Сетевая библиотекаСетевая библиотека

8. Александр Саврасов Иезей Крезтоз и его исповедь

Дата публикации: 04.03.2019
Тип: Текстовые документы DOCX
Размер: 249 Кбайт
Идентификатор документа: -123061058_494556895
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа


Использование и публикация отдельных глав и текстов из книг и солесводовА.Саврасова серии «Знания Первоистоков» разрешается при условии неискажённой передачи текста и полного, точного указания источника информации: названия книги или номера солесвода (солеслова), серии книг, автора и ссылки на сайт www.счастливый-мир-первоистоки.рфАлександр Саврасов

ЙезейКрезтос и его исповедь

Книга восьмая из серии «ЗНАНИЯ ПЕРВОИСТОКОВ»

Исповедь– «из-под», то есть самое сокровенное поведать, рассказать. Исповедь – потаённое, тайное, раскрытое людям.

В этой книге говорится о человеке, который проводил свой эксперимент: смогут ли эти люди (на острове) воспринять мир Бога, где главной является любовь, а не министры, цари и начальники. В ходе этого эксперимента раскрываются многие вопросы и для сегодня живущих людей, можно раскрыть и высветить вредное для человека и то, что действительно ему полезно.



Сегодня людьми определены разные миры: есть миры космические, есть потусторонние миры, даже есть подводный мир, есть мир науки. Но истинно первоначальным, являющим собой гармонию, а значит Вечность, является мир Бога, где всем управляет разумнейшая энергия Любовь – он так и называется: Счастливый Мир, где живут счастливые люди.

Счастливый человек – это человек, который любит, и именно счастливый человек является гармонизирующим звеном Вселенной, а если человек не счастливый, то он разрушает Вселенную.

* * *

Не влекома мною ваша жизнь,

Не влекомы для меня утехи ваши,

Я являю для себя целый мир,

И явление такое мною дышит.

Не зови меня, Человек,

Не зови меня в суе вашей,

Не понятен мне ваш бешеный век,

И в головах у вас мысли словно каша.

Не распяли вы Иисуса Христа,

А распяты на кресте души ваши.

Не томитесь над загадкой моей,

Не томитесь – вам и ваш путь не ясен.

Я прожил данный мне век

И прожил его, о Вечном мечтая.

Как сегодня живёт человек

И к чему стремится, жизнь прожигая?

Пусть ругается весь тёмный свет,

Пусть ругается, зло извергая,

Я люблю тебя, мой Белый Свет,

И мне это жить помогает.

Не хочу я говорить о плохом,

А хочу я говорить о хорошем,

Ведь я – Иисус Христос, и я – человек,

Ну а Бог уже давно вами брошен,

Он не нужен вам в дыму городов

И в угаре пьяном он вам не нужен,

А когда беда – кричите, мол, скупой,

Помоги нам материально, нас послушай.

Вот и кончился ваш бешеный век,

Вот и кончился ваш бег по кругу.

Наслаждения хотите да утех,

А доброе творите как услугу.

С целым миром говорю я среди звёзд,

И себя я миром этим проявляю.

Но вы не верьте, что живёте среди грёз,

Вы не верьте, но я это замечаю.

А когда-то жил другой человек,

Он умел любить и быть любимым,

Он и в песнях воспевал только Свет,

И всегда он Светом этим был счастливый.

Это время было раньше, и оно

Остаётся в душах, но их мало,

Но Земля об этом помнит всё равно

И стремится возвратить всё как было.

Я вам песню пропою в этот раз,

С этой песни всё вернётся к началу –

К тому началу, где живёт Человек,

Где впервые его песня зазвучала.

Голубыми он глазами вдаль глядит,

В голубую даль небосвода.

Как он счастлив! Ведь в его душе звучит

Песнь любви его великого народа.

А народ его свободен и умён,

Добродушный народ, дети Бога –

Знают, что на праздник к ним придёт

Бог-Творец и вся его природа.

Праздник равноденствия настал,

Этот праздник открывает ворота,

Чтобы каждый житель Земли знал:

Наступило время поворота.

А потом придёт Солнца верхний Стой –

Этим словом выражается свобода.

Сила Космоса не терпит застой,

И от этого всему и жить, и петь охота.

Время движется, и осень подошла,

Равноденствия откроются ворота.

Есть в движенье этом правильном волна,

И на Земле всегда хорошая погода.

В этом мудрость земного бытия,

В этом мудрость и Любви забота.

Без истока не рождается река,

И нет тебя без первоистока!

Кто я естьЯ, ЙезейКрезтос, – русский человек, потомок ведрусов. Я как Ломоносов, но с гораздо большими возможностями, чем он, и потому владел знаниями Космоса; конечно, не всё мог познать, ибо знаний и пониманий у Бога великое множество, но в энергиях смысл знал досконально в земных и понимал истинную суть человека, его настоящее предназначение, а именно: воспевать Любовь и служить ей, как служит (то есть любит) Бог всему тому, что любит. Ведь жизнь человека – это не глупая шутка и не ошибка природы, это великое предназначение космического бытия; человек первоистоков – это гармония и вечность всего, и прежде всего Галактики нашей, Земли как планеты живой. Вот муравей – но без него и слон жить и существовать не сможет; вот травинка малая – а без неё и дерево большое не вырастет, засохнет. Всё переплетено в этом земном живом промысле Бога, и ничего не должно исчезать. Так разве человек имеет право мучиться, а потом исчезнуть по своей же глупости (войны и путём страшного придуманного им оружия)? Нет, не имеет такого права никогда, ибо это так, и другого быть не может.

Когда я, узнав и почувствовав этот мир и признав его, что он лучший мир из всего, что я лично знаю, – я понял, что хочу (и приложу к этому все свои силы) спасти Землю и людей наперекор всему злу, что есть, а зло к тому времени уже было велико, «но ничего, – решил я, – всё равно буду делать своё дело». И нет такой силы, которая меня, потомка ведрусов, остановит, переубедит. Мне не интересно стало познавать созвездия, их силу и их связь с травами Земли. Я понял, что это меня – всё то, чем я занимался до этого времени – больше не интересует, мне стало не интересно. Моё сердце воспылало о всеобщем счастье, я знал, как будет развиваться, то есть деградировать человечество (кровь, гибель, страдания, рассчитанные на века, на долгие века), и мне хотелось хоть что-то изменить; но чтобы хоть что-то изменить в мире людей – нужно изменить их мысль, их желания и чаяния, а для этого, решил я, нужно прийти к ним; и жить среди людей, но говорить и проповедовать им свои мысли, свои желания и чаяния. А чтобы люди могли или захотели мне поверить – я должен был их чем-то удивлять, и я знал, чем я сумею их удивить. Например, всем тем, что обо мне написали в вашей Библии (и назвали это религией христианской, или Христовой церковью. Но поначалу всё было не так, как сейчас, всё было по-другому, использовалось всё что угодно, и даже астрология. Но я к этому не имею никакого отношения).

Я – ЙезейКрезтос, а на самом деле моё имя – Влесодор, или Влесодар (то есть влекомый истиной, её дающий или дарующий), сын Броганов (отец Брогослав), и это правда, и другой правды, что касается меня, нет на всей Земле; а Земля – это наша воистину Мать, и это тоже правда, а кто скажет или подумает иначе – тот глупец, и это тоже правда. Вот и думайте, да не головой, а своими сердцами, а сердце – оно сможет (лишь оно) подсказать, где истина, а где – выдумка, а головой – только напортишь и не более, ибо ум всегда душе, сердцу помогает – придерживайтесь этого правила, и вы поймёте, что тот мир, в котором живёте вы, – не от Бога.

Памятуя от учителей, наставников своих, что мир жесток среди людей, а наша задача – в Мире (Риме) нашем сохранить всё, что знаем, для будущих поколений. А поколения такие появятся лет через несколько тысяч – люди, которым придётся всё менять и приводить Землю в первоначальное состояние. Всё это наступит очень далеко от меня, в будущем; конечно, я понимал, что мне так нельзя поступать. Я даже просчитал, сколько смогу прожить среди людей – ведь я буду призывать к любви, то есть к Богу, а Бог уже в те времена не имел места в сердцах людей.

И я пошёл на Кипр; я там исходил многие дороги, и многие селения посещал, и многие торговые сборища людей – тех людей (не тех, что на Руси), я знал об этом, хотя Русь-Матушку никогда не видел, но знал о ней много, и говорили все мы по русскому наречию, а не по какому другому. И потому хотелось мне на Русь сходить, и я пошёл; и был мне девятнадцатый год. И было хорошо на душе; мы шли, нас пятеро было – не ехали на лошадях, а шли пешком, и в этом смысл большой существует, ибо земля везде разная, и она даёт или позволяет взять к себе всё то, что она хранит, в себе содержит. Ведь травы любые могут всё рассказать (или многое) о земле, и даже к какой части энергий неба эта земля принадлежит. По вкусу, коль знать вкус Вселенной, можно понять суть земли, данной территории. Не просто так всё это делалось, а во всём есть глубокий смысл: коль земля везде разная – значит и Русь отлична от других краёв Земли; и почему, чем именно отлична Русь от других – мне познать хотелось очень. И также, вот, например, плотность воды, источников водной среды: я, Иисус Христос по Библии, ходил по водной глади яко по суху – так и есть, я действительно ходил по водной глади и не проваливался, вода держала моё тело, ибо оно по плотности в тот момент было как вода. Я умел так поступить своей энергией, и она, энергия моя, так поступала и изменялась, подстраиваясь под воду данного водоёма.

А рыбу я не ловил, это неправда, и никого не кормил, потому что как только люди почувствуют халяву, так будут требовать щедрот этих всё время, требуя чудес от меня; и я чудеса творил, но никого не кормил, а чудеса делал с пользой для людей – вот, например, лечил больных, мог изгнать из человека беса, который не давал человеку сделать что-то доброе – это бывает, когда бесы входят в чистого человека и начинают его мучить. Мне было нетрудно изгнать этого беса, ибо сила моя жгла их – и они бежали прочь, оставляя человека, и человек приходил в себя на глазах у всех, и это считалось у тех людей, тёмных и даже невежественных, непонятной чудесной силой. Они так и говорили: «Он чудеса творит, он не как все люди, он другой, он – мессия, он – пророк», – а некоторые говорили: сам бог спустился к ним на землю. Разве это не говорит о том, что люди эти неразумны, темны, не образованны? Говорит именно об этом.

И я, когда шёл на Русь, знакомился с народами разными, и они все были одинаковы: не знающи и невежественны; и понял я, что люди – дети Бога – не могут так жить, они должны жить в глубоком понимании, кто они, и что есть Земля и Космос, и что есть воздух и вода, и дерево каждое, и трава, и цветы. И, идя на Русь, я всё явственнее понимал своё призвание: мне ещё более захотелось помочь людям, мне их было не то что жаль, а обидно за них, ибо я их уважал и знал, что если их обучить, то они изменятся и станут жить светло и широко, а не скупердяйничая и обманывая друг друга. А их поработителей – жрецов – я легко выявлял, и они для меня не были угрозой, ибо, конечно, управляли энергиями, но всё же не очень, да и сами служили силам не земным, а тем, которые борются с Богом – нашим Творцом, который создал всё, и Землю самою. Конечно, я понимал и свои силы не переоценивал, но всё же мои возможности сильнее их; но знал я, и это правда, что когда они (жрецы) встретятся с моей силой, то поймут, что им с ней не совладать – и моя гибель будет неизбежной; но даже здесь я, совершенство и свои возможности используя, извлёк пользу, вернее, извлеку, когда такое время подойдёт. Я не хотел просто так погибнуть, и этого не произошло, но об этом потом, всё по порядку, или хотя бы всему своё время.

Поход на РусьИдём на Русь; по водной глади я хожу, как и другие мои спутники – это волхвы, и они по возможностям своим сильнее меня, и их возможности гораздо выше, чем у меня. И вот она, Русь, и я ликую – здесь жили мои предки; зашли в селение, где русичи живут – бросается в глаза чистота, и все в садах живут, вот это да! А там, откуда мы пришли, о садах даже не мечтают, и, более того, для них главнее деньги и каменный дом – да, да, именно дом из камня (или из земли, глина и так далее); деревья же никто не бережёт, о них заботы нет, ибо всё (продукты) стараются купить на базарах – и это, именно это у них считается достойным и высоким поведением, таких уважают, к ним относятся как к очень достойным людям; не по знаниям, не по уму строится их жизнь, не по доброте и открытости сердца, а по деньгам – и это для меня обо всём говорило; но я хотел извлечь урок: способны ли такие тёмные люди переменить свои устои и поменять свою жизнь полностью, отказавшись от благ материй иллюзорных, поменяв их на знания космического масштаба, и жизнь свою преобразив, и сделав доброту, сердечность главной сутью, богатством главным.

Так вот Русь – я был сражён чистотой селений, воздухом, напоённым садов ароматами. Все люди чистые, в одеждах светлых, улыбки на глазах, на лицах их; они мне рады были, и оказалось – они рады всем, кто им подобен в энергии своей; о, чудо! – русичи, мои единокровцы, легко энергию считать могли с любого человека, и если светлый человек, и нёс он доброту и дружбу искреннюю – с ним вели беседы, кормили и поили; но в дома свои не пускали – и я понимал почему, и дивился их мудрости; а были городища – огороженное место, где селились инородцы и где проводились ярмарки, но инородцам всё время там жить не разрешалось; и вообще русичи чтили свои устои и культуру свою берегли, ибо очень хорошо понимали, что их культура – есть знания Космоса, а их язык (наречие) – есть код и генофонд, принадлежащий их Родам, их крови, и это разбавлять нельзя. Но ведь так делали и другие народы: все берегли своё, и земли свои никому не отдавали.

Три года я с Руси не уходил; ушёл лишь в двадцать два года, и это не случайно: за три года я познал, освоил многое, что в будущем меня и сделало Иисусом Христом, а без этого не стал бы я Иисусом (тем, каким являюсь) – то Русь мне всё дала, родные корни Земли, её энергии мне много подарили. И в двадцать два года, наполнившись и став другим – пошёл по звёздам, но ещё не домой; я шёл и понимал, что дома нет – и он уж есть; мне радостно было, душа и пела, и ликовала, и силы Космоса во мне бродили. А вы знаете, что во мне появилось то, чего доселе не было: я песней мог взрастить цветок и оживить умершую птицу, и в будущем (об этом в Библии не говорят) я песнями лечил людей – не песней как таковой, но ритмом, звуком и энергией всеземной, при этом дав испить настой травы подходящей иль съесть её; слюной я землю разводил и зрение возвращал, но перед этим я ел траву – и зверобой, и луку, и ковыль, и семя от любой травы живое; и время года я учитывал, и время звёзд, и время человека больного самого: мне нужно было, чтобы он сам попросил ему помочь, и это, может быть, одно из главных. На печень люди на свою внимания не обращают, а ведь она, она одна способна много излечить – она (лишь печень) может, коль её хорошенько полечить; она больная у большинства людей, а чем её лечить? А добротой своей – а её, доброты, и нет, и потому болеют люди. Больных на Кипре, где я был, полным-полно в то время было.

Но Русь отлична от всего, там все здоровы – и это показатель доброты; там истинная доброта (другой уж нет, другой и не бывает), и в том культура жизни, и эта культура позволяла сохранять гармонию во всём – и то есть знания глубинные. И письменность была (а больше нигде не видел) – меня вот это поразило, хотя деревьев листья использовали (и в этом мудрость глубокая), и кору деревьев, и корни, и краски делались любые, и узелком писать умели – но это не хитра программа, коль обучить такому любого можно.

Колокольный звонСейчас я расскажу вам, что такое колокола на церквях, что они производят, кто их придумал и для чего.

Так вот, колокола придумали и стали отливать не две тысячи лет назад, а менее одной тысячи, а точнее сказать, несколько сотен лет назад, после смерти Сергия Радонежского, когда извели его насильственным путём, а именно: его отравили и в костре сожгли в лесу, и жгли долго, чтобы и кости испарились, и место это перекопали, и раскидали всё костровище по воде в реке. А для чего вода? Вода заберёт информацию и переработает, ибо вода космическую связь имеет, в ней много информации. И Ивана Грозного извели путём отравления – и вот тогда, после их смерти, началось мракобесие. И стали внедрять колокола на Руси, ссылаясь на то, что на лошадиных упряжках под дугой использовали на Руси колокольчики, чтобы было ехать веселей, и звоном таким предупреждали зазевавшихся на дороге людей, в том числе упряжки лошадиные встречные, чтобы посторонились заранее, друг другу дорогу уступили чтобы, и не столкнулись. И подумали попы главные (они же – жрецы, засланные на Русь), что было бы неплохо иметь каждой часовне такой колокол, который будет оповещать всем время молитвы и время её прекращения, а также оповещать всю округу, всех людей в округе, что, например, праздник церковный наступил, или ещё что-то. И вот посовещались попы и решили колокола такие изготовить; и постепенно колокола такие появились – сначала маленькие были, потом всё больше, а теперь совсем огромные делают.

А знаете, какое сакральное действие оказывает такой звон? А вот какое: когда колокол издаёт свой звон – он воздействует на астральное (невидимое) поле Земли, её торсионные поля от этого звона страдают, также страдают астральные (невидимые) поля людей, они (эти поля) разрушаются; а всё почему? А всё потому, что металл так воздействует на людей – разрушающе, ибо в природе ничего подобного нет. И потому Земля получает разрушительные энергетические удары, и люди получают такие же удары. А что это значит для территории с названием Русь? А это значит, что люди разобщены со Вселенной как с живой энергией, её ритм не доходит до каждого человека. Ибо колокольный перезвон летит над всей Русью, от одного колокола к другому, и звон такой тормозит в людях бодрость духа и души, ибо биоритм человека совсем другой, чем биоритм, а вернее, техноритм колоколов; они, колокола, убивают людей (сердечно-сосудистые заболевания – это как раз воздействие колоколов). Все птицы улетают прочь, и всё живое в округе страдает от такого звона; деревьям, и траве, и пространству нужно немало сил, чтобы переработать и обезвредить этот губительный техногенный звук.

Вот я вам немного рассказал про колокольный звон, а далее продолжу о своей жизни рассказывать.

ТибетДвадцать два года мне исполнилось, и я, познавший множество энергий, всё более утверждался в своём намерении идти к людям разномастным и им рассказать о мире Божьем, а этот мир от демона – открыть им. Я посоветовался с волхвами на Руси (а где ещё такое сделать можно было?) – меня предупредили, что судьба моя незавидна, и что «никто из народов тех за тобой не пойдёт, а только малое число каких-то людей». Всё наперёд мне рассказали – что и как будет, а я и сам об этом уже знал, но только не в деталях, а приблизительно, но всё-таки моё сердце радовалось при мысли идти к людям и говорить им об истинной сути земной жизни. Нам всем интересно было увидеть результат этого эксперимента – да, да, именно эксперимента, а не чего-то ещё. Я, человек знаний Космических, и знаний бытия, и знаний сутей, и знаний сущего всего и невидимого, не мог не понимать, чем мне всё это грозит. Но жизнь свою отдал я изученью, и я пошёл на этот шаг.

И вот с людьми, а не один, в конном строю мы двинулись на Тибет, хотя сказали мне, что обрести чего-то нового я не смогу, но я хотел туда пойти, и мы пошли, с оказией (другие люди туда путь держали). Мне на Кайлас хотелось очень посмотреть, я молод был, и мне всего увидеть хотелось больше. А эта гора – она главная на Тибете, зовётся правильно Кон и Лаз, что по-русски звучит как «главный вход, путь к знаниям». Но это не так всё просто, поверьте мне: ворота к знаниям, тибетские монахи – всё это не истина, а обман; энергий разных, разномастных в горах Тибета много, а их монахи не знают ровным счётом ничего; и, поверьте мне, в то время (а именно – более двух тысяч лет назад) там и монахов никаких не было и быть не могло – там жили местные жители, и то в предгорьях; не узкоглазы они были, а широкоглазые, все с голубыми глазами (остатки от шумеров), и знаний ворохом они владели, но не чётки их знания – они расплывчаты, туманны. Один крестьянин местный, он же и пророк, одним знанием владеет, а сделать это, о чём он говорит, не может – значит знания эти пусты, они совсем для умалишённых, для тех – чтоб вам понятно было, скажу так: кто в городе загаженном живёт, болеет, но всё равно живёт – для этих эти знания годятся. А для людей, в энергиях живых и мудрых живущих, такие знания не являются ничем, то – глупость.

Шумеры, именно шумеры всегда там проживали, о них вы слышали, но слышали порой не то, что есть на самом деле. Шумеры эти – люди непростые, они владели знаниями в виде энергий, и знали как скрестить любое животное и получить приплод. И натворили злое: скрестили и людей с животными – и получилось; теперь об этом говорить уж поздно.

Так вот, Конлаз (Кайлас) гора имеет по периметру ошибки разных поколений, что это значит – объяснять не буду, ни к чему это делать; не в том секрет Тибета, чтобы знать – а чтобы можно было использовать для добрых дел; вот я и использовал эти знания в виде энергетических осознаний, вспышек чувственных эмоций. Три года я там жил с такими же, как я, путниками, идущими никуда. Но я точно знал, что меня ждёт впереди, и что я буду делать. Я не спешил в своих ученьях, спешить было некуда – я действительно надеялся изменить человечество, я верил в это, иначе бы не пошёл.

КипрНа Кипре жили (остров Май) народы разные, они между собой враждовали. И их ромеи захватили, и это правда, они ими и управляли, но всё равно меж этими племенами мира не было; и был там прокуратор (коратор).

Коратор (от слова покарать, но это не совсем верно) – это слово нужно понимать как покорить: то есть он – покоритель, а народ – покорённый.

А с этими племенами, народами по-другому нельзя было: дикие очень и агрессивные – вот туда я и намеревался пойти; так ведь все народы одинаковы были: злые, необразованные, и силой достигалось спокойствие жизни. Никто не обижался на ромеев за их жестокость (чуть что – голова с плеч, а то и вешали). А на кресты, поверьте мне, никого не приколачивали, зачем время тратить – для устрашения? Так висящий на верёвке больше страху наводил. Голгофа – слово не ромейское и не еврейское, обозначает лобное место, центральное для всех праздников и всяких городских сходок, но никогда на голгофе никого не судили и никого не вешали, чтобы это место не осквернять кровью убиенных. Вот так, хотите – верьте, хотите – нет, но голгофа – центр праздника, а не центр наказания людей. А Иисус Христос, то есть я, для них не отличался от остальных преступников – обычный мошенник и вор, который подговаривает людей к бунту – именно к бунту и никак по-другому, а бунтарей всех вешали, и никаких церемоний не было; а со мной всё было по-другому, а как – я расскажу.

Какие народы населяли этот остров? Самаряты, иновары, бески, гаспийцы, ромейцы, и сегодня какие-то из этих народов живут (называться могут по-разному). Почему я выбрал остров, а не что-то другое? А потому, что на острове можно было провести этот эксперимент, как на Большой земле. Что это значит? Участие в эксперименте примет малое количество людей на малой территории, а эффект будет такой же, как если это сделать на всей планете одновременно; но поверьте, на всей Земле одновременно одному человеку не провести такую работу с людьми, вернее среди людей. А здесь, на небольшом острове (несколько сотен километров), это возможно, потому что можно за несколько дней пересечь весь остров с севера на юг, с востока на запад. Ведь я понимал всё это и готовился основательно.

В чём заключался мой эксперимент? А в том, что я должен повлиять на людей с разными языками, с разными устоями жизни (традицией), с разным темпераментом и психикой – как они откликнутся на призыв к доброй, совестливой жизни, к жизни, где нет лжи, насилия, зависти, где есть желание каждого человека помочь своему соседу, а не ограбить соседний народ, живущий в соседнем селении, городке. Где не торгашество приветствуется среди людей, а чистая помощь, и в жизни нет больше денег, и деньги – не залог спокойствия семьи, а её нестабильность, её уязвимость и даже слабость и нежизнеспособность этой семьи. А сила и надёжность семьи заключена в доброте, в дружбе, в выращивании своих продуктов. И самоя жизнь так устраивается, чтобы не о еде думать, а о величии жизни человека и жизни планет в космическом пространстве, о величии Творца – нашего Бога, и для какой цели он всё это создал; и что такое счастье, и что такое печаль, и почему люди болеют, и как быть здоровым; и почему рыба живёт в воде, а птицы – в небе, и что есть ночь, а что есть день.

Вот с этим я пришёл на Кипр и пробыл там четыре года. Я сделать всё успел, что нужно было, и в то же время не успел, но я проверил все энергии людей и сделал заключение, что нет, не просто всё, и психика людей не соответствует Божественному миру, и всё тут – что и ожидалось, но всё-таки надежда была, но она не оправдалась.

И вот в Тибете я, пробыв три года, отправился в далёкий путь, минуя города, большие скопления людей, минуя пустыни; я шёл вдоль рек и пересекал озёра и не пересекал моря, а шёл из года в год вдоль берега, и к своему я приближался. А в путешествии своём практиковался в остроумии и изучал людей разнообразных нравы. Бывало, включался в разговор с теми, кто в народе этом являются правителями душ – они людей так к своей вере подводили, что вера эта – становилась тех людей, и люди сами её всячески впоследствии защищали. Но я увидел одну закономерность: что все священники (в разных местах они назывались по-разному) заставляли в своих проповедях людей служить себе или хозяину их в виде барина, бая и так далее, и это правда. Увидел я, что все религии направлены на уничижение, подчинение людей какой-то касте фарисеев (что значит лжепророков), и также они себя называли наместниками бога на Земле. Лишь на Руси такого быть не могло, и я знаю почему: там есть среди энергий разных, что живут в человеке или рядом с ним, одна – и вот она диктует жизнь людей, о ней я не скажу сейчас.

И вот этот остров Май – как он прекрасен весной, и горы там есть, и леса, кедра много и пихты (но не той пихты северной, а совсем другой, южной, но иголки и запах почти одинаковые), и лиственных деревьев много. А трава, какая трава! Она достигала высоты с человеческий рост, а в траве – живность всякая, и родники есть, и ручьи от этих родников бегут, и реки, речки – всё есть для жизни полноценной и счастливой. Но люди не хотят жить по-божьему, а хотят, чтобы насилие, и чтобы кровь, и чтобы продавать и предавать – вот так живут люди, и никто не думает, что Солнце дарит тепло и свет, что вода – жизнь, а воздух дарует здоровье тела – нет, этого не нужно этим людям; и вот к этим людям я пошёл, чтобы рассказать им о Боге через проповеди и через чудеса, которые я уже к тому времени умел делать (чудеса – для этих людей, но на самом деле это всё вполне объяснимо, все мои чудеса).

На остров Май (Кипр) я попал с берега сегодняшней Турции – там всех ближе плыть на специальных судах, на вёсельных скинарах (такие длинные ладьи, приспособленные к хождению по морю, но только не приспособлены к серьёзным волнам и ветру). Вот я туда поплыл; выплыли в ночь по звёздам, а днём уж к вечеру приплыли; гребцы менялись, я не один плыл. Воды и съестного хватило – да никто и не ел, только пили воду. И вот, усталый, я выбрался на берег, отошёл в сторону и стал приглядываться к новому своему месту жительства.

Начало миссииПервое, что я сделал на следующий день – двинулся в небольшой городок, что стоял недалеко от кромки моря. Трухлявые стены: сено, солома, глина – вот материал, из которого сделаны хижины (именно хижины); кругом царит грязь, на улицах – человеческие экскременты, а то, что моча кругом текла и вонь (именно вонь) – об этом нечего и говорить. Люди, не стесняясь друг друга (и мужчины, и женщины), испражнялись прямо посреди улиц. Собак не было совсем, и кошек – сейчас и собаки, и кошки присутствуют везде, где есть человек. Этих домашних животных не было, но бегали прирученные шакалы, и то очень редко. Люди никуда не спешили, им некуда было спешить – это торговцы съестным, в основном, и немного кто продавал обувь местного изготовления (это деревянные колодки с кожаными ремнями не очень качественной выработки), наподобие шляп головные уборы и наподобие армяков длинные тряпочные накидки, всё серого цвета. Крестьяне – они на своих наделах земли копошились, то там, то там; днём никто не работал, все прятались от солнца в тени деревьев и своих домов, под навесами из соломы. Таких навесов было много, там подавали воду и напитки из заваренных и настоянных трав. Но это мог себе позволить лишь тот, у кого были монеты – такие небольшие квадратные металлические пластины без всяких надписей (это остров, и здесь были в ходу свои деньги). Но также можно было использовать монеты круглые с изображением не человека, но собаки, или гиены, или льва (невозможно было понять). Но все знали, что это ромейские деньги, какие дают солдатам, каких тут было много, и именно солдаты в большом количестве лежали (отдыхали) там, где дают напитки. Было и вино, но пьяных, которые валяются – таких не было, потому что солдаты таких уносили прочь за ограду и там складывали под навес, потому что на солнце человек мог умереть.

Я вдыхал весь этот смрад и понимал, что мне будет очень трудно привыкнуть к грязи общечеловеческой, к грязи этого общества. Больных было очень много, большинство из них болело не от чего другого, как именно от грязи. Я прошёл сквозь этот городок и пошёл в ближайший лес. Там было чисто и прохладно, в лесу никто не жил – меня это очень удивило, ведь в лесу гораздо лучше жить, чем в вонючем городе, да ещё под солнцепёком. Но эти люди предпочитали жить так, и не иначе; а потом я понял, почему в лесу не было людей: лес представлял для них опасность, там были дикие животные различные, но самое главное, что их пугало – это змеи. Но змеи – не глупые пресмыкающиеся, они поняли меня, когда я насыпал лошадиный навоз, перемешанный с мочой любых домашних животных. Я никуда не торопился и остался жить в этом лесу; змеи ушли (чертополох и ковыль тоже помогают в этом деле – змеи их боятся).

Прожив несколько дней, я познакомился с местными обитателями, с местными жителями. Я подошёл к одному крестьянину и заговорил с ним – к этому времени я уже знал, на каком наречии они говорят и, немного поупражнявшись, выучил их язык (начал с нескольких слов, а потом всё больше и больше). Я легко познавал иные языки, это не трудно на самом деле. И вот разговор завязался.

– Здравствуй, – сказал я. Наверное, у меня был небольшой акцент, потому что этот человек посмотрел на меня с некоторым недоверием, но всё же доброжелательно ответил на моё приветствие.

– Млитеговерабсо, – сказал я.

– Млитеабсо, – ответил крестьянин.

Я улыбнулся от всей души, и этот человек мне тоже улыбнулся – так завязался разговор, и моя миссия началась; это, конечно, не миссия в большом смысле, но это дело, выбранное мной самим. Мы говорили, и я перенимал диалект речи и подстраивал свой язык, чтобы не быть косноязычным и уменьшить акцент. Через пятнадцать минут разговора крестьянин отвернулся и пошёл по своим делам, кивнув на прощание мне головой; его звали Илис, он был смерд (раб) местного зажиточного человека – гурвина (барина).

Я ознакамливался с обстановкой, с нравами, привычками и законами. На ночлег устроился в лесу; спал крепко, как будто у себя дома – дело в том, что я привык к походам и на чужбине чувствовал себя спокойно. Утро наступило, и полилась птичья песня, со всех концов неслись голоса птиц; ночью краем уха я слышал вой шакалов – и более меня ничто не побеспокоило. Вода питьевая и очень вкусная была везде, родники и чистые ручьи встречались не так часто, но стабильно они были на моём пути. Пошёл по лесу и нашёл много грибов – я хорошо знал сорта этих питательных растений, вернее, это биологические зачатки, початки, предназначенные для питания тела – клетчатка этого продукта соответствует клетчатке любого живого существа, в том числе человека. Некоторые грибы нужно замочить в воде, чтобы вышла неприятная горечь. Но были и сладкие, с ними ничего делать не надо. Я насобирал много грибов – они не испортятся, а просто будут высыхать по дороге; моя сума (сумка) висела на плече, она была вместительная. Также в лесу было много ягод, и фруктовые деревья давали свои плоды. И не забывайте, здесь было много кедровых деревьев – целые кедрачи, – эти кедровые орешки решали любые проблемы голода. В хвойных деревьях водилось очень много белок, а, как известно, белки сушат грибы для себя на деревьях, нанизывая их на веточку.

Я решил пожить здесь неделю, чтобы напитаться этой водой и пищей, надышаться этим воздухом и стать своим для этой земли – и это очень важно, потому что поначалу, когда ты один, тебя будет поддерживать земля и сохранять тебя. Прошла неделя (пусть будет это семь дней или десять – это неважно), я привык к этой земле, она мне стала родной, я познакомился с ней близко, я полюбил её. Именно с этого надо начинать всегда, и ни с чего другого: земля определяет, кто ты и чего ты достигнешь в будущем, а не люди. Мой жизненный пример это доказал, я сделал всё, что хотел, и даже больше.

