрывает от нее? Делая исподтишка? Неуверенной в себе? Это то, что он больше никогда не сделает.
Когда рыдания утихли, он приподнял ее подбородок, ловя взгляд. Он увидел ее красивые голубые глаза покрасневшими и измученными. Уильям наклонился, чтобы нежно ее поцеловать, затем поднял ее и понес к кровати. Положив ее, он взял одеяло и укрыл девушку. Повернувшись, адмирал вернулся к шкафу.
— Уильям? — Кассандра, наконец, обрела голос, наблюдая, как он сменил свою одежду на пижамные штаны.
— Спи, Кассандра, ты устала, — скользнув рядом с ней, он притянул ее ближе. — Мы поговорим позже, — в безопасности родных рук она позволила себе уснуть.

* * *

Обнимая спящую любимую Уильям вспоминал события дня, начиная с самого важного: он не бросит свою половинку, и вместе они найдут способ быть вместе. Даже если это будет означать оставить Кариниан, у них будет совместная жизнь, дети. Но для этого ему сначала нужно выяснить, кто пытается ее убить. Предателя нужно найти. Со своей спутницей жизни на руках он заснул.

* * *

Открыв тяжелые веки, Кассандра обнаружила, что она в руках Уильяма, защищена и в безопасности. Она повернула голову и мягко поцеловала место, где билось его сердце, его руки сжали ее крепче. Она посмотрела на него и увидела сонные глаза, полные любви и беспокойства.
— Ты не спала достаточно долго, — он нежно водил рукой вверх и вниз по ее спине. Она смотрела на него, своего спутника жизни, он держал ее, пока она плакала, утешал ее, успокаивал, не зная, что случилось.
— Что? — спросил он, когда она продолжила смотреть на него.
— Спасибо тебе.
— Я ничего не сделал.
— Да, сделал, — поднявшись, она поцеловала его. — Вчера был тяжелый день.
— Моя вина.
— Очень многое из этого — да, — это было честно, нравилось ему это или нет. — Но не все. Мы не несем ответственность за нападение мятежников. Ты не несешь ответственность за то, что произошло после, — Уильям наблюдал за ней, понимая, что она подбирает слова.
— Что случилось потом? — спросил он.
— Леандер и Жавьера пришли за Аминой, — Уильям ждал. — Леандер не знал, как закончится эта битва. Я слышала страх в его голосе, за его дочь. Когда все закончилось, родители Амины пришли за ней. Они семья, — он начал понимать.
— Родители Виктории никогда больше не придут за ней.
— Нет. Это расстроило ее, вернуло все назад. Она плакала, прежде чем уснуть.
— Ты утешила ее, все хорошо.
— Нет. Это не так. Я не понимала, — Уильям видел вину в ее глазах. — Только потом, позже, когда она не вышла для поцелуя и пожелать спокойной ночи. Она плакала, перед сном, Уильям, и к тому времени, как я поняла, пришел Лукас. Он сделал это правильно для нее, утешил ее.
— Ты думаешь, что подвела ее.
— Я думаю, что подвела ее, я должна была понять, что она будет расстроена.
— Может быть, но ты не подводила ее. Ты держала ее в безопасности, ее и Амину, если бы они остались в той классной комнате... — он не хотел даже думать об этом. — С момента нападения на Землю тебе пришлось многое решать самой. Тебе не стоило этого делать. Я должен был помогать тебе, а не добавлять проблем.
— Уильям... — его пальцы нежно прикрыли ее губы.
— У тебя есть я. Я был очень эгоистичным. Моя потребность в тебе, желание к тебе. Это добавило веса к твоей ситуации, но ты справилась с этим, хотя я должен был поддерживать тебя.
— Это не так, Уильям, — целуя его пальцы, она посмотрела на него. — Когда Лукас был здесь, он спросил, как мы справились со всем этим. Я сказала ему, что мы просто знаем, что мы есть друг у друга, вспоминая, что потеряли, но мы благодарны за то, что обрели. Я нашла тебя. Это просто подарок. Это делает наши потери терпимыми.
— Ты плакала. Я ничего не мог сделать. Я не знал, что случилось, — его сердце сжалось от воспоминания.
— Я знаю. Но ты действительно мне помог. Ты держал меня, позволил мне плакать. Тори в безопасности, ты в безопасности. Все, о ком я забочусь, в безопасности, — она сделала глубокий вдох. — Моя семья не выжила, но я нашла тебя. Я бы никогда тебя не встретила, если бы мятежники не напали на Землю. Они погибли, но я нашла свою вторую половинку.
— Ты не могла ничего изменить, — его голос не позволил ей взять на себя вину.
— Нет, не могла. И я знаю, что они хотели бы, чтобы я была счастлива. Но иногда...
— Это подкрадывается к тебе.
— Да, — Уильям перевернул ее под себя, чтобы вглядеться в ее лицо.
— Я буду здесь для тебя, когда это подкрадется к тебе. Я буду держать тебя, когда ты будешь плакать о том, что потеряла. Я не отпущу тебя, Кассандра. Я не могу. Мы найдем выход вместе. У нас будет жизнь, которую мы хотим, с нашими детьми. Я обещаю тебе, — он запечатал свое обещание поцелуем.
Она вернула ему поцелуй, скользнула руками вниз по спине, чтобы притянуть его ближе. Ей нужен этот человек, нужен весь он. Проведя руками по резинке штанов, она освободила его быстро наливающийся член от штанов. Приподняв бедра, девушка прижалась входом к его кончику.
Отпустив ее губы, Уильям медленно погрузился в нее, наблюдая, как страсть разжигается в ее глазах, когда она принимала его все больше и больше. Когда он двинулся, выходя из нее, она застонала, откинув голову назад, сцепив лодыжки за его спиной.
Его рот атаковал шею, которую она обнажила для него, заставляя ее задрожать.
— Уильям! — что-то изменилось. Она не знала, что именно, но приветствовала это.
Вбиваясь в нее, Уильям пригвоздил ее к кровати. Он поднял голову от ее шеи, посмотрел на нее фиолетовыми глазами, где бушевал ураган.
— Я люблю тебя, Кассандра, всем своим существом, я люблю тебя. Прими меня, прими все, кем я являюсь. Прими меня как своего спутника жизни, потому что ты моя.
Уильям наблюдал, как глаза Кассандры расширились, а затем стали еще больше темно-синими, когда он сказал ей свою просьбу.
— Я люблю тебя, Уильям. Всем своим существом, я тебя люблю. Ты мой спутник жизни, другого никогда не будет, — она притянула его к себе и поцеловала, запечатывая свою клятву.
Дрожь внутри нее росла, Уильям мог чувствовать это, когда двигал бедрами против ее. Это пробудило что-то глубокое в нем, его внутреннему зверю нужно было спариться с ней. Подняв бедра, он мог почувствовать, как его желание подгоняет его, требуя, чтобы он взял ее, чтобы сделал своей и только своей. Уильям разорвал поцелуй, пытаясь восстановить хоть крупицу своего контроля. Взгляд в глаза его спутницы жизни разрушил любой шанс, который у него мог еще быть.
Глаза Кассандры пылали, глубоко в ней проснулась потребность, что боролась, чтобы вырваться на свободу. Она должна сделать этого человека своим и только своим. Он нужен ей больше, чем следующий вдох.
— Пожалуйста, Уильям! — захныкала она, когда ее ноги пытались прижать его. — Ты нужен мне.
Зверь внутри него вырвался на свободу, когда он вбивался в нее, глубже и сильнее, чем когда-либо прежде. Затем отступал, чтобы сделать это снова, крики ее страсти он ловил губами, его руки разорвали ее рубашку, чтобы сжать ее грудь, оставляя синяки, отмечая свою территорию.
Кассандра сильнее сжала ноги вокруг его талии, она словно хотела слиться с ним воедино. Ее ногти впились в его спину, отмечая его и встречая каждый его толчок.
Пот лился с них обоих по мере того, как возрастала страсть, потребность между ними была как будто живое существо. Сжав ее руки над головой, губы Уильяма выжгли след на ее шее, потом яростно принялись за ее грудь. Его действия заставили ее жестко сжаться вокруг него. Взорвавшись вместе с ней, Уильям опустошал все, что у него было сейчас и во всей его жизни, и Кассандра приняла все.

