Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Толковый словарь по морфологии

Дата публикации: 20.11.2015
Тип: Текстовые документы DOCX
Размер: 957 Кбайт
Идентификатор документа: -107270267_437044141
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа


Московский государственный университетим.М В.Ломоносова

Филологический факультет

А.А.Камынина

СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК

МОРФОЛОГИЯ

Учебное пособие

для студентов филологических факультетовгосударственных университетов

Издательство Московского университета1999

УДК801.55ББК 81.2Р-2

К 18

Печатается по постановлениюРедакционно-издательского советафилологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

Рецензенты:

доктор филологических наук, профессор Е. И. Диброва,доктор филологических наук, профессор А. Ф. Прияткина

Издание осуществлено за счет средствфилологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Камынина А. А.

Современный русский язык. Морфология: Учебное пособие дляК 18 студентов филологических факультетов государственных универ-ситетов. М.: Изд-во МГУ, 1999. 240 с.ISBN 5-211-04133-Х

В пособии освещаются теоретические и практические вопросы морфологии современного русского языка. Материал излагается в объеме, предусмотренном обязательной программой для студентов филологических факультетов университетов. Привлекаются новые исследования о категориях рода, числа, падежа, вида, времени и др. Пособие написано на основе лекционного курса, прочитанного автором в Московском государственном университете. Для тудентов-филологов, аспирантов, преподавателей-русистов и учителей школ с гуманитарной ориентацией.

УДК 801.55 ББК 81.2Р-2

Учебное издание

Камынина Александра Алексеевна

Современный усский язык. Морфология

Корректор Г.В.Боглевская

Компьютерная верстка И.Б.Качинская

Изд. лиц. № 040414 от 18.04.97.Подписано в печать 11.06.99. Формат 60 х 90 1/16.Бумага офс. № 1. Офсетная печать.Усл. печ. л. 15,0. Уч.-изд. л. 17,39.Тираж 1000 экз.

Ордена «Знак Почета» издательство Московского университета.103009, Москва, Б. Никитская ул., 5/7.

заказ 4163-99.

Отпечатано с оригинал-макета в 12 ЦТ МО.121019, Москва, Старовагапьковский пер., д. 17.

ISBN 5-211-04133-Х

©Камынина А. А., 1999© Филологический факультет МГУим. М. В. Ломоносова, 1999

§ 1. Морфология как раздел грамматики

Русский язык, как и другие языки мира, определенным образомупорядочен: образование слов и их функционирование подчиняетсяобъективным законам, без чего язык не мог бы выполнять основнуюсвою функцию, функцию общения между людьми. Эту упорядоченностьназывают грамматическим строем языка. Описание грамматическогостроя языка является содержанием и целью грамматики. Словом грам-матика называют и раздел языкознания, изучающий особенностиграмматического строя языка, и книги, в которых они описываются.

Морфология (от греч. морфо 'форма' и логос, 'учение' буквально'учение о форме') — это раздел грамматики, в котором изучается словов аспекте его грамматических свойств.

Морфология изучает правила изменения слов, знание которых не-обходимо для построения предложения.

Одна из основных особенностей грамматического строя русскогоязыка — обязательное изменение формы большинства так называемыхзнаменательных (самостоятельных) слов при формировании словосоче-таний и предложений. При построении единиц синтаксиса формы словдолжны быть приспособлены друг к другу: Охотник убил медведя, а неОхотник убить медведь, Я рисую, но не *Я рисуешь, читать газету,а не *читатъ газетой, полевой цветок, а не *полевая цветок и т. п.

Морфология рассматривает слово во всей совокупности его форм,при этом изучается не только сам механизм (модели) словоизменения,но и характер его участия в организации коммуникативных единиц.Например, в морфологии, с одной стороны, определяется, как сущест-вительные изменяются по падежам, а с другой— устанавливается, ка-кие значения в русском языке можно выразить посредством того илииного падежа. Другими словами, морфология изучает и формы слов,и их семантику, которую принято называть грамматической.

В морфологии определяются и описываются также части речи, по-скольку приемы словоизменения в русском языке в целом дифференци-рованы в зависимости от частеречной принадлежности слова. Глаголыизменяются по лицам (читаю, читаешь, читает), временам (читал, чи-таю, буду читать), наклонениям (читаю, читай, читал бы), числам (чи-таю, читал, читаем, читали), родам (читал, читала, читало), существи-тельные изменяются по падежам (страна, страны, стране, страну, стра-

ной) и числам (страна, страны); прилагательные изменяются по родам(родной, родная, родное), числам (родной, родные) и падежам (родной, род-ного, родному, родным, родном); числительные изменяются только по па-дежам (пять, пяти, пятью), а наречия являются неизменяемыми словами(слева, наизнанку). Можно сказать, что принадлежность слова к той илииной части речи является его грамматическим свойством.

Так как в русском языке, кроме изменяемых, есть неизменяемыеслова (наречия, предлоги, союзы, частицы, междометия) и, следователь-но, признака изменяемости недостаточно для частеречной характери-стики лексемы, морфология определяет критерии распределения слов почастям речи.

Итак, грамматические свойства слова — это 1) его частеречнаяпринадлежность, 2) способность определенным образом изменяться(иметь совокупность словоформ) или быть неизменяемым и 3) его грам-матические значения.

В результате морфологию можно определить так: это раздел грам-матики, в котором описываются части речи, их грамматические (мор-фологические) формы и грамматические значения. Такую морфологиюВ. В. Виноградов назвал грамматическим учением о слове.

Примечание. Изложенное понимание морфологии является традицион-ным и ориентированным на грамматический строй именно русскогоязыка, в котором словоизменение активно используется для выраже-ния различных отношений между словами и является одним из основ-ных средств языкового оформления слова. Существуют и другие оп-ределения морфологии, в частности такое, при котором она понима-ется расширительно (!!!????), как раздел грамматики, изучающий слово со стороны его внутренней структуры вообще. При этом формообразо вание в частях речи и соответствующие грамматические значения оказываются лишь частным ее аспектом '.

Морфология имеет дело с сущностями разной степени абстрактно-сти, поскольку в ней характеризуются и части речи в целом, и конкрет-ные единицы, относящиеся к частям речи. Так, можно говорить об име-нительном падеже вообще существительных и именительном падежеслова страна, земля, озеро, пруд и т. д. или виде глагола как таковогои виде слов писать, читать, сделать, пойти и т. п. Поэтому в морфоло-гии используются параллельные термины: лексема (слово в словаре)и слово (слово в тексте), форма слова и словоформа (форма слова в тек-сте), впрочем, параллельные термины нередко употребляются как сино-нимы.

1В. А. Плотникова. Морфология // Русский язык. Энциклопедия. М., 1979; см. также: Морфология // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.

§ 2. Связь морфологии с лексикой,словообразованием и синтаксисом

Морфология, будучи одним из разделов грамматики, тесно сопри-касается с лексикологией, словообразованием и синтаксисом.

В настоящем параграфе речь пойдет прежде всего о связи морфоло-гических свойств слова с теми свойствами, которые изучаются в другихлингвистических дисциплинах.

Отношение к лексике предопределено тем, что, с одной стороны,грамматические значения и грамматические категории, выделенныев качестве особых языковых сущностей, проявляются только в конкрет-ных словоформах, к примеру, грамматический мужской род может бытьпредставлен как род определенных существительных (берег, карандаш,конь), прилагательных (красный, добрый, медный), глаголов (читал, гово-рил. краснел). С другой стороны, морфологические формы являются язы-ковым средством интерпретации лексической семантики, которая внеэтой интерпретации реально не существует. Черный, чернеть, чернотаназывают один и тот же реальный признак, обозначенный корневойморфемой -черн-. Но сама эта морфема не является словом. Словом онастановится, только будучи оформленной как прилагательное, глаголили существительное.

Связь между морфологией и лексикой взаимная. Лексическое значе-ние слова может влиять как на формообразование лексемы, так и нареализацию определенных грамматических значений морфологическихформ. Например, вещественные существительные (молоко, сливки) в рус-ском языке обычно не изменяются по числам, предложный падеж отвле-ченных существительных не может иметь значение места, глаголы, на-зывающие не охарактеризованные во времени отношения (принадле-жать), являются одновидовыми.

Особенно тесно морфология соприкасается со словообразованием.И дело не только в том, что не всегда можно четко разграничить мор-фологические и словообразовательные значения. Словообразование,включающее в себя морфемику, морфонологию и способы образованияслов, также изучает особенности слов, мотивированные характеромморфем (?). Морфемная структура большинства производных слов, обра-зованных с участием суффикса, предопределяет (?) для лексемы модель сло-воизменения. Так, производные глаголы на -итъ (бомбить, паркетить)относятся ко второму спряжению, существительные на -ость (неж-ность, погрешность) изменяются по третьему склонению, а прилага-тельные, образованные суффиксами -ин, -ов (мамин, отцов), имеют сме-шанную парадигму и т. д. Морфемно-словообразовательная структураслов неразрывно связана с образцами спряжения и склонения.

Связь морфологии с синтаксисом очевидна. Морфологию нередко(и в какой-то мере справедливо) называют служанкой синтаксиса, таккак формы, изучаемые в морфологии, предназначены для построенияправильных высказываний, и только в структуре предложений они реа-лизуют заложенные в них языковые свойства.

Зависимость морфологии от синтаксиса проявляется и при выделе-нии частей речи, особенно когда речь идет о неизменяемых лексемах.Синтаксический признак в частеречной классификации оказываетсянаиболее универсальным.

Синтаксис нередко оказывается опорой при решении морфологиче-ских проблем, особенно там, где выражение грамматического значениядублируется в синтаксических связях. Так, на основе согласованияграмматический род и грамматическое число можно приписать неизме-няемым существительным, точно так же через синтаксис подобные сло-ва наделяются падежными значениями.

В то же время структурные особенности русского предложения за-висят от морфологических характеристик слова. Одно из типологиче-ских свойств нашего предложения, относительно свободный порядокслов, объясняется прежде всего словоизменением, формальным приспо-соблением словоформ друг к другу.

§ 3. Основные понятия морфологии

Основные понятия морфологии следующие: понятие формы слова(словоформы), грамматического значения, грамматической категории,морфологической парадигмы и части речи. С опорой на эти понятияописывается морфологический строй русского языка.

§ 4. Понятие (морфологической) формы слова

Каждое слово представляет единство лексического и грамматиче-ского (А. И. Смирницкий), каждое слово так или иначе определено в со-ответствии с грамматическим строем языка. В этом смысле каждое сло-во имеет языковую (грамматическую) форму. Нет формы — нет и слова. (!!!!?????)См. детскую считалку, в которой из-за отсутствия грамматическойоформленности невозможно выделить слова: атом - ботам 1 - чум -ба - чум 1 - чум - чурюм - чим 1 - атом - бум 1 - абитери 1 - тери -ярам - чар. Но морфологическую форму имеют не все слова, а толькоте, которые изменяются. !?

Морфологическая форма слова — это такое изменение слова, прикотором сохраняется его лексическое значение.? Так, мир - мира - миру -миром - мире являются разными формами (морфологическими) лексемы

мир , зеленый - зеленого - зеленому - зеленая - зеленой - зеленую - зеле-ною - зеленое - зеленым - зеленом - зеленые - зеленых - зеленым - зелены-ми — это формы лексемы 'зеленый', пять - пяти - пятью — формы чис-лительного 'пять', читаю - читаешь - читает - читаем - читаете - чи-тают - читал - читала - читало - читали - читай - читайте - буду чи-тать и т. д. — формы глагола 'читать'.

Формы одного слова различаются грамматическим содержанием.

Морфологическими формами называют также разные слова, еслиу них есть однородное грамматическое содержание. Например, пруд, ре-ка, озеро — это три слова и одновременно три морфологические формыграмматического рода. (!!!!!!!!!!!!?????????)

В связи с этим в морфологии используются два термина, словоиз-менение и формообразование. Термин «формообразование» употребля-ется и как синоним термина «словоизменение», и более широко: дляобозначения любых морфологических форм. (!!!!!!!!!???????????)

Во многих случаях морфологические формы объединяются в однулексему достаточно очевидно (см. приведенные примеры), но есть такиеизменения слов, когда тождество лексического значения при граммати-ческом различии не мешает считать формы разными? лексемами, а опре-деление характера соответствующего формообразования оказываетсяделом непростым.

Компоненты одного и того же парадигматического отношения мо-гут оцениваться по-разному: как формы одного слова и как разные сло-ва. Таковы, например, соотносительные формы вида. Например, глаго-лы есть и съесть имеют одинаковое лексическое значение (ср. с пить,спать, сидеть и т. д.), они различаются грамматическим значением ви-да: глагол есть соответствует вопросу «Что делать?», а глаголсъесть — вопросу «Что сделать?». Казалось бы, их можно считать раз-ными формами одной лексемы. И такая оценка подобных глагольныхпар в литературе представлена. Но дело осложняется тем, что в глаголесъесть имеется еще значение законченности действия, в связи с чемпредложениями Он ел яблоко и Он съел яблоко обозначаются разные си-туации. Значение конца действия в современной лингвистике принятоотносить к модифицирующей словообразовательной семантике, т. е.принято считать, что два глагола, различающихся значением концадействия!, являются разными словами даже при лексическом совпаде-нии. При таком подходе (при учете модифицирующего словообразова-ния) съесть и есть оказываются разными словами.

Приведенный пример свидетельствует о том, что граница междуформообразованием и словообразованием в языке не всегда обозначеначетко.

Синтетические и аналитические формы слов§ 5. Синтетические формы

Синтетические формы создаются морфемами.

Основным средством образования синтетических форм слов в рус-ском языке являются окончания. Посредством окончаний образуютсяформы падежей в существительных, прилагательных, числительных, ме-стоимениях, формы числа в именах и глаголах, формы рода в прилага-тельных и глаголах, формы лица в глаголах. В большинстве случаевокончания оказываются синкретическими, т. е. выражающими не однограмматическое значение. Так, окончания полных форм прилагатель-ных указывают или на род, число, падеж, или на число, падеж; оконча-ния кратких форм прилагательных — на род, число, окончания в лич-ных глагольных формах одновременно выражают лицо и число, окон-чания в формах существительных — число и падеж.

В некоторых случаях при формообразовании используются суф-фиксы. Таковы формы прошедшего времени в глаголах (писал, читал,говорил), формы сравнительной степени (добрее, ярче, тоньше), формыпревосходной степени (добрейший, ярчайший). Глаголы совершенноговида образуются приставками (делать -> сделать, писать -> написать),формообразующим может быть постфикс -ся (космос изучается людьми;

стихи пишутся поэтами).

Образование синтетических форм может сопровождаться: 1) мор-фонологическими чередованиями (писать -> пишу, печь -> пеку, водить

-> вожу. звать -» зову, палец -> пальца, росток -> ростка, рисовать ->рисую), 2) изменением места ударения (рука -> руки, трава -> травы, нос

-> носа -> носы), 3) наращением, усечением или меной суффиксов в осно-ве (стул -> стулья, сохнуть сох, теленок -> телята), 4) супплетивиз-мом, т. е. меной корней (я ->меня, мы нас, идти шел, ребенок -> дети).

§ 6. Аналитические формы

Аналитические формы образуются сочетаниями знаменательныхсловоформ с так называемыми вспомогательными словами, функцио-нально аналогичными морфемам, образующим синтетические формы.Аналитической является форма будущего времени у глаголов несовер-шенного вида (буду писать, буду думать), глагольная форма сослага-тельного наклонения (писал бы, думал бы), форма превосходной степеникачественных прилагательных (самый красный, самый добрый).

При выделении аналитических форм следует иметь в виду, что ана-литическое выражение определенного значения далеко не всегда может

отождествляться с образованием морфологической формы. Для того,чтобы сочетание получило статус морфологической формы, необходи-мы по крайней мере два условия: 1) регулярность употребления сочета-ния для выражения данного значения, 2) отсутствие у служебного эле-мента (в составе сочетания) отдельного (своего) лексического значения.Так, отнесение к морфологическому уровню аналитического выраже-ния сравнительной степени прилагательных (более добрый, более крас-ный) спорно именно потому, что словоформа более сохраняет свое ле-ксическое значение. Ср. с менее добрый, менее красный, более полезный,менее полезный и т. п.

§ 7. Понятие о морфологической парадигме

Совокупность форм одного слова называют его морфологическойпарадигмой. Различают общие и частные парадигмы. Общие парадиг-мы включают все морфологические формы слова. Частные парадигмыобъединяют формы на основе одного грамматического значения. На-пример, в прилагательных выделяются частные парадигмы 1) рода,2) числа, 3) падежа, 4) полноты / краткости, 5) степеней сравнения (ком-паративная парадигма). Вместе взятые, эти частные парадигмы образу-ют общую парадигму прилагательных.

Когда часть речи имеет сложную систему морфологических форм,понятие общей и частной парадигмы может иметь более узкое и болееширокое содержание. Общая парадигма глагола включает все формыслова. При этом выделяются частные видовые, залоговые, временныеи т. д. парадигмы. В то же время при характеристике наклонения такжевыделяется общая парадигма, которая включает все модальные формы,т. е. формы изъявительного, сослагательного и повелительного накло-нений, и частные парадигмы, объединяющие морфологические средствавыражения каждого наклонения (например, частная парадигма повели-тельного наклонения).

Неизменяемые слова морфологических парадигм не имеют.

Примечание. Морфологические формы слов выражают грамматические значения. Единство формы и ее значения в последнее время (особенно после выхода работы А. А. Зализняка «Русское именное словоизменение») нередко называют граммемой. Принято говорить, например, что морфологическое число образуется противопоставлением граммем единственного числа граммемам множественного числа или морфологический вид предполагает оппозицию граммем НСВ граммемам СВ и т. д.

С опорой на понятие морфологической формы все слова русского языка делятся на изменяемые и неизменяемые В неизменяемых словах в свою очередь выделятся такие, которые в предложении замещают позиции изменяемых слов: бра, такси, бюро. метро, какаду, беж, бордо, хаки, мини, например, на ветке сидит воробей, на ветке сидит какаду, купила короткую юбку, купила мини-юбку) и имеющие собственные (?) синтаксические места: слева, здесь, вкривь, или, чтобы, на, ведь 2.

Некоторые неизменяемые слова первого типа синтаксическимисредствами выражают (?) такие значения, которые в изменяемых словахпередаются формообразующим аффиксом. Например, словоформа паль-то в словосочетании новое пальто называет один предмет, а в словосо-четании новые пальто — несколько предметов, в предложении Пальтоупало соответствует именительному падежу субъекта, а в сочетаниис переходным глаголом: купить пальто — винительному падежу объек-та. Это, однако, не означает, что лексема пальто имеет морфологиче-ские формы числа и падежа.

Все неизменяемые лексемы по морфологическому признаку являют-ся неохарактеризованными. !

В литературе по морфологии терминологические сочетания грам-матическая форма и морфологическая форма обычно употребляются каксинонимы, однако содержательно они совпадают не всегда. Всякая мор-фологическая форма одновременно является и грамматической формой,но не всякую грамматическую (синтаксическую) форму можно назватьморфологической. Так, несклоняемые существительные имеют грамма-тический род, который выражается родовой формой согласуемого при-лагательного или глагола (Новое кафе горожанам понравилось), но мор-фологического рода у таких существительных нет. Морфологическиеформы слова образуются морфемами. Выделение аналитических морфо-логических форм также опирается на морфему в парадигматическомпротивопоставлении: аналитическая форма будущего времени соотне-сена с синтетическими формами настоящего и прошедшего времени,аналитическая форма сослагательного наклонения — с формами изъя-вительного и повелительного наклонений.

§ 8. Понятие о грамматическом (морфологическом) значении

Грамматическое значение — это такое отвлеченное значение, кото-рое выражается формальными грамматическими средствами или тем,что называют грамматической оформленностью (или грамматической

2 См Основы построения описательной грамматики современного русского литературного языка М ,1966. С. 103

10

формой) слова. В грамматическом оформлении слова участвуют егоморфологические формы, морфемно-словообразовательная структура,синтаксические свойства и синтаксические связи.

Грамматические значения неодинаковы. В морфологии различаютпо крайней мере два типа грамматической семантики. К первому типуотносится категориальное частеречное значение, второй тип объединя-ет значения, выражаемые морфологическими формами слов.

Принципиальное различие между типами состоит в том, что часте-речная семантика, опираясь на грамматические средства в своем выра-жении, тесно связана с лексическими значениями слов и не предполага-ет в обязательном порядке словоизменения. Так, категориальное значе-ние существительных имеют несклоняемые слова типа пальто, метро.такси и т. д. Чтобы быть существительным достаточно называть пред-мет и иметь субстантивные синтаксические признаки (выражать подле-жащее и дополнение, иметь при себе согласованное определение). Точнотак же категориальную семантику прилагательных имеют несклоняе-мые признаковые слова: мини, макси, бордо и т. п. Частеречную семан-тику имеют наречия, несмотря на то, что у большинства из них вообщенет форм словоизменения. Одинаковые категориальные частеречныезначения обнаруживаются в языках с разным грамматическим строем.

Что же касается семантики второго типа, то она создается формо-образованием. Грамматические значения, выражаемые изменяемымиформами слов, характеризуют языки индивидуально и дифференциро-ванно. Только такие значения, как правило, и называют морфологиче-скими грамматическими значениями или просто грамматическими зна-чениями изменяемых слов.

Значение не может быть определено как морфолого-грамматиче-ское на основе его абстрактности (хотя грамматические значения абст-рактны) или содержательной сущности: одно и то же может выражать-ся разными языковыми единицами (единицами разных языковыхуровней): в сочетании красна девица значение женского рода передаетсякорнем -дев, суффиксом -иц-, окончанием существительного и прилага-тельного; в сочетании один горожанин значение количества (?) выраженолексически, суффиксом -ин-, окончанием существительного и числитель-ного.

Специфика грамматических (морфологических) значений объясня-ется особенностями морфем (прежде всего флексии), которыми онивыражаются. Этих особенностей две (поэтому и в грамматическомзначении в последнее время чаще всего выделяют два отличительныхпризнака).

Во-первых, эти морфемы обслуживают обязательное формообразо-вание. В результате значения, выражаемые ими, становятся обязатель-ными для целых разрядов и классов слов (в лингвистической литературе

11

неоднократно высказывалась мысль о том, что от грамматического ycт-ройства языков зависит, какие значения в них должны выражаться об-лигаторно, какие — факультативно). Так, каждая словоформа изменяе-мого существительного имеет окончание, и это окончание обязательновыражает число и падеж; каждый глагол в русском языке изменяется повременам, и в объеме этого изменения в глаголе должно быть выраженовременное значение, глагольная форма, соответствующая простому ска-зуемому, обязательно дает представление о грамматическом лицеи грамматическом наклонении.

Важно обратить внимание на то, что обязательное выражениеграмматического значения не всегда допускает выбор со стороны гово-рящего, т. е. предельно формализовано. Носитель языка просто обязанзнать, что в данной языковой ситуации употребляется та или иная фор-ма слова. Так, надо сказать завидовать врагу и ненавидеть врага и нив коем случае не наоборот. Если прилагательное присоединяется к су-ществительному карандаш, то оно должно быть в форме типа красный(а не красная, красное), если инфинитив присоединяется к фазовому гла-голу, он не может относиться к совершенному виду, если существитель-ное вводится в предложение предлогом к, оно употребляется тольков дательном падеже и т. д. Таким образом, синтаксис способствует ав-томатическому выбору морфологической формы и, следовательно, та-кой же реализации грамматического значения. Синтаксические средст-ва языка подключены к выражению значений морфологических форм.

Вторая особенность формообразующих морфем была отмеченаГ. О. Винокуром при характеристике окончаний. Г. О. Винокур обра-тил внимание на то, что окончания не могут быть изолированными,т. е. одиночными, морфемами, они существуют только в парадигмах 3.

В связи с этой особенностью грамматическое значение не можетбыть выделено в одной словоформе, оно объединяет минимум две сло-воформы. Эту особенность грамматического значения А. А. Зализнякназвал регулярностью 4.

Грамматические значения — это типовые значения. Они обладаютинтегрирующим свойством, характеризуют классы и разряды слов,и многие из них присущи частям речи в целом.

Определяя грамматическое значение, А. А. Шахматов писал: «Ре-альное значение слова зависит от соответствия его как словесного зна-ка тому или иному явлению внешнего мира; грамматическое значениеслова — это то его значение, какое оно имеет в отношении к другимсловам. Реальное значение связывает слово непосредственно с внешним

3Г.О. Винокур форма слова и части речи в русском языке // Избранные работы по русскому языку М, 1959.

4А. А. Зализняк. Русское именное словоизменение М , 1967 С. 26.

12

явлением, грамматическое значение связывает его прежде всего с другиеми словами, со значением других слов» 5.

Итак, грамматические (морфологические) значения — это обяза-тельные и регулярные значения словоформ. В каждой словоформе изме-няемого слова выражается частеречная (категориальная) семантикаи морфологическое грамматическое значение (одно или несколько).Словоформы неизменяемых частей речи имеют только грамматическоекатегориальное значение. Например, в предложении На солнышке теп-ло словоформа солнышке выражает значение предметности, рода, числаи падежа, а словоформа тепло — только значение предикативного на-речия.

Грамматические значения нередко называют дополнительнымик лексическим значениям слов. А. И. Смирницкий хорошо показал, чтоделать этого не следует б. Лексические и грамматические значения пред-ставляют собой два разных типа языковой семантики. Лексическое зна-чение выражается основой словоформы, грамматическое — ее формаль-ным показателем.

Грамматические значения образуют семантическую базу морфоло-гического строя русского языка. Они являются основой типологическо-го объединения и дифференциации словоформ внутри частей речи и во-обще того упорядочения языковых единиц, на котором зиждется грам-матический строй русского языка.

Грамматические значения участвуют в формировании высказыва-ния, они связаны с разными сторонами высказывания, и в этом планеони неодинаковы.

Одни грамматические значения включены в номинативный аспектвысказывания (род, число существительных). Это так называемые отра-жательные (номинативные) значения. Они используются для обозна-чения объективных свойств предметов и признаков, введенных в выска-зывание.

Другие грамматические значения имеют отношение к выражениюактуализационных смыслов, т. е. ориентации высказывания на речевуюситуацию, его временной характеристики, связи с субъектом речи.Таковы грамматические значения спрягаемых форм глагола.

Третьи грамматические значения отражают интерпретационно-оценочное участие говорящего в речевой коммуникации. Интерпрета-ционное значение связано с возможностью при помощи морфологиче-ских форм об одном и том же сказать по-разному. Интерпретационноезначение обычно выделяют в залоге и виде глагола. Выбор залоговой

5 А А Шахматов Синтаксис русского языка Л , 1941 С 431-432

А И Смирницкий Лексическое и грамматическое в слове // Вопросы грамматическогостроя языка М , 1955

13

формы связан с тем, какой семантический компонент предложения,субъект или объект, помещается в центр информации: брат написалписьмо (сообщение о брате), письмо написано братом (сообщение о пись-ме). При помощи вида одно и то же действие изображается с разныхсторон. Из предложения Маша ела кашу мы узнаем, чем была занятаМаша в какое-то время, а в предложении Маша съела кашу сообщаетсяо том, что Маша кашу ела, и каши больше нет.

Интерпретационное значение в морфологических формах представ-лено шире, чем об этом принято говорить в описательных грамматикахрусского языка. Так, оно есть в глагольном наклонении, поскольку по-средством форм наклонения одна и та же ситуация обозначается как ре-альный, возможный или желательный факт. Интерпретационный ком-понент есть в краткой форме прилагательных, которая в современномязыке является знаком того, что прилагательное не входит в наимено-вание предмета.

Многие грамматические значения неэлементарны и обращенык разным сторонам высказывания. Например, вид является одновремен-но и номинативным, и интерпретационным значением, лицо — номина-тивным и актуализационным, наклонение — номинативным, актуали-зационным и интерпретационным, падеж — номинативным и интер-претационным.

Отличительной особенностью морфологического строя русскогоязыка является то, что разные части речи имеют одноименные грамма-тические значения. Так, род и число имеют существительные, прилага-тельные, глагол; падеж есть у существительных, прилагательных, чис-лительных и местоимений. В результате одно и то же грамматическоезначение может быть одновременно выражено несколько раз, напри-мер, в синтагме новая шуба упала единственное число и женский родобозначены трижды: окончанием прилагательного, существительногои глагола. Русскому языку свойственна избыточность в выраженииграмматической семантики.

§ 9. Понятие о грамматической категории

Грамматическая категория — это совокупность противопоставлен-ных друг другу морфологических форм с общим грамматическим содер-жанием 7. Например, формы пишу — пишешь — пишет указывают налицо и поэтому объединяются в глагольную грамматическую катего-рию лица; формы писал — пишу — буду писать выражают время и обра-

7 Подробнее см. А. В. Бондарко. Теория морфологических категорий. Л., 1976. С. 10-12.14

зуют категорию времени, словоформы стол — столы, книга — книги вы-ражают представление о количестве предметов, они объединяются в ка-тегорию числа и т. д. Можно также сказать, что грамматические кате-гории формируются частными морфологическими парадигмами.Грамматические категории в целом имеют три особенности.

1) Грамматические категории образуют своего рода закрытые сис-темы. Количество членов, противопоставленных друг другу в грамма-тической категории предопределено структурой языка и в целом (в син-хронном срезе) не варьируется. При этом каждый член категории можетбыть представлен как одной, так и несколькими однофункциональны-ми формами. Так, грамматическая категория числа существительныхобразуется двумя членами, один из которых представлен формамиединственного числа (стол, книга, перо), другой — формами множест-венного числа (столы, книги, перья). Существительные и прилагатель-ные имеют три рода, у глагола три лица, два вида и т. д. Количествен-ный состав некоторых грамматических категорий в литературе опреде-ляется по-разному, что на самом деле связано не с объемом категории,а оценкой ее компонентов. Так, в существительных выделяют 6, 9, 10и большее количество падежей. Однако это отражает только разныеприемы выделения падежей. Что же касается самого грамматическогостроя языка, то в нем падежная система регламентирована существую-щими типами склонения.

2) Выражение грамматического значения (содержания) между фор-мами, образующими категорию, распределено: пишу означает первоелицо, пишешь — второе, пишет — третье; стол, книга, перо указываютна единственное число, а столы, книги, перья — на множественное чис-ло, большой — это мужской род, большая — женский, а большое — сред-ний, форма большие на род не указывает.

3) Формы, образующие морфологические категории, должны объе-диняться общим содержательным компонентом (что отражено в опреде-лении грамматической категории). Это обязательное условие для выде-ления грамматической категории. Без указанной общности граммати-ческие категории не формируются. Например, противопоставление пе-реходных и непереходных глаголов не образует морфологической кате-гории именно потому, что оно не основано на общем содержании. Потой же причине не являются морфологическими категориями и другиелексико-грамматические разряды, выделяемые в самостоятельных час-тях речи.

15

§ 10. Типы грамматических категорий

Грамматические категории классифицируются на разных основа-ниях

1) В зависимости от количества противопоставленных компонен-тов грамматические категории делятся на двухчленные (число, вид),трехчленные (лицо, наклонение, род) и многочленные (падеж) катего-рии.

2) По характеру противопоставления компонентов выделяют кате-гории, формирующиеся на основе 1) привативных (неравнозначных),2) эквиполентных (равнозначных), 3) градуальных (ступенчатых) отно-шений.

Привативное противопоставление по роду образуют существитель-ные типа учитель — учительница, тракторист — трактористка, кас-сир — кассирша: существительное мужского рода в таких парах можетназывать и мужчину, и женщину, а существительное женского родатолько женщину. Привативной категорией является вид в глаголе. Гла-голы совершенного вида отвечают только на смысловой вопрос Чтосделать7, а глаголы несовершенного вида, кроме вопроса Что делать7,в некоторых речевых ситуациях отвечают и на вопрос Что сделать7: —Чем провинился этот мальчик7 Что он сделал7— Он рвал яблоки в чу-жом саду.

Эквиполентное противопоставление образуют некоторые личныесуществительные мужского и женского рода: мать — отец, брат — се-стра, девочка — мальчик. Существительные мужского рода обозначаютмужчин, существительные женского рода — женщин.

Градуальные отношения представлены в степенях сравнения.

Падеж как грамматическая категория в определенном объеме уст-роен по принципу дополнительного распределения: одно и то же лекси-ческое значение при помощи падежа помещается в разные синтаксиче-ские позиции: лишиться кого-чего, завидовать кому-чему, ненавидеть ко-го-что, любоваться кем-чем, горевать о ком - о чем.

В одной и той же грамматической категории могут обнаруживать-ся разные принципы семантической организации. См. род существи-тельных.

3) Кроме этого, в зависимости от того, являются ли компонентыграмматической категории одним словом или представляют разные ле-ксемы, различают словоизменительные и классифицирующие (лексико-грамматические) категории. Классифицирующие категории объединя-ют разные слова, имеющие одинаковое грамматическое значение. Так,словоизменительными являются категории рода, числа и падежа у при-лагательных, категория падежа у существительных, категория лица, на-

16

клонения, времени у глагола и др К классифицирующим принято отно-сить категорию рода у существительных, вид в глаголе Некоторые ка-те! ории оказываются смешанного типа, частично словоизменительны-ми, частично лексико-грамматическими (классифицирующими). Тако-ва, например, категория числа у существительных.

А. В. Бондарко словоизменительные категории назвал коррелятив-ными, а классифицирующие — некоррелятивными. При этом он выде-лил последовательно коррелятивные, последовательно некоррелятив-ные и непоследовательно коррелятивные грамматические категории 8.

Примечание. Е.В.Клобуков предложил выделять в качестве особого типа интерпретационные морфологические категории, «предназначенные для выражения степени относительной значимости двух или нескольких однородных смысловых элементов» высказывания «Благодаря этим категориям один из однородных смыслов выделяется говорящим как основной, а другой смысл < > как дополнительная, сопутствующая, комитативная информационная часть9. Грамматическое значение, выражаемое такими категориями, Е В Клобуков называет комитативным На основе комитативности, по его мнению, организуется противопоставление полных и кратких форм прилага-тельного, спрягаемых и атрибутивных форм глагола, форм действи-тельного и страдатечьного залога, а также именительного и зватель-ного падежей косвенным падежам

§ 11. Понятие о частях речи. Общая характеристика

Части речи — это классы, объединяющие слова по их грамматиче-ским характеристикам. Слова относятся к одной части речи на основеобщности значения, морфологических форм, словообразовательныхпризнаков и синтаксических свойств. Так, лексемы книга, река, кошка,человек, крапива, автобус относятся к одной и той же части речи пото-му, что все они называют предмет и соответствуют вопросу Кто иличто это?, имеют одинаковые морфологические значения (род, число,падеж), в предложении могут быть подлежащим и дополнением, могутприсоединять к себе согласованное определение. Черт побери, тьфу, ба-тюшки, ой также являются единицами одной части речи, так они одина-ково выражают эмоции и не имеют ни морфологических, ни синтакси-ческих положительных признаков; снизу, вкривь, впотьмах, поодиночке -это еще одна часть речи: все приведенные лексемы не имеют морфоло-гических форм, в предложении выполняют функцию обстоятельств, ха-рактеризуют глагольное действие (называют признак признака).

А В Бондарко. Теория морфологических категорий. С 77

9 E В Клобуков Теоретические основы изучения морфологических категорий русского языка. Дисс на соискание уч ст доктора фил наук М 1995. С 38- 39

2 Зак 416317

Как видно из примеров, хотя части речи и выделяются с учетом со-вокупности признаков, но сами эти совокупности в разных случаяхпредставлены по-разному: у одних слов есть весь набор признаков,у других он представлен лишь частично.

Части речи называют 1) грамматическими классами, грамматиче-скими категориями (и даже основными морфологическими категория-ми), так как они выделяются с учетом грамматической оформленностислова; 2) лексико-грамматическими классами, когда хотят особо под-черкнуть, что в части речи на основе грамматического сходства объеди-няются слова, а не формы слов; 3) наконец, семантико-грамматически-ми классами, если акцент делается на наличии у частей речи категори-ального значения.

Названные определения не исключают, а дополняют друг друга,и каждое из них выделяет признак, релевантный (существенный, значи-мый) для частей речи.

Части речи различаются между собой не только тем, что одни изних грамматически охарактеризованы полнее других. Само содержаниедифференциальных признаков у разных частей речи не совпадает. Так,морфологический признак у существительных, прилагательных, числи-тельных, глаголов сводится к их словоизменению, а у наречий, служеб-ных слов, модальных слов, междометий — к отсутствию словоизмене-ния. За понятием категориальная семантика также стоят разные сущно-сти у знаменательных и служебных слов. У самостоятельных слов кате-гориальная семантика связана со свойством слова выражать понятие,быть именем предмета и его свойства. В несамостоятельных словах ка-тегориальная семантика не может иметь такого содержания, так какони не выражают понятий. Категориальным значением служебных словназывают ту общую роль, которую играет служебная часть речи в орга-низации предложения (может быть, правильнее было бы говорить обобщем не значении, а назначении слов служебных частей речи). Сущест-во синтаксических признаков у самостоятельных и несамостоятельныхслов принципиально разное, так как первые являются членами предло-жения, а вторые по-разному служат им.

Тем не менее, несмотря на все различия, все части речи имеют и об-щее, им может быть дана общая характеристика, что отмечено многимилингвистами и прежде всего Л. В. Щербой (в статье «О частях речив русском языке»). Наиболее существенные положения этой характери-стики сводятся к следующему:

1) Части речи выделены самим языком, они являются результатоместественной классификации лексики. Человек узнает части речи на ос-нове своего речевого опыта, распределяя слова по существующим в язы-ке категориям (Л. В. Щерба — вслед за Есперсеном — говорил, что че-

18

ловек узнает части речи так, как он узнает корову или кошку 10). Пред-ставление о частях речи получено эмпирическим путем. Выделение час-тей речи является результатом осознания языкового опыта.

2) Поскольку части речи являются естественными группировкамислов, для их выделения важную роль играет частотность представлен-ного в части речи языкового явления: чем больше слов определенноготипа, тем легче выделить соответствующую часть речи, и наоборот, чемслов меньше, тем часть речи выделяется труднее. Часть речи не можетсостоять из нескольких слов, тем более она не может состоять из одногослова. Части речи — это не только слова, но и типы, образцы слов.

3) Слова, входящие в одну и ту же часть речи, должны иметь общиепризнаки. Эти признаки могут относиться к разным сторонам слова:

к значению, форме, словообразовательной структуре, синтаксическимролям, и чем их больше, тем рельефнее определяются контуры части ре-чи. При этом собственно морфологический признак (изменяемая форма) оказывается строго обязательным только для глаголов: неизменяе-мых глаголов в русском языке нет. Существительные и прилагательныемогут быть несклоняемыми. Не имеют форм словоизменения (кроме сте-пеней сравнения) наречия, а также все несамостоятельные слова. И хотяу большинства самостоятельных частей речи есть морфологическиепризнаки, части речи не являются морфологическими классами, т. е.в целом не могут быть получены только на основе формообразования.

4) Эмпирическая природа частей речи предопределяет полевойпринцип в их организации: в каждой части речи есть слова или слово-формы, образующие ее центр, и слова или словоформы, находящиеся напериферии. Например, в центре существительных находятся слова, на-зывающие предметы, но к существительным относятся также слова, полексическому значению не противопоставленные прилагательными глаголам, т. е. называющие признаки: темнота, синева, сушь, пение,переход, пробег. Ядро существительных образуют изменяемые слова, нокроме этого в часть речи входят и неизменяемые лексемы: кофе, виски,мадам, буржуа, до, ре, ми и т. п., у которых, естественно, нет полногонабора признаков существительного. Полевую структуру частей речиважно учитывать при описании грамматических категорий.

5) Эмпирический характер частей речи и их полевая организацияприводят к тому, что границы частей речи четко определяются не все-гда: у слов одной части речи могут быть признаки другой части речи.Л. В. Щерба полагал, что одно и то же слово может входить в разныечасти речи. И так действительно бывает, например, слово тысяча упот-ребляется как существительное (Тысячи людей вышли на площадь) и чис-

Л. В. Щерба. О частях речи в русском языке // Избранные работы по русскому языку. М.,1957. С. 84.

2* 19

лительное (заплатил тысячу сто двадцать рублей), слово один употреб-ляется как прилагательное (один философ = какой-то философ), числи-тельное (одна копейка} и частица (одни неприятности = только неприят-ности). Ср. также мальчики вроде Пети (вроде — предлог) и вроде сту-чат (вроде — частица). Куда он едет? (куда — наречие) и Куда ему же-ниться! (куда — частица). В связи с этим в языке выделяются отдельныелексемы, классы лексем и классы словоформ, частеречный статус кото-рых определяется по-разному. Таковы порядковые числительные, неоп-ределенно-количественные слова (много книг, столько вопросов), причас-тия, деепричастия, категория состояния, глагольно-междометные слова(прыг, скок), звукоподражания (мяу, гае), модальные слова.

6) В связи с тем, что для частей речи не существует единого класси-фикационного признака, отношения между частями речи в целом нель-зя представить как иерархически организованные (хотя, очевидно, мож-но говорить об иерархической организации грамматической семантикивнутри изменяемых частей речи: грамматическое значение граммати-ческая категория частеречное значение). Классификация частей речиоказывается многоступенчатой.

§ 12. Система частей речи современного русского языка

Современное представление о частях речи формировалось в течениедлительного времени, можно сказать, на протяжении всего развитиянауки о грамматическом строе русского языка. Начиная с «Российскойграмматики» М. В. Ломоносова (первого научного описания русскогоязыка) и кончая академическими грамматиками 1970 и 1980 годов час-ти речи являются объектом лингвистического описания. К настоящемувремени определена номенклатура частей речи, которая включает сле-дующие понятия: существительные, прилагательные, числительные, ме-стоимения, наречия, категория состояния (предикативы), глагол, при-частие, деепричастие, модальные слова, предлоги, союзы, частицы,связка, междометия, звукоподражания. Однако количество частей речив разных работах, в том числе и учебной литературе, неодинаково. Этообъясняется тем, что упомянутые выше синкретические разряды лексеми словоформ при частеречной характеристике получают разную интер-претацию.

Представление о частях речи как классах, полученных на основе со-вокупности признаков, закрепилось и стало широко принятым послеработ В. В. Виноградова.

В. В. Виноградов, опираясь на предшествующий опыт и в первуюочередь на идеи А. А. Шахматова (Синтаксис русского языка)

20

и Л. В. Щербы (статья «О частях речи в русском языке») утвердил комп-лексный подход к распределению слов по частям речи, показал необхо-димость разностороннего анализа слова при его частеречной характе-ристике.

Система частей речи, описанная В. В. Виноградовым в книге «Рус-ский язык», принимается за основу в большинстве современных морфо-логических описаний современного русского языка.

На первом этапе классификации частей речи можно выделить че-тыре семантико-грамматических типа слов: самостоятельные части ре-чи (или знаменательные, полнозначные слова), служебные части речи(которые В. В. Виноградов вслед за Л. В. Щербой называл частицами,употребляя при этом слово частица и в другом смысле, а именно дляобозначения отдельной служебной части речи), модальные слова и меж-дометия, к которьм примыкают звукоподражания.

Самостоятельные слова 1) выражают понятия, 2) морфемно оформ-лены (имеют модели словоизменения и морфологические способы обра-зования), 3) являются членами предложения и образуют синтаксическиесвязи, 4) самостоятельные слова в принципе не могут быть даны закры-тыми списками.

Служебные слова 1) не выражают понятий. Их значение формиру-ется на синтаксической основе, а не на основе номинативной знаковойфункции. Например, предлог с имеет значение пространственного от-ношения, если сочетается с Р. п. (с горы), сопоставительное значение, ес-ли сочетается с В. п. (с орех), значение совместности — с Т. п. (с родите-лями); союз чтобы имеет значение цели, когда присоединяет целевоепридаточное предложение, и не имеет этого значения, если присоединя-ет придаточное изъяснительное (просил, чтобы пришел); 2) не имеютморфологических форм и не образуются морфологическими способами;

3) не бывают членами предложения и не образуют синтаксических свя-зей, хотя и используются, подобно морфеме, в качестве языкового сред-ства выражения синтаксических отношений; 4) служебные слова могут

быть даны закрытыми списками.

Модальные слова по признакам, обозначенным цифрами 2, 3, 4,похожи на служебные части речи (В. В. Виноградов отмечал близостьмодальных слов к некоторьм модальным частицам), но они отличают-ся от служебных слов характером своего лексического значения. «Мо-дальные слова, — писал В. В. Виноградов, — определяют точку зренияговорящего субъекта на отношение речи к действительности или на вы-бор и функции отдельных выражений в составе речи» ".В связи с этимможно отметить, что особенностью семантики большинства модальныхслов является то, что они представляют собой свернутые предложения

н В. В. Виноградов. Русский язык. 1972. С. 568.21

модусного характера: по-моему = я думаю, полагаю, считаю, можетбыть = я допускаю, кажется = я предполагаю и т. д.

Лексическое значение модальных слов свидетельствует о том, чтов русском языке на основе синтаксической функции вводности форми-руется особый тип лексической семантики. «Модальные слова лежаткак бы в иной грамматической и субъективно-стилистической плоско-сти по сравнению со всеми другими элементами высказывания»(В. В. Виноградов) 12.

Междометия и звукоподражания образуют особый и очень специ-фический тип слов, находящийся на периферии частеречной системыязыка. Они не выражают понятий. Междометия являются знаками эмо-ций, а звукоподражательные слова имитируют, изображают звуки.Л. В. Щерба, назвав междометия «неясной и туманной категорией»,сводил их формальный, т. е. категориальный, признак к «полной син-таксической обособленности, отсутствию каких бы то ни было связейс предшествующими и последующими элементами в потоке речи» 13.

При определении границ четвертого семантико-грамматическогокласса слов надо иметь в виду, что В. В. Виноградов термин междоме-тие употребляет расширительно, обозначая им разные (периферийные)группы слов, объединенных тем, что у них нет 1) понятийной семанти-ки, 2) определенной грамматической оформленности.

Дальнейшее разбиение частей речи проводится внутри выделенныхчетырех типов и в каждом типе осуществляется на разных основаниях.

Модальные слова, междометия и звукоподражания разделяются нагруппы только по лексическому значению.

§ 13. Состав самостоятельных частей речи

Самостоятельные слова делятся на части речи с учетом их семанти-ки, морфологических форм, структурно-словообразовательных особен-ностей, синтаксических функций и синтаксических связей. Можно выде-лить (с разной степенью обоснованности) такие самостоятельные (илизнаменательные) части речи: существительные, прилагательные, числи-тельные, наречия, местоимения, глагол.

Во многих грамматиках вслед за Л. В. Щербой и В. В. Виноградо-вым выделяется еще одна самостоятельная часть речи — категория со-стояния или предикативы. При этом есть широкое и узкое пониманиеэтой части речи. В первом случае в категорию состояния включают все

12 Там же.

13 Л. В. Щерба. Избранные работы по русскому языку. М., 1957. С. 67

22

лексемы, которые, не будучи глаголами, употребляются только в ролисказуемого: рад, должен, обязан, нельзя, можно, впору, наготове, нет(У нее нет собаки) и т. п. Во втором случае состав слов ограничиваетсяфункцией сказуемого в безличном предложении, причем к безличнымотносят и те предложения, в которых один главный член выражен ин-финитивом: нельзя молчать, можно договориться, трудно понять, (наулице) тепло, солнечно, сыро, холодно, (мне) некогда и т. п.

Грамматическими признаками категории состояния считаются се-мантика состояния и употребление в позиции при связке. При узком по-нимании к этому прибавляется признак неизменяемости.

О категории состояния существует большая специальная литерату-ра, в которой обосновывается выделение ее как части речи. Существуеттакже неоспоримый факт: в языке есть не-глаголы, «взявшие на себяфункцию глагола» быть сказуемым. Тем не менее выделение категориисостояния в качестве отдельной части речи до сих пор очень проблема-тично. Есть основания понятие предикатива (категории состояния) со-относить с синтаксической функцией неглагольных словоформ. Эти ос-нования следующие:

1) предикативов, которые не были бы омонимичны словоформамдругих частей речи, в языке немного;

2) позиция при связке с точки зрения разграничения частей речи необладает дифференцирующим свойством. Она не может быть замещенатолько финитной формой глагола и беспредложным винительным паде-жом со значением объекта. Употребление при связке не изменяет часте-речной принадлежности словоформы. Например, при связке может сто-ять инфинитив: Все старание господина Голядкина было (каково?) какможно плотнее закутаться в шинель (Достоевский), но от этого он неперестает быть глаголом. Краткие прилагательные, регулярно употреб-ляемые в функции именного сказуемого, сохраняют связь с лексически-ми значениями полных форм. При связке может оказаться междометие,не изменив при этом своей частеречной принадлежности: Стихи —черт знает что такое! Работа — тьфу! (ср. с позицией подлежащего:

каждая словоформа, употребленная в этой позиции, приобретает ка-кой-нибудь признак существительного);

3) позиция при связке не создает условий для формирования значе-ния состояния как особого типа категориальной семантики. В целом сосвязкой сочетаются словоформы с признаковым значением. Одни и теже словоформы с одним и тем же признаковым значением могут упот-ребляться как при связке, так и в других синтаксических местах (при су-ществительном, при глаголе: В соседней комнате тихо; Ветер тихо ко-лышет ветки берез. Категориальная семантика, выделяемая для всех са-мостоятельных частей речи, в категории состояния по существу отсутст-вует. Многие лингвисты (Е. И. Воинова, Е. М. Галкина-Федорук,

23

Г. А. Золотова, И. И. Мещанинов, В. Н. Мигирин, И. П. Распопов) от-мечают лексико -семантическую неоднородность предикативов, кото-рые «могут обозначать и состояние как таковое, и разного рода отно-шения — модальные, пространственные, временные» 14.

В. В. Виноградов, описывая разные типы лексического значенияв слове, отметил, что позиция именного сказуемого способствует разви-тию в слове оценочной семантики (предикативно-оценочный тип значе-ния), что обычно не приводит к образованию омонимов. Слова загляде-нье (шляпка — загляденье) и объеденье (пирожки — обьеденъе) В. В. Ви-ноградов называет существительными.

По наблюдениям Е. И. Воиновой и Г. А. Золотовой, среди слов, от-носимых к категории состояния, большой массив образуют оценочныеединицы, которые скорее соответствуют кратким прилагательным, чемнаречиям. Оценочные предикативы отличаются от лексем со значениемсостояния и конструктивно-синтаксическими свойствами, они выража-ют оценку по отношению к действию, названному инфинитивом, приэтом часто, как показала Г. А. Золотова, не могут быть использованыв качестве наречного определения того же самого действия: можно ска-зать Жаловаться грешно, гулять полезно, учиться интересно, но не гово-рят *0н учился интересно, Он полезно гулял, *0н грешно жаловался. Раз-делив категорию состояния на три группы: слова на -о со значением со-стояния лица или среды, слова со значением оценки, слова с модальнымзначением, и, оценив роль каждой группы в организации предложения,Г. А. Золотова пришла к общему выводу о том, что эти группы не мо-гут относиться к одному и тому же лексико-грамматическому классу 15;

4) неизменяемые предикативы, не имеющие омонимов в других час-тях речи, т. е. лексемы, являющиеся формальной основой категории со-стояния (нельзя, надо, жаль, некогда, можно) выражают не состояние,а модальную оценку;

5) состав словоформ в предложениях типа Грех было не помочь. По-ра было открывать собрание не означает утраты 16 существительнымиих грамматических свойств, так как связка здесь условно согласуетсяс инфинитивом, занимающим позицию независимого главного члеыа„„Ср. с Читать вслух по вечерам было его обязанностью. Оценочное значе-ние в существительных связано с обязательным выбором именительно-го падежа, но это наблюдается и в других случаях выражения оценоч-

И. П. Распопов, А. М. Ломов. Основы русской грамматики. Воронеж, 1984. С. 157.

15 Г. А. Зопотоеа. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982. С. 279. Г. А. Золотова предложила наряду с «категорией состояния» выделять еще один лексикограмматический разряд (т. е. часть речи) «категорию оценки», для чего вряд ли существуют морфологические основания.

16 Противоположное мнение см. Современный русский язык / Под ред. В. А. Белошапковой. 1989. С. 520.

24

но-предикативной семантики субстантивов Маша была такая ворона,Ты не герой, а шляпа).

Наконец, отметим, что Л. В. Щерба, предложивший термин кате-гория состояния и впервые относительно подробно описавший ее(1928г., статья «О частях речи в русском языке»), очевидно, был неочень уверен в правильности своего мнения. Во всяком случае он писал:

«Может быть, мы имеем здесь дело с особой категорией состоя-ния...» 17.

В заключение нужно отметить, что непризнание для категории со-стояния частеречного статуса, приводит к необходимости выделять в не-глаголах отдельные лексемы, не имеющие первичной (основной) часте-речной функции. Например, таким словом оказывается лексема жаль,которая регулярно употребляется предикативно: И знаю я, что все—и пылкая любовь, И пышные мечты пройдут и охладятся Иль к безднеприведут... Но с ними жаль расстаться! (Майков). (В MAC отмеченоупотребление жаль в роли вводного слова Пленять — то здесь, жаль,некого (Тургенев). Слово жаль относят к предикативным наречиям.

Примечание. Причастия и деепричастия в приведенном перечне само-стоятельных слов объединены в одну часть речи с собственно гла-

голом.

§ 14. Состав служебных частей речи

Служебные части речи по синтаксическому признаку делятся на1) предлоги, 2) союзы, 3) частицы. Посредством предлогов синтаксиче-ские позиции замещаются косвенными падежами существительных (ча-ще всего предлоги являются средством синтаксической связи для кос-венных падежей, но предложно-падежная форма может оказатьсяи в независимой позиции, например, позиции заголовка: «На охоте».Кт>Уме этого, предлог вводит в предложение и несклоняемые слова: при-i "ь пуговицу к пальто. Союзы соединяют однородные члены предло-жения и части сложных предложений. Частицы в первичном употребле-нии не являются средством синтаксических связей и используются дляособого семантического осложнения высказывания.

В некоторых грамматиках вслед за Л. В. Щербой выделяется ещеодна служебная часть речи — связка, куда относят прежде всего словобыть, которое в таком случае не признается глаголом.

С этим трудно согласиться. Конечно, быть — это особое слово.Оно не имеет личных форм настоящего времени (точнее сказать, имеет

17 Л. В. Щерба. Избранные работы по русскому языку. С. 74.25

нулевые личные формы в настоящем времени), у него простые формыбудущего времени, кроме этого, его формы втянуты в аналитическоевыражение некоторых глагольных грамматических значений (будущеевремя НСВ, страдательный залог СВ), но быть имеет категории накло-нения, времени, лица, вида (вид проявляется при сопоставлении с глаго-лами бывать, побыть, побывать), у него есть причастие бывший и дее-причастие будучи.

Слово быть многозначно. Оно может означать (см. MAC): 'сущест-вовать': Есть в мире сердце, где живу я (Пушкин), 'находиться где-либо':

И там я был, и мед я пил (Пушкин), 'происходить, случаться': Чтодолжно произойти, то будет, 'приходить, посещать кого-либо': Вчера уних были гости, 'иметься': У него была машина. Значение быть изменяет-ся в зависимости от дистрибуции. В сочетаниях с именным сказуемьмоно становится настолько отвлеченным, что его трудно определить.Ш. Балли интерпретировал значение быть в таких случаях как присущ-ность или соответствие 18, но принято говорить, что у связки быть ле-ксического значения нет и что она лишь выражает грамматические зна-чения именного сказуемого.

История изучения именного сказуемого свидетельствует, однако,о том, что выделить связку быть на основе дифференциации лексиче-ской семантики этого слова практически невозможно. А. А. Потебняв свое время отметил, что трудно указать общую примету, по котороймог бы быть узнан глагол, «способный быть неполным сказуемым» 19.В некоторых работах, например, в «Русской грамматике-80» составноеименное сказуемое понимается расширительно, под него подводятся со-четания быть как с атрибутивными формами, так и с локальными,а также временными падежами и наречиями: Приезжий из Москвы, Ог-рада — вокруг сада. Школа за пять километров, Теркин снова на войне,Больной после операции и др. (т. 2, с. 301), т. е. связка наделяется и лока-лизующим значением.

Глагольная природа связки быть проявляется и в том, что на ееместе употребляются полузнаменательные глаголы (казаться, оказать-ся, стать, становиться, показаться, являться), глаголы движения, со-стояния и др. Можно обратить также внимание на то, что связку выде-ляют в номинативных предложениях, где она в зависимости от значе-ния существительного в позиции именительного падежа выражает эк-зистенциональное значение (Кругом степь).

Итак, есть основания утверждать, что связка (быть) — это не осо-бая часть речи, а глагол с особой синтаксической функцией.

18 Ш. Балпи. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М., 1955. С. 121-127.

19 А. А. Потебня. Из записок по русской грамматике. Т. 1-2. М., 1958. С. 132.

26

§ 15. Схема системы частей речи



| существительные |

| прилагательные j

| числительные )

| наречия |

( глагол

место-имения

[ предлоги )

[ союзы 1

Г частицы J

§ 16. Оппозиции внутри самостоятельных частей речи

Внутри самостоятельных частей речи принято выделять несколькопротивопоставлений.

Во-первых, существует противопоставление имен и глаголов. Оноосновывается прежде всего на морфологических категориях. И дело нетолько в том, что глагольные и именные категории по-разному выра-жаются и по-разному называются — они относятся к разным аспектамвысказывания. Можно так сказать: основным предназначением имен-ных категорий является обслуживать диктум (то, о чем сообщается),а предикативных глагольных категорий — модус (то, как о чем-то со-общается).

27

Во-вторых, выделяют противопоставление местоименных и неме-стоименных слов. Это противопоставление не связано с формами слов,с грамматическими категориями. В основе его лежит специфика значе-ния местоименных корней. Местоименные корни не имеют веществен-ного содержания. В результате местоименные слова не обладают свой-ством выражать понятия о предметах, признаках и свойствах, т. е. у ме-стоимений нет того качества, которое при выделении самостоятельныхслов имеет первостепенную значимость. С этим связан не решенный досих пор вопрос о том, нужно ли выделять местоимение как отдельнуючасть речи и где помещать местоименные слова в общей частеречнойсистеме языка.

В-третьих, говорят о противопоставлении существительного какимени предмета и всех остальных признаковых частей речи. Оно отно-сится к семантическому уровню языка, а к морфологии повернуто в свя-зи с вопросом о зависимости категориальной семантики от морфологи-ческой оформленное™ слова.

Существительные являются единственным классом самостоятель-ных слов, принадлежность к которому может быть определена уже полексическому значению: люди, животные, растения, вещи могут бытьназваны только существительными. «Если мы знаем, что какаду — на-звание птицы, мы не ищем формальных признаков для того, чтобы уз-нать в этом слове существительное» (Л. В. Щерба). В объеме конкрет-ных слов существительные могли бы быть названы лексическим клас-сом. Что касается слов с признаковым значением, то они на уровне ле-ксической семантики не разведены, по значению корня в таких случаяхнельзя определить частеречную принадлежность слова: см. зл-о (сущест-вительное), зл-ой (прилагательное), зл-ю (глагол), зло (наречие).

Потребность в морфемном выражении у признаковой семантикибольше, чем у предметной. С указанным обстоятельством связаны важ-ные морфологические факты, например, то, что неизменяемость в изме-няемых частях речи распространяется прежде всего в существительных,а глаголов неизменяемых не бывает, существительные широко образу-ются субстантивацией, но нет вербализации (глаголизации). Ни однослово не может быть принято за глагол, если оно не получит соответст-вующего морфемного оформления, тогда как вместо существительныхупотребляются и прилагательные, и причастия, и инфинитив, числи-тельные и наречия, и незнаменательные слова: Да понадеялся он на рус-ский авось (Пушкин).

Примечание. Последнее противопоставление перекликается с разбиени-ем знаменательных слов на более самостоятельные и такие, которыеим подчиняются в «Общем курсе русской грамматики» профВ А Богородицкого «Слова с самостоятельным собственным значе-нием, — писал А В Богородицкий, — делятся на 1) слова, служащие

28

для обозначения предметов (или точнее бытии) и их представленийв нашем уме, и 2) слова, служащие для обозначения действий и ихпредставлений в нашем уме» 20 Слова с собственным значением, ноне имеющие полной самостоятельности, т е прилагательные, числи-тельные, наречия, служат для определения слов указанных двух клас-сов (существительных и глаголов)21

§ 17. Синкретические явления в системе частей речи

Синкретические явления в частях речи — это совмещение в словахпризнаков разных категориальных классов. Внутричастеречный син-кретизм объясняется разными причинами. Условно их можно свестик трем типам.

Во-первых, он связан с переходом слов из одной части речи в дру-гую и возникновением функциональных омонимов. Переход слов из од-ной части речи в другую осуществляется на основе синтаксическойфункции. Употребление слова в несвойственной части речи синтаксиче-ской роли может привести к изменению его грамматических признаков.Например, существительное столовая образовалось субстантивациейсоответствующей формы прилагательного. Перейдя в существительные,слово столовая начало называть предмет, а не признак предмета, пере-стало изменяться по родам, в предложении стало употребляться в ролиподлежащего, дополнения, обстоятельства места, но сохранило адъек-тивное склонение. В результате появилась необходимость разграниче-ния формально совпадающих лексем двух частей речи, прилагательногои существительного: столовая — это такое слово, у которого есть свой-ства существительного (категориальные признаки) и прилагательного(флексии, выражающие грамматические значения).

В русском языке наблюдается 1) переход слов из одной знамена-тельной части речи в другую: субстантивация прилагательных и при-частий, адъективация причастий, адвербиализация существительныхи деепричастий; 2) переход знаменательных слов в служебные и модаль-ные слова, а также междометия, 3) взаимодействие между служебнымисловами.

Образование функциональных омонимов в современной лингви-стике считается особым объектом исторического (диахронного) слово-образования. Однако оно не может не учитываться и при синхронномописании частей речи, так как в целом является перманентным процес-сом. И в современном языке одна и та же словоформа может оказатьсяв синтаксических позициях разных частей речи. При этом полный час-

20

В А Богородицкий Общий курс русской грамматики М-Л , 1935 С 104' См указ соч С 105

29

теречный разрыв происходит далеко не всегда По наблюдениюВ В. Бабайцевой, при переходе единицы из одной части речи в другуювозникает «зона синкретизма», т е «область переходных образований,характеризующихся синтезом (совмещением) дифференциальных при-знаков взаимодействующих частей речи как в синхронном, так и в диа-хронном плане» 22

В качестве яркого примера описываемого явления можно привестисубстантивированные причастия. Субстантивация причастий в совре-менном языке продуктивна. В форме среднего рода причастия обычнообразуют событийные субстантивы (прошлое, минувшее, случившееся),в форме мужского и женского рода — личные существительные (вошед-ший, вошедшая, сказавший, сказавшая, служащий, служащая, осужден-ный, осужденная).

Особенностью таких слов оказывается то, что они регулярно со-храняют значение глагольных категорий вида, времени и залога. При-меры: Приходится признать, что ни одна из этих сводок никуда не го-дится Раньше всего ни на какую ногу описываемый не хромал, и ростубыл не маленького и не громадного, а просто высокого (Булгаков). <Раз-вяжите ему руки > — Чем хочешь ты, чтобы я поклялся^ — спросил раз-вязанный (Булгаков). <Маргарита догадалась, что она летит с чудовищ-ной скоростью > Поворачивая голову вверх и влево, летящая любоваласьтем, что луна несется над нею, как сумасшедшая (Булгаков). Ждатьпришлось недолго открыла Ивану дверь какая-то девочка лет пяти и. нио чем не спрашивая у пришедшего, немедленно ушла куда-то (Булгаков).Весь под ногами шар земной Живу Дышу Пою Но в памяти всегда сомной погибшие в бою (Щипачев).

При частеречной характеристике таких причастных субстантива-тов приходится или в существительных выделять слова с глагольнымипризнаками (что разрушает морфологическую целостность существи-тельных как части речи), или расширять представление о гибридностипричастий, приписывать им сходство не только с прилагательнымии глаголами, но и с существительными, считать, что причастию какклассу определенных глагольных словоформ свойственно замещать суб-стантивные позиции (Именно такое решение принимается в настоящемпособии)

Функциональные омонимы усложняют деление словарного составана семантико-грамматические разряды. Они же частично объясняют по-левую структуру частей речи в целом.

Вторая причина внутричастеречного синкретизма — это синтакси-ческая деривация, т. е. образование таких производных слов, которые

В В Бабайцееа Зона синкретизма в системе частей речи современного русского языка //филологические науки 1983 № 5 С 37

30

по определению сохраняют лексические значения своих производящихоснов и получают отличное от них морфологическое оформление В ре-зультате существительные, являющиеся именами действий, имеют нетолько признаки имени (род, число, падеж, согласуемое определение,синтаксические функции), но и глагола. Они, как глагол, обладаютсвойством синтаксического управления, нередко сохраняют при этомсоответствующую глагольную дистрибуцию: рассказать о чем-нибудь ->рассказ о чем-нибудь, обучить чему-нибудь —> обучение чему-нибудь, пере-ходить через что-нибудь —> переход через что-нибудь, наградить за что-нибудь —> награждение за что-нибудь и т д

Порядковые числительные как синтаксические дериваты количест-венных числительных, с одной стороны, морфологически и синтаксиче-ски (согласуются с существительными) совпадают с прилагательными,с другой стороны, сохраняют свойства своих производящих основ:

1) «образуют в совокупности ассоциативный ряд слов, связанных меж-ду собой постоянным строго определенным количественным значениемтаким образом, что все рядом стоящие слова отличаются друг от другаодной семой (все слова отличаются одно от другого рядом стоящегов системе одним и тем же значением — единицей), первый, второй, тре-тий, четвертый и т. д.» (Л. Д. Чеснокова), 2) называют признак, указы-вая на место предмета в счетном ряду, 3) образуют составные формы,аналогичные составным количественным числительным, 4) форма мно-жественного числа порядкового слова нетипична для сочетаний с кон-кретными (считаемыми) существительными (кроме pluraha tantum):

*седьмые мальчики. *пятые груши и др.

Примечание. Л Д Чеснокова в результате тщательного сопоставитель-ного анализа порядковых числительных и прилагательных, а такжепорядковых и количественных числительных установила, что степень соответствия порядковых слов и имен прилагательных равна 40%, а порядковых слов и количественных числительных — 44% При этом она отметила 15 признаков, по которым порядковые слова отличают ся от прилагательных, 12 признаков, объединяющих порядковые и количественные числительные, и 15 признаков, различающих их 23

Особое место среди синтаксических дериватов анимают причастия и деепричастия. Их транспозиционная функция обозначена морфологи-ческим оформлением. Причастие обозначает действие в позиции опре-деления, а деепричастие — в позиции обстоятельства Особенностьюпричастий и деепричастий как синтаксических дериватов является то,что они сохраняют не только лексическую, но и категориальную семан-тику своих производящих основ Это мешает их объединению с прила-

Л Д Чеснокова Порядковые числительные в аспекте теории синкретизма // Переходность и синкретизм в языке и речи М , 1991 С 44—54

31

гательными и наречиями При частеречной характеристике причастийи деепричастий их либо оставляют в глаголе (чему противится морфо-логическое оформление этих словоформ), или выделяют в отдельнуючасть речи, что не соответствует представлению о том, что у самостоя-тельной части речи должна быть своя категориальная семантика

Третьей причиной синкретических явлений в частях речи являетсяфункциональное сближение слов, принадлежащих к разным категори-альным классам, в таких синтаксических условиях, которые не позволя-ют или препятствуют реализации в словоформах их грамматическихсвойств. «В морфологических категориях происходят постоянные изме-нения соотношений, и импульсы, толчки к этим преобразованиям идутот синтаксиса» (В. В. Виноградов)24.

