Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Донесение участника обороны Горелова

Дата публикации: 13.03.2019
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 114 Кбайт
Идентификатор документа: -1088915_493896373
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот


Не то что нужно?


Вернуться к поиску
ДОНЕСЕНИЕ И ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКА ОБОРОНЫ АДЖИМУШКАЙСКИХ КАМЕНОЛОМЕН ГОРЕЛОВА П.В. [ГАРК, ф. П-849, оп. 3, д. 302] (подготовка текста, предисловие и комментарии – В.В. Симонов) Среди огромного количества документов периода Великой Отечественной войны, хранящихся в фондах Государственного архива Республики Крым, материалов, относящихся к обороне Аджимушкайских каменоломен в мае-октябре 1942 г., немного. Все они разные по своей информативности, что, впрочем, не умаляет важности каждого, отдельно взятого свидетельства о событиях, документальных источников о которых катастрофически мало. Особое место в этом ряду занимает донесение и воспоминания (в виде короткого письма) старшего политрука Павла Васильевича Горелова, принимавшего участие в боях на Крымском фронте в составе 979-го артиллерийского полка, а затем – в обороне Малых Аджимушкайских каменоломен. П.В. Горелову повезло, как очень немногим в Аджимушкае. Он не погиб, не пропал без вести, оставшись под завалами в каменоломнях или сгинув во вражеском плену, а в составе небольшой группы вышел из-под земли и сумел добраться до Крымских лесов. Правда, не сразу, а после короткого пребывания в немецком плену, но все-таки добрался, осуществив мечту многих защитников каменоломен – уйти к партизанам и продолжить борьбу с ненавистным врагом. О том, как это было, и рассказывает он в сохранившихся в архиве документах. Именно в этом и заключается их ценность для исследователя – на настоящий момент это единственное, документально подтвержденное свидетельство о том, что хоть кому-то из участников обороны каменоломен удалось прорваться через кольцо вражеского окружения и добраться до своих. Донесение и воспоминания П.В. Горелова были обнаружены автором настоящего материала в фондах Государственного архива Республики Крым в 1991 г. Тогда же удалось провести и архивный поиск по персоналиям, упоминавшимся П.В. Гореловым в своем документе – старшим лейтенантам из 979-го артиллерийского полка Д.П. Козырю и А.В. Радковскому. Им тоже повезло, и они остались живы, пройдя через немецкий плен. Результаты этой работы стали в свое время основанием для небольшой публикации, рассказавшей о судьбе П.В. Горелова и его боевых товарищей [Симонов, 1992]. Тем не менее, даже спустя десятилетия после первой публикации полный текст подлинного документа не потерял своей значимости для исследователей. Прежде всего, это связано с имеющимися там различными, казалось бы, незначительными подробностями и нюансами, которые помогают лучше представить картину происходивших событий. А, кроме того, главная ценность подобных источников, которую невозможно передать в пересказе, состоит в максимально точном отражении личностных характеристик, позволяющих на основании поступков человека в определенных обстоятельствах не просто составить своеобразный психологический портрет автора, но лучше понять сильные и слабые стороны представителей поколения, преодолевшего невероятные тяжести и лишения в борьбе за независимость и свободу своей Родины. Донесение представляет собой оригинал и машинописную копию, хранящиеся в одном деле. Оригинал (л. 6-12 дела) написан от руки, фиолетовыми чернилами, разборчиво, практически без помарок и исправлений на листах бумаги формата А-5 (л. 6-10, на обеих сторонах) и А-4 (л. 11, 12 – на одной стороне). Подписан собственноручно. Копия (л. 14-19 дела) отпечатана на машинке на листах бумаги формата А-4, на одной стороне. В отдельных местах есть исправления (перебитые поверх допущенной ошибки) и дописки от руки черными чернилами. Заверена подписью (Кондранова?) и круглой печатью Партархива Крымского областного комитета Компартии Украины. Публикуемый текст соответствует тексту оригинала. Воспоминания (л. 1-5 дела) оформлены в виде краткого письма, адресованного в Крымский областной комитет КПСС на имя И.