* * *

Минуты проходили под их тяжелое дыхание. Уильяму, наконец, удалось отодвинуться на бок, прижав ее к себе. Как он мог подумать, что сможет ее бросить? Просто подумав об этом, он притянул ее ближе.
Кассандра поднялась на локоть и посмотрела на своего спутника жизни. Его фиолетовые глаза были довольными, его красивое лицо расслаблено. Она потянулась и погладила его по щеке. Повернув голову, он поцеловал ее ладонь.
— Тебе нужно еще немного поспать, — начал говорить он, но остановился, когда она улыбнулась ему. — Что?
— Ты всегда пытаешься заставить меня поесть и поспать. Я думаю, ты хочешь, чтобы я стала толстой и ленивой.
— Я хочу, чтобы ты заботилась о себе, потому что ты всегда заботишься обо всех, кроме себя, — когда она открыла рот, чтобы возразить, то остановилась, заметив взгляд Уильяма.
— Насколько большой ущерб мы понесли?
— Мы потеряли восемнадцать людей от прямого удара, двадцать восемь серьезно травмированных в медблоке. Нам повезло, — Кассандра наблюдала за его глазами, когда он рассказывал о своей команде. Адмирал должен принимать потери, как часть работы, Уильям — нет.
— Мне очень жаль. Но я не согласна, это был профессионализм и годы практики, а не удача.
— Мы знали, что они прилетят.
— Они не знали, что вы в курсе. Это навык, ты отнял у них преимущество.
— Возможно, — он спрятал прядь волос ей за ухо.
— Насколько пострадал наш флот?
— Это флот Карно.
— Дерьмо собачье, он твой. Это твои люди, как сильно Карно напортачил? — у нее не было терпения развивать эту тему.
— Он не напортачил, у них просто не было времени. Мятежники не должны были атаковать, когда «Возмездие» ушел. Но они атаковали и сильно потрепали их. «Страж» уничтожен, в космосе никаких новостей об выживших. Остальной флот получил тяжелые повреждения. Не все корабли смогли стабилизировать. Сейчас граница осталась незащищенной.
— Тогда мы должны направиться в ту сторону, — он должен был понять, что она этого ожидает, ее инстинкты защищать невинных жителей были сильны.
— Нет, Валериан отправил три линкора к границе. Они будут там через три дня. До тех пор мы стоим.
— Последняя линия, — опять же, он не должен удивляться, что она поняла.
— Да.
— Почему у них не было времени?
— Мятежники имели координаты расположения флота.
— Снова?
— Да, — Уильям скатился с кровати и начал ходить туда-сюда. Кассандра увидела следы от ногтей, что остались на его спине. — Я не знаю, как они получили информацию.
Кассандра села.
— Была еще одна передача? — она хотела застегнуть рубашку, но поняла, что на той не осталось пуговиц.
— Да, — Уильям повернулся и наблюдал за ней, самодовольная улыбка появилась на его лице, пока она не раскрыла уничтоженную рубашку, и он увидел синяки, которые сам ей поставил. Осторожно прикоснувшись к одному из них и увидев его выражение, она встала на колени и обняла руками его лицо.
— Я в порядке.
— Я пометил тебя.
— Я тоже пометила тебя.
— Что?
— Твоя спина, — Уильям повел плечами и почувствовал жжение.
— Это не имеет значения.
— И это то же самое. Уильям, — она легко поцеловала его. — Ты сожалеешь о том, что мы испытали вместе?
— Никогда.
— Тогда ты не можешь сожалеть и об этом, это часть всего. Я не сожалею, но ты мог бы оставить мне несколько пуговиц, — улыбнувшись, она снова поцеловала его.
— Я постараюсь вспомнить это в следующий раз, — он притянул Кассандру, чтобы ее обнаженная грудь прижалась к его груди, и страстно поцеловал ее.
Сжав его талию, она пыталась сохранить равновесие. Он всегда мог так на нее действовать. Он уже сдвинул ее испорченную рубашку с плеч, но его центр связи прозвенел, заставив их замереть. Прикоснувшись своим лбом с ее, он глубоко вздохнул и снова запахнул ее рубашку. С сожалением в глазах он подошел к центру связи.
— Зафар.
— Адмирал, мы перехватили еще одну передачу мятежников.
— Перевод?
— У нас его еще нет, атака поджарила переводчик, но передача была отправлена из пространства каринианцев, — Уильям посмотрел на Кассандру, которая ему кивнула.
— Отправьте передачу на мой центр связи, на личную линию.
— Но сэр, она не переведена…
— Я знаю это! Отправь ее! — адмирал не был доволен. Подойдя к шкафу, Кассандра надела штаны и рубашку, немного улыбнувшись Уильяму, когда начала ее застегивать. Она присела на кровать, натянула на себя толстые носки, решив не одевать сапоги. Она смотрела, как он одевался. Почувствовав ее взгляд на себе, Уильям повернулся, натягивая на себя рубашку, его штаны еще были расстегнуты.
— Ты прекрасный мужчина, Уильям Зафар, — она пыталась контролировать румянец, который, как она чувствовала, пополз по ее шее. Уильям заправил рубашку в штаны, подошел к ней и слегка прикоснулся к ее покрасневшей шее.
— Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, — его фиолетовые глаза были серьезны. — Я буду любить тебя вечно, — взяв ее лицо в свои ладони, он нежно поцеловал ее. — Готова?
— Да, — вместе они вышли в гостиную комнату.