Деятельность лекаряВышел на берег моря, там рыбаки ловили рыбу сетями, неводами; я разговорился с одним из них, он чистил сеть и зашивал её конским плетёным волосом, его звали Идри. Почём продавали рыбу, я узнавал, и кому, и можно ли эту рыбу обменять на другие продукты, например, на грибы. Оказалось, что грибы здесь никто не ест, потому что их никто не знает как еду, и потому их никто и никогда не собирает. Рыбак посмеялся надо мной, что я такой наивный человек. Он дал мне несколько рыбин уже засушенных, они лежали у него в мешке. Эта рыба была почти без соли, но очень вкусной. Этот человек сразу понял, что я не местный, потому что разговаривал не на чистом их наречии. Но так как я выглядел по-простому, можно сказать, бедно, он со мной охотно говорил и даже хотел помочь с ночлегом, когда узнал, что я живу в лесу – вот видите, что значит любовь местной земли: и люди к тебе относятся по-доброму. Я стал помогать ему чинить сеть, а вечером мы пошли к нему домой.

Во дворе бегали дети, их было четверо, самый маленький хромал на одну ножку, а у старшего болели глаза. Они были очень грязные и редко когда умывались – только тогда, когда купались в море. Я подошёл к маленькому ребёнку и спросил, болит ли нога, но он сказал, что не болит, но только хромает. Было видно, что в детстве он где-то травмировался, потому что был обычный сильный вывих тазобедренной кости – её нужно было вставить обратно; а глаза болели у старшего, потому что в них попала пыль с жёлтого цветка, когда он цвёл (это такой цветок, его пыль ядовита). Мне было всё ясно, что делать, и я предложил хозяину и его жене вылечить детей; я сказал, что именно нужно сделать, чтобы они стали здоровы.

Хозяева согласились; маленького мальчика обвязали тёплыми тряпками, чтобы тело согрелось изнутри; я натёр перед этим тело ребёнка жиром, какой был в доме. И мы принялись за дело; всю операцию нужно было провести быстро, потому что она болезненная очень, вставлять кость на место – это больно. Родители держали малыша; нащупав через тряпку сам вывих, я его растёр, что тело в этом месте загорело жаром, потом ловким и правильным движением повернул кость так, что она с хрустом вошла в своё гнездо, она встала на своё место; после этого мальчик разразился криком, но всё уже было сделано, мать унесла ребёнка домой. Я знал, чем нужно промыть глаза старшего сына, и приготовил такой раствор – через несколько дней он будет здоров, хотя глаза уже гноились.

Я остался ночевать у этого человека; на следующий день ко мне на приём привели нескольких детей, и пришёл один взрослый; у детей были заболевания простые, связанные с кожей и с глазами, а у взрослого болел желудок, он говорил про страшную изжогу, и то, что его рвало иногда, и была сильная боль в животе. Поговорив (что он ест и чем занимается), я понял, в чём дело: а дело было в том, что он пил много кислого молока и вместе с этим ел много несвежего мяса, можно сказать, протухшего – я это определил, когда он мне принёс то, что всегда или почти всегда ел. Было ясно, что произошло, но желудок был испорчен. Я сказал ему: «Молоко пей, хоть и кислое, но мясо в течение – до наступления дождей – не ешь, а принимай в пищу много прополиса (так это у вас называют) и, конечно же, смолу кедра. Если через неделю у тебя будет болеть желудок, ты расскажешь всем, что я шарлатан и лжец», – его успокоило то, что никакого вознаграждения я не просил, а делал всё из любви к ближнему. Мы вместе посмеялись над моими словами, на этом и разошлись.

Я понял, что надо идти дальше, потому что больных в округе очень много. Но перед этим решил вылечить больного, которого никто не мог излечить уже несколько лет. Он гнил: то заживало тело, то снова покрывалось гнойными струпьями, и никто не знал что это; я посмотрел на больного – сразу понял, в чём дело: это сифилис (болезнь свиней), и получил он её от женщины, больной этой болезнью. Я не стал уточнять болезнь, но сказал, что заражена кровь вирусом, который можно вылечить, а вирус этот – не что иное, как твоя собственная мысль. Я знал, как лечить эту заразу; печень уже была больной. Взяв кровь из вены немного, я её смешал в сосуде с кровью его родственников и со своей; проделав ещё кое-какие действия и усилив кровь, я ввёл её через задний проход больному. Кишечник легко впитал в себя это лекарство. Смешивая молоко кедра с кровью родственников, давал эту смесь больному в течение месяца. И какое было удивление больного и родственников, когда он выздоровел – его тело было чистым, он чувствовал себя великолепно. И вот после этого моя жизнь обрела и получила возможность выполнять то, ради чего я сюда пришёл. Этот человек занимал высокое положение во власти этого городка, и он мне разрешил делать то, что я хотел, а именно: например, лечить людей (а больных здесь было предостаточно).

Но я не стал задерживаться здесь, а пошёл дальше, в следующий город-селение. По дороге я встретил пастухов и разговорился с ними, они были очень отзывчивы и словоохотливы. Мы говорили обо всём: о численности поголовья баранов, о лошадях, которых в здешних местах очень мало, потому что лошади дорогие и их используют только военные и богатые люди, которые могут заплатить за лошадь, и все пастухи, и все жители острова передвигались на ослах. Пастухи были недовольны своей жизнью, потому что их личных баранов было мало, а пасли они чужих баранов, а именно – главы их городка, он же командующий военным гарнизоном; а солдаты все – сплошь ромеи, и они не церемонятся с местными жителями, а секут за любую провинность. А вот что касается смертной казни, то на это даёт право и разрешение коратор, и он живёт в самом большом городе Фастуме (фастум, что обозначает безбрежный ум); он там живёт в каменном особняке, огороженном каменным забором, и охрана имеется, а семьи у него нет – есть только дочь, но она некрасивая, и её никто не хочет брать в жёны; она уже перестарок, и её отец, кораторЕфесийСаоний, предпринимает все силы, чтобы отдать её замуж. Говорят, что вроде бы сватался какой-то солдат, но его высекли и убрали с острова. Но поговаривают, что теперь Ефесий готов отдать свою дочь за любого, даже за солдата. И потому этот ЕфесийСаоний очень злой и мстит людям за своё горе: кто бы ему ни попался на его суде – он всех отправляет на виселицу, даже тех, кто этого не заслуживает.

Я решил год жить здесь, среди людей, ничего не предпринимая, только занимаясь лечением; здесь было очень много трав, и я мог легко из этих трав делать лечебные отвары и настои и излечивать многие болезни, а если сказать честно – мог вылечить любую болезнь, это нетрудно, потому что они все или почти все имеют один корень: родительское нежелание жить, уныние родителей. Всё формируют энергии, а энергии детей (а значит и их болезни тела) формируют родители. И если человек заболел во взрослой жизни – это всё равно сказались энергии его родителей, и ничего другого. Поменять психику подсознания человека любого – вот сложность, но при помощи трав и разговоров о хорошей, справедливой жизни человек, даже очень больной, иногда (это для других) безнадёжно больной, мог выздороветь – и выздоравливал. Именно мои разговоры о хорошей, счастливой жизни каждого помогали больному выздоравливать: я менял основную и главную энергию человека, его ноту настраивал, чтобы она звучала и издавала звук вечного, звук жизни – и всё, это самое главное. Но именно это никто здесь, на острове, делать не мог, и потому люди умирали от болезней.

Душевнобольной – что это?Через год моей жизни здесь уже все знали, что есть такой человек по имени ЙезейКрезтос. Целый год я лечил больных и изгонял злых духов из людей; злые духи – это сущности живые мира Нави, они не видны простому человеку, но подготовленный человек, обладающий возможностью своих энергий – такой легко мог выявить этих бесов и вывести их из человека, называется это «изгнать беса». Таких томимых людей этими сущностями было большое множество. Моя сила заключалась во мне самом, а энергию, питающую эту силу, я брал у Земли и у своего Рода – он меня поддерживал во всём, ибо я не уходил в сторону от своего личного плана жизни, и этот план не перечил моему энергетическому комплексу под названием «человек», я как энергия ничего не терял в своём развитии.

Был такой случай: привели больного человека, умалишённого; буйнопомешанный, он ни с того ни с сего кидался на людей (на незнакомых, но иногда мог броситься на близких людей). Не верили в его выздоровление, но всё же привели на всякий случай. Я заговорил с этой сущностью, и она мне ответила устами этого человека, что не уйдёт из него ни за что, а меня стала запугивать, что погубит меня самого, перейдя в меня. Люди, стоявшие рядом, всё слышали и испугались. Они со страхом смотрели на меня, а я, зная, что именно происходит, спокойно стал говорить фразы, так расставляя слова, что они начинают работать в мире энергий.

Например, я произносил: «Уйди из мира Яви и провались в мир невидимый, изыди из членов, и из духа, и из души», – и произносил имя больного. Я произносил эти слова десятки раз; вода, усиленная мной, помогала мне в этом. Когда больной терял сознание, я брызгал ему в лицо, приговаривая: «Будь таким же чистым, как эта вода». Бесы чистого боятся, и этот бес – тоже; именно вода и молитва; молитва (какой-то текст, информация, изложенная в определённой последовательности) имеет сильную разрушительную энергию (для беса), эта энергия сильнее беса, она его душит, наносит ему сильнейшие удары; бес (сущность) не выдерживает такого и убегает в другое место – я такую сущность отправлял в огонь, и она сгорала по моему желанию; сущность нельзя оставлять живой, потому что она перейдёт в другого человека, их надо уничтожать. Опыта использовать большие энергии у меня ещё не было, но с такими сущностями я уже справлялся; горящая солома вскипела от энергии беса, пошёл едкий вонючий дым, и потом всё стихло. Буйнопомешанный лежал на земле без чувств, изо рта текла белая с кровью пена. Подумали, что он мёртв, но я показал всем, чтобы не подходили, и облил его водой. Этот совершенно сумасшедший человек с бешеными мутными глазами сел и смотрел на всех растерянно и виновато, не понимая, что происходит. Он глупо улыбался, но был совершенно спокоен; он позвал свою мать очень спокойно и нежно; это был совершенно здоровый молодой человек.

Изумлению людей не было предела; моя известность росла и копилась – она мне была нужна для дальнейшей деятельности, для моей истинной цели. Вот так, исцеляя людей, я ходил по всему острову (или почти по всему) – везде меня встречали с уважением и даже с любовью, потому что я не брал никакого вознаграждения за свою работу лекаря. Пришло время, и я это почувствовал, что могу доверительно разговаривать с людьми.

Что такое грехВот в Библии про меня рассказывают, что я вёл беседы с людьми (то есть проповеди), но ведь нужно было сделать так, чтобы было интересно людям – а у людей своя жизнь, и много своих насущных дел, и им просто некогда разговаривать с кем-то. А в Библии – как будто всё само собой разумеющееся, и люди идут за мной, они меня слушают и понимают всё, о чём я говорю. Вот, например, Нагорная проповедь – якобы я сказал: «Блаженны нищие духом», – но ни один человек не поймёт, что это значит, и сегодня вы не понимаете смысла этих слов, а тем более тогда – что могли понять неграмотные и серые люди? Да ровным счётом ничего; а вот если им об этом говорить доступным языком, разжёвывая каждое слово, поясняя нюансы и главную суть земной жизни человека – вот тогда могут кое-кто понять и задуматься, не о сути жизни, но хотя бы о справедливой и честной мере в жизни людей; и такой безнравственности, как одни богатые, а другие бедные и нищие – быть не может среди добрых и честных людей, такое может быть только среди безобразного дикого стада. Я брал пример со своей собственной души и с Руси, где я побывал; там во всём очень добрые и нежные взаимоотношения среди людей, и каждый старается помочь другому, а не использовать его труд в своих личных целях – такого на Руси просто нету, ибо нравственная чистота души настолько велика, что по-другому люди жить и поступать не смогут. Вот так, и только так, и не иначе я представлял жизнь людей, и об этой мере жизни хотел говорить, и у меня получилось, и это правда.

«Любовь, – сказал я, – вот та живая энергия, которая поможет и даже создаст такую человеческую жизнь, что никакая болезнь не проникнет в тело и душу человека. Никакая забота не превратится в печаль и в уныние души и духа (а потом и тело получает страшные неизлечимые заболевания – именно так, а не иначе). Так как же сделать жизнь, чтобы она приносила радость, а не печаль и каждодневные заботы, непосильный физический труд?» – вот о чём я говорил с людьми, а не общался какими-то словосочетаниями, которые до сих пор трактуют по-разному, потому что понять их смысл невозможно.

До сих пор льются разговоры вокруг так называемого Святого писания – это писание составлено и написано хитроумными жрецами не для чего иного, как только для охмурения и порабощения людей, эта писанина – глупость несусветная; но посмотрите, как она влияет на людей, на их психическую энергию, именно на энергию психики: ничего не понятно для ума человека, а он её (Библию) читает и старается хоть что-то понять. А я вам объясню, почему происходит именно так: читая эти строчки из Библии, человек подпадает под определённый ритм этого писания; сначала он не понимает ничего ни умом, ни нервной системой, но потом, позднее, он начинает читать с каким-то интересом, но самое главное – умом человек продолжает ничего не понимать. И вот постепенно, изо дня в день, из месяца в месяц, человек привыкает к этому ритму, и ему уже кажется, что он всё понимает, что он и именно он способен познать эту мудрость, идущую от самого бога – вот в чём кроется самая главная уловка тьмы: именно в постановке слов, в ритмической ипостаси этого писания, а не в чём-то другом.

Но ничего общего с жизнью людей в этой Библии нет и быть не может. Библия делает человека искателем бога, как будто бог – это что-то такое не человеческое, а очень мудрое, непонятное, то, что человек не может понять, и не может понять никогда, и только при помощи каких-то ритуалов можно постучаться к богу. А он весь такой бог, ему некогда, у него нет времени до твоих грехов; и ты такой весь грязный и недостойный, а вот Иисус Христос за вас, грешников, отдал свою жизнь, и вы теперь можете грешить сколько захотите, потому что без греха вы жить не можете, потому что человек – это уже грех, он и рождён во грехе, и так далее, и тому подобное.

А Иисус Христос на самом деле никаких грехов не искупал, он о них даже и не помышлял. Бог для Иисуса Христа – это его собственный разум, его доброта, его искренность во всём, и самое главное: Любовь – это и есть та энергия, которая отличает Бога от всего остального; Любовь не может быть жестокой, не может быть злой и корыстной, она, Любовь, всегда добра, нежна и чистосердечна, и именно в этом Бог. Так причём здесь грех, который якобы я искупил?

Грех: г – главный; ре – уход, отворот; х – Вечность. Грех – главная ошибка человека в своей жизни, потеря Вечного. Другими словами, любовь перестала быть главной целью, опорой жизни, которая гармонизирует всё.

Так что такое Бог? Это Любовь; а что такое грех? Это когда нет Бога, то есть Любви. Любить – это значит творить Божественную суть; быть Богом нельзя и не надо, а вот творить, являть собой Божественную суть – это возможно.

Не судите, да не судимы будете, и какой мерой меряете – такой и вам отмеряно будет. Но ведь судят, суды существуют. А вот мера: кто меряет и кому, и кто будет отмерять потом – что за глупость? Вот вроде бы всё ясно, но ведь не ясно ничего, туманно всё: кто-то меряет, кто-то перемеривает – бред, и так во всём или почти во всём, но всё равно бред; написано для идиотов, для полных глупцов, разве не так? И почему Бог-Отец разговаривает со своими детьми на языке непонятном, почему нельзя говорить, чтобы всем было понятно и ясно? Вот и получается, что человек изначально глуп, слабоумен по отношению к своему творцу-богу. Бог недосягаем для человека, и получается, что дитя бога жалок и никчёмен, пуст, невежественен и всё время грешит; а как же ему быть иначе, ведь он (человек) слаб и ему приходится всё время просить помощи и прощения у бога. Вот где демон кроется, вот где бесы сидят – но ведь человек равен Богу, по крайней мере своей любовью ко всему Божественному.

Разговор с законникамиИтак, прожил я год на Майе, привык к местной жизни, узнал местные обычаи и устои, основы жизни людей. И мне хотелось, всё сильнее, изменить жизнь людей, потому что люди сами по себе – они не злые и не совсем глупые, они (люди) хотят счастья и радостной жизни, хотят, чтобы у них в семьях жила любовь, а не разруха, беда и недостаток. И вот я начал делать то, зачем приехал на Кипр (Май); я уже сказал, что этот остров представлял всю Землю в миниатюре.

Был праздник в городе Бенэс, люди собрались в центре, на площади; заметьте: на Руси праздновали с краю селения, на околице, здесь же праздновали в центре своих селений (городков). Что было там, на этом празднике? Торговля шла, и это самое главное было деяние; второе по значимости – было выступление правителей города и уезда, назовём так этот район, где жили эти люди и куда причислялся этот город Бенэс. Начальство приехало на лошадях, докладывало людям о своих делах больших, которые они вершат, и требовало от людей, чтобы лучше работали и податей сдавали больше и своевременно, и приводили в пример – кто больше сдал своего товара и вовремя. Да и вообще, хвалили больше, чем ругали – ведь праздник, а в праздник принято хвалить, а не ругать. Собственно, этим и отличался праздник от будней, что не секли розгами провинившихся, а, наоборот, хвалили лучших людей.

Был праздник не случаен этот, а бога местного, известного произносили имя: Озаро (бог мирного солнца), а был ещё бог луны Ереон (бог войны). И этот Ереон всегда как будто воевал с Озаро, и тех, кто не платил вовремя – их причисляли к тьме, к богу тёмному (луне), а те, кто исправно платил и вообще был богатым – тех причисляли к богу солнца; так было всегда на этом острове, или почти всегда. И видя этот беспредел, жестокость и примитивизм, бесчеловечное угнетение людей и зная и осознавая, что это ложно и что здесь Бога нет, а жизнь поставлена и перевёрнута давно с ног на голову, и это повсеместно, на всей почти Земле (за малым исключением, и Русь мы не берём, она отдельно от других, она Божественна), я начал проводить свой эксперимент, и начал с этого праздника и с этого городка.

И произнёс я слова такие, и это был вопрос; глядя снизу вверх, начал я:

– Скажите мне: ведь если человек семью свою содержит праведно, чужого не берёт и на себя других трудиться не заставляет – в чём провинился этот человек перед законом? Уж в том, что он не вор и не ловчит среди людей – так почему средь праздника такого его нельзя поблагодарить за то, что честен он и прост среди соседей? И уважают за честность его, хоть подать большую дать не может, но в малой подати он не обманет никогда.

Стояли верховные управители этого городка и не знали, что сказать в ответ, и вопрос их был для меня первым, а не ответ на мой вопрос; и сказали они так:

– А в чём ты имеешь непонимание: в том, что у нас так принято или в том, что ты привык жить по другим законам, нам неведомым?

И я ответил напрямую, хотя ожидать от них понимания не надеялся:

– Есть закон, придуманный людьми – и тогда такой закон зависит от того человека, который его придумывает: жаден этот человек или не жаден, злой этот человек или добр, скуверджлив (склочен, вредоносный характер), или, наоборот, человек желает мирного, доброго сосуществования среди людей – и тогда, получается, этот закон не может являться богоугодным, ибо Бог – это любовь, а любовь не имеет корысти и не имеет зависти, и всегда миролюбива и добра. Разве вы не стремитесь к Божественному пониманию своей жизни и жизни всех людей?

Я получил ответ:

– Бог на небе, а мы на Земле, здесь мы являемся носителями мудрого сосуществования между нашими жителями, и бог нам доверил это занятие, ибо не каждый может так служить истине как мы; а истина наша в том состоит, что все люди объединены меж собой нашим присутствием, изложенным в наших законах, и бог нам в том помогает и всячески приветствует нас; и мы служим ему, а он помогает нам во всём и поддерживает нас. И ты, человек с заблудшей душой и с глупым умом, вздумал усомниться в нашей мудрости и в нашей душевной и ревностной службе богу? Ты глуп, воистину глуп и невежественен, и тебя надо наказать за твою глупую выходку и за твою дерзость, но не сейчас, не в праздник, а потом, когда время приспеет.

На этом наш разговор закончился. Я не стал продолжать дискуссию, ибо разговора по душам явно не получалось; отвернувшись, я покинул площадь; никто ничего не понял, а я уже шёл по дороге к другому городку, к другому селению, и это был другой народ. Мне всё проще стало понимать правителей, стоящих над этими людьми; я шёл не спеша, и через несколько дней достиг города, который был больше предыдущего.

Волчица – символ чего?Стояла жаркая погода, перемежаясь с сильными проливными дождями; мухи летали повсюду, они кусались, и жалили овода рядом проходящих людей, но меня они не трогали, и я спокойно ходил по улицам и смотрел, как здесь живут люди; здесь преобладала другая речь, чем в предыдущем городке, но я легко воспринял её и стал общаться с местным населением.

Первое моё знакомство произошло так: подросток с гнилостной, опухшей ногой шёл, прихрамывая, пересекая улицу; я окликнул его и сказал, что нога может загнить ещё сильнее, и тогда её отрежут, чтобы не заразить кровь, на что он спокойно от бессилья и от неминуемой участи ответил: «Я знаю, но поделать ничего нельзя, никто не может вылечить, какие травы не прикладывали – ничего не помогает», – мальчик стал смотреть на меня с какой-то надеждой в глазах, он не отводил глаз от меня, и я понял, что нужно сделать, чтобы вылечить его: нужно собрать в болоте жижу вместе с лягушками и этим помазать толстым слоем ногу, и такую повязку менять через два дня в течение двух недель, ибо заболевание это связано с болотом. Он подтвердил сказанное мной и удивился: рану он получил в болоте (которая загнила и не проходила). Это был сын одного зажиточного человека – второго по старшинству руководителя города. Парню шёл пятнадцатый год, жизнь только начиналась, он очень хотел выздороветь. Парня звали Апол. Отец не возражал насчёт лечения, тем более я сказал, что в соседнем городе есть свидетели, которые могут подтвердить мои способности лекаря. Отец больного считался гройхом(гройх – так назывались руководители, правители городов здесь, на Кипре).

Дело в том, что Римская империя в том виде, в каком её преподносят вам в науке истории, не существовала – она существовала как бандитское, агрессивное государство (наподобие гитлеровской Германии), и наш «Мир» уничтожили они; и нашу волчицу (памятник «Капитолийская волчица»), как животное разумное, оставили себе, а символизировала она вот что: мир Бога способен прокормить всех сущностей Божественных, ибо молоко волчицы подходит для всех детёнышей, которые питаются молоком своих матерей; волчица является хищником, который поедает мясо, но не является врагом всему живому; гармония присутствует между живыми существами в мире Бога-Творца, и мир этот держится на сосках матерей, ибо молоко матери – это любовь Бога, или, другими словами, молоко матери – это космический питающий разум. И это действительно так, молоко матери является тем состоянием космического разума в твёрдом виде, как пища; и посмотрите как хорошо, как положительно влияет молоко на рост ребёнка, на физический рост (и это вы знаете) – а вы знаете, что молоко может влиять не только на физическое тело человека, но и на его разум, на его умственный, энергетический потенциал? Человек, вобравший в себя суть Космической разумной плоти (молоко) таким полномерным, как оно (молоко) может быть, становится и вырастает творцом, владеющим разумом и глубинной сутью всех знаний Вселенной. Вселенная обладает любой информацией, которая может потребоваться человеку, и даже более того, такая информация сама может научить человека, как ему жить и поступать в том или ином случае, и человек в поступках своих всегда будет прав; какой бы сложности преграда не стояла перед человеком, он решит любую задачу и преодолеет любую преграду – вот что такое молоко матери. Волчицу (памятник) мы (волхвы обсерватории «Мир») взяли и объединили в ней, что всё живое и разумное берёт начало из соска матери, из молока. Надеюсь, что я смог вам объяснить значение молока для всего живого в начале его жизни, а особенно, конечно, для человека; а если человек, дитя, искусственную смесь принимает, то он не будет являться человеком в полной мере; и даже тигр, и лев, и волк и так далее, не будет являться в полной мере этим животным – вот что такое молоко матери для ребёнка. Вот и задумайтесь: что такое молоко, и что такое, когда молока нет – вот суть памятника, который стоит в Италии.

Правда и ложь, их асимметрияБольной этот Апол очень обрадовался, что может стать здоровым, но отец его в это не верил – всё думал, что хотят просто-напросто в очередной раз выманить деньги, и каково было его удивление, когда он узнал, что я деньги за лечение брать не буду. Его это очень изумило, и тогда он дал своё согласие и даже принялся помогать: он сам пошёл на то болото вместе со мной и помогал мне во всём, не боясь запачкать свои одежды; он залез в болото и стал собирать эту жижу и ловить лягушек (но нужна была только одна лягушка). Мы быстро набрали этой болотной жижи и соединили с кусочками лягушки; свой ритм я вложил в это лекарство через песню; я пел её негромко, но отец всё слышал, но не понимал моего языка и спросил, на каком наречии я пою песню – я ответил, что это не песня, а специальный заговор, и он успокоился. Но всё же смотрел отец больного на меня с недоверием, он явно ждал результата лечения и хотел быстрее приступить к лечению. И мы, как пришли к дому, сразу стали этим заниматься. «Иди сюда и постарайся не хромать», – сказал я парню. Он с трудом, морщась, но всё же хромал, из глаз текли слёзы от неимоверной боли, кожа в больных местах стала лопаться, и гной потёк по ноге – это мне и нужно было: нужно, чтобы раны открылись, тогда быстрее в два раза произойдёт лечение ноги. Он сел возле меня, и я стал накладывать на ногу эту смесь, потом аккуратно обернул материей и сказал, чтобы меньше двигался. На следующий день я повторил процедуру и увидел, что парень уже легче переносит боль, а через несколько дней его нога была чистой от гноя и ран, тонкий слой кожи покрывал ногу. Юноша улыбался, а отец кланялся мне и говорил: «Что я могу для тебя сделать, странник?» – и стал давать мне деньги, монеты со зверем, но я не брал, и он сильно удивился, он не мог понять, почему то, к чему все стремятся, этот человек отказывается и не желает брать – он заподозрил в этом что-то неладное и подозрительно смотрел на меня. У него действительно в голове не могла сложиться гармония, и был хаос, и ему было очень трудно – он всё-таки хотел отблагодарить за сына, за его оздоровление, и он не мог этого сделать. Я успокоил его, сказав, что мне не нужны деньги, ибо люди и так кормят меня, да и природа даёт пищу, а лечить людей за деньги я не умею; или лечить, или зарабатывать – одно из двух, и я выбрал одно из двух: помогать людям.

– Но ведь болезнь вашего сына не является болезнью его самого, это болезнь вашего энергетического состояния, это болезнь вашей семьи, а сын, как наследник и самый любимый в семье, расплачивается за всю семью; и если сейчас вы не поймёте, что вы разрушаете сами себя, ибо вы разрушаете Космос своими делами, своей деятельностью – то всё может повториться, только гораздо хуже. Ваш сын через десять лет уже будет иметь семью и детей, правильно? Конечно, именно так и будет; он заболеет опять, а когда его будут лечить – начнут болеть его дети, ибо что такое болезнь плоти? Ответьте мне, – спросил я у отца больного; он смотрел на меня с непониманием, но всё-таки не спорил, ибо болезнь действительно существует, и он, как человек не совсем глупый, понял логику моих слов, и он спросил меня сам:

– Так что такое болезнь тела? Что это, скажите мне.

– Болезнь духа, болезнь мыслей, устремлений – начало болезни тела, вернее, не начало, а естественное проявление разрушительных основ Космоса; есть Космические основы сути всего живого и на Земле, и на небе, их нельзя ломать, ибо того, кто ломает Вечность – самого будут ломать, вернее, выравнивать, лечить, через болезнь в том числе – но это уже человек находится в критическом положении, на грани своей гибели, и тогда начинается болезнь плоти. От любой царапины можно получить заражение, от лёгкого ветерка можно простыть и погибнуть от болезней лёгких, может начаться гниение внутренних органов ни с того, ни с сего – почему всё это происходит? А потому, что гниль находится в мыслях людей, в их поступках; злое губит людей, а не доброе, и вот когда стирается грань между злым и добрым – начинаются проблемы с телом, болезни. И человек не может понять, почему болезни, и относится к этому, как к чему-то злому – как к плохой погоде, например, или плохим, неудачным дням в его жизни или в его работе, бизнесе и так далее, и что это (болезнь) надо переждать или можно её вылечить, да и всё, и направится жизнь у человека; и все лекари призывают к лечению болезней, а не к их профилактике, то есть осмыслению жизни всеобщей космической, в том числе и земной; и что такое тело, и почему может быть здорово, а почему может заболеть; почему травма, простуда, почему неизлечимые болезни, ведь жить так хорошо без болезней – откуда они берутся, что это за напасть такая? Сколько горя из-за этих болезней, и люди помирают из-за них, страдают – как убрать болезни из жизни людей, как победить гниение плоти, от чего зависит здоровое тело? От чего, в конце концов? Или так и нужно, так и должно быть всегда? Тогда почему всё-таки излечиваются болезни, ну почему? Так, может быть, сразу можно жить и не болеть? И я вам скажу: можно жить и не болеть, никогда не болеть, с самого рождения и до самой смерти – смерти не от болезней, а от старости, от естественной смерти. И жить можно в счастье, в большой душевной плавной нежности, и петь песни о любви к своей жене, к своим детям, внукам, к своему дому, к своей Земле, к небу, к Солнцу, к Луне, к звёздам, к весне и к осени – вот так можно жить, как и задумывал Творец, а не по-другому, как вы теперь живёте, потому что устремились в алчность, в жадность; в гордыне, в самости проводите дни; с наличием денег у себя сопрягаете свою жизнь и своё счастье, и в этом видите свой самый главный и глубокий смысл жизни земного бытия. Удел животных – заботиться о теле, о еде, и в этом заключена их гармония и суть земной жизни, и это для них правильно, иначе они умрут, нарушат своё бытие и исчезнут навсегда с лица Земли, а люди, наоборот, исчезнут с лица Земли, если будут так жить, как животные – у человека другая суть земной жизни и другое поле деятельности. Ты, человек, должен и на звёзды смотреть, и не к своей жизни их примерять (это всё от животных), а примеряться к ним как к разуму Космоса и Вселенной; использовать звёзды не для своей земной жизни, а использовать их в мире энергетических соитий, ведь и планеты живые, и Земля в том числе, зависят от живых энергетических сгустков в виде человеческого мыслительного процесса; и в мыслительном процессе этом есть начало безначальное, и есть бесконечная правда жизни, и правда эта называется Любовь, и другой правды нет и быть не может. А что есть в вашей жизни любовь? Это деньги, еда, одежда, и ещё обман других – не таких ловких, как, например, ты или кто-то другой. А не лучше ли любить, как Солнце любишь ты, соседа своего? Вот ближнего любИте вы, говорят вам; кто такой ближний и кто дальний? Так, например, ближнего своего определишь ты: семья твоя это, или родня твоя, или друзья твои – но не есть это любовь, а есть выгода; вот и получается, что невежество твоё – и есть твоя болезнь; и почему алчность возведена в разряд нормального, а доброта и широта сердца не воспитывается вашим (человеческим) укладом жизни? Почему делите мир на свой и чужой? Ведь он Божий, для вас. Почему одно принадлежит вам, а другое не принадлежит вам? И почему вообще что-то принадлежит, а что-то не принадлежит? Не лучше ли сказать так: «Я попользуюсь этим, и ты попользуйся», – почему именно должно принадлежать? Разве воздух кому-то принадлежит? Нет; а вода в реке или в море принадлежит кому бы то ни было? Изначально – нет, но стали присваивать воду, кто сильнее, себе; воздух же присоединить в своё владение невозможно, и только поэтому не присоединили, а то бы присвоил кто-то сильный мира сего. И вот Солнце – оно даёт свет и тепло, и без него нет жизни; есть вода, и без неё нет жизни; и есть воздух, и без него нет жизни; безсовестный поступок – когда кто-то говорит: «Ты хуже меня, и я тебя буду эксплуатировать», – ведь тот, кто сотворил всё – всех людей равными себе считает; а ты, имея всё изначально, и равенство между другими всеми, живущими на Земле, себя считаешь владельцем всего, и других людей тоже. Ты глуп, ибо попал в сети гордыни и создал болезни для себя и для своего Рода; и эти болезни будут лечить вас всех и не вылечат, ибо вы всё же не изучаете болезнь изнутри, а просто хотите победить её; но таким образом не победить никого, ибо сопротивляться чистому (истине) – есть болезнь, а болезнь – это уже гибель, ибо не лечат суть болезни (источник), а только последствие – и это есть невежество, а невежество – это и есть гордыня; и знайте, что именно гордыня погасит солнце в каждом человеке, то есть убьёт любовь – вот что противостоит между собой. Грустно мне наблюдать за всем этим и больно, – сказал я.

Отец Апола смотрел на меня в полном непонимании: и откуда может знать такие глубокие измышления какой-то нищий прохожий – ну и пусть он лекарь и, видимо, очень хороший лекарь, но всё же он не богато одет, а бедно, и у него нет охраны, он просто нищий путник. Но так говорит, как будто он сам понимает, что говорит; нет, не может быть, чтобы он где-то учился – учатся только очень состоятельные люди: дети богатеев, полководцев и управителей городов и разных территорий ромейских колоний (Римская империя).

Колония (колотния): колоть – делить на куски. Различные территории вместе с жителями были объединены ромеями и их союзниками в единый балоклав, эти территории называли колотнии (колонии) – до сегодняшних дней дошла информация как Римская империя; Ромейскийколотний – так будет правильно называть то Римское государство.