П. Кондранова (Вх.-16 от 31.01.77 г.). Написаны от руки на листах ученической тетради в линейку, на обеих сторонах, шариковой ручкой синего цвета, без помарок и исправлений. Полный текст донесения и воспоминаний публикуется впервые. При публикации документы расположены нами в хронологической последовательности. Авторский текст воспроизведен курсивом. Пропущенные или недостающие по смыслу слова – прямым шрифтом в квадратных скобках. Стилистика и пунктуация документов сохранены, за исключением незначительной правки в отдельных местах, сделанной для большего соответствия текста современным нормам русского языка. Все подобные случаи оговорены в подстрочных примечаниях. [л. 6] Тов. ГЕНОВУ от больного старшего политрука П.В. Горелова ДОНЕСЕНИЕ Я, Горелов П.В., родился в 1908 г. [уроженец] Заокского р-не, Тульской области, д. Иньшино. Происхожу из кр[естья]н-середняков. Отец работал по найму в качестве официанта в столовых. Мать жила в деревне. Отец умер в 1924 г., мать – в 1936 г. В 1924 г. [я] вступил в комсомол и работал на ряде участков – Пред. Селькресткома, член с/с, зав. АПО РК ВЛКСМ, комсомольский пропагандист и т.д. В 1932 г. призван в РККА, прослужил 2 года. Работа и служба в армии: курсант полк[овой] школы 243 с/п 81 с/д г. Мядынь, ком[андир] отделения, пом[ощник] ком[андир]а взвода, зав. комсоставовской [л. 6об.] столовой; командир-политрук хозроты; начальник хоздовольствия полка; секретарь полкбюро комсомола. Член ВКП(б) с 1931 г. Партбилет № 2597641. В 1932 г. демобилизован и прибыл в г. Тулу. Назначен работать директором Тульской гарнизонной столовой начсостава. Проработав до 1935 г., по собственному желанию перешел работать на ж.д. транспорт, в паровозное депо Тула ж.д. им. Дзержинского. Работал поездным кочегаром, помощником машиниста. Окончил годичные курсы мастеров соц. труда без отрыва от производства и 6-ти месячные курсы паровозных машинистов. А в 1938 г. поехал за машиниста на сверхмощном паровозе серии ФД. Проработал около года и за стахановскую работу был выдвинут на партийную работу. С ноября 1938 г. по [л. 7] 15 октября 41 года бессменно работал секретарем партбюро паровозных бригад в этом же депо. А 20/X 1941 г. мобилизован Тульским обкомом ВКП(б) в Армию на партийно-политическую работу, где и находился по 12/V-42 г. Сначала, т.е. на западном фронте в качестве военкома батареи 979-АП Резерва Главного командования (звание политрук), а в Крыму было присвоено звание старшего политрука. За хорошую боевую и политическую подготовку батареи имел также благодарности, премирован ценными подарками, а в апреле 1942 г. командир 979 АП полковник Глотов и комиссар полка старший батальонный комиссар Куркин [л. 7об.] представили [меня] к правительственной награде (кроме того, в полку занимал я должность зам. секретаря партбюро полка). В связи с изменившейся обстановкой на фронте наш полк из-под Карпечи был переброшен на левый фланг для прикрытия отхода национальной дивизии, а 12/V-42 г. в 15.00 часов мы получили приказ на отход. Проискав командование полка и начартдива в р-не Керчи, мы т.е. командир батареи старший лейтенант Д.П. Козырь, пом. командира батареи старший лейтенант А.В. Радковский и ездовой Беляк две ночи ночевали в совхозе Мариенталь [л. 8] и зная о том, что нет приказа о переправе мы 15/V-42 г. ушли в каменоломни (Аджимушкайские), где из имеющих[ся] там в большом количестве бойцов и командиров был организован полк, т.