Глава 9

Кассандра слушала, пока Уильям проигрывал передачу перехваченного сигнала. Проиграв ее про себя, она начала переводить.
— «Где находится свет? Он должен быть потушен! Тот...» Повтори последнюю часть, — она наклонилась вперед. — Другое можно проигнорировать. «Найди свет… потуши его», — она откинулась назад. — Это все, о чем говориться.
— Они не знают, где ты находишься.
— Но они все равно напали на «Возмездие».
— Только после того, как обнаружили, что мы ушли. Они прикрывали свои базы. Если бы они были уверены, то отправили бы сюда все свои корабли. У нас не было бы шанса в одиночку.
— Ты можешь отправить это на комм в нашу комнату?
— Да. Зачем?
— Я хочу тебе кое-что показать, — они вошли в их спальню, и она включила свет. В центре связи она получила результаты первых трех передач.
— Меня беспокоит, что вы не можете отследить передачу. Должен быть способ узнать, кто послал и получил их. Поэтому я разработала программу для поиска идентичного кода в уже известных передачах.
— Кассандра, ты понимаешь, что входит в отправку передачи, там ведь слои кодирования?
— Да. Итак, я обнаружила, что в то время, как я могу изолировать набор идентичных кодов в первых трех, четвертая передача несет только один. Но я не знаю, что обозначает кодирование. Мне для этого нужна база для сравнения. Я уверена, что это мятежники.
— Ты смогла найти общие коды в первых трех передачах? — Уильям не был уверен, почему он шокирован. Он поднял руку, прежде чем она смогла ответить. — Покажи мне, — пока он изучал кодирование передач, Кассандра привела кровать в порядок, затем села и начала ждать.
— Это мятежники, — он касался экрана.
— Вот об этом я и подумала, это же кодирование мятежников передачи сообщений с корабля на корабль, в котором указано о расположении флотов. Но о чем это говорит?
— Каждый корабль имеет определенный код передачи. У нас был код мятежников с момента Битвы при Фаяле. Любой отправитель должен знать код и иметь разрешение на отправку на этот конкретный корабль. Существуют различные коды в зависимости от необходимого уровня безопасности и уровня разрешения отправителя.
— Таким образом, еще одна строка кодирования будет включена, если Верховный адмирал отправит тебе сообщение, будь то что-то срочное или чтобы поздравить тебя с днем рождения.
— Да.
— Но если бы он захотел, чтобы это было конфиденциально...
— Будет еще один слой.
— И где-то в этом кодировании будет не только код Верховного адмирала… но и твой.
— Да, но чтобы найти его, нужно знать код.
— Нет, если ты сравнишь передачи. Возможно, я не знаю, чьи это коды, но я буду знать эти коды. И где-то там он должен сказать нам, где он возник и куда направился. Как мы знаем, вторая передача, которая пришла из каринианского космического пространства была отправлена кораблю мятежников и наоборот, то есть у нас есть код корабля.
Слушая ее, это казалось так легко, но он знал, что это не так. Всегда было предметом гордости, что кодировка Коалиции никогда не нарушалась.
— Как работает персональное кодирование? Скажи о своем. Это ведь должно было бы включать в себя какой-то тип рангового кодирования, тогда есть имя, разрешение конфиденциальности, и я бы предположила, что есть что-то, что делает его отчетливо личностным. Что-то выбранное тобой, известное только тебе, что должно быть введено для подтверждения личности, как подпись, — Кассандра начала вышагивать, когда думала вслух. Уильям встал и остановил ее, она так просто идентифицировала каждый элемент, необходимый для создания кода безопасности.
— За что присуждают премию Магеллана?
— Что? — она была озадачена изменением темы.
— Премия Магеллана?
— Это не имеет значения, — она попыталась отойти.
— Думаю, это не так. В инженерном отделе ты однажды сказала, что у тебя нет допуска. Ты писала коды.
— Я написала несколько кодов для защиты военных передач. Коды, которые помогли защитить моего брата.
— А премия Магеллана? — посмотрев на него, она поняла, что он не собирался отпустить это, и вздохнула.
— Премия Магеллана… присуждается раз в десять лет, она признает достижения человека в различных областях науки. В то время как отрасли могут варьироваться, человек должен рассматриваться как эксперт своими коллегами в каждой области. Если они не нашли достойного получателя, они ждут еще десять лет. Доволен?
— Сколько отраслей?
— Уильям, — он ждал ответа. — Четыре. Физика, языки, коммуникации, древний Шумерский.
— Тебя считали экспертом во всех этих областях.
— На Земле, здесь это не имеет значения.
— Это не так. Кассандра, за то короткое время, что ты здесь пробыла, ты изучила не только нашу лазерную систему, но и язык, который мало кто понимает, даже после нескольких циклов тренировок. Ты читаешь на нашем древнем языке и как бы, между прочим, подытожила, как мы защищаем наши коммуникации. Как ты можешь думать, что это не уместно?
— Потому что мне еще многому нужно научиться! Если бы я не смогла починить лазер, как я смогла бы обезопасить Викторию? Я понимаю язык мятежников. Я могу найти тебе все идентичные коды, которые захочешь, но если я не знаю, что они означают, как я могу найти источник?!?
— Чшшш, — притянув ее в свои объятия, он погладил ее спину и поцеловал в висок. Его женщина имеет много слоев, он всегда знал это, но сомнения в себе, в своих способностях, это то, что он никогда не думал, что она испытывала. Она всегда такая прямолинейная и открытая, ему и остальным она говорит все прямо в лоб.
— Мы совсем разберемся, Кассандра. Мы обезопасим Викторию, она будет в безопасности, будет любима и получит то, что ей нужно. Я знаю, ты ненавидишь быть в неведении и не знать чего-то, особенно то, что мы предполагаем, ты должна делать. Ты должна сказать мне, когда такое произойдет, иначе как я смогу помочь? Я не думаю, что ты глупая, черт возьми, я думаю, что ты будешь самой умной женщиной на Кариниане, — обняв ее лицо ладонями, он наклонил его так, чтобы посмотреть ей в глаза. — Наши дети будут удивительными.
— Ты пытаешься отвлечь меня от жалости к себе, и у тебя это отлично получается, — поднявшись на пальчиках ног, она подарила ему мягкий поцелуй. — Мне очень жаль.
— За что?
— Я превратила эту награду в большую тайну, в принципе это не имеет значения, и не только потому, что это было на Земле, — она остановила его, прежде чем он мог запротестовать. — Я бы не стала этого делать. Вот почему я не хотела говорить об этом, это не из-за какой-то глупой награды.
— Почему ты скрываешь это?
— Честно? — он кивнул. — У меня нет члена, — на его растерянный вид она начала смеяться, затем нежно погладила его. — Еще ни одна женщина не награждалась премией Магеллана. Я не собиралась это менять.
— Это неправильно.
— Да, — посмотрев в его глаза, она видела, что он все еще обеспокоен. — Хорошо, что ты попросил меня рассказать тебе. Но теперь у нас есть более важные вещи для беспокойства.
— Ты хочешь понять, как создаются коды.
— Если я собираюсь отслеживать каринианский источник, то да. Но я хочу, чтобы поиск проводился по всем каринианским коммуникациям. Чего-то не хватает, я это чувствую.
— Мы записываем все передачи со всех кораблей флота с момента обнаружения первой передачи сигнала мятежников. Они здесь, у «Возмездие».
— Я могу получить доступ к ним?
— Кассандра, на это уйдет несколько недель поиска.
— Нет, это не так. Ведь важно не то, о чем шла речь в передаче, а то, как она была отправлена. Это просто включено в передачу. Я смогу ее найти, если мы пропустили что-то, — блеск в ее глазах сказал ему, что она взволнована вызовом.
— У тебя будут передачи. Я поработаю над кодами, — они оба повернулись, когда услышали, как открылась дверь Тори. Сонная девочка с покрасневшими глазами подошла к ним, напоминая Уильяму, что в последнее время все было не так в ее маленьком мире.
— Эй, ты рано проснулась, — Кассандра присела, чтобы обнять ее.
— Я не могла уснуть.
— Тебе все еще грустно? — девочка пожала плечами. Кассандра посмотрела на Уильяма, пока все еще обнимала ее. Присев рядом с ней, он нежно приобнял их обоих.
— Почему бы мне не позвонить Хуту, чтобы он начал готовить нам завтрак. Грустные зеленые глаза смотрели на него, заставив его сердце сжаться.
— Ладно, — он встал и пошел в свою гостиную комнату, чтобы сделать специальный запрос и чтобы дать им некоторое уединение. Он подошел к консоли и соединился с Хуту.
— Адмирал, я не знал, что вы хотели позавтракать пораньше.
— Все в порядке, Хуту, это не было запланировано. Но мне нужно попросить тебя об одолжении.
— Адмирал? — Хуту ошеломлен, адмирал никогда не просил подобного раньше.
— Виктория, немного расстроенная сегодня утром. Я хотел спросить, не мог бы ты приготовить что-нибудь особенное, чтобы ее подбодрить.
— Она заболела?!?
— Нет, просто немного скучает по дому, скучает по родителям, — адмирал знал, что Тори одно из его слабых мест.
— Я придумаю что-нибудь особенное, адмирал. Она проснулась?
— Да. Поэтому приходи, когда закончишь.
— Да, сэр.
— О, и Хуту, что бы ты ни принес Кассандре, убедись, что это большая порция, она недостаточно ест.
— Да, сэр, — усмехнулся Хуту на другом конце.