Обсерватория «Мир»Был «Мир» – это огромная территория, где жили волхвы, великие умы, русские люди, ведрусы – их даже так можно называть, хотя уже многое ими утрачено было; собиралось в Мире нашем и сохранялось всё то, без чего нельзя сегодня понять ни одну звезду по её предназначению, и ни одну траву и цветок, а тем более деревья, смысл их и их плодов; связь утеряна, и утерян сам человек в незнании своём; и вместо энергии великого разума появилась энергия гордыни и более ничего; и это есть не что иное, как смертный грех, вместо разума – гордыня, а это самые низкие, самые разрушительные энергии: зависть и жадность; вот и всё, вот что такое Римская империя, это именно Ромейскийколотний уничтожил наш Мир.

Вам рассказывали примерно так: что на Римскую империю (в то время очень образованную, обладавшую уникальными знаниями, рукописными книгами и т.д.), напали варвары и разграбили всё, а книги и рукописи сожгли – на самом деле это именно сами ромеи и разграбили наш Мир. У нас действительно хранилось очень много записей на коже, на глине, на бересте, на бумаге (конечно, эта бумага была не такой, как сегодня у вас, но она была очень прочной, желтоватого цвета); наши люди умели сделать всё, и если что-то было нужно, а этого не было под рукой, – начинали думать, как приготовить, и будьте уверены: всегда придумывали, и всегда всё получалось, потому что скорость мысли была у нас очень высокой, и никаких препятствий к творению чего-то не было. Мы изготовляли уникальные приборы и станки, которые могли изготовить бумагу или выплавить металл, стекло; фольгу лёгкую, непробиваемую стрелой; ткань молекулярную, и она не подчинялась силе металла, её нельзя было разрубить острым топором – топор увязал в материи и не рубил её. Но почему, скажете вы, не использовали такой материал во время войны воины? Я вам скажу: мы не хотели свою мысль посылать или отдавать на войну, на убийство людей – нельзя этого делать. Наша мысль не должна разрушать мир, она должна его созидать.

Но жрецы, тёмные, ненавидящие людей жрецы узнали про наши познания и решили всё это прибрать к своим рукам. Что является для них простым и лёгким – так это управлять толпами людей, соединяя, объединяя их какими-то посулами или лозунгами, ничего не значащими, ничего в общем-то не обещающими, но главная цель должна нести в себе выгоду для этих людей, а какой ценой будет эта выгода пресловутая, ложная добыта – это не имеет никакого значения. Люди (на этом острове) злыпо природе по своей, они своенравны, и если их объединить какой-то идеей, для них выгодной на первый взгляд, то эти люди разобьются до крови своей, а тем более чужой, но выполнят планы своих новых предводителей. Им (людям) нравится повиноваться, жить в стае или в стаде, лишь бы побеждать других – хоть кого, но быть сильнее их, управлять чужими народами, грабить, насиловать женщин и убивать, и никакого наказания за это не будет, наоборот, ещё и похвалят: какой ты хороший, ловкий воин и, главное, кровожадный и агрессивный. А те, кто подобрее – тех не уважают, их считают безхарактерными, безвольными и тупыми, и именно эти качества, как агрессия, физическая сила и общая злость – возносятся в ранг самого достойного человеческого проявления черты характера, на таких все равняются. И мы в глазах этих диких невежественных народов выглядели как слабоумные, бесформенные существа, которые что-то там делают, а воевать не могут. Но дело в том, что порох у нас был в наличии (порох:орох –ворох, то есть куча сухой смеси) – да, это были сухие порошки, которые при соединении могли вспыхнуть и нанести большой ущерб всему живому и неживому; и необязательно для взрыва нужен был огонь, а фосфор при определённой смеси мог взрываться самостоятельно (есть фосфор серый, белый, жёлтый, а есть красно-коричневый). Да дело даже не в этих порошках – мы могли создать такое разрушительное оружие, что даже сегодня оно бы не являлось чем-то примитивным, а являлось бы очень разумным и несложным в изготовлении оружием массового поражения; но никогда и никто из нас на это не пойдёт, и не потому, что мы не могли убивать, а потому, и это самое главное, что мысль свою направлять на разрушение – это значит идти против самих себя, против своей воли и против Божественной мысли, и его устремлений, и его желаний. То есть таким образом мы сразу же становились богоборцами, людьми, упавшими под «Л» (мир демонический).

Так вот, эти племена (ромеи и другие племена) были направлены на нас, на Мир; и эти дикие и в человеческом смысле (то есть в смысле разумности, интеллекта и даже ума) не являющиеся полноценными, потому что их не интересовало, что создано и для какой цели, а их интересовало, как разрушить и убить побольше людей (за каждого убитого давали им деньги) – вот о чём думали эти племена; и они старались, надо сказать, изо всех сил, и у них это получилось.

Вот, например, стеклоплавильный комплекс – ведь это какое тончайшее, глубокое изобретение, и в то же время оно легко в использовании, и его легко создать в любом месте, и научить этому нетрудно, но разум должен быть и интеллект. И рукописи, надо заметить – ведь их сжигали, но не все: первоначально все книги и рукописи просто сносились в одно место и складывались, и, надо сказать, до сих пор иные из них – в переписанном и переизданном виде, они хранятся, и не в библиотеках, а в специальных хранилищах, и тайные люди туда ходят и используют наши знания в своих целях, но, надо сказать, конечно, многое они могут использовать, но только не в полной мере, а многое познать не могут, и мир энергий разных им неподвластен, а именно энергии являются тем звеном – между мыслью и твёрдым изобретением. Глупцы, их мысль не сопоставима с нашей: мы на созидание творили, а они на разрушение творят до сих пор; и почему же, обладая колоссальными знаниями, они не могут Русь уничтожить, почему? А потому, что мы творили на созидание, и мысль наша полна именно жизни, а они не могут эмоцию живую, творящую добро и мир Божественный, перевернуть на эмоцию, творящую общую гибель – вот почему кровь людская льётся; но победят люди добра и те, кто любовь в себе содержит. И это не глупость и не шутка – эмоция наша побеждает в веках и тысячелетиях.

Вот почему мы творили на созидание, на счастье, на любовь и не творили для своей выгоды, и это правда. А надо было нам, чтоб все изобретения собрать в одном месте и их определить: нужны ли они людям в полной мере, и можно ли что-то изменить и сделать лучше, добротней и проще для дальнейшего использования в будущем людьми. И даже мы там опыты различные проводили, и эти опыты были направлены в том числе на чёткое выявление: как будут жить люди на Земле через, например, тысячу лет или две тысячи, и так далее, и знали мы тогда, как будет жить Земля через десять тысяч лет после нас, и узнали; и это было интересно нам, и звёзды в том нам очень помогали.

Например, как влияет пища на человека, как воздух, как горы, или вода, и так далее. Или вот что есть город каменный, как он влияет на людей, когда они живут в густонаселённом сжатом пространстве, завися друг от друга запахом своих тел, испражнений, где нет живой земли, травы, деревьев, и даже самого воздуха чистого нет – он отсутствует по причине густонаселённости; где (в городе) нельзя гулять босыми ногами по земле, потому что всё вымощено камнем, и человек сам находится в сжатом пространстве, в клетке несвободной, ограничивающей движение – свободное движение человека; его тело, его плоть страдает от этого, и его психика тоже страдает от этого. Люди, живущие в городских условиях, больше, легче поддаются дрессировке (жрецов), они склонны к послушанию и нуждаются в управленцах, то есть сами ищут себе предводителей в виде градоначальников (и так далее) во всём, ибо сами лишены понимания, кто они и зачем здесь, на Земле, они живут.

Проект, опыт можно провести в сжатые сроки, опираясь, главным образом, на психику людей: можно развить мысль и проследить, что произойдёт в дальнейшем – мы это использовали; но так как у нас было достаточно времени, поэтому опыты получались полномасштабные, скрупулёзные, и мы видели, что в будущем жители городов будут лишены своих Божественных энергий, они мутируют и уже не смогут адекватно воспринимать окружающую среду, она их будет страшить, и они будут с ней бороться; они (люди городские) начнут бороться с природными явлениями: например, цветущие деревья и растения будут приносить неприятности (аллергия), дождь – это плохо, солнце (жара) – это плохо, ветер – это плохо, снег – это беда, мороз – проблема протопить большие каменные дома. Далее, цель жизни горожан – всегда деньги, всегда нажива; и потом, после трудов праведных или неправедных, нужен таким людям, лишённым Божественного мира (природы) – нужен искусственный отдых, чтобы можно было отдохнуть, расслабиться, ни о чём не думать.

И тогда мы увидели, что горожанам нужно создавать инфраструктуру для своего собственного досуга, сейчас это рестораны, где пьянство, разврат, растление процветает полным ростом – воистину свинарник тел и затхлость душ; театры, где что-то показывают на сцене, но низкопробное, тухлое и пустое; люди достойные так не живут, где убийство людей (дуэль) возведена в ранг высокого, светлого достоинства, а любовь продажна и жестока, убийство, кровь. И тогда мы поняли, что любое отклонение от Божественного мироустройства принесёт гибель человечества, его духовное, нравственное разложение; потеря ориентиров Вечного, и отсюда повсеместная жестокость, культ силы, культ насилия, безсовестность человеческих душ; культ тела будет возведён до уровня самой высшей цели жизни человека – то есть деньги и всё, что связано с материальным обогащением. Насилие, безчеловечные качества, жестокость, месть, зависть, убийство человека – вот что будет главным в жизни горожан, вернее сказать, естественным, обыденным и единственно правильным. Семья, как источник гармоничной жизни и продолжения рода, рождения детей, не будет являться для горожан главной средой их жизни, семьи будут разваливаться, их не будут беречь; да и семья-то будет создаваться не для семьи (рождение полноценных, счастливых детей), а для порядка: чтобы женщина была, и был мужчина для физиологии, а не для высокого постижения счастья, и любви, и мира Бога во всех проявлениях чудесной земной жизни. Вот так, и это именно так, и никак иначе, и мы это уже предвидели и хотели потомкам об этом рассказать.

И ещё много о чём, не только об этом; вот, например, двигатель, работающий на масле подсолнуха или соевой смеси, а также спирт (так это у вас сейчас называют); но ведь есть нефть, и рано или поздно люди научатся изобретать и использовать нефть в своих целях – и научились. Не будем говорить, что такое нефть, и какое её влияние и значение для Земли, но мы знали уже тогда, что использование нефти будет повсеместным в виде бензина, масел для автомобилей и вообще для двигателей; и дыму – как много будет дыму, как неумело вы использовали нефть, и мы знали, что именно так, загрязняя планету, воздух, воду и так далее, будет использоваться нефть нашими потомками, и хотели оставить для них (для вас, живущих сегодня) нечто другое: двигатели мощные, долговечные, обличённые (комфортные, идеально подходящие для всего, многофункциональные), то есть и можно было бы изготовлять от маленьких до больших, меньшей мощности до большей мощности; и это деградация, но мы знали, что придётся пройти этот путь человечеству. Да, мы это знали, предвидели и даже изучали его, будущее землян. И мы знали, какие народы способны будут использовать, изготовлять из металла (технический прогресс), а какие – не смогут, но всё же использовать это в своей повседневной жизни будут, и даже с удовольствием, то есть деградация произойдёт полная и глубокая. И тогда мы стали думать, как вывести людей из этой ситуации – зависимости людей от техногенного мира; и вы знаете, мы придумали этот способ, как вывести человечество от зависимости машин, техники, и даже роботов, и в том числе биороботов (всё это уже будет стоять на вооружении человечества): а через песню, возвращающую мир Бога, другими словами, через сад – да, да, через сады, посаженные самими людьми в детском возрасте, вот и всё. Но конечно же, это не всё, а много ещё нюансов для вас непонятных, но о них мы говорить не будем, потому что они невидимы, и как будто непонятны и даже глупы, но именно они сыграют свою роль в развитии людей – в развитии, а не деградации, там есть очень много нюансов.

И жаль, что наши двигатели и технические разработки до вас, до вашего времени не дошли (в виде чертежей, записей и пояснений на доступном и понятном языке), и вы изобрели двигатели и технику, которая так загадила природу, что ей ещё долго придётся восстанавливаться, и нужна помощь людей, и даже очень большая помощь. А то, как вы летаете в космос, вернее, взбираетесь – это просто ужасно: загадили всю околоземную орбиту и всю Земную космическую оболочку в виде безвоздушного пространства, что же вы творите? А как дальше будет жить и существовать космос, если вы его с таким усердием засоряете, да ещё говорите, что вы научные исследования проводите – а кроме вреда вы не проводите ничего, ибо понять вашим техногенным умом то, что происходит во Вселенной, невозможно, и это правда. Так может быть лучше вылечить Землю для начала, и посмотреть, что она из себя представляет, и начинать именно с неё? Вот тогда у вас получится прогресс, а не регресс, и вы увидите Бога-Творца, а не деньги и наживу – ну неужели ваша земная жизнь вам не важна, и вы её тратите на зарабатывание денег, то есть пищи? Но ведь пищу можно выращивать самому без больших затрат и быть здоровым и счастливым, а мысль вам в этом будет помогать – она и является самой главной сутью тела, а не само тело; ну ладно, на этом об этом закончим.

Я продолжу своё изложение и перейду к такому факту жизни, как психическая энергия – что это такое? А это не что иное, как самоя жизнь людей: это именно психическая энергия создаёт города огромные, танки самые современные, напичканные электроникой; а вот что такое электроника? Это не что иное, как психика в материальном виде, то есть её можно использовать руками в том числе, в каждый день; изобрёл один человек, а использует её другой – так вот это ошибка, это конец начала, надо развивать эти способности в себе, а не переносить их на предметы (что такое электроника – вы знаете, уточнять не буду).

Тьма – это не тень от дереваДа будет свет, да не будет тьмы, и будет день – а что тогда такое ночь, если не тёмное время суток? Так что же такое тьма – это ночь, это день, или это Солнце, и Луна, и звёзды, и т. д.? Тьма – это то, что не видит Свет, то есть доброты нет, вот и всё; всё, что злое – вот это и есть тьма, так а злое-то и не знают, что есть злое, и потому не знают, что есть доброе. И ходят в потёмках, а думают, что на свету живут; а может, им и не нужен свет – в потёмках-то лучше: никто не видит, кто что делает; и вот видят, что кто делает, а понять не могут, что это: доброе или злое. Тёмное среди людей или в людях? Это не когда бесы бесятся, а когда бесовщина воспринимается как Божья благодать, и так воспринимается потому, что другого нет; и не надо тень за тьму выдавать (тень – это когда от солнца можно закрыться, например, и это хорошо, а не плохо) – вот в этом уже тьма.

Вот есть писатель у вас такой, про свет и тьму рассказывает: как будто тень – это тьма; он глуп, и сам есть тьма; а вы думаете, что тьма отдельно от вас – нет, она в вас и есть, и это так. Описывать события разные и при этом цинично их констатировать – ума большого не надо, а потом с этих повестей и рассказов спектакли да фильмы создавать – вот то есть зло; а потому что демон – он во всём, и в том, что происходит вокруг, и это понимать нужно.

Вот вам говорят: памятник, и что его понять нужно, о чём он, и для какой цели стоит, и как он прекрасен, и так далее, и что помнить надо. Да помнить-то надо, только одно условие: что это за память такая, о чём она, и если плохая, кровавая – то как её избежать и чтобы не повторилось больше никогда, а не гордиться этим и не стремиться к таким же подвигам.

Вот «я вас люблю», – скажу я, и не поверите вы, а почему? А потому, что ничего не создал достойного в жизни своей: ни сада не посадил, ни земли какой-то, хоть небольшой участок, не облагородил; так что я доброго сделал, если детям своим дом построил, да и всё? А им, детям-то моим, может быть, дом-то и не нужен совсем, а нужно им счастье, здоровье, чтобы песни петь, чтобы радоваться жизни, а не ходить вокруг дома да ремонтировать его всё время, а жизнь тем временем идёт, и она проходит мимо человека; а человек, может быть, хочет песни петь и танцевать, а ему говорят, что не надо этого делать, потому что отец ваш и мать ваша строили много, а песен не пели – им некогда было, вот так. А дом ваш (для детей Бога я говорю, а не для «инопланетян» в виде людей) – это сердце ваше и любовь ваша, а без любви ничего у человека нет, вот это будет так; а когда с любовью, то это и дом, и песня, и семья, и счастье, и счастье большое, домашний очаг, да и смысл есть большой в этом, и смысл этот настоящий; и там сад, высаженный тобой или твоими предками для потомков, то есть для тебя; а если нет такого сада у тебя, то ты его высади и вырасти для других, и в этом – истинный свет, а тьмы тогда на Земле нет; и сад даст тень, именно тень, а не тьму – вот в чём подвох хитрый наркоманов и бездельников, ведь ваши многие поэты и писатели – наркоманы, и пьяницы, и прелюбодеи, и души их заблудшие у всех (и то есть правда и истина), и книги их, и всё, что там написано – есть мракобесие, и мракобесие это так велико, что так и живут, и о другом не помышляют, а помышляют как написано – вот где грех людей, их мысль не есть Божественна, а есть тлетворна и гадка, и это есть демонизм; а вам говорят: это великий писатель, или поэт, или композитор; да ещё теперь танцоры появились, балет называется, а что есть балет? А балет – это для извращенцев, гомосексуалистов, вот что есть это.

А что есть школы ваши, где детей обучают – а что это есть? А это есть не что иное, как блудливость ума; там люди глупые, специально обученные, ходят с гордо поднятой головой и такую мракобесию вбивают детям в души их, в их головы, в их мозги, в их сердца, да ещё с такой ненавистью это делают, что потом и вырастают идиоты, жестокосердые глупцы, которым даже и убить ребёнка с матерью труда не составит – и убивают, и насилуют, и грабят; вот что есть ваши школы, и вот во что превратились родители благодаря школам и этим знаниям, которые там дают, какими пичкают детей. Что познаёт ребёнок – то отдаёт во взрослой жизни, чем вскормлен дитя – тем и живёт всю свою уже взрослую жизнь; вот откуда люди такие – они и не люди-то вовсе, а так как-то; они и есть не что иное, как нелюди, подлости мира они жители, и подлости этой они и служат, вот и всё.

И вы мне можете не верить, не в этом дело, а дело в том, что так оно и есть; и чтобы всё изменить – никакого большого труда делать не надо, а надо вернуть мир Бога, а мир Бога – не в памятниках гранитных и не в постаментах, символизирующих какие-то события, а в деревьях, в цветах, в воздухе чистом, в воде хрустальной чистоты – здесь, вот именно здесь и живёт Любовь, то есть Бог. Не стройте бетонные деревья и асфальтовую траву, не выйдет из этой затеи ничего хорошего – вот в этом вся и уловка, а не в чём другом. Чем непонятней глупость, тем она, эта глупость, востребованней, но не людьми, а биороботами; а людям деваться некуда, и им приходится так поступать, ибо уж школа всё для этого сделала: и душу раздавила, и психику изуродовала.

Не мечтите бисер перед свиньямиИ не был день чёрным, но стал,

И ночь не была тьмой, но стала.

И нет зелёной травы, ковром устилающей землю,

А есть серый бетон, устраняющий грязь,

Ибо Земля для «инопланетян» –

Не что иное, как грязь,

И люди – земляне, дети своей Земли –

Мать свою грязью называют,

И это так, и не иначе.

И птичьи голоса заглушают музыкой бредовой,

И колокола звенят, и звон их

Бедой отзывается и чёрными делами.

И души всё черней.

А они говорят, что на Солнце пятна,

А на небе – дыры озоновые.

А я вам скажу: пятна – это вы,

Срубающие деревья,

А дыры – это пустые глазницы ваши,

Ибо и души в вас нет, а только дыры.

И вот так я сказал и пошёл дальше, и мне не было грустно и не было радостно, но знал я хорошо, что в будущем будет труднее, чем сейчас, и это меня не пугало, а только бодрило дух мой, и мысль моя становилась твёрже и уверенней. А Мир наш, созданный мудрецами и мыслителями, всё-таки работал на будущее людей, и многое мы сделали и запечатлели в мыслях, в прослойках неба – в энергетических пространствах, именно там всё уже было уготовано; и много что использовали в будущем люди, а много чего не сумели использовать, ибо силы разрушения сумели навязать своё; да ещё как сумели, как будто убийство людей – это самая главная задача, ибо так внушено было вашему подсознанию через самою жизнь, через условия вашей жизни, и это действительно так, а не иначе, и это горько. Но мы и это использовали в своих целях: пустили на самотёк действительную жизнь людей, и она, эта жизнь, приведёт к обратной стороне – не к гибели, а к жизни, ибо поймут люди в конце концов, что тот, кто ими управляет – на самом деле не является представителем мира Бога, и всё изменится. И тот, кто убивает – будет всем ясно, что он сумасшедший человек, да и не человек вовсе, а бес дикий, коварный, и людей ненавидит – вот как окажется в конце концов, и это было просчитано и высчитано (и даже когда примерно – известно), и так произойдёт, а не иначе.

Любите мать свою и отца своего,

Любите день свой и ночь свою,

Любите жену свою и детей своих,

Любите мужа своего и свекровь свою.

И как любите своё – так любите и чужое, ибо где чужое, а где своё – ещё неизвестно, а только вы так решили; и тот, кто убьёт, украдёт чужое – тот убьёт или украдёт у самого себя, и это так, и не иначе, ибо Бог – это и есть всё, что есть на Земле среди людей; и тот, кто захочет взять чужое – тот возьмёт у самого себя, а кто захочет поделиться или отдать – тот возьмёт и приобретёт, и это так и не иначе. Любовь – она не говорит, она любит, и это не слова, а чувства, а чувства – это эмоции, а эмоции – это жизнь во Вселенной, то есть Вечность; и радуется тот, кто не грустит о пропаже, а, наоборот, дарит кому-то – и тот кто-то от этого страдать будет и захочет избавиться, но не сможет, ибо глуп, и его уже нет. И что есть бренное, а что есть Вечное? А я вам говорю: не стремись к Вечному – тогда не обретёшь бренное, то есть несовершенное, временное; так и тело твоё, о, человек, не является Вечностью, а является вечным для дел добрых, а если для злых – то это гнилое, а гнилое – это на подкормку (удобрение). И будут расцветать деревья и цветы, а гнилое не расцветёт никогда, и это правда; а ещё правда – что Вечное, оно уже есть, а всё, что подлежит утилизации – ещё готовится, и всё в руках твоих, а не в обстоятельствах и не в судьбе вашей бедовой. Так я вам скажу, и кто-то поймёт сказанное, а кто-то – нет, и это ничего, пусть будет так.

Вылеченный юноша был счастлив, а вот его отец не понимал, что именно происходит, помимо болезни, а именно – в разговоре, не понятном для него. И он пытался понять сказанное мной, но ничего не получалось у него; и тогда он подумал, что я – умалишённый, в блаженстве своих мыслей нахожусь, и это меня радует и позволяет жить спокойной жизнью, «но всё-таки лекарь этот молодой человек изрядный, и сына моего вылечил, а другие не могли – вот чудеса да и только. Но трогать всё-таки этого человека я не буду и солдат не вызову, чтобы его арестовать, ибо не понятно, что именно он говорит – не понятно всё или почти всё».

А я поспешил уйти из этого города и пошёл прочь в тот же день, мне не хотелось общаться с подобными людьми, которые на добро могут и способны ответить злом, и если этот меня не тронул, то другой обязательно тронет, и могут даже посадить в каземат или высечь розгами до полусмерти, а потом выбросить вон.

Надо сказать, что людей здесь не хоронили – их просто выбрасывали на свалки для тел, иногда их сжигали, сложивши в большие кучи вперемешку с дровами, когда накапливалось очень много трупов, человеческих тел, и они начинали разлагаться и смердить на всю округу своим трупным запахом. Ни о какой гигиене никто не помышлял; животных водилось много в округе, и те поедали трупы – вот так было, так жили на острове Кипр в то время. И, надо сказать, не только на острове, но и в других местах (конечно, кто-то хоронил и предавал огню, но не всегда и не со всеми умершими так поступали).

И вот наступила ночь, я шёл по широкой дороге к большому городу Бельби – там жили главы духовенства, если можно так назвать этих людей, которые руководили всеми религиозными центрами во всех городах и деревнях. Так я шёл прямо в логово зверя – зверя коварного, не знающего пощады, и если ты не с ним, то ты против него, а значит тебе уготована гибель. Но я не боялся этого, я тем более знал наперёд, что произойдёт со мной в ближайшем времени. Слово «боялся» для меня неуместно, так как у меня есть миссия, и я её выполняю; у меня нет понимания или другого поступка, как только выполнить своё намерение, а не выжить любой ценой. Цель – жизнь, но ведь должно же быть и ещё что-то – например, делать то, что хочу я, а не то, что хотят другие, да ещё чтобы ты на них работал денно и нощно, не покладая рук, и ни о чём другом даже не помышлял.

Я привык мыслить, и мыслить глобально, глубоко понимать суть вещей и суть людей, а быть животным, даже очень милым, и красивым, и добрым – не для меня; всё-таки я изучал этот мир – мир небожественный, мир, предавший самого себя, мир незнающий, неполноценный, живущий, существующий ради наживы, ради еды – это ужасный мир, и я должен был изучить его и перевести в мир Божественный – перевести безболезненно, спокойно и естественно, но ничего не получилось; и надо сказать сразу, что моя затея не приветствовалась, все мои соратники знали наперёд – и не было в их знании этом ничего оспоримого, всё верно в их расчётах. И здесь я напомню слова из Библии: «Не мечите бисер перед свиньями», – для свиньи это просто грязь, что-то ненужное, потому что несъедобное, а бисер в данном случае – имеется в виду что-то разумное, проявление мысли; ведь мир интересен, и Бог так многолик, и хочется познать, так много интересного вокруг, а что свинье – кроме обильной пищи и протухшей лужи не надо ровным счётом ничего – вот так, и это правда; и если для свиньи это естественно, то для человека, именно так живущего – естественно ли? А вы подумайте об этом, каждый для себя. Протухшие лужи – это города и, конечно же, цели людей, их желания, их помыслы; и помыслы эти, кроме как к наживе, никуда более не ведут; а так называемые учёные ваши – это люди, уничтожающие мир Бога и самих людей, изобретающие оружие всё более жестокое и смертоносное для уничтожения людей. Вот почему мы в нашем обсерваторном мыслительном центре никогда не допускали мысли, направленной на убийство кого бы то ни было; но жрецы сумели направить мысль людей именно на самоуничтожение – и им это удалось, и они сумели из людей сделать свиней, и по повадкам своим – очень жестоких свиней, ибо нагнетали агрессию, постепенно усиливая её, и в обществе стали отдавать предпочтение, и женщины в том числе, мужчинам жестоким, сильным физически, умелым воинам, способным убить других воинов (то есть более сильного). И Русь держалась довольно долго, не поддавалась этому примитивному и для человека неприемлемому образу жизни, и всё-таки общий разум, интеллект, образованность, культурное состояние тела, и души, и духа ценилось на Руси превыше всего, но прошло время – и здесь наступил такой же миропорядок, неприсущий Руси.

Да будет свет – и что есть свет? Про тьму говорить не будем, а про свет – будем. Вот дерево – оно тёмного цвета, но оно – не что иное, а это свет и есть; и всё, что оно собой приносит или создаёт – это всё свет, и даже тень его – не что иное, как свет его – вот так, и это правда. И говорю я так, как говорю – и это важно, то есть не притворство, а как есть на самом деле, и только то, что у меня в душе происходит.

Философия глупостиИ мы увидели гору –

И все подошли к горе,

И мы увидели степь –

И все вышли в степь.

Так куда вы вышли и куда поднялись? То ли это степь, то ли это гора; и что это за гора, если кругом степь? Пригорок небольшой, да и только. И так во всём: подошли, зашли, и он сказал, а мы слушали и куда-то потом пошли; и что потом произошло? А оказывается, что убили всех или почти всех, да кого-то с особой жестокостью – и это так про меня рассказывают, и это – ложь (имеется в виду текст из Библии). А было всё не так; но я был, и я ходил по Кипру и много о чём говорил, а разговор-то – всё об одном и том же: о совести людской.

Совесть – соитие вести и знаний не умом (как научат, так и будет), а созданием самим человеческим естеством (ты сам и есть эти знания, ты и есть эта весть). Вы теперь и понять такого не можете; совестливому человеку писать не надо, как надо себя вести, а как не надо – он уж сам знает и так поступает: и не может взять чужого, и нуждающемуся поможет – и этим радуется, и это пища его души, а тело лишь помогает душе; а не иначе, когда для тела и живут – а это бездушие; а если нет души, то нет и совести, так как совесть живёт в душе и в добром сердце.

Так что такое совесть, и может ли она жить там, где полное бездушие? Вот говорят: малодушный, бездушный, великодушный – вот он, центр знаний, к кому ты себя причисляешь – по делам надо смотреть, и не увидите правильно вы своё местонахождение. А почему всё это? А потому, что всё-таки даже если человек рождён с Божественной душой – попадая в тиски демонического мира (система): школьные знания, детский сад или ясли, квартира городская, а не дом в собственном саду, и пища из магазина, да ещё химическая, а не натуральная, воздух загрязнён, вода отравлена – разве такой человек способен чувствовать в себе Божественную весть, коею он сам (человек) и является? Обучили его за зарплату жить, а не с Богом быть и во имя Божественности действовать, где Любовь – и есть мерило всего. За зарплату все живут, а не за совесть – вот и всё, вот вам и школа ваша и высшие учебные заведения. Но ведь мир Божественный уже погибает, и счастья нет у людей, а одни лишь проблемы. А раз в школе учат как быть больным и бедным, то может быть пришло время другие знания получать? Знания, где будут обучать как стать и жить всегда счастливым человеком, быть здоровым, и достаток иметь полноценный для радостной и спокойной жизни на Земле, и чтобы не зависеть от злых людей, а быть самому хозяином своей жизни и строить свою жизнь и жизнь своих потомков на века, не боясь, что кто-то сломает все твои планы – то есть разум находится не в математике и в физике, а в совершенно других аспектах вашей жизни, и нужно думать о планете как о своём доме, а не как о чём-то чужом и очень злом, неразумном и опасном – опасность для вас живёт в вас в виде знаний, и умений, и устремлений, которые вам привили с детства, вот и всё; а если начнёте думать не как защищаться, а как сделать так, чтобы не было врагов, и оружия смертоносного на Земле вообще не было – вот это разумно, вот это и есть мудрость, а по-другому у вас и у всех остальных ничего не получится, вот так и не иначе; о чём думаешь – к тому и придёшь рано или поздно, но всё равно придёшь к своей собственной мечте.

А какая сегодня мечта у человека? Где найти работу высокооплачиваемую или заниматься бизнесом (то есть обманывать людей, быть обыкновенным грабителем, не прибегая к разбою), вот и всё. Разве это помыслы для человека? Это помыслы для осла, для быка, для барана, но не для человека.

Человек – это звучит: разум, двигающий Вселенную, мудрость, управляющая всеми бытиями Космоса, это та энергия, которая позволяет, то есть соединяет, объединяет все структуры огромного разнообразия Космического миротворения.

А вы мечтаете: где найти работу или кого бы обмануть, чтобы самому выжить в это такое непростое время – а кто его создал, это самое непростое и жестокое время? Вы сами, люди, и создали под предводительством тех, кто вас ненавидит (жрецов), и именно они вам подарили антизнания (школа, ВУЗ и так далее). Есть другие знания, где всё-таки нравственность стоит на первом месте, и именно от неё (нравственности) всё отталкивается и опирается, а не наоборот: деньги, деньги, и ничего кроме денег любой ценой.

Искал душу, но встретил лишь телаИтак, ходил я по Кипру уже более двух лет, а почти три года; вылечил тысячи людей от всяких болезней: от простых, и очень запущенных, и очень сложных для лечения, но я за кого бы ни взялся – всех излечил; ну а мне действительно приписали моё умение, как необычные чудодейственные возможности, неприсущие обычным людям – но и только, никто не говорил, что я – сын бога, что я – наместник бога, или я сам бог и есть. Этого, конечно же, не было, хотя люди, действительно, полны невежества, безграмотны все, и в грязи живут, и о другой жизни даже не помышляют.

В некоторых деревнях я задерживался надолго (именно в маленьких деревнях) и пытался местным жителям привить образ жизни как на Руси; не культуру полную – им её не принять, потому что интеллект очень низкий, и энергия – не присущая русичам (или русам, или белым русам, про ведрусов даже и говорить не буду), слаба их энергия – а энергией я называю и имею в виду в данном случае возможности генетического кода данного народа, и является это – спиралевидная траектория энергетического комплекса в совокупности присущих созвездий и Родовых возможностей Космической ипостаси (в данном случае имеется в виду Божественное наполнение живой сути этих людей). Я об этом уже знал, потому что получил знания об этом в нашем Мире, и теперь на практике я получал подтверждение истинности своего познания; что такое спираль – это умственные возможности, в данном случае – данного народа: то есть может копать землю, может срубить дерево, даже может его посадить и вырастить, а вот создать, произвести, например, топор металлический – не может (где нужно знать железную руду, нужно изобрести плавильную печь и выплавить металл, и металл может быть мягким, а может быть очень твёрдым и хрупким, а нужен металл для топора очень прочный – значит, технологию металлов надо знать, и так далее, и тому подобное, много ещё всяких тонкостей при производстве металлов); и вот дашь ты таким людям каменный топор – и они будут рубить деревья каменным топором, а дашь ему металлический – будет рубить металлическим топором, а сам никогда не изобретёт и не сможет придумать пилу или ещё что-то – вот и всё, вот что такое спираль генетического кода народов, и это надо знать и понимать.

