Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дравин Чужак 5

Дата публикации: 28.06.2012
Тип: Текстовые документы RTF
Размер: 908 Кбайт
Идентификатор документа: -40306078_113923858
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
1. Microsoft Word из пакета Microsoft Office
2. Wordpad - входит в состав практически любой Windows
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Игорь Дравин
Чужак 5

Чужак (И. Дравин) – 5

Текст взят с СамИздата, 31.03.10 http://zhurnal.lib.ru/d/drawin_i/
Игорь Дравин
Чужак 5

Глава 1

— Как ты? — зайдя в комнату, спросил я Ерану.
— Не очень, — поморщившись, ответила она.
— Ладно, — усмехнулся я. — Еще денек побудем в этой корчме. Если нужно, то два или три. Пока ты не будешь в полном порядке, мы отсюда не двинемся.
— Договорились, — слабо улыбнулась Ерана.
Я лег на кровать рядом с девушкой и обнял ее со спины. Положил ладонь на живот Ераны и, слегка надавливая, стал поглаживать больной пузик круговыми движениями.
— Чтобы я делала без тебя? — усмехнулась Ерана и накрыла своей ладошкой мою кисть.
— Ты бы не была такой дурочкой и прошлым утром бы не съехала с постоялого двора, — ответил я. — Зачем ты решила геройствовать?
— Не знаю, — тихо ответила она.
Зато я знаю. Блин. Женщины непостижимые существа. Люблю профа, жить без него не могу, а как дошло до поездки в мой замок на встречу со своим ненаглядным, так сразу в кусты. Хотя, я ее понимаю. Прошло больше двух с половиной лет, как голубки ворковали в прошлый раз. Тогда их общение закончилось крупной ссорой. Подробности Ерана мне не рассказывала, но и так понятно, что голубки наговорили друг другу много гадостей. Наговорили много лишнего. Теперь ты вся в сомнениях. А как он меня встретит, а как на меня посмотрит, а что скажет? А вдруг он меня разлюбил? А вдруг я ему уже не нужна? Вот и предложила Ерана не тратить мне свои силы на индивидуальный портал, да и слезу Тайи не использовать. Мол, мало ли что там нас поджидает? Вдруг там такое, что мама не горюй? Ближнее, но пограничье. Я и согласился передвигаться обычным путем. Вранк перебросил нас в ближайший к анклаву анархистов портал, две недели пути и мы в замке. Причем, не по лесам и безлюдным местам, а как цивилизованные люди по дорогам с ночевками на постоялых дворах. Есть только одна проблема. Вернее, я о ней не подумал. Точнее, не принимал в расчет. Ерана женщина и у нее бывают специфические дни. Которые сильно осложнились ее двухлетним отпуском, проведенным в обществе хама. Регулярные побои, ночевки на холодном камне, В«отличноеВ» питание и так далее, не прибавляют здоровья женщине. Причем, эликсиром жизни такую проблему не устранишь. Это мощнейший допинг и средство ускорения регенерации тканей, а не универсальное снадобье от всех ран и болезней. Во время моего отсутствия эта дуреха жила в корчме и не стала обращаться к рейнджеру магу Жизни. Вернее, не смогла его найти. Точнее, не хотела покидать поселок, вдруг я вернусь, а ее нет? Этих парней в гильдии всего девять и восемь из них, на момент моего возвращения, находились в лесах. Девятый был в третьем поселке в резиденции гильдии. Там у рейнджеров постоянный травмпункт для своих братьев. На мой логичный вопрос, а знахарки не смогла найти? Ерана сильно смущаясь, ответила, что такие дни за последний год стали очень нерегулярными и каждый раз проходят по разному. Ничего, приедем в мой замок, Рада тебя сразу приведет в чувство.
— Спасибо, Влад, — тихо сказала Ерана, — мне уже лучше.
— Хорошо, — улыбнулся я ее затылку и лег на спину.
Так вот, когда у этой дурехи вчера с утра все началось, она не нашла ничего лучше, чем промолчать об этом. В результате в корчму вечером мне пришлось вносить ее на руках. Почему молчала, так с профом хочу быстрее увидаться. Услышав это, я слегка удивился ее логике. Хотя, тут вопрос в другом. Ерана и так считает себя обязанной мне по гроб жизни. Спас, о профе рассказал, которого она уже похоронила. Опять же, спрятал Колара в своем замке, с ней вожусь, как с писаной торбой. Наверняка не хочет быть обузой. Я и говорю, дуреха. За неделю пути я стал ей чем-то вроде подруги и брата в одном флаконе. Значит, болтать со мной обо всем на свете, делиться своими чувствами к профу можно, а сказать о своей небольшой проблеме нельзя.
— Поспишь? — спросил я.
— Да, — ответила Ерана.
Морфей сработал как всегда безукоризненно. Вот, уже посапывает. Эх, не боевик ты Ерана, не боевик. Тогда бы тебя такие мелочи, как боль, раздирающая твой живот, не беспокоили. Да и дуреха ты. На специфические женские причиндалы пошла моя рубашка. Благо, у меня их много. А где я сейчас обезболивающее снадобье возьму? Еще вчера трактирщика допросил с особым цинизмом. Знахарка есть, обнадежил меня он, утром выезжаешь, к вечеру будешь в деревеньке, в которой она живет. Владеет Жизнью? Да Создатель с Вами, Ваша милость, какое там, травки, цветочки, грибочки и все. В замок местного барона не хотите обратиться? Он гад и сволочь, но вдруг поможет? То же нет? А вот у меня есть хорошая настойка из мухоморов. Помогает от всех болезней. Желаете, отдам дешево. Выслушав, куда он может засунуть эту настойку, трактирщик попросил повторить спич, чтобы лучше его запомнить и использовать в разговоре с нерадивыми слугами. Я повторил, почему бы не повторить? Кое-что добавил, для такого ценителя матерщины, заработал очень уважительный взгляд трактирщика и бесплатный ужин.
А если честно, то и мне нужен был перерыв, чтобы все осмыслить. Слишком много случилось в моей жизни за последнее время. А тут такая неспешная прогулка. Измененных нет, тварей нет, откуда все эти прелести на главном торговом тракте этой провинции? Захолустье, но более цивилизованные места, чем анклав анархистов. У меня прямо отпуск, какой-то. Что до остального, так ткач сумел хорошо меня достать. Лучше и не сделаешь. Хотя, об этом позже. Я еще не полностью успокоился. Пока надо задуматься о мелочах. Благо их тоже много накопилось. Например, а что, собственно происходило со мной, когда я решил стать цельным? Я трое суток находился в кабинете мангуста и немного пошалил. Не двигался, глазки были закрытыми, на дикие вопли не обращал внимание. Да, еще была такая малость. Ко мне было невозможно подойти. Меня окружала сфера прозрачного льда, которая очень нервно реагировала на любые телодвижения. Когда Эллина решила добраться до моего разума, надо ведь понять, что происходит, то ей пришлось оказывать срочную медицинскую помощь. Вернее, всем, кто присутствовал в кабинете Тихого при этом действе. Защита магини и рейнджеров, в том числе и мангуста, была сметена, а внутри помещения пошел снег. Получив первую помощь и посовещавшись, ребята и девушка решили не связываться с этим ненормальным и подождать, чем все это закончиться. На вторые сутки, этого безобразия, Эллиной было высказано предположение, что в мое тело вселился Дух Льда, а может и демон Льда. Есть и такие, к сожалению. От резких телодвижений ребят остановило несколько соображений. А где Далв подцепил эту гадость? Из шкатулки? Не смешите меня. А вдруг это он сам хулиганит? Лорак говорит, что Далв любит Льдом баловаться. Смерч жизни ему был по барабану. Подождали и убедились в этом. Мангуст потом долго пенял, мол, я все понимаю, но …
— Колар, — пробормотала во сне Ерана и перевернулась на другой бочек.
Так, вот, мангуст мне выговаривал, что овладение Льдом на новом уровне, путем слияния со стихией, вещь, конечно, хорошая. Но почему я сделал это в его кабинете? Других мест мало? Где он должен работать и где принимать посетителей? И самое главное, какого х… ты еб…. прип….. не сказал мне, что являешься, в какой-то степени, Повелителем Льда? Я бы за вашу группу не волновался. Сидел бы и плевал себе в потолок. Мои отговорки, что я не являюсь таким суровым дядькой, просто, на меня накатывает, время от времени, мангустом в расчет не принимались. Итогом разбирательства в тесном кругу мангуста, мастеров внутреннего круга и Эллины, был выговор мне любимому. Мол, мы все понимаем, что ты по силе не Повелитель Льда, но если ты имеешь связь с Духом Льда, так мог сказать по большому секрету нам на ушко. Мы могила, никому, никогда и ни за что. Остальные рейнджеры, которые видели мои хулиганства, уже забыли об этом. Сознался, мол, имею связь, а что мне еще оставалось делать? Но загвоздка в том, что это происходит только тогда, когда я испытываю сильные эмоции. Мангуст опять одарил меня взглядом сластены и тут же обозвал Рукой гильдии рейнджеров. Ты не торопись, потерпи, а эмоции я тебе предоставлю. Я отбивался руками и ногами, но Рукой остался. Пришли к такому консенсусу. Амулет дальней связи у меня есть и если гильдии понадобится кого-то заморозить, чтобы я не смел манкировать своими обязанностями. А чтобы ты услышал об этой необходимости, мы тебя привяжем к Эллине. Вы друзья и все у вас получится. Зов плюс дальняя связь работают на большое расстояние. Если ты будешь еще дальше, так потерпим, но вызывать будем регулярно.
Потом была всеобщая пьянка. Я проставился за высокое звание мастера. На третий день этого действа, меня в грубой форме вырвали из-за стола, похмелили и затолкнули в кабинет мангуста, который сбежал от нашей веселой компании, в которой были почти все рейнджеры, находящиеся в третьем поселке, еще после первого дня празднования. Там меня поджидал сам Тихий, красноглазый Гил, наверняка и я так выглядел, Вранк и непонятный перец, который оказался генералом ордена Алых. Он специально прибыл, чтобы уточнить все детали небольшого происшествия у непосредственных участников и командиров группы захвата замка. В ходе короткого, всего пары часов, разбирательства, Алая шишка принесла гильдии рейнджеров официальные извинения за шалость своего подчиненного. Генерал был вынужден это сделать, когда ему было указанно, что обижать друзей рейнджеров и их самих, не позволено никому. Ты любишь охотиться? Нет? А придется. После такого тончайшего намека все вопросы исчезли. А когда мангуст еще и намекнул, что возможно в этом деле были замешаны интересы короны Мелора, генерал побледнел и покрылся потом. Прекрасно его понимаю. Орден Алых может сохранять нынешний статус только потому, что корольки никак не могут договориться о создании единого фронта борьбы с Алыми. А тут такой удобный предлог и повод. Лозунг наших бьют, все на борьбу с Алыми, причем, наши — это лицо королевской крови, способен очень быстро и с особым цинизмом овладеть широкими королевскими массами. Что касаемо намека мангуста, так наверняка он знает, кто такая Эла. Вернее, узнал. Я не сомневаюсь в наличие разведки у гильдии рейнджеров. Ведь у охотников она есть и Матвей мне говорил об этом прямым текстом. Конечно, рейнджеры джеймс бондствуют постольку, поскольку, не их это работа, но не опознать в лицо принцессу из леса, мангуст не мог. Алиана лично ему вручила шкатулку, да и ни с кем другим Тихий бы не стал говорить о поисковой партии.
Осознав все последствия шалости подчиненного, которые не случились только потому, что гильдия рейнджеров всегда являлась другом ордена Алых, генерал рассыпался в благодарностях и дал скидку на перемещение рейнджерам сроком на один год. А Гил и я получили бесплатный абонемент на триста переходов. Генерал — жадина. Мог дать и пожизненный. После моего уточнения, мол, триста переходов мне могут понадобиться единовременно или большими частями, или мелкими частями, генерал почесал репу, но внес уточнение. Триста переходов стали общим числом. После еще одного моего уточнения, генерал согласился, что коммерческая тайна — это превыше всего и про обладателей абонементов, и маршруте их следования никто, кроме Алых знать не будет. Изменения в инструкцию он внесет лично. Только у него есть одна просьба. Гильдия рейнджеров и орден Алых всегда были лучшими друзьями и всегда ими останутся, может не надо распространяться об этом глупом недоразумении? Расстались мы вполне довольные друг другом.
Потом я пообщался пару часов с Гилом, поцеловал в щечку Эллину, попрощался со всеми рейнджерами, которые могли понимать, что именно я делаю, забрал эликсиры жизни у лучшего алхимика третьего поселка, Лаг пролетел мимо кассы и, захватив Ерану, перешел в королевство Декара. Неделя пути и вот теперь остановка по требованию. Придется здесь куковать, пока девушка не придет в себя. Что касаемо остального, то у меня есть только вопросы. Я не могу понять поступка Алианы, вернее, короля Торина Второго. Зачем ему это? Это ведь он дал отмашку на нашу свадьбу. Только отец Элы мог попросить своего друга Бирана Первого короля Миоры взять организацию церемонии на себя. Вернее, приказать своему послу графу Марне сделать это и сматываться со страшной силой из Диоры. Как там говорила леди Ловия.
— Его король Биран Первый. Достойный мужчина. Сейчас пребывает во втором браке. Умный и жестокий правитель. Честный и преданный союзник с друзьями, и последний негодяй с врагами.

Вот, вот. Честный и преданный с друзьями. Он приказал своему верному человеку, а тот все сделал и уехал. Ищи ветер в поле. Великолепная комбинация с тремя уровнями защиты. Первый — узнайте кто мы. Второй — узнали, задавайте вопросы, если сможете, я не серв, а немного покруче, да и мой король не славится всепрощением. Третий — узнали кто муж, так попробуйте убить его. Не скажу, чтобы это было невозможно, но учитывая его связи и саму личность, вам придется постараться, чтобы сделать Алиану вдовой. Вот сделаете, тогда играйтесь дальше. Можно и наоборот. Узнал, кто твоя жена, так попробуй добраться до нее и развестись. Королевство Мелор сильное и богатое. Связываться с ним себе дороже. Первый уровень я прошел с помощью леди Ловии и застопорился на нем. Зачем Алиана разрушила второй уровень защиты? Зачем? Если бы не было этого письма, то я мог бы сказать, почему девчонка это сделала. Блин. Опять логическая ловушка! Не пойдет. Зайдем с другой стороны. Сейчас я сомневаюсь во всем, не верю ничему и предполагаю самое худшее. Встреча с друидом показала мне, что я не самый умный, красивый и так далее. Хранитель меня обломал с моими магическими возможностями. Что если и другие могут то же самое? Как Алиана может изготовлять розовый туман? Как? Почему она написала письмо? Неделя анализа ничего не дала. Вернее, у меня осталось всего три варианта. Если рассматривать мои выводы кратко, то первый — Эле снесло крышу. Может быть? Конечно! Вероятность этого? М-да. Низкая. Второй вариант — она испугалась, что я смогу выйти на нее. Недаром она спрашивала про то, какую женщину я убил, когда мы находились в пещере с мумиями. Не жену ли? Я люблю Элу. Она выбивает меч из моей руки и устраняет возможную угрозу. Может быть? Может. Вероятность средняя. Третий вариант — ей что-то от меня нужно. Что? Нет, не так. Ее отцу что-то от меня нужно. А может быть ей и ему что-то от меня нужно.
У меня не хватает данных для анализа. Проф в этом помочь не сможет. Голова у него варит, но оценку ситуации он может дать только тогда, когда она закончилась. Когда все завершилось. Когда кое-что стало известно многим. Это я и сам могу сделать. Проф не особо разбирается в хитросплетениях политики. Это ему не нужно, да и кто ему что-то скажет или поделится секретной информацией? В том, что моя свадьба — это политика, единственное, в чем я не сомневаюсь. Ничем иным она быть не может. Алиана вышла замуж за первого встречного. Она разделила постель с почти незнакомцем, которого выбирали в спешке и который мог хоть как-то постоять за себя. Значит, мне нужен кто-то, кто сможет меня просветить по поводу политических игрищ. Значит, мой дальнейший маршрут такой. Замок эл Стока, пусть проф разбирается, что со мной произошло. Я помню свои мысли, когда полностью слился с В«ЯВ». Они мои и, в тоже время, не мои. Я так никогда не выражался. Я оказался окутан Льдом и был магически полон. Почему я не сошел с ума? Почему я не воплотился в стихию? Или это связано с тем, что я находился в неком подобии транса? Потом в Белгор, нужно всех навестить, посмотреть на девчонок и разобраться с железом. Потом королевский дворец в Диоре, леди Ловия, я надеюсь, не откажет мне в такой малости, как кое-какая информация. Ей самой интересна моя история и она должна мне помочь. Ловия много знает, она политическая акула этого мира. Потом смотаюсь в княжество и навещу в Килене Рыжика. Она вертится при дворе и должна кое-что знать, о политических игрищах соседей княжества. Таня обязана кое-что знать. И только потом, собрав необходимые мне данные, я буду думать над дальнейшими своими телодвижениями. Только потом. А теперь и мне пора спать, благо, что по своей привычке, я завесил корчму бахромой. Параноиком быть не вредно, а очень полезно для здоровья. Берем пример с мангуста. Кстати, пару мелочей по Алиане можно выяснить у Ераны. Морфей.

— Влад, просыпайся, уже вечер.
Я с трудом открыл глаза. Блин! От этой привычки нужно избавляться. Картина маслом. Я подгреб Ерану под себя, губы, ессно, у ее шеи, а моя рука на ее бедре.
— Прости, — пробормотал я, садясь на кровать.
— Если тебе так удобно спать, — прыснула Ерана, — то прощаю, спи так и дальше. Шалун, мне так спокойнее, никто меня не украдет.
Ерана засмеялась. Трактирщик скотина. Мол, остались только одноместные номера, но кровати там широкие.
— Как ты? — улыбнулся я.
— Нормально, — улыбнулась Ерана, — могу даже спуститься и поесть.
— Так, что мы ждем? — осведомился я.
Засмеявшись, девушка встала с кровати и начала прихорашиваться, смотря в свое отражение в мутном оконном стекле.
— Ерана, — начал я, — у меня к тебе маленький вопрос.
— А почему маленький? — спросила она.
— Потому, что до большего ты не доросла, — усмехнулся я. — Дело такое. Ты дворянка и магиня, ты вращалась в обществе и можешь мне помочь решить одну задачку.
— Она связанна с женщиной? — снова улыбнулась Ерана.
— А с кем же еще? — ответил я. — Скажи, как в высшем обществе относятся к девственности, к браку? Я плохо знаю эту сторону жизни двора.
— Никак, — пожала плечиками магиня. — Девушки, благородного рода, стараются как можно быстрее избавиться от девственности. Для высшего общества важны несколько вещей. Ты не должна носить ребенка до свадьбы. Твой муж должен быть твоим последним мужчиной, по крайней мере, официальные романы не поощряются. В тихую, небольшая интрижка на стороне, да ради Создателя. Главное, чтобы об этом не пели трубадуры. Конечно, женатым мужчинам позволяется большее, но опять-таки, только с незамужними леди. Интрига с замужней женщиной, если она станет известна, бросает тень на честь рода рогатого мужа. Он будет вынужден бросить вызов.
— А королевские шалости? — осведомился я.
— Фавориты и фаворитки, — усмехнулась Ерана, — обычная вещь. Лицам королевской крови позволено больше. А почему ты спрашиваешь?
— Есть причина, — улыбнулся я. — Подскажи мне, а девственность можно восстановить?
— Можно, — недоуменно ответила Ерана, — а зачем? Думаешь, хоть одна женщина снова хочет перенести подобные ощущения? Мало того, многие избавляются от этой ошибки Создателя до того, как окажутся в одной постели с мужчиной. Влад, — присела она на кровать, — это связанно с Элой?
— Это связанно со мной, — ответил я. — Ответь мне еще на один вопрос. Ты слышала о том, что магиня Жизни может менять свою фигуру на время или на время избавится от внесенных изменений? Причем, весь этот процесс занимает всего несколько часов.
Ерана потрепала мои волосы.
— Ты выдумщик, — улыбнулась она. — Такое невозможно. Ты влюбился в нее?
— Пойдем ужинать, — сказал я. — Маску не забудь.
Я встал с кровати, одел на голову берет и опоясался сбруей. Выдумщик, как же. К сожалению, я им не являюсь.
Мы спустились в общий зал. Народу было много. Что делать, торговый тракт, однако? Трактирщик помахал мне рукой и указал на стол для своих родичей и гостей. Однако! Он еще хочет узнать несколько матерных изысков? Скажу без всяких проблем, я жадный, а бесплатный ужин нужно отрабатывать. Мы сели за стол и к нам тут же подбежала служанка.
— Нормальный ужин, — начал я, — хорошее пиво мне, отличное вино леди, горячую ванну мне в номер два раза.
— Сейчас все принесу, — улыбнулась девчонка. — А ванну сделают слуги после ужина.
— Договорились, — улыбнулся я и шлепнул девчонку по вздернутой попке.
— Влад, — улыбнулась Ерана, смотря на убежавшую девчонку, — мы же вроде с тобой любовники?
— Конечно, — улыбнулся я, — а как же иначе? Ни у кого не должно возникать никаких вопросов, по поводу наших отношений. Благородная леди и ее телохранитель, время от времени, оказываются в одной постели. Это так естественно. Но надо же, как-то подбодрить девчонку — это раз. А во-вторых, та компания, что сидит у самого выхода слева и сзади за моей спиной, мне не нравится. Не смотри, — жестко сказал я одними губами. — Не надо, любимая, поворачивать туда свою прелестную головку. Пусть подумают, что я пьян, если позволяю себе такое при любовнице.
— Это за нами? — улыбнулась Ерана, — и положила руку на кинжал.
— Может быть, — усмехнулся я. — Но в любом случае твой номер шестнадцатый. Ты мне ничем помочь не можешь. Постарайся не мешать. Надеюсь, ты не забыла то, что я тебе говорил несколько раз.
— Конечно, любимый, — Ерана приподнялась со скамьи и впилась мне в губы, — десять воинов и четверо благородных, — тихо сказала она, прикусывая мое ухо.
— Одиннадцать воинов и трое благородных, — прошептал я и стиснул попку девушки. — Один опытнейший воин. В случае чего, ныряй под стол.
— Помню, Влад, — сказала Ерана и отпустила мое ухо. — Мешать тебе!? Я не настолько дурно воспитана.
Девушка тихо засмеялась и села на скамью. Все ясно. Влад Молния, он же Далв Шутник, занимают место в табели о рангах Ераны место между Создателем и Лераем Вароном. Кто тут хочет умереть? Не заставляйте зрителей ждать. Ерана, когда я ей описал, от кого я спрятал профа, пришла в ужас. Закатники не прощают своих врагов. Поэтому она и путешествует в кожаной маске, которая почти полностью закрывает лицо и оставляет открытой только губы и подбородок. Многие благородные леди, желая сохранить инкогнито, так делают. Мне ли это не знать? Ерану тоже могут опознать. Наверно. Маску девушка надела без разговоров. Проблема одна. Я опасаюсь не закатников. Я обманул Ерану. Я опасаюсь тех, кто хочет сделать Алиану вдовой. Ее метания в пограничье могли заметить. Я параноик, но горжусь этим. Я предпочитаю исходить из самого худшего варианта. Никаких закатников здесь нет. Может быть. А может и есть. Главное другое. Те, кто мной заинтересуются, те, кто решит меня убить или сделать что-то другое, до того, как я прибуду в свой замок, меня очень интересуют. Мне нужна информация и я ее добуду любыми путями. Во многом, поэтому я сейчас и еду по этому тракту. Те, кто мог связать рейнджера Далва, охотника Влада и барона эл Стока, наверняка здесь есть. Вернее, они здесь есть, если у них есть информация и они горят желанием сделать Элу вдовой. Я ведь могу понять, почему Алиана так поступила, зайдя и с другой стороны, получив информацию от своих убийц. Конечно, вывешивать на себе плакат В«Я мужВ» я не собираюсь, но вдруг это уже кому-то известно? Может быть, что эта компания обычные придурки, но я должен все проверить. Я теперь не доверяю никому. Вернее, я доверяю своим братьям охотникам и рейнджерам. Если не доверять им, то легче сразу уйти. Я доверяю Еране, рысям и своим ученикам, некоторым другим людям, вроде Валита и Керта, но больше никому. О наличии индивидуального портала никто, кроме тех, кому я абсолютно доверяю, не знает. Значит, если информация о муже герцогини просочилась, то меня будут ждать здесь. Бой в лесу, где может быть, уже устроили засады, мне не нужен. Мне нужны свидетели, которые потом будут говорить то, что они видели. А потом я напрягу папу Мю. Мне нужна информация. Я задыхаюсь без нее. Я ее добуду любыми путями.
Служанка начала сгружать с огромного подноса различную снедь и жидкости. М-да. Трактирщик ценитель матерщины. Придется ему рассказать малый Петровский загиб. Остальные я не помню. Мы начали неспешно поглощать великолепную еду и запивать ее отличным пивом и вином. Пиво мне, а Ерана пусть глотает красненькое. Ей сейчас это полезно. Я прислушался к разговорам в корчме. Почти все на разные лады обсуждают обряд близкой крови. Триумвират, правящий Декарой объявил его десять дней назад и теперь все главы благородных родов королевства устремились в столицу на это придворное пати. Видно, что Эран Первый совсем плох, если дело дошло до такого обряда. Совесть опять попыталась что-то вякнуть, но была изгнана с позором. А вот это уже лишнее. Я посмотрел на Ерану и она слегка кивнула. Отлично. Не ее это дело, хотя я умудрился и на девушку повесить свой пуховик. Ерана тоже немного гений рунной магии, другая девушка не смогла бы стать ученицей профа и неделя, проведенная с ней, позволила мне кое-что усовершенствовать. В частности, теперь пуховик может сам тянуть из меня энергию, при большой нагрузке на мою защиту. Я помню тот валун, который кинул в меня телохранитель Кенары.
— Леди скучает? — присел за скамью один благородный.
У-гу, так скучает, что мало не покажется никому.
— Уважаемый, — громко сказал я. — Выйдете из-за моей спины, пожалуйста. Я не люблю, когда мне дышат перегаром в затылок.
Звуки в корчме стихли.
— Мне повторить свою просьбу, — продолжил я, — или сразу рассердиться?
— Зачем же сразу? — последовал насмешливый ответ.
Еще один благородный уселся рядом со своим другом.
— Можно постепенно, — зло усмехнулся спиногрыз. — Хочешь повиснуть на журавле, бродяга?
— Леди нужна более приличная компания, — поддержал товарища первый благородный, — и мы ее обеспечим.
— Господа, — мило улыбнулась Ерана, — моего телохранителя мне больше, чем достаточно для приятного времяпрепровождения. Прошу Вас избавить себя от моего общества.
Ерана еще и шутит. Хотя, что ей бояться? Это она так думает. Великий и ужасный Молниеносный Шутник или Шутейная Молния рядом. Бхуты трепещите. В красную книгу хотите записаться? Ераны, ты немного ошибаешься. На каждый хитрый болт найдется стальная задница. Про друида я тебе не рассказывал. Стыдно вспоминать, как он меня сделал.
— Стерва, — изволил оправиться от изумления первый, — мой отец хозяин этих мест и пока его нет, здесь главный я.
Это ты так думаешь. Тракт королевский, как и земля вокруг него на десять полетов стрелы. А главный здесь я. Никого в этом кабаке, кто мог быть мне сильно опасен, я не вижу. Бахрома отлично показывает, что магов, кроме меня здесь нет. Да, забыл. Твой отец вассал графа, который коллекционер и зря ты с ним не был в графском замке, когда я познакомился с Чейтой.
— Пшел вон, подонок, — процедила Ерана, — мой телохранитель мастер магии Воздуха. Он боевой маг и воин. Уе…. из-за моего стола.
А с виду такая приличная леди!? Ай-яй-яй, хотя, я ее понимаю. Хамство она не выносит, переела этот продукт, которым щедро угощал ее Дикс. Кстати, горел хам хорошо и пару поленьев я ему в костер закинул. Охотник сказал — охотник сделал. А щеглы немножко удивились. Я их прекрасно понимаю. Дворянской цепи на мне нет, не хватало еще мне это барахло тащить в пограничье. Простая одежда и оружие, брони нет, это они так думают, юшман я одел еще утром, обычный наемник. Воин. Я один, а их четырнадцать. Причем, десять воинов в кольчугах и кирасах. Бацинеты, наручи и поножи. Стражи здесь нет. Порвут меня, как Тузик тряпку. И на тебе! Маг. Сучка врет? Может проверить?
— Леди, — начал второй, — прошу нас простить, мы вспомнили о неотложных делах.
Он схватил за рукав своего друга и вытащил его из-за стола. Глаза холодные и цепкие. Опасен. Если не отвяжутся, то его убивать нужно первым. Я параноик. Это обычные местные придурки. Первые парни на деревне. Профи, если бы им нужно было меня убить, действовали по-другому. Гул в корчме возобновился. Шоу закончено и зрители стали обсуждать представление. Тихо обсуждать. Вполне их понимаю. Мастер магии и в таком захолустье. Тогда кто его спутница? Герцогиня или маркиза? Точеная фигурка. Дорогущий охотничий костюм. Пара цацек с большими брюликами на пальцах. Роскошные каштановые волосы, белоснежная кожа и вишневые губки. Наверняка красавица, хотя, маска скрывает все лицо. Точно, принцесса. А где ее свита? А зачем ей она, когда любовник такой невысокий, но здоровый лось? Один в постели за пятерых наверняка работает. Зачем ей еще другие мужчины? Вон, местная золотая молодежь решила познакомиться со столичной штучкой и чем это закончилось?
— Я правильно поступила? — спросила Ерана и накрыла мою кисть своей ладошкой.
— Да, — улыбнулся я. — Я не имею ни малейшего желания убивать всех придурков, которые встречаются на моем пути. Я не люблю лишнюю кровь. Если бы я сказал, что являюсь мастером магии, то это сильно походило бы на хвастовство и было бы неправильно понято этими придурками. Они бы захотели получить доказательства справедливости моего заявления.
Слабая улыбка осветила маску девушки. А присутствующие стали обсуждать, сколько именно времени мы проведем сегодня в постели активно. Причем кое-кто совсем не сдерживал себя в выражениях. Это хамство. Ерана мой друг и так говорить о ней я не позволю. Кстати, а почему вдруг компашка решила так себя вести? У них есть козыри кроме их смехотворных защитных амулетов? Стоп, две минуты назад один из них вышел из корчмы и минуту назад зашел. Слух меня подводит редко. Шаги были от стола и к столу придурков. Я ошибся, они убийцы? Черт! После письма я сам себе не доверяю, не доверяю своим впечатлениям и выводам. Неделю обдумывал то, что раньше анализировал за час. Я вижу подвох во всем. Я хочу к психиатру! Я посмотрел на служанку и изобразил недоумение.
— Леди, — прощебетала подошедшая служанка, — бочка с горячей водой уже в Вашем номере.
Ерана поднялась одним гибким движением и отправилась принимать водные процедуры. Пуховик и одна цацка девушки, которая работает амулетом короткой связи, позволяли мне не сильно беспокоиться за охраняемое тело. Я усмехнулся и потянулся к кувшину с пивом.
Входная дверь корчмы распахнулась и в зал вошел рыцарь. Блин. Какой это рыцарь? Это парень лет двадцати двух в полной латной броне, без рыцарского значка. Но лицо у него, хорошо видное, забрало шлема ведь поднято, это лицо рыцаря. Баран, зачем ты носишь шлем постоянно? Тебе не тяжело? Ну, какого хрена ты сюда приперся? Здесь останавливаются купцы и путешественники. Я тут, понимаешь, готовлюсь убивать почти всю компашку, некоторых оставить в живых и допросить, а ты мне наверняка будешь мешать.
— Господа, — громко произнес рыцарь, — я Бинг эл Верга вызываю любого, кто не согласится, что моя леди сердца Оливия эл Кунор является самой прекраснейшей девушкой на Арланде.
Пиво, которое я тихо и мирно глотал, выплеснулось из меня фонтаном. Я дико закашлялся. Ну нельзя же так!!! Господи и почему еще существуют такие придурки, которые не могут дать нормальным людям спокойно поесть и кое-кого потом спокойно убить!?
Рыцарь неодобрительно покосился на меня. Понятно. Обычная кожаная одежда. Цепи благородного на шее нет. Значка дружинника барона у меня тоже нет. Наемник, что с него взять?
— Вы все признаете, — продолжил рыцарь, — что моя леди сердца является прекраснейшей девушкой на свете?
Молчание.
Вот скажи, зачем тебе признание своей девушки самой прекрасной леди группой торгового и наемного быдла? Подошел бы к столу с благородными, их бы и спросил. Так нет, осматриваешь весь зал прокурорским взором! Ты еще к крестьянам докопайся! Вот их мнение для тебя наверняка будет самым важным. Так, сейчас кое-кто отойдет от шока и к парню придет северный лис. Трое из компашки потянулись за мечами. Блин! Я опять ошибся. Это придурки, а не убийцы. Профи наемники так себя не ведут. Когда я начну правильно анализировать обстановку? Паранойя и сомнения меня доконают.
— Не признаю, — лениво процедил я.
— Что? — повернулся ко мне придурок.
— Садитесь за стол, — улыбнулся я, — и я Вам подробно объясню, почему я не считаю Вашу леди сердца самой прекрасной девушкой Арланда. Ущерба Вашей чести, разделить со мной трапезу не будет.
Этот Бинг, помялся и направился к моему столу. Трактирщик покрутил пальцем у виска, глядя на парня, а потом продолжил протирать стаканы.
— И как Вы объясните свое наглое заявление? — поинтересовался придурок, присев за стол. — Я знаю, — продолжил он, — что наемникам неизвестно слово честь.
Я поставил полог молчания
— А вот хамить, парень, — начал я, — не стоит. Твоего герба, который ты так здорово нарисовал на твоей тунике, я не видел на поле Мести. А я там был. Я убивал и терял друзей. Тебе ли говорить мне о чести? Я, которого ты называешь наемник, там был, а тебя не было.
— Прости, — улыбнулся рыцарь, — я не хотел тебя обидеть.
Я рассмеялся.
— Послушай, — продолжил я своеобразный диалог, — меня обидеть могут только мои друзья. Ты к ним не относишься и ты можешь только меня оскорбить. Конечно, если очень сильно постараешься. Обычно я за это убиваю.
— Я знаю, — усмехнулся рыцарь, — Влад, тебе привет от граф Дали.
Хорошо, что я не пил пиво. Ну, папа Мю, ну и подрастают у тебя волчата!
— Отличная маска, — рассмеялся я. — А тут есть придурки, которые на самом деле шляются по дороге и пристают ко всем с подобным идиотизмом?
— Есть, — успокоил меня рыцарь. — Мало, но есть. Влад, с твоим замком все в порядке. Я капитан отряда тайной стражи, который работает в этой провинции. Как только мои люди увидели тебя у портала Алых, я поспешил навстречу.
— А если бы я не пригласил тебя за свой стол? — поинтересовался я.
— Пригласил бы, — усмехнулся рыцарь. — Отец говорил, что ты не любишь лишней крови. Я ему верю во всем.
— А кто у нас отец? — поинтересовался я, уже зная ответ.
— Граф Дали, — равнодушно сказал рыцарь, лукаво поблескивая глазами. Да, семейное сходство налицо.
— А как тебя зовут на самом деле? — спросил я.
— Меня не зовут, — улыбнулся рыцарь. — Обычно я сам прихожу. Бинг и есть мое настоящее имя. Титул другой, но это не важно. Начнем разговор? — спросил он и покосился на вино.
— Конечно, — ответил я.

— Ну, за здоровье всех присутствующих и тех, кто не с нами, — гаркнул я, очередной тост.
Главный зал взорвался воплями поддержки данного заявления. Несмотря на то, что он был наполовину пуст, присутствовало всего пять сотен человек, ор стоял такой, что мало не покажется никому. Оно и понятно, сейчас здесь происходит мальчишник большого размера. В зале собралась одна благородная молодежь мужского пола, коты, дружинники вольных баронов и несколько десятков молодых девушек из владений баронов. Вру, в качестве дядьки присутствовал Лонир барон эл Эрма. Он с усмешкой посматривал на молодежь, которая в кои веки осталась без присмотра родителей. Но Лонир вообще, ни во что не вмешивался. Сидел себе тихо и потягивал вино. Как же это еще назвать, как не мальчишник? Нолс эл Ирто наконец созрел для бракосочетания. Ессно, что его невестой была Лотра эл Тако. Он настоящий рыцарь, а она обожает романтику и рыцарей. Кстати, Лотра и остальная благородная молодежь женского пола, сейчас находились в малом зале моего замка. С ними пьянствуют кошки под предводительством Лоны. Благородные леди считают их себе ровней. Ну-ну. Это кошки приняли их в свою компанию. Да, зря я рассказал про обычаи моей родины. Я ведь являюсь зерцалом рыцарства для сыновей и дочерей вольных баронов. Блин! Хорошо, что я не рассказал на свадьбе Керта и Чейты о подробностях данного действа. Боюсь, что Лотра не поймет, как можно заказывать стриптизеров, а Нолс не захотел бы в последний раз пробежаться по всем своим подружкам. Молоденькие крестьянки — это добыча котов и дружинников. Хотя, последним не светит ничего и они об этом знают. У котов, после небольшой гражданской войны, совершенно сногсшибательная репутация. То есть, с ног сшибут и скажут, что так и было. Коты прихорашивают шерсть и осматривают добычу. Ха-ха. Это они так думают. Хотя, их интерес понятен. Я не рекомендовал котам особо увлекаться женским полом в моей деревне. Во-первых, проблемы с мертвыми крестьянами призывного возраста мне не нужны, а во-вторых, нужно увеличивать население баронства.
— За любовь, — выдал спич Торм.
Его брат Норм с трудом поднял голову из блюда с мясом, но уверенно схватился за кубок. Дела. Стоило мне отсутствовать всего каких-то жалких четыре с половиной месяца, кроме моего краткого посещения замка и отбирания у профа цепи-хамелеона, как анклав анархистов захлестнула волна свадеб. А про мой замок и говорить нечего. Все служанки, которые работают здесь, уже успели выйти замуж за котов. Блин, вот умные девушки, первыми просекли ситуацию, с недостатком женского пола в замке эл Стока и застолбили за собой места еще несколько месяцев назад. Хорошо, что в казарме для воинов, расположенной этажом выше главного зала, я изначально планировал одни двуместные номера. Те девушки, которые сейчас сидят за столами, являются, как бы, приглашенными для обслуживания помолвки. Счааз. Зетр, который управляющий моего замка, уже успел мне рассказать, какой дикий конкурс на одно место, проходил среди прелестных юных особ женского пола, чтобы попасть сюда. Выдранные волосы считались нормой среди претенденток. Девушки устали с пути, приехали вечером и сейчас по просьбе Лотры отдыхают. У-гу, отдыхают. Сейчас они охотятся на котов, благо в замке полно работы и я не откажу своему вассалу в просьбе о трудоустройстве любимой женщины. Интересно, насколько простирается женская солидарность, если Лотра так нагло мне врала? Кстати, из кошек, только Юлга и Ойла не связали себя официальными отношениями с котами. Девчонки, зря вы это сделали. Я вам не дамся, хотя вы очень красивые. Странно, я уехал и эти кошки вдруг поняли, что я им нравлюсь. Именно я, а не мой ребенок.
— За дружбу и сердечные дела барона эл Стока, — взревел Парин.
С временным главой семьи отморозков тоже все ясно. Слухи о моей добыче уже успели просочиться. Его мысли я вижу, как на ладони. Уехал, порубил кучу врагов и столько денег привез! Следующий раз возьми нас с собой. Мы с братьями тоже хотим убивать и получать такой гонорар. Блин, зря я пожертвовал всю сумму, которую получил по контракту проводника, ордену святой Ауны. Чейта, как немного оклемалась от нахлынувшего счастья, пригласила своих подруг и теперь в анклаве есть прецептория ордена святой Ауны. Единственный подобный медицинский центр во всех вольных баронствах пограничья, который обслуживает все население нашего анклава. Ессно, что орденцы сидят в крепости на землях Керта, срочно выстроенной по чертежам Колара. Рада от присутствия конкурентов в полном восторге. Теперь она может полностью сконцентрироваться на разворачивании производства линии косметики, парфюмерии и прочего. У тебя что-то болит, так вперед до орденцев и не мешай мне получать новый омолаживающий гель для душа. Ей я тоже кое-что рассказал. Язык мой — враг мой. Хотя, со свадьбами ситуация понятная. Впервые за много лет у баронов вольного анклава есть деньги, много денег. Ессно, что и у дружинников этих баронов есть деньги и так далее, вплоть до сервов. За прошедшие месяцы всю добычу, привезенную из Декары, Зетр смог продать купцам по нормальной цене. Другие управляющие анархистов от него не отставали. Организовалась настоящая мафия. Круговая порука управляющих не позволила купцам взять добычу по демпинговым ценам. Единственным бароном, кто сам все продавал, но, тем не менее, вошел в этот картель, был Лонир. Я совершенно этому не удивился.
— За здоровье будущих молодых, — оторвал голову от салата Норм.
Сейчас он еще скажет горько. Так вот, я не удивился. Приданое пяти дочерям — дорого стоит, в смысле труда, для его обеспечения. А свой труд Лонир оценивает очень высоко. Барон зажрался. Если раньше он сам искал женихов своим дочерям, то сейчас он в них, как в сору роется. Устроил, блин, кастинг и выбирает самую выгодную партию из дворян Декары. На мой вопрос, заданный с утра, мол, зачем тебе это? Лонир ответил, что он раньше за женихами бегал, а теперь пусть они перед ним унижаются. Хотя, вполне нормальное чувство, только девчонок жалко. Заневестились бедняжки и вчера мне нажаловались на своего отца. Блин, похоже, что я тут стал защитником обездоленных мужьями юных дворянок. Чейту замуж выдал за Керта, а мы чем хуже? И если бы дочери Лонира были одни! Самое главное, что этот сдвиг по женской фазе произошел, когда меня здесь не было и ничего теперь сделать или повлиять на общественное женское мнение, я не могу. Оно мне надо? Но ведь не убегать теперь из собственного замка! Блин. Я всего три дня, как приехал домой и на меня столько свалилось! Все помолвки и свадьбы благородные хотят играть в моем замке. Как же, единственная капелла, которая освящена силой Создателя. Отец Карит зря ты это сделал, тебе и расхлебывать. Лотра с Нолсом — первые ласточки, которые откладывали сие действо целых полтора месяца. Меня ждали. К Пятому с просьбой открыть ворота для этой процедуры никто не обращался. Дураков нет и так знали, что он скажет и куда пошлет. Кстати, через пару дней я буду вести в капеллу Раду. Пятый тоже меня ждал, чтобы официально бракосочетаться и я опять буду отцом сироты. На этот раз в этой роли выступает моя матерщинная лекарка, которая находится на восьмом месяце. И вообще, в анклаве произошел внезапный сдвиг по фазе, от внезапно нахлынувшего богатства.
— За счастье, — крикнул Синар.
Сердце сжало обручем. Счастье, я усмехнулся, мне не грозит. А у Синар через неделю будет помолвка с Ниленой эл Конар и тоже в моем замке. Зря я построил этот ЗАГС. Радует только одно. Будущие молодожены, благородного рода, приезжают, регистрируются и уезжают. По крайней мере, мне все так обещали, когда я выразил сомнения в полезности беспробудной многомесячной пьянке, которая будет здесь происходить. Все, пора сматываться отсюда, как это давно сделал проф, тины, Шедар, Венир и Четвертый. Эти маньяки исследуют игрушки, которые я привез из пограничья. Их почти ничем нельзя оторвать от столь завлекательного процесса. Вру, Колара можно. Достаточно сказать ему имя Ерана. Чувствую и он скоро будет меня просить стать ее отцом. За что мне это? Все, на выход.
Я тихонько выскользнул из-за стола и быстро стал пробираться в свои покои. Что такое? В зал вбежал дозорный.
— Гоблы! — закричал он.

Глава 2

Последние телеги с продовольствием и носимым имуществом заехали во внутренний двор замка. Ворота с громким лязгом стали закрываться. Хорошо, что патрули, которые регулярно высылались охраной рудника, увидели гоблов, когда они находились на большом расстоянии от месторождения серебра. Все успели сбежать, а гномы, глухо матерясь, еще и завалили шахту. Марш-бросок нескольких десятков разумных к моему замку заметил часовой на дозорной башне. Посмотрел на подозрительно знакомых беглецов, при помощи амулета связался с патрулем, который осматривал местность около замка, получил информацию и решил обрадовать народ, который пировал в главном зале. А чему я удивляюсь? С дозорной башни донжона можно осматривать окрестности километров на пятнадцать. Амулет, изготовленный профом, когда он узнал о некоторых свойствах света и напоенный силой Воздуха, с успехом заменяет бинокль, бдительный часовой, рыси к службе относятся серьезно и получай результат. Фору в несколько часов мы использовали с толком. Моя деревенька полностью опустела. Все живые существа, включая женщин, детей и даже последнюю курицу, находятся теперь в замке. Гонцы уже отправлены во все остальные цитадели анархистов. Лонир, взяв с собой пару дружинников, давно уехал. Будет организовывать оборону анклава и стеречь противоположный берег реки с восемью сотнями оставшихся в замках анархистов дружинников, пока гоблы будут пытаться разобрать мою цитадель по камушкам. Все остальные дружинники и вся благородная молодежь, которые приехали ко мне в гости, остались здесь. Даже дочери Лонира не захотели покинуть замок. Дети пограничья, так сказать. Все веселье начнется и, я надеюсь, закончится здесь. Гоблам нет пути мимо моего замка. Я контролирую дорогу из пограничья в королевство Декара. Вернее, мой замок, а потом и все остальные цитадели вольных баронов, если эти придурки из новой расы захотят растечься по анклаву. Да и гоблы слишком тупы. Они никогда не пройдут мимо такого склада мяса, какой представляет собой мой замок. Это они так думают. Как мне заявила Лотра, предводитель благородных девиц анклава, такое веселье они не пропустят ни за что. Леди уже под чутким руководством Рады заканчивают развертывание полевого госпиталя для двух с половиной сотен котов, трех сотен дружинников баронов и трех десятков гномов. Несколько десятков кошек — это последний резерв на самый крайний случай.
— Разобрать понтонный мост, — крикнул Пятый с дозорной башни.
Голосище у него хороший. Вот кому счастье привалило. Вернее, всем рысям. Совершенно безбашеные существа. На наш дом напали!? Где эти мертвецы? Да и дружинники баронов одобрительно смотрят со стен замка вдаль. Как же. В кои веки гоблам можно отлично пустить кровь. Такого замка, в таком удобном для обороны месте, в анклаве еще не было. Прибавляем магов барона и его самого. Четыре магистра — это тины и проф, три мастера — это я и два кота, что еще нужно для полного счастья? Не у каждого богатого герцога есть на службе такой отряд магической поддержки. Совсем не у каждого. А в анклаве анархистов вообще до моего появления были только бакалавры. Сравнивать их с мастерами, а, тем более, с магистрами — глупо. Все маги анархистов не стоят одного профа. Да и Рада давно известна, как отличная лекарка, случись чего. Случись по глупости рану получить. Интересно, а если бы воины-анархисты знали, что проф и тины спецы по осаде, что бы тогда они чувствовали? Наверняка дружинники баронов сняли бы броню и откинули острое железо в сторону. Потом бы поставили на стене шезлонги, столики с выпивкой и закусью, и приготовились бы к просмотру шоу. Нам принять активное участие в обороне замка? А зачем, собственно говоря? В гвардейском полку короны Декары по штату положено три спеца по осаде, для штурма замков непокорных дворян, а здесь четыре и внутри кольца стен. Зачем им мешать и путаться под ногами? Про маленькую подробность, что в штате гвардейского полка находятся ритуалисты, а не рунные маги, как в моем замке, вообще никому знать наверняка неинтересно.
Я хмыкнул. Сколько раз я брал замки? А вот теперь сподобился оборонять, причем, свой. Новые впечатления, так сказать и проверка на прочность наших с Коларом задумок.
— Мост разобран, Влад, — сказал мне Пятый, спустившись с дозорной вышки на боевую площадку донжона.
А то я этого не вижу. Все секции моста кабестанами притянуты к противоположному берегу реки. Несколько дружинников вольных баронов помахали нам ручкой и, пришпоривая коней, отправились по домам. Кстати, а как ее назвать? А то все река и река.
— Принял, — усмехнулся я.
— В замке есть в наличии свыше восьми сотен арбалетов, — продолжил Пятый свой доклад, — двадцать пять тысяч болтов. Смола уже почти закипела. Камни давно на стенах. Баллисты и стрелометы в полной готовности и могут сделать по пятьсот выстрелов каждый. Все готово к бою. Кровью умоются. А если учитывать требюшеты, то у гоблов нет никаких шансов.
Я бы так не думал, но мне можно сомневаться. Что делать, я параноик и всегда жду гадость. А насчет снаряжения Пятый не сказал мне ничего нового. Я же говорил, что у меня не рыси, а хомяки! Столько оружия с боезапасом и брони они натащили в замок, что мама не горюй. Повернутые они какие-то на железе. Да и здесь Вилк-кузнец не скучал. Арбалеты — это хорошо. Крестообразные бойницы замка как раз и предназначены для этих игрушек. Из лука не сильно постреляешь. А из арбалета, да ради бога, веди стрельбу вниз, вверх и в стороны, при этом находясь почти в полной безопасности. Про баллисты и стрелометы я вообще молчу. А требюшеты, я хмыкнул, это старая любовь Пятого. Интересно, кого он обожает больше, Раду или эти четыре боевые машины, около которых сейчас суетятся проф с тинами? Хорошо, что их собрали на плоской крыше жилого комплекса. С такой высоты они могут закинуть тридцатикилограммовые каменные ядра очень далеко. Кстати, о птичках. Ядра не простые, а с сюрпризом. Проф с тинами тоже не скучали. Вернее, Колар, подгоняемый шизой, которую я ему великодушно подарил больше года назад, развивал бурную активность, когда у него появлялось свободное время. Сотня ядер, выложенных пирамидой у каждого требюшета, была покрыта рунами. Заливаешь силу Земли, в один тип боеприпаса и получаешь снаряд, который при столкновении с преградой взрывается десятками каменных осколков. В боеприпасы другого типа нужно заливать силу Огня и на месте падения ядра возникает небольшой вулканчик. Я думаю, что гоблам это понравится. А если бы проф смог сделать объемно-детонирующий боеприпас, тогда было бы вообще весело. Жаль, что я не химик и ничего, кроме механизма его действия не знаю. Но проф говорит, что сможет со временем это сделать, при помощи метода научного тыка. Да, забыл. Та сила, что проф с тинами, Шедар, Венир и частично я заливали в алтарь замка месяцами, тоже не будет бездействовать. Конечно, утечка была, но маленькая. По оценке профа там скопился ста двадцатикратный мой запас. Часть пойдет на укрепление стен, а часть в ядра и еще кое-куда. Причем все это делать могу, только я. У профа получилась его задумка и теперь всей магией в замке распоряжаюсь я. Отдавать силу может любой, а пользоваться — нет. Вру, когда меня нет в замке — это может делать проф. Когда его нет — любой ученик школы Джокер, согласно табели о рангах, который Колар зашил в алтарь. Кстати, старший член школы Джокер, который находится в замке, может разрешить допуск к силе и остальным магам этой школы. Проф гений! Как он использовал информацию, которой я с ним поделился!? Эх, если бы Кенара не была такой дурой, то у меня было бы еще двадцать два эликсира розового тумана! А теперь нет ни одного. Да еще эта эльфа подвела под монастырь со смертельным исходом четверых отличных наемников с юга. Я и говорю, что дура! Такую великолепную команду уничтожила, да и претензии к ней теперь наверняка будут у магической гильдии, где она наняла этих ребят. Конечно, если Кенара опять к ним обратится.
— Пятый, — начал я, — гоблы будут сегодня атаковать?
— Не думаю, — усмехнулся номер. — Они тупы, но не настолько. Хион почти зашел. Никакого осадного снаряжения у них нет. Будут изготовлять на месте. Когда все сделают, тогда и атакуют.
— Они смогут? — удивился я.
— Ничего кроме лестниц и тарана, — рассмеялся Пятый. — Пусть делают, пусть укрепляют их силой Проклятого и магией, а когда закончат, мы уничтожим их поделки из требюшетов. Повторим эту процедуру столько раз, сколько будет нужно. Пусть осаждают. Провизии хватит на год.
А вот это плохо. Я не хочу терять времени. У меня дел много! И что теперь, ждать, пока гоблы снимут осаду? Ждать подмоги из Декары, которая обязательно придет, вопрос только во времени ее появления? Не хочу. Ладно, что-нибудь придумаем.
— Я пошел отдыхать, — сказал я. — Будет что-то серьезное, буди.
— Третий разбудит, — усмехнулся Пятый. — На всякий случай я буду ночью в барбакане с Шедаром и Вениром. Первая атаку гоблы проведут на него.
Кто бы сомневался!? А Третий стоит за моей спиной с тремя котами. Опять он взялся за старое. Младенец вернулся с прогулки и ему нужны няньки. Как мне это надоело! Я вполне дееспособный организм. Все, мне пора спать. Я стал спускаться в свои покои. Блин! И как это понимать?
— Юлга и Ойла, — начал я, — а что вы здесь делаете?
Я посмотрел на кошек взглядом прокурора. Счааз. Никакой реакции. Невинные мордашки, кожаная одежда, чинкуэды с кинжалами на поясах. За спиной баклеры. Амазонки, мать его.
— Я повторяю, что вы здесь делаете? — спросил я. — Юлга, тебя это касается в особенности. А Ойла хоть и моя служанка, но должна являться только по вызову.
— Третий распорядился осуществлять твою охрану внутри помещения, — невозмутимо ответили девушки одновременно.
А ведь не врут, кошки дранные! Только забыли уточнить, что сами к нему пришли с этим предложением. Я повернулся и открыл дверь. Три кота, стоящие перед входом в мои покои, упорно демонстрировали мне свои бронированные спины. Номера я не наблюдал.
— Где Третий? — поинтересовался я.
— Проверяет караулы, — гаркнула мне центральная спина.
Понятно, сбежал, скотина. Да и эти коты в курсе заговора, против меня любимого. Интересно, сейчас под шлемами они улыбаются или нет? Вокруг меня одни мерзавцы и подонки. Я не могу отменить распоряжение Третьего. Вернее, могу, но есть такая штука, как устав, который накорябали за время моего отсутствия номера и Зетр. Я его прочитал и подмахнул. В принципе, вещь хорошая. Отношения внутри замка нуждались в формализации и регламентации. Зачем, чтобы функции моего командного состава дублировались или пересекались? Так вот там есть такой пункт, что в мирное время власть внутри замка принадлежит Пятому и Зетру. Военная и гражданская администрация, так сказать. При объявлении тревоги по гарнизону управляющий молчит в тряпочку и всем распоряжается комендант замка. А все вопросы внутренней безопасности возлагаются на Третьего, так как главное для рысей — это сохранение моей жизни. Я и не возражал. Мне самому заниматься внутренней охраной? А теперь, что делать? Плохо, когда генерал отменяет распоряжение полковника, через его голову, отданное последним лейтенанту. Субординация, однако. Отменить или нет? Я захлопнул дверь. Вот в чем вопрос. Допустим, отменю, а если Третий поставит мне в спальню котов? Ведь сделает это, зараза и будет смотреть на меня честными глазами. Заговор!
— Ванна готова? — спросил я.
— Да, — улыбнулась Ойла.
— А массаж? — ехидно поинтересовался я.
— Будет, — хором ответили девчонки.
Радует одно, массаж Ойла делает великолепно. В пограничье я скучал по ее пальчикам. А в четыре руки это будет вообще замечательно. Эх, тяжела ты жизнь сюзерена и Юмы под боком нет. Придется опять доводить себя железом до полного изнеможения.
— Только массаж, — предупредил я.

Стоя на боевой площадке донжона, мы смотрели на орду гоблов, которая расположилась в километре от замка. М-да, не такие уж они тупые. Раньше я с ними не сталкивался и не мог оценить их айкью.
— Что скажешь, проф? — поинтересовался я.
— Тысяч пятьдесят, не меньше, — начал Колар. — Десятка два шаманов. Парочка очень сильных. Могут и будут атаковать духами.
Обрадовал, нечего сказать. В принципе, миксер плюсом владеют я, Гайд и Крат. У профа, Лина и Шедара с Вениром тоже есть плетения против нематериальных врагов. Да и в защите замка предусмотрена большая неприятность для духов. Но все равно неуютно, когда воины не могут видеть врага. Есть и такие духи.
— Защиту замка полностью активировать? — поинтересовался я у профа.
— Пока не надо, — покачал он головой. — Атака духами будет тогда, когда сами гоблы начнут штурм. То, что сейчас есть, хватит для пресечения диверсий и разведки.
Понятно. Сейчас защита работает в режиме сигнализации и противодействия слабым атакам. Зачем расходовать силу зря? Тем более, что чем меньше нагрузка, тем дольше будут служить артефакты, вмурованные в стены, башни и фундамент замка. В слабом режиме, который активирован сейчас, проф ручается мне за восемь столетий работы. Чем больше артефакт, чем больше его масса, тем меньше на него нагрузка потока силы. Учитывая, что замок представляет собой один сложносоставной артефакт, я профу верю. Хорошо быть артефактором.
— Пятый, — начал я, — когда они начнут?
— Скоро, — успокоил меня номер. — Завтра они будут атаковать барбакан. Лестницы и таран для него, они сделают уже сегодня. Плохие, но сделают.
— Будем убивать, — обрадовался Парин и перемигнулся с братьями.
— Будем, — согласился я. — С железом разобрались, которое предоставил вам Второй?
— Еще вчера, — улыбнулся Норм.
— Тогда ваш отряд заступает на дежурство в барбакан завтра, — сказал я. — А теперь отдыхать.
Обрадованная благородная молодежь начала покидать площадку донжона, спеша поделиться столь радостной вестью со своими любовницами, сестрами и невестами. Да, ребята полны энтузиазма и не поймут, если я оставлю их в тылу. Воины пограничья, однако. Трус — это самое страшное для них оскорбление, да и легкие доспехи ребят, в которых они приехали в мой замок, сменила почти полная броня, которой у моих хомяко-котов было море. Есть один нюанс.
— А когда на самом деле будет атака? — поинтересовался я у Пятого.
— Послезавтра, — улыбнулся он. — Один день они еще потратят на обряд, дающий силу, мужество, стойкость и так далее.
Мы рассмеялись. Гоблы есть и на диком острове. Хотя, какой это остров? Если Австралию уменьшить в три раза, то ее тоже можно назвать островом. Да и все остальное, кроме климата, похоже. На плодородных землях людские поселения, на других гоблы, твари и так далее. Клан рыси — был пограничным кланом и Пятый гоблов знает лучше, чем людей. Завтра сводный отряд благородных и котов отдежурит в барбакане, а потом извини и подвинься. Смена, однако. Не повезло вам, ребята. Бывает. Осталась одна небольшая проблема.
— Пятый, проф, — начал я, — подумайте, как можно гоблам нанести максимальный урон, который заставит их убраться отсюда обратно в дальнее пограничье. Мне долгая осада не нужна, да и о руднике не нужно забывать. Пятый знает все о гоблах, ты, проф, все о магии. Думайте.
Номер и Колар переглянулись.
— Сделаем, Влад, — начал проф. — А сейчас пойдем, у Ераны есть одно небольшое дело к тебе.
— Она решила покинуть твои апартаменты? — удивился я.
Проф покраснел. Ну-ну. Встреча двух голубков подарила всем, кто видел сие действо, незабываемые впечатления. Ругающийся проф бежит ко мне по двору замка и потрясает кулаками. Где ты так долго шлялся, мерзавец и подлец? Я волновался за тебя! Я сделал это! Я нашел свою ошибку. Давай бегом к алтар…. И тут из-за моей спины выезжает Ерана. Красная, как свекла, глазки потуплены, грудь вздымается, изящные ручки нервно теребят поводья лошади. Лепота! Проф, мгновенно заткнувшись, пробежал еще пару метров и впал в ступор. Вру, он начал судорожно тереть свои глаза. Но, несмотря на все его старания, Ерана не исчезала. А дальше был спектакль для всех свидетелей встречи голубков.
— Ерана? — пролепетал изумленный проф.
— Колар, это я, — прошептала девушка.
— Ераночка!? — громко спросил научный маньяк.
— Колар, милый! — томный голос девушки разнесся по двору и счастливая улыбка осветила ее лицо. Мол, не забыл. Любит и так далее.
— Еранаааа!!! — заорал проф.
— Я так по тебе соскучилась, — застенчивая улыбка девушки сбивала с ног.
М-да. Она Ераночка, а он почти Коларусик. Через десять минут я вмешался в воркование голубков и отцепил профа от сапога Ераны, а ее саму снял с лошади. Еще через полчаса, я оторвал Ерану от профа, закинул ее на свое плечо и понес в его апартаменты. Проф семенил следом за мной, умудрялся сжимать руку своей ученицы, вот половой хулиган, ректора на него нет и, одновременно, целовать ее пальчики. Еще через три часа, Рада, которую я направил в комнату профа, для оказания медицинской помощи Еране, сколько же можно в постели хулиганить, смущенно сказала, что в ближайшие сутки она там не появится и так посмотрела на Пятого, что он сразу вспомнил о неотложных делах, которые нужно решить вместе со знахаркой. С тех пор Ерана не показывалась из комнаты профа, а он выскакивал оттуда буквально на несколько часов. Рада смогла заняться Ераной только на вторые сутки.
— Ну, это, — начал мямлить проф, — она хочет стать твоей ученицей. И почему я не удивляюсь, как любит говорить Лорак?

— Я, Ерана эр Килам, магистр Воздуха, Земли и Воды, своей кровью, жизнью и честью клянусь... ...И принимаю имя Ерана эр Джокер.
Ерана не отрывая окровавленную правую руку от алтаря, взяла левой рукой листок с геометрической фигурой, начерченной профом и стала вливать свою силу в алтарь. Больше она, я надеюсь, что пока, ничем помочь не могла.

— Только массаж, — опять предупредил я. — И вообще, вы когда-нибудь спите?
— А где нам это делать? — спросила Ойла и переглянулась с Юлгой.
Блин. Вот кошки, но я все равно вам не дамся. И дело не в моих моральных устоях. Какие устои? Вас ткач не задел и я не хочу, чтобы это произошло. Вы мне дороги, вот в чем проблема. Я убедился в том, что ткач бьет по больному, бьет по мне и моим женщинам. Если бы я был бы уверен, что вас он не достанет, то, какие проблемы? Мигом бы вас оприходовал! Причем, несколько раз подряд. Эла, я мысленно усмехнулся. С Элой мне уже не по пути. Так нельзя обращаться с тем, кого любишь. Однажды я отпустил ту, вернее, отошел в сторону от той, которая делала что-то подобное. Я не стал навязываться и унижаться дальше. Я не стал.
— Спите со мной, — начал я, — но только спите. Девчонки, — мрачно улыбнулся я. — Я мужчина, а вы красивые женщины. Я не импотент, я могу хоть сейчас заняться любовью с той, которая мне безразлична. С той, которой безразличен и я. С той, кто не является моим вассалом. Почему я уехал из замка? Какие выводы вы можете сделать из этого?
Молчание.
— Все так серьезно? — спросила Ойла.
— Да, — ответил я.
— Бедный, — Юлга прижала мою голову себе к плечу. — Прости нас, Влад.
— Давайте спать, — грустно улыбнулся я.

— Эти сволочи, они не атаковали!
Парин, Сен и Локар бегали по боевой площадке донжона и сотрясали воздух ругательствами. Остальная благородная молодежь угрюмо смотрела на это действо. Какая досада, что гоблы не пошли в атаку. Ай-яй-яй. Да они хулиганы, так оскорбить в своих лучших чувствах, этих великолепных воинов! Какой кошмар!!! Я с трудом сдерживал улыбку.
— Ладно, — начал я, — если атакуют сегодня, то места на стене и в башнях с арбалетами в руках вы сможете занять, после бессонной ночи?
— Да, — ответил мне рев голосов.
— Они начинают, — Пятый, который смотрел за лагерем гоблов, дернул меня за рукав.
Действительно, начинают. Рой низкорослых существ, серого цвета, волной стал выкатываться из своего лагеря. Три тарана и куча лестниц была у них в руках.
— Бой! — крикнул я.
Площадка донжона моментально очистилась от гостей. Остались только расчеты баллист, составленные из десятков крестьян и нескольких котов, номера, тины и проф.
— Влад, — начал Пятый, — мы с профом кое-что придумали.
— Что именно? — поинтересовался я.
— Мы сдадим гоблам, — продолжил номер, — после небольшого сопротивления барбакан. Мост через ров сжигать не будем. Гоблы подойдут всей своей массой к стене и воротам. Успех вскружит им их небольшие мозги. Тогда мы и станем отбиваться во всю свою силу. Будут задействованы все боевые машины. Остальное скажет тебе проф.
— Влад, — начал Колар, — на дротиках стрелометов и баллист тоже есть руны. Мы задействуем все, но самое главное, мы должны уничтожить шаманов. Тогда гоблы уйдут.
Понятно, моя бывшая шиза, спасибо тебе огромное. К вопросу безопасности замка эл Стока проф отнесся очень серьезно. Так, я не понял. А что проф так мнется?
— Что ты хочешь еще мне сказать? — поинтересовался я.
— Напои силой Земли и Огня треть ядер и дротиков, — начал суетиться проф. — А потом активируй защиту замка наполовину. Тебе надо тренироваться это делать.
Я скользнул внутрь своего сознания. Я ощутил сеть, которая смыкалась на мне. Блин, я прямо паук какой-то. Вот и алтарь, который выглядел, как гигантский комок силы. Вот и пустые артефакты, сделанные из ядер и дротиков. Они просят их заполнить и я не могу им в этом отказать. Энергия алтаря хлынула в меня и я стал ей регулировать поступление силы Земли и Огня, которой было вокруг много, в пустые артефакты. Сначала медленно, но потом все быстрее и быстрее, они загорались светом. Земля — коричневый свет. Огонь — ярко красно-белый свет. Все, треть артефактов заполнена. Теперь замок, который выглядел у меня в сознании, как пустой куб, в котором едва пульсировала сила Земли. Я перенаправил поток силы Земли энергией алтаря. Есть! Куб стал наполовину полон, а количество энергии в алтаре почти не уменьшилось. Я вернулся обратно.
— Это их не испугает? — поинтересовался я. — Шаманы наверняка почувствуют магию. Сильную магию.
— После обряда? — усмехнулся Пятый. — Нет.
— Когда мы начнем атаку, — начал проф, — призови элементалей и уничтожь шаманов, Влад. Никто из гостей ничего не поймет, даже если бы среди них был бы архимаг. Ты еще не научился сливаться с духами стихий сознанием, но о неэффективном расходе энергии можешь не сильно беспокоиться, — усмехнулся проф. — На шаманов силы хватит.
Вот это последнее, что я буду делать. С таким количеством силы, которое плещется в алтаре, магическое истощение мне не грозит. Проф гений. Я это уже говорил или нет? Но все-таки, почему он суетится и так прячет свои глазки?
— Проф, — начал я, — ведь ты еще что-то хочешь мне сказать.
— Влад, — вздохнул Колар, — у меня есть одна теория, которая поможет нам и поможет тебе. Я думаю, что Лед теперь не станет сводить тебя с ума. Ты не воплотишься в стихию. Наоборот, Лед только усилит твои возможности. Ты мне сам рассказал о том, что происходило с тобой. Ты должен призвать Лед и использовать все свои боевые плетения индивидуального и массового действия, для проверки их эффективности, когда мы все обрушим всю свою мощь на гоблов. Когда мы обрушим на них мощь стали и магии.
— Проф, — усмехнулся я. — Ты в своем уме? Ты же сам мне столько раз говорил, что я не могу использовать Лед, пока не стану полностью пуст.
— Говорил, — согласился Колар, — но теперь, я думаю, что тебе это не грозит. Я долго думал над тем, что с тобой произошло. Ты не воплотишься в стихию и не потеряешь контроль. В крайнем случае, тебя будет контролировать отец Карит и я.
— Кто? — изумился я.
— Я, — раздался голос за моей спиной.
— Влад, — юный падре встал передо мной. — Я буду следить за тобой и когда, вернее, если ты потеряешь контроль, то я смогу остановить твое воплощение в стихию Льда.
Приплыли. Точно, что за моей спиной организовался комплот.
— Как ты это сделаешь? — поинтересовался я.
Карит и проф переглянулись. А почему я чувствую за своей спиной дыханье Пиночета? Я вам не Альенде.
— Я окружу тебя, — начал юный падре, — сферой силы Создателя, а проф сферой силы Земли. Мы с ним решили, что этого будет достаточно для того, чтобы ты не воплотился в стихию. Ты будешь отсечен от силы Льда. Мы так думаем.
М-да. К тому, что тины называют Колара профом, я привык, но номера, но отец Карит?
— Влад, — сказал проф, — это нужно тебе. Это нужно нам и науке. Ты должен овладеть Льдом, а мы поможем тебе в этом.
— Мне больше всего понравилось, — усмехнулся я, — что отец Карит сказал В«мы так думаемВ». А если не получится меня отсечь ото Льда?
— Получится, — раздался голос Ераны, — Влад, это нужно сделать.
Девушка подошла ко мне, обняла меня за плечи и прижалась к моей спине. Еще одна почти фанатичка. А что я ждал? Наука — форевер! Что-то я расслабился. Уже второй организм подошел ко мне со спины, а я не ухом и не рылом.
— Тем более, — продолжила Ерана, — я уверенна, что отсекать тебя от силы Льда не придется. Влад Молния и Далв Шутник не позволят Льду овладеть собой.
С тобой все ясно, Ерана. Интересно, а иконку с моим портретом, где ты носишь?
— Влад, — встрял в наш интим проф, — Мы разгромим гоблов и так, но ты ведь хочешь стать намного смертоноснее?
С тобой тоже все ясно. Услышав о бхуте, Колар стал бегать по потолку и ругаться матом. Продолжалось сие действо около получаса. Причем, бегать по потолку — это не было моим преувеличением. Как же, я откидываю копыта, а проф остается без очередной дозы знаний. Кошмар!!! Хотя, все они правы.
— Нужен дождик, — сдался я заговорщикам, — чтобы гоблы прочувствовали удовольствие полностью.
— Обеспечим, — обрадовался проф. — Гайд, бездельник и неуч, — закричал Колар, — быстро сделай дождь!
Парень шустро опустился на колени, рассек себе палец и начал рисовать на площадке донжона узор, в который вплетал руны. Быстро работает, однако. Еще бы Гайд смог представить это все себе в голове, тогда бы ему цены не было. Ерана отпустила мои плечи и чмокнула в щеку. Что за неуважительное отношение к своему учителю процветает среди моих учеников? Попробовал бы я чмокнуть в щеку одну свою преподшу. О зачете речь даже бы и не шла! Я хмыкнул.
Так, а что у меня из плетений массового действия? Их я буду применять в первую очередь. Вихрь молний самое убойное. Я так думаю. Хотя и остальные способны убить кучу народа. Магическое истощение мне не грозит. Именно поэтому так редки случаи убийства королей в своих дворцах. Эрана Первого спасли гвардейцы и придворные маги, когда немного потрепали заговорщиков. Другое дело, что часть мятежников уже была во дворце. Спасибо Альзе. Да и размеры моего замка, по сравнению с дворцом, очень маленькие, а наполнение силой на квадратный метр площади в несколько раз больше. Проф не тратил энергию обеспечивая постоянный контроль за магическими проявлениями. Не устраивал лазерное шоу во время балов и так далее, и тому подобное. Подобный метод расхода силы не приходил профу даже в голову! Да и никому из жителей пограничья не придет. Решено. Использую все пять плетений массового действия. Вихрь молний, мясорубка, колья льда, булоб и ледяной вихрь. Хотя, после переработки профом последнего плетения, эффект от его применения мало похож на тот, что я видел на поединке наринского хлыща и Глава. Ледяной вихрь теперь можно делать только атакующим плетением, можно оставить в классическом варианте, для этого нужно просто перемкнуть пару каналов и все. Но самое главное, он атакует всех, кто вызывает у меня эмоциональную неприязнь. На поле Мести я побоялся его применять. Не ко всем, собравшимся под знамена Эрана Первого я испытывал дружеские чувства. Далеко не ко всем. Вихрь молний, колья льда и ледяной вихрь — новые плетения, которые разработали, проф, тины и я. Булоб старое, но усовершенствованное. Мясорубку Колар при всем желании улучшить не смог. Бывает.
— Проф, — начал я, посматривая на приближающихся гоблов, — пора давать всем ученикам школы Джокер доступ к алтарю.
— Торопыга, — покачал головой проф, — ценить нужно энергию. Ведь при привязке всех нас теряется целых пол процента в сутки, даже если мы ничего не будем делать!
— Надо, проф, — улыбнулся я.
Я скользнул внутрь своего сознания и прикрепил нити силы к слабым пятнам энергии, которая была родственна силе алтаря. Я точно паук. Я выскочил обратно. Теперь любой из магов школы Джокер может взять себе столько силы, сколько захочет.
— Спускаемся вниз, — сказал Пятый, посматривая на тучи, набежавшие на небо. — По пути я расскажу все подробности, как гоблы будут брать замок.
Мы слегка рассмеялись.

