Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ковпак, Сидор Артемович. Из дневника партизанских походов

Дата публикации: 14.02.2019
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 2.73 Мбайт
Идентификатор документа: -177432219_492289866
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот


Не то что нужно?


Вернуться к поиску
С.А.Ковпак Из дневника партизанских походов Издание: М.: ДОСААФ, 1964. – 220 с. Сайт: Партизанская правда партизан: http://www.vairgin.ru/ Скан: Vukomir (vukomir@yandex.ru) ОТ АВТОРА В послевоенные годы в капиталистических странах появились исторические и военно-мемуарные книги, авторы которых всячески пытаются умалить выдающуюся роль советского народа в достижении победы над фашистской Германией. В них умалчивается или преуменьшается значение величайших в истории человечества битв, выигранных Советской Армией в годы Великой Отечественной войны. Касаясь партизанского движения на временно оккупированной гитлеровцами советской территории, историки и мемуаристы Запада лезут из кожи вон, чтобы скрыть от своих читателей его всенародный. интернациональный характер. Они пишут о советских партизанах, как об одиночках, более похожих па бандитов, чем на самоотверженных советских патриотов. Цель подобных извращений исторической правды ясна. Идеологи империализма всеми способами, не гнушаясь даже клеветы, стараются обмануть общественное мнение, создать впечатление, что во второй мировой войне решающим фактором в достижении победы было не единоборство советского народа и его армии с военной машиной фашистской Германии, поработившем почти все страны Европы, а военные операции США, Англии и Франции. Такая фальсификация истории призвана ослабить борьбу народов за мир, за разоружение, притупить их бдительность, доказать, будто в новой ядерной войне, к которой столь усердно готовятся империалисты, победу легко одержат они, а не социалистический лагерь, пользующийся поддержкой всего прогрессивного человечества. С первых и до последних дней Великой Отечественной войны я был непосредственным участником партизанского движения на Украине, длительное время командовал соединением партизанских отрядов Сумской области. Рассказать правду о советских партизанах, еще и еще раз разоблачить бессовестную фальсификацию западных пропагандистов новой войны — такова одна из целей предлагаемой вниманию читателей книги. Другая ее цель состоит в том, чтобы без прикрас рассказать людям, прежде всего юношам и девушкам, о беспримерной стойкости и героизме, о моральной чистоте и благородстве, о презрении к смерти наших славных тружеников, грудью вставших на защиту своего социалистического Отечества, о скрепленной в жестоких боях, в тяжелейших условиях братской дружбе русских, украинцев, белорусов, грузин, узбеком... Хочется также показать на примерах Сумского соединения партизанских отрядов, что любая воинская часть, попавшая в окружение, при поддержке населения, может с успехом действовать в тылу врага и наносить ему ощутимые удары. Война застала меня в возрасте более чем зрелом и я, конечно, отчетливо понимал, что происходящие события имеют всемирно-историческое значение. Придет время, думал и, когда воспоминания даже рядовых участников этой титанической борьбы с черными силами фашизма окажут немалую пользу не только ученым-историкам, но и самым широким кругам молодых поколений советских людей. Эти размышления и привели меня к решению день за днем документировать наиболее важные вехи борьбы и жизни партизанского отряда, возглавить который мне поручила партия. До Великой Отечественной войны за плечами у меня был изрядный опыт партизанской борьбы в 1918—1920 годах с врагами молодой Советской республики. Был и многострадальный опыт солдата первой мировой войны. Сожалею, что в те далекие, но незабываемые годы я ничего не записывал о больших н малых событиях, участником или свидетелем которых был. Однако современному молодому читателю, думается, полезно и интересно будет познакомиться хотя бы с основными этапами жизненного пути, советских людей старшего поколения. Ведь именно прошлое подготовило их к тому, чтобы выстоять и победить в жестокой схватке с немецко- фашистскими поработителями. Вот почему я счел уместным предпослать хроникально-документальному повествованию времен минувшей Великой Отечественной войны главу воспоминаний, охватывающую весь период моей жизни, а само повествование для более точного изложения фактического материала и описания боевых событий вести в форме дневника. При подготовке этой книги-дневника к опубликованию были использованы боевые приказы и материалы штаба соединения партизанских отрядов Сумской области, материалы штабов и донесении командиров отрядов, входивших в состав нашего соединения, отчеты командиров соседних отрядов, групп и соединений, документы захваченные у врага, личные воспоминания и воспоминания моих ближайших соратников. В событиях, описанию которых посвящена книга, принимали участие тысячи патриотов-партизан, подпольщиков — простых советских граждан. Но при всем уважении к этим замечательным людям я не в состоянии рассказать о каждом из них, о всех совершенных ими подвигах и благородных поступках. В этой книге-дневнике рассказ ведется от начала войны до октября 1942 года. Вторая и третья книги охватят события вплоть до победного завершения Великой Отечественной войны. Буду искренне благодарен читателям и особенно боевым соратникам по партизанской борьбе за их замечания, отзывы и пожелания, которые постараюсь учесть в последующей работе над книгами. С. КОВПАК, дважды Герой Советского Союза Воспоминания о прошлом Давно минули дни моей безрадостной юности, но и сейчас не забываются нужда и бесправие, которые мне довелось изведать в те годы. Слобода Котельва, где я родился в 1887 году, расположена на Полтавщине, крае живописном, не раз воспетом поэтами. Как и ряд других сел центральной части Левобережной Украины, слобода была заселена дальними потомками запорожских казаков. В их быту и нравах, в звучании фамилий сохранились, да и теперь еще не стерлись приметы времен борьбы казачьей вольницы с польской шляхтой, турецкими янычарами и алчными степняками. В Котельве насчитывалось несколько тысяч дворов. Издали ее безошибочно можно было узнать по куполам семи церквей, возвышавшихся над прибрежными вербами. Л вокруг них — крестьянские хатки, утопавшие В зелени садов. Глядя на эту ласкавшую взор картину, стороннему наблюдателю трудно было представить, что обитателям беленьких хаток нужда сопутствует от рождения и до дня кончины. Семья наша была большая: дед, бабушка, отец с матерью да нас пять братьев и три сестры. Едоков, как говорится, хоть отбавляй. На всех детей имелась одна пара старых чобит, поэтому зимой мы редко гуляли на улице. Долгими вечерами и дети и взрослые любили слушать рассказы нашего деда Дмитра. Прожил он на свете сто пять лет и знал много занятных историй. Изведав сызмальства удел безземельного крепостного, он попал в рекруты, служил в Санкт-Петербурге, участвовал в баталиях против горцев Шамиля на Кавказе, защищал Севастополь. Затаив дыхание, слушала детвора воспоминания старого воина, проникнутые любовью к родной стороне. Когда подрос, меня послали в церковно-приходскую школу. Помещалась она в церковной сторожке. Во всю длину комнаты стояли столы. С одной стороны сидели ученики первого года обучения, с другой — третьего, а посередине — второго. Учил нас поп, крутой и жестокий, который, кстати сказать, ведал всем обучением на селе. Стоило кому-нибудь зазеваться или созорничать, как страшная, поросшая рыжей шерстью поповская рука отпускала звонкую затрещину или хватала свою жертву за ухо. Учился я хорошо. Поп советовал отцу послать меня в двухклассную школу. Окончив ее, учащийся получал право сдавать экзамены на народного учителя. Отец, конечно, не мог этого сделать. Семью заедала нужда, и мне, одиннадцатилетнему мальчугану, пришлось служить за харчи в магазине Фесака — торговца железоскобяными товарами. Нелегко приходилось мальчику на побегушках. Да еще хозяин то и дело проверял, так сказать, на честность. Будто без умысла обронит пятнадцати или двадцатикопеечные монеты, а сам следит: возьму я их себе или нет. Найденное я отдавал своему кормильцу или его жене. Трудился добросовестно: мыл полы в магазине, выполнял черную работу по хозяйству. Мое прилежание нравилось хозяину, и после года службы он раздобрился — разрешил посещать школу. Учиться и работать было трудно. Хозяин душу выматывал из своих батраков. Отпуская в школу, всегда укорял: Я тебя осчастливил, учу. Так что ты, студент, должен благодарить хозяина. Работал я по тринадцать-четырнадцать часов в сутки, на учебу выкраивал три-четыре часа, а остаток времени отдыхал. Жажда знаний и крепкое от природы здоровье помогли перебороть постоянную усталость, недосыпание и другие тяготы жизни. Через два года успешно закончил школу. И по службе продвинулся: назначил меня Фесак приказчиком. Немного легче стало, а главное — появилась возможность встречаться с интересными людьми. Большинство покупателей были рабочие-строители. Они и натолкнули меня па мысль о самообразовании. Один рабочий дал мне брошюру Попы и полиция. Начал я ее читать, вижу, штука такая, что если хозяин узнает — по головке не погладит. Спрятал. Вечером взял книжку домой. Уселся читать. Вдруг заходят во двор урядник и два стражника. Что делать? Куда спрятать книжку? Сунул ее под ведро с водой. Ввалились пьяные гости в хату, один пошатнулся и опрокинул ведро. Крамольную брошюру обнаружили. Попало мне здорово, и хотя отец убеждал урядника, что книжку кто-то подбросил, все равно я был зачислен в разряд подозрительных. В 1909 году меня призвали на действительную военную службу, или, как тогда говорили в народе, забрили в солдаты. Был рядовым, нижним чином 12-й роты 186-го пехотного Асландузского полка, расквартированного в городе Саратове. Свое название и георгиевское знамя полк получил еще в начале прошлого века за участие в сражении у Асландуза, где русские войска вместе с азербайджанцами наголову разбили полчища персидского шаха, пытавшегося поработить народы Закавказья. Служба в полку была очень трудной. Особенно выматывала муштра. Как сейчас вижу перед собой ротного командира — капитана Парамонова. Старый холостяк, в расположение роты он являлся ни свет ни заря и всегда присутствовал на подъеме. Как только кашевар заканчивал свои нехитрые приготовления, денщик подносил Парамонову два котелка: один с супом или борщом, другой с кашей. Капитан опоражнивал их дочиста и приступал к физкультуре. Возьмет, бывало, винтовку за кончик штыка и поднимает на вытянутой руке вверх. Силен был ротный, и солдаты побаивались его огромных кулаков, хотя пускал он их в ход реже, чем другие офицеры. Ненавистен нам был другой офицер — командир полуроты штабс-капитан Вюрц. Худой, белобрысый, желчный, он до умопомрачения изводил своих подчиненных уроками словесности. На этих уроках Вюрц усаживал всю роту несколькими ровными рядами. Равнение каждого ряда проверял туго натянутым шнуром. При малейшей оплошности виноватого ставил в угол комнаты под ружье, и тот по команде смирно с винтовкой на плечо при полной походной выкладке стоял до окончания занятий. Штабс-капитан подходил к доске, рисовал мелом квадрат, а в нем — что-то похожее на запятую, перевернутую вверх хвостиком. Нарисует такое, обернется и, указывая на доску, спрашивает по очереди у каждого: — Что это? Никто из нас, конечно, не обладал достаточной фантазией, чтобы отгадать значение вюрцевского квадрата, и каждый, как правило, получал зуботычину. После подобного разъяснения Вюрц командовал: Садись! Солдаты снова замирали, держа руки на коленях. Вюрц же обращался к нам с такой речью: — Для того чтобы ответить на какой-либо вопрос, нужно иметь на плечах голову, а не чурбан. Я нарисовал собачью будку и в ней собаку. Вон даже хвост виден... На этом урок словесности заканчивается, начинались строевые занятия. На плацу штабс-капитан был непревзойденным мучителем. Он гонял нас так, что гимнастерки взмокали до нитки, точно под проливным дождем. Доставалось нам и от наставлений фельдфебеля Шмелева, типичного держиморды с тупым, опухшим от пьянства лицом. Он терпеть не мог грамотных солдат. Изо дня в день мелочными, оскорбляющими достоинство человека придирками господин фельдфебель доводил людей до исступления. В устах нижних чинов он признавал только четыре слова: так точно и никак нет. Не было отдыха солдатам и в праздничные дни. С утра молебен, потом всевозможные проверки, а если кому посчастливится получить увольнение в город, то и там бедняга натерпится. Бывало, идет солдат, особенно из молодых, засмотрится и не заметит старшего офицера, не станет во фронт. За это его прямо на улице так отхлещут по физиономии, что небо с овчинку покажется. Запретным для солдата был городской парк. При входе в него висела табличка: Солдатам и собакам вход воспрещен. В 1912 году меня демобилизовали. К этому времени я сполна овладел солдатской наукой и хорошо познал, что значит царева служба. Возвращаться в Котельву не хотелось, решил остаться в Саратове. В городе было полно безработных. Ходил целый месяц на большие и малые предприятия, на все пристани. Работы не было. Однажды в порту набрел на группу грузчиков. Разговорились. Они предложили остаться в артели. Согласился. Однако вскоре понял, что долго здесь не выдержу. Грузчики были люди хорошие, работящие, но совершенно опустившиеся. Они потеряли главное — цель в жизни. Ни у кого из них не было ни семьи, ни дома, они влачили жалкое и тягостное существование люмпен-пролетариев, типичных представителей горьковского дна: работали нечеловечески много, спали и ели прямо на берегу. Одежда на каждом была ветхая, едва прикрывавшая тело . Хозяин-кабатчик держал грузчиков в долговой кабале и охотно отпускал им продукты в кредит. После каждой разгрузки или погрузки производились расчеты. Кабатчик предварительно старался споить грузчиков и, когда они пьянели, подсчитывал заработанное так ловко, что артель всегда оставалась у него в долгу. Проработал я в артели два месяца и ушел. Удалось устроиться чернорабочим в Саратовское трамвайное депо. Работа там была ночная, а стало быть, днем предоставлялась возможность еще поискать какую-нибудь работу на стороне. Познакомился с кузнецом-ремесленником, и он предложил пойти к нему молотобойцем. Кузница находилась недалеко от излюбленных мест воскресных прогулок саратовской знати. В обычные дни у нас не всегда была работа, а когда и случалась, все равно зарабатывали мало. Лучше обстояло дело но воскресеньям. Каждую субботу мы, три молотобойца и кузнец, тщательно прибирали кузницу, всю территорию вокруг посыпали свежим песком. Часам к одиннадцати дня на живописном берегу Волги появлялась хорошо одетая публика. Изнеженные баре были сами непрочь посмотреть, как работают кузнецы, и показать нас своим домочадцам и гостям. Вот тут-то наш хозяин и хвастал своими талантами. Как только барская компания подходила поближе, кузнец выхватывал из горна раскаленный добела кусок металла, и мы по его команде начинали выстукивать полупудовыми молотами барыню, гопака, польку. Этими фокусами за один воскресный день зарабатывали больше, чем за всю неделю. В Саратове меня застала империалистическая война 1914 года. Я был мобилизован в первый же день и отправлен в тот же Асландузский полк. А на четырнадцатый день войны мы уже вступили в бой в районе Люблина. В этом первом сражении противник изрядно потрепал нас. В строю осталось 120 солдат да несколько офицеров. Кстати, штабс-капитан Вюрц погиб при первых же выстрелах, получив пулю в спину, Очевидно, с ним рассчитался один из его крестников за свои выбитые зубы. Значительный урон понесли и другие полки 47-й дивизии, в состав которой входил Асландузский полк. Поэтому дивизию отвели в район Ивангородской крепости для переформирования. Меня, как грамотного, зачислили в команду полковой связи, а несколько позднее — в разведку, где я прослужил всю войну. Много раз приходилось ходить по тылам врага в поисках языков, определять дислокацию частей противника, участвовать в тяжелых боях, мерзнуть в стужу, изнывать от жажды в летний зной. Изо дня в день вращаясь в этом круговороте жестоких испытаний, солдаты все отчетливее начинали понимать истинные причины мучений народа. Па войне особенно быстро формируется сознание человека. Ежедневно и ежечасно подвергаясь смертельной опасности, люди невольно задумывались над вопросами: Для чего гибнут тысячи, а миллионы становятся калеками? Почему жены должны оставаться вдовами, а дети — сиротами? Кто несет народу горе? В первый период войны очень многие воевали, не щадя живота своего, за веру, царя и отечество. Я тоже служил добросовестно. Прояснились солдатские умы, а в том числе и мой, после провала наступления в 1916 году на Юго-Западном фронте. Прорвав оборону противника на протяжении более четырехсот километров по фронту, русские войска неудержимым потоком устремились вперед. За два месяца боев было убито и ранено свыше миллиона солдат и офицеров противника, 450 тысяч взято в плен, захвачено около 600 орудии, 1800 пулеметов. Осуществив этот грандиозный прорыв, русские войска помешали немцам разгромить французов и англичан на Западном фронте и оттянули на себя все вражеские резервы. Даже нам, рядовым солдатам, было понятно, что еще один-другой такой нажим — и противник капитулирует. Однако получилось совсем не так. Царские генералы не сумели закрепить и развить добытые большой кровью успехи. Не были подтянуты резервы, не подвезены боеприпасы и продовольствие. Враг получил возможность перегруппировать свои силы, и наше наступление захлебнулось. Подойдя в Карпатах к Кслиманскому перевалу, мы остановились. У солдат передовых частей не хватало боеприпасов, они голодали, были кое-как одеты и обуты, однако больше двух недель отбивали яростные атаки врага. Каково же было наше возмущение, когда при отступлении мы увидели на тыловых базах большие запасы муки, масла, консервов и других продуктов, боеприпасы, вооружение и обмундирование. Нам строжайше запрещалось уничтожать при отступлении военные склады и выводить из строя железнодорожные станции. Офицеры объясняли это тем, что, дескать, можно расшифровать противнику пути отступления своих частей и их местонахождение. В районе Черновиц наша разведгруппа прикрывала отступление 47-й дивизии. На станции солдаты нашли в пакгаузах много обмундирования, конской сбруи, продовольствия. Там же, неподалеку от железнодорожного узла, обнаружили большие склады снарядов разных калибров, ручных гранат, винтовочных патронов. Зачем же оставлять все это врагу! Я был старшим группы и под свою ответственность приказал все уничтожить. Но как только мы вернулись в полк, начались допросы. Командование разыскало виновников диверсий. Оказывается, на других железнодорожных станциях солдаты арьергардных частей поступили так же, как и мы. На общих построениях офицеры уговаривали солдат выдать преступников, ссылаясь при этом на приказ верховного главнокомандующего об их розыске. — Что же это получается: или сам верховный немцам продался, или в ставке у него сидят изменники,— возмущались солдаты. Нам, не искушенным в политике, становилось все яснее, что в серьезных неудачах армии и страданиях народа виноват прогнивший царский строй. И когда до нас дошла весть о Февральской революции, о свержении царя, в полках началось брожение, появилось много разных агитаторов. Были тут и меньшевики, и эсеры, и анархисты... Кто только нас не агитировал! На чьей же стороне правда? Чутьем и разумом солдаты поняли, что правда только на стороне большевиков. Из всех партий только они говорили: Долой войну! Земля — крестьянам, фабрики — рабочим! Эти лозунги как нельзя лучше выражали сокровенные думы и заветные мечты каждого из нас. Дорогие народу слова большевистской правды выслушивались с особым вниманием. Большевистские листовки и газеты зачитывались буквально до дыр. Однажды, незадолго до Октябрьской революции, в небольшой деревушке командование полка устроило молебен. Полковой поп настроился прочитать очередную проповедь о том, как должно сражаться русское воинство. Солдаты полковой разведки и полковой пулеметной команды пришли на молебен с оружием и красными повязками на руках. Командир полка, возмущенный этой дерзкой выходкой, подбежал к нам и набросился на меня, как на старшего: — Что это такое? Что за маскарад? — Это не маскарад. Мы требуем, гражданин полковник: долой войну! — сказал и, признаться, испугался. Влип — думаю.