Теперь вы поняли, почему на Россию (Русь) всё время, из столетия в столетие, идут и продолжаются нападения и проявление злобы и ненависти со стороны других держав, в разные времена от разных (и сегодня это происходит), – жрецы боятся Руси, потому что спираль генетического кода русичей не имеет конечной фазы, она бесконечна, то есть люди – творцы, и придумать и создать могут всё, что захотят (вообще всё). И теперь мы хотим не войну, а мир, мы хотим, чтобы на Земле наступил созданный Богом рай; а другого места, кроме как на Земле, нет – можно создать в будущем подобную планету, но это в будущем, а сейчас у нас есть прекрасная планета Земля, и мы её все вместе облагородим и так сделаем, что войне не бывать на нашей планете, и мы это можем, и это наша миссия, и её мы выполним – должны выполнить, а значит, сумеем, нашим возможностям нет предела; и все люди Земли должны нам помогать, а не обижаться – помогать усердно, то есть объединяться, а не разделять народы между собой; только все народы, живущие на Земле, объединившись вместе, смогут победить невежество и жестокость; и нравственность во всём её проявлении будет руководить, то есть она будет у людей на первом месте (а безнравственность сегодняшняя никогда не позволит вернуть мир Бога).

В Бельби я пришёл ночью и потому не зашёл в сам город, а остался ждать на его окраине рассвета. Спать не хотелось, а хотелось смотреть на звёзды и мечтать – да, я любил мечтать, но мечты мои сводились в конце концов к одному: чтобы Божественный мир возобладал в сознании людей; не выжить любой ценой, а чтобы все вместе люди стали бы строить свою жизнь как единую планету всеобщего счастья, и счастье это базировалось бы на семейных узах, на праздниках, на том, чтобы люди желали друг другу доброй и счастливой жизни, а не думали над тем, чтобы кого-то поработить и на труде рабов самому хорошо жить – это абсурд, рабовладелец всегда сам раб, и это так; но чтобы это доказать людям, им нужно познать всеобъемлющий мир Космических чисел (что это такое, я рассказывать не буду, это не имеет никакого смысла, и это опасно для сегодняшних людей – они просто-напросто могут сойти с ума, не выдержит психика).

Ну да ладно, не буду вас пугать, я вам просто расскажу что такое слово «Мир», о чём оно говорит, чего собою представляет и так далее.

Я в Мир пришёл не красоте учиться –

Я сам являю эту красоту,

И потому весь мир во мне струится

И голосом своим провозглашает мне.

Я буду к равноденствию стремиться

И буду Коловрат собой вращать.

И в Солнца состояние влюбиться,

И чтоб сиял на небе свет Луны.

О чём я говорю – понять возможно ль?

Но разве не журчит весной ручей?

И распускает дерево листочки,

И про любовь толкует соловей.

Вот это, именно вот так хотел я людям рассказать – вот тем людям на острове Май. Но у меня это плохо получалось – люди очень заняты своими каждодневными делами, и им даже не интересно то, о чём я хотел и пробовал неоднократно с ними поговорить. Не слушали меня люди не только потому, что им было не интересно, а ещё потому, что они не могли воспринять мои слова, ухватить мою мысль; о чём я толкую – им было невдомёк. Почему Солнце светит – да какое им дело до этого, им это совсем не интересно; почему в море вода солёная, а рыба пресная – им и дела нет до этого никакого; зачем трава на земле растёт и почему она зелёная? Вот это им воспринять, такие вот вопросы – для них как оскорбление: «Ты что, меня сумасшедшим считаешь, что задаёшь такие вопросы? Ты и сам дурак полный, хоть лечить людей можешь – вот ты и есть сумасшедший, вопросы у тебя умалишённого человека; почему солнце светит – ведь это надо додуматься до такого! А трава зелёная – так она зелёная всегда была, сколько мы живём – столько и зелёная, и раньше была зелёная; а если бы другой цвет имела – нам бы наши родители об этом рассказали. Вот поэтому ты есть больной, то есть слабоумный человек, и тебе надо просто лечить людей и помалкивать, а то мы тебя прогоним прочь или тебя будут пороть розгами и ремнями; и знай, что могут найтись и те, кто тебя может и убить, потому что увидит в тебе опасность».

Такие разговоры я слышал от разных людей уже не раз. И увидел я в народах разных одну очень серьёзную деталь: невосприимчивость Божественной красоты (природа); не нужна им красота – им нужна еда, пища, и чем её будет больше – тем лучше, а красота для этих людей не понятна, она не воспринимается ими. Но если человек не восхищается красотой, она его не влечёт, не вызывает восторг, не будит по ночам карнавальный блеск сияющих звёзд – как мне понять таких людей? Да понять их нехитро, ума большого не надо, примитивность этих жителей мне знакома, и на Большой земле живут подобные, идентичные народы; но ведь я-то хотел в них разбудить творческие эмоции, Божественной души порывы – но нет порывов, я их не смог разбудить ещё ни одного раза, хотя бьюсь уже более двух лет.

И вот тогда я обратился к самому себе, хочу узнать что делать дальше: может быть, мой эксперимент уже закончен, и я не смогу большего достичь, или ещё не время останавливаться, и нужно, несмотря ни на что, продолжать своё дело? Я задал сам себе этот вопрос и стал ждать ответ. Нужно сосредоточиться, замкнуться в себе, и обязательно, чтобы рядом никого не было. Но обязательно, чтобы живая природа окружала тебя, и более ничего не надо; и вот по прошествии небольшого времени я чётко прочитал внутри себя ответ, он мне говорил: «Пройди свой путь и не сверни с него, иначе потеряешь всё, ибо уже случилось, и мысль твоя, опережая времена, ушла вперёд, она готовит будущий исход – он есть такой, как есть, его исправить можешь ты, но знай: пройдут года, и пожалеешь ты тогда, что не прошёл своё, к чему стремился; и дух твой зря что ли томился? Он не простит, и потому твоя стезя – пройти всё до своего конца». Такой ответ услышал я, и душа не отринула эти слова, а, наоборот, обрадовалась.

И я в Бельби повёл своё дело дальше, и все сомнения улетучились, да их и не было по большому счёту, а только маленькие. И я зашёл в помещение каменное – оно охранялось, но меня впустили; в этом помещении находились духовные правители (они же книжники, они же фарисеи по Библии). Один всего лишь человек сидел на стуле, потом вышел ещё один из соседней комнаты; дом был одного этажа, но комнат было несколько – наверное, четыре или пять, не более. Войдя, я поздоровался с поклоном, мне в ответ слегка кивнули эти два человека и смотрели на меня внимательно – мало кто осмеливается входить в этот дом, а тут – чужак, и говорит с акцентом. Молчание затягивалось, но я знал, о чём говорить, и начал так:

– Добра в делах и долголетия в жизни; моё имя – ЙезейКрезтос, если я не ко времени, то я покину этот дом и уйду.

Но меня остановили, сказав мне своё приветствие и показывая на скамью в углу; я присел; после дальней дороги, хоть я и отдыхал, не хотелось стоять перед этими сытыми и самодовольными людьми, тем более я знал, что это за люди такие эти фарисеи, эти духовные настоятели и поработители душ.

– Зачем пожаловал и откуда идёшь? – спросили они.

Я рассказал свой путь от начала, и то, как я лечил людей; они оживились:

– А, так это ты тот самый лекарь, который может излечить все болезни, даже те, которые никто не может излечить? Нам интересно поговорить с таким человеком.

Разговор– Из каких земель будешь, кто твои родители? – спросили они и стали внимательно смотреть на меня; я примерно знал перед этим, какие вопросы мне будут задавать. И ровным голосом стал отвечать:

– Я с земель, которые сейчас называются ромейскаяоколотья (Римская колония), а родителей своих я не помню, а языки разные знаю, потому что жил среди разных народов; с детства любил травами заниматься, и были травники знакомые – вот они меня и научили кое-какие болезни излечивать; а денег не беру, потому что лечить людей из любви хочу, а не из-за денег; а если из-за денег, то это не лечение, а просто заработок – вот поэтому я могу излечить практически любую болезнь, ибо лечит любовь, а не нажива; а тот, кто лечит за деньги – не может многие болезни вылечить не почему иному, а только лишь потому, что деньги лечить не умеют, деньги не являются энергией доброй, они вообще не являются энергией живой, жизнеспособной – они, деньги, являются энергией корыстной, энергией, которая никогда ничего не даёт, а только забирает. Вот почему я лечу все болезни, а другие – только некоторые; вот и в вас, вернее, в одном из вас сидит болезнь, она на меня смотрит и смеётся надо мной, ибо себя считает очень сильной, потому что уже пытались её излечить, выгнать, да так и не смогли, и ведь многие знахари пытались излечить данную болезнь, а так ни с чём и ушли прочь, низко наклоня голову.

Один из двух духовников смотрел на меня с нескрываемым интересом и даже с восхищением, но и испуг был виден в его глазах, он смотрел на меня с надеждой и страхом.

– Как тебя звать? – спросил я с мягким акцентом, так, как я разговариваю со всеми больными.

– Могул Тиеф, – ответил мне этот человек и улыбнулся по-доброму; уже без злой иронии, а искренне, от всей души говорил со мной этот человек.

– Расскажи мне про свою болезнь, и, леча тебя, я расскажу тебе всё про себя; я вижу в твоих глазах болезненный цвет – твоя печень может не выдержать, лечение нужно начинать уже сейчас; я вовремя пришёл, болезнь запущена, лечение нужно начинать прямо сейчас.

Мы пошли к нему домой, я дал ему выпить кедрового молока один глоток и сказал, чтобы он больше не ел ничего до завтра, а сам пошёл искать нужные травы – я знал, какая болезнь у этого человека и как её нужно лечить. Травы нужно было настаивать трое суток, а потом ещё в течение трёх суток добавлять нужные травы, и тогда настой получится очень сильным. У нас было много свободного времени, и мы разговаривали; всё это время больной употреблял только жидкую пищу, приготовленную мной. За это время мы не то, чтобы сдружились, но этот человек, Могул Тиеф, стал мне доверять. Когда настой был готов, я стал поить его им – началась рвота и головокружение, от обильно употребляемой воды был сильный понос (диарея). Больной сильно страдал; организм вычистился, а сильный настой травы убивал болезнь, и через две недели болезнь ушла, она прекратила своё существование.

– Ну вот теперь, – сказал я, – ты можешь есть всё, что угодно, и даже пить вино в любом количестве. Но почему, – сказал я, – тебя не излечил твой бог, а вернее, почему вообще допустил болезнь в твоё тело, но почему? Ведь ты сам говоришь, что служишь и верой, и правдой своему богу – так, может быть, плохо служишь ты ему или недостаточно хорошо? А может быть, не тому богу служишь ты, какому нужно, может, это и не бог вовсе?

Могул Тиеф смотрел на меня с испугом и с нескрываемой дикой злобой – ведь он был третьим начальствующим духовным лицом на всём острове, и услыхать такое, что это не тот бог – для него было как предательство всего; ведь за такие разговоры – виселица или отсекновение головы (отрубают голову), именно голову, а не руку или ногу, потому что этот грех, это грехопадение совершает именно человеческая голова, разум, а не рука, как у вора. Испуг его был таким сильным, что на какое-то время он потерял дар речи; он сидел, моргал глазами и был совершенно потерян, в нём две (а может быть, и больше) какие-то силы вели между собой борьбу. С одной стороны, он служил богу верой и правдой, ревностно исполняя все предписания, а с другой стороны, почему он заболел, да ещё такой болезнью, которую не каждый может вылечить? А другие – вон хотя бы взять рыбаков: ведут не ахти какую праведную жизнь, а никаких болезней у них нет, все здоровы, а если и болеют, то незначительными болезнями, которые легко излечиваются.

«Да, этот лекарь поставил меня в неловкое положение, что я, человек, который всегда найдётся что сказать, в этот раз растерялся, как малое дитя. Ведь я действительно не знал, что сказать – как ловко он меня подцепил, и ведь действительно, почему меня бог не защитил от болезни? Я об этом никогда не думал, а вот он думает об этом; может быть, он заслан кем-то, чтобы оклеветать нас – мол, вот смотрите: какие же это духовные наставники, если они болеют болезнями, присущими всем грешникам? Может быть, они не те, за кого себя выдают? Как же это бог допускает болезни своим работникам, которые ведут самый светлый образ жизни? Безгрешны они, а ведь болеют только грешники, да и то только самые отъявленные; бог через болезни показывает: «Вот смотрите, это грешник, через болезнь выявляется его грех». Да, мы смеёмся над людьми, они доверчивы и наивны, можно сказать, глупы, и ими управлять очень даже легко, и подать приносят сами, а если кто утаить захочет – так есть воины, они придут в дом к таким людям и всё равно возьмут подать, да ещё и штрафу припишут – вот народ и служит нам верой и правдой: одни бога боятся, а другие – силы, вот у нас и порядок во всём, и жизнь спокойная. И коратор доволен во всём, все доходы стекаются к нему во дворец, и у него со своим начальством добрые отношения, потому что много денег и всего остального увозится на парусных шкизалях (лодках) на материк к их колотному управляющему (управляющий колониями), но не к самому их предводителю, главнокомандующему центуриону (центурион – центральная или главная ур (энергия), то есть просветлённый, знающий, верховный).

И так жизнь катилась сладко и сытно, спокойно и радостно, ни о чём думать не надо, всё за тебя сделают и всё вовремя принесут, а ты только наслаждайся жизнью да барыши свои подсчитывай; ну иногда и лишнего себе тихонько присваивали – ну так что ж, все так делают, и в этом греха мало, это занятие нормальное; эх, если бы не болезнь – жил бы себе потихоньку и в ус бы не дул, а сейчас с этим пришедшим лекарем как-то нужно всё уладить, чтобы он ничего не заподозрил. Всё-таки он меня от неизлечимой болезни излечил, и обижать его не хочется, но он какой-то ушлый, всё знает наперёд, что я скажу – и кто его так обучил разговаривать? Какой-то он непростой лекарь, а может, это скрытый ревизороист (ревизор)? Да нет, не может быть, зачем ему меня лечить, если можно и так всё узнать? Нет, это не ревизор, это какой-то очень тёмный человек, подготовлен и обучен очень, и неспроста он здесь – надо бы его проверить, незаметно проследить за ним: может, у него есть сообщники – надо узнать, кто они и сколько их всего, и кто у них предводитель».

Так думал Могул Тиеф, сидя под тенью дерева; он напрягал свои мозги, вспоминая разговор с этим ЙезеемКрезтосом: не проговорился ли он, не наболтал ли чего лишнего?

Нет, не наболтал этот человек ничего лишнего, да я и не собирался ничего у него выведывать, я просто с ним разговаривал на всякие темы, когда лечил его. А кто он такой – уж будьте уверены, я и сам знал; знал я их законы безбожные, нечеловеческие, и нравы их (нравственность), неприсущие людям – детям Бога, безсовестность во всём их жизненном проявлении. Просто я однажды спросил у Тиефа, когда он уже был здоров, не чувствует ли он, хотя бы иногда, перед людьми какую-то, хотя бы самую незначительную, но всё-таки вину, какую-то провинность: «Ведь люди отягощены таким к ним отношением: вечные поборы, а взамен они не получают ничего, кроме плетей и оскорблений – разве богу это угодно, которому ты так преданно и даже самозабвенно служишь? Неужели бог так сильно желает, чтобы люди жили в нищете, да ещё в болезнях и в вечных долгах? Ведь они могли бы жить гораздо лучше, если бы вы помогли им организоваться; чтобы наладить их отдых и их труд, чтобы не порабощать всякими податями и налогообложением, а именно создать жизнь более достойную; чтобы помогать слабому, а не требовать от него наравне со всеми – тогда бы и нищих было бы меньше, и больных тоже было бы меньше; ведь если всё по-доброму, по совести, то можно было бы жить в радости всеобщей, а не работать денно и нощно, не покладая рук и всё равно не имея полного достатка».

Вот тут Тиеф меня спросил:

– Что значит «по совести»? Такого слова или понятия у нас нет; откуда ты принёс нам такое понятие – оно нам не известно и не понятно, что это за новое миропонятие, которое называется «по совести»? По совести – значит слово «совесть» имеет какое-то сакральное значение, но какое это такое значение, что если по этому слову жить, то всем будет лучше? Ты что-то недоговариваешь. Есть наши законы и уставы, и мы тысячелетиями так живём (по крайней мере, так жили наши отцы), у нас есть свои традиции и свои праздники, а что такое совесть – мне невдомёк, откуда ты её, эту совесть, приволок? И вообще, кто ты такой, чтобы меня учить? Меня, Могула Тиефа, человека, которого знают все: и малые, и старые, потому что я самолично езжу по всем селениям и рассказываю людям, как надо жить и как надо служить богу. Это я могу рассказать всем, как хорошо жить по-божески, а как жить плохо, то есть не по-божески, ты меня понимаешь? Ты, ЙезейКрезтос, ты, видимо, не очень умный человек, хотя лекарь ты отменный, но ум твой не является полезным людям, и потому ты глуп, и глупость твоя может быть опасной для людей. Ибо ты сам не понимаешь своих слов и можешь других завести в такие дебри, глупости, что им потом придётся очень трудно, ибо ты своенравный и гордец, каких ещё поискать. Ты кто такой, чтобы нас всех учить уму-разуму? И слово-то придумал такое хитрое и непонятное: «совесть» – уж это не та ли совесть, которую ты сам и придумал, и теперь выдаёшь её, как будто она очень полезная при решении межлюдских взаимоотношений? Я бы тебя отдал солдатам, они бы тебя быстро допросили с пристрастием, но я, как человек благородный и очень добрый, пожалею тебя – ведь ты всё-таки вылечил меня от страшной и неизлечимой болезни, как мне до тебя все говорили. Так вот знай, я тоже умею доброе дело делать: я тебе оставляю жизнь – может быть, ты и не такой уж безрассудный человек, как кажешься на первый взгляд. А потому я тебя спрошу, и ты мне постарайся ответить: что такое твоё слово «совесть»? Только ответь так, чтобы я смог понять; говори открыто, разумно и по-простому, чтобы действительно мог понять каждый, кто захочет это понять; ты готов мне объяснить это слово или ты не сможешь? Но я тебя буду направлять и помогать тебе, и мы сможем объясниться понятным языком. Так что значит это твоё слово «совесть»? Это что, новая форма как богу молиться, как службу вести по-новому? А что, по-нашему вам не нравится? А если наша вера вам не нравится – то мы вас повесим, да и всё; и сколько бы вас ни было, а веру нашу не позволим уродовать и лишать нас нашего миропорядка.

– Нет, – сказал я, – совесть – это не новая религия, это вообще не вероисповедание – это мир души человека, это его (человека) внутренняя шкала: чего может совершать человек, а чего не может. Вот, например, воровать не может, а делать добрые дела – может и хочет, и это ему приносит удовольствие и даже радость. Хочет помогать малоимущим, бедным и даже нищим – помогать, чтобы им легче жилось на Земле, чтобы радостнее было, чтобы люди эти бедные не так явно ощущали, что они бедные, что у них не хватает средств для полноценной жизни; а унижать слабых не хочет – ему, этому человеку, у которого совесть есть, не обидеть хочется других, а поставить человека рядом с собой равным себе, чтобы достойным себя чувствовал любой, а не только сильный да богатый, и чтобы люди были все равны – ты понимаешь? – чтобы все были равны, а не наоборот, когда одни начальствуют над другими. Одни говорят, что они бога на Земле представители, а другие, мол, все грешники, и что они должны отрабатывать свои грехи и служить верой и правдой настоятелям церкви. Что только духовенство, настоятели церкви безгрешны, и что именно они у бога вымаливают спокойную жизнь для всех, а не только для себя. Вот это бред, вот это и есть – когда нет у человека совести внутри его самого; и когда совести нет у человека – ты никакими писаниями не заставишь его быть добрым, справедливым, добросердечным и желать мира для всех людей, а не только для себя. Вот ты, Могул Тиеф, себя считаешь большим человеком, и величие твоё зиждется на твоём личном понимании миропорядка: кто сильнее, тот и прав; в понятие силы входит и богатство человека, то есть чем человек богаче, чем больше у него денег – тем человек честнее и у него больше прав, чем у того, кто беднее или кто совсем нищий; ведь нищий для вас всегда виноват, а бедный должен служить богатому, а богатый имеет право использовать труд бедных людей и платить ему столько, сколько он (хозяин) захочет, а не столько, сколько нужно, чтобы этот честный работник жил безбедно, чтобы у него был полный достаток, и семья была бы накормлена, и одежда у каждого была добротная, и дом у такого человека был бы крепкий, красивый и чтобы всем места хватало; чтобы семья его, этого работника, кто честно исполняет свои трудовые обязанности, не ютилась в жалкой халупе, в грязи и бедности. Ведь ты так не считаешь, для тебя бедный всегда должен быть бедным, а богатый должен управлять бедным, вы даже придумали (и это уже давно, ещё до вас всех было сделано) такое порабощение, как крепостничество. Ведь это вы, люди, придумали, что одни должны служить другим, а не Бог – ведь Бог такого придумать не мог. Бог создал даже Солнце, чтобы оно освещало Землю, и саму Землю с её природой, с животными, лесами, полями, с водоёмами, наполненными рыбой разнообразной – и всё это он создал для всех людей в равной степени; а вы не приняли Божественного мироустройства, вас не устраивал мир счастливый Бога, вы не хотели равенства, когда все равны перед Богом, перед правдой, перед небом и Солнцем, ведь Солнце светит для всех, и воздух – для всех, а не для избранных; вот и получается, что мир, созданный человеком, не является Божественным, а значит справедливым, а всё почему? И это правда, и она, эта правда, тебе будет не по душе, ибо твоя душа не является Божественным Духом, и Дух этот облачён вестью Бога, то есть энергией Бога – Отца-Творца, и весть эта так и называется: совесть. И именно поэтому, что душа не от Бога, то в ней (то есть в тебе) и совести нет и быть не может, а раз нет совести, то и мир Божественный для тебя чужд, он (этот мир) тебе не нужен, ибо такое понятие, как справедливость, для тебя чуждо – тебе нужно порабощение, обман и ложь. И ты не виноват в том, у тебя натура такая: то есть обман (кто сильнее – тот и прав) для тебя и является справедливым, и именно этот уродливый, безбожный мир ты называешь праведным. Пойми, я не обвиняю тебя, я хочу, чтобы ты понял мои слова и прислушался к ним, и посмотрел бы на других людей не как «этот сильный, и с ним нужно дружить, а этот слабый, и его можно обижать», а как на мир, где все люди достойны равенства, и доброта, и чувство меры являются главным и приоритетным во взаимоотношениях между людьми.

Я всё это говорил этому человеку, а он слушал меня и пытался понять, и даже где-то и кое-что он понимал, но этого было слишком мало, чтобы понять полностью мои слова, и он их принимал как обиду, а не как правду, жизненную каждодневную правду; и правда эта: для меня, например, неприемлема, то есть жизнь такая, такие взаимоотношения для меня неприемлемы – и вот это, именно это (что я не согласен и даже против таких традиций и устоявшихся правил жизни этих людей) раздражало Тиефа более всего, он принимал мои слова как обвинение его и, вообще, всех их, духовных наставников, как обличение их лживой, мошеннической деятельности. Он не понимал, что я всего лишь хочу, чтобы он прозрел и увидел весь ужас, бездушие их мира, их уставов и правил; ведь я не обвинял этого человека, мне хотелось, чтобы он вспомнил, что он прежде всего человек, и рождён для чего-то более существенного – быть может, для радости и счастливой жизни; и это счастье всё-таки распространяется на всех, и именно от этого, что на всех (а не только на избранных начальников), именно когда счастье жизни принадлежит всем – вот тогда и именно тогда и сам, вот этот Могул Тиеф будет и сам счастлив; вот понимаете – именно только в этом случае: когда другим радостно, тогда и ему будет радостно, а не по-другому. А когда другим плохо, то и ему, Могулу Тиефу, тоже плохо, вот в чём всё дело – я вот это, именно это хотел передать, объяснить ему, но он видел в моих словах подвох, и ничего, кроме ненависти ко мне он не испытывал. А я всё-таки пытался ему объяснить, что именно хочу я: да мне не нужны твои деньги и твоё звание, мне не нужна твоя власть над людьми, но мне нужно (и это очень важно), чтобы он посмотрел по-иному на мир и на жизнь людей: не с точки зрения ненависти и страха перед людской массой, а с точки зрения (и это самое главное) – с точки зрения Любви: чтобы его Любовь, живущая в его душе, управляла бы миром, а не жестокость и насилие. Но ведь любовь (и это я ему не мог объяснить никак) – и есть та самая совесть: именно любовь, всеобъемлющая, которая позволяет жить, и жить всегда, то есть вечно, всему живому на Земле, а мёртвого-то ничего и нет в Божественном мире. Вот о какой любви я пытался ему объяснить, а не о той, когда он любит свою жену, свою дочь, своего сына – в общем, свою семью, а как же остальные? А остальные должны служить его семье – так вот это насилие; это не всеобъемлющая любовь, а это корыстная, низкая, тщеславная, демоническая ипостась, то есть проявление демонического склада характера, безсовестность, бездушие, то есть отсутствие души, присущей миру Бога.

Я знал – вы понимаете? – я знал, что я не буду понят, что меня отвергнут эти люди; и потому меня отговаривали от этой моей миссии – потому что итог уже был нам всем известен, итог печальный. Полное непонимание и неприятие моих слов, даже не учений, не догматов – просто разговора по душам. Принять меня за сумасшедшего им было нельзя – уж слишком понятным языком я растолковывал этим людям свои мысли, и вы знаете, они, эти люди, могли меня даже понять иногда, а иногда у них зашкаливали мозги, и они уходили от меня и даже сердились; а я продолжал свой эксперимент, мне всё-таки хотелось сделать всё возможное и невозможное, чтобы изменилась жизнь этих людей, но как и предсказывалось нами всеми в нашем Мире, мне не удалось хоть что-то изменить в жизни людей, живущих на острове Май (Кипр). Я не смог им объяснить, а вернее сказать, в них разбудить такую энергию, присущую в полной мере нашему Отцу-Богу, и потому и мы, его дети, имеем эту энергию в полной мере, и называется она совесть – да, именно так она и называется: совесть. И я получил ответ: что совесть есть не у всех; хотя уж знали, но я пытался, я очень хотел, чтобы это было не так, я хотел ошибиться, может быть, один раз в своей жизни хотел ошибиться, но ошибки не произошло, и это меня огорчило.

Вот и получается, что метал свой бисер под ноги именно свиней (а потому что люди и тебе самому не позволят бросать бисер своего сердца, то есть чистоту помыслов и самые добрые желания для людей), именно для этих людей, живущих на этом острове Кипр. «Я люблю вас», – бывало, говорил я этим людям, и они смеялись надо мной, они смеялись с таким сарказмом и с такой неприязнью ко мне, как будто я был сумасшедшим, да ещё вредным, хотя я им не сделал ничего плохого – вот такие нравы. Но надо сказать, что всё-таки разные народы имеют психику немного разную на этом острове, есть народы менее агрессивные, но и только, но всё равно они могли свободно меня обидеть в виде – отобрать моё имущество (суму) или её украсть, потому что больше у меня ничего не было.

Про АтлантовЭксперимент продолжался, я ходил из деревни в деревню, из городка в городок, и меня там встречали хорошо, потому что я мог вылечить их болезни, а больных было действительно очень много. Меня кормили, поили, а я лечил, не отказывал в этом. Но ведь в чём разница между истинной добротой и ложной? Истинная доброта сердца проявляется тогда, когда человек ещё не знает, например, нуждающегося, а ему уже помогает, вернее сказать, для него сам факт беды людской, даже самой незначительной, является бедой собственной, и он, этот действительно добрый человек, сопереживает страдающему не потому, что он (страдающий) ему знаком, а потому что в нём Бог живёт – а именно частичка Божья, энергия такая, которая называется совесть, и эта совесть присуща как Богу, так и его детям-людям.

Вот, например, слышали вы слово такое «Атланты», а что обозначает это слово – вам и невдомёк; а что это за люди такие? А может быть, это и не люди вовсе, а что-то ещё? Или это цивилизация какая-то непонятная, очень засекреченная, или это миф, мифология, выдумка, и так далее? Но ведь даже выдумка любая – это не что иное, а как факт: где-то и чего-то уже произошло, такое было; факты такие подобные существуют, и не на бумаге, а в полях энергий разных космических – вот поэтому к мифологии относятся научные работники очень внимательно: они ищут зацепки разные, им это интересно; а мифология – она может показать правду, только по-своему, но если человек способен к анализу, то он в этих мифологиях может многое познать; и потому книги такие и источники подобные были уничтожены частично, а частично – используются до сих пор, но только теми силами, которым не нужна правда, а нужна ложь – и потому книги писались по-новому, они лживые, и писались они в последнее тысячелетие (не в это, а в предыдущее), и писались в больших количествах, чтобы у будущих поколений не было недоверия к малой толике книг, а к большому количеству книг всегда есть доверие, потому что есть такое мнение, что много книг нельзя переделать – а я вам говорю, что можно, именно так, а не иначе. Грамоте обученные монахи (их обучали за границей, а впоследствии и на Руси), большим числом своим, книги, которые были оставлены (вот эти книги и различные таблички, свитки на коже и так далее) – вот это всё эти монахи переписывали, да так переписывали, что главный смысл источника знаний становился не главным, а переходил на другую, незначительную деталь, описанную в какой-то книге или в каком-то другом источнике, то есть искажалась информация, или убиралась полностью главная мысль. И никто не торопил этих монахов – они писали всю жизнь, медленно перерабатывая всё, что истинного было у предков.

Сегодня в книгах древних (переписанных) – один словесный блуд и бред (или почти так), а что-то по-настоящему ценное, представляющее интерес как историческая правда – такого можно встретить крайне редко. И вот такое слово, как «Атланты», «Атлантида» – это тоже что-то непонятное, неясное: то ли люди какие-то жили, то ли инопланетяне какие-то, то ли ещё что-то, а может быть, такого и не было никогда, а может, и было, да не то всё, а всё по-другому – вот так вы живёте благодаря переделкам, переписи книг и других источников, а ведь сколько было просто уничтожено настоящей, истинной информации. И потому я вам кратко расскажу об этом слове «Атланты»; эти знания об их деятельности и о их жизни хранились и у нас в Мире, но были уничтожены, как и многое другое, этими жителями сегодняшней Западной Европы; и сегодня это – дикие, невежественные люди, как и раньше; вешают на стены мазню (картины) в действительности людей психически больных (например, Пикассо), называют их художники (то есть худое, нежизнеспособное) – и это для них культ высокого интеллекта; а это на самом деле борьба с Божественным миром, с живым проявлением мысли, это скудоумие, а скудость ума граничит с безумством.

Так что такое Атланты, кто они и где жили, и на Земле ли? Да, на Земле, и даже более того: они умели выращивать различные фрукты, овощи и пшеницу с рожью такой красоты (даже визуально), и эти продукты им заменяли многие их испытания на других планетах, а именно: они могли продукт с называнием репа (у них она называлась арепья или арепа) взрастить так, что и Луна будет служить своим истинным предназначением не только планете нашей Земля, а каждому человеку в отдельности – вот так могли делать Атланты; а что это значит? А вот это уже отсутствует в источниках якобы древних, может быть и в старых, но переделанных. А это значит: пойдя весною на ручей (вот, например, весной), Атлант соприкоснуться мог с планетою любой, какой он хотел; или звезду, какую видел на небе, и она ему понравилась – и вот уже планета эта ему предстала в полном своём обличье, ведь не всегда и не каждому охота перемещаться на другую планету, а здесь – вот она, перед тобой, и ты в ней самой, вернее сказать, общается человек и видит всё, что есть на планете этой, и какая там жизнь, и почему именно так, а не иначе. И вот уже продукт с подобной энергией выращивают Атланты, но для чего всё это? Да для того: чтобы Вселенной управлять – её и знать надо. И почему устройство звёзд в созвездия возведены, и именно такие планеты там, в созвездье этом, а не другие, ведь не названия важны, а их суть энергетическая, их наполнение – вот, что важно; да, для человека сегодняшнего, где астрология гласит, например, такое: «Дева в Меркурии» или «Телец в Луне» – ведь это глупость, а всё откуда? Да всё это не что иное, а переделанные знания Атлантов, и ваши гороскопы – это глупость, она не значит ничего в масштабах Космоса и к жизни людей не имеет никакого отношения. Атланты познавали не для того, чтобы не понимать, а только фиксировать – они использовали планету свою (и нашу) Земля как обсерваторию, как летающий аппарат, живущий среди других планет, не мёртвых, но живых, не глупых, но разумных. Зачем весь этот мир, он создан кем и для чего? Или это стечение обстоятельств? Или это как бы так, и предназначенья нет, а есть лишь хаос? Они сумели объяснить себе, что в мире этом есть предназначение пылинке каждой, и что большое – это не значит, что незыблемо; есть в Космосе канон один, и он гласит: «Безмерье глупых – есть всё то, что переходит в ни во что, всему венцом является лишь мера, а мера зиждется во всём, и кто лишён свободы этой, кто потерял пространство – разум меры, тот обличён в энергию корысть».