Гоблам оставалось пройти около пяти сотен метров до барбакана. С угловой открытой башни, составляющей одно целое с боевой площадкой жилого комплекса, их было видно очень хорошо. Живое серое море неспешно накатывалось на замок. Не такие уж они тупые. Кожаные доспехи, дротики, мечи и щиты присутствовали у каждого низкорослого уродца. Качество, конечно, плохое, но все равно оружие и броня есть у всех. Да и пользоваться острыми игрушками эти жители пограничья должны уметь хоть немного. Будь мы в открытом поле, нас бы снесли, нас бы задавили массой. Гоблы презирают смерть. Пятый много мне рассказал про них вчера. Кстати, Пятый уже начал отдавать приказания через амулет короткой связи. Гоблам осталось пройти четыре сотни метров. Раздались басовитые щелчки баллист и десяток полутораметровых дротиков отправились в недолгий полет. М-да. Действительно, гоблы презирают смерть. Десятка три они точно потеряли и ничего. Ни криков, ни паники. Прорехи в теле живого моря, вызванные дротиками, моментально затянулись. Хотя, что такое три десятка, при общей численности в пятьдесят тысяч, плюс-минус несколько сотен? Три сотни метров осталось пройти гоблам до барбакана. Баллисты дали еще один залп, который поддержали требюшеты обычными ядрами. Четыре или пять десятков гоблов отправились к Проклятому.
— Влад, — обратился ко мне проф, — ты засек шаманов?
— Нет, — ответил я.
— Я тоже, — пробурчал проф.
М-да. Плохо. Я уже замучался работать щупальцем. Активные амулеты есть у каждого гобла. Ритуал, который они проводили вчера, позволил заполнить их силой под завязку. Интересно, кого шаманы принесли в жертву, чтобы получилась такая зловещая смесь магии и силы Проклятого. Двести метров. Началось! Десять полутораметровых дротиков, три десятка тяжелых стрел и двести болтов, выпущенных соответственно из баллист, стрелометов и арбалетов, частично скосили первый ряд гоблов. Плохо, щиты у этих уродов хорошие. Мало болтов смогло достать до тел гоблов. Десятков семь жизней сумели забрать мы в этот раз.
— Пора бить магией, — сказал профу Пятый.
Правильно, пусть они сами всем этим и занимаются. Сейчас не до субординации. Не хватало мне еще давать советы Пятому и профу! Резкий всплеск силы Земли и поле, уже достаточно увлажненное мелким дождем, стало болотом. Все гоблы начали проваливаться по колено в жидкую грязь. Еще один всплеск силы и земля опять стала твердой. Проф умница! Если и сейчас шаманы не вступят в игру, то, значит, их не существует в природе. А я в это не верю. Сам их чувствовал до проведения обряда мужества или как они его там называют. Есть! Шаманы, собранные в три группы по флангам и в центре живого моря начали призыв духов. Орлы, готовьтесь убивать!
— Да! — прозвучал у меня в голове дружный рев элементалей.
Вру, три довольных писка и один рев гудящего пламени. Ог всех заглушил своим выражением радости. Отморозок, что с него взять? Орлы, действовать, по возможности незаметно. Зема, кого призывают шаманы, ты можешь сказать?
— Двое моих братьев, — начал перечисление дух Земли, — остальные мне неизвестны.
Плохо, что неизвестны, остальные это духи их предков, так они их называют. Какие к черту это предки? Это создания Проклятого. Может быть, при жизни эти твари и были гоблами, но после смерти они стали слугами Темного. Зема, не расстраивайся. Когда я дам команду убить, атакуй тех шаманов, которые вызывают твоих братьев, освободи родичей, а потом убивай кого хочешь из этой магической братии. Кстати, это касается всех. Закончив с шаманами, убивайте остальных гоблов. Повеселитесь, наконец-то!
— Да!!!
Хм, на этот раз голос Ога не выделялся на общем фоне. Вот, что может сделать скука с духами стихий. Четыре отморозка, а не один, находятся в цепи стихий. Страшная штука и действительно стоит королевства. На самом деле, имея энергию, которой напоен алтарь моего замка, я сам могу устроить большой бах, с помощью этого древнего артефакта. Могу устроить такое, что гоблам сильно повезет, если уцелеет, хоть половина от их общего числа.
Тем временем гоблам, с небольшими потерями вроде сотен сломанных ног, удалось вырваться из ловушки. Братья Земы хорошо поработали. Интересно, а у шаманов, которые их призвали, сколько осталось силы? Два гобла уровня архимага на пятидесятитысячную орду — это круто. Повторяются события старины глубокой. Если бы не мой замок, то север Декары был бы разорен. Гоблы, вам не повезло, что я со своей командой оказался именно здесь.
Замок едва заметно содрогнулся. Понятно, духи предков пытались обрушить стену. Счааз. Не вы строили, не вам и ломать. Тем временем, гоблам осталось преодолеть сто метров до барбакана. Болты, тяжелые стрелы и баллисты сыпались на орду без всякой команды. Стрельба по готовности, так сказать, а не залпами. Все верно. Баллисты скоро вообще перестанут работать. Уже сейчас они могут обрабатывать только тылы живого моря. Стрелометы еще пытаются что-то изобразить, но это ненадолго. Когда гоблы подойдет поближе к замку, то работать смогут только арбалеты. А если уродам удастся подойти вплотную к воротам и стенам, то только камни и смола, щедро вываливаемые на гоблов из машинкулей. Хотя, к стенам они не смогу… Твою!!!
Вода во рву превратилась в лед. Вот это да! А реку вы заморозить можете? А то на противоположном берегу еще никого нет. Лонир с воинами прибудет только через три дня. Два архимага и десять мастеров, как минимум, присутствуют среди шаманов. Замок вздрогнул опять. Завывания духов уже начали действовать мне на нервы. Ну не сможете вы пробиться внутрь замка. Не сможете. Купол силы Земли давно уже накрыл мой дом. Что там с энергией. Я скользнул внутрь сознания. Так-с, расход пятнадцать процентов. Много, однако. Я поторопился, когда счел, что со своей цепью стихий могу положить половину этого моря. Был не прав, только десятую часть. Значит, два архимага, пяток магистров, а остальные мастера. Гоблы решили основать свое королевство? А где? Хотя, территория анклава анархистов и север королевства Декары могут подойти для этих целей. Ребята, вам нужно было приходить сюда годом раньше, тогда да. Тогда бы вы пустили всем кровь, пока союз пары королевств не выкинул бы вас обратно в дальнее пограничье. Что делать? Замки трудно штурмовать. Особенно такие. Тратьте свою силу, тратьте. А когда вы не сможете прикрывать магической защитой своих воинов, мы покажем вам мать Кузьмы.
— Пора, — дико крикнул Пятый и послал сигнал на отступление.
Вовремя. Волна гоблов почти захлестнула барбакан. Еще минута и они смогут по своим трупам спокойно перелезть через десятиметровую стену. Коты из предвратного укрепления отлично проредили гоблов арбалетами, копьями и алебардами. А сейчас будет самый сложный этап этой веселухи. Эвакуация, мать ее.
Ворота замка с грохотом распахнулись и клин из пятидесяти конных латников ударил в спину гоблам окружившим барбакан. Раз. Навстречу ему атаковали четыре десятка котов, которые составляли гарнизон передового укрепления. Два. Всплеск силы Воздуха и гигантский воздушный молот ударил по остервенело атакующим гоблам. Вру, три воздушных молота расплескали кровь, кости и мясо уродов по округе. Тины отлично поработали. Три. Гоблы отхлынули на мгновение, но этого хватило, чтобы пешие коты ухватились за стремена всадников и через несколько секунд оказались внутри замка. Рухнула подъемная решетка. Ворота начали медленно закрываться. Не успели. Десятки гоблов, подбежавшие к воротам, заклинили их своими телами и оружием. Неплохо сработали. Еще чуть — чуть и замок ваш. А то, что из клыков воротной башни на вас льется стальной и каменный дождь, да и кипящая смола, великолепно прилипает к коже, так это такие мелочи. Несколькими сотнями больше, несколькими сотнями меньше, какая разница, если замок уже почти захвачен? Маги-человечки выдохлись, когда нанесли свой магический удар, унесший три сотни жизней, храбрых лесных воинов. Были мастера и нету мастеров, когда они еще восстановятся? Как трое магов вообще здесь очутились, мы узнаем. Когда будем их допрашивать перед ужином, где маги-человечки будут главным блюдом. Зря вы, человечки, не бросили на смерть, как вы делаете обычно, воинов, защищающих предвратное укрепление.
Я усмехнулся. Пока все работает по плану Пятого и профа. Гоблы остервенело штурмуют воротную башню. Лестницы, приставленные к куртине, трещат от наплыва уродов. Шаманы молодцы. Хорошо укрепили магией свои поделки! Конечно, они недолговечные, но хорошие. Блин!!! Хватит трясти мой замок, хватит пытаться обрушить его стены и, наконец, хватит так мерзко завывать! Духи предков, мать вашу, я к вам обращаюсь. Слава Создателю, что вы стали видимыми и воины пограничья могут наблюдать ваши перекошенные ненавистью лица и все остальное. Скоро придет время артефактных болтов и тогда у них с вами начнется другой разговор.
Первые гоблы стали пытаться закинуть свои тушки на стену. Плохая идея. Так удобно разваливать алебардой или топором, голову, появляющуюся перед глазами. Сейчас не до фехтовальных изысков. Удар и тело должно лететь вниз. А на кого оно упадет — это вопрос десятый. Нет, точно тупицы. Почему вы атакуете только воротную стену? Есть же еще три другие! Бараны.
— Влад, — усмехнулся проф, колдующий с тинами над временным алтарем, установленным на угловой башне, — приготовься. Сейчас начнем сопротивляться серьезно.
Вот это дело! А то я уже замерз, смотря вниз на орду гоблов, сгрудившихся у моего замка.
— Пятый, — крикнул я номеру, внимательно наблюдающему за боем и, время от времени, обменивающегося репликами с профом, — потери есть?
— Двенадцать тяжелых, — усмехнулся он.
Значит, нет. Недаром в барбакане были лучшие воины-коты и в лучших доспехах. Третий там был, отложив на время функции моей няньки. Да и Шедар там присутствовал на всякий случай. Сила Смерти так и клубится вокруг замка. Смерть, как и Жизнь, редкий дар. Хорошо, что у меня есть маг с такой ориентацией. Эх, если бы был еще у меня и маг Жизни. Вернее, магиня. Сердце укололо болью. Хватит, я хмыкнул, раскисать будешь в могиле. Если она у тебя будет, конечно.
— Влад, — начал проф, — шаманы почти истощились. Магическая защита орды очень низкая. Пора.
Пятый принял эти слова, как приказ. Резкий звук горна на мгновение прорезал шум боя. Все правильно, магии вокруг полно, а приказ должен быть понятен всем. Дружинникам анархистам в первую очередь. Короткий и емкий приказ.
— Бой! — крикнул я и спрыгнул с угловой башни на стену.
Семь метров совсем не страшная высота, для воина в полной броне типа готика, когда в развернувшийся пуховик уже давно вплетена левитация, которая обеспечивает мягкую посадку. Бой.
Проф активировал защиту замка на полную катушку. Вопли гоблов, сотнями отлетающими от стен цитадели, прорезали воздух. Как они хорошо посыпались с лестниц! Бой.
Залп нескольких сотен арбалетов с артефактными болтами превратил землю перед замком в море огня. Бой.
Шедар опять применил свое любимое заклинание. Поцелуй белой невесты унес жизнь нескольких сотен гоблов, которые пытались уродовать своим железом и тараном решетку, преграждающую им путь во двор замка. Бой.
Венир, стоя на башне, прошелся огнешарами вдоль стены, превращая верхнюю часть штурмовых лестниц в пепел и сбивая с них немногочисленных оставшихся гоблов. Бой.
Проф и тины подпитываемые энергией алтаря, обрушили плетения на основную массу гоблов, которые с недоумением пытались понять, стоя перед замком, а что, собственно говоря, происходит. Бой.
Орлы, когда у меня будет заканчиваться энергия, приостанавливайте свою работу, потом, когда я стану полон, продолжайте веселье. А теперь — убить. Четыре невидимых духа стихий, радостно завывая, устремились вниз. Кстати, хорошая идея! Там я смогу развернуться по полной программе и без всяких ограничений. Я никого из своих задеть не смогу. Я повернулся к отцу Кариту и профу, подошедших к парапету башни и указал вниз.
— Без разницы, — крикнул проф, переглянувшись с юным падре. — Только не отходи больше чем на триста метров от замка. Там будут работать твои ученики и боевые машины.
Еще и смеется. Вот и ладушки. Я вскочил на парапет и прыгнул вниз. Огонь почти стих и я отлично приземлился между искореженных черных головешек, которые еще недавно были живыми гоблами. Ната. Холод. Холод во мне и вокруг меня. Что со мной происходит? А ничего особенного. Я полностью сохраняю контроль над собой. В«ЯВ», жалко, что ты этого не видишь. А я вижу пару сотен гоблов, которые решили узнать цвет моих потрохов. Счааз. Мои кишки мне дороги, как память.
Вихрь молний вспух разрядами среди уродов. Хорошо работает! Гоблы подают на мокрую землю, их тела сводит судорогами. Запах паленного мяса разнесся по полю. Хорошо и эффективно. Повышенная смертоносность, которую обещал мне проф, присутствует! Хотелось бы больше, но я и так не в обиде. Проверю все и заберусь обратно на стену замка лифтом. Защита меня пропустит. Как она может это не сделать, если она сейчас часть меня? А гоблы не успокаиваются. Вот придурки, но для науки, для выявления эффективности применения плетений, лучших лабораторных крыс не найти.
Мясорубка, состоящая из нескольких сотен дисков сжатого воздуха, проредила вторую волну камикадзе. Работает плетение хорошо, но энергии у меня почти не осталось. Я скользнул внутрь сознания и влил в себя силу из алтаря. Обратно.
А это что? Пять духов предков гоблов, решили меня убить. Счааз. Проф, эксперимент продолжается. Миксер — плюс, в который я влил треть своей силы, разорвал духов на ленточки. А в качестве второстепенного эффекта меня впечатало в стену замка, а гоблов, которые подобрались ко мне достаточно близко, раскидало ошметками тел на приличную дистанцию. Сколько энергии? Опять мало! Так дело не пойдет. Элементали работают неэффективно. Все тянут и тянут, проглоты. Я активировал видоизмененное плетение постоянной подпитки энергией с подключением к алтарю замка. Слава Создателю, что я его вмонтировал в пуховик отдельным блоком, который знаю наизусть. Теперь любое мое плетение будет брать не мою силу, а энергию алтаря, которая будет поступать в меня по мере истощения.
Я прыгнул на пятьдесят метров вперед. Гоблы ведь больше не хотят ко мне подходить! И почему, собственно? Колья льда взметнули вверх пару сотен гоблов, перед которыми я оказался. Есть! Есть качественно новый эффект. Проф был прав, не во всем, но прав. Теперь контрольный эксперимент. Вдруг это произошло потому, что энергия идет не от меня, а через меня от алтаря. Сомневаешься, так проверь.
Булоб шрапнелью прошелся по спинам удирающих от меня гоблов. Вы куда? А как же презрение к смерти? А как же обряд мужества и всего остального? На ком я буду экспериментировать, жалкие трусы? Вас же сейчас погибло всего девять особей! Куда вы бежите, мать вашу!? Ну и что, что десятка три еще покалечено. Остановитесь!
Так, пуховик защитит мое бренное тело. Ледяной вихрь, в атакующей модификации, окутал меня. Опять получилось! Все, что связано со Льдом работает гораздо эффективнее, при таком же расходе энергии. Великолепно. Я сделал три прыжка по пятьдесят метров каждый. Прелестная картина. Меня окружили серые ленты, которые ощетинились сотнями ледяных стрел, летевших во все стороны. Вру, они летели только туда, где были гоблы. Они пронзали их насквозь, стрелы разрывали тела уродов. Отлично. Эксперимент проходит великолепно. Я снова прыгнул метров на семьдесят, чтобы оказаться ближе к бегунам. А теперь время плетений индивидуального действия. Вместе с ледяным вихрем работа идет отлично! Как там дела у орлов? А стал посматривать более внимательно на окружающую меня действительность.
Ешкин кот! Вот это да. Вот это развлечение у орлов. Несколько сотен каменных статуй — это наверняка работа Земы. Смерч, хаотично перемещающийся по полю и засасывающий в себя гоблов — это Воз. Вод развлекается по-другому. Тела гоблов взрываются десятками. Понятно, воды в них много. А работу Ога ни с чем другим нельзя спутать. Горящие факелы, которые еще недавно были живыми созданиями, показывали, где именно прошелся огненный отморозок. А что делают воины!? Дротики, тяжелые стрелы, болты и ядра, все в артефактном исполнении, кромсают орду на части. Великолепно!
— Влад, — прозвучал в моей голове настойчивый зов профа. — Что ты творишь? — заорал он, когда я ответил на его призыв.
— Экспериментирую, — честно ответил я и снова прыгнул.
Ведь вокруг меня гоблов живых уже не было. А всякий эксперимент нуждается в как можно более полных статистических данных.
— Прекращай немедленно, — завизжал проф. — Ты истратил двухнедельный запас энергии четырех магистров, запас силы мой и тинов, болван, неуч и бездарь!
Оп-па. Я увлекся и попал! Орлы, хватит! Я отсек энергию от ледяного вихря. Проф, ты зря не дал этому плетению название. Ведь, фактически оно новое! Значит, я буду называть атакующую модификацию ледяного вихря В«вьюгойВ». Иначе это не обзовешь. Так, слеза Тайи у меня готова к работе. До Белгора я не достану, а вот до бывшей захоронки бхута легко. Проф, а ты ругаться сильно будешь? А то у меня дела в пограничье есть и Гила надо повидать. Я уже соскучился по нему. Честно-честно! Хотя, я сейчас найду себе занятие, глядишь, там и проф остынет.
Из распахнутых ворот замка начала выплескиваться лава конных латников. Гоблы, спасибо вам огромное за замороженный ров. На мосту все бы не уместились. Впереди всех скакал Третий, а рядом с ним несся Пушок. И почему я не удивляюсь?

Блин! Картина маслом В«встать, суд идетВ». В одном из казематов замка, он же почти бывшее сосредоточие силы цитадели, он же комната с практически пустым алтарем, который является сердцем магической школы Джокер, было тихо. Пока тихо. Председателем тройки судей, его помощниками и всем этим в одном лице, являлся проф. Свидетелями практически внесудебной расправы над беззащитным мной были все ученики школы Джокер. Вон, кучкуются за моей спиной и с сочувствием поглядывают на меня. Проф медленно вышагивал от стены к стене. Руки за спиной, бороденка поднята вверх, а его глаза, время от времени, пытаются прожечь во мне дыру. А в чем, собственно говоря, дело? Ну увлекся малость, так все для пользы науки! Да и не я потратил две трети энергии алтаря, а духи стихий. Я вообще всего третий раз в жизни пользовался этой цепью! Какие ко мне претензии? Кто ж знал, что они такие прожорливые!?
— Что ты можешь сказать? — наконец остановился и спросил меня проф. Хм. Он еще забыл добавить в свое оправдание. И что он так переживает?
— В алтаре осталось семь процентов силы, — прикинулся я валенком, — от того количества, которое было с утра.
Лицо профа перекосила гримаса ярости и он начал раздуваться, как воздушный шар. Может зря я это сказал?
— Колар, дорогой, — пришла мне на помощь Ерана, — Влад еще неопытный маг. Что ты от него хотел? А с цепью стихий вообще ни у кого из нас нет опыта работы. Я вообще про такой артефакт не слышала. Ты тоже. Зато, какое он придумал плетение для самопроизвольного поддержания потока силы! У тебя подобная вязь, когда ты хотел ее сделать, не получалась.
Спасительница! Я тебя всю расцелую. Проф осекся на вдохе и начал сдуваться. Вот и ладушки. А то какой вопль стоял над полем боя, когда я решил все-таки отложить визит в пограничье!? Хорошо, что от ярости проф мог только нечленораздельно мычать. Коты и дружинники приняли это за выражения полного восторга, от такой блестящей победы. Что правда, то правда. Погибло двадцать пять воинов пограничья, но около двадцати тысяч тел гоблов осталось перед замком. И не надо на меня так было смотреть. Я не маньяк. Шедар, кроме уничтожения уродов, вел еще и статистику, которую, через некоторое время после того, как уцелевшие гоблы стали недосягаемы для нашей магии и стали, слишком быстро бежали, огласил, под радостные вопли защитников замка.
— Влад, — начал проф, — как ты мог не контролировать поток силы, который забирал из алтаря?
— Занят был, — буркнул я.
Проф опять попытался просверлить во мне дыру. Не получилось и он снова стал расхаживать по каземату, сложив руки теперь на груди. Обнадеживающий признак! Так вот, всего гоблов погибло около двадцати тысяч. Десять тысяч на совести котов и дружинников. Все правильно. Когда пятьсот опытнейших воинов обороняют такую крепость, когда они используют хитрые болты практически в упор, когда тяжелые стрелы и дротики, заряженные магией, выжигают полосы в море гоблов, когда ядра, выпущенные из требюшетов, устраивают ад на земле, мало не покажется никому. Забыл, эта цифра включает в себя и пару тысяч раненых, которые не смогли убежать. Их воины пограничья добили с прибаутками. А что творили мои ученики!? Сам Шедар имеет на своем счету примерно четыре сотни гоблов. Мастер Смерти, однако, а сегодня эта сила собрала обильный урожай. Проф имеет пять сотен звездочек гоблов, на своем фюзеляже опытнейшего магистра трех сил. Тины и то записали себе в актив по паре-тройке сотен трупов каждый. Венир ограничился двумя сотнями, но он в основном уничтожал лестницы и тараны, которые гоблы столь любезно приволокли к замку. Будет, чем печи зимой топить. Наверное. Даже отец Карит записал на свой счет пять десятков гоблов. Неопытный он еще в деле убийство разумных. Первый раз, так сказать. Девственность потерял, ха-ха. Итого эти маньяки отправили на тот свет около двух тысяч гоблов! А я, беззащитный, всего семьсот! И то, больше половины, а точнее, две трети, умерли во время эксперимента с кольями льда и вьюгой. Наука требует жертв. Проф, ты сам мне это твердил постоянно! Где справедливость? А что касаемо семи с лишним тысяч мертвых гоблов, которые стали статуями. Которых смерч любовно поднимал на полкилометра в воздух, а потом отправлял в свободный полет на землю. Которых разорвало собственной кровью на куски. От которых остался пепел, так это не я. Это все орлы! Скучали они, понимаешь, очень сильно и долго, а тут такое. Призрак был прав тысячу раз. Его убили из-за цепи стихий. Кому нужна эта занюханная корона короля, когда есть такая игрушка!?
— Влад, — устало произнес проф, — что ты можешь мне сказать? Прошу, без своих обычных шуток. Наконец-то проф пришел в себя!
— Лед, — начал я, — усиливает в полтора-два раза эффект заклинаний, которые состоят из основ этой стихии. Которые состоят из Воздуха и Воды. Если первооснова в плетении одна, то никакого усиления нет. Также нет усиления, если кроме двух первооснов школы Льда, присутствует третья стихия, например Земля. Плетения из школы Льда, которые я выучил год назад по твоему приказу, становятся эффективней в разы, когда я впустил в себя холод. По моим оценкам в пять раз, причем, внутренней энергии потребляется столько же, как и без использования холода. Проф, это прорыв.
— Знаю, — проворчал Колар, — ты все-таки не полный бездарь. Я тоже пришел к таким выводам, когда наблюдал за тобой. Я не сильно разбираюсь в школе Льда, но теперь придется мне этим заняться вплотную. А чему ты радуешься? — подозрительно уставился проф на меня.
— Как чему? — удивился я, — ведь теперь мне можно и нужно сосредоточиться только на изучении школы Льда, если при равных расходах внутренней силы, ее плетения производят такой эффект.
— Полный бездарь, — вздохнул проф. — То, что мы выяснили сегодня, доказывает только одно.
— Что? — спросил я терзаемый плохими предчувствиями.
— То, — злорадно ухмыльнулся проф, — что теперь к школам Огня, Земли, Воды и Воздуха, которые ты изучаешь, добавляется школа Льда!
Господи, да за что мне это? У меня и так голова раскалывается, от тех знаний, которые впихивает в нее Колар!
— Я не могу, — продолжил проф, — чтобы мой ученик в один прекрасный день не смог понять атаку противника и позволил себя убить. Четыре школы и еще одна. Всего пять. Это не обсуждается. Кстати, пока ты не научишься сливаться сознанием с духами стихий, пока ты не научишься работать с ними на приемлемом уровне, ты из замка не уедешь.
— Проф! — возмутился я.
— Твои дела подождут, — отрезал Колар. — Тем более, что ты сам говорил, что духи, заточенные в цепи стихий, являются интеллектуалами. Я думаю, мы управимся быстро. Пары месяцев хватит. Это тоже не обсуждается.
Я попал под науку, как лягушка под каток. Приплыли.
— Кстати, — заметил проф, — ты поможешь мне еще разобраться с плетением этого Дикса, ученик.
И что мне сказать этому фанатику науки?
— Проф, — начал я, — ты очень сильно ошибаешься и в корне не прав.
— В чем? — взревел раненым вепрем Колар.
— Я не твой ученик, — улыбнулся я, — я твой учитель. Хочешь со мной поспорить?
За моей спиной грохнуло, а проф начал покрываться пятнами. Знай, что я очень мстительный и злобный.

Отступление 1

Город Вайла, королевский дворец, королевский кабинет.
— Отец, я считаю, что ты слишком строго поступил с Алианой, — сказал молодой мужчина.
— Ингар, — грустно усмехнулся Торин Второй. — Наоборот, я поступил очень мягко, посадив Алиану под домашний арест. Ты не знаешь то, что знаю я. Твоя сестра потеряла над собой контроль и это могло очень плохо закончится.
— Чем закончиться? — фыркнул принц. — Сестренка влюбилась в мастера-рейнджера, потеряла голову и отдала свое сердце решительному и мужественному человеку, отличному воину и сильному магу. Кстати, я не думал, что такое с ней вообще возможно. Хотя, то, что мне рассказал о нем дядя Родкальд, заставляет вспомнить о великих воинах Смуты. Схватится с бхутом в одиночку, прикрывая отход своих спутников, совершить еще несколько подвигов, пару раз спасти жизнь Алиане и всем остальным — это многого стоит. А захваченную крепостцу Алых я вообще не знаю куда записать!? В графу подвигов или безумств.
— Его могут убить, — равнодушно сказал король, — и ты знаешь, кто это может сделать и почему.
— Не смогут, — улыбнулся принц, — Алиана, беспокоясь за рейнджера, посылала несколько раз в пограничье своего доверенного человека. Вернее, мы это предположили, когда побеседовали с Алыми. Точнее, нам сказали, что некто регулярно переходил в пограничье, был там от силы пару часов и переходил обратно. Мы так и не узнали, кто это был такой. Опрос слуг сестры, который провела тайная стража, ничего не дал. Никто не понимает о чем идет речь. Значит, о возможном человеке Алианы не знают и наши враги. Они имеют в нашем королевстве гораздо меньше возможностей, чем мы. Далее, имя рейнджера знают только туристы, — усмехнулся принц, — как он их называл, я и ты. Далв в полной безопасности, о нем знают только те, кто предан короне, а учитывая его личность и то, что за его плечами стоит гильдия рейнджеров, даже если некоторые разумные и узнают об очередном любовнике, — принц хмыкнул, — Алианы, то они не посмеют и не смогут причинить ему вред. Любовник — это не муж. Если бы Алиана сама не сорвалась в пограничье и не была перехвачена охраной на обратном пути, то мы бы вообще ни о чем не узнали. Мы бы не узнали о том, что она его любит. Мы …
— Ингар, — прервал его Торин Второй. — Когда ты сможешь меня обмануть, я с радостью уступлю тебе трон. Мало того, я посажу тебя на него силой. Доверенным человеком Алианы был Канд эл Дентаро, твой молочный брат. Он последний разумный на Арланде, который предаст тебя или не исполнит твоего поручения. А ты, сын, был в курсе всего с самого начала. Молчание.
— Да, — наконец сказал принц. — Когда я увидел Алиану после этой поездки, то я предложил ей свою помощь. Она не находила себе места и с каждым днем она все больше и больше нервничала. Я решил ей помочь после того, как она разрыдалась на моей груди и все мне рассказала. Алиана моя сестра и я не считаю, что поступил неправильно.
— Да, — начал король, — ты поступил правильно. Ты так считал и я так считал, поэтому и не препятствовал вашему заговору, — усмехнулся Торин Второй. — Но мы ошибались оба. И ты, и я не имели всей информации об этом рейнджере. Когда тайная стража перехватила Алиану на обратном пути из пограничья, я забеспокоился о состоянии дочери и приказал предоставить мне изображение Далва. Имея портрет узнать о человеке можно гораздо больше, чем, не имея его. Мезальянс или другое пятно на чести королевского дома, мне был не нужен. Да и ты знаешь сам, что многие темные углы этого путешествия нам неизвестны. Даже мой брат Родкальд предпочитает умалчивать о некоторых подробностях и ссылается на то, что угрозы интересам короны Мелора нет. Ясно, что все они дали слово и считают себя обязанными Далву. Молчит о подробностях и странностях даже отец Патерион. Лейтенанту Айселину, одному из спутников Алианы, подсыпали снотворное в еду и взяли из его головы образ рейнджера разумники из тайной стражи. В мыслях лейтенанта он сиял очень отчетливо и ярко. Дальше лезть не стали, иначе Айселин заметил бы вторжение в свой разум, когда пришел в себя, да и защита сознания была у него хорошая, что бы маги могли понять детали, не повреждая мозг егеря. Коннетабль не экономит на своих элитных бойцах. А у короны мало абсолютно верных людей, чтобы мы могли ими разбрасываться. Я узнал этого рейнджера, он муж Алианы.
— Что!? — побледнел Ингар.
— Муж, — грустно усмехнулся Торин Второй. — Неужели ты думаешь, что она его не узнала?
— А как же барон эл Вира, он …
Принц замолчал.
— Она сошла с ума? — через несколько минут мрачно поинтересовался принц.
— Да, — вздохнул король, — ты сам недавно мне об этом сказал.
— Я? — удивился принц.
— Ты, — ответил король. — Сестренка влюбилась в мастера-рейнджера, потеряла голову и отдала свое сердце решительному и мужественному человеку, отличному воину и сильному магу. Это твои слова?
— И что теперь делать? — осведомился принц.
— Тебе ничего. Да и у тебя ведь очередная охота намечается, вот поезжай и развейся. Я все проверил лично. Никакой утечки информации не было. Барон эл Нерк, которого взяли после возвращения отряда Родкальда, был последним предателем, по крайней мере, я надеюсь на это. Ты грамотно организовал туман доверенному человеку Алианы, — король улыбнулся. — Ты будешь отличным королем. Я сам не хочу, чтобы Далва убили и дело не только в том, что он муж Алианы. Я ему очень благодарен. Он сделал невозможное и спас мне жизнь. Если бы я хотя бы догадывался о том, что ждет Алиану, Родкальда и всех остальных в этих руинах, то я бы предпочел уйти, а не посылать их на верную смерть. Кстати, Далв недавно вернулся в поселок рейнджеров. Я пойду и успокою дочку, а потом серьезно с ней поговорю. Надеюсь, что теперь она сможет мыслить адекватно. Алиана должна понять, что проявляя интерес к Далву, она подводит его под удар убийцы.
— Да, — усмехнулся принц, — известие о том, что Далв жив, приведет сестренку в порядок. Что до остального, отец, если бы ты знал, как мне надоели эти охоты, балы и тому подобное! Я больше не могу их терпеть!
— Терпи, Ингар, — рассмеялся король, — я терпел и тебе положено. Пусть все считают тебя тем, кого они видят, а не тем, кто ты есть.
— Отец, ты ошибаешься, кое-кто знает, кто я на самом деле, — заметил принц.
— Главное, чтобы эти кое-кто были верными слугами короны Мелора, а не ее врагами, сын. А с другими знающими мы найдем общий язык путем яда или кинжала.

Глава 3

Да, а в маске есть своя прелесть. Может мне даже понравится ее носить. Кстати, а почему корольки ее не носят? Ведь так удобно скрывать за ней свои эмоции.
— За вольного барона эл Стока! За великолепного воина и могущественного мага! — крикнул Лонир.
Главный зал моего замка взорвался дикими воплями. Опять он подчеркивает перед гостями, что я вольный барон, не говоря об остальном. Как мне это надоело! В«ЯВ», я по тебе скучаю. Ты бы наверняка сказал, что сам виноват. Виноват, признаю. Но кто знал, что орлы так будут хулиганить!? После взбучки, которую мне устроил проф, я тихо и мирно пробрался в свои покои. Отдался умелым ручкам Ойлы и Юлги, а потом заснул в неге и спокойствии. А утром наступил кошмар. Коты при виде меня, спокойно гуляющего по замку, вытягивались в струнку и начинали поедать своего сюзерена глазами. А если рядом находилось лицо дружинника или лица дружинников, то за моей спиной, они думали, что я этого не замечаю, коты так смотрели на своих соратников по обороне замка, что я затрудняюсь подобрать точную формулировку этому действу. Хотя, самое верное определение будет такое. Маленький мальчик вышел к своим друзьям во двор и понял по их глазам, что они уже все знают. Они знают, что его старший брат стал чемпионом мира по боксу в тяжелом весе среди профессионалов. Ну, теперь понимаете, кто есть по жизни мой брателло и я? Пойдем, погоним городских. Да, это будет самое точное определение. А дружинники-анархисты смотрели на меня так, как друзья этого младшего брата взирали бы на старшего отпрыска данной семьи, который только что приехал из Лас-Вегаса и решил в своем родном поселке раздать автографы всем желающим, а потом провести мастер-класс.
— За великую победу! За барона эл Стока! — загромыхал Парин.
Вот и я о чем. Про благородную молодежь и говорить нечего. Хорошо, что я не рыцарь, иначе у меня стало бы очень много оруженосцев. А у баронских дочек вообще крышу снесло. Не усидели они в госпитале, когда гоблов начали ломать по серьезному. Выскочили на стены, услышав вопли В«победаВ» и так далее. Кстати, крики, большей частью были нецензурные и описывали мои сексуальные пристрастия в отношении гоблов. Вру, в этой групповухе я был главным действующим лицом, а остальные воины по мере сил помогали замучивать гидру. Статисты, так сказать.
Да, о чем это я? Так вот, протекла крыша у дочек вольных баронов, при виде героического меня, решившего выйти в одиночку против орды гоблов и уничтожающего уродов сотнями и тысячами. И раньше, после вампиров и Чейты были откровенные намеки, мол, пою я хорошо и могу вечером это продемонстрировать в Ваших покоях, но теперь! О чем можно говорить, если даже Лотра стала стрелять глазами, а ее жених вполне одобрительно на это смотрел. Как же, я зерцало рыцарства, герой, мать его! Ну не могу же я всем рассказать про цепь стихий, про замковый алтарь, про эксперимент! Зря я орлам разрешил развлечься после более восьми сотен лет скуки. Я не буду постельной грелкой, для романтически настроенных девиц. Я не буду быком производителем. Мне элементарно не хватит сил, и никакие эликсиры тут не помогут! Не дай Создатель завести интрижку с одной девчонкой, так она сразу все разболтает всем своим подругам, мол, а вы знаете с кем я вчера перепихнулась? Нет? Так знайте и завидуйте! И что скажут мне потом остальные девушки? Тоже мне секрет. А чем мы хуже!? И что мне тогда делать? Вешаться или работать на износ сердца и всех остальных своих органов, чтобы вчерашние подруги не стали злейшими, которые совсем не подруги? Склоки и раздрай, которые обязательно возникнут в женском коллективе, наверняка перекинутся и на пап девушек. А что будет дальше? Зачем я сколачивал коалицию? Зачем я крепил свои тылы? Чтобы все оказалось под угрозой из-за этого? И вообще, что за вольность нравов процветает на Арланде, особенно среди дворян и особенно в пограничье? Куда смотрит церковь? Девочки, вам пора съездить на экскурсию в Белгор. Мои братья утолят вашу тягу к героям и мне этим сильно помогут, это о птичках.
— Выпьем за воинов пограничья! — рявкнул я.
Что делать, если подошла моя очередь? Мой гениальнейший тост был встречен бурными и продолжительными воплями восторга. Через пять минут некоторые личности вспомнили, что вообще-то я предложил выпить, а не кричать. Через десять минут это дошло и до всех остальных. Слава Создателю. Да, все бойцы пограничья проявили себя выше всяких похвал. Шаманы гоблов наверняка перед смертью сильно удивлялись, почему духи их предков не смогли посеять панику среди воинов, оборонявших замок. Почему от леденящего воя этих тварей не дрогнуло сердце бойцов, не выпало оружие из их рук. Почему воины пограничья не стали убегать со стен замка, когда оскаленные лица духов возникали перед ними. Я хмыкнул. Хорошо иметь в команде мага Разума. Четвертый не был на стенах. Он не атаковал воинов и шаманов гоблов. Он сделал гораздо больше. Четвертый был в каземате рядом с алтарем и пользовался своими способностями на полную катушку. Конечно, номер не может сделать труса храбрецом, а паникера мужественным воином. Но пользуясь энергией алтаря Четвертый был тем бревном, за который хватался разум воинов пограничья, когда их пытались погрузить в пучину страха и отчаяния духи предков этих уродов. Ни хрена у тварей не вышло. Тактика гоблов, опробованная ими на протяжении столетий, дала сбой и это полностью заслуга Четвертого. Он никого не убил, но, ни один воин не прекратил бой и не сжался в комок, терзаемый диким страхом. А будь иначе, то половина дружинников и какая-то часть молодых котов, наверняка бы столкнулась с очень серьезными проблемами.
— За самую грозную цитадель, которую я когда-либо видел! За барона эл Стока! — взревел Норм.
И этот туда же. Восторга у всех на следующий день после боя было полные штаны. Я позорно сбежал в свои покои и тут же организовал совещание в узком кругу самых заинтересованных лиц. Блин! Я по своей дурости стал знаковой фигурой. Мой эксперимент стал великим подвигом. Я болван. Нужно было проверить все свои боевые плетения, отозвать орлов и вернуться в замок. Мои маги сделали бы тоже самое, что и духи стихий, но с гораздо меньшими затратами энергии, пусть и за большее количество времени. Я мог вообще не появляться в замке, а гоблы все равно были бы разбиты! Я засветился очень крупно. Да, в анклаве мое лицо видели многие. Но это было лицо мятежника, который стал бароном. На поле Мести я почти всегда ходил в шлеме. Некоторые видели там мою мордочку, так пусть некоторыми и останутся. А вот другим не надо мне свое личико показывать. Вдруг кто-то сможет провести параллели между бароном эл Стока, охотником Владом или рейнджером Далвом? Оно мне надо? Тем более, что проф еще в начале совещания предрекал наплыв гостей, которые обязательно захотят со мной выпить, да я и сам этого ожидал. Все мы крепки задним умом.
Решением номеров, учеников школы Джокер, и, присоединившихся на последней стадии обсуждения, Юлгой, Ойлой, Радой и Каритом, было решено сделать меня больным и увечным. Каюсь, я сам натолкнул их на эту мысль, когда послал подальше профа с его личиной. Мол, я и так уже наложил иллюзию на глаза перед прибытием в замок, чтобы народ не задавал глупых вопросов. Мое путешествие с Ераной было полезным. Я предложил использовать грим. Колар творчески переработал мое предложение и добавил маску, которая будет скрывать мои ужасные шрамы. Кстати и иллюзию с глаз снять не забудь для полной достоверности. Получилось просто отлично. Коварные шаманы гоблов подло использовав мерзкое заклинание, сумели задеть героического меня, а в горячке боя я ничего не почувствовал. И тут на тебе, сегодня началось так, что теперь у меня постельный режим и жуткие шрамы на лице, которые должны срочно появиться через неделю, а про глаза вообще нечего говорить. Рада рыдала и молила Создателя в лице отца Карита, но не смогла привести меня в порядок. Клирик тоже развел руками. Мол, кисмет у него такой. Теперь барон Влад эл Стока будет всю свою жизнь носить на лице маску. Почему не личину, которая будет соответствовать его прежнему лицу? Так барон гордится своими жуткими невыводимыми шрамами. Он гордится своей маской, это как орден Ленина и не тебе обсуждать странности героя. Тем более, что личину, как магическое проявление можно обнаружить. Трудно, но можно. Это о птичках. Берем пример с Горала Как Его Там.
— За наших союзников! — крикнул Бонар.
Вот и я об том же. Когда совещание закончилось, и все ценные указания клике приближенных к моему телу были розданы, звук горна оповестил о прибытии подмоги. Лонир молодец. За четыре дня он умудрился собрать всех воинов и магов баронов, организовать эвакуацию почти мирного населения в замки, позвать на помощь баронов севера Декары и прибыть с некоторыми из них к нам на помощь. Гениальный организатор! Мы ждали восемь сотен воинов и двенадцать магов. Счааз. Тысячу сто воинов и четырнадцать магов привел Лонир к моему замку. Четверо старших сыновей баронов севера королевства успели подойти к точке встречи вчера вечером. Ребята тоже молодцы. Я представляю себе их марш-бросок из Декары. Так вот, помощь прибыла и обнаружила, что гоблов нет. Вернее, есть, но в не совсем живом состоянии. Услышав от дружинников подробности происходившего вчера действа, подмога выпала в осадок. Недоверчивых взглядов не было. Ошметки тел гоблов, громадные пятна впитавшейся в землю крови, небольшая гора железных игрушек и, самое главное, высокохудожественные поделки Земы, отдающие принципиальным натурализмом, заставляли воинов пограничья и королевства верить во все. Погоревав, что они не видели и, тем более, не участвовали в этом развлечении, опоздавшие на веселье тут же присоединились к празднику жизни, который начался с возвращением патрулей, которые вернулись с перевала. Доклад дозорных Пятому был коротким. Никого нет до перевала и на десять километров за ним, какая жалость!
— За перевал Каменных Гоблов! — поддержал пьянку один гость как его там не помню. — За второе самое лучшее зрелище, после замка эл Стока, которое я когда-либо видел!
Да, в анклаве появилась вторая достопримечательность. Мой замок был первой, а широкий перевал в горной цепи, через который прошли гоблы, намереваясь плотно позавтракать и все остальное, стал второй. Ессно, а чем он мог стать еще, когда его украсили сотнями статуй неудачливых обжор? Вру, одной тысячей тремястами двадцатью пятью экспонатами народного творчества Земы. Главным дизайнером этого проекта выступил Пятый. С истуканов срезали одежду, довольно вонючую, выбили из рук железки, ессно, у тех, у кого они были. В течение недели почти все мужское молодое крестьянское население анклава, срочно прибывшее под стены моего замка, радостно вопя, убирало ошметки тел уродов на костры и таскало на телегах статуи на перевал. Конечно, радовались мужики не только этой причине, по завершении работы я обещал проставиться спиртным. Обещали все благородные. Была еще одна причина. Ведь в замках анархистов не осталось ни одного воина, после получения известия о рейде гоблов и осаде ими замка эл Стока, и случись чего, именно мужикам пришлось бы их оборонять, на что они с готовностью согласились. А на перевале Пятый размещал истуканов пользуясь подсказками своей больной фантазии и помощью воинов, которые не успели к веселью и мечтали о драке с внезапно осмелевшими, и вернувшимися назад гоблами. Я один раз взглянул на плоды их трудов и мне стало нехорошо. Я все понимаю, но, по-моему, раньше за гоблами столь массового увлечения содомией и остальным, что они показывали всем желающим, вроде не наблюдалось. Или это племя отличалось особым вкусом? На все мои вопросы Пятый отвечал с большим удовольствием и давал развернутые пояснения. В промежутках между ответами, когда я их переваривал, номер просил меня скрепить между собой фрагменты этих каменных икебан. Мало ли что, ветер и так далее, может испортить это великое произведение искусства. Меня хватило всего на три вопроса, а потом я решил пожалеть свой желудок. Я пообещал прислать тинов и быстренько уехал. Теперь на перевал каждый день устремляются экскурсионные команды, состоящие из подданных королевства Декара. Жители анклава за месяц, прошедший со времени бойни, уже успели налюбоваться этим пейзажем.
— За Великую Смерть Гоблов! За барона эл Стока! — крикнул один гость.
Понятно, ему уже не стоит так налегать на спиртное.

— Влад, — послал мне зов проф. — Пора.
— Принял, — ответил ему я.
Да, прошел уже месяц, как мы выбили голам зубы. А то, понимаешь, привычки у них дурные. Иногда в одном из их племен происходит бурный всплеск рождаемости и тогда жди беды. Пятнадцать лет назад гоблы заставили понервничать власти Мариены, а теперь вот и в Декару решили заглянуть. Причем, с чем связан всплеск процесса воспроизведения себе подобных уродов у гоблов, никто не знает. Так вот, месяц, как в замок приезжают гости со всего севера Декары и не только оттуда. Весть о бойне, которую мы устроили гоблам, давно разлетелась по всему королевству и за его границами. Мне даже подарили несколько экземпляров газет, которые выпускала канцелярия Эрана Первого. Светские новости и все остальные шли в конце списка. Почти все было посвящено нашему недавнему развлечению. Оно и понятно. Двести лет назад гоблы устроили такую веселуху королевству, что мало не показалось никому. Только соединенная армия Эрии и Декары смогла объяснить уродам всю глубину их заблуждения. Хорошо, что три дня назад в Борите проходил обряд близкой крови и никто из приглашенных на него родителей моих гостей не мог плюнуть на это действо, а то бы мой замок разобрали бы на сувениры срочно прибывшие баронеты, бароны, графы, маркизы и герцоги. Это не говоря о такой малости, как их рыцари, которых они взяли с собой в Бориту в качестве свиты на это придворное пати. Средневековье, что делать? Послать всех гостей, которые приезжают посмотреть на поле боя, на замок, на героев анархистов и выказать всем участникам битвы свое уважение и восхищение, подальше и со страшной силой нельзя. Непоймут-с. Да и не хочу я это делать. Треть тех, кто сюда приезжает, была со мной на поле Мести. Вместе кровь пускали мятежникам, вместе проливали свою кровь. Соратники, однако. Пусть приезжают, смотрят, потом пьянствуют и так несколько раз подряд. Идея с маской, глазами и моими жуткими ранами, от которых я не оправился до сих пор, великолепна.
— Леди и господа, — я встал с кресла. — Я покину ваше общество.
Народ уважительно прогудел. Раны у барона болят, что делать? И так гостей через силу уважил. Поддерживаемый Юлгой и Ойлой под руки, я направился в свои покои. Счааз. Это гости так думают. Кроме главного зала и гостевого комплекса свободного доступа никуда у них нет. Вру. Они могут прогуляться по стенам и башням, посмотреть на требюшеты, расположенные на крыше жилого комплекса, но так как экскурсия должна идти через донжон, а другого пути туда нет, то только небольшими группами, под конвоем и с получением разрешения от Пятого. Такие здесь правила, пограничье, однако. Благородный народ с уважением кивал, переглядывался с выражением полного одобрения на лицах и никаких проблем не возникало. Хорошо, что такого народа было мало, гости приезжали с небольшой свитой, а то бы ночевать кое-кому пришлось бы на конюшне. Замок не резиновый. А я сейчас не поднимусь на пятый этаж в свои покои, а спущусь в подвал. Сегодня я должен слиться сознанием с Огом.
— Девушки, — начал я, когда мы оказались на третьем этаже донжона. — Совсем внезапно мне стало лучше, так что я пойду по своим делам.
Кошки прыснули и направились наверх в полном одиночестве. Коты, осуществляющие внутреннюю охрану донжона, тоже улыбнулись. Ессно, что все рыси знали, как на самом деле обстоят дела с моим здоровьем. Им я доверяю полностью. Другое дело, что я дозирую информацию. Все, вернее, почти все обо мне знает проф и тины. Они не догадываются о короне короля и некоторых других вещах. Никогда не думал, что такая малость, как данное слово, может меня остановить. Я постепенно перенимаю местные дурные привычки. Номера, Шедар и Венир знают обо всех моих артефактах и о том, что я охотник и рейнджер в одном флаконе, но не знают, что я иномирянин. Только Карит выбивается из этой пирамиды информированности обо мне любимом. Он знает, что я рейнджер и охотник. Знает, что я попаданец, но обо всех моих игрушках не догадывается.

— Что так долго? — проворчал проф.
— А то ты не знаешь? — усмехнулся я.
Проф махнул на меня рукой и присоединился к тесной компании, которая готовила мне стартовую площадку для завершения слияния с Огом. М-да. Теперь в школе Джокер два учителя, вернее, три, если считать меня. Ерана после бойни с ходу включилась в процесс обучения Шедара, Венира и Четвертого тонкостям рунной магии. Нет, рунных магов из них она сделать не пыталась. Такая мысль даже не приходила ей в голову. Зачем переучивать и портить то, что они умеют делать очень хорошо? А вот научить их создавать в голове простейшие конструкции, которые помогали бы их вербально-мануальному способу контроля внутренней энергии, почему бы нет? Раньше проф только переводил свои руны в слова и жесты и отдавал заклинания котам, ну не хватало у него времени на все. Особенно, если учитывать, что я мотаюсь, хрен знает где. А вот сейчас работа закипела и уже начали появляться первые результаты. Несколько заклинаний Венира стали гораздо короче, что повысило его боевой потенциал. Неделю назад, когда он продемонстрировал профу свои достижения, тот пришел в восторг и целый день, занимался только с Вениром. А вечером Колар заявил, что теперь Ерана будет отвечать за создание методики частичного переучивания вербалистов и других в рунные маги. Мол, у него с учителем Вотра не получилось такого результата, а у нее выходит. Ерана была на седьмом небе от счастья. Как же, проф оценил ее старания не только в постели. Умная женщина и понимает, что эти хулиганства профу могут наскучить, а вот наука никогда. Я тактично не стал говорить, что подобный успех обучения Ераной котов базировался на совместных моих и профа разработках, которые были призваны адаптировать Евклидовую хрень к методике контроля рунами энергии. Я не хотел сам этим заниматься, а повысить боеспособность котов хотел. Поэтому несколько дней подряд я с Ераной и уединялся в своих покоях по вечерам, и объяснял ей кое-что на пальцах. Благо, что проф был постоянно занят и девушка не знала чем ей заняться в холодной постели. Ерана воспринимала все на ура. Гений в платье, что с нее взять?

— Влад, ты не заснул? — поинтересовался Колар.
— Нет, — зевнул я. — Если у вас ничего не готово, мог и не звать так рано.
— Бездельник, — заверещал проф. — Быстро сливайся сознаниями с тремя элементалями. Готовься к работе с Огом, бездарь!
Вот и ладушки, а то проф излишне суетился и нервничал.
— Захребетник, — проворчал я и пошел в соседний каземат.
Проф что-то начал булькать мне в спину, но Лин привлек его внимание к какой-то непонятке и Колар сразу обо мне забыл. Да, за этот месяц мы стали с тинами, котами и Ераной одной командой. Начали понимать друг друга с полуслова. Все видели, что профу сейчас нужно успокоиться, но никто не решался предложить ему валерьянки. А так все в порядке. Проф отвлекся на нерадивого меня и все опасения по поводу предстоящего слияния сознания с духом Огня вылетели у него из головы.
Я сел на пол, закрыл глаза и скользнул внутрь своего сознания. Отблески четырех духов стихий мерцали на задворках моего разума. Начнем с Земы. Я с ним первым слился сознанием еще три недели назад. Самый безопасный в каком-то смысле элементаль. Я хмыкнул. Я точно сумасшедший, если называю духа стихии безопасным. Но что делать, если я к ним всем уже привык? Зема, на выход. Коричневый свет начал вливаться в мой разум и виртуальное тело. Свет заполнил меня. Так, теперь все зависит от меня. Наработки со слезой Тайи совершенно неожиданно помогли мне сильно ускорить процесс слияния с духами стихий. Я растворился в этом свете, я принял его. Я стал этим светом. Я стал духом Земли. Как обычно я почувствовал всю материю этой стихии вокруг меня. Замок, землю, металл и камень я ощущал как кусочки своего тела, которые давно оторвались от меня, но в любой момент я смогу снова соединить их с собой. Я пульсировал в них, они пульсировали во мне. Я камень, я монолит, я скала.
— Ты как? — поинтересовался Крат.
— Нормально, — пророкотал я, слегка разжав складки гранита, которыми стали мои губы.
— Отлично, — восхитился тин. — С каждым разом все лучше и лучше. Тебе нужно как чаще работать с орлами и скоро ты станешь монстром. Ты сможешь сливаться сознанием с духами стихий в секунды, в доли секунд!
— Иди в задницу, — посоветовал я, — а то станешь очередным каменным извращенцем.
Крат расхохотался и стал обходить меня по кругу. Интересно, а что он собирается увидеть нового? Признаю, что в первый раз, когда я слился сознанием с Земой, это было довольно забавно. Для меня забавно, а не для окружающих. Картина маслом. Сижу красивый я и пытаюсь в который раз слиться сознанием с самым безобидным духом. Для окружающих безобидным, а не для меня. Если что-то пойдет не так, то я просто стану скалой и все. Сижу и сижу, и вдруг замок начинает подрагивать, а от меня шибает такая сырая сила Земли, что кое-кому стало страшно. Вернее, стало страшно всем, кто находился рядом со мной. Потом я окаменел и стал чудесной глыбой гранита, потом опять стал самим собой и замок дрожать перестал. Когда я встал, то некоторое время царила полная тишина, а потом Ерана стала прилюдно изменять профу, стремясь вжаться в меня всем телом как можно плотнее. Мало того и тины последовали ее примеру. Только коты и проф сохранили спокойствие и выдержку. Колар просто сел на задницу, а рыси деактивировали атакующие заклинания. Они воины, что еще можно сказать?
Хватит. Я вынырнул из коричневого света. Я отделил свое сознание от духа Земли. Кстати, Зема, ты как?
— Великолепно, Влад, а почему я был с тобой так мало времени?
Успеешь еще. Сейчас очередь Вода. Пророкотав что-то нелестное о конкуренте на место в моей башне, Зема вернулся в свою камеру. Да, еще одна проблема нарисовалась. Для моих элементалей слияние разума — это как наркотик. Каждый из трех духов стихий, с которыми я нашел консенсус, подсел на меня с первого раза и теперь в цепи стихий стали разворачиваться настоящие интриги и подковерная борьба, за право присутствия в моей голове.
— Влад, — начал Крат, — я до сих пор поражаюсь твоей смелости. Каждый раз смотрю на тебя и не могу поверить тому, что я вижу.
— А на девушек ты, когда смотреть будешь? — поинтересовался я.
— Уже смотрю, — гордо ответил Крат, — и не только смотрю.
— Понял, еще и бьешь портфелем по голове, — утвердительно сказал я.
— Никого я не бью, — возмутился тин, — все по доброй воле и согласию. А что такое портфель?
— Проехали, — ответил я. — Ты зачем мне мешаешь?
— Проф послал, — пожал плечами Крат. — Вдруг ты пальчик себе прищемишь? Так я сразу всем скажу, что пора рыть тебе могилу и заказывать деревянный макинтош.
Блин. Нужен полный контроль речи и идиоматических выражений следует избегать.
— Сиди и не мешай, — прорычал я.
Хм, опасаются они! Давно пора уже привыкнуть к моему методу овладения цепью стихий на новом уровне. Он опасен, полностью с этим согласен. А кто меня обманул, как маленького ребенка, пользуясь моей неграмотностью в столь тонких материях, как то, чем я занимаюсь уже месяц? Проф самый последний лгун. Думаю, что пары месяцев тебе хватит, так он мне говорил. Хрен вам. Это Трон Гром смог овладеть духом Воздуха за две недели, а я далеко не Трон. Я, скорее всего маленький Изар. На третий день гнусный обман профа вскрылся. Оказалось, что мне нужно три месяца, как минимум, чтобы научится сливаться сознанием хотя бы с одним духом стихий. Учитываем дельту времени, где три — там и пять, умножаем эту цифру на четыре и получаем полную задницу. Проф скотина, добился от меня согласия на свои похабные эксперименты и был очень доволен. Как же, теперь я буду в замке под присмотром незнамо сколько времени. Ничего с его любимым учителем-учеником не случится. А то взял моду, понимаешь, геройствовать на разных участках фронта борьбы против темных сил. Я помню бхута. Дома посидишь. Счааз. Разбежался и прыгнул голым телом на битое стекло. Я очень хорошо помнил слова Трона о том, как маги стихийники дошли до вызова элементалей. Мол, безопасней было делать это, чем пользоваться старым способом и воплотиться в стихию тебе не судьба. Я устроил грандиозный скандал с угрозой битья посуды об одну шибко умную голову и добился своего. А потом огласил краткое резюме прошедшего под моим чутким руководством совещания. Мол, теперь маги школы Джокер будут обязаны обращаться к стихии-матери, призывать ее и как они это сделают мне совершенно не интересно. А я потихоньку и по краешку буду с ней работать при помощи элементаля. Постигать стихию через ее сына, а сынка через маму. Просто и эффективно. Все впали в ступор, но я настоял на экспресс методе овладения цепью стихий. Мне дорого время и я не могу его терять на такую ерунду, как сомнения в собственной безопасности. Мол, орлы, действительно, интеллектуалы. По крайней мере, они на порядок умнее гоблов и сами боятся причинить мне вред. Им не хочется еще хрен знает, сколько времени скучать, особенно после такого развлечения, которое им подарил такой великодушный я.
Так, передышка закончилась. Опять сесть на холодный камень, благо простатит мне не грозит, Рада ведь под боком, закрыть глаза и вперед. Вот он отблеск синего света. Иди ко мне, Вод. Свет стал заполнять мой разум. Довольное урчание ручейка, рябь удовольствия на поверхности реки и прилив радости могучего моря. Я стал ручьем, рекой и морем, я стал всем этим. Я стал духом Воды. Сколько вокруг меня находится интересного! Две тысячи триста двадцать семь маленьких сгустков слегка измененной воды. Друзья, я их убивать не буду. А рядом протекает моя неразумная маленькая родственница. Ничего пройдет всего пара тысяч лет, и ты тоже можешь стать разумной частичкой тела матери. Потерпи, осталось совсем немного, а пока я поиграю с тобой. Я вылетел струйкой воды за пределы замка и слился с рекой. Я стал ею, а она стала мной. Ух, ты, уже почти ночь, а мои крестьяне до сих пор ловят рыбу. Хотя, что им волноваться. Я хорошо почистил свою родственницу от всякой гадости на десять километров вверх и вниз по течению. Всего-то было дел прибить пару десятков болотниц, трех крюков и гнездо из семи лидерков. Зато теперь в реке можно спокойно купаться. Селяне, не знавшие что это такое, сначала не верили своим глазам, когда десятки обитателей замка принялись это делать две недели назад. Но потом присоединились к нам. Было классно. Я впервые за все время пребывания на Арланде, купался в водоеме. Ну и что, что осень. Пока еще тепло, осень то золотая, почти тепло, конечно. Но людей такие мелочи не смущали.
Я скользил сквозь воду и получал немыслимое наслаждение. Я сам был водой. Боже, как хорошо, но пора возвращаться домой. Жаль, что нет времени, а то я бы опять пообщался с одним старым водяным и парочкой русалок. Как они сумели здесь остаться сами собой, уму непостижимо. Но теперь им ничего не грозит долгие годы. Любая нечисть, которая посмеет к ним приблизится, тут же умрет. Я не зря завесил их уютный домик сетью, сплетенной из водяных плетей. Всех гостей порежет на части, если в них будет, хоть капля черноты. Удобно работать стихией в своей стихии, а затраты энергии минимальные.
Я вылетел нитью воды из реки и просочился в подвал замка. Кто мне может помешать это сделать? Магическая защита? Ха-ха, я сам часть этой защиты, важнейшая часть.
— Опять воды полно, — проворчал Крат. — С твоего тела она текла ручьем.
— Я что ты хотел? — спросил я, вскакивая на ноги.
Хотя, в чем-то он прав. Ведра четыре я с собой из речки принес. Ничего страшного. В первый раз я вообще залил весь пол в подвале. Именно поэтому я сливаюсь со стихиями в соседнем каземате, а не в помещении, где находится сердце школы Джокер. Так, теперь небольшая разминка и простым плетением высушить тело с одеждой, и про пол не забыть. Ерана молодчина, здорово, что она не боевик. Этих умников как грязи, а вот знать бытовые плетения — дорого стоит. Я совсем недавно убедился в этом на собственной мокрой шкуре. Отлично я с Ераной провел время по дороге в замок эл Стока.
— Долго еще? — спросил я Крата.
— Все готово, тебя ждем, — ответил он.
Вот и ладушки. Надо готовиться к последней, я так надеюсь, попытке слияния с Огом по возрастающей. От простого к сложному, так сказать. Я ухмыльнулся. Надо же, как я стал рассуждать!? Зазнался я совсем, зазнался.
Я сел на пол и закрыл глаза. Я скользнул внутрь своего сознания. Воз, пора на выход! Синева окружила меня. Я сам стал синевой! ПОВЕСЕЛИМСЯ! Ех-ха! Я ветром вознесся в небо, стал дурачиться и радостно смеяться. Как же мне весело! Как мне хорошо! Я по расширяющейся спирали стал облетать замок. Фу, какая грубая конструкция! И чего ей только Зема восхищается? Ни легкости нет, ни стремительности. Уродство и убожество, вот как это называется. Если эта груда грязных камней ему нравиться, то это говорит только о полном отсутствии вкуса у этого земляного червя. А кто это тут у нас? Ессс! Ех-хо. Веселье! Сколько вас тут? Раз, два, тридцать пять крякуш. Великолепно! Что ж вы так близко подлетели к Земиной любви? До нее всего километров десять! Вы попали. Я стал нырять между тварями. Я стал подкидывать их вверх и сшибать вниз. А чего мы так кричим? А чего мы так негодуем? А куда вы, интересно, направились? Убегаете! Ну, я так не играю. Мне с вами стало скучно и совсем неинтересно. Несколькими движениями воздушных рук я разорвал тварей на мелкие кусочки. Эх, так грустно все прошло. Может еще поискать себе веселье? Нет. Надо лететь домой, но знайте твари, что ай би бек. Ха-ха. Это я говорю в Арландской транскрипции, вы же инглиша не знаете. Пока, противные.
Ветер ласково опустил меня на пол и я открыл глаза.
— Сегодня ты почти не хулиганил, — заявил мне Крат, развязывая веревку, которой он обмотал себя вокруг пояса.
— Совсем? — изумился я.
— Конечно, — убежденно ответил мне тин. — Меня всего три раза подкидывало к потолку.
Действительно, я сегодня был пай-мальчиком. Учитывая, что в первый раз я натворил такое, что проф сгоряча предложил все следующие эксперименты проводить на свежем воздухе. Мол, там ты точно никого не убьешь, ласково размазав ураганом по стенам, потолку и так далее, данного помещения.
— Проф, — подбежавший к выходу из каземата, открыл дверь и крикнул Крат, — Влад закончил тренировку.
Ну вот сейчас и начнется. Сейчас будет завершен самый опасный эксперимент с цепью стихий. Как там говорил Трон?

— Очень легко самому воплотиться в стихию. Маг Земли отождествляет себя со скалой и так же неторопливо думает. Маг Воды непостоянен. Перепады его настроения страшны как цунами. Маг Воздуха вообще обо всем забывает. А про мага Огня и говорить нечего.

Ну-ну. Есть, что говорить. Насчет того, что неторопливо думать, я не знаю, а вот вообще не думать, так это зараз. Перепады настроения мага Воды страшны, а у мага Огня, ессно, что совсем безобидны. Так, спалит пару сотен разумных в собственных домах и успокоится. Может быть. И самое главное, воплотившийся в стихию маг Огня ничего не забывает. Он всегда помнит, что нужно убивать, убивать и убивать.
— Влад, ты готов? — спросил меня проф.
— Да, — бодро ответил я.
М-да, картина маслом растительным. В дверном проеме кучкуются все шесть учеников. Впереди три кота, а за ними тины. За их могучими спинами видна мордашка классной руководительницы школы Джокер. Все готовы юркнуть в каземат, который является сосредоточием школы и принять все меры, чтобы остановить меня. Вернее, не меня, а стихию. Меня уже не будет. Я скользнул внутрь своего сознания. Я настоящий паук. Покойному Диксу до меня далеко. В алтаре находится уже девяностократный мой запас. Весь месяц все члены школы Джокер, кроме меня красивого и Шедара, сливали свой половинный запас энергии, предназначенной для контроля силы стихий, в эту каменюку. Потери энергии при столь варварском вливании, когда на коэффициент эффективности усвоения алтарем силы плевали с дозорной башни донжона, были колоссальны. Но никого это не волновало. Я подзарядился энергией до максимума и отсек алтарь от себя. Я отсек все нити, которые связывали меня с ним. Теперь обратно.
— Пост сдал, — улыбнулся я профу.
— Пост принял, — вздохнул Колар.
А куда ты денешься? Теперь только ты контролируешь алтарь и силу, заключенную в нем. Если все окончится удачно, то проф даст мне допуск к каменюке и только тогда я стану главным магом замка. Привет доктору, который веб и всем остальным. Хакеры нам не нужны.
— Иди, проф, — сказал я.
— Может не надо, Влад? — замялся Колар. — Тебе хватит трех элементалей.
— Уверен? — спросил я его.
Молчание.
А что тут можно еще сказать? Огонь — это стихия только разрушения и убийства. Он не может созидать, как другие духи стихий. Нет, Зема, Вод и Воз тоже могут убивать и разрушать, но это только половина их возможностей, а другую половину можно использовать для мирных целей. Лучшие кузнецы — это те, которые хоть немного владеют силой Земли. Керин, Дорн, Млаг, Конт и Сур все в какой-то степени являются магами этой стихии. Гномы, что с них взять? Вру, Млаг человек, но рос и воспитывался у гномов. Маги Воды — это решение проблем с продовольствием в засушливых регионах Арланда. А про погодников, они же маги Воздуха и говорить нечего. Маги Земли, Воды и Воздуха могут еще делать кучу других дел, чем те, которые я перечислил. А маги Огня могут только убивать и уничтожать. Если бы у огневиков не было стабильно слабой защиты, то другие стихийники мало что могли бы им противопоставить. Поэтому и стиль боя у магов Огня всегда одинаков. Надо ударить первым и ты имеешь очень хорошие шансы выиграть. Солар Корийский создатель трактата В«Сила первого удараВ» был Повелителем Огня. Он не проиграл ни одного боя в своей жизни. А если взять недавнюю бойню гоблов под стенами замка. Ог прикончил треть уродов. Треть! Причем, дух Огня не просто их убивал, он их сжигал и на месте его работы был только пепел. А если бы Ог не заморачивался до пепла, а просто убивал, то какой бы был его счет? Я не могу не освоить такое великолепное оружие первого удара.
— Влад, — нарушил молчание проф. — Я все понимаю. Давай сделаем так. Ты уезжаешь и занимаешься своими делами, а Ога ты освоишь потом. Освоишь со временем.
— Колар, — вздохнул я. — Я сам не знаю, сколько времени у меня займет моя прогулка. Это раз. Мне нужно все мое оружие. Это два. Мне осталось восемь с чем-то месяцев до следующего удара сволочи. Ог слишком хорошее оружие, чтобы держать его в ножнах, когда придет время очередного вызова. Может быть, что без помощи Ога я погибну. Может быть, что умрут мои близкие. Я не смог угадать направление удара ткача в этот раз. Мне повезло, и я воспользовался лазейкой, которую он мне оставил. А если следующий раз я не смогу ее найти? Проф, заканчивай. Ты сам понимаешь, что цепью стихий нужно овладеть до конца. Ее прошлый владелец не был универсалом и не мог использовать артефакт полностью. Он опасался за свою жизнь и за цепь. Призрак потерял и то, и другое. Оно мне надо?
— Успеха и удачи, Влад. Когда будешь готов, то брось камень в дверь.
Проф сгорбился и направился к двери каземата.
— Колар, — окликнул я его. — Да не переживай ты так! Ог интеллектуал, а я не могу умереть без участия в этом деле ткача.
— Если бы я был в этом уверен, то не переживал бы так, — ответила мне спина профа.
— Проф, — остановил я его на пороге. — Договоримся так. Я остаюсь живой, а с заклинанием Дикса ты разбираешься до конца сам.
— Договорились, Влад, — тихо ответил Колар.
Он вышел из каземата и дверь за ним захлопнулась. Почти сразу же дверь, стены, пол и потолок подвала, в котором я находился, налились силой Земли. Все правильно. Против стихии Огня лучше всего защищаться Землей, особенно в подземелье. Здесь эта стихия лучше всего подходит для боя. Солар Корийский никогда не вел бой в подземельях. Для этого он был слишком умен. Ни один маг другой стихии, никогда не выиграет у равного по силе и искусству земляка бой в подземелье.
Я лег на пол, взял булыжник, который принес проф, в руку и расслабился. Так, три пятых силы в пуховик и убрать из него блок самопроизвольной подпитки энергией. Должно хватить. Три пятых — это больше, чем две пятых. Я надеюсь на это. Слезу Тайи я уже месяц как не ношу. Сделано. Ог, готов к работе?
— Влад, может не надо? — спросило меня ревущее пламя.
Надо, Ог, надо. Вот те раз и этот меня отговаривает! Хотя, Зема с Водом и Возом тоже мялись и опасались меня потерять. Ог, ты молодец. Уже сколько времени ты ощущаешь эмоции своих партнеров, сколько времени ты им завидуешь и ругаешься с ними, и тут мне предложил такое.
— Влад, я не хочу тебя потерять. Никто из нас этого не хочет. Ты добрый.
Я добрый? Ог, что с тобой?
— Ты добрый и не приказываешь нам делать то, что нам трудно сделать. Ты не мучаешь нас. Интересно, а как именно я вас не мучаю? Что вам трудно сделать?
— За две тысячи сто пятнадцать лет у нас было три хозяина, — вмешался Зема. — Первый любил стравливать нас между собой и выискивать уязвимые места у стихий. Так он совершенствовал собственное искусство. Другой занимался грабежом ценных предметов у могучих мира сего. Ему были безразличны наша боль и раны, которые мы получали, когда выполняли его приказы.
Великолепно, сказать больше нечего. Значит, маг мог контролировать свою боль разумом и ессно, что ему было на все и на всех плевать. А если я буду посылать вас на грабеж? Какой же я после этого буду добрый?
— Ты давно мог это приказать, — усмехнулся Воз. — У самки и ее спутников было несколько редких артефактов. Мы научились разбираться в них, чтобы брать то, что было нужно нашему второму хозяину. Ты не отнял их и не убил своих спутников, хотя легко мог это сделать.
Странная логика. Непонятно, но приму к сведению. А герцог, который был вашим последним хозяином, чем он увлекался на досуге?
— Он был магом Воздуха и Воды, — сказал Вод. — Он приказывал мне и Возу сливаться между собой и действовать сообща. Действовать как одно целое. Нам было трудно и больно это делать, но приходилось.
Не понял. А зачем ему это было нужно?
— Он не был могущественным магом по силе, — продолжил Вод, — и хотел стать могущественным по искусству. За несколько лет до своей гибели ему это удалось. Он основал школу Тумана.
Твою тещу! Вот это да. Вот это поворот. Хотя, все понятно. Недавно прогнали Проклятого, магическое искусство, которое было развито до Смуты, находилось в забвении. Стихийные маги работали в основном первичными школами. Ессно, что покойный герцог со своей новой тактикой и техникой магического боя сначала был на коне. Так всегда происходит, когда возникает новое направление, а потом проходит время и все возвращается на круги своя. Подбираются меры противодействия плетениям новой школы и все. Вы уже не уникальные бойцы, а одни из многих. Герцог и Колар одного поля ягоды. Только профу духи стихий для создания новой школы на хутор не упали. Их уже столько, школ столько, что мама не горюй.
Орлы, не паниковать, все будет хорошо. Кстати, Зема, Вод и Воз если сможете, то помогите Огу меня удержать.
Я с силой кинул камень в дверь. Через несколько секунд по желобку, который заканчивался выдолбленной в полу чашей, потек жидкий огонь.
— Пришла частица матери, — произнес Ог. Вперед!
Я скользнул вглубь своего сознания. Ог, приготовься к работе. Концентрированная сила Огня была рядом со мной. Я осторожно потянулся своей энергией к ней. Есть первое касание. Я стал осторожно сливаться со стихией. Огонь заполыхал вокруг моих виртуальных пальцев. На этом закончилась моя первая тренировка пять дней назад. Дальше.
Я погружал свои руки в стихию. Легкое покалывание и слабый рев огня сопровождали это действо. Интересно, мистера огненные руки кто-то заказывал? Этот этап я прошел четыре дня назад. Дальше.
Я стал почти полностью погружать свое виртуальное тело в Огонь. Я принял его в себя. Ощущения великолепные. Все мое тело, кроме головы стало пламенем, ревущим пламенем. Я стал протуберанцем. Изар, скоро я передам тебе большой привет от удава. Я повторил то, что сделал три дня назад. Дальше.
Теперь нужно заставить свое тело пройтись и заняться зарядкой. Я с интересом наблюдал за тем, как отжимается от пола протуберанец. А теперь пару прыжков. Я полностью контролирую виртуальное тело. Этот этап я прошел два дня назад. Дальше.
А вот теперь попробуем частичное слияние сознания. Огонь начал медленно охватывать мою голову. Больновато, однако. Треск сгораемых деревьев стал назойливо проникать в уши. Я сделал то же самое вчера. Ощущения, конечно, неприятные, но боль отключать нельзя. Надо все вытерпеть и только тогда я смогу слиться со стихией сознанием полностью, а вот потом придет черед Ога. Я должен, ессно, что с его помощью, заменить стихию духом Огня. Боязно, но надо. Да, по мощи работа с элементалями не сильно превосходит то, что я вытворяю, призывая холод и используя для работы плетения школы Льда. Вернее, совсем не отличается. Тут дело в другом. Я больше не буду ограничен плетениями. Это гигантский плюс. Как там говорил Трон?

— Ты вогнал свое сознание в свою силу и придал ей форму льда. Сырая сила становится твоей волей, а твой разум силой и страшнейшим оружием.