Этот тип синкретизма проявляется в словах категории состоянияна -о, таких, как хорошо, плохо, полезно, тепло, уютно, светло, темно,просторно и т. п. Это признаковые слова, соотносительные с краткимиприлагательными в форме среднего рода и качественными наречиями,в функции главного члена безличного неглагольного предложения. Во-обще, такие слова относятся к прилагательным или наречиям в зависи-мости от того, называют ли они признак предмета (помещение уютно,просторно, светло, растение полезно, небо мутно, темно, поле хорошо),или признак признака (расположиться уютно, жить дружно, готовитьхорошо, одеваться просто). Когда подобные признаковые словоформыоказываются в безличном предложении в позиции при связке, они пере-стают различаться грамматически, так как при отсутствии подлежаще-го краткая форма не может назвать признак предмета и реализоватьсвое свойство согласовываться, а наречие без глагола перестает обозна-чать признак признака. Лексическая семантика слова сохраняется, приэтом, не будучи направленной на выражение признака предмета илипризнака действия, нередко соотносится с именем признака как состоя-ния. Ср. Сердце трепещет отрадно (Фет), Не отходи от меня мнетак отрадно с тобой (Фет); Мне страшно этого субъекта (Пастер-нак), Лицо страшно, Свежо и остро пахли морем На блюде устрицы вольду (Ахматова), На улице свежо. Тихо в комнате просторной. А за ок-нами мороз (Ахматова), Станицей тучки носятся. Тепло озарены. И в ду-шу снова просятся Пленительные сны (Фет).

Значение состояния Л. В. Щерба (а за ним и многие другие лингви-сты) назвал категориальным для части речи категория состояния, одна-ко оно не является общим для безлично-предикативных слов, см. обэтом (§) 13.

24 В В Виноградов Русский язык М 1972 С 3132

Примечание. В В Бабайцева различает узуальные и окказиональныесинкретичные слова. Первые, как правило стилистически нейтраль-ны, вторые экспрессивны, «ибо привлекают внимание своей необыч-ностью Особенно выразительны случаи окказиональной субстанти-вации служебных и местоименных слов < > Например Он ждал'и ', но последовало страшное "но "» (Д. Гранин)25

Синкретические явления на границах частей речи в литературеописаны далеко не достаточно. Но и имеющиеся сведения позволяютделать вывод о том, что известная стабильность системы частей речибазируется на типичных единицах каждого класса, единицах, обладаю-щих всем набором признаков, по которым одна часть речи отличаетсяот других.

Что же касается синкретических единиц, то они не столько подры-вают эту стабильность, сколько свидетельствуют о том, что в традици-онно выделяемые части речи включаются лексемы и словоформы, под-водимые под общие определения лишь частично.

Примечание. Синкретизм обнаруживается и на уровне лексико-грамма-тичееких разрядов Например, одно и то же существительное можетиметь свойства отвлеченных и конкретных слов, см Из шатра, тол-пой любимцев окруженный, выходит Петр Его глаза сияют Лик егоужасен Движенья быстры, он прекрасен (Пушкин) Слово движе-ние является отвлеченным, но у него, подобно конкретным существи-тельным, есть формы множественного числа В грамматических (мор-фологических) же категориях синкретические единицы невозможны

ЛИТЕРАТУРА

Бабайцева В В Зона синкретизма в системе частей речи современного русского

языка Филологические науки 1983 №5Бондарко А В Грамматическое значение и смысл Л , 1978 С 128-171Бондарко А В Теория морфологических категорий Л, 1976 С 41-129Виноградов В В Русский язык Грамматическое учение о слове М, 1972

С 30—13 (Далее обозначается как Русский язык 1972)Зализняк А А Русское именное словоизменение М 1967 С 19-34Зализняк А А Грамматический словарь русского языка Словоизменение М ,

1977 С 3-10Кубрякова Е С Части речи в ономасиологическом освещении М, 1978

С 44-64\'1илославский И Г Морфологические категории современного русского языка

М 1981 С 24-tl

25 Там же С 413 Зак 4163

33

Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. Издание 7-е М.,1956. С. 62-102 (Далее это издание обозначается также: Русский синтаксисв научном освещении).

Русская грамматика: в 2-х тт. М., 1980. Т. 1. С. 453—159 (Далее обозначается какРусская грамматика-80, т. 1).

Смирницкий А. И. Лексическое и грамматическое в слове // Вопросы граммати-ческого строя. М., 1955.

Чеснокова Л. Д. Порядковые числительные в аспекте теории синкретизма // Пе-реходность и синкретизм в языке и речи. Межвузовский сборник научныхтрудов. М., 1991.

Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Л., 1941. С. 420^434.

Щерба Л. В. О частях речи в русском языке // Избранные работы по русскомуязыку. М., 1957.

ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ§ 18. Частеречные признаки существительных

Существительное как часть речи объединяет лексемы с предметнымзначением, имеющие грамматические категории рода, числа, падежа,способные в предложении быть подлежащим и дополнением, а такжеопределяться прилагательными.

Значение предмета в существительных является категориальным,его имеют все типы существительных, такие слова, как человек, кошка,соловей, щука, дерево, дуб, нежность, приветствие, пальто, МТС, столо-вая, Петров и т. д. Это значение проявляется в том, что существитель-ные или называют предметы, или обозначают признаки и действия на-подобие предметов. Что бы ни называло существительное, оно пред-ставляет некоторую субстанцию как независимую, как носителя при-знаков. Разъясняя сущность предметности, А. М. Пешковский писал:

«В слове снег выражена определенная сумма признаков, из которых ниодин не назван»26. К каждому существительному можно поставить во-прос с местоимениями кто или что. Такие вопросы А. М. Пешковскийназвал «мерками существительного», т. е. предметности. «Когда мыспрашиваем кто или что, мы не называем никакого предмета (да и незнаем его, иначе не спрашивали бы), а только показываем своим вопро-сом, что то, о чем мы спрашиваем, нам представляется как предмет, а некак качество или действие» 27.

26 А. М. Пешковский. Русский синтаксис в научном освещении. 1920. С. 66.

27

А. М. Пешковский. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. С. 73.

34

Значение предмета может заключаться в корне (дом, скамья, книга,перо, собака, ворон, пальто, такси и т. п.), но в целом предметность свя-зана с грамматической оформленностью слова, которая включает в се-бя формы словоизменения, суффиксы, при помощи которых образуютсясуществительные (и другие словообразовательные признаки), замеще-ние синтаксических позиций подлежащего и дополнения и синтаксиче-ские связи. Так, слово нежность лексическим значением обозначает ка-чество, но тем не менее выражает и предметность, и это объясняетсятем, что оно грамматически оформлено как существительное: образова-но субстантивным суффиксом, имеет субстантивный род, изменяется посубстантивной парадигме, в предложении может быть подлежащими дополнением и присоединять к себе согласованное определение (Твоянежность меня удивила). Как уже отмечалось, для формирования значе-ния предметности словоизменение не является строго обязательным ус-ловием: среди существительных есть несклоняемые слова.

Предметность — это грамматическая частеречная категориальнаясемантика. Предметность существительного, по словам А. М. Пешков-ского, «имеет огромное значение для нашей мысли. Без нее невозможныбыли бы никакое знание, никакая наука» 28.

К морфологическим признакам существительных, кроме рода, чис- ла и падежа, многие лингвисты относят категорию одушевленности/не-одушевленности. В Кратком справочнике по современному русскомуязыку одушевленность/неодушевленность определяется как несловоиз-менительная классифицирующая морфологическая категория (1995,с. 221), которая выражается совпадением родительного и винительногопадежей у одушевленных слов и именительного с винительным падежому неодушевленных слов, а также выбором соответствующих форм со-гласованных определений. При этом одушевленность/неодушевлен-ность существительных признается частным проявлением общей грам-матической категории, в которую также входят: одушевленность/неоду-шевленность прилагательных, одушевленность/неодушевленность пол-ных причастий, одушевленность/неодушевленность местоимений, оду-шевленность/неодушевленность числительных. У прилагательных, при-частий и числительных категория одушевленности/неодушевленностиявляется словоизменительной, она не выражает номинативного содер-жания, «а служит лишь дополнительным формальным средством обо-значения одушевленности существительных, с которыми сочетаютсяперечисленные атрибутивные слова» (Е. В. Клобуков). Одушевлен-ность/неодушевленность как грамматическая категория характеризует-ся по той схеме, по которой обычно дается категория рода.

28

Там же. С. 73.

З*

35

Выделение категории одушевленности (неодушевленности) cooтbетcт-ствует ее определению как одного из компонентов согласовательныхклассов, описанных А. А. Зализняком.

А. А. Зализняк выделяет согласовательные классы на основе двухпризнаков, рода и одушевленности. В одном классе оказываются всесловоформы лексем, избирательно относящиеся друг к другу при согла-совании. Так, совокупность всех словоформ существительного каран-даш и прилагательного новый оказывается в одном классе, а совокуп-ность всех словоформ существительного учитель и прилагательного но-вый -— в другом классе.

А. А. Зализняк выделил семь основных согласовательных классов(мужской неодушевленный, мужской одушевленный, женский неодушев-ленный, женский одушевленный, средний неодушевленный, среднийодушевленный и класс, объединяющий pluralia tantum с их атрибутами)и назвал их особой грамматической категорией.

Согласовательные классы являются особенностью грамматическо-го строя русского языка. Но они не образуют отдельной морфологиче-ской категории уже потому, что выделяются по двум основаниям (со-гласовательные классы можно выделять и по трем признакам: роду,одушевленности и числу)29.

Примечание. В изменяемых частях речи есть и другие формальные классы, не образующие морфологических категорий. Таковы типы скло-нения (в именах) и спряжения (в глаголе)

Включенность в согласовательные классы сама по себе не означает,что одушевленность является морфологической категорией.

В отнесенности одушевленности/неодушевленности к морфологиче-ским категориям не все согласуется с принципами выделения самих ка-тегорий.

1) Прежде всего содержание одушевленности/неодушевленности несоответствует тому, что называют грамматическим (морфологическим)значением. Одушевленность/неодушевленность — это понятийная кате-гория, в которой отражается языковое представление о живых и нежи-вых предметах. Номинативное значение, называемое одушевленно-стью/неодушевленностью, формируется на основе обобщения лексиче-ской семантики слов. В связи с этим существует мнение о том, что поня-тие одушевленности (соответственно и неодушевленности) неприложи-мо к признаковым словам в целом, а также к существительным, не обо-значающим конкретные предметы. Так, И. П. Распопов писал: «В неко-торых учебных пособиях утверждается, что подразделение на одушев-ленные и неодушевленные касается всех существительных. Это, конеч-

29 См Современный русский язык/Под ред В А Белошапковой М , 1989 С 420

36

но, неверно. По отношению к существительным конкретно-веществен-ным и абстрактным сама постановка вопроса об их принадлежностик одушевленным или неодушевленным (если иметь в виду обозначаемыеими реалии) логически абсурдна» 30.

2) Одушевленные и неодушевленные слова не образуют противо-поставления на основе общего содержательного компонента. (!?)

3) В языке нет морфемы, которой можно было бы приписать функ-цию выражения одушевленности/неодушевленности. (!?)

4) Классифицирующая функция одушевленности существенно отли-чается от того, что называют классифицирующей морфологической ка-тегорией. Одушевленность отделяет слова мужского рода, которые бы-вают одушевленными и неодушевленными в единственном и множест-венном числе, от слов среднего и женского родов, являющихся одушев-ленными только во множественном числе. В среднем и женском родеграница между одушевленностью и неодушевленностью проходит внут- ?!ри слова (не бывают одушевленными в единственном числе также словамужского рода с окончанием -а и существительные общего рода).

5) Флексия прилагательного (причастия, отчасти числительного)может указывать на то, что признак принадлежит одушевленному илинеодушевленному (т. е. живому, неживому в языковой интерпретации)предмету, быть дополнительным средством выражения одушевленно-сти/неодушевленности: ср. вижу красивое пальто и вижу красивого кен-гуру. Однако вне сочетания с существительными прилагательные (при-частия, числительные) по признаку одушевленности не могут быть оха-рактеризованы (ср. с формами рода, числа и падежа). На досинтаксиче-ском уровне в прилагательных категорию одушевленности выделитьнельзя. Согласование же в падеже, точно так же как в роде и числе, яв-ляется частеречной синтаксической особенностью прилагательных.

Итак, выделение четвертой морфологической категории существи-тельных очень спорно. Морфологическими признаками существитель-ных остаются категории рода, числа и падежа. Что же касается одушев-ленности (неодушевленности), то она является основанием для выделе-ния особого лексико-грамматического разряда существительных.

Существительное как часть речи дано и в структурно-словообразо-вательном отношении: есть морфемы и способы образования, которыепредставлены только в этом грамматическом классе. См.: -ик, -ник,-тель, -аръ, -иц, -атин и т. д., аббревиация, субстантивация, универба-ция, усечение.

С синтаксической стороны существительные характеризуются тем,что могут быть любым членом предложения, кроме простого сказуемо-го (т. е. не могут замещать позицию финитной формы глагола), но спе-

30 Я Л Распопов, А М Ломов Основы русской грамматики Воронеж 1974 С 2337

цифически их отличает от других частей речи то, что они выражаютграмматическое подлежащее и дополнение. Эти две функции для суще-ствительного являются первичными. Если о какой-нибудь лексеме из-вестно, что она не может быть ни подлежащим, ни дополнением, томожно считать известным также, что данная лексема не относится к су-ществительным (не должна относиться).

Яркой синтаксической приметой существительных является их со-гласовательное свойство. Нет таких существительных, скоторьми немогло бы согласоваться то или иное прилагательное.

§ 19. Лексико-грамматические разряды существительных

При описании существительных в грамматиках принято выделятьлексико-грамматические разряды. В лексико-грамматические разрядыслова объединяются на основе тех компонентов лексического значения,которые влияют на формообразование (т. е. обусловливают частныеграмматические свойства слов).

Прежде всего существительные делятся на нарицательные и собст-венные.

Нарицательные существительные являются обобщенными назва-ниями классов однородных предметов, действий, событий и др. К нари-цательным относятся все существительные с понятийной семантикой:

человек, физик, герой, книга, карандаш, успех, нежность, наводнение, об-ломовщина, выборы, серебро и т. д.

Собственные имена объединяют слова без понятийного значения,хотя эта их характеристика относительна, так как для носителей языкаимена собственные могут группироваться в зависимости от того, како-му классу объектов они присваиваются, и, следовательно, они могутвыражать и некоторые обобщенные смыслы, например, отчества и фа-милии есть только у людей.

Собственные имена либо называют индивидуализированные объ-екты: Волга. Петербург, Москва, Байкал, Юпитер или сами индивидуа-лизируют объект, выделяя его из числа однородных предметов. Таковы,например, существительные, называющие имена, отчества и фамилиилюдей (Иван Сергеевич Тургенев), клички животных (Жучка, Каштанка),названия художественных произведений, журналов, газет, издательств(«Война и мир». «Юность», «Октябрь», «Известия»), названия театров,кинотеатров, магазинов, ресторанов, баров, кафе («Россия». «Ударник»,«Прогресс») и т. д.

Имя собственное — это по существу особая языковая функция. Этуфункцию могут иметь самые разнообразные слова и словосочетания.См., например, такие названия: «Кому на Руси жить хорошо? », «Когда

38

деревья были большими», «Двенадцать», «Трое», «Хорошо», «Бежин луг».В связи с этим различают единицы, для которых индивидуализирующаяфункция является первичной, и единицы, для которых эта функция вто-рична. Первые и составляют собственные существительные, а вторыеобычно подводятся под так называемые собственные наименования илиимена собственные по употреблению. Наименование может состоять изодной лексемы и нескольких лексем. Изучением имен собственных(в широком смысле слова) занимается специальная лингвистическаядисциплина — ономастика.

Собственные существительные имеют конкретную единичную ре-ферентную соотнесенность и употребляются в формах одного числа, ча-ще всего единственного, а иногда множественного: Афины, Дарданеллы,Самара, Москва, Лермонтов, Синицын, Иван. Петрович и т. д. Отсутст-вие форм множественного числа у имен собственных объясняется их ин-дивидуализирующей знаковой ролью и не имеет силы морфологическо-го закона. В случае необходимости такие формы могут образоваться пообщему правилу (Обеих Наташ спрошу дополнительно).

Русские фамилии имеют свои образцы склонения. Активное упот-ребление иноязычных имен собственных, особенно китайских, корей-ских, вьетнамских, иранских и др., расширяет разряд несклоняемых су-ществительных.

Нарицательные существительные бывают четырех типов: конкрет-ные, вещественные, собирательные и абстрактные (отвлеченные). Эторазбиение связано с морфологическим числом, так как только конкрет- ные существительные последовательно употребляются в формах обоихчисел.

Конкретные существительные обозначают людей, животных, рас-тения и вещи: мальчик, брат, профессор, студент, лошадь, собака, лев,судак, акула, микроб, инфузория, дерево, ель, книга, ромашка, цветок и пр.Конкретные существительные называют дискретно существующие реа-лии. Как правило, они обладают свойством сочетаться с количествен-ными числительными.

Конкретные существительные делят на личные и неличные. Личныесуществительные — это имена людей: муж, супруга, москвич, булочник,блондинка, больной, старик, сластена, задира и др. Выделение личных су-ществительных значимо для характеристики рода, так как в этих сло-вах род проявляется как номинативная категория.

Вещественные существительные лексически обозначают вещества:

«пищевые продукты (жир, крупа, мука, сахар), материалы (гипс, це-мент), виды тканей (бархат, ситец), ископаемые, металлы (железо,уголь, олово, сталь, изумруд, яшма), химические элементы, лекарства(уран, пирамидон, аспирин) сельскохозяйственные культуры (овес, карто-

39

фель, пшеница) и другие однородные неделимые массы»31. Веществен-ные существительные обычно употребляются в формах только одногочисла, чаще единственного: белила, серебро, золото, медь.

Собирательные существительные обозначают некоторые совокуп-ности лиц или предметов и при этом употребляются в формах толькоодного числа, регулярно единственного. Собирательными существи-тельными являются 1) слова, собирательное значение которых выража-ется суффиксом (студенчество, воронье, листва, беднота), 2) singulariaи pluralia tantum, выражающие собирательность лексической семанти-кой (мебель, хлам, деньги, дрова, джунгли). К собирательным словам неследует относить лексемы типа народ, стадо, стая, которые имеют фор-мы множественного числа и называют некоторые совокупности какдискретно существующие реалии.

Абстрактные (отвлеченные) существительные обозначают отвле-ченные понятия, признаки, свойства, отношения, явления и события (гу-манизм, хлестаковщина, беда, грех, катастрофа, война). Особую группуабстрактных слов образуют синтаксические дериваты (пение, неж-ность). Многие абстрактные слова не имеют форм множественного чис-ла, но в целом этот признак для них не является обязательным. Ср.Я пришел к тебе с приветом. Рассказать, что солнце встало... (Фет)и Пошли приветы, поздравленья. Татьяна всех благодарит (Пушкин).

Существительные делятся также на одушевленные и неодушевлен-ные. Одушевленные называют живые предметы, при склонении их ви-нительный падеж совпадает с родительным. Неодушевленные называ-ют предметы неживые и имеют винительный падеж, совпадающийс именительным падежом.

Одно и то же слово в разных значениях может быть и одушевлен-ным, и неодушевленным, например, существительное летчик, называю-щее человека по профессии, является одушевленным: На телевидениепригласили знаменитых летчиков, а в значении класса соответствующихпредметов — неодушевленным: Я бы в летчики (не в летчиков) пошел —пусть меня научат (Маяковский); (?) существительное субъект относитсяк неодушевленным словам, когда обозначает компонент семантическийструктуры предложения: Найдите в предложении субъект, и к одушев-ленным, если выражает оценку человека: Терпеть не могу этого субъек-та. А. Н. Гвоздев обратил внимание на то, что одушевленность можетбыть средством разграничения омонимов: Собрание избрало счетчиковдля подсчета голосов, но В квартире поставили газовый счетчик: Награ-дить истребителя танков, но Сбить неприятельский истребитель (само-

31 Русская грамматика. Т. 1. М., 1980. С. 462.

40

лет); Вспомнить Глухова (лицо), но Вспомнить Глухое (город); Паслибыков — Возводили быки; Взглянуть на орла — Взглянуть на Орел 32.

Представление о живом и не живом предмете в языке и в естествен-ных науках полностью не совпадает. К одушевленным относятся назва-ния мифических существ, представляемых как живые (Зевс, Юпитер,дракон, кентавр). Одушевленными являются названия кукол (кукла,матрешка, неваляшка), слова мертвец, покойник, утопленник, некоторыекарточные термины (валет, король, туз), названия фигур в шахматах(конь, слон, король, ферзь).

Одушевленных существительных, называющих неживой предмет,в языке настолько мало, что они не могут изменить представления ободушевленности как лексико-грамматическом разряде. По мнениюИ. П. Распопова, «в отмеченных случаях с карточными и шахматнымитерминами, существительными типа мертвец, кукла их формальнуюпринадлежность к одушевленным существительным можно объяснитьизвестным "одушевлением" в сознании говорящих тех реалий, которыеони обозначают». А вот названия растений (растения в естествознанииотносятся к живому миру) оформляются и воспринимаются как неоду-шевленные существительные, «поскольку в нашем сознании мир живо-го, по-видимому, ограничен представлением о подвижности населяю-щих его существ» 33. (По наблюдению Л. Л. Буланина, этот признакв языковой интерпретации живого был отмечен в 1893 г. в «Опыте эле-ментарного руководства при изучении русского языка практическимспособом» К. Говорова.)

Одушевленность проявляется прежде всего в словах мужскогои женского рода. Одушевленные слова среднего рода немногочисленны.К ним относятся существительные дитя, чудище, страшилище, живот-ное, насекомое, млекопитающее, лицо (при обозначении человека). Суще-ствительное существо употребляется как одушевленное (вижу су-ществ) и как неодушевленное (вижу существа).

В существительных мужского рода одушевленность выражаетсяв единственном и множественном числе, в существительных среднегои венского родов — только во множественном числе (вижу насекомое 1насекомых, вижу женщину 1 женщин).

В синтаксисе одушевленность / неодушевленность выражаются со-гласованием: в В. п. прилагательное или причастие при одушевленномсуществительном должно стоять в форме, омонимичной родительномупадежу, а при существительном неодушевленном — именительному па-дежу.

32А. Н. Гвоздев. Современный русский литературный язык. Часть 1.М., 1961. С. 153.

33И. П. Распопов, А. М. Ломов. Основы русской грамматики. С. 24.

41

Семантическое противопоставление одушевленных/неодушевлен-ных слов возможно только в сфере конкретной лексики, но на основесовпадения им., вин. падежей при склонении и согласовании неодушев-ленными называются и те существительные, которые не обозначаютконкретных считаемых предметов: социализм, порок, грех, трава, неж-ность, движение, выступление. В таких случаях имеется в виду, можносказать, фиктивная неодушевленность (формальный признак не разгра-ничивает реального содержания).

Singularia tantum женского рода по признаку одушевленности/не-одушевленности оказываются совсем неохарактеризованными, так каквинительный падеж существительных на -а и прилагательных женскогорода имеют особые окончания, никак не связанные с лексической се-мантикой слов: голубизна, седина, агитация, свежесть, сметана, синь,проседь (то же самое можно сказать и об именах собственных типа Анг-лия, Русь, Россия). Отдельные лексемы: микроб, существо, вирус, амеба,бактерия — употребляются как одушевленные и неодушевленные: изу-чаю микробы 1 микробов.

Грамматические категорииимен существительных

Категория рода

§ 20. Средства выражения категории рода.Определение родовой принадлежности слова

Все существительные в русском языке, кроме pluralia tantum, подво-дятся под один из трех родов, мужской, женский и средний. При харак-теристике рода существительных как морфологической категориив первую очередь возникает вопрос о том, можно ли приписать выраже-ние рода окончанию существительных, так как только в этом случаерод можно считать морфологической категорией существительных.

Этот вопрос возникает по ряду причин. 1) Род не всегда связан сословоизменением, он есть и у несклоняемых существительных: атта-ше — м. р., мадам — ж. р., фойе — ср. р. 2) Окончания существительныхво множественном числе не обладают свойством дифференцировать ро-довую принадлежность слова. 3) Не всегда род изменяемого существи-тельного в единственном числе можно определить по окончанию, на-пример, лексема домишко в И. п. имеет окончание -о, а относится к муж-скому роду; лексемы домина, юноша имеют в И. п. окончание -а, но тожеотносятся к мужскому роду. 4) Собственно существительные (т. е. несубстантиваты — столовая, больной, больная) по родам не изменяются.

42

формы типа клавиш 1 клавиша, георгин 1 георгина образуют вариантыодной лексемы.

Перечисленные причины свидетельствуют о том, что род существи-тельного не всегда выражается окончанием. Однако это само по себе неозначает, что окончание существительных вообще не связано с родом.О зависимости рода от окончаний можно говорить уже потому, что родсвязан с типами субстантивного склонения. По существу о том же сви-детельствует и выражение рода прилагательными (?). В прилагательныхуказанное свойство является отраженным и формируется на основе со-гласования форм прилагательного с соответствующими формами суще-ствительных (в частности, поэтому флексии прилагательного могутуказать только на мужской, женский и средний род. В прилагательныхнет ни общего, ни парного рода, нет прилагательных, которые были быpluralia tantum).

Род существительных образует грамматическую категорию без «са-модостаточных» (Г. И. Панова)34 морфологических средств выражения.

Субстантивная флексия при выражении рода нуждается в поддерж-ке других свойств слова. В выражение рода подключены средства раз-ных языковых уровней: 1) морфологические— окончания: пруд, река,озеро, портной, столовая, жаркое, 2) фонематические (нулевая флексияобязательно включается в парадигму мужского рода, если она выделя-ется после парной твердой согласной или согласной -j-: дом, стол, сана-торий), 3) словообразовательные (большинство субстантивных суффик-сов охарактеризовано по роду — подсвечник, сахарница, братство)и 4) лексические (дедушка, дядя, подмастерье, мадам, денди), 5) синтак-сические (согласование прилагательного и глагола с существитель-ным — новое пальто, районная МТС, черный кофе, домишко виднелся,пальто упало).

В связи с тем, что род выражается языковыми средствами разныхуровней, родовая принадлежность слова может определяться по разнымоснованиям.

Есть слова, род которых определяется по одному признаку. Напри-мер, в слове папа по лексическому значению, а в слове столовая по мор-фологическому — окончанию -ая. Но в большинстве случаев род предо-пределяется совокупностью признаков: в непроизводных словах типапруд, река, озеро род дан окончанием (после соответствующих соглас-ных) в сочетании с неодушевленностью; в производных суффиксальныхсловах, кроме существительных, образованных некоторьми модифици-рующими суффиксами (домишко, заинька, холодина), род дан суффикса-ми в сочетании с парадигмой, т. е. окончаниями: учитель, учительница,

34Г. И. Панова. Морфологические категории в современном русском языке: аспекты формального выражения глагольного вида и рода существительных. АДД. СПб., 1996.

43

нежность, капель, благородство, падение, воронье и т. д. Кроме этого,есть слова, род которых определяется по склонению, но сама отнесен-ность существительного к данному типу склонения в синхронном срезеязыка никак не мотивирована. Такими являются, во-первых, непроиз-водные существительные мужского и женского рода с нулевьм оконча-нием после мягких согласных и после шипящих (лень, день, бич, ночь,нож, рожь), во-вторых, слова среднего рода на -мя (знамя, племя, семяи др.). Можно сказать, что в современном состоянии языка род такихслов определяется на основе узуса, хотя и выражается совокупностьюокончаний. Не случайно именно здесь нередко наблюдается колебаниев роде у склоняемых слов: шампунь мой, шампунь моя, тополь мой, то-поль моя, вуаль мой, вуаль моя, толь мой, толь моя. (?)

Еще меньше свойствами самого слова определяется род несклоняе-мых существительных. Если для лексического значения несклоняемогосуществительного релевантна сема пола, то (по общему правилу) слова,называющие мужчин, относятся к мужскому роду, слова, называющиеженщин, — к женскому роду: мадам, леди, фрау, Кармен, Элен, рантье,идальго, конферансье, денди, кюре, атташе. (неточно). Если несклоняемое сущест-вительное является одушевленным (но не личным), то оно может упот-ребляться и в мужском, и в женском роде (кенгуру мой и кенгуру моя).Частотным и неспециализированным обычно считается мужской род,однако эта рекомендация не является правилом, например, слово шим-панзе чаще встречается в женском роде, очевидно, в связи со словомобезьяна. Род остальных неизменяемых слов, т. е. неодушевленных суще-ствительных, устанавливается на основе узуса, определяется по слова-рю. При этом можно отметить, что большинство неодушевленных не-склоняемых слов относится к среднему роду (алиби, депо, пюре. фойе,метро, пальто, буриме, конфетти, такси), некоторые слова употребля-ются в двух родах: кофе м. и ср., пенальти м. и ср., виски м. и ср., рагу ср.и м. р. Когда есть слово с родовым значением по отношению к нескло-няемому существительному, то род последнего чаще всего совпадаетс родом первого: кольраби ж. р. (капуста), салями ж. р. (колбаса), цецеж. р. (муха), авеню ж. р. (улица), хинди м. р. (язык), сирокко м. р. (ветер),названия городов, журналов обычно мужского рода, названия рек, га-зет, республик - женского рода.

В несклоняемых аббревиатурах род определяется по главному сло-ву сочетания, свернутого в аббревиатуру: МГУм. р. = Московский госу-дарственный университет, ООН ж. р. = Организация Объединенных На-ций, ЦДРИ м. р. = Центральный дом работников искусств. Но это пра-вило действует непоследовательно. Аббревиатуры РОНО (районныйотдел народного образования), РОЭ (реакция оседания эритроци-тов) и некоторые другие среднего рода.

44

При определении рода существительных особо выделяют слова созначением субъективной оценки, образованные некоторыми суффикса-ми: -онка, -онъка(-енъка), -ина, -ище, -ишка/о, безударный -ушка/о. Когдауказанные суффиксы образуют слова с релевантной семой пола, их родопределяется по лексическому значению, например, папа -> папенька,мужик -> мужичонка м. р. В остальных случаях род производного сло-ва определяется родом мотивирующего слова: мысль ж. р. -> мыслишкаж. р., заяц м. р. -> зайчишка м. р., письмо ср. р. -> письмишко ср. р., домм. р. -> домишко м. р., домина м. р., домище м. р., солдат м. р. -> солда-тушка м. р., холод м. р. — холодина м. р. 35.

Синтаксически, посредством согласования, можно выразить родлюбого существительного. Но определить род по согласованию можнодалеко не всегда. В формах адъективно-субстантивного словосочетаниясвойство дифференцировать род ярче всего обнаруживается в И. п.ед. ч.: новый карандаш, новая ручка, новое перо, этот пенальти, это пе-нальти, эта кольраби. Что касается косвенных падежей (В. п. при этомне учитывается), то они различают только женский и не-женский род:

этой кольраби ж. р., этого пенальти м. р. и ср. р. Вне согласования, т. е.на основе других видов связи, синтаксическими средствами род сущест-вительных не определяется.

§ 21. Согласовательные классы

Как уже отмечалось, по согласованию прилагательного (причас-тия, некоторых форм спрягаемого глагола) с существительным в родеи одушевленности выделяют согласовательные классы. Классы включа-ют все словоформы существительных и все признаковые словоформы,избираемые ими при согласовании. Классов восемь:

1 класс образуют неодушевленные существительные мужского ро-да: круглый стол, захолустный городишко, черный кофе, современный

МАДИ,

2 класс — одушевленные существительные мужского рода: способ-ный студент, талантливый юноша, смышленый подмастерье, опытныйатташе,

3 класс — неодушевленные существительные женского рода: глубо-кая река, русская печь, тушеная кольраби, совхозная МТС,

4 класс — одушевленные существительные женского рода: знакомаядевушка, старшая дочь, настоящая леди,

5 класс — неодушевленные существительные среднего рода: глубо-кое озеро, красное знамя, вкусное рагу, высокое РОЭ,

35 Формы типа Верунчик, Шурик, используемые для наименования лиц женского пола, об-разуются с нарушением стандартных образцов и стилистически маркированы: сочетаниямоя 1 мою Шурик ненормативны.

45

6 класс — одушевленные существительные среднего рода: незнако-мое насекомое,

1 класс — неодушевленные pluraha tantum: французские духи,8 класс — одушевленные pluralia tantum: счастливые новобрачные.И. Г. Милославский заметил, что в предложении, т. е. в синтаксиче-ском строе, мужской, женский и средний роды существуют в «одушев-ленной и неодушевленной разновидности» 36. Это заключение нельзяотнести к морфологическому уровню, так как по признаку морфологи-ческого рода существительные различаются в единственном числе, т. е.там, где противопоставление по одушевленности представлено непосле-довательно.

§ 22. Классы существительных, выделяемые по признакуродовой принадлежности слова

Род является классифицирующей грамматической категорией, онразделяет существительные на следующие классы:

1) существительные мужского рода. К ним относятся все субстанти-вы, изменяющиеся по мужским парадигмам, слова типа дедушка. Ми-хайло. денди, ЦДРИ, домишко, слово подмастерье, слово путь, а такжевсе несклоняемые слова, с которыми сочетаются адъективные формымужского рода;

2) существительные женского рода. К ним относятся все субстанти-вы, изменяющиеся по женским парадигмам (слова с окончанием -а /-яи нулевой флексией третьего склонения), исключая лексему путь, словатипа дедушка, зайчишка, задира и слова на -мя (знамя, племя, семя и др.)К женскому роду относятся также существительные типа мадам и МТС,вообще все несклоняемые слова, с которыми сочетаются адъективныеформы женского рода;

3) существительные среднего рода. К среднему роду относятся сло-ва, изменяющиеся по соответствующим парадигмам (т. е. с флексией-о /-е в И. п. ед. ч.), кроме слова подмастерье, слов типа Михайло, домиш-ко, домище. К среднему роду относятся существительные бремя, время,вымя, знамя, пламя, племя, имя, семя, стремя, темя, а также все нескло-няемые лексемы, с которыми сочетаются адъективные формы среднегорода;

4) существительные (преимущественно неодушевленные) с неустой-чивым грамматическим родом. Это слова вроде рельс 1 рельса, калош! ка-лоша, клавиш 1 клавиша, бакенбард 1 бакенбарда, заусенец 1 заусеница, чи-нар 1 чинара, мангуст 1 мангуста, тополь (какой) 1 тополь (какая), вуаль(какая) 1 вуаль (какой) и т. п. В языке есть тенденция к закреплению за

36 Современный русский язык / Под ред В.А. Белошапковой. 1989. С. 408.

46

подобными существительными одного рода. Например, в современномязыке лексема гравюра употребляется только в женском роде, а в «Мерт-вых душах» Н. В. Гоголя есть такой текст: По стенам навешано былотесно и бестолково несколько картин: длинный пожелтевший гравюр ка-кого-то сражения... Вышли из употребления такие дублетные родовыеформы, как зало, облак, санатория, госпиталь (ж. р.), табель (ж. р.),юнош, сенокоса, бисквита, авантюр и многие другие;

5) одушевленные существительные общего рода (или двуродовыесубстантивы). Ядром этого класса являются такие личные, регулярностилистически маркированные, оценочные и выражающие качествен-ную характеристику слова, как грязнуля, неряха, чистюля, тупица, прой-доха, тихоня, стиляга, подлиза, проныра, заика, непоседа, пустомеляи т. п. К словам общего рода относят также 1) уменьшительные именасобственные (Валя, Лера, Саша, Шура, Сима, Женя) лиц мужскогои женского пола, 2) иностранные несклоняемые фамилии Жолио-Кюри,Россини, Верди, Дюма, Рабле, Гюго, украинские фамилии на -о Шевчен-ко, фамилии типа Долгих, Крученых, 3) несклоняемые личные существи-тельные вроде визави, протеже, саами.

Слова общего рода специфически характеризуются тремя обяза-тельными свойствами. Во-первых они должны обозначать лица муж-ского и женского пола, во-вторых, в словосочетании и предложенииони должны соединяться с согласуемыми формами мужского и женско-го рода, в-третьих, вне согласования их род не определяется ни какмужской, ни как женский.

К общему роду не относятся слова, у которых обнаруживаются не-которые из перечисленных признаков. Например, в предложении Кто-то писал ему из Москвы, что известная особа скоро должна вступитьв законный брак с молодой и прекрасной девушкой (Пушкин) слово особаобозначает мужчину, но к общему роду его отнести нельзя, так каку него фиксированный род, и к нему не присоединяется прилагательноев форме мужского рода.

Не следует относить к общему роду и существительные типа док-тор, профессор, историк, знаток, борец, называющие людей по профес-сии или какому-нибудь качеству. Хотя такие существительные похожина слова общего рода по значению и по согласованию форм сказуемого{Доктор принимал 1 принимала больных с двух часов до семи), но полно-стью с ними не совпадают. Во-первых, слова доктор, профессор, исто-рик и др. имеют род вне (?!) употребления. Во-вторых, с ними в структуресловосочетания не соединяются адъективные формы женского рода: мыне говорим: *Иду к знакомой профессору 1 *к новой доктору на консуль-тацию.

Точно так же не являются словами общего рода одушевленныеи неодушевленные конкретные существительные, употребляемые в оце-

47

ночно-предикативных, регулярно отрицательных значениях: осел, мед-ведь, верблюд, лиса, свинья, ворона, змея, пила, нож, шляпа.

По наблюдению исследователей, слова общего рода неоднородныпо двуродовому признаку. Они делятся на три группы. В первою группувходят слова генетически женского рода, например, умница. Сочетаясьс прилагательным мужского рода такие лексемы называют лица муж-ского пола, а в сочетании с прилагательными женского рода «остаютсянейтральными к полу лица-референта» (Г. И. Панова): Он — большойумница (Юна — большой умница). Он — большая умница. Она — большаяумница, хотя прежде всего они употребляются в значении женскогорода.

Вторую группу составляют слова общего рода, генетически восхо-дящие к мужскому роду: староста, судья, запевала, кутила. Частотноони употребляются в значении мужского рода. Форма прилагательногомужского рода при них указывает на лицо мужского пола, а формаженского рода — на лицо женского пола (наш 1 наша староста).

В третью группу входят существительные, по определениюГ. И. Пановой, «с равной степенью проявления свойств женскогои мужского рода» 37. К ним относятся прежде всего уменьшительныеимена собственные и несклоняемые фамилии. Разграничение полов эти-ми существительными также достигается с помощью согласуемых сло-воформ: наш Саша сказал, наша Саша сказала;

6) шестой класс образуют pluralia tantum (духи, ножницы, сани),т. е. слова, не имеющие морфологического рода.

Примечание. В некоторых грамматиках выделяется четыре рода: муж-ской, женский, средний и парный. Парный род приписываетсяpluralia tantum. Он выделяется на основе согласовательного класса,т. е. не является собственно морфологическим.

При морфологическом противопоставлении мужского, женского,среднего родов pluralia tantum можно было бы говорить о четвер-том, нулевом роде, что в школьной традиции соответствует утвер-ждению «рода нет».

§ 23. Семантическое и асемантическоепротивопоставление родов существительных

Род как морфологическая категория образуется тремя соотноси-тельными формами: мужского, женского, среднего родов: пруд, река,озеро, брат. сестра, существо. Эта соотносительность, поддержаннаясогласованием, по-разному представлена в неодушевленных и одушев-ленных существительных.

37 Там же. С. 27.

48

Неодушевленные существительные, распределяясь между мужским,женским и средним родами, не образуют никаких содержательных оп-позиций. Род неодушевленных слов асемантичен. Между тем, что назы-вает слово, и его грамматическим родом нет смысловой связи. Оконча-ния неодушевленных существительных имеют лишь потенциальнуюсвязь с родовой семантикой, которая может проявиться при метафори-ческом употреблении слова: Рос на опушке рощи клен, в березку был тотклен влюблен... Имея в виду родовые окончания, А. А. Потебня писал:

«О том, имеет ли род смысл, можно судить лишь по тем случаям, гдемысли дана возможность на нем сосредоточиться, т. е. по произведени-ям поэтическим» 38.

Лексическая семантика основ неодушевленных слов не(слитно?!) совместимас номинативным значением рода и не участвует в распределении лексемпо родам. Вследствие этого каждая лексема мужского (точно так жеженского и среднего) рода оказывается одинаково противопоставлен-ной неопределенному множеству лексем женского и среднего родов (илимужского и среднего, мужского и женского).

Иная картина в одушевленных существительных. Здесь, во-первых,почти нет слов среднего рода, и в результате родовое противопоставле-ние регулярно имеет бинарный характер. При этом слова мужскогои женского рода на основе выражения представления о поле живого су-щества образуют так называемые родовые пары.

Родовые пары образуются разными средствами: лексикой (бабушка1 дедушка, мальчик 1 девочка, мужчина 1 женщина, отец 1 мать, брат 1 се-стра, баран 1 овца, жеребец 1 кобыла), морфемами (ленинградец 1 ленин-градка, писатель 1 писательница, Александр 1 Александра, больной 1 боль-ная, лев 1 львица, гусак 1 гусыня), синтаксически (горький 1 горькая сирота,наш 1 наша староста, мой 1 моя визави), но в любом случае они одинако-во важны для языкового мышления. Если возникает необходимость длясуществительного мужского рода, например чукча, найти слово, соот-носительное по роду, возможности поиска оказываются строго предо-пределенными: или должно быть существительное (в данном примере —чукчанка), обозначающее соответствующее лицо женского пола и обра-зующее со словом чукча родовую пару, или женский пол должен обозна-чаться синтаксически, согласованием, — в таком случае само существи-тельное чукча оказывается словом общего рода. Для выделения родо-вых пар необходима грамматическая семантика. Такой семантикойи является значение пола.

Родовые пары образуют оппозиции двух типов, эквиполентные (ба-бушка — дедушка, дядя — тетя. мать — отец, супруг — супруга, гу-сак — гусыня, блондин — блондинка, наш Саша — наша Саша} и прива-

38 А. А. Потебня. Из записок по русской грамматике. Т. 3. М., 1968. С. 483.43ак.4163 49

тивные (учитель — учительница, тракторист — трактористка, кот -кошка, заяц — зайчиха, горькая сирота — горький сирота, наш старос-та — наша староста). В привативных парах есть компонент, немарки-рованный член оппозиции, который обладает свойством называть лицокак мужского, так и женского пола. В одних парах таким компонентомбывает слово мужского рода: учитель, тракторист, ткач. кассир, лев,заяц и т. п., например, Наталья Петровна — учитель средней школы,Этот человек — тракторист. Она по профессии ткач. Лев — царь зве-рей, Заяц здесь не водится', в других парах — слово женского рода: кош-ка, овца, лиса, умница, например, У них жила кошка. Здесь можно охо-титься на лису. Учитель по математике — большая умница. Контекстможет изменять характер противопоставления в родовой паре, напри-мер, существительное москвич в предложении Каждый москвич знает,где находится Кремль не указывает на пол человека, хотя на уровне сло-варя является обозначением мужчины.

По признаку номинативного грамматического значения и вхожде-ния в родовые пары все одушевленные существительные можно разде-лить на три группы.

1) В первую группу входят те существительные, которые образуютродовые пары на уровне речевого узуса. О таких существительных шларечь выше.

2) Во вторую группу входят слова с потенциальной родовой семан-тикой. Для них вхождение в родовые группы является потенциальнымсвойством, обусловленным включенностью в выражение номинативно-го рода словообразовательных моделей. Это слова вроде педагог, фило-лог, историк, жук, муравей, судак, лещ. На уровне речевого узуса подоб-ные лексемы употребляются безотносительно к родовой семантике. Од-нако в случае необходимости они могут быть втянуты в родовое проти-вопоставление, например, филологиня, историчка, клопадъя (примерН.Д.Арутюновой); Жили-были осьминог и осьминожка... (из мульт-фильма).

3) К третье группе относятся одушевленные существительные вооб-ще лишенные номинативного значения рода: октябренок, слоненок, ло-шадь, собака, гусь, насекомое, дитя.

§ 24. Языковой статус категории рода существительныхс точки зрения словоизменения

Существует общее мнение о том, что категория рода существитель-ных является классифицирующей, т. е. компоненты, образующие кате-горию по отношению друг к другу являются разными словами. Этотвывод не вызывает никаких сомнений, когда речь идет о неодушевлен-ных словах. Но среди одушевленных слов есть формы, которые могут

50

быть связаны и со словоизменением. Этими формами являются субстан-тивированные прилагательные и причастия мужского и женского родас общим лексическим значением основы: больной — больная, звеньевой —звеньевая, учащийся — учащаяся, заведующий — заведующая, арестован-ный — арестованная и т. п.

А. И. Смирницкий, характеризуя грамматическую категорию рода,пришел к выводу о том, что под давлением системных отношений меж-ду родами существительного в целом необходимо и указанные формытоже считать разными словами 39. Однако это заключение А. И. Смир-ницкого не является бесспорным, и в первую очередь потому, что в язы-ке есть субстантивы общего рода. В лексикографической практике сло-ва общего рода принято давать одной лексемой. В таком случае при-знается, что в языке есть такой пласт существительных, которые совме-щают в своем значении номинативные семы двух родов, выявляемыесинтагматически, в согласовании. Можно считать, что «двуродовость»личных субстантиватов проявляется в словоизменении.

Итак, есть основания признать род существительных категориейсмешанного типа, преимущественно классифицирующей и частично (напериферии части речи) словоизменительной. Этот вывод не позволяетвывести род существительных за пределы морфологии 40.

§ 25. Продуктивная тенденция в развитии категории роди

Продуктивная тенденция в развитии рода существительных связа-на с углублением аналитизма в грамматическом строе русского языка.Она состоит в том, что расширяется аналитическое, т. е. средствамисловосочетания, выражение рода. Это наблюдается как в словах с асемантическим родом (см. выражение рода в несклоняемых неодушевлен-ных существительных), так и при экспликации номинативного родово-го значения (см. выражение рода у слов типа гуляка и доктор).

Активизация синтаксических средств выражения асемантическогорода связана, с одной стороны, с продуктивностью в языке образова-ния аббревиатур, с другой — с общим увеличением количества нескло-няемой иноязычной по происхождению лексики и географических на-званий, утративших склонение.

В сфере номинативного рода проникновению аналитических прие-мов способствуют слова общего рода и существительные мужского ро-

См. А. И. Смирницкий. Лексическое и грамматическое в слове // Вопросы грамматическо- го строя языка. М., 1955. С. 28.

Личные субстантиваты для интерпретации рода важны также потому, что в их значение пола можно приписать только окончанию, так как их лексические основы выражают признаки в широком понимании этого слова. Другими словами, окончания субстанти- ватов совершенно очевидно имеют номинативные родовые значения. 40

4*51

да, обладающие свойством называть лица женского пола и в структурепредикативного сочетания соединяющиеся с согласуемыми формамиженского рода Военфельдшер добросовестна и не больше (В. Панова),а также несклоняемые личные существительные.

Распространение аналитических приемов в выражении рода суще-ствительных должно было бы «расшатывать» морфологический род,однако этого не происходит. Устойчивость морфологического рода вомногом объясняется его связью с суффиксальным словообразованием,которое занимает центральное место в субстантивной словообразова-тельной системе.

Категория числа§ 26. Средства выражения категории числа

Основным средством выражения числа являются окончания. В каж-дой словоформе изменяемых существительных окончание является зна-ком грамматического числа (страна —> страны, страны —> стран, стра-не —> странам, страну —> страны, страной (ою) —> странами, о стране-> о странах). Морфологического числа нет только в несклоняемыхсловах. Число выражается также синтаксически, согласованием. На ос-нове согласования грамматическое число может приписываться и не-склоняемым лексемам: вкусное рагу, черный кофе. дорогая салями —ед. ч., новые такси, модные пальто, красивые жалюзи — мн. ч. Посколь-ку нет таких существительных, к которым нельзя было бы присоеди-нить согласуемое определение, можно сказать, что категория числа ха-рактеризует часть речи в целом.

Образование форм числа может сопровождаться морфонологиче-скими явлениями, разными чередованиями фонем, сдвигами в ударении(ухо —> уши, сосед —> соседи, сон —> сны, страна —> страны, рука —> руки).В некоторых лексемах формы единственного и множественного числаобразуются от разных формообразующих основ (медвежонок -> медве-жата, горожанин -> горожане, стул ~> стулья, кум -> кумовья, дно ->донья, судно -> суда, курица -» куры).

Некоторые существительные имеют двойные формы множественно-го числа, которые, как правило, не бывают равноправными: сын -> сы-новья -> сыны (торж., архаич.), друг -> друзья -> други (торж., архаич.),снег -> снега -> снеги (торж., архаич.), волос -> волосы -> волоса (просто-реч.). Такие двойные формы могут разграничивать лексические значе-ния: зуб -> зубы (человека, животного) -> зубья (пилы), лист -> листья(деревьев) -> листы (бумаги), кол -> колы (в дневнике ученика) -> колья

52

(в заборе). Отдельные дублетные формы выражают собирательность:

клочья, брусья, коренья, каменья, уголья.

У слов ребенок и человек значение числа выражается лексически: де-ти, люди.

§ 27. Разряды существительных,выделяемые по признаку морфологического числа

По признаку числа существительные делятся на четыре группы.В первую группу объединяются лексемы, у которых формы единствен-ного и множественного числа не различаются по лексическому значе-нию. Они образуют ядро грамматической категории числа: стол, дом,скамья, перо. страна, армия, заяц, кошка, человек, мудрец и т. д.

Во вторую группу входят лексемы, у которых формы единственно-го и множественного числа по значению не совпадают: вода, снег, песок,масло, красота, посев, посадка, копченость, и поэтому они употребляют-ся в разных контекстных условиях: говорят намазать масло (а не масла)на хлеб, играть в песок (а не в пески), пить кипяченую воду (а не воды), на-чать посев (не посевы) кукурузы.

Третья группа объединяет singularia tantum (сметана). Четвертая —pluralia tantum (кудри). Первые отличаются от вторых тем, что они по-тенциально не изолированы от форм множественного числа, которыенередко встречаются в поэзии, в языке художественной литературы:

И сколько там сумрака ночи, И тени, и сколько прохлад (Ахматова);

В часы весеннего томления И пляски белых облаков Бывают головокруже-ния У девушек и стариков (Гумилев); Дожди за моим окном. Беды и бла-жи на сердце (Цветаева); Я не могу без тебя жить! Мне и в дожди безтебя — сушь, мне и в жары без тебя — стыть, мне без тебя и Москва —глушь (Асеев); Взаимные вежливости были произнесены, оба пожали другдругу руку (Достоевский).

В морфологическом строе языка нет запретов на образование соот-носительных форм числа у singularia tantum. Дефектность числовой па-радигмы singularia tantum относительна.

Pluralia tantum выразить представление о количестве предметовпри помощи морфемы не могут.

К singularia tantum относят вещественные, собирательные и отвле-ченные существительные (молоко, медь. листва, воронье, гуманизм, голу-бизна).

В pluralia tantum выделяют такие группы: 1) слова, называющиепредметы, симметрично организованные, состоящие из двух или не-скольких частей (ножницы, брюки, шорты, сани, носилки, очки, перила,ворота), 2) совокупности чего-нибудь как множества (дрова, деньги, фи-нансы, джунгли, дебри), 3) многоактные, многосубъектные, многообъ-

53

ектные действия, процессы, состояния (похороны, крестины, бега, выбо-ры, нападки, хлопоты), 4) вещества, материалы (белила, чернила, дрож-жи, румяна, обои, сливки, стройматериалы), 5) отрезки времени (сутки,каникулы, сумерки, потемки, будни, святки), 6) географические именасобственные (Альпы, Афины, Карпаты, Соловки, Лихоборы). Перечислен-ные разряды не охватывают все лексемы без соотносительных формчисла.

При характеристике smgulana и pluralia tantum важно обратитьвнимание на то, что они разграничиваются не по семантическому, а поформальному признаку: сметана — сливки, олифа — белила, тайга —джунгли, тряпье — объедки, мрак — сумерки.

Одушевленных существительных, употребляемых только во множе-ственном числе, немного. Это такие слова, как девчата, ребята, ребя-тишки, супруги (муж и жена), родители (мать и отец), молодожены, мо-лодые, новобрачные. Их можно назвать pluralia tantum по причине от-сутствия соотносительных форм единственного числа, но по значениюони иные, так как указывают на «не один предмет» (девчата = девушки)или на два предмета (молодожены).

§ 28. Статус категории числав системе субстантивного формообразования

Существуют разные мнения о том, к какому типу грамматическихкатегорий, словоизменительных или классифицирующих, следует отно-сить число существительных. Традиционно принято считать, что суще-ствительные в русском языке изменяются по числам. Ф. Ф. Фортунатови многие его последователи связывают число со словообразованием,выделяя только одну словоизменительную категорию существитель-ных — падеж. Основным доводом в пользу такой интерпретации явля-ются многочисленные расхождения форм числа в лексической семанти-ке, которые нередко приводят к формированию отдельных лексем, на-пример, долг — 'обязанность' и долги — 'взятое взаймы', грязь — 'раз-мокшая от воды почва' и грязи — 'озерный или морской лечебный ил',час 1 часы как единица измерения времени и часы как прибор для такогоизмерения. Есть и дополнительные аргументы, такие, как отсутствиеродового противопоставления и регулярное (в отличие от единственно-го числа) выражение одушевленности/неодушевленности во множест-венном числе, несовпадение формообразующих основ в некоторых ти-пах слов (гражданин -> граждане, опенок -> опята).

Третья точка зрения компромиссная. Она состоит в том, что числопризнается категорией смешанного типа: в сфере конкретной лексикисуществительные изменяются по числам, а в остальных случаях распре-деляются по числам. Существительные, изменяющиеся по числам, соче-

54

таются с количественными числительными (один карандаш, пять каран-дашей).

Кроме конкретных, по числам изменяются и те отвлеченные слова,которые обозначают конкретные события, а также считаемые проявле-ния действий, процессов, состояний и имеют формы единственногои множественного числа с одним и тем же лексическим значением: гроза—> грозы, катастрофа —> катастрофы, прыжок —> прыжки, скачок —>•скачки, прогулка —> прогулки, встреча —> встречи, болезнь —> болезни, вы-стрел -> выстрелы. Некоторые лингвисты считают такие отвлеченныеслова конкретными. Так, А. И. Гвоздев при выделении категории кон-кретности о словах типа упражнение, прогулка, перерыв, залп, дождь.ураган пишет: «Все такие слова наравне с существительными, обозна-чающими ограниченные в пространстве особи, по их грамматическимпризнакам следует включить в категорию конкретных существитель-

ных»

41

Семантическая структура категории числа тоже не может быть оп-ределена однозначно.

С одной стороны, она имеет признаки бинарного привативногопротивопоставления с немаркированным компонентом формой единст-венного числа: именно единственное число может называть один пред-мет (Жили-были старик со старухой) и может указывать на некоторуюсовокупность предметов: Швед, русский — колет, рубит, режет (Пуш-кин) = шведы, русские колют, рубят, режут.

С другой стороны, есть случаи немаркированного употребленияформы множественного числа: высказывание К ней приехали гости неопределяет количества гостей. В коллективной монографии «Русскийязык и советское общество» отмечено, что немаркированные формымножественного числа могут быть у существительных а) со значениемпредмета-вещи (нелица), б) со значением лица. У слов со значением не-лица в современном языке они встречаются в основном в разговорномязыке и, как правило, экспрессивно и эмоционально окрашены: Некогдамне по магазинам ходить! (речь может идти об одном магазине). У лич-ных существительных употребление таких форм «развивается и укреп-ляется»: В Давлеканове красноармейцы (форма не означает обязательно-го множества лиц) сообщили Федору, что в полковом обозе везут какую-то девушку, захваченную по дороге (Фурманов) 42.

В результате число в целом не подводится ни под привативные, нипод эквиполентные категории.

А Н Гвоздев Современный русский литературный язык Часть! М , 1961 С 15242 См Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под редМ В Панова М , 1968 С 154-159

55

§ 29. Грамматическое значение категории числа

Грамматическое значение числа является номинативным. Формыединственного числа называют один предмет, формы множественногочисла — неопределенное множество предметов, в том числе и два пред-мета. А. А. Потебня отмечал, что, когда в языке было двойственное чис-ло, представление о много начиналось с трех, после утраты двойствен-ного числа оно начинается с двух 43. Другими словами, наши предкисчитали не так, как мы считаем. Мы считаем: один, много, а они счита-ли: один, два, много.

Грамматическое значение числа участвует в формировании объек-тивного, отражающего действительность, содержания предложения(в синтаксисе оно называется диктумным). В референтно ориентирован-ных высказываниях выбор форм числа для носителей языка релевантен.Это совсем не одно и то же, скажем ли мы Под крышей свила гнездо ла-сточка или Под крышей свили гнезда ласточки.

Грамматическое значение числа имеет такие особенности.

1) Оно формируется на основе бинарного противопоставления со-относительных морфологических форм при сохранении лексическогозначения слова: дом -> дома, страна -> страны, окно -> окна. Ни в слу-чаях типа снег 1 снега, нежность 1 нежности, ни в smgulana tantum, нив pluraha tantum окончание словоформы не выражает номинативногозначения числа. Флексия числа имеет грамматическую семантику толь-ко при противопоставлении форм с одним и тем же лексическим значе-нием. Когда лексема pluraha tantum называет считаемый предмет, пред-ставление о количестве или передается контекстом, или опирается нанекий жизненный опыт, знание типовых жизненных ситуаций. Напри-мер, можно полагать, что в предложении На мальчике были дырявыеджинсы словоформа джинсы называет один предмет, но это никак несвязано с окончанием.

Грамматическое значение числа реализуется только при словоизме-нении.

2) Грамматическое значение числа зависит от референтной ориен-тации существительного в высказывании. Например, в предложенииГрузины живут на Кавказе словоформа множественного числа выража-ет значение совокупности, так как грузины представлены здесь каккласс, как нация. Та же самая словоформа не может иметь этого значе-ния в условиях конкретной референтной соотнесенности: На вокзалек нему подошли грузины. См. также: Волк — осторожное животное и Иззоопарка убежал волк. В первом случае форма единственного числа име-ет значение совокупности, во втором — единичности. Контекстные ус-

43

А А Потебня Из записок по русской грамматике Т 1-2 1958 С 5056

ловия употребления форм числа могут модифицировать грамматиче-ское значение числа.

3) Зависимость от контекстных условий проявляется не тольков модификации грамматического значения. Коррелятивная форма чис-ла (как правило, единственного) может употребляться безотносительнок идее счета вообще. Например, в предложении Люблю грозу в началемая <...> (Тютчев) форма ед. ч. грозу выбирается для обозначения явле-ния как такового. В ней не акцентируется ни значение один, ни значе-ние несколько. Контекст может нейтрализовать номинативное значениечисла.

Нейтрализации числовой семантики может способствовать синтак-сическое место, занимаемое существительным. Когда существительноеоказывается в наречной позиции, его числовое значение нередко как быотходит на второй план, становится незначимым для высказывания,и говорящий выбирает форму числа в соответствии с узусом, без опорына количественные отношения: Но невеста молодая. До зари в лесу блу-ждая, Между тем все шла да шла И на терем набрела (Пушкин). В при-веденном тексте нельзя заменить единственное число слова заря на мно-жественное, хотя в других случаях это существительное может употреб-ляться с опорой на числовое противопоставление: ср. 1) А зори здесь ти-хие (Б. Васильев); 2) Одна заря сменить другу Спешит, дав ночи полчаса(Пушкин).

Особо надо отметить позицию при связке в составном именномсказуемом, где действует правило так называемого смыслового согласо-вания с подлежащим, и форма числа в сказуемом бывает предопределе-на формой подлежащего: Петушок мой золотой Будет верный сторожтвой (Пушкин).

Грамматическое значение числа релевантно в тех условиях, в кото-рых сохраняется возможность выбора морфологической формы.

4) Число зависит также от лексики. Как уже отмечалось, эта связьпроявляется в возможностях формообразования, многие существитель-ные не употребляются во множественном числе по причине своего ле-ксического значения. Это значит, что лексическое значение может «за-черкивать» грамматическую семантику числа.

Примечание. Возникающие в обществе (и у отдельных личностей) по-требности могут преодолевать указанный лексический барьер К при-меру, слово инициатива, развив в себе значение 'предложение, на-правленное на достижение результата', в современном общественно-политическом языке стало активно употребляться в обоих числах

§ 30. Основные контекстные (синтаксические) значенияформ единственного и множественного числа

Формы ед. ч. могут иметь:

57

1) значение единичности- Белеет парус одинокий (Лермонтов), Се-дой мудрец младому другу Кричит вослед Счастливый путь' Прости, лю-би свою супругу. Советов старца не забудь1 (Пушкин);

2) значение совокупности (множественности, класса). Вчерашний ве-чер помню живо Синели глубью небеса. Лист трепетал, красноречивоГлядели звезды нам в глаза (Фет); Читатель, расскажу ль тебе. Куда кра-савица девалась? (Пушкин); Ведь совершенства тоже нет на земле, а все-таки всякий стремится к нему умный желает быть умнее, ученый —ученее, добродетельный — добродетельнее, ну, а богатый желает бытьеще богаче (А. Островский); Изведал враг в тот день немало. Что значитрусский бой удалый (Лермонтов);

3) дистрибутивное или распределительное значение: И царевна очу-тилась В светлой горнице, кругом Лавки, крытые ковром (Пушкин) —каждая лавка покрыта ковром; Поседели твои волосы Глаза Замутила,затуманила слеза (Ахматова);

4) форма употребляется безотносительно к счету: То змейкой, свер-нувшись клубком, у самого сердца колдует <...> (Ахматова).

Примечание. Окончания единственного числа тех слов, у которых фор-мы числа нетождественны по лексическому значению (ум /умы, хлеб 1хлеба, трава 1 травы, колкость 1 колкости, посадка 1 посадки) так же,как и у smgulana tantum, числа не выражают (Он торгует золотоми лесом), однако формы множественного числа в таких случаях грам-матическое номинативное значение утрачивают не всегда в отвле-ченных существительных оно обнаруживается регулярно (копченость1 копчености, посадка 1 посадки), в вещественных — нерегулярно(ср 1) снег 1 снега, песок 1 пески, лед 1 льды и 2) трава 1 травы)

Формы множественного числа выражают:

1) значение неопределенного множества дискретно существующихпредметов: Ведь есть Такие праздные счастливцы. Ума недальнего ле-нивцы, которым жизнь куда легка1 (Пушкин); Целый день спят ночныецветы <...> (Фет);

2) значение множественности как некой совокупности: Фернандотолстый, а толстые много едят (В. Токарева); И не знать, что отсчастья и славы безнадежно дряхлеют сердца (Ахматова);

3) форме можно приписать и значение единственного, и значениемножественного числа (немаркированное употребление формы): Когдая пришел в себя, коробка исчезла Должно быть, ее выбросили санитары(Паустовский) К тому же у него дезертиры шинель уперли (Н. Остров-ский) — примеры Е. Н. Прокопович;

4) с опорой на контекст формы множественного числа могут назы-вать один предмет. Такое употребление всегда стилистически окрашено

Ах, боже мой, еще фикусы с собой возят Куда же он с ним денется(Катаев) — пример Е. Н. Прокопович.

S8

Окончания форм числа в pluralia tantum грамматического номина-тивного значения не имеют.

§ 31. Продуктивные тенденции в развитии категории числа

Продуктивные тенденции в развитии категории числа существи-тельных связаны, во-первых, с образованием форм множественного чис-ла от отвлеченных существительных, которые частотно по лексическо-му значению полностью не совпадают с формами единственного числа,во-вторых с расширением немаркированного употребления форм мно-жественного числа у личных существительных 44.

Категория падежа

§ 32. Понятие о морфологическом падеже.Методика выделения одного падежаи определение общей системы падежей

Падежом называют и словоизменительную грамматическую кате-горию существительных и те формы, которые эту категорию образуют.Посредством падежа существительное присоединяется к другим словамв предложении или к предложению в целом. Падеж как морфологиче-ская форма образуется окончаниями.

В современной лингвистической науке принято пользоваться ещепонятием семантического падежа, которое было введено американскимученым Филмором. Морфологический падеж и семантический падеж —это единицы соотносительные, но нетождественные.

Семантический падеж — это языковая универсалия. Понятие се-мантического падежа приложимо к языкам с разным грамматическимустройством. Семантическим падежом называют роль предметногоимени (или семантического актанта) в препозитивной структуре пред-ложения. Например, в предложении Ребенок спит есть один семантиче-ский падеж (субъект состояния), в предложении Отец подарил сыну ги-тару — три семантических падежа (субъект действия, адресат, объектдействия), в предложении Бабушка крючком вяжет внучке берет — че-тыре семантических падежа (субъект действия, объект действия, адресати инструмент).

Семантические падежи в разных языках обозначаются разнымисредствами (необязательно флексией). В русском языке они выражаются

44 См Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под редМ В Панова С 144-175

SO

прежде всего морфологическими падежами. При этом один и тот же се-мантический падеж может передаваться разными падежными формами,например, семантическому субъекту (субъектному актанту) в русскомязыке соответствует И. п. (море шумит), Д. п. (мне думается), Т. п.(письмо написано женщиной), Р. п. (шум ветра). В то же время одини тот же морфологический падеж не всегда равен семантическому паде-жу. Так, именительный падеж может называть ситуацию в целом: Ран-нее утро. Тишина, может иметь значение признака: Даша — красавица 1красивая, значение количества: Хлопот мартышке — полон рот(Крылов).

Морфологический падеж есть не во всех языках, а только в тех,в которых у имени существительного в разных условиях употребленияизменяется форма. Морфологический падеж выделяется как следствиесловоизменения, т. е. он обязательно образуется флексией. Однако вы-ражаются падежи не только окончаниями, но и лексико-синтаксически-ми средствами, предлогами и согласованием (у рыбацкой сети — Р. п.,к рыбацкой сети— Д. п., в рыбацкую сеть— В. п., в рыбацкой сети—П. п.). На основе лексико-синтаксического выражения падежная функ-ция может быть приписана и несклоняемым словам (вкусное рагу —И. п., вкусного рагу — Р. п., вкусному рагу — Д. п. и т. д.). Не имея па-дежной морфологической формы, несклоняемые существительные выра-жают падежные значения аналитическим способом. Вот поэтому можносказать, что падеж, как и число, характеризует субстантивную часть ре-чи в целом.

Вопрос о методике выделения одного падежа связан с тем, что раз-ные типы существительных имеют разное количество словоизменитель-ных форм, например, в единственном числе слово страна имеет пять из-меняемых форм (страна, страны, стране, страну, страной), слово ар-мия — четыре формы (армия, армии, армию, армией), слово нежность —три формы (нежность, нежности, нежностью). Поэтому существуеттрадиция выделять один падеж на двух основаниях, морфологическоми синтаксическом.

Одним падежом называют совокупность морфологических форм,обладающих свойством в одних и тех же синтаксических условиях вы-ражать одно и то же синтаксическое значение. Так, совокупность форм,выражающих объект лишения при глаголе лишиться (лишиться дома,страны, добра, любви), образует один падеж, а другая совокупностьформ, выражающих объект эмоционального отношения при глаголегордиться (гордиться домом, страной, добром, любовью), образует дру-гой падеж. Таким способом были получены шесть падежей, называемыеИменительный, Родительный, Дательный, Винительный, Творительныйи Предложный. При этом признается, что одна и та же совокупностьформ, т. е. один и тот же падеж, может использоваться для выражения

60

нескольких синтаксических отношений, например, флексии, образую-щие винительный падеж, выражают значение объекта (иметь огурец.грушу, яблоко, канифоль) и значение меры (работать год, неделю, лето,осень).

Данная методика выделения падежей предопределяет очень важныепоследствия: 1) количество падежей у всех лексем оказывается одинако-вым, 2) каждый выделенный падеж является формально выраженным,т. е. каждый падеж имеет свой набор окончаний. На уровне части речинет падежной омонимии — омонимичные падежи представлены тольков типах склонения и, следовательно, в конкретных лексемах; 3) каждыйпадеж в принципе характеризует часть речи в целом (каждое слово час-ти речи), 4) система падежей не может быть открытой, так как словоиз-менение конечно; 5) коррелятивность падежей предполагает синтакси-ческое распределение.

Кроме основных шести падежей, иногда выделяют дополнительныеформы: количественный падеж (стакан чаю, таблетка аспирину), мест-ный падеж (в лесу, на печи), который отличают от объектного или соб-ственно предложного падежа (вспомнить о товарище, рассказать о по-ездке, о печи), счетный падеж (два карандаша, три столовых), зватель-ный падеж (пап!).