Вы скажете сегодня: что такое мера и что есть корысть? Не зная этого, всяк человек не может быть – он бытия лишён, рассудка, разума, истока теплоты, идущего от Солнца. И поняли Атланты (и легко), что Солнце не является самим по себе – то люди создают его своим теплом; и даже более скажу, что удалось познать легко Атлантам: что про любовь им удалось изведать кое-что, и с ней самой, с живой субстанцией, они говорили и поняли её, и засмеялись над собой, что так темны они и немощны в энергии своей в сравнении с энергией живой, которая им назвалась Любовь. «Так вот, – воскликнули они, – почему нам светит Солнце!». И знали, и это не секрет, что Солнца три всего на небе, а не одно, и это их смущало; потом уж не смущало, когда познали проявленного мира суть: три ипостаси, и они живые, есть у всего сущего; и чтоб понятно было вам, объяснение такое дам: человек трёхмерен (дух, душа и тело) – и это главное познанье трёхмерности мира, именно это, и дальше человечеству сегодняшнему не подняться; а если этого не понимать, то всё, что оно (человечество) познать или создать захочет – всё это будет во вред, а не в пользу; потому что, что есть польза, а что вред – вам невдомёк, и это есть низкая, маленькая скорость мысли, и пока скорость мысли не вырастет – и мир вами не познан будет. Вот дух, душа – и вам то непонятно, и тело ваше тоже здесь, и понимание его дано вам в лживой форме; и мир ваш, в котором вы живёте – двухмерен; а где же третье необходимое число или часть? А она и есть – то мера; и вот безнравственность (корысть) уже понятна кому-то, а кому-то – нет; украли меру у людей, и трёхмерный мир живой, здоровый – ущербным стал, больным, неполнозначным, уродлив он, и знания любые уродливы бывают в мире уродливом, вот так, а не иначе.

Строить надо, то есть три части соединить в одно целое, а как это сделать – это знали Атланты, они знали и использовали свои познания в своих опытах – да, да, опытах; им, Атлантам, очень хотелось проводить опыты, любые, какие ни есть, а дай опыт провести – и у них получалось; и вот когда почти всё получилось, что они хотели – вот тогда начали у них глупости в голову приходить. Деградировали они, нравственность потеряна была, потому что гордыня. И их подначивали сущности космические, эти сущности всё время подначивали их: мол, а вот это вам никогда не сделать, потому что это не сделать никому – а все знали, что во всём Космосе нет другой такой силы мыслительной энергии, как у жителей Земли, и именно поэтому старались гордыню разбудить в Атлантах – и разбудили, и началось самоуничтожение этой разумнейшей цивилизации; шумеры – это остатки талантливейшей цивилизации Атлантов. Атлантида – о, как высока твоя мысль, как крепка твоя стать! И сегодня о тебе вспоминают и хотят познать тебя, твоё деяние, твою суть, которой ты восхищала всю Вселенную.

Изобретения АтлантовАтланты, Атлантический океан – а вы знаете, что там покоятся остатки, часть остатков великой Атлантиды? Те люди – да, именно люди-Атланты – познакомились с самой Любовью (именно так), они с ней общались в Нави и в Яви. «А как, – вы скажете, – в Яви? Ведь она безтелесная», – а они, Атланты, сумели проявить Любовь (как живую энергию невидимую может проявить ваш сегодняшний фотоаппарат); феномен проявления Любви – это их секрет, но я его немного открою для вас: этот феномен называется «втирание в энергию твёрдой мыслительной стати» – это когда невидимое становится видимым; а Любовь им помогала в этом их эксперименте, и всё получилось. И Любовь предстала перед Атлантами в своей красе, она не была оголена или одета, она была и предстала, как – любимым живым существом, самым желанным и вожделенным, самым прекрасным и самым ярким, умопомрачительным счастьем. Такого восторга эти люди не испытывали никогда, такого великого, беспредельного, самого желаемого чуда, и более яркого впечатления и восхищения они не испытывали ни до этого, ни после этого, какие бы опыты, самые великолепные, самые удачные, они бы ни проводили удачно. Все они понимали одно: всё это имеет конечность перспективы, а значит, рано или поздно придёт к концу (имеется в виду всё то, что они испытывали как полезное, и то, что вообще испытать или создать могли, а могли они создать при помощи своей собственной мысли и при помощи знаний и сопоставлений практически всё). Так вот, Любовь открывала им безграничные возможности познания Вселенной и даже самой маленькой субстанции живой; песчинка – вот работать с чем хотелось им, и в ней, песчинке малой, узнать, увидеть и понять значение её, её великое предназначение для великой Вселенной. Когда узнали всё о всём большом, великом всём, то поняли, и даже очень ярко и отчётливо, что не понять великое, большое им до конца, когда они не смогут узреть суть маленькой, порой невидимой песчинки – в ней, в песчинке малой, весь заложен смысл, великое предназначение Вселенной всей, а не в другом; и не в большом, а в малом – то, к чему нет интереса; и вот тогда Любовь им помогла (но не сначала, а впоследствии). Узнать песчинку через микроскоп невозможно, её значение, её удел скрывается не там, где ваши учёные пытаются разобрать уж созданное кем-то – это глупость, такое может всякий, но нет в том проку, смысла никакого; её являющую мысль узреть пытались Атланты, и уж во многом преуспели, а дальше – ни на шаг; и атом, и ататом, и атлантомеды используют они, а та песчинка всё имеет свою бесконечность. Какие молекулы? Такими огромными исчисленьями нельзя прийти к началу – к самому тому, что есть источник для всего. Вот в чём весь кроется секрет всего самого великого, большого, которое видно издалека; она, секретность эта, не видна и не познаваема вот так сразу, с налёту, но познать её можно, и Атланты её познали, и в этом им помогла энергия Любовь, а так бы им пришлось долго повозиться, но к истине, к истоку они бы всё равно пришли, ибо дети Творца сами являются творцами. И они не разбирали созданное, а, наоборот, узнавали себя и свои возможности, потому что у них цель была – не сломать, а, наоборот, воссоздать или повторить успешность содеянного. Они разбирали: к чему причастен муравей – ведь это насекомое, оно имеет, вернее, он, муравей, имеет и свою, одному ему присущую, суть жизни и спектр влияния на то, на что (или к чему) привязана энергия такая, к какой системе энергетических взаимодействий привязан сам факт движения и жизни муравьёв.

Атланты, эти великие творцы, как много они умели и делали! Семимильные шаги – такое понятие сохранилось от них, миль (или милея) – это шаг, а вернее сказать, передвижение толчком; используя гравитацию планеты, они могли передвигаться огромными шагами, и никакая лошадь и даже автомобиль не сравнится с этим шагом по скорости и ещё по тому, что не нужны дороги. Одна милея – около 30-70 метров, в зависимости от человека (ребёнок, взрослый, женщина, мужчина) и спешит или не очень спешит человек. Семимильный шаг мог быть около пятисот метров. Атланты были обычного роста, как сегодня, лилипутов не было, средний рост – 180–190 см, были и более двух метров, но не более двух с половиной – таких не было. Другое дело, что они могли устранить код роста (он находится в головной части мозга), и тогда человек будет расти, его пропорции будут выглядеть нормальными: и руки, и ноги, и голова, и пальцы, и внутренние органы будут тоже расти; потом, сделав операцию, они останавливают рост – вот и всё. Таким образом, на Земле находят разных размеров останки человека – но это вот из опытов Атлантов (шумеров), а чтобы это были люди (созданы Богом) – этого нет, это не так.

Ковёр-самолёт – что это? Это не что иное, как ткань, созданная Атлантами, в изготовлении которой использовались знания этих людей о всей Вселенной: что такое гравитация, что такое падение, что значит подняться вверх, что значит лететь прямо над Землёй, как этого добиться. И тут им помогло их умение передвигаться семимильными шагами, но ковёр-самолёт мог подняться на высоту трёхсот метров и более и так лететь столько, сколько нужно человеку. Ткань эта поглощала энергию самого человека, находящегося в этой корзине; ткань была очень плотной и очень прочной – такой прочной ткани позавидовали бы сегодня ваши инженеры, которые проектируют самолёты, вертолёты, подводные лодки. Эта ткань обладала как прочностью, так и лёгкостью, и не была трудоёмкой в изготовлении. Но чтобы она не летала сама по себе – ей не хватало одного компонента, одной-единственной энергетической среды, то есть энергии, и это есть не что иное, а мысль человека – да, да, мысль самого человека, без неё не существует никакого полёта.

Вам нужно понять такую вещь: кто они, эти самые Атланты, каким разумом энергетических свойств они обладали – например, они могли двигать, вращать Землю или, наоборот, её остановить на время, при этом не нанося никакого вреда ни самой Земле, ни другим планетам; и какая, вы думаете, энергия, была главной в таких действиях Атлантов? Опять же, мысль этих людей. А, собственно говоря, если эти люди могли легко перемещаться по всей Вселенной и по галактике всей – тогда почему им нужен был такой примитивный вид передвижения, как вот этот самый ковёр-самолёт (кирзень – ёмкость)? А это не что иное, как то, что Атланты очень любили изобретать, и это – их изобретение. Улететь на другую планету на этой кирзени они не могли, а наслаждались полётами над нашей планетой Земля.

Чтобы изучить глубины морские, они создали человека-амфибию – вам известно такое словосочетание. Этот человек действительно мог погружаться на большие глубины морские и там изучать жизнь природы; человек такой мог погружаться на глубину десять тысяч метров и даже более, и его не могла раздавить толща воды не за счёт каких-то сплавов металлов, а за счёт, опять же, энергий. Как он дышал под водой – об этом разговор особый: как рыба через жабры, но жабры были сделаны так, что этот морской человек мог хорошо себя чувствовать и на суше долгое время (хоть сколько, и это ему не причиняло никакого вреда); в любое время он мог погрузиться в воду и там жить столько, сколько нужно. Вы скажете: как же он не замерзал (под водой)? А вот это тоже разговор особый, дело в том, что Атланты очень хорошо изучили биологические возможности человека и умели использовать эти возможности в своих целях. И постепенно они переступили черту дозволенного, постепенно они создали дисгармоничное. Но поверьте: их самолёты были гораздо надёжней сегодняшних, а размеры они могли сделать любые и перевозить хоть грузы, хоть людей на любые расстояния, и никогда никакой двигатель не откажет, потому что их не было, этих примитивных сооружений – их кирзени летали совершенно по другому принципу: не преодолевая, а используя. Здесь работает принцип самой планеты Земля: она летает по так называемой орбите; а что значит движение по орбите? А это значит, что когда нет под ногами плотного покрытия, то это не значит, что его, этого плотного покрытия, действительно нет, орбита – это как раз самое плотное покрытие, поплотнее самого твёрдого асфальта и бетона; вот так умели Атланты, зная принцип движения Земли, создать свой летательный аппарат, который мог летать, не используя тяговую силу (двигатель), а двигался по принципу орбитности своего летательного аппарата кирзень.

Продолжение миссииКогда я вылечил Могула Тиефа, он мне сказал, чтобы я шёл из их города, и чем быстрее, тем лучше, потому что он не расскажет про меня, что я могу быть опасным для их государственности, а вот другие – могут (те, кто меня тоже мог слышать, а такие, действительно, были, и их немало). Я послушал этого человека и в тот же час отправился в путь. Мой путь лежал к другому городу, стоящему по соседству с этим, но так как я уже много раз жил в городах и деревнях, то в этот раз я остановился среди пастухов; они пасли большое стадо (принадлежащее военным подразделениям ромейской армии), это были буйволы, буйволицы и местная разновидность коров, они не были молочными, они использовались только как мясо для солдат. Пастухов было несколько человек, около десятка; тут также паслись лошади, которые принадлежали тоже ромейской армии.

Пастухи были приветливы, и они меня хорошо приняли, как своего, так как я выглядел запылённым и обожжённым солнечными лучами; они угостили меня мясом, рыбой и кукурузными лепёшками; от мяса я отказался, а вот сушёную рыбу с удовольствием стал есть и лепёшки; мясо я не стал есть, потому что из-за этого я потеряю часть своих энергетических возможностей, самых главных возможностей, таких, как: встать на воду и не провалиться, или войти в состояние гравитационной невесомости и парить над землёй на высоте от одного метра до десяти-пятнадцати. Ничего подобного я ещё здесь не показывал, но при подходящем случае я рассчитывал показать (при каком именно: если меня попытаются задержать или убить солдаты по приказу своих военачальников). Да, да, я действительно решил использовать свои возможности для спасения своей жизни, для того, чтобы я смог находиться как можно дольше среди этих людей, чтобы как можно сильнее повлиять на этих людей, чтобы моя информация могла повлиять как можно глубже на их сердца и души, если она вообще могла повлиять хоть сколько-то; но проведение опыта – есть проведение опыта, и оно должно быть полным, и всё должно быть задействовано, а для этого должно быть время в достаточном количестве.

Но тучи сгущались над моей головой, и за мной вдогонку были посланы воины-шпионы – это такие люди, которые выслеживают и наблюдают за теми, кого им укажут их начальники. Я про них ничего не знал, а вот пастухи их легко узнали и сразу же сказали мне, когда те приблизились к нашему костру. Эти воины-шпионы сразу подошли ко мне и спросили моё имя – я им сказал; они предложили мне здесь не задерживаться, а двигаться подальше от этих мест, а чтобы я не сомневался в их словах, они обнажили мечи, и один из них ударил меня плашмя по спине, да так сильно, что у меня помутилось в голове. И вот здесь я применил свои энергетические возможности, потому что если дать слабину, то они могут просто изувечить человека – на то им даны такие права. Жестокость этого мира, этих людей не имеет границ, но этим людям по-другому жить нельзя: только неотвратимое наказание останавливает многих от своего внутреннего произвола, от преступлений.

Я встал, повернулся к ним лицом и очень спокойным голосом стал говорить: «Вы – хорошие люди и честно выполняете свои обязанности; я не принёс людям зло, я принёс людям своё желание доброй, справедливой жизни», – на что эти воины дружно засмеялись, они явно хотели продолжить моё избиение, на что я был не согласен и применил свою энергию: меч у нападавшего выпал, а сам он отлетел в сторону, второй был прижат к земле сильным энергетическим ударом, а третий (их было трое) смотрел на всё на это с ужасом и уже хотел бежать отсюда, но я ему, опять же, спокойно сказал: «Я не принёс им никакого вреда, сейчас вы уйдёте восвояси, а я уйду своей дорогой, и вы меня больше не увидите». Так и произошло, они встали и, не оборачиваясь, пошли прочь, быстро удаляясь.

Пастухи были напуганы не меньше этих воинов и смотрели на меня с нескрываемым интересом, «Что это было? – спросили они. – Что произошло с этими шпионами?» А я сказал, что бог в это время, видя всю несправедливость по отношению ко мне, защитил меня – и они мне поверили и стали просить, чтобы я научил их так молиться, чтобы бог им так же помогал, как мне; но я сказал, что этому научиться можно, но молитва в этом случае будет другая, и не молитва это вовсе, а добрые дела.

– Добрые дела, – заговорили пастухи, – а разве мы творим зло? Мы честно работаем и честно получаем за нашу работу, что в этом злого? И так все люди живут.

– А вот те люди, для кого вы пасёте скот, они живут добрыми делами или злыми?

– Они – солдаты и выполняют приказы своих командиров.

– Но а приказы эти, которые они выполняют – добрые или злые?

– Какие же они добрые? Они – захватчики, по любому поводу могут высечь розгами, или посадить в тюрьму, или наложить штраф несмотря на то, что у нас дети малые, и они просят есть в каждый день.

– Так разве эти солдаты – добрые люди? Разве они выполняют добрые приказы? На самом деле они – поработители и разбойники, они – убийцы кровавые. А разве вы не хотите жить в мире, где только доброта и любовь всем управляет, то есть никто никем не управляет, все люди живут меж собой, желая друг другу только благоденствия – вы бы хотели жить с такими порядками?

– Как это всем управляет любовь? А как же без священников, которые следят, чтобы все люди посещали храмы, чтобы носили в церковь продукты питания и деньги по описи, а солдаты следят за порядком, а их командиры следят, чтобы солдаты служили исправно, чтобы дисциплину не нарушали, а коратор следит за всеми ими при помощи своих помощников, потому что все воры и всё время хотят украсть из казны государственной; и даже мы, если хочешь знать, иногда можем продать какую-нибудь корову на мясо богатому путнику и скрываем это, потому что за это можно очень пострадать, и даже очень. Так что все берут, все стараются стащить то, что лежит без присмотра – и это правильно, потому что иначе не прожить. А ты говоришь, что какая-то любовь будет управлять жизнью людей, и людям станет от этого хорошо жить – ты ошибаешься, путник, ты очень глубоко ошибаешься, мы считаем, что только жёсткий закон может справиться в соблюдении порядка между людьми, а любовь – это такое чувство, когда человеку бывает очень хорошо от этого; вот, например, я очень любил в молодости свою жену, потому на ней и женился; а вот как любовь может управлять всеми нами? Это неправда, она управлять не может – за каждым нужен глаз да глаз, а ты говоришь: любовь, доброта – это всё, конечно, хорошо, но порядок только сильная власть может удержать. Вот на нас однажды, давненько уже, напали разбойники и угнали множество скота; мы пожаловались солдатам – так они догнали тех разбойников, они нашли их и уничтожили всех вместе с их семьями, а стадо пригнали обратно. Вот такие дела, глупый путник, ты хоть человек и необычный, но ты не от мира сего, ты не понимаешь элементарного: что только сила, только крепкая власть может управлять народами, иначе никакого порядка не будет, а будет одно сплошное воровство и разбой.

– Но почему разбой? Ведь вы же не хотите грабить и убивать – так и другие не хотят.

– Мы, может быть, и не хотим, пока всё хорошо у нас, а как случится беда да голод, разруха какая-нибудь, то лично я пойду на то, чтобы отобрать у другого кусок хлеба – да, я всё заберу у того, у кого будет, для своих детей малых, для своей семьи, – так сказал один пастух, а другие кивали головами, соглашаясь с ним. И я спросил:

– А неужели тебе не жалко малых деток, хоть они и соседские, а не твои, или даже не из вашего селения, просто незнакомые малые дети, чужие они, но неужели не жалко их вам?

– Нет, не жалко, мне лично свои дороги, я за них глотку буду рвать любому, и даже солдат не испугаюсь; а за чужих у меня душа не болит, пусть за них их родители отвечают, и это правильно. Помочь по-соседски всегда можно, но каждый заботится о своём, о своих детях прежде всего; вот в том году сын заболел, на лекаря нужны деньги, я стал просить у соседей в долг – и ведь никто не дал; хорошо, родственники помогли из соседнего селения, а так бы сын мог погибнуть, а ты говоришь, чужие дети. Да, мне жалко, всех жалко, но я никому помогать не буду, пусть хоть помирают – им меня не жалко и моих детей, а мне не жалко их нисколько, вот и всё; каждый за себя, только родственники могут помочь.

И тут я вспомнил Русь: единой семьёй живёт селение, никаких болезней и в помине нет, культура жизни им, русичам, позволяет жить в полном, самом высоком достатке, и никаких денег у них нет, делятся друг с другом всем, ещё притом и радуются, что помогли соседу; чистота во всём: и в мыслях, и телом чисты, а не смердят как отхожее место. Ведь здесь люди не моются совсем, культуры – ноль, от того и болезни кожные, и желудочные заболевания у них здесь часты. В травах знаний никаких нет, ведь почти все болезни можно вылечить в начальной стадии травами, которые здесь растут, но ведь нет такого здесь понятия, как изучение трав, познание космической сути в составе трав, в её лечебной силе – здесь люди безграмотны и тупы, а священники да правители этим пользуются в полной мере и правят народом здешним, используя их темноту, и полнейшую безграмотность, и невежество, дикое и глубокое невежество. Таким людям что ни говори – они во всё верят, и слушают своих хозяев, и подчиняются им, хотя часто, а вернее, недовольны своей жизнью всегда, именно благодаря своим правителям, и разным начальникам, и духовенству в том числе, ибо их непомерные аппетиты приводят местных жителей к обнищанию; к тому же вводят разные запреты то на одно, то на другое: оброки, налоги, мытари ходят по домам и заставляют выплачивать или отрабатывать людей.

И тогда я просчитал; я, ЙезейКрезтос – Велесодор, просчитал ещё раз всё то, что мы вместе с другими волхвами просчитывали, когда я находился ещё в Мире, в нашей обсерватории, в нашем научном центре. А именно: что жрецы, которые ведут борьбу с нами, а значит (и это прежде всего) с Русью, рано или поздно смогут навязать свои ценности, внедрив в народе русском понятие правителей и духовных наставников путём разложения и уничтожения культуры жизни нашего народа и навязывания оккультизма в виде религиозной глупости, заменив этим истинные, очень глубокие знания о жизни планет разных, о жизни планеты Земля, о травах, о деревьях, о Солнце и так далее; ведь что такое культура Руси? Это прежде всего глубокие знания о мире Вселенной, о Боге как о разуме творческом и деятельном.

И тогда всё это паскудство в виде зарабатывания денег, «этот – хозяин, а этот – холоп» – всё это ничтожно, мелко, и это не от людей по образу и подобию Божьему, а совсем наоборот: от мутированных, не знающих Бога. И я здесь, среди этих людей, внедряю энергию любовь как самую главную инстанцию, которая управляет всей жизнью во всех аспектах людского бытия земной жизни (именно жизни на Земле); вот вам и Атланты, которые проявили любовь, сделали её видимой на Земле; они могли её трогать – но её им не хотелось трогать, а хотелось созерцать, наслаждаться её негой. Они понимали и желали служить этой энергии – и так было изначально, и так продолжалось долгое время, и ничего бы не менялось никогда, но были (и есть теперь) силы Космические в виде сущностей, подобные Богу, но только слабее его и разумом, и интеллектом, и энергиями разными – и вот они склоняли человека на всякие подлости через гордыню: «А вот это тебе не сделать, человек, никогда, потому что ты слишком слаб для этого, тебе никогда не стать творцом чего-то нового, необычного, чего-то такого, чего ещё нет на Земле, да и во Вселенной тоже». Умело это делали, тонко, человек не каждый распознать мог, что его толкают на злое деяние – и вот пошло отклонение от общей гармонии; ведь не все же Атланты стали разрушать свой мир, большинство понимали всю разрушительность подобных деяний, но их не слушала та незначительная часть, очень маленькая часть Атлантов – вот они и есть шумеры (томеры, а истинно являются тумерами) – люди, потерявшие меру, в них желание творческого начала победило разум, гармонию, любовь; они в действительности потеряли любовь в своём неистовстве творить и доказать любой ценой, что всё-таки они способны сотворить любое чудо, самое неожиданное.

И вот пришёл конец твореньям их; творенья их (шумеров) не вписывались в Земного бытия гармонию начал, не знали их изобретения живые, в чём их удел живого бытия, они собой не радовали этот мир, и от того печальны были, энергия Любовь не трогала в них холодные сердца, и от того – тупая пустота в их осквернённых душах (неистинных, непервоначальных, неполноценных, недостающих многих энергий, присущих Божественному миру). И потому кентавр (контелет – значит конь с интеллектом человека) смотрел на мир пустыми глазами, его не трогал этот мир, и он хотел лишь есть, лишь пища его радовала и более ничего – о, как печальна эта участь! – и так во всём; и эта вот печаль всё уничтожила, и нет цивилизации такой, как Атлантида.

Ходил я среди этих людей на острове Май, и понимал, и видел всё явственней и всё глубже, что не любовь их жизнью управляет, и не она приносит им каждодневную радость, а что бы вы думали? А то, что и сегодня всем приносит истинную радость – и это не что иное, а именно пища (то есть еда, другими словами) – отсюда так много кафе, ресторанов и всяких заведений, где еда и вино, и именно туда всех тянет. Желудок у людей на первом месте, а не любовь, которая живёт в сердце (отсюда и заболевания бывают сердечные, и будет всё больше). А театры ваши и кино – в них всё о пище, о еде, о деньгах – а где же любовь? Её нет. Быть может, в этой дикой и кровавой, по сути садистской пьесе про Гамлета, где кровь людская как волна морская, её не жаль нисколько (человеческую жизнь) – и эту дикость, безнравственность, садизм возводят в ранг приличия высокого души, бездушие в душевность перевели – пора бы уж разоблачить всю эту грязь, она присуща демоническому миру; вот так подменена любовь на гнев, на ненависть, где человеческая жизнь не стоит ничего: убить, скорей убить и этим насладиться – невероятная гордыня и неприсущая для человека агрессия. Пока вы думаете, что Шекспир есть идеал Божественному миру – вы уподобляетесь тем самым шумерам, и кроме разрушения всего не делаете более ничего, и тянет всех или почти всех зайти в кабак и там напиться яда (алкоголь), забыться и упасть в бредовом сне; а утро принесёт лишь боль, страдание, и мир весь вами проклят будет, и это изо дня в день. Не думайте, что я приукрасил – жизнь ваша безрадостна, она печальна, и это факт; а кто сумеет от желудка перенести свою жизнь на сердце – тот обретёт, и это несомненно, совсем другую, оборотную сторону жизни, и эта жизнь – есть жизнь, которую создал Бог. Не все поймут мои слова, но кто-то.

Уроки с детьмиИ вот я шёл, всё дальше удаляясь от пастухов и от солдат-шпионов, и мне становилось как-то легче на сердце и на душе, свободней чувствовал себя, ведь мне пришлось проделать такой опыт с солдатами (энергетический удар). Я уже всё явственнее представлял, что мой эксперимент приближается к концу. Я изучил психологию этих людей и их психическое начало – оно ужасно; и я тогда решил какое-то число собрать учеников и им подать знаний самых простейших о звёздах, о травах, о деревьях, быть может, о воде хоть что-то преподать, о теле человека и о его душе как о Вечности, и что такое Бог (а точнее сказать, кто есть Бог), и что с ним – именно с ним – связано; и что есть религия, и что такое хлеб насущный, и что такое хлеб несущный, и почему болезни, и как лечить, а лучше – как жить без болезней, не голодая и радуясь жизни каждодневно.

В одном селении большом по местным меркам я предложение такое сделал одному зажиточному жителю, и у него было много детей разных возрастов (старшие уже женились, а младшие ещё были совсем малы). Я предложил этому человеку, чтобы выучить его детей и соседских, которые захотят, лекарскому делу, чтобы могли лечить больных; и так как обо мне как о хорошем лекаре весть распространялась быстрее, чем я шёл, человек этот дал своё согласие, он даже обрадовался: денег я с него не брал, но лишь немного пищи он будет мне давать. Соседские дети с удовольствием согласились на то, чтобы я их обучал, а своих детей этот мужчина всех заставил учиться лекарскому делу. Надо сказать прямо, что моя цель главная была – дать детям достаточно глубокое понимание сути земной жизни людей: и для чего живут, и зачем всё это (земная жизнь), и почему человек смертен, и почему рождение детей, и в этом Вечность, планета Земля – чем она состоит и почему живая.

Вот собрались все дети, и уже вполне взрослые были среди тех, кто захотел познать всё то, чему учить их будет незнакомец. Доверие ко мне большое было среди учеников моих; все сели на земле под деревьями, в тени, и начал я; сорвав травинку, всем показал, как выглядит она. «Сегодня, – сказал я, – мы научимся отличать девять трав различных, и вы усвоите, от каких хворей они помогают выздороветь организму человека». Я замечал: вот этому ученику интересно наше занятие, а вот этому неинтересно – естественный отбор, он всегда нужен, коль нет желанья – то и призванья нет, «но ничего, – подумал я, – через неделю лишние отсеются сами собой». Но через неделю никто не отсеялся, а, наоборот, прибавилось, просто дети маленькие не могли долго, усердно изучать всё то, что я преподавал, они начинали играть и убегали, потом прибегали снова. Запоминать названья трав и их предназначенье мои ученики могли, но глубже вникнуть, чтобы с живой душой травинок побеседовать могли – вот здесь, заметил я, они никак меня не понимали; но мало знать траву, ей надо объяснить условия болезни или, наоборот, кто ты и зачем спрашиваешь; к какой звезде она (травинка) принадлежит – такое общение с живой травой давало эффект лечения небывалый, и одна и та же трава могла творить совершенно разные возможности; именно такой лекарь является властелином добрым и участным любых трав, растений разных, ведь всё живое и с живым общаться может.

Потом, когда мои ученики устали от однообразных занятий, мы перешли к звёздам, и стали собираться вечерними сумерками, и садились на землю в открытом поле.

– Вот светятся огни в елейной высоте, – говорил я, – смотрите, как их много, но почему они горят такими яркими и разными огнями – что это, что за чудеса? Быть может, это костры невидимых людей, а может, это слёзы матерей, что плачут по своим погибшим или умершим детям? Кто скажет мне, что же это такое?

И вот один мальчишка средних лет так заявил:

– Не звёзды это, а цветы живые, их высадили там очень большие люди, а некоторые цветы ещё очень маленькие и светятся чуть-чуть, а вот эти – яркие, и они большие; эти цветы никогда не погибают, они живут вечно; там всегда тепло, и их кто-то всё время поливает водой, а когда их поливают, то и у нас здесь тоже падает вода с елейного пространства, и наши цветы и деревья питаются этой водой – мне это рассказала бабушка, когда я был ещё совсем маленьким, и я это запомнил и теперь люблю смотреть на эти цветы.

– Да, – сказал я, – быть может, твоя бабушка права, но эти цветы посадили очень давно, и они теперь превратились в различные планеты, и даже эти планеты общаются между собой не как мы, а по-другому, по-своему, они теплом своих энергий живых общаются между собой и создали такие семьи, что сила этих космических семей огромной властью обладает, и кто не знает, как действует энергия такая на Земле, по незнанию вдруг вступит в противостояние с ней – тот заболеет или в конфликте обоюдоостром с людьми другими погибнуть может, если болезнь или конфликт не ослабят противостояние этого человека с каким-либо созвездием. Мы будем называть такие семьи из планет созведьями, а сами планеты – звёздами, пространство елейной бесконечности мы назовём Онум. Так называют того, кто сотворил не одну планету – и нашу планету он тоже сотворил, создал, и тех, кто на Земле живёт, он тоже создал, нас, людей, и всё живое и растущее – всё он, Онум. Ученики мои смотрели на меня, я чувствовал их взгляды в ночи, они не понимали, но они верили моим словам. И вот они спросили, я ждал этого вопроса:

– Значит Онум – это Бог?

Бог – большое вращение, то есть Коловрат. Такое имя (Онум) Космическому разуму творящему дали волхвы. И также почему его зовут Аллах: Ал – начало всему, ла – конец начала, то есть начало и конец всего. Есть индийская мантра, то есть молитва: «Ом мани падмехум» – что обозначает «Я всё и всех люблю», Ом – это как раз Оум, то есть Онум, в данном случае Онум обозначает Любовь; а что есть Бог? Бог – это Любовь. Всё сводится к одному: к любви, значит к Богу – так почему же люди не знают Бога, настоящего, который как раз и есть Любовь ко всему: к каждому человеку в отдельности, к каждому листочку, травинке, веточке и ко всей необъятной Вселенной как к единой и целостной – такой необъятной, но всё-таки такой родной, живой и непосредственной энергии. Так почему люди не считают Бога Любовью, а Любовь не считают главным знаменателем своей жизни? Вот загадка, но на самом деле никакой загадки нет: если с детства научить одно поколение какой-то теории жизни, то эта теория впоследствии станет практической жизнью, жизнью каждодневной, а их дети уже будут обучаться у своих родителей – вот и всё; и так от поколения к поколению прививаются новые знания и новые цели. А целей-то как раз у этих народов никаких и нет – простое зарабатывание на хлеб, на одежду, на жильё. Вот это и есть – жить во имя желудка; и так всё жёстко устроено, что о сердце никто и не помышляет – нет его, сердца, а значит и нет любви в жизни людей, некогда о любви заботиться – надо о хлебе, и это действительно так, не позаботишься о хлебе – будешь голодать; и каждый заботится, чтобы побольше у него было материального блага в виде, конечно же, денег, ибо за деньги можно всё приобрести – всё, что связано с телом, а значит, с желудком; и только Любовь, а значит Бога, нельзя приобрести за деньги – вот и живут люди, обнимают демона, а думают, что Бога, в песнях своих воспевают демона, а думают, что Бога-Любовь. И как же среди этого безумства, среди этого леденящего холода человеческих душ жить такой нежной и возвышенной энергии с прекрасным названием Любовь – она здесь просто не выживет, она погибнет; и живёт теперь Любовь только в Божественной природе, в лесах и рощах, лугах и полях.