Вот именно, страшнейшим оружием, а оружие мне очень нужно. Любое оружие. Я, пообщавшись с тварями, котами и прочими, стал жутким фетишистом.

— Ты не использовал заклинаний. Зачем? Ты работал напрямую со Льдом. Примерно так я работаю с элементалем.

И я хочу работать напрямую с элементалем. Поэтому я и пошел на этот риск. Поэтому мои друзья и опасаются, что я воплощусь в стихию. Поэтому я сейчас и пытаюсь ей управлять.

— Опасный способ работы. Поэтому он и был забыт. Очень легко самому воплотиться в стихию.

Вот-вот. И я об том же.

— Поэтому все стихийники стали использовать элементалей. Тот, кто может, конечно. Нет опасности воплощения.

А я о чем говорю? Мысленно говорю. Хочу элементаля и все тут! Я капризный мальчик. А что касается моих комбинированных плетений, которые могут подпитываться холодом, они гораздо более универсальны, чем плетения школы Льда и, тем более, элементали. Эффект их применения слабее, но не намного. Итого я буду иметь три тактики боя. Сильно узкоспециализированная по каждой первичной школе, но на высшем уровне и без плетений. Узкоспециализированная при помощи плетений школы Льда и призыве холода. И третья тактика боя при помощи комбинированных плетений с более слабым эффектом, чем в первых двух случаях, но на все случаи жизни. Блин. Многовато будет. Решено. Вторую и третью тактику боя нужно объединить. Будет время, займусь этим. А вообще жаль, что В«ЯВ» пропал из моей головы. Кто теперь меня будет подгонять и говорить, мол, сопли подбери? Чего раскис? Прыгай давай. Он был бы прав. Джамп. Вперед.
Я растворился в стихии, я растворился сознанием в огне, я стал пламенем. Жуткая боль пронзила меня. Каждый кусочек моего тела корчился и сгорал в стихии. Но в тоже время я ощутил силу. Нет, не так. СИЛУ. Си-и-и-ла-аа. Я хочу убивать! Пламя заполнило каземат и бессильно опало. Я ХОЧУ УБИВАТЬ!!! Протуберанец, в который я превратился, с грохотом ударил в дверь подвала и отскочил обратно. Где те, кто запер меня!? Смерть им.
— ВЛАД!
Судорога пронзила огонь, который заменил мне давно сгоревшее тело. Кто это? Брат? Зачем ты мне мешаешь!?
— ВЛАД!
На помощь предателю, который пытался слиться со мной своим телом и пытался удержать меня на месте, пришла земля. Я не люблю землю. Она плохо горит, хотя из нее произрастает много вкусной плоти, которую я так люблю жечь! Зачем она окружила меня? Я отшвырнул родича, после с ним разберусь и ударил пламенем по земле. Я почти пробил гранитный купол, который окружил меня.
— ВЛАД! Вода, мой исконный враг, отбросила меня обратно. Как больно!
— ВЛАД!
Порыв урагана сбил мое пламя и почти потушил мое огненное тело. Зачем ты это делаешь? Мы же союзники и друзья! Брат-предатель начал входить в меня. Он заменяет своим телом мой почти потухший огонь. Я исчезаю, я исчез.

— Влад, ты как? Я с трудом открыл глаза.
— Плохо, — прошептал я иссушенным горлом. — Дайте воды.
Чья-то рука приподняла мою голову, и фляга с жидкостью уткнулась в мои губы. Я припал к ней, как младенец к груди матери. Для меня ничего больше вокруг не существовало. Текли секунды и жажда, иссушавшая мое тело и сознание, начала отступать. Как хорошо.
— А еще есть? — выразительно посмотрел на своих друзей.
— Пока хватит, — усмехнулся проф. — Ты и так выпил два литра воды. Лопнешь, бездарь.
У-гу, бездарь. А зачем так меня обнимать и хлопать по плечам? Я давно уже гений в квадрате. Никто и никогда не использовал тот способ слияния сознания с духами стихий, которым я баловался последний месяц.
— Хватит.
Проф-лесник прекратил меня тискать, Ераны ему мало и отогнал от меня остальных друзей.
— Рассказывай, что произошло? — потребовал он.
Краткое препарирование моей памяти и перевод в вербальную форму того, что я чувствовал и слышал, не занял много времени.
— Так, так, — задумчиво сказал проф и отключился от реальности.
Понятно, опять обдумывает теорию, которая у него только что появилась. Я осмотрел окружающую меня действительность. Тело на месте, одежда даже не обуглена. Выемка в полу, где находилась частичка огненной стихии, пуста. Вроде все нормально, пуховик защитил мою тушку. Надо уточнить подробности произошедшего.
— А что происходило с вашей точки зрения? — осведомился я у окружающих.
— Ничего особенного, — начал Четвертый. — Сначала ты почти полностью воплотился в стихию Огня. Потом попытался все разрушить, сжечь и всех убить. Что тут странного? При помощи алтаря проф и тины, как маги Земли, остановили тебя, потратив всего семь процентов энергии замка. Потом в каземате, где ты находился, мы почувствовали всплески сил Земли, Воды и Воздуха. Потом ты перестал буйствовать. Мы подождали несколько минут и отправились собирать пепел, который остался от тебя. Вот и все, что происходило.
М-да. Интересная история. Это с энергией алтаря я терминатор, а без нее хрен собачий. Обезумевшая высшая степень огненного мастерства, стихия ярости и убийства, подпитываемая моей средней силой, принесла членам школы Джокер лишь легкое беспокойство. Проф очень искусный магистр Земли и жуткий перестраховщик! Если кому-то …
— Влад, — прервал мои ленивые мысли проф. — Есть у меня одна идея, но мне нужно проанализировать все вместе с Четвертым. Кстати, ты научился сливаться сознанием с Огом?
— Сейчас проверю, — ответил я с трудом перевел свое тело из лежачего состояния в сидячее. Ог, ты как? Готов к работе?
— Конечно, — ответил мне лесной пожар.
Кстати, орлы, спасибо вам всем! Вы отличные парни.
— Не за что, — ответил мне спаянный квартет.
Я скользнул в свое сознание. Твою тещу! Обратно.
— Проф, — начал я, — а как я проверю если полностью истощен?
— Блин, — выругался Колар.
Несколько секунд и я снова стал пауком. Сила хлынула в меня. Я опять полон. Отлично. Я снова отсек нити, которые связывали меня с алтарем. Береженного Создатель бережет.
— На выход, — попросил я народ. Общественность переглянулась и отрицательно замотала головами.
— Влад, — усмехнулся проф. — У тебя наверняка все получилось. Бездарь ты гениальный. Я уверен в этом.
— А почему тогда я бездарь? — усмехнулся я.
— Да потому, — начал проф, — что только полный бездарь и болван, который ничего не понимает в магии, мог предложить и осуществить такой способ слияния сознания со стихийными духами. Любой мало-мальски грамотный маг никогда бы не пошел на это.
— А я особенный, — ухмыльнулся я и отрешился от окружающего меня пространства. Ог, ты готов попробовать?
— Готов, — ответил мне элементаль.
Тогда вперед. Отблески четырех духов стихий мерцали на задворках моего разума. Я потянулся к белому свету. Он вошел в меня. Я вошел в него, я слился с ним и мы стали одним целым. Я стал духом Огня. Ух, ты! Сколько мельчайших кусочков тела матери вокруг меня? Я потянулся к тем, которые были ближе всего расположены ко мне. Интересно, они стали ласкаться ко мне, они стали частичкою меня. Отлично.
Я вернулся обратно. Я вышел из света и открыл глаза. Вот это да! Несколько факелов, которые принесли в каземат друзья, когда забеспокоились за мою тушку, стали столбами пламени. Но они не сгорали, как должны были при такой интенсивной работе. Просто, огонь поселился на них. Он горел, но не переводил дерево, масло и лен, на угольки.
— Вот это да! — покачал головой проф. — Теперь я знаю, как именно освещать замок. Да и греть его в зимнее время теперь есть кому. Может хватит тебе переводить свою силу? Отсоедини канал подпитки, бездарь!
Вокруг меня грохнуло.
— Пойдем и отпразднуем? — предложил Лин, когда все немного успокоились.
— Договорились, — усмехнулся я и отсоединил каналы силы от факелов.
Только мы собрались тесной и дружной компанией направиться в малый зал, чтобы в узком кругу отпраздновать очередное слияние моего сознания с очередным духом стихий, как в каземат влетел Второй. Не понял, а почему у него такое растерянно-изумленное лицо? Сердце сжалось от плохого предчувствия.
— Влад, — начал номер, — только что прискакал гонец. Знаешь, кто объявлен наследником Эрана Первого, как имеющий кровь, наиболее близкую к крови короля?
— Ты меня хочешь сильно удивить? — осведомился я.
— Да, — усмехнулся Второй. — Мало того, этот человек является прямым потомком короля Декары. Он сын Эрана Первого и зовут его Керт барон эл Борс.
Твою тещу! Я баран!!!

Глава 4

Я заехал на вершину холма и посмотрел на Белгор, частично скрытый утренней дымкой. Отсюда я первый раз увидел этот чудесный город. Здесь я прощался с ним. Теперь же отсюда я говорю, здравствуй Белгор, город охотников и город магов. Наконец-то я вернулся. Я это сделал гораздо быстрее, чем думал изначально. Вернее, я тогда не знал смогу ли я вообще вернуться сюда. Матвей прав. Время лучший лекарь. Пушок, узнаешь знакомые места?
Драк громко фыркнул и на эмоциональном уровне выказал сомнение в моей дееспособности. Мол, как он может забыть этот город, эти стены, за которыми он отнял первые жизни? Как он может забыть равнину, где он столько раз развлекался и где научился убивать?
Сам дурак. Уже и пошутить нельзя. Я дал посыл Пушку и неторопливой рысью наш небольшой отряд поскакал к воротам города. М-да. Немножко не рассчитал по времени. Над горизонтом только заалело и до восхода Хиона еще далековато. Ничего. Подождем перед воротами. Не баре. Странно, никого из охотников перед ними не наблюдалось. У ребят был ночью выходной? Ладно, не буду забивать себе голову. Такое бывало и раньше. Случалось, что ни одна команда или одиночка не покидали вечером Белгор. А вот и хорошо знакомые ворота. Мы остановились перед ними и спрыгнули с четвероногого транспорта. Хорошо, когда у тебя есть индивидуальный портал и куча энергии в замковом алтаре. Для всех, кроме котов, Рады, Карита и Лонира, барон эл Стока лежит в своих покоях и жутко страдает. Навещать его нельзя никому. Нелегка судьба героя. А то, что он с Третьим и Шедаром перешел в окрестности Белгора, никому особо знать не нужно. Как там говорил один мужик на Земле? Мол, чем больше знаешь, тем хуже аппетит, так вроде? Или во многом знании до черта печали. Не помню.
— Пушок, можешь погулять, — сказал я и с наслаждением разлегся на жухлой траве.
Драк, радостно зафырчав, принял мои слова к сведению и скрылся в предрассветном тумане. Коты с удовольствием присоединились ко мне. М-да. Гонец, который оказался Бингом, рассказал много интересного и занимательного, о прохождении обряда близкой крови. Выслушав подробности произошедшего, те, которые он знал, я понял, что хватит прятать голову в песок. Вернее, уже нельзя защищать подобным образом голову, отдавая свою пятую точку на растерзание незнамо кому. До того, как Керт оказался принцем, вот гад, я припомню тебе еще обман насчет портала, я еще мог себя тешить иллюзией, что мне удастся отсидеться за маской, котами и стенами замка в полной неизвестности. Вернее, что бароном эл Стока, его домом и ближним окружением, кроме военной аристократии королевства и парой-тройкой магических орденов, никто не заинтересуется. С первыми все ясно, а вторые наверняка уже удивились наличию у занюханного барона такого мощного отряда магической поддержки.
Первых я не опасался и радушно принимал в замке. Вторых я побаивался, но не сильно. В анклаве анархистов каждый новый человек, неизбежно привлечет к себе внимание. Пограничье, однако. Пусть вынюхивают, пусть смотрят и прикидывают, что они могут поиметь с группы неприсоединившихся к ним магов. Пусть подумают лучше над другим вопросом. А эти маги, не поимеют ли их? Закатники или кто-то еще, не представляли для меня и моей команды особой опасности. Не тогда, когда за моей спиной находится тайная стража королевства Декара. Рылом не вышли магические гильдии и ордена с ней тягаться, а с ней и всей властью этого королевства. Остальные корольки спокойно смотреть на это не будут. Сначала их, а потом нас? Я очень упорно убеждал себя в том, что все со временем успокоится и почти сумел чуть-чуть убедить. А вот когда Керт подложил мне такую свинью, пришлось вытаскивать голову из песка и реально посмотреть на вещи. Барону эл Стока теперь никакое забвение не грозит. Не тогда, когда он является соседом и другом барона эл Борс. Не тогда, когда его люди присматривали за Кертом во время штурма столицы, южные бароны видели, как коты вытаскивали будущего принца из заварушки, закрывая его своими телами. Не тогда, когда барон эл Стока привез незнамо откуда будущую принцессу Чейту. Не тогда, когда он организовал свадьбу наследника престола с нищей и незнатной дворянкой, дав ей хорошее приданое.
Мужик, радуйся!!! Тебя все уже включили в свои политические расклады. Ах, ты этого не хотел? Поздно пить боржоми, когда размягчение мозга необратимо. Тебя уже посчитали и твой номер шестнадцатый. Неужели ты думаешь, что человека, который организовал такой мезальянс и подсунул под принца-наследника собственную подстилку, оставят без внимания политические бонзы Арланда? Да плевать на твоих магов и замок. Ну, есть у одного хитромудрого бывшего мятежника несколько могучих магов. Что в этом удивительного? В жизни случается всякое. Кстати, а он точно бывший мятежник? А где барон мятежом баловался? Неизвестно! Любезный, выясни-ка ты все об этом матером интригане. Чувствую, что мы с ним еще столкнемся лбами. Оставлять без присмотра принца Декары, не отвечает нашим жизненным интересам, которые простираются по всему Арланду. Нет, какой умный мерзавец. Я восхищаюсь им. Дело было так. Он получил информацию о принце. Кстати, любезный, а я, почему ее не получил? Потом этот Влад специально прибыл в анклав. Оказал пару услуг, совершил пару громких дел, привязал к себе принца, играя на его слабостях, таких как: карты, вино, девочки и полное незнание жизни. Подсунул ему в жены шлюху, а кто же эта Чейта еще? Уйди со своей романтикой отсюда. Ведь она не герцогиня или принцесса, значит, шлюха. Эта Чейта испортила такие виды на правильное замужество этого принца! Да этот барон обложил Керта Декарского со всех сторон! Любезный, а почему ты еще здесь? Пшел вон и учись работать у этого Влада, барона эл Стока. Да, не забудь завести на этого мерзавца отдельную папку.
Вот и я об том же. Как я там говорил? Мол, умником меня называли друзья. Пора опять начинать серьезно работать головой, а не только руками. А башня подсказывает мне только одно. Надо работать на опережение иначе опередят меня с очень неприятным исходом. Как только воздыхатель Алианы, мечтающий сам предложить ей руку и сердце, узнает обо мне, то для меня до конца срока выполнения супружеского долга, будут только два безопасных места на Арланде. Кстати, пять брачных лет нужно отсчитывать заново. А гулять в относительной безопасности я смогу только по Декаре. Значительная часть дворянства этой страны у меня в кармане. Плюс поддержка на высшем уровне. Но оно мне надо? А если поклонник Элы не сможет сделать мне гадость напрямую и решит бить по моему окружению? Натравить тех же закатников. Да мало ли еще, что придет ему в голову? Ты почти не выходишь из своего замка, так получай подарок и это не голова коня. Мы местные и Пьюзо не читали. Мне мало ткача? У меня слишком много живых друзей? Выход один. Спрячь лист в лесу и так далее. Надо сделать так, чтобы при мысли о том, чтобы сделать гадость барону эл Стока, именно ему, по коже у кое-кого начинали ползти мурашки и лоб покрывался холодным потом. А если этого барона будет мало, то два его друга, с которыми он познакомился на одном пикнике, придут ему на помощь. Мастер-охотник и мастер-рейнджер не останутся в стороне, да и свои гильдии с собой позовут, если совсем уж станет грустно. Но это на самый крайний случай, когда у меня не останется другого выхода, когда я сброшу все маски. А пока для обеспечения становления опасного имиджа у барона, хм, эл Стока кое-какие меры я уже предпринял. Хм. И кое-что, тоже. Если у меня все получится, то игра начнется на совершенно другом уровне. Один Зетр, чего стоит, а Лонир, который сначала упорно изображал глупого филина, мол, а зачем и как такая идея вообще пришла в твою голову, так загорелся моим планом, что я почти полностью спокоен за свой маленький заговор. Да, за двое прошедших суток, я сделал столько, что сам себе удивляюсь, а теперь у меня отпуск.
— Кто там отдыхает? — заорал стражник с дозорной башни. Хм. А голосок-то знакомый. Кстати, я в Белгоре или где?
— С какой целью интересуешься? — вставая на ноги, спросил я.
— Что? — начал закипать невежа. — Я десятник стражи Белгора! Кто ты такой и кто с тобой!? Будешь запираться вообще в город не пущу.
— Повысили, значит, — громко и глубокомысленно заметил я. — Не ожидал.
А к Гриласу уже присоединились его партнеры по десятку. Ба, знакомые все лица! Ребята, я понимаю, что ваши бацинеты удобная штука, ко барбют гораздо лучше. И вообще, подумаешь, что Вилк, когда отремонтировал мою бригантину, перетянул ее другой тканью. Пара недель пребывания под дождями у логова бхута не пошла броне на пользу. Но неужели трудно меня узнать?
— Ты меня знаешь? — оправился от изумления Грилас.
— Нет, — усмехнулся я. — А ты десятник временно или на постоянной основе? Видно, совсем стало плохо в Белгоре со стражниками, если тебе доверили такую должность, хотя бы на полчаса.
На башне пошли смешки.
— Ты меня знаешь, — утвердительно сказал Грилас. — И я тебя знаю, но не могу вспомнить, кому принадлежит твой голос. Кто ты?
Белгор, однако. Лопухов среди стражи не бывает.
— Да знаю я тебя, хорошо знаю, — рассмеялся я. — Последний раз, когда ты при мне становился временным десятником, Арн заперся в башне, спасаясь от разъяренного Вотра.
— Влад, — тихо сказал Грилас, а остальные прекратили ерничать. Я снял шлем.
— Влад! Молния!
Где тут набирают в хор?
— Тихо, вы, город еще спит, — попросил я своих старых знакомых.
Счааз, завывая, как баньши, Грилас сотоварищи исчезли с боевой площадки воротной башни, лязг ключей, грохот тяжелого засова, скрип воротной створки и на выход ломанулась толпа народу. Хотя, я не совсем прав. Десяток Гриласа взял меня и котов в полукольцо. Жар советник магистрата по общим вопросам начал изображать руками различные непристойности, глухо матерясь при этом. Вот так-то, проф, а ты личина, личина.
— Это он, — выдохнул магистр Смерти и первым обнял меня.
А за ним подключились остальные деятели, которые бывшие гвардейцы короны Орхета, а теперь доблестные стражники Белгора. Что за привычка у людей постоянно пытаться меня искалечить? А если бы я был без брони?
— Грилас, — я с трудом отбился от нападающих, — Хион еще не полностью взошел, а ты открыл ворота. Попадет тебе.
— Ты плохо видишь, Молния, — рассмеялся он. — Уже давно рассвело, Жар это подтвердит любому желающему.
— Нет, — покачал головой маг, — какое рассвело? Грилас, уже давно полдень и я могу сняться с поста и в В«Пьяном кабанеВ» пропустить пару кружек. Все равно никто больше не приедет. После прошлого вздоха в город не приезжало ни одного смертника. А местные, если и выйдут за ворота, то вернутся из храма Единого не скоро. Но на всякий случай я пришлю себе замену. Чем Проклятый не шутит?
— Вот так всегда, — проворчал Грилас. — Он развлекаться будет, а нам ворота охранять. Жалованье у советников магистрата больше, чем у бедного стражника, а совести у них гораздо меньше.
— Потом послушаешь мои бредни, — улыбнулся я. — Я приехал надолго.
Да, я приехал в Белгор надолго. Я так думаю. Пока не разберусь со всеми своими делами, пока Лонир не подготовит почву для небольшого переворота, моей штаб-квартирой будет В«Пьяный кабанВ».
— Пушок, иди ко мне, — крикнул я.
Так, а когда ты успел?
— Кто твои спутники? — поинтересовался Грилас.
— Друзья, воины с юга, — ответил я.
— Они точно воины? — ухмыльнулся Жар, смотря на Шедара.
— А мастер магии Смерти не может быть воином? — поинтересовался я.
— Может, — ответил Жар. — С возвращением, Молния.

А вот и знакомые ворота корчмы. Я не видел их один год, три месяца и двадцать пять дней. Долго я не возвращался сюда. Очень долго. Я соскочил с Пушка и несколько раз с силой пнул калитку. Никого нет дома? Счааз. Просто город еще спит. Здесь почти нет жаворонков. Многие живут, подстраиваясь под охотников. Они ночью не спят, так и мы не спим. Ждут возвращения воинов Белгора домой многие. Ждут их жены и подруги, ждут родичи и друзья. Ждут лекари, алхимики, кузнецы и маги Жизни. Я всегда ждал и меня всегда ждали. А потом …

— И никто не будет тебе бросаться на шею после твоего возвращения из погани. Ни волчицы, ни Дуняша. Ты будешь приходить, а тебя буду встречать только я. Ведь эта главная причина. Остальные решаемы.

Да, Матвей, это и была главная причина. Я сбежал, я не мог видеть город без них. Теперь могу, наверно. Я снова ударил в створку ногой. Еще не хватало портить о дубовые доски свои перчатки!
— Кого там нелегкая принесла?! — заревел сонный медведь, поднятый из берлоги под рождество.
Молчун разговорился. Я улыбнулся.
— Вам пришла телеграмма от вашего мальчика, расписываться в получении будете? — спросил я.
Створки ворот мгновенно распахнулись, не выдержав внезапного удара многотонного и невидимого тарана. Молчун стал магом? Мои руки прижало к бокам двумя стальными обручами, затрещали мои бедные сминаемые ребра, ноги оторвались от земли. И этот старается меня покалечить. А если бы на мне не было брони?
— Яр, раздавишь, — просипел я в грудь горному великану.
— Вернулся, — прогудел тролль мне на ухо, но выпустил меня из своих камнедробительных объятий.
— У-гу, — смог кивнуть я, — и чуть не был кое-кем зверски убит.
Удар по плечу едва не согнул меня пополам. Надо было одеть готику. Она пожестче будет.
— Кто с тобой? — спросил разговорчивый наш, сминая своей лапищей мне наплечник и пробегая оценивающим взглядом по котам.
Интересно, а у Керина сильно много работы? Чувствую, что мне предстоит серьезный капремонт этой брони.
— Друзья, которым захотелось посмотреть на Белгор, — улыбнулся я.
— Неплохой мечник и неплохой маг, слегка привычный к железу, — проворчал Молчун. — Хорошие друзья. Заходите. Матвей! — рявкнула корабельная сирена. — Влад вернулся.
Охотников бывших не бывает, а особенно охотников-мастеров. У Яра глаз — алмаз.
— Ворота не сломал? — спросил у Молчуна Матвей, появившийся на пороге корчмы
Яр лишь усмехнулся и потрепал по морде довольного Пушка. Хм. А как драку не быть довольным, если эта скотина умудрилась найти вряка неподалеку от ворот и плотно позавтракать? Пушок их манком приманивает, что ли?
— Здравствуй, племяшь, надолго? — обнял меня Матвей.
— Да, — я стиснул его плечи. — Хочу наконец-то к демонам на нижние уровни заглянуть. А то так и форму можно потерять.
— Понятно, — улыбнулся Матвей. — Опять отрабатывать технику и тактику боя будешь. Лайда, — обернулся Матвей к девушке, выбежавшей корчмы. — Готовь завтрак, обед и ужин в больших количествах. У нас сегодня будет много посетителей.
Лайда улыбнулась, подошла ко мне, поцеловала в щеку и скрылась в доме. Ты хорошая девушка и я рад тебя видеть, но я был бы счастлив, если бы увидел на твоем месте другую. Дуняши здесь нет, к сожалению.
— Где они? — спросил я Матвея.
— В храме Единого, — ответил он. — Готовятся принять постриг. Сердце колыхнулось и замерло.
— Когда? — раздвинул я непослушные губы.
— Через месяц, — мрачно ответил Матвей. — Пойдем внутрь, пока Лайда будет готовить еду, я все расскажу тебе.
— Только быстро, Матвей, — сказал я. — Я решил снова увидеть храм Единого. Они не станут монашками. Ты меня понимаешь?
— Я на тебя надеюсь, — грустно усмехнулся Матвей. — Ты вовремя появился. Делай и обещай все и всем, что хочешь.
— Договорились, — улыбнулся я.
Хрен вы примете постриг. Хрен вы станете монашками. Вы будете жить, и радоваться жизни, а не существовать. Я клянусь вам в этом. Святоши перебьются без вас. Жаль, что маги Жизни не лечат психические расстройства. Жаль, что мозгоправов здесь нет, но ничего. Я приведу вас в чувство. Я придумаю, как это сделать и мне похрену все, что будет мешать мне этого добиться. Вы будете жить долго и счастливо. Я охотник и я сказал это мысленно, но ничего это не меняет. Я сделаю это или …
— Третий и Шенир, поскучайте пока в зале без меня, — сказал я. — А потом мы прогуляемся, пока Жар будет помогать Лайде на кухне.
— С превеликим удовольствием, — усмехнулся магистр Смерти, — забери девчонок оттуда и я тебе лично зажарю гуся с яблоками. Кстати, майонез у меня уже начал хорошо получаться.
— Только не с жареным гусем, — испугался я.
— А оливье ты уже не любишь? — изумился Жар.
Нет, лучшие поварихи — это повара. Ну, есть у Жара способность к этому действу. Счастливец! Кроме шашлыков я ничего не умею готовить.

Храм Единого нисколько не изменился. А чего я ждал? Магия драконов, что б ее тридцать три раза об колено. Кстати, с ними я еще не успел поручкаться, да и с тритонами не общался, а если вспомнить еще и троллей, и других выкидышей бездны из новых раз, то вообще. Не получится из меня Ливингстона. Ба! А через двор храма быстро идет знакомое лицо. Здравствуй, мил человек! Я снял шлем. Расширившиеся глаза старого приятеля. Хм.
— Добрый день, отец Эстор, — склонил я голову и заступил дорогу святоше.
А почему, собственно говоря, ты попытался шарахнуться от меня? Остановил свое движение, но ведь оно было. Интересно девки пляшут. Ты меня боишься?
— Здравствуй, Влад, — улыбнулся падре.
Боишься. Легкое подрагивание левого века, испарина, выступившая на лбу, суетливый взгляд в сторону.
— Я решил проведать сестру и Арну, — сказал я.
— Тебе давно нужно было это сделать, — укоризненно заметил падре. — Им нужна вся поддержка, которую могут дать им родные и близкие.
А почему ты меня боишься? Теперь ты полностью контролируешь себя, но ведь это было! Ты, церковная шишка с большим весом боишься меня. Так, значит, ты мне сделал нечто такое, что мама не горюй. Интересно, а что именно ты мне сделал?
— Каюсь, отец Эстор, — повинился я, — но я сделаю все, чтобы загладить свою вину и девушки вновь почувствовали вкус к жизни.
Посмотрим, как ты отреагируешь на мой тонкий намек.
— Девушки и так счастливы, — улыбнулся падре. — И будут счастливы еще больше, когда станут на одну ступеньку ближе к Создателю. Слишком много им пришлось пережить. Слишком многое они смогли понять. Девушки решили откинуть суетливый, жестокий, мелочный, жадный и завистливый мир. В тишине и спокойствии они проведут остаток своих дней, вознося хвалу Создателю и моля его о милости для своих близких и друзей.
Во как завернул, подлец! А намек не понял. Что ж объясню на пальцах. Кстати, ты на полном серьезе желаешь им добра. Я не понял или я после занятий с Четвертым стал большим спецом в магии Разума, или ты выбит из седла встречей со мной любимым. Я слишком легко улавливаю твои эмоции. Есть еще один вариант. С тобой я долго не общался, а вот с зубрами обмана приходилось, особенно в последнее время. Одна Эла чего стоит. Может мое первоначальное мнение о тебе, было неверным? Я тогда мало, что знал и понимал. В последний раз я виделся с тобой после убийства клириков, нехорошим мной. Хотя, виделся — это громко сказано. Я видел твою рожицу и ты юркнул по своим делам к отцу Анеру. Кстати, что-то я долго молчу.
— Полностью с вами согласен, отец Эстор, — медленно сказал я. — Вне стен монастыря существует только грязь, кровь, насилие и подлость.
— Видишь, — вздохнул падре, — ты сам это понимаешь. Девушкам в монастыре ордена святого Ирдиса будет лучше.
И это возьму на заметку, вдобавок с твоим странным поведением, а пока я все прекращаю. Не затем я сюда приехал.
— Я понимаю, — кивнул я, — что в эти понятия входят также родные и близкие девушек.
— Нет, — покачал головой падре, — ты неправильно истолковал мои слова.
— Может быть, — улыбнулся я. — Я не привык много разговаривать и думать. Я привык молиться Создателю так, как учил меня епископ Анер. Я привык убивать тварей и слуг Проклятого, а не сотрясать воздух. Арна так молилась, моя сестра мечтала так молиться. Кстати, отец Анер, с которым я переговорил перед своим приездом в храм Единого, с неодобрением относится к выбору девушек. Да, а Вы тоже присматриваете за ними? Такой занятой человек и ….
— Ты прав, — перебил меня падре. — У меня очень мало времени и я спешу. Сегодня я уезжаю, и мы с тобой обязательно долго поговорим в следующий раз.
Я проводил уходящего клирика задумчивым взглядом. К черту все. Я здесь не ради разгадывания шарад относящихся к поведению падре. Так, храм прямо передо мной, а богадельня налево. Все правильно. Я зашел внутрь двухэтажного здания и уткнулся в стойку ресепшена. Не понял, это почти монастырь или уже офис?
— Что Вы хотели? — поинтересовалась женщина неопределенного возраста и внешнего вида. М-да. Бывает и такое.
— Я хотел бы увидеться с Арной Черной и Евдокией эл Тори, — признался я. — Я брат Евдокии и друг Арны.
— Подождите, — сказала серая мышка и, вильнув хвостиком, скрылась в коридоре.
Вот и я об том же. Подруги Чейты из ордена Ауны, которые прибыли в мой замок через день после Лонира с подмогой, выглядели совсем по-другому. В прецептории анклава анархистов этого ордена была одна мать-симпатяшка, десять послушниц-милашек и пять сестер-куколок, из бедных дворянок Декары. Вру, был один послушник, бледный юнец с взором горящим, наверняка его пассия была среди этих девушек. А так прямо выставка невест, для лиц благородного происхождения и мужского пола. Знают, чертовки, как легко медсестре окрутить пациента. Девушки освободили Раду почти от всех обязанностей. Мол, у тебя уже срок не маленький, через неделю свадьба, сиди и отдыхай. Нечего тебе по лестницам бегать. Потом ауновки вылечили всех раненных, используя свои знания, мои эликсиры и запасы Рады, а затем закрутили несколько романов. Один из них закончился свадьбой и опять в моем замке. Хотя, политика этого ордена позволяет даже матери временно стать мирянкой и родить ребенка. Что уж говорить об остальных?! Ауна была умной женщиной и паству подобрала себе соответствующую. Больные, увечные, влюбленные и беременные. Практически один контингент. Врачиха и медсестры пытались прорваться и в мои покои, дабы отблагодарить за мое невероятно щедрое пожертвование сеансом полного излечения от всего на свете, но тут Рада, Карит и кошки встали насмерть. Хрен вам, а не комиссарское тело нашего сюзерена. Мы сами его лечим и вылечить не можем. А вы куда прете, дилетанты!? А ты, мама, вообще платье поскромнее одень, а то у тебя такое декольте, что пупок простудишь. Интересно, а я и не подозревал, что у гоблов есть атакующие плетения, которые приводят к импотенции! Не знал, не знал. Узелок на память.
— Пройдемте со мной, — сказала появившаяся мышка.
Наш поход продолжался недолго. Заведя меня в большую комнату, с двумя входами, мышка указала мне на стул и присела рядом. Конвой бдит. Посмотрим, кто кого. За стеной раздались легкие шаги. Это они. ОНИ! Вторая дверь, расположенная напротив меня, открылась, и в комнату вошли две девушки. Они были в простых домотканых платьях и платках. Арна и Дуняша. Дуняша и Арна. Расширенные глаза внезапно остановившейся сестренки. Это были ее глаза, а не то, что я видел в последний раз! Арна, мгновенно превратившаяся в статую, ее изумленные глаза. Это ее глаза! Порыв ветра бросил меня к моим девчонкам. Я подхватил их. Я прижал их к себе. Их руки, обнимающие меня. Создатель, я счастлив! Ничего не говорите, не надо. За вас все уже сказали ваши глаза. Ветер кружил их и меня. Мне больше не нужно ничего знать. Самое главное мне уже известно. Кто это вмешивается?
Я отпустил девчонок и посмотрел на мышку, убравшую свои руки с моих плеч.
— Вы что-то хотели? — поинтересовался я.
— Уже нет, — улыбнулась она и перестала быть мышкой. — Вы второй мужчина, которому Евдокия позволила приблизиться к себе и первый, которому разрешила это сделать Арна. Я выйду отсюда и не буду вам мешать.
Женщина в возрасте, со следами былой красоты на лице, счастливо улыбаясь, вышла из комнаты. Твою тещу. Она владеет силой Создателя! Вон, как слабое сияние растворяется в воздухе. Она наверняка из ордена Знающих. Да к черту все! Я повернулся к девчонкам, я сорвал уродские платки с их прелестных голов, я прижал их к себе и зарылся лицом в густую волну иссиня-черных и каштановых волос. Зачем вы плачете? Зачем?

Небо плачет,
Плачешь и ты.

Не надо, а то я сам сейчас к вам присоединюсь.

Небо плачет,
Реки воды.

Какой же я буду после этого охотник, рейнджер и барон?

Небо плачет,
Вместе с тобой.

К черту. Мне сейчас можно все.

Небо тянет за собой.

— Зачем вам это? Почему вы не хотите вернуться в Белгор? — осведомился я.
Я сидел и перебирал волосы прильнувших ко мне девчонок. Как мне хорошо. Всю бы жизнь так бы и провел.
— Мы не можем там находиться, — тихо сказала Арна, уткнувшись лицом мне в плечо.
— Почему? — спросил я.
— Несколько раз мы с Арной пытались это сделать, — вздохнула Дуняша. — Но постоянно видеть на себе сочувственные взгляды…
— Замечать, — поддержала мою сестру Арна, — как тебе стараются во всем угодить, заглядывают в рот и пытаются предугадать твои желания, просто невыносимо.
— А еще хуже, — продолжила Дуняша, — когда замечая, что нам это не нравиться, все начинают вести себя, как, будто ничего не произошло, но мы-то не можем вести себя так, как раньше. Ясненько. И как обозвать этот синдром?
— А уехать в другой город не пробовали? — спросил я.
— А куда? — вздохнула Дуняша. — Влад, я никогда не считала себя трусихой, но теперь я боюсь всего. Папа один раз отвез меня с Арной в маленький городок на побережье Восточного моря. Я никого там не знала. Я боялась всего и не могла выйти на улицу. Мы смогли там пробыть всего два дня, а потом я сорвалась и пришла в себя только в храме Единого.
— Со мной было не лучше, — горько усмехнулась Арна. — Я едва смогла себя удержать от обращения. Страшно подумать, что тогда могло произойти. Только здесь мы чувствуем себя в полной безопасности. Только здесь мы почти не видим знакомых лиц. Мы все понимаем. Все жители Белгора желают нам добра, но это невыносимо. Отец Эстор обещал нас отправить в глухой монастырь. Там мы не будем бояться, и никого не будем видеть. Конечно, — Арна прижалась ко мне, — если ты и Матвей не станете нас навещать.
Руки Дуняши с силой обняли меня за шею.
— Братик, пойми нас. Кроме тебя и папки…
Сестренка принялась орошать мое плечо слезами. Блин, я никогда не увлекался психиатрией и всем прочим. И что мне делать?
— Мы видели то, — начала Арна, — что происходило тогда в погани. Мы видели, как ты убил хозяев. Часть нашего разума была свободна и все понимала. Тварям было весело ощущать наши эмоции. Ты едва не погиб, ты готов был погибнуть и только Ната тебя остановила. Мы не сразу осознали все происходившее тогда. Только через полгода мы более или менее пришли в себя. Хорошо, что ты в это время не пытался с нами увидится, а то я не знаю, как бы тебя сейчас воспринимала.
— А я знаю, — успокоившаяся Дуняша чмокнула меня в щеку.
Ну, что ж, нужно задействовать вариант действий номер два. По большей части, поэтому я и взял с собой котов. Третий скучает без меня, ему нет равных противников в игре со сталью в замке эл Стока. Шедар сливать свою энергию в замковый алтарь не может. Он маг Смерти, а не стихийник, однако. Да и его изыскания на почве частичного переучивания на рунного мага застопорились. Шедару нужна смерть живых существ, чтобы работать по-серьезному, чтобы проверить на практике наработки Ераны и быть полностью уверенным в собственных силах. Без этого он станет не магом, а хрен знает кем.
— Девчонки, — усмехнулся я, ероша их волосы, — а хотите я расскажу вам сказку?
— Интересную? — хихикнула Дуняша.
— Очень, — заверил я.
— А мы не слишком взрослые? — улыбнулась Арна.
— Конечно вы уже старухи, — согласился я. — но все-таки она может вас заинтересовать.
Я прижал к себе девушек и поставил полог молчания. Пусть святоши думают, что хотят. Мне это не интересно.
— Жил был один рыцарь, — начал я.
— Интригующее начало, — рассмеялась Арна.
— Не перебивать сказочника, дальше будет еще интереснее, — предупредил я. — Так вот, жил и даже не тужил. Дураком был этот рыцарь.
— Это не сказка, — улыбнулась Дуняша, — это быль. Я дернул ее за ухо.
— Больше не буду, братик, — заверещала хулиганка.
— Следующий раз пущу в ход ремень. Это касается обеих, — я демонстративно скрипнул зубами. — И решил этот рыцарь отправиться в странствия, нужно было ему покинуть родной город. Почему, это другой и совсем неважный вопрос. Ехал рыцарь и ехал, и вот один раз приехал, на свою голову. Одно племя грозных воинов принесло ему клятву верности на чести. Они стали называть рыцаря своим сюзереном, но этому болвану показалось мало. Прошло время и могучие маги принесли ему клятву верности на крови и назвали рыцаря своим учителем. Арна встрепенулась, но промолчала, когда мои пальцы схватили ее за ушко.
— И решил этот рыцарь, — продолжал я, — что ему нужен дом для себя и своих вассалов. Отправился он в совершенно дикие места и построил себе убежище. Обзавелся сервами и землей. По недомыслию этого болвана — дом оказался могучим замком. Казалось бы, что ему еще нужно? За стенами замка он был в полной безопасности, но прошло время и рыцарь вспомнил, почему он уехал из города. Он опять отправился в странствия и, как всегда, вляпался по самое не могу. Повезло этому придурку и он смог выжить, даже совершить то, что другие начали обзывать подвигом, причем, не одним подвигом, а многими. Посмотрел рыцарь на дело рук своих и решил, что с него хватит. Вернулся он в свой замок с еще одной могучей магиней, которую он освободил из лап злого дракона, и которая тоже принесла ему клятву верности на крови. Даже на обратной дороге рыцарь почти никого не убил. Пара-тройка мертвых тел за жертвы не считается. Радостно встретили рыцаря его вассалы, сервы и соседи. Закатили они пир на весь мир, но и тут этот болван умудрился совершить подвиг. На третий день пира подошли к его замку гоблы. И было их великое множество. Это была орда переселенцев, которые предпочитали очищать землю своего обитания поеданием и принесением в жертву Темному всех, кто не имел сходства с ними.
Дуняша стиснула мое плечо, а Арна выскользнула из моих объятий, выпрямилась и внимательно посмотрела мне в глаза.
— Дурак был этот рыцарь, — продолжил я. — Вышел он в одиночку против орды, так подумали многие воины пограничья, которые защищали замок болвана и, после этой очередной глупости, некоторые разумные стали обзывать рыцаря Смертью Гоблов. А потом выяснилось, что этот придурок за полгода до этого события умудрился спасти возлюбленную принца одного королевства и соединить любящие сердца законным браком. Совсем стало грустно рыцарю, и решил он навестить свой родной город. Повидать своих родичей и близких. Особенно он хотел увидеть двух девушек. Он хотел увидеть свою сестру и свою подругу. Рыцарь хотел посмотреть в их глаза. Кроме того, он помнил, что его сестренка мечтала стать магиней Смерти, а его подруга хотела повысить свое мастерство владения сталью и сильно надоедала этим учителю рыцаря. Рыцарь готов предоставить им возможность для выполнения своих желаний. В его могучем замке находится магическая школа, у него в замке живут сотни великолепных воинов, готовых умереть за своего сеньора. Рыцарь готов предоставить двум девушкам свой кров и свой хлеб. В его замке этих красоток не знает почти никто. Только один старый маг может догадываться о том, кем они приходятся рыцарю. Ничего не будет напоминать девушкам о прошлом. В его могучей цитадели они будут в полной безопасности. А если девушкам станет скучно, то священник замковой капеллы, который поклялся именем Его сохранить в тайне секреты рыцаря и который владеет силой Создателя, всегда сможет развлечь их беседой. А если станет совсем грустно, то всегда можно будет поохотиться на тварей. Конечно, таких опасных, как те, которые обитают рядом с родным городом рыцаря, около его замка нет, но и так есть кого, время от времени, убивать. Рыцарь спрашивает этих девушек, они готовы на небольшую прогулку под охраной его самого и его вассалов? Они готовы принять его гостеприимство? Рыцарь умрет, умрут его воины, умрут его маги, но, ни один волос не упадет с головы тех, кто дорог этому болвану. Никто не сможет обидеть сестру рыцаря и его подругу.
— А этого рыцаря случайно зовут не Влад барон эл Стока, — улыбнулась Арна и провела ладонью по моей щеке.
— Да, его многие знают под этим именем, — согласился я.
— Я так и знала, — всхлипнула Дуняша. — Когда мы услышали про эту бойню. Когда мы узнали, что пять сотен воинов и магов вольных баронов, под предводительством некого барона Влада эл Стока смогли уничтожить тысячи гоблов и обратить остальных в бегство, то я сразу подумала про тебя, брат.
— Но рыцарь не хочет, — усмехнулся я, — чтобы кое-что стало известно слишком многим. У этого болвана три имени. Охотник Влад Молния, Влад барон эл Стока и рейнджер Далв Шутник.
Арна моментально став эльфой, посмотрела на Дуняшу и увидела свою листоухую родственницу, на месте девушки человеческого рода.
— Так это ты убил бхута? — прошептала Дуняша, сжав мою руку.
А что я ждал? Конечно, имя этого рейнджера знают многие. Пограничье — это не Белгор. В лесных поселках было слишком много длинных ушей, да и не стремился никто замолчать эту историю. Имена клиентов и их цель, была секретом, а все остальное работало на имидж гильдии рейнджеров. Ведь не было никаких потерь, измены и предательства. Был подвиг, мать его. Есть, чем гордиться моим братьям рейнджерам. А учитывая, что недавно были убиты гнилые ренегаты и эта история получила широкую огласку в узких кругах, то качественный пиар подоспел как никогда вовремя.
— Я знаю много сказок, — улыбнулся я, — и буду рассказывать вам их постоянно по вечерам, скрашивая скуку постоялых дворов на пути в мой замок.
— Старый маг это проф? — спросила Арна и посмотрела на Дуняшу.
— Он, — улыбнулся я.
— Когда едем? — вскочила на ноги сестренка.
— Хоть завтра, — расхохотался я. — Мне сегодня нужно переговорить с Каром и Матвеем, кое-что решить и кое-что сделать. А завтра отправимся в очень короткое путешествие, которое не займет больше двух дней. Поверьте, то, как мы проделаем последнюю часть пути, вас сильно удивит, и вы потребуете еще одну сказку. Я побуду с вами в замке эл Стока, познакомлю с абсолютно верными мне людьми, а потом вернусь в Белгор. Но я клянусь, что часто буду вас навещать, а один раз я вернусь в замок эл Стока и долго никуда не уеду. Есть и второй вариант. Я заканчиваю все свои дела и только потом мы едем в мой замок. Выбирайте. Завтра я приеду за ответом.
— Договорились, — переглянувшись с Дуняшей, улыбнулась Арна. — Завтра мы все вместе уезжаем в твой замок и будем тебя там ждать.
— Нет, — улыбнулся я. — Вы не будете меня ждать и скучать. Дуняша сразу начнет исступленно изучать магию Смерти, а ты, Арна, будешь вечером едва добираться до своей постели, после ежедневных многочасовых тренировок с воинами, которые не знают слово жалость. Вот теперь мы договорились.
— Хорошо, — хором сказали девчонки.
— Только, — замялась Дуняша, — нам бы одежду какую-нибудь взять, а то в этом…
Сестренка смущенно замолчала и посмотрела на Арну. Великолепно процесс не только пошел, он набирает обороты.
— Не вопрос, — улыбнулся я, — все, что нужно, куплю. Ваши размеры я знаю. Завтра с утра привезу обновки, и поедем слушать мои сказки.
— Нет, — решительно сказала Арна. — Мы поедем сейчас с тобой в Белгор и соберем свои вещи, а сказки ты начнешь рассказывать нам немедленно. Нет слов, но есть один нюанс.
— Дуняш, — начал я, — ты Матвея предупреди, что вы приедете со мной, а потом отправитесь в небольшое путешествие.
— Не вопрос, — улыбнулась сестренка.

Перед воротами, на воротной башне, за воротами Белгора нас никто не поджидал. Слава Фаберже. Только митинга нам не хватает. Ясень пень, что весь город уже знает о моем прибытии и всем остальном. До очередного вздоха больше двух месяцев и чужих в Белгоре нет. Если бы не Матвей, то была бы картина сливочным маслом В«Возвращение героя и девчонокВ». А так все очень просто. Впереди я на Пушке. Сзади меня и по бокам коты. А в центре построения на Черныше и Ласточке Третьего едут бывшие будущие послушницы. Хрен тебе, падре. Даже если бы я опоздал, даже если бы они стали монашками ордена Ирдиса, то я бы обратился к Пату. Он бы не отказал мне в такой малости, как расторжение брачного контракта двух дев с Создателем. А встречает нас обычный наряд стражи и никого рядом с ними нет.
— Грилас, ты со своими ребятами еще не сменился? — усмехнулся я.
— Дождешься от этих гадов, — проворчал стражник. — Все срочно стали плохо себя чувствовать. Ничего, — зловеще усмехнулся он, — я сэру Бергу уже все доложил. Мигом доставят сюда этих подлецов. Все равно им стола в В«Пьяном кабанеВ» не видать, как своих ушей.
— А тебе? — спросил я.
— Давно заказан, — рассмеялся Грилас. — Кто рано встает, тому Создатель подает. Ты ведь так говорил. Хрен всем остальным, кроме меня и моих ребят.
— Здравствуй, Молния, — подошедший Вотр, стиснул мое предплечье. — Грилас преувеличивает. Жар заказал еще один стол для советников магистрата. А остальные, действительно, в пролете.
И этот использует мои слова.
— Проверять будешь? — спросил я.
— Конечно, — усмехнулся Вотр.
Граница на замке и это правильно. Устав пишется кровью.
— Проезжайте, — через несколько секунд сказал Вотр.
Я снова поставил пуховик и дал отмашку на выдвижение.

Корчма нас встретила радушной улыбкой Яра, пустым залом и невероятно вкусными запахами, которые доносились из кухни. Матвей молодец. Сейчас размещу в своей комнате девчонок и только тогда последует команда всеобщего сбора счастливчиков, забронировавших себе столы в данном заведении.
— Девчонки, — начал я, — моя …
— Помним, — отмахнулись несостоявшиеся монашки и двумя ланями вбежали по лестнице на второй этаж.
Я покачал головой и направился следом. Без полога молчания я вас не оставлю. Внутри комнаты, когда я открыл дверь, уже царил разгром и властвовала разруха. Матвей умница! Вся комната была завалена свертками, которые девчонки усиленно потрошили. Во все стороны летели предметы женского туалета и так далее.
— Ничего не пропало? — поинтересовался я.
— Не знаю, — ответила Арна, свирепо атакуя очередной сверток.
Понятно, сейчас им мешать не нужно. Я отломал щепку от подоконника и начал вырезать на ней руны. Так, а теперь немного силы и простейший амулет связи готов. Недолговечный, правда, но и так сойдет.
— Дуняш, — окликнул я остановившуюся на мгновение сестренку, — если я буду нужен, то потри щепку и через несколько секунд я снова буду тебе надоедать.
— Понятно, — кивнула она и начала ворошить кипу платьев.
Хмыкнув, я положил амулет на подоконник и поставил полог молчания.
— Да, — протянула за моей спиной Арна. — Сначала я увидела на улице дерзкого котенка, потом он стал котом, я провожала в Диору котяру, а сейчас вижу перед собой матерого лесного кота. Ты сильно изменился, Влад. То, что ты сделал с этой деревяшкой, было для тебя настолько привычно и обыденно, что ты даже не задумывался ни на одно мгновенье.
Я повернулся к волчице. Охотник никогда не бывает бывшим, несмотря на все свои тараканы, которые завелись у него в голове. Подвиги может совершать любой идиот, а то, что увидела Арна, когда я машинально делал столь привычные для меня вещи, опытному бойцу скажет о многом.
— Жизнь заставила, Арна, — улыбнулся я. — Я знаю много сказок, кроме мастера-лича и низшего огненного демона.
Руки Дуняши обхватили мои плечи.
— Братик, если твои сказки будут слишком страшные, не рассказывай их нам на ночь, — попросила она.
— Буду рассказывать, — усмехнулся я, — а вы будете громко смеяться над одним недотепой.
— Ты еще здесь? — улыбнулась Арна. — Мне раздеться при тебе?
— Намек понял, — ответил я и направился к выходу из комнаты.
Волчица типа пошутила, я открыл дверь, но в ее синих глазах я увидел такое, я вышел из комнаты и закрыл дверь. Темные, я стал спускаться по лестнице, вы попали. Ткач меня сталкивает с вами, но ему больше нет в этом надобности. Я давно уже стал идейным охотником, но только сейчас это осознал. Осознал, когда увидел ужас, прячущийся в глубине глаз Арны. Ужас, который она прятала сама от себя. Она этого не понимала, но она боялась! Боялась меня! Бл… Темные, вы крупно попали. Я этого никому, никогда и ничего не прощу. Я не умею прощать. Я не знаю, что это такое. СТОП! Я это подумал?! Это мои и не мои мысл….
— Молния, — прервал мои раздумья дружный рев.
Так, а зал уже полон. Все позже. У меня будет время подумать. К демонам я ведь не сразу загляну на огонек. А кого здесь только нет?! Так, а этот стол наверняка для Команды Гнева. Только меня за ним не хватает, а остальная троица уже в сборе. Живчик и тебе привет. Да чего мелочиться, привет всем мастерам внутреннего круга с Каром во главе. Арн и Абу сидят вместе. Короткая пальцовка друзьям и в их глазах появилось интересно-радостное выражение. Ребята, я приведу сестренку в порядок, а вы потом сами между собой разбирайтесь. Кстати, Ольт-булочник тоже присутствует. А к нему у меня есть особый разговор. Мне нужен мастер-некромант. Хватит Ольту пироги печь. Кто мне жаловался на свою жизнь полтора года назад? Я дам тебе шанс, а ты смотри дальше сам. Раздолбаи, как же без них, сидят и орали приветствие вместе с Инсом, даже Лаг Чудак здесь есть. Ну не смог я привезти тебе железГЅ нара, но кое-что для твоей лаборатории у меня есть. По глазам всех присутствующих, по глазам друзей я вижу, что через некоторое время Матвей сделает месячную выручку и наверняка задумается над расширением бизнеса. А в процессе принесения прибыли Матвею и замучивания кухней Лайды, меня будут долго допрашивать, с особым упорством уточняя детали. Счааз. Только Матвею и Кару я расскажу все. Ну, почти все. А вот и гильдия кузнецов Белгора в полном составе. А почему у них такие хитрые лица?
Матвей в тишине, которая воцарилась в зале корчмы после первого вопля, подошел ко мне и хлопнул по плечу.
— Влад, — начал он, — ты помнишь, что я тебе говорил?
— Матвей, — усмехнулся я, — я много чего выслушал от тебя и не все это можно произнести в приличном обществе.
Усмешки на лицах охотников и немногочисленных горожан. Ольту повезло, что он живет в соседнем доме, иначе он бы не попал в этот зал. Вовремя подсуетился, оно и понятно. Хлеб нужно печь к завтраку.
— Год и девять месяцев назад, — начал Матвей, — когда ты в первый раз вернулся из погани, когда ты стал охотником, я тебе что сказал?
Все ясно, опять Керин и остальная банда подсуетились. А что они приготовили на этот раз, если тогда подарили мне готику?
— Чаще возвращайся домой, может и еще чем-то, обрадовать сможем, — улыбнулся я.
— Правильно, — сказал Матвей.
Мафия из пяти кузнецов тут же вылетела из-за стола и нырнула в кухню. Несколько секунд спустя они появились с болваном, на котором бы…
— Твою! — вырвалось у меня.
— Твоя, — поправил меня Дорн Секира. — Твоя новая броня. Ты говорил о ней Керину и когда мы сильно соскучились по твоей наглой роже, то решили сделать ее. Ты, кажется, называл эту бронь бахтерцом? Она целиком, до последней заклепки, состоит из булатной стали. Шлем, латная защита рук и ног — тоже.
Упасть и не встать. Это ж, какой труд! Это ж сколько стоит! Даже цари на Земле не очень могли позволить себе такое. Твердость и вязкость, прочность и … Да до хрена всего!
— С возвращением, Влад, — улыбнулся Матвей.

Глава 5

Знакомая ограда знакомого дворца. Хион еще не взошел. То, что мне и нужно. Да, я могу организовать встречу с Ловией и через Дарина, через Шатора, наконец, но, сколько, народу узнает об этом? А так… Молчи, молчи, не любят разговаривать о некоторых странностях с посторонними.
— Сержант, — начал я, — мне нужно оказаться в третьей канцелярии королевского кабинета.
Немая сцена. Я усмехнулся. Все так же, как и в прошлый раз. Ну не привыкли гвардейцы Литии, что дворяне сами приходят туда. Обычно совсем наоборот. Их приглашают, проявляя при этом особую настойчивость. Блин! Опять свистит. В погань тебя! Там позанимаешься этим делом. Недолго, но очень продуктивно. Сразу прибегут поклонники высокохудожественного свиста, желая познакомиться с таким маэстро.
— Проводите благородного в приемную третьей канцелярии, — озвучил сержант свою гениальную мысль двум рядовым гвардейцам.
Я соскочил с Черныша и бросил поводья подбежавшему слуге. Благородный, как же. Я хмыкнул. Как меня там обозвал Матвей?
Я пошел знакомой дорогой во дворец с караулом по бокам.

— Матвей, ты нечего не хочешь мне сказать? — лениво поинтересовался я.
— А что ты хочешь узнать? — ответил он. Да и на своей кровати развалился как бы небрежно. Ну-ну.
— О моих приключениях, — начал я, — которые начинается каждый год, со времени моего попадания на Арланд. Постоянно я впутываюсь в те дела, которые связанны с Проклятым. Ты об этом что-то знаешь. Может пора мне намекнуть, о том, что происходит? Эти дела касаются не только меня, они затрагивают моих близких. Это для меня главное, а не все остальное. Я не хочу, чтобы ткач причинял боль моим родичам и друзьям.
— Ткач, ты так его называешь? — спросил Матвей.
— По-разному, — усмехнулся я, — подонком и сволочью тоже. Я уехал в пограничье специально и там моя теория полностью подтвердилась. Ты знаешь о моих приключениях, я тебе рассказал почти все. Намекни мне, если ты не можешь говорить прямо.
— Намекнуть? — улыбнулся Матвей. — Хорошо. Ты знаешь слово В«катализаторВ»?
— Ты серьезно? — побледнел я.
— Очень, — вздохнул Матвей. — Могу еще намекнуть. Ты должен рассчитывать только на себя, на свою голову, на свои руки и только немного на своих друзей. Только тогда ты сможешь быть уверенным в своем будущем. Больше я не могу ничего тебе сказать. Сейчас не могу, но со временем все может быть.
Твою!!! Больше ничего и не нужно. Попадос по полной программе. А что я ждал? Мне кто-то обещал легкую жизнь? Прорвемся, а потом я покажу кое-кому, как обзывать меня таким похабным словом, как В«катализаторВ»!

В приемной кроме караула никого не было. Отлично.
— Вы? — удивилась секретарша Горала.
— Я, Ролен, — улыбнулся я. — Нам нужно поговорить без свидетелей.
Хмыкнув, Ролен кивнул караулу.
Дождавшись, когда гвардейцы покинут помещение, я поставил полог молчания и продолжил:
— Мне необходимо встретиться с леди Ловией. Вы можете это сделать так, чтобы никто лишний об этом не знал, — утвердительно сказал я.
— Вам нужна встреча с вдовствующей королевой, — поправил меня Ролен.
— С леди Ловией, — усмехнулся я. — Она просила меня так ее называть. Если Вы не можете это сделать, то я обращусь к дворецкому или мажордому.
Ага. Счааз. Не может, как же? Вон, как в его башне начали вертеться шестеренки. На это и был весь расчет. Ты это сделаешь, ты дашь информацию Горалу Как Его Там и будешь суетливо потирать руки. А ведь тебе ничего не обломается. Я уже знаю, как зовут этого Горала. Спасибо Кару. Будем знакомы, Гайдор, граф эл Дина, двоюродный брат леди Ловии. Его она поставила во главе третьей канцелярии, когда почистила данный аппарат после своего возвращения из монастыря. Твой номер, Ролен, шестнадцатый. Горал в это дело вмешиваться не будет, особенно когда леди Ловия возьмет своим маникюром его за ушко. Я попрошу сделать это, а она мне не откажет. Слишком много я узнал в последнее время. Она не откажет, а то, о чем мы с ней будем говорить, будет запечатано таким грифом секретности, что мама не горюй.
— Как Вас представить? — спросил Ролен.
— Рука гильдии охотников, — лениво сказал я. — Или тот, кого леди Ловия просила прийти к ней и снова ее пощупать за пышную задницу, при этом рассказав окончание одной истории.
Очередная плюха. Ты ведь не эльф? Хотя, все может быть.
— Подождите и я обо всем договорюсь.
Ролен выскочил из кресла. Вперед на работу и с песней на поминки. Я тебя проломал, и ты никому ничего не скажешь, кроме Горала, о нашем разговоре. Здесь казнят гораздо за меньшее высказывание в отношении вдовствующей королевы-бабушки. Казнь, я улыбнулся, эта процедура мне не грозит. Даже если отбросить в сторону мой статус охотника, то Ловия на это не пойдет. Я ей интересен, вот это самое главное. Что до остального, то меня уже проинформировали кое о чем. Зетр молодец. То, что он мне дал, то, что он сделает, со временем будет невозможно оценить.
Зетр, я усмехнулся.

— Зетр, ты помнишь наш разговор о твоих масках? — поинтересовался я.
— Помню, Влад, — ответил он.
— Ты выбрал?
— А разве непонятно? — усмехнулся Зетр.
— Нет, — улыбнулся я. — Я раскрою тебе одну страшную тайну. У меня на родине есть поговорка. Идеальный воин — это идеальный убийца, а вот идеальный убийца — это не всегда идеальный воин. Ты меня понял или как?
Молчание.
— Я сам был убийцей, — усмехнулся я. — Я убийца. Я убивал, я убивал тех, кто мне не сделал зла. Я убивал не за деньги, а за ответные услуги. Я убил спящую женщину. Мне ты нужен, убийца. А те проблемы, из-за которых ты оказался здесь, мы решим.
— Они уже практически решены, — сказал Зетр. — Остался только один, кто должен умереть.
— Тем лучше, — начал я. — Я убедился в одном, ты мне верен, а остальное меня не волнует. Кем ты был в гильдии убийц?
— Главой, — вздохнул Зетр. — А потом я ошибся, все пошло к Проклятому и я сбежал в пограничье. Как ты догадался?
— Просто, — усмехнулся я, — ты отличный боец. Ты разбираешься в добыче, причем, на уровне купца, который занимается не совсем честными делами. В тебе сочетается жажда крови и хозяйственность. Была еще пара странностей, а когда я примерил на тебя одну роль, то все совпало. Ты не наемник. Ты убийца и мне это нравится. Я сам немного убийца. Ты мне нужен не только, как управляющий. Будем работать по-серьезному или как?
— А нужна работа по моему профилю? — усмехнулся Зетр.
— Пока нет, но все возможно, — улыбнулся я. — У тебя остались связи с друзьями? Если нет, то могу подкинуть парочку знакомых мне лиц из Бренна.
— Не надо, — ответил Зетр. — Я сам могу пообщаться со старыми знакомыми после того, как кое-кто умрет. У меня остались друзья и связи. Так будет надежнее.
Отлично, ты почти прошел проверку на профпригодность.
— Тем более, — продолжил Зетр, — что Бугая я знаю.
Вообще великолепно!
— Что тебе нужно для организации нормальной работы? — спросил я. — Мне может понадобиться однажды, не завтра, кое-кого убить, кое за кем проследить и так далее. А информация кое о чем мне нужна всегда.
— Деньги, — усмехнулся Зетр, — деньги и исполнители. Это на первое время, а потом просто деньги. Я так понимаю, что заказы на устранение не интересных тебе лиц я брать не буду. Значит, нужно много денег.
— Первый вопрос решаем и второй тоже, — я посмотрел на Третьего.
— Отряд готов, Влад, — сказал номер. — Для начала, Зетр, кого нужно убить?
Хищная улыбка осветила лицо убийцы.
Вот и ладушки. Создавать контору с нуля у меня нет ни времени, ни опыта, сил и желания. А вот воспользоваться тем, что уже есть, так это зараз. Зря, кое-кто не сильно интересуется ночниками, а вот у меня шор на глазах нет. У меня есть опыт сотрудничества с братвой.
— А теперь, — улыбнулся я, — мы поговорим о твоих задачах. Да, забыл, есть одна маленькая деталь. Ты принесешь мне клятву на крови. Готов к этому?
— Конечно, — улыбнулся Зетр. — Иного я от тебя не ждал. Кстати, а куда ты направишься в следующий раз? Ты ведь не усидишь в замке после того, как узнал о Керте.
— Наверняка я побываю в Литии и в Риарском княжестве, — ответил я.
— У меня есть там знакомые, — улыбнулся Зетр.
— Которые могут устроить встречу с королевой-бабушкой так, чтобы об этом почти никто не знал? — спросил я.
— Нет, — помрачнел Зетр. — Но я знаю, кто может это сделать. Третьей канцелярии это по зубам. Только …
— У меня есть там знакомые, — улыбнулся я. — Кстати, ты прошел проверку на профпригодность.

— Королева ждет Вас, — сказал Ролен, подойдя ко мне.
Иного я не ожидал. Каламбурчик. Поход не занял много времени. Несколько лестниц, пара коридоров и я увидел ту, которая мне может очень помочь.
— Здравствуй, Влад, — улыбнулась леди Ловия и показала на кресло, стоящее рядом с ней. — Твой визит связан с твоей нерассказанной историей? — спросила она, подождав пока Ролен выйдет из комнаты.
— И да, и нет, — улыбнулся я. — В первую очередь она касается политики на высоком уровне, а только потом моей личной истории. Вы сможете мне помочь разобраться в том, что меня интересует?
— Вот куда тебя занесло, — задумчиво сказала королева. — Ты уверен, что хочешь кое-что узнать? Не лучше ли тебе забыть обо всем?
— Не могу, — вздохнул я. — Дело касается моего выживания и жизни моих близких.
— Даже так? — нахмурилась Ловия. — Я не думала, что гильдия охотников позволит, кому бы то ни было, угрожать своим членам и, тем более, их родичам и друзьям.
— Это дело не связано с гильдией охотников, — начал я. — Я попал в него, как барон эл Вира. Теперь у меня другое имя, коим я пользуюсь, когда выступаю не как Рука гильдии охотников.
— Влад, — улыбнулась королева, — я не знаю всего, что происходит на Арланде. А то, что знаю, не всегда предназначено для посторонних. Ты являешься для меня милым мальчиком, которому я хочу помочь. Кроме того, я очень любопытна, но есть вещи, которые не положено знать тем, кто не является верным подданным короны Литии или членом ее королевского дома.
— Я прекрасно это понимаю, — рассмеялся я, — но, во-первых, то, что я могу Вам рассказать, может сильно заинтересовать Вас, как королеву, а не как женщину. Естественно, что я не буду говорить обо всем, что знаю, но на кое-что могу намекнуть. А во-вторых, моя помощь может понадобиться королевскому дому Литии, для установления неформальных контактов с одним королевским домом. В моих силах будет повлиять на принятие того или иного решения, которые будут взаимовыгодны для обоих королевств. Подчеркиваю, именно взаимовыгодные.
— Даже так? — улыбнулась Ловия. — Видно, что даром ты времени не терял. Намекни мне об этом королевстве.
— Я сделаю больше, леди Ловия, — вздохнул я, — иначе откровенного разговора у нас не получится. Я вынужден это сделать и надеюсь, что данная информация не получит широкую огласку. Вам это будет выгодно в первую очередь, ведь меня могут и убить, а месть гильдии охотников не сильно утешит меня.
— Влад, ты все больше и больше начинаешь меня заинтриговывать. Давай, намекай старой шлюхе поскорее, а то я взорвусь от нетерпения.
А она не врет. Ее распирает от любопытства. Понятно, в последние десятилетия ничего серьезного в Литии не происходило, а тут такое!
— Влад, я жду! — погрозила Ловия мне пальцем.
— Для начала, — улыбнулся я, — это то, что одно из моих имен последнее время стало Вам известно в связи с недавним нашествием гоблов.
— Еб… сила! — выругалась Ловия. — Ты барон эл Стока, а я старая дура, которая не могла это понять! Я интересовалось тобой, мой правнук вообще хотел поехать в Белгор после выслушивания хвастливых историй, которые рассказывали ему Тал, Тарин и Оная. Ты пропал из Белгора и через некоторое время появился в Вольных баронствах. Мне уже докладывали о том, что барон эл Стока возник неоткуда. Якобы он является бывшим мятежником, но вот откуда он родом…
Ловия выпорхнула из кресла и стала ходить по комнате.
— Дура, какая же я дура!!!
А зачем так грязно ругаться сквозь зубы? Я понимаю, что королева делает это очень тихо, но такие слова леди знать недолжна. Хотя, если вспомнить лексикон Алианы, то приходит на ум логичный вопрос. В каком портовом кабаке любят зависать леди королевской крови? И, самое главное, что кроме интереса к глубокому познанию высокого искусства мата там их так привлекает?
— Так, — остановилась Ловия, — ты представляешь очень большой интерес для короны Литии. Представляешь живой, а не мертвый. Давай, удивляй старуху дальше. Я ведь вижу, что это не все!
— Леди Ловия, — а как Вы относитесь к эльфам? — спросил я.
— Ты еще и с ними сцепился? — пробормотала королева. — Тебе мало было троих убитых ублюдков?
Ого, в ход пошло уже горное наречие. Так, не в портовом кабаке леди получают подобные знания. Наверняка Ловия служила сержантом в наемном отряде, который не вылезал из заварушек, при этом снабжение воинов провизией, средствами гигиены и так далее, отличалось невероятной скудостью. Хотя, дерьма троллей у них было вдоволь. Десятиэтажная конструкция, которую только что закончила королева, почти целиком состояла из различных вариантов использования этого продукта не по целевому назначению. Да, а некоторых способов его применения я и не знал!
— Еще! — азартно выдохнула Ловия, прекратив материться.
— Как Вы относитесь, — начал я, — к своему обещанию, данному мне во время нашего танца?
— Какому? — спросила королева. — Напомни мне.
— Вы обещали мне много, но на Вашу постель я не претендую, а вот с титулом, Вы мне помочь можете.
— Еще титул? Так …, — Ловия осеклась и внимательно посмотрела на меня.
Я видел, как в ее голове вертятся шестеренки и как оцениваются различные варианты. Как она стремительно прикидывает возможность успешного заговора в анклаве анархистов.
— Это то, о чем я думаю? — медленно спросила королева.
А чего я ждал? Ловия политическая акула. Она сразу поняла весь расклад.
— Да, — улыбнулся я.
Так, а это что за наречие? Такого я даже и не слышал!
— Ты хоть понимаешь, — выругавшись, устало спросила Ловия, — во что ты хочешь влезть?
— Понимаю, — твердо ответил я. — Я слегка поправлю расклад сил, который сложился на северо-западе Сатума. Мне это нужно.
— Проклятый с тобой, — махнула рукой королева. — Свернешь себе шею, жаловаться на то, что я тебя не предупреждала, мне не смей.
— Леди Ловия, — начал я. — Сейчас я как бегун с горы. Если не начну переставлять ноги быстрее, то точно сверну себе шею, а вот если смогу это сделать, то появится шанс. Ведь это не еще все, на что я могу Вам намекнуть.
— Выкладывай полностью, мать твою шестнадцать раз и об стенку тоже, — рявкнула королева.
— Сначала Вы, леди, — улыбнулся я. — Я и так уже о многом сказал.
— Все расскажу, что знаю сама, — твердо сказала Ловия. — Слово.
— Договорились, — улыбнулся я. — Как вы относитесь к старым артефактам? Как вы относитесь к попыткам убийства короля? Как вы думаете, почему леди самых высоких кровей, могла выйти замуж за первого встречного? Захотела в невероятной спешке стать женой того, кого хоть немного трудно убить? Обвенчалась с ним тайным браком не за титул или деньги, а за это? А муж только недавно узнал о том кто она. Это пока все, что я могу сказать. И все, что я сегодня Вам сказал, спуталось между собой в невероятно плотный клубок событий. Если тянешь одну нить, то обязательно вылезут и другие. Я не могу назвать имена, факты и так далее. Просто возьмем некое королевство, короля и высокородную леди. Возьмем гипотетическую ситуацию.
— Влад, — королева смерила меня взглядом, — ты завещание написал? Я думаю, что тебе тянуть с этим не стоит.
— Поэтому я хочу опередить тех, кто может опередить меня, — улыбнулся я.
— Я о многом не знаю, — через несколько минут начала королева. — У всех есть свои маленькие тайны. Но, что знаю или предполагаю, то расскажу тебе, ты нужен короне Литии живым, чтобы имел возможность отблагодарить короля и меня. Ты сегодня крупно задолжаешь, охотник. Кстати, смертничек, — ехидно улыбнулась королева, — а почему ты не упомянул про святош?
— Так вроде они не в деле? — сказал я.
— Это ты так думаешь, — усмехнулась Ловия.
Отлично! Проверку на искренность ты прошла. Другой вопрос, что абсолютно все ты мне не расскажешь, но и того, что я получу, будет вполне достаточно, чтобы перестать тыкаться носом в стенки.
— Начнем разговор? — спросил я.
— Сейчас, — ответила Ловия и звякнула в колокольчик. Открылась дверь и на пороге появился благообразный джентльмен.
— Кирс, меня не беспокоить и полностью блокировать эту комнату от всех видов магических проявлений, — сказала Ловия.
Я присвистнул, мысленно присвистнул. И в обычном режиме защита работала великолепно. Никакого прослушивания комнаты Ловии в принципе быть не могло! Моя бахрома сгорела за несколько секунд. Дела!