Морфемным основанием для их выделения являются параллельныеокончания: 1) -у в Р. п. у слов мужского рода (кваса 1 квасу), 1) -у в пред-ложном падеже у слов мужского рода (в лесу 1 о лесе) и ударяемая флек-сия в предложном падеже у слов женского рода третьего склонения (окрови 1 в крови), 3) ударяемое окончание у некоторых слов мужского ро-да в сочетаниях с числительными два, три, четыре (нет шара 1 два ша-ра), 4) нулевое окончание в И. п. у существительных женского родав позиции обращения (Тань, мам).

С точки зрения охвата лексики наиболее оправдано выделениесчетного падежа, тем более что в сочетаниях количественных числи-тельных с существительными не все объяснимо в синхронном языковомсрезе. Так, непонятно, почему, например, существительное рука причислительном три должно быть в единственном числе — три руки, а су-ществительное столовая — во множественном числе — три столовых(прилагательное при этом в обоих случаях употребляется во множест-венном числе — три протянутые руки. три новых столовых. Но мор-фемная база у этого падежа ненадежна, с одной стороны, потому, чтослов, у которых в родительном падеже в сочетаниях с числительныминаблюдается перенос ударения на флексию, очень мало, с другой —потому, что указанное акцентное изменение не является обязательным:

два шара, но два больших шара. У счетного падежа нет опорнойфлексии.

61

Что касается остальных трех форм, то они отличаются от основ-ных падежей (и потому не могут быть поставлены с ними в один ряд)избирательным отношением к лексике (звательный падеж при этом сти-листически маркирован, он отмечен в разговорном языке). Можно ска-зать выпить чаю, но нельзя сказать купить хлебу или всыпать овсу; наносу — это нормативная форма, а на подбородку— нет, говорят Тань!,но не говорят Татьян Евгенъевн.

Флексии дополнительных падежей лексически закреплены, и этозакрепление не совпадает с границами типов склонения, поэтому приописании типов склонения они подаются как вариантные окончанияосновных падежей.

§ 33. Понятие о значении падежа

Падеж синтаксичен по определению. Значением падежа традицион-но называют то синтаксическое отношение (смысл), которое он выра-жает. Например, И. п., сочетаясь с формами глагольного сказуемого ре-гулярно имеет значение субъекта действия: С горы бежит поток провор-ный, В лесу не молкнет птичий гам (Тютчев); если сказуемое выраженоформой страдательного залога, И. п. называет объект действия: Космосизучается людьми; когда именительный падеж употребляется в качествеприложения, он имеет значение признака: Чижа захлопнула злодейка-за-падня (Крылов); в позиции главного члена номинативного предложенияИ. п. называет бытующий предмет, т. е. имеет экзистенциональное зна-чение: Ночь, улица, фонарь, аптека (Блок); в функции названия исполь-зуется именительный назывной: «Анна Каренина», в функции обраще-ния — именительный вокативный: Красуйся, град Петров... (Пушкин);

при выражении количественных отношений выделяется именительныйколичественной семантики: Мало слов, а горя реченька, горя реченька без-донная (Н. Некрасов).

Все русские падежи многозначны. В отличие от грамматической се-мантики числа значение падежа не формируется противопоставлениемразных падежных форм (сочетания типа съесть хлеб, съесть хлеба, в ко-торых наблюдается контрастивное употребление двух объектных паде-жей в одной синтаксической позиции, являются своего рода исключени-ем). Значение падежа по-разному зависит от падежной флексии и связа-но с лексическим значением существительных и с занимаемыми имисинтаксическими местами. При характеристике падежей выделяют та-кие синтаксические позиции: 1) позиция при слове в структуре словосо-четания, 2) позиция при члене предложения, при этом отдельной являет-ся позиция при связке, 3) позиция при предложении в целом, 4) авто-номная позиция (заголовок, обращение, главный член номинативногопредложения). В некоторых случаях необходимо учитывать так назы-

62

ваемый внутренний контекст, т. е. распространение самого существи-тельного в форме того или иного падежа.

§ 34. Типы падежных значений

Как уже отмечалось, значение падежа зависит от трех обстоя-тельств: от падежной формы, от лексического значения существитель-ного и от синтаксической позиции, занимаемой падежом. С учетом этихобстоятельств падежи вслед за Е. Куриловичем делят на два типа, грам-матические (абстрактные) и семантические (конкретные).

Грамматические (Е. Курилович называет их также синтаксически-ми) — это падежи со значением объекта и субъекта. Их специфическойособенностью является то, что значение падежа зависит прежде всегоот синтаксического места, т. е. предопределяется тем словом или слово-формой, к которым падеж относится. При употреблении такого падежаговорящий фактически не имеет выбора. Например, словоформа смеет-ся называет смеющийся предмет. Этот предмет в русском языке выра-жается дважды, личным окончанием глагола и именительным падежомподлежащего. С именительным падежом согласуется форма глагола,окончание которой реализует глагольную субъектную валентность. Вотпоэтому и И. п. любого существительного независимо от лексическойсемантики слова при словоформе смеется выражает значение субъектадействия: смеется человек, смеется природа, смеется душа. Лексема по-ходить в значении быть похожим, релятивная по своей знаковой функ-ции, открывает при себе позицию для В. п. с предлогом -на. Предложно-падежная форма имеет значение объекта, которое формируется толькосемантикой глагола и не зависит от лексического значения самого су-ществительного: походить на отца, европейца, дикаря, обезьяну, статуюи т. п.

Семантические падежи, включая и предложные сочетания (они на-зываются еще наречными), отличаются от грамматических тем, что ихзначения предопределяются прежде всего падежными окончаниями(а также предлогами) и лексической семантикой существительных. Онименьше зависят от синтаксических мест, хотя и не могут занимать лю-бую синтаксическую позицию. Так, значения форм в лесу, под столом,(ранним) утром, (поздним) вечером, к обеду, в июле, для храбрости, бездождя, в крапинку, с улыбкой, из-за грозы и т. п. могут быть определеныи вне структуры предложения.

Семантические падежи и предложно-падежные формы неоднород-ны. Прежде всего среди них можно выделить обстоятельственные и при-знаковые формы. Первые попадают под понятие свободного падежа,предложенного Г. А. Золотовой: свободные падежи обладают свойст-вом употребляться в качестве заголовков, т. е. быть синтаксически неза-

63

висимыми. Вторые связаны с реализацией атрибутивной валентностиглаголов и существительных: писать мелким почерком, писать с ошибка-ми, пальто на меху, чулки в резинку, верхушки деревьев, голоса птиц. Кро-ме этого, к семантическим относятся падежи со значением дифференци-рованного объекта (адресата, орудия, средства, целевого назначенияи др.: писать другу, ударить копьем, накормить кашей, купить ручку длядвери).

Н. Ю. Шведова как отдельную разновидность выделила так назы-ваемые восполняющие синтаксические отношения, а в связи с этими падежи с восполняющим значением. Восполняющие отношения воз-никают в подчинительных словосочетаниях с информативно недоста-точными (абсолютивно не употребляющимися) опорными словами(обернуться бедой, отличаться выносливостью, закатиться смехом).Восполняющий падеж вместе с главным словом образует сочетание, ко-торое с точки зрения смысла, содержания «не обладает свойствами раз-дельности» 45. У восполняющих падежей в семантической структурепредложения нет своей роли.

Выделение грамматических, семантических и восполняющих паде-жей отражает разные приемы вхождения падежа в структуру словосоче-тания и предложения, т. е. в синтаксическую форму.

Взгляд на падеж с точки зрения номинативной функции предложе-ния (другими словами, пропозиции) выявляет в падежах интерпретаци-онное свойство: падежи не только называют участников ситуации, нои выражают отношения между ними. Если в предложении Маша схва-тила рукой собаку поменять местами падежи: Собака схватила Машу заруку, образуется высказывание с иным смыслом. Значение абсолютногобольшинства русских предложений не может быть организовано безинтерпретационной роли падежей. Особо эта роль должна быть отме-чена у именительного падежа. Любой актант, обозначенный именитель-ным падежом, как бы повышается в ранге (С. Д. Кацнельсон) и становит-ся источником, инициатором обозначенной в предложении ситуации.

§ 35. Основные значения падежей

Значения именительного падежа были даны в предыдущем пара-графе. К сказанному можно добавить, что именительный падеж широ-ко представлен в именном сказуемом. Это именительный предикатив-ный: Дворяне все — родня друг другу (Блок); Талант — единственная но-вость, Которая всегда нова (Пастернак); Вы — подлинность. Вы — обая-нье, Вы вдохновение само (Пастернак), В то время был еще жених Ее суп-

45 Русская грамматика Т 2 М , 1980 С 16

64

руг (Пушкин), Одна радость и даже страсть Жданова были песни(Л. Толстой).

Родительный падеж имеет значение 1) объекта: лишиться свободы.добиться результатов, бояться грозы, не иметь друзей, строительстводома; 2) субъекта: пение соловья, народу на собрание не пришло, мальчиковв доме не оказалось, в коридоре нет окон; 3) носителя признака: блед-ность лица, красота души; 4) признака — родительный определитель-ный, часто опирающийся на внутренний контекст: страна чудес, жи-тель города, жена соседа, блокнот отца. человек благородного воспита-ния. сукно зеленого цвета, крыша дома. ножка стула; 5) количества и со-вокупности: две книги, мешок картошки, бутылка вина, пропасть хло-пот, несколько вопросов, табун лошадей, стая воробьев; 6) восполняю-щее: дело совести, дело чести, мера длины, 7) даты: первого апреля, девя-того мая.

Дательный падеж может имеет значение J) объекта: завидовать дру-гу. помогать товарищу, учить грамоте), 2) субъекта: мальчику смешно,ребенку нездоровится, подруге неинтересна моя работа, сестре надоехать в институт, сегодня быть грозе; 3) адресата: купить подарок сы-ну. написать письмо матери, подмигнуть соседу, улыбнуться девушке;

4) определительное: памятник Пушкину, цена такому человеку — грош.

Винительные падеж имеет значение 1) объекта: писать роман.съесть яблоко, любить животных; 2) меры: неделю болеть, конфет купи-ли килограмм, жить лето на даче, работать всю ночь; 3) в безличныхпредложениях — носителя процессуального признака: руку ломит, голо-ву просто распирает; 4) восполняющее: иметь значение, принимать уча-стие.

Творительный падеж имеет значение 1) объекта: руководить заво-дом, объекта-каузатора: гордиться сыном, любоваться морем, объекта,ограничивающего проявление признака: слаб здоровьем, богат друзья-ми; 2) субъекта в страдательных конструкциях и безличных предложе-ниях: Чины людьми даются, а люди могут обмануться (Грибоедов); Вол-ной унесло лодку; 3) орудия действия: резать ножом, удар молотком;

4) средства действия: напоить чаем, объесться сливами; 5) способа дейст-вия: приехать автобусом, прилететь самолетом; 6) причины, времени(в том числе и предикативно-временное), места: Осел мой глупостьюв пословицу вошел (Крылов); Вечером синим, вечером лунным был я когда-то красивым и юным (Есенин); Еще мальчишкой я услышал частушки наберегу Ладожского озера (С. Антонов); Дубровский поднял голову Онехал берегом широкого озера (Пушкин); 7) сравнения: Бывает, курьеромна борзом Раскачается сердце . (Пастернак); Тоска пассажиркой скольз-нет по томам (Пастернак); Он носил рабочий комбинезон, сменил усыколечком на усы кисточкой (Федин); 8) признаковое — при глаголе, час-то с опорой на внутренний контекст (говорить шепотом, смотреть

5 Зак 416365

нежным взглядом) и в позиции при связке — творительный предикатив-ный. В таком случае обозначается признак предмета, названного под-лежащим: Фетисов был немного художником (Ю. Нагибин); 9) воспол-няющее: вильнуть хвостом, топнуть ногой.

Предложный падеж имеет значение 1) места: в городе, на берегу, приморе; 2) объекта: вспомнить о товарище, горевать о случившемся); 3) вре-мени: в юности, в старости; 4) уступки или условия: В голоде, в холодев городе Вологде жили мы весело, были мы молоды (А. Яшин); 5) призна-ковое, в том числе в позиции при связке: Вся в инее шапка большая, Усы,борода в серебре (Н. Некрасов); яблоня в цвету, юбка на подкладке;

6) средства или способа действия: прилететь на самолете, приехать нагрузовике, жарить на масле; 1) восполняющее: участвовать в войне, уча-ствовать в выборах.

К выражению падежных значений в русском языке подключеныпредлоги, которые вместе с падежами образуют предложно-падежныеформы. Предложно-падежные сочетания обогащают репертуар падеж-ных значений и в отдельных случаях вытесняют беспредложные формы.Например, беспредложный творительный со значением места и времениможет быть у лексически замкнутых и очень ограниченных групп слов:

уехать утром, вечером, днем, ночью, летом, зимой, весной, осенью, но не*июлем, ^декабрем, ^понедельником и т. д.; идти полем, лесом, берегом, ноне ^Красной Площадью, комнатой, аудиторией и др. Этому творитель-ному соответствуют предложно-падежные формы: в июле, в декабре,в понедельник. По Красной Площади, по комнате, по аудитории.

Предложно-падежные формы замещают те же синтаксические мес-та, что и падежи без предлогов (кроме позиции И. п.), и в целом услож-няют категорию падежа в семантическом аспекте.

В связи с многозначностью всех падежей существует проблема оп-ределения инвариантного значения для каждого падежа. Такие общиезначения, которые объединяли бы все случаи беспредложного и пред-ложного употребления падежей, скорее всего отсутствуют. Во всякомслучае пока никому не удалось их выделить. А. М. Пешковскому при-надлежит мысль (которая признается многими современными лингви-стами) о том, что грамматическую категорию может образовать «рядформ, объединенный комплексом разнородных значений, одинаковоповторяющихся в каждой форме»46. Последние работы о падежах(Г. А. Золотовой, Е. В. Клобукова, Н. Ю. Шведовой) подтверждают вы-вод о том, что падежи различаются между собой совокупностями син-таксических мест, которые они занимают, и суммой значений, выражае-мых при этом. Е. В. Клобуков показал, что значения падежей не простозависят от синтаксических и лексических условий, — в разных позициях

46 А. М. Пешковский. Русский синтаксис в научном освещении. С. 27.66

они закономерно замещают друг друга. «Полный набор позиционно че-редующихся значений» падежной формы он назвал функционально-се-мантической парадигмой. Каждый падеж имеет свою функционально-семантическую парадигму 47.

§ 36. Склонение имен существительных

Склонением называют изменение существительных по падежамв единственном и множественном числе 48.

Термин склонение используется для обозначения как модели (систе-мы окончаний), по которой образуются падежные формы, так и классаслов, имеющих одинаковые падежные флексии.

Принято выделять три типа собственно субстантивного словоизме-нения, три типа склонения существительных: первое, второе, третьеПричем названия «первое склонение», «второе склонение» в школьнойпрактике и вузовском преподавании нередко закрепляются за разнымиразрядами слов. В школьных учебниках первьм склонением называютизменение слов с окончанием -а (вода), во многих вузовских пособияхи в академических грамматиках — слов мужского рода (стол) и средне-го рода (окно).

Кроме собственно субстантивных типов склонения, есть смешан-ные и адъективные типы. Отдельные лексемы имеют особые нестан-дартные парадигмы.

Распределение существительных по склонениям опирается на фор-мы единственного числа, так как во множественном числе нет четкихграниц между типами.

К первому склонению относятся 1) существительные мужскою рода, кроме слов с окончанием -а/-я (дедушка, дядя, заинька, домина} и сло-ва путь, 2) слова среднего рода, кроме слов на -мя и слова дитя.

Ко второму склонению относятся слова женского, мужского и об-щего рода с окончанием -а/-я (страна, земля, армия, дедушка, домина,староста).

Примечание. Слова мужского рода типа домишко образуют формы кос-венных падежей и по первому, и по второму склонению: Р. домишка,домишки, Д. — домишку, домишке, В. — домишко, домишку, Т. — до-мишком, домишкой, П. — о домишке.

47 Е. В. Клобуков. Семантика падежных форм в современном русском литературном языкеМ., 1986. С. 78.Склонение имен подробно описано А. А. Зализняком. См. Русское именное словоизмене-

48

ние М., 1967.

5*

67

К третьему склонению относятся все существительные женского ро-да с нулевым окончанием в именительном падеже единственного числа(мать, нежность, любовь, лень, степь, дочь, печь, рожь. тишь), словомужского рода путь, 11 слов среднего рода на -мя (бремя, время, вымя,знамя, имя, племя, пламя, полымя, семя, стремя, темя) и существительноедитя.

Примечание. Так определяется третье склонение в «Русской граммати-ке-80». Что же касается школьной традиции, то она слова на -мяи существительное дитя выделяет в особую группу так называемыхразносклоняемых слов.

Каждый тип склонения имеет свою совокупность падежных окон-чаний, в целом общую для лексем данного типа. Важно иметь в виду,что сказанное относится к набору фонем в парадигмах. Так, в единст-венном числе фонемный состав окончаний в субстантивных типах скло-нения таков:

1 -е склонение

2-е склонение

3-е склонение

м. р.

с. р.

ж. р.

с. р.

И.

-0

-0







Р.











Д.











В.

как И. или Р.

как И.



-0



Т.

-ом

-ом

-oj (-ojy)

-jy

-ом

п.











Примечания. 1. Окончание И. п. слов бытие, небытие, житие, питиесостоит из фонемы [е], окончание Т. п. — фонем [ем], окончаниеП. п. — фонемы [и]. Фонему [и] в окончании предложного падежаимеет также слово забытье (в забытьи).

2. Существительное путь в Т. п. имеет окончание [ом} (путём). Вовсех остальных падежах его окончания совпадают с окончаниямислов женского рода третьего склонения. 3. Существительное среднегорода дитя в Т. п. имеет окончание [oj}. Косвенные падежи слова дитяв современном языке, можно сказать, не употребляются. Встречаю-щиеся формы дитё. дитю. дитятю, дшпём являются просторечными.

В школьной и вузовской практике существует традиция при описа-нии склонения существительных (и в целом изменения самостоятельныхчастей речи) формы слова и все парадигмы давать в орфографическойзаписи. При этом выделяются твердые и мягкие разновидности в зави-симости от того, как обозначается фонема после парной твердой и мяг-

68

кой согласной. Так, к твердой разновидности склонения относятся сло-ва стол, село, страна, к мягкой разновидности — конь. поле, земля.

В орфографической записи склонений особо отмечаются слова с ос-новами на согласные: шипящие, задненебные и -ц.

После шипящих и задненебных согласных буква ы в окончаниях за-меняется на -и (муха — мухи, мука — муки, свеча — свечи, ноша — ноши,стужа — стужи и т. д.).

В словах с основой на шипящую и ц гласная буква о в ударяемомокончании заменяется на букву е в безударном окончании (свечой — ча-шей, овцой — птицей, ножом — пляжем, лицом — полотенцем).

В словах на -ий, -ие, -ия, основа которых оканчивается на (/], буква ев окончании заменяется на и (о санатории, о пении, о молнии).

В орфографической записи набор окончаний в единственном числев субстантивных склонениях представлен следующим образом:

1 -е склонение

2-е склонение

3-е склонение

И.

-о, -о, (-ё)

-а (-я)

-0, -Я

Р.

-а (-я)

-ы (-и)



Д.

-У (-ю)

-е, -и



В. (неодуш.)

-0, -о (-ё)

-У (-ю)

-0, -Я

В. (одуш.)

-а (-я)

Т.

-ом (-ем)

-ой / -ою (-ей / -ею)

-ью, -ем

П.

-е, -и

-е, -и



В дальнейшем описании материала все парадигмы приводятся в ор-фографической записи.

Склонение существительных во множественном числе

Во множественном числе все существительные имеют одинаковыеокончания для трех падежей, дательного, творительного и предложно-го: Д. -ам/-ям, Т. -ами/-ями, -ми, П. -axl-ях (Д. — столам, коням, селам.полям, странам, землям, степям, лошадям, знаменам, путям, Т. — стола-ми, конями, сёлами, полями, странами, землями, степями, лошадьми, зна-менами. путями, П. — о столах, о конях, о сёлах, о полях, о странах,о землях, о степях, о лошадях, о знаменах, о путях). В связи с этим прихарактеристике типов склонения во множественном числе отмечаютсяфлексии только двух падежей, именительного и родительного.

Первое склонение. И. -ы (-и), -а (-я), -е (столы, кони, мышата, горо-жане. окна, поля).

69

P. -os, -ей, -в (столов, коней, мышат, горожан, окон, полей).

При этом в твердой разновидности в словах с основой на задненеб-ные и шипящие (ножи, пороги, размахи, яблоки) не бывает окончания -ь;.

У слов мужского рода основным окончанием И. п. является -ы(-и),некоторые слова имеют в И. п. флексию -а (я): бока, глаза, дома, берега.Флексию -а имеют существительные на -онок(-енок): котенок -> котя-та. лягушонок -> лягушата, опенок -> опята.

У слов на -анин(-янин) окончание -е: харьковчанин -> харьковчане,рижанин -> рижане, горожанин -> горожане, однополчанин -> однополча-не, крестьянин -> крестьяне. Окончание -е имеют также существитель-ные барин, боярин, цыган -> баре, бояре, цыгане.

Основным окончанием И. п. мн. ч. слов среднего рода является-а(-я). Но слова на -ко обычно имеют флексию -и: плечико -> плечики,колесико -> колесики, яблоко -> яблоки, очко -> очки (так же, как словамужского рода: домишко -» домишки).

В окончании Р. п. -ов буква -о заменяется на -е в словах с основойна -j и на -ц, если ударение падает на основу: ср.: Р. — столов, отцов, нопальцев, подмастерьев, санаториев, платьев).

Окончание -ов является основным в твердой разновидности словмужского рода: столов, домов, порогов, кварталов, кленов, слонов и т. п.Посредством флексии -ов(ев) образуется Р. п. у некоторых лексем ср. р.:

колесико -> колесиков, плечико -> плечиков, облако -> облаков, очко -> оч-ков, платье -> платьев, болотце ->• болотцев, но полотенце -> полотенец,блюдце -> блюдец.

Окончание Р. п. -ей имеют в мужском роде слова мягкой разновид-ности и существительные на шипящие (Р. — коней, дней. учителей, но-жей, карандашей), в среднем роде — слова мягкой разновидности (по-пей, морей), а у существительных с основой на шипящую представленанулевая флексия (ложе -> лож).

От основ на -\j\ только во множественном числе (т. е. когда в парал-лельных основах форм ед ч. -\j\ отсутствует) формы родительного паде-жа образуются у одних существительных с окончанием -ей, у других —с окончанием -ев с заменой буквы -ё на букву -е в безударном положе-нии: мужей, князей, корней, друзей, сыновей и братьев, сучьев, кольев,перьев, крыльев, зятьёв). Если основа на -[/] является общей и для единст-венного, и для множественного числа, то окончанием Р. п. бывает -евв мужском роде и нулевое в среднем роде: санаториев, планетариев, гени-ев, воробьев, строений, выступлений, украшений, ружей, копий.

Нулевое окончание в Р. п. мн. ч. имеют существительные среднегорода твердой разновидности (село -> сел. болото —> болот), существи-тельные мужского рода с окончанием -о(е) в И. п. ед. ч. (домишко -> до-мишек, домище -> домищ), а также слова м. р. типа горожанин, октябре-нок. Кроме этого, нулевое окончание оказывается у некоторых лексем

70

М. р. (партизан, чулок, сапог, а не партизанов, чулков, сапогов), которыеобычно даются списком.

Второе склонение. Существительные второго склонения в И. п.мн. ч. имеют окончание -ы(и). При этом в словах на задненебные и ши-пящие вместо -ь; бывает окончание -и: страны, звезды, овцы, земли, руки,мухи, кочерги, ноши, лужи.

Окончания Р. п. — -о, -ей. Нулевая флексия является основной, ееимеет большинство слов второго склонения в твердой и мягкой разно-видности (стран, звезд, овец, мух, рук. земель, деревень, бань). Для словтипа скамья, гостья, шалунья (основа на j- после согласного) действуеттакое правило: если в именительном падеже единственного числа ударе-ние падает на окончание (скамья), передо- появляется беглая гласная -е:

скамей. Если в форме именительного падежа ударение падает на основу(гостья, шалунья), беглой гласной оказывается -и: гостий, шалуний.В словах типа песня, вишня (-«'после согласного), кроме беглой гласной,происходит чередование н7/н: песня -> песен, вишня —> вишен, сотня ->сотен, басня -> басен Исключения: барышень, боярышень, деревень, ку-хонь. Если -н' предшествует гласная (яблоня, героиня), то отвердения со-гласного не происходит: яблонь, героинь.

Окончание -ей образует форму Р. п. у отдельных лексем (иногдапри наличии дублетной формы с нулевой флексией): свеча —> свечей, сак-ля -> саклей, юноша —> юношей, дядя -> дядей, пригоршня -> пригоршней,тихоня —> тихоней, распря —> распрей.

Третье склонение. У существительных женского рода, а такжеу слов путь и дитя в И. п. мн. ч. окончание -и (степи, лошади, пути, де-ти), у существительных среднего рода — окончание -а (знамена, племе-на. семена).

В Р. п. мн. ч. слова женского рода, слово путь и слово дитя имеютокончание -ей (степей, лошадей, путей, детей), слова среднего рода —нулевое окончание (знамен, племен, семян).

Основные парадигмы склоненияТвердая разновидность 1-го склонения

Единственное число

Множественное число

И.

стол

село

столы

села

Р.

стола

села

столов

сел

Д.

столу

селу

столам

селам

в.

стол

село

столы

села

т.

столом

селом

столами

селами

п.

(о)столе

(о) селе

(о)столах

(о селах)

71

Мягкая разновидность 1-го склонения

Единственное число

И.

конь

санаторий

поле

строение

Р.

коня

санатория

поля

строения

Д.

коню

санаторию

полю

строению

В.

коня

санаторий

поле

строение

Т.

конём

санаторием

полем

строением

П.

(о)коне

(о санатории)

(о) поле

(о)строении

Множественное число

И.

кони

санатории

поля

строения

Р.

коней

санаториев

полей

строений

Д.

коням

санаториям

полям

строениям

В.

коней

санатории

поля

строения

Т.

конями

санаториями

полями

строениями

П.

(о)конях

(о санаториях)

(о)полях

(о)строениях

Твердая разновидность 2-го склоненияСлова с основой на шипящие, задненебные и -ц

Единственное число

И.

страна

чаша

рука

птица

Р.

страны

чаши

руки

птицы

Д.

стране

чаше

руке

птице

В.

страну

чашу

руку

птицу

т.

страной (ою)

чашей (ею)

рукой (ою)

птицей (ею)

п.

(о)стране

(о) чаше

(о)руке

(о)птице

Множественное число

И.

страны

чаши

руки

птицы

Р.

стран

чаш

рук

птиц

Д.

странам

чашам

рукам

птицам

В.

страны

чаши

руки

птиц

т.

странами

чашами

руками

птицами

п.

(о)странах

. (о) чашах

(о)руках

(о)птицах

72

Мягкая разновидность 2-го склонения

Единственное число

Множественное число

И.

земля

армия

земли

армии

Р.

земли

армии

земель

армий

Д.

земле

армии

землям

армиям

В.

землю

армию

земли

армии

т.

землёй (ею)

армией

землями

армией

п.

(о) земле

(об)армии

(о) землях

(об)армиях

Парадигмы 3-го склонения

Единственное число

И.

ночь

кость

путь

знамя

дитя

Р.

ночи

кости

пути

знамени

дитяти

д-

ночи

кости

пути

знамени

дитяти

в.

ночь

кость

путь

знамя

дитя

т.

ночью

костью

путём

знаменем

дитятей

п.

(о)ночи

(о) кости

(о) пути

(о)знамени

(о) дитяти

Множественное число

И.

ночи

кости

пути

знамена

дети

Р.

ночей

костей

путей

знамён

детей

Д.

ночам

костям

путям

знаменам

детям

В.

ночи

кости

пути

знамена

детей

Т.

ночами

костями

путями

знаменами

детьми

П.

(о)ночах

(о) костях

(о)путях

(о)знаменах

(о) детях

Существительные pluralia tantum не образуют отдельных типовсклонения и не противопоставляются в образовании падежей существи-тельным мужского, женского и среднего родов во множественном числе.Так, формы щипцы —> щипцов совпадают с формами огурцы —> огурцов,формы белила -> белил — с формами окна —> окон, формы брюки —>брюк — с формами руки —>рук, формы кудри -> кудрей можно поместитьи в третье склонение, и в мягкую разновидность первого склонения ти-па дни -> дней.

Singularia и pluralia tantum имеют дефектные парадигмы.

73

Слова щец и дровец употребляются только в форме Р. п. мн. ч. У су-ществительных башка, мечта и мольба Р. п. мн. ч. не употребляется. Неимеют всех форм мн. ч. слова бремя, вымя, пламя, темя.

Адъективный тип склонения существительных объединяет те пара-дигмы существительных мужского, среднего и женского родов, которыесовпадают с парадигмами соответствующих прилагательных и при-частий.

Парадигмы адъективного склонения

Единственное число

И.

портной

насекомое

столовая

Р.

портного

насекомого

столовой

Д.

портному

насекомому

столовой

в.

портного

насекомое

столовую

т.

портным

насекомым

столовой

п.

(о) портном

(о) насекомом

(о)столовой

Множественное число

И.

портные

насекомые

столовые

Р.

портных

насекомых

столовых

Д.

портным

насекомым

столовым

в.

портных

насекомых

столовые

т.

портными

насекомыми

столовыми

п.

(о) портных

(о) насекомых

(о) столовых

Смешанный тип склонения объединяет парадигмы мужского и жен-ского родов личных имен существительных, называющих фамилии.

Общей особенностью этих парадигм является объединение субстан-тивных и адъективных окончаний (адъективная флексия в ед. числеу мужского рода в Т. п., у женского рода в Р., Д., Т. и П. падежах; вомн. ч. во всех падежах, кроме именительного).

74

Парадигмы смешанного типа склонения

Единственное число

Множественное число

И.

Гусев

Птицына

Гусевы

Птицыны

Р.

Гусева

Птицыной

Гусевых

Птицыных

Д.

Гусеву

Птицыной

Гусевым

Птицыным

в.

Гусева

Птицыну

Гусевых

Птицыных

т.

Гусевым

Птицыной

Гусевыми

Птицыными

п.

(о) Гусеве

(о) Птицыной

(о) Гусевых

(о) Птицыных

Иноязычные мужские фамилии типа Дарвин, Вирхов, а также гео-графические названия, омонимичные с мужскими русскими фамилиями,имеют в Т. п. субстантивное окончание мужского рода: сДарвином,Вирховом. под городом Калинином.

К смешанному типу склонения относятся лексемы третье и ничья,которые, будучи субстантиватами, сохраняют особенности смешанногосклонения исходных прилагательных.

Склонение существительных с первым компонентом пол-Сложные существительные с пол- (полдома, полпути, полведра, пол-дюжины, полгорсти) принадлежат к тому же роду и типу склонения, чтои мотивирующее их существительное: полдома — м. р., 1 склонение, пол-ведра — ср. р., 1 склонение, полдюжины — ж. р., 2 склонение, полгор-сти — ж. р., 3 склонение, полпути — м. р., 3 склонение.

Специфика склонения подобных слов состоит в том, что они

1) в именительном и винительном падежах сохраняют структуру слово-сочетания числительных два. три, четыре с существительными. Други-ми словами, у них нет собственно субстантивных прямых падежей;

2) форм множественного числа они не имеют, 3) в косвенных падежах,кроме винительного, компонент пол- может заменяться, — чаще в муж-ском и среднем роде, — на полу- (Прошло около получаса).

Компонент пол- не заменяется в косвенных падежах на полу-, во-первых, если мотивирующее существительное одушевленное: полчелове-ка, полбарана, во-вторых, если в результате такой замены получаютсяформы, омонимичные с формами существительных типа полусвет, по-лумрак. Ср. 1) полсвета > Р. ед. ч. — полсвета, но не *полу света и 2) по-лусвет -> Р. ед. ч. полусвета.

75

§ 37. Нестандартные и вариантные окончания

У одной и той же лексемы в одном и том же падеже может быть дваокончания, они называются вариантными например, нет свечей 1 нетсвеч В таких случаях одно окончание бьюает стандартным, другое —нестандартным Стандартные окончания регулярны для типа склоне-ния и лексически не закреплены, нестандартные окончания, напротив,выделяются только в части лексем данного типа склонения или его раз-новидности

Нестандартные окончания в словах бывают вариантными и нева-риантными, например, в мужском склонении нестандартным являетсяокончание -е в И п мн ч В словах крестьянин, горожанин, земляниноно невариантное, а в слове барин — вариантное, так как есть еще однаформа И п мн ч бары

Нестандартным является окончание -у1-ю в родительном падежеу слов мужского рода первого склонения Это окончание имеют

1) многие существительные (при выражении количественного зна-чения), называющие вещества, пищевые продукты, вина, лекарства, ма-териалы, злаки и др квас, коньяк, воздух винегрет, виноград, кефир, ки-сель, жасмин аспирин, пирамидон сыр, чай творог, чеснок, табак и др ,2) некоторые слова со значением физического состояния ветер, звонхолод, покой, шум визг, 3) некоторые существительные, лексическимзначением выражающие собирательность народ люд, капитал, сброд,4) некоторые отглагольные существительные в составе устойчивых со-четаний дать ходу, нет износу, не до смеху ни проходу, ни проездуВ устойчивых сочетаниях могут употребляться формы на -у и от другихслов поддать пару, задать перцу, нашего полку прибыло Достаточноподробный перечень случаев употребления форм на -у и лексем с этимокончанием дан в «Русской грамматике-80» 49

Вариантное нестандартное окончание -у1-ю в предложном падежеесть в первом склонении у слов мужского рода В некоторых существи-тельных при помощи этой флексии разграничиваются локальное и объ-ектное значения, например, в лесу 1 о лесе, на берегу 1 о береге, на лугу 1о луге, на мосту 1 о мосте, в носу 1 о носе в глазу 1 о глазе, у отдельныхлексем значение места выражается и окончанием -у, и окончанием -ев цеху, в цехе 1 о цехе, в терему, в тереме 1 о тереме, в шкафу, в шкафе 1о шкафе, в чану, в чане 1 о чане

форма на -у используется и для выражения определительных отно-шений (все так же при лексической избирательности) пальто на меху,шапка в снегу, руки в жиру, платье в пуху, настойка на спирту, пиджакв мелу

49

Т 1 С 486-488

76

Формы на -у Р п и П п образуют наречные предложные сечетdния с размаху с лету с разбегу на слуху на виду на весу на веку наскаку

Во множественном числе у существительных мужского рода перво-го склонения нестандартными являются окончания И п -а и -е, Р п -0

Флексия -е не является стандартной для мужского рода первогосклонения потому, что она связана с ограниченным разрядом слов (сло-ва на -анин/янин, кроме слова семьянин, у которого форма И п мн чсемьянины) Вариантным это окончание (как уже отмечено) оказываетсяв слове барин, у которого две формы И п мн ч баре и бары Форма на

-еосновная

Флексия -а (я), по наблюдению исследователей, характеризуется ак-тивностью, в результате которой некоторые слова мужского рода утра-тили формы на -и1ы дома, берега, друзья, князья вместо домы берегидруги князи Напомним, что это окончание образует И п у слов с суф-фиксом -онок(енок), а также у слова хозяин и ряда других лексем с осно-вой множественного числа на -[/] медвежонок —> медвежата, лисенок —>лисята, чертенок —> чертенята, хозяин —> хозяева брат —> братья, зять

-> зятья, колос -> колосья

Кроме указанных, в языке есть довольно большой пласт слов, кото-рые в именительном падеже имеют два окончания, -ы(-и), -а (-я) Этисуществительные двух образцов 1) В одних словах формы множествен-ного числа (на окончание -а регулярно падает ударение) образуются оттой же основы, что и формы единственного числа учитель -> учителяучители, доктор —> доктора, докторы, профессор -> профессора, профес-соры, кондуктор —> кондуктора, кондукторы, шофер -> шофера, шоферыкрейсер —> крейсера, крейсеры, лагерь —> лагеря, лагери, договор —> догово-ра, договоры, инспектор —> инспектора, инспекторы 2) В других словахформа множественного числа на -я образуется от основы на -\j\, котораяне совпадает с основой единственного числа клин -> клипы, клинья, ко-рень —> корни, коренья, камень —> камни, каменья, сук —> суки, сучья крюк

-> крюки, крючья, клок —> клоки, клочья, муж —> мужи, мужья

В первой группе формы различаются стилистической окраскойНейтральным, как правило, бывает только один вариант Во второмслучае при помощи флексий разграничиваются лексические значенияОкончание -я чаще всего соотносится со значением собирательности

Нестандартное для слов мужского рода нулевое окончание Р пмн ч в некоторых существительных является невариативным парти-зан. чулок, солдат, котят, горожан, армян и др Эта флексия тяготеетк выражению количественных отношений Отдельные лексемы в Р пмн ч имеют конкурирующие окончания -в и -ов(-ев) нет апельсиновмандаринов, баклажанов абрикосов, помидоров бананов и килограммапельсин мандарин баклажан абрикос помидор банан В письменной

77

речи употребление таких форм с нулевым окончанием не рекоменду-ется.

В среднем роде нестандартными являются окончание -и в И. п.мн. ч. (колесики, плечики, яблоки) и окончание -ов1-ев в Р. п. мн. ч. (обла-ков. очков, доньев, деревьев, ружьев, перьев, крыльев, звеньев), но они неявляются вариантными.

Некоторые существительные второго склонения имеют две флексиив Р. п. мн. ч.: -0 и -ей: свеч 1 свечей, простынь 1 простыней или толькофлексию -ей (бахчей, каланчей, саклей, вожжей), которая у слов женско-го рода нерегулярна и запоминается вместе со словом, как все нестан-дартные окончания.

В третьем склонении вариантным является окончание Т. п. мн. ч.

-ми', дверями 1 дверьми, лошадями 1 лошадьми. Оно нестандартно, хотяи нормативно (лошадьми, детьми, дочерьми, см. также в сочетаниях:

пасть костьми, бить плетьми).

В некоторых существительных третьего склонения (бровь, кровь,даль, грудь, пыль. печь и др.) при помощи ударения различаются вари-антные формы предложного падежа с локальным и объектным значени-ем: о брови (объект), на брови (место), опыли (объект), в пыли (место),о печи (объект), на печи (место).

Нестандартно окончание -я в И. п. ед. ч. у слов среднего рода (ди-тя, знамя).

Существительное гроздь во множественном числе имеет параллель-ные формы: И. — грозди 1 гроздья, Р. — гроздей 1 гроздьев. Второй вари-ант типовой парадигме женского рода не соответствует.

Особо надо отметить вариантные окончания Т. п. ед. ч. у слов вто-рого склонения -ой(-ою): страной (страною), рукой (рукою). Оба вари-анта стандартны. Формы на -ою употребляются обычно в книжной (ча-ще поэтической) речи. Формы на -ой стилистически нейтральны. Се-мантического различия эти падежные варианты не выражают.

§ 38. Явления, сопутствующие субстантивному словоизменению

При склонении существительных могут наблюдаться: 1) морфоно-логические чередования гласных и согласных: сон -> сна, лев —> льва, го-родок —> городка, ущелье —> ущелий, ухо —> уши, черт —> черти, сосед —>соседи, 2) образование падежей от разных основ: а) в формах ед. ч. однаоснова, в формах мн. ч. — другая: стул -> стулья, муж -> мужья, дно

-> донья, хозяин -> хозяева, кум -> кумовья, крестьянин -> крестьяне, ля-гушонок —> лягушата; б) основа И. п. ед. ч. не совпадает с основой всехостальных падежей: Христос -> Христа, Христу, Христе, мать, мате-ри, матерью, матерей, дочь -» дочери, дочерью, дочерей, знамя —> знаме-

78

ни, знаменем, знамена, знамен, пламя —> пламени, пламенем, в) в слове цер-ковь Д., Т., и П. мн. ч. образуются в отличие от других падежей и от ос-новы на мягкую, и от основы на твердую согласную: церквям 1 церквам,церквями 1 церквами, о церквях 1 о церквах; г) в существительном дитяпри образовании формы мн. ч. происходит мена корневого морфа: дитя-> дети, детей, детям, детьми, (о) детях; при образовании косвенныхпадежей ед. числа (дитя —> дитяти, дитятей) происходит наращениеосновы на формант -ят, д) у слов семя и стремя в Р. п. мн. ч. наблюда-ется мена субморфов в основе: Р. п. ед. ч. — семени, стремени; Р. п. мн.ч. семян, стремян; 3) мена местами ударения 50.

В одних существительных при склонении место ударения не меняет-ся, оно падает или на основу (парта, парты, парте, парту, партой,о парте, парты, парт. партам, парты, партами, о партах), или на окон-чание (стол, стола, столу, стол, столом, о столе, столы, столбе, сто-лам, столы, столами, о столах).

В других словах ударение подвижное. Основные типы перемещенияударения следующие: 1) в формах ед. ч. ударение падает на окончание,в формах мн. ч. — на основу (трава, травы, траве, траву, травой,о траве, травы, трав, травам, травы, травами, о травах), 2) в формахед. ч. ударение на основе, в формах мн. ч. — на окончании (дом, дома,дому. дом, домом, о доме, дома, домов, домам, дома, домами, о домах),

3) во всех падежах, кроме И. мн. ч., ударение на окончании (конь, коня,коню, коня, конем, о коне, кони, коней, коням, коней, конями, о конях),

4) во всех падежах мн. ч. и в В. п. ед. ч. ударение на основе, в остальныхформах ед. ч. ударение на окончании (душа души, душе, душу, душой,о душе, души. душ, душам, души, душами, о душах), 5) во всех падежах,кроме В. п. ед. ч, И. и В. мн. ч., ударение на окончании (нога, ноги, ноге,ногу, ногой, о ноге, ноги, ног, ногам, ноги, ногами, о ногах), 6) во всех па-дежах ед. ч. и И. и В. мн. ч. ударение на основе, в остальных падежахмн. числа ударение на окончании (зуб, зуба, зубу, зуб, зубом, о зубе, зу-бы, зубов, зубам, зубы, зубами, о зубах).

§ 39. Несклоняемые существительные

К разряду несклоняемых существительных относятся: 1) многиеиноязычные слова (пальто, рагу, такси), в том числе и имена собствен-ные: Гете, Гарибальди, Шоу. Осло, Токио. Хельсинки, Перу, Чили, Душан-бе, 2) многочисленные аббревиатуры (МАДИ, ЦДРИ, ООН, МТС),сложносокращенные слова типа завкафедрой, помдиректора, 3) фами-

Акцентные изменения в склонении существительных подробно описаны А А Зализня-ком См Грамматический словарь русского языка М , 1977 См также Русская грамма-

тика-80 С 511-530

79

лии на -ых1-их, -аго1-яго, -ово (Черных, Долгих, Красных. Дурново), 4) же-нские имена и фамилии на согласный (Элен, Элизабет, Гинзбург, ИринаВолк, Зегерс), 5) украинские по происхождению фамилии на -ко (Ляшко,Франко), 6) обнаруживают тенденцию к утрате падежа наименованиямест на -oeol-ево, -ино1-ыно (от Тушино, до Шереметьево), 1) отдельнуюгруппу несклоняемых слов образуют сложные слова типа полвторого,полтретьего, полчетвертого полдвенадцатого. Эти слова обозначаютвремя суток и употребляются в разговорном языке. В отличие от словтипа полдома, полпути они не изменяются по падежам. Исключение со-ставляет позиция дательного падежа, в которой может появляться про-сторечная форма с аффиксом -ому: к полвторого и полвторому.

В последнее время несклоняемые существительные стали объеди-нять в так называемое нулевое склонение с омонимичными падежнымиформами. Думается, что выделение нулевых флексий у несклоняемых су-ществительных не соответствует определению морфологического паде-жа как изменяемой формы лексемы. Неизменяемые существительныеморфологического падежа не имеют. Падежные значения в них выража-ются неморфемным, аналитическим, способом

литература

Аванесов Р И. Сидоров В Н Очерк грамматики русского литературного язы-ка М, 1945 С 126-137

Зализняк А А Русское именное словоизменение М , 1967 С 62-91

Зализняк А А Грамматический словарь русского языка Словоизменение М ,1977 С 39-57

Золотова Г А Синтаксический словарь Репертуар элементарных единиц рус-ского синтаксиса М , 1988 С 116-153

Клобуков Е В Семантика падежных форм в современном русском литератур-ном языке МГУ 1986 С 25-72

Мучник И П Грамматические категории глагола и имени в современном рус-ском литературном языке М,1971 С 205-245

Панова Г И Морфологические категории в современном русском языке аспек-ты формального выражения глагольного вида и рода существительныхСПб-Абакан, 1996 С 85-127

Пешковский А М Русский синтаксис в научном освещении С 62-74

Русский язык и советское общество Морфология и синтаксис современногорусского литературного языка / Под ред М В Панова М , 1968 С 144-175

Современный русский язык В 3-х частях Ч 2 Словообразование Морфология/Я М Шанский, А Н Тихонов М, 1981 С 93-125 (Далее Шанский Н М.Тихонов А Н Современный русский язык 42)

Щерба Л В О частях речи в русском языке // Избранные работы по русскомуязыку М , 1957

80

ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

§ 40. Семантические, морфологические и синтаксическиепризнаки прилагательных

Категориальная частеречная семантика прилагательных в литера-туре определяется по-разному: иногда как значение признака предмета,иногда как значение непроцессуального признака предмета. Ср., на-пример, 1) «Имя прилагательное— это грамматическая категория,формирующая и объединяющая слова, которые означают признакпредмета <...>» (В.В.Виноградов, Русский язык) и 2) «Имя прилага-тельное— это часть речи, обозначающая непроцессуальный признакпредмета <...>» («Русская грамматика-80»). Добавление определениянепроцессу алъный, которое прочитывается как неглагольный мотивирова-но расширением границ прилагательного как части речи.

Традиционно представление о признаке предмета связывалось с та-ким свойством, которое обнаруживается в предмете как бы по природевещей. Именно так объяснял специфику значения прилагательныхА. М. Пешковский. Сопоставляя прилагательное с глаголом, А. М. Пе-шковский подчеркивал, что глагольный признак создается деятельно-стью предмета. Прилагательное же изображает признак как качество,«а качества предметов не зависят от них самих, а зависят только от ихприроды... прилагательные изображают признаки, заложенные в при-роде предмета» 51. А. М. Пешковский как бы уравнивает представлениео неглагольности и грамматической качественности в семантическойструктуре прилагательного. Точно так же на качественность при харак-теристике прилагательных опирается и В. В. Виноградов. «Семантиче-ской основой имени прилагательного, — писал он, — является понятиекачества» (Русский язык, гл. 2, (§) 1). По В. В. Виноградову, качествен-ность неодинаково характеризует разные типы прилагательных. Преж-де всего и ярче всего она обнаруживается у прилагательных качествен-ных. Но и относительные прилагательные в результате своего морфо-логического строения тоже называют качества.

При таком понимании признака в прилагательные по значению недолжны включаться ни порядковые числительные, ни местоименныеслова, так как никаких качеств они не обозначают. Школьная тради-ция порядковые числительные и местоимения к прилагательным какчасти речи не относит.

Как видим, традиционная интерпретация частеречной адъективнойсемантики опирается не только на грамматическое оформление прила-

Русский синтаксис в научном освещении С 8463ак 4163 81

гательных, но и на лексическое значение основ соответствующих слов(хотя и не очень последовательно).

В то же время можно обратить внимание на то, что все лексемы,имеющие адъективные морфологические категории, объединяются тем,что обладают свойством индивидуализации предмета, характеризуютпредмет так, что в результате его можно отличить от другого предмета:

белый шар 1 красный шар, железная проволока 1 медная проволока. Танинаюбка 1 Машина юбка, второй дом 1 третий дом, мой карандаш 1 твой ка-рандаш. Это и является основой для расширительного пониманияприлагательных как части речи. Категориальное значение в таком слу-чае определяется через понятие непроцессуального (неглагольного)признака.

Непроцессуальный признак предмета — это любой признак (кромеглагольного), и такой, который присущ предмету по природе вещей(высокий деревянный дом), и такой, который к природе вещей прямогоотношения не имеет (второй дом). Непроцессуальный признак — этолюбая примета предмета, любое свойство, по которым предметы разли-чаются между собой или, наоборот, по которым их можно объединить(круглый шар, круглая луна, круглое яблоко).

Значение непроцессуального признака формируется с опорой наморфологические формы прилагательного.

Частеречная семантика прилагательного может опираться на ле-ксическое значение слова, но может предопределяться в первую очередьего грамматическими свойствами. В прилагательном злой значение при-знака выражено дважды: значением основы и грамматическим оформ-лением. В слове второй значение признака формируется окончанием,морфологическими категориями.

Слова, оформленные грамматически как прилагательные, лексиче-ски обозначают самые разнообразные признаки предметов: цвет —черный, розовый, мышиный; форму — круглый, квадратный, треугольный;

размер — узкий, широкий, большой; положение в пространстве — левый,правый, передний; во времени — вечерний, вчерашний, прошлогодний; ма-териал, из которого предмет сделан, — кирпичный, медный, полотняный;

отношение к лицу или животному — отцов, мамин, мой. волчий, медве-жий; отношение лица к предмету — плохой, хороший, вкусный и др.

При разграничении непроцессуальности и качественности не воз-никает принципиальных возражений против включения в прилагатель-ные как часть речи порядковых числительных и местоимений соответ-ствующего грамматического оформления.

При расширительном понимании прилагательного ядром части ре-чи по-прежнему остаются качественные прилагательные. На перифериичасти речи оказываются лексемы, не называющие свойств предметов(мамин, отцов, мой. ваш, пятый, сотый), а также те, у которых нет мор-

82

фологических признаков прилагательных и которые обозначают каче-ство корнем (беж, бордо, моренго).

Категориальная семантика прилагательных (или адъективная се-мантика) и глаголов не только различаются между собой, но имеюти сходство: и глаголы, и прилагательные называют зависимые призна-ки. Только существительное обладает свойством обозначить признаккак отдельную самостоятельную субстанцию.

Итак, по значению прилагательное как часть речи объединяет сло-ва, обозначающие непроцессуальные признаки предметов.

Морфологические показатели прилагательных — это категориирода, числа и падежа, посредством которых прилагательные присоеди-няются к существительным, именам тех предметов, чьи признаки ониобозначают. По определению В. В. Виноградова, «грамматические фор-мы имени прилагательного — в отличие от форм имени существитель-ного — не выражают никаких дополнительных лексических значений,кроме общего значения согласуемого признака. Они вполне синтаксич-ны и—в силу этого — более абстрактны» 52.

Морфологическое оформление прилагательных не является такимжестким, как оформление глаголов. Неизменяемых глаголов в языкенет, тогда как прилагательные не всегда имеют морфологические фор-мы: плиссе, беж, бордо, хаки, мини, макси и т. п.

Качественные прилагательные имеют краткую форму и степенисравнения.

В структуре предложения прилагательные бывают определениями(это их первичная синтаксическая функция): Воды глубокие Плавно те-кут. Люди премудрые Тихо живут (Пушкин) — и присвязочным компо-нентом именного составного сказуемого (или главного члена): Мне со-вершенно все равно — где совершенно-одинокой быть (Цветаева). Кромеэтого, прилагательные регулярны в позиции обособленного члена:

Пришел нагаец, скуластый, в одной рубахе (Л. Толстой).

§ 41. Лексико-граммагические разряды прилагательных

Прилагательные прежде всего можно разделить на два большихразряда, качественные и относительные, которые различаются междусобой по нескольким параметрам: по значению, по формальным при-знакам, по словообразовательной структуре и словообразовательномупотенциалу и по некоторьм синтаксическим отношениям.

Качественные прилагательные называют собственно качествапредметов, свойства, воспринимаемые органами чувств, физические

52 В. В. Виноградов. Русский язык. 1972. С. 151.б* 83

признаки людей и животных, квалифицирующие и оценочные признакипредметов: красный, толстый, длинный, хромой, худой, старый, молодой,голодный, добрый, злой, плохой, хороший, полезный, правильный.

Качественные прилагательные бывают непроизводными, и в такихслучаях значение признака они выражают уже семантикой корня(белый, синий, злой, глупый, глухой). В производных суффиксальных ка-чественных прилагательных словообразовательная морфема нередковыражает значение, которое может быть осмыслено в количественномотношении: ветвистый, костистый, говорливый, ворчливый, заманчивый,червивый, привлекательный, занимательный, клыкастый, волосатый. Суф-фикс качественного прилагательного никогда не выражает недиффе-ренцированного отношения к производящей основе, он всегда заключа-ет в себе какой-нибудь компонент индивидуализирующей семантики.Сложные качественные прилагательные включают в свою структурумотивирующую основу качественного прилагательного: длиннорукий,кривоногий, толстобрюхий, темно-красный, светло-голубой.

От качественных прилагательных образуются субстантивные и на-речные синтаксические дериваты (отвлеченные существительные со зна-чением качества и качественные наречия): синева, высь, сушь, красота,нежность, голубизна, костистость; хорошо, плохо, глупо, человечно,а также лексемы с модифицирующим словообразовательным значени-ем: глупый -> глупенький, глуповатый, преглупый, красный -> красненький,красноватый, здоровый -» здоровенный, здоровущий.

Качественные прилагательные употребляются в полных и краткихформах, имеют степени сравнения.

Качественные прилагательные образуют словосочетания, выра-жающие градуальные отношения (значение интенсивности признака):

очень темный, совсем глупый, безобразно худой, пугающе черный, необык-новенно добрый, на редкость откровенный.

Наконец, у качественных прилагательных могут быть антонимы:

хороший 1 плохой, добрый 1 злой, темный 1 светлый, новый 1 старый, жи-вой 1 мертвый, близкий 1 далекий и т. п.

Перечисленные признаки не являются абсолютными, т. е. в сово-купности они характеризуют не каждую лексему в разряде качествен-ных прилагательных. Тем не менее на них можно опираться при опреде-лении лексико-грамматического разряда: в том или ином объеме этипризнаки у качественных прилагательных обнаруживаются регулярно.Вообще-то достаточно и одного из указанных свойств, чтобы увидетьв лексеме качественное прилагательное. Например, прилагательныеженатый, вдовый не должны относиться к относительным уже потому,что они имеют краткую форму.

Относительные прилагательные характеризуют предмет через от-ношение к другому предмету (одушевленному и неодушевленному), дей-ствию, месту и времени, участнику речевой ситуации, количеству:

84

железный, песчаный, клюквенный, студенческий, автомобильный, дедуш-кин, лисий, кафедральный, стиральный, здешний, вчерашний, мой, твой,наш, свой, пятый, сотый, тысячный.

Относительные прилагательные не бывают непроизводными, кро-ме прилагательных-местоимений. В некоторых лексемах выделяется ну-левая суффиксальная морфема: золото —> золотой, свинья —> свиной,пять -> пятый, сто -> сотый.

Суффиксы в относительных прилагательных не имеют дифферен-цированных значений, выражая самое общее отношение к производя-щей основе, которое наполняется конкретным содержанием в структуресубстантивного словосочетания: автомобильное колесо (колесо от авто-мобиля), автомобильный завод (завод, выпускающий, производящий ав-томобили), автомобильная катастрофа (катастрофа с автомобилем).

От относительных прилагательных не образуются синтаксическиедериваты. Качественные наречия образуются от относительных прила-гательных только при условии их перехода в разряд качественных:

картинная поза -> картинно позирует, поверхностное изучение —> изу-чить поверхностно 53.

От относительных прилагательных (если они не употребляются каккачественные) не образуются степени сравнения и краткие формы.

Относительные прилагательные не формируют градуальных син-таксических отношений.

Качественные прилагательные устойчивы в своих значениях. Онистановятся относительными только в терминологических сочетаниях:

легкая промышленность, тяжелая промышленность, звонкий согласный,глухой согласный, черная металлургия.

Относительные прилагательные, напротив, легко утрачивают своюотносительность и в зависимости от дистрибуции получают различныекачественные смыслы: золотые серьги и золотой характер, золотые воло-сы; осенний месяц и осеннее настроение; чугунная ограда и чугунные объя-тия, медная проволока и медный цвет, свинцовые примочки и свинцовыетучи.

Употребление относительного прилагательного в значении качест-венного настолько регулярно, что окачествление можно признать егопотенциальным свойством. В результате граница между качественнымии относительными прилагательными оказывается подвижной.

Относительные прилагательные неоднороды. Их делят на собст-венно относительные, притяжательные, количественные (порядковыечислительные) и местоимения-прилагательные (местоимения какой, та-

При этом сами относительные прилагательные нередко признаются словами с транспози-ционным значением См. Современный русский язык / Под ред. В. А. Белошагасовой.М., 1989. С. 295

85

кой при выражении степени признака: Какой 1 такой красавец Надинжених! — перестают быть относительными).

Притяжательные прилагательные образуются при помощи суффик-сов -ин; -ов (-ев), -ий: отцов, председателев. Копт, мамин, сестрин, вол-чий, лисий, медвежий, старушечий, барсучий. При образовании прилага-тельных с суф. -ий- на морфемном шве происходит чередование соглас-ных (см. приведенные примеры).

Притяжательные прилагательные, особенно на -ов, непродуктивны.По значению они выражают принадлежность лицу или животному. Се-мантически они, и в первую очередь слова на -ий-, которые могут в зави-симости от употребления выражать разные смыслы,— ср.: лисья нора(притяж.), лисий воротник (относ.), медвежья берлога (притяж.), медвежьяуслуга (кач.), волчий хвост (притяж.), волчий мех (отн.), волчьи нравы (кач.),— четко не отделены от собственно относительных прилагательных.

Притяжательные прилагательные склоняются по образцам, отли-чающимся от парадигм собственно относительных прилагательных (см.типы склонения прилагательных). Они выделяются в особую группу от-носительных прилагательных не только по значению, но и по формаль-ному признаку.

Количественные прилагательные (порядковые числительные), буду-чи мотивированными количественными числительными (кроме лексемпервый и второй), объединяются с собственно относительными отсуб-стантивными (медный, дубовый) прилагательными транспозиционнымхарактером своего значения.

Количественные слова образуют особую группу относительныхприлагательных как по значению, так и по словообразовательнойструктуре, которая во многом повторяет словообразовательную струк-туру количественных числительных: триста двадцать четыре —> три-ста двадцать четвертый, девяносто пять —> девяносто пятый и т. д.

Местоименные прилагательные характеризуют предмет через отно-шение по причине особенностей местоименной семантики в целом (См.об этом в разделе Местоимение). Они противопоставлены всем прила-гательным, в том числе и собственно относительным, своим указатель-ным значением. В склонении многие из них объединяются с притяжа-тельными прилагательными.

§ 42. Морфологические категории прилагательных

Морфологически прилагательные, как и существительные, охарак-теризованы категориями рода, числа и падежа. Все они являются слово-изменительными и зависящими от одноименных категорий существи-тельного.

86

Род, число, падеж прилагательных синкретически выражаются од-ними и теми же окончаниями. Окончания мн. ч. не обладают свойствомдифференцировать род.

Род, число и падеж в прилагательных в абсолютном большинствеслучаев асемантичны и являются только средством синтаксического со-гласования прилагательного с существительным, что, однако, не озна-чает полной изолированности адъективных флексий от номинативныхзначений.

Флексия прилагательного выражает родовую семантику в сочета-ниях с существительными общего рода и личными местоимениями 1-го,2-го л. ед. ч.: наш 1 наша староста, горький 1 горькая сирота, я беден 1бедна, ты болен 1 больна, например, Трезвый, я говорить не умею (Горь-кий), Он сулил мне золотые горы, а я, глупая, ему верила (Матезиус).

В прилагательных на основе окончаний можно выделить три рода,мужской, женский и средний.

Формы мн. ч. выбираются по значению в некоторых типах слово-сочетания при одновременной отнесенное™ адъективного признакак нескольким предметам: Вдали виднелись спелые рожь и пшеница; Радо-стные Петя с Володей возвращались домой. Кроме этого, прилагатель-ное имеет номинативное значение множественного числа в сочетаниис формой единственного числа существительного в конструкциях с ко-личественными числительными два, три, четыре: Две неприятельские ло-шади достались тут же в добычу победителя (Пушкин).

В позиции при связке (Старик казался совсем больным. Девочка былакрохотной, Отец вернулся усталым), а также в конструкциях типа Онпомнил мать молодой падеж прилагательного не выражает согласова-ния: он, подобно субстантивному творительному падежу в таких случа-ях, зависит от глагола, при котором употребляется.

На основе окончаний в прилагательных можно выделить толькошесть основных падежей.

При субстантивации флексии прилагательных обладают свойствомпринимать функции окончаний существительных: Тут ужас до тогоовладел Берлиозом, что он закрыл глаза. А когда он их открыл, увидел,что все кончилось, марево растворилось, клетчатый исчез, а заодно и ту-пая игла выскочила из сердца (Булгаков). Окончание в слове клетчатыйв данном тексте указывает на один предмет мужского пола, т. е. и род,и число имеют номинативное содержание. Именительный падеж (также, как падеж существительного) называет субъект глагольного дей-ствия.

87

§ 43. Одушевленность / неодушевленность в прилагательных

Прилагательные по значению нельзя разделить на одушевленныеи неодушевленные. Форма винительного падежа в них зависит от того,с каким, одушевленным или неодушевленным, существ ительным они со-гласуются. Если существительное одушевленное, В. п. прилагательногосовпадает с его Р. п. Если существительное неодушевленное, то в муж-ском и среднем родах В. п. совпадает с И. п. и в ед., и во мн. ч., а в жен-ском роде только во мн. ч.: сорвать белый левкой, белое покрывало, белуюрозу, белые левкои, белые покрывала, белые розы; увидеть незнакомого че-ловека, незнакомых людей, незнакомых насекомых, незнакомых девушек.Синтаксическая одушевленность / неодушевленность у прилагательныхявляется отраженным свойством.

§ 44. Краткие формы качественных прилагательных

Качественные прилагательные употребляются в полных и краткихформах. Краткие формы не изменяются по падежам и имеют граммати-ческий род и число.

Краткие формы образуются от полных форм посредством заменыадъективных окончаний субстантивными окончаниями: нулевым в фор-мах мужского рода (старый -> стар), -а(-я) в формах женского рода(старая -> стара), -о(-е) в формах среднего рода (старое -> старо), -ы(-и) в формах множественного числа (старые -> стары).

В кратких формах м. р., образованных от основ на -н- и — к-с предшествующими согласными, появляется беглый гласный:

просторный -> просторен, укромный -> укромен, удобный -> удобен, лов-кий -> ловок, меткий -> меток, прыткий -> прыток, робкий -> робок. Бег-лый гласный появляется и перед конечными согласными -р- и -л-, когдаоснова прилагательного оканчивается группой согласных (хитрый —хитёр, светлый — светел), здесь чередование гласных не является обяза-тельным (быстрый -> быстр, добрый -> добр, смуглый —> смугл).

От прилагательных на -енн; -анн- краткие формы м. р. образуютсяна -ен (-енен), -ан: царственный —> царствен (царственен), божествен-ный -> божествен (божественен), величественный -> величествен (вели-чественен), безжизненный -> безжизнен (безжизненен), дисциплинирован-ный -> дисциплинирован, воспитанный ->• воспитан, образованный -> обра-зован. Формы на -енен считаются разговорными и образуются не отвсех прилагательных: болезненный -> болезнен (формы на -енен нет). Всеостальные краткие формы от прилагательных данного типа (в отличие

от кратких форм страдательных причастий) имеют -нн-: божественна,божественно, божественны, воспитанна, воспитанно, воспитанны.

В отдельных случаях краткие формы образуются нестандартно:

маленький -> мал, большой —> велик, солёный -> солон.

При образовании кратких форм от прилагательных с ударнымокончанием ударение в м. р. переносится на основу. Акцентные типыприлагательных по соотношению конечного и неконечного ударенияв полных и кратких формах подробно описаны в «Грамматическом сло-варе» А. А. Зализняка и в «Русской грамматике-80» (т. 1. С. 565-572).Основные типы такие: 1) в полных и кратких формах ударение падаетна основу — русый, рус, руса, русо, русы; 2) в полных и кратких формахударение падает на окончание — смешной, смешон, смешна, смешны,смешны; 3) в полных формах ударение на основе, в кратких на оконча-нии — хороший, хорош, хороша, хорошо, хороши; 4) в краткой формеженского рода ударение на окончании, в остальных формах на осно-ве — краткий, краток, кратка, кратко, кратки; 5) в полных формахи в краткой форме женского рода ударение на окончании, в остальныхкратких формах на основе — молодой, молод, молода, молодо, молоды.

Некоторые прилагательные употребляются только в кратких фор-мах или имеют полные формы, несоотносительные с ними по значению:

рад, горазд, должен, готов, прав.

В целом краткие формы образуются регулярно от лексем «с оченьвысокой частотностью употребления» (Ю. П. Князев)54. Многие типыкачественных прилагательных кратких форм не имеют. К ним отно-сятся:

1) производные прилагательные с экспрессивно-оценочными значе-ниями: красненький, добренький, толстенный, широченный, здоровенный,худющий, злющий, простецкий; многие производные прилагательныес приставками пре- и. раз-, выражающими большую степень признака:

премилый, преспокойный, разудалый, разлюбезный, распрекрасный;

2) отглагольные прилагательные с суффиксом -л-; беглый, спелый,вялый, обрюзглый, горелый, возмужалый, устарелый, бывалый. При ослаб-лении семантических связей с глаголом и утрате производное™ прила-гательные с конечным -л- основы краткие формы образуют: пошлый ->пошл, чахлый -> чахл, смелый -> смел, тусклый -> тускл;

3) прилагательные с суффиксами -ов (-ев), -ск-: деловой, черновой, бе-довый, передовой, комический, трагический, дружеский, товарищеский;

некоторые прилагательные с суф. -н- и -н'-, образованные из относи-тельных: кровный, копеечный, ручной, родной, посторонний;

54 Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность. СПб., 1996.С. 70.

89

4) прилагательные, употребляющиеся только в устойчивых сочета-ниях: проливной дождь, карие глаза, заклятый враг, скоропостижнаясмерть, закадычный друг;

5) прилагательные большой, меньший, старший, младший, восходя-щие к сравнительной степени;

6) прилагательные, называющие масти животных: чалый, буланый,каурый, гнедой, вороной;

7) прилагательные, полученные адъективацией причастий: выдаю-щийся ученый, надутый вид, приподнятое настроение, бешеная собака, ко-шеная трава, пуганая ворона. Данное ограничение распространяется намногие, тем не менее не на все прилагательные причастного происхож-дения. От некоторых таких лексем краткие формы образуются: Пасторпопробовал сопротивляться, но ее глаза были так испуганны и умоляющи,что он вздохнул и последовал за нею <...> (Н. Гумилев);

8) сложные прилагательные, пишущиеся через дефис: темно-крас-ный, светло-голубой, оранжево-красный, солнечно-росистый;

9) прилагательные в форме превосходной степени: добрейший, крас-нейший, величайший, широчайший55.

Некоторые прилагательные образуют не все краткие формы. На-пример, у прилагательных вдовый, холостой, лысый, куцый употребляет-ся только форма м-р.: вдов, холост, лыс, куц.

По наблюдению Ю. П. Князева (см. упомянутую монографию), ко-личество лексем, от которых не образуется краткая форма, в языке всевремя увеличивается.

Чаще всего краткие формы образуются не для всех значений полно-го прилагательного, а только для некоторых из них, как правило, пря-мых или основных. Так, MAC наряду с другими у слова бедный выделя-ет значение попавший в беду, несчастный: Но бедный, бедный мой Евге-ний.. Увы1 его смятенный ум Против ужасных потрясений не устоял(Пушкин). К этому значению краткая форма не образуется, хотя с дру-гими значениями данного слова краткая форма употребляется: Он бе-ден, роман беден событиями, обстановка бедна. Лексического разрывамежду формами в таких случаях обычно не происходит (очевидно, по-тому, что у полной формы имеется значение, тождественное значениюкраткой формы).

Иногда краткую форму образуют к относительному прилагатель-ному: восьмичленная, шестичленная парадигма -> парадигма восъмичлен-на, шестичленна («Русская грамматика-80»).