Но мы отклонились; и вот я продолжаю своё обучение учеников, и вот уже увязали звёзды и травы между собой, но трудно воспринимают мои ученики связь между травой и звёздами, вернее сказать, они это вообще не воспринимают, для них мир разделён на отдельные, не связанные между собой, совершенно отдельные, твёрдые, видимые части всего того, где они живут. Но для меня они кивают головами и соглашаются, и только в разговоре более психологически тонком я узнаю, что они по-своему, совершенно по-другому, чем я, воспринимают жизнь. И лечить больных (в будущем, когда они научатся) они будут не для того, чтобы человек стал здоровым, а для своего личного блага, то есть для зарабатывания денег. И я знаю: из сегодня живущих людей, тех, кто прочитает эти строки – они удивятся такой постановке вопроса: как это лечить за просто так? Но ведь и этот их вопрос неправильный: лечить – вот где сердце; лечить, чтобы человек больной выздоровел – вот где любовь, и это является мерилом лекаря; а как оплатят труд – разве это главное? Лекарь настоящий, в коем Любовь живёт (а значит он живёт не для желудка), будет учить уж с малых лет, как быть здоровым и не иметь болезней, а для этого мало иметь чистое тело, но надо, и это в большей степени, надо иметь чистые мысли – но ведь это культура жизни целого народа, у которого и цель самой жизни есть, а не жизнь ради жизни; это животное ради жизни проживает, а человек – ради Любви, ради наполненной счастьем, а значит Космической сутью Божественной мудрости жизни. Ведь для того живут деревья и цветы: чтобы Любовь смогли увидеть все жители Земли.

Хотите вы увидеть Бога,

Вживую чтоб потрогать –

А Бог в живых цветах ликует,

А Бог – в зелёных травах и в росе.

Вот пролетает он пчелой,

И даже августовским звездопадом,

Он не кричит весне: «Постой!» –

Он радуется красочным закатам.

Он в запахах лугов живёт,

И миром он совсем не управляет.

Любовь, Любовь – она всем принесёт

Тепло и нежность солнечных раскатов.

Зачем, зачем томитесь, люди, на Земле,

Неужто пенье птиц вам не услада?

Добро для всех живёт в самой весне,

И знайте: осень тоже как награда.

Лист упадёт, когда настанет срок,

Осенний срок с деревьев листопада,

Но вырастет Божественный росток,

И засияет утренний восток,

И человек воскликнет: «Бог,

Я преклонюсь перед тобой, моя Любовь!»

Мои ученики уже помогают мне при лечении больных, они делают настои (под моим руководством) из трав, накладывают на раны и на больные места лекарственные повязки.

Уже прошло лето, наступила поздняя осень, но погода стояла тёплая, безветренная, я всё чаще говорил со своими учениками о бренности жизни, о её радостях и печалях, что такое горе, и почему оно происходит, и можно ли жить без горя и беды, без болезней и страданий, и мы пришли к выводу, что можно – именно все вместе, и это очень важно, чтобы каждый понял всё от начала и до конца, и чтобы не было сомнений ни в ком. И тогда я спросил: «Что же мешает жить в счастье и в радости?» – и они все без запинки ответили: «Мы сами и мешаем хорошо жить, потому что нет знаний, как жить без болезней; и что Бог – это не подати и не налоги, которые мы отдаём якобы богу, а на самом деле отдаём мошенникам-монахам, ходим на их поля и выращиваем для них хлеб, пасём их скотину и ухаживаем за ней, делаем для них пищу и одежду, а они только говорят, чтобы работали и молились, и что «бог вами недоволен», да ещё коратору нужно отдавать деньгами – вот и крутишься, чтобы всем успеть заплатить, а то будут неприятности, и очень большие». Задумались молодые люди и сказали: «Нас захватили, мы в невидимом плену, по сути, в рабстве, а думаем, что свободные люди».

ТелепортацияПрошла зима, наступила весна, ещё ранняя, цветочки на лужайках кое-где уже начали раскрываться; мои ученики уже могли излечивать от десятков болезней, самых распространённых в этих краях. Но вот однажды в наше селение пришли солдаты под предводительством кесария.

Кесарь – это имя, а вот кесарий – это человек, который следит за порядком в головах людей, можно сказать, идеолог, а вернее сказать – человек, который поддерживает политические, идеологические взгляды внутри населения; если он получает сигналы про недовольство властью, то он посылает туда своих людей или едет сам.

Итак, конный взвод солдат подъехал к нашему сарайчику; кесарий громко крикнул, чтобы все вышли из сарая на улицу и построились в одну шеренгу, и предупредил, чтобы его слушались, а то он прикажет солдатам высечь всех розгами и ещё посадит в тюрьму на хлеб и на воду.

– Ты – ЙезейКрезтос? – спросил он, глядя на меня.

– Да, – ответил я. Он подошёл ко мне совсем близко и стал пристально смотреть мне в лицо; он слегка картавил, произнося слова, он сказал так:

– Так это ты занимаешься противоправными действиями? Это ты подбиваешь народ к бунту? Ты кто такой, кем подослан? Говори, а то будет тебе плохо, я прикажу своим людям – они тебе язык развяжут.

Я ответил, что никого не подбивал к бунту, просто мы разговаривали на разные философские темы. Слово «философские» он явно не знал.

– Так-так, подрывные, значит, разговоры ведёшь? Люди живут спокойно, а ты раздор вносишь? На материке война с фракийцами, а ты раздор вносишь в тылу? Так, понятно: ты их агент, хочешь здесь восстание поднять – но у вас не получится, ты понял? Не получится; здесь я за всем слежу и таких, как ты, я выявляю сразу. Но ты, скотина бесовская, я тебя в порошок сотру, – и нанёс мне довольно сильный удар правой рукой в лицо; я не стал уклоняться, чтобы не злить этого человека ещё сильнее. – Связать его, чтобы не убежал, – показывая на меня, приказал он солдатам, – а этих голодранцев высечь розгами и оштрафовать их родителей, чтобы неповадно было всякие разговоры вести, видите ли, им вдруг жить стало плохо – я вам устрою жизнь весёлую и даже радостную.

Меня связали и утащили к лошадям солдат, на которых они приехали, а сарай обложили соломой и подожгли, моих учеников, избитых, разогнали по домам с жёстким предупреждением, чтобы вели себя, как подобает добропорядочным жителям, «если ещё будете замечены в подобных деяниях – повесят как разбойников». «А со мной будет разговор отдельный, – понял я, – и кто же это на нас донёс?». Казалось бы, невинные разговоры, а как резво отреагировали захватчики – им нужно удержать власть, и они пойдут на любую жестокость, и они уже пошли.

Меня повели в ближайший городок, там была небольшая скарезная (тюрьма); она сделана из камня, довольно крепкие стены и потолок, дубовая дверь имеет огромный засов, и охрана тоже есть. Держали меня в этом помещении довольно долго, есть давали один раз в день, и воду тоже. Недели через две повели на допрос, спрашивали: кто я есть, откуда, кто родители; я отвечал, как мог, старался правдоподобно объяснять, кто я и почему здесь живу, ссылался, что я лекарь и знаю секрет трав, и хотел обучить детей и взрослых этим знаниям, чтобы они могли сами себя лечить, и ничего плохого я не хотел. Но мне не верили и стали избивать, потом бросили в каземат и сказали, что участь моя тяжела. Я понял, что меня, скорее всего, не отпустят, а казнят: просто отрубят голову или повесят как разбойника.

Однажды охранник, который принёс пищу, сказал, что мои страдания скоро закончатся – я всё понял; но мой эксперимент ещё не закончен, и я решил покинуть скарезню (тюрьму). Представил дорогу, ведущую прочь от этого городка, и стал раскручивать свою мысль, я её напрягал всё сильнее; это не левитация, это телепортация – так у вас называют, и это, вообще-то, правильно. Мои атомы (моего тела) стали увеличиваться и разделяться, я их видел в объёме, моё сущее перешло в разум, моё тело как бы рассыпалось и исчезло – в следующее мгновение я уже стоял на дороге, на которой задумал заранее. Вот будет переполоху в этой тюрьме, охранники пострадают точно за то, что не уследили, и был совершён побег. Я знал, что за мной по всем дорогам будет пущена погоня, и я ушёл в глубокий лес и решил переждать время, пока все страсти улягутся.

Мир Бога и мир демонаНаверное, месяц (не менее) я прожил в лесу, еды нужно совсем немного, и её было в достатке, лесные пчёлы мне давали мёд в сотах. Лето только начиналось, было тепло; я двинулся на другую часть острова, где ещё не был. Там жил другой народ, у них был свой язык и свои обычаи, но эти обычаи были очень похожи на обычаи других народов. Всё те же торговые базары, и солдаты везде следят за порядком, потому что сами люди порядок соблюдать не могут, а только посредством страха соблюдается порядок, и даже если не будет солдат, то сами люди будут защищать себя (кровная месть, вендетта), потому что бандитизм здесь естественен.

Здесь также было много больных, но я не стал их лечить, а зашёл прямо к духовенству, они сидели в чёрной одежде с белыми широкими полосами поперёк тела, и задал им прямой вопрос:

– Вы знаете, кто я?

Их было три человека, и они находились в здании, и это место было в середине города, и этот город назывался Вилпес, он был грязный и вонючий. Эти три человека смотрели на меня обескураженно и думали, что я сумасшедший человек, а я продолжал настаивать:

– Так кто же я?

И тогда они заговорили:

– Это ты должен нам сказать, кто ты, а мы послушаем.

Но я настаивал на своём:

– Скажите вы мне, на кого я похож? Может быть, на человека, или на коня, или на волка, или на дерево?

Они ответили:

– Скорее, ты похож на человека.

– А кто этот самый человек, с кем его можно сравнить? Может быть, с конём, с волком или с деревом?

– Каждый человек кого-то напоминает, но всё-таки он, прежде всего, человек.

– А чем отличается человек от животных, кроме внешности?

Заинтригованные священники с интересом продолжали разговор:

– Кроме внешности – умом, прежде всего.

– А ещё чем? Неужели только умом – может быть, ещё чем-то? Может быть, добротой своего сердца – ведь человек способен видеть красивое, например, восход Солнца или закат, красоту моря или цветущих полей, пение птиц – ведь это наслаждение для души; как же можно жить, не наслаждаясь пением птиц? А солнечное тепло и его свет, день сменяет ночь, а ночью – удивительной красоты звёзды, и эти звёзды разумны, и они живые. И хочется петь и сочинять стихи – а что это такое, когда хочется петь? А я вам скажу: это любовь заставляет сердце биться ещё сильнее; и вот юноша встретил прекрасную деву и посвятил ей свою песню. Ещё вчера он смотрел на эту девушку, и она не вызывала в нём никаких эмоций и чувств, а сегодня он посвящает ей свои песни; да и песни-то он не писал никогда, а сейчас пишет, и пишет только для неё – что с ним случилось, почему вся его жизнь перевернулась в один момент? И это его радует, и все его мысли направлены к этой девушке, и нет никаких других желаний, как только быть рядом с ней – быть рядом с ней и днём, и ночью, всегда, всю жизнь; что же это за энергия такая – любовь, почему она такая сильная? Может быть, это Бог и есть, как вы думаете? Раз эта энергия управляет человеком, значит она сильнее самого умного человека, а раз она сильнее самого умного человека, значит она и умнее, её мудрость так велика, что человек не может сопротивляться и подчиняется ей, потому что он слабее её и своим умом, и своим телом.

Вы – люди, и я – человек, вы хотите жить счастливо, и я хочу жить счастливо – почему мы не помогаем друг другу стать счастливыми и здоровыми, а людям всё время хочется возвыситься одному над другим? Почему возвыситься хочет, то есть унизить другого и посмеяться над ним? Почему в людях так мало живёт чувства благородного участия в доброй судьбе своих соседей? Ведь можно жить и обустраивать свою жизнь так, чтобы всем людям было хорошо в равной степени – как прекрасно жить равным среди равных, где нет болезней и нищеты, где все сыты и улыбаются от всей души, где правит Любовь, живущая в сердцах людей! Вот юноша, который полюбил девушку – разве он способен на злой, бесчеловечный поступок? Нет, ему хочется обнять весь мир и целовать его, потому что его любовь к этой деве так велика, что она может объять весь мир. Вот вы – служители бога, так ответьте мне: что же такое Бог? Любит он людей или ненавидит их и желает для них мучений и страданий? Где Бог, в чём он проявляется?

– Бог, – заговорили духовные наставники, – ко всем людям относится одинаково, но сам человек по-разному относится к богу: если мы служим богу верой и правдой, то и он даёт нам всё для жизни, а люди для себя стараются (а не для бога) – и получают то, что заслуживают; и чем больше они страдают в жизни, тем для них же и лучше. Вот ты, например, тоже бога не любишь, дерзок очень и нагл, надо бы тебя выпороть розгами прилюдно, чтобы ты понял, где бог, а где ты, и как нужно разговаривать с духовными отцами.

Интересно было то, что на острове везде и все жители опирались на понятие «бог», но не было какого-то жёсткого ритуального богопочитания, главное служение богу было то, что люди носили духовным лидерам свои продукты и деньги и отрабатывали повинность на полях священников. И людей вполне это устраивало; люди жили, решали свои текущие проблемы и думали, что они вполне свободны и независимы; «вот ещё немного поднажать – и будет легче жить, будет больше денег», «вот сейчас дострою дом, ещё немного – и будет легче», или «вот вырастет сын – будет помогать, и если будет хороший улов в этом году…» – но ничего не происходило, и если хороший улов, то цена на рыбу резко падала, и так далее, и так по порядку.

Мой эксперимент мог в любое время закончиться, и именно поэтому я, придя в город, сразу заговорил со священниками открыто и откровенно; что же такое Бог – я хотел им показать, что Бог – это Любовь, потому что Божественный мир зиждется не на чём ином, как только на Любви, и то, что их мир межчеловеческих взаимоотношений не является Божественным. Тогда какому богу вы служите? У вашего бога имя – легион, а легион – это военное подразделение, а каждый воин в отдельности зовётся легионер, то есть нанятый на работу (наёмник), и этих легионеров может быть очень много – то есть бесов может быть очень много, каждый бес выполняет своё задание, а кто же у них начальник? А начальник у них – дьявол (не сам демон, а именно дьявол – взбешённое вращение или движение, другими словами, энергия, которая разрушает гармонию, то есть Божественный мир).

Сущности, населяющие невидимый мирЧто подразумевается под бесами, какие разновидности этих сущностей (энергий) могут быть? Например, алкоголь, наркотики, табак, похоть, жадность, желание обманывать, жестокость, садизм; деньги – это самый главный разрушитель Божественного мира, но это не значит, что надо быть бедным, денег можно иметь любое количество; но есть такая энергия или сущность, как жадность – и вот уже человек не является свободным, он – раб своих денег (этот человек даже не понимает, что он раб – вот в этом и заключена главная структура порабощения человека бесами). Сумасшествие, человек сошёл с ума – так говорят про людей, которые перестали быть адекватными, начинают заговариваться, безумный взгляд, и вообще ведут себя не как обычные здоровые люди; а что же произошло с этим человеком, что же такое сумасшествие? А это как раз начал проявлять себя вошедший в человека бес (энергия). У одного сумасшедшего могут быть одни симптомы, у другого – другие, такое отличие между энергиями (бесами). И лечат таких людей в психбольницах, и вылечить не могут до конца и по-настоящему. А нужно (и это возможно) изгнать этого беса из человека; знахарь – так назывались люди, которые могли, и довольно легко, изгнать из человека этого беса. Бесы эти могут быть с других планет, и это правда, и вся задача состоит в том, чтобы уничтожить эту энергию, этого беса. Настоящие знахари никогда не отпустят беса, потому что он (бес) найдёт другого человека и вселится в него, и знахари эти энергии (этих бесов) уничтожают: могут в огне сжигать, а могут силой своей мысли их растворить в ничто, а некоторые создают канал, и по этому каналу отправляют этих сущностей на их планеты, там всегда рады своим. Когда уберут сущность из человека, то этот больной, даже самый буйнопомешанный, становится совершенно нормальным, здоровым человеком.

Да, конечно, сегодняшнему человеку неизвестен мир Нави, как он взаимодействует с Явью, как его, его живых существ (сущностей) можно использовать в своих целях (конечно же, добрых целях); как его используют силы зла (бесы) – мы уже знаем, но ведь там, в мире Нави – не только злые сущности, но есть и существуют добрые, которые не вредят людям, а помогают: например, ангелы, архангелы, серафимы, херувимы, асолофы и армагедофы. Есть такое понятие, и так у вас говорят: «это просто какой-то Армагеддон» – это слово внедрили как разрушение, с Армагеддоном сравнивают что-то страшное, непотребное и разрушительное; но это Армагеддон, а армагедофы – это живые сущности, которые особенно помогают людям, и не кому попало, а только тем, у кого энергия не разрушает мир Бога: вот если человек захочет улучшить свою собственную жизнь в ущерб другим людям – такому человеку они не помогают, потому что мир Бога в данном случае будет разрушаться, а если человек что-то делает для Земли, что поможет жить миру Бога – таким людям армагедофы помогают. Жизнь человека может измениться, потому что они обладают сильной энергией; именно армагедофы могут сами расправляться с бесами – злые сущности всегда слабее добрых, светлых. Но поверьте мне: среди сегодня живущих людей в системе едва ли найдётся хоть один или два и более, кто способен использовать армагедофов. Человек, который способен использовать их энергию, покинет город и в него не вернётся жить, ибо живая природа подарит ему всё; как рыба не будет жить вне воды, так и армагедоф не будет жить в условиях города – такой человек в городе будет испытывать невыносимую душевную боль, поэтому только в живой природе он будет жить.

Тем не менее, добрые сущности всегда находятся подле вас, и они способны и хотят вам помогать, но вы призываете к себе только злых сущностей (бесов); как это происходит? А очень просто: через вашу агрессию, зависть, ненависть, жадность, желание обманывать. Бесы приходят к людям через низкие, порочные, демонические поступки и желания людей – вот и кажется людям, что только бесы их окружают, а на самом деле их окружают разные сущности. А вот желание помогать слабым, нуждающимся, забота о природе, о Земле и в мыслях вместо зависти и жадности – наоборот, радость за чужой успех, и вместо желания обмануть другого – ты ему помогаешь и в мыслях, и в делах конкретных не за деньги, а из личной доброты – вот с такими людьми входят в контакт добрые сущности, и они этим людям начинают помогать, но порой не знают как, и поэтому людям самим нужно озвучивать, что именно они хотят сделать, или когда им что-то нужно – проговорите вслух; но когда вы их о чём-то просите, то вы сами в этом должны быть убеждены, а если есть сомнение, то они не смогут вам помочь. Поэтому не бойтесь бесов, а бойтесь своих мыслей, и если по правде сказать – нужно формировать свои мысли и свою жизнь, а не идти на поводу у агрессивного демонического мира.

После такого открытого и опасного разговора со священниками (опасного для священников, потому что я по сути дела разоблачил или изобличил их хитрую жизнь – я им в лицо сказал, что они лжецы и не имеют никакого отношения к Богу и к Божественному миру) священники предпримут все действия, чтобы меня уничтожить, да и по всему острову будут разосланы конные разъезды, чтобы найти беглеца, и, конечно же, найдут, если, конечно, я сам этого захочу. У меня оставался последний представитель власть имущих, и это был коратор – самое главное начальствующее лицо на острове, именно он решает судьбы всех людей и, конечно же, и мою судьбу будет решать именно он. Интересно, сумею ли я убедить этого человека, что я не хочу разрушить их миропорядок, а хочу сделать жизнь всех – более спокойную и более радостную (именно всех, а не только бедноты); и самому коратору (по моим планам) будет жить намного спокойнее, потому что люди сами будут стремиться к доброй жизни, только нужно изменить некоторые законы, и тогда всем будет легче жить. Ну и, конечно же, картину цельности жизни, то есть смысл жизни, её цель.

Про псовУведите с горизонта Солнца лик,

Небо синее покройте краской серой,

А зелёную траву в один миг

На всей большой Земле подожгите –

Вы живёте на Земле сотни лет,

Красоты Божественной вы не чтите,

Не подобен Богу сей человек,

И не образ это Бога, вы учтите.

Отчего в умах людей лишь корысть,

Или зависть, а ещё есть охота?

Пища Бога – это пение птиц,

Но вам любезней, если сыта утроба.

Я – не Бог, я лишь человек,

И ругать мне вас неохота,

Но кончается пещерный ваш век,

Открывается в мир счастья дорога.

Вы стремиться продолжайте к деньгам –

Только в них ваш успех и свобода.

Кто идёт по моим по стопам –

Тот сумеет сломать зла ворота,

И откроется для них Божий Свет,

Засияет Солнца лик в небосводе,

Ведь ты – не бес, а ты – человек,

И живи в Богом данной природе.

У вас есть пронзительный миг,

В нём – конец, и в нём же начало.

Если б знали вы свой внутренний вид –

Но вы не знаете, и нет в вас печали.

Ждёте вы, что вас отблагодарят,

Что с живой Земли срываете кожу,

И в глазах у вас – чёрный закат,

И становится вам только хуже.

Вот такими словами скажу,

Вот такими я вас нахожу,

Зло первично для вас, и в глазах

Это видно в яви, а не в снах.

Только знаю ещё об одном:

Что никто не разрушит наш Дом,

Что никто не сломает уклад,

И сердца зазвучат с Богом в лад.

Я ходил по Земле неспроста,

Я хотел, чтобы радость пришла

В дом любой, и в любую семью –

Не шутя я о том говорю.

И терпел я, поверьте, не зря.

Вам мой слог от Иисуса Христа

Не сумела понять и сестра,

Будто жизнь мне совсем не мила.

Пусть грозятся чужие отцы,

В чёрных рясах нам ложь принесли,

Не боюсь даже демона я,

Но прошу вас: снимите с креста!

Вбиты гвозди в суставы мои,

Надо мной уж топор занесли.

Но не слышат мой голос в толпе:

Крест убийства – на ихнем челе.

Не от Бога знаменье твоё,

Когда крестишь ты тело своё –

В этом хитрость заключена,

В том знамении смерть вам дана.

Там, в далёких пространствах средь звёзд,

Есть созвездье с названием «пёс»,

То созвездье – оно не одно,

Уж готовят для нас они зло:

Не ракетой стремятся убить,

А стремятся погибель внушить

Через слово, несущее зло –

Это слово искажает добро.

Они яму могильную нам

Уж готовят – ты рой её сам.

Говорят, что могила – то рай,

Жизнь земную другому отдай.

Только знайте: другой этот – именно пёс,

Он свободу людскую украдкой унёс

И послал всех людей в рабство жреца,

А свобода таится в душе подлеца.

А подлец этот просто живёт,

Он к деньгам уж давно всех ведёт,

И невидимый мир, потайной,

Разъедает тела, словно гной.

И с планеты, поверьте, иной

Управляет людьми гений злой.

Этот гений томится, когда

От него вырывается Божья душа –

Проклинает планету тогда,

Что всегда называлась Земля.

Как не любит созвездие псов,

Когда дети ликуют на руках у отцов!

Уж, наверное, сотни веков

Мракобесию учат пришельцы со псов,

А планета Земля всё крепка,

У людей не засохла душа.

А и многие, взявши лопаты в чресла,

Закопали могильные ямы без дна,

Потому что могилы такие – для душ,

Не для злых,

А для Божьих и самых живых,

В коих кроется суть Божества –

То любовь и улыбка на лике Творца,

Человек сотворяет продолженье себя

В сотворенье ему помогает Любовь, так всегда.

И поэтому ты – Человек,

И тебе повинуется весь Божий Свет.

И ещё ты имеешь завет,

И завет называют Совет,

А совет – это Совесть,

Отца всем нам весть.

Не глумитесь над тем, что прошло,

И не жди впереди ничего,

Но всегда напрягай свою мысль,

За движенье её ты держись.

А на Землю, планету свою,

Посмотрите нежней и скажите: «Люблю!»,

Ты – ничто без планеты Земля.

Она всех красивей во Вселенной не зря.

Подменили псы образ земной,

Подменили и дали чужой,

И стремятся теперь, прогоняя любовь,

Люди стали глупее ослов.

И смеются псы злые, что люди глупы,

Что их светлые души от любви отошли,

Нету в памяти Бога

У землян, у людей,

Из-за денег тревога

В бесконечности дней.

И страдает сегодня у землянов душа,

И они отвергают мир Бога-Творца.

Но пора вам проснуться

И прогнать стаю псов,

Но пора вам проснуться

И прогнать подлецов.

Так кто же такие эти инопланетяне с созвездия псов, почему именно они хотят захватить нашу Землю? А вы знаете, эти инопланетяне обладают возможностями своими более в широком аспекте действия, чем другие жители Космоса; они, конечно, не самые мудрые, но они самые агрессивные – именно так; и их разумение, интеллект, то есть их возможности направлены только (или чаще всего) на захват чужого, на порабощение других жителей, и в том числе (и это в приоритете) на захват землян и Земли как планеты.

Но они столкнулись с детской непосредственностью, а именно: с детской, очень смелой, а значит, сильной мыслью. Энергия мыслительной воли у детей так велика, что они, эти пришельцы, не в состоянии внушить народам Земли свою мысль, то есть свои желания и свои цели (вернее, они внушают, но у них ничего не получается). И вот эта жреческая деятельность – она ослабла колоссально после самоустранения шести главных жрецов; сейчас остались не у дел ещё девять, и это самые сильные по рангу. А почему именно дети, вернее, их мысль побеждает псов, именно одерживает победу, непонятную и неощутимую для детей? Они смело мечтают в своих играх, и звёзды для них – как родные и добрые огоньки, а не что-то далёкое и холодное, мечтают они о Вечности, ибо для них жизнь – это не тяжёлый, изнурительный труд, а счастье солнечного тепла, прохлада проливного дождя, пение птиц, это весна и лето, это осенний листопад и зима, которая приносит много радости, когда Земля покрывается белым пушистом снегом. И вот эти мысли являются всепобеждающими, ибо они создают Вечную картину и жизнеспособный образ Божественного мира – и именно малые дети детсадовского возраста побеждают псов. А вы знаете, что эти детсады и придуманы псами, и внедрено такое понятие, что женщина должна работать, а её ребёнок должен находиться – и это хорошо – в детском общежитии, где их лишают свободомыслия, и заметьте: всё жёстче становится режим содержания детей в детском саду, и это действительно так.

А вы скажете: почему раньше они не могли раздавить мысли детей, уничтожить их, ослабить, чтобы не было сопротивления? Не могли и сейчас не могут не почему иному, а именно из-за мыслей светлых, устремлённых в Вечность, и в мыслях этих нет границ невозможного; и самая главная мысль, которая существует в детских помыслах – это любовь ко всему живому, то есть к Вечному, эта мысль создаёт дуальность, то есть Вечность: «Я люблю тебя, Творец», – а Творец всегда любит своих детей, то есть людей. И невозможно для псов эту мысль погасить, и они её стремятся ослабить. И если вы спросите, живут ли на Земле среди людей инопланетяне в виде людей, я вам скажу: живут, и уже давно, не одно столетие и даже тысячелетие, а если быть более точным – биороботы, созданные инопланетянами, живут на Земле более двух тысяч лет (именно созданные псами); и созданы они, и запрограммированы на порабощение, и полный захват, и лишение всех прав одного-единственного народа, какого именно – я не скажу, потому что сегодня только общими усилиями можно победить зло, всем народам сообща устремиться к единственной цели: к всеобщему очень доброму сосуществованию. Нужно лишить зло возможности к разжиганию войны.

Про собакНадо сказать, что пришельцы с созвездия псов имеют отношение к созданию или выведению новых животных на Земле посредством клонирования, и животные эти называются собаки (собака – значит сбоку, идущая сбоку от человека); созданы они как охранная, злобная, агрессивная небожья тварь; но она не издавала никаких звуков, существующих в Божественной природе, и именно псы (или другими словами псыряне) смогли внедриться в генетику этих существ, и она, собака, при выдохе стала издавать звук в виде «гав, гав»; и потом они ещё долго трудились, чтобы звук свой, свои голосовые возможности это существо (собака) могла издавать только тогда, когда ей это надо, а не всё время – в общем, использовать свои голосовые возможности точно так же, как их используют Божественные животные, которые обладают генетическим разумом гармоничного сосуществования среди живой природы, созданной Богом.

Лай собачий, безусловно, разрушает гармонию мира Бога, этот лай не вписывается в структуры Вечности генетического кода, созданного Богом, в спираль плотного мира и звукового наполнения живой планеты Земля; собачий лай разрушает Божественный мир, собачья энергия разрушает тонкий энергетический план человека: владелец собаки постепенно становится более агрессивным, он становится упёртым, жёстким, прямолинейным (в плохом смысле), плохо идёт на компромисс, в этой психике прослеживается лай; «гав» – и всё, и по-другому быть не может; но только немногие владельцы собак замечают, что они стали жёсткими, бескомпромиссными, и это их печалит. Сама энергия клонированного животного вредна для человека. Слово «псы» обозначает название созвездия, но разве не правда, что и собак называют псами, потому что в собаках заложена агрессивная натура их создателей.

Собак можно и даже нужно использовать в спец. войсках и спец. подразделениях. У северных народов есть собаки – лайки, которые им помогают жить в условиях Севера, бездорожья и дальних расстояний, и этих собак там используют как средство передвижения. Но посмотрите, как умело и разумно эти народы (живущие в живой природе, соприкасающиеся с ней в ежеминутной своей жизни и чувствующие гармонию природы, где нет агрессии, а есть гармоничное сосуществование всех живых существ) легко уследили, как разрушительно влияет на этот мир собачий лай – и они сумели вывести собаку (хаски), которая не издаёт никаких звуков, и также эти собаки не являются агрессивными.

Но посмотрите, как умело и настойчиво навязывают собак людям, что якобы без них и дом – не дом, и как нужна и необходима собачка детям. Так псы захватывают и порабощают людей: они заставляют людей служить им, а именно псам-собакам, влияют таким образом на психику людей, и им, людям, в конце концов нужна в действительности только еда, то есть материальное обогащение. А начиналось всё с древних времён, например, царские охоты – к этому готовились задолго и скрупулёзно, гончие собаки стоили неимоверных денег, и таких собак могли себе позволить только очень богатые люди (цари, короли, князья и так далее). Считалось невероятной роскошью иметь хоть нескольких собак, за собак выменивали крепостных крестьян (за одну собаку, бывало, и до десяти человек отдавали) – вы только подумайте, как всё-таки умело внедряли этот клонированный мусор на Земле среди людей.

Сегодня люди, имеющие отклонения в психике, будут защищать собак, и это естественно; «гав, гав» – другие звуки неприемлемы для них, нет компромиссов, нет доброты, а гармония для них смерти подобна; вцепиться зубами и рвать, злоба заливает глаза, но они трусливы.

Мои мысли вслухЗнайте, биороботы: я не зря проводил свой эксперимент, я знаю, что вы обречены на вымирание; и мир Бога – он не является хрупким, этаким колоссом на глиняных ногах: его ноги сотканы из Вечности, а тело – из Вселенской плоти, его разум – это разум Космического бытия, объединённого Творцом в единое начало, и это начало – есть Человек, и нет без начала конца, а есть безконечное – вечное, мыслящее и творящее, и где, казалось бы, предел – а это начало нового, и так всегда. Вот кто такой Бог, его начало и конец – не Альфа и Омега, а он и есть – и Альфа, и Омега, не захватил он это, но создал – вот главное отличие Вечного от лживого, нежизнеспособного: я создаю, а не присваиваю чужое.

И не боритесь потому, а всё-таки своё творите, и начинайте со своей мысли; когда мысль обретёт гармонию, тогда Навь проявится в Яви, и ваша Явь будет соответствовать вашим желаниям. Процесс не быстрый, и псы рвут этот процесс, то есть мысль, заставляя людей думать не о настоящем, а о сиюминутном – и это есть ваша система, мир технократический; сами уже видите, наверное, что детям вашим, наверное, будет нелегко.

Мне, Иисусу Христу, нелегко говорить

О беде и о предательстве,

О развращении душ,

О печали в сердцах,

А ещё о том, что вам всё не нравится.

А Землица грустит,

Её сердце болит,

И зелёной травой не покрывается.

Солнце больше не греет,

В нём и ласки-то нет,

Солнце жжёт свою Землю

И об этом печалится.

Полюби свою Землю,

Дорогой человек,

Полюби свою Землю искренне,

Ведь любви у неё

Уже нет сотни лет,

И от этого Божий мир рассыпается.

Я скажу вам об этом,

Не прячась в словах,

Будто я не повинен в печали сей.

Я ходил по Земле среди разных людей,

Наблюдал, изучал их желания

И хотел, вы поверьте, очень хотел,

Чтобы жили они, не печалились.

Но скорбят эти лица,

Ненавидят весь свет

И ругают друг друга без устали.

Вот скажите: зачем я ходил по Земле

И хотел, чтоб меня все послушали?

Не услышали ведь эти люди меня

И смеялись порой издевательски,

Говорили они: «Ты чудной человек

И ведёшь себя ты по-предательски.

Уходи ты от нас, мы не верим в твой сказ,

Мы не верим в слова твои глупые,

Мы законом живём,

И закон тот гласит:

Кто не служит деньгам –

Тот пусть прячется.