— Мало того, что долой войну перед всем полком выкрикнул, еще и полковника не высокоблагородием, а гражданином назвал. Теперь подведут под трибунал... Но случилось совсем другое. Полковник побагровел, как-то странно запнулся и боком, боком попятился от нас. Солдаты сперва посмеялись, а потом грозно грянули: — Долой войну! — Да здравствует революция! Ряды смешались, стихийно возник митинг. Офицеры, меньшевистские и эсеровские агитаторы поносили Ленина, называли его немецким шпионом, всячески уговаривали продолжать войну до победного конца. По мы поняли, где правда. Они за войну, ругают Ленина,— рассуждали солдаты,— а Ленин, наоборот, хочет покончить с войной... Значит, наш он, Ленин-то, народный, солдатский вождь, и идти надо за ним, за Лениным... В нашем полку смело и целеустремленно действовала подпольная большевистская организация. Под ее руководством солдаты создали свой первый полковой комитет. В его состав избрали и меня. Полковые комитеты и солдатские собрания дивизии приняли решение — не выполнять приказы Керенского, в наступление не идти, а полкам отходить с передовой в район станции Окница. Как ни усердствовало меньшевистско-эсеровское офицерье, солдаты точно выполняли указание своих комитетов. В Окнице мы захватили много оружия, боеприпасов, обмундирования и продовольствия. На железнодорожной станции стихийно возник митинг. Фронтовики требовали немедленной отправки домой. На платформу, служившую трибуной, влез какой-то подполковник и начал уговаривать подчиниться приказу Керенского — вернуться на передовую и продолжать войну. Народ разгорячился. Не выдержал и я, взобрался на платформу, оттеснил подполковника и сказал первую в своей жизни речь, призывая солдат самим кончать войну. Не сумев убедить солдат вернуться па передовую, правительство Керенского, поддержанное российской контрреволюцией, приступило к подготовке кровавой расправы с непокорными полками. По приказу Временного правительства против нас были брошены вызванные из Румынии и Бессарабии воинские части, женские батальоны смерти, гайдамаки, а также бронепоезда. После четырехдневных неравных боев с карателями солдатские комитеты дивизии приняли решение: уничтожить тяжелое вооружение, склады с военным имуществом и боеприпасами, раздать дивизионные деньги солдатам и мелкими группами разойтись по домам. Эта сложная операция была выполнена блестяще. Солдаты из своей среды выдвинули руководителей групп, которые вывели людей из кольца окружения. В одну ночь целая дивизия будто растаяла. Окница опустела. Путь нам предстоял далекий и нелегкий. Повсюду рыскали гайдамаки, пытаясь изловить организаторов мятежей. Солдаты группы, в которой шел я, вздохнули с облегчением, лишь когда переправились на левый берег Днепра где-то в районе Черкасс. В пути мы услышали весть об Октябрьской революции, первых декретах Советской власти о мире и земле. Узнали, что в Харькове состоялся первый съезд Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов Украины, который постановил присоединиться к революционным рабочим и крестьянам России и следовать за ними по пути, указанному Лениным, самим брать власть в свои руки, отбирать у буржуев и помещиков фабрики, заводы, землю. Дошла до нас весть и о вооруженном восстании в Киеве против Центральной Рады. По дороге от Черкасс в Котельву набрели на какой-то партизанский отряд. Возглавлял его здоровенный бесшабашный матрос. Остались в отряде, думали вместе бороться за Советскую власть, а присмотревшись, увидели — тут совсем не то: пьют, хулиганят, дерутся... В общем ясно— анархисты, с ними не по пути. Пробыли четыре дня и пошли дальше, но уже не группой, а по одному, по два-три человека. В Котельву я пришел ночью и, никем не замеченный, спрятался в хате у отца. Время было тревожное. Гайдамаки, поддерживаемые кулачьем, убивали людей без разбора. Чуть что не так, и — к стенке. Мои родные узнали, что в Котельву вернулось с фронта около двухсот человек. Все они, как и я, прятались. Надо было организовывать партизанский отряд из солдат-фронтовиков и устанавливать советскую власть в Котельве. Отец и брат Алексей помогли мне связаться с односельчанами-фронтовиками: Бородаем, Тягнырядно, Гнилосыром, Шевченко, Радченко, Кошубой, Салатным, Гришко и некоторыми другими. В клуне у отца мы провели свое первое совещание. Выработали план действий, распределили обязанности. Меня избрали начальником штаба (так тогда назывался командир партизанского отряда), Бородая—комиссаром. Сбор отряда назначили через день в лесу, в пяти километрах от слободы. Явилось 120 человек, из которых 70 имели винтовки, револьверы и охотничьи ружья. Многие привели с собой лошадей. Бойцов без оружия, но имевших лошадей, назначили связными, часть оставили в резерве, а вооруженных разбили па боевые группы. Скрытно подошли к слободе и внезапным ударом захватили почту, телефонную станцию, волостное правление и полицию, находившуюся на казарменном положении. Мы предполагали, что самым сложным будет бой с полицейскими. Эта задача возлагалась на группу под моим командованием. Однако решить ее удалось без потерь. Мы по-пластунски подползли к часовым, охранявшим казарму, и без шума сняли их. Потом наша группа быстро окружила казарму. Через разбитое окно я предложил полицейским немедленно сдаться. В казарме поднялся шум. Видно, не все согласились капитулировать. Тогда мы дали два залпа по окнам. Слышим — кричат: — Не стреляйте, сдаемся! Из окон полетело оружие — винтовки, наганы, шашки, а сами полицейские с поднятыми вверх руками по одному выходили на крыльцо казармы. Партизаны их обыскали. Самых заядлых приверженцев Центральной рады и кулаков задержали, остальных отпустили под честное слово, что против народа воевать больше не будут. Одержав победу, партизаны ударили в набат во все церковные колокола. На площади собралось более десяти тысяч человек. Все уже знали о случившемся и с большой радостью встретили сообщение о том, что отныне и навсегда вся власть в Котелевской волости принадлежит народу. Встал вопрос об избрании органов управления. Народ кричал: — Пусть партизаны командуют, красные! — Вы власть завоевали, вам и управлять! Единогласно был избран волостной ревком под председательством Радченко. Меня выбрали председателем земельной комиссии, однако не снимались и обязанности начальника штаба партизанского отряда. Не успели проголосовать, как со всех сторон посыпались вопросы: — Как с землей? — Будем ли ее делить? Слово взял только что избранный член ревкома директор школы Федченко. Слобожане считались с ним, так как он умел создавать видимость, что защищает бедных. На самом деле директор был ярко выраженный меньшевик-соглашатель. Федченко начал длинно и нудно объяснять, что забирать землю у помещиков и кулаков нужно, но делить ее еще нельзя. Необходимо прежде избрать особый комитет, который пригласит специалистов-землемеров, те произведут обмер и наметят, сколько и где каждому прирезать, на каких условиях и т. д. Крестьяне уразумели: коль так пойдет дело, долго им не видать матушку-землю, ради которой они взялись за оружие. Поднялся невероятный шум. Только тогда и по-настоящему почувствовал всю тяжесть ответственности. Молчать дальше было нельзя. Вышел вперед, поднял руку. Наступила тишина. — Все земли помещиков, кулаков, монастырей отныне принадлежат народу. Делить землю начнем завтра, а сегодня после митинга пусть все десятские придут на заседание земельной комиссии. Заодно решим вопрос и о разделе кулацкого леса. Многотысячная толпа воспрянула. — Ура! — гремела площадь.— Да здравствует Советская власть! Земельная комиссия собралась в помещении бывшей волостной управы в самой большой комнате. Народу набилось битком. Кроме членов комиссии, членов ревкома и десятских, пришли многие бедняки, были и зажиточные мужики. — Ну, люди, так как же делить землю будем? Опять поднялся шум. Самыми активными были бедняки. — Забрать всю землю и делить подушно! — кричали они. Кое-кто из подкулачников попытался было сбить крестьян о толку, повторяя доводы меньшевика Федченко: дескать, без специалистов-землемеров не обойтись. Но беднота так ополчилась, что они замолчали. Уточнили количество помещичьей и кулацкой земли. Потом каждому десятскому указали, какую землю отвели его десятку. Условились в первую очередь нарезать участки безземельным. Закончили распределение под утро и прямо с заседания пошли в поле. Радостные и счастливые, как на большой праздник, вышли люди на весеннюю пахоту. Работали от зари до зари, да только урожай собирать не пришлось. Предательское поведение Троцкого на мирных переговорах в Бресте обернулось нашествием кайзеровских орд. Горе и разорение принесли немецкие оккупанты на Украину. Немецкий кованый сапог подминал под себя все живое, революционное. Притихшие было кулаки повылазили из своих нор и за отнятую у них землю люто начали мстить партизанским семьям. Сколько женщин, детей, стариков заживо сожгли они в заколоченных снаружи хатах, сколько людей изувечили, растерзали... Реками лилась кровь, раздавались стоны по всей Украине. Не миновала злая участь и нашу округу. Оскверненные трупы революционеров качались на виселицах и в Опонше, и в Бельске, гибли семьи партизан в Диканькс и Пархомовке. Только нам, коте-левским партизанам, удалось Спасти своих близких. При отступлении мы взяли с собой заложников, самых именитых богатеев, двух попов, урядника и крепко-накрепко предупредили кулачье, что если пострадает хоть одна партизанская семья, заложники будут повешены. Несколько месяцев пробыл наш отряд в Котелевском лесу. Оттуда мы контролировали район четырехугольника: Полтава — Зеньков — Ахтырка — Краснокутск. Совершали ночные налеты на немецкие гарнизоны в окрестных селах, нападали из засад на вражеские колонны, громили осиные гнезда продавшихся оккупантам петлюровских жовтоблакитныкив. Под ударами созданной из красногвардейских и партизанских отрядов Красной Армии оккупанты вынуждены были отступить на запад. Парод вновь взялся за плуг и косу, по которым так соскучились трудовые руки. Но и на сей раз недолго продолжалось затишье. Нагрянула новая беда: с юга шел Деникин. Опять пришлось бросать семью, мирный труд и идти в поход. Накануне нашего ухода к нам в Котельву приехал из Ахтырки секретарь уездного комитета партии Подвальный. Собрал он нас, слободских активистов, в ревкоме. — Ну, как дела? — спрашивает. — Да чтобы хороши были — сказать нельзя. Вот в лес уходить собираемся. Будем противника с тылу бить. — Знаю, все знаю. Отряд Котслевский хороший. Только вот что, друзья: впереди у вас бои, а партийной организации еще нет. Каждый из нас много слышал о партии, мечтал быть в ее рядах. Общие мысли высказал Бородай — отрядный комиссар: — Большевистская партия правильная. Мы за нее, за товарища Ленина. Только, товарищ секретарь, сомнение у нас: сможем ли мы быть настоящими большевиками? Подвальный рассмеялся. — Вы, хлопцы, не сомневайтесь. Вы и есть самые настоящие большевики. Проводите, можно сказать, в жизнь политику партии, политику товарища Ленина. — Тогда пишите, товарищ Подвальный,— раздалось сразу несколько голосов. — Ты, Сидор, у нас командир, тебе и почет первому записаться,— промолвил Бородай. Первым секретарем нашей партийной ячейки избрали Гнилосыра. На всю жизнь запомнил я день 29 мая, когда уполномоченный уездкома уже в походе вручил мне партийный билет. Отступая, наш отряд в районе Ахтырки встретил группу партизанских отрядов, руководимых А. Пархоменко. С ними пошли дальше на север, постоянно отбиваясь от наседавших белогвардейских банд. Под Тулой Котелевский отряд красных партизан влился в создаваемые новые части Красной Армии. А меня, как назло, свалил сыпной тиф. Сдали меня в санитарный поезд, и уж Не помню, как очутился в Саратовском военном госпитале. Вышел из госпиталя худой, кожа да кости. В Саратовском губкоме товарищи предложили побыть в тылу, окрепнуть. Но я отказался, попросился на фронт. Послали в Уральск к Чапаеву. В дивизии назначили помощником начальника команды по сбору оружия. Она состояла из ста двадцати закаленных в боях красноармейцев и рабочих уральских заводов. В то время молодая Советская республика не могла полностью снабдить многочисленные фронты самым необходимым—винтовками, пулеметами, патронами, снарядами, хотя все это было в стране. Контрреволюционные элементы — кулаки, купцы, духовенство, хозяева заводов, магазинов, мельниц—прятали огромное количество оружия. Особенно много его было у зажиточного уральского казачества — оплота царизма. Страны Антанты усиленно снабжали оружием не только армии Деникина, Колчака, Врангеля, но и многочисленные банды анархистов и эсеров, действовавшие в нашем тылу. Нужно было обезвредить заклятых врагов революции, готовивших удар в спину. Нашей команде помог сам Василий Иванович Чапаев. После одного неудавшегося поиска он собрал нас и начал расспрашивать, где мы были, как искали оружие, что нашли. — Не так искать надобно. Спрашивать у кулаков да справных казаков, где они оружие ховают, нечего, все одно не скажут.Василий Иванович рассказал о том, как он дрался с белоказаками, где и как добывал оружие и боеприпасы. После этого совещания дела у нас пошли лучше. Мы находили оружие в овинах и на чердаках, в горенках купеческих дочерей и в искусно замаскированных бункерах, вырытых в отдаленных от жилья буераках. Нашли мы оружие и в алтаре за иконостасом старой станичной церкви. Было его здесь немало— сотня винтовок и около полутысячи гранат, десять тысяч винтовочных патронов да два английских пулемета. Когда Красная Армия разгромила Колчака в Сибири, а Чапаевская дивизия — калединцев у Гурьева, нашу команду направили на Южный фронт. В Уральске мы погрузили в эшелоны все собранное оружие, артиллерию, боеприпасы и двинулись на юг Украины. Командующий 6-й армии, в распоряжение которого мы прибыли, приказал немедленно доставить привезенное в воинские части, которые в те дни готовились к штурму Перекопа. Перевозить оружие и боеприпасы предстояло по бездорожью на расстояние до ста и больше километров. Снова пошли бойцы по селам и хуторам. Кулаки Таврии запрятали своих коней с тачанками в днепровских плавнях, ярах и клунях. С большим трудом собрали мы двести пароконных подвод. Работали до полного изнеможения, но задание выполнили в срок. Освободила Красная Армия Перекоп, разгромила Врангеля. Страна приступила К мирному труду. Многих демобилизовали, меня же откомандировали в распоряжение запорожского губернского военного комиссара. В июле 1921 года получил назначение сначала помощником военного комиссара, а несколько позже — военным комиссаром Большетокмакского уезда. Советская республика только-только поднималась из руин, всюду зияли раны войны. Банды из недобитого царского офицерья и местного кулачества терроризировали население. На борьбу с бандитами были мобилизованы все коммунисты уезда и в первую очередь работники военкомата. В селах создали отряды самообороны. За полгода напряженной борьбы число банд заметно уменьшилось. Вскоре я получил приказ выехать в город Геническ и организовать там уездный военный комиссариат. Аппарат Генического уездного комиссариата подбирался наспех, многие его работники ни разу не бывали в боях, плохо знали оружие, а ведь нам надо было вести борьбу с бандами. Вспоминается такой случай. Получили мы сведения, что километрах в сорока от Геническа зверствует небольшая банда местного пана атамана. Бандиты убили председателя сельсовета, двух кооператоров, изнасиловали и повесили учительницу. Вызвал меня секретарь уездного комитета партии и говорит: — Бери, Ковпак, милицию и свою военкоматовскую команду. Нужно уничтожить банду. В село приехали под вечер, собрали актив. В это время банда, не зная о нашем прибытии, с гиканьем и беспорядочной стрельбой ворвалась в село. При сложившейся обстановке наша застава должна была пропустить их и ударить с тыла, но неопытные бойцы открыли огонь преждевременно и тем спугнули бандитов. Преследуемые отрядом, бандиты заехали в топкое место Сиваша, бросили коней, а сами вплавь переправились на противоположный берег. Этот случай послужил хорошим уроком для необстрелянных бойцов. Последующие наши операции были более удачными, и вскоре мы сумели уничтожить не только эту, но и другие банды. После Геническа я работал военным комиссаром Павлоград-ского округа. Однако годы, проведенные в окопах, подорвали здоровье—крепко мучил ревматизм. Обратился с просьбой о демобилизации. В июле 1926 года моя просьба была удовлетворена. По еще до приказа о демобилизации я уже стал председателем колхоза имени Ленина в селе Вербки. История эта довольно интересная. С конца 1924 года мне, как постоянному уполномоченному Павлоградского окружкома партии, часто приходилось бывать в Вербках. Проводил там беседы, собрания, помогал комитету бедноты. Председателем Вербского сельсовета был Илларион Ва-сильченко — парень хороший, но несколько горячий, в боях с белыми он потерял ногу, ходил на деревяшке. Так вот, вместе с активистами села он решил снять церковные колокола. Не разъяснив прихожанам (верующим) суть дела, Васильченко с товарищами пришел к церкви и развернул подготовительные работы. Дьячок с пономарем побежали по селу: — Люды! Антихрысты церковь грабують! Через несколько минут активисты были окружены толпой женщин, вооружившихся пилами, граблями, сапками. Сообразив, что это может для НИХ кончиться плохо, Васильченко и его друзья заперлись В церкви. Кто-то об инциденте сообщил в уезд. На место прибыло человек тридцать конной милиции. Атмосфера накаливалась еще больше. Подстрекаемые дьячком и кулаками, женщины набросились на милиционеров. По указанию секретаря окружкома Барабанова я срочно отправился в село. Въехал на тачанке в самую гущу толпы. Женщины, перебивая друг друга, голосисто кричали. Встал на тачанке во весь рост и жду. Долго ждал, пока народ утихомирился. Речь свою начал с того, что осудил поступок Васильченко. Особо подчеркнул, что он не имел права снимать колокола без согласия народа. Потом пожурил женщин за то, что они прибегли к самосуду. Так нельзя. У нас есть народная власть, и она во всяком деле разберется по всей справедливости. Далее