^ Последние два случая отмечены в монографии Теория функциональной грамматики. Ка-чественность Количественность СПб , 1996 С 69

90

§ 45. Специфика морфологической категорииполноты - краткости

Полные и краткие формы образуют особую бинарную приватив-ную морфологическую категорию. В этой категории краткая форма —это маркированный член: она является знаком предикатного и в боль-шинстве случаев предикативного употребления прилагательного. Пол-ная форма, будучи слабым членом противопоставления, может употреб-ляться и как сказуемое, и как определение (компонент субстантивногословосочетания): Ночь темна. Ночь — темная. Была темная ночь.

На первый взгляд может показаться, что отношения между компо-нентами в данной категории устанавливаются исключительно по син-таксическому признаку: краткие формы являются сказуемым, полныеформы — сказуемым и не-сказуемым. На самом деле это не совсем так.Синтаксическое место, занимаемое краткой формой, не может быть оп-ределено только как позиция сказуемого.

Краткая форма, утратив падеж, действительно перестала употреб-ляться в структуре субстантивного словосочетания и не используетсяв номинативной функции существительного. На вопрос: Что это запредмет7 нельзя ответить: *Бела ромашка (правильно сказать белая ро-машка).

Примечание. Краткая форма в роли определения к существительномусохранилась в некоторых устойчивых сочетаниях' средь бела дня, набосу ногу, добр конь, красна девица, по белу свету и др

Тем не менее в синтаксической структуре предложения краткиеформы не всегда бывают сказуемым. Они (обычно в поэтическом языке)могут быть еще обособленным определением к подлежащему или преди-кативному ядру в целом: Дика, печальна, молчалива. Как лань лесная, бо-язлива, Она в семье своей родной Казалась девочкой чужой (Пушкин); Зо-лотистою долиной Ты уходишь, нем и дик (Блок); Говорлива и широка,ровно плещет волна народа за бортом его пиджака, словно за бортом па-рохода (Смеляков). Это так называемая полупредикативная функцияприлагательного. Она есть и у полной формы: Высокий, красивый, силь-ный, как бык, он легко побивал всех парней в округе, а драться он любил(Н. Гумилев); Пьяный, он потребовал перо и бумагу и начертал важныйна себя документ (Достоевский). По сравнению с XIX в. такое употреб-ление краткой формы заметно сократилось, но не исчезло окончатель-но.

В результате краткая форма так же, как и полная форма, не можетбыть охарактеризована одним синтаксическим признаком. Она свиде-тельствует только о том, что прилагательное не выражает атрибутив-ного отношения, т. е. не является компонентом развернутого наимено-

91

вания предмета. Полная и краткая формы разведены семантически. Чтоже касается синтаксической позиции краткой формы, то в принципеона может быть и позицией сказуемого, и позицией определения, хотячастотным является употребление в роли сказуемого.

В морфологическом строе русского языка краткие формы, не имеяосновной функции прилагательных, не порывают все-таки с ними какчастью речи. Они сохраняют лексические значения полных форм (невсегда во всем объеме) и некоторые их синтаксические свойства (имен-ное сказуемое и обособленное определение к подлежащему).

§ 46. Функциональное соотношениемежду полной и краткой формами в позиции сказуемого

В связи с тем, что именным сказуемым может быть и краткая,и полная форма ребенок был послушен 1 послушный 1 послушным («Рус-ская грамматика-80»), существует проблема выбора адъективной фор-мы в предикате. Вообще-то, это проблема синтаксиса, но по традициипри характеристике краткой формы в морфологии отмечаются некото-рые ее функциональные особенности.

Прежде всего необходимо иметь в виду, что полные и краткие фор-мы далеко не всегда пересекаются в употреблении. Существуют:

1) условия, в которых не встречаются краткие формы: сочетаниеприлагательного со связками, управляющими творительным падежом:

считаться каким-н, казаться каким-н, оказаться каким-н, являться ка-ким-н;

2) условия, в которых не встречается полная форма. К ним отно-сятся:

а) употребление в сказуемом прилагательного, управляющегограмматическим объектным (иногда восполняющим) падежом: 'доволь-ный кем / чем': Она довольна (^довольная) работой, 'похожий на кого /что': Сын похож ("похожий) на отца, 'влюбленный в кого / что': Братвлюблен (^влюбленный) в море, 'богатый кем / чем': Тайга богата ^бога-тая) зверем, 'знакомый кому-н.': Этот человек знаком (^знакомый) мне,'далекий от': Я далек (^далекий) от мысли огорчить вас. Краткая формавыбирается и в тех случаях, когда управление объектным падежом ха-рактеризует прилагательное только в предикативном употреблении:

широкое пальто -> пальто широко ему, дикое и смешное чувство -> Намчувство дико и смешно (Пушкин), все новое -> Онегину все было ново(Пушкин);

б) наличие зависимого инфинитива при выражении модального от-ношения: Он должен 1 обязан 1 вынужден 1 готов помочь (ехать, рабо-тать, остаться),

92

в) высказывание без временной парадигмы: Пространство беско-нечно, Растения чувствительны к свету. Бешеные собаки опасны, Стари-ки обидчивы. Жалок тот, кто живет без идеала (Тургенев).

Последнее условие сформулировано Ю. П. Князевым. Рассматриваяпримеры типа Красавицы капризны (П. Павленко), Великие люди недос-тупны (К. Федин), особо отмеченные Н. Ю. Шведовой, Ю. П. Князевобратил внимание на модально-временную специфику подобных пред-ложений, на то, что отсутствие глагольной формы в таких предложени-ях отсылает к категории «вне времени». В них «речь идет об утвержде-ниях общего характера и вневременной значимости, о научных опреде-лениях, афоризмах, разного рода сентенциях и поговорках». Синтакси-ческой спецификой таких предложений является отсутствие граммати-ческой парадигмы 56. Кроме этого, они лишены конкретной референ-ции.

3) Наконец, есть такие условия, в которых возможны обе формы:

Сын у нее болен и Сын у нее больной, Наташа красива и Наташа краси-вая. Эти условия окончательно еще не описаны. Существует мнение, ос-париваемое в новых исследованиях, согласно которому полная формавыражает классифицирующий, в этом смысле постоянный, признак(Наташа красивая = Наташа относится к классу красивых людей).Краткая форма обозначает признак, локализованный обозначеннойв предложении ситуацией, в этом смысле временный (Некрасивая Ната-ша сегодня красива). А. А. Шахматов считал, что краткие формы озна-чают признак во времени (теперь, в настоящее время), а полные фор-мы — признак постоянный, «тесно сочетавшийся с субстанцией» 57.

Можно обратить внимание на то, что указанное семантическоеразличие реализуется в предложениях конкретной референции (Приме-ры А. А. Шахматова: больная мать, мать больна, ногти у него грязны,ногти у него грязные). Как видим, краткая форма в зависимости от ре-ферентной отнесенное™ высказывания может называть вневременнойпризнак (Жизнь прекрасна) и признак во времени локализованный(После дождя эти сады особенно прекрасны). Локализация признакаподчеркивается распространителями предложения, в первую очередьобстоятельствами времени и места, а также общей смысловой организа-цией высказывания: Брата он нашел тогда в беспокойстве, в болезненномволнении Митя был многоречив, но рассеян и раскидчив (Достоевский);

Начался допрос Екатерины Ивановны < > Надо заметить, потом весь-ма многие утверждали, что она была удивительно хороша собой в ту ми-нуту (Достоевский).

56 См указ монографию С 71-72

57 А А Шахматов Синтаксис русского языка Л , 1941 С 291

93

Указанное семантическое различие не всегда обнаруживается приупотреблении краткой формы в конкретном высказывании. См., напри-мер, Небольшая, низенькая комнатка, в которой он находился, была оченьчиста и уютна (Тургенев); <0на наследовала от своей матери любовьк порядку, рассудительность и степенно сть>; но она была так молода.так одинока; Николай Петрович был сам такой добрый и скромный...(Тургенев). Замена кратких форм полными и, наоборот, полных крат-кими в приведенных примерах не изменят временной характеристикипризнака. Указанное различие не объясняет всех случаев употреблениякраткого прилагательного там, где допускается выбор формы.

Краткие и полные формы в сказуемом стилистически маркирова-ны. Краткие формы являются книжными. Исследователи отмечают, чтократким формам отдается предпочтение в официальной и научной речии что они, как и в XIX столетии, широко используются в поэтическомязыке.

В литературе о прилагательных сделан вывод о том, что в языкев целом есть тенденция к сокращению употребления кратких форм. Этоне означает, однако, что краткие формы в морфологическом строе язы-ка обречены на отмирание. Их устойчивость предопределена теми син-таксическими условиями, которые не принимают полной формы.

§ 47. Степени сравнения

Качественные прилагательные имеют формы степеней сравнения,форму сравнительной степени и форму превосходной степени. В пара-дигму степеней сравнения включается и то прилагательное, от которогообразуются формы степеней сравнения. Семантической основой степе-ней сравнения является количественная оценка меры признака. Степенисравнения являются средством градуальной модификации признака,обозначенного их производящей основой. В парадигме степеней срав-нения исходное прилагательное называется формой положительнойстепени.

Положительная, сравнительная и превосходная степени образуютградуальную трехчленную категорию, называемую категорией степе-ней сравнения. Положительная степень в этой категории является сла-бым, немаркированным членом, так как получает значение исходнойстепени признака только при условии противопоставления другим сте-пеням.

Степени сравнения от качественных прилагательных образуютсярегулярно и традиционно считаются особьми морфологическими фор-мами, а категория степеней сравнения — особой морфологической ка-тегорией прилагательных.

94

Современные описательные грамматики русского языка включаютв качестве отдельного раздел «Словообразование», в котором выделя-ют в рамках частей речи модели с модификационным значением. Степе-ни сравнения, особенно превосходная, не отграничены четко от моди-фицирующего словообразования. Тем более что изменение по степенямсравнения наблюдается и у качественных наречий: просто —> проще —>проще всего.

Иногда категория степени сравнения признается двучленной (см.«Русскую грамматику-80», с. 546-547). В нее, кроме положительной сте-пени, включается сравнительная степень, которая признается морфоло-гической формой качественного прилагательного. Что же касается пре-восходной степени, то она считается модификационным дериватом мо-тивирующего прилагательного. Такое определение места форм степе-ней сравнения в адъективном формообразовании вряд ли является луч-шим по сравнению с традиционным. Специфика превосходной степенивыявляется на основе отношения как к мотивирующей основе, таки к сравнительной степени, т. е. внутри грамматической категории.

§ 48. Сравнительная степень (компаратив)

Сравнительная степень выражает два основных значения: 1) онауказывает на то, что признак, обозначенный исходной формой, одномупредмету присущ в большей мере, чем другому или другим предметам(Коля старше Пети. Сосна выше рябины, В июне день длиннее ночи, Кош-ка умнее собаки. Лето теплее весны, осени и зимы); 1) она указывает нато, что признак, обозначенный исходной формой, одному и тому жепредмету в одной ситуации присущ в большей мере, чем в другой (Зимав этом году холоднее, чем в прошлом; В современной жизни человек сталжестче; Мне кажется, что сегодня и люди добрее, и улицы спокойнее,и воздух чище).

Форма сравнительной степени не изменяется по родам, числами падежам. В неизменяемости форм сравнительной степени В. В. Вино-градов усматривал признаки ее отхода на периферию прилагательныхкак части речи 58.

Формы сравнительной степени тяготеют к употреблению в пози-ции при связке, т. е. в роли сказуемого: А волны всё шумней и выше(Пастернак), но могут быть и определением Там живут люди умнее насс тобой.

Формы сравнительной степени образуются от основы исходногоприлагательного при помощи суффиксов -ее (-ей), -е, -ше. Продуктив-ным является суф. -ее (-ей): белый -> белее (белей), розовый -> розовее (ро-

58 В. В. Виноградов. Русский язык. М., 1972. С. 211.

95

зовей), ядовитый -> ядовитее (ядовитей), ветвистый -> ветвистее (вет-вистей), разговорчивый —> разговорчивее (разговорчивей), привлекатель-ный —> привлекательнее (привлекательней) и т. д.

От прилагательных с основой на к, г, х и некоторых слов с основойна д, т, cm сравнительная степень образуется посредством суффикса -е.При этом конечные согласные основы чередуются с шипящими: громкий

-> громче, дорогой -> дороже, тихий -> тише, молодой -» моложе, кру-той -> круче, простой -> проще. В прилагательных на -ок и некоторыхна -к происходит усечение производящей основы (-ок, -к отбрасывают-ся), оставшийся конечный согласный чередуется с шипящим или пар-ным мягким согласным: высокий -> выше, короткий -> короче, широкий

-> шире, сладкий -> слаще, низкий -> ниже, узкий -> уже. Сравнительнаястепень от прилагательного ловкий —> ловчее.

Формы сравнительной степени с суффиксом -ше- единичны: далекий

-> дальше, большой -> больше, ранний -> раньше, тонкий -> тоньше, ста-рый —> старше, долгий —> дольше (некоторые формы образуются от усе-ченной основы). Форма сравнительной степени прилагательногоглубокий -> глубже.

От трех прилагательных форма сравнительной степени образуетсясупплетивным способом: малый -> меньше, хороший -> лучше, плохой ->хуже.

Отдельные прилагательные имеют вариантные формы сравнитель-ной степени, образованные разными суффиксами: большой -> болееи больше, далекий —> далее и дальше, долгий -> долее и дольше, маленький

-> менее и меньше, поздний -> позднее и позже.

Ударение в формах сравнительной степени никогда не падает наконечный гласный.

Форма сравнительной степени не образуется от тех прилагатель-ных, которые называют признаки, не изменяемые по степеням:

женатый, вдовый, холостой, босой, голый, хромой, слепой, мертвый, пус-той, русый, кривой (человек), чужой, пегий, буланый, вороной, каурый.Иногда сравнительная степень не образуется в соответствии с узусом,а не значением прилагательного: ветхий, гордый, чуждый, куцый.

Не имеют формы сравнительной степени прилагательные на -ов-(при окончании -об), -ск-, -л- (отглагольные), -оньк- (-енък-), -оват-(-еват-), сложные прилагательные на -кий-, -гий-, -хий- инек. др.:

деловой, передовой, дружеский, дряблый, мягонький, слабенький, тугоухий,криворукий, длинноногий.

От сравнительной степени образуются формы с приставкой по-стак называемым смягчительным значением (Дай кусочек помягче= Дай кусочек, который был бы несколько мягче того, что дали рань-ше): потеплее, посуше, повеселее, поплотнее.

96

В предложении значение сравнительной степени может быть выра-жено аналитически, сочетанием качественного прилагательного со сло-вом более. Аналитическое выражение значения сравнительной степенипродуктивно, не имеет формальных ограничений: более красный, болеедружеский, более дряхлый, более деловой, что позволяет компенсироватьотсутствие морфологической формы при выражении сравнительной се-мантики. Аналитические сочетания могут быть образованы и с краткойформой: более образованна, более воспитанна, более свойственна.

В слове более лексическая самостоятельность (отдельность) поддер-живается противопоставлением слову менее, которое тоже входит в со-четания с качественными прилагательными и также выражает граду-альное значение: Его товарищ, напротив, возбуждал в зрителе чувствоменее выгодное (Тургенев). Однако сочетания с менее не выражают зна-чения морфологической сравнительной степени, поскольку указываютна меньшую степень признака.

§ 49. Превосходная степень (суперлатив)

Различают простую (синтетическую) и аналитическую форму пре-восходной степени.

Простая форма образуется от основы прилагательного при помо-щи суффикса -ейш- (-айш-). Морф -айш- присоединяется к основам назадненёбные, которые при этом чередуются с шипящими: красный ->краснейший, добрый -> добрейший, злой -> злейший, легкий -> легчайший,строгий —> строжайший, простой -> простейший.

Простая превосходная степень образуется не от всех прилагатель-ных. Обычно ее нет у тех же лексем, от которых не образуется формасравнительной степени. Но ограничений на образование простой фор-мы превосходной степени в целом больше. Она может отсутствоватьи у тех слов, которые имеют форму сравнительной степени. Таковы ка-чественные прилагательные с суффиксами -аст-, -ист-, а также многиеслова с суффиксами — лив-, -чив-, -к-, например, ветвистый -> ветви-стее -> * ветвистейший (превосходной степени нет), узкий -> уже ->*узейший, волосатый -^ волосатее -> *волосатейший, наваристый -» на-варистее -> *наваристейший, молчаливый -> молчаливее, *молчаливейший,разговорчивый -> разговорчивее -> *разговорчивейший. Иногда бываети так, что форма превосходной степени образуется, а сравнительнойстепени — нет: великий —> величайший.

Аналитическая форма образуется сочетанием качественного прила-гательного и слова самый. Она продуктивна, не связана с лексическимиограничениями: самый красный, самый добрый, самый разговорчивый, са-мый молчаливый, самый узкий. У прилагательных с модифицирующимсуффиксом -оват- (-еват-) по причине их лексической семантики не об-

7 Зак.4163

97

разуется (вернее, не употребляется) ни простая, ни аналитическая фор-ма превосходной степени: *красноватейший, *самый красноватый, *глу-поватейший, *самый глуповатый, *глуховатейший, *самый глуховатый,так как значение неполноты признака несовместимо со значением вы-сокой степени признака.

Значение превосходной степени может передаваться сочетаниямиформ сравнительной степени со словоформами всего и всех: Штабс-ка-питан был шумнее и болтливее всех (Куприн), а также слова наиболеес формами положительной степени: наиболее надежное укрытие, наибо-лее полезные советы. Слово наименее также используется для выраженияградуальных отношений (наименее желательный поступок), но не зна-чения морфологической превосходной степени, так как морфологическивыражается только высшая степень признака. Лексемы наиболее и наи-менее сочетаются и с краткой формой: наиболее 1 наименее понятны, наи-более 1 наименее доступны, наиболее 1 наименее выразительны и др.

Форма превосходной степени обозначает высшую степень качест-ва. В отличие от сравнительной степени формы превосходной степенине могут выражать сопоставительной оценки степени признака 1) в од-ном и том же предмете: Юна сегодня бледнейшая, чем вчера (ср. Она сего-дня бледнее, чем вчера)'. Т) в двух предметах: *0на умнейшая из Маши (ср.Она умнее Маши).

Превосходная степень выделяет предмет из некоторой совокупно-сти предметов, наделенных общим признаком: Она умнейшая из Маш,Она умнейшая в классе. Она умнейшая среди учеников. Высказывания ти-па Этот год был труднейшим в жизни президента строятся по соответ-ствующей модели: определяемый предмет является объектом сопостав-ления в нескольких ситуациях: в жизни президента были трудные го-ды, — не один и не два, — год, о котором идет речь, наделен признакомтрудности в самой большой степени.

Различают два типа употребления форм превосходной степени:

1) форма называет высшую степень качества в данном предмете посравнению с другими предметами (Он способнейший студент в группе):

За этим удивительным предприятием тревожно следили не только наземле, но и на всех ближайших к ней планетах, с которыми у обитателейземли поддерживались постоянные сообщения (Куприн), Ты моя галлюци-нация. Ты воплощение меня самого, только одной, впрочем, моей сторо-ны... моих мыслей и чувств, только самых гадких и глупых (Достоев-ский), Глушь и даль не так страшны, как думают иные, и в самых пота-енных местах дремучего леса <...> растут душистые цветы (Тургенев).Значение формы превосходной степени при этом употреблении называ-ется суперлативным (или суперлативом).

2) Форма обозначает высокую степень признака без указания насравнение, безотносительно к его сопоставительной характеристике:

98

милейший человек, прекраснейший собеседник, глупейшая голова, тончай-шая работа, мельчайшие подробности, злейший враг и др.: На третийдень его похоронили... Благороднейшее сердце скрылось навсегда в могиле!(Тургенев); Этот Елисей, калмык по происхождению, человек на видкрайне безобразный и даже дикий, но добрейшей души и неглупый, страст-но любил Пасынкова (Тургенев); <...> Ведь это развитие, может, ужебесконечно раз повторяется, и все в одном и том же виде, до черточки.Скучища неприличнейшая... (Достоевский). Второе значение называютэлативным (или элативом). Элативное значение оказывается не столькоградуальным, сколько оценочным. Оно реже передается аналитическимспособом. В книжной речи дополнительно выражается приставкаминаи- и пре-: препочтеннейший и прелюбезнейший человек (Гоголь); наиглу-пейший поступок, наистрожайший приказ;... Его выбрали почти что од-ними белыми шарами, ибо человек он наидостойнейший (Тургенев).

В категорию степеней сравнения превосходная степень включенатолько суперлативным значением, так как именно оно связано со срав-нением предметов по определенному качеству. Это значение в формахпревосходной степени является основным. Что же касается элатива, тоон обращен к языковым средствам (модифицирующим суффиксами приставкам, наречиям типа очень, совершенно, несколько), выражаю-щим степень качества и не образующим форм адъективного словоизменения.

От простых форм с элативным значением (так же, как от модифи-кационных прилагательных) иногда образуется аналитическая превос-ходная степень: «Нет, боже сохрани, я вас очень слушаю», — с самымпростодушнейшим видом отозвался Алеша, и мнительный Коля мигомободрился (Достоевский). Ср.: самый глупенький, самый хорошенький.

§ 50. Склонение прилагательных

Склонением прилагательных называют их изменение по родам,числам и падежам. Выделяют три типа склонения прилагательных: адъ-ективный (качественно-относительный) и два смешанных (склонениеслов на -ий (j)- и на -ое-, -ин-). В качественно-относительном Time пара-дигмы формируются совокупностью собственно адъективных оконча-ний. В смешанных типах парадигмы включают адъективные и субстан-тивные окончания.

К адъективному типу склонения относятся качественные (включаяи прилагательные в превосходной степени), собственно относительные,количественные прилагательные, кроме слова третий, и местоимения-прилагательные с адъективной флексией в именительном падеже (кото-рый, какой и т. п.).

7*99

К смешанным типам склонения относятся притяжательные прила-гательные, слово третий, местоимения-прилагательные с субстантивны-ми окончаниями в именительном падеже.

При склонении прилагательных так же, как при склонении сущест-вительных, принято выделять твердую и мягкую разновидности в за-висимости от качества конечного согласного основы. Также особо от-мечается склонение прилагательных с основой на шипящие, задненеб-ные, -ц.

Образцы адъективного склонения имен прилагательных

Единственное число.Мужской и средний род

м. р.

с. р.

м. р.

с. р.

м. р.

с. р.

И.

старый

старое

синий

синее

куцый

куцее

Р.

старого

синего

куцего

Д.

старому

синему

куцему

в.

старый

старое

синий

синее

куцый

куцее

в.

старого

синего

куцего

т.

старым

синим

куцым

п.

(о)старом

(о)синем

(о) куцем

м. р.

с. р.

м. р.

с. р.

м. р.

с. р.

И.

догогой

дорогое

большой

большое

свежий

свежее

Р.

дорогого

большого

свежего

Д.

дорогому

большому

свежему

В.

дорогой

дорогое

большой

большое

свежий

свежее

В.

дорогого

большого

свежего

Т.

дорогим

большим

свежим

п.

(о) дорогом)

(о) большом

(о) свежем

Женский род

И.

старая

синяя

куцая

Р.

старой

синей

куцей

Д.

старой

синей

куцей

в.

старую

синюю

куцую

т.

старой (ою)

синей (ею)

куцей (ею)

п.

(о)старой

(о)синей

(о) куцей

100

И.

дорогая

большая

свежая

Р.

дорогой

большой

свежей

Д.

дорогой

большой

свежей

В.

дорогую

большую

свежую

Т.

дорогой (ою)

большой (ою)

свежей (ею)

п.

(о) дорогой

(о) большой

(о) свежей

Примечания. 1. В прилагательных с основой на твердый согласныйв именительном падеже ударное окончание -ой заменяется на -ый, ко-гда ударение падает на основу. 2. В прилагательных с основой на ши-пящие ударяемое -о в окончаниях заменяется на безударное -е.3. В прилагательных с основами на задненебные и -ц в соответствиис общими орфографическими правилами совмещаются окончаниятвердой и мягкой разновидности. По той же причине после шипяще-го в окончании не может быть букв -ы, -ю. -я.

Множественное число

И.

старые

синие

куцые

Р.

старых

синих

куцых

Д.

старым

синим

куцым

В.

как И. или Р.

т.

старыми

синими

куцыми

п.

(о) старых

(о)синих

(о) куцых

и.

дорогие

большие

свежие

р.

дорогих

больших

свежих

д.

дорогим

большим

свежим

в.

как И. или Р.

Т.

дорогими

большими

свежими

П.

(о) дорогих

(о) больших

(о) свежих

Примечания. 1. Формы множественного числа одинаковы для всех ро-дов. 2. Во множественном числе прилагательные с основой на -цсклоняются по твердой разновидности. 3. Прилагательные с основа-ми на задненебные и шипящие изменяются по мягкой разновидности.4. Ударные и безударные окончания не различаются в написании.

101

Образцы смешанного склонения прилагательныхСклонение прилагательных типа лисий

Единственное число

Множественноечисло

м р

с р

ж р

И

лисий

лисье

лисья

лисьи

Р

лисьего

лисьей

лисьих

Д

лисьему

лисьей

лисьим

В

лисий

лисье

лисьи

в

лисьего

лисью

лисьих

т

лисьим

лисьей

лисьим

п

(о) лисьем

(о) лисьей)

(о) лисьих

Примечания. 1 Притяжательные прилагательные с основой на -/- в И пед и мн ч (соответственно и в В п ) имеют субстантивные оконча-ния, в остальных падежах — адъективные 2 При склонении суффик-сальный морф -ий- имеется только в И п м р ед ч Во всех осталь-ных формах гласный -и- в суффиксе чередуется с нулем 3 По образ-цу притяжательных прилагательных с основой на (/] склоняется словотретий {третье, третья, третьи)

Склонение притяжательных прилагательных на -ов (ев), -инЕдинственное число

м р

с р

м р

с р

женский род

И

отцов

отцово

мамин

мамино

отцова

мамина

Р

отцова

мамина (ого)

отцовой

маминой

Д

отцову

мамин

У (ому)

отцовой

маминой

в

отцов

отцово

мамин

мамино

в

отцова

мамина

отцову

мамину

т

отцовым

маминым

отцовой

маминой

п

(об)отцовом

(о) мамином

(об)отцовой

(о)маминой

Множественное число

И

отцовы

мамины

Р

отцовых

маминых

Д

отцовым

маминым

В

как И или как Р

т

отцовыми

мамиными

п

(об)отцовых)

(о) маминых

102

Примечания. 1 Прилагательные мужского и среднего родов имеют суб-стантивные окончания в трех падежах (И , Р , Д ), прилагательныеженского рода — в двух (И , В ) Во мн числе субстантивная флексиятолько в И падеже (и в В падеже, когда он совпадает с И ) 2 Прила-гательные на -ин (-нин) продуктивнее прилагательных на -ов (-ев)В разговорной речи в формах Р и Д падежей мужского и среднегородов они тяготеют к употреблению с адъективной флексией

Склонение полных прилагательных в целом характеризуется устой-чивостью ударения: в одних словах оно постоянно падает на основу,в других— на окончание: красный, красного, красному, красным, (о)красном, красные, красных, красным, красными, голубой, голубого, голубо-му, голубым, (о) голубом, голубые, голубых, голубым, голубыми, отцов,отцова, отцову, отцовым, (об) отцовом, отцовы, отцовых, отцовым.отцовыми, дядин, дядина, дядину, дядиным, (о) дядином, дядины, дядиных.дядиным, дядиными.

§ 51. Несклоняемые прилагательные

Несклоняемые, или аналитические, прилагательные выделяютсяв особую группу по грамматическому основанию: обозначая признакипредметов и будучи в предложении определением к существительному,они не имеют словоизменительных категорий прилагательного (рода,числа, падежа): мини-юбка, язык хинди, программа-минимум, требования-максимум. платье беж, костюм моренго. коми литература и др. В отли-чие от изменяемых аналитические прилагательные не употребляютсяв функции именного сказуемого. В предложении они не отрываются отсуществительных. Одни из них обычно стоят в препозиции, другиев постпозиции по отношению к субстантиву. Средством грамматиче-ской оформленности для них оказывается фиксированное синтаксиче-ское место.

Несклоняемые прилагательные — это в основном заимствованныеслова. Из русских слов в эту группу входят притяжательные местоиме-ния его. ее. их. К аналитическим прилагательным не следует относитьнаречия, употребленные в качестве определения существительного: яйцавсмятку, кофе по-турецки, глаза навыкате, а также примыкающий име-нительный падеж существительного и количественного числительногов синтаксической роли определения: в доме восемьдесят два. в гостинице

«Заря».

Параллельно с неизменяемым прилагательным в ряде случаев суще-ствует вариант в русской грамматической оформленности: бордо -> бор-довый (прост.), беж -> бежевый (разг.), пике -> пикейный, трико -)• три^котажный, джерси -> джерсовый, модерн -> модерный. Изменяемыйи неизменяемый варианты лексемы могут иметь разную сочетаемость

103

с другими словами: макси-юбка (^максимальная юбка), максимальныйсрок (^макси-срок).

Многие слова, включаемые в аналитические прилагательные, обла-дают свойством называть как признак предмета, так и предмет, наде-ленный соответствующим признаком. В последнем случае они относят-ся к существительным: ветер цунами (прилаг.), дует цунами (сущ.), ейнравятся юбки мини (прилаг.), она носит мини (сущ.), хинди (сущ.) тру-ден для нее, они изучают язык хинди (прилаг.). Строго говоря, лексемыс адъективно-субстантивным типом употребления не имеют однознач-ной частеречной характеристики, так как в структуре предложения нетолько прилагательные, но и существительные могут выражать призна-ковую семантику.

В современном языке продуктивно образование аналитическихпризнаковых наименований с одной неизменяемой частью: стоп-кадр,там-там новости, шоу-бизнес, Горбачев фонд. гала-концерт, шеф-по-мощь, торговля купи-продай и т. п. Состав этих наименований свиде-тельствует о том, что аналитическое выражение признака выходит запределы прилагательного как части речи.

Некоторые лингвисты определяют аналитические прилагательныешироко, включая в их число такие начальные компоненты сложныхслов, как 'авто-' (автопробег), 'авиа-' (авиакатастрофа), 'фото-' (фото-ателье), 'радио-' (радионяня), 'теле-' (телепередача), 'проф-' (профсобра-ние), 'парт-' (партгруппа), 'лит-' (литобъединение), 'лже-' (лжедрузья),'полит-' (политсобрание), 'сель-' (сельсовет), 'гос-' (госучреждение) и др.

Эти компоненты рассматриваются как функциональные эквивален-ты соответствующих изменяемых прилагательных. А. А. Реформатский,характеризуя сложение в таких случаях, как киноактер, стоп-линия.вакуум-аппарат, фотостудия, кают-компания, икс-лучи и нек. др, писал,что «это собственно не сложные слова, а словосочетания»59.М. В. Панов, выделивший аналитические прилагательные в качествеотдельной неизменяемой части речи, относил к ним, кроме этого, лексе-мы: чудо (чудо-молот), горе (горе-изобретатель), один, два, три и т. д.(космонавт два), жох (женщина-жох), хват (мужчина-хват), всмятку(яйцо всмятку), поневоле (жулик поневоле), тоже (тоже-политики),так себе (доклад так себе) и некоторые другие (примерыМ. В. Панова)60.

литература

Виноградов В. В. Русский язык. М., 1972. Имя прилагательное.

А. А. Реформатский. Введение в. языкознание. М., 1955. С. 226.

''" См. М. В. Панов. Об аналитических прилагательных // Фонетика. Фонология. Граммати-ка. К семидесятилетию А. А. Реформатского. М., 1971. С. 240-254.

60

104

Зализняк А. А. Русское именное словоизменение. М:, 1967. С. 82-91.Пешкоеский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. С. 80-84.Современный русский язык. Ч. 2. Под ред. Е. И. Дибровой. М., 1995. С. 40-53.Русская грамматика-80. Т. 1. С. 545-572.Русский язык и советское общество. Морфология и синтаксис современного

русского литературного языка /Под ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 105-135.Теория функциональной грамматики. Качественность. Количественность.

СПб., 1996., С. 65-79, 129-161.

ИМЯ ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ

§ 52. Семантические, морфологическиеи синтаксические особенности числительных

Числительные как часть речи объединяют слова с количественно-числовым значением. Они являются именами чисел (два, десять, стопять, тысяча, миллион и др.), выражают счет (один. два, три, четыре,пять, шесть карандашей) и обозначают количество считаемых предме-тов (один апельсин, две груши, три яблока). Способность числительныхбыть именем такой абстрактной сущности, как число, является доста-точным семантическим основанием для выделения их в особый класс ле-ксем. В этом классе единицы (называющие целые числа) образуют ассо-циативный ряд и занимают в нем строго определенное место, так каккаждая из них отличается на одну и ту же сему (на единицу) от преды-дущей и последующей: пять на единицу больше четырех и меньше шес-ти, шесть на единицу больше пяти и меньше семи и т. д.61. Однако не-верно думать, что только в этом и состоит своеобразие значения числи-тельных. Числительное нельзя адекватно охарактеризовать, не учиты-вая его роли в выражении количественных отношений.

Совмещение двух семантических компонентов, количественногои числового, является специфической чертой семантики числительныхкак части речи. Именно этот синкретизм отделяет числительные от су-ществительных, которые тоже могут иметь количественное значение(пара перчаток, тройка лошадей, дюжина салфеток, сотня казаков, пя-ток яиц, десяток луковиц, медный пятак, новенькая десятка), но приэтом не обозначают чисел. Количественно-числовое значение числи-тельных как части речи опирается на их морфологическое оформление.

Морфологически числительные последовательно характеризуютсяпадежом.

61

См. М. Ф. Лукин. К вопросу о лексико-грамматическом статусе числительных в совре- менном русском языке // Вопросы языкознания, 1987, № 6. С. 43-51. 105

При выражении количественных отношений падеж числительногоотличается от падежа существительного своей асемантичностью: он невыражает ни субъекта, ни объекта. Числительные сами по себе, вне со-четания с существительными не бывают ни подлежащим, ни дополнени-ем: Под окном росли две берёзы (подлежащее — две берёзы).

Примечание. В случаях типа Двое ушли в лес числительное субстантиви- руется: оно выражает представление не только о количестве, но и о предмете (двое здесь — это 'два человека').

При обозначении чисел числительное является именем определен-ного цифрового знака и не сочетается с существительными, падеж чис-лительного при этом функционально не противопоставляется падежусуществительных: в структуре предложения он оказывается таким жекомпонентом, каким бывает падеж существительного. См., например,Четыре больше трех, где четыре — подлежащее, а трех — дополнение.

Как видим, там, где числительное семантически отделено от суще-ствительного (обозначение числа), грамматически оно ему не противо-поставлено. Оно разграничено с существительными именно при выра-жении количественных отношений.

Морфологического числа (кроме слова один, а также существитель-ных в нумеративном употреблении), числительные не имеют. Род в чис-лительных представлен непоследовательно, и также непоследовательноотражается в числительных одушевленность/неодушевленность сущест-вительных, с которьми они сочетаются: вижу две сосны 1 двух девушек,но вижу пять сосен 1 пять девушек.

В синтаксическом отношении числительные похожи на местоиме-ния тем, что у них нет собственной функции члена предложения, что де-лает уязвимой их грамматическую синтаксическую оформленность(числительные как часть речи выделяются не всеми лингвистами. Нонормативные грамматики их признают).

Синтаксическая оформленность числительных проявляется в спосо-бе их грамматической связи с существительными в количественно-суб-стантивных словосочетаниях. Особенностью этих словосочетаний (иск-лючение — конструкции со словом один) является то, что в них сущест-вительные не могут иметь формы И. и В. падежей. В синтаксических по-зициях этих падежей числительное предопределяет форму существи-тельного (Р. п.) или, как принято говорить, управляет существитель-ным: вот три яблока (а не яблоко или яблоки), вижу пять карандашей(а не карандаши). В остальных падежах числительное согласуется с су-ществительным: рассказал о двух встречах.

В результате, когда подлежащее или дополнение выражается коли-чественно-субстантивным словосочетанием, падеж числительного вво-дит (не выражает!) в предложение семантический субъект или семанти-

106

ческий объект. Такой синтаксической роли нет ни у падежа существи-тельных, ни у падежа прилагательных.

Числительное как часть речи представляет собой непополняемыйкласс слов, — хотя при этом может быть обозначено любое число, —что связано с особенностями их словообразовательной структуры,с агглютинативным способом их образования. Исходных лексем, по-средством которых выражаются числовые значения, немного, и онистрого ограничены. Это слова: один (одна, одно), два (две), три, четы-ре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать,тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, во-семнадцать девятнадцать, двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят, ше-стьдесят, семьдесят, восемьдесят, девяносто, сто, двести, триста, че-тыреста, пятьсот, шестьсот, семьсот, восемьсот, девятьсот, тысяча,миллион, миллиард. При этом последние три слова (их на самом делебольше — триллион и т. д.) могут быть и существительными, а словоодин имеет и местоименно-адъективное употребление.

Числительному как части речи не свойственно сочетаться с прила-гательными. Постановка согласуемого определения при количествен-ном слове может быть знаком его субстантивной функции, например,учиться на круглое пять; в дневнике с трудом можно было различитьстертое два. В сочетании одна тысяча рублей слово тысяча является су-ществительным (ненормативно сказать *одной тысячью рублями).

§ 53. Лексико-грамматические разряды числительных

В числительных прежде всего описываются два лексико-граммати-ческих разряда: количественные и собирательные числительные.

В школьной практике (и во многих учебниках) выделяются еще по-рядковые числительные, которые образуются от количественных суф-фиксальным способом, включая и нулевой суффикс: третий, четвер-тый, пятый, шестой, седьмой, восьмой, девятый, десятый, одиннадца-тый, двенадцатый, тринадцатый, четырнадцатый, пятнадцатый, шест-надцатый, семнадцатый, восемнадцатый, девятнадцатый, двадцатый,тридцатый, сороковой, пятидесятый, шестидесятый, семидесятый, вось-мидесятый, девяностый, сотый, двухсотый, трехсотый, четырехсотый,пятисотый, шестисотый, семисотый, восьмисотый, девятисотый, ты-сячный, миллионный, миллиардный. К слову один порядковое числитель-ное — первый, к слову два — второй. При образовании порядковогочислительного от составного количественного числительного происхо-дит мена последних компонентов: сто двадцать один -> сто двадцатьпервый, семьсот девяносто шесть —> семьсот девяносто шестой.

Порядковые числительные называют порядковый номер предметапри счете. Они являются синтаксическими дериватами количественных

107

числительных. По природе своего транспозиционного значения и поморфологическим категориям, как уже отмечалось, порядковые числи-тельные совпадают с относительными прилагательными.

Кроме порядковых, выделяют также особый разряд количествен-ных числительных — дробные числительные: два с половиной (процен-та), две пятых, три шестых, одна десятая. Их выделение мотивирова-но тем, что они называют дроби, т. е. особые числа. Однако с точкизрения морфологии это выделение не оправдано. Дробные числитель-ные — это скорее особый тип количественных словосочетаний. Поряд-ковые числительные в них субстантивированы (две третьих участка =две третьих части участка). М. Ф. Лукин (см. упомянутую статью), опи-раясь на знаковую функцию дробных сочетаний, предложил называтьих особыми словами. С этим очень трудно согласиться, так как словои словосочетание в принципе не могут быть разведены на основе знако-вой роли.

Кроме специализированных сочетаний, дробные числительныепредставлены словами полтораста и полтора. Эти два слова и должнырассматриваться в морфологии. Но в связи с тем, что их только два, по-нятие лексико-грамматического разряда к дробным числительным при-ложимо условно.

§ 54. Количественные числительные

Грамматическим ядром части речи являются количественные чис-лительные. Все сказанное об особенностях числительного как отдельно-го класса слов прежде всего касается количественных числительных.

Количественные числительные делятся на определенно-количест-венные и неопределенно-количественные. Первые соответствуют циф-ровым обозначениям количества (два, сто, тысяча). Вторые выражаютпредставление о неопределенном количестве и относятся к числитель-ным не столько по семантике, сколько по грамматическим признакам:

как собственно числительные, они обладают свойством управлять ро-дительным падежом существительного и вводить в предложение семан-тические субъект и объект. Неопределенно -количественными числи-тельными являются лексемы: много, немного, мало, немало, столько,столько-то, сколько, несколько, сколько-нибудь, сколько-то.

Указанные слова обозначают неопределенное количество предме-тов только при сочетании с существительными (Сколько птиц! многодней: мало друзей). В отличие от определенно-количественных слов онимогут сочетаться с существительными, не называющими дискретныхпредметов (много горя, мало радости).

В Р., Д., Т. и П. падежах, т. е. там, где числительное согласуетсяс существительным, склоняемые неопределенно-количественные числи-

108

тельные не отграничены от прилагательных. Но в именительном и ви-нительном падежах сочетания с неопределенно-количественными чис-лительными и прилагательными не совпадают: можно сказать Скольковоробьев! много кошек, но нет сочетаний *сколький воробей или *сколъкиеворобьи; *многая кошка. Есть сочетание многие кошки, но оно по смыслуне совпадает с много кошек.

В сочетаниях с глаголами неопределенно-количественные числи-тельные переходят в разряд наречий и утрачивают (если являются изме-няемыми, т. е. все, кроме неизменяемых мало и немало) склонение(сколько спит, много работает, столько ест).

Примечание. Некоторые лингвисты настаивают на том, что неопреде-ленно-количественные слова нужно относить не к числительным,а к наречиям, так как они лишены числового значения 62. Бесспорно,собственно числительные и неопределенно-количественные слова се-мантически существенно различаются. Но дело в том, что эти слова,когда они выражают представление о неопределенном количестве,т. е. когда сочетаются с существительными, грамматически, а такжесемантически не совпадают и с наречиями. Отнесение неопределенно-количественных слов к числительным как части речи (точно так жеи к наречиям) в известной степени оказывается условным.

§ 55. Простые, сложные, составныеопределенно-количественные числительные

К простым относятся непроизводные слова (один, два, десять, сто)и производные на -надцатъ1-дцатъ (одиннадцать, двадцать). Сложныечислительные имеют сложную основу (пятьдесят, триста, семьсот).Составные числительные состоят из двух или более компонентов, каж-дый из которых сам является простым или сложным числительным(восемьдесят шесть, девятьсот пятьдесят четыре).

§ 56. Собирательные числительные

Собирательные числительные представляют собой замкнутуюгруппу слов, образованных от количественных числительных, обычнов пределах первого десятка, начиная с двух: двое, трое, четверо, пятеро,шестеро, семеро, восьмеро, девятеро, десятеро (окказионально могутбыть образованы формы и от других числительных — девятнадцатеро).К собирательным числительным обычно относят слово оба (обе), имею-щее, кроме собирательного, и местоименное значение 'и тот и этот'.Слово оба (обе) в отличие от собирательных числительных не являетсяпроизводным и морфемно не связано с количественными числительны-

62

См. Н. М. Шанский. А. Н. Тихонов. Современный русский язык. Ч. 2. С. 148-149.

109

ми. Отличается оно от собирательных числительных и тем, как соединя-ется с существительными (семеро козлят, но оба козленка), и тем, с каки-ми существительными употребляется (*двое выступлений и оба выступ-ления, *двое студенток и обе студентки — только вторые словосочета-ния в приведенных парах являются нормативными). А. Н. Тихонов счи-тает, что оба (обе) следует квалифицировать как особое местоименно-количественное слово и помещает его в местоимения.

Собирательные числительные обозначают количество как совокуп-ность. В отличие от количественных числительных они не могут бытьнаименованием чисел и не используются при счете.

В грамматической оформленное™ собирательные числительныеобъединяются с количественными числительными. У них нет морфоло-гического числа и рода — по роду изменяется только слово оба (оба —м. р., обе — ж. р.). Так же И. и В. падежи противопоставляются другимпадежам по синтаксической связи с существительными. Однако по ле-ксической сочетаемости количественные и собирательные числительныене совпадают.

Количественное числительное может присоединять к себе любое су-ществительное, называющее дискретно существующие предметы, кромеслов pluralia tantum (*mpu брюк). Собирательное числительное, напро-тив, сочетается далеко не со всеми конкретными словами.

Собирательные числительные употребляются со следующими суще-ствительными: 1) с личными существительными мужского и общего ро-да (трое студентов, пятеро сирот, двое мужчин). Употреблять собира-тельные числительные с личными сущ. женского рода не рекомендуется(*двое женщин, *трое девушек); 2) с названиями детенышей и словамисо значением «невзрослости» (семеро козлят, четверо негритят);

3) с личными субстантиватами (пятеро учащихся, двое больных); 4) сословами люди, дети, ребята, людишки, детишки, ребятишки (четверо де-тей, пятеро ребят, трое ребятишек); 5) с личными местоимениями (двоенас, семеро их); 6) с неодушевленными pluralia tantum (двое суток, троебрюк); 7) с неодушевленными существительными, называющими парныепредметы (двое носок = две пары носок, двое рук = две руки). При этом(имеется в виду пункт 6-й и 7-й) собирательные числительные выступа-ют только в И. и В. падежах. В остальных падежах они заменяются наформы количественных числительных (И., В. — двое суток, Р. — двухсуток, Д. — двум суткам, Т. — двумя сутками, П. — о двух сутках).

§ 57. Морфологические категории числительных

Все количественные числительные, кроме слов мало, немало, изме-няются по падежам. В числительных, как в прилагательных и местоиме-ниях, можно выделить только основные 6 падежей.

110

Падеж числительных, кроме употребления для обозначения цифро-вых знаков, имеет синтаксическое (синтагматическое) содержание: ука-зывает на синтаксическую связь числительного с существительным.

Изменение числительных по падежам имеет две особенности, отли-чающие числительное и от существительного, и от прилагательного.Во-первых, при образовании падежных форм у сложных и составныхчислительных изменяются все основы, образующие числительное: И. —пятьдесят, шестьсот, четыреста семьдесят три, Р. — пятидесяти, шес-тисот, четырехсот семидесяти трех, Д. — пятидесяти, шестистам, че-тыремстам семидесяти трем и т. д. Во-вторых, в склонении некоторыхчислительных (сорок, девяносто, сто) формы И. и В. падежей имеют од-ну флексию, а формы остальных падежей другую (И., В. — сто. Р., Д.,Т., П. — ста), что соответствует противопоставлению этих падежейв синтаксисе.

Продуктивной тенденцией в склонении числительных является уп-рощение словоизменения. С этой тенденцией В. В. Виноградов связывалвстречающиеся формы творительного падежа типа пятидесятые, шес-тидесятъю вместо рекомендуемых нормативными грамматикамипятьюдесятью, шестьюдесятью: Бошняк остался с шестидесятью чело-веками офицеров и солдат (Пушкин, пример В. В. Виноградова). В уст-ной речи нередко не склоняются компоненты составных числительных.Такое употребление ненормативно и не рекомендуется в письменномязыке.

В современном языке продуктивно употребление количественныхчислительных в определительной функции в субстантивном словосоче-тании: квартира тридцать два. дом номер семь, самолет ТУ-104 (сто че-тыре) и т. п. В этой синтаксической позиции количественные числи-тельные не изменяются по падежам.

Числительные два (две), три, четыре и составные с этими словамив качестве последнего компонента в И. п. (и В., если он совпадает с И.)сочетаются с Р. п. существительных ед. числа: два карандаша (не каран-даши и не карандашей). В остальных падежах существительное при та-ких числительных должно быть во мн. ч.: нет двух карандашей, двум ка-рандашам, двумя карандашами, о двух карандашах.

Примечания. 1. Это правило распространяется и на слово человек, кото-рое вне сочетания с числительными во мн. числе не употребляется:

И. — два человека, Р. — двух человек, Д. — двум человекам, Т. — дву-мя человеками, П. — о двух человеках. Если слово человек употребля-ется с определением, то в косвенных падежах оно заменяется на люди(например, с тремя незнакомыми людьми).

2. Существительное год в сочетаниях с числительными образуетформу Р. п. мн. ч. от основы лет: два года — не прошло двух лет; пять

111

лет — не прошло пяти лет, но двум годим, пяти годам, двумя годами,пятью годами, о двух годах, пяти годах

Числительное один (одно, одна, одни) само по себе и в структуре со-ставных лексем по падежу, а также по роду и числу всегда согласуетсяс существительным, к которому относится: сто сорок один карандаш,нет ста сорока одного карандаша, ста сорока одному карандашу, ста со-рока одним карандашом, о ста сорока одном карандаше.

§ 58. Предложное употреблениеколичественно-субстантивных словосочетаний

Когда предлог требует В. п., и В. п. совпадает с И. п., действует об-щее правило: числительное управляет Р. п. существительного — взятьна два часа.

Если предлог управляет другим падежом, то и числительное, и су-ществительное ставятся в том падеже, который предопределен предло-гом (о таких случаях принято говорить, что существительное стоитв определенном падеже, а числительное по падежу с ним согласуется):

пробыть около двух часов, рассказать о трех событиях, висеть над тре-мя столами, переходить по двум перекладинам.

Исключением из этого общего правила являются конструкциис предлогом по в распределительном значении. Когда в таком значенииупотребляется существительное, оно ставится в Д. п. ед. ч.: дать по яб-локу, по прянику, по шоколадке. Числительные два (две), три, четырев таких случаях употребляются в В. п., совпадающем с И. п., а начинаяс пяти — в В. п. или в Д. п.; существительное при числительном всегдастоит в Р. п.: дать по два пряника, по четыре конфетки, по пять 1 пятипряников, конфеток, форма составного числительного зависит от по-следнего компонента: дать по двадцать две таблетки, дать по двадцатьпять I no двадцати пяти таблеток.

§ 59. Категория рода

Морфологический род, кроме слова один (одна. одно), имеют толькочислительные два (две), оба (обе), полтора (полторы). В числительных.различаются женский и не-женский род. Выражается это окончаниями:

две, обе. полторы — это формы женского рода, а два, оба, полтора —формы не-женского рода, т. е. недифференцированных мужского и сред-него родов. При этом слова два (две) и полтора (полторы) различаютрод только в И. п. (и В. п., когда он совпадает с И. п.), а слово оба (обе)и в косвенных падежах.

112

Род в числительных имеет чисто синтаксическое (синтагматиче-ское) содержание. Женский род указывает на то, что числительное со-единяется с существительными женского рода, а не-женский род соеди-няет числительное с существительными мужского или среднего родов:

две девушки, две страны, обе девушки, обе страны, полторы страницы;

два мальчика, два помидора, два яблока, оба мальчика, оба помидора, обаяблока, полтора яблока, полтора помидора.

Лексемы один, тысяча, миллион, миллиард и др., втянутые в выраже-ние количественно-числовых значений, сохраняют морфологическиепризнаки исходных частей речи.

§ 60. Одушевленность / неодушевленность числительных

Числительные, как и прилагательные, не могут иметь номинатив-ного значения одушевленности/неодушевленности, но некоторые из нихреагируют на одушевленность/неодушевленность существительных.При сочетании с одушевленным существительным В. п. совпадает с Р. п.у числительных один, два (две), три, четыре; а также у склоняемых не-определенно-количественных слов. Однако последние в современномязыке тяготеют к употреблению по модели сочетаний с неодушевленны-ми существительными: вижу две книги, двух студенток, три яблока,трех воробьев, сорок четыре камня, сорок четыре студента, взять на не-сколько дней, надеяться на несколько 1 нескольких человек.

Примечание. Употребление типа «вижу сорока четырех студентов» яв-ляется устаревшим.

§ 61. Категория числа

Морфологического числа (кроме слова один и нумеративных суще-ствительных) числительные не имеют, при этом избирательно относят-ся к формам числа существительных, с которыми соединяются.

Числительные два (две), три, четыре, составные, в которых назван-ные лексемы являются последним компонентом, полтора (полторы), оба(обе) в И.-В. п. употребляются с существительными в форме Р. п. ед. ч.В косвенных падежах названные числительные сочетаются с субстан-тивными формами мн. ч.: три дома, трех домов...

Исключение из этого общего правила образуют сочетания с суб-стантиватами (субстантивированными прилагательными и причастия-ми), которые при числительных, кроме слова один и составных лексемс последним компонентом один, употребляются во мн. ч.: две столовых,три закусочных, два насекомых, сорок четыре пельменных. Такие сущест-вительные женского рода могут употребляться и в И. п.: три мастер-

8 Зак. 4163

113

ские, две булочные. Для субстантивированных слов мужского рода И. п.не является нормой.

Начиная с пяти все числительные во всех падежах употребляютсяс существительными в формах мн. ч.

Прилагательное при существительном в количественно-субстан-тивном словосочетании всегда стоит в форме мн. ч. Если количествен-ное словосочетание употреблено в именительном (соответственно вини-тельном) падеже, прилагательное при существительном муж. или ср. ро-да имеет форму Р. п. (два новых карандаша, три гусиных пера), при суще-ствительном женского рода — (чаще) форму И. п. или Р. п. (три извест-ные картины, три известных картины, две неприятельские лошади, двенеприятельских лошади).

Собирательные (кроме оба/обе) и неопределенно-количественныечислительные употребляются с существительными во мн. ч.: двое маль-чиков, трое поросят, несколько дней.

В конструкциях типа Вы трое должны уйти. Мы двое осталисьздесь еще на день и личное местоимение, и собирательное числительноеставятся в именительном падеже.

Словоформа одни может быть числительным только в сочетанияхс конкретными неодушевленными pluralia tantum: одни часы, одни брю-ки, одни ножницы, одни ворота.

Склонение числительных

Числительное один склоняется как местоименное прилагательноеэтот.

Числительные два, три, четыре имеют особые парадигмы.

Числительные от пяти до десяти, все слова на -цать и на -десятсклоняются, как существительные женского рода третьего склонения.

В числительных сорок, девяносто и сто все косвенные падежи, кро-ме В., совпадающего с И. п., образуются окончанием -а: сорока, девяно-ста, ста.

В сложных числительных изменяются обе основы.

Склонение простых числительных

И.

два две

три

Четыре

Р.

двух

трёх

Четырёх

Д.

двум

трём

Четырём

в.

как И. или Р.

т.

двумя

тремя

Четырьмя

п.

(о) двух

(о) трёх

(о) четырёх

114

И.

пять

пятнадцать

сорок

Р.

пяти

пятнадцати

сорока

Д.

пяти

пятнадцати

сорока

В.

пять

пятнадцать

сорок

Т.

пятью

пятнадцатью

сорока

п.

(о) пяти

(о)пятнадцати

(о)сорока

Склонение сложных числительных

И.

двести

триста

четыреста

пятьсот

Р.

двухсот

трёхсот

четырёхсот

пятисот

Д.

двумстам

трёмстам

четырёмстам

пятистам

в.

двести

триста

четыреста

пятьсот

т.

двумястами

тремястами

четырьмястами

пятьюстами |

п.

(о) двухстах

(о) трёхстах

(о) четырехстах

(о)пятистах

Примечания. 1) По образцу слова пятьсот склоняются все сложные чис-лительные на -сот-. 2) В Т. п. числительного восемьсот есть вариант-ная форма: восьмьюстами 1 восемьюстами. 3) Флексия Т. п. -ю \jy}в первой основе слова в разговорном языке может заменяться на -и-(пятистами). 4) В количественных словосочетаниях несколько сот,нескольких сот, несколькими стами рублей словоформы сот и стаминужно считать субстантивными, так как неопределенно-количествен-ные слова не входят в составные числительные.

В письменном языке в составном числительном должен склонятьсякаждый компонент.

Существительное тысяча в Т. п имеет форму тысячью и тысячей.Слова миллион и. миллиард полностью сохраняют свое субстантивноесклонение. В словосочетаниях тысячи рублей, миллионы рублей, миллиар-ды рублей обе словоформы являются субстантивными. Выражения вроде*о тысячах рублях, ^миллионами рублями ненормативны.

Склонение собирательных числительных

м. и ср. р.

ж. р.

И.

двое

четверо

оба

обе

Р.

двоих

четверых

обоих

обеих

Д.

двоим

четверым

обоим

обеим

В.

как И. или Р.

т.

двоими

четверыми

обоими

обеими

п.

(о)двоих

(о) четверых

(об)обоих

(об)обеих

8*115

Склонение неопределенно-количественных числительных

И

много

несколько

р

многих

нескольких

Д.

многим

нескольким

в.

как И. или Р.

т.

многими

несколькими

п.

(о) многих

(о) нескольких

Примечания. 1. Неопределенно-количественные числительные в И. п.имеют безударное окончание -о после твердого согласного в концеосновы. В остальных падежах их формы совпадают с формами пол-ных прилагательных мягкой разновидности во мн. ч.

2. В сочетаниях с предлогом по с распределительным значениемупотребляется форма на -о и на -у: по несколько дней и по несколькудней; по сколько рублей и по скольку рублей. Формы на -о считаютсяразговорными, их употребление продуктивно.

Дробные числительные в склонении напоминают слова сорок, девя-носто, сто: они имеют форму И.-В. п. (полтора, полторы, полтора-ста) и форму для всех остальных падежей (полутора, полутораста).В слове полтора в косвенных падежах род не различается.

Числительные при склонении имеют неподвижное ударение или наоснове (одиннадцать, двенадцать, тринадцать, оба, обе), или на флексии(два, три, пять, сто, пятьсот). В словах четыре, восемь, девять, десять,двадцать, тридцать, сорок, двести, триста, четыреста, собирательныхчислительных в И.-В. п. ударение на основе, в остальных падежах — наокончании (подробное описание ударения в числительных см. в «Рус-ской грамматике-80»).

литература

БуланинЛ. Л. Трудные вопросы морфологии. М., 1976. (§) 18, 19.

Виноградова. В. Русский язык. М., 1972. С. 233-254.

Граудина Л. К., Ицкович В.А; Катлинская Л. П. Грамматическая правильность

русской речи. М., 1976. С. 256-268.

Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка. М., 1977. С. 66-68.Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под

ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 85-96.

Современный русский язык. Ч. 2. М., 1955 / Под ред. Е. И. Дибровой. С. 76-90.Чеснокова Л. Д. Русский язык. Трудные случаи морфологического разбора. М.,

1991.С. 61-76.

116

НАРЕЧИЕ

§ 62. Семантические, морфологические и синтаксическиепризнаки наречий как части речи

Наречие как часть речи объединяет лексемы со значением непро-цессуального признака действия или другого признака. По словамА. А. Потебни, наречие называет признак признака.

Морфологически наречия охарактеризованы отрицательно, т. е.отсутствием словоизменения.

Примечание. Некоторые наречия имеют формы степеней сравнения (хорошо -> лучше, лучше всего 1 всех). Однако эти формы не участвуют в противопоставлении наречий другим грамматическим классам, так как предполагают отнесенность к наречиям тех лексем, от которых они образуются (см. аналогичное явление в соотношении полных / кратких прилагательных). (НЕ ПОНИМАЮ!!!) )

Основной грамматической оформленностью наречий является ихсинтаксическое свойство: быть обстоятельственным членом предложе-ния при сказуемом (при глаголе), при определении (при прилагатель-ном). Это первичная синтаксическая функция наречий. С опорой на этуфункцию определяется категориальная семантика данной части речи.

Некоторые наречные лексемы могут быть в присубстантивномупотреблении: яйца всмятку, кофе по-турецки, дом напротив, глаза навы-кате, бег взапуски, поворот направо, шапка набекрень, уход по-английски,чтение вслух, рубашка навыпуск, прогулка верхом, шаг назад.

По этой причине одни исследователи выделяют несклоняемые рус-ские по происхождению прилагательные, другие расширяют семантиче-ский признак наречий, называя их словами, способными обозначить нетолько признак глагола и прилагательного, но и существительного. Нони того, ни другого лучше не делать, так как употребление при сущест-вительном для наречий является вторичной синтаксической функцией:

субстантивное словосочетание с наречиями либо обнаруживает семан-тический эллипсис, выявляющий связь наречия с глаголом (яйца всмят-ку = яйца, сваренные всмятку, шапка набекрень = шапка, надетая набек-рень), либо оказывается фразеологически устойчивым (при этом наре-чие наделяет сочетание компонентом глагольной семантики: глаза навы-кате — это как бы выкатившиеся глаза, ср. глаза выкатились на лоб).Что касается синтаксических дериватов (бег, поворот, уход), то онипросто сохраняют глагольную дистрибуцию (бегать взапуски, поворо-тить направо, уходить по-английски). Некоторые субстантивно-нареч-ные сочетания явно строятся по адъективному образцу: совсем дитя (со-всем маленький), совсем дурачок (совсем глупый), слишком ловкач (слиш-ком ловкий), очень уж красавец (очень уж красивый). Кроме этого, мож-

117

но обратить внимание на то, что качественные наречия на -о, -е (а они-то и называют прежде всего признак глагола) определением к сущест-вительным быть не могут: нельзя образовать словосочетание вроде^прекрасно рассказ или *негромко пение.

На уровне категориальной семантики в русском языке последова-тельно разграничены предметы, признаки предметов (процессуальныеи непроцессуальные) и признаки признаков.

Кроме обстоятельства и определения, в предложении наречие мо-жет быть сказуемым (занимать позицию при связке): туфли были впору,пушки были наготове, подарок оказался кстати, он казался навеселе.

По признаку синтаксической связи наречия характеризуются при-мыканием. Эта синтаксическая связь не является только наречной, таккак примыкают все неизменяемые словоформы, несклоняемые сущест-вительные и прилагательные, инфинитив, деепричастия. Но если в ос-тальных самостоятельных частях речи примыкание является всего лишьодним из способов синтаксического соединения с другими словами, тодля наречия оно оказывается специфически частеречным: другой син-таксической связи наречие формировать не может, оно только примы-кает. Синтаксически наречие может относиться к любой форме глагола(инфинитиву, спрягаемой форме, причастию и деепричастию: произно-сить, произношу, произносящий, произнося <слова> нараспев), прилага-тельному: Я слышу иволги всегда печальный голос (Ахматова), наречию:

День выдался на редкость хороший: было тихо, светло и в меру холодно(Арсеньев), существительному: Кепи <...> и черная военная шинель вна-кидку привлекали на улице всеобщее внимание (Куприн). Наречие можетпримыкать к предложению в целом: Отныне я — цензор твоих африкан-ских страстей (Цветаева).

§ 63. Границы наречия как части речи

Вопрос о частеречных границах наречия мотивирован двумя взаи-мосвязанными причинами: во-первых, спецификой наречного словооб-разования, во-вторых, тем, что субстантивные падежи и глагольныедеепричастные формы имеют адвербиальную функцию.

Среди наречий есть непроизводные слова, в том числе местоимен-ной семантики: здесь, там, куда, всюду, так, как, потом, возле, подле, ед-ва, лишь, прежде и др. В целом таких наречий немного. Большинствонаречий лексически соотносительно со словами других частей речи:

вдвоем <— двое, впервые <— первый, навстречу <— встреча, вкривь <— кривой,дважды <— два, по-моему <— мой, тягуче <— тягучий, внезапно <— внезап-ный и т. д.

118

Наречие имеет собственные модели морфологического словообра-зования: хороший —> хорошо, красивый —> красиво, певучий —> певуче, лет-ний —> по-летнему, свой —> по-своему, дружеский —> по-дружески, товари-щеский —> по-товарищески, иронический —> иронически, трагический —>трагически.

Но очень многие наречия образованы не морфологическим (не аф-фиксальным) путем, сращением предлогов с падежными словоформами,сращением двух словоформ, переходом отдельных словоформ в наре-чия: внизу, слева, направо, вчерне, вкось, вдаль, пешком, молчком, рядком,сначала, издалека, наедине, накануне, сегодня, тотчас, сгоряча и т. п.

Пополнение наречий в результате словоупотребления продолжает-ся и в современном языке, в основном за счет падежных и предложно-падежных форм. Исследователи отмечают, что «онаречивание» нена-речных словоформ проходит разные фазы в своем развитии. По наблю-дению О. П. Ермаковой, адвербиализация, «имея начало, вовсе не все-гда имеет завершение. Некоторым полунаречным формам, возможно,суждено остаться таковьми: на бегу, в обмен, с размаху» 63. По этой при-чине не всегда можно провести четкую границу между наречием и паде-жом существительных в наречной функции. Пока у падежной слово-формы в наречном употреблении существует семантическая связь с име-нительным падежом (исходной формой существительного) невозможноговорить о полной ее адвербиализации. Отнесение к наречиям такихсловоформ, как летом, зимой, весной, осенью, утром, вечером вряд либесспорно, хотя и широко принято. Временное значение в Т. п., с однойстороны, мотивировано лексическим значением соответствующих суще-ствительных, с другой стороны, этот творительный обладает свойствомупотребляться в сочетании с определением (ранней весной, студеной зи-мой, поздним вечером), наконец, Т. времени представлен не только в дан-ной группе слов, его могут иметь личные существительные, определяю-щие человека по возрасту или какому-нибудь другому признаку, наде-ленному временным параметром: Мальчиком он много болел. Еще учи-тельницей начальных классов она познакомилась с нынешним директоромфабрики. Студентом первого курса он уже увлекся немецкой философией.Значение времени в творительном падеже само по себе не приводитк отрыву словоформы от части речи. Этот отрыв обычно сопровожда-ется или семантической изоляцией, или утратой существительного.

Сказанное в целом справедливо и для деепричастий, у которых на-речная функция регулярна и которые при этом, как правило, не поры-вают с глаголом.

63

О. П. Ермакова. О некоторых общих вопросах словообразования наречий // Развитиесловообразования современного русского языка. М., 1966 С. 46-47.

119

§ 64. Лексико-грамматичсские разряды наречий

В наречиях, не считая их разбиения на собственно наречия и наре-чия-местоимения (повторим, что такое деление лексики есть во всех са-мостоятельных частях речи, кроме глагола), выделяют два основных ле-ксико-грамматических разряда, определительные или собственно-ха-рактеризующие наречия и обстоятельственные наречия.

Определительные наречия обозначают качества и свойства, прису-щие признакам, степень признака и способ его проявления: модно оде-ваться, очень устать, относиться по-дружески, жить вдвоем, пере-браться вброд.

Обстоятельственные наречия называют признаки, внешние по от-ношению к их носителям, определяют признак, обозначая место, время,цель, причину: стоять слева, приходить вовремя, сделать назло, напи-сать сглупу.

Определительные и обстоятельственные наречия могут различатьсязанимаемыми синтаксическими местами: определительные наречияупотребляются при глаголах и прилагательных, обстоятельственные,кроме этого, примыкают к предложению (Слева пруд. Справа сосновыйлес. Сегодня дождь. Завтра отъезд. Поневоле нам пришлось остаться до-ма).

Определительные наречия делятся на качественные, степени или ко-личества и способа действия.

Качественные наречия определяют признак со стороны его качест-ва (отвечают на смысловой вопрос как?). В своей морфемно-словообра-зовательной структуре они соотнесены с качественными прилагатель-ными, от которых образуются суффиксами -о (-е), -и-: дорогой — дорого.потрясающий — потрясающе, комический — комически. Суффикс -о (-е)образует словоформы, омонимичные с формой ср. рода краткого при-лагательного, которые различаются в предложении синтаксическимифункциями (Лицо красиво — краткое прилагательное в роли сказуемого,Она одевается красиво — наречие в роли обстоятельства).

§ 65. Степени сравнения качественных наречий

Качественные наречия на -о имеют степени сравнения, сравнитель-ную и превосходную. Простая сравнительная степень совпадает с срав-нительной степенью прилагательных, отличаясь от нее занимаемымсинтаксическим местом (Ученик стал писать лучше— сравнительнаястепень к наречию хорошо, но Продукты стали лучше — сравнительнаястепень к прилагательному хороший).

120

Значение сравнительной степени, как и в прилагательном, можетбыть выражено аналитически, сочетанием слова более с наречием на -о:

Этот учитель объясняет материал более доходчиво. Наречия на -о обра-зуют сочетания и со словом менее (менее доходчиво), такое сочетаниевыражает градуальное значение, которое по определению не соответст-вует сравнительной степени (простая степень не имеет значения меньше,чем).

Превосходная степень в наречиях образуется только аналитиче-ским способом, сочетанием простой сравнительной степени с словофор-мами всего и всех: Больше всего люблю прогулки по лесу. Больше всех уче-никам нравился Петр Афанасьевич. Превосходная степень в наречиях неимеет элативного значения. Аналитическое выражение степеней сравне-ния в наречиях относится к синтаксическому уровню. Лексическая от-дельность слова больше поддерживается его противопоставлением сло-ву меньше.