* * *

Адмирал вернулся и нашел Кассандру на диване, с Тори на коленях. Присев рядом с ними, он обнял их обоих. У него не было опыта общения с маленькими девочками, пришло время ему начать облегчать некоторые из обязанностей Кассандры. Он обещал, что «вместе» они позаботятся о ней.
— Кассандра сказала, что ты скучаешь по родителям, — он взял руку Тори и посмотрел ей в глаза.
— Да.
— Расскажи мне о них.
— Что ты имеешь в виду?
— Например, как они выглядели?
— Хочешь посмотреть? У меня есть фотография.
— Тори... мой iPod был уничтожен во время взрыва, — глаза Уильяма уставились на Кассандру.
— Нет, это не так, я взяла его в класс в тот день, чтобы показать Амине.
— Ты никогда не говорила мне.
— Ты никогда не спрашивала.
— Так у вас есть фотографии? — перервал Уильям растущий спор.
— Да, я пойду и возьму их, — Тори суетливо поднялась с дивана и направилась в свою комнату.
— Фотографии? — быстро спросил он.
— Картинки, похожие на те, что у тебя на столе.
Кивнув, Тори опустилась на колени с ручным устройством, которое, как он предположил, являлось iPod. После прикосновения к экрану несколько раз появилось изображение мужчины и женщины, что улыбались ему с экрана.
— Смотри, это моя мама, — она указала на женщину. Он видел маленькую женщину с блестящими рыжими волосами и сверкающими зелеными глазами. Она — взрослый образ того, кем станет Виктория.
— Она красивая, Тори.
— Да, а это мой отец, — ее палец передвинулся на мужчину. Он стоял за спиной маленькой женщины, обняв ее руками. Его волосы были черными, как у Кассандры, но короткими, широкие плечи свидетельствовали о его физической силе. И пусть его глаза были карими, не было никакой ошибки, что он связан с Кассандрой.
— Это было сделано в прошлом году на их десятилетний юбилей, — сказала ему Кассандра мягким голосом. — Питер удивил Синди, вернувшись, домой, — положив голову ему на плече, Кассандра смотрела, как Виктория прокручивала фотографии, рассказывая Уильяму о каждой из них.
— Это дедушка Джейкоб, — Уильям оценил отца Кассандры. Более пожилая версия Питера, он стоял, прислонившись плечом к столбу, скрестив руки на груди, и смотрел с картинки серьезными глазами, которые, казалось, придавали ему изучающий взгляд. В то время как его тело старело, сила, которую оно скрывало, была все еще очевидна, как и любовь, которую он чувствовал к тому, кто его фотографировал.
— Ты сделала эту картинку, фотографию, — он посмотрел на Кассандру.
— Да. Откуда ты знаешь? — она подняла голову, чтобы посмотреть на него.
— Любовь в его глазах, — он наклонился, чтобы мягко ее поцеловать.
Виктория продолжала прокручивать фото, пока не просигналил люк, объявляя о том, что пришел Хуту с завтраком. Когда он раскрыл ее тарелку, глаза Виктории сделались большими от удивления.
— Это что, блинчики?
— Ну, мы их называем флекейкс. Ты должна сказать мне, такие же ли они, как те, что вы называете блины, — Хуту полил соусом на блинчики и подождал, пока Виктория попробовала кусочек. Когда она ухмыльнулась, ее лицо растеряло былую грусть.
— Это потрясающе! — воскликнула она, проглотив. Подпрыгнув, она крепко его обняла. — Спасибо вам! Спасибо! Спасибо!
— Всегда пожалуйста, юная леди, — улыбнувшись, он ушел. Виктория закопалась в свою еду, а Уильям и Кассандра сели. Кассандра подняла крышку, а потом уставилась на Уильяма.
— Что? — спросил он невинно.
— Хуту, кажется, переполнил мою тарелку. Интересно, как это произошло? — она подняла бровь на него.
— Он, должно быть, сделал слишком много, тебе лучше съесть все, или он огорчится.
— О, правда? — покачав головой, она взяла кусок флекейкс, что наполняли ее тарелку.
— Тетя Кэсси? — позвала девочка, ее рот был полным. — Сегодня будут уроки? — спросила она, когда прожевала.
— Я не думаю, что будут, дорогая, классная комната была повреждена во время вчерашнего нападения.
— Ох.
— Так чем ты хочешь заняться сегодня?
— Амина может прийти сюда?
— Я позвоню и узнаю, но может, стоит еще подождать немного, они могут еще спать.
— Окей, — когда все трое закончили с едой, линия адмирала просигналила. Он подошел к гарнитуре.
— Зафар, — Кассандра смотрела, как его взгляд заледенел. — Я буду там, в ближайшее время, — он отключил и поставил гарнитуру.
— Мне нужно идти на мостик, — он отвернулся, подошел к шкафу и вытащил куртку. — Весело провести время с Аминой, — он наклонился и поцеловал Тори в макушку.
— Пока, адмирал.
— Скоро вернусь, — поднявшись, она пошла за Уильямом в гостиную комнату.
— Я буду работать над тем, чтобы заполучить тебе эти коды, но это может занять некоторое время.
— Мне бы хотелось подумать над этим сегодня, — она наблюдала за ним.
— Я отправлю тебе их, как только доберусь до мостика, — он закончил застегивать куртку.
— Что случилось?
— Мы потеряли «Коготь».
— Мятежники напали снова? — страх сковал ее.
— Нет, их щиты не сработали. Они не закончили ремонт корпуса... быстрая разгерметизация. Черт!
— Сколько?
— 835 членов экипажа.
— О, Боже, Уильям, — ее глаза наполнились слезами.
— Чшшш... Все будет хорошо, — он притянул ее к себе. — Я хочу, чтобы ты кое-что сделала для меня.
— Что?
— Оставайтесь сегодня в каюте, ты и Виктория. Я хочу знать, где ты находишься, — посмотрев на него, она понимала, что он беспокоится о том ударе, что приняло «Возмездие».
— Если это то, что ты хочешь, то мы будем здесь, но Амина может прийти.
— Это прекрасно, — погрузив пальцы в ее распущенные волосы, он посмотрел ей в глаза. — Я люблю тебя, Кассандра, всем своим существом, — быстро и сильно поцеловав ее, пока у нее не перехватило дыхание, он повернулся к двери. — Заблокируй люк, — после того, как она заблокировала люк, Кассандра вернулась, чтобы найти Викторию, которая съела все до последнего кусочка.
— Я б сказала, что ты проголодалась.
— Это было так вкусно.
— Хочешь мой?
— Нет, я уже полностью наелась.
— Хорошо, тогда почему бы тебе не пойти в душ, к тому времени, как ты закончишь, мы сможем позвонить Амине.
— Отлично, — когда включился душ, она собрала посуду со стола. Подойдя к дивану, она взяла iPod. Прокрутив назад, она нашла фотографию своего отца и нежно прикоснулась к его лицу.
— Я люблю тебя, папа. Я так скучаю по тебе, — еще немного посмотрев на него, она выключила устройство и отнесла в комнату Тори.

* * *

— Полковник, я жду отчет о состоянии ремонта корпуса, — рявкнул адмирал, когда зашел на мостик.
— Да, сэр.
— Сенсоры, есть контакты?
— Нет, сэр, — адмирал поднял гарнитуру своего коммцентра, набрав код.
— Это Зафар, я хочу, чтобы все записанные передачи были переданы на консоль в мою каюту. Да, все! — отключившись, он посмотрел на Куинна.
— Что мне нужно знать?
— Не сейчас. Ты получил отчет?
— Да, — Куинн передал ему отчеты. — Семьдесят пять процентов завершено.
— Скажи им, что я хочу 100% к 11:00.
— Адмирал...
— «Коготь» уничтожен, Куинн. Быстрая разгерметизация. Их щиты вышли из строя из-за незаконченного ремонта. 100%!
— Да, сэр.
— Связь, откройте все коммуникации.
— Да, сэр.
— Внимание, экипаж, мы будем оставаться в состоянии боевой готовности два до дальнейшего уведомления. Коалиция отправила три боевых корабля для поддержки флота на границе. Пока они не прибудут, и флот не объединится, мы являемся единственной защитой между мятежниками и нашим домом. Мы не потерпим неудачу. Все посты должны быть укомплектованы по первому сигналу. Вся оборона должна быть полностью работоспособна. Приготовьтесь!
— Куинн, ты за главного с двенадцати.
— Да, сэр.

* * *

Прослушав сообщение адмирала, гордость наполнила Кассандру. Это ее мужчина, он делает то, что умеет лучше всего, ведет свою команду, защищает то, что он любит.
Она подошла к коммцентру и соединилась с Жавьерой, чтобы организовать совместное время для Амины и Виктории. Она уже завершала вызов, когда начали поступать записанные передачи. Уильям не ошибался, потребуется некоторое время, чтобы их изучить.
— Пришло время разобраться с этим, — собрав волосы назад, ее пальцы принялись летать над клавишами.