Килена ничуть не изменилась за то время, что я здесь не был. Такие же здания, крепостные стены и ворота. Даже стражники вроде были похожи на тех, кого я видел в прошлый раз этот. Хм, униформа еще не то с людьми может сделать. Отдав серебрушку таможне, я спрыгнул за воротами с замаскированного Пушка. Вот профу не везет! Постоянно я не даю ему времени разобраться с цепью-хамелеоном и луком, который мне подарили волчицы. Ничего, у него есть, чем сейчас заняться. Одна хреновина, которая лежала вместе с короной короля чего стоит?! А если проф сможет поставить на поток изготовление аналогов амулета связи мангуста, то вообще будет хорошо.
— Вы что-то хотели, Ваша Милость? — один из стражников подошел ко мне. А кем же я еще могу быть в готике и на лоссайском жеребце?
— Не подскажешь, где я могу найти дом Тани, баронессы эл Фардо? — поинтересовался я у воина. Так, а что это за странный взгляд?
— У леди нет своего дома в Килене, — начал стражник. — Она проживает в доме своего отца графа эл Нари.
— Хорошо, — улыбнулся я, — как мне найти этот дом?
— Давайте я Вас провожу, — предложил стражник.
Ничего не понимаю. Меня слегка берут в кольцо его сослуживцы. Что здесь происходит? Работа Кенора или Лаэры? Так, паранойя брысь отсюда. Я ничем не напоминал о своем существовании княжеской чете. Я не предъявлял никаких прав на княжну Валию. Малышка — это ребенок Кенора и Лаэры, а не мой и княгини. Остается только один вариант, что это связано с Таней. До моего вопроса о ней я никому был не нужен и не интересен. Таня дворцовая штучка и никакого отношения к городской страже не имеет. А вот ее папа, это связанно с ним? Каюсь, кто ее папа я не узнавал. Зачем мне нужно было делать это?
— Договорились, — согласился я и вскочил на Пушка. — Сколько с меня за эскорт? — осведомился я.
— Ничего, — покраснел воин, и наш отряд попрощался с воротной башней.
Хм. Один идет спереди, двое по бокам, а четвертый сзади Пушка. Они думают, что это грамотная коробочка? Пусть никогда так больше не думают! Спокойно, Пушок. Пока не надо никого убивать. Так вот, папа Тани мятежник? Поэтому его гости берутся под контроль? Глупости, зачем ему это? Таня богата и является наперсницей княгини. Следовательно, и он богат и имеет влияние при дворе. Менять шило на мыло, баловаться мятежом, никто не будет. Да и не вели бы меня к дому отца Тани, а просто пригласили бы в кутузку. Хотя, я знаю, куда меня ведут? Нет, не в тюрьму. Уж отличить богатый квартал от другого, несмотря на вечерние сумерки, я могу. Жаль, что я в Диоре не увиделся с Дарином и остальной бандой. Что делать? Нужно было спешить. Всего пару дней я выделил себя на получении первичной информации о происходящем со мной действе. Вернее, со мной, в рамках большой политики некоторых королевств, королей, их дочерей и так далее. Один день почти закончился, когда я попрощался с леди Ловией. Вот женщина! Как она пыталась клещами вытащить из меня подробности о В«неком артефактеВ», В«некой девушкеВ» и тому подобное! Я профу не сказал и тебе не буду. Слово — это раз и второе это то, что мое общение с Алианой слишком личное. В наших отношениях я сам разберусь. Хотя, мне кажется, что Ловия поняла, кто есть по жизни эта высокородная. После вопроса о том, не была ли эта девушка во дворце на балу, королева задумалась надолго, а потом перескочила на другую тему. Кстати, разговор с Ловией еще не закончен. Она взяла тайм-аут на поднятие архивов и через недельку-другую попросила снова навестить ее. Теперь нудно в темпе распотрошить Рыжика и вернуться в Белгор. Там тоже нарисовалась серьезная проблема. Не зря моих братьев не было перед воротами, когда я с номерами приехал в город.
Вот мы и приехали.
— Как Вас представить? — поинтересовался дворецкий, посмотрев на мой конвой.
А домик стильный. Маленький, но очень уютный — это видно сразу. Так, голым меня представлять не надо. Тем более, что Таня может неправильно понять мои тончайшие намеки.
— Друг Тани, — улыбнулся я. — Добрый и старый друг, который захотел навестить ее.
— Все-таки, я прошу Вас представиться, — сказал дворецкий, а к нему присоединилась парочка воинов и один погодник. Что происходит, черт возьми?
— Скажите ей, — начал я, — что я тот, кто называл ее Рыжиком, прибыл по личному делу и просит гостеприимства в ее доме на одну ночь.
— Это дом графа эл Нари, — пробурчал один из воинов.
— Мое имя не скажет ему ничего, — хмыкнул я. — Впрочем, я не настаиваю на своем визите. Если Таня занята или присутствие ее старого друга в этом доме может скомпрометировать девушку, то я уеду отсюда.
— Она никого не принимает, — вздохнул дворецкий и в глубине его глаз заблестели слезы.
Сволочь?! Какого х…?! Когда и зачем?! Мы же с ней расстались!
— Что с ней! — просипел я.
— Об этом знает уже неделю весь город, — ответил дворецкий.
— Я не местный, — взорвался я. — Я только недавно перешел из пограничья! А до этого, был в дальнем пограничье!
— Рейнджер? — спросил воин графа.
Да мне похеру все! Мое имя, вернее, ни одно из своих имен, я никому не скажу! Меня здесь не знают, и не будут знать!
— Может быть, — прорычал я. — Что вообще происходит?
— Проезжайте, — кивнул дворецкий воинам, и они начали открывать тяжелые кованые ворота.
— Значит, Вы ее называли Рыжик? — уточнил старикан.
— Да.
У меня отлегло от сердца. Если он спрашивает про это — значит, Таня жива. Никто, кроме Лаэры, не знал, что я ее так называю. Я проехал во двор и спрыгнул с недовольного Пушка.
— Пройдемте, — пригласил меня внутрь дома дворецкий.
Пройдем и я отсюда не уеду, пока во всем не разберусь. Несколько ступенек, роскошный предбанник и мы вошли в зал.
— Присядьте, — указал дворецкий на кресло. — Сейчас к Вам спустятся.
Я сел в кресло с позолотой. Роскошно живут. Блин! Что вообще происходит? Ткач решил бить постоянно и по всем, с кем я знаком? А вот это даже не паранойя. Это мания величия в особо тяжелой форме, усугубленная размягчением мозга. Вот, как это называется. После контракта проводника и вампиров, сволочь себя ни как не проявлял. Кенара — это межэльфийские разборки. Точно ничего она сказать мне не могла, но голова мне на что? Эта дуреха пошла в обход почти всех своих сородичей. Тоже мне вольная каменщица. Только поэтому она избрала такой сложный маршрут и таких попутчиков. Она опасалась Алых, вернее, того, что они могут разболтать. Эта эльфийская малолетка, всего семьдесят пять лет прожила, из положенных шести-семи сотен, получила какую-то информацию и запаниковала. А вдруг меня опознают сородичи в поселке рейнджеров? Дура психованная! Кенара — это не работа ткача. Таня наверняка тоже не ткач. Привычки этой сволочи, я знаю назубок! И самое главное, ткач не повторяется. Он всегда использует разные направления удара! Арна и Дуняша, которые со вчерашнего дня гостят в моем замке, во время атаки ткача на меня были на побережье Восточного океана! Их сопровождал только Матвей! Все! Ударить по ним и баста! Матвей, имея на руках две недееспособные цели, не смог бы ничего сделать. А я был далеко и не ухом, не рылом. Сволочь всегда делает так, чтобы я принял участие в действе. Чтобы я не смог его пропустить! Я же этот катализатор, мать его. Таня — наверняка не работа ткача, как и то, что происходит со мной в переменках, между попадосами. Это должно быть так, иначе я свихнусь, и буду считать раздавленных букашек под копытами Пушка.
— Рейнджер? — спросил меня крепкий мужик в роскошной одежде.
— Граф? — я встал с кресла и кивнул. — Что с Таней и почему она ко мне не вышла?
— Вы хорошо ее знаете? — спросил граф.
— Очень хорошо, — ответил я. На ее теле нет ни одной незнакомой мне родинки. — Что с Таней?
Отец Рыжика грустно усмехнулся.
— Она не выйдет к Вам, и попросила меня сделать это, — сказал он. — Моя дочь не хочет встречаться с Вами.
Хватит, мне все надоело!
— Папаша, — начал я, — мне все эти тайны мадридского двора ниже пряжки пояса. Я хочу знать, что случилось с Таней. Вариант первый, ты мне это говоришь, а я решаю дальше, что мне делать. Вариант второй, я начинаю искать Таню, чтобы получить объяснения от нее, а те, кто попытаются мне помешать, будут искалечены или убиты. Тут я ничего гарантировать не смогу.
— Я расскажу Вам сам, — улыбнулся граф. — Вы не знаете, что угрожаете командиру городской стражи, молодой человек. Вы явно не местный и не причастны к тому, что с ней произошло. Ответьте только на один вопрос. Как Вы с ней познакомились? Таня не имела от меня тайн и обо всех ее любовниках я знал. Рейнджеров среди них не было.
— Я не утверждал, что я рейнджер. Это раз. А второе, она могла знать меня, как обычного дворянина. Насколько я знаю, коллекция скальпов у Тани была обширная. Она мне лично об этом говорила.
— Да, — вздохнул граф. — Моя дочь слишком влюбчива и ветрена. Это и сгубило ее.
— Да что произошло?! — заорал я.
— Садитесь и я все Вам расскажу, — сгорбился граф.

Ну, кое-кто попал. Кое-кто решил, что ему все можно. Зря он так думает, очень зря. Но я не буду рубить сгоряча. Сначала я соберу информацию, потом подумаю и только потом приму решение. Есть вероятность, что этот хмырь не при делах. Небольшая, но есть. Хотя есть странности. Если это он, то зачем ему это? Пора опять запускать мозги в полную работу по методике гвардейца. Откат будет, куда без него? Но я же решил, что буду работать не только руками.
— Повторите еще раз имена гостей, которые собрались на праздник, пожалуйста, — попросил я графа.
Так, а теперь под его речитатив можно и подумать. Анализ. Таня наперсница и, в какой-то степени, телохранитель Лаэры. Расчет. М-да. Мало информации. Дальше. Анализ. Враги Лаэры, покушение в Белгоре. Расчет. То же самое. Информации не хватает.
Блин! Ну не у Ловии же мне все узнавать?! Вспомни, что говорил Матвей. Только сам я могу стать кем-то. Только сам я могу подняться и на что-то рассчитывать. Сам, своими друзьями и своими связями. Сам. Надо все прогнать еще раз.

— Что с вами?
Лицо графа надо мной. Как болит голова!
— Все в порядке, — просипел я. — Немного закружилась голова.
— Может вина? — спросил граф. Конечно, — улыбнулся я.
А вино хорошее. Что ж, у Зетра появились первые заказы. Я не могу разорваться на несколько частей. У меня есть команда, вот пускай мне и помогают. Так, нужно Зетра укрепить Четвертым. Разумник лучшее средство для контрразведки. Мне кроты в будущей организации Зетра не нужны. А ему нужно поднимать два направления. В Литии и Риаре мне нужно знать, что происходит хотя бы на низовом уровне. Ловии я доверяю, но и проверять нужно. Это раз. Там у меня есть друзья. Это два. Там у меня внезапно появился интерес. Это три. А в княжестве, так сам бог велел. А где взять деньги? Нет, года на два-три у меня бюджета хватит. Хотя, с рудником на три-четыре. Блин! Отменить маленький переворот в анклаве тоже не выход. Мне нужен этот титул, который выведет меня на другую орбиту. Одно дело ухайдокать вольного барона, а другое дело вольного графа или великого графа, как кому нравиться называть такую шишку. За признанием этого титула за мной дело не станет. Три короля должны так ко мне обраться и тогда я стану вольно-великим графом пограничья. Орхет Пятый обзовет так меня. Уж это Матвей обещал устроить, конечно, не просто так. Сонад Второй присоединиться к Орхету. Ловия за шкирку потащит своего внука к письменному столу. Хотя, они сами побегут, что Орхет, что Сонад. И тот, и другой понимают выгоды того, что обязанный им охотник имеет связи с наследным принцем Декары. Он будет иметь контроль над северной границей этого королевства. Третьим королем должен быть Эран Первый. Я знаю, что ему предложить. А вольные бароны, кроме Керта, уже начали получать то, что заставит их слиться в едином одобрямсе. Вот принцу Декары мне предложить пока нечего, но и того, что уже есть, должно хватить. Цинично? Да, а что мне еще остается делать, как не использовать Керта? Блин. Он должен меня понять. Когда фрейлина Альза отравила королеву, когда жизнь двенадцатилетнего наследника престола оказалось под угрозой, тогда он использовал жизни верных трону людей. Керту ничего больше не оставалось. Его настойчиво попросили сделать это. Его отец не внимал голосу разума. Умер казначей, но выкрал для Керта индивидуальный портал из сокровищницы короны Декары. Умер канцлер, но прикрыл собой мальчика на некоторое время. Умер барон эл Борс, бывший гвардеец, получивший титул после небольшой стычки гоблов и своего старшего брата, но внезапно появившийся бастард, которого он признал своим сыном, ни у кого не вызывал вопросов. Из этой шайки верных короне дворян, только Македон, засевший в своем поместье и остался жить. А предыдущий полковник тайной стражи сделал так, что Альза стала бесплодной. Он умер тоже, выскочка-предатель, который захотел получить его пост, подсуетился, но волчара не позволил родиться гнилому плоду. Полковник ничего не сказал Валиту и тем самым вывел его из под удара.

— Вам уже лучше? — поинтересовался граф.
— Да, — улыбнулся я. — А теперь я навещу Таню. Ее возражения мной не принимаются во внимание.
— Вы точно не рейнджер? — улыбнулся граф.
— А какая разница? — спросил я.
— Я провожу Вас.
Поход за улыбающимся графом не занял много времени и через минуту я стоял перед спальней Рыжика. Граф настойчиво постучал в дверь.
— Таня, мне можно зайти к тебе? — спросил он.
— А он? — раздался слабый голос из-за двери.
— Уехал, — сказал граф. Молчание.
— Таня, — позвал дочку отец.
— Заходи.
На этот раз голос был почти не слышен. Щелчок замка возвестил о том, что магиня дает добро. Я отстранил графа в сторону и открыл дверь. Да, эти шторы не пропускают свет даже днем, а что говорить о ночи? Специфический запах больницы витал в воздухе. Широкая кровать с балдахином и тело, сжавшееся в клубок, покрытое легким одеялом. Сейчас я тебе устрою не приемный день! Несколько шагов и я около кровати.
— Кто у нас тут болеет? — осведомился я, поставив полог молчания.
— Влад! — взвизгнул Рыжик и попытался провалиться сквозь пол.
— А кто же еще? — удивился я и прижал тело Тани к своей груди.
— Не надо, — простонала она, судорожно притискивая рукой вуаль к своему лицу.
— Надо, — прошептал я. — Раз ты не хочешь, то я не буду смотреть на тебя. Но это не значит, что ты стала менее прекрасной.
Танюха глухо зарыдала. Плачь, девочка, плачь. Я узнаю, кто это сделал. Я убью его. Но сначала, я достану из Закрытого леса один цветочек. Твоему отцу намекнули, что это единственное, что может помочь твоему изуродованному лицу и телу. Я это сделаю.
— Так, не время раскисать, Рыжик, — жестко сказал я. — У нас сейчас происходит деловая встреча. Помнишь мои слова?
— Какие? — всхлипнула Таня.
— Хочешь узнать, так спроси, — начал я. — Я буду спрашивать, а ты отвечать. Это не обсуждается. Тебе все понятно?
— Ты решил со мной увидеться только ради этого? — тихо спросила она.
— Конечно, — рассмеялся я. — Конечно, я приехал в Килену только ради этого. Хотя, наверно мне нужно посочувствовать тебе. Вытереть тебе слезки, спеть колыбельную и так далее. А может мне поплакать вместе с тобой?
— Ты подонок, — прошипела Таня.
— Хотя, можно сделать и кое-что другое.
— Убери руки! Что ты себе позволяешь?! Я буду …
Ничего ты не будешь делать, не будешь сопротивляться, а, тем более, кричать. Твои губы в надежном плену. Да и хорошо изученное мною тело тоже. Сейчас я не вижу жутких шрамов, которые обезобразили тебя. Сейчас я вижу другое.

Таня встала с кресла. Боже, как она хороша. Богиня. Такой я ее и запомню. Ты богиня.

— Ты подонок, — Таня взъерошила мне волосы.
— А то ты этого не знала? — улыбнулся я. — Ну как, мне опустить тебя на пол или еще поносить на руках?
— Ты уже сдался, охотник? Еще полчаса носить меня будешь и только потом я может быть что-то тебе скажу. Не забывай говорить мне на ухо всякие глупости и изредка гладить мою попку. Тогда я совсем размякну.
Я не буду сейчас тебе ничего говорить про цветок. Вдруг у меня не получится с друидами? А вот когда получится, когда твое лицо и тело придут в порядок, я тебя всю расцелую и всю поглажу.

— Влад, сейчас придет Живчик и мы все обсудим.
— Хорошо, Кар.
Я откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Да, в последние двое суток мне было совсем не до сна. Откровения Рыжика позволили заполнить лакуны рассказа леди Ловии. Блин. Если то, что получилось в результате описанной ими картины правда хотя бы наполовину, то мне есть еще, куда расти в плане паранойи. Выводы, которые я сделал из всего рассказанного, меня слегка сильно испугали. Очень испугали. Все гораздо серьезнее, я так думаю, чем я представлял себе раньше, а если учитывать ткача, то вообще.
Итак, пункт первый. Мои безусловные враги — это эльфы. Кто бы сомневался? Но дело не в том, что я охотник. Дело совсем в другом.
Пункт второй. Мои враги церковники. Вернее, орден Слуг Создателя. Пока они не безусловные противники, но все может измениться, когда кое-кто о кое-чем узнает или некоторые факты наведут его на раздумья. Да, верхушка этого ордена хорошо почищена, но вот насколько хорошо?
Это то, что касается меня и Алианы. Вернее, моих отношений с ней. Точнее, если те выводы, которые я сделал на основании отрывочной информации, являются верными. Если я ошибся, если я построил недостоверную гипотезу на неполных или неверных фактах, то мне будет легче жить. Ушастым я враг только потому, что я Влад Молния охотник и в грудь им стучит пепел убитых собратьев. Какие мелочи! А орденцам я враг только из-за убийства прелата Санра, которое слишком многое повлекло за собой. Создатель, я на это так надеюсь, так надеюсь, что Ты и представить себе не можешь! Даешь кровную месть ушастых и святош мне любимому, Владу Молнии, и все тут! Подтвердить правильность моих выводов на сто процентов могут несколько человек. Самые доступные для меня из них — это король Мелора, принц Мелора, что меня несказанно удивило, моя жена, как же без нее и отец Пат. Вот последнее было для меня шоком. Пат? Хотя, чему я удивляюсь?

А на один мой вопрос ты не ответил. Когда ты, Пат, общался последний раз с длинноухими? М-да. Судя по твоему безмятежному лицу, я не узнаю это никогда.

Теперь я могу предполагать, когда он это делал. Ключевое слово — предполагать. Вот если бы я точно знал! Что касаемо остального, так это такие мелочи вместе с кровной местью ушастых и святош, что мне не надо сильно беспокоиться. Темные хотят меня убить. За Командой Гнева уже объявлена охота. Слишком сильный мы нанесли удар по погани, когда освобождали девчонок. Остальные хозяева откинули стратегию призыва Проклятого в этот мир в долгий ящик и занялись тактическими задачами. Какая мелочь, что уже пару месяцев охотников, которые находились в Белгоре и получили сильную дозу облучения силой Создателя при штурме города тварями, выслеживают в погани и рядом с ней. Причем, это делают неизвестные твари или тварь. Мелочь!
Да, рейнджера Далва наверняка ожидает нечто подобное, только в другом варианте. Мне показали кое-что из закрытой библиотеки гильдии. Метка убитого бхута посильнее будет, чем метка убитого повелителя зомби. Другое дело, что искать меня будут в пограничье, если будут искать. Счааз. Про это я вообще забыл, как только узнал. Кто там этим будет заниматься? Мои друзья с Бароса, так флаг им в руки. Наплевать и забыть про бхута. Главное, что я не фоню силой Создателя. Пат не несколько десятков клириков, которые суммарно превосходят его на порядок.
Что там дальше? А Владом эл Стока интересуются в Декаре магические ордена, как сказал мне Бинг, когда я привез девчонок в замок, так это ниже пряжки. Плевать на них с дозорной вышки донжона. Владом эл Стока поинтересовался посол великого герцогства Кирала, да пошел он лесом! Чихать я хотел на него и на факторию эльфов Ритума. Плохо одно. Плохо, когда Влад эл Стока, Влад Молния и Далв Шутник и муж Элы станут для моих врагов одним лицом. Вот тогда да. Тогда мне придет северный лис!
Ушастые захотят убить за то, что я охотник и убил пару сотен эльфов из клана Мечей, как в Диоре, так и на поле Мести. Это они так думают. Захотят сделать Элу вдовой, это я так думаю, потому, что ни Ловия и не Рыжик ничего конкретного мне сказать не могли. Им что, мало своих баб? Хотя, Ловия намекала, что возможно ушастым нужно что-то, а не кто-то. Вопрос, а как это что-то связано с замужеством Элы, со мной, с клириками из ордена Слуг Создателя, с темными, с ткачем, да со всеми как это связанно?!!! Это ведь не корона короля! Что это такое? Боже, от всех версий и предположений у меня скоро лопнет голова. Надо быстрее занять руки.
Забыл, а цепь стихий, а все остальное? Мужик, выбирай себе место на кладбище, так оно лучше будет или сделай так, что бы кое-кто никогда не объединил три, да хрен с ним, два имени и одну должность в одну личность. Хорошо, что я уехал из пограничья. Пусть ищут Далва Шутника там. Хорошо, что я уехал из анклава анархистов, пусть ищут барона эл Стока там. А Владу Молнии угрожают в Белгоре только твари и то снаружи крепостных стенами, а не внутри. То, что и нужно, наука превыше всего. Проф, я это понял давно, да и технику боя духами стихий надо освоить, да и тактику разработать. Твари даже лучше гоблов!
— Влад, — вошедший сисадмин гильдии Чейт Живчик, плюхнулся в кресло и развернул карту. — Последний раз непонятные твари напали на возвращающихся охотников здесь и здесь.
— Значит, мне туда, — усмехнулся я.
— Может выделить команду прикрытия? — спросил Кар.
— А поможет? — поинтересовался я.
Кар переглянулся с Живчиком и покачал головой. Вот и я об том же. Месяц, как устраивают лучшие бойцы и маги гильдии засады на тварей, а никаких результатов нет. Эти морды не нападают на готовых к атаке элитных бойцов-охотников. Нет, они предпочитают делать это по-своему. Твари нападают на тех, кто спускается в погань, кто возвращается из нее, кто работает в ней с большим шумом. Четверо моих братьев уже погибло, а даже внешний вид созданий Проклятого неизвестен. Пока не известен. Пора за работу, пора становиться живцом. Я к этому почти привык.
— За работу, — улыбнулся я.
— Действуй, Молния, — фыркнул Вулкан.
Вот так лучше. Мы вышли на улицу из здания гильдии. Сестры заливали своим светом город. У меня есть неделя охоты на тварей, потом я должен навестить замок и девчонок. Попробовать поговорить с друидами и вернуться в Белгор, но может быть и через Килену. Потом опять неделя охоты и визит в Диору. Потом опять нед… Да пошло оно все к черту. Орлы, приготовьтесь к работе. Теперь вы будете часто развлекаться. Пока мы не станем одной командой я отсюда не уеду.
— Бой!

Глава 6

Ну что, Пушок, ты готов к развлечению? Кстати, Воз, приготовься. На поверхности в этом деле ты будешь в самый раз. Кто эти твари, живые или мертвые — я не знаю. Вод против мертвых действует не очень хорошо. Зема спец по подземельям. Ог оружие первого удара. Я не буду рисковать. Вдруг бахрома и сонар их не обнаружат? Оно мне надо оставаться со слабой защитой Ога против тварей, которые уже убили четверых моих братьев? Кстати, Пушок, держи дистанцию.
Драк, негодующе захрипев, все-таки отошел от меня на двадцать метров. Итак, что мы имеем? А мы имеем вход в юго-восточный комплекс метров через двести. А вот какой удобный кустик находится рядом со мной! Он прямо выращен для меня. Присядем под ним и подождем этих порождений Проклятого. А кустик-то совсем нехороший. Зачем ему ко мне тянуть свои ветки?
Ната. Холод во мне и вокруг меня. Кустик стал немного ледяным, точнее, совсем ледяным. Бывает. А может Льдом сегодня работать? Нет, как решил, так и будет. Холод, брысь отсюда. Сначала я отрабатываю технику и тактику боя с цепью стихий и только потом начинаю работать с остальным. Мне еще соединять две техники боя в одну! Три — это для меня слишком много. Тем более, что школу Льда я плохо знаю. Два боевых плетения — курам насмех, а не маг этой школы. Пусть пока холод будет козырем моих универсальных плетений. Боже, как мне не хватает времени! Хотя, теперь немного появилось. Зачем его терять зря? Начну анализировать самое простое, что произошло в последнее время. Я так думаю. Пока думаю. Блин! Эх, Танюха, как же ты так подставилась?

— Она выпила яд, — скрипнул зубами граф. — Вернее, это не совсем яд. Она выпила вино с водой, которые некоторые на юге Сатума называют живой. Вот, что это такое. Вода живет в теле жертвы. Она перемещается по телу и если ее пытаются вывести оставляет после себя жуткие шрамы. Разумный не умирает, он даже не чувствует боль, но жгуты от места нахождения в теле этой воды и рубцы, которые она оставляет, остаются с ним до конца его жизни. Единственное избавление от этой мерзости — это в течение получаса, после появления жгутов от живой воды, рассечь тело и извлечь ее из организма. Мы не успели. Я не успел, придворные маги княгини не успели. Как потом мы выяснили, Таня выпила яд час назад, и не сразу обратила внимания на легкие припухлости, которые появились на ее теле. Бал, танцы и поклонники помешали ей вовремя это сделать. Когда она заметила неладное, было уже поздно.
— Понятно, — процедил я.
— Ничего Вам не понятно! — вскипел граф. — Мы сами сначала ничего не поняли. Два мага Жизни, прикрепленные к свите княгини Лаэры, ничего не поняли и принялись спасать мою дочь от обычного яда! Когда все стало ясно, то Таня была уже изуродована.
— Эта вода такая редкость? — спросил я.
— Не то слово, — вздохнул граф. — Говорят, что ее выносит на поверхность Арланда только один родник в султанате Айра. Эта вода великая редкость и ценится на вес золота. Она ничуть не уступает иноину, который используют для лечения ран. Другое дело, что ее нельзя пить. Она отлично лечит раны, когда ее льют на тело, но попадая в желудок, вода меняет свои свойства. Она не убивает, нет, она просто уродует тело жертвы и живет в нем.
— А что это был за бал? — поинтересовался я.
— Исполнилось шесть месяцев княжне Валии. Ребенка причастили к таинствам, и князь устроил праздник. Вполне его понимаю. Чудо вообще, что княгиня смогла понести ребенка. Князь Кенор молится на свою жену и души не чает в девочке. Когда княгиня понесла, он почти забросил все свои дела и не отходил от нее ни на шаг. Произошло чудо, и князь много средств пожертвовал церкви во славу Создателя, благодаря Его за это.
Хм, а почему я такой нищий? Я обеспечил чудо и до сих пор такой бедный. Ладно, хватит ерничать.
— Гостей много было? — поинтересовался я.
— Да, — скрипнул зубами граф. — Сначала мы проверяли поваров и слуг. Всех их прогнали через разумников. Они оказались чисты. Только на следующий день мы узнали, что достаточно капли этой живой воды. Достаточно массивного перстня с тайником внутри драгоценного камня, чтобы это сделать! Нам это сказал посол султаната, который срочно прибыл во дворец. Он сам был в бешенстве. Эта вода является символом султаната! За ее расходом следят очень строго. Тем более, что у княжества в последнее время были не совсем хорошие отношения с султанатом Айра. Посол потребовал принести обруч истины и, надев его на свое чело, поклялся, что ничего не знает об этом. Мало того, он поклялся именем своего сюзерена, что тот ничего не знает об этом.
А вот это серьезно. Сколько бы ни прошло времени, но если однажды выяснится, что султан знал об этой шалости, то мало не покажется никому. Посол, когда поклялся за своего сюзерена, взял на себя функции Руки государства. Если он обманул, даже не зная об этом, то это приравнивается к обману султана. Вернее, к тому, что сам султан обманул князя Кенора. Закон имеет обратную силу, уж это я знаю хорошо. Для султана, если он знал об этом хулиганстве и не хочет, чтобы с течением времени все выплыло наружу, а в жизни случается всякое, есть только один способ избежать проблем.
— Посол еще жив? — спросил я.
— Жив, — усмехнулся граф, — мало того, принц Джайд, наследник султана, прибыл пять дней назад и подтвердил эту клятву лично князю Кенору.
Вот это да! Это уже совсем серьезно. Видно, что Лаэра и Кенор приняли очень близко к сердцу отравление Рыжика. Плохие отношения между странами, отравление национальной ценностью султаната фаворитки княжны и тут прибывает наследник престола и подтверждает совершенно необязательную клятву посла. Кенор угрожал объявить войну? Хотя, как он это сделает, если султанат и княжество не имеют общей границы? Армии княжества нужно сначала пройти через Мелор, потом через Зеркальную пустыню, что вообще невыполнимо, и только потом она войдет в пределы султаната. Только непонятно одно. А почему Ловия мне об этом не ничего сказала? Она ведь провела краткий ликбез для меня по поводу общей ситуации в Арланде.
— Кто знает об этой истории? — спросил я.
— Об отравлении моей дочери знают многие, — усмехнулся граф, — обо всем остальном, только я, князь и княжна, пять придворных магов и начальник тайной стражи княжества, посол, султан и принц Джайд.
Вообще великолепно.
— А почему Вы так со мной откровенны? — осведомился я.
— Это не совсем Ваша заслуга, — начал граф, — у моей дочери было много любовников. Некоторые из них в первые дни пытались навестить ее. Но, ни один из них не смел угрожать мне и ни один из них, когда его имя сообщали Тане, не вызывал у нее такой реакции. Моя дочь только усмехалась и выходила к ним. Таня не скрывала свои шрамы, и гости очень быстро покидали мой дом. А потом перестали заходить вообще. Слухи разносятся быстро. Таня смеялась и, когда на третий день к ней никто не пришел, она сказала, что никого больше принимать не будет. Она и так повеселилась, а любопытствующих олухов ей и даром не нужно. А вот когда я сообщил ей об не представившемся наглеце, который называет ее Рыжиком и который чуть ли, не силой хочет прорваться в дом и увидеть ее, то она залилась слезами и наотрез отказалась встречаться с Вами. Вы первый, кто не боится меня и, самое главное, кого искренне любит, ценит и уважает моя дочь. Я хорошо ее знаю, и ее чувства не являются секретом для меня. Учитывая то, с чем она обычно сталкивается при дворе князя, учитывая ее ум, она умеет разбираться в людях. Вы достойный человек и не будете болтать языком.
— Вы уверенны? — спросил я.
— Да, — усмехнулся граф. — Я успел Вас оценить.
— Так что там насчет гостей? — поинтересовался я.
— А гости, — сжал кисти рук в кулаки граф, — гостей было много. Кто-то из них и отравил мою дочь. Когда я узнаю о нем или о ней, то это существо умрет. Поверьте, у меня достаточно возможностей это сделать.
Кто бы сомневался?! Начальник стражи столицы княжества одновременно является и коннетаблем этого государства. Хорошую должность имеет папа Тани.
— Вы не могли бы мне предоставить списки гостей? — спросил я.
— А зачем? — поинтересовался граф.
— Для общего развития, — улыбнулся я. — Мне хочется познакомиться хотя бы в такой форме с элитой Сатума, которая наверняка была на этом празднике.
— Список гостей я Вам не дам, — вернул мне улыбку граф, — я вам их всех назову. На праздник приглашали только самых знатных гостей из союзных княжеству государств. Только это и помешало узнать, кто именно отравил мою дочь.
Вот это понятно. После жесткого допроса, проведенного твоими людьми и тайной стражей княжества, наверняка элита дружественных государств, стала бы совсем не дружественной. А эти государства с неодобрением посмотрели бы на такое действо. Пригласили, понимаешь, а потом сразу в пыточную!
— Огласите, пожалуйста, весь список, — попросил я.
Граф начал презентацию гостей праздника. Черт его знает, зачем мне это понадобилось, но интуиция меня подводит редко. Вернее, раньше не подводила. Да, я помню одну задачку, которую однажды задали мне. Перенеся на местные условия ее можно сформулировать так. Есть столица, допустим, Диора. И есть почти вторая столица, которая Бренн. Между ними два дня пути. Вот и решил король сделать федеральную трассу между Москвой и Северной Паль… К черту. Между Диорой и Бренном. Король решил и дал указание своему кабинету. Те козырнули и задумались. А что делать со спорными вопросами? Закон о земле штука расплывчатая и его почти совсем нет. Как разграничить права на землю между областями, городами и другими субъектами федерации? Трасса ведь проходит не по воздуху. Кому не обломаются деньги, которые будут воровать со страшной силой? Кто будет отвечать за разные непонятки? Кому в карман потекут бюджетные и не совсем такие средства? Кстати, а зона отчуждения трассы с мотелями, гостиницами, заправками и всей остальной тряхомудией? Какие концерны, тьфу, купеческие гильдии, там будут развлекаться? Да и такая задачка в довесок. Кое-кто из злейших друзей по ту сторону бугра, имеющие коммерческие представительства в Литии, начал совершать непонятные телодвижения. Начались замораживаться долгосрочные проекты, началась капитализация средств и так далее. Влад, а к чему это все? Неделя адской работы не дала мне ничего. В конце концов, я плюнул на все и завалился в бар. Нажрался там, как суслик и решил предоставить частично правдивый анализ. Интуиция меня тогда не подводила, и основывался я на ней. Суть моего доклада можно было выразить коротко. Забейте и не берите в голову. В таком бардаке, где каждый первый почти вор, а каждый второй почти депутат, нихрена и ничего ни у кого не получится. А злейшие друзья вообще пролетят мимо кассы. Не совсем они понимают Литийскую действительность.
Меня выслушали с недоумением, но Женя поверил. Поверил и забил. Я оказался прав. Там прошло лет шесть, а воз и ныне там. Да о чем говорить, если Химкинское баронство до сих пор не может договориться с Московским герцогством о правах на землю, по которой и должна проходить трасса?!
Я усмехнулся. А вот в Литии вопрос решился бы скоро. Палач, ты где? И все вопросы отпадут сразу. Самое главное, что зарясь на будущую кормушку, высокородные не понимают, что они сами ее уничтожают. А вот если бы … СТОП!
Знакомое имя. Так, у меня должна быть каменная морда лица. Сука! Это ведь наверняка ты! Тварь! Турнир и слова Тани!

— Герцог Буэра один из них. Богатый, очень влиятельный, трусливый, мелочный, мстительный, подлый и обожающий рыжеволосых леди. Ходят несколько туманных историй о девушках, не уступивших его домогательствам. У одной внезапно на поединке умер жених, другой, совершенно случайно, подсыпали яд и тому подобное.

Это наверняка ты! Стоп. Не надо делать поспешных выводов. Все позже. Нужно все обдумать.
— Граф, — начал я, — скажите, неужели нет никакого лекарства, которое могло бы помочь Тане?
— Говорят, что есть, — вздохнул граф.
— Кто говорит? — спросил я.
— Принц Джайд, — начал граф. — Он сказал, что по слухам в Закрытом лесу есть одно растение, точнее, измененная орхидея, которая и может излечить мою дочь. Но, скорее всего, он ошибается. Я перешел в третий поселок рейнджеров и лично поговорил с магистром гильдии Йерком Тихим и он мне ничего не мог сказать.
Ясненько. Надо узнать все самому. А пока я обдумаю кое-что, насчет этого хмыря, которого обзывают герцогом Буэра. Если это он….. Если ОН! Тогда, тогда…Ну, кое-кто попал. Кое-кто решил, что ему все можно. Зря он так думает, очень зря. Но я не буду рубить сгоряча. Сначала я соберу информацию, потом подумаю и только потом приму решение. Есть вероятность, что этот хмырь не при делах. Небольшая, но есть. Хотя есть странности. Если это он, то зачем ему это? Пора опять запускать мозги в полную работу по методике гвардейца. Откат будет, куда без него? Но я же решил, что буду работать не только руками.
— Повторите еще раз имена гостей, которые собрались на праздник, пожалуйста, — попросил я графа.
Так, а теперь под его речитатив можно и подумать. Анализ. Таня наперсница и, в какой-то степени, телохранитель Лаэры. Расчет.

Блин, я задолбался ждать! Огнешар ударил в стену комплекса. Надеюсь, что моя скука скоро уйдет. Эх, Танюха. Кстати, у султаната хороший источник доходов. ЖелезГЅ нара нужно обрабатывать, получать концентрат, разводить его и за все это нужно платить. А тут бьет водичка из земли и все. Слава Создателю, что этот родник один. Если бы было иначе, то гильдии рейнджеров не существовало бы. Так, а это что такое? Бахрома показывает приближение ко мне трех магических существ. Вернее, трех объектов, в которых была сила Проклятого. Блин. Я все-таки мастер гильдии охотников и мне положено по должности сдавать в общую копилку те разработки, которые мне уже не нужны! А если бы я сдал старый вариант бахромы, то может быть, что мои братья бы не погибли?! Бл… За что мне все это?! Решено, все старье, и кое-что из нового я сдам в копилку гильдии! Воз, пора работать, мать твою! Я скользнул внутрь своего сознания. Синева окружила меня. Я сам стал синевой! Повеселимся? Хрен тебе! Работать надо, бл…на!
Воздух стал моим телом, а я стал воздухом. Есть полное слияние! Тело и сознание слились с Возом. Я вЂ” это он, а он — это я. Работа, мать ее! Я хотел ударить в спину тварям, но мне надоело ждать. Я привык так действовать в погани, а теперь будет сшибка грудь в грудь.
Я растворился в воздухе сотней хлыстов. Воздушных хлыстов. Неясные силуэты, стремительно приближающиеся ко мне, твари, атаковавшие меня, дико заревели и замолкли. Твою! Ну и где была моя голова? Я собрался своим телом обратно. Я посмотрел на окружающую меня действительность. Твою тещу! И что я предъявлю своим братьям? Воз! Еще один раз ты будешь меня приглашать повеселиться, то я тебя урою!
— Прости, Влад, — начал Воз, — но это было так интересно.
Интерес должен быть в деле, а не в развлечении! Мать твою! Марш обратно! Хотя, стой.
Я вздохнул пару раз всем телом. Прости, Воз. Я виноват гораздо больше тебя. Жаль, что мы пока еще не команда. Орлы, вас всех это касается. Вы все видели и поняли, как нельзя работать. Главное — это результат, а не ваше развлечение или моя неопытность слияния с вами. Нам нужно делать дела, а то, что я сделал сейчас — это порнография, а не работа. Примите это к сведению. Я не умею еще работать с вами, как положено. Подсказывайте мне, если сможете. Воз, прости меня еще раз.
— Влад! — ударил мне в голову хор элементалей.
А чего мы орем? Кстати, Пушок, тут тебе нечего делать. Уйди от символа моего позора.
Драк, недовольно фыркнув, мол, ну ты и жадина, а почему меня вовремя не позвал, я тоже хочу убивать, отошел от мелко фаршированного мяса, которое еще недавно было опасными тварями. Так, а почему мы все вместе так орали?
— А что такое порнография? — поинтересовался хор, состоящий из четырех духов стихий.
Это то, что я сделал. Я хмыкнул. Теперь не только слова, но и мысли нужно контролировать.
— Не надо, — пророкотал Зема. — Нам с тобой очень интересно. Мы так никогда себя хорошо не чувствовали.
А все-таки, почему вы орали? То, что выдал Зема — это не ответ.
— Влад, — начал Ог, — перед нами никогда и никто не извинялся. Все считали, что мы сами во всем всегда виноваты.
Все ваши прошлые хозяева?
— И не только они, — буркнул Вод.
Так, с этим разберемся позже. Я достал амулет связи. Хм. Какой это амулет? Очередная щепка, которую я напоил силой и сломал. Братья скоро будут, но что я им предъявлю? Твою тещу!
Кстати, а как я растворился телом и как собрался? Воз, что ты можешь сказать? Вроде это невозможно? Тело — это тело мага, а не его сознание.
— А ты, вернее, мы и не растворялись, — пропел ветер мне в ухо, — ты ушел своим телом с линии удара, оставив свою и мою сущность на этом месте. Твари и атаковали то, что хотели.
Ты уже выражаешься как охотник. А почему твари не обнаружили фантом? Ведь это был он! Воздух и есть иллюзия, фантом, как хочешь, так его и называй.
— А это не был фантом, — лизнул мой слух пламенем Ог. — Это была полная сущность. Твоя сущность и Воза. Тело пепел, а вот все остальное и есть самое главное. Твари чувствовали это.
Так, еще один охотник появился на мою голову, но такое отношение элементалей к моей плоти, мне не нравится. Мне дорого мое тело и не только, как память, я не импотент, однако, но эффект слияния интересный. Значит, я убираю свою безвольную тушку в сторону, а сам остаюсь с духом стихий на месте и воспринимаю все, как …. Кстати, а не потому-ли у профа был такой взгляд, после моего слияния сознанием с Огом? Я ведь пил воду, хотя мое тело было прикрыто пуховиком. Почему я хотел пить?
— Не знаю, — ответил Ог.
Разберемся позже. Кстати, мои братья на подходе, слух меня еще ни разу не подводил. Кар — скотина. Он наверняка оставил конно-маневренную группу за воротами Белгора. Иначе бы охотники не смогли бы так быстро добраться до места этого ДТП. А я чо? Я ни чо! Я не виноват в этом столкновении. Они сами правила нарушили. Вулкан, мы же договаривались, что я буду работать без команды прикрытия! А кого я вижу? Дилс Мрачный, Трон Гром, Чейт Живчик, Лайдлак Сталь и Глав Медведь. Кар — ты ужасный врун! Трое сильнейших магов Белгора, лучший мечник Арланда и сильнейший оборотень этого мира. Вулкан, как тебе не стыдно?!

— Ты их сделал! — опять начал морочить мне голову магистр гильдии охотников.
— Кар, а кого я убил? — спросил я. — Ничего ведь не изменилось. По этому фаршу, что притащили эти энтузиасты в Белгор, — я посмотрел на свою команду прикрытия, — понять ничего нельзя! Что изменилось? Мы так и не узнали, какие это были твари. Как они обнаруживают охотников — это понятно. Почти понятно. Я не получил такую дозу радиации, как остальные братья. В этом Чернобыле, каким стал Белгор, я нахожусь всего несколько дней и мне нужно работать быстро! Проклятый знает, что будет потом.
— Чернобыль, радиация? — поинтересовался Лайдлак.
— Проехали, — буркнул я.
— Что-то мы определим, — начал Кар, — а потом …
— Значит, я выйду, — перебил его я, — завтра снова в ночь и попытаюсь добыть целую тушку твари или тварей. Насколько я понял, они меня воспринимают, как лоха.
Блин! Ну нельзя же так смеяться! Уши у меня не железные.
— Одного из десяти сильнейших мастеров-охотников, — начал Трон, — воспринимать, как неумеху?! Да флаг им в руки!
И он освоил мои слова. Блин. Матвей и Дуняша провели серьезную обработку коллектива охотников перед моим попадосом. А что он сказал насчет десятки сильнейших мастеров гильдии?
— Вы не преувеличиваете мои возможности? — спросил я у перемигивающегося коллектива.
— Нет, Влад, — усмехнулся Кар. — Ты входишь в десятку сильнейших охотников гильдии. И не думай, что это лесть. Все, кто здесь находятся, знают о твоих приключениях в пограничье.
Это понятно. Тут все мастера внутреннего круга. В отличие от гильдии рейнджеров, где все подробности знают только мангуст и Конт, они знают почти все.
— И этого достаточно? — поинтересовался я.
— Да, — жестко сказал Кар. — Бхута никогда не брали в одиночку.
— Я был не там один! — возмутился я.
— Это ни на что не влияет, — вздохнул Дилс, — ты не мастер внутреннего круга, Влад. Ты кое-что не узнаешь, пока не станешь им. Поэтому просто поверь. Я знаю, мы знаем, о чем говорим. Как бы эта тварь не была ослаблена, выжить после боя с ней может только очень сильный боец. Ты входишь в десятку сильнейших бойцов гильдии охотников. Это факт и прими его. Ты один из элиты бойцов гильдии охотников. Как ты думаешь, иначе Вулкан бы послал тебя на это дело?
Я и тут попал. Кстати, остался один небольшой вопрос.
— Кар, — начал я, — а сонар их не обнаружил. К чему бы это?
— А ты вспомни, как ты едва не попался шкерам, когда был поисковиком девчонок.
— Грай об этом ничего не сказал! — возмутился я.
— А он и не знал, — зло сказал Вулкан. — Похоже, что тот наемник был не слишком откровенен с нами.
Вот это да! Такие интересные подробности как-то до меня не доходили. А ведь драугр знал о сонаре! Блин! Когда я начну работать головой, а не всем остальным?
— Вулкан, — начал я. — Мне нужно срочно сдать несколько своих разработок в копилку гильдии.
— Там будет что-то интересное? — оживился Трон.
— Очень, — улыбнулся я.
А почему все стали так интересно переглядываться между собой?

— Лайда, сделай мне завтрак и обед сразу, — попросил я.
— И ужин тоже, — улыбнулась девчонка и упорхнула на кухню.
— И как ты так облажался? — спросил Матвей, присаживаясь за стол.
— Я не нарочно, так получилось, — вздохнул я. — Бывает.
— А ты не хочешь мне еще что-то рассказать? — поинтересовался Матвей.
— Готов, — улыбнулся я. — Но только по бартеру. Ты мне намекаешь на кое-что, и я тебе намекаю.
— На что я должен намекнуть? — поинтересовался Матвей.
— На совет Верных, — начал я. — Когда я изучал историю Арланда, ты всегда избегал этой темы. Да, я знаю, что после Смуты и гибели Лерая Варона, совет вроде бы распался, но в это я не совсем верю. Мне кажется, что ты можешь немного просветить меня. Кстати, а чем он занимался помимо уничтожения слуг и созданий Проклятого?
— Не понимаю, о чем ты говоришь, — ухмыльнулся Матвей.
— И я об том же, — начал я. — Кстати, а почему этот совет так не любил старые артефакты?
— Тараканы были в голове у многих его членов, но это в прошлом. Почти в прошлом. А о каких артефактах ты мне намекаешь? — спросил Матвей.
— О старых, — рассмеялся я. — Кстати, а когда я смогу увидеть твоего чрезвычайно занятого деда?
— Не скоро, — улыбнулся Матвей. — Он сейчас очень сильно занят, делая тебя графом пограничья.
— А вообще, я смогу с ним когда-нибудь увидеться?
— Сможешь, — обнадежил меня Матвей. — Как только, так сразу. Ты мне ничего не хочешь рассказать о старых артефактах, которые ты совершенно случайно нашел?
— Увижусь с твоим дедом и смогу тебе намекнуть, — хмыкнул я.
— Некоторые из них могут оказаться опасными, — задумчиво проговорил Матвей.
— Для кого? — лениво поинтересовался я.
— Не для тебя, — улыбнулся Матвей. — Для других. Для всех разумных, которые живут на Арланде.
— Для друзей гильдии охотников с длинными ушами и с острова Бароса тоже?
— Для них тоже, — начал Матвей, — хотя, было бы лучше, чтобы только для них. К сожалению, так не получится.
— А если очень сильно захотеть и постараться это сделать? — спросил я.
— Тогда захоти и сделай, — ответил Матвей. — Ты это сможешь сделать. Подчеркиваю, что именно ты, а не кто-то другой.
— Ты пытаешься опять обозвать меня похабным словом, — вздохнул я.
— А ты что думал? — ухмыльнулся Матвей. — Племяш, когда ты вырастешь и сумеешь остаться при этом в живых, то я исповедуюсь тебе. Слово охотника.
— А твой дед? — спросил я.
— И он тоже. А теперь ложись спать. Благодаря своей глупой голове у тебя ночью опять будет работа.
— Пожелай мне удачи в бою, — улыбнулся я.
— Возьми перо и пошел к черту, — рассмеялся Матвей.

Сестры заливали землю своим светом. Белые ночи Питера, могут только краснеть и прятаться в тумане. Вру и постоянно находиться в пролете тоже. А если судить по большому счету, то я счастлив, что стал попаданцем. Там у меня все закончилось, а здесь все началось снова. Да так началось, что жизнь моя стала невероятно интересной.
Зема, приготовься. Я сегодня буду работать вместе с тобой. Я не хочу ждать, когда меня, вероятно, смогут обнаружить. Я спускаюсь в подземелье, и ты немного развлечешься, а, самое главное, сделаешь работу. Именно, что работу, а не ту порнографию, что получилась и меня и Воза в прошлый раз.
— Принял, Влад, — пророкотал элементаль.
И этот стал охотником. Орлы, вы уже все такие?
— Да!
Твою тещу! Зачем так кричать? Спокойней надо быть, спокойней. А если бы я так орал в погани? Я вошел внутрь северо-западного комплекса. Знакомые места, блин. Твари, вы хотите поиграть? Так вперед и с песней. Я слишком зол и мне это нравиться. Это второе место, где вы напали на охотников при выходе из погани. Как там говорил Живчик?

— Влад, на выходе команда столкнулась со скелетонами. Ребята немного пошумели, а потом на них напали. Кто это был, они не поняли. Виктор поставил пелену смерти, и только это их спасло. Они смогли вырваться и убежать.
— А что такое пелена смерти? — спросил я.
— Новая разработка этого охотника, — усмехнулся Живчик. — Скоро он наверняка станет мастером.
— А почему я его не знаю? — поинтересовался я.
— Ты уже уехал из Белгора, когда он стал учеником Мрачного? — ответил Чейт.
— Дилс взял себе ученика? — изумился я. — Он же никогда этого не делал!
— Да, — рассмеялся Чейт, — и не только он.
А глаза такие хитрые, хитрые. И ты попал под это дело.
— Ты тоже? — спросил я.
Живчик только кивнул. Вот это дела! Чейт взял себе ученика. Повелитель Жизни, который всех, обращающихся к нему с подобными предложениями, посылал подальше, наконец-то сломался.
— А зачем тебе это? — спросил я. — Ты ведь боевой маг, а не какой-то занюханный архимаг-ректор? Ты решил отойти от дел и стать педагогом?
— Не оскорбляй меня, — расхохотался Живчик. — Такие слова в свой адрес я не принимаю! Просто парень оказался очень талантливым. Он тоже станет Повелителем Жизни, со временем, конечно, но станет. К тому же я понял кое-что. Представляешь, Влад, я объясняю этому дурню элементарные вещи. Объясняю и объясняю. Да я уже и сам стал понимать, о чем говорю, а он еще нет! После трех месяцев занятий с этим идиотом, я кое-что стал гораздо лучше делать.
— Дела, — рассмеялся я. — А как зовут этого несчастного разумного?
— Лоен эр Сирал, — вздохнул Живчик, — так зовут этого тупицу, который заставил меня по новому взглянуть на давно известные вещи.
Так, знакомое имя. Я его видел на турнире в Диоре. Лоен добрался до Белгора, а зачем ему это? Он ведь должен был кататься, как сыр в масле, после этого турнира.
— Его проверяли на черноту? — спросил я.
— Влад? — изумился Живчик. — Ты считаешь меня идиотом?
Косяк, я не подумал. Один из сильнейших магов Арланда не может так лопухнуться. Да никто не может в Белгоре не прочувствовать черноту! Блин, эта паранойя меня загонит в могилу!
— А разве ты нормальный? — улыбнулся я. — Ты ведь стал педагогом!
— Дать бы тебе в твою наглую морду, — протянул Живчик.
— Дай розовый туман, — ухмыльнулся я, — а потом мы поговорим с тобой о некоторых аспектах магии Жизни. Я имею к тебе вопросы, а ты будешь на них отвечать. Кстати, ты расскажешь мне все, что знаешь об увлечении некоторых магинь этой школы своей фигурой.
— Ты уверен, что я буду с тобой откровенен? — улыбнулся Живчик.
— Да, — начал я. — Ты ведь хочешь узнать кое-что об эльфе, которая является Повелителем Жизни?
— Эльфа? — выпучил глаза Чейт.
— Именно, — ухмыльнулся я. — Кстати, ее смерч жизни, которым она пыталась меня убить, был несколько необычен.
— Рассказывай, — взревел раненым бизоном Живчик.
— На сухую? — поинтересовался я.

Так, что-то мне надоело здесь сидеть. Да пошло оно все к Проклятому! Я поднялся с пола и отправился искать местных вохровцев. Благо, что шум костяшек я слышал уже давно. Если не гора, так Магомет будет все равно, однако. Интересно, а что делают два десятка скелетонов и один костяшка-маг на первом уровне? Нет, обычным тварям здесь и место, но скелетон-маг? Дела. Зема, вперед.
Коричневый свет начал вливаться в меня. Свет заполнил меня. Есть контакт. Вихрь камней обрушился на костяшек. Булыжники били их снизу и сверху, с боку и по диагонали. Каменный ливень был везде. Великолепно они рассыпаются. Кстати, а скелетон-маг не успел даже чирикнуть. А нехрен в физических способностях скатываться до обычной костяшки! А то, понимаешь, магическую силу имеешь о-го-го, а тут такое. А вот теперь на меня точно должны обратить внимание непонятные твари. Мне нужно одно почти неповрежденное тело. Гильдии охотников нужно такое тело. Врага надо знать в лицо, а, еще лучше, знать его потроха. Наизусть знать. Кстати, Зема, ты молодец.
— Стараюсь, Влад, — усмехнулся гранит в моей голове. — Твари сейчас будут, и мы сделаем свою работу.
Хм. Позвольте представиться. Пять охотников в одном флаконе и все это смертоносный я. Бойтесь, страшного меня.
— Влад! Есть контакт.
Непонятную тварь, метнувшуюся к моему телу, сразу пронзили три кола. Дикий визг, судорожное подергивание уже полностью мертвого организма. Дела. А ведь это драугр. Вернее, странный драугр. Твою тещу, а откуда у этих почти зомби такие большие когти и зубы? Откуда у него такая невероятная скорость передвижения?
Я разломил щепку-артефакт и убрал колья. Так, а теперь эту тварь на плечо, блин, как она воняет, и на выход. Ребята должны скоро прибыть, а там пусть вивисекторы разбираются с этой отрыжкой Проклятого. Кстати, господа твари, я с вами не прощаюсь. Мне еще очень много нужно сделать с вами. Предельно плохого сделать.
Пошатываясь, я направился к выходу. Драугр, странно. А, хотя, чему я удивляюсь?

— Мастер Грай, покойный я надеюсь, очень любил своего друга и сделал из него драугра. Хорошего драугра. Обычный-то команды выполняет, мыслить может немного и так далее. А вот этот хорош, почти человек. Талантливый был Грай.

Судя по всему, погань талантами не обижена. Вот этими умниками я и займусь. Все равно пока мне больше делать нечего. Кот, который изображал из себя смертника в соседней корчме, уехал еще вчера с новыми инструкциями для моей команды. Именно, что для команды. Я больше не буду схватываться с ткачем в одиночку. После того, что я узнал, мне это не нужно. Никому из моих вассалов и учеников не нужно. Я правильно сделал, что уехал в пограничье. Но я упустил одну тонкость. Я решил защищаться от атаки ткача. А что будет, если я сам начну атаковать?
Пинком ноги я отбросил дверную створку в сторону. Сестры, привет!
— Пушок, давай ко мне, — крикнул я.
Сволочь сталкивает меня с темными, я же, мать его, который долбаный катализатор, так посмотрим на то, что ткач будет делать, когда я сам ввяжусь в драку с поклонниками Проклятого. Я это сделаю на своих условиях и в том месте, которое выберу сам. Прошлый эксперимент был очень познавательным. Место я могу выбирать сам, это подтверждено, а теперь попробую выбрать еще и время, да и противника заодно. На Арланде есть много точек моего геополитического интереса к слугам и тварям Темного. А потом со своей командой я покажу кое-кому мать Кузьмы.
— Молния, а тебе не лень тащить это? — поинтересовалась кочка, которая начала срочно вставать.
— И тебя туда же Лайдлак, — ответил я. — Что улыбаешься? Помогай мне, захребетник.
— Перебьешься, — заржал Сталь. — Ты маг, а не я. Вот зарезать кого-то, так это ко мне, а носить на себе всякую дрянь я не намерен.
— Ты гад, — сказал я, сваливая тушку мертвого драугра на землю. — А где остальные подонки?
— Да здесь мы, — вышел из-за кустов Трон. — Вдруг бы потребовалось кое-кого смертельно удивить?
Остальные члены моей команды прикрытия, Кар подонок, и Пушок появились из небольшой рощицы, чтобы посмотреть на мою добычу.
— Вот это хорошо, — сказал Живчик, пальпируя тело драугра. — Теперь мы многое поймем.
— Вперед и с песней, — вздохнул я. — Меня на свои опыты не зови.
— Да кому ты в моей лаборатории нужен? — удивился Живчик. — Толку от тебя ноль, как и от Лайдлака. Вот если убить, так это к вам, а тут головой думать надо!
— А ты никогда не убивал? — усмехнулся Трон.
— Только по необходимости, — задрал нос Живчик. — А вы все маньяки.
Громкий смех.
Ну, Живчик, ну ты Задорнов. Кто прикончил кое-кого с особым цинизмом полтора года назад? Кто гонялся за одним гадом почти по всей погани?
— Кстати, — заметил Дилс, — а если этот непонятный драугр сам добежит до Белгора? Сделаю на раз.
— Не надо, — раздался хор из пяти голосов.
Каюсь, я крикнул первым. Мрачный иногда слишком сильно любит шутить с телами своих врагов. Оно мне надо?

— За Молнию.
Теперь и Ренс начал меня спаивать. Что делать? Я вздохнул и пригубил вино. М-да. Гулянка в В«Пьяном кабанеВ» продолжалась уже второй час. Живчик молодец! То, что он и остальные вивисекторы смогли выяснить у мертвой твари, стоит дорого. Теперь гильдии известно многое. Мы знаем, кто производит этих тварей. Мы знаем, почему этот, пока еще живой, хозяин погани делает это. А завтрашней ночью данный полудемон-получеловек станет не совсем живым. Мы наведаемся к нему в гости и попросим удовлетворения оскорбленного достоинства путем перевода этого умника в чересчур неживое состояние. Пусть Проклятому жалуется на злобных охотников, которые не сумели оценить всю красоту и глубину его замысла. Тупые охотники, что делать? Эти звери предпочитают убивать созданий Проклятого, а не восхищаться их красотой и прочими достоинствами.
— Влад, броню опробуешь?
— Конечно, Керин, — улыбнулся я.
— А чехлы я уже сделал, — начал гном, — никто не увидит, какой это доспех. Все, как ты и просил.
— Тогда я надену ее завтра, — улыбнулся я. — Опробую, когда наша команда начнет убивать хозяина погани и его охрану.
Керин довольно улыбнулся и потянулся к кубку. А маскировка доспеха — вещь хорошая. Мне только не хватало, чтобы все тыкали в меня пальцем! Кто это, мол, и что на нем за броня? Счааз. Под чехлами бахтерец и все остальное будет выглядеть обычной бригантиной с латными причиндалами. И булатная сталь, из которого сделано все это великолепие, останется неизвестным широкому кругу зрителей смертоносного меня.
Я хмыкнул. Я знал, что поднялся с последнего места в списке мастеров-охотников, после занятий с котами и профом, но оказаться в десятке сильнейших я не ожидал. Бывает, однако. Мастерам внутреннего круга и Кару нет смысла врать. Да и не унижаются они этим действом. Значит, я почти один из самых смертоносных разумных на Арланде. Конечно, друидов, эльфов и воинов с Дикого острова я не считаю, вернее, не сравниваю с губительным мной. Ха-ха пятнадцать раз. Но все равно приятно.
— Охотники, — Кар поднялся со скамьи, — всем, кто не состоит в Команде Возмездия, праздновать дальше. Остальным заканчивать и готовиться к выходу.
Вот дипломат, мать его! В команде, которая завтрашней ночью будет хулиганить в погани, состоит и он, но как красиво выразился, подлец?!
— Влад, — коснулась моего плеча Лайда. — Ты мне кое-что обещал.
— Понял, — усмехнулся я.

Отступление 2

— Нир, у чужака сорвана вторая печать.
— Ты уверен?
— Если бы я был не уверен, то не сказал бы тебе об этом.
— Значит, Арланд продолжает его испытывать и вознаграждать.
— Да — это было уже третье испытание. Видно, что он его прошел и получил награду. Хотя, я в этом не уверен.
— В чем, Эс?
— В том, что это награда. Понимаешь, Нир, то, через что уже прошел чужак, то, что возможно ожидает его в будущем, не искупается никакой наградой. Тем более, что Арланд просто снимает печати запрета тех способностей, из-за которых чужак и стал чужаком в своем мире.
— А кто он, Эс? Кем он был там?
— Не знаю, Нир, не знаю. Когда я недавно увидел его в храме Единого, я испугался. Я давно был готов к встрече с чужаком, я держал себя в руках, когда увидел его во дворе храма. Но когда он снял шлем и загородил мне дорогу, желая поговорить, то я пришел в ужас. Нир, ты знаешь, что на территории храма Единого маги теряют много своих сил и способностей, но не замечают этого. Сила Создателя позволяет клирикам, владеющим ею, видеть сокрытое. Видеть то, что обычно они не видят. Я узрел то, что напугало меня. Я пришел в ужас. Нир, его глаза, которые он скрывает постоянной иллюзией, которую практически невозможно заметить, страшны. Они, как два куска сияющего льда. Нир, когда падет третья печать, закрывающая его способности, и он станет цельным, то может случиться страшное.
— Ты сам меня отговорил от убийства чужака, Эс. Ты передумал?
— Нет, Нир, я не передумал. Я боюсь другого. Вдруг Юлим ошибся? Вдруг ошибся наш учитель? Я ничего не понимаю, но я боюсь неизвестно чего!
— Может тебе отдохнуть?
— И ты туда же!
Молчание.
— Успокоился?
— Наверно. Кстати, Нир, как поживает твой внук?
— Шило в заднице, большое шило, сидит у этого мальчишки. Он с грандиозным скандалом сорвался в пограничье из Риарского княжества. Представляешь, Карит уехал в Вольные баронства, чтобы нести свет Создателя и биться с тварями и измененными!
— Вспомни себя, Нир!
— Я вЂ” это я, а он…
— А твой дед ничего тебе подобного не говорил?
— Эс, мой дед был еще той сволочью!
— А ты нет?
— Проклятого на тебя нет. А еще друг детства!
— Да, теперь ты наверняка жалеешь, что успел сделать себе сына до того, как стать клириком.
— Пошел ты на х…., еб…. ушастый!
— И небо было тогда голубее, и Хион жарче. Конечно, когда твой дед был неопытным юношей, который бился с тварями в Белгоре.
Молчание, воцарившееся в кабинете Наместника Создателя, прервалось громким ржанием.
— Ты шутом не пробовал работать, Эс?
— А я проживу на эти нищенские гонорары?
— Да ну тебя! Я волнуюсь за своего внука! Карит ничего мне не сообщает о себе. Знаешь, что замок, в котором он находится, недавно атаковала орда гоблов.
— Так барон эл Стока разбил их.
— А если бы он не сумел это сделать? Кстати, узнай об этом бароне все. Мне будет спокойнее, когда я буду знать, у кого именно находится мой внук.

Глава 7

А вот и центральный комплекс погани. Давненько я не бывал здесь. Извращенное силой Проклятого сердце бывшего Храма Единому по прежнему потрясало разум. Я присмотрелся к пятнадцатому входу, расположенному через триста метров от нашего входа в погань. Два силуэта уже почти вошли в громадный дверной проем. Я усмехнулся. Веселье начинается.

Ольт, который пока еще булочник, закончил свой доклад комиссии, состоящей из участников будущего дела. М-да. Парень молодец. Он очень опытный некромант и смог осветить некоторые нюансы, которые Живчик и Мрачный не заметили. Бывает. Дилс может убить Ольта за несколько мгновений, но узнать такие подробности от мертвой твари Мрачный не сможет никогда. Что делать, если он себя сознательно ограничил на боевом аспекте магии Смерти. Повторю, Ольт молодчина и не только потому, что он сдал мне экзамен на свою профпригодность. Гнили в этом парне нет — это второе. И третье, что согласившись на мое предложение, буквально загоревшись им, он не забыл слово контракт. У Ольта есть обязательства, которые он должен выполнить. Поставщики, покупатели и кое-что еще, заставили его задержаться в Белгоре. Но Ольт клятвенно мне обещал, что через полтора месяца он закроет все вопросы и с радостью направится в один замок, чтобы принести мне клятву на крови и опять стать магом, а не быть пекарем. Отличный парень, а если бы он послал все свои обязательства подальше, то он бы мне на хутор не упал. Я не люблю тех, кто так себя ведет.

— Ольт, — сказал Кар.
Улыбнувшись, будущий ученик школы Джокер покинул кабинет Вулкана. Молчание продолжалось не долго.
— Всем все ясно? — поинтересовался Кар.
Переглянувшись между собой, мы кивнули. А что непонятного? Хитрозадая тварь обитает на двенадцатом уровне. Где именно, драугр не знал. Вернее, его не посвящали в это. Пришел в себя, бывший послушник, который до этого был мастером темной ложи без особых способностей, в одном месте. Потом его привели в другое помещение и там привязали к хозяину погани. Дали задание и определили маршрут. Все просто и понятно. Драугр патрулирует себе и патрулирует, а если поступит команда на сбор, так юный пионер всегда готов. А если заметит что-то сам, то хозяин погани ему укажет, что делать. Убивать или проследить. А тут такое дело, у охотников почти исчезла радиация с их тел. Ключевое слово — почти. Этот тип драугров, которых хозяин погани самоуверенно назвал уничтожителями охотников, блин, нашел терминаторов, легко определял воздействие силы Создателя на живые организмы. Определял, драугр и определял и вдруг увидел лоха, когда в его секторе начался бой. Хозяина в известность тварь не поставила, это балуется же смертник, а не охотник! Сам убью и доложу. Драугр ошибся, бывает. Он не почти человек, как Ол Мясник, а точно человек и ничего человеческое ему не чуждо. Есть только одна проблема. Место своего рождения тварь описала точно, а вот покои хозяина погани, к которому его привязали — приблизительно. Ничего. Найдем этого шалуна, занимающегося производством этих робокопов, и поговорим с ним за его бывшую жизнь. Роли все давно распределены еще вчера, но устав обязывает, чтобы Кар дал последние ценные указания. Хм. Вот и о чем я говорил. Мысленно говорил. Кар обвел всех собравшихся прокурорским взглядом. Начинается.
— Первая группа — Лайдлак Сталь и Глав Медведь. Задача — разведка и обеспечение свободного прохода к цели второй группе. Вы должны найти логово хозяина погани и вывести на него остальных карателей. Это основная ваша задача. Никакой магии не применять. Тварей, которые вам могут помешать, убивать только сталью.
— И всем остальным, — добавил оборотень. Тихий смех заполнил кабинет Кара.
Да, уж берсерк Глав себя сдерживать не станет. Полетят клочья разорванной плоти тварей по закоулкам, если кто-то решит обидеть разведку. Хотя, скорее всего порождений Проклятого по-тихому пристукнут, если не удастся обеспечить другой маршрут движения к цели. Главное — это хозяин погани, а не твари.
— Чем сможешь, Глав, — изобразил улыбку Кар. — Вторая группа — Трон Гром, Чейт Живчик, Инс Лед, Дилс Мрачный и я. Задача — убить слишком многомудрого хозяина погани. Когда мы начнем работать, первая группа присоединяется к нам.
— Ты хотел сказать, — начал Лайдлак, — что мы прикрываем ваши задницы от любопытных тварей.
— А разве я этого не сказал? — изумился Кар, слегка подняв левую бровь. Опять пошли смешки.
Тоже все понятно. Трон будет работать духом Воздуха, Мрачный прикрывать группу и, время от времени, атаковать. Уж силы Смерти внутри погани полно. Инс и Кар будут поддерживать Грома. Будь Кар не магистром школы Магмы, а Повелителем, то он бы вместо Трона был острием копья атаки. Жаль, что сейчас среди охотников нет Повелителя Земли. Магистров и мастеров полно, а боевого архимага нет. Право, очень жаль. Живчик не слишком силен в атаке, когда вокруг царит смерть. Он будет выполнять функции мертвой магини Жизни, которая работала в команде волчиц. Чейт должен сделать так, чтобы никто из охотников не погиб. А Лайдлак и Глав, пока маги будут убивать хозяина погани, развлекутся с его охраной. На одного рыцаря тьмы и десяток воинов тени их должно хватить.
— Третья группа, — продолжил Вулкан, — Команда Реба Хитреца. Он сам, Вайк Серый, Илкон Грустный, Логан Третий и Лидан Скользкий. Задача — обеспечить эвакуацию первой и второй группы из погани, в каком бы состоянии мы бы не находились. По возможности, конечно.
Лучшие каратели гильдии охотников улыбнулись. Все они мастера, Реб всего немного уступает Лайдлаку в искусстве владения мечом. Вайк — волк-оборотень, если бы он был из рода Черных волков, а не Серых, то Арна наверняка бы стала его гражданской женой и рожала бы ему детей. Вайк вместе с Инсом и Лайдлаком, входил в команду прикрытия Матвея, когда мы искали девчонок в погани. Вервольф тогда был в состоянии полнейшего бешенства. Мало истинных оборотней на Арланде. Очень мало. Арна несколько раз сходилась с ним, на почве весеннего безумия, которое слегка портит жизнь оборотням, но потом всегда разрывала отношения. Илкон мастер школы Плазмы — этого жуткого соединения сил Воздуха и Огня. Сумасшедший, что еще можно сказать о тех, кто работает одновременно с двумя самыми трудно контролируемыми стихиями? Логан получил свою кличку за шестопер, которым он изумительно работает. Как шутят, мол, третьего удара не требуется. Лидан мастер школы Воды. Даст проср… э, сможет удивить любого противника. Это он мне показал заклинание каток. По пьяни, но показал и лишился монополии на свою любимую шутку. Гад, потом потребовал от меня в качестве моральной компенсации, мол, я специально его подпоил, бочонок диорской лозы. В процессе заливания своего горя он лишился еще двух монополий и с тех пор старался со мной не пить. Счааз, когда все закончится, я поднесу тебе кубок, и ты расскажешь мне еще кое-что.
— Четвертая группа, — после недолгого молчания, начал Кар, — Влад Молния, Нэт Копье и Яг Топор. Задача — нанести отвлекающий удар, чтобы первой и второй группе некоторое время никто не мешал.
— Сделаем, Кар, — улыбнулся я.
В первый раз меня назначили командиром группы опытных мастеров. Не поводком, по которому можно было обнаружить Дуняшу и волчиц, не приманкой, которую должна вытащить из заварушки по-любому команда прикрытия, а командиром. Мастер-универсал, знакомый с танцем стали, мастер копья и мастер топора. Мы отвлечем внимание так, что мало не покажется никому. Вроде нас считают смертниками. Вон, как на нас смотрят остальные мастера-охотники. Счааз. Я специально потребовал себе место в группе отвлечения внимания. Если будет нужно, то я могу устроить небольшой бум, и никто из моих друзей не магов не поймет, как я это сделал. Четыре группы из двух, пяти и снова пяти охотников, а также трех почти самоубийц, смогут сделать много. Жаль, что больше никто с нами отправиться не может. Им жаль, а не нам. И так, слишком много народа будут работать на таком маленьком пространстве. Законы погани никто не отменял. Пять — это максимум, а если будут в группе меньше разумных, то даже лучше.