Простую сравнительную степень наречий, как и сравнительнуюстепень прилагательных, можно было бы относить к внутричастеречно-му модифицирующему словообразованию.

От качественных наречий на -о образуются наречия с модифици-рующими значениями: дорого —> дороговато, плохо —> плоховато, скучно-> скучновато, рано -> рановато, ранехонько иранешенько, трудно ->трудновато, трудненько, тяжело -> тяжеловато, тяжеленько.

§ 66. Наречия способа и степени действия

Наречия способа (или образа) действия отвечают на смысловой во-прос Каким образом?. В отличие от качественных они не имеют степе-ней сравнения и соотносятся в первую очередь не с прилагательными,а существительными или глаголами: вплавь, наперебой, шепотом, вброд,наискосок, ощупью, ползком и др.

Среди наречий способа действия особо выделяются 1) слова, обра-зованные от прилагательных и имеющие сравнительно-уподобительноезначение (по-собачьи, по-гусиному, по-дачному, по-хозяйски, по-моему, по-детски), 2) слова со значением совместности (вместе, вдвоем, втроем,сообща, совместно).

Четкой семантической границы между качественными наречиямии наречиями способа действия нет. Некоторые лексемы совмещаютв своем значении оба признака (к ним можно поставить и вопрос как?,и вопрос каким образом?), например: верхом, вручную, ощупью, пешком,наизусть, шагом.

Наречия степени или количества выражают степень признака, егоинтенсивность. В отличие от степеней сравнения они не включают

121

в свою семантику сопоставительное значение: очень, совсем, едва, едва-едва, еле-еле, чуть-чуть, крайне, весьма, много, мало, чересчур, совершен-но. В значении наречий степени могут употребляться и некоторые каче-ственные наречия: совершенно, абсолютно, ослепительно, безмерно, смер-тельно, несказанно, неслыханною^.

Наречия степени могут употребляться при глаголах, обозначаю-щих действие, изменяемое в количественном отношении: чрезмерно ус-тал, несказанно обрадовался, очень вырос, чересчур усердствует, едва ды-шит, совсем не спит. Но в первую очередь они сочетаются с прилага-тельными: смертельно бледный, чрезвычайно важный, чересчур занятый,крайне необходимый, весьма полезный, удивительно красивый и т. п.

Наречия степени употребляются также при наречии: очень много,чрезвычайно полезно, совсем непонятно, фантастически трудно, отно-сительно просто.

§ 67. Обстоятельственные наречия

Обстоятельственные наречия по значению делятся на

наречия места: рядом, вблизи, вдали, вдаль, внизу, вверху, слева, кру-гом, здесь, там, где, повсюду, туда, оттуда и т. д.;

Наречия времени: вчера, сегодня, завтра, послезавтра, сейчас, те-перь, тогда, когда, всегда, встарь, издавна, исстари, поутру, намедни, по-полудни, пополуночи, спозаранку;

наречия причины: потому, поэтому, поневоле, невзначай, нечаянно,понаслышке, сдуру, сглупу, спросонок, сгоряча, спроста, спросонья, со-слепу;

наречия цели: назло, взаем, взаймы, зачем, зазря, навстречу, в добав-ление, в заключение, в отместку.

§ 68. Предикативные наречия (категория состояния)

В особый разряд выделяются предикативные наречия, т. е. наречия,употребленные как сказуемое. Эта функция для наречий является вто-ричной. Предикативные наречия называются также предикативамии категорией состояния.

Существует мнение, что предикативное употребление несовместимос наречием как таковьм. Именно это и побуждает исследователей свя-зывать предикативное употребление наречий с особой частью речи «ка-тегорией состояния».

122

Основное возражение против такой оценки соответствующих фак-тов связано с тем, что употребление при связке не изменяет частеречно-го статуса словоформ. Возможность же употребления наречия при связ-ке очевидна: ср. ехать вдвоем и быть вдвоем, разделить пополам и У насвсё пополам: сделать по-твоему и Все — по-твоему. Наречия местаи времени свободно соединяются с глаголом быть, образуя такие ком-поненты предложения, которые в последнее время многими синтакси-стами подводятся под именное составное сказуемое (в «Русской грамма-тике-80» к предложениям с некоординированными главными членамиотнесены такие, в которых в сказуемом представлена падежная формаимени с предлогом, выражающая характеристику по месту, простран-ственной соотнесенности, временной протяженности, временному при-знаку. Среди примеров приводятся Днепр — за спиной, Клуб — через до-рогу. Поворот — в двадцати шагах. Друзья были рядом. Его раскаяние —на час) б4.

Предикативные наречия представлены двумя группами.

В одной группе объединяются неизменяемые слова (их немного),которые всегда употребляются предикативно: жаль, нельзя, можно, на-до, стыдно, совестно, тошно, замужем, наготове, впору (в признаковомзначении: туфли впору). Одни из них употребляются в предложенияхс инфинитивом в роли главного члена (нельзя проехать, можно уйти,надо собираться), другие, кроме этого, могут быть главным членом без-личного предложения (ему совестно, детям стыдно за свои поступки.мне тошно от всего случившегося), третьи бывают сказуемьм в двусос-тавном предложении (женщина замужем, пушки наготове, туфливпору).

Другая группа предикативных наречий объединяет слова на -о, со-относительные с качественными наречиями и краткой формой среднегорода качественных прилагательных. Такие лексемы употребляютсяв функции сказуемого в безличных предложениях: На полях туманно,тихо, пусто... (С. Орлов); Как светло здесь и как бесприютно. Отдыха-ет усталое тело... (Ахматова); Как весел был труд их, как ловок! Как лю-бо им было, когда Пять маленьких, быстрых головок Выглядывать сталис гнезда! (Майков); С вечера все спится, на дворе темно (Фет).

Предикативное употребление таких словоформ больше соответст-вует краткому прилагательному, чем наречию, тем более что безличноупотребляется и краткая форма среднего рода страдательных причас-тий (В избе сильно натоплено и накурено), да и в спрягаемом глаголесредний род втянут в выражение безличности. Но, поскольку позицияпри связке для наречия в целом не закрыта, можно считать, что при без-личном употреблении признаковых форм на -о частеречная принадлеж-

64 Русская грамматика-80. Т. 2. С. 300-302.

123

ность словоформы определяется условно (однозначно не может бытьопределена — наблюдается своего рода частеречная нейтрализация).Существует традиция относить их к наречиям

литература

Галкина-Федорук Е. М. Наречия в предложении // Русский язык в школе 1941,

№2

Пешковский А М Русский синтаксис в научном освещении С 95-96, 156-157Русская грамматика-80 Т 1 С 703-705Шанский Н М, Тихонов А Н. Современный русский язык Ч 2 М, 1981

С 225-238Русский язык Экспериментальные учебные материалы для средней школы Ч. 3. /Подред И С Ильинской, М В Панова М, 1980 С 16-22Шахматов А А Синтаксис русского языка Л , 1941 С 502-504

МЕСТОИМЕНИЯ§ 69. Местоимение как часть речи

В системе частей речи местоимения выделяются по традиции. Онине образуют особого грамматического класса, так как не имеют общейграмматической оформленное™ и общей категориальной семантики.

В языкознании отсутствует единое представление о местоимениикак части речи. Некоторые лингвисты, например, А. М. Пешковский,Л. В. Щерба, такой части речи не выделяют.

В школьной практике в местоимения не включают местоименныенаречия, которые объединяются с собственно наречными лексемами.При этом в наречиях выделяют знаменательные (слева, вверх, наизусть)и местоименные слова (там, здесь, туда. так, как и др.). В результатеможет показаться, будто различие между этими двумя типами наречийиной природы, чем различие между знаменательными и местоименнымиприлагательными или собственно числительными и местоименными ко-личественными словами. Но это неверно: местоименное наречие отно-сится к собственно наречию так же, как местоименное прилагательноек собственно прилагательному.

В настоящее время вслед за В. В. Виноградовым во многих описа-тельных грамматиках русского языка, в том числе и академических,в качестве отдельной части речи объединяются только те местоимения,которые в употреблении соотносительны с существительными (место-именные существительные). Эти местоимения имеют свои модели скло-нения, а в категориях рода, числа и падежа полностью с существитель-

124

ными не совпадают. В предложении они обычно не соединяются с не-обособленными определениями, кроме слов один. сам. Тем не менееи данное решение вопроса о частеречном статусе местоимений не пред-ставляется достаточно аргументированным. Дело в том, что различиямежду местоименными существительными и собственно существитель-ными часто объясняются тем, что морфологические категории послед-них связаны с лексическими значениями слов, а следовательно, не могутво всей полноте реализоваться в местоимениях.

Все местоименные слова образуют единый лексический (лексико-се-мантический) класс слов. Каждое местоименное слово предполагает од-новременное вхождение и в класс местоимений, и в грамматическийкласс (часть речи), соответствующий его грамматической оформленно-сти. У каждого местоимения есть 1) местоименное значение, 2) катего-риальное значение той части речи, в которую оно входит.

§ 70. Местоимения как лексико-семантический класс

В разделе, посвященном общей характеристике частей речи, отме-чалась специфика местоименных слов: 1) местоимения не имеют вещест-венного значения, они не называют предметы и признаки, а только ука-зывают на них; 2) местоименное значение не зависит от грамматиче-ской оформленное™ слова, оно предопределено местоименным корнем.К сказанному добавим, что у местоимений есть еще одна особенность,отличающая их от неместоименной лексики. Эта особенность состоитв том, что семантика местоимений релятивна по своей природе, и непросто релятивна — она непосредственно или опосредованно сориенти-рована на говорящий субъект, на я. На это свойство местоимений обра-тил внимание А. М. Пешковский: «Местоимения представляют собойтакую единственную в языке и совершенно парадоксальную в грамма-тическом отношении группу слов, в которой неграмматические частислов (корни) имеют... субъективно-объективное значение, т. е. обозна-чают отношение самого мыслящего к тому, о чем он мыслит» 65.

Связь местоименной семантики с субъектом речи объясняет их такназываемый деистический характер: местоимения являются средствомактуализации высказывания, т. е. выражения конкретной референтнойсоотнесенности его именных компонентов, их ориентации на речевуюситуацию. (В глаголе эта функция осуществляется посредством преди-кативных грамматических категорий, прежде всего категории лицаи времени.) Местоимения 1-го, 2-го лица называют непосредственныхучастников речевого акта.

Русский синтаксис в научном освещении С 154

125

Если определять местоимения на основе всех указанных признаков,нужно признать, что они образуют замкнутую или почти не пополняю-щуюся группу слов. Отмечаемая в грамматиках прономинализация свя-зана с утратой в самостоятельных словах лексического (вещественного)значения и в этом смысле с приближением к местоимениям. Прономина-лизованные слова нередко похожи на анафорические местоимения, т. е.местоимения, содержащие в своем значении отсылку к предыдущемуили последующему тексту (компоненту текста), такие, как: он, она, оно,они, тот, этот, который и др. См. б данной статье, в подобных обстоя-тельствах, следующее заявление. Однако при этом они не выражаюториентации на говорящий субъект, другими словами, не имеют одногоиз самых специфических свойств местоимений. Прономинализованныелексемы, как правило, не бывают дейктическими(см., например, сущест-вительные человек, женщина, люди, дело, факт, вещь и т. п., о место-именном употреблении которых писали А. А. Шахматов и В. В. Вино-градов). Прономинализацию скорее надо понимать как тип употребле-ния, чем способ образования слова.

Местоименные слова объединяются общим синтаксическим свойст-вом: у них нет своего синтаксического места, они оказываются слова-ми-«заместителями»: употребляются в синтаксических позициях другихсамостоятельных частей речи.

В русском языке нет местоименных глаголов. Ю. С. Маслов, приве-дя пример на «заместительное» употребление словоформы делай: Не де-лай этого!, тем не менее отметил, что «местоглаголие» в нашем языке неполучило развития 66. В связи с этим важно обратить внимание на то,что вопросы «Что делать?» и «Что сделать?», посредством которых оп-ределяется вид глагола и в которых глагол делексикализован, «замести-тельной не употребляются.

Местоимения — это слова, в своем употреблении соотносительныес именами (существительными, прилагательными, числительными)и наречиями.

Местоимения — единственный класс слов, в котором представленысловообразовательные модели с такими специфическими аффиксами,как кое-, -либо, -то, -нибудь.

Морфемная структура местоименных слов не всегда объясняетсяс точки зрения синхронных связей. Например, при сравнении слово-форм ты. тебе, тобой выделяется корневой морф т-. С одной стороны,он совсем не соответствует типовому именному корню (cvc — соглас-ный, гласный, согласный), с другой стороны, непонятно, каково отно-шение этого морфа к морфам теб-, тоб-, как позиционно они распреде-лены.

бб

Ю. С. Маслов. Введение в языкознание. М., 1997. С. 166.

126

Местоимение — это единственное слово, которое может разрывать-ся предлогом (ни о ком, не с чем).

Личные местоимения, являющиеся ядром местоименного класса,втянуты в выражение категории лица в глаголе.

В структуре предложения некоторые местоимения приближаютсяк служебным словам. Таковы относительные местоимения, выполняю-щие функции подчинительных союзов, и указательные местоименияв роли соотносительных слов в сложном предложении: Я тот, кого ни-кто не любит... (Лермонтов) (отметим, что в таком употреблении тотне противопоставляется этот, ненормативно *Я этот, кого никто нелюбит).

Контекст может изменять значение местоименной лексемы. См.:

...Кто в глаза ему смеется. Кто скорее отвернется... (А. Пушкин), гдекто... кто имеет значение 'один... другой'.

Некоторые местоимения входят в устойчивые сочетания типа кудапопало, что попало, кто придется, какой надо, куда угодно и др. (дружитс кем придется, гуляет с кем попало, съест что угодно). О. П. Ермакованазвала такие сочетания составными местоимениями в русском язы-ке 67. От местоименных слов подобные единицы явно отличаются ком-понентами оценочной семантики.

Местоимения могут совмещать в себе местоименное и неместо-именное значения, например, слово ничто, кроме отрицания, означает'ничтожный или бесправный человек', слово никто — 'чужой, посто-ронний человек' (см. MAC). По наблюдению В. В. Виноградова, «в рус-ской лексике непрерывно происходит развитие "местоименных" значе-ний у имен. С другой стороны, старые местоимения обрастают именны-ми значениями или производят лексемы и идиоматические выражения,лишенные оттенка местоименное™» (1972, 261).

Отметим также, что внутри местоименного лексико-семантическо-го класса возможна субстантивация (переход из одной части речив другую): Если ветер крыши рвет, если град загрохал. каждый знает —это вот для прогулок плохо (Маяковский) — субстантивированы место-именные прилагательные каждый и это.

Примечание. Субстантивированное изменяемое местоимение это, ана-форически отсылающее к предыдущему тексту (см. приведенный при-мер), следует отличать от субстантивированного несклоняемого сло-ва это в конструкциях типа Это была Марфа Тимофеевна, где онокореферентно с другим существительным: На повороте показаласьженщина. Это была М. Т. — слово это соответствует сочетанию этаженщина.

67

О. Л. Ермакова. Составные местоимения в русском языке // Словарь. Грамматика. Текст.М., 1996. С. 195-204.

127

§71. Семантические разряды местоимений

Традиционно принято выделять

1) личные местоимения: я, мы, ты, вы, он, она, оно, они. Последниечетыре словоформы нередко употребляются анафорически, обнаружи-вая тем самым свойство указательных местоимений (А вот и Надя! Онамоя соседка). Поэтому их называют также лично-указательными.

Примечание. Местоимение вы употребляется не только для обозначениянескольких адресатов. Оно используется также при вежливом обра-щении к одному человеку. В последнем случае оно имеет некоторыесинтаксические особенности: к нему может присоединяться родоваяформа прилагательного: какой вы добрый, такая вы счастливая.Т. В. Булыгина и А. Д. Шмелев вы адресатное и вы как форму вежли-вости считают омонимичными лексемами б8.

2) Возвратное местоимение себя, не имеющее именительного паде-жа. Возвратное местоимение указывает на то, что объект или адресатдействия совпадает с субъектом действия, обычно одушевленным пред-метом;

3) притяжательные местоимения: мой, наш, твой, ваш, его, ее, их,свой;

Примечание. Словоформы его, ее, их во многих грамматиках определя-ются как формы Р. п. местоименных существительных он, она, они.В них усматривается функция субстантивного родительного принад-лежности. Однако синтаксические характеристики этих словоформ несоответствуют Р. п. существительного. Кроме употребления в препо-зиции по отношению к определяемому слову, они не распространя-ются по моделям существительных, не могут иметь при себе согласо-ванного определения, например, не говорят *Прочитали одного егоработу или *взял самой ее тетрадь 69. Словоформы его, ее, их, буду-чи неизменяемыми, семантически и синтаксически не противопостав-лены притяжательным местоимениям.

Притяжательные местоимения, сочетаясь с конкретными неодушев-ленными словами, называющими собственно предметы, выражают при-надлежность предмета первому, второму и третьему лицу (моя, твоя,его, её книга). Слово свой выражает принадлежность предмету, обозна-ченному подлежащим (я взял свою книгу, ты взял свою книгу, он взял своюкнигу, книга имеет свои особенности = у книги есть особенности). Присочетании с существительными других разрядов значение принадлеж-ности может модифицироваться в зависимости от денотативного смыс-

Т. В. Булыгина, А. Д. Шмелев. Языковая концептуализация мира (на материале русскойграмматики). М., 1997 С. 327.

69 Последняя особенность словоформ его, ее, их отмечена в названной книге Т. В. Булыги-ной, А. Д. Шмелева.

128

ла словосочетания. Например, мой друг = человек, с которым я нахо-жусь в дружеских отношениях, моя группа = группа, в которой я препо-даю, или группа, которую я веду на экскурсию, и т. п.;

4) указательные местоимения: тот, этот, такой, этакий, таковой(таков), столько, здесь, там, туда, оттуда, тогда, сюда, отсюда, уста-ревшие сей, оный. Указательные местоимения регулярны в анафориче-ском употреблении, но в них есть и дейктическое значение. Пары тот 1этот, там 1 здесь, туда 1 сюда, оттуда 1 отсюда разграничены ориента-цией на субъекта речи: здесь, сюда, отсюда — это место, где находитсясубъект речи, там, туда, оттуда — это место, где нет субъекта речи;

этот предмет находится к говорящему ближе, чем тот предмет;

5) определительные местоимения: весь, сам, самый, всякий, каждый,иной. Определительные местоимения семантически неоднородны.А. М. Пешковский разделил их на три группы: обобщительные (всякий.каждый, любой), совокупные (весь), выделительные (сам, самый, иной,другой);

6) вопросительные местоимения: кто, что, какой, каков, каковой, ко-торый, чей, сколько, где, куда, откуда, когда, почему, отчего. Вопроси-тельные местоимения заключают в себе вопрос о неизвестном говоря-щему предмете, признаке, количестве, месте, времени и причине;

7) отрицательные местоимения. Они образованы от вопроситель-ных местоимений при помощи отрицательных приставок не; ни-:

никто, ничто, нечего, некого, никакой, ничей, нисколько, нигде, никуда, ни-когда, ниоткуда. Отрицательные местоимения указывают на отсутствиепредметов, признаков, обстоятельств. Они используются при построе-нии отрицательных предложений (Никто не приехал. Никуда не пойду.Никогда не узнаю. Нет никаких нарядов);

8) неопределенные местоимения. Они образуются при помощи аф-фиксов не-, -то, -либо, -нибудь, кое-: некто, нечто, некий, некоторый,кто-то, кто-либо, кто-нибудь, кое-кто и т. п. Данные местоимения ис-пользуются говорящим для обозначения предметов, признаков и об-стоятельств, которые говорящему неизвестны или изображаются тако-выми;

9) относительные местоимения. По составу они совпадают с вопро-сительными, от которых резко отличаются своей функцией: относи-тельные местоимения являются строевыми элементами сложного пред-ложения. По существу они образуют особую группу союзных единиц.От местоимений они сохраняют свойство формировать анафорическиеотношения;

10) к местоимениям относится фразеологическая единица друг дру-га (образованная сочетанием кратких форм от местоимения другой) созначением 'взаимно один другого (других)': любить друг друга, помнитьдруг друга, помогать друг другу, заботиться друг о друге. В таком же

9 Зак. 4163129

•шачении употребляется сочетание один другого, перебивать один друго-го, обещать один другому, писать один другому. Т. В. Булыгинаи А. Д. Шмелев выделяют наречную местоименную лексему один за дру-гим (склоняется только компонент один) со значением 'поочередно': Онивходили один за другим 70.

§ 72. Грамматические разряды местоимений

По грамматической оформленности местоименные слова неодно-родны. Они обнаруживают признаки разных частей речи. На основесходства с частями речи выделяют:

1) местоимения-существительные. К ним относятся личные, лично-указательные местоимения, слова кто, что и образованные от них от-рицательные и неопределенные местоимения, а также слово себя. Ме-стоименные существительные в структуре предложения замещают суб-стантивные позиции;

2) местоимения-прилагательные. К ним относятся все местоимения,способные замещать позицию согласованного определения. Место-именные прилагательные, кроме притяжательных его, её, их, изменяют-ся по родам, числам и падежам. Относительные местоимения которыйи какой, сохраняя свойство соответствующих вопросительных слов со-гласоваться в роде и числе с существительным (находящимся в главнойчасти), в придаточном предложении имеют субстантивный падеж, на-пример, П. п. со значением места: Вот дом, в котором мы живем;

3) местоимения-числительные. К ним относятся слова столькои сколько (и образованные от них: столько-то, сколько-нибудь и др.), ко-торые морфологически подобны слову много. Значение неопределенно-го количества в них зависит от употребления при существительном(столько книг, сколько дней?). В позиции при глаголе они становятся на-речиями (Столько работать не каждый может) и утрачивают падеж-ную флексию;

4) местоимения-наречия, к которым относятся все неизменяемые ме-стоимения, употребляющиеся в позициях обстоятельственных членовпредложения. Кроме этого, к местоименным относятся и те лексемы, ко-торые образованы от местоимений по наречной словообразовательноймодели: по-моему, по-твоему, по-нашему, по-вашему.

Морфологические категории местоимений

В особой характеристике нуждаются только грамматические кате-гории местоименных существительных. Местоименные прилагательные

70

Там же. С. 359

130

по грамматическим свойствам совпадают с собсгвенно прилагательными, а местоименные числительные с неопределенно-количественнымичислительными. Местоименные наречия морфологических категорий неимеют.

Морфологические категорииместоименных существительных

§ 73. Категория рода

Морфологический род среди местоименных существительных естьтолько у лично-указательных местоимений он, она, оно, который выра-жается окончаниями и имеет прежде всего синтаксическое coдq^жaю^e:

род местоимения при употреблении выбирается в зависимости от родатого существительного, которое замещается местоимением: Среди ми-ров, в мерцании светил Одной Звезды я повторяю имя. . Не потому, чтобя Ее любил, А потому, что я томлюсь с другими. И если мне сомненье тя^жело, Я у Нее одной молю ответа. Не потому, что от Нее светло, А по-тому, что с Ней не надо света (И. Анненский).

Выбор мужского или женского рода у лично-указательного место-имения может объясняться непосредственно референтной соотнесениестыо слова, в таких случаях род имеет номинативное значение; ...Онвышел, шатаясь. Искривился мучительно рот... Я сбежала, перш не каса-ясь, Я бежала за ним до ворот (Ахматова). Употребление словоформыон в приведенном примере мотивировано тем, что речь идет о мужчине.

Остальные местоименные существительные морфологического ро-да не имеют, не имеют они и номинативного рода, так как у них нет ве-щественного предметного значения.

В предложении местоимениям я, ты, себя может приписываться но-минативный род в зависимости от пола субъекта речи и его адресата.Семантическим показателем рода в таких случаях бывает согласуемаяформа глагола или определения: От него ревнивого, заперевшись в ком-нате, вы меня, ленивого, добрым словом вспомните (К. Симонов); Я глу -пая, а ты умен, Живой, а я остолбенелая (Цветаева); ср. также: я пришел,я пришла, ты пришел, ты пришла, разговаривать с самим собой vl разгова-ривать с самой собой.

В связи с этим местоимения я, ты, себя в некоторых работах наде-ляются общим родом (по аналогии с существительными общего рода).Однако эта аналогия весьма условна, так как при олицетворении (пер-сонификации) неодушевленных существительных личному местоиме-нию можно приписать и средний род: Красно солнце отвечало. «Я царев-ны не видало» (Пушкин). Когда речь идет о людях, какими бы существи-

131

тельными они ни обозначались, родовая согласуемая форма выбирает-ся в соответствии с полом (напомним, что само местоимение на пол неуказывает) того лица, которое оказывается субъектом речи или адреса-том. Согласование глагола и прилагательного с указанными местоиме-ниями является смысловым, а не грамматическим.

Местоимения кто, что и производные от них в позиции подлежа-щего сочетаются со спрягаемой формой глагола. В прошедшем времении сослагательном наклонении эта форма обладает свойством согласо-ваться по роду. В таких случаях между сказуемым и подлежащим уста-навливается синтаксическая связь, называемая условно-грамматиче-ским согласованием. На основе такого согласования слово кто (и про-изводные от него) приобретает синтаксический мужской род (Кто при-шел?), а слово что (и производные от него)— синтаксический среднийрод (Что упало?). В сочетании с местоимением такой слово кто можетполучать номинативный женский род (Хорошо бы узнать, кто такаябыла эта дама), который в таких случаях передается окончанием слово-формы такая. Род самого слова такой в подобных случаях бывает се-мантическим, выбирается по смыслу (т. е. на основе смыслового согла-сования).

§ 74. Одушевленность / неодушевленностьместоимений-существительных

Местоименные существительные бывают одушевленными и неоду-шевленными, что выражается совпадением родительного падежа с ви-нительным у одушевленных местоимений и именительного падежа с ви-нительным у неодушевленных местоимений. К одушевленным относятсявсе склоняемые местоименные существительные, кроме слова что, яв-ляющегося неодушевленным, и его производных.

Одушевленность местоимений первого и второго лица можно мо-тивировать тем, что функция говорящего и его адресата связана с лич-ными существительными. Что же касается словоформ 3-его лица, тов них одушевленность формальна, она не зависит от значения сущест-вительных, с которыми местоимения соотносительны в употреблении:

Вот Танин отец. Я его знаю; Вот карандаш. Я возьму его с собой.

В местоимениях кто, что представление о живом / неживом разгра-ничено значением корней, но это разграничение не абсолютно: при по-мощи слова что в некоторых речевых ситуациях можно спрашиватьи о живых предметах: — Что там шевелится?— Собака.

132

§ 75. Категория числа

Морфологическое число есть только у личных и лично-указатель-ных местоимений.

У личных местоимений число выражается супплетивно: я -> мы. ты—> вы — и по значению не совсем соответствует числу существительных.Хотя можно допустить ситуации, в которых мы означает некотороемножество я (например, в детском саду дети хором поют: «Мы писали.мы писали — наши пальчики устали»), местоимение мн. ч. мы регулярноозначает 'я с кем-н.', а местоимение вы - ты с кем-н.. (Мы с Тамарой хо-дим парой = Я и Тамара ходим парой). Поэтому число в местоименияхпервого и второго лица является классифицирующей категорией: одниместоимения относятся к единственному, другие — к множественномучислу.

Словоформа они имеет прежде всего синтаксическое содержание,она выражает согласование по числу с соотносительным существитель-ным: мальчики -> они, девочки -» они, тетради -> они, ножницы -> они.Если словоформа они употребляется с ориентацией на референтную со-отнесенность, то она, как и форма мн. ч. существительных, указываетна некоторое множество предметов.

Местоимения себя. кто. что (и соответствующие производные) мо-гут иметь только синтаксическое число. При этом форма числа согла-суемого прилагательного при себя выбирается по смыслу (сердиться насамих себя), а согласование глагола с кто, что является условно-грам-матическим, так как в современном языке глагол при этих местоимени-ях в форме мн. ч., можно сказать, не употребляется: одна и та же формавопросительного предложения используется по отношению и к одномупредмету, и нескольким предметам: — Кто бежит?— Кошкаи Кошки.— Что упало?— Карандаш и Карандаши. Хотя согласуемаяформа при кто и что употребляется в единственном числе, представле-ние об единичности в лексическом значении этих слов отсутствует. Но-минативного числа вопросительные (и относительные) местоимения неимеют. Исключением являются редкие случаи употребления при место-имении кто словоформы такие: Пьер смотрел на них, не понимая, ктотакие эти люди, зачем они и чего хотят от него (Л. Толстой).

Номинативное число местоимение кто имеет при сочетании с фор-мами мн. ч. глагола в структуре сложного предложения (... те, кто ос-тались), когда согласуемая форма выбирается по смыслу, и местоиме-нию кто приписывается номинативное множественное число.

133

§ 76. Категория падежа

Местоименные существительные изменяются по падежам. Показа-телем падежа является флексия или флексия в сочетании с предлогом:

расскажи мне, подойди ко мне. Местоимения он, она, оно, они при сочета-нии с предлогом имеют формы с начальным н'-' его, но с него, ей —>к ней, ими -> с ними и т. п. Такие формы называются припредложными.

Приращение н'- строго обязательно происходит только после пер-вообразных предлогов и предлогов, полученных их сочетанием (из-занего, из-под него). Что касается производных предлогов, то после нихпадежные формы местоимения он (оно, она, они) ведут себя по-разному:

после одних предлогов приращение н'- происходит (около него, вблизинее, близ нее), после других нет (благодаря ей, навстречу ему, наперекорим)71.

У местоименных существительных можно выделить только основ-ные падежи: ни родительного количественного, ни местного падежа, нисчетной формы у них нет.

Местоименные падежи могут иметь такие же значения, какие выра-жаются формами собственно существительных, например, И. п. обозна-чает субъект действия: К окну приникнув головой, я поджидал с тоскоюнежной, чтоб ты явилась (Фет), Кто там молится, кто плачет,Кто мешает людям спать (Полонский); предмет как носитель при-знака: Ты на свете всех милее, всех румяней и белее (Пушкин); объектв пассивных конструкциях: Печальная береза У моего окна. И прихотьюмороза Разубрана она (Фет). В. п. называет объект действия: Вручилзаписку от поэта К окну Онегин подошел и про себя ее прочел (Пушкин);

Д. п. — субъект состояния и адресат действия: Она так хороша, так ве-село смеется Не знаю, отчего так грустно мне при ней7 (Мей); Но гру-стно думать, что напрасно была нам молодость дана (Пушкин). Т. и П.падежи выражают объект глагольного действия: Им овладело беспокой-ство , О чем теперь ее мечтанье7 (Пушкин).

Отмеченное совпадение падежной семантики не означает, однако,полного функционального совпадения падежей собственно существи-тельных и местоимений. Чем больше падежное значение связано с ле-ксикой, тем меньше возможность использовать для его выражения ме-стоименную форму. Различие между существительными и местоимения-ми обнаруживаются прежде всего в сфере собственно обстоятельствен-ных падежей. Например, нельзя построить высказывание таким обра-зом: *Теплое июньское утро Им мы уходили в поход. У лично-указатель-ного местоимения нет значения, которое позволило бы Т. п. быть об-

71 Подробнее об этом см в Н А Есысова Первообразные и непервообразные предлогиФормальный аспект //Русистика Славистика Индоевропеистика М , 1996 С 458-464

134

стоятельством времени. Друюе дело, когда выражается предметная се-мантика падежей: Возьмите зонтик Он вам пригодится им вы укрое-тесь от дождя.

При сравнении значений каждого падежа у существительных и ме-стоимений выясняется, что полного параллелизма между ними не суще-ствует. К примеру, именительный падеж местоимений не употребляетсяпри выражении признаковых значений. Местоименный И. п. попадаетв состав именного сказуемого только в идентифицирующих предложе-ниях, где он называет предмет, а не признак: Эх-ма' А хозяин-то ведь я(Гоголь). Только словоформа ты может оказаться в позиции обраще-ния. Можно сказать, что И. п. местоимений не используется для выра-жения количественных отношений, хотя у личных и лично-указатель-ных местоимений такое значение возможно: Детей-то у нее только я 1ты, он, но не кто 1 что). Р. п. у местоимений не бывает определитель-ным (*книга меня, ручка тебя). Т. п. не бывает обстоятельством образадействия, т. е. не выражает атрибутивно-определительного значения, необозначает места, времени. П. п. фактически не используется для пере-дачи определительных отношений, он может иметь предметно-локаль-ное значение: Вот коробка В ней сидит майский жук, но чистым об-стоятельством не бывает (некорректен такой текст: *Идемте в еловыйлес, в нем много грибов, надо сказать: там много грибов). К предложномупадежу в высказываниях вроде Нет рано чувства в нем остыли (Пуш-кин) не ставится смысловой вопрос где7, точно так же некорректен во-прос Какая7, если предложный падеж стоит при существительном: Душав ней долго поневоле Судьбою Ленского полна (Пушкин).

Итак, хотя падеж местоимений, так же как субстантивный падеж,является средством синтаксической связи и выражает формирующиесяна основе такой связи отношения обобщенного предмета с другимипредметами и их свойствами, функционально он не совпадает полно-стью с падежом существительных.

Склонение местоимений

Склонение местоимений-существительныхЛичные местоимения

Единственное число

Множественное число

И

я

ты

мы

Вы

Р

меня

тебя

нас

Вас

Д

мне

тебе

нам

Вам

в

меня

тебя

нас

Вас

т

мной, мною

тобой,тобою

нами

Вами

п

(обо) мне

(о) тебе

(о)нас

(о) вас

135

Личное (лично-указательное) местоимение 3 л.

И.

он оно

она

Они

Р.

его

её

Их

Д.

ему

ей

Им

В.

его

её

Их

Т.

им

ей (ею)

Ими

п.

(о) нём

(о) ней

(о) них

Возвратное местоимение себя (не имеет формы И. п. единственногочисла и всех форм множественного числа. Склоняется, как местоимениеты).

Вопросительные местоимения кто, что не имеют форм множест-венного числа. По образцу кто и что склоняются образованные от нихотрицательные и неопределенные местоимения.

Неопределенные местоимения некто и нечто не изменяются по па-дежам и употребляются в позиции И. п. Нечто может иметь также зна-чение В. п.: Он пел разлуку и печаль, И нечто, итуманну даль... (Пуш-кин).

У отрицательных местоимений некого, нечего нет формы И. п.

Возвратное и вопросительные местоимения

И.



кто

Что

Р.

себя

кого

Чего

Д.

себе

кому

Чему

в.

себя

кого

Что

т.

собой,собою

кем

Чем

п.

(о) себе

(о)ком

(о) чём

§ 77. Особенности местоименных парадигмв сопоставлении с собственно субстантивными парадигмами

Таких особенностей несколько.

1) Местоименное склонение не связано с родом, что объясняет от-сутствие у местоимений морфологического рода. Это проявляетсяа) в совмещении мужских и женских субстантивных окончаний в однойпарадигме (меня, тебя, себя имеют флексию мужского рода, а мне, мной,тебе, тобой, себе, собой — женского рода), б) в отсутствии родовой зна-чимости у окончания -о, что выявляется на синтаксическом уровне в со-гласовании (кто пришел, но что упало).

136

2) Супплетивизм и образование косвенных падежей от другой осно-вы, причем основа -j, от которой образуются косвенные падежи место-имения 3 л., во мн. ч. и в Т. п. ед. ч. м. (ср.) р. сливается с окончаниями.В результате корневой морф в таких словоформах оказывается нуле-вым.

3) Наличие окончаний, отсутствующих у существительных: -ем(Т. п. ед. ч.), -ас (Р. п. мн. ч.), -ы (И. п. ед. ч.). Отсутствие последнегоокончания среди живых именных флексий ед. ч. является основаниемсчитать, что в местоимении ты флексия не выделяется так же, как в сло-воформе я. На основе парадигматического противопоставленияЕ. В. Клобуков приписывает словоформам я и Ты нулевое окончаниеподобно тому, как оно выделяется в словоформах дом, конь. степь 72).

4) Принятое в существительных выделение твердых и мягких разно-видностей типов склонения не приложимо к местоимениям.

5) При склонении форм 3 л., а также местоимений кто и что наб-людается совмещение субстантивных и адъективных окончаний, кото-рое не совпадает полностью с тем соединением окончаний двух частейречи, которое характеризует так называемое смешанное склонение су-ществительных.

6) Ударение при склонении местоимений-существительных посто-янно падает на окончание, кроме слов некто, нечто, некого, нечего, в ко-торых ударной последовательно является приставка не-. В неопределен-ных местоимениях с кое- на кое- падает дополнительное ударение: кое-кто, кое-кого и т. д.

Склонение местоимений-прилагательных

Местоименные прилагательные в склонении обнаруживают сходст-во с собственно прилагательными.

Местоимения каждый, который, самый, какой, такой, всякий и др.изменяются по образцу слов новый, дорогой, глубокий.

Местоимение чей (и производные от него) склоняются как прилага-тельные типа лисий. Так же склоняются слова мой, твой, свой с той раз-ницей, что конечный согласный их основы -j- в формах множественногочисла сливается с окончанием: мои, твои, свои, моих. твоих, своих (ср.лисьи, лисьих).

Местоимения наш, ваш в именительном / винительном падежахимеют субстантивные окончания, а остальные формы образуют по ти-пу прилагательных на шипящие.

Современный русский язык / Под ред. П. А. Леканта. М., 1982. С. 205.137

Парадигмы местоимений сам, этот (таблица № 1),тот, весь (таблица № 2), некий (таблица № 3),сей (таблица № 4)

Таблица № 1. Единственное число

Мужской, средний род

Женский род

И.

сам

само

этот

это

сама

Эта

Р.

самого

этого

самой

Этой

Д-

самому

этому

самой

Этой

в

сам

само

этот

это

в.

самого

этого

саму,самое

Эту

т.

самим

этим

самой (ою)

Этой

п.

(о)самом

(об)этом

(о)самой

(об) этой

Множественное число

И.

сами

Эти

Р.

самих

Этих

д.

самим

Этим

в.

как И. или Р.

т.

самими

Этими

п.

(о)самих

(об)этих

Таблица № 2. Единственное число

м. р.

с. р.

м. р.

с р.

женский род

И.

тот

то

весь

всё

та

Вся

Р.

того

всего

той

Всей

Д.

тому

всему

той

Всей

В.

тот

то

весь

всё

в.

того

всего

ту

Всю

т.

тем

всем

той (тою)

всей (всею)

п.

(о) том

(обо) всём

(о) той

(о) всей

138

Множественное число

И.

те

Все

Р

тех

Всех

Д.

тем

Всем

В.

как И. или Р.

т.

теми

Всеми

п.

(о) тех

(о) всех

Таблица № 3

Единственное число

Множественноечисло

м. р.

с. р.

ж. р.

И.

некий

некое

некая

Некие

Р.

некоего

некоей,некой

некоих,неких

Д.

некоему

некоей,некой

некоим, неким

В.

некий

некое

некую

Некие

в.

некоего

некоих,неких

т.

некоим,неким

некоей,некой

некоими,некими

п.

(о)некоем

(о) некоей,некой

(о)некоих,неких

Местоимения некий имеет во всех формах ударение на не-.

Таблица № 4

Единственное число

Множественноечисло

м. р.

с. р.

ж. р.

И.

сей

сие

сия

Сии

Р.

сего

сей

Сих

Д-

сему

сей

Сим

В.

сей

сие

Сии

В.

сего

сию

Сих

Т.

сим

сей (сею)

Сими

П.

(о) сём

(о) сей

(о) сих

Примечание. Склонение местоимений типа несколько дано в разделе«Склонение числительных».

139

литература

БуланинЛ. Л. Трудные вопросы морфологии. М., 1976. (§) 20-21.Булыгина Т. В., Шмелев А. Д. Языковая концептуализация мира (на материале

русской грамматики). М., 1977. С. 319-371.Пешковский А. М. Русский синтаксиса научном освещении. С. 153-154.Русская грамматика. Т. 1. М., 1980. С. 531-539.Чеснокова Л. Д. Русский язык. Трудные случаи морфологического разбора. М.,

1991. С. 77-98.

ГЛАГОЛ

§ 78. Категориальное значение, морфологические и синтаксическиепризнаки глагола как части речи

Глагол как часть речи объединяет слова со значением процессуаль-ного признака, или действия предмета. Процессуальный признак — эточастеречная, категориальная семантика. Ее имеют все глаголы. Особен-ности этой семантики выявляются при сравнении глаголов с существи-тельными и прилагательными.

Существительное чтение и словоформа читаю лексическим значе-нием называют одно и то же действие, но называют его по-разному: су-ществительное — как независимую субстанцию, совокупность опреде-ленных свойств, а глагол— как деятельность предмета (в данном слу-чае человека), т. е. как проявление субстанции, как ее признак. В пред-ложениях Под окном зеленеет трава и Под окном зеленая трава обозна-чается одна ситуация, которая, однако, прилагательным и глаголом ин-терпретируется по-разному: прилагательное называет признак травыкак нечто данное природой вещей, а глагол изображает «зеленость» какпроявление свойств травы, как реализацию ее потенциальных возмож-ностей.

Обозначение признака, в своем существовании обусловленногопредметом, которому он приписывается, является отличительной чер-той глагольного значения. Каждый глагол включает в себя анафориче-скую предметную сему, т. е. отсылает к предмету как источнику дейст-вия, что соответствует традиционному определению: "глагол как частьречи называет действие предмета". В личных формах глагола эта осо-бенность проявляется в том, что глагольное окончание предопределяеттип действующего предмета, ограничивает возможности его морфемно-го выражения (пишу -> я, пишешь —> ты, пишет —> он, она, оно, человек).В неличных формах (инфинитиве, причастии и деепричастии) — в син-таксических связях и синтаксической дистрибуции.

140

Второй специфической чертой процессуального признака являетсяего охарактеризованность во времени. Это свойство глагольного значе-ния также неразрывно связано с морфологическими категориями глаго-ла, а именно с категориями времени и вида. Значение процессуальногопризнака потому и является категориальным, что оно формируетсяс опорой на грамматическую оформленность глагола.

Как значение грамматической предметности не совпадает с лекси-ческим значением предмета, так и категориальная семантика действия(процессуального признака) не тождественна с лексической семантикойглаголов. Лексически глаголы могут называть как действия, так и не-действия: процессы (гнить), события (жениться), состояния (болеть),отношения (граничить) и др. Но что бы ни называл глагол, глагольныйпризнак дается в отнесенное™ к его источнику и предполагает времен-ную характеристику.

Как в существительных значение предмета или выражается дваж-ды, лексическим значением основы и грамматическими категориями(стол, книга), или зависит только от грамматического оформления сло-ва (пение, бег, нежность), так и в глаголах значение действия может пе-редаваться и лексически, и грамматически (бежать, пилить, умываться)или только грамматически (иметь, принадлежать, состоять, существо-вать).

Итак, глагол как часть речи обозначает признак предмета, облига-торно охарактеризованный в двух измерениях: 1) признак дается какрезультат проявления свойств предмета (см. школьный вопрос к гла-гольному сказуемому: Что делает - делал - будет делать?), 2) признакимеет временные параметры (последнее свойство глагола иногда опре-деляется словом «динамический»: глагол называет динамический при-знак предмета). Такова семантическая особенность глагола.

Глагол богат морфологическими категориями. Одни из них — вид,залог, наклонение, время, лицо — есть только в глаголе. Другие — род,число — являются едиными для глагола и имен. С морфологическойстороны глагол специфически характеризуется обязательностью слово-изменения. Как уже отмечалось, в языке нет неизменяемых глаголов, хо-тя у глагола есть неизменяемые формы.

Морфологические категории неодинаково характеризуют разныеглагольные словоформы. Одни категории обнаруживаются во всех гла-гольных словоформах. Их называют постоянными глагольными кате-гориями. Таковы категории вида и залога. Другие категории — накло-нение, время, лицо, число, род — имеют не все глагольные словоформы.Их называют непостоянными грамматическими категориями глагола.Наклонение, время, лицо в спрягаемом глаголе неразрывно связаныс выражением синтаксической предикативности, т. е. грамматического

141

значения предложения. Поэтому их называют также предикативнымикатегориями глагола.

В грамматическом строе языка глагол как часть речи оформлени словообразовательными средствами. Важно, что многие суффиксыобразуют только глагольные основы: и-тъ (белить), е-тъ (белеть), а-тъ(охать), ну-ть (охнуть), нича-тъ (лентяйничать) и др.

Первичной синтаксической функцией глагола является функциясказуемого в глагольном предложении. Существует своего рода симмет-ричность между словоизменительными формами глагола (или тем, чтоназывают финитным, т. е. определенным, глаголом) и их синтаксиче-ской ролью. Эти формы не бывают другими членами предложения (речьидет о собственно глагольном употреблении). Подлежащим, дополне-нием, определением и обстоятельством глагол может быть тольков форме инфинитива, причастия и деепричастия, в связи с чем их можнобыло бы назвать внутричастеречными синтаксическими дериватами.

§ 79. Границы глагола как части речи

Вопрос о границах глагола как части речи связан с определениемчастеречного статуса инфинитива, причастия, деепричастия, а такжеслов типа прыг, скок. И это понятно, почему: грамматически ониоформлены иначе, чем финитный глагол. После выхода книги акад.В. В. Виноградова «Русский язык», можно сказать, стало традициейобъединять спрягаемые формы, инфинитив, причастия и деепричастиев одну часть речи (что не исключает и другого взгляда на факты, на-пример, А. Н. Тихонов выделяет причастия и деепричастия в качествеотдельных самостоятельных частей речи). Формы типа прыг, скок опре-деляются по-разному: нередко их квалифицируют как особые формыглагола, но, пожалуй, чаще их относят все-таки к междометиям. Како-вы же основания для подобной трактовки?

§ 80. Инфинитив как форма глагола

Инфинитив (или неопределенная форма) признается словарнойформой глагола. Между ним и финитными (спрягаемыми) формамиглагола существуют особые отношения.

С одной стороны, инфинитив и спрягаемые формы объединяютсяна основе регулярности, позволяющей считать инфинитив начальнойформой глагола. Нет ни одного инфинитива, параллельно которому несуществовали бы соответствующие личные формы, и, наоборот, нет та-ких личных форм, для которых нельзя было бы назвать инфинитива.Кроме этого, инфинитив и спрягаемые формы совпадают в лексическомзначении. При этом глагольные суффиксы соединяются с инфинитив-

142

ной флексией. Поэтому в лексикографической практике глагол пред-ставляется инфинитивом. С этой точки зрения, спрягаемые формы вто-ричны по отношению к инфинитиву.

С другой стороны, если определять инфинитив в аспекте первичнойглагольной функции, то он оказывается вторичной формой по отноше-нию к финитному глаголу, поскольку функция простого глагольногосказуемого для него возможна только в транспозиции: И царица хохо-тать, и плечами пожимать, и подмигивать глазами, и прищелкивать пер-стами, и вертеться подбочась, гордо в зеркальце глядясь (Пушкин).

Инфинитив служит средством синтаксической транспозиции гла-гольной семантики. Это синтаксический дериват, но в отличие от суб-стантивных дериватов он не обнаруживает никакого категориальногозначения, которое семантически отличало бы его от финитных глаголь-ных форм. В предложении инфинитив может быть подлежащим: В этомгороде знать три языка — ненужная роскошь (Чехов), дополнением:

Я попросил Ерофея заложить ее (бричку) поскорей (Тургенев), определе-нием: А на утро снова появились <...> листовки с призывом мстить за-хватчикам (Фадеев), обстоятельством: На другой день Пьер приехал про-ститься (Л. Толстой).

§ 81. Связь с глаголом причастий и деепричастий

Причастие и деепричастие (даже если их называть отдельными час-тями речи) нельзя оторвать от глагола потому, что они обнаруживаюткатегориальное глагольное значение. А. А. Потебня, характеризуяв свое время причастие, обращал внимание на то, что причастный при-знак «представляется зависимым от энергии, присущей предмету», хотясам предмет при этом не называется 73. Другими словами, причастие на-зывает признак по образцу глаголов, а не прилагательных. Вообще, на-звание признака всегда ассоциируется с представлением о его носителе.Но прилагательное называет признак предмета, не выражая при этом,как предмет и признак связаны между собой (черный карандаш, черныетучи, черные замыслы). Причастие же называет признак, которыйпредмет сам производит (дрожащие руки, дрожащий голос, дрожащаяструна).

То же самое можно сказать и о деепричастии. М. В. Панов писало том, что по типу категориального значения хорошея ближе к хоро-шеть, чем к наречию хорошо 74.

В причастиях и деепричастиях (и в инфинитиве) связь действия сосвоим источником выявляется не в морфологических категориях, а с по-

73 А. А. Потебня. Из записок по русской грамматике, т. 1-2, М., 1958. С. 94.

74 М. В. Панов. О частях речи в русском языке // Филол. науки, 1960 № 4.

143

мощью синтаксических средств, синтаксических отношений. Причастияи деепричастия всегда употребляются так, что оказываются словофор-мами, имеющими субъектную валентность. Важно обратить вниманиетакже на то, что и причастное, и деепричастное действие обязательносоотносятся с временным планом.

В синтаксических разделах грамматики инфинитив, причастияи деепричастия признаются средством выражения вторичных или свер-нутых пропозиций. Другими словами, им приписывается номинативнаяпрепозитивная роль финитного глагола, только не в позиции сказуе-мого.

Кроме общности категориального значения и препозитивной но-минативной предложенческой функции, инфинитив, причастия и дее-причастие объединяются с собственно глаголом категориями вида и за-лога, а в причастиях есть и морфологическое время.

Причастие и деепричастие называют атрибутивными глагольнымиформами, так как у причастия есть признаки прилагательного (оно из-меняется по родам, числам и падежам так же, как прилагательное),а у деепричастия— признак наречия— неизменяемость. Причастияи деепричастия — это гибридные формы глагола.

Гибридность причастий и деепричастий обнаруживается не тольков их морфологических признаках, но и в синтаксисе. В разных синтак-сических местах они неодинаково проявляют свои глагольные свойства.

Причастия, компенсирующие отсутствие категории лица включен-ностью в их семантику анафорической субстантивной семы, отсылаю-щей к носителю действия (читающий = тот, кто читает; читавший = тот,кто читал), имеют три основных типа употребления: 1) в позиции не-обособленного прилагательного: Пилат накинул капюшон на свою чутьлысеющую голову (М. Булгаков), 2) в причастном обороте, где причас-тие сохраняет дистрибутивные свойства глагола и всегда может бытьинтерпретировано как трансформ спрягаемого глагола: В доме жилауже несколько дней Тамара Игнатьевна, тетя Тома из Александрова,приехавшая, чтобы немного помочь теще по хозяйству (Ю. Трифонов),3) вместо существительного: Он курил крепкие папиросы, и Маргаритараскашлялась, проходя мимо него. Курящий, (= тот, кто курил) как будтоего кольнули, вскочил со скамейки... (Булгаков).

Деепричастия 1) могут быть обстоятельством образа действия, т. е.называть сопроводительное действие в качестве признаковой характе-ристики другого действия: Артамоновы жили, ни с кем не знакомясь(Горький), 2) могут, подобно глаголу, обозначать отдельную ситуацию:

Расставшись с Максимом Максимычем, я живо проскакал Терекскоеи Дарьяльское ущелья... (Лермонтов). В таких случаях они легко преоб-разуются или в придаточные предложения, или в части сложносочинен-ных предложений.

144

Как видим, в тексте причастия и деепричастия могут удаляться отглагола, однако очень редко они порывают с глаголом окончательно.В любом употреблении они обнаруживают черты глагольной семан-тики.

§ 82. Отличие лексем типа прыг, скок от глагольных словоформ

Что касается лексем типа прыг, скок, то они не должны относитьсяк глаголам, во-первых, потому, что они нерегулярны: от многих (еслине от большинства) глаголов такие формы не образуются. Во-вторых,потому, что таким лексемам свойственна специфическая функция: онив отличие от глагола действие не называют, а изображают и тем самымв какой-то мере сближаются с междометиями и звукоподражательнымисловами. Слова типа прыг, скок находятся на периферии часгеречнойсистемы, тогда как глагол образует центр языкового мышления и мор-фологического строя языка.

В результате границы глагола как части речи определяются так:

инфинитив, спрягаемые формы (финитный глагол), причастия и деепри-частия.

§ 83. Лексико-грамматические разряды глаголов

В морфологии выделяются только те разряды глаголов, которыевлияют на глагольное формообразование. Эти разряды выделяются наразных основаниях и образуют несимметричные группы.

§ 84. Переходные / непереходные глаголы

Переходные глаголы — это глаголы с объектной валентностью.Однако традиционно переходность не считается чисто семантическойкатегорией: при переходном глаголе грамматическое дополнение долж-но выражаться винительным падежом без предлога. В отрицательныхпредложениях винительный может заменяться родительным беспред-ложным падежом (Ласточка одна не делает весны). При этом семантиче-ская роль объекта не влияет на определение переходности: объект мо-жет быть живым и неживым (вижу кошку 1 дерево), он может создавать-ся или, наоборот, разрушаться (строить дом. есть грушу), он может неподвергаться воздействию (слышу шорох).

По лексическому значению переходный глагол определить нельзя.Чтобы быть переходным, глагол должен сочетаться с винительным пря-мого дополнения. Переходность — это семантико-синтаксическое свой-ство глаголов. Один и тот же глагол в разных лексико-семантических

10 Зак. 4163145

вариантах может быть переходным и непереходным (ср. пить молокои пить = быть пьяницей).

Переходность имеет непосредственное отношение к категории за-лога.

Примечание. К переходным относят немногочисленные глаголы, управ-ляющие другими объектными падежами, если от них образуютсястрадательные причастия: управлять (управляемый), руководить (ру-ководимый), накупить (накупленный).

Все глаголы, не сочетающиеся с беспредложным объектным вини-тельным падежом, кроме отмеченных в примечании, называются непе-реходными.

§ 85. Возвратные / невозвратные глаголы

Возвратными называются глаголы на -ся. Они могут быть непроиз-водными, reflexiva tantum (бояться, смеяться), и образованными как отнепереходных, так и переходных глаголов (торговать - торговаться,умывать - умываться). Некоторые непереходные и образованные отних возвратные глаголы могут обозначать одну и ту же ситуацию(Что-то чернеет вдали и Что-то чернеется вдали). Но в большинствеслучаев возвратный и невозвратный глаголы называют разные ситуа-ции, например, торговать означает 'продавать что-нибудь',а торговаться — 'стремиться купить подешевле', умывать называет си-туацию с двумя участниками (Мать умывает девочку), а умываться —ситуацию с одним участником (Девочка умывается); в предложенияхМиша ударил Колю и Миша и Коля ударились о дерево речь идет о двухмальчиках, но ситуации, участниками которых они являются, неодина-ковы. В связи с этим компоненты смысла (кроме значения страдательно-го залога), привносимые в слово постфиксом -ся, считаются словообра-зующими. -Ся — многозначный аффикс (А. А. Шахматов насчитывалу него 12 значений). В грамматиках чаще всего отмечаются следующие:

1) собственно-возвратное значение: умываться, одеваться, обувать-ся, разуваться, причесываться, пудриться, румяниться;

2) взаимно-возвратное значение: обниматься, ругаться, ссориться,целоваться, мириться, переписываться, встречаться;

3) средне-возвратное значение: восхищаться, гневаться, сердиться,веселиться, радоваться, ужасаться, пугаться;

4) косвенно-возвратное значение: укладываться, собираться, упако-вываться, строиться, запасаться;

5) активно-безобъектное значение: бодаться, плеваться, ругаться(произносить нецензурные слова), кусаться;

146

6) пассивно-качественное значение: гнуться, рваться, нагреваться,охлаждаться, расширяться, сужаться, стираться;

7) пассивно-возвратное значение: вспоминаться, припоминаться,представляться (= казаться).

Возвратный глагол может быть образован при помощи -ся в соче-тании с другими морфемами (набегаться, умаяться, перемигиваться).

Возвратность связана с залогом (когда залог определяется на мор-фемном уровне, возвратные глаголы, образованные от переходных гла-голов, объединяются в так называемый возвратно-средний залог). Аф-фикс -ся является знаком непереходности. Встречающиеся в разговор-ном языке сочетания вроде боюсь мать, слушаюсь бабушку ненорматив-ны и немногочисленны.

§ 86. Предельные / непредельные глаголы

Выделение предельных / непредельных глаголов не имеет такойдавней традиции, как выделение переходных и возвратных глаголов.Их разграничение в отличие от переходных и возвратных глаголов неопирается на формальный признак, поэтому граница между предельны-ми и непредельными глаголами не всегда может быть четко установле-на. Тем не менее понятие о предельности / непредельности действияоказывается очень важным для глагола, так как оно помогает раскрытьспецифику грамматической категории вида.

Предельные глаголы называют действия, «стремящиеся к своемузавершению». Указанный компонент значения чаще всего бывает свя-зан 1) с направленностью действия на объект (рисовать картину, ремон-тировать дом), 2) направленностью действия на субъект (дом горит, че-ловек старится, она садится на стул), 3) с активной целенаправленнойдеятельностью субъекта (Мать заставляет сына учиться. Петров вы-ступает с докладом на ученом совете).

Непредельные глаголы, наоборот, называют действия, которыек своему завершению не стремятся. Такими регулярно оказываются гла-голы, обозначающие 1) постоянные свойства предметов (Земля враща-ется вокруг солнца), 2) состояние предмета (Ребенок болеет), 3) ту илииную деятельность как род занятий (Он плотничает, хозяйничает, учи-тельствует), 4) нецеленаправленные действия или процессы с неактив-ным субъектом (Солнце светит, вода кипит, ветер дует); 5) отношения(Россия граничит с Финляндией).

Признак предельности / непредельности может характеризоватькак лексему в целом, так и отдельные лексико-семантические варианты:

в предложении Он парень с головой и славно пишет, переводит переход-ные глаголы употреблены как непредельные, поскольку называют свой-ства человека.

ю*147

Грамматические категории глагола§ 87. Категория вида

Вид (вид называют также аспектом) является постоянной грамма-тической категорией глагола, так как он обнаруживается во всех гла-гольных формах, по этой же причине он не относится к числу предика-тивных глагольных категорий: он реализуется не только в позиции ска-зуемого.

Вид— это обязательный признак глагола. Каждый глагол имеетвид, вид сопутствует глагольному словообразованию.

Вид обладает классифицирующим свойством: все глагольные лексе-мы он делит на две группы. Одну группу называют глаголами несовер-шенного вида, другую — глаголами совершенного вида (глаголы НСВи глаголы СВ).

§ 88. Средства выражения видового значения

Средства выражения вида имеют свою специфику. Она, в частно-сти, состоит в том, что вид не выражается глагольной флексией, видпредопределен глагольной основой, и это объясняет тесную связь видас лексическим значением слова.

Говоря о морфологическом, т. е. морфемном, выражении вида, надоотметить, что в языке есть глаголы, в структуре которых вообще нетморфем, которым можно было бы приписать функцию выражения вида,т. е. есть глаголы, в которых вид отдельной морфемой не выражается.Таковы, например, бесприставочные глаголы с корневым гласным в ин-финитиве: бить, вить, печь, стеречь, слыть, жить; непроизводные гла-голы типа писать, звать, дышать, висеть, рисовать и др. Но таких гла-голов относительно немного. В морфемной структуре большинства гла-голов есть аффикс (или аффиксы), выражающий значение вида.

От бесприставочных глаголов НСВ при помощи приставок образу-ются глаголы СВ, лексически находящиеся на разном расстоянии от мо-тивирующего слова, например, делать —> сделать, доделать, поделать,заделать, выделать, переделать, подделать.

Приставки, изменяющие денотативный смысл глаголов (заделать,подделать и др.), называются мутационными.

Приставки, выражающие результативные, количественно-времен-ные характеристики действия и не меняющие денотативные свойстваглаголов, образуют модифицирующие словообразовательные типы.В глаголе в целом широко представлено приставочное модифицирую-щее словообразование.

148

С выражением видового значения связывают прежде всего так на-зываемые видовые, или грамматические приставки. Это такие пристав-ки, которые, образуют глаголы СВ, объединяющиеся с мотивирующи-ми словами (производящей базой) в видовые пары: писать -> написать,делать -> сделать (о видовой паре см. § 96). Чаще всего СВ в таких гла-голах можно соотнести со значением конца или результата действия:

дом сгорел, школу построили.

Провести четкую границу между модифицирующими и видовымиприставками практически невозможно. Модифицирующая приставкане является грамматической (см. допить, запеть, поспать), но граммати-ческая приставка обычно выражает и какое-нибудь модифицирующеезначение. Например, выделяют видовые пары видеть - увидеть, нра-виться - понравиться. В соответствии с этим в глаголах увидетьи понравиться приставка признается грамматической (видовой), нои приставке у-, и приставке по- в данных словах можно приписать начи-нательное, т. е. модифицирующее, значение. Еще раз отметим, что в со-временной аспектологической литературе и значение законченностидействия, и значение результата считаются модифицирующими. Други-ми словами, одна и та же приставка может быть и модифицирующей,и видовой.

В результате нужно сделать такой вывод: СВ выражается пристав-ками, при этом средство выражения вида одновременно является и сред-ством образования слова.

СВ выражается также суффиксом -ну: толкать ->• толкнуть, кри-чать -> крикнуть. В таких случаях при образовании СВ происходит ме-на суффиксов (суф. -ну занимает место суф. -а). Полученные пары глаго-лов могут различаться модифицирующими смыслами: мазать -> маз-нуть, чирикать -> чирикнуть, охать -> охнуть.

От приставочных и бесприставочных глаголов СВ при помощисуффиксов (или собственно суффиксальным способом, или меной суф-фиксов) образуются глаголы НСВ, например, переделать -> переделы-вать, долить -> доливать, дать -> давать, простить —> прощать. Сред-ством выражения видового значения в таких случаях оказывается суф-фиксальная морфема.

Образующиеся таким путем пары глаголов (см. только что приве-денные примеры) регулярно различаются только видом, поэтому суще-ствует мнение, что основным средством выражения видового значенияявляется суффикс, а не приставка. Суффиксальные морфы -а-, -ва-, -ыва/-ива- больше, чем приставки, предназначены для передачи видовогозначения. Тем не менее в языке есть глагольные лексемы, образованныетой же суффиксальной морфемой и отличающиеся от мотивирующегоглагола или модифицирующим или мутационным смыслом: говорить —>поговорить —> поговаривать, глядеть —> приглядеть —> приглядывать, заб-

149

лудиться (потерять дорогу) и заблуждаться (ошибаться}. Так чтов целом не только приставки, но и видовые суффиксы не противопос-тавлены словообразовательным средствам глагола.

Итак, в морфемном выражении вида можно отметить две особенно-сти: 1) морфемы, выражающие вид, не являются окончаниями, 2) они неразграничены четко со словообразовательными суффиксами и пристав-ками.

Образование СВ от бесприставочного глагола НСВ при помощиприставки или суффикса -ну- вслед за С. Карцевским называют перфек-тивацией. Отдельные перфективированные глаголы образуются пре-фиксально-суффиксальным способом: вешать -> повесить.

Образование НСВ от глаголов СВ при помощи суффикса называ-ют имперфективацией. Три имперфективированных глагола образова-ны с участием постфикса -ся: лечь 1 ложиться, сесть 1 садиться, стать 1становиться.

От глаголов СВ и НСВ, полученных перфективацией и имперфек-тивацией, при помощи приставок сравнительно редко и всегда с моди-фикационным значением образуются глаголы СВ: понаговоритъ, пона-бирать, понавыдумыватъ.

В отдельных случаях вид может выражаться супплетивно: говорить1 сказать, брать 1 взять, находить 1 найти, класть 1 положить.

На основе приемов перфективации и имперфективации образуются«видовые цепи» глаголов:

толкнуть -> подтолкнуть -> подталкивать

толкать ^

вытолкать —» выталкивать —> повыталкивать

Видовое значение выражается и синтаксическими средствами, в со-четаниях глаголов со словами определенной семантики. Например, час-тица всё указывает на длящееся действие. С этой частицей употребля-ются глаголы НСВ: он всё спит, ест, пишет и т. д. Фазовые глаголытакже сочетаются только с НСВ: начал работать, но не "'начал зарабо-тать. Очень часто аспектуальный контекст задается временным нареч-ным компонентом, ср.: Каждое утро Петров являлся в контору ровнов десять часов и Сегодня утром Петров явился в контору ровно в десятьчасов.

Как уже отмечалось, вид тесно связан с лексикой и может бытьпредопределен лексическим значением слова. Так, глаголы, обозначаю-щие постоянные отношения, не бывают СВ: Волга впадает в Каспийскоеморе.

150

§ 89. Особенности выражения вида в глаголах движения

При характеристике категории вида традиционно принято выде-лять небольшую и лексически замкнутую группу непроизводных бес-приставочных глаголов движения (или глаголов перемещения). В неевключают следующие 14 пар глаголов: бежать 1 бегать, брести 1 бро-дить, везти 1 возить, вести 1 водить, гнать 1 гонять, ехать 1 ездить,идти 1 ходить, катить 1 катать в значении "перемещать по поверхно-сти какой-нибудь круглый предмет', лезть 1 лазить (разг. лазать), ле-теть 1 летать, нести 1 носить, плыть 1 плавать, ползти 1 ползать, та-щить 1 таскать. Все эти глаголы несовершенного вида. Отличительнойих особенностью является выражаемое ими разграничение в характерепротекания действия: в каждой паре первый глагол называет действие,совершаемое в одном направлении (Журавли летят на юг). Это глаголыоднонаправленного действия. Вторые глаголы называют действия илиразнонаправленные, или многократные (Над полем летают журавли,Летом он ходит за грибами). Это глаголы разнонаправленного дей-ствия.

Глаголы разнонаправленного действия не всегда подчиняются пра-вилу перфективации: когда к ним присоединяется пространственнаяприставка, они остаются глаголами НСВ: вбегать, приводить, увозить,вылетать, отгонять. К некоторым глаголам разнонаправленного дей-ствия пространственные приставки не присоединяются: бродить, ез-дить. лазить, катать, плавать, таскать. У глаголов бегать и ползатьприсоединение пространственной приставки связано с переносом ударе-ния на суффикс: бегать -> убегать, отбегать, выбегать, перебегать, пол-зать —> отползать, переползать, вползать, уползать.

Примечание. Приставка может не изменять вид и в некоторых непре-дельных глаголах, например, существовать — НСВ, сосущество-вать — НСВ, страдать — НСВ, сострадать — НСВ. Но этот фактне имеет непосредственного отношения к образованию видовых пар.

Присоединение приставки (любой) к глаголам однонаправленногодействия переводит их в СВ: вбежать, отвести, довезти, приползти,подкатить, приплыть, влезть. Другими словами, на глаголы однона-правленного действия правило перфективации распространяется.

Примечание. Лексемы, образованные от глаголов однонаправленногои разнонаправленного действия при помощи одной и той же про-странственной приставки, образуют пару глаголов, противопостав-ленных по виду: прийти 1 приходить, влететь 1 влетать, отнести 1относить, подогнать 1 подгонять.

Когда пространственная приставка к глаголу разнонаправленногодействия не присоединяется, глагол НСВ к соответствующему при-ставочному глаголу СВ образуется по общему правилу — имперфек-

151

тивацией: отплыть - отплывать, подкатить — подкатывать,влезть - влезать, притащить - притаскивать, приехать - приезжать,забрести - забредать.

§ 90. Морфонологические чередования при выражении вида

При образовании видов наблюдаются чередования согласныхи гласных звуков (фонем). Чередуются следующие согласные; д'1ж,д'1жд (родить -рожать, победить - побеждать), т'1ч. т'1щ (выплатить- выплачивать, осветить - освещать), з'1ж, с'1ш (погрузить - погружать,допросить - допрашивать), с'т'1щ (простить - прощать), мягкий губнойсогласный / губной согласный + л' (оскорбить - оскорблять, перело-миться - переломлятъся), г/ч (помочь 1 помогать).

Чередование гласных: о/а (усвоить - усваивать), о/ы (высохнуть -высыхать), е/и (умереть - умирать), и (ы)1в (послать - посылать, за-брать - забирать).

§ 91. Значение вида

Традиционно вид относят к языковым средствам темпоральной ха-рактеристики действия, выражения различий в характере протеканиядействия. По словам А. М. Пешковского, вид обобщенно указывает,«как протекает во времени или как распределяется во времени» дейст-вие, названное глаголом.