е. 3 батальона. Я был назначен комиссаром 2-го батальона, а комиссаром полка был батальонный комиссар Сименов. Из 72-й кав[алерийской] дивизии в моем батальоне был начальником штаба капитан т. Балест из города Краснодара. Его помощник – лейтенант т. Дударев (оба из 72-й кавдивизии). Батальоном командовал старший лейтенант – орденоносец Александров, присланный, как он мне сказал, [л. 8об.] в группе [из] 12 командиров в каменоломни по заданию командующего Козлова. Судьба всех перечисленных мне неизвестна. В каменоломнях мы вели разведку, оборону и караульную службу и совершали налеты на посты, обозы, дома. Истребили много солдат и офицеров [противника]. Плохо было с водой и питанием, к тому же немцы применяли газы, закупоривали щели и взрывали верх. В таких условиях мы продержались до 7/VI-42 г. Жить дальше стало невозможно. Из разведки никто не возвращался. С партизанами других каменоломен мы не связались. Много было предательства. Народ сильно ослаб и командование 126 запасного полка, [л. 9] объединявшее нас, решило по-батальонно всех людей вооруженных выводить и пробиваться с боем к партизанам или на тот берег, к красным. Наш батальон в ночь на 7/VI в количестве 100-120 человек вышел при поддержке минометного огня, перешел на мелкие группы и скрылся без потерь из района каменоломен, дальше мне ничего не известно. Со мной пошел Радковский, Козырь, Беляк и еще двое, а всего – 6 человек, по направлению в феодосийские леса. В полном боевом вооружении. Пробираясь с большой осторожностью и только ночью, почти голодные, питаясь сбором в землянках на бывшей линии фронта, остатками всяких [л. 9об.] отбросов. Да еще в одном месте, около Семи Колодезей, увели лошадь из ночного. Зашли за железную дорогу в р[айо]не Владиславовки, мы остановились для укрытия на день в бывших немецких землянках (в большом овраге правее озера). Рано утром нас обнаружили двое неизвестных: один из них – русский, другой – татарин, назвавшие себя жителями с. Владиславовки, и предупредив нас о бдительности, т.к. во Владиславовке есть немцы. Сменить место мы не могли после встречи с ними, т.к. наступил уже рассвет. Но эти двое оказались предателями и в 11 часов утра 12/VI [л. 10] мы были окружены взводом немцев и взяты в плен. В бой вступить ввиду внезапности [появления] и сильного вооружения [противника] мы не решились. Спрятав документы и пистолет, я не решился покончить с собой (рассчитывая на спасение путем бегства, сдался в плен). Связав нас телефонным проводом, отправили, после некоторого издевательства, в Керчь, на расстрел, как партизан и комиссаров. Искусно маскируя перед гестапо на допросе свое подлинное лицо, все мы были отпущены и отправлены в концлагеря, в школу № 24 (Керчь), [л. 10об.] откуда 12/VI меня одного направили в совхоз Тамак или Госхоз (по-немецки). Там я работал в садоводстве: косил бурьян, а также косил люцерну, а 6/X- с группой товарищей мы подготовили побег через партизанку В.С. Клюге, которую я принял вначале за подозрительную женщину и [поэтому] поручал пленному Зубареву ряд заданий для изучения ее. Впоследствии мы в ней были уверены, как и она в нас. Собрав ряд сведений, мы сбежали с группой 4-х товарищей. Прошли ровно 16 суток и 22 октября прибыли в партизанский отряд 2-го района. [л. 11] На пути к партизанам 17/X- я, оказывая помощь на одной из гор, так называемой Черной, тов. партизану, который был уже почти без сознания, спускаясь с ним вместе, сломал себе левую руку оторвавшимся от скалы камнем, с [поломанной рукой] я, превозмогая боль, карабкался по горам в течение 5 суток, продолжая двигаться, не падая духом, и поддерживал настроение своих товарищей. А 25 октября меня командование 2-го района эвакуировало из вражеского тыла для лечения руки в город Сочи, госпиталь 2120. Помимо всего изложенного я должен сказать, что я на протяжении своей жизни воспитывался в рядах партии и комсомола. До вступления в комсомол я был неграмотным [л. 12] деревенским парнем и имел образование 2 класса сельской школы. Мне доверяли большие участки в работе, и я старался всегда честно оправдать доверие. Партийных взысканий не имел. Семейное положение – жена, двое детей до 10-ти летнего возраста и мать жены. Заработную плату не получал с мая месяца 1942 г. Вот и все, о чем я мог донести. Подпись: старший политрук П.