* * *

— Тетя Кэсси, — Кассандра подняла бровь, когда ее племянница замялась. — Амина может остаться здесь на ночь? — две пары глаз умоляли ее.
— Конечно, почему нет, — девушки хлопнули друг друга по рукам. — Но сначала мне нужно поговорить об этом с твоей мамой, — после обсуждения и второй подчищенной тарелки еды, две очень взбудораженные девочки направились в комнату Виктории.
Рассматривая предварительные результаты сканирования, она нашла, что большинство передач находились в одной группе и содержали только шестнадцать строк кодирования.
— Это пока может подождать. Они должны быть регулярными, эти передачи, — думала Кассандра вслух.
Коды, которые она могла бы выделить, содержались в передачах с восемнадцатью строками кодировки. Сканирование отметило несколько десятков передач с таким количеством строк. Создав еще один запрос, она углубилась в эти передачи и нашла передачи с двумя «подписями», перейдя к другой группе.
Девятнадцать строк кода, высокий уровень безопасности, они должно быть между Уильямом и Верховным адмиралом, таких было несколько. Написав запрос, Кассандра позволила компьютеру выполнить поиск.
И заключительная группа содержала две передачи с двадцатью строками кодировки каждая. Запустив новый запрос, она откинулась назад.
Если она права насчет девятнадцатикодовой линии, то кому еще нужна такая конфиденциальность как не Верховному адмиралу? Уильям должен знать.

* * *

— Вот список жертв, который вы запросили, адмирал.
— Что ты здесь делаешь, Куинн? — адмирал взял отчет.
— Я здесь, чтобы вас освободить, адмирал. Эти двенадцать часов мои.
— Что? — адмирал посмотрел на часы, он не заметил, как прошел день. — Хорошо, сейчас доложу об обстановке, — поставив в известность о состоянии дел своего заместителя, он забрал список и направился в свою каюту.

* * *

Уильям вошел в комнату и услышал визги смеха меленьких девочек. Звук этого облегчил вес дел, который он принес. Оставив его на своем столе, он проследовал за звуком смеха, чтобы найти хаос.
— Хорошо, девочки, хватит, хватит. Девочки! Я серьезно! — пытаясь отбиться от пальцев, что щекотали ее, Кассандра не видела, как Уильям вошел в комнату. — Я серьезно! Виктория Линн! Амина!
— Похоже, перевес не на твоей стороне, — три головы посмотрели вверх с дивана, где Кассандра была окружена девочками.
— Уже на моей, помоги! — Уильям наклонился над ними и добавил свои пальцы в щекочущую смесь.
— Уильям! Остановись! — смеясь, Кассандра пыталась отползти. — Я сдаюсь! Сдаюсь! — сев, когда атака щекотки, наконец, закончилась, она посмотрела на Уильяма.
— Просто помните, что я верю в расплату, — она обратилась к девочкам. — Почему бы вам не пойти спать? — когда они убежали, Уильям сел и поцеловал ее.
— Похоже, у тебя был напряженный день.
— Не такой уж плохой. Как ты можешь понять, Амина остается на ночь. Я подумала, что это будет не плохо.
— Все в порядке.
— Ты ел?
— На мостике, — он прижал ее к себе, и она положила голову ему на плечо.
— Ты все закончил на ночь?
— У меня еще осталась кое-какая бумажная работа, которую мне нужно доделать, — он подумал о письмах, которые ему нужно написать, и поднялся с дивана. — Мне лучше взяться за дело, — с последним поцелуем, он направился к своему столу.

* * *

Девочки улеглись в постель, и Кассандра убавила уровень света.
— Спокойной ночи, девочки.
— Спокойной ночи, тетя Кэсси, — два голоса прозвучали в унисон, вызвав улыбку на ее лице. Теперь у нее стало две племянницы.
Она закрыла дверь в спальню и повернулась, чтобы осмотреть вокруг их личную каюту. Все выглядело так, будто тут хорошо погуляли. Она прошлась по комнате, все убирая, и задалась вопросом, стоит ли ей прервать Уильяма своими вопросами. Бумажная работа, о которой он сказал, что ему нужно сделать, оставила на его лице хмурые морщинки. Но она не решилась его отвлекать. Сев перед своим коммом, она начала изучать результаты свои поисков.
Все известные передачи между мятежниками и каринианским предателем имели восемнадцать строк кода. Ее поиск выявил две подписи, в одной она узнала мятежников. Передачи были переведены, но ни одна из них не давала мятежникам координаты флота. Так как же они получили эту информацию? Кто еще мог ее прислать? Ее поиск был ограниченным? Или ей нужно искать только подпись мятежников, увидеть, что они пропустили. Инициируя поиск, она оттолкнулась от консоли. Пришло время задать Уильяму несколько вопросов.
Уильям сидел спиной к двери и не слышал, как Кассандра вошла, просто почувствовал ее прикосновение, когда она обняла его сзади.
— Ты еще не закончил?
— Еще немного, — прочитав через плечо его письма, ее глаза расширились.
— Ты пишешь семьям погибших мужчин.
— Да.
— Это твоя работа, уведомить их?
— Нет. Коалиция разбирается с этим.
— Но ты тоже их пишешь.
— Они были со мной.
Она не должна была удивляться, что он такой. Он мог держать людей на расстоянии, но это не значило, что ему все равно. Что он не принимал каждую потерю лично. Взяв его лицо в свои ладони, она поцеловала его длинным нежным поцелуем. Потом оставила его работать, ее вопросы могли подождать.

* * *

Проверив комм, она нашла интересные результаты. Были еще две восемнадцати-кодовые линии передач, отправленные мятежникам, но от другого отправителя. Почему бы коммуникациям не отметить их как мятежникам? Открыв передачу, она поняла, почему. Слов не было, только цифры. Здесь были передачи с месторасположением флота, оба раза. Но как они получили координаты?
Используя только две новые передачи, она искала подпись отправителей. Через десять минут он был у нее. Один и тот же человек послал оба сообщения.
— Ближе... Все ближе, — сев, она протерла усталые глаза. Какой следующий шаг? Кто этот новый человек? Как ей найти его? Или ее.
Зная, что из-за усталости она станет медлительной, Кассандра подошла к шкафу, вытащила верх пижамы с пуговицами. Ее разум все еще крутился вокруг последних результатов.
Она вернулась к комму и села, скрестив ноги, там должно быть больше передач с новой подписью. Приняв решение, она написала новый поиск, чтобы отсканировать всю передачу для новой подписи. Она знала, что это займет много времени и приняла решение, что пришло время спать. Она только надеялась, что Уильям не застрянет дольше со своими делами, с этой мыслью она забралась в их кровать и мгновенно уснула.

* * *

Уильям откинулся назад, завершив последнее письмо, и протер лицо. Такая утрата, кто-то заплатит за это. Он встал и закрыл свой комм, он должен поспать, он должен Кассандре.
Начался новый день, когда он вошел в их каюту и нашел Кассандру спящей в их постели. Проверив девочек, он увидел, как каждая крепко спала по разным сторонам кровати. Заправив одеяло вокруг каждой, он тихо закрыл дверь.
— Они в порядке? — спросил сонный голос, когда он прошел по комнате.
— В порядке, — сев на край кровати, он наклонился, чтобы поцеловать ее. — Ты должна спать.
— Усну, когда ты будешь рядом со мной, — оставив ее, он надел свои пижамные штаны и вернулся, чтобы прижать ее к себе.
— Ты закончил?
— Да.
— Ты хороший человек, Уильям Зафар, — протянула она, нежно его поцеловав. — Эти письма будут много значить для их семей, — положив голову ему на сердце, она уснула.