Вид — это номинативная, семантическая категория. При помощивида различается смысл высказываний, состоящих из одних и тех жесловоформ, ср.: Был вечер. Солнце садилось и Был вечер. Солнце село,Женщина умирала и Женщина умерла. В приведенных предложениях по-средством вида отражаются разные реальные ситуации. В то же времявид является и интерпретирующей категорией: при помощи вида субъ-ект речи может по-разному изобразить один и тот же факт. Например,предложениям Саша не решал задачу и Саша не решил задачу соответст-вует общее положение дел: наличие нерешенной задачи. Вид по-разно-му объясняет, по-разному интерпретирует эту ситуацию. НСВ являетсязнаком того, что Саша и не пытался решить задачу, а СВ означает, чтоон не смог решить задачу.

Значение вида относится к номинативно-интерпретирующей грам-матической семантике.

В современной аспектологической литературе грамматическое зна-чение вида чаще всего определяется или через понятие предела дейст-вия, или через понятие целостности действия. В работах А. В. Бондарконеоднократно высказывалась мысль о том, что эти понятия не исклю-

152

чают друг друга, а скорее дополняют. Понятие о пределе выводитсяс опорой на семантику глаголов, а представление о целостности учиты-вает интерпретационную функцию вида, предполагающую наличие ин-терпретирующего лица.

Глаголы СВ называют действия предельные, достигшие на времен-ной оси своего протекания такой точки, после которой действие илипрекращается вообще или может начаться новая фаза в его развитии(Дом сгорел, Цены выросли и продолжают расти). Глаголы СВ не отве-чают на вопрос настоящего актуального: Что сейчас происходит?, ониназывают действия как случившиеся или как такие, которые могут слу-читься в будущем безотносительно к их протеканию во времени. В этомсмысле они называют действия как целостные, т. е. не членимые на от-дельные составные акты, события и факты.

Подобно тому, как различают значение предмета и грамматиче-ской предметности или лексическое значение действия и категориаль-ное значение действия в глаголе, необходимо различать лексическийи грамматический временной предел в виде. Значение предела в глаго-лах СВ может совпадать с представлением о реальном прекращениидействия, что передается лексической семантикой (Больной умер). Нов целом грамматическое значение предела у глаголов СВ является ин-терпретационным, его имеют и те лексемы СВ, которые не называютлогически исчерпавших себя действий. Ср. Вода испарилась и Вода на-грелась. Глагол испариться означает "реально кончиться', а глаголнагреться свидетельствует о том, что нагревание воды достигло задан-ной (интерпретирующим лицом) температуры, заданного предела.

Специфика глаголов СВ с начинательным модифицирующим зна-чением состоит в том, что предел в них связан с начальной, а не конеч-ной точкой в развитии действия: запел по существу означает 'не пел —начал петь'.

Глаголы НСВ называют действия или непредельные (принадле-жать), или предельные, но не достигшие предела в своем развитии(Она пишет письмо). Глаголы НСВ могут отвечать на актуальный вре-менной вопрос: Что сейчас происходит?. Они обнаруживают свойствонемаркированных членов привативных противопоставлений. Это свой-ство состоит в том, что глаголы НСВ, с одной стороны, выражают та-кое аспектуальное значение, которого нет у СВ: значение действия, раз-вертывающегося во времени: Соперники одной дорогой Все вместе едутцелый день (Пушкин), с другой стороны, они могут называть действиереально закончившееся: Кто строил (= построил) этот храм?. В связис этим вид можно отнести к разряду бинарных привативных граммати-ческих категорий. Немаркированным членом в видовом противопос-тавлении является НСВ.

153

§ 92. Определение вида как грамматической категории

На основе сказанного вид можно определить так: вид — это мор-фологическая несловоизменительная (классифицирующая) бинарнаяпривативная номинативно-интерпретирующая категория», обозначаю-щая различия в представлении протекания действия» (А. В. Бондарко),выражающаяся противопоставлением лексем совершенного и несовер-шенного вида.

Примечание. Поиски грамматической семантики видов имеют длитель-ную историю. В разное время давались различные определения каксущности видового противопоставления, так и самим формам СВи НСВ. Совершенному виду, например, приписывалось значение за-конченности, результата, начальной и конечной точки в развитиидействия.

Интерпретация видов с опорой на понятия предела и целостностидействия широко представлена в литературе о виде. Можно сказать,что для русистики она стала традиционной.

В последние 20-30 лет в аспектологии появились новые подходык определению видового значения. Это прежде всего метод толкова-ний, который был применен к описанию семантики вида русскогоглагола Ю. Д. Апресяном и особенно М. Я. Гловинской. Например,глаголы в предложениях типа Он уснул; Ян получил эту книгу от Пав-ла М.Я. Гловинская толкует так: «Он начал спать», «Павел подейст-вовал так, что Ян начал иметь эту книгу» 75

В результате соответствующего осмысления видовых пар, получен-ных имперфективацией, М. Я. Гловинская определила общий элемен-тарный смысл СВ как «начало» (такой же вывод на материале поль-ского глагола был сделан А. Вежбицкой). Это позволило заключить,что глаголы СВ обозначают переход субстанции из одного состояния

76

в другое

В настоящее время многие исследователи (И. М. Богуславский,Е. В. Падучева, Г. Г. Сильницкий, И. Б. Шатуновский и др.) оценива-ют вид как средство разного представления ситуации, обозначеннойглаголом. При таком подходе общим свойством НСВ признаетсяобозначение одной ситуации, одного и того же длящегося«положения вещей». СВ оценивается как знак смены ситуаций. Поопределению И. Б. Шатуновского, он передает «цепочку», соедине-ние минимум двух ситуаций 77: Вася растолстел = 'Вася худой -> Ва-ся толстый'; Вася умер = 'Вася живой —» Вася мертв'; Вася выкопаляму = 'Ямы нет —» Вася копает -> Яма есть; Сосулька растаяла = 'Со-сулька есть -» Сосулька тает -» Сосульки нет' (примеры И. Б. Шату-новского).

75 М. Я. Гловинская. Семантические типы видовых противопоставлений русского глагола.М., 1982. С. 30.

76 Там же. С. 105-108.

77 И. Б. Шатуновскчй. Семантика предложения и нереферентные слова. М., 1996.С.310-313.

154

§ 93. Основные частные значения глаголов СВ и НСВ

В структуре предложения в совокупности с другими средствами,прежде всего темпоральными наречными компонентами и временнымиформами глагола вид используется для аспектуальной характеристикивысказывания. Контекстные значения видов называют частными значе-ниями.

Глаголы СВ употребляются для обозначения:

1) конкретных единичных фактов и событий: Она пришла с мороза,Раскрасневшаяся, Наполнила комнату ароматом воздуха и духов...(Блок) — так называемое конкретно-фактическое употребление (значе-ние) СВ;

2) повторения ряда действий в конкретной единичной ситуации:

Смотрите, что делает заяц: то вскочит, то ляжет, то перевернется,то подымет уши. то прижмет их (пример А. М. Пешковского); СВ мо-жет также называть действие как «наглядный пример» повторяющейсяситуации: Иногда встретишь его и не знаешь, как с ним говорить(А. В. Бондарко). Это наглядно-примерное значение;

3) суммы одинаковых конкретных ситуаций Мать два раза напом-нила о своей просьбе — суммарное значение СВ;

4) повторяющихся ситуаций, в которых действие, названное глаго-лом, представляется потенциально возможным: Живешь в одном городе,почитай рядом, а увидишься раз в неделю (А. Островский), В густой тра-ве пропадешь с головой... (Блок).

Основным, частным значением СВ является конкретно-фактическоезначение. Оно частотно и реализуется в минимальном контексте. Ос-тальные частные значения СВ, как показал А. В. Бондарко, оказывают-ся производными от него и представляют собой его контекстную моди-фикацию 78.

Глаголы НСВ употребляются для обозначения:

1) действий, развертывающихся во времени в конкретных единич-ных ситуациях: Отсталых туч над нами пролетает Последняя толпа.Прозрачный их отрезок мягко тает У лунного серпа (Фет) — так назы-ваемое конкретно-процессное (актуально-длительное) значение;

2) ситуаций, повторяющихся неограниченное или ограниченное ко-личество раз: Собирая любимых в путь, я им песни пою на память...(Цветаева);

78

А. В. Бондарко. Семантика глагольного вида в русском языке. Frankfurt-a-Main, 1995(Beitrage zur Slavistik; 24) S. 23.

155

3) ситуаций постоянного отношения: Люблю я пышное природы увя-данъе, В багрец и золото одетые леса (Пушкин);

4) ситуаций, обозначенных безотносительно к протеканию дейст-вий во времени — общефактическое (обобщенно-фактическое) значе-ние: Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь... (Пушкин); Ончитал всего Шекспира (Гловинская). При общефактическом употребле-нии глагол называет ситуацию в некоторый неопределенный периодвремени. Эта неопределенность (темпоральная неконкретность) являет-ся его обязательным признаком;

5) свойств и признаков предметов: Как взор его был быстр и нежен,стыдлив и дерзок, а порой блистал послушною слезой (Пушкин) — потен-циально-качественное значение.

Частные значения НСВ (в отличие от СВ) не образуют«прозрачной» структуры. «Можно говорить, — отмечает А. В. Бондар-ко, — об определенной иерархии частных значений НСВ, однако этаиерархия не имеет четко выраженного характера, не может быть при-знана однозначной и абсолютной» 79. Границы между отдельными зна-чениями нередко определяются условно.

Чаще всего в НСВ выделяют два основных значения: первое — кон-кретно-процессное, второе — неограниченно-кратное (последнее, пословам А. В. Бондарко, занимает «второе место» в комплексе двух ос-новных значений 80). Оба значения регулярны и реализуются в глаголахразных лексических классов.

Общефактическое значение производно от НСВ повторяющейсяситуации. Глаголы, не называющие узуальных, обычных действий{ехать, идти, лететь, умирать, рождаться, висеть, стоить и т. п.) немогут иметь общефактического значения 81.

Потенциально-качественное значение и значение постоянного от-ношения также опираются на повторяемость и обычность названногоглаголом действия.

В структуре текста НСВ нередко используется для передачи одно-временности нескольких ситуаций, а СВ — их последовательности. Ср.:

1) Живет Балда в поповом доме. Спит себе на соломе, ест за четверых,работает за семерых; 2) <Досветла все у него пляшет,> Лошадь запря-жет, полосу вспашет, Печь затопит, все заготовит, закупит. Яичко ис-печет да сам и облупит (Пушкин).

79

80

Там же. С. 26.Там же.' М. Я. Гловинская. Указ. соч. С. 134.

156

§ 94. Понятие о конкуренции видов

Конкуренция видов — это их взаимозаменяемость (в конкретныхусловиях употребления), не приводящая к изменению основного смыславысказывания.

Конкуренция видов связана с частными видовыми значениями.А. В. Бондарко показал, что конкурировать могут 1) конкретно-факти-ческое значение СВ и общефактическое (или обобщенно-фактическое)значение НСВ, 2) наглядно-примерное значение СВ и неограниченно-кратное значение НСВ, 3)потенциальное значение СВ и потенциально-качественное значение НСВ 82. Наиболее обычным (частотным) являет-ся первый тип конкуренции. Именно его, как правило, приводят в каче-стве иллюстрации данного явления.

Конкуренция конкретно-фактического и общефактического значе-ния наблюдается там, где лексическое значение глагола, контекст и ре-чевая ситуация наделяют НСВ свойством имплицитного указания наединичное, конкретное, получившее завершение в своем развитии дей-ствие: Сегодня по радио сообщали 1 сообщили, что ожидаются морозы;

Где вы покупали 1 купили это пальто?; А Петров уже выступал 1 высту-пил с докладом?

При конкуренции содержание видов полностью не совпадает. Раз-личия между ними могут относиться к разным сторонам высказывания,но денотативная (диктумная) часть предложения остается общей. Ср.:

а) Университета Бернард Шоу не кончал •=• 'не учился вообще'; б) Универ-ситета Бернард Шоу не кончил = 'не кончил, поступив, т. е. недоучился'(пример Е. В. Падучевой).

§ 95. Связь вида с другими грамматическими категориями

Вид связан прежде всего с категорией времени, которая характери-зует действие по отношению к моменту речи. Связь вида и категориивремени взаимная. С одной стороны, она проявляется в том, что видвлияет на образование форм времени (у СВ нет форм настоящего време-ни), а также в том, что в каждой временной форме есть и значение вида.С другой стороны, временная семантика, значение так называемого на-стоящего актуального (вопрос: Что сейчас происходит?), оказываетсядифференцирующим признаком при разграничении НСВ и СВ.Вид связан также с категорией наклонения и залогом.Благоприятные условия для видового противопоставления созда-ются изъявительным наклонением в действительном залоге. Что касает-ся страдательного залога, то у глаголов СВ он регулярно выражается

82 А. В. Бондарко. Вид и время русского глагола. С. 36-42.

157

аналитически (Портрет был нарисован неизвестным художником). Связ-ка же не вступает в регулярные видовые противопоставления.

В формах повелительного наклонения виды могут быть приспособ-лены к выражению модальности. Так, при отрицании собственно побу-ждение нередко бывает связано только с формами НСВ, а СВ означаетпредостережение: не падай —> не упади, не говори -> не скажи, не читай-> не прочти, не давай -> не дай.

§ 96. Понятие о видовой паре

Два глагола, различающиеся видом и совпадающие по лексическо-му значению, называются видовой парой. В видовые пары объединяют-ся предельные глаголы. Видовые пары для непредельных глаголов (нра-виться - понравиться, радоваться - обрадоваться, любить - полюбитьи др.) в литературе выделяются непоследовательно.

Ю. С. Маслов в 1948 г. предложил функциональный критерий оп-ределения видовой пары: в контексте настоящего исторического пре-зентные формы НСВ замещаются формами прошедшего времени СВ:

Вчера он входит и говорит... -» Вчера он вошел и сказал... 83. Этот приемможно использовать широко, однако в некоторых случаях указаннаязамена возможна и у таких глаголов, которые видовой парой обычноне считаются: Я ему говорю, что заболел, а он смеется (примерЕ. В. Падучевой) —> Я ему говорю, что заболел, а он засмеялся.

Видовые пары, т. е. наличие двух лексем, по-разному обозначаю-щих одно и то же реальное действие, специфически отличают славян-ские языки в целом, в том числе и русский язык, от других языков, гдеодно действие обозначается одним словом.

Видовые пары характеризуются по двум основаниям, по формаль-ному признаку и по значению.

§ 97. Типы видовых пар по формальному признаку

1) Видовые пары, состоящие из бесприставочного глагола НСВи приставочного или образованного суффиксом -ну- глагола СВ —делать 1 сделать, строить 1 построить, писать 1 написать, минировать 1заминировать, лечить 1 вылечить, чистить 1 очистить, кричать 1 крик-нуть, касаться 1 коснуться (напомним, что значение результата, обна-руживающееся у многих таких глаголов, является модифицирующим,а связанное с ним значение предельности — видовым). Такие пары об-разуются посредством перфективации. Некоторые перфективирован-

83

Ю. С. Маслов. Вид и лексическое значение глагола в современном русском литературномязыке//Очерки по аспектологии.Л., 1984. С. 53.

158

ные глаголы образуются приставкой и суффиксом. В результате видо-вая пара состоит из бесприставочного глагола НСВ и приставочно-суффиксального глагола СВ: ронять 1 уронить, сажать 1 посадить, ве-шать 1 повесить;

2) видовые пары, состоящие из перфективированного и имперфек-тивированного глагола, образованного а) морфом -ва-, б) морфом --ыва-1-ива-, в) морфом -а: долить 1 доливать, вбить 1 вбивать, пережить 1переживать, распилить 1 распиливать, дочитать 1 дочитывать, подко-пать 1 подкапывать, простить 1 прощать, победить 1 побеждать, при-землить 1 приземлять. Некоторые глаголы НСВ образуются нерегуляр-ным суффиксом -ева-: застрять 1 застревать, затмить 1 затмевать. Ви-довые пары второго типа образуются посредством имперфективацииглаголов СВ.

Видовые пары, полученные в результате перфективации и имперфе-ктивации, являются стандартными. Их образование в языке регулярно.

Примечание. В литературе представлена точка зрения, согласно которойвидовыми парами признаются только оппозиции лексем СВ и НСВ,полученные в результате имперфективации. Эта точка зрения не яв-ляется традиционной для русского языкознания. Показать принципи-альное функциональное различие между парами первого типа и пара-ми второго типа пока никому не удалось, хотя приемы выражения ви-дового значения перфективацией и имперфективацией существенноразличаются между собой.

Кроме стандартных, существуют нестандартные видовые пары. Та-кими являются: а) пары, образованные супплетивно, разнокорневымисловами: говорить 1 сказать, брать 1 взять, ловить 1 поймать, искать 1найти; б) видовые пары, образованные присоединением одной и той жеприставки (регулярно пространственного значения) к соотносительнымбесприставочным глаголам движения: входить 1 войти, доходить 1 дой-ти, заносить 1 занести, перелетать 1 перелететь и т. п.

Видовые пары могут объединять лексемы (строить 1 построить,простить 1 прощать) и лексико-семантические варианты лексем (учитьурок 1 выучить урок, учить грамоте 1 научить грамоте).

Один и тот же глагол может входить не в одну видовую пару:

читать 1 прочитать, прочитывать 1 прочитать, пилить 1 распилить, рас-пиливать 1 распилить.

К одному и тому же глаголу соотносительный глагол в видовой па-ре может быть представлен несколькими лексемами: пугать 1 испугатьи напугать, осмыслить 1 осмысливать и осмыслять, перерезать 1 перере-зать и перерезывать, приготовить 1 приготовлять и приготавливать.

159

§ 98. Типы видовых пар по семантическому признаку

Разграничение видовых пар по значению мотивировано влияниемлексической семантики глагола на реализацию его видового содержа-ния. Лексическое значение может как благоприятствовать, так и ме-шать реализации видовой оппозиции. Например, лексическое значениеглагола давать с трудом совмещается с представлением о длящемся,развертывающемся во времени действии. Такое значение в нем должноподдерживаться контекстом (Когда Таня давала мне банку с медом,в комнату влетела оса). Если такого контекста нет (Мать давала девоч-ке мед), глагол давать тяготеет к тому, чтобы обозначать повторяю-щуюся ситуацию.

По семантическому признаку различают:

1) видовые пары, в которых НСВ называет действие стремящеесяк пределу, а СВ — действие, достигшее предела (их называют предель-ными парами): варить суп 1 сварить суп, перекрашивать дом 1 перекра-сить дом, сохнуть 1 высохнуть, гореть 1 сгореть, убеждать 1 убедить,решать 1 решить;

2) видовые пары, в которых глагол НСВ называет кратное дейст-вие: давать 1 дать, являться 1 явиться, брать 1 взять, съедать 1 съесть.выучивать 1 выучить;

3) видовые пары, в которых глагол СВ указывает не на конец, а наначало действия, обозначенного НСВ: обижаться - обидеться, призна-вать - признать, возмущать - возмутить. Эти пары описаныМ. Я. Гловинской 84. Е. В. Падучева называет их перфектными 85.К третьему типу относятся также некоторые пары, полученные перфек-тивацией: видеть - увидеть, слышать - услышать, нравиться - понра-виться.

§ 99. Понятие о способе глагольного действия

Терминологическое сочетание «способ глагольного действия»употребляется в двух случаях. Во-первых, им обозначается семантиче-ская модификация (А. В. Исаченко) в основном бесприставочных глаго-лов, в результате которой выражаются дополнительные количествен-ные, временные и результативные смыслы.

Во-вторых, способами глагольного действия называют разрядыглаголов, объединенных на основе общей семантической модификации,т. е. общего модификационного словообразовательного значения. Спо-

Семантические типы... С. 91—101.

85

Е. В. Падучева. Семантические исследования (Семантика времени и вида в русском язы-ке. Семантика нарратива). М., 1996. С. 94

160

собы глагольного действия выражаются приставками и суффиксами(иногда префиксально-суффиксально, иногда с участием постфикса).Основные способы действия следующие:

результативный — выкопать, создать, достичь, построить;

начинательный — запеть, пойти, раскричаться, взволноваться;

окончательный (финитный) — отгрохотать, перебродить (виноуже перебродило), допить;

ограничительный — поговорить, покурить, походить, погостить;

длительно-ограничительный — проговорить два часа, проходитьвесь день;

однократный — мазнуть, сглупить, сострить;

уменьшительно-смягчительный — наиграть, подвыпить, приглу-шить, вздремнуть;

распределительный — перебить все чашки, перечитать все газеты,повывезти все вещи;

интенсивно-результативный — нагладить, раскормить, набегаться,объесться, отлежаться;

многоактный—мазать, охать, толкать;

многократный — сиживать, хаживать, нашивать, едать;

сопроводительный — прихрамывать, приплясывать, поглядывать(говорить и поглядывать по сторонам).

Вид тесно связан со способами действия, во-первых, потому, чтоони тоже являются средством характеристики протекания действия, во-вторых, потому, что значение способов действия может ограничиватьвидовое формообразование (например, от многих глаголов начинатель-ного способа не образуются имперфективные формы: кричать -> закри-чать -> *закрикивать, охать -> заохать -> *заохиватъ, бежать -» побе-жать —> *побегиватъ).

Многие значения способов действия препятствуют объединениюглаголов НСВ и СВ в видовые пары. Так, махать и махнуть не образу-ют видовой пары в связи с тем, что первый имеет значение многоактно-сти, а второй — одноактности, глаголы кричать и раскричаться не объ-единяются в видовую пару потому, что у последнего есть значение ин-тенсивности и начала действия.

§ 100. Разряды глаголов с точки зрения вхождения в видовые пары

Большинство русских глаголов входит в видовые пары. Такие гла-голы называются соотносительными или коррелятивными по виду.

Кроме этого, существуют одновидовые глаголы НСВ (imperfectivatantum) и одновидовые глаголы СВ (perfectiva tantum). Причина отсут-ствия у глагола видового коррелята, как правило, кроется в лексиче-ском значении слова. Так, глаголы со значением состояния, деятельно-

11 Зак. 4163161

сти и непредельного процесса (скучать, тосковать, плотничать, хозяй-ничать, гулять, висеть, знать, править и др.) регулярно бывают толькоНСВ. Глаголы типа вскрикнуть, очнуться, ушибиться, т. е. обозначаю-щие «моментальные переходы» из одного состояния в другое, имеюттолько СВ.

Особую группу образуют так называемые двувидовые глаголы. Ихможно сравнить с существительными общего рода. Двувидовые глаго-лы совмещают в себе значения НСВ и СВ, которые выражаются у ниханалитически, т. е. в предложении (Солдаты сейчас атакуют (НСВ)дворец 1 Солдаты завтра атакуют (СВ) дворец.

Основную массу таких глаголов образуют лексемы, заимствован-ные из западноевропейских языков, содержащие суффиксальный эле-мент -ова- (-ова; -ирова-, -изирова-, -фицирова-): атаковать, адресовать,телеграфировать, дезертировать, систематизировать, электрифициро-вать. Слов собственно русских, в том числе и старославянских по про-исхождению, в этой группе мало: велеть, казнить, миловать, даровать,наследовать, ранить и некоторые другие. Отдельные двувидовые глаго-лы в своей морфемной структуре имеют приставку: переоборудовать, пе-реосвидетельствовать, преобразовать, переадресовать.

Исследователи отмечают, что в языке есть тенденция к устранениюдвувидовое™. Она проявляется 1) в том, что многие глаголы частотноупотребляются в значении одного вида (например, арестовать регуляр-но используется как СВ, а глагол рецензировать — как НСВ), 2) в том,что к двувидовым глаголам образуются соотносительные по виду гла-голы (атаковать 1 атаковыватъ, редактировать 1 отредактировать, ре-цензировать 1 отрецензировать и прорецензировать), 3) в том, что раз-ные формы глаголов по-разному проявляют двувидовость, так причас-тия и деепричастия двувидовыми не бывают.

Признак двувидовости может относиться к лексеме и лексико-се-мантическому варианту. Например, глагол бежать является двувидо-вым в значении 'спасаться бегством'.

§ 101. Категория залога

Слово залог является калькой греческого слова диатеза, котороеимеет значение 'распределение, размещение'. Залог — это словоизмени-тельная интерпретирующая грамматическая категория глагола. Залогуказывает на то, как в грамматической структуре предложения междуподлежащим и прямым дополнением распределяется выражение субъ-ектно-объектного окружения глагола. Залогов два, действительныйи страдательный.

162

В действительном залоге субъект обозначается подлежащим, а объ-ект — дополнением: Люди изучают космос. Плотники строят дом, На-сос перекачивает воду, Государство охраняет права граждан.

В страдательном залоге грамматическое подлежащее обозначаетобъект действия, а грамматическое дополнение в форме творительногопадежа — субъект действия. Это дополнение называют субъектным:

Космос изучается людьми, Дом строится плотниками, Вода перекачива-ется насосом. Права граждан охраняются государством (вместо Т. п.могут употребляться некоторые предложно-падежные формы: Мальчикахорошо воспитала семья -> Мальчик хорошо воспитан семьей и Мальчикхорошо воспитан в семье).

Предложения с глаголами в действительном залоге называются ак-тивными конструкциями (активом), а с глаголами в страдательном за-логе — пассивными конструкциями (пассивом). Активные и пассивныеконструкции преобразуются друг в друга без изменения общего смыслапредложения. Это трансформационное свойство обязательно для слово-форм, образующих оппозицию по залогу. Оно должно учитываться приопределении страдательного залога. Например, предложение Уж такон Танею прельщался можно преобразовать в Уж так Таня прельщалаего, но при этом изменится его смысл. А это означает, что прельщался неявляется формой страдательного залога глагола прельщать.

На семантическом уровне залог включает три компонента: дейст-вие, объект и субъект, но в синтаксической структуре предложениясубъект не всегда выражается отдельным членом. Так, в неопределенно-личных предложениях, имеющих значение действительного залога(Арестованных привели) не бывает подлежащего, в страдательных кон-струкциях может отсутствовать субъектное дополнение в творительномпадеже (На нашей улице строятся красивые дома. В письме Сидоров упо-минается дважды).

Собственно залог имеют только переходные глаголы. Только дей-ствие, обозначенное переходным глаголом, может быть представленов двух языковых формах: форме действительного и форме страдатель-ного залога.

Непереходные глаголы, невозвратные и возвратные, по залогу неизменяются. Они имеют своего рода фиктивный (Гавранек) залог, таккак подводятся под залог по функции подлежащего. Если грамматиче-ское подлежащее обозначает семантический субъект, то глагол при немотносят к действительному залогу (собака лает. ребенок радуется, он за-видует своему товарищу). Если грамматическое подлежащее обозначаетсемантический объект, то глагол при нем подводится под страдатель-ный залог (Так часто мне снится ограда. Калитка и ваши слова (Есенин).Под действительный залог подводятся и безличные глаголы (тошнит,вечереет, смеркается, не спится), поскольку при них не может быть под-

II*163

лежащего, значит, и не может быть объекта, выраженного именитель-ным падежом. В результате выделяются activa и passiva tantum. При та-ком подходе в конечном счете оказывается, что по признаку залога оха-рактеризованы все глагольные лексемы. Переходные глаголы изменя-ются по залогу, непереходные употребляются в одном залоге.

Примечания. 1) Предложения с глаголами пассивно-возвратного значе-ния и субъектным дательным падежом (снится кому-н., чудится ко-му-н.), т. е. passiva tantum, семантически полностью страдательномузалогу не соответствуют, так как Д. п. в отличие от Т. п называетсубъект не действующий, а воспринимающий. Предложение И выну-лось колечко ей под песенку старинных дней совсем не означает, чтоименно она вынула колечко. Напротив, в соответствии с гаданиемпредсказывающее судьбу колечко должно было выкатиться само. См.у А. Пушкина: Из блюда, полного водою, выходят кольцы чередою.Н. А. Янко-Триницкая обращала внимание на то, что именительныйпадеж при пассивно-возвратных глаголах совмещает в себе субъект-но-объектную семантику.

2) Словоформы типа говорилось, сообщалось с безличными глагола-ми полностью не совпадают, так как при них может быть подлежа-щее со значением объекта. Поэтому такие словоформы можно отне-сти к страдательному залогу.

§ 102. Категория залога в атрибутивных формах глагола

Залог в причастиях.

Категорию залога имеют также причастия. При этом причастиястрадательного залога образуются только от переходных глаголов,а действительные — от всех глаголов, кроме безличных (смеркается)и со значением многократности (хаживать, сиживать). В результатеи в причастиях оппозиция залогов связана с переходностью, и, так жекак в собственно глаголе, представление о действительном залоге не ог-раничено рамками залогового противопоставления.

Действительное причастие от переходного глагола обозначает дей-ствие, субъектом которого является предмет, названный существитель-ным, с которым причастие согласовано. Объект при таком причастиивыражается винительным падежом без предлога (читающий газетумужчина).

Страдательное причастие указывает на то, что объект причастногодействия обозначен существительным, с которьм причастие согласова-но, а субъект — субъектным дополнением в творительном падеже(читаемая мужчиной газета), при этом позиция субъектного дополне-ния замещается не всегда (испуганная ворона взлетела на дерево).

Действительные причастия, образованные от непереходных глаго-лов, так же как сами непереходные глаголы, выражают отношение

164

только к субъекту действия: плачущий ребенок -> ребенок плачет, улы-бающаяся девочка -> девочка улыбается. Они не могут быть преобразо-ваны в формы страдательного залога.

Возвратные действительные причастия, образованные от глаголов,соотносительных с переходными, и имеющие при себе субъектное до-полнение, выражают пассивное значение, их можно преобразоватьв страдательную конструкцию: строящийся плотниками дом -> домстроится плотниками, охраняющиеся государством права -> охраняемыегосударством права -> права охраняются государством. В таких случаяхзначение причастного суффикса как бы зачеркивается залоговым содер-жанием постфикса ся. Подобное употребление действительных причас-тий нерегулярно и определяется узусом.

Страдательные причастия в сочетаниях с отдельными существи-тельными также могут утрачивать залоговое содержание: накрашеннаяженщина = накрасившаяся женщина.

Залог в деепричастиях.

В деепричастиях залог представлен непоследовательно.

Деепричастия глаголов НСВ фактически не имеют противопостав-ления по залогу. Синтаксические структуры вроде Даль начинала пропа-дать, застилаясь сизым мраком, отмеченные Н. А. Янко-Триницкой, ис-ключительно редки в употреблении. Для большинства переходных гла-голов НСВ нельзя образовать деепричастие страдательного залога. См.*книга, читаясь учениками, *дом, строясь рабочими, *космос, изучаясълюдьми и т. д.

Если от переходного глагола образуется страдательное причастиенастоящего времени (любимый), страдательный залог деепричастия мо-жет быть выражен аналитически, сочетанием будучи с согласуемой кра-ткой формой страдательного причастия (будучи любим, любима, люби-мо, любимы), но такие формы являются книжными и также нерегулярны.

У переходных глаголов СВ аналитическая форма деепричастиястрадательного залога более регулярна, так как в таких случаях регу-лярно образуется полная форма страдательного причастия: будучи на-писан (написана, написано, написаны), будучи построен (построена, по-строено, построены), будучи нарисован (нарисована, нарисовано, нарисо-ваны) и др. Но и у глаголов СВ аналитические деепричастные формыстилистически маркированы и нечастотны в употреблении.

Действительный залог в деепричастии означает, что субъектом дее-причастного действия является подлежащее предложения: Женщина всевремя пытливо смотрела на него, слегка щурясь (Бунин). В страдатель-ном залоге подлежащее выражает объект деепричастного действия: Ро-ман. будучи написан в прошлом веке, остается злободневным и в наши дни.

165

§ 103. Средства выражения залогов

Выражение залога в спрягаемых формах

У действительного залога нет специальных средств выражения. Онпередается переходными, а в случае activa tantum — непереходными, не-возвратными и возвратными, глаголами.

Действительный залог является немаркированным членом в залого-вой оппозиции. Для того, чтобы отнести глагол к действительному за-логу, достаточно, чтобы у него не было формальных признаков пассив-ности. Что же касается значения, то в некоторых случаях, главным об-разом при аналитическом выражении предиката, форма действительно-го залога передает пассивное содержание, и это соответствует грамма-тической природе слабых членов привативных противопоставлений:

Такое предложение встретило осуждение коллектива, т. е. это предложе-ние было осуждено коллективом, Он понес наказание за свой поступок,т. е. он был наказан за свой поступок.

Страдательный залог выражается двумя способами: 1) прибавлени-ем постфикса ся к переходному глаголу, который при этом утрачиваетпереходность (Завод выпускает современное оборудование -> Заводом вы-пускается современное оборудование); 2) аналитически, сочетанием связ-ки быть с краткой формой страдательного причастия (Сосед отправилписьмо по почте -> Письмо было отправлено соседом по почте).

Первый способ используется преимущественно для выражениястрадательного залога у глаголов НСВ: Владимир Дубровский воспиты-вался в кадетском корпусе (Пушкин). Второй способ — у глаголов СВ:

<0тселъ грозить мы будем шведу>. Здесь будет город заложен На злонадменному соседу (Пушкин); <Ее не волновали воспоминания о том, чтоона была на балу у сатаны, что> каким-то чудом мастер был возвращенк ней (Булгаков).

Аналитическая форма страдательного залога в несовершенном ви-де, хотя и образуется у отдельных лексем (Нами ты была любима И длямилого хранима — Пушкин), в целом нерегулярна. Точно так же нерегу-лярно выражается залог возвратной формой у глаголов совершенноговида, при этом постфикс -ся нередко используется там, где субъектноедополнение не называет активного агенса: Обычная угрюмость сошлас его лица и заменилась выражением какой-то равнодушной усталости(Тургенев).

При определении форм страдательного залога необходимо иметьв виду три момента.

1) У возвратной формы страдательного залога может быть омони-мичный возвратный глагол (некоторые лингвисты в возвратной формевыделяют флексию -ся). Например, в предложении У Машиной куклыглаза закрываются употреблен возвратный глагол с пассивно-качест-

166

венным значением, а в предложении Розы на зиму обычно закрываютсясамой хозяйкой — форма страдательного залога. Пассивную конструк-цию (пассив) можно преобразовать в активную (актив): Розы на зимуобычно закрывает сама хозяйка.

2) Выражение залога постфиксом -ся частотно соотнесено с 3-имлицом ед. и мн. числа, т. е. в качестве объекта в таких случаях обычновыступает предмет.

3) Залог, как и другие грамматические категории глагола, реагиру-ет на лексико-синтаксическое окружение. Значение страдательного за-лога наиболее отчетливо проявляется, когда субъектное дополнение на-зывает действующее лицо: Чины людьми даются, а люди могут обма-нуться (Грибоедов).

Особенно подвержены контекстному влиянию аналитические фор-мы глаголов совершенного вида. В них различают два типа семантики:

собственно залоговое, пассивное значение (пассив) и статальное значе-ние (статив): Она была причесана и одета по последней моде. При ста-тальном значении в глаголе акцентируется не действие, а его результат.Позиция субъектного дополнения не должна замещаться. Статальныеформы свободно объединяются сочинительной и бессоюзной связьюс прилагательными: Она была красива, умна. одета и причесана по моде.

§ 104. Выражение залога в причастиях

В причастиях залог передается суффиксами (которые выражаюттакже и временные значения): ущ/ющ. ащ/ящ, вш/ш — у действительныхпричастий (пишущий, читающий, слышащий, видящий, писавший, несший);

ем/ом, им, енн/нн, т — у страдательных причастий (читаемый, ведомый,любимый, повешенный, прочитанный, расколотый).

Страдательные причастия образуются от переходных глаголов,причем с большими ограничениями. Регулярно отсутствует страдатель-ное причастие прошедшего времени у глаголов НСВ, особенно приста-вочных. См. *побежданный, *переписыванный, *выливанный и т. п. Нетстрадательных причастий и у многих глаголов СВ. Так, не имеют этихформ: глаголы с суф. -ану- (пугануть), экспрессивные глаголы с суф. -ну-(пулънуть) и другие глаголы на -ну-, если на суффикс падает ударение(лизнуть, мазнуть), многие глаголы второго спряжения на -етъ- и -атъ-(разглядеть, перебежать) и глаголы с двумя приставками (понасорить,нарассказывать) и др.

Страдательные причастия настоящего времени обычно образуютсяу имперфективированных глаголов НСВ (переливать, дописывать, про-щать), но употребляются они редко.

167

Нестандартным способом выражения страдательного залога в при-частиях НСВ является постфикс -ся (книги, продающиеся 1 продававшиесяв книжной лавке = книжная лавка, продающая 1 продававшая книги).

Страдательные причастия могут выступать как в полной, таки в краткой форме, которая образуется так же, как краткая форма при-лагательных, заменой адъективных окончаний субстантивными: осве-щенный -> освещен, освещена, освещено, освещены. Краткие формы при-частий не изменяются по падежам. Они используется для выражения за-лога в спрягаемом глаголе и деепричастии.

Как и в спрягаемом глаголе, в зависимости от контекста в причас-тии различают пассив и статив. В пассиве акцентируется причастноедействие. Статальное значение связывается с адъективным типом упот-ребления или с адъективацией. Ср. 1) пассив: ... Это грохнула где-товнизу дверь, с размаху кем-то брошенная (Бунин); 2) статив: Ветер зава-лит крышу палыми, покоробленными листьями (Паустовский).

Примечание. Залог является одной из наиболее сложных в теоретиче-ском отношении грамматических категорией. Существует много ин-терпретаций залога. Проблема залога не решена окончательно. Кон-цепция двух залогов является наиболее распространенной в совре-менном языкознании

В русистике долгое время была распространена теория трех зало-гов, в своих истоках связанная с именем академика Ф. Ф. Фортунато-ва. Она изложена во многих учебниках и учебных пособиях. В соот-ветствии с этой теорией залог является словообразовательной трех-членной категорией, которую имеют только переходные глаголыи возвратные глаголы, образованные от переходных. Первый за-лог — действительный. Он указывает на то, что действие исходит отсубъекта и направляется на объект. Его имеют переходные глаголы.Второй залог — возвратно-средний (или возвратный), он выражаетсявозвратным глаголом и означает, что действие, производимое субъ-ектом, в том или ином объеме касается самого субъекта и, наконец,третий залог страдательный, который оценивается как следствие осо-бого употребления возвратного глагола. Морфологический страда-тельный залог по этой концепции представлен только в причастиях,где он выражается суффиксами.

§ 105. Категория наклонения

Наклонение является словоизменительной номинативной и интер-претирующей категорией глагола. Смыслы, выражаемые этой катего-рией, относятся к разряду модусных и называются модальными.

Наклонение выражает устанавливаемое говорящим отношение дей-ствия к действительности по признаку его реальности / ирреальности.

168

Категория наклонения образуется тремя частными парадигмами,которые называются: изъявительное наклонение, сослагательное накло-нение и повелительное наклонение или императив.

В изъявительном наклонении действие изображается как реальныйфакт действительности (безотносительно к истинности / ложности). Не-редко изъявительное наклонение используется для простого отраженияв языке реальных фактов и событий: Десять лет и год твоя подруга Неслыхала, как поет гроза... (Ахматова).

Сослагательное наклонение изображает действие как потенциаль-но возможное, но тем не менее не осуществленное: Я б тебя поцеловала,да боюсь увидит месяц (Майков). Такую модальность называют ирре-альной.

Повелительное наклонение выражает побуждение к действию:

«.Раз, два, три! Догоняйка-ка». Пустились бесенок и зайка... (Пушкин).

Сослагательное и повелительное наклонения вслед за А. А. Потеб-ней называют косвенными, так как они обозначают действия в опреде-ленной интерпретации субъекта речи, в этом смысле субъективные.А изъявительное наклонение называют прямым в связи с его основноймодальностью — свойством называть действия реальные, в этом смыс-ле объективные.

Модальные значения, выражаемые категорией наклонения в целом,Н. Ю. Шведова назвала объективной грамматической модальностью.

Если оценивать наклонения не по признаку модального значения,а с точки зрения речевых условий употребления, нужно отделить пове-лительное наклонение от изъявительного и сослагательного, которыев равной мере используются для построения сообщений. Что же касает-ся повелительного наклонения, то оно является составной частью осо-бых так называемых апеллятивных речевых актов, предполагающихучастие как субъекта, так и адресата речи.

Наклонение тесно связано с категорией времени. Эта связь прояв-ляется в том, что изъявительное наклонение выражается формами вре-мени, и только в этом наклонении глагол изменяется по временам. Со-слагательное и повелительное наклонения морфологического временине имеют.

Категорию наклонения называют предикативной, так как она естьтолько у спрягаемых форм или, как принято говорить, у финитногоглагола. Инфинитив, причастия и деепричастия морфологического на-клонения не имеют.

169

§ 106. Специфика морфологического выражениякатегории наклонения

Морфологической основой категории наклонения являются формыимператива, поскольку только они образуются специальной морфемой.

В формах единственного числа окончание -и или нулевое присоеди-няется к основе настоящего времени: пиши, читай, сядь.

Нулевым окончанием форма ед. ч. последовательно образуетсяу глаголов сосновой настоящего времени на -/ (и): читают —> читай,рисуют -> рисуй, краснеют -> красней. Нулевую флексию имеют такжеформы тех глаголов с основой настоящего времени на согласную (кро-ме лексем а) с суффиксом -ну-, б) с ударной приставкой вы-), у которыхв 1 -м лице ед. ч. ударение падает на основу: режу —> режь, готовлю —>готовь, сяду -> сядь, лягу -> ляг. мажу —> мажь. При этом в некоторыхлексемах происходит чередование твердой и мягкой согласных: кинут

-> кинь. слезут -> слезь, будут -> будь.

Если в форме первого лица единственного числа ударение падаетна окончание, повелительное наклонение образуется аффиксом -и: пишу

-> пиши, зову —> зови, смотрю -> смотри, дышу -> дыши, несу -> неси, бе-гу -> беги, ловлю -> лови. Флексия -и также регулярно представленав формах повелительного наклонения у глаголов с суффиксом -ну- илиударяемой приставкой вы-: сохну -> сохни, толкну -> толкни, крикну ->крикни, мигну —> мигни, вынесу —> вынеси, выгребу —> выгреби.

В следующих случаях форма повелительного наклонения ед. ч. об-разуется нестандартно: 1) у глаголов на знава. дава, става, у которыхв основе настоящего времени суффикс -ва- отсутствует (узнаю, передаю,отстаю), повелительное наклонение образуется от основы инфинитива,к которой присоединяется -j (и). Окончание в форме нулевое. 2) Глаго-лы с корневым гласным -и- в инфинитиве (пить, лить, шить, бить,вить, допить, перебить и т. п.) имеют форму повелительного наклоне-ния на -ей-: пей, бей, шей и т. д. 3) Ешь, дай, поезжай (вместо нестандарт-ной формы езжай) — формы повелительного наклонения глаголовесть, дать, ехать.

Некоторые глаголы имеют вариантные формы: высунуть - высунии высунь, уведомить - уведомь и уведоми, прочистить - прочистьи прочисти и др.

При выражении множественного числа к формам единственногочисла прибавляется -те (форма множественного числа образуется аг-глютинативным способом): пишите, читайте, сядьте.

Морфологические формы образуются только для побужденияк действию второго лица. От некоторых глаголов, главным образом попричине их лексического значения, формы повелительного наклоненияне употребляются или употребляются в особых синтаксических услови-

170

ях, хотя и могут быть образованы: тошнить, весить, поиздержаться,поизноситься, знобить, втечь, выветриться и др.

В частную парадигму повелительного наклонения, кроме аффик-сальных форм 2 лица, включают: 1) формы с инклюзивным значением,т. е. со значением совместного действия (Наташа, пойдем в буфет), ко-торые признаются омонимичными с формами 1 лица мн. ч. Иногдак такой форме присоединяется агглютинативный аффикс -те: (Споем-те, друзья, ведь завтра в поход уйдем в предрассветный туман (Чуркин);

2) формы с частицей -ка: выпъю-ка я кофейку (считается, что таким спо-собом выражается побуждение к первому лицу); 3) аналитические соче-тания с частицами дай и давай (Дай посмотреть журнал. Давай с тобойдружить); 4) аналитические сочетания с частицей пусть 1 пускай (таквыражается побуждение к третьему лицу); 5) сочетание формы 3-го ли-ца с частицей да: Да здравствует солнце! Да будет свет! Да скроетсятьма! «Да сохранит тебя твой добрый гений» (Пушкин).

Перечисленные дополнительные средства выражения побуждениявряд ли можно отнести к морфологическому уровню. В целом они неотвечают требованию регулярности морфологической формы. Одни изних избирательно относятся к лексике (например, некорректны выска-зывания *Давай с тобой ехать в город, *Дай ответить кондуктору, го-ворят бежимте, идемте, но нельзя сказать *бегаемте, *ходимте), дру-гие (частицы ка, да, пускай) стилистически окрашены, третьи использу-ются не только для выражения побуждения (в предложениях с нелич-ным подлежащим частица пусть 1 пускай выражает допущение или раз-решение: Пусть собака еще погуляет).

Инклюзивное (совместного действия) значение формы 1 -го л. мн. ч.явно связано с двумя синтаксическими условиями: 1) наличием позицииобращения, которая может оставаться незамещенной, 2) отсутствиемграмматического подлежащего. Это позволяет видеть в соответствую-щем употреблении транспозицию, тем более что со значением совмест-ного действия употребляются и некоторые формы прошедшего времени:

Девочки, поехали в Донской монастырь!

Надо различать выражение побуждения морфологической формойи другими, лексико-синтаксическими, средствами. Морфологическаяформа императива, как уже было сказано, образуется только для второ-го лица.

Сослагательное наклонение выражается аналитически, сочетаниеммодальной частицы бы с формами прошедшего времени. Оснований длявыделения особой аналитической формы наклонения три: 1) регуляр-ность: нет ни одного глагола, у которого не было бы аналитическойформы сослагательного наклонения; 2) утрата формами на -л- при со-единении с частицей бы временной семантики; 3) значение ирреальноймодальности, которое формируется именно в данных аналитических со-

171

четаниях. Структуры с кратким прилагательным вроде Рад бы в рай, дагрехи не пускают немногочисленны.

Частица бы употребляется также при инфинитиве. В таких случаяхвыражается оптативная модальность, или желательность (посидеть бы,поговорить бы). Но морфологической формы при этом не образуется.

Значение желательности не совпадает полностью с ирреальной мо-дальностью, в нем нет указания на неосуществимость действия. Значе-ние желания выражается и лексически (хочу посидеть, поговорить).Строго говоря, ирреальность передается только сослагательным накло-нением.

Значение желательности можно приписать самой частице, так какинфинитив вне употребления по модальной семантике не охарактеризо-ван.

Изъявительное наклонение не имеет специальных средств выраже-ния и выделяется на основе противопоставления (не повелительное на-клонение, не сослагательное наклонение— значит, изъявительное).Изъявительное наклонение является слабым членом грамматическойкатегории.

§ 107. Частные (контекстные) значения наклонений

Повелительное наклонение.

Повелительное наклонение называет действие, обращенное к адре-сату. Значение повелительного наклонения модифицируется в зависи-мости от ряда факторов: от того, в каких иерархических отношенияхмежду собой находятся говорящий и адресат, от того, кто (говорящийили адресат) заинтересован в осуществлении действия и кто предпола-гается в роли исполнителя действия.

В соответствующих речевых условиях формы повелительного на-клонения могут выражать просьбу, приказ, команду, совет, рекоменда-цию (в инструкциях), пожелание, призыв, запрет, угрозу и др.: <Когдаже стемнело, и заперли ворота, Феня спросила барыню: — Что ж. бары-ня, разве они ночевать останутся?> —Да, постели ему на диване, — от-ветила Грушенъка (Достоевский); <Евгения> Как ты страдаешь, бедная!Наташа! Наташа, голубушка, не плачь! (А. Островский); Смотрите жвы у меня, не очень умничайте — вы, я знаю. народ избалованный, да я вы-бью дурь из ваших голов, небось, скорее вчерашнего хмеля (Пушкин);

<Моя искренность поразила Пугачева. «Так и быть. — сказал он, ударяяменя по плечу. — Казнить так казнить, миловать так миловать. > Сту-пай себе на все четыре стороны и делай что хочешь» (Пушкин), Уступимне, скворец, уголок, Посели меня в старом скворечнике (Заболоцкий).

Значение форм императива связано и с видами. Так, при обозначе-нии действия, которое надо исполнить немедленно, формы НСВ неред-

172

ко выражают категорическое побуждение: «Полно врать, — прервал ястрого, — подавай сюда деньги, или я тебя взашей прогоню» (Пушкин),а формы СВ лишены этого экспрессивного оттенка. Формы СВ при от-рицании могут означать предостережение: не упади, не поскользнись, неперегрейся (на солнце), не пересоли, не простудись, не обрежь (палец), непромочи (ноги) и т. п.

Когда позиция обращения замещается именем, называющим пред-мет, который не может быть исполнителем действия, повелительное на-клонение изменяет свою модальность и чаще всего выражает желатель-ность: ...О узенькая будка автомата, встань предо мной средь этихстрогих строк (Смеляков).

Формы повелительного наклонения нередко оказываются в транс-позиции, т. е. употребляются без отнесенное™ к адресату (синтаксиче-скому обращению). В таких случаях они могут выражать:

1) модальность изъявительного наклонения: А отец-то мой и полю-бись ей (Тургенев); модальность изъявительного наклонения с оттенкомнеодобрения; А народ-то над ним насмеялся: Поделом тебе, старый неве-жа! Впредь тебе, невежа, наука: Не садися не в свои сани (Пушкин);

2) модальность сослагательного наклонения: Щепотки волосков лиса непожалей, остался б хвост при ней (Крылов); 3) оптативную модаль-ность, т. е. желательность: Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев,и барская любовь (Грибоедов); 4) значение долженствования: Вы не пла-тите, а я за вас отвечай (Чехов); 5) в сложном предложении повелитель-ное наклонение участвует в оформлении уступительных отношений:

Куда ни кинь — все клин (погов.).

В транспозиции формы повелительного наклонения регулярно несогласуются с подлежащим.

Сослагательное наклонение.

Сослагательное наклонение, кроме основного значения действияпотенциально возможного, но неосуществленного, употребляется длявыражения желательной модальности: Я хотел бы жить и умеретьв Париже... (Маяковский), которая в разговорном языке нередко реа-лизуется в виде просьбы: Сходил бы ты к отцу. Сослагательное накло-нение может выражать предположение и сомнение (обычно в сочетаниис частицами): Едва ли он смог бы выехать раньше.

В структуре сложного предложения сослагательное наклонениеучаствует в оформлении условных и уступительных отношений: Былабы курочка, сварит и дурочка (поел.); Кто б ни был ты, печальный мой со-сед, люблю тебя (Лермонтов).

Изъявительное наклонение.

Изъявительное наклонение, как слабый член грамматической кате-гории, особенно подвержено влиянию контекста. При наличии в пред-

173

ложении модальных частиц модальное значение предложения можетопределяться не формой времени, а частицей. Например, в предложенииВряд ли это грохочет гром выражается сомнение в реальности события,обозначенного глаголом. Представление о реальности может ослож-няться субъективными смыслами при введении в предложение таких мо-дальных слов, как может быть, кажется, по-моему и др.

Значение реальной модальности у форм времени обладает свойст-вом модифицироваться в зависимости от лексической дистрибуции гла-гола.

Формы прошедшего времени в сочетании с союзом чтобы имеютзначение сослагательного наклонения, а в сочетании с частицей чтобвыражают долженствование. Формы прошедшего времени от некото-рых глаголов движения употребляются в императивном контексте:

И «пошел!»— привстав с нагайкой. Ямщику жандарм кричит... (Н. Не-красов). В таком же контексте, т. е. в позиции при обращении, выступа-ют формы первого лица мн. ч. со значением совместного действия: <Нои друг наш, Чичиков, чувствовал в это время не вовсе прозаические грезы. >А посмотрим, что он чувствовал (Гоголь).

§ 108. Категория времени

Морфологическое время есть только у спрягаемых форм в изъяви-тельном наклонении и в причастиях. Морфологического времени нетв формах повелительного и сослагательного наклонений, в инфинитивеи деепричастиях. Время, как и наклонение, относится к разряду преди-кативных глагольных грамматических значений.

Морфологическое время — это словоизменительная номинативнаяграмматическая категория. Время может различать содержание предло-жения, ср.: Кошка тебя оцарапает и Кошка тебя оцарапала. Те компо-ненты смысла, которые привносятся в общее значение предложенияформами времени, называются актуализационными, так как они связа-ны не с отношениями между участниками ситуаций, а с ориентациейдействия (или ситуации, обозначенной глаголом) во времени.

Формы времени выражают отношение действия к моменту речиили к моменту его протекания.

Категория времени образуется противопоставлением трех членовили трех радов форм, называемых формами прошедшего времени, фор-мами настоящего времени и формами будущего времени.

Формы настоящего времени указывают на совпадение действияс моментом речи (моментом протекания). Формы прошедшего времениназывают действие, протекающее до момента речи (момента протека-ния), а формы будущего времени — действие, следующее за моментомречи (моментом протекания).

174

§ 109. Образование форм времени

При помощи особой морфемы образуются только формы прошед-шего времени глаголов НСВ и СВ. Суффикс -л- со значением прошедше-го времени присоединяется к основе инфинитива (простил 1 прощал, пи-сал 1 написал). Формы прошедшего времени изменяются по родам и чис-лам и имеют соответствующие окончания {писал, писала, писало, писали).У некоторых непродуктивных глаголов форма прошедшего временимужского рода образуется нулевым суффиксом (у таких глаголов осно-ва инфинитива и основа прошедшего времени не совпадают): умер, сох,мерз, мок, пек, берег.

Формы будущего времени глаголов НСВ образуются аналитиче-ски, сочетанием форм будущего времени глагола быть с инфинитивом:

буду писать, буду говорить. Эти формы изменяются по лицам и числам.

Формы настоящего времени есть только у глаголов НСВ: пишу, го-ворю, читаю. Формы настоящего времени глаголов НСВ и будущеговремени глаголов СВ образуются одинаково, личными окончаниями,присоединенными к основе настоящего времени. Они разграниченытолько видом. Можно сказать, что настоящее время НСВ и будущееглаголов СВ (будущее простое) не выражаются специальными морфе-мами. Это объясняет наличие таких контекстов, в которых они четко непротивопоставляются друг другу. Например, в предложениях Решетомводу не носят (поел.) и Решетом воды не наносишь (поел.) формы НСВи СВ скорее различаются не временным, а модальным значением (в СВвыражен смысл 'нельзя наносить').

Категория времени тесно связана с видом. Это проявляется преждевсего в том, что настоящее конкретного момента речи есть толькоу глаголов НСВ, только глаголы НСВ могут отвечать на вопрос: Чтоты сейчас делаешь? - Что сейчас происходит? или Что происходитеданный момент?. Кроме этого, от вида зависят временные значенияв формах прошедшего и будущего времени.

Формы прошедшего времени глаголов НСВ обычно называют дей-ствие, которое целиком представляется в прошлом, а формы СВ могутобозначать действие, начатое в прошлом и не оторванное от моментаречи: мне нравилась эта девушка - мне понравилась эта девушка, стариквидел медведя - старик увидел медведя, трава зеленела - трава позеленела.

Формы будущего времени глаголов НСВ и СВ, различаясь видом,могут иметь одинаковое временное значение, одинаково выражать кон-кретное будущее время: Они придут еще в шинелях и ремнях И долго бу-дут их снимать в передней... (Симонов). Но простая форма, подобнопрошедшему времени СВ, нередко обозначает будущее, не отделенноеот временного плана настоящего (Допишу письмо и пойдем в парк),а аналитическая форма регулярно называет действие, не связанное с на-

175

стоящим временем: Как я выжил, будем знать только мы с тобой (Си- шмонов.)

Примечание. По мнению А В Бондарко, отметившего хотя и редкое, нотем не менее возможное употребление аналитической формы дляобозначения действия, не отделенного от момента речи (Плакала<...> над тем еще. что сейчас сидит одна у моря, темного и вечного,которое все так же будет шуметь и после ее смерти. — Чехов), вре-менное различие между формами будущего времени НСВ и СВ состо-ит в том, что форма НСВ не выражает неактуального временногозначения 86 (о неактуальном временном значении см. (§) 110.

Противопоставление форм времени не является чисто временным.Принято считать, что в русском языке есть система видо-времен-ных форм, состоящая из двух форм прошедшего времени, двух форм бу-дущего времени и одной формы настоящего времени. Простую формубудущего времени во многих работах называют формой настоящего-будущего времени глаголов совершенного вида.

§ 110. Типы употребления форм времени |

Образование форм времени не связано с лексикой и употреблением Iглагола. Каждый глагол в русском языке изменяется по временам. Чтоже касается временной семантики, то она, напротив, зависит и от ле-ксического значения слова, и от контекста.

Различают три типа употребления форм времени: абсолютное, от-носительное и переносное, или транспозицию.

При абсолютном употреблении формы времени ориентируютдействие на момент речи (тот временной план, в котором находится го-ворящий, на конкретную речевую ситуацию). При этом глагол оказы-вается главным средством временной характеристики высказывания.Это основной тип употребления временных форм. На его основе грам-матическое время интерпретируется как номинативная категория, слу-жащая для выражения отношения действия к моменту высказывания,как категория, посредством которой высказывание детерминируется вовремени.

В абсолютном употреблении все временные формы оказываютсямногозначными. Соответствующие временные значения называют син-таксическими, так как они формируются в контексте.

Основными синтаксическими значениями формы настоящего вре-мени являются так называемые настоящее актуальное и настоящее не-актуальное.

86

Вид и время русского глагола. С. 58.

176

Настоящее актуальное относит действие к конкретной речевой си-туации, к нему можно поставить вопрос Что ты (он, она) сейчас (в дан-ный момент) делаешь (делает) ? или Что сейчас (в данный момент) про-исходит?— Солнце на горизонте уже целуется с землей, побагровелои скоро спрячется (Чехов), ... Теплый ветер гуляет по траве, гнет деревьяи поднимает пыль. Сейчас брызнет майский дождь и начнется настоящаягроза (Чехов).

Настоящее неактуальное на указанные вопросы не отвечает. Обыч-но оно не относит действие к единичной речевой ситуации. Признакомнастоящего неактуального является нелокализованность действия вовремени. Временное значение формы при этом проявляется в том, чтоона указывает на наличие или, как пишет А. В. Бондарко, на«современность» действия. Другими словами, форма не относит дейст-вие ни к прошлому, ни к будущему.

Настоящее неактуальное имеет 1) значение постоянного отноше-ния: Земля вращается вокруг солнца. Деревню окружают болота; 2) зна-чение настоящего абстрактного, когда называется действие или обыч-ное: Жизнь — без начала и конца. Нас всех подстерегает случай (Блок),Счастливые часов не наблюдают (Грибоедов), — или повторяющееся; Поутрам он варит себе крепкий кофе.

К настоящему неактуальному относят также:

1) настоящее комментирующее (настоящее в ремарках, в пояснени-ях к разнообразным театральным представлениям и т. п.). Употребле-ние форм времени в таких случаях «основано на отношении одновре-менности действия с каким-то моментом, помимо момента речи»(А. В. Бондарко)87;

2) выделенное Н. С. Поспеловым настоящее изобразительное (егоназывают также настоящим описательным): Под голубыми небесами Ве-ликолепными коврами. Блестя на солнце, снег лежит; Прозрачный лесодин чернеет, И ель сквозь иней зеленеет, И речка подо льдом блестит(Пушкин); Звезды меркнут и гаснут, В огне облака. Белый пар по лугамрасстилается. По зеркальной воде, по кудрям лозняка От зари алый светразливается (Никитин). «Настоящее изобразительное фиксирует деист-вие как пребывающее а настоящем» 8S.

Главным для форм настоящего времени нужно признать значениенастоящего актуального. Именно оно специфически отличает формынастоящего времени НСВ от форм будущего времени СВ. Но, так каконо не является общим, его нельзя считать инвариантным.

87 Вид и врем».., С, 73.

Я. С, Пвспелов. Прямое и относительное употребление форм настоящего и будущего аре'мени глагола а современном русском языке // Исследования по грамматике русского ли-тературного языка. М-, 1955, С. 220.

12 Зак 4163177

При определении грамматической семантики презентных форм вомногих работах принимается точка зрения А. В. Бондарко. По мнениюА. В. Бондарко, формы настоящего времени всегда сохраняют значение«современности», одновременности действия с какой-нибудь (в том чис-ле и с моментом речи) точкой отсчета на временной оси 89. Но нередковслед за Р. Якобсоном признается, что у презентных форм инвариант-ного значения нет и что они представляют собой слабый (немаркиро-ванный) компонент в системе временных форм русского глагола.

Формы будущего времени также имеют актуальное и неактуальноезначение. Будущее актуальное выражает следование за конкретным мо-ментом речи, имеет значение реального будущего (см. примеры на на-стоящее актуальное). При неактуальном употреблении (это относитсяк будущему простому) форма СВ выражает значения настоящего неак-туального: Детство веселое, детские грезы... Только вас вспомнишь—улыбка и слезы... (Никитин); И черной музыки безумное лицо На миг поя-вится и скроется во мраке, <Но я разобрала таинственные знаки И чер-ное мое опять ношу кольцо> (Ахматова).

При выражении неактуального значения формы настоящего време-ни глаголов НСВ и формы будущего времени глаголов СВ временнойсемантикой друг другу не противопоставляются.

Синтаксические значения форм прошедшего времени описываютсяв терминах перфектное, аористическое и имперфектное значение.

Перфектное значение обычно имеют формы прошедшего времениглаголов СВ: действие совершается до момента речи, а результат егоактуален в настоящем: Она похудела и помолодела. При аористическомзначении действие называется как факт прошлого: Я жил тогда в Одес-се пыльной... (Пушкин). Имперфектное значение соотносительно скон-кретно-процессной семантикой НСВ: Шумела папиросная бумага юбочеки плащей, качались на проволочных стеблях искусственные розы, струи-лись шелковые ленты бубна (В. Катаев).

Относительное употребление.

При относительном употреблении временной формы действие ори-ентируется не на момент речи, а на время, выраженное другим глаго-лом. Относительное время не является номинативным. Оно не предна-значено для отражения реально настоящего, прошедшего и будущего.

При относительном употреблении формы настоящего времени вы-ражают одновременность, формы будущего времени следование, формыпрошедшего времени (обычно СВ) — предшествование: Вдруг закричалив толпе, что государь на площади ожидает пленных и принимает присягу(Пушкин); Жене моей он писал, что поедет на юг, в Полтаву, кажется(Горький); Я предчувствовал, что застану Марью Ивановну одну (Пуш-

89 Вид и время... С. 76, 77.

178

кин); Кутузов писал, что русские не отступили ни на шаг, что французыпотеряли гораздо более нашего <...> (Л. Н. Толстой).

Относительное время у спрягаемых форм глагола может бытьв придаточных изъяснительных предложениях (см. приведенные приме-ры). Относительное время обнаруживается в русском языке прежде все-го в причастиях и деепричастиях: Я обернулся к площади и увидел Макси-ма Максимыча, бегущего что было мочи <...> (Лермонтов); Думая так, явыпустил кошку во двор (Булгаков).

Переносное употребление (транспозиция) форм времени.

При транспозиции значение реального времени передается средст-вами лексики и синтаксиса, при этом оно не совпадает с грамматиче-ской семантикой временных форм.

У формы настоящего времени транспозиционным является упот-ребление в контексте будущего (Дети завтра едут на дачу) и прошедше-го (настоящее историческое: В 1941 году начинается Великая Отечест-венная война).

Настоящее историческое называется еще повествовательным и нар-ративным. Оно используется субъектом речи для описания событийв прошлом, т. е. при настоящем историческом говорящий находитсяв одной временной плоскости, а события, о которых идет речь, в дру-гой. При этом они изображаются таким образом, как будто говорящийих наблюдает.

Исследователи (А. В. Бондарко, Е. В. Падучева, Н. С. Поспелови др.) обращают внимание на то, что настоящее повествовательноепредполагает последовательность действий. «Настоящее нарратив-ное, — пишет Е. В. Падучева, — может быть употреблено вместо СВпрош. только при условии, что описание ситуации составляет фон длядальнейшего развития событий. <...> Существенно, что нарративноеупотребление возможно только в ситуации, когда есть по крайней мередва глагола» 90.

Формы будущего времени также переносятся в контекст прошедше-го и чаще всего называют действие, повторяющееся или неожиданное:

Бывало, 'пушка заревая Лишь только грянет с корабля, С крутого берегасбегая. Уж к морю отправляюсь я (Пушкин).

Транспозиция форм прошедшего времени связана с временнымпланом будущего. Формы прошедшего времени в переносном употреб-лении встречаются редко: Шлите помощь, иначе мы погибли. Подробноеописание временных значений в разных типах употребления сделаноА. В. Бондарко 91.

90

91

Е. В. Падучева. Семантические исследования. С. 289-290.См. А.В. Бондарко. Вид и время русского глагола.

12*

179

§ 111. Категория времени в полных причастиях и в деепричастиях

Полное причастие называет глагольное действие в субстантивнойсинтагме. Причастие может быть преобразовано в спрягаемый глагол:

ромашки, растущие на поляне -> ромашки растут на поляне. Но в отли-чие от спрягаемого глагола полные причастия не могут формироватьпредложений, они всегда являются только составной частью предложе-ния. Поэтому по природе вещей причастное время должно было быбыть относительным, т. е. выражать временную ориентацию причаст-ного действия на временной план сказуемого: причастия настоящеговремени должны выражать одновременность, а причастия прошедшеговремени — предшествование. Так это часто и бывает, например, в пред-ложении По лесу гулко разносился треск, производимый колесами нашегогрузного экипажа (Салтыков-Щедрин) причастие называет действие,одновременное с действием сказуемого. См. также: Лошади, преследуе-мые целой тучей оводов, шли шагом, тащя коляску в упор (Салтыков-Щедрин); Снег, кое-где белеющий на темно-бурой пашне, слегка золотит-ся от солнца (Чехов). В предложениях Василиса Егоровна, присмиревшаяпод пулями, взглянула на степь... (Пушкин), На скамейках, расставлен-ных кольцом вокруг фонтана, сидели... десятка четыре пенсионеров, ста-риков и старух (Трифонов) причастное время выражает предшествова-ние одних действий другим.

Однако временные отношения между причастием и сказуемым невсегда организуются по данному образцу, иногда причастию можноприписать и номинативную временную семантику. Так, действительныепричастия прошедшего времени глаголов НСВ при ориентации на фи-нитные формы прошедшего времени глаголов НСВ обычно выражаютодновременность и как следствие этого указывают на предшествованиепо отношению к моменту речи; Юбки на Генриетте не было, вместо неевокруг пояса висела длинная и частая золотая бахрома, сверкавшая прикаждом ее движении (Куприн). Причастие настоящего времени нередкоимеет значение неактуального времени: Батюшка у окна читал При-дворный календарь, ежегодно им получаемый (Пушкин).

Таким образом, в структуре высказывания причастия могут иметьи относительную, и абсолютную временную ориентацию.

Деепричастия не имеют морфологического времени, но синтаксиче-ская оформленность деепричастий состоит в том, что они должны на-зывать действия, субъект которых выражается подлежащим (ненорма-тивны конструкции вроде Проезжая мимо станции, у него слетела шля-па). В результате деепричастное действие всегда соотносительно со ска-зуемым.

Временная семантика деепричастий предопределена видом. Она ре-лятивна. Деепричастия НСВ выражают одновременность, деепричастия

180

СВ — неодновременность: «Что, если, — думал он на другой день, бродяпо Петербургу, — что, если старая графиня откроет мне свою тайну»(Пушкин); Подъехав к подошве Койшаурской Горы, мы остановились воз-ле духана (Лермонтов).

Лексика и синтаксические позиции, замещаемые деепричастиями,могут вносить коррективы в временное значение деепричастий, но в це-лом относительное употребление для них является основным.

§ 112. Категория лица

Лицо является словоизменительной номинативной грамматическойкатегорией глагола. Как наклонение и время, она относится к предика-тивным категориям, так как характеризует только финитный глагол.

По признаку грамматического лица все глагольные формы делятсяна собственноличные (или личные), несобственноличные, безличныеи по лицу не охарактеризованные. К последним относятся инфинитив,причастия и деепричастия.