я сказал, что Васильченко отвезу в уезд, там его и накажут. Так я и сделал. С тех пор установились у меня с вербовцами хорошие отношения. Через несколько месяцев, когда в селе провели разъяснительную работу, вербские прихожане сами сняли колокола. В сентябре 1925 года Павлоградский окружком партии поручил мне организовать в Вербках колхоз. На общее собрание пришли все жители села. После доклада и ответов на вопросы первым с провокационным заявлением выступил подкулачник. — Мы обсуждали этот вопрос целую неделю, и он для всех ясен. Давайте записываться. Только вы, товарищ военком, пишитесь первым. Если вы будете у нас председателем, тогда и мы все запишемся. Подкулачники, видимо, рассчитывали, что я не соглашусь, и тогда им будет легко сорвать организацию колхоза. Я ответил, что если меня изберут, то с радостью буду работать. Васильченко вел собрание. Он не растерялся и сразу обратился к собравшимся: — Кто за то, чтобы товарищ Ковпак был председателем нашего колхоза, прошу поднять руки. Избрали единогласно. Вот так я и стал председателем колхоза. Проработал полтора года, подготовил на свое место толкового молодого парня и попросил колхозников освободить меня от председательских обязанностей. Люди согласились, но потребовали, чтобы оставался заместителем. Что ж, воля народа — закон. В последующие годы работал директором Павлоградского кооперативного хозяйства, затем Путивльского подсобного хозяйства. В 1937 году меня назначили заведующим районным дорожным отделом Путивльского райисполкома. Колхозы нашего района год от года крепли и развивались. Повышались урожаи зерновых, резко увеличивались посевы конопли, свеклы, табака, картофеля, росла продуктивность животноводства и птицеводства. Дорог же хороших в районе не было. Их надо было строить. Начать решили с главной магистрали, соединяющей Путивль с железнодорожной станцией. Попробовали выхлопотать денег — ничего не вышло. Райком партии предложил строить своими силами. Связались с бригадирами колхозных дорожных бригад и шаг за шагом развернули работу. На помощь пришли дорожные бригады не только из ближних, но и из дальних колхозов. В первый год продвинулись на километр: хорошо уложили подушку и замостили булыжником. Это был наш первый экзамен перед трудящимися района, и выдержали его мы с честью. За второй год вывезли пять тысяч кубометров камня и столько же песка, замостили пять километров дороги. Начали строить мост через Сейм. Трудился весь актив района. В работу включились дорожные бригады всех колхозов. На третий год подготовили к мощению четырнадцать километров. Для строителей организовали подвоз горячей пищи. Торговали ларьки и палатки. К осени 1939 года дорогу и мост через Сейм построили. Открытие их превратилось в большое народное празднество. Во время первых выборов в местные Советы путивляне избрали меня депутатом районного и городского Советов, а на первой сессии горсовета — председателем исполкома. Путивль — небольшой город, но он имеет много характерных и интересных особенностей. История его древняя. На протяжении веков он служил надежным заслоном Киевской Руси, а позже Московского государства от набегов половцев и крымских татар. В Путивле до сих пор сохранились остатки крепостного городища, на стены которого, как свидетельствует Слово о полку Иго-реве, выходила Ярославна оплакивать судьбу князя Игоря Святославовича. В городском музее бережно хранятся экспонаты, рассказывающие о героической борьбе путивлян с польской шляхтой, документы о могучем народном движении Ивана Болотникова, начавшемся в Путивле, о героических действиях путивльских отрядов красных партизан в годы гражданской войны. Город расположен на холмистом берегу Сейма. В ясную погоду с путивльских холмов открывается прекрасный вид на юг, восток и запад. Луга и поля чередуются с лесами и перелесками. Чудесный край с богатыми охотничьими и рыбными угодьями ежегодно привлекает к себе па отдых многих москвичей, ленинградцев, горьковчан... До войны в Путивле насчитывалось немногим больше двенадцати тысяч жителей. Промышленность была развита слабо: в городе имелось два завода — плодоконсервный и маслобойный, мельница и несколько мелких предприятий. На западной окраине города располагалась МТС. Много в Путивле было учебных и культурных заведений: три средние, одна семилетняя и одна зооветеринарная школы; два училища механизации сельского хозяйства, педагогическое училище, плодоовощной техникум, две библиотеки, кинотеатр, Дом пионеров, Дом учителя, краеведческий музей... Жилой фонд города находился в запущенном состоянии. Водопровода не было. Электростанция работала из рук вон плохо, электросеть обветшала. Подует ветер, и половина Путивля погружается но тьму. Новый состав горисполкома начал свою деятельность с приведения в порядок жилого фонда. Проверили состояние каждого дома, каждой комнаты, разработали план ремонта жилья, который утвердили на заседании горсовета, и приступили к его выполнению. Ассигнованных на ремонт денег и материалов не хватало, дело подвигалось медленно, но на помощь опять пришел актив. Чего только не сделают наши советские люди, когда их устремление и энергия направлены на определенную, нужную народу цель! Нашли и лес, и краски, и проволоку, из которой научились делать гвозди. Организовали производство кирпича и извести, добычу камня и мела. Работа кипела круглый год. В 1940 году план ремонта жилья был намного перевыполнен. В том же году были открыты портняжная и сапожная мастерские, пекарня по выпечке кондитерских изделий, колбасный цех, организована транспортная артель... Ранней весной приступили к озеленению. На улицы и площади города вышло почти все население. Застрельщиком в этом деле была молодежь — студенты, учащиеся старших классов. За одну весну фруктовыми и декоративными деревьями засадили парк, разбитый на бывшей базарной площади. В центре парка установили памятник В. И. Ленину. Десятки тысяч деревьев высадили вдоль улиц.Приятно было пройти по городу, он на глазах расцветал. Здания преобразились, все сияло свежей краской. А как красиво было весной 1941 года, когда зацвели сады и покрылись листвой молодые посадки! Каждое утро по дороге в горисполком я обходил места, где велись работы по благоустройству города. Ходил не только по улицам, но и напрямик — проходными дворами, перелазами, оттого и город, и где что делается хорошо знал. Знали и меня в городе, да и во многих селах района было немало знакомых. Бывало, подъезжаешь к селу, а детвора уже встречает разноголосым щебетанием. Не успеешь подойти к сельсовету или правлению колхоза, как начинает собираться народ. Кто за советом, кто с просьбой или жалобой, а кто просто послушать, о чем говорить будут. Ну, а на праздники— на 1 Мая или на Октябрьские торжества— от приглашений отбою не было. Зайдите да зайдите... И заходил. С хорошими людьми, которые тебе в работе всячески помогают, и повеселиться можно. Хорошо жить начинали. Во всем реально ощущалась великая победа советского парода — победа социализма. И вдруг все круто изменилось... Началась война народная Люди старшего и среднего поколений навсегда запомнят этот день — 22 июня 1941 года, когда ударил гром тяжелейшей войны. Пришлось временно оставить мирные планы и намерения. В этот день, через несколько часок после тревожной вести о нападении фашистской Германии па Советский Союз, собралось бюро Путивльского райкома партии. Решили: активу перейти на казарменное положение, строить бомбоубежища, срочно ремонтировать помещения, пригодные для использования под госпитали, создавать истребительные отряды, всячески помогать райвоенкомату в проведении мобилизации. В напряженной работе незаметно летели дни. 3 июля. Становится реальной опасность проникновения фашистских армий на Левобережную Украину, на Сумщину и даже к нашему Путивлю, расположенному чуть ли не в тысяче километров от государственной границы. Слушали по радио обращение ЦК ВКП(б) к народу. В память врезались слова: В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде. Задача ясна. Долго раздумывал: где в свои пятьдесят пять лет я сумею больше принести пользы? Там, на востоке, или в тылу врага? За плечами опыт боев в империалистическую войну, партизанская и армейская школы Пархоменко и Чапаева, курсы в высшей стрелковой школе, двадцатитрехлетний стаж работы с людьми, двадцать два года работы в партии. Коммунисты, рабочие, жители Путивля избрали меня председателем исполкома горсовета. Как же оставить своих избирателей, если сюда придет враг? Ведь председатель исполкома — это представитель советской власти в городе, а власть наша народная, с народом она делит радость и горе... Твердо решил — останусь. Вечером собрался партийный актив. Внимательно выслушали сообщение о работе ЦК КП(б)У по подготовке к развертыванию партизанской борьбы в районах, которым угрожала оккупация. Речей не произносили. Все ясно. Нужно действовать. Решили, соблюдая строжайшую секретность, создать из партийного и советского актива района и личного состава истребительного батальона, сформированного при совете Осоавиахима, четыре партизанских отряда: первый — в Спадщанском лесу, второй — в Новослободском, третий — в Казенном, четвертый — в селе Литвиповичи. Отрядом в Спадщанском лесу поручено командовать мне, в Новослободском — Рудневу. Кроме того, мне поручили создать три базы с продовольствием и снаряжением: одну в Спадщанском лесу, вторую в Монастырском, третью в массиве молодого сосняка, невдалеке от села Ильино-Суворовка. Расчет простой: в случае тяжелого положения, которое может создаться в Спадщанском п Монастырском лесах, Ильино-Суворовская база, заложенная в степи, далеко от дорог, будет надежным резервом. 20 августа. Задание райкома по закладке баз выполнено. Вчера закончили последние работы. Этим делом занимались я, Коренев — директор инкубаторной станции, заведующий отделом коммунального хозяйства горсовета Попов, председатель Кардашев-ского сельсовета Рыжков, коммунисты Козаченок, Мерзляков, Толстой, Войкин и Демьяненко. Под видом оказания помощи Красной Армии мы изготовили 250 котелков, несколько десятков ведер и баки для варки пищи. Запасли 75 пар сапог, 250 шапок, 100 ватных курток, 500 пар белья, 100 пар рукавиц, полторы тонны сливочного масла, полтонны варенья, тонну колбасы, крупы разной, лапши, сала, соли, сахара, сухих овощей и фруктов. Из боеприпасов сумели раздобыть 750 килограммов аммонала. Все это днем свозили на склад горсовета, а ночами скрытно переправляли в лес. На местах расположения баз вырыли 132 ямы, уложили туда все заготовленное, закрыли дерном и хорошо замаскировали. Одним словом, действовали по принципу: дальше спрячешь — ближе возьмешь. 28 августа. Фронт приблизился к Путивлю. С утра начали эвакуацию района. Отправил и я свою жену Екатерину Ефимовну. Поехала она на подводе еще с одной женщиной, взяв с собой маленький узелок с вещами. 6 сентября. Уже отчетливо слышна артиллерийская канонада. Продолжаем эвакуацию горожан. Выезжают женщины, старики и дети. Руднев со своим отрядом, в который вошли активисты районной организации Осоавиахима Базыма, Панин, Покровский, Пя-тышкин, Политуха, всего двадцать шесть человек, уехали в Сумы на краткосрочные курсы диверсантов-подрывников. 8 сентября. Отправил в лес весь состав своего отряда из девяти человек: Попов, Войкин, Мерзляков, Демьяненко, Рыжков, Ко-заченко, Толстой, Бородин. Старшим назначил Алексея Ильича Коренева — человека с большим жизненным опытом, партизана гражданской войны. Сам пока остался в городе. 9 сентября. В середине дня приехала в Путивль из Харькова группа белорусов. Белорусские товарищи были там на краткосрочных курсах минеров. В связи со сложившейся на фронте обстановкой их перебросили к Путивлю. Здесь командование предложило им выбор: или влиться в оборонявшие город части генерала Чеснова, или идти в партизаны. Почти вся группа присоединилась к армейской части, а четверо решили остаться у нас. Это коммунисты Курс, Юхновец, Терехов и Островский. Николай Курс—рассудительный, вдумчивый. У него фигура гимнаста и красивое приветливое лицо. Виктор Островский и Василий Терехов — прямая противоположность друг другу. Первый молчалив, сдержан, второй — шутник и балагур. Юхновец Георгий Андреевич — самый старший из четверки, ему лет сорок. Спокойный, с большими рабочими руками и тяжелой походкой. Наблюдая их мужественное поведение во время бомбежки города, я понял: это стойкие и решительные люди. Город опустел. Население, не успевшее эвакуироваться, попряталось. По улицам ходит только нас пятеро, вооруженных винтовками. Проверили учреждения, склады, магазины. Везде пусто, за исключением типографии районной газеты. Машины, шрифты, бумагу — все это ценное имущество какие-то разгильдяи бросили на произвол судьбы. Берите, мол, господа фашисты, пользуйтесь! Обнаруженное имущество, что смогли, попрятали, а остальное уничтожили. В райпотребсоюзе нашли 120 тонн соли. Всю раздали населению. Научному сотруднику краеведческого музея Шелемину было поручено спрятать в действующей церкви экспонаты музея. Задание это он выполнил весьма искусно. 10 сентября. Гитлеровцы на подступах к городу. Рано утром мы оставили помещение горисполкома, служившее нам штаб-квартирой. Обосновались в городском парке, откуда продолжали вести наблюдение за приближающимся противником. Под вечер в городе появились первые вражеские солдаты. От фашистов отделял нас один квартал. Чертовски хотелось отправить на тот свет одного-другого гитлеровского молодчика, но вступать в бой с разведкой и этим обнаруживать себя мы не имели права, Нужно уходить в лес, пока оставался свободным от врага единственный семикилометровый путь по заболоченному берегу Сейма. Пробирались скрытно по болоту, камышами. Тропки изучили еще во время занятий в Осоавиахиме. Все же противник заметил пас п открыл минометный огонь. Пришлось зайти в болото поглубже. К лесу добрались только к полуночи, усталые и насквозь промокшие. Лес встретил нас неприветливо. Мелкий назойливый осенний дождь не переставал моросить, под ногами хлюпала вода, темень кромешная. Окончательно выбившись из сил, решили отдыхать стоя, прислонившись к дереву. Так стоя и заснули. Проснулся я от ужасного озноба, вижу — белорусы тоже постукивают зубами. 11 сентября. На рассвете сориентировались, где находимся. Место плохое, недалеко от опушки, лес из редкой тонкой сосны, видно нас далеко. Нужно уходить. После часовой ходьбы немного согрелись. Хотелось есть. Обшарили карманы. У Курса и Островского нашлось граммов триста размокшего хлеба, смешанного с табачной пылью. Разделили поровну. Попробовали разжечь костер — не вышло. Спички так отсырели, что при всем старании огня добыть не удалось. Пошли дальше искать отряд. Однако задача эта оказалась не ИЗ легких. Спадщапский лес своеобразен: в нем много мест, похожих одно на другое. До войны было немало случаев, когда не только горожанки—путивльские женщины, собиравшие грибы, но и охотники из близлежащих сел и хуторов блуждали в этом лесу. Лесной массив довольно большой, он заполняет западнее Путивля все Междуречье между Сеймом и Клевенью. С юго-запада на север Спадщапский лес окружен болотами, непроходимыми после дождей, особенно весной и осенью. Высокий, заросший травой и редким кустарником дубняк сменяется растущим в низине березняком, который, в свою очередь, переходит в сосняк с оголенной почвой или в стоящий сплошной темно-зеленой стеной ельник. Светлые редколесья чередуются с зарослями орешника. Когда мы возили продукты к базам, я примечал отдельные деревья, молодые посадки, даже надламывал небольшие ветви, делал кое-где заметки. Теперь же мне казалось, что мы уже пришли на те места, но моих заметок нет. Ищем, ищем — и все безрезультатно. А Коренев должен быть где-то здесь, возле базы. Но где же она? 12 сентября. Путь преградила широкая грейдерная дорога, идущая от Путивля к селу Спадщина. Мы не решились переходить ее днем, ждали, пока стемнеет. Взяли направление в глубь леса. Шли всю ночь под дождем. Промокли, озябли и устали настолько, что перестали ощущать сырость и холод. Наступило какое-то оцепенение. Ноги передвигались механически. 13 сентября. На рассвете подошли к опушке. В ста метрах от леса окраина знакомого села Старая Шарповка. Приняли отчаянное решение: будь, что будет, пойдем в село, обогреемся. К крайней хате подошли незамеченными, постучали. Хозяйка, увидев нас, запричитала: — Ой, лышенько, що ж цэ робыться?! Так, мабуть, и мий бидный дэсь блукае... Она быстро разожгла печку, предложила нам обсушиться, сама принялась кухарить, а девочку лет десяти на всякий случай послала наблюдать. От тепла, домашнего уюта и сознания, что скоро поешь, по телу разлилась приятная истома. Но, увы, минут через двадцать прибежала девочка: — Мамо, в сэло нимци прыихалы. Хозяйка на ходу сунула нам спички, хлеба... И вот мы снова в лесу под дождем, но теперь дело обстоит лучше — можно обсушиться у костра. Есть хотелось еще сильнее. Решили нарыть картошки на огородах, прилегавших к самому лесу. По-пластунски поползли на огороды. Лежим и роем. Вдруг шорох, треск ветки. Из густого кустарника высунулась закутанная в платок женщина и приглушенно зашептала: — Тикайте, нимци идуть! Снова в лес. Часа полтора выжидали, потом разожгли костер, испекли картошку, поужинали с большим аппетитом... Переночевали в стоге сена. К утру просохли окончательно. 14 сентября. Продолжали поиски группы Коренева, но тактику изменили. Раньше ходили все вместе, а теперь, наметив пункт сбора, разошлись поодиночке. Так что вероятность встречи с товарищами возросла. 18 сентября. Четыре дня блуждали по лесу и все безрезультатно. Решили связаться с подпольем. Пошел на место явки в хутор Кутыри. Там выяснил, что члены районного актива, которым райком партии поручил возглавлять работу подполья и партизанскую борьбу в районе, где-то застряли. 19 сентября. Пробираясь молодым лесом, я услышал, что за мной кто-то идет. Прибавил шагу, но они не отстают. Пошел медленнее, и вот молча догоняют двое с оружием. Грязные, заросшие. На пилотках звездочки, на гимнастерках петлицы. Молчим, настороженно приглядываемся друг к другу. Так прошли метров сто. Потом один резко спросил: — Кто вы такой? — и вынул наган. Ответил спокойно, с достоинством: — Хозяин здешних мест. — Это что же,— говорит,— немцы вас поставили? — и взводит курок. Я вскипел, выругался, рука с браунингом сама выдернулась из кармана. Говорю: — Я командир здешнего партизанского отряда! А вы кто такие? Чего по лесу шляетесь? Стоят, улыбаются: Ты, папаша, не шуми. Если ты командир отряда, то и мы к тебе пойдем в партизаны, а если предатель, все равно расстреляем. Нас здесь много!.. Оружие спрятали, разговор пошел спокойнее. Выяснилось, что они уже видели Коренева и условились встретиться с ним завтра утром на усадьбе лесника. Возвратился к белорусам, рассказал о встрече с красноармейцами, которая чуть было не стоила мне жизни. Наконец-то нашли своих! 