* * *

Раздражающий сигнал вытянул Кассандру из сна. Медленно она поняла, что это связано с ее результатами поиска, выбравшись из объятий Уильяма, она поднялась, чтобы заставить сигнал замолчать. Протерев глаза, она попыталась сосредоточиться на результатах поиска.
— Что у тебя? — Уильям сел на краю кровати.
— Просто некоторые результаты поиска, возвращайся в кровать, у тебя длинный день впереди.
— Мы не смогли поговорить о передачах вчера.
— У тебя были более важные дела.
— Не сейчас, скажи мне, что ты нашла, — она привела предыдущие результаты поиска.
— Было всего четыре передачи от каринианского предателя к мятежникам. Оба набора подписей совпадают.
— Включая вчерашнюю передачу?
— Да, но я не смогла сопоставить подписи с атаками, когда у них появились координаты флотов. Так что я расширила поиск, чтобы найти любые передачи, содержащие подписи мятежников.
— Сообщения должны были подхватить что-нибудь от мятежников.
— Они не были от мятежников, только если был бы ответ.
— Два, каждый из которых содержит только цифры.
— Местонахождение флота.
— Да, — Кассандра подождала, когда он встал и шагнул, прежде чем глаза адмирала встретились с ее.
— Это не та же самая подпись.
— Нет.
— Кто-то другой... то же самое в обеих передачах?
— Да.
— Есть два варианта.
— Это выглядит таким образом, — она наблюдала, как он обдумывал различные сценарии в своей голове. Притянув стул, он сел рядом с ней.
— Что еще?
— Все эти передачи имеют восемнадцать строк кодирования. Что означает некоторую конфиденциальность, но не самый высокий уровень, высокий уровень может заставить его искать, верно?
— Да.
— Я нашла передачи с девятнадцатью строками кодирования. Я так полагаю, это сообщения между тобой и Верховным адмиралом.
— Предполагаешь?
— Я не открывала их, — она посмотрела на него.
— Я дал тебе свои коды.
— Я знаю...
— Что?
— Дав мне свои коды, ты можешь получить серьезные проблемы за это.
— Это не имеет значения.
— Не начинай снова, пожалуйста. Твоя карьера важна, Уильям. Из-за меня было достаточно ущерба. Я не собираюсь причинять еще больше сознательно!
— Так ты собираешься защитить меня.
— Ты не заслуживаешь того, чтобы люди сомневались в тебе, когда ты делаешь свою работу, — притянув ее к себе на колени, он просто держал ее минуту.
— Спасибо тебе, — его голос был хриплым. Протянув руку позади нее, он ввел свой код, проигрывая передачи.
Кассандра слушала, как адмирал вызывал Верховного адмирала, рассказал ему о своих подозрениях, попросил «Диоскури» заменить «Возмездие», зная, что это будет значить.
Он почувствовал, как она застыла в его руках, но ничего не сказала. Это всегда будет больной темой для них. Прослушав все остальное, она слышала разочарование Верховного адмирала. Но так же она поняла кое-что еще.
— Ты никогда не говорил ему, что мы замешаны в это, — сапфировые глаза смотрели на него.
— Нет.
— Потому что это все усложнит или потому что он не будет воспринимать тебя серьезно?
— Оба варианта.
— Так что же он планирует делать, когда ты оставишь «Возмездие» со мной?
— Он не сможет ничего сделать.
— Уильям...
— Как только мы прибудем, состоится встреча, вот, я потребовал этого. Мы уже организовали охрану на корабле, ты знаешь об этом. Поскольку возвращение «Возмездие» уже стоит под сомнением, мой уход с корабля не вызовет никакого удивления.
— Но...
— Отпусти это сейчас, мы разберемся с этим, когда придет время.
— Но до тех пор надо что-то делать, — Уильям оборвал ее жестким поцелуем.
— Мы связаны, Кассандра, нас ничто не разделит.
— Ладно, — она взглянула на свои данные.
— У кого конфиденциальность линии выше, чем у Верховного адмирала?
— Что?
— Я нашла две передачи с двадцатью строками кодирования.
— Двадцать? Ни у кого нет двадцати. У Верховного адмирала высочайшая система безопасности.
— Но у меня есть две передачи. И Уильям, они обе были отправлены мятежникам с данными расположения флота.
— Нет более высокого уровня безопасности. Это должно быть что-то другое.
— Поэтому мне нужно сравнить эти две передачи с одной из ваших передач, чтобы Верховный адмирал нашел различия. Я могу это сделать.
— Я в этом не сомневаюсь, — он смотрел на нее, в то время как поднялся на ноги. — Мне нужно привести себя в порядок и подменить Куинна, — когда он направился в душ, она повернулась, чтобы написать новую программу поиска.

* * *

— Адмирал, корабли находятся в полутора днях пути от флота. Все суда стабилизированы, но еще не полностью готовы к эксплуатации. Связь все еще барахлит. Никаких сигналов от сенсоров не было. Похоже, мятежники вернулись в Оставленную зону.
Адмирал кивнул и забрал рапорт у Куинна.
— Наш ремонт.
— 100%. Все палубы. Все на постах.
— Хорошо. Полковник, ты свободен, отдыхай.
— Да, сэр.

* * *

Покинув мостик, Куинн направился в каюту, но проходя мимо каюты адмирала, он увидел Кассандру, что открывала люк для Хуту.
— Полковник.
— Кассандра.
— У тебя найдется минутка? — заинтересовавшись, что происходит, Куинн зашел в гостиную комнату.
— Я вернусь через минуту, — оставив его, она заставила девочек приготовиться к завтраку. Затем закрыла дверь перегородки, проводила Хуту и заблокировала за ним люк. Повернувшись, она пристально посмотрела на друга Уильяма, и он вернул ей взгляд.
— Послушай, полковник, я знаю, что мы не всегда ладили, — начала она.
— У меня нет с этим никаких проблем, — Кассандра немного ухмыльнулась.
— О, у нас были свои моменты, но это не имеет значения. Ты один из давних друзей адмирала, в дополнении ты в его команде.
— Да.
— Ты готов сказать ему, когда он ошибается.
— Адмирал ошибается редко.
— Согласна, — она провела рукой сквозь волосы, не зная как подойти к предмету разговора.
— Если у тебя есть что сказать, просто скажи это, — взгляд, который он получил в ответ, сказал ему, что он ее разозлил.
— Как только флот будет на месте, мы отправимся на Кариниан, — она ждала.
— Да.
— Будут некоторые недоразумения по поводу моего прибытия.
— Это преуменьшение.
— Да. Ты был привлечен к планированию, понимаешь, что происходит, и имеешь свой уникальный взгляд на ситуацию.
— Чего ты хочешь? — спросил Тар, теряя терпение.
— Я хочу, чтобы ты оставил «Возмездие» с нами. Я хочу, чтобы ты прикрывал спину Уильяма, — шок в глазах Куинна нельзя было спутать ни с чем другим.
— Он знает об этом? — спросил он.
— Нет.
— Ты хочешь, чтобы я прикрывал его спину и...
— Нет! Дело в том, что я создаю свой Дом. Ты знаешь, у нас нет никаких гарантий, как все произойдет, когда я появлюсь. Лукас будет защищать Викторию, Уильям защитит меня, но кто-то должен защитить его.
— Вот только как я должен это сделать?
— Быть при нем, прикрывать спину. Я не единственная, на кого будут нападать, на меня уже нападают, ты знаешь это.
— Я знаю.
— Это значит рискнуть своей карьерой, я тоже это знаю. Вот почему я пригласила тебя для разговора без адмирала. Это должно быть твое решение, если ты решишь, что не можешь, он никогда не узнает.
— Ты думаешь, я не поддержу адмирала!?!
— Ты всегда прикрываешь его спину. Но это совсем другое. Ты это знаешь. Ты также знаешь, что он никогда не попросит тебя об этом. Что есть, то есть.
Теперь была очередь Куинна провести рукой по волосам от разочарования. Она просила слишком много, и она это понимала. Но она не просила его помочь ей, она спрашивала о помощи его другу. Она права, адмирал никогда бы не просил, и им понадобится вся помощь, которую они смогут заполучить. От людей, которым они могут доверять.
— Я в деле, — он принял свое решение.
— Спасибо тебе, — она на мгновение закрыла глаза.
— Я делаю это не ради тебя.
Ее взгляд пробежался по нему.
— Я знаю, спасибо в любом случае. Он важен для меня больше, чем ты можешь себе представить.
— Больше, чем стать королевой? — Куинн должен был спросить.
— Я никогда не хотела стать королевой, — она повернулась, когда дверь отрылась.
— Тетя Кэсси, мы закончили, — Тори вошла в комнату. — Здравствуйте, полковник, — она подарила ему радостную улыбку.
— Привет, Тори.
Кассандра повернулась к полковнику.
— Спасибо, полковник, я буду признательна, если бы ты оставил это между нами на данный момент, у адмирала достаточно дел.
— Я могу это сделать... пока, — когда он покинул Кассандру, она заблокировала люк.