В. Горелов. 20/XII-42 г. [л. 1] Крымский обком КПСС т. Кондранову Уважаемый т. Кондранов, я получил Ваше письмо и благодарю за поздравление с награждением города Героем. Тулу наш полк 979-й ГАП РГК защищал. В полк я прибыл, как коммунист, добровольно и [был] назначен военкомом 5-й батареи в звании политрука, а в Крыму меня повысили в звании, я стал старшим политруком и даже был представлен к правительственной награде. Но наградной лист, видимо, не дошел по назначению. И от награды у меня осталось в памяти (а вернее, вместо награды) поздравление авансом комиссара полка тов. Куркиным и командиром полка т. Глотовым. Т. Кондранов, Вам хотелось бы знать для истории мое пребывание в каменоломнях и в Томаке [л. 1об.] и как мне удалось выбраться из такого трудного положения. Сообщаю Вам коротко, ведь велика давность, многое забылось, но самое главное никогда не забудется. Когда Крым был накануне неминуемой сдачи, комиссар полка т. Куркин мне отдал распоряжение, что я, как политработник, остаюсь в Крыму для подпольной работы с местом пребывания – каменоломня, явитесь в распоряжение т. Александрова (фамилию представляю смутно и, возможно, не точно). Жизнь в каменоломне была неимоверно тяжелой, и не каждый выдерживал. Умирали. А малодушные уходили к немцам, но к таким командование было беспощадным и кого удавалось задерживать – расстреливали [л. 2] на месте. Вели воспитательную и разъяснительную работу, [несли] усиленную охранную службу, ведь гитлеровцы были у входов и над нами. Запасов продовольствия было мало. Воды не было. Много дней рыли колодец, но безуспешно. А колодец недалеко от нас приносил жертву, а потом был заброшен трупами. После того как мы выпустили местное население, наше положение стало еще тяжелей. Нас стали выкуривать газом, засыпать отверстие. Мы [были] обречены на смерть, но не сдавались. Фронт был за Краснодаром, и наше пребывание здесь стало бессмысленным, и нам приказали выходить мелкими группами и пробираться в леса к партизанам. В моей группе было восемь или десять человек, наш путь долгий, тяжелый, неимоверно опасный, и нужно было [л. 2об.] отыскать укрытие на день, т.к. шли только ночью, а самое главное – добывать пищу. Но мы шли, шли, обходили аэродромы, районные центры, наводненные карателями. Но мы были схвачены внезапно, в одном из блиндажей рано утром нас окружили немцы с собаками. Сопротивление было бесполезным, да и [мы] были уже ослабленные и даже больные некоторые. Как обидно, мы уже видели леса, нам [до них] оставалось идти немного. Нас выдал плохой (пожилой) человек, проезжавший по балке на телеге. Привезли в Керчь со связанными руками, подвезли к обрыву и хотели расстрелять. Но последовал окрик какого-то офицера и нас погнали к общей толпе пленных и погнали [дальше]. Была сильная жара, люди падали от [л. 3] помрачения, от голода, усталости, и таких [немцы] добивали. Пригнали [нас] в Томак, начались допросы постоянные, мы по отношению к другим пленным были под усиленным надзором. Но и в таких условиях мы с группой были сплочены в единый кулак. И пребывание в Томаке это была своеобразная остановка, какая бывает у транзитного пассажира. В течение нескольких дней мы нашли преданных людей здесь, и они нам помогли сделать побег. Причем дали проводника до места, т.е. до Биюк-Онларского отряда. Кто эти люди? Гриша, мужчина лет 35, он в Томаке был учителем, носил черную бороду и баки, и кажется, был переводчиком. [л. 3об.] Вера или Надя, точно не помню, она жила около школы – дома за два, муж ее был директором консервного завода, был партизаном. Все это с ее слов. Нам хорошо помогал лет 30 мужчина, работавший у немцев полицаем, [он] ходил с повязкой на рукаве. Жил недалеко от школы. Знал я и еще двух женщин. Но самое главное нас вела к партизанам женщина лет 3… примерно – Вера Семеновна Крюгер. Может это псевдоним, а, может, и нет. Она работала или по заданию партизан, или от подпольщиков Томака. Путь был такой же тяжелый, опасный и длительный. Но после двухнедельного (примерно) пребывания в Томаке мы немного [л. 4] окрепли и были более уверены в достижении цели. К сожалению, я очень немногих могу назвать, да и то, приблизительно. 