Морфологически лицо выражается окончаниями. В русском языкеесть 8 личных форм: четыре формы ед. ч.: пишу, пишешь, пишет, пиши —и четыре формы мн. ч.: пишем, пишете, пишут, пишите. Из них б формв изъявительном наклонении и 2 формы в повелительном наклонении.

Совокупность личных окончаний у каждого глагола в изъявитель-ном наклонении зависит от отнесенности глагола к типу спряжения.Описание спряжений см. (§ 119). Образование личных форм повелитель-ного наклонения дано в (§ 106).

Категория лица образуется противопоставлением трех рядов форм,называемых формами первого лица (пишу, несу, дрожу, люблю, пишем,несём, дрожим, любим), формами второго лица (пишешь, несёшь, дро-жишь, любишь, пишете, несёте, дрожите, любите, пиши, неси. дрожи.люби. пишите, несите, дрожите, любите), формами третьего лица{пишет, несёт, дрожит, любит, пишут, несут, дрожат, любят).

Все формы лица не только выражают номинативное значение, нои указывают на согласование с подлежащим (это их свойство называютсинтаксическим (синтагматическим) компонентом грамматическогозначения). В результате в предложении грамматическое лицо регулярновыражается дважды, окончанием глагола и подлежащим: я пишу, тыпишешь, он (ученик) пишет и т. д.

Личные формы изъявительного наклонения отличаются от формповелительного наклонения тем, как в них представлен синтагматиче-ский компонент. Сочетания типа *я пишешь или *он пишу невозможныни в каких условиях употребления. Тогда как формы повелительногонаклонения в транспозиции не предполагают обязательного согласова-ния с подлежащим и, больше того, регулярно к подлежащему примыка-

181

ют: нормативны сочетания и будь не я. и будь не мы, и будь не вы, и будьне он, и будь не они: И будь не я, коптел бы ты в Твери (Грибоедов). В та-ких случаях глагол не выражает побуждения, а значение лица определя-ется по подлежащему.

Несобственноличные — это формы прошедшего времени и сослага-тельного наклонения, лицо которых всегда выражается аналитически,т. е. сочетанием глагола с подлежащим (с именительным падежом ме-стоимения или существительного): я писал 1 писала 1 писало, ты писал 1писала 1 писало, он 1 она 1 оно писал 1 писала 1 писало, мы. вы, они писали.

Категория лица выражает отношение между действием, его субъек-том и участниками речевой ситуации, поэтому значение форм лица ока-зывается и актуализационным.

Первое лицо указывает на то, что субъектом действия является го-ворящий. Второе лицо означает, что субъектом действия выступает ад-ресат, собеседник говорящего. Третье лицо означает, что ни говоря-щий, ни его собеседник субъектом действия не являются. Действие про-изводится предметом сообщения.

Третье лицо обнаруживает свойства немаркированного члена: ино-гда оно используется в ситуациях, где субъектом действия выступает го-ворящий: «Замолчи!» — тебе говорят (вместо говорю).

Примечание. Номинативное значение категории лица соотносительно созначением семантического субъекта, но не тождественно ему. Семан-тический субъект — это носитель и источник глагольного действия.Он выражается разными средствами: в инфинитиве — чаще всего да-тельным падежом: Молитесь на ночь, чтобы вам Вдруг не проснутьсязнаменитым (Ахматова); Кого позвать мне? С кем мне поделиться Тойгрустной радостью, что я остался жив? (Есенин), в действительномпричастии— существительным, с которым причастие согласовано(торопящийся пешеход, опавшие листья), в страдательном причастиии глаголе страдательного залога — субъектным дополнением(наказанный матерью ребенок. Нами изучается грамматика), в дее-причастии — регулярно подлежащим предложения: Скитаясь в тойже стороне, Онегин вспомнил обо мне (Пушкин). И только в формахпервого и второго лица личное окончание одновременно определяети семантический субъект.

Выражение семантического субъекта личными местоимениямив неличных формах глагола (За все отвечать тебе. Мне не работает-ся) не наделяет эти формы морфологическим лицом.

§ 113. Контекстные (синтаксические) значения форм лица

В высказывании значения форм лица могут изменяться.Меньше всего зависит от контекста форма первого лица единствен-ного числа. Она устойчива в своем категориальном значении, и в техсравнительно редких случаях, когда она выражает обобщенный смысл

182

(Мыслю, следовательно, существую), отношение к субъекту речи в нейсохраняется.

Форма первого лица множественного числа употребляется обоб-щенно-лично: Что имеем, не храним, потерявши, плачем (поел.). В неко-торых речевых ситуациях форма 1-го л. мн. ч. употребляется на местеформы второго лица: Как чувствуем себя, больной? Как живем, подруга?Сейчас выпьем молочко, съедим кашку (в обращении к ребенку).

Форма первого лица множественного числа в императивном кон-тексте имеет инклюзивное значение (см. § 106).

Форма второго лица множественного числа употребляется при об-ращении к одному адресату (согласуясь с местоимением вы, так назы-ваемой формой вежливости): Вы смеетесь, графиня (Пушкин); «Скажи-те, Карамазов, вы ужасно меня презираете?» — отрезал вдруг Коляи весь вытянулся перед Алешей, как бы став в позицию (Достоевский). Этоэтикетная функция формы второго лица. Она мотивирована узусом.

Форма второго лица, особенно единственного числа, если она необращена к конкретному адресату (в неадресатном употреблении) име-ет значение, называемое обобщенно-личным: Если хочешь быть счаст-ливым, будь им (К. Прутков); День ясный, прозрачный, слегка морозный,один из тех осенних дней, в которые охотно миришься и с холодом, ис сыростью, и с тяжелыми калошами (Чехов); <Чуть приметна тропин-ка росистая. > Куст заденешь плечом — на лицо тебе вдруг С листьевбрызнет роса серебристая (Никитин). При обобщенно-личном значенииформы второго лица называют действие, соотнесенное с любым лицом,в том числе и первьм. Кроме этого, они не охарактеризованы по число-вой семантике, по мнению М. В. Панова, находятся вне числа 92.

При обобщенно-личном употреблении форма второго лица единст-венного числа может также называть повторяющееся действие первоголица: Как подумаешь порою, что Дуня, может быть, тут же пропада-ет, так поневоле согрешишь да пожелаешь ей могилы... (Пушкин); Чита-ешь четверть часа, полчаса и вот замечаешь, что студенты начинаютпоглядывать на потолок, на Петра Игнатьевича (Чехов).

Форма третьего лица множественного числа (а также несобствен-ноличная форма мн. ч.) в условиях, не позволяющих ей реализоватьсинтаксический компонент значения (позиция подлежащего закрыта),оказывается неопределенно-личной: А в трактир, говорят, привезли те-перь свежей сёмги (Гоголь); Проезжая по Волге, обязательно едят стер-ляжъю уху (Горький); Наконец к барышне привезли лекаря (Бунин).

При неопределенно-личном значении, в отличие от обобщенно-личного, исключается отнесенность действия к говорящему, субъекту

92

М. В. Панов. Русский язык // Языки народов СССР. Т. 1. Индоевропейские языки. М.,1966. С. 82.

183

речи. Формы с неопределенно-личным значением имеют немаркирован-ное число.

И обобщенно-личное, и неопределенно-личное значение могутиметь глаголы, называющие такие действия, которые производятся че-ловеком.

§ 114. Безличные глаголы

В русском языке есть безличные глаголы, другими словами, глаго-лы, не изменяющиеся по лицам. «Категория безличности соотноситель-на с категорией лица» 93, т. е. безличной глагольной формой можетбыть только такая морфологическая форма, которой свойственнои личное употребление.

Для того, чтобы какой-нибудь глагол в русском языке был воспри-нят как безличный, необходимо соблюдение трех условий: 1) глаголдолжен быть в форме 3 л. ед. ч. или прошедшего времени среднего рода,2) названные формы не должны входить в парадигму лица, 3) позицияподлежащего при глаголе не должна замещаться (она или отсутствует,или «закрыта»).

Примечания. 1, Отмеченное в литературе безличное употребление фор-мы повелительного наклонения (Светай раньше, мы успели бы) непро-дуктивно и, судя по всему, возможно лишь у некоторых безличныхглаголов,

2, В русском языке есть особый тип односоставных бесподлежащ-ных инфинитивных предложений: Здесь нам не проехать. Это не дела-ет, однако, инфинитив безличной формой; в морфемной структуреинфинитива нет аффикса, связанного с категорией лица.

Что касается семантического субъекта, то абсолютное большинст-во безличных глаголов имеют субъектную валентность. Семантическийсубъект безличных глаголов чаще всего выражается дательным паде-жом (ему взгрустнулось), но и другие падежи могут быть связаны с обо-значением носителя признака, названного безличным глаголом: в головешумит, в ухе стреляет, плечо ломит. Безличность не следует отождеств-лять с бессубъектностью. Безличность — это грамматическое (морфоло-го-синтаксическое) свойство глагола.

В русском языке в глаголе нет безличных окончаний, поэтому без-личные и личные формы 3 л. ед. ч. или формы прошедшего временисреднего рода образуют морфологические омонимы. В некоторых гла-голах безличность дополнительно обозначается постфиксом -ел: Какнам любилось! Как улыбалось! (Яшин); Не спится, няня: здесь так душно(Пушкин).

93 В. В. Виноградое. Русский язык. 1972. С. 370.184

Одни безличные глаголы употребляются только как безличные илипреимущественно как безличные (тошнит, вечереет, холодает, спится,работается, сидится, дремлется), другие могут иметь и личное употреб-ление: За лесом загрохотало; Я не сам сюда пришел, меня сюда привело(Тургенев); В носу чешется; В дверь дует; Пахнет сиренью. В таких слу-чаях безличность определяется как явление вторичное по отношениюк личному употреблению глагола.

§ 115. Категории рода и числа в глаголе

Род как словоизменительная категория представлен в причастиях,где он ничем не отличается от рода прилагательных, в формах прошед-шего времени и сослагательного наклонения.

Род в спрягаемых формах глагола тоже выражает согласование,а именно согласование сказуемого с подлежащим (при словах общегорода и личных местоимениях я, ты наблюдается так называемое согла-сование по смыслу). Но полного функционального совпадения междуродом глагола и родом прилагательного нет. Разница, по наблюдениюВ. В. Виноградова, состоит в том, что родовые различия в глаголе«спаяны с категорией лица» 94. Форма среднего рода может, как мы ви-дели, употребляться безлично, и в этом своем качестве она противопос-тавляется формам мужского и женского родов, которые безличными ни-когда не бывают. Мужской и женский род всегда являются знаком лич-ного содержания глагола. Именно это и является основанием для выде-ления несобственноличных форм.

По числам изменяются причастия и все спрягаемые формы, кромебезличных.

В причастиях число, как и в прилагательных, выражает согласова-ние.

В спрягаемом глаголе употребление форм числа не всегда объясня-ется согласованием. В русском языке есть бесподлежащные односостав-ные глагольные предложения, в которых согласование просто не можетбыть реализовано. Выбор формы числа при этом осуществляется на ос-нове номинативного значения (один / не один) только в так называе-мых определенно-личных предложениях: Люблю видеть тебя поэтом(Горький) — и предложениях обобщенно-личных, обозначающих дейст-вие первого лица. В остальных случаях выбор формы числа скорееподчиняется синтаксическим правилам: в неопределенно-личных пред-ложениях глагол ставится во мн. ч. независимо от количества действую-щих лиц (а их может быть одно или несколько). В собственно обобщен-но-личных предложениях глагол регулярно употребляется в форме

94

Там же. С. 377.

185

ед. ч., не имея при этом числового значения. В безличных предложенияхродо-числовая флексия всегда асемантична, она является знаком без-личности.

§ 116. Категории падежа и полноты / краткости у причастий

Причастия изменяются по падежам по адъективным парадигмам,и их падеж также выражает согласование.

Причастие, как прилагательное, имеет краткую форму. Продуктив-ными являются только краткие формы страдательных причастий про-шедшего времени глаголов СВ: написан, написана, написано, написаны.Эти формы втянуты в выражение страдательного залога у глаголов СВ.Кроме этого, они употребляются, как и краткие формы прилагатель-ных, в качестве обособленного определения к подлежащему: Канарейкуиз-за моря Привезли, и вот она Золотая стала с горя. тесной клеткой пле-нена (Бунин); И, убаюкан шагом конным, С отрадной грустью внемлю я.Как ветер звоном однотонным Гудит-поет в стволы ружья (Бунин).

У глаголов НСВ страдательные причастия прошедшего временив целом нерегулярны, но если такое причастие образуется, от него мо-гут быть получены краткие формы: обещать —> обещанный —> обещан,обещана, обещано, обещаны, которые также используются для выраже-ния залога в спрягаемом глаголе.

Краткие формы страдательных причастий настоящего времени не-регулярны, стилистически маркированы, встречаются в основномв книжной речи: Мы знаем: не единый клад Тобой вДиканьке укрываем(Пушкин); А я вот был ненавидим, ненавидим хорошенькой девушкой (Че-хов, пример из «Грамматики-80»); Как верный ученик, я был ласкаем все-ми (Брюсов, пример из «Грамматики-80»).

От действительных причастий настоящего и прошедшего временикраткие формы в современном языке не употребляются.

Краткие причастия не изменяются по падежам. Они образуются отполных форм при помощи субстантивных окончаний.

В прошедшем времени краткие причастия от полных форм на -енн-и -нн- имеют суффикс -ен- или -н-: обиженный -> обижен, прочитанный-> прочитан. В кратких формах от причастий с суффиксом -т- основане сокращается: расколотый —> расколот. Точно так же не изменяетсяоснова при образовании кратких форм от страдательных причастийнастоящего времени: ведомый -> ведом, уважаемый —> уважаем, люби-мый —> любим.

В связи с тем, что краткие причастия употребляются регулярно присвязке, их собственная временная семантика ослаблена. В пассивныхконструкциях типа Она была любима мною. Она будет любима мною вы-ражается значение страдательного залога в прошедшем и будущем вре-

186

мени, соответственно Дом построен известным архитектором имеетзначение страдательного залога в настоящем времени.

§ 117. Особенности глагольного формообразования

В отличие от других частей речи глагольное слово является двуос-новным. В глаголе выделяют основу прошедшего времени и основу на-стоящего времени. Основа прошедшего времени у абсолютного боль-шинства глаголов совпадает с основой инфинитива, поэтому при обра-зовании форм обычно определяется основа инфинитива.

Чтобы выделить основу инфинитива, нужно отбросить окончание(или формообразующий суффикс) инфинитива. Окончанием инфинити-ва чаще всего бывает аффикс -тъ: читать, белеть, крикнуть, бить,жать и т. п. Кроме этого, им бывает аффикс -ти: нести, пасти (-стив глаголе грести) — и нулевой аффикс: печь, беречь.

В глаголах на -сти и на -чь основа прошедшего времени совпадаетс основой настоящего времени, и ее лучше находить по личной формеглагола: грести -> гребу, основа наст. вр. - греб-, основа прош. вр. -греб-; вести -> веду, основа наст. вр. - вед-, основа прош. вр. - вед-; бе-речь —> берегу, основа наст. вр. - берег-, основа прош. вр. - берег-.

В глаголах на -чь и некоторых глаголах на -сти (вести, мести) ос-нова инфинитива и основа прошедшего времени не совпадают. В фор-мообразовании используется основа прошедшего времени.

Не совпадают основы инфинитива и прошедшего времени и у дру-гих непродуктивных глаголов: сохнуть -> сохну — основа инфинитива,сох — основа прош. вр.; умереть -> умере — основа инфинитива,умер — основа прош. вр.

От основы инфинитива (или прошедшего времени) образуютсяформы прошедшего времени спрягаемого глагола, действительныеи страдательные причастия прошедшего времени (образование страда-тельных причастий при этом ограничено переходностью), деепричастияСВ.

Основа настоящего времени определяется по личным формам на-стоящего времени у глаголов НСВ и будущего простого у глаголовСВ — отсекается личное окончание. В определенных глагольных клас-сах основа настоящего времени представлена в двух вариантах:

простить -> прощу (основа наст. вр. -прощ-), простишь (основа наст. вр.-прост'-). В формообразовании в таких случаях используется тот вари-ант, который выделяется в форме 3 л. мн. ч.

Основы настоящего времени в отличие от основы инфинитива, ко-торая регулярно оканчивается на гласный (обратите внимание наструктуру глагольных суффиксов), имеют в конце согласный. Исключе-нием являются некоторые словоформы: дам, дашь, ем, ешь.

187

От основы настоящего времени образуются собственноличные фор-мы изъявительного наклонения, форма повелительного наклоненияв единственном числе, действительные и страдательные причастия на-стоящего времени, деепричастие НСВ.

§ 118. Классы глаголов

Все глаголы в зависимости от соотношения основ настоящегои прошедшего времени и флексии инфинитива делятся на классы. В од-ном классе оказываются глаголы с одинаковыми основами и одинако-вым формообразованием.

Описание классов в разных грамматиках и пособиях полностью несовпадает. Наиболее полно они даны в Грамматическом словареА. А. Зализняка. В предложенном перечне использована (с некоторымидобавлениями) классификация И. Г. Милославского.

Одни классы объединяют продуктивные глаголы. Они пополняют-ся основами, образующимися живыми глагольными суффиксами. Про-дуктивные глаголы распределяются между 1-м, 2-м, 3-м и 4-м классами.Другие классы объединяют глаголы непродуктивные и могут бытьпредставлены закрытыми списками глагольных основ (нумерация клас-сов условная).

В 1-й класс входят глаголы с инфинитивом на -ать1-ятъ и •еть, ос-новы настоящего времени сохраняют гласный инфинитива и оканчива-ются на -j-: читать, перечитать, перечитывать, прощать, доливать, хо-зяйничать, охать, белеть, побелеть, стрелять.

Во 2-й класс входят глаголы с инфинитивом на -овать (-ировать,-изироватъ, -фицировать) 1 -еватъ, основы настоящего времени на -yj-(•yul-юй): ковать, горевать, атаковать, беседовать, маршировать, экра-низировать,

В 3-й класс входят глаголы СВ на -путь. В основах настоящего вре-мени -у- отсекается. Формы прошедшего времени -ну- сохраняют: крик-нуть, толкнуть, подтолкнуть, охнуть, пульнуть, гульнуть.

В 4-й класс входят глаголы в инфинитиве на -итъ. В основах на-стоящего времени -и- не сохраняется, и в первом лице ед. ч. происходитчередование согласных: б'/бл', пЧпл'. в7вл', ф'/фл'. мЧмл', д'1ж, т'/ч. з'/ж,с'1ш: грабить, графить, просить, родить, строить, шевелить, нянчить,сорить, стоить.

В 5-й класс входят глаголы в инфинитиве на -ать1-ятъ и -еть. В ос-нове настоящего времени гласный не сохраняется. В первом лице ед. ч.происходят чередования, отмеченные для глаголов 4-го класса: спать,видеть, зависеть, ненавидеть, дрожать, слышать, гнать, стоять, боять-ся, гореть, молчать.

188

В 6-й класс входят глаголы в инфинитиве на -ать1-ятъ. В основенастоящего времени инфинитивный гласный не сохраняется. В однихлексемах во всех лицах ед. и мн. числа происходит чередование задне-небных и переднеязычных согласных с шипящими, ск/щ, губных соглас-ных с губной + л': писать, сказать, плакать, прятать, искать, сыпать,дремать. В других словах наблюдается чередование гласных (также вовсех лицах): брать 1 беру, звать 1 зову, драть 1 деру. Наконец, у некото-рых глаголов основа настоящего времени отличается от основы инфи-нитива только отсутствием -а1-я-: ткать - тку, ждать - жду, лаять -лаю, сеять - сею.

В 7-й класс входят глаголы в инфинитиве с окончанием -ти/-ть по-сле конечного согласного основы, чаще -с-, иногда -з-: пасти, нести,вести, расти, ползти, лезть, мести, грести. Основа настоящего временисовпадает с основой прошедшего времени, которая может совпадатьс основой инфинитива (нести, ползти, вести), но может и отличаться отнеё (вести, мести, грести).

В 8-й класс входят глаголы на -чь с нулевым окончанием. Истори-чески -чь образовалось из сочетания конечного согласного основы -к-или -г- с суффиксом инфинитива. В основе прошедшего времени восста-навливается исходный согласный основы. Основа настоящего временисовпадает с основой прошедшего времени. Во всех лицах, кроме 1 л. ед.ч. и 3 л. мн. ч. задненебный чередуется с шипящим: печь, мочь. стеречь,беречь.

В 9-й класс входят глаголы на -ереть, связанные с тремя лексемами:

тереть, мереть, переть. Основа прошедшего времени не совпадает с ос-новой инфинитива. В основе настоящего времени отсекается конечное•е- и наблюдается чередование е/в во всех лицах.

В 10-й класс входят глаголы на -оть в инфинитиве. В основе на-стоящего времени нет -о-, твердый согласный чередуется с мягким вовсех лицах. В глаголе молоть чередуются гласные в корне: молоть 1 ме-лю, мелешь, мелет.

В 11-й класс входят глаголы с корневым гласным перед окончаниеминфинитива, кроме слов типа жать: 1)бить, вить, лить, 2) крыть.рыть, 3) гнить, 4) дуть. Основа настоящего времени во всех случаях за-канчивается на -j: В глаголах первой группы -и- чередуется с нулевымгласным во всех лицах изъявительного наклонения, а в повелительномнаклонении с -е-: пить 1 пью 1 пей. В глаголах второй группы гласныйинфинитива чередуется с -о- во всех лицах. В глаголах гнить и дутьгласный инфинитива сохраняется.

12-й класс объединяет глаголы на -путь НСВ и образованные отних перфективированные (т. е. СВ) глаголы. В основах настоящего вре-мени -у- отсекается. Основы прошедшего времени не совпадают с осно-вой инфинитива (суффикс -ну- отбрасывается): сохнуть -+ сох, вянуть

189

-> вял, мерзнуть -> мерз, глохнуть -> глох, высохнуть -> высох, промерз-нуть —> промерз, заглохнуть —> заглох.

В 13-м классе представлены глаголы с суффиксом -ва- трех мотиви-рующих основ: знава-тъ, става-тъ, дава-тъ. В основе настоящего време-ни суффикса -ва- нет, основа оканчивается -]-: узнавать -> узнаю, пере-ставать —> перестаю, отдавать —> отдаю.

В 14-й класс входят глаголы с корневым гласным -а-1-я- перед окон-чанием инфинитива, восходящим к носовому. В основе настоящего вре-мени наблюдается мена корневых морфов: жать 1 жну, жать 1 жму.понять 1 пойму (соответствует исходному глаголу тяти), взять 1 возь-му, начать 1 начну, мять 1 мну, распять 1 распну.

В 15-й класс входят глаголы с корневым гласным -а- и -е- передокончанием инфинитива. В основе настоящего времени корневой глас-ный сохраняется, основа закрывается согласным -н-: стать -> стану,одеть —> одену.

16-й класс объединяет глаголы жить, плыть, слыть и их приста-вочные дериваты. В основе настоящего времени сохраняется гласныйинфинитива, основа закрывается согласным -в-: жить -> живу, слыть

-> слыву, плыть -> плыву.

В названные классы не входят следующие глаголы (эти глаголы на-зываются изолированными):

1) образованные от не употребляющегося в литературном языкешибитъ лексемы ушибить, зашибить и производный глагол ушибиться.По инфинитиву они должны были бы относиться к 4-му классу, ноу них в 1 л. ед. ч. отсутствует чередование, и они изменяются по перво-му спряжению;

2) реветь, который должен бы относиться к 5-му классу, но такжене имеет чередования в 1 л. ед. ч. и относится к первому спряжению;

3) чтить, у которого формы 1 л. ед. ч. и 3 л. мн. ч. образуются не по4-му классу: чту - чтут (есть также форма чтят), а остальные формыобразуются по второму спряжению;

4) зыбить (ся), зиждиться, формы которых образуются по первомуспряжению (зыблется, зыблющийся, зиждется, зиждущийся);

5) бежать и хотеть, являющиеся разноспрягаемыми;

6) ехать и идти, у которых основы настоящего и прошедшего вре-мени связаны супплетивными отношениями (еду - ехал, иду - шел - шед-ший);

7) быть — имеет нулевую форму настоящего времени, будущее вре-мя образуется от другого корня (вышедшие из употребления формы на-стоящего времени тоже образовывались от другого корня. Сохранив-шиеся в книжной речи формы есть и суть значение лица утратили пол-ностью);

190

8) живописать — образует личные формы по 2-му классу(живописую);

9) дать, есть — имеют нестандартные личные формы:

единственное число

множественное число

1л.

дам

ем

дадим

едим

2л.

дашь

ешь

дадите

едите

Зл.

даст

ест

дадут

едят

10) стелить(ся) — по инфинитиву должен был бы относитьсяк 4-му классу, но (по причине контаминации с глаголом стлать) обра-зует личные формы по первому спряжению.

Некоторые глаголы принадлежат не к одному классу, при этомодин тип формообразования обычно бывает стилистически маркиро-ванным, если словоизменение не становится средством разграничениязначений, например, колыхать (1-й и 6-й), мяукать (1-й) нмяучить(4-й), полоскать (1-й и 6-й), мурлыкать (1-й и 6-й).

§ 119. Первое и второе спряжение глаголов

Термин спряжение имеет два употребления. В узком смысле словаспряжением называют изменение глагола по лицам в единственном и вомножественном числе. В широком смысле спряжением называют изме-нение глагола по лицам, числам, роду, наклонениям и временам.

Когда речь идет о первом и втором спряжении имеется в виду пер-вое употребление слова.

В зависимости от того, какими окончаниями образуются формылица, глаголы относятся к 1-му или ко 2-му спряжению.

В 1-м спряжении глаголы имеют следующие окончания (в орфогра-фической записи): в ед. ч. — 1л. -у. -ю; 2 л. -ешь, -ешь; 3 л. -ёт, -ет; вомн. ч. — 1л. -ем, -ем; 2 л. -ёте, -ете; 3 л. -ут. ют.

Основа наст. вр. глаголов первого спряжения оканчивается на -j, напарно-твердую согласную, шипящую, мягкие -р'и -л'.

При образовании форм 2 и 3 л. ед. ч., 1 и 2 л. мн. ч. конечные твер-дые согласные основы, кроме шипящих, чередуются: парно-твердыес соответствующей мягкой, задненебные с шипящими. Исключением яв-ляется глагол ткать (тку, ткёшь, ткёт, ткём. ткёте, ткут).

191

Образцы 1-го спряжениячитать толкнуть печь вести

единственное число

1л.

читаю

толкну

пеку

веду

2л.

читаешь

толкнёшь

печёшь

ведёшь

Зл.

читает

толкнет

печёт

ведёт

множественное число

1л.

читаем

толкнём

печём

ведём

2л.

читаете

толкнёте

печёте

ведёшь

Зл.

читают

толкнут

пекут

ведёт

К первому спряжению относятся глаголы всех классов, кроме 4-гои 5-го (бомбить, видеть, дрожать),

Во втором спряжении глаголы имеют следующие личные оконча-ния: в ед. ч. — 1л. -у, -ю; 2 л. -ишь, 3 л. -ит; во мн. ч. —1л. -им, 2 л. -ите,3 л. -am, -ят.

Основа наст. вр. глаголов 2-го спряжения оканчивается на парно-мягкую согласную, шипящую и -j. При образовании формы 1 л. ед. ч.согласные чередуются; б7бл', n'lwi', м'1мл', в'1вл', ф'1фл', т'1ч, т'1щ, д'1ж,з'1ж, c'lm, c'm'/щ.

Образцы 2-го спряжениябелить кормить зависеть дышать

единственное число

1 л.

белю

кормлю

завишу

дышу

2л.

белишь

кормишь

зависишь

дышишь

Зл.

белит

кормит

зависит

дышит

множественное число

1л,

белим

кормим

зависим

дышим

2л.

белите

кормите

зависите

дышите

Зл.

белят

кормят

зависят

дышат

192

Ко 2-му спряжению относятся глаголы 4-го и 5-го классов.

Образование форм глагола может сопровождаться перемещениемударения, что подробно описано А. А. Зализняком (см. «Грамматиче-ский словарь русского языка»), а также в «Русской грамматике-80». Су-ществуют три основные схемы ударения для личных форм и три схемыдля инфинитива и форм прошедшего времени.

В личных формах (т. е. в формах первого, второго, третьего лицаизъявительного наклонения и второго лица повелительного наклоне-ния) ударение может быть: 1) постоянно на окончании (веду, ведешь, ве-дет, ведем, ведёте, ведут, веди, ведите), 2) постоянно на основе (читаю,читаешь, читает, читаем, читаете, читают, читай, читайте), 3) в фор-мах 1 -го лица единственного числа и повелительного наклонения — наокончании. В остальных формах — на основе (пишу, пиши, пишите, пи-шешь, пишет, пишем, пишете, пишут).

В инфинитиве и формах прошедшего времени ударение можетбыть: 1) постоянно на окончании (ползти, полз. ползла, ползло, ползли),1) постоянно на основе (читать, читал, читала, читало, читали),3) в форме женского рода — ударение на окончании, в остальных фор-мах — на основе (брать, брал, брала, брало, брали).

У большинства русских глаголов в личных формах, инфинитивеи формах прошедшего времени бывает постоянное ударение на основе,но в принципе возможны комбинации разных схем ударения: 1) беру.берёшь, берёт, берём, берёте, бери, берите — постоянное ударение наокончании. В формах прошедшего времени ударение подвижное.2) Люблю, люби, любите, любишь, любит, любим, любите, любят — уда-рение подвижное. В прошедшем времени постоянное ударение на осно-ве. 3) Боюсь, боишься, боится, боимся, боитесь, боятся, бойся, бойтесь(при нулевой флексии ударение падает на предыдущий гласный) — по-стоянное ударение на окончании. Бояться, боялся, боялась, боялось, боя-лись — постоянное ударение на основе.

§ 120. Образование причастий

Действительные причастия настоящего времени образуются от ос-новы настоящего времени (необходимый вариант основы определяетсяпо 3-му л. мн. ч.) глаголов НСВ при помощи суффикса -ущ-(-ющ-) у гла-голов 1-го спряжения и суффикса -ащ-(-яш-) у глаголов 2-го спряжения:

читающий, пишущий, дрожащий, белящий.

Действительные причастия настоящего времени не образуютсяк глаголам многократного способа действия и собственно безличным(сказывать, говаривать, спится, смеркается).

Если глагол входит в два класса, у него могут быть образованы двапричастия наст. вр. (колышущий к колыхающий, машущий и махающий,

13 Зак. 4163193

брызжущий и брызгающий). Причастия движущий (фактор) и двигающий(человек) не совпадают по значению.

Встречающиеся иногда причастия настоящего времени к глаголамСВ (предсказующая синтаксическая связь) ненормативны.

Действительные причастия прошедшего времени образуются от ос-новы инфинитива (иногда от основы прошедшего времени) при помо-щи суф. -еш-(-ий-), если основа оканчивается гласным, и суф. -ш-(-ий-),если основа оканчивается на согласный: читавший, беливший, несший,шедший, приберегший.

Когда основа инфинитива не совпадает с основой прош. вр., в от-дельных глаголах образуются 2 причастия прош. вр. (замерзший и за-мерзнувший, воскресший и воскреснувший, охрипший и охрипнувший).

Действительные причастия прош. вр. в целом регулярны. Не обра-зуются они от глаголов на -честь: вычесть, зачесть, счесть.

Страдательные причастия настоящего времени образуются от ос-новы настоящего времени переходных глаголов НСВ при помощи суф.-ом-1-ем- у глаголов 1-го спряжения и суф. -им- у глаголов 2-го спряже-ния: ведомый, читаемый, гонимый.

Страдательные причастия прош. вр. образуются от основы инфи-нитива переходных глаголов при помощи суффиксов -нн-, если основана -ать (обещать -> обещанный, прочитать -> прочитанный), -ённ-1-енн-,если основа на -итъ, -етъ и согласную (побежденный, спрошенный, уви-денный, принесённый, сбережённый), -т, если основа на -ну, -о, корневойгласный (вытолкнутый, расколотый, перелитый, вырытый, сжатый).

При образовании страдательных причастий происходят чередова-ния согласных: дЧжд', т'1щ, зд'1жд', з'/ж, с'1ш, к/ч, г/ж, с/с', з/з', мягкийгубной / губной + л' (разграбить -> разграбленный, привезти -> привезён-ный, принести -> принесённый, спросить -> спрошенный, поразить -> по-раженный).

Страдательные причастия, как уже отмечалось, образуются далеконе от всех переходных глаголов. Регулярными в употреблении являютсятолько страдательные причастия СВ.

Значение страдательного причастия могут иметь возвратные дейст-вительные причастия, соотносительные со страдательным залогомспрягаемого глагола: дома, строящиеся молодежью..., письма, пишущие-ся больными людьми...

Действительные и страдательные причастия склоняются по адъек-тивным образцам.

Краткие формы страдательных причастий (об их образовании го-ворилось в (§) 104) не склоняются и изменяются только по родам и чис-лам. Форма среднего рода (подобно среднему роду в глаголе) можетупотребляться безлично: в избе натоплено, здесь накурено, у них не при-брано. В таких случаях она выражает статальное значение.

194

§ 121. Образование деепричастий

Деепричастия НСВ образуются от основы настоящего времени припомощи суффикса -д/-я, при этом парные твердые согласные чередуютсяс мягкими: читая, прощая, везя, ведя, лежа, вороша. От многих беспри-ставочных глаголов непродуктивных классов деепричастия НСВ неупотребляются (см. тереть, переть, вить, шить, лизать, пахать, глох-нуть).

От глаголов 13-го класса деепричастия образуются от основы ин-финитива, к которой прибавляется -j: давать - давая (не дая), узнавать -узнавая, переставать - переставая.

Деепричастием глагола быть является форма будучи (у некоторыхглаголов форма на -учи употребляется в разговорном языке параллель-но со стилистически нейтральной, образованной регулярным суффик-сом: играя и играючи, жалея и жалеючи. идя и идучи).

От некоторых глаголов образуются вариантные формы- пишаи писав 1 писавши, зная и знав 1 знавши, имея и имев 1 имевши.

Вариантные формы деепричастий НСВ могут образовыватьсяв связи с отнесенностью глагола к разным классам, например,курлыкать —> курлыкая (по 1 -му кл.) -> курлыча (по 6-му кл.), мурлыкать

-> мурлыкая -> мурлыча, щипать -> щипая -> щипля.

Деепричастия СВ образуются от основы инфинитива при помощисуффикса -el-вши, если основа оканчивается на гласный, и суф. -ши, еслиоснова на согласный: прочитать -> прочитав 1 прочитавши, нарисовать

—> нарисовав 1 нарисовавши, подтолкнуть —> подтолкнув 1 подтолкнувши,покрасить -> покрасив 1 покрасивши, принести -> принесши. Это правилострого действует только в первых трех продуктивных классах. Что ка-сается глаголов на -итъ, то многие из них имеют также форму на -а1-я:

полюбив 1 полюбивши 1 полюбя, возвратив 1 возвративши 1 возвратя. воз-вратившись 1 возвратись.

От возвратных глаголов деепричастия образуются морфом -вши:

обувшись, причесавшись, улыбнувшись, побоявшись.

У непродуктивных глаголов с основой на согласный форма на -яупотребляется регулярнее, чем форма на -ши, которая нередко воспри-нимается как книжная и архаичная (ср. приведя 1 приведши, подметя 1подметши, привезя 1 привезши, принеся 1 принесши). У некоторых глаго-лов она вообще является единственной: прочесть -> прочтя.

Вариантные формы деепричастий семантически не различаются.

Если два деепричастия образуются от двувидового глагола, ониразличаются видом: атакуя (НСВ), атаковав 1 атаковавши (СВ).

Деепричастия СВ образуются регулярно.

13*195

литература

Бондарко А В, Буланин Л Л Русский глагол Л , 1967Бондарко А В Вид и время русского глагола (значение и употребление) М ,

1971

Буланин Л Л Трудные вопросы морфологии М , 1976 (§) 26Виноградова В Русский язык М, 1972 (§) 11-23 Категория лица (а также чис-ла и рода)Гловинская М Я Семантические типы видовых противопоставлений русского

глагола М,1982 С 71-104

Зализняк А А Грамматический словарь русского языка М , 1977 С 77-142Краткая русская грамматика М , 1989 С 263-318Пешковский А М Русский синтаксис в научном освещении С 128-133Современный русский язык Морфология / Под ред акад В В Виноградова

М,1952 С 333-349Современный русский язык / Под ред В А Белошапковой М , 1989 С 505-

508Современный русский язык Ч 2 Под ред Е И Дибровой М, 1995 С 53-72,

108-120Храковский В С, Володин А П Семантика и типология императива Русский

императив Л , 1986 С 108-131Шату невский И Б Семантика предложения и нереферентные слова М , 1996

С 309-333

§ 122. Аналитические явления в самостоятельных частях речи

В морфологической классификации языков русский язык относитсяк тем флективным языкам, которые, по выражению О. С. Широкова,«несколько упростили флективность своего строя (развили аналитиче-ские конструкции)» 95.

Основные приемы выражения грамматических (морфологических)свойств слов в русском языке относятся к синтетическим языковымсредствам. Синтетические средства — это компоненты самого слова(словоформы): аффикс, чередование, ударение.

Аналитические средства выражения грамматического значения на-ходятся не внутри слова, а вне его. Аналитические приемы — это выра-жение грамматических свойств слова посредством сочетания.

Изучение истории развития морфологического (и в целом грамма-тического) строя привело исследователей к выводу о том, что в русскомязыке является продуктивной тенденция к выражению грамматическогов слове аналитическим способом.

^ О С Широков Введение в языкознание М , 1985 С 232

196

Аналитические явления в самостоятельных частях речи неоднород-ны. Условно их можно свести к четырем типам.

1) Прежде всего необходимо назвать аналитические морфологиче-ские формы как члены словоизменительных парадигм: формы будущеговремени глаголов несовершенного вида и сослагательного наклонения,формы степеней сравнения в прилагательном В этих аналитических со-четаниях служебное слово функционально не противопоставляется мор-феме.

2) Второй тип аналитических единиц представлен предложно-па-дежными формами. В этих сочетаниях грамматическое значение одно-временно выражается флексией и служебным словом При этом в однихслучаях предлог является средством конкретизации (дифференциации)значения, выражаемого флексией: на море, в море, при море, на стол.в стол, за стол, под стол; в других предложно-падежное сочетание ока-зывается единственным способом выразить падежное значение:

вспомнить о родителях, отговорить от поездки, походить на обмани т. п. Предлог сохраняет статус слова, хотя и неполнозначного, преждевсего потому, что между ним и падежной формой вставляется определе-ние. По этой же причине преддожно-падежные сочетания не являютсяособыми словоизменительными формами существительного.

3) К третьему типу относятся те случаи, когда грамматическое зна-чение, не будучи выраженным в самом слове, передается посредствомсинтаксической связи. Это наблюдается, как мы видели, в первую оче-редь у несклоняемых существительных, которые в предложении «обра-стают» значениями, выражаемыми в изменяемых лексемах в структуресловоформы. К этому типу относится также выражение лица в глаголь-ных формах прошедшего времени и сослагательного наклонения (я при-шел, ты пришел, он пришел), рода в местоимениях Я, ТЫ (я пришел, япришла), рода и числа в местоимениях КТО, ЧТО (кто сказал, что упа-ло), а также значение мужского и женского рода в двуродовых словах(наш 1 наша староста).

Аналитические структуры второго и третьего типа объясняются су-ществующей избыточностью выражения грамматической информации.Когда одно и то же обозначается дважды (я пишу, ты пишешь, он пи-шет. рассказать о походе) или трижды (новая шуба упала) появляетсявозможность функционального перераспределения языковых средств,передающих грамматические значения.

4) Наконец, четвертый тип. Он связан с очень продуктивными сравнительно новым явлением в русской грамматике. Речь идет о зна-менательных словах, частеречная принадлежность которых не можетбыть определена вне синтаксической функции. Чаще всего они называ-ются аналитическими прилагательными. Но подобная интерпретацияих условна. Если неизменяемое слово называет признак и предмет, на-

197

деленный этим признаком, оно может быть и прилагательным, и суще-ствительным. Вне предложения дано только его лексическое значение:

плиссе, хинди, мини, макси, шоу, цунами, суахили. трико, сопрано и т. д.

К четвертому типу можно отнести выражение значений НСВ и СВв двувидовых глаголах посредством высказывания и контекста.

ЛИТЕРАТУРА

Виноградов В. В. Русский язык. М., 1972. С. 544-548.Костомаров В. Г. «Изафет» в русском синтаксисе словосочетания? // Словарь.

Грамматика. Текст. М., 1996. С. 212-217.Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под

ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 42-105.

МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

§ 123. Морфологический, синтаксический и семантическийпризнаки модальных слов

Модальные слова как часть речи — это класс незнаменательных,неизменяемых, не имеющих единых морфемных признаков лексем, зани-мающих синтаксическую позицию вводного слова и служащих для вы-ражения субъективно-модального отношения говорящего к тому, о чеми как он говорит.

Модальное слово может относиться к содержанию предложенияв целом (Наверное, он любит читать исторические романы) или к от-дельному члену предложения (Он любит читать, наверное, историческиероманы). В диалогический речи модальные слова могут формироватьответные реплики-высказывания: — Вы поедете на экскурсию?— Веро-ятно. Но в структуре предложения они не являются членом предложе-ния и не соединяются с компонентами предложения синтаксической свя-зью. Поэтому их не следует относить к разряду самостоятельных частейречи 96. В то же время модальные слова отличаются и от служебныхслов. В общей системе частей речи их чаще всего помещают между зна-менательными и служебными словами.

К модальным словам относятся такие лексемы, как разумеется, ко-нечно, очевидно, видимо, по-видимому, вероятно, например, к примеру,кстати, итак, следовательно, во-первых, во-вторых, стало быть, можетбыть, видите ли, знать и др.

Противоположная точка зрения высказана И. Г. Милославским. См. Современный рус-ский язык/Подред. В. А. Белошапковой. М., 1989. С. 521-523.

198

Некоторые лингвисты (Е. М. Галкина-Федорук, А. И. Тихонов),опираясь на слово «модальный», к части речи «модальные слова» отно-сят не все лексемы, обособившиеся в результате регулярного употребле-ния в роли вводного слова, а только те, которые связаны с реальнойили гипотетической модальностью. Такое сужение части речи вряд лирационально. В современной синтаксической литературе в содержаниипредложения выделяется так называемая модусная часть. Модус вклю-чает в себя модальные смыслы, но не только их. В него входят самыеразнообразные компоненты значения, отражающие позицию субъектаречи (оценка, эмоциональность, временная локализация высказывания,отношение к структуре своего высказывания, указание на источник вы-сказывания идр). Особенностью модальных слов является то, что онивсегда сориентированы на говорящее лицо и выражают значения, вхо-дящие в модус высказывания. Модальные слова надо бы называть мо-дусными словами, но термин «модусный» закрепился в литературе, ко-гда модальные слова как часть речи уже были выделены.

Модальные слова как особые единицы в словарном составе языкабыли замечены давно, но в отдельную часть речи они не выделялись.В трудах А. X. Востокова, Н. И. Греча, И. И. Давыдова, А. А. Шахма-това, В. А. Богородицкого они включались в наречия. И в настоящеевремя некоторые лингвисты такие слова, как во-первых, во-вторых, на-зывают наречиями. Л. В. Щерба склонялся к тому, чтобы не относитьих ни к одной части речи. Модальные слова стали выделяться в качест-ве отдельного частеречного разряда прежде всего под влиянием работИ. И. Мещанинова и особенно В. В. Виноградова, подробно охаракте-ризовавшего их в связи с категорией модальности. Такой части речинет в академических грамматиках русского языка, не упомянута она нив «Лингвистическом энциклопедическом словаре» 1990 г., ни в энцикло-педии «Русский язык» 1979 г., хотя в учебной литературе выделение мо-дальных слов, можно сказать, стало традицией.

Отрицательное отношение к выделению модальных слов как частиречи объясняется в первую очередь тем, что у них нет ни структурного,ни функционального единства. Их объединяет позиция вводного слова,которая при этом открыта для словоформ различных частей речи, суще-ствительных, прилагательных, глаголов и наречий: Говорят, гречанкина Босфоре хороши... (Бунин); Я, признаюсь, рад. что вы одного мнениясо мною (Гоголь); По счастью, близко тут журавль случился (Крылов);

В деревнях, слышно, постреливают.

В. В. Виноградов, впервые выделивший модальные слова как частьречи, при описании фактического материала не установил границы ме-жду модальными словами и модальными частицами. Напротив,В. В. Виноградов писал о том, что такой границы в языке просто не су-ществует, что модальные слова и частицы одинаково используется как

199

деленный этим признаком, оно может быть и прилагательным, и суще-ствительным. Вне предложения дано только его лексическое значение:

плиссе, хинди, мини, макси, шоу, цунами, суахили, трико, сопрано и т. д.

К четвертому типу можно выражение значотнестиений НСВ и СВв двувидовых глаголах посредством высказывания и контекста.

литература

Виноградов В. В. Русский язык. М., 1972. С. 544-548.Костомаров В. Г. «Изафет» в русском синтаксисе словосочетания? // Словарь.

Грамматика. Текст. М., 1996. С. 212-217.Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под

ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 42-105.

МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

§ 123. Морфологический, синтаксический и семантическийпризнаки модальных слов

Модальные слова как часть речи — это класс незнаменательных,неизменяемых, не имеющих единых морфемных признаков лексем, зани-мающих синтаксическую позицию вводного слова и служащих для вы-ражения субъективно-модального отношения говорящего к тому, о чеми как он говорит.

Модальное слово может относиться к содержанию предложенияв целом (Наверное, он любит читать исторические романы) или к от-дельному члену предложения (Он любит читать, наверное, историческиероманы). В диалогический речи модальные слова могут формироватьответные реплики-высказывания: — Вы поедете на экскурсию?— Веро-ятно. Но в структуре предложения они не являются членом предложе-ния и не соединяются с компонентами предложения синтаксической свя-зью. Поэтому их не следует относить к разряду самостоятельных частейречи 96. В то же время модальные слова отличаются и от служебныхслов. В общей системе частей речи их чаще всего помещают между зна-менательными и служебными словами.

К модальным словам относятся такие лексемы, как разумеется, ко-нечно, очевидно, видимо, по-видимому, вероятно, например, к примеру,кстати, итак, следовательно, во-первых, во-вторых, стало быть, можетбыть, видите ли, знать и др.

Противоположная точка зрения высказана И. Г. Милославским. См. Современный рус-ский язых/Подред.В.А.Белошапковой. М., 1989. С. 521-523.

198

Некоторые лингвисты (Е. М. Галкина-Федорук, А. Н. Тихонов),опираясь на слово «модальный», к части речи «модальные слова» отно-сят не все лексемы, обособившиеся в результате регулярного употребле-ния в роли вводного слова, а только те, которые связаны с реальнойили гипотетической модальностью. Такое сужение части речи вряд лирационально. В современной синтаксической литературе в содержаниипредложения выделяется так называемая модусная часть. Модус вклю-чает в себя модальные смыслы, но не только их. В него входят самыеразнообразные компоненты значения, отражающие позицию субъектаречи (оценка, эмоциональность, временная локализация высказывания,отношение к структуре своего высказывания, указание на источник вы-сказывания идр). Особенностью модальных слов является то, что онивсегда сориентированы на говорящее лицо и выражают значения, вхо-дящие в модус высказывания. Модальные слова надо бы называть мо-дусными словами, но термин «модусный» закрепился в литературе, ко-гда модальные слова как часть речи уже были выделены.

Модальные слова как особые единицы в словарном составе языкабыли замечены давно, но в отдельную часть речи они не выделялись.В трудах А. X. Востокова, Н. И. Греча, И. И. Давыдова, А. А. Шахма-това, В. А. Богородицкого они включались в наречия. И в настоящеевремя некоторые лингвисты такие слова, как во-первых, во-вторых, на-зывают наречиями. Л. В. Щерба склонялся к тому, чтобы не относитьих ни к одной части речи. Модальные слова стали выделяться в качест-ве отдельного частеречного разряда прежде всего под влиянием работИ. И. Мещанинова и особенно В. В. Виноградова, подробно охаракте-ризовавшего их в связи с категорией модальности. Такой части речинет в академических грамматиках русского языка, не упомянута она нив «Лингвистическом энциклопедическом словаре» 1990 г., ни в энцикло-педии «Русский язык» 1979 г., хотя в учебной литературе выделение мо-дальных слов, можно сказать, стало традицией.

Отрицательное отношение к выделению модальных слов как частиречи объясняется в первую очередь тем, что у них нет ни структурного,ни функционального единства. Их объединяет позиция вводного слова,которая при этом открыта для словоформ различных частей речи, суще-ствительных, прилагательных, глаголов и наречий: Говорят, гречанкина Босфоре хороши... (Бунин); Я. признаюсь, рад, что вы одного мнениясо мною (Гоголь); По счастью, близко тут журавль случился (Крылов);

В деревнях, слышно, постреливают.

В. В. Виноградов, впервые выделивший модальные слова как частьречи, при описании фактического материала не установил границы ме-жду модальными словами и модальными частицами. Напротив,В. В. Виноградов писал о том, что такой границы в языке просто не су-ществует, что модальные слова и частицы одинаково используется как

199

лексическое средство дал выражения многообразных субъективно-мо-дальных значений 97.

Тем не менее выделение модальных слов не только возможно, нои желательно по двум причинам. Во-первых, потому что они объединя-ют те лексемы, за которьми функция вводности закрепляется в языкекак единственная (т. е. те лексемы, которые функционально отрывают-ся от исходных частей речи). И. И. Мещанинов считал, что вводные(= модальные) слова надо выделять в особую группу именно потому,что они ни в одну другую часть речи не входят 98. Во-вторых, и этопринципиально важно, отрыв модального слова от той или иной частиречи регулярно связан с закреплением в модальной (вводной) словофор-ме значения, равного свернутому предложению. Другими словами,с вводностью связан живой процесс образования таких слов, которыеотличаются по природе их лексического значения и от самостоятельныхчастей речи, выражающих понятия о предметах, их свойствах и отно-шениях, и от служебных слов, не имеющих понятийной семантики.

Предложенческий характер модальных слов побуждал лингвистов(А. А. Потебню, Д. Н. Овсянико-Куликовского, А. М. Пешковского) ви-деть в них реликты свернутых предложений. В. В. Виноградов, не согла-шаясь в целом с такой оценкой вводной синтагмы, показал, что далеконе всякое вводное слово генетически выводится из предложения, что мо-дальные слова активно образуются из наречий и кратких форм прила-гательного. «Класс модальных слов и частиц, — писал он, — в его со-временном виде представляет собою продукт сложных изменений грам-матического строя русского языка. Он очень пестр по своему лексиче-скому составу, по этимологической природе относящихся и тяготеющихк нему словесных элементов» ". В связи с этим важно обратить внима-ние на то, что предпоженческое содержание имеют как слова, соотноси-тельные с глаголом, так и лексемы субстантивного, наречного и адъек-тивного происхождения: конечно = я не сомневаюсь, возможно = я до-пускаю, несомненно = я убежден, кстати = в связи со сказанным добав-лю, по-моему = я полагаю, я считаю и т. д.

Итак, при всей неопределенности модальные слова имеют призна-ки грамматической оформленное™: 1) неизменяемость (морфологиче-ский признак), 2) функция вводного слова (синтаксический признак),3) свернутое предложенческое модусное значение (семантический при-знак). Когда все эти признаки в лексеме представлены, модальное слововыделяется достаточно свободно.

97 См. В. В. Виноградов. О категории модальности и модальных словах // Исследования порусской грамматике. М., 1975.

98 И. И. Мещанинов. Члены предложения и части речи. М., 1945. С. 289."В.В.Виноградов. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. М., 1975.

С. 77.

200

Примечание. Формирование слов-предложений модусного плана наблю-дается еще в так называемой этикетной лексике: спасибо = я благода-рю, привет = я приветствую, пока = я прощаюсь, спокойной ночи = яжелаю спокойной ночи и т. п. Здесь это явление не оформлено нетолько морфологически, но и синтаксически. Место, занимаемое эти-кетным словом, в отличие от позиции вводности не имеет отличи-тельных признаков.

§ 124. Лексико-семантические разряды модальных слов

В зависимости от значения модальные слова можно разделить на5 разрядов: 1) собственно модальные (или со значением персуазивно-сти), 2) со значением авторизации, 3) эмоционально-оценочные, 4) ме-татекстовые и 5) фатические (см. Краткий справочник по современномурусскому языку, М., 1995).

Собственно модальные слова или слова со значением достоверно-сти / недостоверности факта (т. е. со значением персуазивности) образу-ют ядро части речи. Их значение положено в название всего класса.Они выражают уверенность / неуверенность говорящего в том, о чем со-общается в предложении либо в какой-нибудь его части. В этот разрядвходят такие лексемы, как: безусловно, бесспорно, возможно, верно, веро-ятно, должно быть, действительно, конечно, кажется, может, можетбыть, наверное, несомненно, по-видимому, пожалуй, правда, разумеетсяи т. п.: Что это со мной? Этого никогда не было... сердце шалит... я пе-реутомился. Пожалуй, пора бросить все к черту и в Кисловодск... (Булга-ков); Вот тут-то у них и начались баталии, о которых я страшно сожа-лею, потому что его, кажется, очень больно тогда раз избили (Достоев-ский); Он, должно быть, полагал, что слова эти поддержат бодростьхорошенького прапорщика (Л. Толстой); Уж ихние люди и то смеютсямне: что, мол, ваш барин-то, видно, не в папеньку пошел (Л. Толстой).

Вводное слово со значением авторизации (т. е. указывающее, какполучена информация, выраженная в высказывании) в синтаксисе пред-ложения явление достаточно регулярное (по слухам, по преданию, по сло-вам, по сообщению, по мнению, говорят, передают, сообщают и др.), номодальных слов этой группы немного. Таковы по-моему, по-твоему, по-нашему, по-вашему, слышно (в значении 'говорят'). В отличие от частицмол, де. дескать, являющихся знаком «цитирования», указывающих нато, что передаются чужие слова или сказанное говорящим ранее, мо-дальное слово дает представление об авторе или источнике сообщаемо-го: Латынь я зубрю, потому что надо, потому что я обещался материкончить курс, а по-моему, за что взялся, то ж делать хорошо <...> (Дос-тоевский); По слухам, какая-то часть упорно сражалась под Каменском,не пропуская немцев в Лихую (Фадеев).

201

Эмоционально-оценочные модальные слова выражают или эмо-ции, или оценку по поводу сказанного: к сожалению (в значении 'я со-жалею'), к радости (= я рад), к огорчению (= я огорчен) и т. п.: Эту по-эму Иван Николаевич сочинил, и в очень короткий срок. но, к сожалению,ею редактора нисколько не удовлетворил (Булгаков).

Такие словоформы не отрываются полностью от соответствующихсуществительных и могут иметь при себе субъектные и градуальныераспространители (к своему полному разочарованию, к нашему счастью,к удивлению мальчика и т. п.), но прочитываются они всегда как глагол,вернее как предикат. При этом содержание предложения мотивируетхарактер эмоции: К удивлению Пети, в участке не было ни воров, ни пья-ниц, ни босяков (Катаев) -> Петя удивлен тем, что в участке не было во-ров, пьяниц и босяков. К эмоционально-оценочным модальным словамотносятся некоторые лексикализованные сочетания: неровен час, чегодоброго, нечего греха таить, не в укор будь сказано и т. п.

Метатекстовые модальные слова свидетельствуют о том, в какомпорядке субъект речи излагает свои мысли: во-первых, во-вторых, нако-нец, кроме того, прежде всего, с одной стороны, с другой стороны и др.Они являются также показателями обобщений и заключений, всякогорода уточнений, разъяснений и поправок, преследующих цель получитьадекватное восприятие сказанного со стороны адресата: итак, такимобразом, следовательно, значит, вернее, словом, например, к примеру, в ча-стности, вообще говоря и др.: Итак, в то морозное и сиверкое ноябрьскоеутро мальчик Коля Красоткин сидел дома (Достоевский), <...> Он чув-ствовал, что находится в большом возбуждении и что о гусе, например,рассказал слишком уж от всего сердца (Достоевский); Я не скажу, о чемзадумался: во-первых, потому, что мне совестно было признаться в мрач-ных мыслях <...>, а во-вторых, потому, что это нейдет к моему расска-зу (Л. Толстой).

Фатические модальные слова вводятся в предложение с цельюпривлечь внимание собеседника к сказанному, установить речевой кон-такт с собеседником, продолжить общение: видите ли, знаете ли, про-стите, веришь ли, пожалуйста, представьте себе, с позволения сказать,извините и др.: <...> Да, я забыл спросить, — прокуратор потер лоб, —как же они ухитрились подбросить деньги Кайфе?— Видите ли, прокура-тор... Это не особенно сложно (Булгаков); — Ну терплю же я от тебя!Слушай, негодяй: если б я и рассчитывал тогда на кого-нибудь, так ужконечно бы на тебя, а не на Дмитрия... (Достоевский); Он, веришь ли, таквзглянул на меня, как бы ножом насквозь (Пушкин).

По генетическому признаку модальные слова соотносятся с сущест-вительными (правда, словом, факт), краткими прилагательными, каче-ственными и предикативными наречиями (истинно, подлинно, конечно.верно, бесспорно, слышно, видно), местоименными наречиями (никак, по-

202

моему, по-твоему), причастиями (видимо, вестимо), глагольными фор-мами (разумеется, кажется, знать, видать). Кроме того, модальныеслова образуются лексикализацией сочетаний (может быть, вообще го-воря, короче говоря).

Модальные слова в большинстве случаев являются функциональ-ными омонимами с теми словоформами, от которых они морфологиче-ски (перестали быть компонентами морфологических парадигм), семан-тически и синтаксически оторвались: правда — И. п. существительногои правда — модальное слово, бесспорно — краткая форма прилагатель-ного ср. р. ед. ч. и бесспорно модальное слово, никак — наречие (никак непойму) и никак — модальное слово (никак, ты заболел?) и т. д. Но естьи такие модальные слова, которые не имеют омонимов среди самостоя-тельных частей речи. Таковы например, во-первых, во-вторых, наверно,по-видимому, следовательно, итак, впрочем.

литература

Бондарко А. В., БуланинЛ. Л. Русский глагол. Л., 1967. Введение.Виноградов В. В. Русский язык. М., 1972. С. 30-32, 38^3, 568-581.Виноградов В. В. О категории модальности и модальных словах в русском языке

// Избранные труды. Исследования по русской грамматике. М., 1975.

С.53-87.Золотова Г. А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М., 1973.

С.140-157.Краткий справочник по современному русскому языку / Под ред. П. А. Лекан-

та. М., 1995. С. 219.

ПРЕДЛОГИ§ 125. Предлог как часть речи

Предлог — это класс служебных морфологически неизменяемыхслов, посредством которых существительное, местоимение-существи-тельное, количественное числительное вводится в словосочетание илипредложение в качестве зависимого компонента. Например, словосоче-тания находиться в помещении, влажный от росы, щетка для обуви, чай-ник без крышки являются подчинительными с зависимыми субстантив-ными словоформами. Эти словоформы присоединяются к главным ком-понентам словосочетаний предлогами (в, от, для, без). В случаях жевроде За детьми нужен глаз да глаз или Под старость жизнь — такаягадость (Пушкин) предлоги за, под вводят существительные детии старость непосредственно в структуру предложения. См. также:

203

вспомнил о тебе, скучал по вас, два прибавить к трем, пришел на четыречаса и т. п. Иногда предлог присоединяет наречие, которое при этомсубстантивируется: перенести встречу на завтра (на понедельник, на дру-гой день), дорога в никуда (дорога в лес, в город).

Функционально предлог соотносителен с падежной флексией, кото-рая также является средством синтаксической связи именных частей ре-чи. Поэтому предлог нередко определяется как служебное слово, вводя-щее в словосочетание или предложение косвенный падеж существитель-ного и обобщенно-предметного местоимения. Такое определение отра-жает основное назначение предлога в русском языке, но не является ис-черпывающим, так как предлог присоединяет и неизменяемые слова,т. е. слова без морфологического падежа: прийти в шубе и прийти в паль-то, добавить соли в капусту и добавить соли врагу.

Так как изменяемые и неизменяемые существительные соединяютсяс одними и теми же предлогами, некоторые лингвисты распространяютпонятие склонения и на предложные структуры, выделяя так называе-мое нулевое склонение. Однако распространение предложной функциина неизменяемые слова скорее свидетельствует о другом, а именноо том, что функционально, в конструктивно-синтаксических свойствахпредлог не должен отождествляться с флексией, хотя и предлог, и флек-сия участвуют в выражении общих синтаксических отношений.

Сочетание предлога с падежом называют предложно-падежнойформой. Но предлог не всегда принадлежит только существительному:

для многих глаголов, формирующих сильные синтаксические связи, со-четание с предлогом является обязательным условием для реализациилексической семантики (часто лексико-семантического варианта):

уродиться в (родиться похожим на кого-л.), походить на, биться о (уда-ряться), биться над (упорно трудиться), принять от (получить), принятьза (ошибиться), состоять из (быть частью), состоять на (служить).

Разные предлоги могут выражать синонимические значения, на-пример, у стола, около стола, рядом со столом, но в целом предлоги позначению не совпадают: на стопе = на поверхности стола, в столе =внутри стола, под столом = внизу стола, над столом = наверху стола, состола = сверху стола, из-под стола = снизу стола.

Значение предлога синтаксической природы, оно формируется наоснове связи с падежом и определяется в структуре конкретных синтак-сических единиц. «Собственное значение предлога, — писал В. В. Вино-градов, — не может проявиться вне связи с падежной формой какого-нибудь названия лица или предмета» 100. Например, в словосочетаниивспомнить о товарищах предлог о имеет объектное значение (вводитобъект действия), а в предложении Там о заре прихлынут волны На брег

100 В.В. Виноградов. Русский язык. 1972. С. 531.

204

песчаный и пустой (Пушкин) предлог о употреблен в устаревшем для со-временного языка значении времени (на заре).

А. И. Смирницкий считал, что поскольку предлоги являются слова-ми, у них должно быть лексическое (т. е. словарное), индивидуальноезначение 101. Совершенно очевидно, что по своей языковой природе этоиное лексическое значение по сравнению с теми, которые формируютсяна основе номинативной знаковой функции слов самостоятельных час-тей речи.

Лексическое значение предлога не всегда можно определить. «Сте-пень формальности, отвлеченности и лексической весомости разныхпредлогов различна» (В. В. Виноградов) 102. Нередко предлог становит-ся «лексически не мотивированным» (В. В. Виноградов) формальнымсредством выражения объектных отношений (т. е. по существу превра-щается в агглютинативную морфему): надеяться на, превратиться в, ви-новат перед, готов на. торговля на вынос).

Предлоги выражают те же самые виды синтаксических отношений,что и падежные формы, но с большей их конкретизацией и дифферен-циацией. «На место падежной формы является сочетание падежнойформы с предлогом, причем это сочетание, благодаря вносимому в негопредлогом значению, развивает, дополняет, усиливает то значение, ко-торое принадлежало самой падежной форме 103. В целом оказывается,что предложные значения не передаются беспредложными падежами.Синонимия падежных и предложно-падежных форм — сравнительноредкое явление. Прежде всего это относится к обстоятельственным зна-чениям. Так, при помощи предлогов выражаются разнообразные про-странственные отношения: жить в городе, идти по лесу, ехать от стан-ции, лететь до Петербурга, плыть через реку, плыть к берегу, пробе-жать мимо двери, уйти из дома. И только в одном случае предложно-падежную форму можно заменить падежом без предлога: идти по лесу 1идти лесом, да и то не всегда: творительный падеж используется толькодля обозначения целенаправленного действия.

Предлоги не только обогащают пространственную падежную се-мантику, они расширяют и состав лексики, включаемой в ее выражение:

И клены хлопают ушами длинных веток, И бабы охают в глухую полуть-му (Есенин). Пространственное значение В. п. в приведенном примереокказионально формируется вопреки лексическому значению слов, объ-единенных при помощи предлога пространственной семантики.

В то же время все предлоги избирательно относятся и к падежу,и к лексике. Предлогов, которые сочетались бы со всеми падежами

101

102

103

А. И. Смирницкий. Лексическое и грамматическое в слове. С. 21.

Там же.

А. А. Шахматов. Синтаксис русского языка. 1941. С. 504.

205

вспомнил о тебе, скучал по вас, два прибавить к трем, пришел на четыречаса и т. п. Иногда предлог присоединяет наречие, которое при этомсубстантивируется: перенести встречу на завтра (на понедельник, на дру-гой день), дорога в никуда (дорога в лес, в город).

Функционально предлог соотносителен с падежной флексией, кото-рая также является средством синтаксической связи именных частей ре-чи. Поэтому предлог нередко определяется как служебное слово, вводя-щее в словосочетание или предложение косвенный падеж существитель-ного и обобщенно-предметного местоимения. Такое определение отра-жает основное назначение предлога в русском языке, но не является ис-черпывающим, так как предлог присоединяет и неизменяемые слова,т. е. слова без морфологического падежа: прийти в шубе и прийти в паль-то, добавить соли в капусту и добавить соли врагу.

Так как изменяемые и неизменяемые существительные соединяютсяс одними и теми же предлогами, некоторые лингвисты распространяютпонятие склонения и на предложные структуры, выделяя так называе-мое нулевое склонение. Однако распространение предложной функциина неизменяемые слова скорее свидетельствует о другом, а именноо том, что функционально, в конструктивно-синтаксических свойствахпредлог не должен отождествляться с флексией, хотя и предлог, и флек-сия участвуют в выражении общих синтаксических отношений.

Сочетание предлога с падежом называют предложно-падежнойформой. Но предлог не всегда принадлежит только существительному:

для многих глаголов, формирующих сильные синтаксические связи, со-четание с предлогом является обязательным условием для реализациилексической семантики (часто лексико-семантического варианта):

уродиться в (родиться похожим на кого-л.), походить на, биться о (уда-ряться), биться над (упорно трудиться), принять от (получить), принятьза (ошибиться), состоять из (быть частью), состоять на (служить).

Разные предлоги могут выражать синонимические значения, на-пример, у стола, около стола, рядом со столом, но в целом предлоги позначению не совпадают: на столе = на поверхности стола, в столе =внутри стола, под столом = внизу стола, над столом = наверху стола, состола = сверху стола, из-под стола = снизу стола.

Значение предлога синтаксической природы, оно формируется наоснове связи с падежом и определяется в структуре конкретных синтак-сических единиц. «Собственное значение предлога, — писал В. В. Вино-градов, — не может проявиться вне связи с падежной формой какого-нибудь названия лица или предмета» 100. Например, в словосочетаниивспомнить о товарищах предлог о имеет объектное значение (вводитобъект действия), а в предложении Там о заре прихлынут волны На брег

100 В.В. Виноградов. Русский язык. 1972. С. 531.

204

песчаный и пустой (Пушкин) предлог о употреблен в устаревшем для со-временного языка значении времени (на заре).

А. И. Смирницкий считал, что поскольку предлоги являются слова-ми, у них должно быть лексическое (т. е. словарное), индивидуальноезначение 101. Совершенно очевидно, что по своей языковой природе этоиное лексическое значение по сравнению с теми, которые формируютсяна основе номинативной знаковой функции слов самостоятельных час-тей речи.

Лексическое значение предлога не всегда можно определить. «Сте-пень формальности, отвлеченности и лексической весомости разныхпредлогов различна» (В. В. Виноградов) 102. Нередко предлог становит-ся «лексически не мотивированным» (В. В. Виноградов) формальнымсредством выражения объектных отношений (т. е. по существу превра-щается в агглютинативную морфему): надеяться на, превратиться в, ви-новат перед, готов на, торговля на вынос).