Наш мир не из грёз,

А из денег и роз,

И чужие шипами уколются,

А шипы непростые,

Они яду полны –

Этим ядом коварство является.

Ты простой человек,

И короткий твой век,

В жизни нашей ты не разбираешься.

Кто у власти стоит –

Тот большой паразит,

Но паразит этот

Самым мудрым считается.

Да, большая мошна

У того подлеца,

Вместо сердца камень валяется.

Обречённые люди

Не любят твой Свет,

Для них правда ложью считается.

Кто ж поверит, что есть

Мир Любви на Земле,

И любовь там главной является?

Незнакомая нам такая Земля,

Незнакома нам жизнь свободная,

Кто рождён в нищете

И в вечной беде –

В его сердце нет понимания»

Я ж скажу на прощанье

Всего несколько слов:

Что меня не ввели в искушение,

А увидев мой лик –

Не печальным он был –

Испугались и впали в страдание,

И просили меня,

Чтоб покинул их мир,

Не вводил бы людей в заблуждение:

«Наши люди слепы,

И не слышат они,

И о боге своё представление.

Бог не может быть злым,

Бог – в помощь живым,

И у нас всё в еду упирается:

Коли есть на столе –

То и грусть вдалеке,

А желудок пустой –

У таких мир кончается.

Вот растут на Земле

Кусты репея везде,

А что толку от них – только праздное,

Так и ты, человек,

Ты пришёл не в свой век,

И тебя наша жизнь не касается.

А ещё я скажу:

Я далёко гляжу,

Что любовь твоя

Нам чужой представляется.

Не нужна нам твоя

О любви болтовня –

Только пища насущной является.

А любовь, доброта только глупым нужна,

А мудрец – он в богатстве купается».

Так со мной говорили – именно так и не иначе – народы те на острове Май (Кипр).

И из этого моего представления о жизни людей, исходя из моих разговоров и проповедей, жрецы по прошествии какого-то времени создали учение, основанное на непротивлении злому, агрессивному, и учение такое назвали Христовы Заповеди или Учение Иисуса Христа, сына Божьего, где главный упор делался на овечье послушание: мол, я учил так, чтобы все были послушны и молчаливы, как стадо баранов или другого скота. Мою любовь и доброту они ввели в разряд «на всё воля божья», и что это бог – и поощряет, и наказывает. Тебя грабят, а ты должен молиться, мол, это божья кара, наказание бога, так и говорят: «на всё воля божья» – но это не так, Бог – не убийца, не грабитель и не хитрый бездушный мошенник; любое зло – от демона, и злодей должен быть уничтожен всегда и в любых обстоятельствах. А тот, кто зло принимает и не сопротивляется ему – тот сам злодеем и является. Я же говорил о любви и о доброте душ человеческих: чтобы зла и насилия не было вообще на Земле среди людей, ведь мир Бога таковым и является – но меня не смогли понять люди, ибо мир их, то есть их души не способны принимать Бога, и любовь им представляется только как средство к размножению.

У вас говорят: «Я вас любил, чего же боле, что я могу ещё сказать». Такой человек никогда не воспримет Бога и Любовь в полной настоящей, всекосмической мере, то есть человек такой не является представителем настоящего Божьего мира, а является представителем как раз демонического мира (мира, где разврат, а не любовь – то есть похоть), и этот человек таковым и является, и это не есть оскорбление, а есть правда, а без правды и Бога нет. А такое стихотворение, где ходит кот учёный по цепи, да ещё и что-то там рассказывает, а русалка на ветвях сидит, то есть на дереве (как она туда забралась и так далее) – такой бред может написать человек только в состоянии полного одурманивания наркотическим зельем, и это правда.

Учение непротивления, то есть рабской трусливой душонки, совершенно бессовестной, а не светлой и доброй – обернули, как будто это учение бога. Жрецы хитры, их мысль направлена на разрушение, на гибель, на страдание людей. А я вам говорю: человек должен быть разумным, добрым и сильным, и злое и агрессивное он должен и обязан уничтожать.

ЭтрускиЭтруски – у вас переводят как «это русские» – всё верно, всё именно так и есть: это руские (с одной «с»). Что значит «это руские»? А это значит для всех, что люди такие не обычные, а обладают какими-то незаурядными способностями, и способности свои эти люди используют во всей своей жизни. Им интересно проводить эксперименты и различные опыты буквально на всём и всегда, но опыты такие всегда помогали познавать, а значит, не вредить ничему, поэтому нас и наши деяния нельзя сравнивать и приравнивать к сегодняшним разрушительным действиям ваших каких-то людей (учёных).

Русские – это слово имеет космическое свойство единства со Вселенной; руский – какой? Это даже не национальность, это предназначение; это имя прилагательное: какой – русский; не белый, не чёрный, не красный, хотя и к этим словам подходит «какой»: какой – красный или чёрный и так далее, но русский – это тоже «какой»; так какой же это цвет? Или, может быть, это твёрдый или мягкий, лёгкий или тяжёлый и так далее? А я вам скажу, что это слово «русский» обозначает – оно обозначает Вечность (какой – вечный); русский – он ни к чему не прилагается, а прилагаются все и всё к нему, к этому русскому – но только всё то, о чём продумал Бог, а Бог продумал о таких масштабах, что этой своей мыслью охватил все уголки Вселенной. Руский – это и цвет, и звук, и вес, и расстояние, и размер, и музыка, и молчание, и пение, и слёзы, и улыбки, и радость, и печаль – и всё склоняется в этом слове, всё принадлежит ему, а без него нет и не может быть никакой Космической сути, хоть мало-мальски значимой как для самого себя, так и для других. Космос не является полноценной разумной единицей без руских, нет ничего, если нет руских: зелёная трава покраснеет от горя, если нет руских, деревья завянут, если нет русских.

Глупец скажет: как восхваляют русских, сколько дифирамбов им здесь поётся; а я не имею в виду русских как национальность (вот это главная ошибка); русский – это не национальность, вернее не только и не столько национальность, это местоопределение всего: только через призму русских можно к чему-то относиться как цвет, звук, язык, человек, животное, дерево, трава и даже энергия. Знаете, почему псы (инопланетяне) бесятся и негодуют? Потому что русские их определили как энергетическую суть: смотря на русских, все поняли, что псы злобные, дикие до безобразия, имеют структуру своей сути, направленную на разрушение. И это очень взбесило и огорчило псов, все узнали, кто они. Поэтому к русскому относиться как к национальности или белой коже, как к языку или стилю одежды – нельзя, это будет неправильно. Русский – само вот это слово отображает собою и проявляет Вселенную, её разум, её возможности; русский – это даже не человек в том виде, в каком привыкли его видеть все, это сгусток свойств, запахов, цветов, звуков; и русский, надо сказать, отождествляет собой разум всего живого, свойства творчества, космические возможности вообще, то есть разумно ли сие. Вот ведь в чём всё дело, и потому кто-то так ненавидит всё, что связано с русским, и этот кто-то – практически всё живое в образе людей (и не только); но ведь кто-то и любит русских, и такие есть, и делают это искренне, от всей души, и тянутся к этой энергии, и помогают ей, и получают от этого радость и истинное удовольствие.

Как выглядят эти псы, эти инопланетяне? У них нет хвоста и нет рогов на голове, но голова есть, и есть ноги, и даже руки. Они серо-буроватого цвета, подпалого, то есть с коричневым оттенком. Выглядят как бы наподобие людей, с большой головой и с маленькими ушками, поросшими волосиками буроватого цвета. На ручках у них по три, иногда по четыре пальчика; почему три или четыре? Это зависит от предназначения инопланетянина, они делятся на две касты: у кого четыре пальца на руке – это правящая верхушка, у кого три пальца на руке – подчиняются власть имущим. Никто не ропщет, все довольны своей жизнью.

Вот, например, в Индии кастовое устройство жизни в очень жёстком виде, но никто не ропщет, все довольны, а почему? А потому, что убеждены в гармоничности данного устройства жизни людей – так вот, такие правила жизни были привнесены не откуда-нибудь, а именно с созвездия псов (я же говорю, люди давно имеют контакт с псырянами). В Индии более трёхсот миллионов человек живут даже не за чертой бедности, а просто не имеют ничего, и если животное всегда найдёт пищу в живой природе, то эти люди – не способны, и их питание зависит от милостыни тех, у кого пища есть. Другое дело, что в Индии заведено кормить неимущих, там это считается благородным делом, и это как бы служение богу. Представители разных каст не могли создать семью, но в последнее время это стало происходить, и все увидели, что от этого никто и ничего не пострадало.

Те же самые принципы существовали (да и существуют сейчас) и в других странах и государствах, там, особенно раньше, всегда взвинчивался такой принцип умственных и интеллектуальных возможностей: что якобы княжеские рода, графские и любые дворянские – всегда их представители умнее родов (и их представителей) крестьянских, из рабочих семей, короче говоря, из бедноты – то есть деление на две касты: каста правящая, которая владеет и материальными благами, и каста обслуживающая, которая выращивает продукты питания и создаёт все остальные блага. Именно этот принцип кастовости внедрили и на Руси: сначала внедрили князей, а потом всё остальное по плану жрецов, наученных инопланетянами.

Но что произошло после Октябрьской революции 1917 года? Построили новый стиль жизни людей: всё принадлежит народу; князей частично уничтожили, частично изгнали, и правящая верхушка была уничтожена; и что получилось? Обыкновенные крестьяне и рабочие стали управлять государством – да, они обучались для этого в специальных училищах, но они создали новую науку и полетели в космос – не князья и графы, а рабочие и крестьяне; и вот в это время рухнул миф, что только правящая элита князей, царей, и так далее, может заниматься научной деятельностью, может изобретать новые, доселе неведомые, аппараты и другое в сфере химии, физики. Конечно, так называемая элита не чуралась брать в науку рабочих и крестьян, но об этом всегда молчали, а только говорили, что профессор такой-то изобрёл то-то и вот это, и никогда не говорили, что он из крестьян или из рабочих; а советская власть показала, что именно рабочие и крестьяне, то есть народ может изобретать всё что угодно, и возможностями обладает, и потенциалом умственным и интеллектуальным гораздо большим, ибо русский народ и является носителем всекосмического разума; другое дело, что в Космосе есть разум, направленный на разрушение, они, эти сущности, дадут человеку любые бомбы, ракеты, откроют тайну их создания, и поэтому сегодня нужно кому-то начинать всё-таки думать о вещах созидающих, о том, что принесёт мир и гармонию.

Русский – космический, родной, присущий, принадлежащий, приписанный, встроенный, без которого всё рухнет – и нет Вселенной (она будет болеть, она будет страдать, она перевернётся и опрокинется). Русский не принадлежит никому – всё под него подстроено и работает как часы; и это не национальность – это живая Бога энергия; это русский – то есть создавший, построивший, это тот, кто строил (строил – то есть соединил три энергии и к ним добавил свою – мысль человека); а вы хотите, чтобы русским назывался как национальность – а это дуальность всего, то есть вечное хождение энергий; русский – значит живой, и живой, имеющий прогрессию космических начал, и расстояний, и разумности творить.

Вот я вам рассказал, из чего явствует, что народа такого – русские – нет; но ведь есть такой народ на самом деле, он живёт и ходит по Земле, у него есть свой язык, своё наречие и они изъясняются по-русски (не по-французски и не по-японски, а по-русски), и это правда, и эта правда называется – вторая часть медали. Да, русский – это всекосмическая энергия, её ещё у вас называют «русская цивилизация», то есть знания, культура, цель жизни и уровень жизни, достаток живущих людей, их образованность. Но есть народ такой, и они себя называют «русские» – и они правы, и в смысле национальности, и в смысле культуры: у них есть своя азбука, и свой алфавит, и своя, очень чётко выраженная психика, то есть психическая энергия народа, и поэтому отрицать такую национальность нельзя.

Для наглядности и для большего понимания я вам приведу такой пример: был народ, и назывался он «ведрусы», но слово «веды» исчезло (не будем говорить, почему) – и осталось «русы»; и слово «веды» было использовано как слово «ведать» (то есть знания) – и вот уже народ превращён в знания; и тут пошло: индийские Веды, то есть индийские знания – но это ложь: веды – это народ, а знания – это возможности этого народа, и только веды могут знать и использовать свои знания, потому что эти знания – это разум и возможности Вселенной, а для ведов Вселенная – как книга; но про ведов и про ведрусов сегодня нет информации, и осталось слово русы (русичи, русские), и возможности их велики, ибо они и есть ведрусы. Но сегодня это русские, и это национальность, народ, этнос; и когда говорят «русский немец», «русский испанец», и ещё говорят «русский художник» (и называют фамилию какого-то нерусского по национальности человека) – это в корне неверно, надо говорить «российский художник». Всё-таки нужно понять всем, что русский народ как народ, как этнос – это нация, то есть национальность, а вот русский в смысле цивилизации, культуры, и Космических знаний, и мировоззрения – вот к этому может принадлежать только тот, кто может принадлежать. И никакой африканец не может принадлежать к русской цивилизации – он может её использовать в своих целях, но усиливать её, обогащать посторонний не сможет, и не потому, что он глупый и низкий интеллектом, а потому что его возможности и его энергии совершенно не однородные с космической энергией под называнием «русский»; он может создать свою цивилизацию, гораздо более мощную и разумную, но служить, а значит управлять, обогащать русскую – не сможет; да это ведь и не нужно, зачем добрым людям унижать русских – их и так ненавидят жрецы, большое количество государств (вернее, их правительства) ненавидели и ненавидят Россию (Русь), и Россия постоянно живёт в жесточайшем напряжении, то отражая открытые нападения, то ведя невидимую борьбу, преодолевая экономическую блокаду и другие вредительства и различные злодеяния. Но вы посмотрите, как всё завязано вокруг русских, и хочется сказать, и говорю: оставьте русских в покое, живите по-доброму, ведь Россия никогда не нападала на других, а только защищалась.

Но время сейчас так развернулось (и оно действительно развернулось), что все попытки агрессии в сторону русских, а значит России, повлекут за собой необратимые события для агрессоров: всё то, что они захотят использовать во зло против России – именно это будет поражать их самих, и знаете, почему так будет происходить? Не почему иному, а от прогрессии космических начал: то есть любое злодеяние уничтожит самого злодея, того, кто создал это зло. И знаете ещё что: русский – это неотъемлемость Вечного; а знаете, почему Вечность нельзя уничтожить? Потому что все, кто атакует Вечность – ставят себя вне жизненного пространства, такие силы, то есть люди, погибают – это ответ на все вопросы, почему Русь непобедима, и потому в Библии сказано: «Много званых, да мало избранных», – жрецы знали, о чём речь, но они проиграли.

КораторИ вот стою я пред коратором. Я пришёл к нему сам; мне оставалось по моим подсчётам прожить на острове менее года, а с этим человеком поговорить просто необходимо, ведь он знает и понимает побольше, чем другие. Этот человек – самый главный на острове, и он не просто назначен на пост по чьему-то указу, а этого человека готовили и обучали несколько лет, чтобы он мог знать законы и исполнять их правильно и без нарушений, чтобы ему было доверие как от простого народа, так и от верхушки, как от духовной, так и от политической, то есть от управляющих городов и селений разных. И он, действительно, вёл своё дело хорошо, со знанием законов – он исполнял их и настаивал на их полном исполнении от других людей. И потому ему, действительно, верили и доверяли всецело. Это был совсем ещё не старый человек, а даже, наоборот, молодой; он носил длинные волосы и длинную бороду (это так нужно было по уставу), у него была форменная одежда белого цвета, а именно: белая накидка, с внутренней стороны подшита чёрным материалом, это расшифровывалось как «всё тёмное и неизвестное станет прозрачным и белым благодаря моей работе коратора». Его звали Суфелий, он был женат, и были дети, два сына. А предыдущий кораторЕфесийСаоний был отозван с острова на материк за свой склочный характер и за то, что он личное ставил в последнее время выше государственного, а это недопустимо. И вот этот Суфелий уже год управлял островом и выполнял все советы и законы: советы – от учёных людей, а законы были записаны в специальной библии, то есть книге знаний законов. Я уже знал, что он не был злым человеком по своему характеру, а был рассудителен и не торопился с выведением приговора. А так как я пришёл к нему как посетитель, ищущий правды, то он принял меня на следующий день после моей просьбы.

И вот теперь я стоял перед ним; мне не было волнительно или страшно, мне было интересно: что это за человек, как он поведёт себя, когда услышит мои умозаключения и представления о жизни людей и о жизни Земного мира. Он сел на кресло возле стола, а я – на скамье у стены, перед этим мы поприветствовали друг друга. Голос у Суфелия был бархатистый и совсем не злой, он напоминал философа, а не надсмотрщика над людьми.

– Что же тебя привело ко мне, путник, о чём ты хочешь рассказать мне, или, быть может, о чём-то спросить у меня? Я имею немного свободного времени и готов с тобой побеседовать.

– Вы знаете, – начал я, – перед вами был другой коратор, и с ним мне было бы трудно говорить на темы, волнующие меня, но о вас я слышал как о человеке думающем и прозорливом, и потому надеюсь, что вы сможете меня понять.

– Да, да, я вас слушаю, говорите, мне интересно с вами побеседовать; будьте откровенны со мной, ведь вы здесь не как нарушитель закона, а как ищущий правду.

И мне захотелось так повести разговор, так просто и откровенно; не обвиняя и не обличая никого, но по душам говорить о жизни конкретной, сегодняшней людей, живущих ныне, и о нём самом, о кораторе, о его роли на острове – о доброй роли и о злой. И я начал так:

– Для чего существуют законы, которые управляют жизнью людей? Может быть, для того, чтобы жизнь людей стала доброй и спокойной? Или для того, чтобы жизнь людей была невыносимой, трудной и безысходной, ведь люди трудятся много, но живут небогато, а чаще – едва сводят концы с концами, почему так? Разве нельзя сделать, чтобы жизнь совсем бедных людей стала легче?

На меня смотрели выпученные глаза коратора, в них было удивление и беспокойство. Он явно не понимал моего вопроса, и вообще, какое ему дело до каких-то людей – он здесь поставлен, чтобы блюсти порядок, а как и кто живёт – это не его дело, и он заговорил:

– Я удивлён вашим вопросом, но с удовольствием дам вам свой ответ. Вы, наверное, какой-то большой богослов, приехавший с материка, и не знаете специфику здешних людей, их привычки и их традиции. А в их традиции нет понятий справедливости (той, о которой говорите вы); мне самому очень жаль, что не очень хорошо живут многие люди, но попробуй вмешаться в их быт – и они перессорятся между собой. И вы поверьте: ведь мы не захватывали этот остров – эти народы нас признали и подчинились нам, потому что мы не принесли им разрушение, а принесли мир и спокойствие, мы защищаем их от какого бы то ни было врага и стараемся не вмешиваться в их личную и любую другую жизнь. Я вполне ответил на ваш вопрос, или не вполне?

Тут он повернулся ко мне боком и стал напряжённо смотреть на меня. Я, немного подождав, заговорил:

– Как вы считаете, любовь существует? Она присутствует в жизни людей, в каждодневной жизни, или люди опираются на что-то другое? Я имею в виду любовь матери к своему ребёнку, также любовь отца к своей семье, к жене, к детям: дети любят своих родителей или у них какие-то другие чувства (назовём их родственными чувствами)?

– Вы имеете в виду только внутриродственные взаимоотношения – я вас правильно понял?

– Да, именно внутриродственные отношения: внутри семьи или какой-то родни.

– Трудно сказать об этом с полной уверенностью, но я любил свою мать, и отца, и люблю своих детей; а вот свою жену я полюбил по-иному, эта любовь не такая, вернее, не похожа на любовь к родителям и детям, значит эта любовь другая; а именно любовь к моей жене, когда мы с ней узнали друг друга – я её полюбил как-то пылко, страстно и не мог жить без неё даже одного дня, такая тоска покрывала моё сердце, и я хотел скорее пожениться, чтобы нам никогда не расставаться; но прошло время – и теперь я совершенно спокоен, и моя жена тоже; мы можем не видеться неделями, когда я уезжаю по делам, но такой сильной тоски уже нет; и тем не менее я всегда рад, когда мы вместе собираемся у камина и говорим про свои семейные дела, это для меня самое желанное время.

– Так значит, любовь родителей к детям и детей к родителям отличается от любви к женщине (будущей жене) и к мужчине (будущему мужу) – я вас правильно понял?

– Вы знаете, ваши вопросы меня умиляют; мне так опостылела моя каждодневная работа; вы знаете, я хотел вас сначала просто выгнать, сославшись на занятость, но когда вы стали говорить – я понял, что я с вами побеседую, мне интересно узнать, а что по этому поводу думаете вы; вы – интересный собеседник, теперь я вам верю, что вы – молодой и начинающий философ и ищете ответы на свои вопросы для блага всего человечества. Вот только с одним я не согласен: всё-таки мы образованные и честолюбивые люди, и уверен, что многие народы не имеют такой высокой образованности – а значит, и блага принести для всего человечества невозможно, но я не против того, чтобы вы этим занимались. А что касается любви – я всё-таки считаю, и даже уверен, что любовь только тогда бывает, когда мужчина любит свою женщину или женщина – своего мужчину, а любовь к родителям – это уже не любовь, это совсем другое, это зов крови, это родовая связь.

– Значит, вы разделяете любовь? Вернее сказать, считаете, что истинная любовь – это любовь к женщине (или когда женщина любит мужчину) – я вас правильно понял?

– Да, совершенно верно, именно так я считаю: что всё-таки истинная любовь – это любовь мужчины к женщине (или женщины к мужчине).

– А как вы считаете: любовь – она человека облагораживает, делает его более счастливым? Или делает человека хмурым, злым и агрессивным?

– Любовь делает человека радостным, вырастают крылья за спиной, и хочется летать, и петь песни о любви, и находиться всегда вместе с тем человеком, которого любишь.

– Значит получается, что любовь может управлять человеком через его эмоции, не правда ли? Любовь способна сделать человека более добрым, добродушным, который не хочет творить зло, а хочет делать добрые дела и совершать добрые поступки – любовь влияет на желания человека, как вы считаете? Любовь разумна или она глупа и ничего не значит в жизни людей?

– Однозначно, любовь влияет на жизнь человека, она действительно может изменить всю жизнь, перевернуть её, и человек способен совершить то, что он никогда до этого не мог и даже не желал это совершать – из этого следует, что любовь обладает каким-то рассудком, но она всё-таки не умнее человека.

– Но почему не умнее? Если она, любовь, способна заставить или, вернее сказать, увлечь на какие-то дела, то она, по крайней мере, не глупее человека, разве не так?

– Не знаю, что и ответить; наверное, вы правы, но только отчасти, а не полностью: всё-таки человек обладает большими возможностями, чем любовь, возможностями своего разума.

– Вам, конечно же, смешно представить, что любовь обладает разумом, да ещё большим, чем у человека – но ведь не человек влияет на любовь, а любовь влияет на человека, вы с этим согласны?

– Да, с этим я согласен, потому что повлиять на любовь никак нельзя, но любовь – это желанное чувство, и оно может изменить жизнь людей.

– Как вы считаете, может ли человек опираться на своё чувство любви, когда ведёт переговоры с другим человеком, а именно: желать счастья и удачи во всех делах этого человека? Или это неправильно, а нужно опираться на холодный расчёт (и расчёт этот должен навредить или, по крайней мере, не помогать этому человеку) от сделки или от твоего договора с этим человеком?

– Дело в том, что люди бывают разные, но я не против того, чтобы и моему партнёру в каких-то делах было хорошо и выгодно со мной заключать контракт.

– Значит, в данном случае любовь может помогать?

– Да, любовь действительно может помогать, но надо быть очень осторожным, чтобы тебя не обманули, потому что ты, допустим, желаешь этому человеку добра, а он, может быть, не желает тебе добра, поэтому не всякому человеку можно доверять, а значит, любовь может навредить.

– Но я говорю и имею в виду: когда любовь присутствует во всех людях, а не только – в ком-то есть, а у кого-то её нет, и он пользуется энергией зла, завистью или желанием навредить. В том-то и дело, любовь является в жизни людей неотъемлемой энергией во всех делах и во всех жизненных ситуациях – именно так, а не только когда вы как мужчина любите женщину. Вы смотрите и относитесь к людям с позиции любви – и они к вам относятся с позиции любви, то есть, другими словами, вы в людях видите своих родственников, а не что-то чужое, которое нужно эксплуатировать и унижать, а если этого не делать, то они начнут тебя самого эксплуатировать и унижать – ведь такие взаимоотношения невозможны, если люди руководствуются любовью – да-да, именно любовью – и свою жизнь строят на основах любви, то есть «я желаю тебе только благополучия, только здоровья и полного достатка» – и так хотят жить все люди (вот это очень важно), когда все люди друг другу желают только доброго, ведь тогда не будет войн, не будет насилия, не будет зла – вот о чём я говорю и хочу, чтобы ты меня понял (хотя бы на короткое время, ты способен такое представить).

– Даже на короткое время мне это трудно представить, я не могу такое предположить: чтобы все люди перестали бы обманывать друг друга и захотели бы сами отдавать нам свои сбережения в виде податей, и тогда со своей стороны я, как человек, который любит всех людей, перестану с них брать эти подати, этот оброк. Но ведь тогда наша объединённая держава развалится, потому что не сила будет управлять народами, а, наоборот, добрые взаимоотношения, потому что любовь – это нежность и сердечная теплота.

Тут Суфелий задумался и какое-то время сидел неподвижно, было видно, что он решает для себя задачу, которую никогда до этого не то что не решал – он даже не предполагал, что об этом будет думать. «Какая нелепость, какая глупость, как же я так поддался на этот обман! Ведь, действительно, если все люди будут жить в своё удовольствие, помогая друг другу, не воюя, не нападая ни на кого, а только дружить и помогать, то зачем тогда я, зачем все наши войска, зачем все властные структуры? И сами законы становятся глупыми и никому не нужными; но ведь тогда все люди будут одинаково хорошо жить, потому что, что бы ни случилось с кем-то – всегда придут на помощь другие и помогут всем и во всём. Вот это да, вот это подрыв государственности, вот это саботаж! Да ведь он же агент чужого, вражеского войска – они что, хотят без боя нас захватить? Они что, действительно думают, что мы поведёмся на их уловки? Глупцы, но какие наглецы; и этот наглый сидит со мной разговаривает о подрыве нашей державы и смотрит такими честными глазами. Агент, это явный агент, но какой подготовленный – пришёл под видом философа или какого-то мыслителя, а на самом деле враг законспирированный. Надо его задержать и сдать своим службам, пусть подержат в тюрьме да побеседуют с ним как следует – ничего, у нас умеют проводить дознание: выбьют всё, что он знает и не знает. Вот ещё мне на голову такой подарок, мне ещё этого не хватало – заговор у меня под носом. Но надо с ним ещё поговорить, всё равно он никуда не денется».

Так сидел и думал Суфелий, я видел, что творится у него в голове и понял, что у меня ещё есть время поговорить, и я начал:

– У меня совсем нет желания что-то рушить или кому-то вредить, я на полном серьёзе (хотя это выглядит подозрительно) хочу, чтобы жизнью людей управляла их собственная доброта, а не законы и солдаты; ведь тогда и вам не надо будет так много трудиться, разбирая проступки людей: этот виноват, а этот – нет, или виноват, но в меньшей степени, этого наказать, а этого – отпустить. Ведь если люди перестанут завидовать, перестанут воровать – разве это плохо, разве не об этом и вы мечтаете? Ведь вы хотите, чтобы был порядок, но порядка никогда не будет, если пока в людях живёт жажда наживы, зависть, ненависть и просто когда человек радуется чужому горю (заметьте: не чужой радости и успеху, а горю), а вот когда ему плохо – то такое его не устраивает, он не хочет так жить и ненавидит окружающий мир ещё сильнее. А если мы так устроим жизнь, что все люди будут желать добра и процветания другим, то и воров, убийц и грабителей не будет.

Я говорил эти слова, хотя сам уже хорошо знал, что мои слова так и останутся словами, и им никогда не суждено стать реальностью. Доброта, и я это знал, не будет главной основой в жизни людей, и энергия Любви, эта разумная и высокоинтеллектуальная суть, не будет восприниматься людьми как основной закон, как самое главное правило, как единственно возможное исполнение их жизни, потому что любовь для них – это вид размножения, не более, и я это знал. Но я ходил среди этих людей, и мне хотелось самому проверить, и я надеялся, что какой-то процент этих людей меня поддержит, и вы знаете, поддержали, но только как-то по-своему, с материальной выгодой для себя, они не могли понять, что любовь – это разум, и он самодостаточен, и он способен человека прокормить. Но то, что присуще материальному миру – то и присуще, и люди всегда выбирали между добротой и деньгами деньги, они говорили: «Я им сделал добро – пусть и они для меня сделают добро, заплатят за мой труд».

Чтобы вам было понятно, в каком мире вы живёте, я приведу такой пример: вот Русь, она живёт по своим правилам и канонам (а не законам), и всё это там называется культура жизни, то есть их каждодневная жизнь и их качества души; это – люди, не признающие выгоды, для них выгода – когда русич кому-то искренне помог (хоть и материально), для них выгодно – когда на душе радостно, а радостно – когда им кто-то говорит «спасибо», и, поверьте, деньги или любое другое материальное вознаграждение для них будет тягостное, невыносимое душевное страдание, а всё почему? А всё потому, что их жизнью управляет и является самой главной, центральной опорой их разума и мировоззрения – Любовь.

И я видел и прекрасно знал, как Любовь может управлять жизнью людей, и я искал в тех людях отклик на мои слова, я ждал, что какие-то души всё-таки откликнутся, но всё произошло по-другому. Я не буду делать акцент и объяснять, почему так, а не иначе, пусть каждый решает сам; эта книга – это материал к размышлению и к осмыслению, и не надо здесь выискивать материальную принадлежность, то есть национальную; твой внутренний мир – вот что является главным в судьбе человека.

Суфелий внимательно меня слушал, потом долго молчал, он явно размышлял обо мне: «Как-то странно говорит о любви, как будто она может править людьми – а я тогда зачем? Как это люди сами будут приносить мне свои деньги, да ещё и говорить «спасибо», что я беру эти деньги у них, если до сих пор только от страха наказания они приносят подати, а у многих надо силой забирать? Нет, этот человек явно сумасшедший, свихнулся мозгами, а может, ему кто-то ударил по голове, ведь ходит где попало и ничего не боится – вот какие-нибудь разбойники его и ударили, да так сильно, что он сошёл с ума, и теперь несёт всякую околесицу. Нет, скорее, он безвредный человек, он не может нам навредить, ведь такой идиотизм никому не ясен и его никто не слушает, потому что и понять-то ничего нельзя. И зачем ему это только нужно – он что, действительно надеется, что его кто-то сможет понять, да ещё будет следовать его учению? Да конечно же, я не ошибаюсь: он совершенный дурак с отбитыми мозгами».

Когда он закончил размышлять, и я увидел, что его мысль иссякла, я стал невольно смеяться над его умозаключением, мне становилось всё смешнее и смешнее; я давно так не хохотал, от смеху я повалился на пол и, стоя на коленях, продолжал заливаться смехом. Суфелий, глядя на меня, невольно тоже начинал смеяться, в его глазах не было агрессивного непонимания – он увидел во мне весёлого и неопасного глупца, который мнит себя большим мыслителем и философом, который претендует на всеобщее его признание.

Счастливый МирЛюбите ненавидящих вас и молитесь за проклинающих вас, короче говоря, любите врагов ваших. Вот вы как следует подумайте над словами такими, ведь это ж надо так изуродовать прекрасную энергию Любовь. Как это возможно: любить того, кто тебя ненавидит, да ещё стремится навредить тебе или тебя уничтожить? Ведь это твой враг. А не лучше ли врага обезвредить, чтобы он ни тебе не угрожал, ни твоим соседям, родне, друзьям. А я вам скажу так: надо делать, и всей своей жизнью утверждать, к этому стремиться, и из этого исходить: добро, доброта твоего сердца, то есть Любовь, диктует и формирует всю твою жизнь, все твои желания, устремления и поступки. И если за твоё добро тебе платят ненавистью и злобой и даже хотят тебя убить, то эти люди – не люди совсем, а это есть одемониченные особи, кровавые убийцы и человеконенавистники, и ты просто обязан уничтожить эту гадость; а если ты не обезвредишь этих упырей, то ты сам – такой же упырь.

А Любовь – она прекрасна, она нежна и светла, и Солнышко блистает на небе благодаря Любви. И не надо под словом «любовь» подразумевать какие-то непонятные энергии, любовь – она и есть любовь. И ты любишь любящих тебя, а не тех, кто тебя ненавидит, а если ты любишь тех, кто тебя считает врагом, то такой человек – совершенный урод, это безумец и выродок (вырванный из Рода).