1). Это младший лейтенант Иванов. 2). Лева, а может Яша, он еврей из Анапы. 3). Зубарев из Барнаула. Остальных не помню. Ни по имени, ни по фамилии. Но ведь все они после эвакуации меня оставались в отряде и, может, что сохранилось о них. Недалеко до отряда я был ранен в предплечье левой руки, нас в горах обнаружили какие-то лица, когда мы спускались к подножью горы, чтобы найти воды. Ранение необычное. Этими лицами спускались с горы камни, [один из] которых и перебил мне руку. [л. 4об.] Но вскоре мы прибыли на место. Около м[еся]ца у меня рука была без гипса, она распухла. Находясь у партизан около м[еся]ца, я видел нашу проводницу, она там стирала белье. Каков итог этого труднейшего пути в моей жизни [?] С 15 мая – каменоломня, где был 1 м[еся]ц примерно, около 2 недель Томак, 1-го октября прибыл к партизанам. Это примерно 3 м[еся]ца в походе, необычайно трудном и опасном. Закончу тем, что с большим трудом удалось врачам спасти [мою] руку, я им благодарен. Обо мне узнал Командующий Иван Ефимович Петров и пригласил к себе, кажется в станицу Молодежную под Туапсе. Он выбрал время для беседы со мной [л. 5] и интересовался многими вопросами. Хорошо угостил меня и приказал полностью обмундировать. Мне был предоставлен отпуск на 1 м[еся]ц для поправки, а также я был переаттестован на капитана. Литература: Абрамов В.В. Героическая оборона Аджимушкайских каменоломен. М., 1983. Абрамов В.В. Оборонительная операция войск Крымского фронта в середине мая 1942 года и эвакуация их с Керченского полуострова // Керчь военная. Сборник статей. Керчь, 2004. Белик Петр Николаевич [Электронный ресурс] // Память народа 1941-1945. URL: https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_dopolnitelnoe_donesenie59647823/ Боевой состав Советской Армии. Часть II (январь-декабрь 42 г.). М., 1966. Горелов Павел Васильевич, 1908 г.р. [Электронный ресурс] // Подвиг народа 1941-1945. URL: http://podvignaroda.ru/?#id=33990226&tab=navDetailManAward Дневник Александра Клабукова // В катакомбах Аджимушкая. Документы, воспоминания, статьи. Симферополь, 1970. Изд. 2-е, перераб. и доп. Дударев Н. [Электронный ресурс] // Память народа 1941-1945. URL: https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_prikaz9170755/ Жертвы политического террора в СССР [Электронный ресурс] // Международный Мемориал. Общая база данных жертв политических репрессий. URL: http://lists.memo.ru/index.htm. Ковыркин К.К., Санжаровец В.Ф. Керченский полуостров. Географический словарь // Научный сборник Керченского заповедника. Симферополь, 2014. Выпуск IV. Краткий исторический очерк Изобильненского сельского поселения [Электронный ресурс] // Администрация Изобильненского сельского поселения Нижнекорского района Республики Крым. Официальный сайт. URL: http://izobilnoe-sp.ru/ Нацистские концлагеря в годы Второй мировой войны. Справка [Электронный ресурс] // РИА Новости. URL: https://ria.ru/spravka/20100427/227000409.html Симонов В.В. Оборона Аджимушкайских каменоломен подземными гарнизонами в мае-октябре 1942 года // Керчь военная. Сборник статей. Керчь, 2004. Симонов В.В. Попытки установления двухсторонней связи между командованием 47-й армии, Керченской военно-морской базы и гарнизоном Центральных Аджимушкайских каменоломен // Проблемы истории, филологии, культуры. М.-Магнитогрск, 2001. Выпуск XI. Симонов В.В. Солдаты живы, пока о них помнят // Керченский рабочий, 1992. 28 октября. 39-я запасная стрелковая дивизия. Форум [Электронный ресурс] // Поисковый отряд Победа. URL: http://www.poisk-pobeda.ru/forum/index.php?topic=2600.0 173-я стрелковая дивизия 2 формирования [Электронный ресурс] // Боевые действия Красной Армии в ВОВ. URL: http://bdsa.ru/strelkovye-divizii/5191-173-... ФД [Электронный ресурс] // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki... Щербак С.