Предлоги выражают те же самые виды синтаксических отношений,что и падежные формы, но с большей их конкретизацией и дифферен-циацией. «На место падежной формы является сочетание падежнойформы с предлогом, причем это сочетание, благодаря вносимому в негопредлогом значению, развивает, дополняет, усиливает то значение, ко-торое принадлежало самой падежной форме 103. В целом оказывается,что предложные значения не передаются беспредложными падежами.Синонимия падежных и предложно-падежных форм — сравнительноредкое явление. Прежде всего это относится к обстоятельственным зна-чениям. Так, при помощи предлогов выражаются разнообразные про-странственные отношения: жить в городе, идти по лесу, ехать от стан-ции, лететь до Петербурга, плыть через реку, плыть к берегу, пробе-жать мимо двери, уйти из дома. И только в одном случае предпожно-падежную форму можно заменить падежом без предлога: идти по лесу 1идти лесом, да и то не всегда: творительный падеж используется толькодля обозначения целенаправленного действия.

Предлоги не только обогащают пространственную падежную се-мантику, они расширяют и состав лексики, включаемой в ее выражение:

И клены хлопают ушами длинных веток, И бабы охают в глухую полуть-му (Есенин). Пространственное значение В. п. в приведенном примереокказионально формируется вопреки лексическому значению слов, объ-единенных при помощи предлога пространственной семантики.

В то же время все предлоги избирательно относятся и к падежу,и к лексике. Предлогов, которые сочетались бы со всеми падежами

101

102

103

А. И. Смирницкий. Лексическое и грамматическое в слове. С. 21.

Там же.

А. А. Шахматов. Синтаксис русского языка. 1941. С. 504.

205

и словами любого значения, нет. Ни один предлог не употребляетсяс именительным падежом.

Выбор предлога в речи не всегда определяется смысловыми отно-шениями, он может предопределяться просто узусом {жить в Белорус-сии и жить на Украине, пойти в музей и пойти на выставку) или зави-сеть от сильного управления со стороны главного компонента словосо-четания. При сильном управлении, если предлог не связан со словооб-разовательной структурой управляющего слова, т. е. если предлог недублирует значение пространственной приставки, как было отмечено,регулярно наблюдается его десемантизация: уродиться в (отца), посту-пить на (службу), похож на (брата), запрет на (проезд), готов на(все), эксперимент с (кроликом).

Структурные типы предлогов

По структуре и словообразовательным (генетическим) связям пред-логи делятся на первообразные или непроизводные и непервообразныеили производные.

§ 126. Первообразные предлоги

Первообразные предлоги составляют замкнутую непополняемуюгруппу. Многие из них соотносительны с приставками в структуре про-изводных слов. К первообразным предлогам относятся: без, в, для, до,за, из, к, на, над, о (об), от, перед (пред), по, под, при, про, с, у, через(чрез), а также двойные предлоги, образованные сочетанием двух пер-вообразных предлогов: из-за, из-под, по-над (По-над рекой сквозь едкийдым они проходят на рассвете — Сурков). Кроме этого, к первообраз-ным непоследовательно относят предлоги кроме, между, ради,сквозь 104.

Из этих четырех слов выделяется лексема кроме. Предлог кроме, не-смотря на то, что его наречное (вне. снаружи <— стар. местн. п. ед. ч. открома со значением перегородка, край — ЭСФ, т. 2) происхождение в со-временном языке затуманено больше, чем, скажем, слов между илиперед, следует отнести скорее к производным предлогам, так как по зна-чению и конструктивным свойствам он совпадает с производнымипредлогами «включения и исключения».

104 В «Грамматике русского языка-52» (Т. 1. С. 42) к первообразным отнесены предлогимежду, ради, сквозь; в «Русской грамматике-80» (Т. 1. С. 707) — кроме, между, ради.-- При написании этого параграфа использованы наблюдения и примеры Н. А. Еськовой.

206

Первообразные предлоги сочетаются с падежами следующим об-разом:

1) с Р. — без, до, из, от, с, у, из-за, из-под, между, ради;

2) с Д.— к, по;

3) с В. — за, на, о, по, под, про, с, через, сквозь;

4) с Т. — за, над, перед, под, с, по-над, между;

5) с П. — в, на, о, при.

Многие первообразные предлоги соединяются не с одним (с двумя-тремя) падежом.

§ 127. Основные значения,выражаемые первообразными предлогами

Собственно обстоятельственные значения:

1) пространственные — выражаются всеми предлогами, исключаябез, ради, о: плыть по реке, стоять между стульями, вырасти перед до-мом, при море: ... ногою твердой стать при море (Пушкин) и т. д.;

2) временные значения — выражаются предлогами до, с + Р. п.(сутра, до обеда), к + Д. п. (к вечеру), под, через + В. п. (под утро, черезнеделю), за, перед, с + Т. п., (за ужином, перед завтраком, с наступлениемвесны), в. на, по, при + П. п. (в мае, на прошлой неделе, по приезде, приПетре Первом);

3) причинные значения — выражаются предлогами из, от, с, из-за +Р. п. (промолчать из уважения, не заснуть от шума, не прийти из-за бо-лезни, поступить нехорошо с отчаяния), по + Д. п. (не ответить по недо-разумению), за + В. п. (наградить за храбрость), за, под + Т. п.(выбросить за ненадобностью, промокнуть под дождем), в + П. п.(запить в горе, закричать в испуге);

4) значение цели — выражается предлогами для. ради + Р. п. (дляочистки, ради потехи), на, про + В. п. (купить сыр на завтрак, купитьпро запас), за + Т. п. (пойти в магазин за молоком);

5) значение условия — выражается предлогами без + Р. п. (Без дож-дя урожай погибнет), с + Т. п. (С няней девочка не плачет), при + П. п.(При ветре крыша едва держится).

Признаковые значения

1) Количественные значения — выражаются падежами без, до +Р. п. (работать без отдыха, танцевать до головокружения, кричать доодури), на, по, с + В. п. (уехать на месяц, сыт по горло, промокнуть по по-яс, репа с кулак);

2) определительные значения — выражаются без, до, из, от. с, из-за,из-под + Р. п. (платье без рукавов, юбка до пят, кофта из шелка, украше-ние с востока, вещица из-за границы, пузырек из-под духов), к + Д. п.

207

(подарки к празднику), под + В. п. (ваза под конфеты), с + Т. п. (говоритьс вдохновением, шкатулка с инкрустацией), в, на, о, при + П. (ходитьв волнении, пальто на меху, служащий при посольстве, стихи о любви).Объектные (предметные) значения.

1) Значение дифференцированного объекта а) орудия действия —выражается предлогами из + Р. п. (застрелить из ружья), в, о, через +В. п. (увидеть в бинокль, поцарапаться о гвоздь, разглядеть через лупу),б) объекта-адресата — выражается предлогом для + Р. п. (купить книгудля сестры), в) объекта содержания (делиберативного объекта) — выра-жается предлогами про + В. п., о + П. п (вспомнить про кошку, вспом-нить о кошке), г) объекта совместного действия — выражается предло-гом с + Т. п. (приехать с отцом, встретиться с товарищем).

2) Значение первого объекта (соответствует грамматическому объ-ектному падежу) — выражается предложно-падежными формами присловах объектной семантики и сильного управления (вглядеться в лицо,приблизиться к машине, быть похожим на кого-нибудь, следить затучей).

Непроизводные предлоги участвуют также в выражении воспол-няющих отношений (участвовать в выборах, отказаться от обещания.уклониться от обязанностей, состоять из мелочей, подготовитьсяк удару).

Предлог у + Р. п. выражает специфическое для русского языка зна-чение посессивного субъекта (У него собака; У нее голубые глаза; У пти-цы есть гнездо, у зверя есть нора... (Бунин).

§ 128. Непервообразные (производные) предлоги

Производными называются предлоги, образованные неморфологи-ческим путем от самостоятельных частей речи. По морфологическому«облику» они бывают простыми (мимо, вокруг, путем, посредством,близ, вдоль) и составными, включающими в свою структуру, кроме со-относительной словоформы самостоятельной части речи, первообраз-ный предлог, один или два (в виде. в течение, в продолжение, несмотряна, но случаю, вслед за, в связи с, по направлению к, по отношению к).

По своим генетическим связям производные предлоги делятся нанаречные (кругом, против, вдоль), отглагольные, соотносительные с дее-причастиями (благодаря, несмотря на, невзирая на) и отыменные, чащевсего соотносительные с предложно-падежными формами существи-тельных (насчет, по причине, со стороны, наподобие, вроде).

208

§ 129. Сочетание производных предлогов с падежами

Если производный предлог составной и заканчивается первообраз-ным предлогом, то за ним следует падеж, соответствующий этому пред-логу: не смотреть на + В. п. —> несмотря на + В. п., связь с + Т. п. ->в связи с + Т. п., направление к + Д. п. -> по направлению к + Д. п., на-чинать с + Р. п. -> начиная с + Р. п. В составных наречных предлогахтакого типа выбор падежа также предопределяется первообразнымпредлогом: вблизи от + Р. п., впредь до + Р. п., применительно к + Д. п.,сравнительно с + Т. п.

В остальных случаях падежи распределяются так:

1) простые наречные предлоги в основном сочетаются с Р. п. (близ,вблизи, вглубь, вдоль, вместо, вне, внутри, внутрь, возле, вокруг, впереди.мимо, наверху, накануне, напротив, около, посередине, сзади, среди).

Предлоги вопреки, вслед, навстречу, наперекор, подобно, согласно, со-образно, соответственно, соразмерно употребляются с Д. п., предлогсквозь — с В. п.;

2) отыменные предлоги, омонимичные предложно-падежным соче-таниям существительных употребляются с Р. п. (в виде, ввиду, в знак,в качестве, в области, в отношении, в продолжение, в результате, в силу,в случае, в течение, в честь, во время, вследствие, за исключением, за счет,наподобие, на протяжении, по мере, по поводу, по причине, по случаю,с помощью, со стороны).

С Д. п. употребляются предлоги в контраст, в противовес, в проти-воположность и не в пример;

3) отглагольные предлоги, кроме благодаря, употребляются с темпадежом, которым управляет соотносительный глагол: включая + В. п.,кончая + Т. п., считая + В. п., не считая + Р. п., спустя + В. п.

Предлог благодаря употребляется с Д. п.

§ 130. Сопоставительная характеристикапервообразных и производных предлогов

Производные предлоги имеют некоторые особенности по сравне-нию с непроизводными.

1) Производные предлоги образуют постоянно пополняющийсяразряд служебных лексем. Нельзя дать закрытый список таких слов.В связи с тем, что новые предлоги появляются как следствие определен-ного употребления знаменательных словоформ, провести четкую грани-цу между предложной функцией и окончательно сформировавшимсяпредлогом можно не всегда. Например, в Толковом словаре С. И. Оже-гова и Н. Ю. Шведовой по случаю дается как предлог, а к на случай дана

14 Зак. 4163

209

помета «в знач. предл.». С такой же пометой дана и словоформа по при-чине, хотя в учебной литературе и на случай, и по причине обычно рас-сматриваются как предлоги.

2) Производные предлоги употребляются только с одним падежом.

3) Производные предлоги редко бывают многозначными. Их лекси-ческое значение, как правило, предопределяется сохраняющимися се-мантическими связями с исходными словами: по причине выражает при-чинное отношение, в продолжение — временное, вследствие — следст-венное, вблизи, кругом, рядом с — пространственное, по случаю — значе-ние повода, обоснования и т. д.

4) Среди производных предлогов есть такие, которые не обладаютсвойством сочетаться с конкретными существительными, словами, неимеющими событийной или признаковой семантики, т. е. лишенныепервичной функции предлога. Таковы, например, причинные, времен-ные, уступительные, целевые предлоги: можно сказать на случай дождя,пожара, войны, отключения отопления, катастрофы и т.п., но сочета-ния типа на случай дома, школы, брата и т. д. ненормативны. Когдак таким предлогам присоединяются конкретные слова, предложныеконструкции становятся эллиптическими, они прочитываются так, какбудто в них есть признаковое слово: Несмотря на ногу пришел на заня-тия = Несмотря на сломанную (больную, поврежденную и т. п.) ногу,пришел на занятия.

5) Производные предлоги не бывают средством сильного управле-ния и не оформляют восполняющих отношений. Они не обладают свой-ством десемантизации.

6) Среди производных предлогов выделяется особая группа со зна-чением «включения-исключения»: кроме, помимо, включая, исключая.Эти предлоги формируют особые двусторонние синтаксические отно-шения: нельзя, например, построить предложение так: *Люблю. кромегруш. Предлог кроме означает, что не только груши любимы, что естьдругой любимый предмет, который должен быть назван: Люблю, кромегруш, яблоки. Предлог кроме, присоединяя существительное к глаголу,предопределяет (провоцирует) еще одну синтаксическую связь.

Таким образом, синтаксически-конструктивные свойства многихпроизводных предлогов не совпадают со свойствами первообразныхпредлогов.

7) Не все производные предлоги сочетаются с припредложными ме-стоименными формами (*по причине него, *спустя него, *кончая ним,^навстречу нему. ^благодаря нему).

Производные предлоги выражают определительно-обстоятельст-венные и собственно обстоятельственные синтаксические значения: мес-та, времени, причины, цели, следствия, условия, уступки: По случаю при-езда Николая в Киеве устраивались разнообразные торжества (Паустов-

210

ский); Им предстояло принять бой в случае прорыва врага в город (Чаков-ский); Но ямщики, несмотря на дурную погоду, везли его с быстротоюветра (Пушкин); К счастью, по причине неудачной охоты кони наши небыли измучены (Лермонтов); Вы мне протелефонируйте в случае несчаст-ного исхода (Булгаков).

Члены предложения, вводимые производными предлогами и имею-щие собственно обстоятельственные значения, бывают синонимичнымис соответствующими придаточными частями сложноподчиненных пред-ложений: Возьми зонт на случай дождя 1 Возьми зонт на случай, если бу-дет дождь. Несмотря на северный ветер, на улице жарко 1 Несмотря нато, что дует северный ветер, на улице жарко. Вследствие возникших за-труднений, работу нельзя продолжить 1 Вследствие того, что возниклизатруднения, работу нельзя продолжить. По причине наступивших силь-ных морозов занятия в начальных классах отменены 1 По той причине,что наступили сильные морозы, занятия в начальных классах отменены.В связи с наводнением снабжение продовольствием затруднено 1 В связис тем, что наводнение, снабжение продовольствием затруднено.

105

§ 131. Место, занимаемое предлогомпо отношению к существительному

Общим правилом является постановка предлога (и первообразно-го, и производного) перед существительным. Предлоги ради и спустямогут стоять после существительного: Чего ради (вместо ради чего) я ту-да пойду? Два года спустя (вместо спустя два года) они расстались.

В местоименных словах, начинающихся с компонентов не, ни и кое,нормой считается интерпозиция предлога: не у кого, ни у кого, кое у ко-го, не у чего, ни у чего, кое у чего, не над кем, ни над кем, кое над кем, ненад чем, ни над чем, кое над чем и т. д. По наблюдению Н. А. Еськовой,в таком употреблении практически не встречаются производные пред-логи, а отглагольные и отыменные предлоги в интерпозиции просто не-возможны (*кое благодаря кому, *ни благодаря кому, *не благодаря чему,*кое насчет кого, *ни насчет кого). Н. А. Еськова обратила внимание нанаметившуюся в языке тенденцию ставить предлог, и прежде всего про-изводный, перед местоимением с начальным кое- (благодаря кое-кому.относительно кое-кого, согласно кое-чему, взамен кое-чего, с кое-какимисредствами, в кое-какой порядок, на кое-какие вопросы).

Предлог находится в интерпозиции в предложных формах сочета-ния друг друга: друг без друга, друг к другу, друг на друга, друг с дру-гом, друг о друге. Это правило является жесткой нормой, только когда

105 При написании этого параграфа использованы наблюдения и примеры Н. А. Еськовой.14* 211

речь идет о первообразном предлоге. Из производных в интерпозицииупотребляются некоторые наречные предлоги (друг против друга, другвозле друга, друг после друга). Что же касается отыменных и отглаголь-ных предлогов, а также части наречных, то они тяготеют к препозиции:

благодаря друг друга, вблизи друг друга, насчет друг друга, наперекор другдругу, напротив друг друга. Некоторые предлоги (относительно, около,мимо, вокруг, ради) могут занимать обе позиции (друг ради друга и радидруг друга).

Предлог вместе с падежной формой имени образует единство, недопускающее вставки другого служебного элемента. Нельзя сказать*в, очевидно, комнате или *под же столом и т. п. Частицы, модальныеслова присоединяются к предложно-падежной форме: очевидно, в комна-те; под столом же; вряд ли на улице и т. п.

Между предлогом и существительным может вставляться толькоопределение: в комнате — в светлой комнате, благодаря врачу — благо-даря опытному врачу. В современном языке от этого правила возможныотступления: 1) вставляется частица после производного предлога Неблагодаря ли им с такой горькой и неспешной отчетливостью встают до-машние сцены в квартире Баюкоеых? (В. Кардин); Но внутри-то самойпартии давайте все-таки разберемся («Московская правда»), 2) послепредлога вставляется модальное слово при наличии определения к су-ществительному или при признаковом существительном Не тольков этих произведениях, но и в, так сказать, чистой лирике Пастернака<...> своеобразно выражена тема революции, тема времени (А.Якоб-сон); Как только с, казалось бы, ясного неба грянул гром амнистии, такюристы и публицисты заспорили... («Известия»).

литература

Бондаренко В. С. Предлоги в современном русском языке. М-, 1961.Виноградова. В. Русский язык. М., 1972. С. 531-541.

Еськова Н. А. Первообразные и непервообразные предлоги. Формальный ас-пект // Русистика. Славистика. Индоевропеистика. М., 1996. С. 458—464.Морфология и синтаксис современного русского литературного языка. М.,

1968. С. 243-244.Современный русский язык. Ч. 2 / Под ред. Е. И. Дибровой. М., 1995.

С.136-141.

212

СОЮЗЫ§ 132. Общая характеристика союза как части речи

Союз как часть речи — это класс неизменяемых служебных слов,посредством которых синтаксически соединяются части сложного пред-ложения и словоформы в простом предложении, а также компонентытекста.

Союз отличается от предлога тем, что для него незначима морфо-логическая природа соединяемых частей, тогда как предлог присоеди-няет только имена (существительное, местоимение-существительное,числительное), при этом, если имя изменяемое, избирательно относитсяк падежу.

Союз соединяет не части речи, а члены предложения (простого илисложного), которые могут выражаться словоформами разных морфоло-гических классов. Например, союз И соединяет и существительные(брат и сестра), и прилагательные (недорогая и полезная <вещъ>), и на-речия (слева и справа), и глаголы (<девочка> испугалась и плачет), и раз-ные части речи (Он болен и не встает; пишет красиво и без ошибок, прие-хал с другом и надолго).

Лексическое значение союзов, как и значение предлогов, синтакси-ческой природы, т. е. формируется и выявляется на основе синтаксиче-ской связи. Например, сочетания недорогая и полезная вещь; недорогая,а полезная вещь; недорогая, но полезная вещь; недорогая, зато полезнаявещь не совпадают по смыслу, их различие создается значением союзов,так как по составу словоформ словосочетания совпадают.

Семантика союзов абстрактна. Степень отвлеченности союзногозначения зависит от характера связи союза с контекстом. Есть союзы,которые выражают одни и те же синтаксические отношения независимоот дистрибуции. Таковы многие союзы, оформляющие сложноподчи-ненное предложение (потому что, так как, перед тем как, после тогокак и др.). Они являются однозначными. Другие союзы выражают неодно синтаксическое отношение. Например, в предложении Ветер поморю гуляет и кораблик подгоняет союз и имеет временное значение;

в предложении Антракт кончился, и мы пошли смотреть второе дейст-вие — причинно-следственное значение; в предложении Солнце светитярко, и все-таки холодно — противительное значение. Союз чтобы, ко-гда присоединяет придаточное цели (пришли, чтобы объяснить), имеетзначение цели, а когда присоединяет придаточное изъяснительное(просил, чтобы объяснили), значение цели утрачивает и вводит делибера-тивный препозитивный объект. Это многозначные союзы. Они большезависят от контекста и часто нуждаются в дополнительных лексическихсредствах для реализации своих синтагматических свойств (нельзя по-

213

строить предложение так: ^Покупай сани зимой, а летом. Но если ввестиотрицание, предложение становится корректным: Покупай сани не зи-мой, а летом). Естественно, что семантика однозначных (однофункцио-нальных) союзов конкретнее семантики многозначных (многофункцио-нальных) союзов.

Союз и предлог могут выражать однотипные логические отноше-ния (о синонимике производных предлогов и подчинительных союзовсм. (§) 130), но в целом союз больше, чем предлог, повернут к субъектуречи и нередко включает в себя интерпретационные или модальныесмыслы.

Предлог (прежде всего первообразный), соединяясь с именем, явля-ется средством отражения объективной действительности (книга в сто-ле, книга на столе, книга за столом, книга под столом). Функцию просто-го отражения могут иметь и союзные конструкции (Книги и тетради ле-жат на столе), однако чаще союз обнаруживает связь с субъектом ре-чи: в сочетании недорогая и полезная вещь выражается представлениео том, что субъект речи оценивает вещь одновременно как недорогуюи полезную. В сочетании недорогая, а полезная вещь признак полезностив представлении субъекта логически не соответствует признакунедорогая. В сочетании недорогая, зато полезная вещь признак полезно-сти оценивается как определенное возмещение, компенсация признаканедорогая, при помощи союза но признаки недорогая и полезная изобра-жены как противоположные.

§ 133. Типы союзов по структуре

Союзы принято делить на простые и составные. Простые — это од-нословные союзы: а, будто, да, едва, если, и, ибо, или, кабы, как, как-то,когда, ли, либо, нежели, но, пока, поскольку, словно, также, тоже, хотя,чем, чтобы.

Простые союзы неоднородны: одни из них непроизводные (а, но,или, ли, да), другие образованы неморфологическим путем и сохраняютв своем строении следы своей производности (чтобы, также, тоже, хо-тя, будто, что, чем, когда, поскольку).

Составные союзы являются неоднословными и включают в себякомпоненты, соотносительные или со знаменательными, или со служеб-ными (включая простой союз) частями речи: потому что, оттого что,так как, вследствие того что, несмотря на то что, в то время как, передтем как, между тем как. тем более что, тем не менее, по мере того как,как будто, а может, а именно, а не то. да и, а также, как только, едвалишь, но зато.

По тому, как вводится союз в предложение (сколько мест занима-ет), различаются одноместные (или одиночные) и неодноместные сою-

214

зы, которые в свою очередь делятся на повторяющиеся и двухместные(или двойные).

Одноместные союзы употребляются в предложении один раз и сто-ят перед тем компонентом, который присоединяют, или между соеди-няемыми частями: Средь шумного бала, случайно, В тревоге мирской суе-ты, Тебя я увидел, но тайна Твои покрывала черты (А. Толстой); Я пом-ню, как детьми с румяными щеками По снегу хрупкому мы бегали с тобой(Полонский), Писатель, если только он есть нерв великого народа, не мо-жет быть не поражен, Когда поражена свобода (Полонский).

Повторяющиеся союзы употребляются не один раз. К ним относят-ся союзы и... и... и, да... да... да, или... или... или, не то... не то... не то,то... то... то, либо... либо и некоторые др.: И как-то весело, И хочетсяплакать, И так на шею бы тебе я кинулся (Лермонтов); Что здесь у васза край? То холодно, то очень жарко, то солнце спрячется, то светитслишком ярко (Крылов).

Повторяющиеся союзы неоднородны. Одни из них образуются не-однократным повторением одноместного союза, при этом повтор обыч-но факультативен, таков, например, союз и... и... и (в некоторых рабо-тах такие союзы к повторяющимся не относят). В других случаях по-вторяющийся союз не может быть сокращен до одноместного союза:

ни... ни, то... то, не то... не то, будь то... или (повторяющиеся союзыотносят к разряду простых).

Двухместные союзы состоят из двух несовпадающих и позиционноразобщенных частей: не только... но и, поскольку... постольку, чем...тем, если... то, едва... как, хотя... но, не то что... но. Например, Хотьты и в новой коже, да сердце у тебя все то же (Крылов), Чем светлеепредставлялась ему судьба князя Андрея, тем мрачнее представляласьсвоя собственная (Л. Толстой).

Примечание. В роли второй части двухместного союза (коррелята) мо-жет оказаться как частица, так и модальное слово: Если ты позволилей жить с тобою под одною кровлей, стало быть, она этого заслужи-вает (Тургенев) — стало быть стоит на месте то.

§ 134. Сочинительные и подчинительные союзы

По синтаксическим свойствам союзы делятся на сочинительныеи подчинительные.

Сочинительные союзы соединяют однородные члены простогопредложения и части сложносочиненного предложения. Формальнойособенностью сочинительного союза является то, что, располагаясь ме-жду соединяемыми компонентами, он не входит в синтаксическуюструктуру ни одного из них. Тогда как подчинительный союз принадле-жит придаточной части, вместе с которой может занимать разные пози-

215

ции по отношению к главному предложению: Когда отряд вошел в го-род, солнце садилось -> Солнце садилось, когда отряд вошел в город —>Солнце, когда отряд вошел в город, садилось.

Сочинительные союзы соединяют компоненты как функциональноравноправные: при сочинении нельзя выделить ни главной, ни зависи-мой части. При этом однородность, выражаемая сочинительным сою-зом, неодинакова. Она может относиться к синтаксическому уровню —союз соединяет одинаковые члены предложения: заведу кошку и попугая;

может быть лексико-семантической — союз соединяет разные формыпри их общей или однотипной референтной направленности: говорюс поэтами и о поэтах (В. 3. Санников); а также коммуникативной — со-юз соединяет функционально разные члены предложения: Дождь идет,и сильный; Она вернется, но нескоро — прилагательное и наречие, при-соединенные сочинительным союзом к предложению, прочитываютсятоже как предложение) 106.

Сочинительные союзы делятся на: 1) соединительные, 2) раздели-тельные, 3) противительные, в которых особо выделяют градационные,4) присоединительные и 5) пояснительные.

Примечание. Данная классификация является традиционной. Она (с не-значительными вариациями) представлена во многих грамматикахрусского языка. В. 3. Санников предложил разбиение сочинительныхсоюзов не по признаку синтаксического отношения, а на основе мо-дальности. Он выделил соединительные, разделительные и замести-тельные союзы. Соединительные союзы соединяют части, каждая изкоторых обозначает реальный / нереальный факт. По признаку ре-альной модальности к соединительным отнесены и противительныесоюзы (а также, очевидно, должны быть отнесены и пояснительныесоюзы). Разделительные союзы связаны с модальностью возможно-сти факта. К заместительным отнесены союзы типа не... а, которыесвидетельствуют о том, что только вторая часть синтаксическойструктуры обозначает реальный факт: Петя не спит, а читает (Петя,вместо того, чтобы спать, читает) 107.

Соединительные союзы и, ни... ни, да (в значении м), как... так и,«... и. Эти союзы выражают соединение, не осложненное дополнитель-ными смыслами, часто они используются для обозначения перечисле-ния: И сделалась моя Матрена ни пава, ни ворона (Крылов); И пращ,и стрела, и лукавый кинжал щадят победителя годы (Пушкин). Самымотвлеченньм из соединительных союзов является союз и, который, пословам А. М. Пешковского, выражает «чистую идею соединения». Союзи используется не только для выражения перечисления и соединения.

107

Подробнее об этом см.: В. 3. Санников. Русские сочинительные конструкции. Семанти-ка. Прагматика. Синтаксис. М., 1989. С. 13-25.

В. 3. Санников. Указ соч. С. 92-97.

216

С опорой на наречия, частицы, модальные слова (и тогда, и поэтому,и следовательно, и значит, и все-таки, и все же, и тем не менее), а такжесмысл объединяемых частей он может передавать временные, причин-но-следственные, уступительные, условные, противительные и присое-динительные значения.

Разделительные союзы или, либо, то... то. не то... не то, или... или,либо... либо, то ли... то ли, а то, а не то выражают два основных син-таксических отношения: 1) значение взаимоисключения: То ли она —телеграмма — попала в сугроб и теперь лежит глубоко под снегом, то лиона упала на тропку и ее утянул какой-либо прохожий... (Гайдар), 2) зна-чение очередности: То дождь, то град, то снег, как белый пух, То солнце,блеск, лазурь и водопады... (Бунин); Буря мглою небо кроет. Вихри снеж-ные крутя: То, как зверь она завоет, То заплачет, как дитя (Пушкин).

Примечание. В. 3. Санников отметил употребление в разделительномзначении союза и; на это значение он приводит пример из «Скупогорыцаря» Пушкина: Барон здоров. Бог даст — лет десять, двадцать,и двадцать пять. и тридцать проживет он ш.

Противительные союзы а, но, однако, да (в значении но) являютсямногозначными, контекст может модифицировать их содержание; ос-новное значение союза а сопоставительное: Еще в полях белеет снег,а воды уж весной шумят (Тютчев), союзов но, однако, да — противи-тельное: Она подходит — ив слезах На воды шумные взглянула. Ударила,рыдая, в грудь, В волнах решилась утонуть — Однако в воды не прыгнулаИ дале продолжала путь (Пушкин).

Градационные союзы (их еще называют двойными сопоставитель-ными союзами) не только... но и. не только... а и, не только не... но, нестолько, ..сколько, даже не то что и др. выражают сопоставление илипротивопоставление по сюпени значимости: Он не только красив, нои талантлив.

Присоединительные союзы да и, да и то, (и) причем, (и) притом,тоже, также выражают добавочную информацию к сказанному: Водыбыло много, и притом она была не испорчена.

Пояснительные союзы а именно, то есть, или, как-то выражают по-яснение и уточнение: Пили по-обыкновенному, то есть очень много (Пуш-кин); Весь день Анна провела дома, то есть у Облонских... (Л. Толстой);

Домашние животные, а именно кошки, действуют на человека успокаи-вающе; Она зовется так, то есть ее прозвание Маниловка, а Заманиловкитут вовсе нет (Гоголь).

Примечание. В некоторых работах пояснительные союзы отграничива-ются от сочинительных и признаются лексемами, формирующими

108

Там же. С. 197.

217

особый тип синтаксических отношений, промежуточный между сочи-нительными и подчинительными отношениями.

§ 135. Подчинительные союзы

Подчинительные союзы присоединяют придаточные части к глав-ным частям сложноподчиненного предложения. Некоторые подчини-тельные союзы используются и при построении простого предложения.Так, союз как может ставиться перед именной частью составного ска-зуемого: Дом как проходной двор или входить в обстоятельство образадействия: Как дым рассеялись мечты (Лермонтов), союз чтобы можетприсоединять обстоятельство цели, выраженное инфинитивом:

Собрались, чтобы обсудить план действий. Ср.: Собрались обсудить пландействий.

Подчинительные союзы принято делить на семантические и асе-мантические. К последним относят союзы, присоединяющие придаточ-ные изъяснительные предложения: что, как, чтобы, будто. Их обычносравнивают с грамматическими падежами, так как при помощи изъяс-нительных союзов нередко замещаются такие синтаксические места,в которых может быть и грамматический падеж (Слышно шум ветра,Слышно, что 1 как 1 будто шумит ветер; Снится весна. Снится будтовесна; Вспомнил о случившемся. Вспомнил, что случилось). Подобно грам-матическим падежам изъяснительные союзы выражают синтаксическиеотношения, предопределенные (заданные) семантикой того слова (илисловоформы), к которому относится придаточное предложение. Изъяс-нительный союз не формирует синтаксического смысла сложного пред-ложения, а только его выражает.

Однако было бы неверно думать, что в содержательном отношенииизъяснительные союзы — это пустые слова. Изъяснительные союзыразличаются между собой модальными компонентами значения. Союзчтобы выражает желательную модальность (скажи, чтобы пришел),будто — неуверенность (вижу, будто кто-то стоит), что и как связа-ны с реальной модальностью.

Семантические подчинительные союзы имеют собственные значе-ния. Они определяют синтаксические отношения в структуре сложногопредложения.

Семантические союзы делятся на группы по значению: 1) времен-ные союзы когда, перед тем как, после того как, едва... как, как только,едва лишь, 2) причинные потому что, оттого что, так как, ввиду тогочто, тем более что, из-за того что, благодаря тому что, в силу тогочто, в связи с тем что. вследствие того что, в результате того что;

3) условные если. если... то, в случае если, в том случае если, при условиичто, ежели и др.; 3) уступительные несмотря на то что, хотя, невзирая

218

на то что, вопреки тому что, при всем том что, независимо от тогочто; 4) следствия так что, в результате чего; 5) цели чтобы, для тогочтобы, ради того чтобы, с тем чтобы, затем чтобы; 6) сравнительныекак, как будто, будто, словно, так же как, подобно тому как, вроде тогокак, как если бы; 7) сопоставительные союзы, совпадающие с подчини-тельными союзами по формальному признаку, а по значению не проти-вопоставленные сочинительным союзам если... то, в то время как, меж-ду тем как, тогда как, по мере того как, чем... тем. Например, Отцыдруг к другу не ездили, она Алексея еще не видала, между тем как(= а) молодые соседки только об нем и говорили (Пушкин).

Примечания. 1. Сопоставительные союзы, в связи с тем, что они не выра-жают синтаксического неравноправия, иногда включаются в составсочинительных, особенно в тех случаях, когда возможна замена насоюз а 109. 2. Среди сравнительных союзов особо следует отметитьсоюз как, употребляющийся в структуре простого предложенияв функции, синонимичной предлогу в качестве (Мы знаем его как учи-теля 1 в качестве учителя}. Специфика соответствующих конструк-ций состоит в том, что союз присоединяет существительное, падеж-ная форма которого выбирается на основе согласования: он (И. п.)нравится как поэт (И. п.), помогаем ему (Д. п.) как поэту (Д. п.), це-ним его (В. п.) как поэта (В. п.), заинтересовались им (Т. п.) как по-этом (Т. п.),расскажу о нем (П. п.) как о поэте (П. п.) 110.

§ 136. Союзные слова

Союзные слова (или относительные местоимения) — это место-именные слова различных частей речи, используемые при построениисложноподчиненного предложения в роли подчинительного союза.Подчинение, оформляемое союзным словом, принято называть относи-тельным.

В роли союзных слов используются следующие лексемы: кто, что,какой, который, каков, чей, где, куда, откуда, когда, как, почему, отчего,зачем, сколько.

В отличие от союзов союзные слова являются членами предложе-ния, к ним можно поставить смысловой вопрос, и, что важно, они вво-дятся в придаточные части на основе синтаксической связи с другимикомпонентами. Например, в предложении Самое удивительное было то,как быстро они договорились (Фадеев) слово как образует словосочета-ние с наречием быстро, в котором выражается значение степени, а по-тому не может считаться союзом. Точно так же союзное слово что —

109 Современный русский язык. Часть 2/Под ред. Е. И.Дибровой. С. 148-149.

110 Подробнее об этом см. А. Ф. Прияткина. Союз «как» в значении «в качестве». Владиво-сток, 1975.

219

это всегда или сильноуправляемый В. п. (Вспомни, что ты говорил ут-ром), или И. п. подлежащего (Трудно понять, что происходит).

Союзная функция относительных местоимений опирается на раз-ные их свойства. 1.При оформлении придаточных изъяснительныхпредложений местоимения реализуют свою вопросительную семантикуи выбираются в зависимости от того, на что направлен вопрос: Насспросили, кто приезжает, что случилось, когда наступят холода, почемуне летают самолеты, какое ожидается лето и т. п.

Примечание. Лексема когда является союзом, если присоединяет прида-точное времени.

2. Если придаточное предложение относится к существительномуили соотносительному местоимению, то в союзном слове реализуетсяего способность употребляться анафорически: чаще всего оно вводитв придаточное предложение компонент, упомянутый в главной части:

расскажи о письме, которое ты получил; я тот, кого вы ждете; мы былитам, куда вы идете; на березе, что растет под моим окном, галки свилигнездо.

Примечание. Относительные местоимения-прилагательные при оформле-нии присубстантивных придаточных в роде и числе согласуются с темсуществительным в главной части, к которому они относятся, а фор-ма падежа определяется их местом в структуре придаточного предло-жения. См. Места, по которым они проезжали, не могли назватьсяживописными (Тургенев) — предложно-падежная форма по которымпредопределена синтаксической связью с глаголом проезжали (Гдепроезжали?— Проезжали по...), а число определяется согласованиемс словоформой места.

§ 137. Продуктивные явления в сфере союзной лексики

Союз как особый класс служебных лексем постоянно пополняетсяновыми образованиями. Так же как предлог, союз морфологически неоформлен, и новые союзы образуются не морфологическим путем. Рас-ширение состава лексики, используемой для синтаксической связи час-тей простого и сложного предложения, является продуктивным процес-сом в современном языке. В результате не всегда можно провести чет-кую границу между союзом и не-союзом, имеющим союзную функцию.В «Русской грамматике-80» введено понятие аналог союза. Под негоподводятся наречия, модальные слова, частицы, которые, сохраняя час-теречную принадлежность, регулярно оказываются на службе у союза.Это такие слова, как вдобавок, вернее, ведь, впрочем, далее, еще, затем,значит, кстати, лишь, наконец, например, к примеру, скорее, следователь-но, только, теперь и др. Некоторые из таких слов: зато, однако, притом,причем — в словарях (см. МАС) называются союзами, хотя они встреча-

220

ются в сочетании с исконным союзом: и причем, и притом, но однако, нозато (т. е. ведут себя как вводные слова и частицы).

Расширение состава союзной лексики во многом объясняется отме-чаемой исследователями тенденцией к дифференцированному выраже-нию синтаксических значений, передаваемых союзами широкой семан-тики (или многозначными). В основном это сочинительные элементар-ные (первообразные) союзы. Наречия, модальные слова, частицы при-соединяются к таким союзам в качестве конкретизаторов передаваемыхсмыслов, они помогают однозначно определить то отношение, котороевыражается союзом. На основе сочетания с конкретизатором может об-разоваться составной союз, таков, например, союз а может быть 1а может: Я вас люблю любовью брата, а может быть, еще сильней(Пушкин).

Другая продуктивная тенденция связана с активным вовлечениемв сферу сложноподчиненного предложения сочетаний с производными(особенно отыменными) предлогами.

По наблюдению Р. П. Рогожниковой, образование союзных сочета-ний происходит двумя способами: 1) посредством распространения вто-ричного предлога субстантивным местоимением то и союзом что (засчет —> за счет того, что; в связи с —> в связи с тем, что); 2) посредствомвставки местоименного прилагательного тот и присоединения союза(по причине -> по той причине, что; с целью -> с той целью чтобы; на слу-чай -> на тот случай, если).

Союзные сочетания, образованные по первой модели, формализу-ются быстрее, чем вторые. Полному переходу в союз сочетаний второготипа препятствует согласованное местоименное определение, котороесоздает условия для возможного дополнительного распространения со-юзного сочетания: Я начал с «Вестника пароходства», в котором рас-сказ понравился, но где напечатать его отказались на том, и совершеннорезонном основании, что никакого отношения к речному пароходству онне имеет (Булгаков) '''.

ЛИТЕРАТУРА

ВиноградовВ. В. Русский язык. М., 1972. С. 552-567.Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под

ред. М. В. Панова. М., 1968. С. 267-277.Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении С. 475-501Санников В. 3. Русские сочинительные конструкции. М., 1989. С. 98-225.

111

Подробнее об этом см. Морфология и синтаксис современного русского литературногоязыка. М., 1968. Глава третья. Приведенный пример из этой монографии.

221

Чеснокова Л. Д. Русский язык. Трудные случаи морфологического разбора. М.,

1991. С. 162-171.Шанский Н. М., Тихонов А. Н. Современный русский язык. Ч. 2. М., 1981.

С.249-252.

ЧАСТИЦЫ§ 138. Общая характеристика частиц как части речи

Частицы — это особый класс неизменяемых служебных слов.

Примечание. Е. А. Стародумовой принадлежит мысль о том, что части-цы — это не особая часть речи, а особая функция слова. Частицейможет оказаться и изменяемое слово 112, например, слово один: однинеприятности, одна вода.

Частицы объединяются с предлогами и союзами синтаксическойприродой значения, они не выражают понятий, им приписываются тесмысловые приращения, которые получает высказывание при введениив него частиц. Например, в предложении По утрам Таня пьет толькокофе с молоком по сравнению с По утрам Таня пьет кофе с молоком со-общается о том, что кофе с молоком является единственным напитком,который пьет Таня по утрам. Так как приведенные два предложенияразличаются по составу лишь словом только, можно сказать, что ука-занный ограничительно-выделительный смысл привносится частицей,является ее значением. Если в предложение Пошел дождь ввести части-цу хоть бы изменится содержание его синтаксической модальности,вместо обозначения реального факта предложение будет называть же-лаемый факт. В результате хоть бы оказывается частицей со значениемжелательности. Сопоставление номинативного предложения Каникулыс Вот и каникулы позволяет выделить в частице вот и значение "указа-ние на наступление ожидаемого или желаемого события', частица вродеозначает неуверенность говорящего в сообщаемом (ср. Стучат и Вродестучат), частица что за (ну что за) делает предложение эмоциональ-ным (Ну что за шейка, что за глазки!) и т. д.

Итак, частицы имеют значения, которые выявляются на основесинтаксической прикрепленности.

Но в отличие от предлогов и союзов частицы — это такие слова,для которых синтаксический признак однозначно не определен: онипримыкают к предложению в целом (Вот едет могучий Олег со дво-

112 Е. А. Стародумова. Русские частицы (письменная монологическая речь). Авторефератдиссертации на соискание уч.ст. докт. филолог, наук. М., 1997. С. 8.

222

ра... — Пушкин), к отдельным его компонентам (Нет, не тебя так пыл-ко я люблю... — Лермонтов), формируют нерасчлененные эмоциональ-ные высказывания (— Рада, что сын приехал? — Еще бы!).

Смыслы, передаваемые частицами, могут относиться к веществен-ному содержанию предложения: Вот мельница; к его целевой коммуни-кативной направленности: Неужели зоосад не вернет зверей назад? (Ми-халков); к модальности: Пусть всегда будет солнце!; к логической струк-туре высказывания: И кому же в ум пойдет на желудок петь голодный?(Крылов), — в последнем примере частица же выделяет логическийпредикат или рему.

Есть частицы, выполняющие функцию связки: Ученье — вот чума,ученость — вот причина, что нынче пуще, чем когда, безумных развелосьлюдей, и дел, и мнений (Грибоедов); другие частицы употребляются каксоюзы или как компоненты союзов (например, если... то).

Одни частицы ставятся перед словом, к которому относятся: И ко-пейки не дам!; другие (например, же, то, ко), наоборот, после слова:

[Баклушин] Милая девица, куда же вы так торопитесь? (А. Н. Остров-ский); Скажи-ка, дядя, ведь не даром Москва, спаленная пожаром. Фран-цузу отдана (Лермонтов); третьи (ведь. все-таки) к определенной пози-ции не прикреплены: ср. ведь не даром Москва французу отдана; не да-ром ведь Москва французу отдана.

Для частиц пока не найден общий семантический признак, кото-рым можно было бы охарактеризовать их как часть речи в целом, хотяочевидно, что смыслы, выражаемые частицами, обычно входят в модуспредложения, т. е. в ту часть заключенной в предложении информации,которая ориентирована на субъекта речи.

В настоящее время в связи с развитием идей семантического син-таксиса и другими лингвистическими направлениями частицы активноизучаются, постепенно складывается практика их пословного опи-сания.

В лингвистической литературе нет единого определения частиц какчасти речи. Больше всего соответствует характеру этих слов определе-ние в Словаре лингвистических терминов под ред. О. С. Ахмановой:

«Разновидность служебных слов, объединяемая как часть речи общейсемантико-синтаксической функцией выражения отношения говоряще-го к высказываемому с особым выделением или уточнением какого-ли-бо момента или стороны в этом высказывании» (М., 1966. С. 512).

§ 139. Соотносительность частиц с другими частями речи

Частицы, как и остальные служебные классы слов, пополняются не-морфологическим способом, генетически они соотносительны с разны-ми частями речи. Много частиц наречного происхождения: именно, про-

223

сто, точно, действительно, подлинно, определенно, вон, где, куда, как,так, разве, уж. Некоторые частицы восходят к глагольным формам: дай(дай посмотреть), давай (давай дружить), возьми, обычно в сочетаниис частицей и (возьми и скажи), пускай: Пускай же говорят собаки: «АйМоська! Знать, она сильна. Что лает на Слона!» (Крылов); связаныс глаголом частицы ведь < ведать, мол < молвить. Такие частицы, какэто, то, оно, все, образовались из словоформ местоименных прилага-тельных.

Знаменательное слово может употребляться как частица. Напри-мер, в предложениях В кладовых у него одни мыши (А. Н. Толстой); Разон в море закинул невод, пришел невод с одною тиной (Пушкин) словоодин является ограничительной частицей. В предложении Смотри, ужты хрипишь, а он себе идет вперед и лаю твоего совсем не примечает(Крылов) как эмоционально-модальная частица употреблена словофор-ма местоимения себя.

Частицы могут быть союзного (Съездить бы домой хоть на денек!},предложного (Женщина вроде знакомая) и междометного (Ну иди же!}происхождения.

§ 140. Разряды частиц по значению

При описании частицы принято делить на группы по значению.Это деление оказывается условным прежде всего потому, что большин-ство частиц многозначно и в зависимости от употребления можетвключаться в разные разряды. Например, частица не выражает отрица-ние. Если не стоит перед сказуемым, предложение является общеотрица-тельным. Если не стоит перед каким-нибудь другим членом, предложе-ние оказывается частноотрицательным: отец не пришел / пришел неотец. В то же время, соединяясь с формой будущего времени глаголовСВ с приставкой на-, частица не может указывать на действие длящееся,беспредельное: Напекла блинов Оринушка, не насмотрится на Ванюшку(Некрасов). В предложениях типа Умна, хороша собой, добра. Чем тебене невеста? не передает положительную оценку. В вопросительныхпредложениях со словом ли частица не втянута в выражение предполо-жения (Не на четверг ли назначена операция?). Вместе с частицей еще быне обозначает категорическое утверждение (—Довольна?— Еще бы недовольна). Частица в одном и том же предложении одновременно можетвыражать несколько значений. Например, в следующем тексте частицатолько, оставаясь ограничительно-выделительной, передает еще оценку(немного): Я мужем ей не был, Я другом ей не был — Я только ходил последам. Сегодня отдал я ей синее небо, А завтра всю землю отдам(Светлов).

224

Выделяются так называемые смысловые (логические, акцентирую-щие), модальные и эмоционально-экспрессивные частицы.

Примечания. 1) В некоторых работах частицы разбиваются на две группы, модальные и немодальные частицы. См., например, Л. Л. Касаткин, Е. В. Клобуков, П. А. Лекант. Краткий справочник по русскому языку под ред. П. А. Леканта. Второе издание. М., 1995.

2) Существует традиция выделять разряд формо- и словообразую-щих частиц (частицы-аффиксы): те (читайте), бы (читал бы), ся (дом строится), кое: -нибудь, -либо. -то (кое-кто, кто-нибудь, кто-либо, кто-то и т. п.) и нек. др. С точки зрения синхронных отношений это выделение некорректно. Частицы при всей их пестроте и разнообразии являются отдельными лексемами, а не компонентами словоформ, поэтому единицы, получившие в языке статус агглютинативной морфемы (В. В. Виноградов) не должны относиться к данной части речи.

113

3) Не, ни, то употребляются и как частицы, и как аффиксы.

В смысловые частицы входят: 1) указательные (вон, вот, вот и.это), 2) определительно-уточняющие (именно, точно, ровно, как раз, про-сто и др.), 3) выделительно-ограничительные (единственно, исключи-тельно, только, лишь, же).

Примечание. В. В. Виноградов к немодальным относил только указа-тельные и уточнительные частицы, справедливо полагая, что основ-ная масса частиц в современном русском языке имеет отношениек модальности 114.

Модальные частицы связаны с модальностью в самом широком еепонимании. Модальность включает в себя 1) выражение отношения вы-сказывания к действительности в плане реальности / ирреальности(объективная модальность), 2) отношение говорящего к содержаниювысказывания (субъективная модальность), включая такие смыслы, какжелательность, возможность, долженствование, 3) коммуникативнуюнаправленность высказывания (вопросительность, побудительность),4) утверждение и отрицание (логическую модальность). В соответствиис этим выделяются: утвердительные частицы (да, действительно, совер-шенно верно, конечно, так точно), отрицательные частицы (не, ни, нет,отнюдь не) вопросительные частицы (ли, разве, неужели, а, что за), по-будительные частицы (пусть, пускай, ка, ну, ну-ка, дай, давай, давайте),частицы со значением желательности (бы, хоть бы), долженствования

113 Частицы-аффиксы не выделяются в качестве отдельного разряда частиц в учебном посо-бии Н. М. Шанского и А. Н. Тихонова (Современный русский язык. Часть 2. М., 1981),в учебнике Современный русский литературный язык / Под ред. П. А. Леканта. М., 1982(раздел написан Е. В. Клобуковым). См. также упомянутый Краткий справочник по рус-скому языку.

114 В. В. Виноградов. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. 1975. С. 78.

15 Зак. 4163

225

(чтоб), недостоверности, сомнения, неуверенности, неодобрения (врядли, вроде, едва ли, авось, будто бы): <Гурмыжская> ...Я предпочитаювоспитание суровое, простое, что называется на медные деньги: не по ску-пости, нет, а по принципу (А. Н. Островский); <Гурмыжская> Подвинь-тесь поближе, вы нас не слышите. <Бодаев> Да, не слышу (А. Н. Остров-ский); — Значит, завтра на зайцев не пойдем, а? Как ты думаешь, Ярмо-ла? (Куприн); <Вы ведь не бранились еще с молодым Берестовым>, а ста-рики пускай себе дерутся, коли им это весело (Пушкин); Чтоб ты пода-вился, негодный бурлак! Чтоб твоего отца горшком в голову стукнуло(Гоголь).

Частица было означает неосуществленное, прервавшееся действие:

Гость собрался было уходить, но передумал; Дети было расшалились, ноих остановили; Ребенок было заплакал, но вскоре успокоился; «Еще покой-ница делала, — продолжал Плюшкин. — Мошенница-ключница совсем бы-ло его забросила и даже не закупорила, каналья! Козявки и всякая дряньбыло напичкались туда, но я весь сор-то повынул и теперь вот чистень-кий, я вам налью рюмочку» (Гоголь).

К модальным относят частицы, вводящие чужую речь (мол. де, дес-кать): ... Отлучиться разрешите, дескать, случай дорогой... (Твардов-ский); Я Онегиным так и бряк! Приехал ко мне, мол, веселый Один моло-дой чудак (Есенин), а также частицу якобы, которая, по словамВ. В. Виноградова, выражает «недоверие к чужой речи, к чужим квали-фикациям» (Она якобы поступила в медицинский).

Эмоционально-экспрессивные частицы обычно употребляютсяв восклицательных предложениях. К ним относятся такие частицы, както-то, ну и, что за, еще бы, ну как, где (Где ему!), куда (Куда ему же-ниться!), тоже, ведь, все-таки, даже, вот и, вот тебе и. Эмоционально-экспрессивная частица может быть одновременно и усилительно-выде-лительной или модальной: Где ваша могила — хотя бы холм, ВсеволодЭмилъевич Мейерхольд? (Вознесенский); Мой муж, быть может, чест-ный. хороший человек, но ведь он лакей! (Чехов); Голубушка, как хороша!(Крылов); <Апломбов> Не нравится правду слушать? Ага! То-то! А выпоступайте благородно (Чехов); «Да, ну разве приказчик!» — сказал зять,но и тут усумнился и покачал головою (Гоголь); Вот тебе и дама с собач-кой. .. Вот тебе и приключение... Вот и сиди тут (Чехов).

§ 141. Типы частиц по структуре

По структуре частицы делятся на простые и составные. Простыечастицы состоят из одного слова, при этом они могут быть первообраз-ными, т. е. несоотносительными с другими частями речи, и производны-ми, образованными не морфологическим путем из наречий, глагольныхформ, союзов, предлогов и междометий: бы, бишь, де, дескать, же, мол,

226

ка, не, ни, таки, уж, чай, а, буквально, было, будто, ведь, вовсе, вон, вот,вроде, даже, давай, дай, и, именно, как. единственно, положительно, про-сто. пусть, пускай, так, только, точно, хоть, это.

Составные частицы состоят из нескольких, чаще всего двух слов:

а то не {Решишься сказать?— А то не решусь), вряд ли (Вряд ли когда-нибудь еще увидимся), все же (Все же она уехала), далеко не (далеко непростая ситуация), еще бы не (Еще бы не простила), и так (Я и так ус-тал), и то (Консультант принимает по четвергам, и то не каждую неде-лю), как раз (Купил как раз то, что нужно), куда как (Куда как весело!),хоть бы (Хоть бы не опоздать!) и др.

При употреблении частицы могут образовать цепочки, так что невсегда просто отличить составную частицу от сочетания частиц.

§ 142. Синкретизм как специфическое свойство частиц

В. В. Виноградов, рассуждая на тему о грамматической омони-мии 115, писал о том, что в рамках одного и того же слова не допускает-ся совмещение знаменательной и служебной части речи (существитель-ного и союза, существительного и предлога, прилагательного и модаль-ного слова, деепричастия и предлога, наречия и частицы). Так как по-полнение служебных слов за счет форм самостоятельных частей речиявляется живым процессом, в современном русском языке имеется нема-ло так называемых функциональных омонимов, т. е. единиц, совпадаю-щих в качестве фонетического слова и относящихся к разным частям ре-чи. Такие омонимы есть в модальных словах: верно — прилагательное(Решение верно), верно — модальное слово (Она, верно, не знает, как по-ступить), в предлогах (путем — Т. п. существительного путь, путем —предлог, в течение — в + В. п., в течение — предлог, по причине — по +Д. п., по причине — предлог), в союзах (когда — наречие, когда — союз,цщо — местоименное существительное, что — изъяснительный союз,как — наречие, как — союз) и в частицах: просто — наречие (Она дер-жится со всеми просто), просто — частица (Это просто были деревен-ские ребятишки), вон — наречие (вывести вон), вон — частица (вон Боль-шая Медведица), куда— наречие (Куда идешь?), куда— частица(Говорят, он стихи пишет. — Куда ему!).

Но кроме этого, частицы обнаруживают совмещение в одной лексе-ме функциональных значений разных служебных частей речи. Такое со-вмещение отмечено в отдельных предлогах и союзах, но та регуляр-ность диффузной функции, которая обнаруживается у частиц, в целомнесвойственна союзам и тем более предлогам.

'15 В. В. Виноградов. О грамматической омонимии в современном русском языке // Исследо-вания по русской грамматике. М., 1975. С. 32.

15*

227

(чтоб), недостоверности, сомнения, неуверенности, неодобрения (врядли, вроде, едва ли, авось, будто бы): <Гурмыжская> ...Я предпочитаювоспитание суровое, простое, что называется на медные деньги; не по ску-пости. нет, а по принципу (А. Н. Островский); <Гурмыжская> Подвинь-тесь поближе, вы нас не слышите. <Бодаев> Да, не слышу (А. Н. Остров-ский); — Значит, завтра на зайцев не пойдем, а? Как ты думаешь, Ярмо-ла? (Куприн); <Вы ведь не бранились еще с молодым Берестовым>. а ста-рики пускай себе дерутся, коли им это весело (Пушкин); Чтоб ты пода-вился, негодный бурлак! Чтоб твоего отца горшком в голову стукнуло(Гоголь).

Частица было означает неосуществленное, прервавшееся действие:

Гость собрался было уходить, но передумал; Дети было расшалились, ноих остановили; Ребенок было заплакал, но вскоре успокоился; «Еще покой-ница делала, — продолжал Плюшкин. — Мошенница-ключница совсем бы-ло его забросила и даже не закупорила, каналья! Козявки и всякая дряньбыло напичкались туда, но я весь сор-то повынул и теперь вот чистень-кий, я вам налью рюмочку» (Гоголь).

К модальным относят частицы, вводящие чужую речь (мол, де, дес-кать): ... Отлучиться разрешите, дескать, случай дорогой... (Твардов-ский); Я Снегиным так и бряк! Приехал ко мне, мол, веселый Один моло-дой чудак (Есенин), а также частицу якобы, которая, по словамВ. В. Виноградова, выражает «недоверие к чужой речи, к чужим квали-фикациям» (Она якобы поступила в медицинский).

Эмоционально-экспрессивные частицы обычно употребляютсяв восклицательных предложениях. К ним относятся такие частицы, както-то, ну и, что за, еще бы, ну как, где (Где ему!), куда (Куда ему же-ниться!), тоже, ведь, все-таки, даже, вот и, вот тебе и. Эмоционально-экспрессивная частица может быть одновременно и усилительно-выде-лительной или модальной: Где ваша могила — хотя бы холм, ВсеволодЭмилъевич Мейерхольд? (Вознесенский); Мой муж, быть может, чест-ный. хороший человек, но ведь он лакей! (Чехов); Голубушка, как хороша!(Крылов); <Апломбов> Не нравится правду слушать? Ага! То-то! А выпоступайте благородно (Чехов); «Да, ну разве приказчик!» — сказал зять,но и тут усумнился и покачал головою (Гоголь); Вот тебе и дама с собач-кой. .. Вот тебе и приключение... Вот и сиди тут (Чехов).

§ 141. Типы частиц по структуре

По структуре частицы делятся на простые и составные. Простыечастицы состоят из одного слова, при этом они могут быть первообраз-ными, т. е. несоотносительными с другими частями речи, и производны-ми, образованными не морфологическим путем из наречий, глагольныхформ, союзов, предлогов и междометий: бы, бишъ, де, дескать, же, мол,

226

ка, не. ни, таки, уж, чай, а, буквально, было, будто, ведь, вовсе, вон, вот,вроде, даже, давай, дай, и, именно, как, единственно, положительно, про-сто, пусть, пускай, так, только, точно, хоть, это.

Составные частицы состоят из нескольких, чаще всего двух слов:

а то не (Решишься сказать?— А то не решусь), вряд ли (Вряд ли когда-нибудь еще увидимся), все же (Все же она уехала), далеко не (далеко непростая ситуация), еще бы не (Еще бы не простила), и так (Я и так ус-тал), и то (Консультант принимает по четвергам, и то не каждую неде-лю), как раз (Купил как раз то, что нужно), куда как (Куда как весело!),хоть бы (Хоть бы не опоздать!) и др.

При употреблении частицы могут образовать цепочки, так что невсегда просто отличить составную частицу от сочетания частиц.

§ 142. Синкретизм как специфическое свойство частиц

В. В. Виноградов, рассуждая на тему о грамматической омони-мии 115, писал о том, что в рамках одного и того же слова не допускает-ся совмещение знаменательной и служебной части речи (существитель-ного и союза, существительного и предлога, прилагательного и модаль-ного слова, деепричастия и предлога, наречия и частицы). Так как по-полнение служебных слов за счет форм самостоятельных частей речиявляется живым процессом, в современном русском языке имеется нема-ло так называемых функциональных омонимов, т. е. единиц, совпадаю-щих в качестве фонетического слова и относящихся к разным частям ре-чи. Такие омонимы есть в модальных словах: верно — прилагательное(Решение верно), верно — модальное слово (Она. верно, не знает, как по-ступить), в предлогах (путем — Т. п. существительного путь, путем —предлог, в течение — в + В. п., в течение — предлог, по причине — по +Д. п., по причине — предлог), в союзах (когда — наречие, когда — союз,адио — местоименное существительное, что — изъяснительный союз,как — наречие, как — союз) и в частицах: просто — наречие (Она дер-жится со всеми просто), просто — частица (Это просто были деревен-ские ребятишки), вон — наречие (вывести вон), вон — частица (вон Боль-шая Медведица), куда— наречие (Куда идешь?), куда— частица(Говорят, он стихи пишет. — Куда ему!).

Но кроме этого, частицы обнаруживают совмещение в одной лексе-ме функциональных значений разных служебных частей речи. Такое со-вмещение отмечено в отдельных предлогах и союзах, но та регуляр-ность диффузной функции, которая обнаруживается у частиц, в целомнесвойственна союзам и тем более предлогам.

'!5 В. В. Виноградов. О грамматической омонимии в современном русском языке // Исследо-вания по русской грамматике. М., 1975. С. 32.

15*

227

Когда служебное слово используется как предлог (люди вроде тебя)и как частица (вроде готов), как союз (маленький, а догадливый), междо-метие (А!— выражение удивления) и частица (Ты меня слышишь, а?),как частица, указывающая на отдаленный предмет (Вон озеро) и какмеждометие (Вон отсюда!) и т. п., можно говорить о синкретизме егозначения.

Частицам, кроме собственной, свойственна прежде всего союзнаяфункция. Многие частицы в словарях даются с пометами частица и со-юз. Таковы, например, частицы а, будто, ведь, вот и, все, все-таки, да-же, же, и, и то, как будто, лишь, ну и, пусть, пускай, словно, так и,только, точно, хотя, хоть, чтоб. Примеры: В прежние времена, когдабыл жив отец, к нам на именины приходило всякий раз по тридцать-сорокофицеров, было шумно, а сегодня только (частица) полтора человекаи тихо, как в пустыне... (Чехов); В квартире все спали, только (союзс ограничительно-сопоставительным значением) в комнате ЕлизаветыАлексеевны горел свет (Вересаев); Я за неё отдам жизнь, только (союзс противительным значением) мне с нею скучно (Лермонтов); Да вы рас-судите только хорошенько: ведь (эмоционально-усилительная части-ца) вы разоряетесь. Платите за него подать, как за живого... (Гоголь);

Сочтемся славою: ведь (союз со значением обоснования) мы свои же лю-ди... (Маяковский); Что, ежели, сестрица, при красоте такой и петь тымастерица, ведь (второй компонент двухместного союза) ты б у нас бы-ла царь-птица (Крылов); Всю дорогу Дуня плакала, хотя (уступительныйсоюз), казалось, ехала по своей охоте (Пушкин); Я глядел на него жадно,стараясь уловить хотя (усилительная частица) одну тень беспокойства(Пушкин).

Кроме союзов, частицы функционально близки модальным словам.В. В. Виноградов неоднократно обращал внимание на «зыбкость и под-вижность» границ между этими частями речи. «<...> Так как модаль-ные оттенки, — писал он, — свойственны едва ли не преобладающемубольшинству частиц, то взаимодействие частиц и модальных слов в со-временном языке, несомненно, протекает очень активно» "б. Указаннаяблизость может проявляться, с одной стороны, в общности выражаемо-го значения. Например, такие частицы, как едва ли, вряд ли, вроде, по-средством которых передается предположение, неуверенность говоря-щего в чем-либо, не противопоставлены модальным словам, выражаю-щим недостоверность (может быть, возможно, верно, наверно и др.).С другой стороны, одна и та же лексема может употребляться и как час-тица, и в позиции вводного слова. Так, слово ведь в некоторых контек-стах воспринимается как свернутое предложение, т. е. как модальное

1938.

116 В.В. Виноградов. Современный русский язык. Грамматическое учение о слове.С. 555.

228

слово: Не говорите этого, я, ведь (= признаюсь), вас в тот вечер видела.Частица вон в значении вводного слова «употребляется для выделениялица, предмета в ряду подобных; соответствует по значению словам:

например, к примеру. — Наши из молодых, да ранние. Мой вон техникой

увлекается»

117

ЛИТЕРАТУРА

Виноградова. В. Русский язык. М., 1972. С. 520-530.

Грамматика русского языка. Т. 1. М., 1952. С. 639-651.

Чеснокова Л. Д. Русский язык. Трудные случаи морфологического разбора.

С.172-179.Шанский Н. М., Тихонов А. Н. Современный русский язык. Ч. 2. М., 1981.

С.253-256.

МЕЖДОМЕТИЯ§ 143. Междометие как часть речи

Междометиями называют прежде всего слова, которые являютсязнаками эмоций и волеизъявлений: ах. ох, тьфу. батюшки, боже мой,айоа и т. п. На основе таких слов дается общая характеристика части

речи.

Междометия — это неизменяемые слова, у которых нет достаточновыразительных признаков их грамматической оформленное™.В. В. Виноградов назвал их словами грамматически «ущербными». Пословам Л. В. Щербы, формальный признак междометий сводится«к полной синтаксической обособленности», отсутствию каких бы тони было связей с предшествующими и последующими элементами в по-токе речи 118.

Междометия могут формировать особые нечленимые эмоциональ-ные высказывания: «Эх, эх!» — ей Моська отвечает (Крылов); «Госпо-ди!» — удивилась старуха (Чехов). Чаще всего междометие примыкаетк предложению, но может и вставляться в него или находиться в конце:

У нас одна душа, одни и те же муки, — О. если б одинаков был удел!..(Лермонтов); Я замер: коснулось души умиленье... Чу! шепот опять!(Н. Некрасов); Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух! (Цве-таева); А ныне. ах! ее зовут уж на бостон! (Крылов); <Тузенбах> Тоскапо труду, о боже мой, как она мне понятна! (Чехов); <Вершинин>

117 БАС,т. 2. 1991.{\г Л.В. Щерба. Избранные работы по русскому языку. М., 1957.С.67.

229

. ..Очень рад, что наконец я у вас. Какие вы стали! Ай! ай! (Чехов); Куда ябеден, боже мой! Нуждаюся во всем (Крылов).

А. Н. Тихонов обратил внимание на то, что в высказываниях, гдемеждометие примыкает к части, мотивирующей или объясняющей эмо-цию, таких, как Ба, птичник явился, пропащий (Горький); Ох! гадко те-перь вспомнить (Л. Толстой); У! как свежо и хорошо (Гоголь); А. вот оночто!, междометие позиционно закреплено, его нельзя передвинуть с од-ного синтаксического места на другое 119.

Междометия могут употребляться в позиции сказуемого: Жениху нее ой-ой-ой! Татьяна ах. а он реветь (Пушкин). Некоторые междоме-тия могут подчинять себе другие слова: тьфу на тебя, долой войну,марш домой, айда в кино.

Перечисленные синтаксические свойства свидетельствуют о том,что междометия вводятся в предложения не как угодно, а по правилам,но дело в том, что эти правила, строго говоря, не являются категори-альной оформленностью междометий, так как по синтаксическому мес-ту определить междометие нельзя. Специфика междометий создается несинтаксически.

Междометия выделяются в особый разряд прежде всего на основеих значения: междометия не имеют понятийной семантики. Они не на-зывают эмоции и волеизъявления, а только выражают их, будучи какбы сигналами эмоциональной реакции субъекта речи на происходящее,на речевую ситуацию. За каждым междометием в языке закреплено вы-ражение определенного эмоционального содержания, как писалВ. В. Виноградов, «осознанное коллективом смысловое содержание».Например, слово тьфу выражает отрицательную эмоцию, презритель-ное отношение говорящего (Тьфу! Какая мерзость!), ого — удивление(Ого! Какой огурец!), тес — призыв к тишине (Тес..., Машенька засну-ла} и т. д.

Для междометий типично употребление в таком контексте (лекси-ческом окружении), который передает эмоциональную речевую ситуа-цию или отражает эмоционально насыщенный диалог.

Междометия бывают однозначными и многозначными. Так, меж-дометие ай выражает испуг, боль, порицание, удивление, одобрение, на-смешку; междометие ах — удивление, восхищение, испуг и другие чувст-ва 120, междометие ой передает испуг, удивление, боль. Многозначнымиявляются также междометия ох! ух! э! эй! эх! ура! и др. А междометиецыц употребляется только для выражения запрета, о обычно использу-ется для передачи степени эмоционального состояния: О, долго буду я,в молчанье ночи тайной, Коварный лепет твой, улыбку, взор случайный,

\ 19 Н. М. Шанский. А. Н. Тихонов. Современный русский язык. Ч. 2. С. 259.120 См. С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка. М. 1993.

230

Перстом послушную волос густую прядь Из мыслей изгонять и снова при-зывать (Фет); Стать тем, что никому не мило. — О. стать как лед! —Не зная ни того, что было. Ни что придет (Цветаева); тьфу! передаетпрезрение, айда! — побуждение, долой! — призыв.

Спецификой междометного значения является его зависимость отинтонации, с которой произносится междометие, интонация как бывключается в междометный смысл. Значение междометия зависит и отлексического окружения. Так, при оценочном предложении Какой него-дяй её жених! междометие ах! не выражает положительной эмоции: Ах,какой негодяй её жених! А при предложении Какая хорошенькая девочка!не может иметь отрицательного смысла: Ах, какая хорошенькая девочка!

При выражении экспрессивно-эмоциональных смыслов междоме-тия могут примыкать к частицам, образуя с ними един