Не искажайте истинное предназначение любви; изначально на Земле не существовало никакого зла, не существовало ненависти, зависти, и врагов никаких не было и не могло быть, гармония – это любовь всех и ко всем, и знайте: если есть враги и существует ненависть и злоба в вашем мире и в вашей жизни на Земле – то этот мир потерял Божественность, он не является Божественным; и говорят человеконенавистники своим жертвам: «Любите тех, кто вас ненавидит и кто вас в конце концов уничтожит», – и это даётся как великая мудрость, этакая жертвенность, мол, бог любит всех. Он, Бог, вместе с народами России (в то время Советского Союза), защищал Божественные души и Божественные территории как на Земле, так и на небе; все силы Света (то есть Бога) поднялись против фашистской Европы (то есть тьмы), и если бы Божественные силы не победили, то победили бы силы демона – и тогда бы такого народа, такого этноса, как русский, в принципе бы больше не существовало; а ведь слово «русский» обозначает и Космические силы – и это силы Бога, они бы потерпели поражение, и Бог, как живая сущность, был бы посрамлён, а всё, что им создано – было бы уничтожено, и сама Земля в конце концов прекратила бы своё существование, ибо демон не смог создать и никогда не создаст гармонию, а значит, гибель неизбежна была бы.

Но вот это «бы» и не даёт уничтожить мир Бога; другими словами, есть мы – дети Бога, и мы умеем защищаться от врага, потому что мы любим не врага, а свою Землю, и мы её так любим, что всех, кто её ненавидит, в конце концов уничтожим, изведём полностью и до конца, чтобы никакая злоба не жила на нашей планете Земля, как и было это изначально; и ты, демон, со своей человеконенавистнической энергией, энергией злобы и гордыни, будешь с позором изгнан с нашей прекрасной и очень доброй Земли, и изгнан навсегда – и вот тогда Любовь восторжествует, и сердца людей оживут, и все увидят свет Бога и тьму демона, и никто не захочет тьму, а все устремятся к свету, ибо это их дом, и в нём живёт Отец их – Бог, и все обрадуются этому, и радость наполнит сердца, и Любовь займёт своё место, и все увидят, что злу на Земле места нет, и обрадуются, что кончились страдания.

Но само собой ничего не произойдёт, и нужно бороться со злом, а лучшая борьба со злом – это строительство и создание территории счастья, эта территория так и называется: пространство Любви. И какие бы миры сегодня ни придумывали – есть настоящий мир, мир Бога, под названием «Счастливый Мир» – в этих двух словах заключена вся правда и мудрость Любви.

А зло уйдёт,

Оно уже уходит

И не вернётся в этот мир уж никогда,

И вся Земля цветёт,

И утром Солнце всходит,

И счастьем наполняются сердца.

Вы мне крест готовили,

Чтоб к нему прибить,

А я этим временем

Вас хотел любить.

Вы в глаза открытые

Смотрите в мои,

Я стучусь к вам в души –

Замкнуты они.

Ходите вы с песнями,

В песнях ваших – боль.

Говорю вам искренне:

Пойте про любовь.

Предназначение человекаНа острове Май (Кипр) живёт народ, живут люди. И вот они живут, о чём-то думают – да о чём они могут думать? О своих сиюминутных делах житейских, о проблемах, связанных с их бытом: тому нужна одежда, этому – жильё, этому – лодка по морю ходить, рыбачить, этот мечтает о лошадке, а тот – об осле, чтобы было на чём возить свой товар, и так далее, и тому подобное. А разве сейчас не так, разве не то же самое, только в другом виде, потому что появилась разная техника и так далее? Но жизнь ничем не отличается: забота, вечная забота то об одном, то о другом. И люди не помощники друг другу, а завистливые спутники или соучастники вашей жизни, и всё направлено лишь на одно: как бы обогатиться за счёт других.

И мы в нашем Мире (в обсерватории, или в научном центре мыслей и измышлений) уже сумели определить и высчитать, что ждёт такое общество в ближайшие несколько тысяч лет. А вы знаете, эти народы без чьего-то вмешательства (а проще сказать, без помощи извне) приведут себя к полной невозможности дальнейшего существования на Земле. Леса будут уничтожены, земля будет отравлена, воды чистой не останется, и её придётся добывать глубоко в земле (что, собственно, сейчас и происходит); леса уничтожат – дождей не будет в достаточном количестве, и наступит засуха; люди потеряют голову (то есть разум), и Землю, и живую природу продадут за деньги – то есть они в конце концов выберут себе источником жизни деньги, а не Божественный мир.

Именно это я и хотел объяснить людям: что если жить и использовать промысел Бога, то деньги не нужны в каждодневной жизни людей, и это совсем не является целью, а цель жизни – это счастье, другими словами, Любовь – Любовь во всех её проявлениях, Любовь во всех частностях человеческих взаимоотношений. И тогда, и именно в этом случае деньги будут выглядеть как проявление сумасшествия, как тёмное, дикое издевательство над своей собственной жизнью – это безумные параноики (и по-другому это классифицировать нельзя) в горячечном бреду своего безумства подвергают себя совершенно наидичайшим и жесточайшим издевательствам, и самые изверги из них считаются элитой, цветом нации. Я видел этот дикий бред этих людей и говорил им о Любви, о счастливой жизни, но вы знаете, что они мне говорили в ответ? Они говорили: «Дай лучше нам денег, мне ещё не хватает чуть-чуть, и я что-то такое обрету», – но не обретали ничего хорошего, а только усугубляли свою жизнь. И даже сильные их мира, богачи, жили в страхе, в ещё большем страхе, чем бедняки. Я не исключал достаток в семьях людей, я, наоборот, видел жизнь людей более материально обеспеченную; как на Руси – сплошные праздники, а нужды нет, все имеют полный достаток, я подчёркиваю: полный достаток, и никто не работает с утра до ночи или по ночам.

Русь – чем определяется и объясняется жизнь русичей достойная, имеющая достаток, здоровье людей и их состояние праздника, истинного счастья, полного и плавного счастья их каждодневной жизни; а деньги-то на Руси в то время отсутствовали полностью, и хозяев, то есть владык мира, не было, князей всяких или царей тогда ещё на Руси не существовало. А кто же тогда управлял народом этим? А не кто иной, как их культура жизни; а в чём, или на чём основывалась эта самая культура русичей? А не на чём ином, как только на энергии самой главной, которая сохраняет гармонию: на энергии с названием Любовь. Вот вы скажете, как это так Любовь может гармоничной сделать жизнь людей? Но их культура, русичей – она являла нравственность высокую, доброту, а не зависть или зло. Ведь что такое Любовь? Ведь это и есть нравственность, Любовь не бывает завистливой или корыстной. И плюс ко всему Русь, то есть русичи, обладали знаниями всекосмическими, глубочайшими и знали, что такое гармония и что такое, когда её нет, и потому легко распознавали вредоносность безнравственной жизни инородцев.

Конечно, может запоздать весна,

И даже запоздать способна осень,

Но не опаздывает никогда Любовь –

Её мы встретили, гуляя между сосен.

Так говорите, люди, о Любви,

Не запрещайте сердцу восхищаться.

Прекрасна жизнь, когда у жизни впереди

Есть место для большого счастья.

Об этом я всё время говорил,

Об этом всей душою распирался,

Не знает тот Любовь, кто не любил

И кто не может с нею сообщаться.

А я хотел, чтоб поняли меня,

Что и Земля не может просто так вращаться.

Люблю, люблю, как Божий дар, тебя,

И этот дар проявлен как земное богодарство.

И что бы вы думали, чем закончился мой разговор с кораторомСуфелием? А ничем знаменательным, он во мне не увидел ни врага, ни друга, ни опасного преступника, ни того, кто оберегает его власть – просто какой-то странный человек, который почему-то хочет, чтобы люди перестали агрессировать, и, более того, делились бы своим нажитым с теми, кто нуждается. Он не увидел во мне никакой опасности, и мы расстались в дружественном поклоне друг другу.

Ведь я не призывал людей к революции, к перевороту власти – я хотел узнать, и узнать самолично: способны ли эти люди принять, а точнее сказать, воспринять Божественную энергию в её чистом виде; и хотя я знал, что не способны, я всё-таки совершил этот эксперимент, и он расставил всё на свои места. Я выполнил всё, что я для себя считал необходимым, перед людьми и даже перед народами.

Моё действие, мой поступок был для меня важен, как для учёного-экспериментатора, как для человека, который высчитывает продолжительность жизни народов в состоянии демонического мира, когда люди живут в мире, перевёрнутом с ног на голову, где добрый человек не является фундаментом жизни, а, наоборот, где наглый, агрессивный, безсовестный является главным, сильным среди людей, и он диктует правила жизни; где честность и честь приравнены к слабоумию, а истинная доброта, то есть любовь – такие проявления считаются вредными. Для демонического мира они вредные, а для Божественного – самые обычные, естественные, других и не существует.

Мы в нашей обсерватории вычислили, сколько времени продлится этот безнравственный уклад жизни, и многое поняли и предвидели наперёд; и произойдёт на планете великое разделение между Божественным и демоническим мирами. А вы спросите: где же мир Божественный? Мы хотим туда. Да, кто-то хочет в Божественный мир, а кто-то не хочет – ему не нужен добрый и честный порядок жизни людей; ему или им (а таких очень много) нужно обманывать, обдуривать других, и от этого он бывает счастлив; да, да, ограбил – и счастлив, убил – и счастлив; как видите, у бесов своё счастье, и оно есть. Но дело в том, что мир Бога является Вечностью, а мир демона не является Вечностью – это значит, что все эти денежные магнаты и все эти кровавые жрецы пойдут на переработку, то есть они исчезнут навсегда.

Процесс этот спокойный, не однодневный, но он идёт, он действует, он живой, и управляется Вечностью, он этой Вечностью и является. И деньги как мерило счастья уйдут в небытие, их использование останется, но их статус изменится: главным богатством будет считаться счастливая семья, где рождаются счастливые во всех отношениях, здоровые дети. Разум восторжествует в людях, но не во всех – кто-то будет желать жить за счёт других, поэтому между добром и злом будет противостояние какое-то время. Поэтому люди, которые чувствуют в себе потребность в делании добра – пусть это делают, за вас это никто не сделает – вот это и есть «проснуться»: различить доброе и злое.

Идеология, об этом говорят сегодня (то есть куда двигаться, куда идти народам); была культура на Руси, сейчас нет, её разрушили, уничтожили, когда гусли сжигали миллионами, когда убивали песняров и гусляров, жигунов (жигун – человек, под музыкальный аккомпанемент в частушках высмеивал недостатки и низкие, некультурные поступки людей; никто не обижался, но так себя вести человеку не хотелось, это позор для его семьи, для его Рода). Также были люди – при помощи своего голоса могли исполнять любые песни по своей сложности и тональности.

И конечно же, алкоголь на Руси не употребляли, русичи – это единственный народ, где алкоголь отсутствовал полностью; даже северные народы, оленеводы могли употреблять какие-то наркотические настои (например, настой мухомора и так далее), практически все народы в той или иной степени употребляли алкоголь, а русичи знали, что это – зелье, то есть яд, который уничтожит их, и потому осознанно не употребляли, и на их столах это зелье отсутствовало. Когда инородцы ехали к русичам в гости, они везли с собой много вина, но русичи не пили, и это инородцев шокировало, и они дивились такому глупому поведению русичей – ведь от вина становилось легко и развязно, и можно было совершать любые непристойные поступки; и в конце концов на Руси инородцам было запрещено пить алкоголь, потому что человек дурел и вёл себя непредсказуемо, был опасен для людей. Но инородцы всё равно пили, уединяясь от русичей – такие места назывались скотские дворы, шинкарки, шинки, кабаньи норы, кабаки – то есть постой для свиней, ибо пьяные падали на землю и возились в грязи, как свиньи; сейчас это престижные места (кафе, рестораны), на самом деле это грязное место для свиней; не забывайте, что это – мир демонический, где самое непотребное, гадкое и низкое возведено в ранг самого достойного и престижного. Подумайте сами: разве культурный и светлый человек пойдёт в это мерзкое место, где находится развратное, пьяное, оскотинившееся стадо, брызжущее агрессией и мракобесием? Поверьте: культурный не пойдёт, от такой энергии светлый человек заболеет.

Что вам порекомендовать, живущим сегодня, тем, кто хочет чего-то в своей жизни изменить, тем, кого не устраивает этот циничный, бездушный мир, где деньги главнее людей? Всё-таки начинайте с того, чтобы дети знали, что если он – мальчик, то это прежде всего вот такое поведение и понимание мужского начала, что он в ответе и за семью, и за Род. А девочка должна знать своё предназначение самое главное: рождение детей, а всё остальное – потом, и семья – это самое главное в её жизни. А не такая глупость, как профессия или карьера – человек должен быть образованным, а не тупым исполнителем, работником техногенного мира. Этому надо обучать детей в школе (как предмет общеобразовательный «семья»), ведь сколько там даётся глупости, а то, что надо действительно каждому человеку – не даётся.

Бог, Любовь, ВечностьЯ вышел от коратора на улицу; уже смеркалось, Солнце уходило за горизонт. Более четырёх лет я провёл здесь, на острове, среди этих людей; всяко бывало, и опасность меня подстерегала неоднократно, и с добром ко мне относились, но не в этом дело, это не самое главное; а самое всё-таки главное – это то, что меня эти люди не смогли понять, чего же я хочу – утеряна мера у этих людей, и доброта (источник меры) ушла, пришла наглость, коварство, жадность, зависть, а присвоение чужого – это уже не является позором и поступком из ума выживших людей, а это есть геройство и мужество, это поступок доблестный.

Ну что ж, Землю ждут страшные испытания, и люди сами себя под кое-чьим невидимым руководством обрекут на страшные муки, на страдания – ведь это так и произошло, и происходит пока ещё.

Римский околот разрушил нашу научную область Мир, под предводительством жрецов она была уничтожена. Рукописные труды, хранившие в себе многие чудесные источники пониманий, сутей различных миров живых, их исток, начало и конец – о, как много там было всего, что связано с единством трав и звёзд, и о любви как много там хранилось знаний! И как всегда в таких случаях бывает, жрецы сумели истинное обернуть в ложь, в лживое. Они изучили многие наши книги и свитки, и, так как я общался со жрецами на острове (они под видов рыбаков и земледельцев ко мне пришли, со мной вели беседы разные, всё пытались выяснить, что я подразумеваю под словом «любовь», под разными углами задавали мне вопросы и что-то записывали, что-то запоминали), впоследствии о моём понимании сути земной жизни людей они передали главным жрецам, и те уже придумали религию, назвали Христианской сутью бытия и извратили всё, что я говорил, о чём поведал; они увидели всю Божью правду в этом учении и испугались, и доброе перевернули в злое, где власть вменили, что она от бога, ну и так далее. И так решили Русь разрушить: туда внедрили ложь, любовь, как истину, перевернули («любите врагов ваших») – и вывели учение для холопов и рабов; но всё это античеловечное, и потому народами в полной мере не принимается.

Сейчас все видят и уже устали от войн, от наводнений, землетрясений, от пожаров; вулканы начинают просыпаться, и ветра сильные пришли в те места, где их и в помине не было, а всё отчего? От вырубки лесов, от человеческого безумства. Позвольте хотя бы вашим детям посетить школы «Счастье» и поменять суть свою – они сумеют изменить событий ход; не молиться надо, а добро творить. Вот эти сады со словом «Счастье» испытывали мы (такие знания пришли к нам от предков), и каждый сад мы изучили досконально; каждый сад свою мелодию имеет, свой ритм, своё созвездье и свою зарю на звёздном небе, и Солнцу шлёт привет особый свой, или цветы особый цвет имеют – и это важно очень для детей в той школе «Счастье». И знайте: это счастье, и никакой войны, никаких раздоров; воинственные люди вечность не создадут, упорные, целеустремлённые – вот, кто создаст Вечность.

Но ведь и время подошло

(Да оно уже давно такое время),

Когда катаклизмы на Земле

Уносят жизни людей тысячами,

И катаклизмы – вы же видите сами –

Всё усиливаются,

И кто же сможет распознать причину их, их суть,

Отчего они происходят?

И всё, что наработано,

Всё, что известно человечеству

По борьбе с катаклизмами,

Имеет нулевой результат – и что же делать?

Вот здесь встаёт вопрос, а ответа нет;

Так что же, ждать в каждый год беды

Живущим ныне людям?

Ведь знаний ваших явно мало,

Чтоб хоть что-то изменить на Земле –

И вот тут выходят на первое место

Возможности самого человека;

И это ваши дети и ваши внуки

Всё исправить смогут;

Лишь только суть вещей поймут они –

Легко увидят их начало, катаклизмов этих;

И школа «Счастье» – именно она

Сумеет человека превратить в творца,

И, обладая силою такой,

Тот человек построит рай земной,

И это факт – так написали мы;

Счастливым Миром жизнь людскую назови.

А о себе я так скажу: я к этому все силы приложу,

И не посмеет тьма забраться на престол,

Ведь Свет добра прогонит страшный сон;

Поверьте, я эгрегор так расположу –

И силы христианства отправятся к добру,

Эгрегор христианский сам вернёт Любовь;

Движение энергий так расположу –

И Космос нам подарит счастливую звезду;

Такого поворота боится очень тьма,

Ей смерти неохота, но слабая она.

И демон огорчённый вращает головой –

Он будто враг, сражённый стремительной стрелой,

Кричит в негодованье от слабости своей;

Конечно, не глупец он, но и не творец,

Он творчество высокое так и не смог понять,

А ведь когда-то Богу хотел урок он дать:

Он говорил однажды, пред Богом горячась,

Что люди отвернутся и проклянут в тот час,

Когда он, демон, явит перед людьми свой нрав,

И всем по нраву будет от демона наказ,

А Бога позабудут – зачем нужна любовь,

Когда за деньги можно купить любую новь.

И демон извернулся, старался очень он,

Но всё же промахнулся и сам себя замкнул –

На этом завершилась от демона стезя,

И Бог опять вернулся, и зацвела Земля;

Земля благоухает, Земля цветёт в садах,

А силы разрушенья превратились в прах,

И демон пристыдился, и демон понял всё:

Что он не сладит с Богом и с детьми его;

Сначала очень злился, потом утёр он нос,

И от такого горя побрёл, как битый пёс,

Глаза его потухли, он потерял задор,

А люди рассмеялись: «Какой то демон? Вздор!»

Мы это всё сумели ещё тогда познать,

При помощи ученья умей сопоставлять.

Живите, люди, смело на Земле своей

и жизнь свою умело постройте для детей.

Не надо притворяться, а будь таким, как есть,

Мир Бога – это ясность, а демон – это лесть.

* * *

Нельзя окликнуть то, чего не существует,

Нельзя любить, коль не пришла Любовь,

Но можно сотворить, о чём душа ликует,

И не просить, а подарить.

Александр Саврасов

счастливый-мир-первоистоки.рф



Приложение

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

(взято с сайта счастливый-мир-первоистоки.рф)

Как избавиться от паразитов сознания, которые постоянно сбивают с мысли, навязывают негативные сценарии?

Это нормальные энергии ваших тёмных сил (то есть деяний). Ведь кем вы являетесь? Ведь вы же Землю уничтожаете – вот в чём дело. Жаль мне Землю, она уж столько выстрадала – а вы про мысли такие, это вот откуда всё? А вот это привычно для вас, энергии такие.

И когда вы стали делать другое, как бы изменили курс (или ракурс) движения мыслительной энергии – то вот те мысли, они сохранились, и они лезут к вам. А ведь есть ещё и сущности различные, духи тёмные – их полным-полно, и они тоже работают, они не желают вас отпускать и суют вам в ваши головы, в ваши мысли свои чёрные измышления – вот те, которые будут вредить вашим начинаниям и вашим деяниям светлым.

И будет так всегда, и не надо этого бояться и бороться с этим не нужно. А вы так сделайте, чтобы оно не могло вам помешать. И пусть добрых мыслей (и дел в том числе) будет не так много за день – ну и что. Но зато в эти минуты (или часы, может быть) вы будете мыслить о хорошем, по-настоящему о добром. А потом весь последующий день будут лезть к вам вот эти поганые мысли, истории разные чёрные, тёмные, отрицательные, убивающие ваш дух и ваше тело даже, ну и что. А вы благодаря вот этому чёрному делайте больше добра – просто вот делайте его, и всё.

Не ради денег живите – и уже одно это на пятьдесят процентов ослабит духов тьмы. Ослабит (вот не ради денег когда), они слабые будут совсем, и прогнать их мысли (нагоняемые ими) будет вам легче, и с каждым годом – всё легче. И потом только слабые отклики будут к вам возвращаться.

А вы уж добро творите – и вот тогда все эти духи, они усомнятся в правильности своих поступков: а стоит ли нам атаковать этого человека, если он использует нас, нашу энергию, и делается всё чище и добрее сердцем своим? И будут ругать тебя (или такого человека). А ты уж и в радости будешь жить, и на мысли эти наплевать тебе, вот и всё. Потому что ты откроешь для себя Пусть Света – я так скажу – светлых начинаний и светлых дел.

И начинай с посадки деревьев живых. Дерево – оно обоюдное, оно ведь как вбирает в себя информацию, так и отдать может, и оно тебе поможет от тёмных сил защищаться (и это правда), прогонит тьму.

Но главное, конечно, всё-таки от человека зависит: ему нужно быть светлым, тогда и тьма не подойдёт близко. А то вы всё так считаете, что «вот я-то светлый, а вот тьма-то – она тёмная, и она лезет», а я вам скажу: в поле света никакая тьма пройти не сможет. Ты – и есть тьма, и вы (такие, в ком мысли разные) – вы тёмные все; и если вы хотите избавиться от тёмного, то делайте светлое – а я уж сказал, что: для Земли старайтесь.

Не для людей сначала, потому что люди – они использовать вас будут в тёмных своих целях. «Ну, – скажут, – дурак какой-то живёт по соседству, ну пусть огород мне вскопает, да пусть тут посадит всё, да поливать приходит, удобрение пусть мне тут таскает по грядкам». Такие тёмные личности – они вас, добрых, используют в своих целях чёрных, корыстных то есть. А ты людям-то не помогай – ты о Земле заботься.

А если хочешь людям помочь – то не в их подсобном хозяйстве ройся и не деньгами их угощай и снабжай, а чтобы они вместе с тобой пошли да о Земле позаботились – вот оно, спасение для вас для всех. Вот ведь в чём всё спасение-то для вас для всех. Вы вот его ищете всё время, себя светлыми считаете да называете, а окружающее – тёмным. Но всё наоборот: во тьме живёте, и сами тьмой являетесь.

===========================

Моему брату 16 лет. Его постоянно тянет к компьютерным играм, жестоким и гадким фильмам. А если от нас с мамой что-то о здоровом образе жизни, о посадке деревьев слышит – у него это вызывает сильный протест, крайнее неприятие. Он в классе сажал деревце на эко-празднике, но даже не захотел горшочек из школы забирать, это ему совсем не интересно. Я понимаю, что это годами копилось. Но как помочь брату стать счастливым? Как мысль его направить к настоящему, к вечному, чтобы ему жить захотелось?

Трудно порой с людьми разговаривать на равном понимании. Вот я понимаю твой вопрос, и суть причины в чём сокрыта, и так далее. А я буду отвечать тебе – и ведь знаю, что кроме обиды в ответ не получу ничего. Но всё-таки я отвечу. Буду говорить так, как оно есть.

Вот твой брат – ведь кто он в энергиях? А он – ты и есть. И вот ты – и кто ты в энергиях? А это твой брат, и твоя мать, и твой отец, и твоя семья – и все вы едины в мире энергий, все вы едины в энергетическом поле. Это вот нужно сразу понять, чтобы уяснить и попробовать хотя бы не обидеться на меня. То есть твой брат – это ты и есть, это твоя мать и твой отец. Вот кто вы? Это ваш брат и есть – вот то вы и есть, и не кто другой.

Единственное условие: что всё-таки ваш брат стал ярко выраженным эгоистом и подсел, как вы говорите, на компьютерные игры – но ведь так же подсаживаются на шприц с наркотиком, на бутылку с пивом или с алкоголем с любым другим, отсюда и табакокурение, и анаша (трава, которая дурманит тело и мысль, дуреет человек от неё). Вот откуда это всё берётся?

Ну конечно же, вы же так вскользь уже сказали, что, типа, накопилось – но разве, вроде как, это главное? Вы мне лучше скажите – вот я чтобы вам ответил, как бы вашего брата извлечь из погибели из этой, из смрада бесовского. А никак не извлечь – и вы это прекрасно понимаете.

Его, если и извлекать нужно – то ведь где-то же должна быть чистота. Иначе откуда извлекать и куда? То есть всё у вас – и есть зловредное, тлетворное влияние на всех людей, то есть вы все в одном «помещении», а иного «помещения» (чистого) у вас нету.

И не отделяйте себя от брата – вы точно такие же, только сумели в другом образе проявиться, и это ваш успех большой, а не ваша чистота (то есть грязи-то и в вас полным-полно). А брат не сумел. Уж вы столько её собрали, этой грязи, что брату-то она не позволила выкарабкаться – и он туда и провалился, поглубже. То есть ваши головы ещё торчат (я так скажу) из той жижи, а уж брат не смог, ибо его за уши никто не подтянул, и вы не захотели, плюнули на него. А теперь, когда увидели, что он погиб, или как вы считаете, ещё не погиб – и я считаю, что ещё не погиб, но может погибнуть, конечно же, и вы вместе с ним можете.

Да и уже погибли, если вы считаете, и так думаете, и желаете спасти только брата своего – а вот соседского мальчишку вы уже не желаете спасать; вы, наверное, даже рады будете, если он задохнётся угаром раньше вашего брата. Вот так я думаю. Это вот эгоизм такой в людях.

А ведь чтобы спасти брата – нужно спасти и соседа, и ещё тысячу людей, тогда только ваш брат спасён будет. Потому что для тысячи нужно «помещение» чистое, то есть образ жизни другой совершенно, и цель жизни другая, и осмысленность другая, и знания другие, совершенно другие, иные. И суть жизни, и смысл её – совсем в другом ведь – в радости, а вы насилуете его, насилие проявляете: в школу иди, а он не хочет. Подумай, как дать образование ему, хотя бы и такое, но без этого изувеченья душ человеческих (вот это здание с этими людьми, которые насилуют души и тела детей, насилуют, и сами служат насилию, и являются насилуемыми сами – вот ведь в чём всё дело).

А когда вы задумаетесь, что всё-таки нужно создавать «помещение» чистое, куда брата своего поместить – то есть жизнь иную создавать надо. А начало этому всему – школа «Счастье». Существует уже она, и она действует, и она пришла к вам из самых первоисточников. А вы на неё и не смотрите.

===========================

Как помочь родственнику избавиться от алкогольной зависимости? Пьёт давно, а год назад он тяжело заболел, попал в больницу; в больнице лежал долго, и там он не употреблял алкоголь. И вот практически он выздоровел, вылечился, из больницы выписали, а недавно начал опять выпивать. Что делать?

Неправильный подход и мысль. Вот вы хотите и думаете, что это верно, когда грубо хотите вмешаться в психику человека: ты пьёшь, а мы тебя заставим не употреблять алкоголь. А если он сам не отказался от алкоголя (человек), не желает бросать пить алкоголь, а желает его употреблять в каждый день, ибо в этом его радость и счастье жизни?

Так сделать нужно сначала для человека условия счастливой и радостной жизни – и тогда он сам отметит для себя, психикой своей, что ему приятней быть трезвым, ибо радостно жить ему – вот о чём нужно думать, вот об этом. Тогда получается, что не только для одного человека можно что-то сделать, для одного вы и не сделаете ничего, а нужно общество менять, цель жизни поменять – вот это большое дело, и его нужно начинать. Вот вы спросили про одного, а я вам подсказываю, как помочь всем остальным, и даже самому себе.

Зависимость алкогольная – это зависимость (не самого алкоголя над человеком), а человек сам ложит свою голову под топор алкоголя, это его выбор. И в данном случае для человека алкоголь не является палачом. Но если изменить мнение самого человека – вот тогда и помогать надо, вот только тогда вы сможете излечить этого человека: он сам будет драться за трезвую жизнь и возненавидит алкоголь – вот как нужно поступить и сделать, а по-другому вы не добьётесь ничего.

Можно закодировать, у вас в городах это делают. Я бы этого не советовал, но сделать это можно, хотя бы попробовать.

===========================

Если ни с того, ни с чего возникает сильная душевная боль – как с ней бороться? Все мысли в такой период направлены на раздумья об этом душевном дискомфорте, и руки опускаются. Что это такое? Груз прошлых ошибок и грехов?

Это груз не только прошлых ошибок и грехов, это как раз грузило сильнейшее сегодняшних твоих мыслей и поступков – вот это главный образом. Это я правду говорю, вот как оно есть. Но всё ведь дело в вас, не хотите вы подумать о себе: что вы всё-таки не в полной мере управляете своей мыслью, и доброе является для вас добрым, но для меня такая доброта – есть ненависть к Богу, ненависть к живой природе; ненависть, агрессия и желание всё уничтожить – вот ваша жизнь ведь в чём заключена, она же вот в этом именно. Вот денег вам всё время надо – ну хорошо, я не отрицаю деньги, ведь они должны помогать вашей радости и вашему счастью, а не тому, чтобы всё уничтожить ради денег, и самою свою душу в том числе.

Вот ты работаешь – а может быть, ты и не хочешь работать, вот ты служишь чему-то – а может, ты и не хочешь этому служить. Я говорю вообще, не конкретно обращаюсь к тебе, а ко всем людям обращаюсь. И ты такая же, как и все. Вот идёшь куда-то – а не хочешь туда идти, утром встаёшь – а ты спать ещё хочешь. И так изо дня в день – и что ты хочешь иметь с этого, кроме беды и горя? И если ваши предки, родители ваши, деды с бабками, ещё могли выдерживать это насилие – так у них была цель: светлое будущее. А ты какое светлое будущее? У тебя нету ничего ни в будущем, ни в настоящем, а прошлое – так лучше бы его и не было, вот и всё.

А когда ты начнёшь делать настоящее, истинное, доброе (вот настоящее), тогда даже то чёрное в прошедшей жизни твоей тебе покажется такой глупостью и такой ерундой, и ты будешь плакать об этом, но не с горя и не с томления душевного, а от радости, что всё позади, и ты поняла (может быть не всё, но хоть что-то). И поняла ты это, делая вот это, уже изготовляя доброту – её своими ручками, своими помыслами, мыслишками своими, слабенькими ещё, ещё совсем зарождающимися только-только, но они уже доброту ткут, сохраняют её, берегут и перевоплощают из злого в хорошее. Вот и всё в этих словах заключено.

А раз томится душа – так она живая. Советую тебе (а больше как бы желаю я, а даже не советую) понять истинную доброту. Когда увидишь – и сможешь уразуметь и мои слова, и душу поймёшь, и почему томление.

Й. Крезтос



Оглавление

TOC \o "1-3" \h \z \u Кто я есть PAGEREF _Toc486019884 \h 5Поход на Русь PAGEREF _Toc486019885 \h 9Колокольный звон PAGEREF _Toc486019886 \h 12Тибет PAGEREF _Toc486019887 \h 14Кипр PAGEREF _Toc486019888 \h 16Начало миссии PAGEREF _Toc486019889 \h 20Деятельность лекаря PAGEREF _Toc486019890 \h 24Душевнобольной – что это? PAGEREF _Toc486019891 \h 29Что такое грех PAGEREF _Toc486019892 \h 31Разговор с законниками PAGEREF _Toc486019893 \h 35Волчица – символ чего? PAGEREF _Toc486019894 \h 38Правда и ложь, их асимметрия PAGEREF _Toc486019895 \h 41Обсерватория «Мир» PAGEREF _Toc486019896 \h 47Тьма – это не тень от дерева PAGEREF _Toc486019897 \h 56Не мечтите бисер перед свиньями PAGEREF _Toc486019898 \h 60Философия глупости PAGEREF _Toc486019899 \h 66Искал душу, но встретил лишь тела PAGEREF _Toc486019900 \h 69Разговор PAGEREF _Toc486019901 \h 75Про Атлантов PAGEREF _Toc486019902 \h 88Изобретения Атлантов PAGEREF _Toc486019903 \h 94Продолжение миссии PAGEREF _Toc486019904 \h 99Уроки с детьми PAGEREF _Toc486019905 \h 109Телепортация PAGEREF _Toc486019906 \h 117Мир Бога и мир демона PAGEREF _Toc486019907 \h 120Сущности, населяющие невидимый мир PAGEREF _Toc486019908 \h 124Про псов PAGEREF _Toc486019909 \h 128Про собак PAGEREF _Toc486019910 \h 135Мои мысли вслух PAGEREF _Toc486019911 \h 137Этруски PAGEREF _Toc486019912 \h 144Коратор PAGEREF _Toc486019913 \h 151Счастливый Мир PAGEREF _Toc486019914 \h 163Предназначение человека PAGEREF _Toc486019915 \h 166Бог, Любовь, Вечность PAGEREF _Toc486019916 \h 173

Сайт автора: счастливый-мир-первоистоки.рфОбратная связь: info@smirp.ruВидео на канале: www.youtube.com/pervoistokiВКонтакте: «СЧАСТЛИВЫЙ МИР» http://vk.com/schastie_mirЗаказать книги серии «Знания Первоистоков»:http://smirp.ru/zakazООО «Издательство «СЧАСТЛИВЫЙ МИР»

e-mail: zakaz@smirp.ru (по вопросам распространения печатных изданий)

© Саврасов А.Б., 2015