М. Легендарный Аджимушкай. Путеводитель. Симферополь, 1989. Опубликовано: Военно-исторические чтения. Символ памяти – Аджимушкай. Сборник научных статей и материалов. Симферополь, 2017. С. 387-397. Известно о двух подобных случаях, об одном из которых рассказывал участник обороны А.И. Пирогов, а о втором – Ф.М. Ткачук [Симонов, 2001, с. 366-367]. Но оба эти эпизода связаны с переправой через Керченский пролив. Случаи перехода в Крымские леса (кроме рассказанного П.В. Гореловым) нам неизвестны. Кондранов Иван Павлович – зав. Партийным архивом Крымского областного комитета Компартии Украины. Генов Иван Гаврилович (1896-1970) – активный участник гражданской и Великой Отечественной войн, партийный и советский работник. В 1941-1942 гг. командовал 2-м партизанским районом Крыма, объединявшим отряды, действовавшие в Зуйских и Карасубазарских лесах. ФД (Феликс Дзержинский; заводское обозначение – 1П – 1-й тип паровоза; прозвища – Федя, Федюк, Феликс) – советский магистральный грузовой паровоз типа 1-5-1, производившийся Луганским (Ворошиловградским) паровозостроительным заводом с 1931 по 1941 г. [ФД…] Сведений о том, что 979-й артиллерийский полк относился к Резерву Главного Командования, нам найти не удалось. Известно, что указанный полк входил в состав 173-й стрелковой дивизии (2-го формирования), переименованной из 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения [173-я стрелковая дивизия…]. Осенью 1941 г. 173-я стрелковая дивизия в составе войск 33-й армии Западного фонта принимала участие в боевых действиях под Москвой. Возможно, П.В. Горелов путает Резерв Главного Командования и Резервный фронт, куда до октября 1941 г. входила 33-я армии. 10 октября 1941 г. Резервный фронт был объединен с Западным. Хотя, в отдельных документах о безвозвратных потерях личного состава 979-го артиллерийского полка фигурирует запись 979 ап РГК. В Электронном банке документов Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. нам удалось найти несколько наградных документов на П.В. Горелова, но ни один из них не датирован весной 1942 г. Это приказ № 20/н от 29.09.1944 г. о награждении орденом Красной Звезды, Акт от 17.09.1945 г. о вручении медали За оборону Москвы и информация о награждении 06.04.1985 г. орденом Отечественной войны I ст. Наибольший интерес представляет первый документ, поскольку он напрямую связан с событиями, о которых П.В. Горелов пишет далее. Хотя описание этих событий в изложении П.В. Горелова и в тексте наградного листа, мягко говоря, сильно разнятся, о чем подробнее будет сказано ниже. В машинописной копии в этом месте оставлен пробел и затем от руки вписано слово Керчи, что является ошибкой. По состоянию на 1 мая 1942 г. 979-й артиллерийский полк ПТО входил в состав войск 51-й армии [Боевой состав…, 1966, с. 86]. Видимо, П.В. Горелов имеет в виду прорыв противником левого фланга Крымского вронта на позициях 63-й горно-стрелковой дивизии 8 мая 1942 г., для ликвидации которого и организации контрудара было принято решение использовать части 51-й армии [Абрамов, 2004, с. 187-188]. Начальника артиллерии дивизии. Козырь Дмитрий Прокофьевич, 1919 г.р., на Крымском фронте – старший лейтенант, командир батареи 979-го легкоартиллерийского полка (так в справке ЦАМО), участник обороны Малых Аджимушкайских каменоломен, попал в плен, остался жив и был освобожден нашими войсками. Умер в 1975 г. [НА ВКИКМЗ, оп. 4, ед.хр. 1020]. Радковский Аркадий Васильевич, 1917 г.р., урож. с. Вовченок Казатинского р-на Винницкой обл., на Крымском фронте – старший лейтенант, зам. командира батареи 979-го легкоартиллерийского полка (так в справке ЦАМО), участник обороны Малых Аджимушкайских каменоломен, попал в плен, освобожден нашими войсками в Венгрии в конце 1944 г., в 1945 г. принимал участие в боях за освобождение Будапешта в составе 3-го штурмового батальона 103-й гвардейской стрелковой дивизии. Остался жив, после войны проживал в г. Казатине [НА ВКИКМЗ, оп. 4, ед.