* * *

Пока девочки отправились в душ, Кассандра убрала посуду. Вспомнив, что она не прочитала результаты ночного поиска, она направилась к комму. Включив его, девушка начала читать.
— Черт! — новая подпись, которую она искала, была в двух из двадцати передач.
Ей нужно было узнать, получил ли эти передачи тот же человек. Поиски прошли быстро. Обе передачи были не только получены одним и тем же человеком, они были идентичны по каждой строке кода.

* * *

— Адмирал, входящая передача от Верховного адмирала Валериана, безопасная линия.
— Зафар, — сказал адмирал в свою гарнитуру.
— Каков ваш статус, Зафар?
— 100%
— Хорошо, до сих пор нет новостей о первом сыне. Коммуникации там все еще не регулярные.
— Черт, как тяжело оставаться на месте!
— Слушай, я знаю, что ты расстроен, что тебя там нет. Ты мне нужен прямо там, где ты есть.
— Я знаю это. Мы сделали дальнее сканирование. Зарегистрированы только наши корабли. Мы остаемся на второй позиции, пока граница не будет защищена.
— Понял, как только это произойдет, мы вернемся к другому вопросу.
— Понятно, к тому времени у меня может появиться еще некоторая информация для вас.
— Ты что-то разнюхал?
— Я пока не уверен, но что-то есть.
— Отлично, адмирал. Я хочу этого предателя!
— Как и я, сэр, как и я, — сняв гарнитуру, адмирал откинулся на спинку стула. Он подумал о тех передачах, что нашла Кассандра. Двадцать гребаных строк кодирования, что это могло значить?

* * *

Кассандра открыла люк и нашла Леандера и Жавьеру.
— Привет, заходите. Девочки в задней комнате. Они только что закончили принимать душ, — заблокировав люк, Кассандра нашла Мичелакакисов возле адмиральского стола.
— Мы бы хотели сначала поговорить с тобой наедине, — сказал Леандер.
— Вы приняли решение, — увидев, как они переглянулись друг с другом, она знала, что так и было.
— Мы оставим «Возмездие» с вами, — объявила Жавьера.
— Вы уверены? — ее глаза перенеслись от Леандера к Жавьере. — Вы действительно уверены, что все продумали?
— Конечно, — ответил ей Леандер. — Особенно после этой последней атаки. Кто-то на Кариниане помогает мятежникам. Они уничтожили твою планету. Если бы здесь не было «Возмездие», чтобы их остановить, то они бы сделали то же самое с Каринианом. Это больше не только твоя борьба, теперь и наша тоже. Нам нужно найти этого предателя.
— Кто бы это ни был? — она должна была спросить.
— Кто бы это ни был, — обняв их обоих, Кассандра сделала глубокий вдох, ее глаза были наполнены благодарностью.
— Спасибо вам обоим. Я не могу передать вам, что для меня это значит...
— Мамочка! Папочка! — Амина вбежала в комнату. — Я не знала, что вы здесь! Мы отлично провели время!
Обняв свою дочь, они слушали ее возбужденную болтовню, зная, как близко они подошли к ее потере всего несколько дней назад.
— Мне уже нужно идти домой? Мы с Тори хотели еще немного поиграть, — глаза девочек обратились к Кассандре.
— Она может остаться. Тем более что вы оба на постах. Я думаю, они неплохо проведут время.
— Вот что я тебе скажу. Почему бы нам не забрать их ненадолго, дать тебе перерыв. Тогда, если бы она могла остаться снова, это было бы здорово.
— Пожалуйста, тетя Кэсси?!? — умоляла Тори.
— Я не против.
Леандер повернулся к ней, когда они уже уходили.
— Мы поговорим позже.
— Обязательно, — заблокировав люк, Кассандра поблагодарила Бога за своих новых друзей, а затем вернулась к центру связи.
— Время найти предателя. Так что, если я хочу знать, что это за передача с двадцатью строками кода, мне нужно сравнить их с… шестнадцатью, хотя это займет слишком много времени... девятнадцать, но я не открою их без Уильяма... так что остается — восемнадцать. Мне нужно настроить его, чтобы найти совпадения между строками. Вот так, — после задания поиска пришло время принять душ.

* * *

Пока она мыла волосы, девушка позволила своему разуму блуждать. Лукас при деле, он защитит Викторию. Тар тоже, он прикроет спину Уильяма. Леандер, Жавьера и Амина тоже в деле. Леандер будет с Лукасом, поможет наблюдать за обеими девочками, Жавьера поможет ей понять каринианцев с точки зрения женщины. Ей нужно знать, как представить себя, и это включает в себя платья плюс все те незначительные правила, которых она не знает.
Кассандра собрала мысли в кучу, ей нужно поговорить с Уильямом, он поймет, чего не хватает, но сейчас не время. Когда они снова выйдут на курс на Кариниан, то отключат боевую готовность второго уровня, у них появиться время.
Выключив душ, она наклонилась, чтобы обернуть полотенце вокруг головы, и встала ровно, когда комната начала кружиться. Схватившись за раковину, девушка попыталась успокоиться и дышать ровно.
— Что это было? — посмотрев на свое отражение, она сделала глубокий вдох. — Время посмотреть, что Хуту принес на завтрак, — обернув полотенце вокруг себя, она оставила прогретую от пара комнату и вошла в прохладу спальни. Кассандра оделась и направилась к своей прикрытой тарелке.
На тарелке она нашла свою любимую еду, и девушка села и сумела прикончить больше половины порции. Удовлетворив голод, она сложила тарелки на поднос и повернулась, услышав, как просигналил комм.
Программа поиска обнаружила совпадения с различными кодами в строке. Включив первое сообщение, она с удивлением услышала голос адмирала.

— Адмирал, это капитан Прокн.
— Чем ты, к черту, занимаешься, Прокн! Неужели тебе понадобилось две недели, чтобы прислать перевод сообщения мятежников!
— Адмирал, я могу все объяснить.
— Это было бы кстати!
— Адмирал, передача была записана после битвы, но она не отражалась ни на одном из обычных каналов. Как вы знаете, мы серьезно пострадали во время атаки и потеряли специалиста по связи.

Остановив сообщение, Кассандра поняла, что речь шла о первой передаче, найденной от мятежников. Но кто такой капитан Прокн? Капитан какого корабля?
Это передача между «Возмездие» и другим кораблем Коалиции. Сравнив эту передачу с девятнадцатистрочной между «Возмездие» и Верховным адмиралом, Кассандра решила вычислить код «Возмездие». Она понимала, что это значило, что никто с «Возмездие» не раскрывал местоположение флота. Она не понимала, что беспокоилась о предателе. Но с какого он корабля?
Девушка набрала мостик, надеясь, что Уильям сможет поговорить с ней.