20 сентября. Утром в назначенном месте впервые собрался весь Путивльский партизанский отряд: группа Коренева, товарищи из Белоруссии и присоединившиеся к нам красноармейцы. Теперь каждый ощутил локоть товарища, почувствовал, что он снова в советском коллективе, среди друзей. В мирной жизни мы нередко наблюдали волнующие встречи людей, но ни с чем несравнима встреча, пережитая нами в этот памятный день. Теперь каждый знал, что впереди — борьба! Трудная, опасная, но борьба, а не томительное блуждание и созерцание народного горя. В домике лесника люди отдыхали, знакомились друг с другом. Я пошел побродить по лесу. Хотелось многое обдумать. Собралось нас 42 человека, из них 36 вооружены винтовками и шестью автоматами. Это уже сила немалая! Можно и нужно начинать действовать. Общая задача отряда ясна. Она четко определена в обращении Центрального Комитета партии к народу. Волновало другое. По опыту империалистической и гражданской войн я знал, как важно для быстрого сколачивания крепкого, боевого коллектива добиться успеха в первом бою, в первые дни существования отряда. Вспоминал многое: и эпизоды из боевой жизни разведки, и события во время революции, и героические действия Пархоменко, Чапаева, и борьбу с бандами. Воскресло в памяти когда-то слышанное о партизанах прошлого века: о лихих налетах гусара Дениса Давыдова на тылы Наполеона, о мудрости Василисы Кожиной, о засадах Гарибальди. Постепенно сложился план действий. 21 сентября. День ушел на изучение обстановки и знакомство с людьми. Товарищи, пришедшие в лес раньше, уже установили связь с населением окрестных сел. Выяснили, что оккупанты в основном базируются в Путивле, а в села наведываются только за продуктами. Чувствуют они себя полновластными хозяевами, вылавливают коммунистов, комсомольцев, активистов. Наглость их продовольственных команд растет с каждым днем. Они грабят народ, забирают хлеб, скот, птицу. Население пока не оказывает активного сопротивления, но ненависть к фашистам растет быстро, повсеместно поговаривают о необходимости решительно бороться с врагом. У нас плохо с боеприпасами. На винтовку всего по двадцати патронов, к автомату — по одному неполному диску, во всем отряде восемь гранат. Аммоналом пользоваться нельзя — нет детонаторов. Единственное, что радует душу,— это люди. В отряде собрались представители трех поколений большевиков: старые бойцы революции, умудренные большим жизненным опытом; люди средних лет, закаленные трудностями строек индустриализации и борьбы с кулачеством, и, наконец, молодежь, красноармейцы, вышедшие из окружения и сохранившие свою воинскую честь и достоинство. Хотя у некоторых из молодых есть случаи недисциплинированности и молодечества, но это наносное, временное. Подтянутостью и военной выправкой выделяются сержанты Карпенко, Васильев и Цимбал. Среди дня услышали сильный взрыв со стороны Новой Шарповки. Послали разведчиков. Те вернулись и доложили: — Корова подорвалась на минном поле. Поручил Курсу выяснить, можно ли снять мины с этого поля и использовать их для диверсионной работы. Николай Михайлович Курс —большой души человек, умный, вдумчивый. Он из рабочей семьи, окончил институт, служил в армии, демобилизовался в звании лейтенанта, а последние годы работал директором средней школы в белорусском городке Речице. 22 сентября. Утром построил весь личный состав и огласил первый приказ по Путивльскому партизанскому отряду. Отряд разбивался па четыре боевые группы: две оперативные, командир первой — Карпенко, второй — Васильев, группа минеров — командир Юхновец, группа разведки — командир Попов. Курс назначался начальником штаба, Коренев — помощником командира отряда. Каждой группе и штабу указано точное место расположения, поставлена конкретная боевая задача и определено время ее выполнения. Курс в ночь пошел на разведку минного поля. Оно отделено от леса проезжей дорогой, по которой все время курсируют немецкие автомашины и мотоциклисты. Николаю Михайловичу предстояло перебраться под покровом темноты через дорогу, залечь на минном поле, замаскироваться, дождаться утра и при дневном свете найти мину и разрядить ее. Все мы очень волновались. Ведь Курс никогда не был профессионалом-минером, и несчастье могло произойти в любую секунду. Не знаю, кто больше пережил в те часы: он, лежа на минном поле, или мы, ожидая его возвращения. Но вот наконец Николай Михайлович вернулся. Вид его говорил о том, что вылазка удачна. Он принес мину и сейчас же начал объяснять ее устройство. Тут же приняли решение разминировать все поле. Выполнение этой задачи возложили на Курса и минеров Юхновца, Терехова и Островского. В наших руках эти мины будут действенным оружием. Для усиления взрывов можно будет использовать и запасы аммонала.А это значит —появится возможность наносить врагу сильные удары. Группе разведки приказал изучить охрану дорог и интенсивность движения по ним войск и транспорта противника. В этом деле разведчикам активно поможет население. Во всех окрестных селах у нас уже есть свои глаза и уши. 27 сентября. Нашего полку прибыло! В отряд влилась группа совпартактива из Конотопа, составлявшая ядро Конотопского партизанского отряда. С приходом гитлеровцев они ушли в свои леса, но, не имея баз, вынуждены были покинуть территорию района. От колхозников они услышали о нас и направились в Спадщанский лес, чтобы соединиться с Путивльским отрядом. В этой группе председатель Конотопского райисполкома Канавец, прокурор района Кочемазов, коммунисты Забияко, Бойко, Петрикей и Китович. О появлении в Спадщанском лесу этого отряда мне заблаговременно сообщил лесник Соловьев, в доме которого конотопцы прожили несколько дней. Выбрав удобный момент, лесник прибежал к нам и рассказал: — Пришли какие-то люди, называют себя партизанами. Вроде действительно наши, но в лицо их не знаю. Хорошо вооружены, имеют ручной пулемет. Я велел ему быстрее вернуться к себе и сказать незнакомцам, чтобы через час они вышли к развилке лесных дорог возле старого дуба. На место встречи мы отправились с Поповым. Не доходя метров полтораста до дуба, залегли в густом орешнике на пригорке. Сектор обзора хороший, лежим, наблюдаем. Всякое может быть, а вдруг провокация. Спустя минут двадцать на дорогу выходит плотный парень в телогрейке. Всмотрелись. Да ведь это конотопский председатель райисполкома Канавец Федор Ермолаевич! За ним показался худощавый высокий мужчина средних лет — Василий Порфирович Кочемазов, потом остальные. Всех шестерых мы хорошо знали в лицо, не раз встречались, районы-то наши — соседние. Радостной была встреча. Посоветовались и решили действовать вместе.Еще до прихода конотопцев нам становилось все яснее, что для пользы дела целесообразно соединиться с другими мелкими отрядами, действующими по соседству. От колхозников мы слышали, что неподалеку базируется небольшая группа партизан нашего же Путивльского района. Начальнику штаба Курсу и командиру разведгруппы Попову было дано задание связаться с ними. Сегодня Курс доложил, что в урочище Марица находится группа воргольцев и литвиновичан. Командует ею Кириленко Степан Федорович — председатель колхоза Вильный край, энергичный и решительный человек. Приходу Курса он очень обрадовался. Предложение о совместных действиях охотно принял. Вечером группа Кириленко перешла в Спадщанский лес. Люди хорошие, преданные. Среди них одна женщина — врач воргольской больницы комсомолка Дина Маевская. 28 сентября. Наши наблюдательные посты заметили в лесу какого-то человека. Хлопцы несколько раз пытались его задержать, но он ловко скрывался. Очевидно, хорошо знал местность. Все же его поймали. На допросе выяснилось, что перед нами... бывший помещик. До революции он имел возле Путивля поместье. После разгрома белых удрал за границу, а теперь вернулся в немецком обозе и как верный холуй пошел на черную работу шпиона. На этого бывшего помещика молодые бойцы отряда смотрели с нескрываемым любопытством. Ведь они никогда не видели помещиков. Смотрели и приговаривали: — Эй, дядя! Откуда тебя принесло? С небес снизошел до нас или из преисподней вынырнул? Живучие, гады!.. Поимка вражеского лазутчика говорила, что противник интересуется Спадщанским лесом и нужно принимать соответствующие меры защиты. 29 сентября. В 12 часов дня грузовая машина с двадцатью немецкими солдатами на дороге между селом Сафроновка и хутором Красный попала под огонь нашей засады. Бойцы открыли стрельбу раньше времени, и немцам удалось бежать. На дороге осталось только двое убитых п горящая машина. Через два часа из Путивля против нашей засады, состоявшей из шести человек, было брошено около ста фашистских солдат. Партизаны, не приняв боя, отошли. Их отход прикрывал недавно пришедший к нам из поселка Теткино инженер Ильин, молчаливый и волевой молодой партизан. Заняв выгодную позицию на небольшой высотке, поросшей густым кустарником, он подпустил карателей примерно на сотню метров и несколькими очередями из ручного пулемета уложил шестерых. Остальные тотчас отпрянули назад. Ильин отполз дальше в кустарник и вскоре догнал своих. Василий Васильевич Ильин незадолго до войны окончил институт и вскоре стал главным инженером теткинских сахарного и спиртового заводов. Создавшаяся на фронте обстановка вынудила наши части неожиданно отойти. Рабочие не успели демонтировать оборудование, и оно в полной исправности досталось врагу. Коммунист Ильин остался на заводе и возглавил группу рабочих-патриотов. В первые же дни оккупации они привели в негодность часть оборудования. Остальное решили взорвать. Раздобыли взрывчатку, заложили фугасы. Однако выполнить смелый замысел не удалось: выдал провокатор. Глубокой сентябрьской ночью гестаповцы нагрянули на квартиру к Ильину. Пока они стучали и взламывали дверь, он оделся и открыл окно, выходящее в сад. В черной прогалине выросла фигура фашиста, и в ту же секунду дверь под тяжестью прикладов слетела с петель. Несколькими выстрелами из пистолета Ильин уложил двух ворвавшихся в комнату гитлеровцев и солдата, стоявшего под окном, а сам выскочил в сад и скрылся во мраке ночи. 30 сентября. Группа Кириленко получила задание устроить засаду па дороге Воргол — Глухов. Скрытно подойдя к дороге, партизаны замаскировались. После трехчасового ожидания на шоссе показался большой крытый автофургон. Впереди ехал мотоциклист. Партизаны решили, что немцы в нем везут что-то важное. Открыли огонь. Через одну-две минуты из горящей машины раздались истошные визги свиней. Вот каких чинов эскортировал мотоциклист! Видимо, неспроста оккупанты стали скрывать от посторонних взглядов награбленное у колхозников! Побаиваются... 1 октября. Боец хозчасти, молодой энергичный парень Алешин, пошел в Спадщину, чтобы организовать выпечку хлеба. Уладив дела, он под утро собрался уходить в лес, но замешкался и не заметил, как к хате на машине подъехала команда немецких солдат-заготовителей, человек пятнадцать. Выскочил Алешин из дома, с ходу бросил в кузов машины гранату, а когда пыль и дым от взрыва рассеялись, его уже и след простыл. 9 октября. От наших друзей из окрестных сел постоянно поступают сигналы о настойчивых попытках немцев разведать силы партизан. Расспрашивают колхозников, обещают вознаградить землей, коровой и кабаном того, кто проникнет в лес и принесет им о нас точные сведения. Пришлось хорошенько заняться организацией обороны. Людей для защиты лесной базы не хватает, зато есть у нас теперь мины. Курс, Юхновец, Терехов и Островский перетащили в лес свыше двухсот мин. Решено заминировать все дороги, тропинки и тропки, ведущие в глубь леса. Этой работой последние дни и был занят отряд. Одновременно продолжали минировать участки вражеских коммуникаций, удаленные от базы па 15—20 километров. Результаты не замедлили сказаться, 5 октября на дороге Конотоп — Кролевец на минах, поставленных Кочемазовым и Канавцем, подорвались две штабные машины. Убиты два немецких генерала и четыре офицера. 10 октября. Дозорные задержали в лесу военнослужащих в форме пограничников. Один назвался подполковником Любитовым, другой — старшим лейтенантом Цирульником. Привели их ко мне. Любитов рассказал, что он работал в Киеве в НКВД УССР. Начальником его был заместитель наркома Строкач. По заданию ЦК КП(б)У они помогали работникам ЦК организовывать партизанские отряды. Руководил этим делом непосредственно ЦККП(б)У. — А теперь вот, после сдачи Киева, выходим из окружения мелкими группами. Товарищ Строкач пошел на Гомель, а я стал пробираться на северо-восток вдоль железной дороги. Он ненадолго умолк, снял фуражку, вытащил из-под подкладки аккуратно свернутый лист бумаги и подал мне. — Это наша листовка, товарищ командир. Мы нашли ее недалеко от Бахмача, еще свежая. В листовке была напечатана сводка Совинформбюро о положении на фронтах, о героической обороне Одессы, об упорных боях под Москвой и на подступах к Ленинграду. Рассказывалось о зверствах фашистов в Кривом Роге, в деревнях Украины и Белоруссии, о росте сопротивления нашего народа фашистским захватчикам, о смелых действиях партизан в районах Тарту, Луги, Николаева. Приводились выдержки из дневников и писем пленных гитлеровцев, в которых они с унынием отмечали, что война в России намного тяжелее, нежели им обещали гитлеровские генералы. Сведения эти для нас имели огромное значение. Геббельсовская пропаганда непрерывно плела паутину из небылиц, пытаясь запугать легковерных, подавить у людей волю к сопротивлению, заставить их думать, будто гитлеровская Германия непобедима. Фашисты уже давно кричали о взятии Москвы, а у нас не было, как выражаются юристы, вещественных доказательств для опровержения. Одной горячей веры в то, что Москву не сдадут, что разгром фашистских захватчиков неминуем, порой было мало. Зная, как населению нужна правда о положении на фронтах, я отложил беседу с Любитоным, созвал разведчиков и предложил немедленно переписать и огласить текст листовки во всех селах, где они будут в ближайшие дни. Продолжая затем беседу с Любитопым, я спросил: — Что вы видели и слышали по дороге? — Видели много ужасов, о них говорить не хочется. От Коно-топа мы взяли на север, шли мимо Бочечек, Казацкого, Хижков. Последнюю остановку сделали в хуторе Анютин Конотопского района. Здесь нам рассказывали, что гитлеровцы сгоняли людей и объявляли, будто они уже взяли Москву... В селах возле вашего леса немцы меньше бывают. Колхозники говорят — партизан боятся... Рассказ Любитова дополнил наши сведения о геббельсовской пропаганде. Неделю назад в Путивле оркестр оккупантов целый день играл бравурные марши якобы в честь взятия Москвы. — Ну, а как вы думаете, где сейчас может быть фронт? — спросил я, хотя и знал, что фронт проходит в районе Харькова. Ответы Любитова не вызывали сомнений. Похоже, наш человек. А что, если послать с ним за линию фронта партизана? — подумал я.— Может, удастся установить связь. — Ну, хватит вас разговорами кормить, идите поешьте, да отдыхайте,— предложил я чекистам. Когда они ушли, я собрал товарищей. Высказал сомнение — не подосланные ли это изменники? Пропадет тогда и наш связной и отряду не поздоровится. — Тихон, ты, помнится, в прошлом году в Киев ездил и в НКВД был? — спросил Коренев у разведчика — рыжеватого, не по возрасту быстрого Тихона Николаевича Козаченка. — Был. — А у кого? — У замнаркома Строкача. — Так пойди поспрашивай этого пограничника. Сам знаешь как. — Знаю. Если врет, уличу, никуда не денется... Спустя полчаса Козаченок доложил: Правду говорит подполковник. Все как есть рассказал: и какой из себя замнаркома, и какой у него кабинет, назвал даже одного сотрудника, а тот мой земляк. Словом, не сомневайтесь, товарищ командир, наши это люди, советские. Решили воспользоваться случаем и вместе с Любитовым послать связного к командованию армии, оборонявшей Харьков, надеясь, что ему удастся получить рацию, в которой мы очень нуждались. На это сложное и опасное дело уполномочили Алексея Ильича Коренева. Человек он смелый, выносливый, хорошо знает дороги к фронту и местные условия. Ушли товарищи в ночь с 10 на 11 октября. Тепло проводили их всем отрядом. 15 октября. Вот они, плоды трудных и опасных ратных подвигов наших отважных партизан! На дороге Путивль — Берюх подорвалась вражеская пятитонная машина с боеприпасами. Севернее села Вязенка на воздух взлетели три грузовика и тоже с боеприпасами. На дорогах Путивль — Глухов и Путивль — Рыльск подорвались семь машин, а между городом Путивлем и хутором Бобин — танк, грузовая и легковая автомашины. Фашисты встревожены, а в народе из уст в уста передают рассказы о делах партизан из Спадщанского леса. Каждую ночь выходят из лесу минеры на места, указанные разведкой. После каждой вылазки то с одной, то с другой стороны доносятся отдаленные взрывы. Руководит минерами Георгий Андреевич Юхновец, в прошлом работник Омегской спичечной фабрики в Белоруссии. Смелый, находчивый партизан и прекрасной души человек. 17 октября. Пришла разведка из партизанского отряда Руднева: начальник штаба Григорий Яковлевич Базыма и боец Бабинец. Они сообщили, что их отряд перебазировался из Новослободского леса к нам в Спадщанский и сейчас находится на опушке леса невдалеке от села Новая Шараповка. Чуть подкрепившись и отдохнув, Базыма и Бабинец поспешили за своими боевыми друзьями. Умно поступил Семен Васильевич Руднев, решив привести свой отряд к нам. Пора объединяться! А с Рудневым дело у нас пойдет на лад. Не сомневаюсь! Ведь знаю я Семена Васильевича давно и очень его уважаю. Родом он из большой многодетной батрацкой семьи. Бедность заставила четырнадцатилетнего паренька оставить отчий дом и в 1914 году уехать в Петроград. Поступил учеником на Русско-Балтийский завод, где работал старший брат. Здесь он прошел хорошую школу пролетарской борьбы. Когда грянула Октябрьская революция, вступил в красногвардейскую дружину. Вместе с братом штурмовал Зимний, дрался с корниловцами. Тогда же был принят в ряды большевистской партии. Воевал против Колчака, Деникина, Юденича... В мирные дни Семен Васильевич взялся за учебу. Успешно окончил Военно-политическую академию и около десяти лет служил в пограничных войсках. Награжден орденом Красной Звезды. Перед войной работал председателем Путивльского районного совета Осоавиахима. Не менее уважаемый в районе человек и Григорий Яковлевич Базыма, делегат 1-го Всесоюзного съезда учителей, один из лучших и старейших педагогов района, активный помощник Руднева, как по общественным делам в Осоавиахиме, так и в партизанском отряде. Словом, с такими людьми силы наши удвоятся! 18 октября. В 8 часов утра отряд Руднева в полном составе прибыл к нашему штабу. Трогательная это была встреча. Настроение у всех было такое, словно одержана большая победа. Руднев и Базыма рассказали о делах своего отряда за прошедшие полтора месяца войны. Известие о взятии Путивля немцами застало их в Сумах. Решением бюро обкома партии отряд был направлен в Путивльский район через линию фронта, которая в то время проходила по левому берегу Сейма. 12 сентября в районе села Теткина отряд перешел линию фронта и остановился в Новослободском лесу. Здесь загодя была подготовлена продовольственная база. Знал о ее местонахождении только один человек, но он оказался предателем, дезертировал. Отряд был обречен на голод. Оставалась единственная надежда связаться с нашим отрядом. К нам, и Спадщанский лес, пошел боец Коханов и не вернулся. Позже выяснилось, что он попал в лапы фашистов. Оставаться в лесу без продовольствия не имело смысла. Трудное положение осложнялось еще тем, что несколько бойцов заболели. Руднев и Базыма приняли решение пробраться в Теткино, где держала оборону воинская часть генерал-майора Чеснова. В Теткине они оставили больных, и отряд снова вернулся на захваченную врагом территорию. От генерала Чеснова получили задание систематически информировать его штаб о действиях противника. Удачно перебравшись через линию фронта, отряд Руднева расположился возле села Юрьева и установил наблюдение за движением вражеских войск севернее и восточнее Путивля. 