хр. 1021]. Данных на Беляка, который, судя по должности (ездовой), был рядовым бойцом, нам найти не удалось. На сайте Память народа (со ссылкой на ЦАМО, ф. 33, оп. 11458, д. 509) среди потерь личного состава 979-го артиллерийского полка значится Белик Петр Николаевич, но – старший лейтенант, выбывший в октябре 1942 г. [Белик Петр…]. Так в документе, правильно – Семенов Борис Михайлович, 1902 (1903) г.р., батальонный комиссар, военком 151-го кавалерийского полка 40-й кавалерийской дивизии, в гарнизоне – комиссар группы Сергея Арсеньевича Ермакова (на Крымском фронте – командир 291-го горно-стрелкового полка 63-й горно-стрелковой дивизии, один из руководителей и организаторов обороны Малых каменоломен). Данных на Балеста нам найти не удалось. Возможно, П.В. Горелов неправильно запомнил фамилию капитана и это был Барлит Степан Николаевич, 1912 г.р., урож. г. Симферополя, на Крымском фронте – начальник штаба 195-го кавалерийского полка 72-й кавалерийской дивизии, участник обороны Малых Аджимушкайских каменоломен. 2 июня 1942 г. во время вылазки с целью прорыва из каменоломен попал в плен, остался жив. После войны проживал в г. Сумы. Умер в 1983 г. [НА ВКИКМЗ, оп. 4, ед.хр. 151]. На сайте Память народа (со ссылкой на ЦАМО, ф. 56, оп. 12220, д. 46; ф. 58, оп. 818883, д. 1031) есть запись: лейтенант Н. Дударев, командир взвода 193-го кавалерийского полка 72-й кавалерийской дивизии, пропал без вести в Крыму в период 1-20 мая 1942 г. [Дударев…] Сведений на Александрова нам найти не удалось. Козлов Дмитрий Тимофеевич (1896-1967) – советский военачальник, в мае 1942 г. – генерал-лейтенант, командующий Крымским фронтом. Как можно понять из дневника участника обороны Малых Аджимушкайских каменоломен капитана А.И. Клабукова, впервые группа командиров из Центральных каменоломен случайно попала в Малые 14 июля 1942 г. (заблудились во время вылазки и не смогли сразу вернуться в свой гарнизон). Спустя 3 дня – 17 июля – в Малые каменоломни пробралась еще одна группа [Дневник Александра Клабукова, 1970, с. 86, 88]. Были ли еще подобные случаи – неизвестно. Надежной, постоянной связи между гарнизонами наладить не удалось. Номер полка П.В. Горелов называет неправильно. По некоторым данным, 126-й запасный стрелковый полк, входивший в 39-ю запасную стрелковую дивизию, в этот период дислоцировался в Омской области [39-я запасная стрелковая дивизия…]. Видимо, речь идет о 1-м фронтовом запасном полке. Семь Колодезей – железнодорожная станция на железной дороге Джанкой-Керчь и одноименный населенный пункт (в 1957 г. переименован в пос. Ленино) [Ковыркин, Санжаровец, 2014, с. 480, 498]. Владиславовка – узловая железнодорожная станция в 10 км севернее г. Феодосия [Ковыркин, Санжаровец, 2014, с. 459]. В тексте – два неизвестных. В тексте – оказались предатели. Несмотря на то, что термин концентрационный лагерь часто использовался применительно ко всем нацистским лагерям, в действительности существовало несколько типов лагерей [Нацистские концлагеря…]. На территории Крыма концентрационный лагерь находился на территории совхоза Красный, близ Симферополя. В Керчи располагался лагерь для военнопленных или сборный пересыльный пункт. Совхоз Тамак (Томак) – населенный пункт на северо-востоке Нижнегорского (ранее – Сейтлерского) района. Известен также под названием хутор Кацубе, встречается на километровой карте Генштаба Красной Армии 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1948 г. переименован в Кулички Изобильненского сельского совета. Снято с учетных данных в 2008 г. [Краткий исторический очерк…] Клюге Вера Семеновна, 1919 г.р., урож. Запорожской (Днепропетровской) обл., разведчица-партизанка, неоднократно выполнявшая задания в районе Керчи. В 1947 г. была арестована органами МГБ по подозрению в принадлежности к агентуре немецкого разведывательного органа Абвергруппа-302 и в 1948 г. осуждена Военным Трибуналом войск МВД Крымской обл., освобождена в 1949 г. в связи с недоказанностью обвинения [ГАРК, ф. П-849, оп. 3, д. 259, л. 1; Жертвы политического террора…]. По словам В.