— Влад, вторая группа выдвинулась, — тихо сказал Нэт.
— Принял, — ответил я.
Что ж, скоро и мы выдвинемся на позиции. Ребята из второй группы уже вошли в бывший храм вслед за разведкой. У всех нас амулеты короткой связи. Все мы можем, и будем координировать свои действия щелчками, которые не слышны никому, кроме владельцев амулетов. Но на всякий пожарный, Кар привязал меня к себе. Зов будем посылать друг другу, если совсем станет грустно и на маскировку придется забить. Сейчас первая группа, Глав и Лайдлак, находятся уже на пятом уровне. Потом перейдут на шестой и там осмотрят одну кишку, которая ведет на двенадцатый уровень в первую четверть. Там и устроил себе лежбище этот хитромудрый гад. Там он отдыхает после того, как превращает ненужный хозяевам погани людской хлам в этих супер драугров. Ребята там будут искать его логово и найдут. Уж в этом я уверен. Все, кроме меня, протерли фаршем, оставшимся от трех первых драугров, свои доспехи. Хрен их кто засечет! А у нас немного другое место предназначено для развлечения. Десятый уровень, вторая четверть станет полигоном для моей плотной работы с элементалями. Практика — это все!
Колар, я не такой уж болван. Мы займемся лабораторией этого умника.
— Вперед, — сказал я.
Три тени заскользили к шестнадцатому входу. Полторы сотни шагов и мы у двери в погань. Первым проскочили внутрь Яг и Нэт, а за ними я. Стандартная тройка для работы и разведки в погани. Короткий щелчок, донесшийся из моего амулета связи, возвестил о том, что наш марш-бросок остался незамеченным и на хвост не упал никто. Реб, благодарю за информацию. Теперь твоя очередь осторожно ломиться в пятнадцатый вход. А вот присмотреть за спинами твоей команды некому. Будь осторожен. Пальцовка Нэта. За углом все чисто и можно спуститься по кишке на третий уровень. Первым пошел Яг, потом Нэт, а теперь моя очередь. Пока они должны меня прикрывать, как мага, а потом наступит моя очередь. Если наступит.
Кишка была старая и узкая, и совна Нэта наверняка доставляла ему немало неудобств. Хм, главное, чтобы она их мне не доставила. Нэт, шустро спускающийся вниз, находится всего в двух метрах от меня. Стоп. Непонятная задержка. Пальцовка Нэту, но он только пожимает бронированными плечами. Ладно, подождем. Яг должен справиться сам. На третьем уровне особо опасных для него тварей быть не может.
Я послал сигнал В«задерживаемсяВ» остальным группам. Хрен твари смогут обнаружить такое короткое и слабое магическое проявление. Всего пять команд могут передавать эти амулеты. Я лично их сегодня с утра сделал. Заработал задумчивые взгляды братьев из нашего карательного отряда, которым объяснил принцип работы, и отрицательно покачал головой. Оно мне надо забросить все свои дела и разворачивать в Белгоре производство амулетов различного назначения? Лучше я профа озадачу, пусть он с тинами и Ераной занимаются этим на досуге, а цену за такие поделки я буду брать разумную и налево товар уходить не будет. Только в Белгор и может быть мангусту, ессно, если он заинтересуется этим. Пограничье слегка больше погани Белгора. А сами сигналы очень простые и пользоваться амулетами может даже идиот. Нажимаешь на одну из пяти завитушек игрушки и в эфир уходят щелчки. Один щелчок — чисто. Два щелчка — опасность или внимание. Три щелчка — задерживаемся. Четыре щелчка — мы на месте. Пять щелчков — атака.
У нас нет жесткой привязки по времени. Главное, чтобы все шло по плану. Группы должны занять свои места. Прибыли все на месте, так потанцуем! Я с Ягом и Нэтом начинаю атаку на лабораторию хитрозадого хозяина погани. Дождавшись, когда толпа тварей побежит на разборки, Лайдлак и Глав снимают часовых, охраняющих покои этого урода. А дальше приходит время работы отделения огневой поддержки в виде второй группы. Кар, Трон, Инс, Дилс и Живчик должны ворваться в квартиру главной твари и сделать ей большую бяку. К сожалению, хозяин не перерождается. К счастью, что он этого не делает. Ни одной женщине я не пожелаю быть коконом для новой личинки твари. Никто из белгорцев не пожелает. И так отношение к созданием Проклятого в городе было не очень хорошее, а после истории с девчонками, у всех протекла крыша. Стражники Белгора потеряли двадцать два человека. Двадцать два бывших гвардейца и егеря короны Орхета погибли за прошедшее время, но, ни один черный караван, не смог проникнуть в погань.
После совокупной атаки пяти сильнейших магов гильдии охотников, тварь должна очень постараться, чтобы от нее остался хотя бы пепел. Тут тебе не здесь. А дальше все просто. Подчиненные этого хозяина внезапно узнают, что их любимый повелитель почти мертв. Завязаны они на него, однако. Разворачиваются на полпути к лаборатории и бегут обратно. Я с ребятами к этому времени с гигантской скоростью уже делаю отсюда ноги. Реб Хитрец со своей командой обеспечивает эвакуацию пятерых магов и Лайдлака с Главом. Но если возникнет трудная ситуация. Если Ребу придется выбирать, кого нести, то Лайдлак Сталь и Глав Медведь будут брошены в погани на произвол судьбы. Если такое случится, если об этом станет кому-то известно кроме своих, то наверняка поднимется вопль и ор. Рыцари будут возмущаться, и кричать о бесчестных охотниках. Как же, бросили своих и трусливо убежали. Пусть нас, возможно, польют грязью. Охотникам плевать на честь в привычном понимании этого слова. Есть такое понятие, как целесообразность. Пять сильнейших магов гильдии должны жить, а на остальное охотникам чихать с высокой колокольни храма Создателю в Белгоре.
Кстати и меня с Ягом и Нэтом тоже бросают на произвол судьбы, но делают это сразу. Нельзя прикрыть всех, поэтому возможную жертву определяют заранее. Поэтому в группе, которая должна навести шорох и было место всего для одного не самого сильного мага. Два магистра и три Повелителя стоят дороже, чем один мастер. Мы сами выбирали такую возможную судьбу. Мы воины и убийцы, а не светские рыцари. К тому же грабители и мародеры. Единственные, кто немного понимают охотников — это орденцы из Длани Создателя. Мы с Ягом и Нэтом пошли на этот риск. Я сам пошел на этот риск. У меня есть то, чего нет у других магов-охотников. У меня есть холод, цепь стихий и кольцо жизни. У меня больше шансов выжить и помочь Ягу с Нэтом остаться в живых. Кар и Матвей подозревают и догадываются кое о чем. Флаг им в руки и спасибо за понимание. Маг должен иметь секреты — если он хочет дольше пожить. А не получится у меня помочь друзьям, не получится выжить, значит, не судьба. Ткач, пиши заявку на следующего попаданца.
Пальцовка Нэта и движение продолжилось. Несколько секунд и я выполз из кишки. На мой вопросительный взгляд Яг изобразил руками царившую здесь недавно обстановку. Опять — двадцать пять. Почему в обычном патруле костяшек присутствует маг-скелетон? Они же местная редкость и ценность. Дороже их для хозяев погани только личи. Что за разбазаривание местных ресурсов? А если бы Яг не заметил бы вовремя патруль, который решил устроить себе пикник на обочине кишки? Если бы мы положили обнаруживших нас тварей, то кто бы отчитывался перед вышестоящими лицами, которые находятся на нижележащих уровнях, о гибели патруля и, самое главное, дорогостоящей костяшки?
Вперед, отпальцевал я и наша тройка двинулась дальше. Короче, меня не было всего чуть больше года и в погани образовался дикий бардак. Неужели местные олигархи до сих пор не отправились от шока, который вызвала наша небольшая спасательная операция, проведенная группой гнева? Боковой переход на четвертый уровень. Мы, перекатываясь с пятки на носок, спустились по громадной лестнице вниз. Ничего не понял. А тут вообще никого нет. Вернее, наверняка на уровне находятся не один десяток тварей, но почему лестницу на пятый уровень никто не охраняет? Какой смысл тогда в усиленной вохре, которая рассекает по третьему уровню?
Я покачал головой в ответ на предложение друзей продолжить движение и выпустил вперед бахрому. Плетение, видимое только мне, редкой сетью окутало лестницу и скользнуло на пятый уровень. Ничего и никого. Нет ни ловушек и не тварей. Все страннее и страннее. Нет, так оно обычно и бывало. Твари не рыскают косяками по погани. Да и плотность населения на этой огромной жилплощади невысока. Ладно, черт с этим непонятным скелетоном-магом. Кстати, уже вторым. Время терять нельзя. Команда на движение и мы спустились на пятый уровень.
Никого не наблюдается. Великолепно, а зачем мы пробираемся вдоль стен в полусогнутом состоянии? Зачем мы готов в любой момент принять упор лежа? Делать нам больше нечего? Абыдна, да. Ладно, ха-ха в сторону. Вот нужная нам кишка, которая приведет нас на десятый уровень. Яг и Нэт уже скрылись в этом псевдоживом образовании. Нельзя отрываться от коллектива. Я шагнул вперед сквозь черно-серое марево. Хорошая кишка, новая. Живчик — ты классный сисадмин. Это образование обнаружили братья месяц назад. Вообще, иметь в голове такой объем информации, сортировать его и выдавать оперативную информацию по изменению ландшафта погани — дорого стоит. Упираясь руками в стенки кишки, мы скользили вниз. А вообще, без этих кишок охотникам было бы совсем грустно. Хорошо, что в погани так мало живых, которые владеют общей магией. Без нее хрен ты найдешь это полуприродное явление. Проклятый, ты сделал два добрых дела в своей жизни. Убрался с Арланда, вернее, выкинули тебя отсюда и от твоих хулиганств в погани Белгора начали образовываться такие транспортные каналы. Подпитываются они твоей силой и помогают охотникам уничтожать твоих слуг и созданий. Спасибо тебе, родной. Может и еще что-то когда-нибудь хорошее сделаешь?
Мы вышли из марева кишки на десятый уровень на вторую четверть центрального комплекса. Теперь нам надо пройти двести метров, и мы выйдем на позицию атаки. Вперед. Серыми тенями мы скользили вдоль стенок строений погани. Кажется, что у нас все получается. Не прозвучал три раза подряд сигнал В«опасность или вниманиеВ». Если бы мы его получили, то это бы означало одно. Рвите когти, ребята. Тут полный попадос, засада и северный лис. И мы бы побежали отсюда в Белгор. То, с чем не смогут справиться три Повелителя, два магистра и два мастера магии, три воина и два оборотня, нашей группе не по зубам. Если бы мы подали такой сигнал, то первые три группы все равно бы начали атаку. Хоть частично, но наш попадос отвлек бы внимание тварей. Все, мы на месте.
Мы присели рядом с давно неработающим фонтаном, который возвышался в центре громаднейшего бывшего молельного зала. Так, там за дверью приемная и три комнаты. Мы на месте, послал я сигнал братьям. Тут же я получил подтверждение. Все на месте и ждали только нас. Все правильно. Засорять эфир переговорами не есть гут. Мы начинаем атаку и все ориентируются на нас. Как приятно дать отмашку лучшим бойцам гильдии охотников. Где моя повязка на глаз. Нет, я не совсем пират, а вот Кутузов наверняка. Где тут мое Бородино? Блин. Без В«ЯВ» мне непривычно. С кем я позубоскалю? Ог, работать будем?
— Да, — ответили мне искры маленького костра.
Великолепно, кое-кто научился не орать. Зема, Вод и Воз, берите пример с Ога.
— Это я его научил, да и Вода с Возом тоже — прошуршал камень, упавший со скалы. — А почему ты не хочешь работать со мной?
Зема, вздохнул я, ты лучше всего подходишь для боя в подземелье. Тут никто не спорит. Но бой и первый удар — это разные вещи. Солар Корийский в своем трактате В«Сила первого удараВ» это разделил четко.
— Ага, — пробурчал Зема, — а ты вспомни другого мага, Карела Умника и его В«Силу слабостиВ».
Твою! А откуда ты об этом знаешь?
— Мы все это знаем, — начал Вод, — у тебя постоянно вертится в мыслях два этих трактата и имена этих двух этих магов.
Блин! Мне уже и подумать нельзя ни о чем.
— Не сердись, — сказал Ог. — Просто с тобой у нас произошло полное слияние. Мы чувствуем и понимаем все твои мысли. Нам это нравится.
А как было раньше?
— Не так, — начал Воз, — слияние было, но не настолько полным. Влад, а ты не элементаль, который каким-то образом обрел тело? Мы полностью понимаем твои мысли, желания и все остальное.
— Мы никогда не могли сливаться полностью с сущностью мага и так эффективно с ним работать вне его тела, — сказал Зема. — В его теле, вместе с его сознанием — легко. А вот так…
Только этого мне не хватало. Я не элементаль, мать вашу стихию! Я человек. Запомните это. Я помню свое детство. Я сын своих родителей-людей. Я люблю вино, пиво, иногда и водку. Хороший коньяк и сигарета — это вообще верх моих желаний! Я обожаю красивых женщин и делаю это с ними по-всякому. Замяли непонятную тему. Короче, орлы, вы считаете, что мне сейчас лучше работать с Земой?
Молчание.
— Нет, — зашуршал песок. — Для первого удара нет никого лучше Ога. А вот потом, мне альтернативы нет.
А откуда ты узнал это слово?
— Влад, — усмехнулся хор духов стихий.
Что-то я сегодня совсем тупой. Это Лайда меня так измотала? Хватит. Я вошел в свой разум и потянулся к белому свету. Нет, неправильно. Свет рванулся ко мне. Он стал мной, а я им.
Работаем, Ог, но по команде.
Я вернулся в свое тело и открыл глаза.
— Начинаем? — спросил Нэт, отодвигая свою тушку от меня подальше.
— Да, — ответил я.
Прижав амулет к груди, я надавил на пятый завиток. Пять щелчков унеслось в эфир. Атака. АТАКА!
— Вперед, — вырвался у меня изо рта язычок пламени.
Блин, уже и Яг отодвигается от меня подальше. Да к черту все! Наверняка все твари, которые чувствуют проявления магии, уже пришли в недоумение и скоро захотят посмотреть на такого наглеца. Теперь рывок вперед на пятьдесят три метра. Там находятся небольшие ворота, которые вели раньше в комнаты отдыха для посетителей, а сейчас там производство местного варианта киборга в небольших количествах, но с отличной перспективой. Это хозяин погани так думает. Мои руки, ставшие двумя гигантскими газовыми горелками, прожгли дверь и вбили ее внутрь помещения. Раз. Выдох воздуха из моих горящих легких, запустил в гигантский предбанник с десяток огненных смерчей. Твою! Сколько здесь тварей. Хм, было. Костяшки быстро превращались в пепел. Пара баньши, висевших под потолком, не успев три раза взвизгнуть, развоплотилась. Мой счет двадцать пять — ноль. Аргентина отдыхает.
— Справа! — крикнул из-за моего правого плеча Нэт.
Я с поворотом опустился на одно колено. Вовремя. Рыцарь тьмы, который решил обидеть меня своей сталью, попал под удар Нэта и решил не обременять этот мир своей псевдожизнью. Трудно существовать, когда совна Нэта рассекает тебя на две части. Огненный таран ударил в дверной проем, откуда вылетела эта тварь. Визг, грохот и волна смерти, вырвались из соседней комнаты. Там были живые?
— Проверить, — рявкнул я.
Охотники ринулись в эту комнату, а я повернулся налево. Я мужчина и человек, мать вашу стихию! Это мой обычный маршрут! Струя спрессованного огня пробила дыру в левой двери. Никого? Огонь расплескался по дереву, он перевел его в прах. Все равно магия драконов залечит все повреждения. Я рванулся в комнату. Со временем, но залечит. Я внутри комнаты. Нихрена себе! Это зал, в котором свободно могли разместиться несколько сотен паломников. Теперь же это был склад запчастей для незнамо кого. Громадные стеклянные емкости, в которых плавали части тел разумных. Мать твою и эльф здесь есть? Алтарь тоже присутствует. Ну, доктор, надеюсь, что тебя уже убивают. Туман огня заполнил этот зал. Горело все. Горел воздух, факелы, развешенные по стенам, горели и взрывались стеклянные емкости. Горел пол, потолок и стены. А вот и лаборанты! Трое драугров, которые вынырнули из-под столов, вспыхнули ярким пламенем.
Все, лаборатория уничтожена и пора сваливать отсюда. Я выскочил из зала и чуть не сбил с ног Нэта.
— Чисто, — крикнул он. — Там было всего пять тварей, которых мы прибили, а ты девять. Живых разумных там не было.
— Принял, — ответил я. — Последнюю третью комнату проверять не будем. Все на выход. Валим отсюда!
— Согласен, — голос Яга на секунду разрезал гул пламени, бушующего в мартеновской печи, которая раньше называлась лабораторией хитрожопого хозяина погани.
Я поставил стену огня перед последней дверью. Хрен, кто бы там ни был, вырвется оттуда. Дружным коллективом, впереди Топор, я в центре, а Нэт прикрывает мне спину, мы рванулись на выход. Дело сделано. Мы выскочили в бывший молельный зал. Если и это не привлечет внимание тварей, то нужно пришествие Создателя. Еще одна стена огня запечатала дверь в комнаты отдыха. Так надежнее. Посмотрев на меня, ребята опять взяли меня в коробочку, и мы побежали к кишке.
— Молния!
Дикий крик Нэта ударил по ушам. Я бросился на пол и перекатился в сторону. ТВОЮ! Деми-лич, который наверняка скрывался в последней комнате, вылетел из стены огня и атаковал Нэта. Ог на место в цепь! Бледные глаза Нэта, успевшего повернуться навстречу опасности, окровавленные шипы воздуха, вылетающие из его спины. Зема! Я скользнул внутрь своего сознания и принял коричневый свет, я стал светом. Блин. У меня только половина резерва! Вздыбившаяся из пола зала каменная колонна припечатала гнусный черепок к потолку. Я вернулся в свое тело, которое успело откатиться еще дальше.
— Топор. Займись им! И уеб….отсюда!
Яг бросился к Нэту и стал заливать его раны иноином. Я не убил деми-лича. Каменная колонна потрескивает и готова сломаться в любую секунду. Принять силу из слезы Тайи? Сдохнем все. Половина резерва и полный складываются просто в одну заряженную батарейку! Яг влил в рот Нэта эликсир жизни, закинул его себе на плечо и побежал к кишке. Я дал тройной сигнал В«опасностьВ» остальным группам. Нас ждали. Это была засада! Что ж, нас переиграли. Яг сможет добраться до Белгора и возможно, что Нэт останется жив. Я боевой маг и прикрывать отступление друзей — это моя работа. Поэтому так ценятся маги на земле Арланда. Поэтому дворяне идут на многое, чтобы в их семье или роде появился одаренный. Не сможет стать боевиком — так все равно он или она представляет собой большую ценность. Яг скрылся в кишке. Зов? Меня вызывают? Я принял абонента.
— Что у тебя? — крикнул Кар. — У нас работа закончена.
— Деми-лич нас ждал. Яг с Нэтом уходят по кишке, я прикрываю.
— Беги! — ударил вопль Кара в голову.
— Поздно, уходите из погани. Я попытаюсь выжить и вернуться.
Я отсек Кара, я выкинул его из своей головы. Колонна рассыпалась на мелкие кусочки и шипы воздуха, который выпустил деми-лич, рассыпались, столкнувшись с каменной стеной, окружившей меня. Выросший из пола узкий кол пришпилил черепок к потолку. Стон и шепот впервые окружили меня. Я немного достал тварь. Я не могу прыгать на десятки метров взад и вперед. Я могу сейчас работать только с силой Земли. Общая магия и остальные школы мне недоступны, но если я в паре с Земой не смогу прикончить эту тварь, то не поможет ничего. Я сейчас Повелитель Земли, который работает в самых комфортных для себя условиях. Жаль, что внутренней энергии во мне меньше раза в три, чем в том же самом Троне.
Черепушку, сломавшую кол воздушным молотом, сталактит, выросший на потолке, вбил в пол. Вот так я буду работать, экономя каждую каплю своей силы. Он освобождается, а я его снова удивляю. Нельзя его отпускать и убегать самому. Эта сволочь может перемещаться по кишке очень быстро. Да и некуда мне уже убегать. В зал уже начали вбегать скелетоны. Самые шустрые твари успели первыми добраться до места моего веселья. Кого только среди них нет? Рыцари, маги, ух-ты и скелетон-повелитель тоже пожаловал.
Два валуна, выросшие из пола, с грохотом столкнулись между собой. А не надо было тебе, тварь, разрушать такую красивую конструкцию. Посиди в каменном мешке, пока я буду разбираться с остальными тварями. Я обнажил мечи. Керин молоток. Он смог заново заточить клинки всего за один день. Кто разбирается — тот поймет. Костяшки, подбегающие ко мне, попали под небольшой каменный дождь. Классно рассыпаются, однако! Зема, ты великий спец по бою в подземелье. Ты улавливаешь мое малейшее желание.
Я закрутил вокруг своего каменного, но очень подвижного тела, карусель мечей и бросился вперед. А почему вам не нравится моя работа? Костяшки, вы так здорово разлетаетесь под моими ударами. Пять кольев пробили насквозь трех рыцарей и одного скелетона-мага, который достал меня уже своими назойливыми попытками порчи моей каменной шкурки. А повелитель скелетонов ускользнул и ударом силы Проклятого отправил меня в недолгий полет. Спасибо огромное. Я приземлился около деми-лича, расколовшего валуны и опять пришпилил его к потолку колом. Он стал сдыхать! С каждым разом ему нужно все больше времени, чтобы выбраться и тварь давно меня не атакует.
— Влад, я ухожу, останься живым!
Ната. Холод проник в меня, Холод во мне и вокруг меня. Я начал вертеться во все стороны, лишая простых тварей псевдожизни. Ледяная броня сменила каменную. А твари сменили тактику. Теперь меня атакуют только скелетоны-воины, а два мага и повелитель костяшек, постоянно пытаются убить меня силой Проклятого. А путь к ним преграждают пять костяных рыцарей. Скелетон-повелитель очень опытен и силен. Как он все организовал, прямо молодец. Блин! Я ошибся. Зря я пришпилил деми-лича к потолку. Я не смогу достать его там холодом! Твою. И нет времени скользнуть внутрь своего сознания и восстановить запас силы. Я баран! Хватит развлекаться. Пора убегать.
Я врезался в толпу костяшек и стал прорываться к кишке. Я не защищаюсь. Броня холода принимает на себя все удары. А если бы я пустил его в себя сразу, то смог бы взаимодействовать с Земой и не тратить силу на защиту своей тушки? К черту все. Потом буду синемой забавляться. Для этого я сюда и приехал. Вру, не только для этого.
Блин! Мощнейший воздушный кулак отправил меня в полет, и я с грохотом влип в стену. Лич вырвался на свободу. Я встал на ноги и скелетон-рыцарь, полетевший ко мне, лишился своего черепка. Кажись, что лич при жизни был погодником и другими заклинаниями пользоваться не может. Но как он силен! Я побежал дальше. Да сколько можно! Теперь повелитель костяшек заставил меня летать. Хватит. Твою и воины тьмы здесь появились, а духам что тут нужно? Я наигрался! Вот и кишка. Я нырнул в нее, закинул мечи в ножны и стал пробираться на верх.
Одна тень, влетевшая в кишку и пытавшаяся сделать что-то нехорошее с моей задницей, рассыпалась ледяным дождем. Так, хватит. Я застыл на месте и скользнул внутрь своего сознания. Я принял в себя розовый свет слезы Тайи. Я снова полон энергии.
Створка перекрыла кишку под моими ногами, а лифт быстро доставил меня на пятый уровень. Я выскочил из марева. Нет, надо немного обратно. Я закупорил еще несколькими створками кишку. Прорывайтесь силой, а не искусством. Хрен у вас что получится. Хрен вам, твари, а не мое комиссарское тело. Мне еще надо слишком много сделать, чтобы я мог позволить себе геройски погибнуть. Вьюга закружилась вокруг меня и я в наглую ни от кого не скрываясь, побежал по пятому уровню. То, что хотел сделать, то и сделал. Странно, ребята сделали свою работу, значит, засады не было. А что тогда делал деми-лич в лаборатории по производству хитрых драугров? Что он там забыл? Ладно, поговорю с ребятами, и может быть кое-что станет ясным.
Я взлетел по лестнице на четвертый уровень. Кстати, а если мне продолжить эксперимент? Надо испробовать мои боевые плетения на тварях. Решено, пробираюсь к выходу обычным путем. Я не буду специально искать тварей, но если попадутся, то им не повезло.
Третий уровень. Никого нет. А если твари вообще мне не попадутся, то я устрою бучу на первом уровне около выхода. Немного повеселюсь и отправлюсь на точку встречи. Там должны быть все мои братья, которые остались в живых. Там должен быть Чейт Живчик и если Нэт не умер до встречи с Повелителем Жизни, то склеить ласты ему сегодня не судьба. Поживет еще.
Второй уровень. Я не понял, а где все? Неужели твари дружными колоннами под барабанный бой отправились на место большого бума, который устроила моя команда и я, совершенно случайно, разминулся с ними по дороге. Мне сегодня не очень везет. Работу с Огом и Земой я проверил. Кстати, работа в теле и сознании с элементалем по разным гадам, и работа без тела одной только сущностью, полностью слитой с духом стихии, немного различаются. А вот проверить воздействие своих плетений, подпитываемых холодом, на мертвых тварей, у меня что-то не получается. Блин, по результатам этой вылазки мне всего три ночи забавляться синемой и синемой плюсом! Куда это год…
Твою. Я остановился у лестницы, ведущей на первый уровень. Нет, мне сегодня повезло. Может быть, что даже слишком повезло. На первом уровне идет бой. Серьезный бой. Кто это там развлекается, применяя столь мощную магию? Я пустил бахрому вверх по лестнице. Рядом никого из созданий Проклятого нет. Отлично, я взлетел на первый уровень. Пятьсот метров и я буду около выхода из погани. Снова бахрома заскользила вперед. Кенара, спасибо тебе огромное. Раньше это плетение я мог запускать только рядом с собой. Но жизнь, есть такая сволочная штука, заставила напрячься. То, как я вывесил бахрому на пути твоего, пока еще живого отряда, мне понравилось, и я принял данный способ на вооружение. Так, малолетка ты эльфийская. Может быть, что я не буду тебя убивать при следующей встрече. Чувство благодарности мне тоже не чуждо. Хотя, какая ты малолетка? Половая зрелость у вас наступает к шестнадцати годам. Потом долгая юность и стремительная старость. Решено, если ты мне, Кенара, не будешь встречаться, то я тебя искать и убивать не буду. Более того, если встречу, то буду ждать от тебя атаки, а только потом убью. Глупость, но что делать? Рискну. Ты красивая девчонка и целый месяц согревала мою постель.
Ух-ты! У шестнадцатого входа в центральный комплекс бахрома показала наличие очень знакомого способа применения магии Воздуха. Трон развлекается, однако. Остальные магические проявления мне не очень знакомы, но я знаю уже, кто они. Ну братья, я взлетел на первый уровень, ну вы идиоты. Я побежал вперед, нет вы рыцари, мать вашу! Кто вас просил? Так, а это кто? Я принял упор лежа. В нише стоял человечек, обвешанный камнями боли, и направлял поток силы Проклятого к выходу из комплекса. Такая малость, рядом с ним кучковались три десятка тварей. Что тут у нас есть? Я снова запустил бахрому. Три баньши, пяток скелетонов-рыцарей, пяток старых зомби. Ух-ты, две мертвых тени и десяток слуа!
Кто ты такой, мил человечек? Ты мне нужен живым! Вьюга соскользнула с меня. Я возьму тебя живым! А это плетение зависит от моего эмоционального настроя. Я буду работать плетениями индивидуального способа действия. Молнии пошли в клинки.
Миксер плюс ударил по баньши, никакого усиления холодом не произошло. А чего я ждал? Еще один миксер плюс отправился в полет. В этом плетении есть частичка общей магии. Баньши и мертвые тени отправились к Проклятому. Остальных тварей разметало по сторонам. А человечек влип в стенку и окружил себя защитной сферой силы Падшего. Флаг тебе в задницу. Я вскочил на ноги и бросился вперед. Тиски сжали слуа в своих объятиях. Потерпите и я до вас доберусь. Я снес голову старого зомби клайдом. Серп располовинил другого вонючего умруна. Усиление плетения, со стандартным вливанием внутренней силы, произошло в два раза. Айдал снес кость, с зажатой в ней бастардом, одного рыцаря. Клайд доделал работу. Пресс прижал к полу и превратил в костную муку другого. Удар ногой отправил в полет третьего рыцаря. Верхний кол добавил ощущений его разлетевшейся черепушке. Таран перевел на больничный, путем пробития дыры в грудной клетке, третьего зомби.
Твою! Я прыгнул на пять метров в сторону. Человечек шалит силой Темного. Хватит тебе так развлекаться! Серп ударил по почти освободившимся слуа и снес пяток их голов. Классное усиление эффективности этого плетения! Осталось два рыцаря, два зомби и пять живых слуа. Клайд снес голову очередного зомбака. Вру, пятерых безголовых слуа надо добить миксером плюсом. Я сделаю это позже.
Я едва увернулся от удара непонятного плетения человечка. Стена за моей спиной, вспухла кровавыми потеками. Интересно! Он магистр Крови? Тесак, выпущенный мной на максимальную дистанцию, располовинил пятерых слуа. Холод наполнил айдал, и меч вонзился в защитную сферу человечка, на уровне его живота. Дикий крик не помешал мне, сжимая двумя руками клайд, перерубить тело зомби по горизонтали напополам. Копье огня отшвырнуло обугленные кости, моментально превращающиеся в пепел, четвертого рыцаря. Проф, классно работает. Перекат в сторону. Вскочить на ноги и клайд ударом снизу вверх, отправил пятого зомби в поля вечной охоты.
Блин! Последний рыцарь, ударом своего бастарда, отправил меня к стене. Хорошо, что холод отличная защита. Шаг вперед. Да и бахтерец неплохая, но еще ни разу не поврежденная. Второй шаг и я приникаю к полу. Меч скелетона-рыцаря проносится над моей головой. Хрен тебе. Лифт поднимает меня вверх и тесак обрушивает груду располовиненных костей бесформенной кучей на каменный пол. Встать и осмотреться.
Резюме. Трех баньши и двух мертвых теней я сделал миксер плюсом. Нормально, иного я не ожидал. Три шага вперед и клайд рубит ноги человечка, которому не понравился мой ятаган, торчащий у него в животе. Без своих ступней поскучаешь. Так, отвлекся. Миксер плюс отправляет недобитых слуа к тому, которого они призывали на поле боя или где-то еще. После удара тесака, уничтожающего тело и нематериальную сущность, остальных слуа добивать не стоит. Классное плетение, проф! Продолжим доклад. Пять нематериальных тварей я прикончил миксером плюсом. Трех зомби и одну костяшку — сталью с магией. Двух зомби и четырех костяшек — магией. Десять слуа только магией. Итого получается двадцать пять уничтоженных тварей. Я почти герой, но наука дороже. Кстати, бой шестнадцатого у входа закончен, и мои братья бегут ко мне. Первая бахрома показывает это четко. Кстати, неделя синемы и синемы плюса мне обеспечены. Вру, две недели. Проф, плетения надо срочно переделывать под холод. Это я могу сказать уже сейчас. Практика — это все, а теория пусть подстраивается под нее.
— Мил человек, — присел я около инвалида и снял с него пояс с камнями боли. — Ты кто такой по жизни?
— Тебе это очень интересно? — прохрипел человечек, пытаясь замотать обрубки ног ремнем.
Хм, айдал он уже вытащил из своего живота. Спасибо тебе. Я вытер клинок короткого меча об одежду человечка.
— Очень, — улыбнулся я. — Ты мне что-то расскажешь или умрешь плохо. А так я подарю тебе почти легкую смерть. Почти — это зависит от степени твоей откровенности.
— Ты даешь слово? — тихо спросил человечек.
— Дам, — начал я, — если ты мне расскажешь все полностью о себе и о том, что ты знаешь обо всем.
— Расскажу, — сказал человечек. — Мне нужна легкая смерть.
— Клянусь, — усмехнулся я.
Топот братьев почти достиг меня. Ну, кто так перемещается по погани?!
— Я выиграл, — с трудом усмехнулся человечек, — хотя и проиграл. Я не ожидал, я не знал, что это древнее искусство не потерянно. Я не думал, что в гильдии охотников есть мастер В«Нор алэр дайраВ». Я не знал, что гильдия охотников по этой методике тренирует своих бойцов!
Твою!
— Ты думаешь, что я мастер школы абсолютного боя? — спросил я.
— А кто же ты еще? — усмехнулся человечек. — Я долго жил и видел закат этого искусства. Я видел бойцов, которые называли себя мастерами этой школы, но они в подметки не годились тем, кто был учениками некоторых мастеров. Однажды я видел настоящего мастера В«Нор алэр дайраВ», это было нечто, но то, что продемонстрировал ты — стоит большего. Ты превосходишь его. Я долго жил. Если бы я мог вернуться назад, если бы я мог все переиграть, то я бы стал охотником и изучил бы это искусство. Я бы отдал свою честь и жизнь, я бы отдал все, чтобы стать таким как ты. Я ошибся, когда счел, что мне для самосовершенствования мне нужно поехать на остров Барос. Я не знал, что гильдия охотников владеет старыми секретами! Прости меня, Создатель. Прости меня! Я не хотел становиться слугой Проклятого. Я его ненавижу. Прости и покарай меня по моим заслугам.
— Почему ты пошел на это? — спросил я. — Почему ты решил погубить свою душу?
— Я скажу тебе все, — усмехнулся человек, — и ты поймешь меня.

Глава 8

— Влад, ты ничего не хочешь нам сказать? — спросил Кар.
А я чо? Я ни чо! Откуда я знаю, какие тараканы в голове у этого придурка, который обозвал меня мастером В«нор алэр дайраВ»? Он прикололся, а я расхлебывай! А зачем вы вообще подслушали нашу интимную беседу?
— Кар, — начал я, — у меня есть секреты, которые не совсем нужно знать остальным. Меня убьют, если об этом станет известно многим.
Небольшой костер освещал лица моих братьев. Всех моих друзей, которые спускались со мной в погань и умудрились выжить. Все выжили, вон, даже Нэт ухмыльнулся. Понимающие взгляды Трона, Яга и Глава. Они знают кое-что про меня, что неизвестно остальным охотникам. Я дам им выжимку своего умения, как дал Шедару и Вениру. Больше я ничего не могу дать. Синемой плюсом без мастерства убийцы магов пользоваться невозможно.
— Но я вам доверяю, — продолжил я после недолгого молчания, — и кое-что, насчет слов этого мертвеца, — я кивнул на тюк, в который упаковали пленного, — сказать могу. Трон, — повернулся я к другу, — сколько у тебя связок работы стали и магии, которые ты разработал, пытаясь соединить работу оружием и магией? Пытаясь возродить В«нор алэр дайраВ»?
Гром немного смутился и посмотрел на остальных охотников. Вполне его понимаю. Как там говорил Матвей?

— Тому же Трону, по его словам, сильно мешала ограниченность в некоторых моментах магии Воздуха. Нужно было ломать технику владения сталью или стиль владения магией. Естественно, что он на это не пошел. Единой системы боя у него не получилось. Но наработанные связки есть.
— Другое дело, что об этом не принято говорить. После нескольких тысяч неудачных попыток возродить потерянное во время Смуты искусство, признаться, что ты пытаешься этим заняться, сродни громкому выпуску газов при общении с девушкой.

— Шесть, — пробурчал гигант. — На большее меня не хватило.
— У меня больше, — вздохнул я. — Вернее, связок как таковых у меня нет. Я работаю по факту, применяя в данный момент то, что необходимо. Я долго шел к этому и еще не до конца отшлифовал свои знания и умения. Я универсал и мне это очень помогает. Когда нужна сталь, я применяю различное оружие. Когда магия, то я имею широкий выбор плетений разных школ. Кроме того, у меня есть куча других плетений, которые облегчают мне жизнь.
— Ты хотел сказать — облегчают убийство тварей, — хмыкнул Реб. Негромкий смех пронесся над поляной.
— Да, — согласился я, — и это тоже. Может быть то, что я вытворяю похоже на школу абсолютного боя. Может быть, что я частично воссоздал методику подготовки бойцов В«нор алэр дайраВ». Все может быть, но если говорить откровенно, то мне еще работать и работать над техникой и тактикой своего боя.
— Ты хочешь стать лучшим бойцом среди охотников? — спросил Живчик.
— А что в этом удивительного? — поинтересовался я. Опять тихое ржание.
— Влад, — начал Кар, когда смешки стихли, — гильдии бы пригодилась твоя тактика боя. Про технику я не говорю. Ты стихийник-универсал и этим все сказано. То, что подвластно тебе, тот же Мрачный, который сильнее тебя, сделать не сможет при всем своем желании. Да и не только он. Но ты можешь показать начало пути тем, кто может усвоить твои наработки. Гильдии пригодятся твои знания.
— Не вопрос, Кар, — улыбнулся я, — я поработаю на полигоне с теми, кто слышал слова этого придурка. Я поработаю мастерами-охотниками, которые владеют магией. Выжимку из своих наработок я смогу объяснить за час. Я поработаю с вами, братья, но с особым удовольствием я попытаюсь задать трепку Вулкану. Сколько можно смеятся?
— Наглец, — проворчал Скользкий, — а об остальном не хочешь рассказать?
— О чем именно? — поинтересовался я.
— Как ты смог выжить в бою с деми-личем? Мы почти ни на что не надеялись, а ты мало того, что смог убежать, так и расправился с магом, который подпитывал тварей силой Проклятого. Не мы спасали твою тушку, а ты помог нам разнести тварей у входа в комплекс на клочки.
— Лидан, — начал я, — насчет темного мага я объясню тебе на полигоне, а вот деми-лич… Скажи, у тебя есть еще шутки, которые никто не может повторить?
Я сегодня юморист! А может мне сменить профессию? Значит так, пародии на корольков у меня уже есть. Осталось добавить хохмы про охотников, рейнджеров, баронов и магов. Все! Я уже вижу свое будущее. Над воротной башней некого города развернут плакат. Народ, собирайтесь! Вход всего один золотой! Но вы никогда этого не забудете. Особо тупым свои шутки пародист будет объяснять лично! Не надо волноваться, маг Жизни присутствует в балагане. Хм. Господин Жванецкий, я Вас очень уважаю, но прошу немного подвинуться.
— Закончили, — прервал веселье охотников Кар. — У мага должны быть свои тайны и никогда не будет того, чтобы гильдия охотников требовала своего от члена их открыть. Но запомните, братья, то, что даст нам Влад пока никому из других братьев не должно быть известно. Нежелательно давать надежду, а потом ее убивать. Не факт, что мы сможем усвоить наработки Влада. Неизвестно, сможем ли мы ими овладеть. Насколько я понимаю, то ему потребовалось около полутора лет, чтобы достичь своего теперешнего уровня. Конечно, если мы не будем осенними дубами, то сможем понять и освоить методику работы Молнии за меньшее время. Но, повторяю, пока мы не разберемся, пока мы не освоим его тактику боя, то никто из охотников, кроме здесь присутствующих, не должен ничего знать. Только позора нам не хватало! А вот когда мы разберемся в тактике боя Молнии, тогда и познакомим с ней остальных братьев-магов.
— И почему я не маг? — грустно протянул Лайдлак.
— Родителей надо было лучше выбирать, — усмехнулся Яг.
Опять смешки и вздохи охотников не магов. Да, они не одаренные и им не светит ничего.
— Возвращаемся в Белгор, — сказал Кар. — Скоро рассвет.
Пушок! Иди ко мне, мой хороший. Ты сегодня здорово потрудился. Охраняя лошадей братьев, драк прибил несколько измененных и плотно позавтракал, пообедал, а заодно и поужинал. Иди ко мне, проглот.

— Грустная история, — проворчал Мрачный. — Даже не хочется издеваться над твоим телом.
— Благодарю, — усмехнулся Норк и продолжил исповедь с обручем истины на голове.
Да, а история, действительно грустная. Вон, даже отец Анер не кипит, как чайник. Епископ просто определяет количество дров, которые понадобятся для сожжения тела слуги Проклятого. Именно, что тела. Норк уже заслужил легкую смерть, и он умрет от стали, а не от костра, на котором будет извиваться его изломанная пытками плоть. Слуга Проклятого говорит все, что знает. Он рассказал такое, что епископ несколько раз вскакивал и начинал ходить по пыточной гильдии охотников. Норк рассказал такое, что Берг замучался кусать свои усы. Блин! Полный северный лис. Но темный должен умереть. Норк сам не очень хочет жить. Он хочет умереть, и я его понимаю.
Грустная история. Жил и даже был молодой дворянин. Он радовался жизни пока его отца не обвинили в служении Темному. Оскорбил папа Норка одну церковную сволочь, когда отказался отписать монастырю треть своих владений. Не хочешь делиться? Да и сыночек у тебя кровосос. Норк успел сбежать, прежде чем его взяли орденцы из Слуг Создателя. Он избежал костра, на который попала вся его семья. Да, лихие дела творились пятьсот сорок лет назад на юге Сатума. А этот орден стал мне надоедать. Куда не плюнь, всюду нарвешься на инквизиторов. Вру, на севере Сатума их не очень любят. Особенно в королевстве Орхет.
Так вот, Норк не был сильным магом. Юноша был бакалавром магии Крови. Но целью жизни Норка стала месть. Почти всех церковников, которые были замешаны в этом деле, он убил. На это ему потребовалось пять лет. Остался только один мудила, который коптил землю. Норк выследил его и попытался отправить к Проклятому, потому, как никем, кроме его слуги, этот урод быть не мог. У него не получилось. У говнюка, который был орденской шишкой, оказалась слишком хорошая охрана. Норк был тяжело ранен, и едва смог скрыться. Вроде повезло? Счааз. За парнем, который так лихо убивал инквизиторов, уже кое-кто присматривал. Как же? Молодец, мужик! Какое хорошее дело делает. Эти гады помимо того, что переводят ценные ресурсы в виде тел на пепел, нет, чтобы на алтаре жертву принести, умудрились по своей глупости пару раз обидеть и темные ложи. Может быть случайно, а может и нет, но потрепали орденцы нервы настоящим слугам Проклятого серьезно. Сожгли почти половину членов одной темной ложи и здорово проредили вторую. Парень, ты молодец и мы тебя не бросим.
Вот так и получил Норк предложение, от которого не смог отказаться. Хочешь убить сволочь, которая отправила на костер твоего отца, мать и сестру с братом? Хочешь? Не вопрос. Давай к нам. Мы тебе поможем! Технику боя улучшим, есть у нас хорошие учителя. Ах, ты не совсем веришь в Проклятого и не хочешь приносить ему жертвы? Тоже не вопрос, есть, кому это делать. Вопрос в другом, ты ведь хочешь убивать клириков? Да! Так что ты мнешься, как целочка! Давай к нам. Мы из тебя такого бойца вылепим, что всем клирикам станет страшно. Норк и согласился.
Несколько лет парня обучали кое-чему и научили. Потом была стажировка на Баросе и через десять лет Норк стал убийцей клириков. Ценный кадр, для Бароса, однако. За пятьсот с лишним лет Норк убил много церковников. Если быть точнее, то сто двадцать три. Из них девяносто восемь были инквизиторами. Норк стал наемным убийцей и за свой труд брал большие деньги. Но не всех, на которых ему указывали, он переводил в неживое состояние. Только тех, в ком чувствовал родственную душу палачей своей семьи. Крий Бароский на заскоки своего личного телохранителя-убийцы не обращал внимание. Есть у Норка странности, а у кого их нет?
— Больше ничего о слугах Проклятого на Арланде я не знаю, — вздохнул Норк и выпил вина.
Да и того, что ты уже выложил, хватит на несколько десятков костров, а если грамотно раскрутить цепочку, то и на несколько сотен. Норк сдал всех посредников, которые выводили его на цель. Да, их было немного, слуги Темного хорошо шифруются и не страдают излишним доверием друг к другу. Ты согласился и тебе заплатили деньги, так вперед на дело, а в наши тайны не лезь. Норк и не лез. Крию Бароскому наверняка было смешно, что у него в штате состоит такой кадр. Да, много клириков убил Норк, но сколько он убил живых слуг Проклятого?! С каким ожесточением и упорствам он искал крамолу внутри сообщества разумных фанатов Падшего. То, что находил, никого не удивляло. Тот еще корпоративный дух царит в темных ложах. Да и ситуацию можно по-разному подать. Мол, не деньги гад хотел свистнуть, а выложить все святошам на исповеди. Обвинение частично подтвердилось, так давай в профилактических целях ложись на алтарь.
Двести семьдесят два слуги Падшего убил Норк. Вернее, лично прикончил или по его доносу они были отправлены на алтарь. Блин! Он должен умереть, его никто не отпустит. Я должен убить его как обещал. Может Мрачный возьмет это на себя? Мне похрену, на мертвых церковников! Для меня есть только те, кто готов вести себя как мужчина и все остальные. Для меня друзья, которые совершили то, что и я сам сделал бы на их месте, важнее УК и общественного мнения. Тот же проф, если взять по большому счету, ведь убийца. Колар пришил оппонента во время научной дискуссии. И что? Да мне плевать на это с дозорной вышки донжона моего замка! Плевать, что закатник мертв! Проф — мой друг, а остальное мне не интересно. Эй, общечеловеки, где вы? Я прячу у себя в замке убийцу. Всеобщий позор и статья мне любимому. А мне плевать на все! А на общечеловеков и всякие их ценности, так плевать вдвойне. Проф — мой друг и мне весь ваш лепет пох….!
Твою! Блин, Норк просто искал то, что может помочь ему убить сволочь, которая уничтожила его семью. Да, коготок завяз и всей птичке пиз…. Норк ошибся. Бывает. Он прибыл в погань Белгора, чтобы поделится с местными послушниками опытом работы с камнями боли. Выписали его с Бароса, как крупного спеца в этом деле. Я был прав, не все караваны были перехвачены. Каждый пятый проходил. Другое дело, что там не было женщин и разумных, которые были предназначены на заклание. Да и назвать их караванами сложно. Караванчики, вот точное определение того, что прибывало в погань. Во многом и поэтому темных послушников стали пускать под нож. А кого еще приносить в жертву? Вокруг почти одни мертвые. Кого? Кстати, так и прошел в погань покойный Рув с профом, Гилом и Лирой. В отряде темного магистра с Бароса было всего двенадцать человек. Они проскользнули мимо патрулей стражи и пробрались в погань. Вот так Норк и прибыл сюда. Его сразу поставили на довольствие и организовали такому ценному спецу охрану. Типа, а вдруг нарвется на охотников?
А камни боли в последнее время в погани стали редкостью. Не получается здесь, как в пограничье и на Баросе рассекать по просторам имея сотню будущих жертв в багаже. Не получается, да и мало, почему-то осталось спецов, которые могли изготовлять такие аккумуляторы с силой Проклятого для темных магов. Магистр Рув, вертя какие-то свои дела, как-то умудрился погибнуть в погани. Магистр Дикс тоже отправился по известному маршруту. Громкий резонанс вызвала эта история на острове. Проклятые рейнджеры убили вместе с этим светочем темной мысли и молодых адептов Падшего. Бхута убили, сволочи. Крий Бароский очень осерчал и распорядился остальным умельцам не покидать остров без его разрешения и охраны. Мол, сколько вас осталось? Трое или четверо? Мне похрену ваши личные дела. На острове целее будете, пока мы будем узнавать, какая сука сдает наших милых темных магов-артефакторов охотникам и рейнджерам. За два года двое подохло и мне это не нравится. Норк, а ты поезжай в погань, заявка есть на одного бойца, который великолепно умеет работать с камнями боли, и посмотри по сторонам. Понюхай воздух, чем там пахнет? Разъясни непонятки с гибелью Рува, а то местные послушники и мастера не очень охотно делятся подробностями. Заодно поговори за жизнь с местным умником, который слегка научился изготовлять камни боли в погани. Вдруг он захочет перебраться на Барос? А тем временем, к рейнджерам мы направим другого человечка, да и не только к ним.
Ничего принципиально нового Норк мне не сказал. Ищут Далва-рейнджера, пытаются искать Влада Молнию, все-таки Белгор не пограничье. Вот пусть и ищут двух людей, а не одного. А там и метка бхута сойдет. Отец Анер обещал придумать, как с меня ее побыстрее снять. Не получится, так расстраиваться не буду. Не в первый раз, однако.
Об одном я жалею, что когда мы развлекались в лаборатории мертвого хозяина погани, головастик из темных послушников изволил отдыхать после трудов праведных. В третьей комнате находился, гаденыш. Если уж переводят немногочисленных живых в не совсем такое состояние, то почему бы не поэкспериментировать с изготовлением батареек для темных магов? Хотя, наверняка этого Монка всюду сопровождал недобитый деми-личь. Даже в толчке над ним висел. Осознали некоторые личности, ценность подобного умения, которым владеет один из своих. Приставили к нему охрану с приказом умереть, но не допустить гибели охраняемого тела. Вдруг новоиспеченный драугр получится с изъяном и произойдет сбой программы, так сказать. Оно им нужно терять такую ценность? Интересно, а если бы на лича и головастика нарвались сразу, то кто-то бы нашей группы выжил? Нет, приятное это слово В«налетВ». Внезапный удар. Создания Проклятого, и так не блещущие умом, находятся в полной растерянности. Текут секунды, а их становится все меньше и меньше.
И хорошо, что на третьем уровне в особо охраняемой местной гостинице находился Норк, которому настойчиво посоветовали перекрыть шестнадцатый выход из погани, используя собственную охрану и местные ресурсы. Ты ведь специалист-боевик, так вперед. Уважь местный генералитет, тем более, что одна шишка в лампасах уже отбросила копыта. Норк взял под козырек и отправился на дело. Несколько патрулей, состоящих из костяшек-воинов, рыцарей и магов, были брошены им в погоню за двумя охотниками. Брошены, я улыбнулся, после тщательного инструктажа о том, кого можно убивать, а кого нет. Ай-яй-яй, успели убежать? Что ж, бывает. И все бы было хорошо, если бы группа охотников, наверняка забывших какую-то безделушку, не решила проявить любопытство. Вот тут и пришлось Норку напрячься. Откровенного саботажа местные генералы и прочий офицерский люд не прощает. Дураков среде них нет, а почти все полудурки уже переведены в драугров. А тут и я выбрался почти на волю. Хотел меня Норк убить, не такой он уж плохой, а жизнь такая, как увидел то, что заставило его вспомнить причины, по которым он стал слугой Проклятого. Вести бой он не перестал, но начал проклинать себя за глупость. Недолго проклинал, пришлось срочно оказывать себе медицинскую помощь.
— Так я оказался здесь, — усмехнулся Норк. — Это все, что я могу рассказать без особых подробностей.
— На сегодня все! — закрыл общение с Норком Кар.
Никто из гостей гильдии не возмутился. Все и так все понимают. Основные направления в беседе подняты. Сейчас умники будут их анализировать и составлять подробнейший вопросник по каждой теме. Человек много может вспомнить и рассказать, особенно — если ему помочь, особенно — если он это делает добровольно. Норку немедленная смерть не грозит. А вот когда вопросы к нему иссякнут, то он умрет. Надеюсь, что отец Анер даст Норку отпущение грехов. Пусть лучше этот слуга Проклятого проведет время в чистилище, чем в другом месте.
Кстати о птичках.
— Кар, я нужен? — спросил я.
— Нет, Влад, — улыбнулся он. — Полигон будет у тебя завтра. Отдыхай.
Вот и ладушки. Я пристроился в кильватер к епископу и покинул сначала допросную комнату, которая стала последней резиденцией Норка, а потом гильдейский дом. Блин, уже полдень. Быстро время бежит за интересной беседой.
— Отец Анер, — догнал я дедка, — можно с Вами поговорить?
— Легко, — улыбнулся епископ. — Проводи меня в храм Создателя.
Блин и этот употребляет мои слова! Хотя зря я приписываю все лавры великого лингвиста себе. Матвей с Дуняшей тоже немало сделали в этой области. Наверняка епископ знал это слово раньше, но не употреблял в общении со своей паствой. А вот теперь настроение у старичка находится очень близко к границе, за которой от радости сходят с ума. Причины всем понятны. Хм. Но если народ увидит епископа скачущего на одной ноге в храм, то наверняка поймет неправильно.
— Влад, так что ты хотел? — поинтересовался дедок, бодро маршируя по улице, благословляя всех встречных и покрикивая на троих клириков, идущих позади нас и несущих под мышками исписанные листы с исповедью Норка.
— Я бы хотел немного более подробно узнать о таинствах, — ответил я.
— Каких именно? — одарил епископ меня своей улыбкой.
Понятно, я для него уже свой в доску. Вернулся, не имея в душе тьмы, и опять отличился. Захватил живым такого вкусного гуся!
— Меня интересует тайный брак, — начал я, — а если конкретно, то, что Вы можете сказать по поводу обручальных колец Ауны?
— Ты не знаешь таких элементарных вещей? — изумился клирик. — Влад, с тобой все в порядке? Ты не был ранен в погани?
— Нет, отец Анер, — улыбнулся я епископу, который остановился и начал щупать мой лоб. — Я хочу уточнить одну вещь. Можно ли скрыть кольцо магией так, чтобы это было незаметно опытному магу?
— Нет, — рассмеялся епископ. — Вернее, скрыть можно, но это потребует громадных затрат энергии мага. Смотри сам. Накладываешь на руку маскировку. Вроде все хорошо, но теперь нужно скрывать и магию, так как ее заметит любой опытный маг и заподозрит кольцо Ауны почти сразу. Ты начинаешь создавать иллюзию, которая будет показывать наличие у тебя артефакта или амулета, или вообще чего-то другого. Любому магу должно быть видно плетение, которое не имеет никакого отношения к маскировке кольца. Ауна была умной женщиной и не хотела, чтобы брак, заключенный под ее покровительством, был чем-то вульгарным или непрочным. Никто не может снять кольцо с пальца правой руки, а маскировка его магией от нескромных глаз, чересчур затратна. Ты ведь маг и ты должен меня понять.
Я это понимаю, ни одному магу такой расход силы и собственного внимания не нужен. Но я не понимаю, как Алиана могла скрыть кольцо?! У нее есть что-то вроде моей сферы молчания? Рубить палец тоже не выход. Кольцо тут же окажется на другом.
— Я Вас понимаю, отец Анер, — вздохнул я.
— Когда ты увидишь девушек? — спросил епископ.
— Через несколько дней, — ответил я.
— Передай им мое благословение, Влад.
— Обязательно.
Мы остановились перед воротами храма и, получив благословение от отличного дедка, я направился в корчму. Теперь мне приходилось отдуваться за отца Анера и обмениваться парой-тройкой фраз с горожанами. Весь город знал об удачном налете и гибели очередного хозяина погани. Трудно об этом не догадаться, когда охотники с утра уже начали обмывать это событие. К ним постепенно присоединилась и большая часть мужского населения города. Да что скрывать и женского тоже. В кои веки жены и подруги воинов Белгора не ворчали на своих половинок, мол, опять мне внимание не уделяешь, а шляешся по кабакам и это с утра! А скоро известие об очередном ударе охотников распространится везде. Пусть темные зарабатывают изжогу, им полезно. Другое дело, что они могут только бессильно клацать зубами. Практически все охотники и их близкие живут в Белгоре. Попробуйте сделать нам бяку, попробуйте отомстить. Единственные, кого вы можете достать — это те, кто ушел на покой и поселился с родичами в тихом уголке. Но есть одна маленькая проблема. За всеми такими разумными присматривают третьи канцелярии и Руки гильдии, время от времени, навещают отшельников. Да и не бывает бывших охотников. Злитесь, темные, злитесь. А если бы вы еще знали о захваченном пленном, который начал сдавать всех, кого знает, то ваше самочувствие еще бы больше ухудшилось. Крий Бароский, тебе отдельный привет. Но о Норке знают только участники ночной прогулки, сер Берг и несколько клириков. Пройдет время и о пленном узнает Орхет Пятый, Наместник Создателя и несколько десятков церковно-светских шишек. Остальные пролетают мимо.
— Будешь спать, герой? — поприветствовал меня Матвей, когда я появился в корчме.
— Сам такой же, — отмахнулся я. — Баня готова?
— Давно тебя ждет.

Я моментально проснулся и нащупал рукоять айдала. Кто это решил скрасить мое одиночество, осторожно открывая дверь? Опять Лайда. Боже, да за что мне это?
— Заходи, — проворчал я и посмотрел в окно. М-да. Хорошо я отдохнул, на улице уже стемнело.
— Ты есть хочешь? — спросила девчонка, села на кровать и прильнула ко мне.
Какая заботливая, однако?! А то я не догадываюсь о причинах твоего внимания ко мне.
— Пока нет, — ответил я. — Опять?
— Ты не сердишься? — спросила кошка, ласково потираясь об меня своим телом.
Лайда, ничего у тебя не выйдет. Ткач не бьет по старым целям. А ты будешь новой. Оно мне надо? Сволочь, не слуга Темного и сможет тебя достать. Может быть. А может и нет. Не тот город и не те люди, но рисковать я не собираюсь. Ты хорошая девчонка и уже нахлебалась горя, пока не очутилась в Белгоре. Ты никому не рассказываешь о своем прошлом, о том, что заставило тебя стать девкой. Никто особо и не интересуется. Не принято это в Белгоре.
— Не сержусь, — улыбнулся я. — Садись за стол и записывай.
Девчонка вскочила и стала изображать из себя школьницу. Благо, письменные принадлежности оставались на столе с прошлого раза. М-да. После того, как я перестал бояться воспоминаний, я свободно начал лазить по своему сознанию и памяти. Проф в восторге.
— Соус грибной, — начал я. — Промытые в теплой воде грибы замачивать в трех стаканах холодной воды в течение двух-трех часов. А затем в этой же воде сварить без соли…

— Открыть ворота, патруль вернулся, — раздался крик с привратной башни.
Патруль, как же. Я вернулся с патрулем. Делов то? Сначала день пути из Белгора до небольшого замка Алых. Переход в Декару, переход при помощи индивидуального портала в окрестности замка. Час скачки на Пушке и я дома. Почти дома. Пятерка котов перехватила меня в пяти километрах от замка и решила срочно закончить дежурство. В барбакане один кот присоединился к десятку родичей, скучавших там.
Ворота открылись, и решетка с громким лязгом ушла в башню. Я дал посыл Пушку. Так вот, один кот остался в барбакане и в замок вернулось пять патрульных, которые выехали из него несколько часов назад. Ессно, что все рыси уже знали или скоро узнают, что я вернулся, а вот почти всем остальным жителям моего замка такая новость совершенно не нужна. Ночь на дворе, а на мне иллюзия, которая придает мне облик обычного кота. Только Рада и Карит узнают об этом, да и девчонки обрадуются. Я соскочил с Пушка и принялся его расседлывать. Кормить его есть кому. Умный у меня драк. Да не ласкайся ты так. Пушок, хватит меня бодать своими рогами! Ты уже взрослый. Бывай. Э нет, я и цепь-хамелеон с тебя сниму.
— Как дела? — поинтересовался я у Пятого, перехватившего меня у входа в жилой корпус.
— Как обычно, Влад, — пожал плечами он. — Евдокия совершенно замучила профа и Шедара, а Арна не дает покоя Третьему. Сейчас почти все в замке спят кроме часовых и воинов в кордегардии.
Я улыбнулся и направился в свои апартаменты. До сих пор вспоминая наш путь в замок мне становиться смешно. Мой рот практически не закрывался, а когда девчонки увидели индивидуальный портал, то я понял, что попал. Хотя по-настоящему это произошло чуть позже, когда мои внимательные слушательницы увидели замок. Несколько минут они молчали и смотрели на могучие башни и стены. Смотрели на донжон, возвышающийся над всем сооружением. Смотрели на флаг барона эл Стока, развивающийся на дозорной башне. К сожалению, было только раннее утро, и я смог закрыть рот только в обед. К счастью было раннее утро, и почти никакого интереса патруль котов с двумя девушками у немногочисленных слуг не вызвал. Потом было объявлено, что к барону приехали родственницы, которые узнали о его жутких ранах, и он впервые за несколько дней смог встать с постели. А после обеда была экскурсия на перевал каменных извращенцев. А потом был вечерний пир. А потом девчонки в категорической форме отказались от приготовленных для них гостевых покоев, мы завалились в мои апартаменты и сразу заснули.
— Проблемы были? — спросил я Лону, остановившись перед своей дверью.
— Нет, — улыбнулась она. — Юлга и Ойла наблюдают за девушками, когда они покидают твои покои или не занимаются с Третьим и Шедаром. На прогулках их сопровождает отряд Третьего, Шедар и Венир.
Я открыл дверь и вошел внутрь. Да, проблем никаких не было. Я закрыл дверь. Хм, я на цыпочках зашел в ванну и поставил полог молчания. У девчонок не было, а вот у рысей прибавилось. Арна таким взглядом посмотрела следующим утром на Ойлу, Юлгу и Лону, которые пришли помочь мне и девчонкам сделать утренний туалет, что я сразу ей поклялся, что ничего у меня с ними не было. Кольчуга вслед за бригантиной полетела на пол. Я дал слово охотника, потом я в капелле поклялся именем Его, а потом повторил эти слова, дав клятву мага. Но Арна все равно продолжала сверлить меня подозрительным взглядом. Хорошо, что обруча истины среди моих игрушек не было.
Я нырнул в бассейн. Кстати, внутри мои покои претерпели изменения. Раньше они просто состояли из гигантской спальни и отдельного санузла. Теперь легкими перегородками спальня была разбита еще на несколько комнат. Я едва не рассмеялся. Значит — так вы, да. Я уехал всего на неделю, а вы устроили такое! Вот это наверняка кабинет, это спаленка Дуняши, это Арны, это гардеробная комната, а это черт знает что. Ладно, утром разберусь. Итого из ста двадцати квадратных метров полезной площади моей спальни, не считая сорока метров санузла, щедрая рука девушек оставила мне целых метров тридцать. Учитывая, что теперь половину моей малогабаритной комнаты наверняка занимает кровать, то я еще легко отделался. Но дизайнеров из девчонок не получится. Дуняша предпочитает светлые тона, а Арна наоборот. Дуняша уставила подоконники и несколько тумбочек горшками с цветами, а Арна разместила различные железные игрушки во всевозможных местах. Я не выдержал и заржал. Как здорово, что они приходят в себя. Если бы еще волчица разобралась в своих чувствах.
Э, Арна, Арна, что мне с тобой делать? Ты никогда меня не ревновала и я тебя не ревновал. Ты никогда не боялась меня как мужчину. Ты сама не знаешь, что ты хочешь от меня. Ты боишься меня потерять, и ты просто неосознанно боишься меня. Ничего прорвемся, волчица. Я приручу тебя заново.
Я вылез из ванны, обтерся полотенцем и накинул халат. Пройдя рысей, я зашел в бывшую свою комнату, пройти магическую защиту замка незаметно не сможет никто. Даже убийцы магов с Дикого острова не смогут сделать это. Я открыл легкую дверь и лег в кровать. Рыси на своих постах не занимаются ничем, кроме несения службы и осмотра окрестности замка с помощью хитрых амулетов. Да и не замечаю я поблизости убийц магов.
— Ты вернулся быстро, котяра, — прошептала Арна, открыв дверь и скользнув ко мне в постель.
А что я ждал? Охотников бывших не бывает. Арна почувствовала своим седалищем непонятки в квартире и решила все выяснить. Не обернулась, железок с собой не захватила, брони я на ней не наблюдаю и одета только халат. Великолепно.
— Я скучал по тебе и Дуняше, Арна, — прошептал я.
— Расскажешь новую сказку? — спросила волчица и прижалась ко мне.
Блин! Ее всю немного трясет. Так дело не пойдет. Прогнать ее обратно в вежливой форме? А если волчице станет только хуже? Куда ни кинь, всюду задница. Еще мне только не хватает рассказать про хозяина погани, которого недавно мы немножко убили! Кстати, есть одна идея.
— Расскажу, но утром, — улыбнулся я. — Я сильно устал.
Ты сразу поймешь, что я не притворяюсь, и примешь решение сама. Морфей отправил меня в страну грез.

— Соня, вставай, — нежные, но сильные пальчики дернули меня за ухо.
— Я не Соня или Таня, — пробурчал я, — меня зовут Влад и я мужик, а не женщина.
Тихий смех. Я открыл глаза, уже зная, что увижу. Так дело не пойдет! Эла, проведя в твоем обществе всего ничего, я набрался дурных привычек. Опять я подгреб к себе женщину. Опять моя рука на ее бедре. Губы не на шее жертвы, нет. Волчица выше меня ростом, поэтому я просто уткнулся лицом ей в грудь.
— Что-то я этого не заметила, — улыбнулась Арна и одним движением выскользнула из моих объятий. — Ты стал импотентом, котяра?
— А то нет? — начал жаловаться я на жизнь. — Постоянные поездки, непрерывные драки, отвратительное питание и все остальное скоро вообще сведут меня в могилу!
— Это ты меня в могилу сведешь, — заявила Арна, поправляя рукой свои волосы. — Навалился на меня как мешок с зерном. Всю ощупал и ничего не сделал! Я-то думала, что у тебя честные намеренья, а ты только храпел! Дуняша, — крикнула она, — Влад приехал.
Метрах в десяти от меня за двумя перегородками послышался визг сестренки.
— Я даже шевельнуться полночи не могла, — продолжила жаловаться Арна. — Вдруг ты проснешься, бедняжка усталая? Все тело у меня затекло! Ты хам, а не кот.
— Братик, — вихрь ворвался в мой закуток и плюхнулся мне на кровать. — Когда ты приехал? — затараторила Дуняша, вцепившись мне в руку. — Почему меня не разбудил? Тут так интересно! А знаешь, что Шедар мне сказал? А проф такой смешной стал, когда я перепутала одну букву в простейшем заклинании…
Я приглушил остроту слуха, уставился в потолок и стал перебирать локоны сестры. Арна покачала головой и отправилась принимать водные процедуры. Это надолго. С сестрой надолго мне теперь общаться, молчаливо выслушивая все новости и кивая головой. Ну не совсем так. Всего на полчаса. Наверное. Дунька! Тебе скоро двадцать лет будет, а ведешь себя, как не знаю кто! Где солидность? Где степенность? Где твои манеры, наконец? Пацанка ты, а не леди и дочь барона. Блин, дворянка ты трактирная. Сестренка ты моя. Я лифтом подкинул Дуняшу вверх под потолок, а потом посадил обратно на кровать.
— Дуняшь, — взмолился я, — мы поговорим обо всем, а теперь брысь отсюда! Мне нужно одеться и разобраться с делами.
— Час, — лукаво поблескивая глазами, поставила условие сестра.
— Десять минут, — твердо сказал я.
— Полтора часа, — заявила эта шантажистка.
— Пять минут.
Блин, как долго мы с ней так не торговались. Я уже и забыл, как это весело. Сейчас мы вообще разойдемся по временной шкале. Дунька обидится, я рассержусь, а в итоге мы договоримся на полчаса моего драгоценного времени, которое я должен уделить ей после завтрака и выслушать ее полностью.

— Двадцать минут, договорились? — спросил я.
— Ты вредный, — всхлипнула сестренка. — Зачем ты довел меня до слез? Конечно, договорились!
У-гу, вредный, а у самой радости полные штаны.
— Кто следующий? — спросила Арна, войдя в мой закуток.
— Я, — взвизгнула Дуняша и умчалась в бассейн.
Я вздохнул. Что делать, если жизнь такая сложная штука? Из собственной квартиры выживают.
— А Ойла где? — спросил я у Арны. — Она давно должна была прийти. Дуняша мертвого разбудит!
— Котик, — ехидно улыбнулась Арна и покачала тюрбаном, сделанным из полотенца, — мы с рысями нашли общий язык, а массаж я и сама тебе смогу сделать. Ты сомневаешься в этом?
— Нет, — ответил я.
Мы нашли, хм, точнее, ты нашла и не с рысями, а с двумя кошками. Интересно, а ты оборачивалась или нет?

Так подведем итог совещания в узком кругу. Третий прикончил одного нехорошего человека и Зетр сейчас мечется по Декаре, Литии и княжеству восстанавливая старые связи. С ним работают десять котов и Четвертый. Новости от него будут не раньше, чем через неделю. Нет, что-то я оптимист. Две недели, а то и месяц необходимо для прояснения обстановки по отравлению Рыжика. Слишком важна цена ошибки. Кстати, все равно никаких действий в отношении этой падали я предпринимать не буду, пока не поговорю с Ловией. Он не ее подданный, но кое-что королева наверняка про него может сказать. Конечно, открытым текстом я ничего говорить не буду, но мне и ей хватит и намеков.
— Значит, ждем сообщений от Зетра, — сказал я. — Проф, что там у тебя по артефакту, который я привез из пограничья, по амулету дальней связи и вообще?
— Пока ничего, — начал проф. — У меня нет времени на все, и я занимаюсь этими безделушками постольку, поскольку.
— Вот, — поднял я указательный палец вверх. — А сколько крика было по поводу цепи-хамелеона?
— Ты не понимаешь, Влад! — возмутился проф. — То, что этот артефакт сам тянет силу из стихии, вот самое главное. Он берет силу сам! Все остальные его свойства вторичны!
— Понял, — я примиряющее поднял руки, — но и ты пойми меня. Я привык к Пушку и хочу подольше пожить. Ты мне будешь спину прикрывать?
— Как же, — ядовито сказал проф, — а кто поперся в погань и начал там геройствовать?
— Ты не прав, я там проводил эксперимент. Кто мне недавно кричал, что такая степень слияния с духами стихий невозможна? Кто кричал, что им наверняка несколько десятков тысяч лет? Слишком, мол, они умные и не похожи на других элементалей, с которыми работают Повелители стихий. Орлы тебя опровергли, и ты опять стал бегать по потолку. Не надо грязи в мой адрес.
— Да хватит уже третировать Влада, — возмутилась Ерана, — один анализ его боя с деми-личем займет у нас неделю.
— Две, — рявкнул проф, — мы должны быть полностью уверенными в своих выводах.
— А я о чем? — спросил я. — Я привез тебе данные, которые ты от меня требовал, а ты меня оскорбляешь всякими непотребными словами! Слово В«геройВ» я считаю матерным и в мой адрес его не озвучивать.
— Значит, написать на бумаге и отдать ее тебе можно? — с невинным видом поинтересовался Лин.
— Третий, тебе не кажется, что боевой маг должен работать еще и сталью? — зловеще поинтересовался я.
— Давно тебе об этом говорю, — усмехнулся номер. — С завтрашнего дня я прикреплю к тинам трех наставников мастеров меча.
— А нас-то за что? — взвыли хором Крат и Гайд.
— За компанию, — ответил Пятый.
— С сегодняшнего дня прикреплю наставников, — добавил Третий.
— И не только мастеров меча, — добил тинов Второй.
— Проф, — взмолились мальчишки.
— Берите пример с Влада, — буркнул он. — А то взяли моду по девкам бегать. Мол, магически мы уже истощены и занятия пора прекращать.
Вот вам надцатый урок. А то расслабились на укропе. Тем более, что об этих занятиях мы давно с профом и номерами договорились, но планировали начать после наступления зимы, когда выпадет снег и котам будет легче вести наблюдение за окрестностями замка.
— Все обсудили и мне пора к друидам, — подвел итог я. — Вернее, сначала пообедаем и только потом я поеду. Один, — осадил я Третьего. — Мне ничего не сделают, в этом я уверен твердо, а вот другим — большой вопрос.
— Ты прав, — поддержал меня проф.

Хион красит нежным светом стены зеленого леса. Нет, не получается нормальная песня. А если сформулировать по-другому? Вигвам. Конструкция из трех пальцев такая и все это мне. Я соскочил с Пушка. Времени совершенно нет. Пушок, не шали. Слишком опасные дядьки здесь обитают. Я подошел к полосе измененной травы и поднес к губам горн. Если его они не услышат, то моего кри…
— Зачем пожаловал, Влад? — остановил меня голос.
Твою, рядом со мной оказался плащ с капюшоном, а в этом макинтоше явно находится разумный.
— Лес тишину любит, — сказал капюшон.
— Знаю, уважаемый, — наклонил я голову. — Я пришел отчитаться в выполнении задания, которое я получил …
— Да знаем мы уже все, — перебил меня хранитель. — Эльфу доставил живой и ее давно уже отпустили из третьего поселка. Отчитался, а теперь говори, зачем пришел.
— Цветочек измененной орхидеи хотелось бы получить от вас, — признался я.
— Только цветок, а стебель, листья или корень тебе не нужны? — лениво поинтересовался друид.
Так, что-то он стал чересчур расслаблен. Не понял, я сказал что-то святотатственное? Вдруг они молятся этому кактусу, кто его знает? Пришел, понимаешь, и хочет надругаться над их таинствами. Но кое-какой результат я уже получил. Четвертый с профом немного модернизировали защиту разума и на негатив в моих мыслях хранитель не среагировал.
— Не знаю, — ответил я. — Лучше все вместе, конечно, если Вас, хранитель, это не затруднит. Назовите свою цену.
— Зачем тебе орхидея, Влад? — спросил хранитель. — Не вздумаю юлить. Твоя защита разума хороша, но я прошел ее.
Твою! Это ж, какого х….?! Четвертый и проф, я вас обоих вы…. Спокойно, спокойно. Опять облом. Не в первый раз. Сам дурак и п…
— Мою подругу отравили живой водой, — начал я, — которая выходит на поверхность в султанате Айра. По данным правящего рода этой страны, измененная орхидея из Закрытого леса может помочь девушке избавится от этой гадости и тогда маги приведут в порядок ее лицо и тело. Сами понимаете, что для женщины это очень важно.
— Больше чем ты думаешь, — хмыкнул капюшон. — Она умрет через несколько лет.
Твою! А почему?
— А потому, — начал друид, — что все, которые выпили частичку концентрированной стихии Жизни, пытаются любыми способами избавиться от нее. А Жизнь этого не любит, даже когда кто-то просто мыслит так. Существует разумный и существует, а потом идет себе по дороге и случайно подворачивает ногу. Как назло падает головой на камень и пробивает себе висок. Это только самый простой вариант.
Я просто остолбенел. Это что такое? Что за политинформация здесь происходит?!
— Не бойся, Влад, — усмехнулся капюшон. — Да, ты теперь один из немногих разумных, которые на самом деле знают, что собой представляет эта вода. Вернее, ты второй разумный, который не принадлежит к тем, кого вы называете друидами и обладающий этим знанием. Ты умеешь хранить секреты, попаданец.
Я уже не остолбенел. Я просто окаменел.
— Ты получишь орхидею, — начал капюшон. — Пусть твои люди через неделю подъедут на это место, и я дам им саженец и объясню, что с ним надо делать. Ведь у тебя много дел, Молния, чтобы ты мог терять столько времени.
Не понял, это был намек?
— И намек тоже, — продолжил Хранитель. У тебя меньше времени, чем ты думаешь, но ты сможешь сделать все, что запланировал на ближайшее время. Что будет потом неизвестно никому, Шутник. Платой за орхидею станет смерть того, кто использовал Жизнь во зло. Я передам твоим людям побег вьюна. Вспори живот живому святотатцу и положи в него дар друидов из Закрытого леса этому неразумному. Пусть все знают, за что и кем он был убит. Не бойся, я не хочу, чтобы ты кричал свое имя на каждом перекрестке. Ты меч, ты копье, а убиваем его мы.
— Я сделаю это, — улыбнулся я, — с большим удовольствием.
— Я вижу это, — хмыкнул друид. — А теперь поговорим о твоей награде.
— Какой награде? — не понял я.
Друид откинул капюшон. Твою тещу! Дедок из серебряного рудника. Он не сильно изменился в общем плане, но его глаза поменялись кардинально. Ум и жесткость светились в них.
— А как же Вы …
— Легко — усмехнулся хранитель, — так ты говоришь. Каждый маг иногда склонен переоценивать свои силы, возможности и влияние. Я получил хороший урок. Все хранители получили хороший урок, и теперь долгое время подобное не повториться. Что ты хочешь? Деньги или знание? Я могу предложить тебе двадцать камней, которые являются очень ценными для разумных Арланда. Двадцать слез Тайи тебя устроят, так они называются за пределами Закрытого леса? Двадцать трехдневных слез, лучше просто не бывает.
Я выпал в осадок. Каждый такой камень стоил туеву кучу денег! Это решение всей моих финансовых проблем, которые возникнут через несколько лет! Да и самому пригодятся эти батарейки! Решено.
— Знания, — сказал я. — Информация — это деньги и возможность выжить.
— Я был прав, — расхохотался друид. — Не было нужды в твоем испытании, на котором настояли остальные хранители. Ты умен и не алчен. Ты получишь знания. Я вижу в твоей голове, что ты хочешь и что может сильно помочь тебе. Может быть, ты сам это не осознаешь, но я это вижу.
— Вы Повелитель Разума? — спросил я.
— Не оскорбляй меня, — усмехнулся дедок. — Ты же не будешь настоящего архимага называть мастером магии? Много знаний было потеряно во время Смуты. Но кое-что сохранилось в наших лесах.
Интересно, а степень моего удивления еще может вырасти или как?
— Когда я их получу? — спросил я.
— Ты уже их получаешь, — успокоил меня дедок. — Это твои знания, которыми ты не мог владеть в полной мере и обучить других, убийца магов.
Нет, я могу удивляться еще больше. Не думал, не думал. Узелок на память и надо подумать над составлением собственной эмоциональной шкалы с четкими определениями. А то эмоции есть, а термина, определяющего это состояние, нету.
— Благодарю, хранитель, — склонил я голову. — А если бы я выбрал слезы Тайи?
— Ты бы умер, — просто сказал дедок. — Ты оказался бы недостоин дара и моей благодарности. Многие, оказавшие услуги хранителям, выбирают ценности и умирают, никому не сообщив о причине своей смерти. Да и тебе не нужно обо всем рассказывать профу и кому-то еще. Прощай, воин.
Друид прыгнул куда-то в лес. А насчет его слов, то почему я не удивляюсь?