* * *

— Сенсоры?
— Никаких контактов, адмирал.
Посмотрев на свою консоль, он увидел, что поступил сигнал с его частной линии.
— Зафар, — ответил он, надев гарнитуру.
— Вопрос.
— Давай.
— Кто такой капитан Прокн?
Молчание в ответ.
— Уильям?
— Он капитан «Стража».
— «Страж». Корабль, который был уничтожен в космосе?
— Да, — он мог слышать, как ее разум заработал на полную мощность даже через комм.
— В этом нет никакого смысла.
— Что не так?
— Адмирал! У меня среагировали дальние сенсорные датчики! — прервал их голос.
— Местоположение?
— Сэр, они все еще находятся в Оставленной зоне! — адмирал отключился и снял гарнитуру.
— Связь, свяжитесь с «Диоскури», чтобы они были в курсе ситуации.
— Да, сэр!
— Переводи нас в состояние боевой готовности номер один!
— Да, сэр!
— Связь, вы смогли связаться с «Диоскури»?
— Нет, адмирал, я даю вызов, но не получаю ответа.
— Продолжай пытаться! Соедините меня с Верховным адмиралом.
Взяв в руки гарнитуру, он вдруг понял, что отключил вызов Кассандры.
— Зафар! Что у тебя есть? — потребовал Валериан.
— Сэр, в это время мы отслеживаем несколько дальних сигналов датчиков, но все еще в Оставленной зоне. Мы пытаемся связаться с «Диоскури», но не получаем ответа. Мы в состоянии боевой готовности.
— Черт!
— Не могу не согласиться, сэр.
— Оставайтесь там, держите меня в курсе, — Верховный адмирал отключился.

* * *

Кассандра открыла люк, пока Жавьера в нетерпении ждала.
— Я послежу за ними! — заблокировав люк, она забрала девочек обратно в личную зону и закрыла и эту дверь. Повернувшись, она нашла два испуганных лица, что смотрели на нее.
— Это мятежники, они снова атакуют? — прошептала Тори.
— Нет, милая. Я разговаривала с адмиралом как раз перед сигналом тревоги. Они все еще находятся в Оставленной Зоне. Далеко отсюда. Мы в порядке.
— Тогда почему включили сигнал?
— Потому что адмирал делает свою работу, держит нас в безопасности, — две девочки переглянулись.
— Тогда мы можем пойти поиграть в моей комнате?
— Если хочешь, — понаблюдав, как они закрыли за собой дверь Виктории, Кассандра сделала глубокий вдох.
Подумав о «Страже», она вернулась к своей консоли.
Предатель дважды связывался со «Стражем». Один раз — перед каждой атакой. О ком это может говорить? «Страж» становился мишенью. Почему? Зачем нацеливаться на корабль, на котором находится ваш информатор? Что, если там не знали, где они были?
Стаж не знал о «свете»… о ней. Это что-то другое. Кто-то другой. Но кто?

* * *

Весь день «Возмездие» оставалось на чеку в положении боевой тревоги.
— Сенсоры?
— Сэр, мятежники еще не пересекали границу. Они сохраняют свои последние координаты.
— Сэр! У меня адмирал Карно на связи.
— Это защищенная линия?
— Ферран, какой твой статус?
— Флот на 75%. В настоящее время средства связи полностью задействованы на всех остальных судах. Последний отчет о потерях был в 14:03, еще 500 в медблоке.
— Первый сын?
— Неизвестно, его имени нет в списке медиков, мы получили только число от патрульных, никаких имен, но на «Стаже» все еще осталась команда, что делает ремонт. Их система связи отключена.
— В отчетах шло о том, что они мертвы.
— Они смогли поддержать системы жизнеобеспечения. Все защитные, сенсорные, двигательные и коммуникационные системы отключены.
— Мятежники сидят на другой стороне границы.
— Видим это.
— Поддержка для вас будет там через двенадцать часов.
— Принято.

* * *

Еще двенадцать часов, пока усилят границы, будут мятежники ждать так долго, чтобы снова атаковать? Чего же они ждут? Еще одной передачи? Кто передает им информацию? Черт, у него больше вопросов, чем ответов.
Надев гарнитуру, Уильям подключился к своей каюте.
— Чемберлен, — услышав ее голос, его напряжение спало.
— Каков ваш статус? — потребовал адмирал.
— Девочки в комнате Виктории. Я провожу поиск. Что у тебя? — ответила ему.
Поняв, что обращался к ней, как к члену команды, он протер глаза.
— Ты в порядке? — спросила она.
— Неплохо, так будет какое-то время.
— Я могу что-нибудь сделать?
— Именно то, что ты делаешь. О чем ты говорила раньше? О Прокне.
— Ты использовал его имя в передаче. Я хотела знать, на каком корабле он находится.
— Ты вычислила код, — Уильям должен было понять, что так и будет, учитывая, сколько времени прошло.
— Некоторые элементы.
— Какие?
— Уильям, у меня еще не все данные, я не знаю, что некоторые из них значат.
— Расскажи мне, что у тебя есть, — потребовал адмирал.
По другую сторону, Кассандра была немного шокирована, но затем поняла, что не должна удивляться. Если бы она была на его месте, она бы тоже захотела получить информацию. Люди теряют жизни.
— Передачи с двадцатистрочными кодировками были отправлены кому-то на «Страже». Координаты флота были направлены мятежникам вскоре после того, как тот, кто был инициатором передачи...
Линия замолчала. Результаты ее последних поисков отразились на ее консоли. Она выделила дополнительную строку кода, отправленную «Стражу». Это был не просто код, это выглядело как...
— Кассандра?! — услышала она голос Уильяма, низкий и требовательный.
— Что? Прости, я отвлеклась. Что ты там говорил?
— Что еще ты обнаружила?
— Я узнала, что никто на «Возмездие» не посылал и не получал никаких передач от этого отправителя.
Уильям сделал глубокий вдох, его напряжение немного ослабло.
— Спасибо тебе. Смотри, я…
— Адмирал, передача от высшего командирования.
— Переведи на мой комм. Я должен идти.
— Я слышала. Я люблю тебя. Увидимся, — Кассандра отключилась.

* * *

Отставив гарнитуру, она вернулась к консоли, изучая результаты поиска. Эта линия не похожа на любую другую кодировку в любой другой передаче. Казалось, что он вмещал в себя небольшие строки кодов, почти как программа поиска.
— О, черт! Это Троянская программа! — человек, получающий передачу, даже не подозревал, что она там. Он не знал, что открывал месторасположение своего корабля. «Стаж» являлся конкретной целью этих атак. Почему? На «Страже» не было предателя, просто кто-то, кому желали смерти. Кто? Кому?
Она ввела код получателя в свой запрос и ждала результата, надеясь, что сможет отследить его. И надеясь, что они еще не погибли. Нетерпеливо она поднялась на ноги.
— Тетя Кэсси? — обернувшись к двум маленьким девочкам, Кассандра постаралась переключиться с передачи на них.
— Привет, девочки. Извините, что я тут как-то замоталась. Вы проголодались? — они кивнули, соглашаясь, и она связалась с Хуту.
— Я знаю, что мы все еще начеку, но у меня тут две голодные девочки.
— Я вот-вот закончу, мэм, это займет не больше пятнадцати минут.
— Хуту, ты потрясающий! Увидимся позже, — она повернулась к девочкам. — Скоро нам принесу поесть. Чем вы занимались весь день?
— Я показывала Амине фотографии Земли, рассказывала ей об этом. Кариниан не такая уж и другая планета.
— Как это?
— Ну, я имею в виду, что существа выглядят по-другому, — сказала ей Амина. — Но в остальном, многое кажется таким же, особенно когда мы сравнили некоторые вещи.
— Можете привести пример?
— Ну. Возьмем бейстич. Это жидкость, которая падает с неба.
— Дождь?
— Да. Видишь, это то же самое просто с другим названием.
— Ты очень умная маленькая девочка, Амина. И вы нашли много общего между Землей и Каринианом?
— Да, много!
— Это приятно знать, — с приходом Хуту, девочки сели поесть, пока Кассандра провожала его.
— Еще раз спасибо, Хуту. Я не знаю, что бы мы без тебя делали.
— Всегда, пожалуйста, мэм. Убедитесь, что вы покушаете тоже. Иначе адмирал будет недоволен, — она улыбнулась ему и просто кивнула.
— О, и я положил несколько дополнительных лакомств на поднос на потом. Я подумал, они понравятся девочкам.
— Уверена, что так и будет. Адмирал уже поел? — Хуту улыбнулся ее заботе.
— Я посещу его следующего. Он настоял, чтобы я сначала приготовил вам.
— Хорошо, убедись, что он тоже поест.
— Сделаю все в