6 октября фашисты оттеснили паши части дальше на восток, и связь с Чесновым прервалась. Отряд вынужден был перейти в урочище Ровенский лес. Здесь рудневцы встретили выходивших из окружения красноармейцев, побывавших в Спадщанском лесу. Они сообщали, что Ковпак жив и невредим, а его отряд успешно действует в западной и северо-западной частях района. В тот же день Руднев повел своих людей на соединение с нами. Проходя через теткинские торфоразработки, рудневцы встретили партизанские отряды Н. И. Воронцова и К.И. Погорелова общей численностью в двадцать семь человек. Оба эти отряда шли из Харькова, имея задание связаться с партизанами, действовавшими в полесской части Левобережной Украины, и регулярно информировать по радио командование фронта о развитии партизанской борьбы в тылу врага. Попав примерно в такое же тяжелое положение, как и отряд Руднева, харьковчане решили с бойцами отряда идти к нам.Харьковские отряды сразу же были отведены нами в Соловьевское лесничество, расположенное невдалеке от села Литвиновичи, и обеспечены продовольствием. Рассказав о своих действиях, Руднев и Базыма начали расспрашивать о наших делах. Курс отрапортовал с гордостью: — Взорвали на минах один танк, семнадцать автомашин и один мотоцикл противника. После взрывов обнаружены трупы офицеров и солдат. Кроме того, связные и разведка донесли, что оккупанты изготовили в Путивле и окрестных селах еще шестьдесят пять гробов. За двадцать четыре дня уничтожено восемьдесят четыре гитлеровца... Обсудили обстановку. Все высказались за немедленное объединение. Руднев предложил назначить командиром отряда меня, начальником штаба — Базыму и помощником начальника штаба — Курса. Комиссаром выдвинули Руднева. 19 октября. Приход Руднева совпал с созванным мною совещанием командиров групп и отрядов, действовавших в соседних районах. На нем присутствовали командиры и комиссары семи отрядов: Путивльского — Ковпак и Руднев, Харьковского — Воронцов и Погорелов, Глуховского — Кульбака, Конотопского — Кочемазов и Канавец, а также представители Шалыгинского отряда: Матю-щенко, Фесенко, Якименко и Воргольской партизанской группы — Кириленко. Воронцов и Погорелов сообщили, что имеют две рации, посредством которых поддерживают постоянную связь с командованием фронта, и знают общую обстановку. Договорились о совместных действиях против оккупантов и сразу радировали об этом командованию. Воронцов получил указание одну рацию оставить себе, а другую передать Путивльскому отряду. Настроение у всех было приподнятое. К тому же после совещания на столе появились холодец и бог весть где раздобытый хлопцами хрен. Но пир не состоялся. — Танки! Фашисты наступают! — взволнованно передал часовой. Командиры побежали к своим отрядам. У штаба остались двенадцать путивлян. Весь наш отряд находился на заставах, наблюдательных пунктах, в дозорах и разведке. Вражеские танки с открытыми люками шли по дороге со стороны Путивля. Эта дорога не была заминирована, поскольку ею мы пользовались сами. Головным, подминая под себя кусты и деревья, двигался тяжелый танк, за ним — средний. С ходу они открыли огонь из пушек и пулеметов. Домик лесника запылал, как факел. Мы залегли за деревьями и открыли огонь по люкам. Фашисты тотчас их захлопнули. И то хорошо, из щелей не слишком-то много увидишь. Грохоча гусеницами и изрыгая пламя, бронированные чудовища пронеслись в направлении землянок. Я приказал Курсу, Терехову и Кокину немедленно заминировать выход из леса, а сам с Рудневым, Базымой, Паниным, Политухой, Алешиным и Челябиным кинулся вслед за танками. Расчет оправдался: танки вскоре остановились: впереди было мелколесье, густой кустарник, а дальше болото. Там не пройти. Пробираясь кустарником, мы подошли к танкам почти вплотную. Смотрим, стоят они борт к борту, тяжелый прикрывает средний. У среднего открыт верхний люк, и из него высунулся наблюдатель. Но смотрит он не в нашу сторону, а в другую. Очевидно, потерял ориентировку. Руднев выстрелил из самозарядной винтовки по наблюдателю, и тот, как мешок, свалился в люк. Партизаны повеселели, кто-то бодро крикнул: Ура!. Открыли огонь. Тяжелый танк развернулся и,, круша на своем пути деревья, помчался назад по дороге. Средний оставался недвижим. Подошли ближе. Бросили гранату, Руднев вырвался вперед, вкочил на танк сзади со стороны мотора, заглянул в люк п закричал: - Ура! Машина наша! Победа полная! Видимо, танкисты удрали на тяжелом. Нам достался совершенно исправный танк, если не считать выпавшего из гусеницы пальца. Боекомплект почти не израсходован. Вдруг со стороны, куда умчался тяжелый танк, раздался сильный взрыв, за ним последовало несколько беспорядочных и более слабых. Побежали в ту сторону. На дороге полыхало пламя. Это горела развороченная взрывами громада танка, а в его утробе рвались снаряды и патроны. Из-за деревьев выглядывали Курс, Терехов и Кокин. Это они забросали подорвавшийся на мине танк бутылками с горючей смесью. В танке обнаружили обгоревшие трупы и среди них предателя Родины, агронома райземотдела Амельчица. В прошлом он был белым офицером-деникинцем, вел себя тихо, мирно, никому не мешал, думали, что понял пашу правду. Но оказалось, что все годы он глубоко и душе таил звериную ненависть к советской власти. Что ж, подлая душонка получила по заслугам. День сегодня особенно удачный. Связные сообщили, что возле села Берюх на мине подорвался еще один тяжелый танк. Шутка ли, в один день подбить три танка! Повеселели партизаны, хотя всем было ясно, что фашисты не простят нам этого и завтра пожалуют снова. И, надо думать, пожалуют не в малом количестве. Поэтому мы начали усиленно готовиться к встрече гитлеровцев. 20 октября. В 9.00, как и предполагали, явились оккупанты. Пять танков, одна танкетка и пехота на четырнадцати автомашинах. Наступление повели по двум направлениям — со стороны хутора Кутырн н от села Кардаши. Две наши оперативные группы заняли оборону на лесных высотках, чуть поодаль от Спадщины и Кардашей, остальные — в лесу против Кутырей. У опушки фашисты остановились и обстреляли лес из всех видов оружия. Партизаны не отвечали. Не прекращая стрельбы, враги попробовали углубиться в лес, но там сразу же раздались два мощных взрыва. Это подорвались на минах два головных тапка. Минеры торжествовали.Вытащив буксирами подбитые танки, немцы отошли на почтительное расстояние от леса и открыли беспорядочный огонь. Стреляли долго, а партизаны по-прежнему молчали. Мы думали, что после огневой подготовки фашисты повторят наступление. Но они не осмелились. Нервы у господ арийцев сдали раньше, чем можно было ожидать. В 12.00 они отправились восвояси, так и не выяснив судьбу своих танков. 23 октября. Продолжаем заниматься укреплением обороны. Для проведения более эффективных боевых действий весь объединенный отряд разбили па восемь оперативных групп. В отдельную группу выделили разведку, создали хозяйственную и санитарную части. Командиром разведки назначили Бабинца, его помощником— Попова. Во главе санчасти поставили молодого врача Дину Маевскую. К вечеру вернулась разведка и донесла, что на дороге Путивль — Берюх подорвалась грузовая машина с боеприпасами. Убиты офицер и два солдата. 24 октября. В нашем полку прибывает. Пополняемся добровольцами из близлежащих сел. Люди идут с оружием и боеприпасами. Многие из них находят в отряде друзей и знакомых. Новички сразу же включаются в учебу. А занимаются у нас настойчиво, напряженно. Каждый спешит изучить стрелковое вооружение, какое только есть в отряде: и отечественное, и трофейное. Командиры групп и отделении осваивают тактику организации диверсий на коммуникациях противника, засад и боя в ночном налете на вражеский гарнизон, в разведке, В обороне. Здесь, в условиях тяжелой партизанской действительности, нам всем крепко пригодились знания военного дела, приобретенные в кружках Осоавиахима. Особенно помогает опыт учебной работы бывших активистов-осоавиахимовцев Руднева, Базымы, Попова, Панина. ...Дозорные встретили на дальних подступах к лагерю группу военнослужащих во главе с полковником В. Ф. Петровым. К штабу они подошли в четком строю. Скомандовав смирно, полковник строго по уставу доложил, что под его началом 14 человек из разных воинских частей, разных специальностей и званий пробиваются из окружения. — Услышав от населения о вашем отряде, явились к вам для совместных действий, а в дальнейшем намерены при первой возможности перейти линию фронта,— закончил он. Оружие, документы, обмундирование у всех в порядке, на петлицах знаки различия. Просто не верилось, что эти люди прошли сотни километров по вражеским тылам и не раз участвовали в неравных схватках с врагом. Из прибывших создали отдельную оперативную группу под командованием Петрова. 25 октября. Подвели итоги боевой деятельности объединенного отряда. За один только месяц наша маленькая партизанская группа выросла в стройное, жизнеспособное подразделение. Но самое важное — боевыми делами мы завоевали добрую славу и авторитет у населения Путивльского, Глуховского, Конотопского, Кролевецкого и Шалыгинского районов. Все дороги этой обширной территории нами контролируются, любые мероприятия врага или перемещения его частей нам известны, тогда как противник о нас никаких подробностей не знает. В каждом селе и поселке у нас работают свои люди — связные. Они оказывают отряду неоценимую помощь: добывают и сообщают разведывательные данные, заготавливают продукты питания и одежду, собирают оружие и боеприпасы. Очень ценные сведения получаем мы от спадщанской колхозницы Екатерины Афанасьевны Соловьевой. Эта замечательная женщина добывает штабу данные о деятельности оккупантов в селах, расположенных невдалеке от южной опушки нашего леса и в самом Путивле. Туда она ходит почти ежедневно будто бы на базар. Славная семья Соловьевых активно включилась в борьбу с врагом. Муж и сын в партизанах, а она — отличная связная-разведчица. Сегодня впервые по рации передали на Большую землю отчет о деятельности отряда и список отличившихся. К правительственным наградам представили шестнадцать партизан. 26 октября. Провели первую крупную операцию по взрыву мостов на реках Сейм и Клевень. Два взорвали на Сейме, у села Пруды, что возле самого Путивля, и два на Клевени, возле села Вязенка. Эти мосты связывали город с западной и северо-западной частями района. Через них шло регулярное сообщение между гарнизонами оккупантов Путивля, Конотопа и Кролевца. Темной ночью оперативные группы вышли на прилегающие дороги и стали заслонами па случай появления противника. Разведчики без шума сняли охрану, и точно в назначенное время все четыре моста взлетели в воздух. Теперь Путивльский гарнизон гитлеровцев фактически отрезан от юга области и от сильного конотопского гарнизона мадьяр. В народе говорят: Доброе начало — полдела откачало. Мудрая пословица! Успех первой крупной диверсионной операции воодушевил всех партизан, вселил в них еще большую веру в свои силы, в конечную победу над врагом. 27 октября. Озлобленные нашей ночной диверсией, фашисты предприняли наступление на Спадщанский лес. В спешке они слабо подготовились, а главное, не разведали наши силы, шли вслепую. Как только полковник Петров (недавно назначенный командиром артиллерии) выпустил несколько снарядов из трофейного танка, ряды наступавших смешались и повернули назад. Армейские товарищи из группы Петрова помогли партизанам в освоении техники врага. Младший лейтенант Крайний и воентехник 1 ранга Жуковец научили их обращению с трофейным оружием: стрелять из немецкой пушки, управлять захваченным танком. 28 октября. Создали агитколлектив для проведения агитационно-массовой работы среди населения. Возглавили его опытные политработники: батальонный комиссар Шпитальный (из группы Петрова) и бывший работник Путивльского райкома партии Папин. В течение четырех дней пропагандисты провели собрания в Кардашах, Спадщине, Новой и Старой Шарповках, Литвиновичах, Ворголе, Яцыне, Черепове, Стрельниках, Антыках. В результате у нас появилось много новых помощников. Установлена надежная связь с активистами в каждом населенном пункте. Стоит нашему агитатору подойти ночью к одной из крайних хат села, постучать в окошко и сказать, что следующей ночью партизаны будут проводить информацию, как в назначенном месте собираются все жители села. Нет только тех, кто в какой-то мере прислуживает врагу. Народ быстро научился распознавать предателей и шкурников и отделяет их от себя. Причем всегда безошибочно. На этих ночных собраниях наши агитаторы коротко рассказывают о положении на фронтах и о борьбе партизан. Одновременно разъясняют, что у нас нет отделов снабжения и питаемся только благодаря помощи народа да за счет трофеев. На этих собраниях никто не выступает, жители молча расходятся по домам. Но спустя некоторое время мост, который наши агитаторы советовали разобрать, разобран, амбар, где хранилось награбленное фашистами продовольствие, подожжен, а на опушке леса ходит скот и лежат мешки со свежевыпеченным хлебом. Помогают нам люди и так: к одной из застав приходит гонец из села, чаще подросток под видом пастуха, и рассказывает, что такого-то числа, по такой-то дороге односельчане будут сопровождать в райцентр или на станцию столько-то подвод с продовольствием. В указанный день партизаны встречают обоз. Колхозники охотно сворачивают в лес, разгружают подводы и, возвратясь в село, идут к старосте, ругая нас на чем свет стоит: мол, партизаны все позабирали... А на днях, после очередной разгрузки подвод с зерном, направлявшихся из Литвиновичей в Путивль, ездовой на прощание попросил: Вдартэ, хлопци, разок, тильки так, щоб сыняк був або гуля выскочила, бо староста-собака не пови-рыть, а старший наш щэ й набрэшэ! Но мы ограничились тем,, что старшему ездовому, поставленному немцами, крепко всыпали,, чтобы долго помнил и язык держал за зубами. Застрельщиками в организации помощи партизанам являются члены местных подпольных комсомольских и патриотических организаций. Особенно активно работает молодежь Яцынского сельсовета. Так, в Черепове группа комсомольцев Катюши Приходько, ядро которой составляют смелые и решительные ребята — Яша Скрипкин, Шура Дудкин и Володя Комарницкий,— организовала сбор оружия и боеприпасов на месте осенних боев отступавших частей нашей армии. Катя Приходько — серьезная девушка. До войны работала в Киеве на заводе Большевик. Когда завод эвакуировался, она вернулась в родное село, которое вскоре было захвачено оккупантами. Здесь Катя организовала подпольную группу. Собранное оружие подпольщики-комсомольцы передали харьковским партизанам. При встрече с Приходько командир партизанской группы Кириленко сказал: — Что же ты так хозяйничаешь, Катя? Все оружие харьковчанам отдала, а своим землякам не оставила? — Не беспокойтесь,— ответила Катя и со свойственной ей усмешкой добавила: — И для вас оставили. Есть винтовки, есть и пулеметы. Но самое главное — есть новые бойцы. Мы и раньше знали, что в Черепове у колхозников живут раненые красноармейцы. Череповские комсомольцы, рискуя жизнью, подобрали их. Нуждавшихся в хирургическом лечении устроили в Путивльской больнице, а политруков Шпорталюка, Мизерного и Мороза выходили сами. Позднее Приходько свела всех троих с Кириленко. Армейцы с радостью приняли его предложение идти в лес к партизанам. Комсомольцы снабдили их винтовками, ручным пулеметом и шестью ящиками с патронами. Сильная патриотическая группа создана в Ротовке. Ею руководят бывший десятник Путивльского райдоротдела Федор Харченко, завхоз Баничского пенькотрепального завода Тихон Деркач и его брат Николай. Группа специализировалась в основном на разведке. Федор Савельевич Харченко по нашему поручению устроился на работу к немцам возчиком молока. Это дает ему возможность ежедневно бывать в Путивле и без риска добывать ценные сведения. В Стрельниках большую помощь оказывает отряду семья Требисовых: муж, жена и их дочь-комсомолка. Они сколотили вокруг себя актив, и их дом превратился в штаб-квартиру, из которой во все концы села идут не видимые для врага нити связи. 30 октября. Вчера днем стало известно, что па дороге Путивль— Рыльск на мине, поставленной Полнтухой, подорвался тягач с прицепленным к нему новым вражеским танком. В ночь на 30 октября Семен Васильевич Руднев с группой бойцов отправился на место взрыва. С танка они сняли 70 снарядов, 15 тысяч патронов, пулемет и... Красное знамя! Фашистские вояки возили с собой это знамя как трофей. Оно было совсем-совсем новое, очевидно, попросту украдено из магазина, на нем нет даже следов каких-либо надписей. Что же! Можем поблагодарить гитлеровцев за такой трофей. До сих пор у отряда не было знамени. Теперь оно будет! 31 октября. В штаб поступило сообщение: гитлеровцы заканчивают восстановление взорванных нами двух мостов на Клевени, возле Вязенки. Решили разрушить их снова. Под прикрытием группы Кириленко партизаны Курс, Юхновец, Терехов, Островский и Политуха в полночь взорвали четыре моста: два только что восстановленных общей длиной до 200 метров и два небольших, но важных для оккупантов, тоже на Клевени, возле сел Волокитино и Кагаиь. При возвращении с задания заложили несколько мин на дороге Путивль — Берюх. На одной из них подорвалась грузовая машина, битком набитая солдатами. 4 ноября. Четвертый день проводим заготовку на зиму всех видов довольствия. Источником пополнения служат склады продуктов и теплых вещей, отобранных гитлеровцами у населения для отправки в их интендантства. Себе с каждого захваченного склада берем лишь незначительную часть, остальное раздаем народу, в первую очередь семьям военнослужащих, вдовам, сиротам, старикам. 5 ноября. Санитарная часть пополнилась медицинскими работниками. К нам пришли фельдшер Бунякинского сельского медпункта Бобина Матрена Павловна, средних лет женщина, и молодая жизнерадостная комсомолка медсестра Галя Борисенко. От НИХ мы узнали о гибели председателя Путивльского райисполкома Ивана Ивановича Высоцкого, оставленного обкомом партии для организации подполья в районе. Дело было так. Вскоре после прихода оккупантов Высоцкий пошел на связь в Новую Слободу и по дороге подорвался на мине. Колхозники нашли его в бессознательном состоянии. Раненный, он потерял много крови, начиналась гангрена. Необходима была срочная операция. Пренебрегая опасностью, слобожане, которые любили и уважали Высоцкого, отвезли его в Путивльскую больницу под чужой фамилией. Там Высоцкого оперировали, появилась надежда на спасение. Но, как говорит старая, еще не отжившая свой век русская пословица, в семье не без урода. И в городе нашелся подлец — выдал. Фашисты ворвались в больницу и на глазах у больных расстреляли Высоцкого, Матрена Павловна и Галя были непосредственными свидетельницами этой трагедии. Рассказывая, обе рыдали. Особенно переживала Матрена Павловна — эта исключительно сердечная женщина, не раз рисковавшая жизнью ради спасения советских людей. Нам тоже тяжело было слушать ее, ведь мы все хорошо знали Высоцкого. Наступило тягостное молчание. Первым поднялся Руднев, одернул гимнастерку. — Ну ладно... Слезами горю не поможешь... Вышивать, девчата, умеете? — Умеем, но разве сейчас время для вышивания? — спросила Бобина с удивлением. Тогда Базыма показал знамя. Женщины охотно взялись за дело. В верхней части полотнища, под гербом Советского Союза, они вышили полукругом слова: Путивльский партизанский отряд. Оно прошло с нами долгий и славный путь борьбы. 