Глава 9

— Ну как? — спросил меня проф, который совершенно случайно оказался у ворот замка.
— Расскажу, — начал я. — Не все, но расскажу.
— А почему не все? — изумился проф.
— Жить хочу, — ответил я. — Проф, собирай номеров, и учеников Джокер. Через полчаса будете слушать мою исповедь.
— Я займусь этим, — сказал выросший из под земли Третий. — Тины нужны?
— Не особенно, — ответил я.
— Тогда пусть их и дальше гоняют Арна с Евдокией.
— Они заинтересовались этими белоручками? — спросил я.
— Да, — усмехнулся Третий. — Как только тины пожаловались девушкам на тебя, Арна сразу всучила им учебные мечи, а Евдокия кинжалы. Еще приехал гонец от барона эл Эрма и сказал, что тот будет завтра с утра.
Я повел в конюшню Пушка. Отлично. Если Лонир за две недели, как я жутко разболелся, смог провести всю предварительную подготовку, то пора браться за дело. Вернее, за стену, которая намертво перекроет перевал каменных извращенцев. Сейчас затевать строительство — самое лучшее время. Все срочно готовятся к официальному представлению принца Керта благородному народу Декары. Вон, даже гостей в моем замке нет. Многие мигом разъехались, как узнали столь потрясающую новость. Оставшиеся немногочисленные гости переехали к моим соседям. Веселиться, когда хозяин замка столь жутко болеет, не есть гут. Кстати, надо что-то придумать. Барон эл Стока не может болеть регулярно и тяжело. Вредно это для его имиджа, очень вредно. Пушок, не скучай. А тины сами виноваты. Нечего скулить мастеру-охотнику и жительнице Белгора о жестоком мне. А Дуняшу я лично учил работать коротышками. Нечего было ей пытаться так неумело меня убивать.

— Вот такие дела, — закончил я излагать слегка отредактированную версию общения с друидом.
Молчание. А профа глазки начали поблескивать очень нездорово. Не надейся, родной. Пока я не пойму, вернее, пока мы не поймем логику поступков хранителей, то я не сниму с тебя запрет на посещение Закрытого леса. Хорошая штука — клятва на крови. Хрен ты туда сунешься без моего разрешения.
— Влад, — начал проф, — а …
— Не надейся, — оборвал его я. — А если бы я выбрал слезы Тайи вместо знания? Если я, которому этот хранитель был обязан, ходил по лезвию клинка, то, что говорить о тебе? Наука требует жертв, но не таких. Ты лучше подумай над улучшением защиты разума.
— Как я могу что-то придумать без Четвертого? — возмутился проф.
— Просто, — отрезал я. — Зетр с Четвертым занимаются делом, которое не терпит стукачей и ненадежных личностей. Если сразу не вычистить гниль, то потом будет только хуже. Один червивый плод испортит мешок отличных яблок. Тебе ли это не знать?
— А как ты собираешься без Четвертого разобраться в своих знаниях? — ехидно заметил проф. — Как ты из котов сделаешь Черных Драконов?
— Из нас не получатся гвардейцы императора, — заметил Второй. — Один раз каждый из рысей не прошел отбор в Драконы.
— Да мне плевать на это, — начал я. — Все равно рыси великолепные воины, а когда они освоят мастерство убийц магов, то станут еще лучше. А что касается Четвертого, то я сам попробую разобраться в своих знаниях. Друид сказал, что я их уже получаю. Учитывая то, кем является хранитель, я уверен, что много времени этот процесс не займет. Завтра с утра я войду в транс и попытаюсь понять основы этого умения. Ведь из-за него и стали называть Черных Драконов убийцами магов. Если я буду это знать, то я наверняка буду к завтрашнему утру знать и все остальное. В одном ты прав, проф, Четвертый мне необходим для выяснения нюансов. Он освободится, и мы поработаем над этим. Кстати, что …
Твою. Какой-то зуд возник в моей голове. Зов? Проверим. Я раскрылся для зуда.
— Далв, — прозвучал в моей голове слабый голос Эллины, — навести меня, как только сможешь. Прошу тебя.
— Что с тобой? Что случилось? Почему ты плачешь?
— Лита убили, — всхлипнула Эллина.
— Скоро мы увидимся, — пообещал я. Эллина исчезла из моей головы.
— Зов из пограничья? — поинтересовался проф.
— Да, — буркнул я. Великолепная формулировка у Эллины. Не погиб, а убили. М-да.
— Интересно, — засуетился Колар. — Амулет дальней связи сейчас находится в хранилище. До третьего поселка по прямой около восьмисот километров. Интересно. Значит, сначала разумный использует амулет связи, который ищет подобные себе. А если тот, к которому он обращается, не носит свою безделушку, то может достичь его зовом через канал связи. Конечно, если два разумных привязаны друг к другу.
— А одна из этих разумных по жизни Повелительница Разума, — мрачно сказал я.
— Зуд был? — поинтересовался проф.
— Да, — ответил я.
— Значит, это предел действия амулета дальней связи. Она тебя вызывать еще может, а вот ты ее нет. Интересно.
— А что хотела Эллина? — заинтересовалась Ерана.
— Увидеться, — вздохнул я.
— Но это же великолепно! — вскочил проф. — Она твой друг и поможет тебе разобраться в своих знаниях гораздо лучше Четвертого.
— Ничего великолепного нет, ее друга убили и я, кажется, знаю почему, — сказал я.
— Лита? — вскинулась Ерана.
Я кивнул. Ерана охнула, проф задумался, а коты переглянулись между собой.
— Планы меняются, — начал я. — Завтра ночью я перехожу в Мертвую пустошь. Белгор подождет. Тем более, что мне нужно кое о чем поговорить с патриархом клана вампиров. Потом я перехожу обратно. Пятый, когда рожает Рада?
— Говорит, что через десять дней, — ответил номер.
— Ей можно верить, — усмехнулся я. — Значит, я успею стать твоим кумом. Проф, завтра приедет Лонир и я думаю, что у него все уже готово.
— Понял, Влад. Я присмотрю за стройкой, — кивнул проф.
— Хранитель был прав, у тебя совсем нет времени, Влад, — задумчиво сказала Ерана. — Не забывай, что через три недели представление Керта и Чейты, как принца и принцессы Декары. Ты должен присутствовать на этой церемонии.
— А куда я денусь? — вздохнул я. — Кстати, ужинать мы сегодня будем?
— Будем, — успокоила меня Ерана. — Арна и Евдокия уже прекратили издеваться над тинами. Скоро они к нам присоединятся.
Так, а что это за переглядывания между тобой, профом. Да и коты так внимательно посматривают. Заговор против меня любимого набирает обороты?
— А что вы еще хотите мне сказать? — поинтересовался я.
— Влад, — начал проф, — тут такое дело. Короче, Евдокия хочет принести тебе клятву на крови и стать ученицей школы Джокер.
Твою тещу! Она сошла с ума? Я ее выпорю!
— С ней все в порядке? — спросил я.
— Да, — улыбнулся проф, — когда ты уехал на встречу с друидом, она лично попросила нас сказать об этом тебе. Она хочет получить все знания и в полном объеме. При этом Евдокия опасливо косилась на ремни и машинально трогала свою попку. Тебе ведь нужна ученица, которая со временем станет Повелительницей Смерти?
— Она? — немного очень сильно изумился я.
— Да, — ответил проф. — Я проверил ее способности сразу. Евдокия станет настоящим архимагом.
Блин, Матвей говорил, что у сестренки великолепные способности к магии Смерти, но настолько! Вот это да. Ну сестренка-хитрованка. Значит, забалтывать меня с утра можно, а о самом главном молчок. Теперь мне понятен твой утренний спектакль. А ты не ошибалась, я тебя выпорю.
— Есть еще один вопрос, — сменил замолчавшего профа Третий. — В свете твоего рассказа, вернее, информации, которую тебе предоставила королева Литии, баронесса и этот Норк, тебе не стоит разъезжать по разным местам в одиночку. Особенно, по опасным местам.
— Согласен, — усмехнулся я. — Только один вопрос. А где взять кучу слез Тайи, чтобы я мог перекидывать и свою свиту? Мобильность — важная штука. Иногда важнее безопасности.
— А мы не имеем в виду, — начал Второй, — твои визиты в Белгор. В городе охотников тебе почти ничего не грозит. Конечно, если ты сдуру не сунешься в одиночку к деми-личу. А вот насчет пограничья и других мест есть большие вопросы. Из замка ты перекидываешь свою свиту и переходишь сам, а если потом тебе нужно будет срочно куда-то уйти, то обратную дорогу рыси сами найдут.
Точно, путчисты все обсудили после моего отъезда на встречу с хранителем. В принципе, они правы. Я не могу себе позволить глупо умереть. Но есть одно большое но.
— Пограничье тоже исключите, — начал я. — Там я буду работать вместе с вампирами. Кстати, я очень надеюсь, что все коты скоро познакомятся с некоторыми членами клана Скалы. Вы считаете клыкастиков плохими бойцами?
Дружное отрицательное покачивание голов.
— Хорошо, — согласился Пятый, — пограничье отпадает, а все остальное остается.
— Согласен, — улыбнулся я.
Вот, как мало нужно, чтобы сделать людям приятное. Заулыбались, облегченно вздохнули, мол, мы его пробили, разгильдяя с суицидальными наклонностями. Хорошо, что мою несовершенную защиту разума проф обойти не может. Тогда бы ребята и девушка знали, что я давно принял решение не бодаться в одиночку. Нехороших разумных, которые хотят сделать мне бяку, слишком много. Да, они пока не определились со своими планами и всем остальным, но это не повод, чтобы они задерживались на этом свете. Совершенно не повод. А сейчас я вас еще удивлю.
— Третий, — начал я, — организуй постоянное присутствие десятка котов у ближайшего портала в Декаре. Я выбираюсь из него, мои друзья выбираются из него. Да кто угодно пользуется им. Короче, чтобы бдили и, если потребуется, кого-то прикрыли или кого-то убили. Так же, чтобы коты были готовы по свистку перейти туда, где они будут нужны.
— Я это сделаю, — сказал довольный Третий.
— Второй, — продолжил я, — хватит тебе бездельничать с котятами.
— Влад?! — возмутился номер.
— Хватит, — жестко оборвал его я. — Котят, которые еще не получили второе имя, всего девять. А работы вокруг непочатый край. Отныне, когда меня нет в замке, ты будешь координатором всего и за все будешь отвечать. Жизненного опыта у тебя — выше крыши. Самое плохое, что может быть, это когда в отсутствие руководителя, мельница работает впустую. Тебе понятен мой тонкий намек?
Молчание.
— И приказы на ликвидацию неугодных тебе лиц я могу отдать? — спросил Второй.
— В рамках своих знаний и опыта можешь, — сказал я. — Лучше принять нормальное решение сразу, чем великолепное, но со временем. Постарайся учесть все последствия принятого решения для меня, как барона эл Стока, для рысей и для всего населения баронства. Повторяю, ты координатор всех проектов. Зетр, проф, Пятый, Третий занимаются своим делом и дают информацию тебе, а ты на основе полученных данных принимаешь то или иное решение, которое задним числом я всегда буду утверждать. Верное оно или нет, будем разбираться потом.
— Я не буду спешить, Влад, — медленно начал Второй, — с принятием особо важных решений, если не буду видеть в этом необходимости.
Отлично, этого я и ждал от тебя.
— Проф, а где Дуняша? — поинтересовался я.

— Я, Евдокия эл Тори, маг Смерти, своей кровью, жизнью и честью клянусь быть верной в жизни и смерти учителю, и основателю школы Владу эр Джокер. Клянусь, выполнять все его указания не сомневаясь в них ни словом, ни делом, ни помыслом. И принимаю имя Евдокия эр Джокер.

— Дунька, — начал я, — зайди ко мне в каморку.
— Зачем? — опасливо поинтересовалась сестренка.
— Узнаешь, — улыбнулся я и расстегнул портупею.
— Не надо! — взвизгнула сестренка. — Ты ведь был не против!
— Не против запускания тумана в мозги своему старшему брату? — спросил я. — Леди, я прошу Вас пройти ко мне в апартаменты самой. А то будет хуже. Бегом!

— Влад, пороть взрослых девушек — это извращение, — укоризненно сказала Арна.
Из ванной комнаты доносились всхлипы Дуняши, которая отмачивала свой задик в бассейне, заполненном водой и пеной от восстанавливающего цвет кожи геля для душа Рады.
— Это не извращение, а воспитание, — поправил ее я. — Дуняша, — крикнул я, — хватит давить мне на жалость. Я что не заметил, как ты стянула из моей напоясной сумки флакон с эликсиром жизни? Быстро выходи из ванны и марш в постель.
— Я следующая иду в ванну, — поставила меня в известность Арна.
Я только вздохнул.

Я проснулся. Так, что меня разбудило? Кто разбудил? Запах знакомый. Понятно, я же знаю, кто стоит за дверью. Я расслабился.
Гибкое обнаженное тело скользнуло под легкое одеяло и прижалось ко мне.
— Арна, что ты делаешь? — спросил я волчицу.
— А ты не понимаешь? — слегка улыбнулась она и закрыла мой рот своими губами.
М-да и что мне делать? Я сжал волчицу в своих объятиях. Стоп. Она закаменела. Я убрал руки, и тело Арны опять расслабилось. Губы у волчицы нежные и мягкие. Да и все остальное великолепно. Но я так не могу. Не могу, когда женщина ломает себя, заставляет себя прижиматься ко мне своим роскошным телом.
— Хватит, — прошептал я и положил Арну на спину. — Ты ведь не хочешь. Не надо мучить себя.
— Но ты ведь не против?! — Арна провела рукой по моему животу.
— Нет, — согласился я. — Какой дурак может отказаться от такой девушки? Я только за, а вот ты против и делаешь то, что совсем не хочешь делать.
— Мне это нужно, — вздохнула Арна. — Я не хочу быть ущербной всю свою оставшуюся жизнь. Если я не смогу заняться любовью с тобой, то я не смогу сделать этого ни с кем. Влад, мне это нужно. Помоги мне стать прежней. Я охотница и не должна ничего бояться. Я не хочу тебя бояться.
Вот ситуация, блин! Роскошная девушка просит, чтобы я ее изнасиловал. Блин! Ничем иным — это быть не может. А если я откажусь — это будет лучше? Вот это засада. Вот это попадос.
— Котяра, помоги же мне!
Арна опять прижалась ко мне. Ладно, хватит мяться. И так у нее уже подрагивают губы. Не хватало, чтобы волчица тут еще и разревелась. Арне и так плохо, а я еще и добиваю свою подругу.
— Хорошо, — прошептал я. — Только делать это будем на моих условиях. Ложись на спину и расслабься. Я все сделаю сам. Жаль, что у меня нет мороженного.
Арна прыснула и выполнила мое условие. Уже лучше. Я поставил полог молчания, раньше Арна была крикуньей, а будить Дуняшу мне совершенно не хочется. Я начал ласкать тело волчицы. Нежнее, кретин, нежнее. Губы подключить к этому делу. Вот так. Арна, пока ты меня не захочешь, ничего не будет. А вот как этого добиться — вопрос другой. А если попробовать это? М-да. Никакого эффекта. Раньше она буквально вскипала от таких ласк. Достаточно было нескольких касаний, чтобы тело волчицы выгнуло дугой. Что делать?
— Влад, действуй наконец-то, — напряженно прошептала Арна.
Твою тещу. Зря я вообще согласился на это. Нужно было отказаться сразу, а теперь поздно. Или не поздно?
— Влад, — прошипела волчица и вонзила свои ноготки мне в плечи.
Поздно. Еще не хватало, чтобы она пришла в ярость. Она думает, что я над ней издеваюсь. Вот это я попал. Я навис над Арной и начал осторожно и медленно соединяться с ней. Сжатые губы девчонки, напряженное тело, расширенные глаза, которые смотрели сквозь меня.
— Нет!
Меня отбросило в сторону. Арна взмыла вверх. Рябь пробежала по ее телу и на постель опустилась громадная черная волчица. Оскаленная пасть, вздыбленная шерсть на загривке. Напряженные лапы готовы в любой момент бросить тело зверя в атаку. Аранжировкой всему этому великолепию было утробное яростное рычание хищника. Великолепно, доигрался, сексопатолог хренов!
— Арна, зайка, — я улыбнулся, лег на спину и уставился в потолок. — Ты меня с Вайком случайно не перепутала? Я оборачиваться не могу и делаю это только с девушками, а не с волчицами. Рычание стихло.
— И не надо меня уговаривать, — продолжил я. — Я все равно не соглашусь на это. Конечно, ты прекрасна и во втором своем облике, но в первом ты мне нравишься больше. Кстати, ты не забыла что сейчас осень? Рано тебе еще бегать в таком виде по лесам и предаваться хулиганствам различного рода на свежем воздухе. Повторяю еще раз. С волчицей я безобразничать не буду. Не настаивай.
Плач, раздался тихий плач. Я бросился вперед и сжал в своих объятьях девушку. Арна уткнулась мне в грудь и разревелась взахлеб. Я стал перебирать ее волосы. Я стал нашептывать слова утешения в ее прелестное ушко. Я стал убирать губами слезы с ее лица. Постепенно Арна успокоилась и только изредка шмыгала своим точеным носиком.
— Котяра, — наконец подняла она свое лицо, — ты сволочь.
— Я знаю, — улыбнулся я и прижал ее к себе.
— Ты мерзкий и гадкий тип, — укусила Арна меня за ухо. — Ты развратник. Чтобы я без тебя делала?
— Жила долго и счастливо, — вздохнул я.
— Вот и начну жить с этой минуты, — улыбнулась Арна и опрокинула меня на спину.
— Нет, нет, нет, — запротестовал я. — Я не хочу становиться твоим ужином.
— Не станешь, котяра, — тряхнула своей гривой Арна. — Лежи и не двигайся, тогда и останешься цел. Я сделаю все сама. После ночи, проведенной рядом с твоей посапывающей тушкой, я перестала испытывать дискомфорт, находясь в твоих объятиях. После этого срыва, твои ласки снова стали мне приятны. Куй железо пока горячо, ты ведь так говорил.
И что тут скажешь? Да ничего. Расслабься и попытайся получить удовольствие, а заодно и подумай о гастрономических пристрастиях второй ипостаси вервольфов. Опаньки, Арна опять тряхнула гривой. Она решилась, и волна черных волос легла на мой живот. Твою тещу. Сейчас что-то будет. Шашлык из меня будет или что-то другое? Ха-ха. Арна подняла голову и уселась на меня. Всем мирным жителям укрыться в бомбоубежище. Девчонка привстала. Курсант, твои действия при команде В«вспышка слеваВ»? Закушенная губа, твердый взгляд охотницы, ее нежная ручка на моем теле в интересном месте. Нужно накрыться простыней и ползти на кладбище, товарищ офицер. Арна начала медленно опускаться. Неправильно, курсант. Сначала ты должен отбросить автомат, чтобы не обжечься об раскаленный металл. Арной пройдена уже половина дистанции. А ползти на кладбище должен осторожно и медленно, чтобы не создавать паники среди пока еще живого мирного населения. Есть, попка Арны плотно прижалась ко мне. Волчица закрыла глаза, прислушалась к себе и замерла.
— Не бойся, котяра, — улыбнулась девчонка через несколько минут, — ничего я тебе не откушу.
— Глазки-то открой, — попросил я.
— Перебьешься, — фыркнула волчица и окатила меня теплой волной синего света из двух лун, оказавшихся в ее глазницах. У нее получилось.
— У меня получилось, — засмеялась Арна, — а тебе предстоит бессонная ночь, котяра.
— Если с тобой, — я привстал и уткнулся лицом в ее тяжелую грудь, — то я согласен.

— Котяра, так не честно, — разгоряченная Арна прижалась ко мне. — Я дошла до финиша всего два раза, а ты больше.
Я вздохнул. Учитывая, что на первый твой финиш я затратил час, а на второй полчаса непрерывной работы, то мне продолжения совсем не хочется. Я снова вздохнул. Назвался груздем — марш в засол.
— Хорошо, — начал я, — продолжим, но с одним условием. Ты не должна двигаться и быть полностью покорна моим рукам. Согласна?
— Я не пошевельнусь, а мое тело будет водой, — улыбнулась волчица, — слово охотника.
— Ляг на спину, — зловеще прошептал я, — и помни, ты дала слово.
— А что ты будешь делать? — спросила Арна, выполнив мои ценные указания.
— Мучить тебя, — сознался я и разорвал одну из подушек, — вот этим мучить, — я взял в руку нежное перо, — и всем остальным.
— Не надо! — взвизгнула волчица.
— Поздно, — я изобразил смех злодея, — охотник сказал — охотник сделал. Ты попала.

— Ты скотина, — простонала Арна, — ты самый жуткий палач на свете.
— А ты не сдержала своего слова, — ухмыльнулся я.
— Иначе бы я сошла с ума, — всхлипнула Арна. — Так нельзя издеваться над женщиной. Ты точно извращенец.
— Спи, позор гильдии охотников.

Утро красит нежным светом. Нет, еще не красит, до рассвета еще полчаса. Я сел на кровать и огляделся по сторонам. М-да, уборка предстоит серьезная. Хорошо, что есть, кому этим заниматься.
— Котяра, — полусонная Арна обняла меня со спины. — Спасибо тебе. А вот царапать своими ноготками мне спину не надо.
— Ты хочешь еще? — изумился я.
— Нет, конечно, — возмутилась Арна, — я лучше уйду в монастырь. Хотя, нет. Для начала я навещу Раду, а потом приму окончательное решение.
Волчица, блистая великолепным телом, выскользнула из моей комнаты. Вот и ладушки. Так, а мне пора принять эликсир жизни. Что-то ночью я совсем не отдохнул. Сам виноват. Не надо было так долго мучить волчицу. Под конец моей забавы Арна просто рычала и обзывала меня всякими нехорошими словами. Мол, хватит и тебе уже давно пора заняться делом. Вот я и снова изменил Алиане. А что я чувствую? Да ничего, кроме легкого неудобства. Да, я ничуть не изменился. Люблю одну, а, время от времени, развлекаюсь с другой. Что делать, если такова наша кобелиная порода? Тогда я подчищал концы, создавал себе железное алиби и всегда дарил Лике безделушки. То-то она удивлялась, что весной я особенно щедрый. Хватит, скоро приедет Лонир, а мне еще принимать водные процедуры. М-да. Я опоздал, в ванну уже прошла Арна. Бывает. А если потереть ей спинку? Решено, я поднялся с кровати, захватил с собой халат и направился в санузел, благо, что серьезных замков на двери не было. Магических замков, а не всякой железной тряхомудии. Сам их ставил и, ессно, что для меня открыть их не составляет труда.
Я проскользнул в ванну. Прелестная картина, волчица, вся покрытая пеной, стоит на коленях в бассейне, что-то напевает и, наклонившись, ополаскивает голову. Я займусь медитацией позже.
— Помощь не нужна? — спросил я, прижавшись к ее спине.
— Котяра! — возмутилась Арна и начала отбиваться от моих настойчивых рук.
Хм, а ласкать тело девушки покрытое пеной, очень даже ничего. Давно я этого не делал.
— Котяра, — протянула Арна, — не надо.
У-гу, а в голосе уже появилась легкая хрипотца. Я слишком хорошо тебя знаю, волчица. Я знаю все твои уязвимые места. Я разбудил их снова своей пыткой. Я гад и сволочь, но мне нравится быть таким.
— Котяра, — выдохнула Арна и, закинув руку за спину, обняла меня за шею и положила свою голову мне на плечо. Поэкспериментируем, однако. Такой ванны в Белгоре нет ни у кого.

— Влад, приехал барон эл Эрма, — доложил Пятый, получив сигнал от часовых.
— Пусть присоединяется к нашему завтраку, — сказал я.
В малом зале была почти привычная картина. Номера, ученики школы Джокер и Карит увлеченно поглощали пищу. Двумя новыми разумными, разделяющими завтрак с бароном были Дуняша и Арна. Надо их как-то вводить в пирамиду информированности обо мне любимом. Пожалуй, уровень тинов пойдет. Уж этим двум девчонкам я доверяю полностью. Да я и так много рассказал им о своих В«подвигахВ». Единственное, что они не знают, так это о коллекции моих игрушек и некоторых подробностей моих эскапад.
— Барон, леди, господа, — приветствовал всех Лонир и немедленно направился к столу с интересом посматривая на Дуняшу с Арной.
Вполне его понимаю. Точеные фигурки, копны великолепных волос и маски на лицах. Ай-яй-яй. Что делать, если родственницы барона скрывают свои лица. Официальная причина была в обете, который дали две эти прелестницы, когда увидели тяжело болеющего меня. Мол, пока я не выздоровею, они будут носить маски в качестве солидарности с героическим мной. Хотя некоторые в анклаве, а Лонир наверняка всерьез эту версию не принимают. Они лица скрывают от любопытных, которых здесь море. Все правильно. Особенно от Норма, который приехал с дружественным визитом в компании благородной молодежи. Да и среди дворян Декары, есть крестники волчиц. Их шутку трудно забыть. Оно мне надо, чтобы Арну узнали? Дуняша вообще развеселилась и долго смеялась, когда я им предложил присоединиться к таинственному мне.
— Барон, Вам уже лучше? — усмехнулся Лонир, пригубив вина.
— Никогда хорошо себя так не чувствовал, — вернул я ему улыбку.
Лонир остановил свой взгляд на новых действующих лицах, а потом посмотрел на меня.
— Барон, здесь все, которым я полностью доверяю, — сказал я.
— Хорошо, — начал Лонир, — тогда не будем терять времени. У меня все готово и с завтрашнего дня мы можем приступать к возведению стены, которая перекроет перевал Каменных Гоблов.
— Не будем терять время, — усмехнулся я. — Завтра и начнем.
Молчание.
— Барон, — наконец начал Лонир, — а Вы точно уверенны, что три короля признают Вас графом?
— Сонад Второй, король Литии, Орхет Пятый, король Орхета, меня уже признали, — сказал я. Лонир поперхнулся вином.
— Сейчас идет процедура технического оформления необходимых бумаг, — продолжил я. — Если Эран Первый упрется рогом, то есть запасные варианты, которыми я воспользуюсь только в крайнем случае. Торин Второй, король Мелора и его друг Биран Первый, король Миоры, мне должны. Сильно должны. Конечно, иметь в должниках таких людей, выгодное вложение капитала, но если потребуется, то я спишу с них долг, в обмен на мое признание графом.
Молчание. Лонир упорно изображал из себя филина. Кроме профа и номеров никто не знал подробностей моей свадьбы. А Арна и Дуняша вообще были не в курсе. Я привык к сфере молчания на своей руке. И не снимал ее даже ночью, во время сна. Она стала неотъемлемой частью моего тела. Лонир наконец пришел в себя и восхищенно покрутил головой.
— Барон, — начал он, — Вы великий человек. Много сильных воинов и могучих магов, но то, что Вы достигли в своей жизни, поражает. Вы достигнете еще большего. Я в этом уверен.
Кто бы сомневался? Когда чувствуешь за своей спиной дыхание убийц, у тебя резко повышается стимул к самосовершенствованию.
— За Вас, барон, за наш анклав, который Вы приведете к процветанию, — выкрикнул здравицу довольный Лонир.
Вполне его понимаю. Территория анклава увеличится более, чем на треть. Будет перекрыт единственный нормальный путь к нам из дальнего пограничья. А если кто-то захочет лезть через горы, так флаг им в руки. Одиночные твари не представляют особой опасности. Барон уже витает в облаках. Спокойная жизнь. Массы переселенцев, которые со временем изрядно пополнят бюджет вольных баронов. Одно но мешало сделать эту стену и организовать графство в незапамятные времена. Нехватка необходимых ресурсов, неодобрительное отношение к подобной затее короны Декары и отсутствие мохнатой лапы на местном политическом олимпе. Теперь все три составляющие есть в наличие. И никто не сможет помешать Лониру стать еще более богатым. Остальные бароны не вернулись в анклав, да и не вернуться в ближайшее время. Мало того, мы с Лониром тоже отправимся в столицу на представление принца и принцессы народу. Вру, еще одна причина мешала сделать графство. Моя фигура устраивает всех анархистов. Я нейтрал, я лидер и так далее.
— Барон, — а как будет называться Ваше графство? — спросил радостный Лонир.
— Артуа, — ответил я.
— Вольный граф Влад эл Артуа, — обкатал мое будущее имя на своем языке Лонир. — Великолепное название, граф. Вот я уже и граф.
— Кстати, граф, — начал Лонир. — Уже несколько дней в анклаве присутствует группа клириков, которые объезжают замки и проверяют правильность проводимых обрядов местными священниками.
Я слегка напрягся. А с чего бы это? Это орденцы?
— Десять рыцарей из ордена Длани Создателя сопровождают трех коадъюторов из ордена Знающих.
Не понял, а что тут делает внутренняя церковная безопасность? В пограничье работают только идейные святоши. Разжиревших на укропе сволочей в сутанах здесь нет! С какого перепоя?
— Я провел ночь в замке эл Вило, — продолжал Лонир, — и там с ними пересекся. Сегодня к вечеру они хотят навестить Ваш замок, граф.
Опять не понял. Наоборот святоши должны были первым навестить мой замок. Здесь находится единственная капелла освященная силой Создателя. Так, а что это юный падре так заерзал? Интересно, очень интересно.
— Я с радостью приму у себя клириков, — улыбнулся я. — Да и отец Карит наверняка обрадуется новым лицам.
У-гу, обрадуется так, что захочет сбежать из замка. Вон, как тоскливо смотрит на свободу, которая мерещится ему за окном. Ну, юный падре, значит — это по твою душу. А почему так грубо работают? Мой замок должен тогда был быть в середине списка. Так, а если они еще собирают информацию обо мне. Если им интересен и провинциальный барон, тогда все правильно. Значит, скорее всего, их интересует Карит и я.
— Барон, — вскочил на ноги Карит, — мне нужно подготовиться к приезду святых отцов.
Вот это он припустил. Пятки так и засверкали. Не получится у тебя внезапно уехать в деревню и благословить кое-кого.
— Пятый, никого из замка без моего разрешения не выпускать, — прошептал я на ухо номеру.
— Леди, господа, я покину Вас на несколько минут, — сказал номер и вышел из малого зала.
Вот так, хрен ты куда сбежишь, юный падре. Силой ты прорываться не будешь. А интересные подробности ты мне выложишь сам.
— Жаль, граф, — вздохнул Лонир, — что Ваша супруга до сих пор к Вам не присоединилась. Молчание в зале.
Вот сволочь! Ты же специально это сказал! Ты хочешь пробить на вшивость девчонок. Ты хочешь узнать, кем они мне приходятся!
— Мне тоже жаль, — улыбнулся я. — Но надеюсь, что это когда-нибудь случится.
Так, застывший взгляд волчицы обещал такое… А Дуняша с интересом смотрит на меня, но никак на слова этого гада не реагирует. Краткий расклад — кто есть, кто, я им дал перед приездом в замок. Знают они и о моем вымышленном статусе путчиста. Слава богу, что на них маски, а то бы этот подонок мог засечь их эмоции. Корольки, маска отличная штука! А Лонир поспешил скрыть свое разочарование. Тут тебе не здесь.
— Леди, господа, — поднялся я. — Займемся делом?
Одобрительный гул голосов был мне ответом.
— Пятый, — подозвал я вернувшегося в малый зал номера, — быстро приведи ко мне отца Карита. Скажи ему, что моя жизнь находится в опасности.
— Принял, — ответил номер и посмотрел на приближающихся ко мне девчонок.
— Леди, — обратился я к Арне и Дуняше, — проводите меня в мои покои.
— Проведем, — улыбнулась Арна, — как не провести такого злостного мятежника и лжеца? Пятый, — посмотрела она на номера, — погоди со святошей.
А чего я ждал? Слух у волчицы великолепный. Вздохнув, я подтвердил кивком требование Арны номеру.

Арна каталась по кровати и безумно хохотала. Дуняша вообще рыдала от смеха. Я мрачно смотрел на эту картину. М-да, хорошо, что мы не в Белгоре иначе бы о моем позоре в считанные минуты узнал весь город. Великий истребитель хозяев погани, личей, демонов и бхутов, был окольцован, как пацан. Вернее, сделали его, как салабона.
— Может хватит ржать? — не выдержал я.
— А блудницам слова не давали! — задыхаясь, просипела Арна и, с трудом вдохнув воздух, снова залилась звонким смехом.
— Братик, — оторвала свою голову от мокрой подушки сестренка, — а почему ты так мало взял денег? Всего две с половиной тысячи золотых за такую трудную работу — это очень мало. Неужели ты так дешево себя ценишь?
Опять пошла волна ржание. М-да. Карьера юмориста мне обеспечена. Только с честью придется распрощаться, да и гильдия охотников попросит меня из своих рядов. Обе гильдии, да и клану вампиров шуты не нужны.
— Понятно, — всхлипнула Арна, — почему об этом своем великом подвиге рыцарь нам ничего не рассказал.
Я подошел к окну и стал считать птичек. А что мне еще оставалось делать? Текли минуты и взрывы безумного хохота, сначала сменились простым смехом, потом смешками, а потом редким прысканьем переглядывающихся между собой девчонок.
— Влад, — подошедшая ко мне Арна, обняла меня со спины. — Не обижайся, но такого я даже не могла себе представить!
— Я тоже не мог, — буркнул я. — Самоуверенность и зазнайство до добра не доводят.
— Кто она такая ты узнал? — спросила Дуняша. — Должна же я знать хоть имя своей новой родственницы. Опять начали смеяться. Причем, Арна уткнувшись головой мне в плечо.
— Да, — отсмеявшись, начала волчица. — В Белгор сбежал котенок из-под венца. Там он стал котом, выехал на прогулку и стал женатиком. От судьбы не уйдешь. Сколько можно меня подкалывать? Лонир, я тебя убью.
— Так кто она ты узнал, братик? — выдохнула Дуняша.
— Узнал, — вздохнул я, — и сделал кое-что еще.
Смешки резко прекратились. Арна развернула меня к себе лицом и внимательно посмотрела мне в глаза. Сестренка вскочила с кровати и стала рядом с волчицей.
— Ты ее убил? — спросила Арна.
К черту, раз пошла такая пьянка.
— Хуже, — буркнул я, — я в нее влюбился. Я не знал, что она моя жена и втрескался в нее по уши.
Девчонки переглянулись.
— Эла, — утвердительно сказали они одновременно.
— Да, — ответил я.
— То-то в твоем рассказе были некоторые шероховатости, — протянула Арна. — Теперь все ясно. А как ее настоящее имя?
— Алиана, герцогиня эл Чанор, — сознался я.
— Кто? — прошипела Арна.
— Приемная дочь короля Мелора? — выдохнула Дуняша.
Я молча кивнул.
То, что волчица умеет виртуозно материться, я знал давно. Но Дуняша откуда знает эти слова? Кто ее научил? Найду этого гада и вырву ему язык.
— И ты еще жив? — спросила Арна.
— Пока никто кроме нескольких человек, — начал я, — не знают, что я и муж герцогини — это одно и тоже лицо.
— Ты смертник, Влад, — вздохнула Арна. — А как ты узнал, что она твоя жена? Ты ведь не узнал ее фигуру. Уж на это твоих умений бы хватило.
— Когда вышли все сроки нашего возвращения, Эла ворвалась к мангусту и оставила ему письмо, — сказал я. — До этого постоянно приезжали ее люди и спрашивали обо мне.
— Повтори слово в слово, что там написано, — потребовала сестренка.
Я повторил, а почему не повторить?
Молчание.
— А ведь она безумно тебя любит, — задумчиво сказала Арна.
— Ты думаешь? — усмехнулся я.
— Ты дурак, братик, — встряла Дуняша. — Все мужчины дураки. Она любит и сильно переживает за тебя.
Девчонки понимающе переглянулись между собой и с огромным сочувствием посмотрели на меня. Мол, что взять с этого, который в детстве упал с дозорной башни донжона темечком прямо на камень? Выжил и то хорошо, а наличие мозгов при такой травме — вопрос десятый.
— Ты знаешь, — улыбнулась Арна, — я даже не могу тебя к ней ревновать. Котяра, ты не совсем дурак и рано или поздно увидишь ее снова. Посмотри ей в глаза и затащи в постель, а потом допроси с особым пристрастием и она выложит тебе все. Особенно, если ты будешь пользоваться пером.
— Ты думаешь? — усмехнулся я.
— Уверена, котяра, — Арна впилась мне в губы.
— Так вы уже?! — взвизгнула Дуняша.
— А ты еще маленькая, — пробурчал я, отрываясь от губ волчицы. — Кстати, — выбери себе гостевые апартаменты.
— Не буду, — надулась Дуняша. — Ставьте полог молчания и занимайтесь чем хотите. Мне это не интересно.
— Влад, — улыбнулась Арна, — ей действительно пока это не очень интересно. Она боится больше врагов, чем мужчин. Магини Смерти в этом плане несколько заторможены. Поэтому Дуняша и крутила голову своим кавалерам. А вот магини Жизни созревают очень рано.
Твою тещу! А почему я об этом не знал? Насчет магини Жизни не знал.
— А ты откуда это знаешь? — спросил я.
— Ты точно не бился в детстве головой о камень? — ехидно спросила Арна. — Ната по большому секрету сказала.
Верно, да и мне в голову не могло придти спросить Живчика о половом созревании магинь Жизни. Все страннее и страннее ситуация с Алианой. Но я тоже хорош! В основных темах я разобрался давно, но я не знаю мелочевку, которая известна уроженцу Арланда. Да, об особенностях некоторых школ, проф не знает. Вернее, не обращает внимания, но кто мне мешал узнать у Ераны?! А то ли вообще я спрашивал у отца Анера?!
— Влад, — в дверь проникла голова Пятого, — отец Карит прибыл.
— Девчонки, оставьте меня одного, — потребовал я. — Зови!

Карит сидел на стуле и с каждой секундой нервничал все больше и больше. Я пригласил его десять минут назад и с тех пор только сверлил его прокурорским взглядом. Я не задал Кариту ни одного вопроса, а только смотрел на него. А его лоб уже начал покрываться испариной. Сейчас ты мне расскажешь все или почти все.
— Влад, — пустил петуха Карит, — что ты хотел?
Один ноль в мою пользу.
— Я хотел? — изумился я. — Это ты хотел мне что-то рассказать о прибывающих клириках. Давай, рассказывай, не стесняйся.
— Я ничего о них не знаю, — возмутился Карит.
Не врет, стервец. Изменим формулировку вопроса.
— Ты знаешь, — начал я, — почему они приезжают в мой замок. Карит, у меня нет времени играть с тобой в разные игры. Ночью я перейду в дальнее пограничье. У моей подруги темные убили парня.
— У Эллины? — спросил клирик.
— У нее, — подтвердил я. — Я хочу кое-кого наказать, а вместо этого вожусь с тобой. Ты хочешь оставить слуг Проклятого без возмездия? Их не нашли, иначе бы она не обратилась ко мне.
— Нет, — понурился Карит, — а ты никому не скажешь?
— Могила, — ответил я.
— Я внук Наместника Создателя, — вздохнув, сказал юный падре.
ПОПАЛ! Я попал.

Глава 10

— Так здесь ты геройствовал? — спросила Арна, осматривая окрестности.
— Да, — вздохнул я и принялся разбивать лагерь.
— Влад, я немного побегаю, — уведомила меня Арна.
— Тут могут быть твари, да и все остальное, — начал я…
— Ты хочешь учить оборотня жизни в лесу? — изумилась волчица и обернулась.
М-да, что-то я совсем сегодня тупой. Вымотал меня разговор с клириками до донышка. Это меня нужно было учить выживать в лесу, а вервольф и так все знает. Вернее, знает его вторая ипостась. Арна подошла ко мне прикусила своими челюстями мне руку и, махнул хвостом, скрылась в роще. Вот и еще один тонкий намек. Я посмотрел на наруч, со следами зубов волчицы. Хорошо, что на мне бригантина с причиндалами, а если бы был бахтерец? За просто так уродовать новую броню, не есть гут. Нужно постараться, чтобы убить оборотня в лесу. Зрение, нюх и так далее, я даже не вспоминаю. А вот невероятную силу мышц, остроту и прочность зубов и когтей, я помню очень хорошо. Моя первая команда прикрытия. Трон — маг, Яг — воин и Глав — берсерк. Не магия и не сталь, а что-то среднее. Арна в этой ипостаси может легко перекусить мне бедро, конечно, если на мне не будет брони, и не будет пуховика. Если у клыкастиков громадная скорость и вполне уязвимое тело, защищаемое регенерацией, то у оборотней громадная сила и трудно уязвимое тело, тоже защищаемое регенерацией, это о птичках. Чем-то эти два народа похожи. А вот если бы сделать из них универсального солдата? В человеческой ипостаси — вампир, а в звериной — оборотень. М-да, как представишь себе такого бойца, так сразу хочется оказаться от него как можно дальше. Все, я закончил наладку сигнального контура и огляделся по сторонам. Волчицы нет, и я вполне ее понимаю. Сестры заливают светом землю, а вокруг столько много интересного. Кажется, что она кого-то уже успела прибить в полукилометре отсюда.
— Арна, — я максимально точно представил себе девчонку. — Лагерь готов, возвращайся с прогулки. Палатка давно ждет.
В моей голове отразился облик довольной волчицы и ждущего ее около логова матерого волка. Еще одна недоработка есть у оборотней. После обращения они могут общаться только образами. Маги Жизни, а куда, собственно говоря, вы смотрите? Тут такой простор для генетики, которая девка империализма, мать ее.

— Влад, что ты со мной делаешь? — прошептала Арна, уткнувшись лицом мне в плечо.
— Еще скажи, что тебе это не нравиться, — улыбнулся я.
— Нравиться, — вздохнула она, — но так нельзя.
— Почему? — провел я рукой по ее телу.
— Не надо, — Арна отбросила мою руку и села на постель. — Котяра, не надо. Не говори ничего. Просто послушай меня. У меня была семья, ты знаешь, как оборотни относятся к своей крови. Я порвала с ней. Отец отрекся от меня, мой род отрекся от меня.
Вот это серьезно. Должно произойти нечто совершенно дикое, чтобы оборотня изгнали из рода. Мало истинных на Арланде. Пять родов меняющих свое тело осталось после Смуты. Три рода вервольфов и два рода берсерков. Учитывая, что все они природные маги, то каждый из выживших в той бойне стал дворянином. У оборотней нет мест компактного проживания. Они рассеяны по всему Арланду, но раз в год род собирается полностью. И глава принимает в него новых вервольфов или берсерков. Вот так и живет каждый оборотень в условиях двойного подчинения королевской власти своей страны и главе рода. Королькам это не сильно нравится, но ничего сделать они не могут, да и не очень-то хотят. Глава не лезет в политику, его цель обеспечение выживания рода. Каждый брак заключается только после тщательнейшей проверки возможности мужчины и женщины оборотней. Лучшие должны рожать от лучших. Главу Медведю на это плевать. Он уже сделал трех детей своей супруге и благополучно забыл про нее, но не про них. Вполне его понимаю. Критерии женской стати в роду Пещерных Медведей лично мне кажутся очень странными. Когда я увидел сестру Глава, приехавшую навестить своего непутевого младшего брата, то сразу вспомнил о метательницах ядра. Фигура один в один. Симпатичная леди под метр девяносто и свыше сотни килограмм весом. Одно слово — богатырка. Нет, есть ценители подобной красоты, но я себя к ним никогда не причислял. Да и Глав тоже. Сам мне по пьяни признался. Вайк находится в процессе непростого выбора. Каждый год он приезжает с пати Серых Волкав довольный, как кот, стащивший кусок колбасы. Я так понимаю, что вервольф проводит накопление базы данных и только потом примет взвешенное и стратегически мудрое решение. Лет так через пять, когда откладывать свадьбу дальше станет невозможно или когда он перепробует всех незамужних серых волчиц. Тогда татуировка на руке у этой помеси волка и жеребца появится раньше.
— Что ты молчишь? — спросила меня Арна.
— Мне это не интересно, — жестко сказал я. — Ты моя подруга, а на все остальное мне плевать. Ты поняла? Мне ниже пряжки все, что не касается моих отношений с тобой. Вернее, того, как ты ко мне относишься. Если кого-то это не устраивает, то это его трудности. Не твои, волчица, — я опрокинул ее на спину и сжал в объятиях, — и не мои. Я тебя никогда не брошу. Ты моя подруга, запомни это. На моей родине есть поговорка: В«Не бросай старых друзей, ради новыхВ». Я тебя не брошу, не надейся на это.
— Котяра, — вздохнула Арна. — Ты меня не понял, ты не понимаешь. Я счастлива с тобой. Ты все, что у меня осталось в этой жизни. Котяра, когда я видела то, что ты творишь в логове хозяев погани, я пришла в ужас. Ты был более страшен, чем они. Ты был более ужасен, чем те твари. Котяра, внутри тебя скрывается монстр. Ты очень добрый, ласковый. Ты никогда не отвернешься от друга или от подруги. Но только когда это будешь ты, а не тот, кто находится внутри тебя. Поверь, котяра, я разбираюсь в этом. Ты страшен, своей потаенной сущностью. Молчи и не говори ничего. Мой род отказался от меня, когда я послала подальше главу с его планами моего замужества. Я бросила вызов своему жениху и убила его на поединке волков. Отец проклял меня и объявил об отложенной охоте. Я уехала в Белгор, там меня стали бы искать в последнюю очередь. Прошел год и по нашим законам охота на меня моего бывшего рода была отменена. Я стала просто отверженной и стала охотницей. Прошло время и я создала команду охотниц, а потом ты в нее влился. Хотя, влился — это не совсем правильный термин. Котяра — Ната, Лира, Мори и Иса, были моей семьей. Ты стал членом моей семьи. Хорошим членом, — Арна укусила меня за ухо, — работящим членом семьи. А потом все закончилось. Я снова потеряла семью. Я потеряла семью во второй раз. Остался только ты. Котяра, не бросай меня. Я не могу себе представить, что все это закончится для меня.
— Я уже говорил, что не брошу тебя, зайка, — я сжал ее в объятиях.
И что тут скажешь? Насчет монстра — будем посмотреть, а отложенная охота — вещь серьезная. Каждый твой бывший родич должен при встрече тебя убить. Никаких правил не существует. Допускается все — от кинжала в спину, до яда в бокал. У жертвы есть только один шанс — за три дня форы забиться в какую-нибудь дыру и молить Создателя, чтобы на его след не вышли. Дела.
— Арна, — начал я, — а зачем ты мне все это говоришь? Вернее, с такими подробностями все выкладываешь? Я никогда не спрашивал тебя о твоей прошлой жизни. Ты никогда не рассказывала мне об этом. Должна быть причина твоей сегодняшней исповеди?
— Это еще не исповедь, — Арна потерлась щекой о мою грудь. — Когда я узнала, кем является твоя жена, я сильно испугалась за тебя. Ты можешь меня бросить и не по своей воле. Я знаю, о чем говорю.
— И я знаю об опасности, нависшей надо мной, — улыбнулся я. — Поэтому я един в трех именах. Поэтому я хочу стать высокородным. Меня так будет труднее убить, если кто-то узнает, что я муж Элы.
— Ты понимаешь это головой, — усмехнулась волчица, — а вот если бы ты понимал это сердцем, то я бы была более спокойна за тебя. Если бы ты родился высокородным и впитал в себя с молоком матери опыт интриг и заговоров, которые беспрерывно являются увлечением элиты Арланда на протяжении столетий, то у тебя было бы гораздо больше шансов выжить.
— Ты хочешь сказать, — начал я и замолчал.
— Да, — усмехнулась волчица, — такой опыт у меня есть. Я не знаю, почему произошла такая свадьба королевской дочери, но мое чутье вопит об опасности. Мой бывший отец является главой рода Черных волков, до этого был дед, прадед и так далее со времени Смуты.
Да что же это со мной творится?! Куда ни плюнь — попадаю в особу высокого рода! Карит-то вообще что учудил? Это же нужно иметь такого деда?! Куда он смотрел, когда принимал решение появиться на свет?
— Давай спать, Арна, — начал я, — скоро рассветет и нам предстоит прогулка к поселению клыкастиков.
А насчет остального, то у меня есть хорошие шансы. Раньше я почти не ошибался, да и участие в интригах сильных мира сего, корпораций и так далее, не являлись для меня чем-то запредельным. Правда сейчас на кону моя жизнь, а не удачная сделка, и ее я потеряю, а не Женя пару-тройку лимонов.
Я посмотрел на посапывающую волчицу. М-да. Женат на принцессе, любовница почти принцесса, я половой хулиган. Нет, чтобы крестьянками довольствоваться! Взял себе моду, понимаешь, развращать высокородных леди, имея такое рабоче-крестьянское происхождение. Или нет, я вроде из семьи служащих? Да пошло оно все лесом. Пора заново просмотреть беседу со святошами и отметить детали.

Синема.
— Барон, — продолжал допрос замаскированный светской беседой главный знаток, — Вы отличный воин и могучий маг. Вы великий полководец под рукой у которого весьма мощные силы.
А-га, Геракл и Аякс в одном лице. Сейчас ты еще скажешь про мой ум. Карит скоро челюсть вывернет себе, пытаясь не зевнуть. А номера привычно сидят с каменными лицами.
— Вы великолепный организатор и признанный лидер анклава.
И я об том же. Гений, чтобы меня черти взяли!
— Святая матерь-церковь очень интересуется такими людьми и готова оказывать им свою поддержку. Брать их под свое крыло и помогать в тяготах мирских.
Наконец-то я дождался главного. Меня вербуют, какая радость! Только что ж так откровенно?! Тоньше нужно работать, тоньше. Знаток, а ведь инициатива наказуема и ты сейчас это поймешь. Зря я тебе мозги крутил столько времени, что ли?
— Я уважаю матерь-церковь, — склонил я голову. — Я ее верный сын и готов всегда принять ее помощь. Я хочу нести свет Создателя по всему Арланду.
Гляди, его не стошнило! Неужели он считает, что я говорю полную правду? Вон как доброжелательно кивает и довольно перебирает четки. Хрен тебе в грызло, а не сексот из красивого меня. На моей исторической родине почему-то отношение к таким людям сугубо отрицательное и впитывается с молоком матери. Да и запрограммировано оно на генетическом уровне.
— Сейчас, — продолжил я, отпив вина, — я опять готовлюсь сделать еще одно доброе дело во славу Его. Великим напряжением сил всего анклава мы построим стену и перекроем перевал, ведущий в дальнее пограничье. И на эти истерзанные тварями земли придет почти полный покой.
Ого, ты еще ничего не понял. Вон, какое лицо сделалось заинтересованное. Добить. К черту, все равно об этом станет скоро известно всем.
— И вольные бароны, проживающие в этом анклаве, признают меня своим сеньором. Признают графом эл Артуа, — нанес я удар.
Святоша поперхнулся вином. Два его помощника переглянулись. А старый знакомый братец-клон Сенар недоуменно посмотрел на меня. Мол, я такой идиот по жизни или гоблы меня слишком сильно стукнули по голове. Куда ты со свиным рылом в калачный ряд? Кто тебя из корольков признает? А без бумажки — ты вольная дворняжка. И за это ответишь, скотина. Маска — отличная штука и ты не узнал того, кому хамил.
— Да и осененные мудростью короли готовы это сделать, — нанес я добивающий удар.
Знатоки остолбенели. Вполне их понимаю. Если то, что я говорю — правда, то я матерый интриган и два часа смеялся над их неуклюжими попытками. А если то, что я говорю — бред моего воспаленного сознания? Я видел их мысли. Если я фантазер — то откуда замок, воины и маги? Как я отлично подобрался к принцу Керту и все остальное. Нет, эта сволочь говорит правду. Точно, прикидывался героем и водил нас за нос, скотина! Но такое дело негоже оставлять без внимания матери-церкви. По плечу за такой прокол не похлопают.
— И я очень надеюсь на понимание со стороны престола Наместника Создателя, — улыбнулся я. — И его лично.
— Кого? — пустил петуха один знаток.
— Наместника Создателя, — повторил я. — Ведь, как вольный граф, не имеющий сеньора над собой, я должен пройти проверку на чистоту своих помыслов.
— Да, — с трудом согласился главный знаток.
— Так зачем разводить долгие процедуры? — я сел на кровать и искренне улыбнулся безопасникам. — Отец Карит, наделенный силой Создателя и мудростью не по своим годам сам это сделает и будет в будущем достойным епископом Артуа.
— Но он слишком молод! — выпал в осадок от моей наглости третий знаток.
А главный молчит и пытается испепелить меня взглядом. Ты знаешь родословную юного падре, а остальные работают втемную. Карит, учись, как надо работать! Ессно, что пока я жив. Это называется сыграть в дурака и привести быка на скотобойню так, чтобы он ничего не заметил. Я не тянул вас за язык. В самой недвусмысленной форме мне была обещана помощь церкви в общем виде и в лице службы ее безопасности в частности. Теперь для вас есть только один выход — полностью отыграть все назад. Мол, мы не поняли друг друга, временное помутнение рассудка и так далее. Не получится у вас сойти с крючка.
— Отец Карит очень способный и честный клирик, — заверил всех я. — Его жизнь посвящена служению Ему и борьбе с порождениями Проклятого. Он великий воин Создателя. Ведь внуком у Наместника Его не может быть другой человек? Не так ли? Кстати, отец Карит, а когда ты навестишь своего деда и заставишь его гордиться собой?
— Скоро, — ответил юный падре, который выучил, наконец-то, пальцовку.
Ловушка захлопнулась! Попробуете опровергнуть меня. Главный знаток уже лихорадочно прикидывает новые расклады, пока его банда находится в состоянии полного ступора. А ничего теперь тебе не остается, милый, как возглавить движение по выдвижению в графа любимого меня. Мол, это изначально была моя идея, когда я познакомился с таким великим, мудрым, святым и так далее, нужное подчеркнуть, человеком. Граф нам обязан, церкви большой респект от верующих, дедушка юного падре будет доволен выдвижением своего внука без своей мохнатой лапы, внук весь в меня. Вешайте медаль на грудь умному знатоку! Отец Анер, я избавил Вас и митрополита Ирена от одной головной боли. Нет, удачно клирики заехали ко мне.
Карит, а что ты так сидишь? Мы спорили с тобой на бутылку твоего лучшего вина для причащения. Давай, одна нога здесь, а другая уже в подвале.
— Нам надо обдумать Ваши слова, барон, — родил мыслю главный знаток.
— Замок в вашем распоряжении, — улыбнулся я.
Карит, ты еще здесь? Бегом, стервец ты улыбающийся. Надо обмыть, хм, мою вербовку.

Волчица замерла, и шерсть на ее загривке поднялась дыбом. Да и мне понятно, кто срывается в этой роще. Я снял шлем.
— Гостей принимаете? — громко спросил я.
Серый силуэт вылетел из леска и стремительно начал приближаться ко мне. Хриплый рык, и зверь, оказавшийся на его пути, заставил превратиться смазанное для восприятия пятно в знакомого клыкастика.
— Ретал, ты всегда так приветствуешь гостей? — поинтересовался я.
— Нет, Влад, — усмехнулся высший вампир и покосился на волчицу. — Скучно тут у нас, я и подумал, что ты опять на веселье позовешь. Оборотня же ты позвал.
— Посмотрим на твое поведение, торопыга, — пробурчала, подымаясь с земли обернувшаяся Арна.
— Леди, — склонил голову Ретал.

— Неужели так всем скучно, Риордан? — спросил я.
— Да, — вздохнул патриарх клыкастиков.
Мы сидели в его доме, и пили пиво. Компанию мне, Риордану и Арне, составляли пятнадцать высших вампиров из двадцати трех, которые были в клане Скалы. Воинская элита, однако. Остальные были в дальнем рейде, под чутким руководством сына патриарха. Соседний клан клыкастиков передал о нездоровом шевелении темных около побережья, и энтузиасты сокращения темного поголовья бросились туда. Восемь высших и двадцать обычных клыкастиков решили стать марафонцами и составить кое-кому компанию. Хотя, понимаю ребятишек. Клан по меркам пограничья стал невероятно силен. Только полностью сошедший с ума разумный рискнет атаковать великолепно защищенное гнездо вампиров, когда там постоянно прописано столько элитных бойцов. На ленточки порежут. Ранее в клане Скалы было девять обгрейденных клыкастиков и то он считался сильнейшим, а теперь вообще настала райская жизнь. Только нужно кое-кому долги раздать.
— Я-то успел повидать мир, — продолжил Риордан, — а другие? Что они видели кроме лесов и тварей, рейнджеров, купцов и слуг Темного. Только стены поселков, за которые нам нет ходу. Тем более, — патриарх подтолкнул меня локтем, — что бойцы, которые вернулись с тобой из погони за шкерами, стали такими завидными женихами, что всем девушкам из соседних кланов страшно. Страшно интересно с ними познакомиться и окрутить. Другие бойцы тоже хотят такую добычу и такого интереса к себе.
Тихий смех, был единственным, что позволили себе клыкастики. Дисциплина тут на уровне. Сидят и не чирикают. Понятно, что пятерка вампиров, которая была временно прикомандированной группой к карательному отряду рейнджеров, является по меркам пограничья невыносимо богатыми разумными. Снаряжение, доставшееся мне от друида, я разделил по-братски. Себе взял только одну палатку, в которой мы с Арной сегодня и ночевали, а остальное разделил среди соратников. Богачами стали клыкастые каратели, а учитывая отношение вампиров к браку вообще, то наверняка конкурс среди невест был жутким. Вернее, среди кандидаток на роль подруг. Институт брака не прижился среди вампиров. Есть воин, и есть его подруга, пары могут расходиться, довольно часто, снова сходиться, довольно редко, а дети считаются как их, так и детьми клана. Общими детьми клана. Наверно такое отношение и помогло выжить религиозным пофигистам. Это и привычка брать себе в подруги, конечно, по-возможности, клыкастую леди из другого клана.
— А полигон, который вы сделали из логова бхута? — спросил я.
— Все, кто могли, те его прошли и стали высшими, — пожал плечами Риордан. — Те, кто не смогли, попробуют через год. Хорошо еще, что никто не погиб в этих катакомбах.
Понятно. Все прошли через смерть, но изменения статуса проявилось у некоторых. Значит, остальные не были психологически готовы. Бывает.
— Риордан, — начал я, — у меня есть к тебе дело.
— Я помню про камни, — перебил меня патриарх. — Твоя доля в целости и сохранности.
Я медленно выдохнул сквозь зубы и стал считать до десяти. Как меня достала клыкастая гордость!!!
— Вообще-то я не об этом, — продолжил я, — но от камней не отказываюсь. Я говорю о работе по контрактам наемников. Я говорю о возможности переселения в более цивилизованные места, если клану понравится работа, местные жители и все остальное. Не перебивай меня. Пока разговор идет только о возможности. Не о каком уходе из этого поселка сейчас не может быть и речи. Слишком много углов нужно будет стесать, чтобы идея стала реальностью и отношение клириков — это самое важное. Ты понимаешь, о чем я говорю.
— Понимаю, — кивнул патриарх. — Каждое дело начинается с малого. С чего ты планируешь начать переселение?
— Так ты согласен? — спросил я.
— В этих лесах у нас нет будущего, — вздохнул вампир. — Нам ничего больше не остается. Когда наемникам прибыть к твоему замку, барон?
Моментом просчитал ситуацию, отлично.
— Скоро, — улыбнулся я, — сегодня мы все обсудим и я отправлюсь в седьмой поселок. Выдели мне пару сопровождающих, чтобы я не отвлекался на всякие мелочи. Надо дать укорот слугам Проклятого.
— Через земли, которые мы контролируем, никто не проходил, — сказал патриарх.
— Они зашли с другой стороны, — вздохнул я.

— Атака была на меня, — всхлипнула Эллина, — Лит дал мне несколько секунд и умер!
Блин! Что-то подобное я и предполагал. А теперь мне легче? Да ни хрена! Твою тещу! К моему плечу прижималась плачущая девчонка. И что теперь делать? Вон, как мангуста перекосило от одного вида Эллины. Ему нужно срочно кого-то убить. Судя по всему, ничего еще не закончилось. До седьмого поселка мы с Арной добрались за три дня. Пять будущих наемников попрощались с нами и отправились в мой замок в пешем порядке. Дней десять-пятнадцать они точно потеряют. Потом переход в третий поселок, который был окружен секретами снаружи палисада и перекрыт патрулями рейнджеров внутри стен. Возмущенный ор гостей, которых не выпускали из поселка, давно затих. Как мне сказал Конт Липкий — временный комендант этого места, было объявлено, что хочешь уехать — без проблем. Головку открой для расстроенной девушки. Вон она около ворот под охраной стоит. Народ смотрел на Эллину и решал, что всегда мечтал об отпуске в третьем поселке.
— Хватит некоторых тайн, — вздохнул я. — Тихий, собирай мастеров внутреннего круга. Кое-что я могу сказать сразу, кое-что потом. А скоро кое-кто умрет.
— Барос? — поинтересовался Тихий.
От улыбки мангуста, которая осветила его кабинет, можно было прикуривать ненависть.
— И почему ты такой злой? — усмехнулся я. — Конечно, Барос. Им нужно передать привет. Кстати, со всем почтением и уважением. Ты ведь не против?
— Я только за, — ощерился мангуст, — мастера внутреннего круга давно в сборе. Почти все рейнджеры в сборе и никто не смог покинуть третий поселок после убийства Лита. Я этих бл…. лично буду резать на части! Никто из них не ушел из поселка. В этом я уверен точно. Это связано с тобой?
— Это связано со всем, — улыбнулся я, поглаживая волну пепельных волос Эллины. — За Командой Гнева объявлена охота и за убийцей бхута объявлена охота нашими друзьями с одного острова. И почему они такие злые?
— Ты не сказал мне почти ничего нового, Влад, — посмотрел на меня мангуст.
— Далв! — вскинулась Эллина. — Ты воин из Команды Гнева?! Ты Влад Молния? Ты мастер-охотник?
— Почти, не то слово, — начал я. — Хватит ненужных тайн. Да, Эллина, — я снова погладил волосы магини, — я мастер-охотник. Я Влад Молния.
— Ты мерзавец! — прошипела магиня и встряхнула меня.
— Этот мерзавец, — улыбнулась Арна, — несколько дней назад убил хозяина погани и выжил в бою с деми-личем.
— Ты?! — раздался небольшой хор голосов. М-да, почти дуэт.
— Нет, — сознался я, — хозяина погани убили Мрачный, Лед, Вулкан, Живчик и Гром. Я со своей командой только отвлекал внимание.
— Насколько сильно? — поинтересовался Тихий.
— Очень сильно, — улыбнулся я. — Так сильно, что едва смог унести свою задницу, но на обратном пути я кое-кого прихватил, для обстоятельного разговора по душам. Нет времени, для официального общения между гильдиями и то, что выложил телохранитель Крия Баросского, я расскажу вам.
— А деми-лич? — снова встряхнула меня Эллина.
— Был, — улыбнулся я. — Я хорошо умею бегать. Очень важное умение и позволяет здорово продлить жизнь.
— А твоя команда бежала впереди тебя? — поинтересовался мангуст.
— А как же? — возмутился я. — Только пятки сверкали! Те еще спринтеры.
— Кто? — спросила Эллина.
— Проехали, — буркнул я. — Собирай мастеров, Тихий. Кстати, Эллина, ты не хочешь поспать? Что-то твой вид мне не нравится.
— Нет, — сказала магиня. — Я тоже хочу кое-что узнать. Я хочу кое-кого убить.
— А кто против? — удивился я. — Все узнаешь от Арны Черной.
— Ты мастер-охотник? — изумилась Эллина и посмотрела на Арну, стоящую у окна.
— Охотница, — улыбнулась волчица, — и я знаю много тайн Шутника. Пойдем, посплетничаем.
Великолепно, мою пальцовку Арна заметила. Замечательно, что ее не видела Эллина. Хрен его знает, насколько далеко простирается ее любопытство. Вдруг она знает боевой язык охотников? Я проводил уходящих девчонок задумчивым взглядом.
— Ты что-то хотел выяснить? — спросил мангуст.
— Да, — улыбнулся я. — А как все было на самом деле, Тихий?
Мангуст вздохнул и поставил полог молчания.

Блин! Эти игры в каких-то Бондов до добра никогда не доводят. Мангуст параноик и ждал атаки на кого-то из карательной команды. Эллина была подставой. Как же? Ей известны почти все тайны гильдии рейнджеров. Повелительница Разума много знает и если внезапно отрубить ее прелестную голову, то кое-что может стать известно и другим. Эллина не рейнджер. Стремительная атака, мечом по нежной шее и все. Да, хахаль постоянно с ней находится. Да, он рейнджер, но не маг. Какие проблемы для двух магов-убийц с Бароса? Столетний опыт ударов в спину не пропьешь. Другое дело, что мангуст ждал атаки на Эллину, как на самое слабое звено. Не на него же нападать слугам Проклятого? Они ненормальные, но не настолько. Трое мастеров-рейнджеров, трое Рук гильдии постоянно ошивались рядом с домом Эллины. Длительный запой у них был, понимаешь. Мангуст даже один раз прилюдно орал на этих пъянчуг. Не помогло, эти свиньи продолжали надираться дешевым вином и прикрывать Эллину. Мангуст ошибся, удар был слишком силен и ребята не успели защитить Лита. Им не хватило нескольких секунд. Они всего лишь прикрыли Эллину и позволили умереть убийцам с Бароса, когда те все поняли. Когда слуги Темного поняли, что попали в ловушку. Как же, настраивались убивать Повелительницу Разума, хотели убить магиню не боевика, а тут такой облом. Один из шалунов был мастером Огня и, используя пару камней боли, превратил тело своего подельника и свое в пепел. Мастер-некромант из рейнджеров пролетел со страшной силой. Некого ему было подымать и допрашивать, а кое-кто из островитян остался в поселке. Кто-то заметил резкое протрезвление трех рейнджеров и их стремительное выдвижение к месту веселья. Кто-то заметил, как поселок начали перекрывать патрули рейнджеров и дать сигнал двум убийцам. Мол, рвите когти, если сможете. Те не смогли, а эта сука, извернулась. Здесь она, здесь. Тихий немного обеспокоился за мою тушку, после такого удара по своей секретарше и приказал расстроенной Эллине узнать, а жив ли я вообще. Магиня выяснила и вызвала меня. Подумав, мангуст решил, что хуже не будет. Вдруг у меня есть в кармане дополнительные шутки?
— Тихий, — начал я, — а если Эллина узнает о твоих шалостях, тебе мало не покажется?
— Покажется, — вздохнул мангуст, — кто ж знал?!
М-да, а удар у него поставлен. Проломить одним движением такую толстую столешницу — стоит дорого. А я его понимаю. Сейчас девчонка немного не в себе, но что будет потом, когда она придет в себя? Что будет, если она узнает о своей роли в этой истории?
— Лучше сказать ей об этом, — начал я. — Лучше, ты сам это сделаешь, чем какой-то доброхот. Хуже всего будет, если она сама все узнает из чьей-то головы.
— Лучше, — печально согласился мангуст. — Возьмем оставшихся сук, и я признаюсь ей.
— Кстати, Лит знал? — осведомился я.
— Да, — грустно улыбнулся мангуст, — он знал и был очень горд.
— Уже легче, — заметил я, — тогда Эллина не будет сразу тебя убивать.
Кривая ухмылка в ответ. М-да, благими намерениями дорога в ад вымощена. Мангуст в принципе сделал все правильно. Но ключевое слово — в принципе. Лита уже не оживишь. Не выдержал его защитный амулет атаки двух опытных боевиков.
— Пошли, Шутник, — встал Тихий, — мастера внутреннего круга в сборе.

— Дела, — покрутил головой Никс Старый. — Похоже, что мне нужно срочно съездить в Белгор. Давно я с Вулканом не пил. Нехорошо это, очень нехорошо.
— Ты еще здесь? — удивился Тихий.
— Уже нет, ты видишь фантом, — улыбнулся гном. — Кстати, Шутник, а ты не родственник Владу, барону эл Стока. Что-то имена у вас похожие, да и дела тоже.
— Ты точно хочешь это знать? — поинтересовался я.
— Уже нет, — ухмыльнулся гном. — Тем более, что я такой забывчивый, такой забывчивый. Кстати, а о чем я тебя спрашивал?
— Понятия не имею, — ответил я.
— И никто не имеет, — улыбнулся мангуст. — Баронов развелось — как грязи. Куда не плюнь в дворянчика попадешь. Разве всех упомнишь? Далв, что можешь сказать по нашим друзьям с Бароса, которые почему-то скрываются в третьем поселке и почему-то еще живы? Мы найдем их со временем, но, чем раньше, тем лучше раньше.
Ясен пень. Когда удавка захлестнет горло шалунов, когда к ним подберуться вплотную, то они пойдут на прорыв и история повторится. Крепкие профи у Крия Баросского. Рассчитали все, кроме того, что дичью были они.
Орлы, поработаем миноискателями?
— Это как? — прошуршал песок.
Просто, нужно найти пару артефактов на ограниченной территории.
— Но мы же не можем точно понять их суть? — прожурчал ручеек.
Орлы, я не страдаю склерозом и помню все, что вы мне говорили. Вам не нужно точно определить функции, наполнение силой и так далее. Будь все так просто, так про ту игрушку, которая лежала с короной короля, мы давно бы уже все поняли. Объясняю на пальцах. Ваша задача найти связку из двух артефактов. Один из них темный, а другой светлый. Все, больше ничего делать не надо. Сможете?
— Да.
Так вперед и с песней. Обнаружили и доложили. Больше ничего делать не надо. Про незаметность ваших действий мне говорить?
— Влад?! — обижено прошептал квартет умников.
— Есть пара мыслей, Тихий, — улыбнулся я. — Может помочь. Ты говорил, что эти шалуны любят пользоваться темными артефактами и тотальная клириков проверка ничего не обнаружила?
— Есть такое дело, — кивнул мангуст. — Они скрывают их светлыми артефактами и обнаружить их можно, только если знаешь, где искать.
— Постараюсь тебя удивить, — улыбнулся я. — Всех вас удивить.
— Куда уж больше? — проворчал Эйт Ветер. — И так голова идет кругом. Шутник ты, Молниеносный.

— Трактир В«Счастливый окорокВ», — задумчиво пробормотал мангуст. — Конт, проверь осторожно.
— Никто и ничего не заметит, — улыбнулся Липкий.