С. Клюге, ей удалось переправить к партизанам, кроме П.В. Горелова, еще четырех человек: капитана Зубарева, лейтенанта Иванова, лейтенанта Журавлева и одного неизвестного. Все они были из той же армии, что и П.В. Горелов и, как можно понять, попали в плен в районе Керчи. Участвовали ли они в обороне каменоломен и вообще, входили ли в ту же группу, в которой был П.В. Горелов, неясно [ГАРК, ф. П-849, оп. 3, д. 259, л. 11-12]. В тексте – так называемых Черная В тексте – …с которой я… Обстоятельства и получения травмы, и последующей эвакуации на Большую землю описаны П.В. Гореловым в своем Донесении четко и ясно. Но поскольку именно этот эпизод стал, спустя почти два года, основанием для представления П.В. Горелова к награде, обратимся еще и к тексту наградного документа. В наградном листе на капитана П.В. Горелова, командира пульроты, состоящего в распоряжении Военного Совета 4-го Украинского фронта, буквально сказано: 18.10.42 г., командуя партизанским отрядом, минировал дорогу в горах Читырдах (правильно – Чатыр-Даг – В.С.), ведущую к гор. Севастополю. Дорога была минирована, но при отходе с места работы отряд встретился с крупными силами немецко-румынских войск и принял бой, был тяжело ранен, вследствие чего эвакуирован самолетом на излечение в госпиталь № 2120, дислоцировавшийся в гор. Сочи. Подписан наградной лист 17 мая 1944 г. командиром 1-го батальона 4-го отдельного полка резерва офицерского состава гвардии подполковником Семибратовым. Представлялся П.В. Горелов за описанный (явно со слов самого Павла Васильевича) подвиг к медали За отвагу. А награжден был орденом Красной Звезды (!) [Горелов…, со ссылкой на ЦАМО РФ, ф. 33, оп. 690155, д. 4900, № записи 33990213]. Как видим, текст наградного листа, по сути, не соответствует фактам, ранее изложенным самим же П.В. Гореловым в Донесении. Автор имеет в виду последние дни Керченской оборонительной операции (8-19 мая 1942 г.) В Малых Аджимушкайских каменоломнях действительно есть недокопанный колодец, глубиной около 5 м. Считается, что рыли его бойцы из группы подполковника С.А. Ермакова [Абрамов, 1983, с. 38] – в примечаниях к поисковым картам он так и назван колодец Ермакова. На наш взгляд, это не так. Колодец строили кавалеристы капитана Степана Николаевича Барлита (на Крымском фронте – начальник штаба 195-го кавалерийского полка 72-й кавалерийской дивизии), о чем, кстати, он сам вспоминал. И брошен он был, потому что группа С.Н. Барлита вышла из каменоломен в первых числах июня, в то время как С.А. Ермаков со своими бойцами покинул каменоломни в середине августа 1942 г. [Симонов, 2004, с. 219, 234]. Известно, что трупами наших бойцов был завален так называемый сладкий колодец, находящийся недалеко от входов в северную часть Центральных Аджимушкайских каменоломен [Щербак, 1989, с. 26]. Бои за Краснодар развернулись в начале августа 1942 г., в то время как П.В. Горелов вышел из каменоломен в ночь на 7 июня 1942 г. Слово исправлено, возможно – построения (?). Биюк-Онларский партизанский отряд – один из отрядов 2-го партизанского района. В тексте он назван неправильно – Биук-Анварский. В тексте – на руке. Вторая цифра попала в поле сшивки документа, не читается. Так в документе. Правильно – Клюге. В тексте – который. Петров Иван Ефимович (1896-1958) – видный советский военачальник, с октября 1942 г. – командующий Черноморской группой войск Закавказского фронта, с марта 1943 г. – начальник штаба, а с мая – командующий Северо-Кавказским фронтом. Далее (11 строк) – информация личного характера, не имеющая отношения к основному тексту. Заканчивается письмо собственноручной подписью П.В. Горелова, датировано январем 1977 г. (число попало в поле сшивки документа, не видно). HYPER13PAGE HYPER15 2