6 ноября. Во второй половине дня в селе Литвиновичи наши бойцы Рудиков, Таиров и Василенко нарвались на засаду противника и в перестрелке погибли. Похоронили их в Спадщанском лесу с воинскими почестями, как героев. Это первые наши потери. Кто знает, сколько их еще впереди! Но не уйдут от расплаты фашистские изверги и их приспешники! Множатся ряды народных мстителей. Каждый день приходят к нам добровольцы с оружием. Партизанское движение приобретает общенародный характер. И никаким завоевателям не устоять против этой грозной нарастающей силы. Агитколлектив уже не справляется с быстро растущими масштабами работы. Необходимо так организовать политпропаганду, чтобы слово большевистской правды всегда своевременно доходило как до бойцов отряда, так и до населения. Особенно это необходимо сейчас, в канун праздника Октябрьской революции. По инициативе Семена Васильевича Руднева назначили политруков во все оперативные группы и подразделения. Выдвинули на эту работу самых грамотных и авторитетных коммунистов. Сегодня вечером политруки групп и бойцы агитколлектива в десятках сел Путивльского, Кролевецкого и Шалыгинского районов провели собрания, посвященные 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. 7 ноября. Отряд выстроился у штабной землянки. Комиссар торжественно зачитал приказ. После короткого митинга бойцы дружно спели Интернационал. Я внимательно всматривался в знакомые лица, и мне казалось, что каждый из них думает о том, доведется ли встречать двадцатипятилетний юбилей власти Сонетов. В боевой обстановке никто не знает, что будет с ним завтра, через час, даже через минуту. Впрочем, об этом партизаны если и думают, то крайне редко. Их помыслы и дела направлены к единой цели — изгнать с родной земли врага, уничтожить фашистскую чуму. И они знают, что это время придет. Ради приближения этого грядущего завтра советские люди по доброй воле берутся за оружие, идут на тяжкие испытания и жертвы. К праздничному дню мы приурочили отправку за линию фронта двух выздоровевших летчиков Калинина Николая Михайловича и Воскресенского Михаила Григорьевича. Вот какая с ними приключилась история. Самолет Михаила Воскресенского, подбитый в воздушном бою, упал на поле между Бурынью и Путивлем. Штурман и радист погибли, пилот получил тяжелое ранение. Примерно в то же время был сбит близ Путивля и Николай Калинин. Обоих летчиков — одного истекавшего кровью, второго контуженного — подобрали колхозники, переодели в гражданскую одежду и поместили в Путивльскую больницу как своих односельчан, будто бы пострадавших при тушении пожара на колхозной ферме. Но маскировка не удалась: немцы узнали, что это за люди. Летчикам грозил лагерь для военнопленных. Мы решили спасти их. Поручили эту операцию связным Докукину и Полтавцеву. Провели они ее блестяще. Узнав, что один из сотрудников больницы связан с оккупантами, партизаны ночью явились к нему домой и предъявили ультиматум: или помоги выкрасть двух больных, или будешь расстрелян как изменник Родины. Предатель испугался и вызвался организовать побег летчиков, одновременно Докукин и Полтавцев встретились с медсестрой Соней Куперштейи. Выбираясь из окружения, она застряла в городе и устроилась в районную больницу. Предложили ей участвовать в операции и вместе с летчиками перебраться в отряд. Девушка охотно согласилась. На следующий день Докукин, выдавая себя за колхозника, посланного односельчанами привезти для больных продукты, въехал в больничный двор на подводе, нагруженной всевозможной снедью. Среди банок со сметаной, буханок хлеба, картошки были и два узелка с одеждой. Передав продукты, старый партизан дождался условного сигнала Сопи о готовности летчиков к побегу и не спеша выехал на улицу. Следом за ним, па расстоянии 150—200 метров, поочередно вышли Соня, Калинин и Воскресенский. Все они благополучно добрались до села Пруды и остановились в хате Докукина. Наутро фашисты организовали усиленные розыски беглецов. Пришлось срочно перевезти их в село Сафроновка к Полтавцеву и уже оттуда к нам в Спадщанский лес. Лечила их наша санчасть. Раненые быстро поправились, и вот теперь их, бодрых и здоровых, отправляли через линию фронта. 8 ноября. Праздничное настроение омрачено уходом из Спадщапского леса отрядов Воронцова и Погорелова. Ночью, никого не предупредив, харьковчане забрали с собой обе рации и ушли на север, к Брянским лесам. Вслед за харьковчанами отправился на север Глуховский отряд. Прощаясь, командир отряда Кульбака оправдывался, что они, дескать, должны находиться в своем, Глуховском, районе. Неразумное решение командиров этих отрядов — следствие их приверженности к тактике строгой конспирации и сохранения сил до прихода Красной Армии. С подобными взглядами опасно,, конечно, оставаться в Спадщанском лесу. Мы со дня на день ожидаем противника, а это и толкнуло Воронцова и Погорелова на неправильный шаг. Их уход огорчил нас, но не опечалил. Плохо то, что они забрали обе рации и оставили нас без связи с Большой землей. Замечу, что взглядов Воронцова и Погорелова придерживаются и некоторые другие партизанские командиры. Свои отряды они уводят в лесную глушь и оттуда время от времени высылают на диверсии мелкие группы. Причем диверсии проводят как можно дальше от своей базы, чтобы оккупанты не догадались об их местопребывании. Встречаются еще и такие отряды, бойцы которых живут по домам и лишь изредка собираются вместе. При такой тактике борьба с гитлеровцами носит пассивный характер, она подчинена случаю, исключается возможность приобретения достаточного боевого опыта, полностью теряется инициатива в проведении боевых действий, понижается дисциплина, отряды численно не растут, сил у них для серьезных операций недостаточно, они не чувствуют себя хозяевами на своей советской земле и вынуждены прятаться от врага. В нашем же Путивльском объединенном отряде начала вырабатываться совершенно иная тактика — тактика активных нападений на вражеские подразделения на дорогах, на гарнизоны в окрестных селах. Другими словами, мы стараемся постоянно держать инициативу в своих руках и бить оккупантов там, где меньше всего они ожидают. Это даст хорошие результаты: заметно повысилась дисциплина, отряд превратился в настоящую боевую единицу, намного возрос авторитет партизан среди населения. 9 ноября. Связные из Воргола сообщили, что к ним в село прибыла небольшая вооруженная группа. Люди одеты в красноармейские шинели и гимнастерки, знаков различия нет, оружие немецкое. К колхозникам относятся плохо, требуют самогона, похабничают, пристают к женщинам, расспрашивают о Спадщанском лесе и Ковпаке. Курсу, Кириленко и Ильину было поручено выяснить, что это за люди. Проникнув в село, через надежных людей хлопцы установили, что в группе семь человек, один из них — местный, воргольский. Решили поговорить начистоту. Вечером, когда те начали пьянку, партизаны подошли к хате. Ильин остался у окна. Курс и Кириленко вошли в дом. Увидев их, главарь выхватил пистолет. Автоматная очередь уложила его на месте. Остальные подняли руки. Обезоружив задержанных, партизаны повели бандитов в лесной лагерь. По дороге один из них пытался бежать, но тоже был убит. На допросе задержанные показали, что были в глуховском лагере военнопленных, не выдержали голода, пыток, издевательств фашистов и согласились им служить. Это их первое задание — под видом партизан проникнуть в села, расположенные вблизи Спад-щанского леса, разведать силы отряда и систему обороны. Возмущались партизаны — и откуда такие выродки на советской земле? К сожалению, еще не перевелись. 10 ноября. Полковник Петров и его товарищи все настойчивее просят помочь им переправиться через линию фронта. За дни пребывания у нас они окрепли, набрались сил для дальнейшего перехода и теперь, естественно, стремятся скорее влиться в свои боевые части. Армейцы крепко сдружились с партизанами, и, откровенно говоря, отпускать их не хотелось, но доводы веские — военные специалисты и армии нужнее. Разведчики выяснили, как и по каким дорогам лучше пройти на восток, к фронту. Утром, тепло попрощавшись со всем отрядом, армейские товарищи ушли от нас навстречу новым испытаниям. Днем партизаны занялись разбором операций, проведенных отрядом за последние пять дней. Мы завели такой порядок: обсуждать каждую операцию или диверсию. Это как бы небольшие оперативные совещания. В них принимают участие все партизаны — от командира до рядового. Сегодня на разборе крепко досталось старшему группы Челя-дину. Ему было поручено уничтожить помощника путивльского старосты — хитрого и коварного предателя. От жителей Новой Шарповки нам стало известно, что этот гитлеровский прихвостень со своими сподручными и охраной третьего дня приехал в село, остановился в доме бывшего кулака и допрашивал колхозников, пытаясь выяснить силы и месторасположение нашего отряда. В Новую Шарповку были направлены Чслядин, Ковтун и По-литуха. Дом стоит в центре села. Вражеского гарнизона там нет, было лишь несколько местных полицаев, которые очень боялись партизан и вели себя тихо. Прежде чем приступить к выполнению задачи, Челядин должен был установить численность охраны и где она находится. Нужно было выждать, когда предатели соберутся вместе, подойти незаметно и забросать хату гранатами. Тем не менее партизаны поступили, если можно так выразиться, по-лихачески. Не разведав силы врага, смело подошли к кулацкой усадьбе. Предатели их заметили и открыли огонь. Отстреливаясь, им пришлось отходить, не выполнив задания. Случай поучительный. Он показал, что смелость надо сочетать с осторожностью, осмотрительностью и умением быстро ориентироваться в обстановке. 11 ноября. Продолжаем интенсивно готовиться к зиме. Необходимо пополнить наши продовольственные запасы. Отряд вырос, продуктов потребуется много. Задача решена без особых трудностей. В селах Литвиновичи, Воргол, Яныпо, Стрельники, Кардаши, в обеих Шарповках находились вражеские пункты по заготовке у населения зерна, овощей, мяса, жирок и других продуктов. В эти села были направлены боевые группы. Партизаны, уничтожив охрану складов, все запасы продовольствия перевезли в лес. 12 ноября. На днях вернулся из дальнего похода Алексей Ильич Коренев, или, как называют его в отряде, Дед Мороз. Белая борода и усы, яркий румянец на щеках и степенная поступь делают Коренева поразительно похожим на сказочного Деда Мороза. И эта кличка прочно за ним закрепилась. Путешествие Коренева за линию фронта было трудным и не совсем удачным. — Пришли мы в Харьков,— рассказал Алексей Ильич,— когда немцы захватили Холодную Гору и обстреливали оттуда городские кварталы. Весь центр и прилегающие к нему улицы были окутаны дымом пожарищ. Заводы, фабрики, учреждения уже выехали на восток, шла эвакуация тылов армии, оборонявшей город. Наши отступали на Купянск. Любитов разыскал заместителя начальника Сумского управления НКВД Шраменко. Ему он и представил меня. Шраменко очень интересовался отрядом, расспрашивал о наших боевых делах, о поведении противника, словом, обо всем, что происходит по эту сторону фронта. Когда я сказал о цели прихода, он вызвал людей и приказал во что бы то ни стало найти рацию. Полдня искали ее чекисты, но в сутолоке отступления ничего не смогли найти. На следующий день я отправился обратно через линию фронта. — Ну, а с партийными органами связался? — спросил я. — Тоже нет,— ответил Коренев.— Работники харьковских обкома и горкома партии были по горло заняты своими делами, а ЦК уже выехал из Харькова в Воронеж. Шраменко заверил, что о нашем отряде и наших нуждах обязательно доложит Оргбюро ЦК. Там этим делом занимаются товарищи Зленко и Дрожжин. Ушел я, получив обещание Шраменко при первой возможности переправить нам рацию и радистов. Итак, связи с Большой землей по-прежнему нет. Зато сведения, принесенные Кореневым о положении на фронтах, очень ценны. Последние дни оккупанты повсюду кричат, будто их войска загнали Красную Армию за Волгу. Руднев тут же составил листовку, в которой рассказал о действительном положении на фронтах. Листовку размножили от руки, и наши агитаторы пошли в окрестные села поведать людям, что Москва стоит неприступно, что Красная Армия в постоянных боях изматывает силы врага и что настанет для фашистов час расплаты, обязательно настанет. Для Алексея Ильича в отряде сразу же нашлось дело. В землянках большая скученность, ни о какой стирке белья не может быть и речи. На протяжении последних недель люди были лишены возможности помыться. Вот и поручили ему перевезти из лесосплава в расположение землянок баню. Он — человек мастеровой и любую хозяйственную работу не только сам хорошо выполняет, но может и других научить. 15 ноября. Дед Мороз с огоньком взялся за дело. Не прошло и трех дней, а задание уже выполнено. Баню он соорудил на славу. Один из наших особо уважаемых партизан, бывший председатель колхоза села Харевки Яков Васильевич Хапылин узнал от кого-то из своих приятелей, что комсомольцы-подпольщики села Зинова прячут ротный миномет и боеприпасы. Два дня назад он попросил резрешения сходить в село и забрать это оружие. Не хотел я отпускать его: человек он пожилой, в районе его хорошо знают, в Харевке осталась семья, к тому же в Зинове стоит довольно крупный вражеский гарнизон и староста там — матерый враг советской власти. Но Хапылин уговорил меня и сегодня вернулся с подводой, до отказа нагруженной оружием и боеприпасами. 18 ноября. Пришел конец временной передышке и хозяйственным заботам, которыми занимался отряд па протяжении последней педели. Разведчики обнаружили движение вражеских подразделений на подступах к Спадщанскому лесу. Утром в Новую Шарповку прибыла рота противника, вооруженная автоматами и пулеметами. Не задерживаясь в селе, гитлеровцы проследовали в сторону Старой Шарповки. Другая рота появилась возле Яцына. Обе группы противника, маскируясь в складках местности, заняли высотки, господствующие над прилегающим к лесу полем. От одной из них отделился взвод вражеских солдат, развернулся в цепь и повел наступление на лес. Создавалось впечатление, что фашисты хотят провести разведку боем, чтобы выяснить наши силы. Своевременно получив донесения от дозорных и связных из Яцына и Старой Шарповки, мы быстро приготовились к встрече оккупантов. На основной позиции, в центре обороны, стоял танк. Группу из десяти бойцов со станковым пулеметом расположили в районе землянок,, примерно такую же группу послали к домику лесника наперерез противнику. Остальные силы направили в сторону Яцына. Не заметили мы, как до тридцати гитлеровцев с тыла от Старой Шарповки просочились в район землянок. Их встретили автоматным огнем два наших бойца. Под напором врага они вынуждены были отойти и укрыться в землянке. Две тыльные стены землянки окон не имели. Фашисты подошли вплотную и, окружив землянку, закричали: — Партизан, сдавайс! В ответ послышалось крепкое русское слово. Тогда, забравшись наверх, гитлеровец бросил в вытяжную трубу гранату. Она разорвалась в печке, сделанной из металлической бочки, не причинив партизанам вреда. Офицер, очевидно решив, что с партизанами покончено, подошел к окошку и стволом автомата выбил стекло, по дать очередь не успел — свалился прошитый автоматной очередью. Затем из окна вылетела граната. Гитлеровцы повалились на землю. В это время по ним ударили партизаны, оборонявшие район землянок. Подобрав убитого офицера, гитлеровцы поспешно отступили. Наши бойцы с криками Ура! перешли в преследование. Фашисты бросили убитого и побежали без оглядки. 19 ноября. Неудачи, конечно, не остановят противника в стремлении разделаться с партизанами. Скорее наоборот, теперь фашистское командование, учтя преподанные ему уроки, попытается окружить нас и подавить численным превосходством. Поэтому мы решили сконцентрировать все свои силы в районе землянок и танка, оборудовать там круговую оборону. Весь личный состав принялся за рытье окопов и дополнительные сооружения. 26 ноября. Работы по подготовке к зиме и созданию круговой обороны почти закончены. Все подступы к лагерю заминированы и простреливаются из окопов и блиндажей. Разведчики установили, что при отступлении части Красной Армии оставили в лесу Марица несколько легковых и грузовых автомашин. Решили осмотреть их и, если окажутся пригодными для эксплуатации в наших условиях, две машины перегнать в отряд. Операцию поручили бывшим военным шоферам, а теперь партизанам Василию Комову и Петру Скрыльникову. Во время боев они отстали от своих частей и, пробираясь по Путивльскому району, узнали о нас и пришли в отряд с оружием, в полной красноармейской форме, сохранив документы. Получив задание, Петр и Василий вышли в лес Марица, нашли там брошенные машины, выбрали из них две — легковую и грузовую. Нагрузив их бензином и маслом, они на предельной скорости пронеслись через занятые противником села Воргол, Антоновку, Яцыно, Шарповку и благополучно прибыли в Спадщанский лес. Смелость, быстрота и мастерство водителей решили успех дела. За проявленное мужество им объявлена благодарность. 28 ноября. Старший агитатор отряда Яков Григорьевич Панин и помощник начальника штаба Николай Михайлович Курс, сопровождаемые Цимбалом, снова провели собрания колхозников в Ан-тыках, Спадщине, Литвиновичах, Старой и Новой Шарповках. Они рассказали народу о положении на фронтах. В противовес геббель-совской пропаганде, кричавшей, что Москва занята и Гитлер въехал в столицу на белом коне, наши пропагандисты рассказывали о ее героической обороне, мужестве народных мстителей, призывали колхозников к активной борьбе с врагом. Семен Васильевич Руднев провел встречу с учителями в селе Яцыне. Там смело действовала комсомольская группа из учителей неполной средней школы во главе с директором Александром Григорьевичем Николаевым. Немцы запретили в школах преподавание истории, запретили рассказывать детям о том, что было Связано с советской действительностью. Вот он и обсудил с учителями, какг найти возможность, чтобы в условиях жесточайшего оккупационного режима по-советски, в духе патриотизма воспитывать детей. 