Никто и не заметил, как хозяина корчмы вызвал родич, и громко обсуждал вопрос: В«пить с утра или не питьВ». Трое доходяг, которые совсем не маги. Ага, счааз. Это значит, что они отличные маги. Конт закончил свой доклад собравшимся карателям и предоставил изображения шалунов. Да, уже карателям. Руки гильдии — это для официальных дел, а каратели, для убийства, когда цель уже определена.
— Котяра, они мои, — твердо сказала Арна.
— Они мои, — прошипела Эллина.
— Хорошо, — я примирительно поднял руки. — Они ваши. Между собой сами договоритесь? Только они нам нужны почти живыми. Хотя бы один.
Девчонки переглянулись, кивнули и начали обсуждение всяких мелочей. Вот и ладушки. Никогда не вставай между женщиной и ее целью. Дольше проживешь, находясь в полном здравии и частичном спокойствии. А что интересует красавицу, новое платье или чья-то жизнь — вопрос надцатый. Вон, Тихий только ухмыляется и не говорит ни слова. Мы сидели в кабинете мангуста и смотрели на восходящий Хион. Кое-кто встретит сегодня свое последнее утро. Волчица давно соскучилась по настоящей работе. Ей нужно самоутвердиться таким путем. Охотников бывших не бывает. А Эллина, я вздохнул, ее понять можно. Да, она не боевик, но Повелитель Разума, готовый к бою — тоже не подарок. Один на один Эллина сможет разделать почти любого. Да, тогда она лопухнулась, но сейчас ни о какой панике не идет и речи. Эллина напоминает сжатую до предела пружину. Опаньки, девчонки договорились между собой.
— Я иду в корчму, — начала Арна, — и дожидаюсь когда слуги Проклятого спустятся завтракать. Эллина прикрывает меня снаружи. Меня никто здесь не знает и островитяне не будут удивлены видом похмеляющейся блудницы.
Эйт резко закашлялся. Вполне его понимаю. Принять сейчас мастера-охотника за блудницу может только слепец. Вру, слепоглухой кретин.
— Я подсаживаюсь к ним за стол, — продолжила Арна, — и выбираю момент для атаки. Эллина меня поддерживает, и наши друзья быстро будут упакованы.
М-да, я уже представляю себе эту картину. Мужик лезет в лиф новенькой шлюхи, а она оборачивается. Вот так и становились в Белгоре импотентами. Хорошо, что Арна была слишком растеряна и допустила словесную ошибку в своем разговоре со мной.
— А третий убийца? — спросил мангуст.
Логично. Их трое и один всегда остается в номере, когда двое его приятелей стараются не выбиваться из общей картины.
— Влад возьмет, — отмахнулась Арна.
Возьмет, а куда он денется?! Значит, я лифтом поднимаю свою тушку на уровень второго этажа, выбиваю тараном окно, ковбой хренов, и беру тепленького третьего слугу Темного. Нельзя быть постоянно готовым к отражению атаки. Физически и психологически это невозможно. Если бы Эллина была готова к атаке, вернее, у нее было время подготовиться, то Лит остался бы жив. Да, забыл, выбиваю окно и кричу: В«Всем мордой в пол, работает ОМОНВ». Отлично придумано.
— Принимается, — согласился мангуст, — почти принимается. Что скажешь, Шутник?
— Великолепный план, — начал я, — есть только одно маленькое замечание. Эллина остается здесь, Арна тоже остается здесь. Внутрь корчмы захожу я и Тихий, а Ветер разбирается с третьим гостем.
— Ты!!! Уже спелись, однако.
— Я, — я не стал отрицать очевидное. — Арна, ты не совсем в форме, слишком много времени ты провела без стали. Перекидываться — это не выход. Эллина — не боевик. Нам нужны живые или почти живые тела бароссцев. Кого допрашивать будем, если в заварухе пострадают их головы? Помечтали и хватит. Если у тебя и Эллины есть возражения, то я могу подсказать, куда именно вы их можете засунуть. Я понятно выразился?
— Ты, — вскочила Арна, — ты самый мерзкий, ты …
— И встать, — перебил ее я, — когда с тобой разговаривает подпоручик!
— Какой подпоручик? — вскипела Эллина.
— У которого гранаты не той системы, — развеял я ее недоумение.
— Да какие гранаты? — раздался хор голосов.
— Которые вместе с пулеметом я вам не дам, — признался я.
Красные лица возмущенных девчонок и молчание. Вру, ржач мангуста и остальных рейнджеров заполнили кабинет.
— Ты хотел такого уточнения? — поинтересовался я у ржущего мангуста.
— Именно, — хрюкнул Тихий.
— Арна, зайка, — продолжил я, — кстати, твой гардероб не соответствует высокому званию блудницы.
— Ты подонок, — вздохнула волчица и села на стул.
Одна все поняла. Погань быстро избавляет от тех качеств, которые мешают в ней работать. А вот вторая еще не полностью успокоилась.
— Эллина, — начал я, — ты еще слишком взбудоражена и можешь совершить глупость.
— Я Повелительница Разума, — прошипела девчонка.
— Не спорю, — усмехнулся я, — если ты сможешь меня пройти, если сможешь выйти из этого кабинета, то ваш гениальный план принимается, — меланхолично заметил я. — Попытаешься?
— Да! — рявкнула магиня.
Ната. Холод во мне и вокруг меня. Потрясенные глаза Эллины, усмешка Арны. Тут тебе не здесь, а наш разговор с убийцами будет очень серьезным и без всяких глупостей, без накладок.
— Еще нужны доказательства твоей неспособности верно оценивать обстановку и принимать правильные решения? — спросил я. Эллина покачала головой и села рядом с Арной.
— Влад, — усмехнулся мангуст, — а где твои сильные эмоции? Ты ведь раньше не мог без них призвать дух Льда?
— Там же где и мои карие глаза, — буркнул я. — Я не хочу случайностей и не хочу слышать в своей голове смех мертвых подруг.
— Твой ранг в гильдии охотников? — деловито поинтересовался мангуст.
— Вхожу в десятку сильнейших бойцов, — ответил я.
Заинтересованные взгляды всех рейнджеров-карателей, которые собрались перед выходом на дело в кабинете мангуста.
— Значит, ты наверняка входишь в тройку сильнейших бойцов гильдии рейнджеров, — задумчиво сказал Тихий.
— А я еще переживал! — хлопнул меня по плечу Конт Липкий. — Расскажи подробнее.
— Третий мечник и шестой маг, — вспомнив полигон, ответил я.
— Тихий, а из охотников еще никто не хочет стать рейнджером? — спросил Эйт. — Такие подготовленные кадры нашей гильдии нужны. У охотников и так много сильных бойцов.
Тихий смех всех присутствующих. Тихий смех успокоившейся Эллины. Ребята все прекрасно понимают. Молодцы. Эллина, не быть тебе Несмеяной.
— А теперь еще одно уточнение, — начал я. — Арна становится блудницей и идет внутрь кабака. Знакомится со своими товарками и ждет роскошного меня. Кстати, я буду богатым смертником, который только что приехал. Арну вообще никто не должен знать, а я буду в новом типе брони, которой нет у рейнджеров. Мы пьем, я распускаю руки и так далее. Потом я спорю с Арной по поводу цены ее услуг, и она начинает небольшой скандал с пьяным мной, призывая всех посетителей корчмы в свидетели. Тихий заходит на шум и останавливается на пороге трактира. В это время мы пакуем двух шалунов внизу. Эйт Воздух занимается третьим недоноском, а Эллина, ждет сигнала от Тихого снаружи корчмы. За ее жизнь отвечает Конт Липкий. Остальные каратели перекрывают все щели снаружи трактира на всякий случай. Только толпы рейнджеров нам внутри не хватало? Кстати, никто из бароссцев не должен уйти при любом раскладе. Всем все ясно?
Счастливые глаза Арны и Эллины. Довольные их видом рейнджеры. Девочки, мое умение торговаться отшлифовала Дуняша и один вредный гном по имени Керин. Если бы я предложил это сразу, то был бы скандал. А так, вы счастливы. Доволен и мангуст. Зря мы с ним переговаривались пальцовкой? Зря он так посадил Эллину, а я Арну? Остальные рейнджеры это видели и от души восхищались нашим спектаклем.
— Вперед, — озвучил гениальную мысль мангуст. Вод, приготовься к работе.

— Котик, ты пьян, — заявила мне роскошная блудница и прижалась грудью к моей руке.
— Пьян, — согласился я и в несколько глотков осушил третий кувшин вина.
Удобная штука, салад без нижнего забрала. То, что я сижу в полной броне, никого не удивляло. Трактир был полон смертников и девок, которые с восторгом смотрели на бахтерец и все остальное. Даже клинки я вынул из ножен, когда объяснял собутыльникам, какой я богатый, что могу позволить себе такой доспех и такие мечи. Народ, который уже был в курсе цены подобных игрушек, только качал головой. Стоимость моего костюма и всего остального равнялась хорошему поместью. Очень хорошему. Ясно, почему новая шлюха сразу положила на меня глаз. Кстати и блудница была великолепна. Роскошное тело, прелестное лицо, грива изумительных волос спускается до очаровательной попки прелестницы. Никого равного ей в корчме не было. Кстати, я соврал. Глаза смертников и девок перебегали с меня на Арну. И в тех и других взглядах была жгучая зависть. Такое железо, такая девушка и все этому недоноску, или такой мужчина и все этой шлюхе!
— Трактирщик, — заорал я, — неси еще вина за наш стол.
— А у тебя сил-то хватит? — скривила мордочку Арна. — Смотри, я девушка горячая и деньги для меня не самое главное.
— Выдеру так, что никогда не забудешь, — ответил я с громкой отрыжкой.
Вод, как у тебя дела?
— Все вино переведено в воду.
Великолепно, я осушил еще один кувшин. Вод, тебе нужно работать в трезвяке!
— А где это? — заинтересовался дух стихии.
Потом расскажу. Кстати, мои собутыльники, перемигиваясь между собой, глядя на мою нетрезвую тушку, уже начали делать Арне неприличные намеки. Сволочи, я пригласил за свой стол, угощаю их, а они отбивают девушку у пьяного меня! Хотя я их понимаю. Одно из платьев Эллины, которое она себе заказала после моего объяснения ей про интим, производило на теле Арны убойное впечатление. А если учесть еще и небольшую доработку ножницами, которую в темпе произвела волчица, то был полный улет. Если бы Арна была полностью голой и то бы не производила столь убойного впечатления своими полуоткрытыми прелестями. Какое декольте, какие разрезы! Фантазия всех мужиков, находящихся в баре, работала на двести процентов. И это было самое главное. Обнаженное тело, где не видишь заманчивых тайн, так не действует. Слушай, а где эти сволочи? Долго мне еще переводить продукт?
— Один золотой, котик и я весь день твоя, — выдохнула Арна прижимаясь ко мне и убирая руку одного из моих собутыльников со своего бедра.
Вот шалун! А второй что творит! Типа перегнулся через стол за догонкой, а сам успел стиснуть грудь Арны.
— Сколько? — я оторвал свои глаза от рассматривания пустого кувшина и посмотрел на наглую шлюху. — Да за эти деньги я десять девок себе закажу! — взревел я.
— Заказывай, если сможешь? — фыркнула блудница и села на колени к первому моему собутыльнику.
Так, двое слуг Проклятого спустились со второго этажа и сели за стол. Это они, а волчица правильно выбрала себе позицию. Так она одним прыжком сможет достать кого-то.
— А чего ты уселась к нему? — недоуменно спросил я.
— Ты же отказался от меня! — усмехнулась волчица. — Что мне терять с тобой время?
— Правильно, — сказал этот гад, презрительно на меня смотря. — Ты все равно уже ничего в постели не сможешь! А я смогу еще и заплатить за любовь такой феи.
Вот гад! Куда он засунул руку?! Арне же будет неудобно атаковать.
— Тогда оплачивай то, что выпила эта шлюха, сам и твой друг! — выдохнул я винные пары в его наглую морду. — Что?
Двое благородных смертников от удивления прекратили лапать Арну и положили руки на эфесы своих игрушек. Вполне их понимаю. Мы пили только элитное вино и счет уже составляет пару золотых.
— Ты нас сам угощал! — первый собутыльник столкнул Арну со своих колен.
Тихий на подходе. Арна повалилась в проход между столами и подкатилась к шалунам с Бароса. Я привстал со скамьи и обрушил удар латной перчатки на голову первого сластолюбца.
— Убивают, — завизжала Арна, вставая с пола.
Второй собутыльник получил от меня прямой левой прямо в свой аристократический нос. Шлем нужно нормальный иметь. Путь свободен. Раз.
— Что здесь происходит! — заревел с порога мангуст.
А почему все смотрят на него? Трехгранные стилеты Арны пришпиливают кисти одного хулигана к столу. Два. Две водяные плети, вырвавшиеся из моих рук, лишают пары верхних конечностей другого туриста с Бароса. Три. Ноги убийц прилипают к полу. Работа мангуста. Четыре. Я прошибаю защиту разума неудачников Водом и два инсульта отправляют их в категорию полных инвалидов. Пять. Грохот на втором этаже. Волна силы Смерти. Третьего туриста не получилось взять живым, уж сильно громко матерится Ветер. Шесть. Ошеломленные и ничего не понимающие лица смертников и шлюх.
— Чисто! — орет мангуст.
Только трактирщик, выбираясь из-под стойки, радостно кричит: В«каратели-рейнджерыВ», В«виватВ» или В«славаВ», и стучит по дереву кулаком. В корчму врывается в сопровождении Конта Эллина, несколько шагов, ее руки на головах темных туристов, мощный выброс силы.
— Они под контролем, Тихий, — улыбается Повелительница Разума. — Никто из них не сможет уйти. То, что и нужно. Семь.
— Вы считаете, — улыбающаяся Арна, поигрывая вырванными из тел и стола стилетами, подошла к недавним моим собутыльникам, — что карателя-рейнджера можно трогать за разные места?
Смертники, не вставая с пола, начали отползать от разъяренной волчицы подальше. Мужики, вы попали. Может мне вам кровь пустить? К черту все, пусть Арна веселится.
— Один вопрос, а где ты прятала стилеты? — спросил я.
— А как ты думаешь? — ухмыльнулась Арна и вонзила сталь в бедра своих недавних кавалеров.
Пипец! Смертникам пипец.
— Тихий, а маг Жизни далеко? — спросил я, отходя от места причинения увечий, которые были частично совместимы с жизнью терпил.
— Сейчас будет, — успокоил меня мангуст, — и некромант-рейнджер тоже.

Отступление 3

— Что скажешь? — спросил Торин Второй принца Ингара.
Принц отложил папку с документами и задумался. Потом посмотрел на бледную Алиану.
— Сестренка, — начал Ингар, — ты не просто сошла с ума, ты обезумела. Почему ты нам все не рассказала сразу?
Молчание.
— Почему? — холодно усмехнулась герцогиня. — А зачем мне это делать? Ты сам сказал мне, отец, что эта мразь, мой бывший исповедник, — она выплюнула это слово, — сумел пристроить несколько идейных предателей в некоторые структуры. Они стучали не из-за денег, а из-за своих убеждений. Так было сказано тобой?
Молчание.
— Так, — вздохнул король. — Да, я попросил своего друга об организации твоей свадьбы в таком срочном порядке и не привлекал к ней никого из подданных Мелора. Да, мы не знали точно, что известно нашим врагам, поэтому и спешили. Да, я специально не отдал приказ о прояснении ситуации с бароном эл Вира. Мне было достаточно того, что сообщил Биран. Барон — опытный маг и воин. Имеет связи на высшем уровне, как в королевстве Лития, так и с орденом Длани Создателя. Его трудно убить, а еще труднее — убить без последствий. Тогда меня это устраивало. Я был доволен, что никто из моей тайной стражи не имеет приказа узнать подробности об этом дворянине. Интересуемся мы, значит, им могут заинтересоваться и наши враги. И Биран им не интересовался по той же причине. Но почему ты мне не сказала о том, что среди охотников, которые убили эльфов на балу в Диоре, был твой муж? Почему ты мне не сказала, что Влад, барон эл Вира и Влад Молния — это одно и то же лицо?! Почему ты не сказала, что один из Команды Гнева, сделавший тебе такой подарок, оскорбивший тебя настолько, что ты сорвалась в Белгор и есть твой муж?!!!
— А чтобы это изменило? — вырвалось облачко холода изо рта герцогини. — Я могла расторгнуть брак?
Молчание.
— Дочка, — сгорбился король, — почему ты поехала за ним в Бренн? Прошу, не надо мне опять рассказывать о том, что ты знаешь о своем муже и княгине Риары. Мне это не интересно, а эту историю вообще забудь. Кенор мой друг, а Лаэру я в детстве носил на руках.
— Я хотела узнать больше о человеке, которого оскорбила и унизила, папка, — всхлипнула Алиана. — А то, что он из Команды Гнева, я, да и ты сам узнал от своих людей, которые были в моей свите.
— Но я не знал, что он твой муж! — закричал король.
— Моим мужем он стал недавно, — слегка улыбнулась герцогиня. — Когда я его полюбила! А до этого, он был моим щитом! А что Вас не устраивает, государь? Мой муж — Влад Молния, мой муж — Далв Шутник. Я не дура, лейтенант Айселин сумел увидеться со мной и рассказать о своих подозрениях. Вы ведь так, мой король, смогли выйти на Влада и Далва? Ваши разумники плохо работают! Моего мужа, мастера-охотника и мастера-рейнджера, гораздо труднее убить, чем барона со связями.
— Поэтому ты потребовала этого егеря к себе в свиту? — усмехнулся принц.
— Да и я никому не советую задевать моих людей, — отрезала герцогиня.
— Ты права, дочка, — вздохнул король, — твоего мужа гораздо труднее убить, чем я думал. А если наши враги смогут это сделать? А если гильдия охотников и гильдия рейнджеров узнают о причинах смерти своего элитного бойца?
— Тогда династия окажется под угрозой, — улыбнулась герцогиня. — Вам, мой король, и Вам, брат, придется завязывать с охотой, чтобы не получить привет от карателей-рейнджеров. А чтобы не познакомиться с карателями-охотниками — усилить в несколько раз охрану дворца. Это Вы так думаете, государь. Когда мой муж умрет, когда его душа отправится к Создателю, то я первая узнаю об этом и умру сама. Я привязала свою душу к его душе…
— Что?! — закричали король и принц.
— Вам, государь, — продолжила герцогиня, — и Вам, мой брат, ничего не грозит. Вы отдадите всю информацию охотникам и рейнджерам, и династию оставят в покое. Я немного узнала обычаи этих великолепных бойцов. Жизнь отдана за жизнь и никаких претензий к вам не будет.
— Ты сошла с ума! — простонал король.
— Нет, — холодно усмехнулась герцогиня, — мне нужно было знать о жизни того, кого я люблю. Один раз я думала, что потеряла его. Кольцо Ауны ведь спадает просто по прошествии пяти лет. Утром после боя Далва с бхутом я связала наши души. Я могу это сделать. Вы знаете об этом. Еще вопросы ко мне есть?
Молчание.
— Тогда я пойду, мне нужно готовиться к визиту в Декару и к флирту с очередным принцем, — усмехнулась герцогиня. — Это единственное, что может помочь мне защитить своего мужа. Пусть заинтересованные лица разбираются среди кучи моих любовников, кто из них мой супруг.
Король и принц проводили взглядами выходящую из кабинета герцогиню. Захлопнулась дверь, и потекли минуты молчания.
— Ну почему ты родилась с чистой душой?! — взревел король.
— Будем защищать Влада? — поинтересовался принц.
— Как? В погань или в пограничье пошлем за ним людей? Лучше сразу объявить о том, что он муж Алианы.
— А если в неофициальном порядке пригласить рейнджера или охотника для обучения воинскому мастерству моего сына? — задумчиво сказал принц. — Я думаю, что мой молочный брат сможет это сделать.
— А если этот Влад узнает, что Алиана его жена? Если он что-то заподозрит? Неужели ты думаешь, что она сообщила ему об этом?
— Она не настолько сошла с ума, — грустно улыбнулся наследник короны Мелора.
— Кстати, — начал король, — ты заметил, что у Алианы появилось несколько новых речевых оборотов?

Глава 11

— Котяра, я хочу еще, — прошептала Арна.
— Ты так возбудилась от вида крови? — усмехнулся я.
— Нет, — потерлась щекой о мое плечо волчица, — от вида жертв. От того, что я стала прежней. Я снова мастер-охотник, а не жалкое хнычущее существо.
— Тебе еще нужно поработать с Третьим пару-тройку недель, чтобы ты вернула себе форму и научилась кое-чему новому, — сказал я.
— Это тело, — усмехнулась волчица, — а не дух. Я стала прежней, котяра, — улыбнулась она и навалилась на меня. — Спасибо тебе. Тот день, когда я тебя встретила, когда я встретила дерзкого котенка, я считаю лучшим днем в своей жизни.
Эх, Арна, я начал ласкать ее тело, если бы ты знала из-за чего погибла твоя вторая семья, если бы ты знала из-за кого ты перенесла такие страдания, то наверняка бы прокляла меня. Это мой крест и моя Голгофа, и ты об этом никогда не узнаешь. Я не хочу причинять тебе боль, и я не хочу потерять тебя. Ты частичка меня. Ты стала прежней сегодня с утра. Ты снова стала свирепой волчицей, которую опасались все охотники, кроме меня. Которую уважали все горожане за характер, смелость, отчаянность и, как ни странно, за жестокость к своим врагам.
— Котяра, сколько можно мне ждать? — выдохнула Арна. — Действуй!
— Приказ понял, — улыбнулся я.
То, как ты разделала двоих смертников, привело в ужас всех жителей поселка, кроме рейнджеров. Лесовики просто стали не приближаться к тебе на дистанцию удара и посматривали на тебя с большим уважением. Особенно внимательно смотрел рейнджер-жизнюк, который с трудом привел тела двух смертников в порядок, после того, как я оттащил за шкирку Арну от них. Мангуст даже оплатил им переход, в качестве компенсации морального ущерба. Да, этим Тихий поразил всех. Никто из рейнджеров и не думал, что ему известно слово В«жалостьВ». Я думаю, что эти благородные никогда больше не появятся в пограничье, а ты станешь их постоянным ночным кошмаром.
Странно, умом я понимал, с каким опасным созданием, время от времени, делил постель, но до моих печенок это не доходило. Я всегда считал тебя и считаю доброй и несчастной девчонкой. Ты не рассказала мне всего, что предшествовало твоему изгнанию из рода, но я и так убедился в своих догадках. Ты отказалась выйти замуж потому, что любила. Вот в чем была твоя проблема. А когда ты меня после своей исповеди ночью назвала во сне В«бельчонкомВ», то я понял, кто был твой избранник и за чью смерть ты мстила.
Нравы у оборотней не сахар, особенно, когда дело касается чистоты рода. Метисы не могут давать потомства и чистокровных, нарушивших этот запрет, просто убивают. Ты была дочерью главы рода и поэтому тебя оставили в живых. Оставили и настойчиво предложили выйти замуж за породистого черного вервольфа. А дальше все ясно. Кто был твой любимый, а кто был жених-чистокровка, мне не интересно. Мне важна ты.
Так, в дом вошла Эллина. Бахрома, которую я вывесил за защитным контуром Повелительницы Разума, показывает это четко. Надо с ней поговорить. Мангуст не имеет привычки откладывать дела в долгий ящик.
— Котяра! — выкрикнула Арна и выгнулась дугой.
Опять ты стала крикуньей. Я начал успокаивать ее осторожными касаниями своих рук и губ. Странно, ты первая в моей жизни женщина, которая так себя ведет в постели. А как мне хвастались некоторые знакомые. Мол, у меня в руках все самки ведут себя так, что немецкие порнофильмы отдыхают. А сколько у меня на Земле было женщин? Не помню, да я и никогда не считал. Зачем мне было это делать? Я любил одну и просто, время от времени, развлекался с другими. Но самок, подражающих кое-чему, для удовлетворения эго мужчинки, у меня точно не было. Как-то я с ними не пересекался. А если бы время повернуть назад, то я бы никогда этого не делал. Действительно, то, что имеешь, то не ценишь.
— Как ты это со мной делаешь? — вздохнула Арна.
— Просто, — усмехнулся я, — а теперь спи. Я должен пообщаться с Эллиной, которая недавно пришла.
— Понятно, почему ты остался полностью боеспособен, — взъерошила мне волосы Арна. — Понятно, почему ты согласился ночевать в ее доме, когда она об этом попросила.
— А ты сама в это веришь? — вздохнул я. — Я приду через некоторое время и исполню обещание, которое я дал с утра в трактире одной наглой шлюхе.
— Не верю, конечно, — улыбнулась волчица. — Какой ты кобелина? Кошки по твоему замку голодные ходят уже сколько месяцев? Но надо же мне как-то тебя задеть?! Зачем ты меня тогда остановил? Я не допустила никаких словесных ошибок и нежно убирала их настойчивые руки со своего тела. А то, как они поняли мои слова: В«что мне нечего терять с тобой времяВ» — это их проблема. Зачем ты не позволил мне их качественно искалечить?
Ты не права, я кобель, но я не привык расплачиваться злом за добро. Ткач по старым целям не бьет. Хотя может ты и права. Я не кобель, я просто тогда не ценил то, что имею. Зато сейчас я ценю. Хватит! Я живу уже в этом мире.
— А то ты не понимаешь? — пробурчал я и встал с кровати. — Почему я не дал тебе прибить смертников.
Так, а теперь надеть халат и на выход. Я вышел из гостевой спальни дома Эллины, несколько секунд и я постучал в дверь ее апартаментов.
— Открыто, Шутник, — сказала магиня.
Я зашел в ее спальню, вернее, в их недавнюю спальню. Все понятно. Мангуст исповедался Эллине. Ничем иным ее состояние объяснить невозможно. Полупрозрачный пеньюар почти полностью распахнут, открывая великолепное тело, дикий, растерянный взгляд, слезы в глазах и сильно средняя степень опьянения девушки — были налицо.
— Когда начнешь допрос темных? — поинтересовался я, садясь рядом с ней.
— Завтра, когда они будут в частичном порядке, — пьяно улыбнулась Эллина. — А вот скажи мне, ты, герой. А почему все мужчины сволочи, а? Почему?
Эллина хотела нанести мне пощечину, но промахнулась и упала с кровати. Блин! Я едва успел подхватить ее на руки.
— Почему? — магиня ударила меня своим маленьким кулачком по лицу. Еще раз ударила, еще и еще. А потом она разрыдалась.
— Судьба такая, — вздохнул я.
— Я понимаю эту сволочь, Тихого, — всхлипнула магиня. — А почему он так поступил?! Я доверяла Литу! А он! Он!
— Он тебя защищал, — сказал я.
— Мне не была нужна эта защита! Почему он так поступил? Я доверяла ему. Я не проверяла его разум!
— Ты в этом уверена? — жестко сказал я. — Ты можешь в этом поклясться?
Эллина всхлипнула и свернулась клубочком в моих объятиях. Я встал и начал носить ее по комнате. Проверенный способ, однако. Проверенный еще на Земле. Старая боль опять вернулась ко мне. Выползла, змеюка, из своей норы.
— Я однажды проверила его, — уткнувшись лицом мне в грудь, глухо сказала магиня. — Я не была уверена в его чувствах ко мне. Я влезла в его голову. А ведь он меня искренне любил! Я увидела это!
Молчание.
— А потом Лит проснулся и посмотрел на меня, — закричала Эллина. — Я оскорбила его! Он мне ничего не сказал. Его глаза говорили мне об этом! Лит просто ушел в леса.
— И поэтому ты сорвалась в карательную миссию, — утвердительно сказал я. — Ты испытывала чувство вины перед ним. А проверяла его потому, что сама не любила Лита. Он был нужен тебе, как приятный мужчина.
— Да, — снова крикнула Эллина, — как мужчина, но я не была к нему равнодушна! Он был моим другом! А я так с ним поступила!
— А почему был другом? — вздохнул я. — Он им и остался до самой своей смерти. Ведь когда ты вернулась, Лит простил тебя. Он любил тебя и умер, прикрывая тебя своим телом. Лит наверняка был счастлив! Ведь когда любишь, то можешь простить многое. Не все, но многое.
— Откуда ты можешь это знать? — зло спросила Эллина. — Ты первый ходок среди охотников! Вчера была Эла, сегодня Арна, а завтра другая. Может, ты хочешь и меня трахнуть? Так давай! Я готова! Утешь меня и я успокоюсь! Что ты можешь знать об этом, скотина?! Ты, кобелина!
— А ты себя терзаешь потому, — продолжил я, — что не смогла полюбить его. Он умер, а ты жива и никто не встречает тебя дома. Никто не целует тебя, когда ты возвращаешься из пога … из резиденции гильдии рейнджеров. Никто не обнимает тебя и не прогуливается с тобой по поселку. Ведь так?!
— Что ты можешь знать об этом? — Эллина спрыгнула с моих рук и схватила меня за грудки.
— Ты хочешь узнать? — улыбнулся я одними губами.
— Да! — крикнула Эллина.
— Тогда приведи себя в порядок, Повелительница Разума! — встряхнул я магиню за плечи.
Короткий речитатив, всплеск силы, судорожный кашель и через несколько секунд на меня смотрели абсолютно трезвые глаза Эллины.
— Я снимаю свою защиту, — начал я, сжав плечи магини, — а ты смотри мне в глаза и больше никуда. Если ты полезешь глубже, то я сильно обижусь, — глухо сказал я. — Ты мне веришь?!
— Да, Шутник, — слегка улыбнулась Эллина. — Я никуда не полезу и не потому, что боюсь смерти. У меня мало живых друзей. Я не хочу терять еще и тебя. Хотя, — усмехнулась она, — это ты меня потеряешь, если я сделаю глупость. А если ты убьешь меня за это, то правильно сделаешь. Слово, я никуда не полезу!
— Ты меня не поняла, — вздохнул я. — Тайны бывают смертоносны сами по себе.
Я скользнул внутрь своего сознания и разорвал старый шрам. Дуняша, Ната, волчицы. Идите в мои глаза. Те, которые погибли, и те, которые существуют, а не живут. Те, которые стали мертвыми и стали неживыми из-за меня. Дуняша, Ната, волчицы. Холод. Боль вырвалась из комнаты. Холод во мне. На подмогу боли пришло отчаяние. Холод во мне и вокруг меня. Холод везде. Он стекает с меня. Он окружает меня. Во мне и вокруг меня только холод, боль и отчаяние.
— Нет! — ударил в уши крик Эллины.
— Смотри, — прорычал я, стискивая ее плечи.
Дуняша, волчицы и Ната. Ната.
Я не хочу, чтобы из-за меня погибали не просто близкие люди, а те, кто меня искренне любит, как мужчину. Все волчицы относились ко мне дружелюбно. Все, а она любила. Для меня давно не было секретом ее чувство. Я даже мог с точностью до дня определить начало его возникновения. Но ничего дать ей взамен я не мог. Ната. Единственная, кто смог прийти в себя в погани и спасти меня, а потом умереть, спасая других. О себе она не думала. А я? Я предпочел не понять ее намек месячной давности. Ната тогда, как бы в шутку, заявила, что готова бросить все и уехать со мной куда угодно. Она была готова, а я… Я предпочел не понять. Я посмеялся. Теперь не смешно. Совсем не смешно.
Дуняша, Ната, волчицы.
— Прекрати! — прошептала Эллина.
И никто не будет тебе бросаться на шею после возвращения из погани. Ни волчицы, ни Дуняша. Ты будешь приходить, а тебя буду встречать только я. Ведь это главная причина. Остальные решаемы.
— Хватит! — раздался всхлип, и чужая дикая боль пронзила меня.
Я отпустил Эллину, и она мешком свалилась у моих ног. Вздохнуть, выдохнуть. Повторить. Еще раз повторить. Еще раз. Что это? Я посмотрел на рыдающую у моих ног девушку. Я баран. Я подхватил ее на руки и прижал к своей груди. Блин, в спальне Эллины шел снег. Я баран в квадрате!!!
— Успокойся, подруга, — прошептал я ревущей девчонке на ухо. — Успокойся и прости меня.
Я гладил ее волосы и носил по комнате. Шло время, и рыдания заменились всхлипыванием, а потом и шмыганьем. Потом ее руки обняли меня за шею и втиснули хрупкое тело мне в грудь.
— Как ты смог это пережить? Как ты живешь с этим? — прошептала Эллина.
— Просто смог, — улыбнулся я, — и просто живу. Мертвых не вернешь. Помогать и оберегать нужно живым и живых. А за тех, кто ушел, нужно просто мстить. А чем я еще, по-твоему, занимаюсь? Вышиванием крестиком?
Молчание. Судорожный смешок.
— Я буду жить, и буду мстить, — наконец прошептала Эллина. — Отпусти меня, Шутейная Молния. Отпусти меня, друг. Я впервые с того дня засну спокойно.
— Спи, — улыбнулся я, — а утром мы поговорим о кое-чем. Мне будет нужна твоя помощь.
— Тебе, — усмехнулась Эллина. — Я никогда в это не поверю, Лед. Убийца Льдом и тем, что было тебе дорого, тем, что изорвало твое сердце. Ты этого не смог понять, а я почувствовала.
— Поверишь, — пообещал я, опуская ее на кровать, — и я не Лед. Сама заснешь или помочь? Сними свою защиту.
— Я все-таки магиня, Далв. Прости меня. Я полная дура, а не Повелительница Разума. Ты завтра уезжаешь?
— Да, — ответил я. — Заеду в пару мест, а потом отправлюсь в Белгор. Наверно.
— Понятно, — пробормотала Эллина и мгновенно заснула.
Спи, я укутал ее одеялом и вышел из спальни. Спи и пусть тебе приснится он. Пусть ты вспомнишь, как была счастлива. Мне часто снятся такие сны. Я распахнул дверь гостевой спальни.
— А где одна наглая шлюха? — поинтересовался я.
— Может потом? — пробормотала сонная Арна.
— Охотник сказал — охотник сделал, — усмехнулся я. — Сейчас ты покажешь мне все, чему тебя научили в портовых борделях, блудница.
— Это в Белгоре в постели с тобой, что ли? — хмыкнула волчица. — Тогда одного золотого тебе не хватит, благородный.
— Сегодня у тебя субботник, — успокоил я волчицу, — а за благородного ответишь дополнительно. Кстати, когда у тебя все закончится с этим благородным, блудница, то с тебя десять золотых, и я не торгуюсь. Деньги готовь и вперед на баррикады.
— Натурой в своем замке возьмешь, — ухмыльнулась Арна.

Мы смотрели на профа, измеряющего шагами малый зал.
— Пятый, сколько дней осталось Раде? — спросил я.
— Три, Влад, — ответил номер.
Что ж постараюсь успеть.
— Святоши когда закончат разговоры с местными жителями? Когда дадут добро?
— Им еще осталось посетить пару баронств и все, — заметил Третий.
Тоже неплохо. Собирайте данные обо мне любимом, собирайте. Хрен вы какой компромат на меня тут найдете. Я откинулся на спинку кресла. Опаньки, Колар готов толкнуть речь. Вон, как остановился и начал присматриваться к своей растительности на лице.
— Это великолепно, — стал кусать бороду проф. — Эту выжимку твоих умений я с Четвертым сами можем вложить в голову рысям. Кто она такая, Влад?!
— Подруга, — устало произнес я.
Какого черта?! Я очень устал и хочу спать! Утром Эллина меня препарировала, когда я находился в трансе убийц магов. Ни во что остальное она не лезла. Вру, кое-что еще из методики подготовки Черных Драконов, во время моей утренней разминки, она тоже вытащила. Магиня дала слово, а я потом все проверил. Уж на это моих умений, переданных мне Четвертым в магии Разума, хватило. Эллина препарировала только те участки моего мозга, которые были задействованы в трансе. В который раз я поругался со своей паранойей. Девчонка полностью пришла в себя и понимала, что она делала. А слову Эллины — я верил, а еще больше я верил ее глазам. Они молили о прощении, и я не знал, как его ей дать. У меня не было слов. Потом был переход с Арной, потом встреча с постом котов, которые умудрились уже добраться до портала в Декаре. А потом опять переход и только ночью я прибыл в свой замок. Проф тут же взял меня в оборот. Маньяк научный! Кто так делает?! Накорми, спать уложи, а утром допрашивай. Что за манеры?!
— Влад, ты меня слышишь? — опять спросил Колар.
— Слышу, — пробурчал я и почти проснулся.
— Это гениально, — взвизгнул проф. — Познакомь меня с ней!
— Владу нужно спать, — вскинулась Ерана. — Завтра с ним обсудите всю гениальность некой магини.
— Ераночка, — залепетал Колар, — это просто наука!
— Ты меня хочешь бросить, — всхлипнула магиня. — Ты меня хочешь опять выгнать, а потом заниматься наукой с другими магинями. Бросай, я ведь полностью изуродована пытками Дикса. Я ничего не могу, я сломана!
Ерана зарыдала. Представление начинается. Проф стал бегать вокруг Ераны и уверять ее в том, что он не имел в виду ничего такого и он даже и не думал об этом. Я отпальцевал Арне. Не понял, я ставлю на полчаса. Какие пять минут?! Быть того не мо…
— Ераночка, — встал на колени проф и прижался губами к руке моей ученицы, — будь моей женой. Я никогда тебе не изменю и я никогда не посмотрю на другую магиню!
Твою тещу! Я проиграл целых пять золотых! Кто ж так быстро сдается таким откровенным манипуляциям?! А еще гений теоретической магии! Блин! Хрен вам всем!
— Я запрещаю обсуждение данного вопроса всем ученикам школы Джокер, — сказал я и развалился в кресле. Хрен вы о чем-то договоритесь. Клятва на крови — это супер.
Что тут началось?! Проф и Ерана стали смотреть на меня такими глазами, что я не выдержал.
— Хорошо, — сдался я, — будем обсуждать этот вопрос и я соглашусь со свадьбой двух моих учеников, вернее, ученика и ученицы ровно через двадцать восемь минут.
— Это не честно! — взвизгнула Арна.
— Кстати, — продолжил я, не обращая внимание на выкрики из партера зрительного зала данного спектакля, — Ерана, ты хочешь, чтобы я повел тебя в капеллу, как твой ближайший родственник?
— Да, папочка, — закричала магиня и начала прилюдно целовать профа.
— Деньги гони, — сказал я волчице и злобно ухмыльнулся.
— Ты шулер, — прошипела Арна. — Кстати, я нищенка и нахожусь на твоем полном обеспечении. Ты же мне не дал заработать на хлеб своим телом в третьем поселке. А какие там были мужчины! Блин обошли. Ничего, я свое возьму.
— Тогда компенсация проигрыша, — усмехнулся я. — Охотник сказал, а дальше знаешь сама.
— Какая компенсация? — насторожилась Арна.
— За каждый золотой — полчаса пытки пером, — ощерился я. — И будь уверена, что так легко, как в прошлый раз, ты не отделаешься.
— Третий, — завизжала Арна, — дай мне пять золотых или я покончу с собой! Ты же мой телохранитель! Так охраняй мое тело.
И тут обошли. Третий не мой ученик, а жалование я плачу рысям регулярно. Ничего, волчица, все равно буду тебя пытать, издеваться так далее.
Дуняша, сидящая в углу малого зала, просто неприлично смеялась. Вернее, смеяться она начала, когда Ерана взнуздала профа, а сейчас сестренка просто ржала. Вот женщины!
— Леди, — я предложил руку Арне, — Вы не хотите посмотреть на гобелены в моей спальне?
— А куда ты денешься? — усмехнулась волчица и вернула Третьему один золотой. — Проводите меня, граф. Кстати, котяра, а у меня есть всего четыре золотых, и попробуй не сдержать своего слова.
Попал. А придется выполнять. Охотник сказал и так далее. А Третьему я оклад уменьшу. Дуняша начала сползать со стула. У нее брюшко от смеха не лопнет? На выход!
— Котяра, — прижалась ко мне на лестнице Арна, — может хватит играть? Хотя если это тебя возбуждает?
— Давай поспим, — вздохнул я, — а долг я тебе отдам после. Договорились?
— В двадцатикратном размере и по моему желанию, — промурчала Арна. — На меньшее я не согласна.
— Нет, тогда вперед! Никаких долгов. И вообще, я женатый мужчина! Что у Вас за манеры, леди? Как Вам не стыдно ко мне приставать?
— Пойдем спать! — рассмеялась Арна. — Я разве не понимаю, как ты себя чувствуешь. Пойдем спать, просто спать, а все долги я с тебя списываю. А то ты завтра не сможешь перейти в Литию.

— Леди Ловия, — склонил я голову.
Меня ждали. Вон, как оперативно накрыли маленький столик на двоих. Насколько я знаю, леди Ловия давно не ела и, тем более, пила в своем кабинете.
— Садись, Влад, — улыбнулась королева. — Кирс, меня не беспокоить, защиту поставить на максимум. Благообразный джентльмен поклонился и вышел из кабинета Ловии.
— Да, — протянула королева, подождав, когда мы останемся наедине. — Задал ты мне задачку, мальчик, задал. Держи, — она вынула из резной шкатулки, украшенной камушками, пакет и протянула его мне. — Тут твое признание за тобой титула вольного графа короной Литии. Помни, ты мне обязан, а сейчас станешь обязанным еще больше. Я подумала, покопалась в архивах, и кое-что теперь могу тебе рассказать. Конечно, целиком картину я воссоздать не сумею и дело даже не в том, что ты кое о чем умалчивал. Никто на Арланде не знает всего и в полном объеме. Но дать верное направление твоим мыслям я могу, да и своим заодно. Эльфы Ритума, святоши, старые артефакты, покушение на жизнь некого короля, твой тайный брак с дочкой короля, произошедший во время прошлогоднего турнира в Диоре, это все может объединить только одна старая история.
Ловия замолчала и задумалась. Интересно, а почему я никогда не думал, что эта история новая? Какая же она может быть еще?
— Очень старая? — спросил я.
— Слишком, — буркнула Ловия. — Когда отряхивается пыль с древних пророчеств, когда артефакты, приведшие к Смуте, снова начинают появляться в мире, то ничего хорошего ждать не приходится. Что ты знаешь о совете Верных, Влад?
М-да, королева смогла меня удивить. А он-то здесь, с какого боку?
— Это те короли, — начал я, — маги, клирики и остальные, имеющие вес на земле Арланда, которые сохранили верность Создателю и организовали отпор легионам Проклятого. Они …
— Не надо мне это рассказывать, мальчик, — поморщилась королева. — Официальную версию церкви я знаю очень хорошо. Меня тошнит от нее, вернее, не только от нее. Много сказок придумали про Смуту в надежде на то, что никто и никогда не узнает истинных ее причин. Другое дело, что не придерживаться официальной версии опасно. Звание мастера-охотника или старухи в короне не спасет о смерти, если кое-кто начнет кричать об этом на каждом углу.
— Я кажусь Вам, королева, болтуном? — поинтересовался я.
— Не выпускай иголки, Влад, — вздохнула Ловия. — Я для тебя леди, а не королева. Запомни это, а если бы я не была уверенна в том, что ты можешь хранить секреты, то нашей встречи бы не было. Слушай меня, мальчик и не перебивай, даже если тебе кажется, что я говорю общеизвестные вещи. Уважь старую шлюху. На Арланде было три материка. Один из них в результате Смуты был уничтожен. От Нирума остались только острова. Там творилось Падший знает что. Магия, сила Создателя и сила Проклятого уничтожили этот континент. Там была самая ожесточенная битва. Точнее, серия битв. То, что происходило около Храма Единого, не шло в никакое сравнение с тем, что было на погибшем континенте. На Нируме который был чуть меньше Сатума в одном небольшом королевстве Кария, один святой сумел изменить свойства артефакта, переданного разумным Создателем. Ты знаешь, как называется эта вещь?
— Не короной ли короля? — медленно сказал я. Ловия впилась в меня глазами. Молчание продолжалось несколько минут.
— Да, так назывался этот артефакт, — наконец сказала королева. — Очень немногие помнят о нем и о его правильном названии. Всякое знание об этом даре Создателя выжигалось. Никто не хотел повторения Смуты и это правильно. Слишком много бед принесла она. Так вот, король Карии прожил долгую жизнь с этим артефактом на голове. Если точнее, то сто тридцать пять лет. Корону он надел в шестьдесят восемь. И должен был расстаться с ней через двадцать лет и отречься от трона или умереть. У многих властителей были такие артефакты и многие не одевали их. Зачем, если править можно и так? Корона не делала из посредственного правителя гениального монарха. Она позволяла видеть выбор там, где он его не видел, она позволяла видеть правильное решение той или иной проблемы. Так все думали и так было. У артефакта были и еще некоторые свойства. Его владельца невозможно было отравить…
— Трудно убить магией, — поддержал я запнувшуюся на мгновение королеву, — и легко убить сталью. Создатель — мудрая сущность.
— Даже так, — усмехнулась Ловия, — а что ты еще можешь сказать про этот артефакт?
— Что без ключа он бесполезен, — вздохнул я. Молчание.
— Браво, мальчик, — хлопнула в ладоши несколько раз королева. — Давно я так не удивлялась. А зачем ты показал свою информированность о короне короля старой шлюхе?
— А Вы подумайте, — улыбнулся я.
А затем, чтобы ты воспринимала меня серьезно. Ты мой союзник и то, что я кое-что знаю из проходящего под грифом В«совершенно секретно, перед прочтением сжечьВ», заставит тебя еще больше доверять мне и поддерживать меня в одной очень опасной игре, где ставкой является моя жизнь.
— Ты умен и хитер, Влад, — улыбнулась Ловия, — теперь я никогда не буду называть тебя мальчиком.
Вот и я о том же. Чем серьезнее тебя воспринимают союзники, чем больше в их глазах ты стоишь, тем менее возможна ситуация, когда они тебя сдадут твоим врагам или сами предадут. Англичане правы. В бизнесе и политике нет постоянных союзников, а есть постоянные интересы. Да, этот мир гораздо чище и здесь даже короли помнят слово В«честьВ», но рисковать я не собираюсь. Я хочу жить, поэтому буду все свои подозрения и тревоги умножать на шестнадцать. Целее буду, я так думаю. Кстати, так ты можешь вычислить, кто именно недавно надел корону и все остальное, но меня это не волнует. Гадости моему тестю ты делать не будешь. Ты великая женщина и на мелочи не размениваешься. Интересы Литии слабо пересекаются с интересами Мелора, как и всех королевств северо-востока Сатума. Миора — это исключение.
— Так вот, — продолжила королева, — так думали все. Но прошло двадцать лет со дня начала использования королем Карии дара Создателя, а он и не думал отрекаться от престола. Сначала это вызвало недоумение, но потом все решили, что король не надевал артефакт на свое чело. Такие случаи тоже бывали. Да и не играло большой роли королевство Кария в раскладе сил на Нируме и, уж тем более, на Арланде. Шло время и на мелкие странности, происходящие в соседних странах с этим королевством не обращали внимания, как и на то, что происходило в нем самом. Потом спохватились, но было поздно. За полгода королевство Кария увеличилось в размерах в три раза за счет своих соседей. Мятежи, волнения, гибель членов правящего рода и так далее, привели к тому, что дворянство двух соседних королевств захотело стать подданными Карии. Они видели, как там живет благородное сословие, какие налоги собирают дворяне и король с богатых простолюдинов в этой процветающей стране. Королевство стало империей. Тогда все остальные правители и вспомнили про корону короля, которую якобы не одел Яков Пятый. Но повторяю, было уже поздно. С императором Яковом произошли невероятные перемены, которые некоторые стали объяснять увеличением срока ношения артефакта, а другие увеличением количества подданных, боготворящих своего мудрого и справедливого владыку. Кто его знает, что происходило на самом деле? Но с тех пор Яков, ни разу не ошибся, и он всегда находил самое лучшее решение в рекордные сроки.
Через год империя увеличилась по территории и подданным еще в два раза. Она стала занимать пятую часть Нирума. Имя В«ЯковВ» стало вызывать панику у других монархов и не только людских государств. Остальные королевства Нирума создали альянс и напали на империю. Их владыки ошиблись. Соединенная армия была разбита и Яков стал захватывать одну страну за другой. На помощь королям Нирума многими людскими королевствами Арланда были отправлены экспедиционные корпуса с Ритума и Сатума. Многие владыки решили узнать, как продлить срок ношения короны короля и не брезговали ничем. Начались войны, мятежи и прочее. Клириков стали обвинять во всех грехах. Совет Верных был образован из разумных, которые поставили своей целью любой ценой вернуть порядок на Арланд. В качестве дополнительной страховки, они стали уничтожать короны королей иногда вместе с головой отказавшегося снять артефакт владыки. Так и началась Смута, Влад.
М-да, поучительная история. Ловия знает гораздо больше призрака подарившего мне цепь стихий.
— Я продолжу свой рассказ, — Ловия поставила кубок на столик, — Империя Кария была уничтожена, Яков Пятый был убит, Нирум разрушен, а на Сатуме и Ритуме полыхала война всех со всеми. Проклятый пришел на Арланд, а потом вернулся Создатель. Только Он смог остановить Падшего и снизить накал бойни. Постепенно все приходило в норму. Последним делом совета Верных, которые вышли победителями в этой бойне было уничтожение сердца погани. Вернее, в этом была заслуга Лерая Варона и его сторонников. Потом совет распался. Слишком много противоречий было между его членами. Так Смута и закончилась.
Ловия замолчала и потянулась к кубку с вином. Это тоже понятно, нет врага, который заставляет объединяться через В«не хочуВ», так сразу изо всех щелей начинают ползти амбиции, старые обиды и так далее.
— А какое отношение это имеет к моей истории? — спросил я.
— Ты лукавишь, Влад, — усмехнулась королева. — Но я не буду тебя допрашивать. Скажешь сам и очень скоро. А теперь слушай внимательно. Не все короны королей были уничтожены. Одна осталась у эльфов Ритума, одна осталась у Императора Дикого острова, самой большой уцелевшей части Нирума. Ходили слухи, что еще сохранился один или два таких артефакта. Это первое о чем я тебе хотела рассказать очень подробно. Остальное изложу коротко.
Второе. Снять корону может только клирик владеющий силой Создателя. Учитывая отношение длинноухих с Ритума к Нему, у эльфов существуют или существовали большие трудности с этим артефактом. Но одно могу сказать точно. За прошедшие после Смуты века трое листоухих владык, как минимум, носили на себе корону короля. Это было видно по их делам, по последствиям принятых ими решений. И сейчас, скорее всего, правитель эльфов Ритума рискнул надеть эту корону. За последние годы разумные, не имеющие в своих жилах эльфийскую кровь, столкнулись с большими проблемами на Драконьей гряде. Эльфы начали активно вмешиваться в политику на Сатуме. Одни их наемники на поле Мести чего стоят.
Третье. Бывший генерал ордена Слуг Создателя Винот, в последние годы очень тесно общался через посредников с эльфами Ритума. Прибавляем сюда корону короля, которая есть у эльфов и что мы получаем? Я могу тебе сказать что. Сильно попахивает новой Смутой.
Я сидел с каменной мордой лица. Кроме подробностей по Смуте Ловия не сказала мне почти ничего нового, вернее, ничего того, что я не нафантазировал себе после получения первой дозы информации от нее на прошлой встрече. Значит, сейчас она будет меня пытать, а только потом поделится оставшейся информацией. Как там она говорила? Мол, сам скажешь и очень скоро.
— Влад, — начала королева, — я скажу тебе кое-что еще, если ты подтвердишь мои догадки. Странное поведение на прошлогоднем балу Алианы эл Чанор, которая через некоторое время опять начала флиртовать с наследниками престолов, внезапно выздоровевший Торин Второй, как-то связаны с тобой?
Молчание. Глаза королевы впились в мое лицо. Наконец она откинулась на спинку кресла.
— Связаны, — улыбнулась Ловия. — Влад, ты слишком невозмутим — это тебя и выдало. Прояви ты хоть легкое удивление, я бы засомневалась в своих выводах, но теперь нет. Ты ее муж.
Королева мрачно расхохоталась и лихо опрокинула кубок с вином в горло. Точно, сержантом служила. Леди так пить не могут.
— А теперь слушай, — начала королева, — молчун ты несносный. Все, что наверчено вокруг твоей свадьбы имеет смысл только в том, если твоя жена имеет чистую душу!
Твою тещу! Ловия подтвердила мои догадки. Неужели я не ошибся?!!!
— Корону короля, — продолжила Ловия, — она может снять с головы владыки и сама. Опасайся эльфов, Влад. Есть только одно условие для исполнения данной церемонии. Этот разумный должен быть ее родственником. Опасайся темных. Если слуги Проклятого узнают о твоей жене, то они наверняка попытаются обратить ее душу во тьму и сделать верной служительницей Темного. Ведь она тогда сможет если не призвать Падшего, то хотя бы расширить для него проход! Но этот выбор Алиана должна сделать добровольно! Тебя похищают и ставят ей условие. Его жизнь и душа — за твою душу! Убей своей рукой мужа и его душа взлетит к Создателю, не сделаешь это — ему же будет хуже и от нескончаемых мук он тебя проклянет. Ты сама себя проклянешь! Опасайся святош из ордена Слуг Создателя. Они убью тебя, если узнают об Алиане и о том, что ты ее муж. Конечно, все будет обставлено прилично. Шел себе по дороге и упал на свой меч. На все воля Его. Так они убили мужа святой Ауны! Они фанатики! Да и среди остальных попадаются подобные экземпляры. Им нужна новая святая! Как тебе этот расклад. Выбирай, Влад, себе любой вариант собственной смерти.
Королева снова расхохоталась и налила себе вина. Чем дальше в лес — тем толще бурые медведи. Блин! Ну почему я так попал?! Я так надеялся, что мои размышления окажутся бредом! А может и Ловия бредит?
— Леди, Вы уверены в том, что мне сказали? — спросил я.
— Нет, — вздохнула королева, — не совсем. Вот когда ты точно узнаешь, что у твоей жены чистая душа, только тогда я буду полностью уверена в своих словах. Кстати, забыла тебе сказать. Совет Верных не распался. Он очистился от грязи и растворился среди разумных. Есть некоторые события, которые не укладываются в существующий расклад сил. Их логика пахнет Смутой и теми решениями, которые принимались тогда. Опасайся Верных, Влад, они легко могут тебя убить за то, что ты достал корону короля, Далв Шутник.
Мне что мало всего остального?! Да сколько можно надо мной издеваться, ткач? Что я тебе сделал плохого?
— А насчет мужа святой Ауны все верно? — спросил я.
— Да, — усмехнулась королева, — грязная история, которую раскопал святой Ирдис. Тогда дело замяли. Почти все виновные в этом преступлении были уже мертвы.
Дела. Святой Ирдис воин Создателя основал свой орден семьсот лет назад. Его послушниками могут стать только те, кто в мирской жизни был бойцом. Две трети прецепторий этого ордена находятся на Ритуме. Почему-то Ирдис не любил эльфов. К черту, у меня своих проблем по горло. Ну, женушка, ну почти святая, ну ты мне удружила! Хотя, какая ты монашка после того, что мы с тобой вытворяли? А вообще, зачем мне Ловия выложила такие подробности?
— Леди, — начал я, — а почему …
— А потому, — перебила меня королева, — ты должен понимать, какие ставки идут в этой игре. А Ирдис был внуком Ауны. Почему она покровительствует влюбленным и беременным? Она была непраздна, когда ее муж, утонул в море.
И что тут сказать? Я хорошо бегаю, а плаваю не очень. А насчет Верных у меня есть пара мыслей. Посмотрим, прав ли я и в этом случае. Если да — то атаки с этого направления на меня не будет.
— Влад, — Ловия встала с кресла, подошла ко мне и прижала мою голову к своей груди, — во что ты влез, внучок?! Во что ты влез? Я никому не скажу ни о чем и никак не воспользуюсь этой информацией. Тут идет уже речь не об интересах короны Литии. Все гораздо сложнее и очень плохо. Ты мне должен только за титул.
— Леди, — вздохнул я, — мне грозит только смерть. Эльфы убьют — да флаг им в руки. Темным я живым не дамся. Святоши и Верные тоже грозят мне только смертью. Будем посмотреть. Кстати, а может мне самому кинжал себе в грудь засунуть?
— Не шути так, Влад, — Ловия вернулась в кресло. — Да, я еще хочу тебе кое-что сказать. Наверняка присутствовать будут и другие игроки или наблюдатели. От друидов, до Проклятый знает кого! Не дай Создатель вмешаются тритоны, драконы или эльфы скрывшиеся за Мрачными горами. Главное, чтобы тебя не связали с возможным мужем Алианы и ты останешься жив. Кстати, выясни правду о матери своей жены, когда разберешься со всем этим дерьмом, что вывалила на тебя сегодня старая шлюха. Там тоже можешь найти много интересного. Я ничего конкретного не знаю, но интуиция меня никогда не подводила.
Ха-ха, а я, оказывается, был еще оптимистом. Может действительно зарезаться? Мне кажется, что друиды уже кое-что знают. Да и Рыжик намекал на родителей Алианы. Никому ничего точно не известно, а в воздухе что-то витает.
— Постараюсь, — улыбнулся я. — Кстати, а чистую душу как можно определить? Вдруг я не смогу спросить свою жену, а только увижу ее издали? Какие она дает преимущества разумному в магии?
— Наличие чистой души, — вздохнула королева, — никто не может определить. Изредка бывает, что происходят чудеса рядом с ребенком или взрослым и магия или сила Создателя в этом не участвуют. Это и есть единственный признак чистой души. И почти никто не знает насчет преимуществ, которыми обладает владелец оной в магии. Некоторые клирики владеют информацией, но спрашивать их об этом я бы тебе не советовала.
— То есть, — начал я, — обладающий чистой душой определяется почти всеми, даже клириками и адептами Проклятого, как обычный разумный? Интересно, очень интересно. А на счет допроса клириков, леди, я еще не настолько сошел с ума.
— Надеюсь, — усмехнулась королева, — наливай вино себе и мне, смертник. Я испытываю дикое желание нажраться сегодня до поросячьего визга.
Пошли длиннющие матюги. Леди Ловия знает горное наречие в совершенстве. Может попросить ее дать мне пару уроков? Пятый, не судьба мне присутствовать на родах Рады. С такими раскладами мне дорог каждый день. Практика с цепью стихий и еще раз практика. Да и Инса Льда раскрутить нужно на пару-тройку фокусов.

— Влад, — Кар смотрел на меня, как солдат на вошь. — Когда ты успокоишься? Когда ты перестанешь быть в каждой бочке затычкой? Матвей, может ты повлияешь на своего племянника?
— Дуракам закон не писан, — вздохнул тот.
Моя порка продолжалась уже час. Я вообще ничего не понимаю? За что меня ругать? Наоборот, хвалить нужно. Нет, Кар это сделал при встрече с красивым мной. Мол, молодец, что так оперативно сработал. Есть время для протокольных мероприятий с гильдией рейнджеров, а бывают случаи, когда все формальности посылаются в задницу. Оперативность реагирования на изменение ситуации важнее. Никс Старый уехал буквально вчера с выжимкой сведений полученных в течение недельного допроса Норка. Говорят, что счастливый был — жуть. Ну сунулся я в пограничье и этот В«Счастливый окорокВ». Какие вопросы? Нет, Вулкан постоянно почти матерится и упоминает о моих суицидальных наклонностях. Интересно, а если бы он узнал о моей супруге, то запер бы в пыточной? Мол, там ты точно себе пальчик не прищемишь?
— Влад, — взревел раненым бизоном Кар, — ты меня слышишь?
— Слышу, конечно, — буркнул я. — Зачем так кричать? Что я сделал такого плохого? В погани я нахожусь в полной безопасности, когда спускаюсь туда работать? Цветочки там собираю, в окружении безобидных шмелей и пчелок?
— На тебя объявлена охота в пограничье, — проговаривая каждое слово, медленно сказал Вулкан. — Ты это понимаешь? Там не Белгор. Там сам Проклятый ногу сломит! Все, хватит, надоело!
— Кар, меня попросила о встрече подруга, — рявкнул я. — Я должен был ее послать?
Молчание.
— Кстати, папочки, — продолжил я. — Я на целую неделю задержусь в Белгоре. Мне нужно в погань сгонять пару-тройку раз, с вредными гномами разобраться насчет перераспределения прибыли, с Инсом Льдом поработать на полигоне. Нужно Лайде закончить выкладывать поваренную книгу. У меня куча дел, а вы тут меня задерживаете!
— Матвей, — а давай мы его просто сейчас убьем, — задумчиво проговорил Кар. — Тогда сразу настанет полная ясность в его дальнейшей никчемной жизни.
— Согласен, — ощерился Матвей. — Давай на полигон, племяш. У тебя будет сейчас тренировка по новым правилам.
— Это каким? — осторожно поинтересовался я.
— Простым, — заверил меня Вулкан, — все на тебя одного.
— Надо еще Трона, Мрачного и Живчика позвать, — потеребил бородку Матвей.
— Да, — согласился Кар, — Живчика в обязательном порядке. Вдруг Влад решит сильно сократить нам удовольствие, испытываемое в результате его медленного убийства? Чейт его вылечит, а потом мы снова продолжим развлекаться.

Глава 12

Тиха украинская ночь, а по кишке ползет придурок. Иначе я себя обозвать не могу. Как вообще можно назвать одного сумасшедшего, который решил добить деми-лича? Вернее, провести разговор по душам с одним умником из темных послушников? Да, вроде я ползу еще за добычей, но врать себе не стоит. Жаль, что я не люблю оставлять дела незавершенными. Так бы плюнул бы на все и слился бы в припадке взаимного желания с Лайдой, на основе новых для Арланда кулинарных рецептов. А впрочем, зря девчонка так старается. Матвей и так не откажется от ее услуг. Хотя ее я понимаю. Уже год и несколько месяцев Лайда живет как человек. Зарабатывает на жизнь не своим великолепным телом, а умением вкусно готовить. Это она так думает. В Белгоре особое отношение к своим боевым подругам. Не дай Создатель, чтобы кто-то из горожан, а тем более, смертников, обидел девчонку любой мамы. Голову мигом оторвут и скажут, что так и было. Хотя, насчет горожан — это я загнул. Здесь нет гнилых даже среди блудниц, как-то не приживаются они в Белгоре. Стоп! Я прислушался. Вроде чисто.
Я вышел из марева кишки и тут же нырнул обратно. М-да. Вот так и нарываются на неприятности. Какого черта здесь делает такой патруль? Меня уже начали доставать костяшки-маги. Слишком часто они мне стали попадаться в последнее время. Я пустил бахрому. Не заметили, иначе бы предприняли активные телодвижения, по отношению к беззащитному мне. Блин! Пять рыцарей и два мага стоят в проходе и любуются давно известными им окрестностями. У вас здесь форт-Нокс, твари? С какого перепоя? Гуляйте по своим делам дальше и не мешайте одному жадному охотнику заниматься почти личным обогащением. Когда еще выпадет такой шанс совместить приятное с полезным? Я сел на пол, дал сигнал раздолбаям и расслабился. В крайнем случая прибью этих умрунов и уйду в Белгор. Сделаю хоть что-то, что позволит мне не жалеть о бесполезно проведенной ночи.
— Влад, а я? — ветерок обдал мою голову.
Тобой их прикончу, Воз. Не беспокойся. Кстати, Зема, будь готов. Если мои любимые потроха кто-то решит увидеть по-серьезному, то ты сменяешь Воза и работать я буду с тобой.
— Принял, Влад, — прошуршал песок. — Все, как в прошлый раз?
Да, тогда ты отлично заменил Ога, но кое-что мы не доделали.
— В тебе было мало силы, иначе этот черепок я бы прибил.
Согласен насчет первого и не совсем согласен насчет второго. Деми-лич — та еще тварь. Ладно, не парься. Прошлого не вернешь, просто надо сделать выводы на будущее. И я их сделал. Сегодня я опробую новую тактику боя, и, я надеюсь на это, черепку придет крышка. Да и поможет мне, в крайнем случае, кое-кто. Орлы, вы помните свою задачу?
— Да, — скатилась галька по пустынному пляжу.
— Да, — прожурчал ручеек.
— Да, — взметнулись искры маленького костра.
— Да, — взъерошил мне волосы слабый ветерок.
Повторю еще раз. Как только я начинаю работать с Возом, Ог и Вод в темпе начинают обыскивать помещение. Зема не отстает, но поглядывает в мою сторону. Когда придет северный лис, буду работать с ним, а остальным сидеть в цепи стихий и не шуршать.
— Да порвем мы всех, Влад, — свистнул ветер. — Мы разорвем тварей, как Тузик матрас.
Посмотрим. Кстати, а почему вы такие умные? Почему я могу общаться с вами, как с людьми?
— Не знаем, — хором вздохнули элементали.
И я не знаю, и проф не знает. Обычный дух, призванный из тела матери — довольно туп, а тут такое. Может это связанно с их заключением в цепь? Связано с отбытием срока, как я шутил раньше? Мол, девочек и вина нет, осталось только повышать свой интеллектуальный уровень разговорами и игрой в шахматы.
— Шахматы? — заинтересовался квартет. — А что это такое?
Игра, объясню позже. Орлы, не принимайте все мои мысли всерьез. А то я их буду контролировать.
— Не надо! Нам так интереснее.
Я тоже так думаю, что не надо и мне совершенно не интересно это делать. Как я скучаю по В«ЯВ». То ругался с ним, обзывал этого гада по-всякому, но с ним было интересно. Хотя я точно ненормальный, если скучаю сам по себе. Ладно, разберемся позже с невероятным уровнем айкью орлов. Опаньки. Патруль из костяшек пришел в движение. Вот идите себе, идите и идите. А я здесь еще немного поскучаю, пока не буду полностью уверен в чистом проходе. Эх, Норк, Норк.

— Привет, Норк, — сказал я, входя в пыточную. — Ты хотел меня видеть?
— И тебе не болеть, — усмехнулся темный и потянулся на своем ложе. — Хотел. Какими судьбами тебя внезапно занесло в это милое место?
Назвать пыточную гильдии охотников милым местом может только ненормальный. Идиллическая картина. Жаровня, набор интересных железок, топчан и караул из раздолбаев за дверями. Сумасшедший, да и я ненормальный.
— Простыми, — усмехнулся я. — А ты хулиган. Клириков посылаешь подальше, мол, без охотников с вами разговаривать я не буду. Зачем ты их злишь?
— Да пошли они к Проклятому, — улыбнулся Норк. — Я их убивал святош и ничуть об этом не жалею.
— Зря ты это делаешь, — вздохнул я. — Какого Падшего тебе сдались эти шутки? Ты совсем ничего не понимаешь или прикидываешься тупым быдлом? Какого хрена ты послал подальше отца Анера? Он отличный мужик. Уверяю тебя, что этот клирик сам отправил бы на костер тех, кто уничтожил твою семью.
— Если бы он смог это сделать, — усмехнулся Норк. — А так, ты прав, но мне хочется немного развлечься. Какое еще у меня еще может быть удовольствие перед смертью? Кстати, не забудь, ты мне обещал легкую смерть.
— И зачем ты мне об этом постоянно напоминаешь? — поинтересовался я. — Я помню об этом, но мне совершенно не хочется это делать. То, что сделал ты, я бы и сам сделал, правда, не в такой композиции. Я бы прибил, всех, кто покусился на мою семью, но не стал бы заигрывать с темными.
— А что мне оставалось делать? — закричал Норк. — Что я мог еще сделать, чтобы убить убийцу моей семьи? Стать паладином? Да к Падшему все. Я сделало то, что сделал! Я жалею только об одном. Зря я не убил себя, после того, как свершилась месть. Хотя нет. Не жалею. Те, кого я убивал за все прошедшее время, были мразью. Я доволен своей жизнью и своей бывшей работой. Арланд стал гораздо чище.
— Доволен? — усмехнулся я. — Тогда почему ты не ушел, когда я ранил тебя? Почему ты мне постоянно напоминаешь о легкой смерти? Почему ты провоцируешь клириков, которые являются отличными людьми? Ты не доволен своей жизнью, Норк, совсем не доволен.
Молчание.
— Да и я сам это знаю, — вздохнул темный. — Но помирать нужно с музыкой.
— Что ты сказал? — насторожился я.
— Помирать с музыкой, — недоуменно ответил Норк. — Это любимая присказка Крия Баросского. Ты ее знаешь?
— Очень хорошо, — медленно сказал я. — Слишком хорошо.
Узелок на память. Крий — попаданец? Можно и выяснить при личной встрече.
— Тебе его не достать, мастер В«нор алэр дайраВ», — усмехнулся Норк, — но кое-кого убить с моей помощью ты сможешь.
— Норк, я могу убить многих. Ничего нового ты мне не открыл, — улыбнулся я.
— Ты меня не понял, Влад. Ты хочешь довести одно дело до конца? Ты хочешь прибить Монка? Ты хочешь добить деми-лича? Эта тварь еще не скоро восстановит свои силы. И, наконец, ты хочешь немного разбогатеть?
Насчет черепка — Норк прав. Я повредил слегка эту тварь в прошлый раз, и лечиться деми-лич не может. Потерял часть костей, поезд ушел. Раньше нужно было думать, когда еще не перешел в подобное состояние.
— Это все связанно в одну сеть? — поинтересовался я.
— Да, — вздохнул Норк. — Это все представляет собой одно дело. Убьешь Монка, добьешь деми-лича и разбогатеешь.
— Во-первых, — начал я, — а почему ты мне это говоришь? А во-вторых, почему об этом не знают другие охотники? Да и почему я должен интересоваться деми-личем? Почему ты думаешь, что знаешь мою планку богатства? Несколько тысяч золотых не сделают меня абсолютно счастливым и довольным жизнью.
— Но на мелкие расходы тебе хватит, — усмехнулся Норк. — А что до всего остального, то до таких подробностей, в разговорах с Мрачным и клириками я еще не доходил. Вопросы по моим коллегам вне погани еще не закончились и эту тему я не освещал. Влад, я хочу сделать тебе подарок.
— Ой, ли? — улыбнулся я. — Прямо так и хочешь меня осчастливить?
— Да, — расхохотался Норк. — И свести кое с кем счеты. Та, падаль, которая баловалась изготовлением примитивных камней боли, нахамила мне в ответ на мое любезное предложение поменять свое место жительство с погани на Барос. Эта тварь оскорбила меня, и только наличие деми-лича за его спиной не позволило мне самому убить Монка.
Что ж, вполне понятное желание. Достойное, я бы так сказал, и вполне в духе Норка.
— А почему именно я? — поинтересовался я. — Почему ты думаешь, что я справлюсь? Почему ты думаешь, что туда не отправится группа? Я ведь не сильнейший боец гильдии.
— Ты мастер абсолютного боя и ты справишься, — начал Норк. — Кто еще, кроме тебя, может это сделать? А не сумеешь, значит, я в тебе ошибся, и твоя смерть будет заслуженной. Незачем казаться тем, кем ты не являешься.
Я хренею от этой логики, но в кое-чем она мне понятна. Но плясать под дудку Норка я не буду. Пусть удовлетворит мое любопытство, а потом будем посмотреть.
— Тогда баш на баш, — улыбнулся я. — Ты еще рассказываешь мне все, что знаешь о методике превращения разумного с чистой душой в его противоположность. Тогда, возможно, мы договоримся.
— Тогда ты постараешься взять его живым, — сказал Норк. — Я хочу посмотреть в его глаза и плюнуть этой мрази в лицо. Я хочу видеть его тело на костре. Так мы договоримся.
— А если я не смогу взять его живым? — спросил я.
— Мне будет жаль, — улыбнулся темный, — но его голову ты мне покажешь. Кстати, можешь особенно с ней не церемониться. Монк не знает ничего из того, что не знаю я. Убей его, мастер.
— И много у тебя таких друзей в погани? — спросил я.
— Нет, — ответил темный. — Только эта мразь. С остальными я особо не общался и не могу дать полные сведения об их месте жительства, охране и прочем. Да и с Монком получилось почти случайно. Он отверг мое любезное приглашение и решил похвастаться тем, что имеет. Монк решил, что этим унизит меня. Зря он это сделал.
— Зря он это сделал, — повторил я. — Ты ведь такой добродушный, милый и добрый человек.
Смех заполнил пыточную.
— Да, — откашлявшись, начал Норк. — Я очень добрый и совсем безобидный разумный. Никого и пальцем не трону, только кишки выпущу и ими же задушу.
— Он боевой маг? — начал я.
— Нет, — улыбнулся Норк. — Он не боевик. Сейчас я тебе все расскажу о Монке. Принеси его ко мне. Мне скучно почти в полном одиночестве, но если будет только голова этой мрази, то я не сильно разочаруюсь в искусстве В«нор алэр дайраВ». Он обитает на пятом уровне, юго-восточного комплекса в третьей четверти. Кстати, именно Монк знает про сонар охотников. Ты так называешь это заклинание, а он его разработал.
А вот это совсем интересно. Настолько интересно, что я не знаю как.
— А почему сонар попал к охотникам? — поинтересовался я. — Почему слуга Проклятого допустил это?
— Это был его давний эксперимент, — ухмыльнулся Норк. — Я его сильно подпоил и кое-что узнал. Ты сам знаешь, Влад, что магия Разума дочь магии Крови. Монк разработал заклинание, смог ввести его в предмет и радовался жизни. Правда, не очень долго. Его сын, не хотевший связываться с чернотой, сбежал из дома, прихватив при этом несколько безделушек. Потом, обнаружив, что один из зомби, который образовался из разумного погибшего в погани и есть его сын, Монк призадумался. Этот подонок решил, что следует как можно скорее дать информацию хозяевам погани, но максимально обезопасить себя. Сынок ведь зачем спускался в оскверненный храм? Папашу прибить хотел, да не вышло у него ничего. Вот так, страшась за свою жизнь, и выкладывал потихоньку Монк свои секреты владыкам. Конечно, он не был полностью откровенен с ними и многое утаил.
Так, ситуация с наемником стала предельно ясной. Вот, значит, как было дело. Но есть один нюанс.
— А с тобой был таким откровенным? — спросил я Норка.
— Пришлось, когда я подсыпал ему в еду порошок синего лотоса, — ухмыльнулся темный. — И не такие тайны расскажешь. Влад, что с тобой? Нахлынули приятные воспоминания?
Я с трудом разжал кулаки. Бл…. Я едва не ударил Норка раньше, чем он этого заслужил.
— Не говори мне об этом порошке, — просипел я. — Не надо, очень тебя прошу. Забудь эти слова, как я хочу забыть о некоторых событиях.
Норк начал ухмыляться.
— Это связано со шлюхами-волчи…
Мой кулак отправил темного в недолгий полет. Я вскочил со стула, несколько шагов и мой сапог разнес челюсть Норка вдребезги. Вздохнуть, а теперь выдохнуть. Повторить. Еще раз повторить. Я подошел к двери пыточной и открыл ее.
— Живчика позови, — сказал я Ренсу, стоявшему на часах у допросной комнаты.
— Так серьезно? — улыбнулся он и исчез с моих глаз.
— Ты прошел очередную проверку, охотник, — прошмакал из угла темный.
Оказывается, что это была проверка. Ну-ну. Вдохнуть и выдохнуть.
— Я понимаю, что ты можешь контролировать боль своим разумом, Норк. — Я повернулся к нему. — Зачем ты меня спровоцировал? Зачем тебе это?
— Ты справишься, Влад, — оскалился Норк. — А на счет остального, так мне же нужно развлечение в этом курятнике?! Девочек и вина я не наблюдаю, что мне еще остается?
— Ты сумасшедший, — вздохнул я.
— А иначе я бы стал слугой Проклятого? — усмехнулся кровью Норк.
— Опять, — сказал вошедший Живчик и присел рядом с темным. — Третий раз за неделю мне приходиться лечить этого дурака.
Короткий речитатив. Пара пассов рук, волна силы Жизни и морда Норка пришла в полный порядок.
— Зачем ты это делаешь? — спросил Чейт. — Ты ведь получишь легкую смерть. Зачем?
— А если я захочу другую, — печально улыбнулся Норк. — Если я хочу умереть тяжело?! — выкрикнул он.
— Это не лечится, — вздохнул Живчик. — Влад, как ты там говорил? Мол, мазохист — это лучший друг палача.
— Или человек, который хочет расплатиться за свои грехи, — усмехнулся я, — и не знает, как это сделать. Норк, ты баран!