30 ноября. В лес на связь со мной и Рудневым пришла учительница комсомолка Вера Силина, одна из самых активных участниц группы Николаева. — Александр Григорьевич поручил мне передать вам, что наша группа вчера и сегодня наблюдала за дорогами возле Путивля,— торопливо докладывала Вера,— По ним все время движутся войска. В город прошло много пехоты. На машинах немцы провезли двадцать три пушки. Александр Григорьевич сам ходил в Путивль. Говорит, что весь город переполнен гитлеровцами. Наверное, они снова готовят на вас наступление. Обращаясь к Семену Васильевичу, Вера продолжала: — Ваше задание, товарищ комиссар, мы тоже выполнили. Вчера во время урока немецкого языка я подобрала ученикам для разбора предложение, в которое входили зачеркнутые во всех учебниках слова Союз Советских Социалистических Республик. Надо было видеть, как радостно загорелись глазенки у детей! Посыпались вопросы — почему теперь все зачеркнуто? А один мальчонка, шустрый такой, встал и говорит: Боятся они, чтобы мы правду знали, вот и черкают книги. Пришлось унимать их пыл, ведь всякое может быть, вдруг об этом узнают в полиции и тогда беды не оберешься. Сигнал яцынской учительской группы о подготовке противником повой операции подтверждался данными наших связных и разведчиков. В Путивль прибыли свежие вражеские части численностью свыше двух тысяч солдат и офицеров, следовавшие на фронт. В город стягиваются гарнизоны оккупантов с Путивльского, Бурынского, Конотопского, Кролевецкого, Корюковского, Ша-лыгинского и других районов. Да, предстоит тяжелый бой. Положение осложняется еще и тем, что болото Жилень, которое надежно прикрывало наш лесной лагерь с запада, начало замерзать и по нему через несколько дней можно будет легко пройти к центру партизанской обороны. К тому же лес потерял свой пышный зеленый наряд. Там, где раньше из-за зелени в двух шагах нельзя было увидеть землянку, теперь все просматривается па расстоянии ста и более метров. Выпал снег. Он хотя и прикрыл все наши оборонительные сооружения, но и связал нас по рукам и ногам. На белом снегу виден след каждого шага бойца. Очевидно, завтра будет бой. Если противник соберет все гарнизоны в один кулак и обрушится на лес, нам придется туговато. Вместе с Рудневым собрали отряд и, ничего не скрывая, объяснили бойцам сложившуюся обстановку. 1 декабря. В 11 часов утра оккупанты повели наступление. Общее число карателей достигает трех тысяч человек. Вместе со стрелковым немецким батальоном наступает мадьярская полевая жандармерия. Они обложили нас, как медведя в берлоге, со всех сторон. Главный удар наносит стрелковая часть со стороны Новой Шарповки. На вооружении немцев пушки, минометы, крупнокалиберные станковые и ручные пулеметы. Подходит они к лесу нагло, колоннами. На самой опушке одну из фашистских колонн встретил находившийся в секрете со станковым пулеметом Василий Васильевич Ильин. Вот мы услышали его короткие очереди. Строчил он минут тридцать, сдерживая натиск врага. У нас все было готово к бою. Пулеметы наших других дозоров тоже вынудили колонны противника развернуться в боевые порядки. Отступая в лес, пулеметчики отстреливались. Фашисты продвигались вперед медленно. Кроме наших пуль им мешала поднявшаяся сильная метель. Пока она благоприятствовала нам, скрывая отходивших партизан. Наш план состоял в следующем: заманить гитлеровцев поглубже в лес и оттянуть время их подхода к нашей круговой обороне. К тому же в лесу немцы — вояки неважные, я это хорошо знал еще из опыта гражданской войны. Бывало, разгромим их комендатуру, на другой день прибывает карательная экспедиция. Подойдут к лесу, постреляют с краю и к вечеру убираются восвояси. Теперь они собрали против нас большую силу. Превосходство— один к сорока. Но в лесу картина меняется. За каждым пнем врагу партизан мерещится. В чужом краю, да еще в заснеженном лесу, не видя, сколько партизан и где они, оккупант, что вор в амбаре. В хате на входных дверях щеколда стукнет, десятилетний мальчонка на двор по своим делам выйдет, а у него, у вора, мурашки по коже бегают. Так вот и у оккупанта в чужом лесу боевой арийский дух пропадает. Углубившись в лес километра на полтора, авангарды карателей попали под огонь наших застав. Завязался тяжелый и неравный бой. Первой была оттеснена противником застава, находившаяся в районе сгоревшего домика лесника, примерно в километре западнее Новой Шарповки. За пей, энергично отстреливаясь, отошли к центру нашей обороны и другие застав. Каратели наступали, постепенно сужая кольцо окружения, тщательно прочесывая лес. Первые их цепи подошли к нашей круговой обороне около двух часов дня. Ее протяженность не превышала двух километров. В труднодоступных местах партизаны находились в ста и более метрах друг от друга. Там же, где можно было ожидать удара, расположились боевые группы. На левом фланге группой бойцов руководил Руднев, с противоположной стороны были Базыма, Дед Мороз, Курс На опушке густого сосняка занимал оборону Карпенко со своими орлами. Центр защищала группа Пятышкина. Здесь же установили батальонный миномет и танк. Партизаны засели в щелях и траншеях. Нас не видно, а наступающие — как на ладони. Вражеские солдаты хотя и прячутся за деревьями, но на фоне белого снежного покрова хорошо различимы. Метель уже угомонилась. Первую цепь противника мы подпустили метров на пятьдесят и шквалом огня всю ее скосили. Опомнившись от неожиданного удара, фашисты начали подтягивать свои резервы для штурма партизанской обороны. Перегруппировавшись, они повели наступление одновременно с двух направлений — против группы Пятышкина и со стороны Спадщины. В тылу у бойцов Пятышкина стоял танк на высотке. Позиция танка выгодная. Отсюда можно вести огонь в любом направлении, поддержать каждую боевую группу. Я находился возле тапка. Немцы подошли к высотке настолько близко, что были видны лица солдат. Партизаны ударили из танка прямой наводкой. Разрывы осколочных снарядов разметали фашистов. Уцелевшие отпрянули назад. Самым уязвимым местом нашей обороны оказался участок со стороны болота. Оно замерзло, и немцы пустили по нему до полутора тысяч пехоты, а с краю по дороге — конницу. Атакующих прикрывали крупнокалиберные пулеметы. Однако, к нашему счастью, образовавшийся лед оказался недостаточно крепок, чтобы выдержать тяжесть человека. Гитлеровцы проваливались в грязное месиво. Вот тут-то и накрывали их огнем минометчики и танкисты. Страшное это дело — минометный огонь в лесу. Мина, встречающая на своем пути ветку дерева, взрывается, не долетая до земли. Тысячи осколков поражают цель. Вопли раненых врагов сливались в сплошной рев. По коннице ударили танковая пушка и наши пулеметы. Несмотря на потери, гитлеровцы лезли вперед. В критический момент на помощь Базыме подоспел Руднев, только что отбивший атаку па своем участке. Увидев комиссара, бежавшего прямо на фашистов, первыми поднялись и побежали за ним с криками Ура! бойцы группы Карпенко. Командир отделения Васильев вырвался вперед и заслонил собой комиссара. Немцы не приняли контратаки и повернули вспять. Сотни вооруженных и вымуштрованных солдат не устояли против горстки героев. Бой выигран. Больше каратели не пойдут в наступление: начало темнеть. Если бы оставался до вечера хотя бы один час, они предприняли бы еще одну атаку — и тогда нам конец. Отбиваться нечем. Боеприпасы израсходованы все. Но и фашистские части отошли, бросив на месте боя сто пятьдесят убитых солдат и офицеров. Среди оставленных врагом оружия, боеприпасов, военного снаряжения оказалась и машина с 75-миллиметровой пушкой. В этом бою отряд понес тяжелую утрату: пали смертью храбрых Василий Васильевич Ильин, Иван Тимофеевич Челядин и Николай Андреевич Воробьев. Разведчики тело Ильина подобрали на опушке, где утром он первым начал бой. На небольшом расстоянии от его огневой позиции насчитали сорок восемь трупов вражеских солдат. Напротив штабной землянки была небольшая ложбинка, за ней пригорок, поросший кустарником. Здесь, в укромном месте, вырыли могилу. Положили рядом коммунистов Ильина, Челядина и комсомольца Воробьева. Собрались все, за исключением дозорных. Комиссар начал речь: — Прощайте, друзья! Вы пали в неравном бою. За кровь народа, за слезы наших матерен и жоп, за будущее наших детей, за свободу родины вы отдали все, что могли. На таких, как вы', героях стояло в веках и вечно стоять будет наше Отечество. Многие зарились на богатство Руси и хотели поработить ее народы. Были тут и татаро-монгольские орды Батыя, и немецкие псы-рыцари, и польская шляхта, и полчища Вильгельма. Но всегда наш народ грудью вставал на защиту своей Родины и бил незваных гостей смертным боем. Под Полтавой мы били шведов, на Кавказе персов, под Бородином французов, на Хасане японцев, за Ладогой финнов. Все были биты, кто приходил к нам с мечом. Так будет и теперь. Гитлеровским выродкам никогда не видать Москвы, а русские в Берлине бывали, будем и мы. Прощайте, дорогие друзья и товарищи. Над вашими телами клянемся, не щадя своей жизни, уничтожать фашистов и их пособников, как бешеных собак! — Клянемся! — в едином порыве произнесли партизаны. Бережно опустили мы в могилу тела наших боевых товарищей, славных народных мстителей. Память о них навсегда сохранится в наших сердцах. Первый рейд Каратели отступили на свои исходные рубежи — в села, окружающие Спадщанский лес. Их части, как доложила наша разведка, готовятся к новому штурму партизанской обороны. По дорогам из Путивля, Глухова, Кролевца и Конотопа беспрерывным потоком идут свежие подкрепления противника. Очевидно, утром враг предпримет новое наступление. А как же быть с боеприпасами? У бойцов осталось всего по нескольку патронов, за день боя все они были израсходованы. Пришлось спешно готовиться к уходу из Спадщанского леса. В боевом приказе указывалось: Дабы сохранить людской состав отряда для дальнейшей борьбы с немецкими захватчиками, считать целесообразным 1.Х11 1941 года в 24.00 оставить Спадщанский лес п выйти в направлении Брянских лесов. Все, что невозможно унести с собой, зарыли в землю. Танк заминировали, пулемет сняли. Небольшое количество имевшихся сухарей и варенья выдали бойцам. Чтобы сковать маневренность партизан и не дать нам вырваться из железного кольца окружения, противник надежно перекрыл заслонами и заставами все пути выхода из Спадщанского леса. Оставался лишь один путь — через болото Жилень и реку Клевень. К нашему счастью, ночью ударил тридцатиградусный мороз. Река и болото покрылись тонким льдом. Отряд организованно двинулся по зыбкому ледяному насту. По Клевени мы добрались почти до села Щербиновка, а дальше уже пошли по снежной целине. Колонна часто останавливалась, люди выбивались из сил. Очень тяжело было бойцам, измотанным напряженным дневным боем и ночным маршем. И все же их приходилось торопить. Семен Васильевич Руднев, подбадривая партизан, напоминал им, что промедление смерти подобно, что если не успеем оторваться от противника, будем раздавлены. Ночная тьма помогла отряду, как говорится, проползти ужом между вражескими заслонами и пройти незамеченным буквально в нескольких десятках метров от хуторов и сел, занятых немцами. Впереди отряда шел партизан Коренев, который в этих местах провел большую часть своей жизни и прекрасно знал дорогу. 2 декабря. К середине дня мы отошли от Спадщанского леса на добрых двадцать километров и остановились на днёвку в хуторе Окоп. Догнавшие отряд разведчики рассказали, что на рассвете немцы обрушили на покинутый нами лагерь всю свою огневую мощь и с воплями пошли в атаку на... пустые землянки. Путь на север оказался свободным. Чтобы подтянуть к Спадщанскому лесу почти три тысячи карателей, фашистское командование вынуждено было уменьшить гарнизоны в райцентрах. 5 декабря. Третий день продвигаемся в направлении Хинельских лесов. При подходе к селу Ястребщине Эсманского района местные полицаи попытались оказать сопротивление, но наша разведка их быстро уничтожила. В селе Коронок комиссар Руднев провел собрание колхозников, на котором присутствовало свыше двухсот человек. Семен Васильевич рассказал о том, что советский народ активно поднимается на борьбу с оккупантами и что местным жителям нужно также саботировать и срывать выполнение приказов фашистов. После собрания партизаны срубили установленную оккупантами в центре села виселицу. 6 декабря. Остановились в селе Хвощовке. Оно находится на опушке Хинельских лесов к югу от Хутора-Михайловского.. Хинельские леса представляют собой как бы южную оконечность Брянских лесов. Тянутся они широкой полосой от Новгорода-Северского к Северу, далее большими перелесками на север, северо-запад и северо-восток. Места эти для стоянки отряда особенно выгодны тем, что, во-первых, мы не отрывались от своих районов и могли постоянно поддерживать с ними связь, имея возможность в любое время туда вернуться, во-вторых, обеспечивался надежный тыл — Хинельские и Брянские леса. К тому же хорошей базой для отряда в Хинельских лесах могут служить лесокомбинат и его поселок, расположенные в тридцать пятом квадрате лесного массива. 7 декабря. С целью разведки местности в тридцать пятый квадрат была послана небольшая группа партизан во главе с Дедом Морозом. Вернувшись, Алексей Ильич рассказал, что в поселке лесокомбината проживают какие-то странные люди. Они выдают себя за сапожников, но это, очевидно, не так. К незнакомым они относятся с большим подозрением. Нам не поверили, что мы партизаны. На краю поселка Алексей Ильич обнаружил пустые недавно построенные землянки. Сапожники говорили, что в них раньше находились партизаны, по они куда-то ушли. В одном из домов нашим разведчикам показалась подозрительной дверь, ведущая в чулан. Потребовали ее открыть, но хозяйка долго упиралась, говоря, что там никого нет. Алексей Ильич распахнул дверь и увидел неизвестного человека, изрядно заросшего. В руке незнакомца блеснула вороненая сталь пистолета. Но властный окрик Свои, не стреляй! предотвратил несчастье. Начались переговоры. Долго прощупывали друг друга. В конце концов нашли общий язык. Незнакомцем оказался командир Севского партизанского отряда Хохлов. Отряд он распустил, и люди разошлись по домам. В здешних краях,— объяснял Алексей Ильич,— взяла верх тактика сохранения сил. 8 декабря. Утром Путивльский объединенный отряд построился в походную колонну и, соблюдая все меры предосторожности, двинулся к лесокомбинату. Заняв поселок, мы собрали сапожников. Все они оказались бойцами и командирами Красной Армии. Настроение у них крайне подавленное. Воины поодиночке и группами выходили из окружения, пробирались к фронту, но помешали сильные морозы. Вот и застряли в относительно безопасном месте, каким был лесокомбинат, расположенный среди дремучего леса. О положении на фронтах и что делать дальше они не знали. Со слезами на глазах слушали они наши рассказы о героическом сопротивлении Красной Армии, о битвах под Москвой. 9 декабря. В поселке и его окрестностях мы обнаружили немецкие продовольственные склады, где находилось 25 тонн зерна. На конеферме было 40 лошадей с упряжью и санями. 20 тонн зерна раздали населению, остальное взяли для нужд отряда. С приходом отряда настроение у жителей поселка да и у сапожников заметно поднялось. В штаб приходят местные коммунисты. Командиру Севского отряда Хохлову и двум его товарищам Пронину и Астахову поручили в течение двух дней собрать б поселке комбината местный партизанский отряд. 10 декабря. Поздно вечером в штаб явилась оперативная группа Кочемазова, которая еще перед боем в Спадщанском лесу была послана в Конотопскип район для проведения глубокой разведки и взрыва мостов. Все эти дни мы ничего не знали о ней, много волновались, думали, что больше не придется увидеть боевых друзей. Но хлопцы пришли. Кочемазов и его товарищи подробно доложили о своем походе. В Конотопском районе они обосновались в лесу возле села Козацкого. Совершили несколько диверсий. В одной из подбитых немецких машин нашли солдатский ранец. В нем были Коммунистический манифест на немецком и русском языках, вырезки из Правды и новая красивая трубка, которую партизаны торжественно преподнесли мне, как одному из самых заядлых курильщиков. Хозяином ранца, видимо, был немецкий коммунист. Весть о бое 1 декабря и выходе нашего отряда из Спадщанского леса принесли конотопской группе наши связные — разведчики Петр Соколовский и Александр Ленкин. Командир группы Василий Порфирьевич Кочемазов и политрук Федор Ермолаевич Кана-вец решили догнать отряд. Взяв продовольствие и боеприпасы, на четырех санях они двинулись в путь, На второй день, па рассвете, подошли к хутору Ретик, расположенному в лесу в десяти километрах от Кролевца. Длительный переход и страшный мороз изрядно утомили бойцов. Маленький лесной хуторок, состоящий примерно из тридцати дворов, манил к себе. Шесть человек с лошадьми остались на опушке, а Канавец и Ленкин подошли к крайней хате. Постучались. Хозяева открыли дверь, встретили приветливо. Впечатление у хлопцев создалось такое, что здесь можно будет хорошо обогреться и отдохнуть. Дали знак остальным. Хозяин на вид угрюмый, с бегающими глазками, проворно и суетливо размещал гостей. Вскоре жена подала пищу и куда-то исчезла. Сытный завтрак, тепло и домашний уют разморили людей. Все заснули. Не спалось одному Бойко. Подойдя случайно к окну, он увидел, что хату окружают какие-то вооруженные люди. Один из них, очевидно старший, судя по его повелительным жестам, подошел к двери. Разбуженные Бойко партизаны встали с автоматами возле окон, а Канавец с гранатой в руке распахнул входную дверь. Стоявший на крыльце вооруженный человек не успел и глазом моргнуть, как оказался втянутым в хату. Начался допрос. Незнакомец утверждал, что они вышли из окружения, организовались в отряд, установили связь с кролевецким подпольем. Но все подпольщики недавно были арестованы и расстреляны гитлеровцами. В подтверждение своих слов он назвал несколько фамилий погибших. Канавец и Кочемазов знали о несчастье, постигшем кролевецких товарищей, и потому рассказ незнакомца показался им правдоподобным. Ему поверили и велели выйти на крыльцо, чтобы позвать своих людей. По одному они заходили в хату. Партизаны на всякий случай обезоружили их. После недолгой мирной беседы предложили им вместе догонять Путивльский отряд. Те охотно согласились. Нужно было раздобыть лошадей. Обратились к ретикским колхозникам, которые дали две упряжки и попросили пойти выбрать коней на конюшне. Колхозный конюх, выводя из стойла гнедого мерина, тихо спросил у Канавца: — Так вы кто же будете: партизаны или господа полицейские? — Что ты, батя, разве не видишь красных звезд на шапках? — Звезды-то звездами, да только чудно получается... Называете себя партизанами, а дружбу заводите с самим начальником кролевецкой полиции... Даже ехать вместе куда-то собираетесь... Мигом выскочили партизаны во двор, но уже было поздно: полицаев и след простыл. Случай с конотопцами, которые так легко доверились леснику и его друзьям, был хорошей наукой дли всего личного состава отряда. Он наглядно показывал, насколько трусливы, ничтожны и в то же время коварны изменники Родины, продавшие свою честь и совесть фашистам. Позже выяснилось, что немцы заподозрили своих подручных в сговоре с партизанами и расстреляли их. 12 декабря. Отдан приказ о приведении к присяге всех бойцов и командиров отряда. К этому мы готовились давно. Писали ее коллективно, обдумывая каждое слово. Принятие присяги явилось очень большим событием в жизни отряда: оно вселило в сердца людей безграничную веру в победу нашего правого дела, в то, что фашизм будет разбит, что невозможно победить свободный советский народ. И это событие было важным не столько для людей нашего отряда, уже закаленного в боях, сколько для местных жителей и севских партизан. Ведь мы обязаны были поднять их на активную борьбу с врагом, а наш отряд для них должен быть примером самоотверженной борьбы в тяжелых условиях оккупации, строгой воинской дисциплины. Ровно в 12 часов дня у штаба выстроился весь личный состав Путивльского объединенного отряда в полном вооружении. Хозяйственный двор лесничества со всех сторон окружен вековыми соснами, поднявшими свои заснеженные зеленые кроны далеко ввысь. Они особенно отчетливо выделяются на фоне бирюзового безоблачного неба. А