Кар барабанил пальцами по столу. Его молчание стало уже утомлять.
— Вулкан, ты даешь разрешение на прогулку? — спросил я.
— Даю, — ответил он, — но ты пойдешь не один. Возьми с собой Ренса и Лея.
— Они будут меня охранять? — изумился я.
— Нет, — улыбнулся Кар, — ты будешь присматривать за ними. Ребята по воинскому умению, опыту и всему остальному, давно уже стали мастерами-охотниками, но им в последние месяцы не везет. То никого не могут найти, то встречаются со слишком сильным противником. Твой недобитый деми-лич, будет им по зубам. Особенно, если ты будешь ненавязчиво наблюдать за боем. В парнях появилась неуверенность в собственных силах, а это самое страшное.
— Принял, — усмехнулся я. — Буду нянькой. А если я никого не встречу?
— Будь на твоем месте другой, — начал Кар, — я был бы уверен в этом. Но, учитывая, как ты умеешь залезать в дерьмо, этого не случится. Присмотри за парнями и помоги им преодолеть полосу неудач. Кстати, будь и сам осторожен. Это я говорю на всякий случай.
— Ребята идут моей группой прикрытия? — спросил я.
— А зачем им знать правду? — усмехнулся Кар.

Так, хватит ждать. Проход уже полчаса как чист. Я вышел из кишки. Я не хочу пользоваться зеркалами и сферой молчания. Вернее, я воспользуюсь ими, когда у меня не будет другого выхода. Сейчас надо работать без применения козырей, а то привыкну к халяве и растеряю всю форму. Я заскользил по проходу. А Норк все-таки баран. Обостренное чувство справедливости вкупе с жаждой мести до добра никогда не доведут. Так, теперь нужно повернуть налево и через триста метров будет логово этого гада. Тот же Мрачный никогда не позволит чувствам туманить голову. Тот же Кар. Да и я такой вредной привычки за собой не наблюдаю. Кажись, что я скоро буду на месте. Притормозить и осмотреться. Караул из костяшек у входа в местный пансионат. Правильно, не зомбаков же сюда ставить? Воняют мерзко, однако. А вот то, что больше никого из тварей на часах нет, наводит на определенные размышления. А почему, собственно, это общежитие послушников так плохо охраняют? Я выпустил бахрому. Недавняя безвременная кончина очередного хозяина погани должна была поставить всех на уши.
Опаньки. Засада! Вот это да. На меня любимого организованна засада? Вернее, на охотника или охотников, которые решат потревожить покой темного послушника, который решил стать местным Эдисоном? Вон, как кучкуются у стенки пятеро воинов тьмы. Невидимки, чтобы их подняло и треснуло тридцать три раза каменный пол. Так, надо в темпе прокачать ситуацию. Просто так твари не будут тратить ресурсы погани, для обеспечения своей невидимости. Значит, они ждут охотников. Следовательно, местного умника в том месте нет. Что он там забыл? Вот гадство! А зачем я сюда пришел и ребят с собой позвал? Послал же Темный кое-кого с мозгами на место пленения Норка и разобрался, Ломоносов местного масштаба, что того захватили живым. А этот Менделеев наверняка хорошо знает незлобивый характер туриста с Бароса и решил ловить на живца. Все правильно, охотники и рейнджеры стали методично выбивать темных Кулибиных, которые балуются изготовлением камней боли. Вот задача этих светлых гадов. Это он так думает. И что мне теперь делать? Плакат вывешивать с объявлением, что это хохма ткача? Что я тут ну совершенно не причем, и никакой охоты на темных Эпштейнов, Эйнштейнов или кого-то еще Кар и Йерк не объявляли? Делать магистрам гильдий больше нечего! Нет, если попадутся такие умники, так прибьют на месте с великой радостью, но целенаправленно искать и немножко при этом убивать — это из другой оперы.
Хотя, что там говорил Норк?

— Этот гад очень жаден. Годами собирал золотишко, камушки и артефакты в погани. Никогда он не расстается со своей сумкой, где сложено его богатство. Хорошая такая сумка, тысячи на две добычи в ней есть. Стоимость артефактов я сказать не могу. Кстати, у него есть одна дурная привычка. Если Монк чего-то опасается, то он не ночует в своей берлоге, а выбирает место поблизости от нее на пятом уровне. Бывали такие случаи. Он сам мне признался в этом. И еще могу тебе сказать кое-что. У него устроена парочка тайников поблизости от места своего жительства. В сумке только самые ценные предметы.

Вод и Ог, погуляйте по окрестностям и поищите артефакты. Зема, делай то же самое, но далеко от меня не отходи. Готовься заменить Воза. Действуйте.
— Принял, — ответили мне песок, ручеек и костер.
Вот так, пускай умник живет. Делать мне больше нечего, как устраивать за ним беготню по погани. Нет, наверняка была бы интересная картина в духе вестернов. Я такой сильный и могучий, ха-ха три раза, перебиваю засаду и начинаю с особым цинизмом узнавать у поверженных тварей адрес Монка как его там. Потом, перезарядив кольты, начинаю обход общежитий, выбиваю ногами двери, как же без этого, и уничтожаю всех встречных. Хотя, нет. Кольты я перезаряжать не буду. Судя по фильмам категории В«БВ», запас патронов в них неисчерпаем. А на категорию В«АВ», данная массовка не тянет.
— Влад, я нашел что-то интересное, — прошуршал песок. — Пятьдесят метров влево от тебя находится одна каморка.
Принял, Зема. Орлы, собирайтесь. Как раз в противоположной стороне от засады. Я послал сигнал раздолбаям. Не судьба вам сегодня подраться, ребятки. Сейчас я вскрою эту захоронку, помародерствую вволю за очень короткий промежуток времени и со страшной силой ударюсь в бега. Но поляну вам поставлю за нанесение столь тяжелой моральной травмы. Настраивались на драку, а тут такой облом.
Зема, это здесь? Я остановился перед маленькой кельей, которую давно не посещала ни одна тварь. Столетний слой пыли указывал на это четко.
— Да, Влад.
— Внутри кто-то есть?
— Непонятно, — вздохнул дух стихии. — Интересные вещи находятся в левом дальнем углу комнаты.
Зато мне все понятно. Понятно, почему именно ты обнаружил эту захоронку. Дух Земли, однако. Понятно, почему не используя активного воздействия, ты не можешь определить наличие внутри каморки существ. Есть кто-то внутри и этот некто — живой. Иллюзионист хренов. Неужели Монк? Неужели мне повезло? Что он вообще тут делает? Хотя если не было бы орлов, то я искал бы этого Кулибина до конца своей очень недолгой жизни. Воз, готов?
— Всегда готов, Влад, — ответил начинающийся ураган.
М-да, только юных пионеров мне тут не хватало.
— А это кто такие? — поинтересовался квартет.
Расскажу после. Работаем. Я принял в себя Воза и стал ветром. Деми-лич наверняка поблизости, но он находится на поводке. Секунд пять у меня есть, а больше мне не надо. Спрессованный в сотни раз воздух ударил в стену маленькой кельи. Раз. Молния в айдал и я врываюсь через пролом внутрь.
— Пощади!
Голова умника, сидящего за столом под иллюзией, скатилась с плеч. Два. Три шага вперед и я хватаю небольшую сумку и цепляю ее к поясу. Голову в руку. Три. Я выскочил из кельи в коридор. До кишки двести метров, а там ловите ветер в поле. Стена слева от меня взорвалась осколками. Оглянуться назад. Проснулся старый знакомый. Ветер подхватил деми-лича и отшвырнул его вглубь коридора. Я побежал к кишке. Возу, как футболисту бы цены не было. Такой мощный и точный удар на сотню метров! А теперь направо. Надо поднажать. А почему я бегу, собственно говоря? Смерч окружил меня и понес к кишке. Несколько секунд полета и я ныряю в нее. Ветер поднимает меня, и я выхожу из серого марева на третий уровень. Воз, ты лучшее средство для эвакуации. Смерч несет мою тушку по коридору и редкие твари, попадающиеся мне по пути, разлетаются на сотни частей, под ударами воздушных клинков. Лестница на второй уровень. Опаньки. Два десятка костяшек хотят меня остановить? Повеселимся! Ураган расшвыривает скелетонов в стороны, а торнадо разбирает их на составные части. Смерч опять подхватывает меня и несет по коридорам. Лестница на первый уровень. Я взлетаю по ней и несусь к выходу. Дежавю. Опять у выхода идет бой. Но если в прошлый раз твари старались не впускать охотников в погань, то сейчас пытаются не выпускать из нее. Ренс и Лей методично прорываются к выходу, а их атакуют скелетоны, зомби и духи. Вот это коктейль! Ураган стал размазывать тварей по стенам, полу и потолку. Я приблизился к ребятам, и смерч укрыл их стеной непробиваемого воздуха. Нас вместе вынесло из погани на волю. Я остановился и смерч исчез. Что у меня с запасом? Так, треть еще есть. Выход из комплекса в пятнадцати метрах от нас.
— Как настроение? — поинтересовался я.
— Великолепно, — улыбнулся Ренс, выпустил водяную плеть и перехватил поудобнее рукоять двуручника. — Захватил с собой сувенир? — кивнул он на мою руку.
— Да, — улыбнулся я и откинул голову в сторону.
— Гони монету, Ренс, — хмыкнул Лей и воздушные хлысты начали рассекать воздух вокруг мага. — Мы все же подрались.
Все правильно, простые и мощные заклинания ближнего боя, эффективность которых зависит только от наполнения силой. Сейчас это самое то.
— Хотите продолжить веселье? — улыбнулся я.
— А как же? — удивился Лей. — Добычу взяли, из погани мы вышли, теперь остается прибить несколько тварей и можно спокойно направляться в Белгор.
То же верно. Променад нужно закончить на высокой ноте. Закончить так, как и делают обычно охотники.
— Что там было? — спросил Ренс.
— Засада, — ответил я. — Нашелся кто-то, кто просчитал наши намеренья. Я так думаю, но может и ошибаюсь.
— Это ты гони мне монету, Лей, — начал Ренс. — Я ведь говорил, что Влад просто так бы не дал отбой прогулки.
— В расчете, маркиз, — самым светским тоном бросил Лей.
— Сам такой, графенок недоделанный, — ухмыльнулся Ренс.
— Да, — вздохнул Лей, — не судьба нам стать мастерами.
— Станете, — успокоил их я. — Как вы думаете, почему твари до сих пор не выходят из погани, чтобы наказать дерзких охотников?
— Тебе на хвост упал какой-то повелитель? — заинтересовался Лей, перехватывая двуручник.
— Деми-лич недобитый, — ответил я. — И почему-то очень обиженный на такого доброго меня. Кстати, если будет совсем грустно, то мы очень быстро убегаем отсюда.
— А то, — ответил мне улыбающийся дуэт.
А вот и местный ужас подземелий пожаловал. С шепотом и стоном из дверного проема вылетел недобитый черепок. Крепко же тебя задело мое не совсем культурное общение.
Ог, работаем.
Рой шипов воздуха отскочил от стены воды, поставленной Ренсом. Воздушный молот Лея прибил черепушку к земле. Коктейль различных тварей, ринувшихся из выхода вслед за деми-личем, попал в огненное марево и стал рассыпаться пеплом. Я скользнул в глубину своего сознания и принял свет Тайи. Ренс подскочил к черепку. За ударом цвайхандера последовал шлепок водяной плети по наглой черепушке. Стон и шепот отшвырнул Ренса в сторону, но эстафету принял Лей. Воздушный хлыст откинул деми-лича к входу в погань.
Зема, на выход. Ребята отлично работают в паре! Команда, мать его.
Каменный валун впечатал черепок в стену погани. Ого, как он застонал! Тут тебе не здесь.
Вод, принимай эстафету у Земы.
Фреза из воды лишила черепок нижней челюсти. Ренс уже освоил одну мою старую разработку?! С него причитается.
Ната. Холод проник в меня. Холод вокруг меня.
— Я не могу работать в полную силу, Влад, — рыкнул водопад.
Принял. Все-таки холод исключает возможность полноценного контакта с духами стихий. На полигоне я это проверил, а на сегодняшней практике удостоверился полностью. Жаль. Воздушный молот Лея опять вбил черепок в землю. Сколько можно так вульгарно стонать? Воздушный хлыст и водяная плеть отбили от черепушки несколько фрагментов. Моя мясорубка приветствовала новый коктейль из тварей, вывалившихся из погани и решивших посмотреть поближе на происходящее веселье, а миксер плюс объяснил некоторым, особо тупым существам, всю глубину их заблуждения. Опять плеть и хлыст раздолбаев откололи пару костяных фрагментов от деми-лича. Так, он уже лишился нижней челюсти и половины верхней. Прыжок перенес меня к самому входу и тесак располовинил с десяток скелетонов. Трое дерутся, а все остальные в задницу. Вернее, четверо. Да сколько же вас здесь? Вьюга окутала меня, беспомощно стоящего на пути тварей и позволила вновь продолжить учет повреждений, которые мастера, да, уже мастера-охотники, наносили деми-личу. От одного красивого черепка уже почти ничего не осталось, а этот гад все стонет и стонет, под ударами двух увлекшихся магов. Плеть сменяла хлыст и наоборот. Цвайхандеры то и дело пускались в ход. Так, спектакль подходит к своему логическому завершению. Черепок уже разобран на мельчайшие детали, которые окутаны силой Проклятого.
— Влад, добей его огнем, — крикнул Лей. — Тогда эта сволочь точно умрет.
Холод, брысь отсюда. Ог, принимайся за работу. Пуховик окутал мое тело. Клубок ослепительно белого огня возник на месте черепка. Очередной стон и марево силы Проклятого развеялось. Все правильно, против таких вот костяшек огнем работать на свежем воздухе лучше всего.
— Сдох, — вздохнул Ренс, — А что там у тебя, Молния?
Я посмотрел себе за спину. Да ничего особенного. Коридор завален снегом, льдом и трупами тварей. Осталось четверть резерва.
— Мелочи, — ответил я. — Ребят, надо убираться отсюда поскорее. Чувствую, что недолго быть нам в гордом одиночестве.
— А на другое мы и не согласны, — улыбнулся Лей. — Мы выложились полностью. Зови Пушка и подбери свой сувенир.
— Вы хотите стать мастерами? — спросил я.
— Да! — ответил мне дуэт.
— Тогда с вас поляна, — начал я, — а то дам вам такие клички, что небо покажется в овчинку.
— Ты всегда был редиской, Молния, — рассмеялся Ренс и обнял Лея. — Брат, мы наконец-то можем стать мастерами!
Сестры светят, Доносится топот недовольного Пушка, а два раздолбая прыгают от радости. Бывает.

— Он? — спросил я Норка.
— Он самый, — улыбнулся темный. — Как я рад его видеть.
Норк бережно взял голову в руки и стал любоваться этим пейзажем. Маньяк, что с него взять?
— Влад, — Лис, ворвавшийся в пыточную, дернул меня за руку. — Говорят, что есть отличная добыча. Это правда?!
— Разберись сам, — улыбнулся я и протянул ему сумку. — Все пойдет через гильдию, если не будет чего-то интересного для меня или раздолбаев.
— Сделаем, Молния.
Счастливый Лис, прижимая сумку к груди, испарился. Как мало нужно одному гному для полного счастья. Интересно, а сколько купцов Лис разденет? В сумке не было редких артефактов. Пара безделушек и много камушков. По моей оценке на три-четыре тысячи потянет. Раздолбаи счастливы. Первый раз им попалась такая добыча. По тысяче на нос, как минимум.
— Разрешите, — вошедший Ольт забрал голову умника из рук Норка. — Много я не смогу узнать, — продолжил он. — Влад, что тебя интересует в первую очередь?
— Была ли это засада или инициатива покойного, — переглянувшись с Каром, сказал я.
— Выясню, — усмехнулся уже почти бывший булочник.
Жаль, что нет рядом Четвертого, но и некрофил может узнать кое-что.

Площадь была забита охотниками и небольшим количеством горожан. Купцы, банкиры, торговцы, ремесленники, маги и алхимики. Здесь находились те, кто наряду с охотниками составлял саму суть этого города. В самом центре площади было пятно свободного места, окруженное мастерами гильдии. Я подтолкнул раздолбаев в круг, где их ждал Кар. Я стал рядом с ним. Магистр поднял руку, и на площадь опустилась тишина.
— Братья, — начал он, — сегодня особенный день для всех нас, для гильдии охотников, для всех, кто ненавидит Падшего и его слуг. Сегодня гильдия может пополниться еще двумя мастерами. Два года назад Лей и Ренс стали охотниками. Сегодня они могут стать мастерами.
Смогут, если восемь из десяти присутствующих будут В«заВ». Если В«нетВ», то они ими не станут никогда, и их попросят из гильдии. И эти голоса не купишь и не получишь иным способом. Нужно просто завоевать уважение и доверие охотников.
— Вчера, вместе с Молнией они убили деми-лича, — продолжил Кар. — Братья, они доказали свою силу и мастерство. Братья, откройте свои сердца.
Кар достал из шкатулки Камень Правды.
— Братья, — прогремел голос Кара. — Не ошибся ли их поручитель Влад Молния? Достоин ли Ренс называться мастером? Да?!
Тишина.
Площадь залил кровавый свет Камня Правды. Бледное лицо Ренса.
— Братья, — прогремел голос Кара. — Достоин ли Лей называться мастером? Да?!
Площадь опять залил кровавый свет. Счастливая мордашка Лея. Одобрительный рев охотников. Нашего полку прибыло. Я сегодня исполняю три функции. Я сегодня поручитель и самый молодой мастер, который должен был привести раздолбаев на площадь. А сейчас я дам им клички, как воин, бывший с ними в одном бою.
— Братья! — опять закричал Кар. — Братья.
Площадь успокоилась.
— По нашему обычаю новому мастеру нужно прозвище. Влад, предложи свои варианты, — сказал Кар.
— Ренс Мокрый и Лей Шалун, — улыбнулся я.
— Мастера-охотники Мокрый и Шалун, — поднял руку Кар.
— Кстати, а город поить будете? — поинтересовался я у невменяемых от счастья мастеров, которые принимали поздравления от охотников.
— Да!!! За гильдию!

— А теперь покалякаем о делах наших скорбных, — сказал я и выпил холодное пиво.
Да, с утра после такой пьянки — это самое лучшее дело.
— Лайда, принеси еще, — заметив взгляды кузнецов, попросил я.
— Сейчас сделаю, — улыбнулась девчонка и пошла на кухню.
— Совсем плохо? — спросил я.
— Нет, — успокоил меня Дорн и посмотрел на свою пустую кружку. — Час назад было совсем плохо, а теперь почти нормально.
Вот и ладушки. Разговаривать с этими скупердяями, когда они не мучаются от похмелья, я не буду. Сейчас мы и расставим некоторые финансовые приоритеты. А то, понимаешь, нам нужно посоветоваться и решить. Мол, ты договаривался с Керином, а теперь нужно и с нами. Такой процент с гильдии брать нельзя. У нас свои траты есть и все остальное. Офис свой нужно строить и так далее.
— Вот пиво.
Лайда поставила на стол трехлитровый кувшин и кузнецы стали быстро наполнять пустые кружки. Да, погуляли вчера знатно. Вернее, какое вчера? Сегодня ночью погуляли. Так развлеклись, что уже скоро вечер будет, а многие горожане еще спят. Кстати о птичках.
— А где Ренс и Лей? — спросил я у девушки.
— Спят у мамки Жулы, — улыбнулась Лайда. — А где же они могли еще быть?
Девушка, что-то напевая, пошла на кухню. Действительно, а где еще могли находиться эти два кобеля? Что-то у меня голова плохо работает. Сам виноват, нужно было вчера меньше употреблять. Хотя на халяву влезает столько, что потом сам диву даешься.
— Хорошо, — сказал Млаг и поставил на стол пустую кружку.
Кто бы сомневался? Ладно, пора договориться, а потом похмелиться по-настоящему. А то, что это такое, всего один литр пива с утра? И в висках как-то нехорошо постреливает, и вообще мне еще нужно со Инсом Льдом поговорить.
— А почему дела наши скорбные? — поинтересовался Керин.
Понятно, я не тормоз, я — подождите. Сказал я это пять минут назад, а до него дошло только сейчас. Что только не делает с разумными похмелье?
— Да, а почему тебя не устраивают пятнадцать процентов от прибыли гильдии кузнецов Белгора? — спросил Сур.
Пиво чуть не выплеснулось из меня обратно. Блин! Я рассчитывал хотя бы на десять, а тут такое роскошное предложение!
— Маловато будет, — вздохнул я.
— А ты нам железо не поставлял, как Керину, — начал Млаг. — Сами свое переводили, пока не научились делать булат. Да и до сих пор бывает, что не получается. Из пяти плавок одна никуда не годится.
— Правильно, — упер в меня мутные глаза Конт, — пятнадцать процентов от чистой прибыли — достойная цена.
Врешь, не возьмешь меня такими разводками. Я очень жадный.
— Десять процентов от общего объема, — сказал я.
— Что?! — ответил мне квинтет голосов.
Понеслась.

— Ужинать будете? — спросила подошедшая Лайда. — Уже Хион зашел.
Мы переглянулись между собой. Ладно, вредные коротышки, еда — это святое.
— Договорились, — вздохнул я. — Часть оплаты я принимаю оружием с правом перепродажи.
— Договорились, — вздохнул Дорн.
Вот и ладушки. То, что мне и было нужно. Коты обрадуются булатным клинкам. Хрен я что-то буду перепродать, пока всех их не вооружу этими железками.
— Значит, составляем договор, — начал я, — с правом внесения изменений по взаимному согласию сторон. Лайда, неси ужин и пиво. Будем отмечать.
Сур начал быстро записывать на бумаге основные пункты нашего пятичасового торга. Остальные кузнецы довольно переглядывались. Мол, укатали меня. Счааз, это вы так думаете. Если бы вы знали мою потребность в оружии для котов, то таких бы условий я у вас не выбил.
— А горные мастера как отреагировали на булат? — спросил я у Дорна.
— Криками, — усмехнулся гном. — Сразу приехал в Белгор глава клана и начал уговаривать нас стать его родичами.
Ого, это серьезно. В клан этих вредных коротышек никого из чужих кузнецов никогда не принимали. Только гнома из другого клана могла стать родственницей всей этой банды.
— Куда вы их послали? — поинтересовался я.
— В горы, — заржал Дорн. — Сколько лет они над нами издевались, а теперь честь решили оказать. Сволочи, еще и намекали на недовольство короля Срединного хребта. Мол, такое ему не понравится.
А это уже очень серьезно. У гномов рыхлое государство, у них рулит совет глав кланов, а король исполняет роль английской королевы, но все равно имеет возможность сделать серьезную бяку.
— Проблем у родичей не будет? — спросил я.
— Нет, — улыбнулся Дорн. — Руки коротки обидеть наших родичей. Все кланы возмутятся. А нас убить не смогут. С главой клана горных мастеров Вулкан имел длительную беседу и обрисовал все последствия попытки причинения нам вреда. Кроме того, две трети изделий по договору с гильдией охотников, мы можем реализовывать через другие руки. Как ты думаешь, кто является нашим торговым представителем в Срединном хребте.
Тоже мне бином Ньютона.
— Твои родичи, — усмехнулся я. — Через них проходит оружие, прилипает кое-что к рукам, и кое-что капает в казну королевства в виде налогов. А за деньги, которые многие имеют от вашей продукции, гномы удавятся.
— Верно, — усмехнулся Дорн. — Мало того, среди гномов Срединного хребта мы считаемся героями. Мы разрушили монополию на элитное оружие и теперь изделия из харалуга стали дешевле. Унизить соперника, получить деньги и заставить его снизить цену, что еще нужно для полного счастья?
М-да, если смотреть на дело с этой стороны, то почему Дорна, как главу гильдии кузнецов Белгора, еще не сделали королем Срединного хребта? А с другой стороны, оно ему надо?
— Но вы не очень-то расслабляйтесь, — серьезно сказал я. — За деньги гномы удавятся, это я знаю четко. Только что получил очередное подтверждение этому. Скупердяи вы, малорослые.
Громкое ржание кузнецов. Даже Млаг считает себя гномом и это для них не оскорбление, а похвала.
— Да мы и не расслабляемся, — отсмеявшись, сказал Дорн. — Никто из нас не покинет Белгор в течение нескольких лет. В жизни случается всякое, а здесь мы в полной безопасности. Да и учеников надо гонять.
— Уже появились? — удивился я. — Даже у этого вредного гномика?
Керин снова заржал.
— И у него, — улыбнулся Дорн. — Вернее, скоро появятся у всех нас. Всем родичам мы объявили, что возьмем себе учеников из наших кланов только тогда, когда они смогут два года продержаться в Белгоре.
А вот это правильно. Учитывая гильдию кузнецов, которая стала монопольным производителем оружия в Белгоре, здесь смогут выжить только лучшие мастера-бронники. Забавно. Через пару лет в городе будут не просто лучшие кузнецы севера Сатума, а лучшие из лучших кузнецов Арланда.
— А что говорит твой дед? — спросил я у Керина.
— Что я доказал все и всем, — улыбнулся гений молота и наковальни. — Я был прав, он сам мне это сказал, когда приехал несколько месяцев назад в Белгор. Правда, теперь появилась одна проблема. Он женить меня хочет.
— Проблемы в этом не вижу, — улыбнулся я.
— А ты знаешь, на кого он мне намекал? — поинтересовался Керин. — И ее отец не против. Совсем не против.
Твою тещу! Коротышки в этом деле педантично проводят многовековую селекцию. Мичурины хреновы. И наверняка инициатива происходила от предков невесты. Как же! Изобретатель булата и до сих пор у него нет татуировки! Непорядок, такие кадры должны быть на виду, быть привязаны и производить на свет много маленьких гениев, которые должны быть потомками королька. У меня появится еще один друг-принц?!
— Принцесса? — поинтересовался я.
Ответом было дружное ржание и смущенный кивок Керина. Парень, ты попал. Да, она старше тебя на пятнадцать лет. Красива и властна. Имела кучу любовников, пока не перебесилась. По крайней мере, так говорят. Но учитывая срок жизни гномов, для тебя она самое то. По человеческим меркам ей двадцать три, двадцать четыре года.
— И когда свадьба? — спросил я.
— Да ну тебя, — отмахнулся Керин. — Я еще слишком молод, чтобы жениться на ней. Дальше намеков дело не шло, а я их упорно игнорировал. И вообще я женюсь по любви.
Это ты так думаешь. Окрутят тебя и никуда ты не денешься. А слухи про принцессу, которые наверняка тебя сильно смущают, скорее всего, ничем не подтверждены. Есть опыт с собственной женой. Сколько там ей приписывали постельных подвигов? А на свадьбе оказалась девочкой. Я тогда был для нее никем, и возвращать себе интересное положение ради меня она бы не стала. Странно, что она вообще не избавилась от этой ошибки природы. Хотя, что я вообще знаю про обладателей чистых душ?
— А вот и ужин!
Лайда начала сгружать с огромного подноса различные емкости с восхитительным запахом. Несколько запотевших кувшинов тоже присутствовало. Ладно, подведем итог моего трехдневного пребывания в Белгоре, а потом можно отдаться пищевому разврату. Половину запланированных дел я сделал. Остается по-серьезному переговорить с Матвеем. Взять несколько уроков у Инса Льда. Пусть расплачивается за полигон. Кстати, Инс привет. Я помахал рукой Льду, и двоим раздолбаям, которые наконец-то соизволили выползти из борделя. Посидеть в библиотеке гильдии охотников. Также, нужно переговорить с отцом Анером и заново задать ему вопросы. Потом нужно смотаться к леди Ловии, а потом поприветствовать принца Керта и принцессу Чейту. Да, между делом заехать в свой замок и посмотреть на аленький цветочек, переговорить с наемниками-вампирами, проверить воинское искусство Арны, чмокнуть Раду в щечку, узнать новости от Зетра, посмотреть на стройку и так далее. Боже, почему в сутках не сорок восемь часов? Когда я все это успею сделать?!
— Влад, — подошедший Матвей положил мне руку на плечо. — Я только что из магистрата. Есть две новости. Пакет с документами, который ты ждал, прибудет завтра.
— А вторая новость? — разрушил я театральную паузу Матвея.
— В Белгор завтра прибудет Орхет Пятый со свитой, — невозмутимо сказал он.
Что ж? Приключения на собственную задницу продолжаются.
— А твой вечно занятый дед? — спросил я.
— Остался в столице, — ухмыльнулся Матвей.
И почему я этому не удивлен?

Глава 13

Инс закрылся щитом льда и контратаковал меня снегом. Пуховик стал трещать от перегрузок. Несколько секунд и он сдох. Снежинки отшвырнули меня на защиту шестого сектора. Твою. Я с трудом поднялся на ноги. Хорошо, что защита полигона с большим трудом допускает смертоубийство и все остальное. Кстати, я уже хрен знает, сколько времени не сливал свою силу в кристалл-накопитель этого сооружения. Манкирую, так сказать, своими обязанностями мага-охотника.
— Влад, — усмехнулся Лед, — у тебя мало энергии, чтобы ввязываться со мной в бой на истощение. Ты стал пустым и проиграл.
— Знаю, — пробурчал я. — А как иначе я пойму твою тактику боя и все остальное?
— Ты наглец, — расхохотался магистр школы Льда. — Тебе мало тех заклинаний, что я тебе объяснил? Ты хочешь все и сразу?
— А как иначе? — потер я плечо. — Только так, а не по-другому.
— Влад, — Инс подошел ко мне, — к чему ты готовишься? Что ты задумал? Зачем тебе все это? Ты великолепный маг-боевик и без школы Льда. Как ты разделал меня, когда объяснял выжимку своих умений после нашего рейда в погань. Твои комбинированные плетения великолепны и ты невероятно искусно сочетаешь их со сталью. Повторюсь, зачем тебе это? Что тебе не хватает?
У-гу, а если бы ты еще знал о холоде? Надо мне это, очень надо. Да пошло все к черту, раз нарисовалась такая пьянка. Зачем разводить глупые секреты, тем более, что рейнджерам о них уже известно? Я чувствую, как утекает время, песок в стеклянных часах и то струится медленнее.
— Инс, дело в том, — начал я, — что я являюсь в какой-то степени Повелителем Льда.
Молчание.
— Влад, ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Инс. — Я могу позвать Живчика.
Ната. Холод во мне и вокруг меня. Расширившиеся глаза Льда, его побледневшее лицо.
— Я очень хорошо себя чувствую, — усмехнулся я.
— Кто еще знает об этом твоем секрете? — поинтересовался через несколько минут Инс.
— Трон, Яг и Глав, — ответил я. — Да, еще несколько рейнджеров.
— И пусть больше не знает никто, Влад, — пробормотал Инс. — Как ты этим работаешь? Это не стихия Льда. Это нечто другое, более совершенное. Отличия не существенны, но они есть.
— Только на ближней дистанции и самым примитивным образом, — сознался я. — Но холод позволяет мне в несколько раз усилить плетения школы Льда. Или добиваться той же эффективности, при меньшем расходе внутренней силы. Я не знаю, что это такое. Магистр Колар не смог разобраться в этом, но холод работает. Он убивает и защищает, помимо всего прочего.
— Влад, — грустно усмехнулся Инс, — ты как шкатулка в шкатулке и так несколько раз. Открываешь очередную и изумляешься снова. И почему ты мне попался? — вздохнул охотник. — Вернее, почему я пересекся с тобой? Садись на землю и послушай.
Недоумевая, я присел рядом с расстроенным Инсом. И чего он так отреагировал? Да, о холоде я особо не распространялся, да, у меня есть еще куча секретов. Но так молотить кулаком по земле, как делает это Лед — это лишнее.
— Я родился на юге, — начал Инс, — в диких местах. Там не было централизованной власти. Не было благородных. Я узнал, кто это такие, только в восемнадцать лет, — усмехнулся Лед. — Когда я попал в первый раз в своей жизни в один небольшой городок, находящийся на расстоянии пяти сотен километров от моего селения. Я бежал от своих соплеменников и стал в этом городишке подмастерьем-горшечником. Я сбежал, когда убил вождя своего клана и, если бы все это повторилось вновь, убил бы его снова. Мои родичи и я были горцами-дикарями. У нас не было ни богатства и не было сеньоров. Были только высокие горы, окружающие поселки моего рода и легенды о духах Льда. Мои соплеменники, да и я, считали, что от них и пошел наш род. Треть мужчин и женщин, в моем поселке, при соответствующем обучении, могли стать магами школы Льда. Треть!
Ни хрена себе статистика! Все страннее и страннее, процентное соотношение одаренных и бездарей, среди родичей Инса и остальным миром.
— Может быть и поэтому, — продолжил через некоторое время Инс, — мои предки и оказались в подобном месте. Вокруг одни горы, немного земли, пригодной для земледелия и постоянный холод, который убивал слабых и помогал сильным, Влад. А легенды о духах Льда родители рассказывали своим детям. Одна из них говорила о человеке, в которого вселился подобный дух. Но эта сущность не смогла преодолеть волю храброго юноши и стала служить ему. Да и не был злым тот дух и, тем более, не был он созданием Проклятого. Много подвигов совершил этот воин, прежде чем его убили. Ты знаешь емкость своего резерва холода?
— Нет, — ответил я.
— И я об том же, — вздохнул Инс. — У того воина не было магического истощения, когда он убивал Льдом. Убивал, находясь вблизи врага. Но самое главное, он погиб, потому что полностью слился своим сознанием с духом Льда. Он стал невероятно жесток и чудовищно справедлив, он потерял все свои чувства. Воин не мог любить, жалеть, ненавидеть и так далее. Через несколько лет после полного слияния его убили мои родичи. Подумай над тем, что я сказал.
М-да и этот туда же. Арна, Инс, мои мысли, которые не совсем мои. Да и Эллина на что-то подобное намекала. А где я подцепил эту гадость? На Земле? Но в горах я не развлекался. Я вообще не был любителем зимних видов спорта.
— Влад, — прервал мое самокопание Инс, — пойдем ко мне домой, и попытаемся поработать головой. Я раскрою тебе все свои секреты в магии школы Льда.
— А если я тоже заражен этой гадостью? — спросил я. — Ты не боишься, что я стану монстром, как тот человек?
— А я и не говорил, что тот воин был чудовищем, — усмехнулся Инс. — Когда его убили, то все люди моего рода носили траур три года. Не было свадеб, не было праздников и так далее. Горевали и оплакивали воина все. Это было пять с половиной сотен лет назад. Кстати, все убийцы воина, которые выжили после боя с ним, покончили с собой. Так они искупили свою вину перед ним и смогли вознестись к Создателю.
Слабое утешение. Значит, если я стану тем, кого во мне видят некоторые друзья, то они убьют меня и покончат с собой. Великолепно, больше и не надо. Ха-ха три раза.
— Пойдем, учитель, — усмехнулся я.
— Пойдем, Владыка Льда, — сказал Инс и прижался головой к моей руке.
— С тобой все в порядке? — поинтересовался я. — Живчика не позвать?
— Со мной все в порядке, Хелларен, — усмехнулся Инс. — Ты вернулся, наконец-то.
Твою тещу!!! А Чейта позвать необходимо. Хотя может Инса с Эллиной лучше познакомить? Она прочистит ему мозги самым радикальным способом.
— Я не Хелларен, — сказал я. — Меня зовут Влад.
— А какая разница, ты ли это или кто-то подобный ему? — ответил Инс. — Ты Владыка Льда и этим все сказано. Владыка — это не Повелитель. Первые владеют, а вторые только призывают.

— Влад, обедать будешь?
— Позже, Лайда, — ответил я.
Так, необходимо почти все свои плетения переделать, чтобы они были только на основе школ Воздуха, Воды и Льда. Ну, Инс, ну ты мне удружил! Оставить нужно только пару-тройку плетений для боя в подземельях, которые используют школу Земли. Блин! Инс, зачем выдавать мне все свои секреты? У меня есть в запасе много времени?! Да что вообще происходит после моего очень плотного общения с Алианой? Что за спешка и все остальное? Ткач тут точно не причем. Эта сволочь выплеснула на меня ведро проблем и отошла в сторону. Вот, гад! А я должен со всем этим разбираться сам?! Ну, женушка, если это связано с тобой, то я тебя сильно накажу. Я тебя так накажу, что мало не покажется никому.
Твою! Да что стало твориться у меня в голове?
— Влад, — Матвей присел за стол, — тебя хочет видеть король.

Орхет Пятый внимательно смотрел на меня. А я чо? Я ничо. Спокойно сижу в здании магистрата, никого даже не пытаюсь убить! Хотя развлечься подобным образом мне было бы трудновато. Слишком много вокруг меня гвардейцев, а если учесть и магов короны, то вообще становится плохо от подобных мыслей. Нет, после общения с Инсом я явно сдвинулся по фазе. Кстати, говорят, что сумасшествие передается воздушно-капельным путем. На Земле некоторые придерживались подобного мнения, да и разница между психами и психиатрами состоит только в том, что одни ночуют в палате, а другие дома. Шутка такая, а в каждой хохме есть доля юмора.
— А почему молчит наш герой? — поинтересовался Его Величество.
— А в морду, Ваше Величество? — буркнул я.
Блин! Надо срочно ставить мозги на место. Он же не Кар.
Громкий смех заполнил кабинет Берга. Да и сам бургомистр, присутствовавший на нашем свидании, начал судорожно откашливаться.
— Да, — отсмеявшись, начал Его Величество, — Влад, ты точно герой. То, что ты сумел сделать за столь короткое время, иначе, как подвигами не назовешь. Да еще и хамишь мне. Уважаю.
Он тоже попаданец! Куда я попал?! Куда ни плюнь, всюду наткнешься на земляка.
— Оставьте нас, — сказал Орхет.
Вот это да! Без всякой магии помещение очистилось почти мгновенно. Даже Берг соизволил поднять свою задницу из кресла и очень быстро вынести ее из кабинета.
— Граф, — усмехнулся король, — скажи мне, а зачем ты вообще влез в это дерьмо? Ты ведь охотник. Что тебе еще нужно?
— Так получилось Ваше…
— Называй меня Орхет и на В«тыВ», — перебил меня король.
— Так получилось, Орхет, — продолжил я, — что мне нужно очень быстро суетиться, чтобы сохранить свою жизнь и жизни своих близких. Я не могу спокойно смотреть на гибель тех, кто пошел за мной.
Молчание.
— Ответственность, — вздохнул король, — вот как это называется. Ты знаешь, я был бы очень рад, если бы не родился наследником короны. Если бы у меня был старший брат, то я стал бы охотником. Мало того, — улыбнулся король, — однажды я попытался им стать и получил урок на всю оставшуюся жизнь.
— Отругали? — поинтересовался я.
— Выпороли, — усмехнулся король. — Не оставили живого места на моей венценосной заднице. Хотя тогда я был только юным принцем. Ответственность за свою страну вбили в меня ремнем. Я проникся ей полностью.
— Мне тебе посочувствовать? — спросил я.
— А как же? — изумился Орхет. — Я имею постоянную головную боль вместо того, чтобы развлекаться в погани. Теперь и ты будешь иметь. Сочувствуй лучше себе, граф Артуа. Теперь и ты будешь заниматься налогами, разбором споров своих вассалов и всем остальным, что так портит настроение и сокращает жизнь.
— Делать мне больше нечего, — ответил я. — Назначу ответственных лиц и пусть у них голова болит. Играть нужно командой, а в одиночку пупок развяжется.
— У тебя есть такие разумные? — заинтересовался король.
— И в большом количестве, — усмехнулся я.
— Богато живешь, Влад, — вздохнул Орхет. — У меня таких разумных мало. Кстати, как ты относишься к одному моему проекту? Я хочу запретить смертникам лезть в погань. Лучше пусть умирают в другом месте.
— Проблемы будут, Орхет, — ответил я. — Издать указ, которым все подотрутся, самое плохое, что только можно сделать. Нужна сила, которая обеспечит его выполнение. Иначе будет урон твоему авторитету.
— А вот поэтому я сюда и прибыл, — улыбнулся король. — С поганью нужно что-то решать. Пока еще не радикально, но кое-что уже можно сделать. Как ты думаешь, если всех смертников, которые будут выезжать из ворот Белгора, чтобы совершать подвиги в погани, будут задерживать стража, что-то изменится?
— Будет кровь и крики о своих правах, — заметил я. — Кроме того, среди приезжающих в Белгор после вздоха есть и вполне приличные разумные. Конечно, если рубить лес, то и щепок будет много. Главное, чтобы их не было слишком много.
— В том и вся проблема, Влад, — вздохнул Орхет. — Я хочу привлечь к этому процессу и церковь. Не нужно снабжать тварей погани мясом и душами. Пусть клирики вдолбят это в голову идиотов. Надо это сделать. Нужно это сделать.
— Ты хочешь превзойти Орхета Первого? — улыбнулся я.
— Нет, — ответил король. — Его превзойти невозможно, да и не нужно. Но то, что сделали охотники за последнее время, должно быть закреплено. Смертники не должны лезть в погань и я этого добьюсь.
— Денег лишишься, — заметил я. — Да и Алые будут недовольны.
— Ты не прав, — улыбнулся Орхет. — Пусть в город приезжают девушки, решившие завести ребенка от охотника. Пусть приезжают воины, которые хотят стать учениками охотников. Пусть приезжают любопытные. Но никто из них не должен лезть в погань, чтобы доблестно там погибнуть. А с Алыми проблем не будет. Они и так зажрались.
— Посмотрим, что из этого выйдет, — пожал плечами я.
— Посмотрим, — в тон мне ответил король. — Кстати, а чем ты, граф, расплачиваться будешь со мной за титул?
— А что тебя интересует, король?
— Для начала небольшая обзорная экскурсия по погани, — усмехнулся Орхет.
Твою тещу! А о чем мы сейчас говорили? Еще не хватало, чтобы он там остался! Вот будет весело всем в датском королевстве. А как смешно будет лично мне?!
— Ваше Величество, — начал я, — у Вас с головой все в порядке? Может стоит вызвать придворного лекаря?
— Не надо, — расхохотался король. — Зачем жизнюк мастеру-мечнику и бакалавру магии Воздуха? Это, во-первых, я говорю о себе. А во-вторых, я очень послушный и на двенадцатый уровень попасть не хочу. Мне нужна небольшая прогулка под твоей охраной и как только ты дашь команду на отход, я сразу ей подчинюсь. Влад, я давно дружу с Каром и знаю, как стали на днях мастерами двое молодых охотников. Я умею работать, не создавая лишнего шума. Кстати, — король протянул мне пакет, — это признание тебя графом мной и Бираном Первым.
С Орхетом все понятно, а с какого перепоя король Миоры решил это сделать? Биран узнал, что его подданный граф Марна окольцевал мастера-охотника и решил таким образом принести мне извинения? Еще этой головной боли мне не хватало. Ловия и Орхет знают обо мне и хватит. Хотя и тестюшка тоже может что-то знать, но становиться широко известной особой в узких королевских кругах я не намерен. Есть будущий граф, есть охотник и рейнджер, но это три разных человека.
— Не удивляйся, Влад, — продолжил король, — скоро я женюсь на дочери Бирана. Слишком мне надоели постоянные намеки на продолжение рода со стороны моего ближнего окружения. Разве Биран мог мне отказать в такой малости?
Дела. У Бирана только один сын, но пять дочерей он настрогал. Общая граница с королевством Орхет, то и се. Удачно пристроил королек свою дочурку, ничего не скажешь.
— А как к этому отнесутся сер Берг и Кар? — я попытался перевести стрелки.
— Они сами рекомендовали мне остановить свой выбор на тебе. Если не справится этот сукин сын, то не справится никто. Так мне сказал Берг, а Кар это подтвердил.
Сдали меня по полной программе.
— Договорились, Орхет, — сдался я.

— Это была засада. Кто ее организовал, я не очень понял. То ли один мастер проявил инициативу, то ли выполнял указание хозяина погани, но ждали охотников.
М-да. И почему я этому не удивляюсь? Ждали, суки, но почему этот мертвый полугений темной мысли был недалеко от своего логова?
— Что Монк там делал? — спросил Кар.
— Да ничего особенного, — улыбнулся Ольт. — Ругался про себя на перестраховщиков и ждал, когда сможет вернуться в свои апартаменты. Там у него было много барахла, за которое покойный сильно переживал. Все его мысли перед смертью были об этом. Поэтому я и не смог узнать некоторые подробности.
— Организовал засаду мастер Вит, — буркнул из угла Норк. — Только у него хватило бы на это мозгов. Та еще сволочь.
— Да, — подтвердил Ольт, — это имя мелькнуло в голове покойного.
Кар переглянулся с Мрачным. Чувствую, что у Дилса будет новая работенка и очень скоро. Мрачный любит охотиться на живых темных, твари ему не так интересны.

— Не сильно занят? — спросил я, зайдя в комнату Матвея.
— Ставь полог молчания и начинай допрашивать? — усмехнулся он.
Что ж, полог — вещь хорошая. Я сел на стул и поставил звукоизоляцию.
— Матвей, — начал я, ты наверняка не забыл наш разговор о старых артефактах. У меня есть к тебе один вопрос. В каком чине ты пребываешь в совете Верных?
— С чего ты это взял? — ответил Матвей. — Совет распался много веков назад. Какое отношение я имею к нему?
— Никакого, — согласился я. — Только за все время нашего общения, когда возникала эта тема, у тебя становилось каменное лицо, и ты пытался незаметно для меня перевести разговор на погоду или что-то подобное. Совсем недавно и я так ошибся. Слишком был невозмутим и только поэтому меня просчитали. Матвей, у меня нет времени на все эти игры. Я ожидаю удара от слишком многих заинтересованных в моей смерти лиц. Вернее, если им станет известно кое-что обо мне, эти лица попытаются меня убить. Мне бы не хотелось, чтобы среди них был и ты.
— Если ты намекаешь на корону короля, которую вытащил из логова бхута, то тебе не стоит опасаться старых легенд, — усмехнулся Матвей, глядя на мое лицо. — Когда такие артефакты снова вступают в игру, некоторые понимают, в чем дело. Если я почти постоянно сижу в Белгоре, то это не значит, что я не узнаю некоторых новостей. Уничтожение этих корон давно признано ошибкой. Это дар Создателя, а то, как им воспользовался Яков Пятый, было просто его личной оплошностью.
— Оплошностью? — удивился я. — Хорошая такая оплошность, которая привела к Смуте.
— Неправильным расчетом, ошибкой, — пожал плечами Матвей. — Как хочешь — так это и называй. По большому счету — это не вина Якова. Есть же поговорка, что хотел как лучше, а получилось как всегда. Вина за Смуту лежит не на нем, а на одном придурке с чистой душой, который стал святым и смог обойти одно условие Создателя.
Твою! Вот только этого мне не хватает для полного счастья.
— Кстати, — начал я, — а что ты можешь сказать про таких людей?
— Да ничего особенного, — улыбнулся Матвей. — Слишком редко они рождаются, чтобы можно было с уверенностью говорить обо всех их способностях. Но одно можно сказать точно. Сила их не очень велика, но неизмерима. Ауна, например, не являясь магиней Жизни, но могла исцелять сотни разумных. Говорят, что в подобно существо вселяется при рождении частичка Творца, которая усиливает различные способности.
Молчание. Понятно, как Алиана делала розовый туман. Что до остального — вот это мы приехали. Великолепно! Больше ничего и не нужно.
— Если я правильно тебя понимаю, то Создатель т…
— Ничего не говори, — оборвал меня Матвей. — Ничего, никому и никогда. Ты меня понял?
— Понял, Матвей, — ответил я.
— Так что пусть Торин Второй носит корону и ничего не опасается, — продолжил Матвей. — И ты ничего не бойся с этой стороны. Опасайся других, а не старой легенды.
— А помочь эта старая и забытая сказка при случае может? — спросил я.
— Нет, как я уже однажды тебе говорил, рассчитывай только на себя. Кстати, — улыбнулся Матвей, — а когда ты с Орхетом планируешь спуститься в погань?
— Завтра вечером, — вздохнул я.
Деревня. Весь город — одна сплошная деревня.
— Тогда ложись спать, проводник, — хмыкнул Матвей.

Дождавшись окончания утренней службы, я вошел в храм Создателя. Знакомая картина маслом В«отец Анер вставляет пистон своему подчиненномуВ». Кстати, тот неплохой парень, пьет и почти не пьянеет. Один раз лично меня на своих плечах в корчму тащил, когда мы поминали волчиц. Надо помочь Свею.
— Отец Анер, я…
— Не мешай мне, — рявкнул епископ. — Иди в сад, я позже к тебе присоединюсь.
Уж послали, так послали. Я прошел насквозь храм и очутился в маленьком и ухоженном лесу. Давно я здесь не был, очень давно. Пройдя мимо громадных деревьев, я очутился около стены, которая замыкала сад. В Белгоре нет кладбища в привычном понимании этого слова. Есть стена, где выбиты имена умерших разумных, которые достойны погребения. Тут невозможно найти инициалы наринских ублюдков, с которыми я сцепился на второй день своего пребывания в городе. А вот другие — легко. Я стоял перед стеной, и мои глаза видели четыре имени. Мори, Иса, Лира и… Девчонки, простите, что так долго вас не навещал. Я оперся рукой на выбитые в камне имена.

— Вот, Мори, ветер страсти, — брюнетка стала представлять мне остальных, — Ната, скромница, но если ты ее растормошишь, то держись. Иса — та еще выдумщица. Проказница Лира. Выбирай.

— Влад, — ворвался в мои уши голос отца Анера, — что с тобой?
— Ничего, — ответил я.
Я отогнал воспоминания и вернулся в реальность. Блин. Опять вокруг меня шел снег. Я придурок и это не лечится.
— Ты хотел поговорить со мной? — епископ посмотрел на покрытое снегом пятно жухлой травы.
— Да, отец Анер, — начал я. — Я бы хотел снова спросить у Вас про кольцо Ауны. Кто может снять его со своей руки до истечения срока?
— Опять ты про это, — улыбнулся епископ. — Да кто угодно, если он святой или святая.
Приплыли. Моя жена не почти, а просто святая. Хотя…
— Но, — продолжил епископ, — на них не подействует таинство брака Ауны. Он или она не могут стать мужем или женой.
Приплыли еще раз.
— А почему тебя так интересует эта тема? — спросил епископ. — Ты хочешь связать себя узами брака?
— Нет! — отшатнулся я. — Только этого мне не хватало!
Отец Анер расхохотался. И этот ненавязчиво намекал до моего первого спуска в погань в качестве охотника, что считает меня матерым кобелиной и почти грешником за мои невинные приключения с волчицами. Теперь из них в живых осталась только одна. Я не думаю, что это была кара. За такое Он не наказывает, нельзя убивать за толику счастья, а, тем более, за любовь — магиню Жизни.
— Отец Анер, — начал я, подождав, когда епископ немного успокоится. — Как Вы лично относитесь к истинным вампирам?
— Если можешь убить — убей, — сказал епископ. — Эти существа виноваты уже тем, что не видят разницы между Создателем и Проклятым! Там они получат по заслугам.
Тяжелый случай. Хорошо, что я не в доспехе. А епископ немного фанатик, впрочем, что я ожидал? Я снял сбрую, скинул куртку и распахнул рубашку. Расширившиеся глаза клирика. Вернее, недоумения в них было больше.
— Так получилось, — усмехнулся я, — что я стал членом клана вампиров, который истово ненавидит слуг и созданий Падшего. Они уничтожают их там, где увидят. Что вы скажете на это, отец Анер?
Молчание. Взгляд епископа стал задумчивым.
— Отец Анер, — продолжил я, — Вы знаете, что я не родился на Арланде, но то, что я воин Создателя Вы знаете тоже. Я могу видеть решение проблемы там, где другие его не видят именно из-за устоявшихся взглядов, традиций и всего остального. Что скажете?
— Скажу, — хмыкнул епископ, — что нам нужно серьезно поговорить. Я не осенний дуб из ордена Слуг Создателя и если есть возможность обратить в веру несколько разумных, которые пребывают в пучине невежества и являются великолепными бойцами, то за нее я вцеплюсь зубами. Ты помнишь, что я тебе говорил?
— Главное — это молитва делом, — улыбнулся я, — а все остальное не так уж важно.
— Правильно, — жестко сказал отец Анер. — Говорильня всяких идиотов меня не очень интересует, а вот воины, готовые во славу Его уничтожать тварей и темных — очень. Пойдем в храм и поговорим, Влад.

Я отпальцевал Орхету. В«ПринялВ» — показал он и нырнул в келью. Король не обманул. Действительно, он умел ходить бесшумно. Интересно, а кто его тренировал? Ладно, сейчас это не самое важное. Важно другое, что патруль их десяти скелетонов-воинов и одного рыцаря направляется в нашу сторону. Самое милое дело. Это мы удачно зашли в юго-восточный комплекс на первый уровень. Сейчас костяшки подойдут поближе, король немного поразвлечется и мы сразу убежим отсюда. Кстати, я прекрасно понимаю желание Орхета. Иметь в своем королевстве такую диковинку и ни разу в ней не побывать. Как мне рассказал Кар, эта прогулка была одним из основных условий, которые король выдвинул своему ближайшему окружению, в качестве своего согласия на собственное бракосочетание. Скандал был страшный, но Орхет уперся рогом и не слушал никаких доводов. Мол, хочу и все. Вам не нравится, тогда я повременю со свадьбой. Мне всего сорок четыре года, большинство благородных незамужних леди в моем королевстве еще не побывали в королевской постели, экономическое состояние государства близко к идеальному, территориальных претензий нет, а с Бираном мы и так друзья. Зачем мне все это? Ближний круг повздыхал, но утерся и не стал чинить препоны королю. А они могли пойти на многое, от заваливания делами и бумагами королевский кабинет, до мятежа. Пару лет назад, когда Орхет слегка устал на очередном празднике тезоименитства и в очередной раз решил прогуляться по погани, один из его вассалов объявил рокош. Гвардия стала на уши, Орхет забыл про Белгор, а когда подошел с армией к замку мятежного вассала, кстати, своему другу детства, надеясь договориться с сумасшедшим по-хорошему, то выяснилось, что это была просто шутка. А что же это еще, если ворота замка раскрыты, мятежники встречают воинов короля без брони и оружия, а весь внутренний двор уставлен столами с выпивкой и едой? Барон-шутник еще и долго выговаривал королю, мол, совсем меня забыл, договаривались же раз год вместе развлекаться на охоте в моих лесах. Было дело? Было — согласился Орхет. А ты, нехороший человек, уже третий год меня динамишь. Выпьем! Выпьем за короля, который держит свое слово, а завтра на охоту.
Так, костяшки подошли. Зема, приготовься.
— Принял, — прошуршал песок.
— Бой! — крикнул я.
Вылетевший из кельи Орхет снес двуручником черепки паре воинов. Раз. Каменный ливень разнес восьмерых простых костяшек на составляющие, а король скрестил меч с рыцарем. Два. Да, техника работы у Орхета длинной железкой на уровне. Из под шлема короля доносится радостное уханье. Сбылись детские мечты. Он в реальном бою, он убивает тварей, как и его великий предок. А то, что я на него втихую повесил пуховик и команда Реба Хитреца находится в ста метрах от нас, Орхету знать совершенно не нужно. Неправильно поймет, однако. Так, пора заканчивать развлечение, а то зрители набегут.
— Время, — крикнул я.
Орхет освободил одну руку, и водяная плеть прошлась по ребрам костяшки. Слабовато, но пойдет. Цвайхандер обрушился на череп твари и кости посыпались на каменный пол. А может это и есть решение проблемы? Пускать в погань не сопляков, а опытных воинов под присмотром охотников.
— Орхет, уходим отсюда.
— Принял, — ответил король и подобрал бастард рыцаря.
Естественно, что за деньги. Кто забесплатно будет горбатиться? Надо поговорить с Каром. Это ж какая незаполненная ниша в бизнесе экстремального туризма! Ха-ха три раза.

— Леди Ловия, — я склонил голову перед королевой.
— Ты еще жив? — рассмеялась она. — Присаживайся, Влад. Давай, рассказывай мне все новости.
— Какие у меня могут быть новости? — удивился я. — Леди Ловия, я совсем простой охотник. Съездил в Белгор, повидался с друзьями и тварями, решил кое-какие вопросы и все.
— Вот о решенных тобой вопросах подробнее, — улыбнулась королева.
— Не очень много мне удалось решить. Меня признали графом Орхет Пятый и Биран Первый, совет Верных не будет охотиться за мной и Торином Вторым. Их не интересует корона короля. Вот и все, леди.
Картина маслом. Королева так на меня посмотрела, что будь она помоложе, я бы стал опасаться за свою честь. Такой оценивающий взгляд бывает у женщины, когда она решает, выйти ли ей замуж за мужчину, увиденного ею первый раз в жизни или отшить нахала, пытающегося познакомиться с ней на улице.
— Далеко пойдешь, Влад, — усмехнулась, наконец, королева. — Помни, что я твой друг и союзник.
— Леди Ловия, я не меняю старых друзей на новых, — я вернул улыбку королеве.
— Похвальное качество, иного я не ожидала. Подробности не хочешь мне рассказать? А то во дворце такая жуткая скука.
— Нет, — рассмеялся я. — Зачем Вас утомлять такими мелкими и совершенно неинтересными деталями про мои долги двум королям и общении с представителем совета Верных, которых давно не существует?
— А Биран знает, что граф Артуа это тот, кого граф Марна женил на герцогине Чанор?
— Думаю, что нет, — ответил я. — Его попросил об этой услуге Орхет.
— Значит, этот шалопай решил остепениться, — улыбнулась королева. — Давно нужно было ему это сделать. А то стыд-то, какой?! Сорок четыре года этому мальчишке, а все по ледям шастает. Кого он берет в жены?
— Вроде старшую, — пожал я плечами.
— Та еще девица. Лучшей пары Орхету не найти. Будут вместе до конца своих дней. Значит, нужно готовиться к визиту. Кстати, а ты готов к посещению Бориты? Там тебе будет непросто. Эран Первый все равно должен признать тебя графом, иначе могут быть большие проблемы.
— Готов, — улыбнулся я, — а все проблемы или решаются, или нет. Кстати, по одной проблеме Вы можете дать мне информацию?
— В кратком виде, — хмыкнула королева. — Один герцог, подданный Веларии, которым ты вроде интересовался, слегка не нравиться даже королевскому дому этой страны. Принцесса Асмина, жена Шотара, выразилась о нем в весьма ясной и матерной форме. Скользкий подонок и сильно заигрывает с великим герцогством Кирал. Взять его за горло нечем, а многим хочется. Осторожный подлец.
Так-так. Значит, заигрывает с этим герцогством, где расположена фактория эльфов. Ну-ну. Пасьянс начинает собираться. У меня только один вопрос, а почему перстенек, в котором была вода жизни, совершенно случайно одна бдительная служанка не обнаружила в гостевых покоях Алианы? И почему для комплекта не траванули еще и Лаэру? Какой скандал и ужас! Приемная дочь короля Мелора травит княгиню Риары! К черту все дружеские чувства и союзнические обязательства, наших бьют — даешь войну. Хотя может быть, что я опять перекрутил и герцог Буэра банально мстил за посылание его подальше на турнире в Диоре. Тогда почему он похулиганил с Рыжиком, а не со мной? С другой стороны, а как он мог меня найти? Оторвался на Тане так одобрительно глядевшую на эту сцену и, вдобавок, благосклонно принимающую мои неприличные знаки внимания. Ладно, все выясню и приму решение.
— А если этот герцог внезапно почувствует себя плохо? — поинтересовался я.
— Жаль будет, если он умрет, — жестко сказала Ловия. — Но у него много друзей, которым это не очень понравиться. Они будут искать виновных и у них есть возможность наказать за его смерть. Поэтому этот верат еще жив.
— Друидов из Закрытого леса тоже смогут наказать? — спросил я.
— Твою мать! — взорвалась Ловия. — Влад, ты когда-нибудь перестанешь меня удивлять? Ты и с ними находишься в приятельских отношениях?
— Я бы так не сказал, — начал я, — но они кое-чем сильно недовольны и попросили кое-кого разобраться с кое-кем за одну невинную шалость самым радикальным способом.
Королева откинулась на спинку кресла и закрыла глаза.
— С каким из последних событий это связанно? — спросила меня королева через несколько минут.
— Риара, — ответил я. — Если некий герцог связан с этим делом, то он должен умереть. Если нет, то умрет кто-то другой. Но в любом случае, смерть виновного неизбежна.
Так, пошли матюги. Ругайся, королева, ругайся. А мой рейтинг в твоих глазах опять подрос.
— Влад, — успокоившаяся Ловия посмотрела на меня, — почему ты знаешь то, что не знаю я? Почему моя третья канцелярия об этом не знает?! Я вытрясу из них душу! Скопище дармоедов и бездельников! Это отравление наперсницы княгини?
— Да, — ответил я.
Опять пошли матюги. Леди Ловия, Вы же красавица, ну были ей и все мужики падали у Ваших ног, и Вы умница до сих пор. Зачем Вам изъясняться как пьяный боцман?! Где Вы этому научились?

— Что скажешь, проф?
— Пока ничего, Влад.
Мы находились в каземате, который был сердцем школы Джокер. М-да. Никогда не думал, что саженцем можно обозвать это. Перекрученный древесный ствол метрового размера, на котором в разных местах находились подобия почек и по пьяни трудно спутать с цветком. Измененная орхидея, мать ее. Такая ночью приснится, так топором не отмахаешся. Да, еще такая маленькая деталь. Свет данному чуду селекции или евгеники для жизни был не нужен. Нужна магия, которой в этом каземате было полно.
— А зачем это ведро? — спросил я.
— Понятия не имею, — ответил проф. — Друид сказал, чтобы в трех метрах от цветка всегда находилось ведро воды. Кстати, эта орхидея поливается отдельно одним литром воды в день и в одно и то же время. Воду из ведра она не берет.
— Вьюн? — спросил я.
— У меня в комнате, — ответил Третий. — Он упакован в коробку и настроен на меня. Как только я возьму его в руку и скажу три раза В«жертваВ», то он начнет действовать.
Великолепно. Тут есть именное оружие с системой опознавания. Что дальше? Когда будет тактическое оружие массового поражения? Или уже есть?
— И когда? — спросил я.
— Завтра распустится цветок, — ответил Третий. — Его нужно приложить к лицу несмышленого, который отравился, и вода жизни покинет его тело. Потом цветок необходимо вернуть к стеблю. Так сказал друид. Зачем это нужно сделать, он не сказал. Только усмехнулся и добавил, что те, кто не жаждет денег и готов умереть за других, достойные люди, которым воздастся при этой жизни.
Вообще замечательно. А что, собственно говоря, он имел в виду? С этими друидами я точно сойду с ума. Я не могу просчитать логику их действий, поступков и так далее. А уж о такой материи, как игра с клиентом, мне надо забыть надолго. Не понимаю я их мышления! Не понимаю! Так, вдохнуть и выдохнуть. Повторить. И еще раз. Довольно.
— Третий, цветок и Таня на тебе, — сказал я. — Завтра, получив этот корнеплод, идешь ко мне и я перекидываю тебя в княжество вместе с Вениром. Моя подруга должна быть избавлена от той гадости, которые некоторые недоумки называют водой жизни. Таня тебя знает, так что никаких проблем не будет.
— Принял, Влад, — усмехнулся номер.
— Влад, — коснулся моего плеча Пятый, — только что сообщили, что вампиры прибыли. Пускать в замок?
— А куда еще? — удивился я. — У тебя есть где-то еще одна казарма? Кстати, от Зетра есть новости?
— Нет, — ответил Второй.
А на что я рассчитывал? Сам же давал ему срок в месяц, а спрашиваю о результатах в начале третьей недели. Догнать и перегнать — это не мое. Сейчас главное — это вылечить Таню, а потом будем разбираться со всякими непонятками. Но одно нужно сделать срочно.
— Проф, — начал я, — забей на все и разберись с амулетом дальней связи. Сейчас это самое главное. Нам нужна информация и связь со всеми группами.
— Давно это сделал, в смысле, занимаюсь только этим амулетом, — усмехнулся Колар. — Думаешь, что мне хочется почти каждый день ехать на стройку? Да в гробу я ее видел! У меня нет других дел? Пусть лучше мне передают данные, а я их буду обрабатывать. Через неделю-другую я смогу сделать аналоги этого артефакта. Кстати, а когда будет моя свадьба с Ераной?
Я слишком нецензурно немного удивился.
— Это я решаю? — спросил я.
— А кто же еще? — изумился проф. — Назначай время и все будет пучком!
Так, в который раз нужно напомнить себе о полном контроле речи, но никак эта проблема не решается. Постоянно у меня выскальзывают словечки, которые со всем удовольствием подхватывают окружающие. Стоп. А ведь по ним меня и могут вычислить. Крия Баросского я уже взял на заметку, а если уже взяли и меня? Все, никакого сленга, когда вокруг тебя посторонние. Свои и так все знают, а посторонним незачем.
— Когда? — спросил я профа.
— Завтра сможешь уделить полчаса своего времени? — вскинулся научный маньяк.
— Какое завтра, — заорал я, — у меня дел по гор….
Меня обняли две руки, мягкое тело прижалось к моей спине, а в ухо дунула девушка, которая по запаху и всему остальному опознавалась как Ерана.
— Завтра, — прошептала она. — Влад, не упрямься. Вдруг он опять передумает? Я не хочу быть старой девой.
— Завтра, — сдался я. — Веревки вы из меня вьете, — пробурчал я и встал со стула. — Пойдемте, познакомитесь с вампирами. Кстати, отец Карит, с тобой и клыкастиками у нас будет отдельный разговор. Епископ Белгорский дал на него добро.
— Сам отец Анер? — зажегся Карит.
— Сам, — усмехнулся я. — Кстати, скоро он инкогнито прибудет сюда.
Блин! Зря я это сказал. На лице клирика отразилась такая гамма чувств, что я стал опасаться за его здоровье. Вдруг коньки решит отбросить от такого нахлынувшего полного счастья? Оно мне надо? Все-таки на Карита у меня есть один грандиозный план. Долгосрочный, но грандиозный.

— Как добрались? — спросил я у Ровера.
— Нормально, — пожал плечами он.
И почему я не удивляюсь, что пять высших вампиров добрались до моего замка без всяких проблем? Действительно, а что могло им помешать? Твари? Не смешите мои тапки. Ладно, хватит, пора заниматься делом. Завтра с утра надо поговорить с этой бандой знатоков, которые наконец-то поимели всю информацию о происходящем в анклаве. Это они так думают. Потом эта проклятая свадьба профа и Ераны. Причем и пить мне нельзя потому что послезавтра нужно со страшной силой ехать в Бориту. Дел выше крыши и нормальный сон мне еще долго не грозит. А так хочется поваляться в кровати часов двадцать, что хоть волком вой. Одно отмечание с Орхетом его грандиозной битвы в погани чего стоит. И ведь отказаться было нельзя.
— Контракт — тридцать золотых в год, — начал я. — Задача — патрулирование окрестностей за перевалом каменных гоблов. Уничтожать противника не нужно. Главное — это информация. Главное — это доложить вовремя о противнике, чтобы воины графства Артуа успели принять меры.
— А если совмещать приятное с полезным? — спросил Ровер.
— На ваше усмотрение, — усмехнулся я. — Главное — информация, но запрещать вам развлекаться я не буду. Теперь небольшое дополнение к условию работы вам расскажет отец Карит. Я пошел спать. Будут спорные вопросы, обратитесь ко мне утром. Надеюсь, я очень надеюсь, что их не будет. Карит — это касается тебя в первую очередь.

Твою тещу! А что сейчас меня разбудило? Я отодвинул свою тушку от посапывающей Арны и взял в руку айдал. Так и волчица послала сон подальше и потянула руку к своему поясу. Кто там?
— Дуняшь, — проворчала Арна, отбрасывая в сторону кинжал, — если ты решила послушать, чем мы тут занимаемся, то я могу тебя успокоить. Твой брат полный импотент.
Дверь открылась и в мою каморку зашла сестра. Ну-ну. Такое виноватое лицо будешь показывать кому-то другому, а не мне. Ей что-то от меня нужно.
— Что тебе? — вздохнул я.
— А ты можешь взять меня с собой в Бориту? — самым жалобным голосом, на какой она способна, взмолилась Дуняша.
Я переглянулся с Арной. Все ясно. Принцы, короли и остальная шелуха вроде придворных интригуют неокрепшее воображение девчонки из глухомани. Мою грудь залило теплом. Наконец-то! Наконец Дуняша стала приходить в себя. Да я тебя возьму куда угодно, лишь бы ты стала прежней!
— А тебе не станет там неуютно? — поинтересовался я.
— Мне? — изумилась Дуняша. — Ты же будешь рядом!!! Кто там сможет меня обидеть?!
Все ясно. Тяжелый случай идолопоклонничества перед старшим братом. Это не лечится.
— Поедем вместе, — улыбнулся я.
Сестренка завизжала и прыгнула мне на грудь. Все, поспать мне сегодня не судьба. Я уже знаю, что мне предстоит делать в ближайший час.
— Дуняшь, — рявкнула Арна. — Дай брату поспать! Потом будешь задавать ему глупые вопросы, и делится своими фантазиями о турнирах, балах, охотах и прочей ерунде.
— Хорошо, — сестренка прекратила терзать своими губами мне щеки и прижалась к моему плечу. — Ты самый лучший брат на свете.
Морфей отправил меня в страну грез.

Глава 14

Главный знаток упорно что-то пытался найти на моем лице. Ищи дорогой, ищи. Меня Ловия смогла просчитать только после длительного общения, а тебе до нее, как до Китая на пятой точке. Он меня уже начал утомлять. Надо помочь принять ему правильное решение.
— Барон, — начал знаток, — мы оценили то, что Вы сделали и делаете для матери-церкви и жителей этой местности.
Подставился сам. Зайду с козырей и нечего тут толочь воду в ступе.
— Граф, — поправил я задумавшегося знатока. — Я уже граф, конечно, если матерь-церковь признает меня в этом качестве, — я склонил голову. — Вам показать признание за мной этого титула коронами Орхета, Литии и Миоры?
— Не стоит, — дернулся лицом знаток. — Ваши слова не расходятся с Вашими делами. Но у меня есть вопросы по Вашему прошлому и, самое главное, по Вашему близкому окружению.
— Про мое прошлое знает одна высокопоставленная фигура из ордена Знающих. Про мое прошлое знает еще один клирик, к слову которого прислушаются очень многие служители церкви. Мое прошлое — это не только моя тайна, но и их тоже. Если Вам об этом так хочется узнать, то могу посоветовать обратиться к еще одному высокопоставленному лицу из ордена Ирдиса. Он может стать моим гарантом. Но тогда эта тайна может перестать быть таковой. А нужно ли это матери-церкви? Это первое. А во-вторых, много таких разумных, которые на словах являются верными почитателями Создателя, а на самом деле, — я махнул рукой. — Некоторое время назад, когда нелегкая судьба заставила отправиться меня в странствие, волей Его я оказался в Белгоре. Я слушал проповеди епископа Анера. Великий человек, великой веры. Из них я понял одно, главное — это дела. Слова могут быть ветром, а поступки говорят сами за себя. Все жители анклава недавно доказали делом, что являются истовыми почитателями Его. Мы сокрушили слуг Проклятого во славу Создателя. Что касаемо моего ближнего окружения, то их да и мою проверку на лояльность Создателю можете провести Вы, может отец Карит, а Вы, если хотите, проверьте его.
М-да. Судя по всему на проверку Карита он никогда не пойдет. Пат все им подтвердит, но ничего не скажет. Да и не знает он, что я попаданец. Но этот вариант плох тем, что моя женушка может узнать мое третье имя. Я пойду на него только в крайнем случае. Отец Эстор никогда не будет общаться с темными и не очень любит болтать. Хотя и этот вариант мне не нравится, но если знаток упрется рогом, то придется на это пойти. Давай, знаток, решайся, наконец, хоть на что-то. У меня дел полно! Проверяй хоть всех в замке, но быстро! Что ты телишься из-за технических процедур? Главное ведь не это! Стоит ли поднимать бучу из-за формальностей? Ну баловался я мятежом, так это здесь вид спорта такой у благородных.
— Хорошо, — сдался клирик, — давайте, граф, обсудим технические вопросы создания епископата и прочего.
Давно бы так. Я уже граф.
— А разве не за этим мы здесь и собрались? — удивился я.
Сейчас мы поторгуемся пару часиков, а когда закончим, я перекину скорую помощь в княжество, наверняка цветок уже вылупился. А потом я поведу Ерану к алтарю. И хрен ты, знаток, сможешь меня облапошить. Никакого компромата в анклаве на меня нет. Даже клыкастики под утро отправились в свой первый рейд. Я чист, как слеза младенца. Понеслась торговля.

— Готовы? — спросил я.
— Да, — ответил Третий. — Влад, друид не уточнил срок, в течение которого нужно вернуть цветок обратно.
— Наверно он не важен, — пожал я плечами.
— Тогда из княжества мы перейдем в портал ближайший к Борите.
Понятно, хочет присмотреть за мной на этом придворном пати. Ничего против этого не имею. А цветок положим к корням этого мини-дерева позже. Никуда он не денется.
— Договорились, — улыбнулся я и открыл портал.

Невеста была великолепна. М-да. Я уже обзавелся почти третьей дочкой. Причем две последние старше меня по возрасту. Как мне теперь называть профа — сынком, что ли?
— Сын мой, — обратился ко мне отец Карит, — кто ты?
— Влад, барон эл Стока, — ответил я.
Мне осталось совсем немного времени пользоваться этим титулом. Мы графья народ гордый. Вот Эран признает меня и можно открываться народу.
— Сын мой, — продолжал допрос Карит — кого ты привел в храм Создателя?
Я эту процедуру уже знаю наизусть. Блин. Такими темпами я скоро стану отцом-героем. Нет, отцом-героином.
— Влад, отвечай, — прошипела Ерана.
Я подчинился команде и начал отвечать на глупые вопросы. Веревки из меня вьют, понимаешь. Скоро будет пир, потом я лягу спать, а завтра перейду в Декару с маленьким, но очень боеспособным отрядом.

Я ехал по улице и с любопытством оглядывался по сторонам. Не сказать, что Борита сильно изменилась за прошедшее время, нет. Но одно дело, когда ты смотришь на город, в котором наводишь конституционный порядок и совсем другое, если ты просто турист. Да и не до осмотра достопримечательностей мне было полгода назад. Опаньки, а этот квартал заново отстроили, посл