рядом темно-зеленые ели с белыми хлопьями на ветках. Одноэтажные бревенчатые домики по окна занесены снегом. Снег кругом — на деревьях, кустарниках и дорогах. Ослепительная белизна подчеркивает чарующую прелесть картины русской зимы в лесу. У штаба, на вытоптанной небольшой площадке, поставили стол, накрыли его красным полотнищем. Шагах в десяти — стройные ряды партизан. Одеты они по-разному: в красноармейских буденовках, крестьянских треухах, ватниках и шинелях, гражданских пальто. На ногах сапоги, ботинки, валенки... Но все выбриты, подтянуты, снаряжение подогнано, равнение рядов безукоризненное. Лица строгие, торжественные. Смотришь на них и как-то не замечаешь разношерстности партизанского обмундирования. В строю весь личный состав, даже раненный в последнем спадщанском бою путивльский связист Петр Горбовцов и тот стоит, слегка опираясь на плечо друга. Несколько поодаль группы местных жителей — старики и женщины с детьми. Между семьями рабочих лесокомбината мелькают сутулящиеся фигуры сапожников, бородатых, угрюмых. Старики степенно беседуют между собой. Вездесущие ребятишки заняли господствующие высоты — заборы, деревья. Сапожники усиленно курят толстые самокрутки из вонючего самосада. Раздалась команда начальника штаба Базымы: — Смирно! Равнение на знамя! Знаменосцы пронесли перед строем боевое знамя отряда и остановились у стола. Я обратился к бойцам и командирам с небольшой речью. Говоря об итогах трехмесячной борьбы с врагом, напомнил им о том, что когда мы уходили в партизаны, то каждый из нас поклялся биться с оккупантами до полной победы. Сегодня же мы должны поклясться здесь, перед строем своих товарищей, под развернутым знаменем, па верность матери-Родине, на верность идеям великой партии большевиков. Я первым прочел текст присяги. Вот он: Я, партизан Союза Советских Социалистических Республик, добровольно вступаю в партизанский отряд и торжественно клянусь перед всем советским народом, перед партией и правительством, что буду бороться за освобождение моей Родины от ига фашизма до полного его уничтожения. Я клянусь не щадить своей крови, а если нужно, то и жизни в борьбе с фашистами. Я клянусь всеми своими силами и средствами бороться с изменниками Родины, сам избегать трусости и удерживать товарищей. Если по какому-либо злому умыслу я отступлю от своей клятвы, пусть покарает меня рука моих же товарищей. После меня с краткой речью выступил Руднев. Он призывал партизан на борьбу за свободу и независимость нашей Советской Родины. Вслед за Рудневым присягали по старшинству все командиры и бойцы отряда. Принятие присяги, торжественность момента, как мы и рассчитывали, произвели огромное впечатление на присутствующих. Народу собралось много. Кроме населения поселка лесокомбината, на церемонии были и севские партизаны. Спустя несколько часов я проходил по поселку. Решил зайти в дом, где жили сапожники. Их было человек пятнадцать. Спрашиваю: — Ну как дела? Не возьметесь ли вы шить сапоги для нашего отряда? — Нет! — в один голос ответили они.— Довольно сапожничать, воевать надо. Вечером в штабе состоялось первое собрание коммунистов, на котором официально была создана партийная организация. Секретарем партийного бюро избрали Якова Григорьевича Панина, человека весьма скромного и рассудительного. В прошлом он каменщик. В годы пятилеток работал на многих стройках. Потом был выдвинут сначала на профсоюзную, а затем на партийную работу. В состав бюро вошли Коренев и Юхновец. 14 декабря. Наша разведка и оперативные группы вот уже три дня подряд изучают новый район Хинельских лесов. Важно было выяснить, где располагается враг, сколько его, какими дорогами в случае необходимости можно перейти в Брянские леса. В этих лесах, судя по отрывочным данным разведки, есть небольшие группы партизан, но все это необходимо еще раз проверить. В глубокую разведку к Брянским лесам послали членов партбюро, самых опытных и уважаемых товарищей — Коренева и Юхновца. Было установлено, что в зоне Хинельских лесов подразделения вражеских войск находятся только в райцентрах. В некоторых крупных селах стоят небольшие полицейские гарнизоны но главе с двумя-тремя гитлеровцами. 16 декабря. Точные сведения, собранные разведкой, дали возможность провести ряд операций по очистке сел Севского района от немецких фашистов. По разработанному штабом плану оперативные группы разгромили осиные гнезда врага и его приспешников в Лемешовке, Слепухине, Витичах, Высоком, Рыбнице. Захвачено много оружия, боеприпасов, лошадей, обмундирования и продовольствия. Часть продуктов раздали населению. На паровой мельнице лесокомбината организовали помол зерна, а в пекарне — круглосуточную выпечку хлеба и заготовку сухарей. 17 декабря. Весть о разгроме вражеских гарнизонов быстро распространилась по округе. О наших боевых действиях узнали эс-манские партизаны. От них приехали к нам командир отряда Анисименко, комиссар Лукашов, председатель Эсманского райисполкома Копа и прокурор района Куманек. В их отряде двадцать четыре человека, но боев еще не проводили, занимаются разведкой и изучением противника. Тут же договорились о совместных действиях. Не успели уехать эсманцы, как в штаб пришел учитель от Хохлова. Назвал себя Ивановым и под большим секретом сообщил, что имеет радиоприемник и регулярно слушает Москву. В столице все хорошо,— сказал он.— В последнем сообщении Совинформбюро говорится о провале наступления гитлеровских войск на Москву. Учитель согласился ежедневно записывать для нас сводки Совинформбюро. Он назвал место, где связные будут их находить, и сразу ушел. В тот же день в условленном месте — в дупле дерева — наш боец обнаружил сводку. Еще не зная ее содержания, мы все были несказанно рады получить первую долгожданную сводку Совинформбюро. Написана она была карандашом на клочке бумаги. Руднев буквально вырвал ее из рук бойца и начал читать вслух, а мы, три деда, как называли партизаны меня, Базыму и Коренева, словно по команде надели очки. Каждому хотелось собственными глазами увидеть, что написано в дорогих весточках из Москвы. Не найду слов, чтобы выразить чувства, охватившие нас при известии о разгроме оккупантов под Москвой, о переходе нашей армии в контрнаступление. Опасаясь, что эту бумажку зачитают до дыр и потом ничего не разберешь, комиссар усадил всех присутствующих переписывать сводку Совинформбюро. Писали кто карандашом, кто ручкой на обрывках старых газет и па страничках, вырванных из тетрадей и книг. Панин, словно челнок, сновал между бойцами, собирая написанные листки. Раздавая их агитаторам, он тотчас же направлял их в села. А у штаба уже собрались жители поселка лесокомбината. Им прочитали сводку. Люди слушали и плакали от радости. Еще три дня назад мы узнали от местных жителей, что в районе Хинельских лесов, возле Ямполя, Севска и Эсмани, крупные танковые и кавалерийские части Красной Армии вели тяжелые оборонительные бои с фашистами. После их отступления колхозники близлежащих сел собрали много различного военного имущества — оружия, снаряжения, обмундирования. Во всем этом мы очень нуждались. Бойцы обносились, ходили в рваной одежде и обуви. Наши уполномоченные пошли в села. Они обратились к народу с просьбой собирать военное имущество и передавать его партизанам. Колхозники горячо откликнулись на этот призыв. В течение трех дней они привезли столько обмундирования, кавалерийских седел, пистолетов, патронов и другого военного имущества, что нам хватило экипировать всех бойцов. Конотопцы где-то раздобыли петлицы и эмблемы авиадесантных частей Красной Армии. Ими они поделились с партизанами других отрядов, и стали наши хлопцы похожи на бойцов-десантников регулярной воинской части. Из Брянских лесов вернулись Алексей Ильич Коренев и Георгий Андреевич Юхновец. Сведения агентурной разведки подтвердились. На Брянщине действительно существует несколько местных партизанских отрядов: Брасовский, Суземский, Трубчевский. Там же находятся харьковские отряды Воронцова и Погорелова, ушедшие месяц назад из Спадщанского леса. На южной опушке леса находится на отдыхе отряд донбасских коммунистов, Шахтеры понесли большие потери в неравных боях с фашистами и вынуждены были перекочевать на север. Держатся они геройски, собираются снова вести боевую работу. Встретились Алексей Ильич и Георгий Андреевич с небольшой партизанской группой, состоявшей из девяти человек. Их командир Сабуров сообщил, что у него рация, он поддерживает постоянную связь с Большой землей и готов в любое время передать командованию Красной Армии наши сведения. Возможность установления связи с центром нас очень обрадовала. 20 декабря. Большое дело сделали паша партийная организация, политруки и весь агитколлектив, распространяя по селам сообщения Совинформбюро о разгроме гитлеровцев под Москвой. Народ воспрянул духом. Несмотря на морозное вьюжное время, в Хинельских лесах царит оживление. От добровольцев нет отбоя. Помещений для расквартирования разросшихся оперативных групп не хватает. Решили передислоцироваться в села, расположенные на краю лесного массива. 23 декабря. Вот уже третий день, как подразделения объединенного отряда разместились в селах Сечки, Водянка и Пограничное. Штаб расположился в Ломленке. Здесь осенью шли упорные бои. Местные жители подсказали, что под снегом есть много оружия и боеприпасов. Попробовали разгрести снег в нескольких местах и обнаружили большие россыпи патронов. Тогда за лопаты взялись и колхозники. Ведь патроны в нашем положении ценятся дороже золота. За эти дни мы их столько вырыли из-под снега, что удалось создать необходимый боезапас. 25 декабря. Ночью совместно с Эсманским отрядом разгромили немецкую комендатуру в Эсмани. Две оперативные группы нашего отряда со станковым пулеметом, двумя батальонными минометами и группой эсманцев в составе восемнадцати человек глубокой ночью скрытно подошли к райцентру. Возле села Демьяновки, чтобы обеспечить отход групп после выполнения задания, расположили заставу. И вот с криками Ура! и сильной стрельбой партизаны совершенно неожиданно для противника ворвались на санях в Эсмань. Быстро окружив здание комендатуры, забросали окна гранатами. В течение двадцати минут были уничтожены все оккупанты и их приспешники, сожжен узел связи, захвачено шесть лошадей. С нашей стороны потерь не было. Операция прошла удачно, но начальник штаба Григорий Яковлевич Базыма ею недоволен. По его предположению, в Эсмани на железнодорожной станции можно было раздобыть зерно, а его там, к сожалению, не оказалось. 27 декабря. Пора развертывать формирования не только укрупненных отрядов, но и соединений партизан. Ведь даже наш сравнительно крупный отряд может выполнять лишь диверсии, налеты на отдельные гарнизоны противника в селах и т. п. У нас нет необходимых сил, чтобы громить более крупные гарнизоны гитлеровцев в райцентрах, захватывать железнодорожные станции и железнодорожные мосты, охраняемые сильными отрядами врага. Еще слабее другие отряды, да и опыта борьбы с оккупантами у них меньше. В то же время налицо все условия для роста отрядов. Добровольцев, желающих стать партизанами, много. Такой отряд, как наш, вполне можно развернуть в соединение, а слабые местные отряды организовать в подразделения, которые могли бы действовать самостоятельно. В случае необходимости они должны будут объединиться для проведения общих крупных операций. Группы местных партизан уже побывали с нами в боях, ознакомились с партизанской тактикой и явятся хорошим боевым ядром для будущих сильных отрядов и даже соединений. Первые шаги в этом направлении нами уже сделаны. В Хинельском лесу созданы и организационно оформлены самостоятельные боевые единицы. Это — Севский партизанский отряд в количестве сорока трех человек (командир Хохлов, комиссар Горохов), Хи-нельский лесокомбинатский отряд, состоящий из сорока пяти военнослужащих (командир капитан Гудзенко), оперативная группа Ямпольского района в селе Родионовке (командир Гнибида, комиссар Красняк). При участии и помощи путивлян активизировал свою деятельность Эсманский отряд в Барановских лесах. Постоянно растет и наш объединенный отряд. Ежедневно пополняются оперативные группы. С помощью ветеранов новички активно включаются в учебу и боевую деятельность. Я верю, что не за горами то время, когда мы будем проводить более значительные операции, чем до сих пор. 28 декабря. Сводки Совинформбюро приносят радостные вести о наступлении Красной Армии и разгроме захватчиков под Москвой. Каждый день наши войска возвращают Родине все новые и новые населенные пункты. Нужно и нам наращивать силу ударов по врагу. В штаб пришли гонцы из Путивльского района. Со слезами на глазах колхозники рассказывают о бесчинствах и зверствах оккупантов. После нашего ухода из Спадщанского леса фашисты объявили, что наш партизанский отряд будто бы полностью уничтожен. Повсюду гитлеровцы вновь расставили свои гарнизоны и еще наглее грабят народ. Фашисты и полицаи, старосты и бургомистры составляют списки сочувствующих партизанам, учиняют зверские расправы над патриотами. Посоветовавшись с Рудневым и Базымой, я решил предпринять рейд в Путивльский район, чтобы, во-первых, новыми диверсиями и ударами по гарнизонам противника поддержать наступление Красной Армии и, во-вторых, напомнить оккупантам, что наш отряд жив и от него не будет пощады захватчикам на советской земле. На совещании командиров групп я умышленно не сообщил, куда пойдем, упомянул лишь, что двинемся в южном направлении и ближайшим нашим пунктом будет Крупец. Люди оживились. Все командиры доложили о готовности своих групп выступить в любое время. Поднялся Руднев. — Товарищи, хочу обратить ваше внимание на следующее,-сказал он. — Первое — держать железную воинскую дисциплину на марше, в боях и населенных пунктах, через которые мы будем проходить. Дисциплина у наших партизан хорошая, жаловаться пока не приходится. Но ее необходимо закрепить. В отряды ежедневно вливаются новые бойцы. Нужно, чтобы каждый из них буквально с первого дня пребывания в отряде понимал, что без строжайшей дисциплины невозможно успешно действовать в тылу врага. Второе — это наше отношение к населению. Мы — народные мстители, живем для народа и боремся во имя его свободы. Значит, каждый партизан должен относиться к населению с особым вниманием и чуткостью. На марше из строя не выходить, хаты для дневки занимать только те, которые будут отведены квартирьерами. Продуктов у населения не брать, даже если будем голодать. Малейшее своеволие в конфискации продуктов, замене лошадей или другие порочащие партизана проступки будут рассматриваться как мародерство и караться по всей строгости советских законов военного времени. Затем выступил я и еще раз подтвердил, что основное правило партизана — это тесная связь с народом. Его поддержка — для нас самое главное. Без помощи народа мы ничего не стоим. Так надо объяснить всем бойцам. На этом совещание было закончено. Поход на Путивлыцину Конец декабря. С наступлением сумерек оперативные группы построились в походную колонну. Посланные вперед разведчики доложили, что путь свободен. Головная походная застава и боевые охранения заняли свои места. Тепло провожаемые жителями и партизанами отрядов Хохлова, Гудзенко и Гнибиды, мы двинулись в поход на родной Путивль. Маршрут наметили такой: пройти через Крупецкий район Курской области, оттуда повернуть на Шалыгино на территории Сумщины, а там близко и Путивль. Но от этого плана пришлось отказаться. Утром в село Комаровку, где отряд остановился на дневку, прискакали связные Эсманского отряда с известием, что немцы готовят против них крупную карательную экспедицию. Нужно было помочь соседям. Для перепроверки разведданных эсманцы выслали вторую разведку в село Уланово. Возглавили ее комиссар отряда Лукашов и председатель райисполкома Копа. Не доезжая Уланова, они попали под кинжальный огонь вражеской засады. Чтобы уйти из-под обстрела, разведчики круто развернулись, а напуганные стрельбой кони неудержимо рванули вперед. В этот момент Копа, увлекшись стрельбой по противнику, выпал из саней. Подобрать его эсманцы не сумели. Узнав об этом несчастье, я взял командование обоими отрядами на себя и, не медля ни минуты, повел их в наступление под прикрытием минометов и станкового пулемета. Наш налет был настолько неожиданным и стремительным, что противник не успел сориентироваться и его оборона была быстро смята. Первым в село ворвался комендант нашего штаба Михаил Михеевич Кокин, а за ним путивляне и эсманцы. Вскоре фашистский карательный отряд перестал существовать. Более ста трупов карателей валялись на ослепительно белом снегу. На огороде, за клуней, нашли Копу. Тело его было изрешечено пулями. Фашисты в бешенстве разрядили в него не одну пистолетную обойму. 31 декабря. Но данным разведки стало известно, что противник разгадал наш маршрут следования и сконцентрировал большие силы в Крупце, а в Бегоще, Обесте, Студенке выставил заслоны. На 2 января оккупанты готовили наступление на объединенный отряд. 2 января. Сообщения о подготовке противника к новому наступлению не помешали нам встретить Новый год по народному обычаю. Бойцы нашего и Эсманского отрядов собрались в улановском клубе. Вместе с радушными хозяевами выпили по чарке, спели любимые песни. Не пришлось праздновать только разведчикам да тем, кто был в наряде, дозорах и на заставах. За новогоднюю ночь разведчики с помощью местного населения выяснили полную картину расположения сил противника. Это позволило предупредить наступление гитлеровцев, сорвать их замыслы. В Бегощу были посланы оперативные группы. На рассвете, подойдя к селу с севера и востока, партизаны с шумом и стрельбой ворвались на его улицы. Для оккупантов осталась свободной только одна дорога — на Крупец, по которой они и удрали. Маневр удался. Противник начал стягивать к Крупцу все свои силы. 3 января. Уклонившись от боя с основным ядром гитлеровцев, в ночь со 2 па 3 января мы вышли из Комаровки на Гумничи — Богуславку. В селе Красная Стрельница остановились на дневку. 8 января. В течение пяти дней провели операции по очистке от противника сел Калиновка, Жеденовка и Амонь Хомутовского района. Захватили там немецкие продовольственные базы с большим запасом продуктов. Десять лошадей и десять тонн хлеба взяли для нужд отряда, остальное раздали населению. Во время операций встретились с Хомутовским партизанским отрядом. Он состоял всего из восьми крепких и дружных боевых товарищей. Командиру отряда Попкову и комиссару Зайцеву рассказали об отрядах Хохлова, Гудзенко, Гнибиды, познакомили их с эсманцами. Руководителям отряда мы посоветовали не терять с ними связи и постоянно увеличивать численность отряда. В случае острой нужды держаться Хинельских лесов. Заодно помогли им оружием и боеприпасами. 9 января. Отряд остановился в Гуте Глуховского района. По пути движения разгромили продовольственные базы противника, находившиеся на хуторе Воздвиженский. Около четырех часов дня противник силой до семидесяти человек атаковал нашу головную походную заставу. Коротким ударом мы разбили карателей, и отряд снова продолжал свой путь в направлении Дубовичей. И вот мы снова на Путивлыцине. Остановились на отдых в селе Кагань. Отсюда до Спадщанского леса не больше пятнадцати километров. Но старая база уже мало нас интересует, так как отряд вырос, расширился размах его действий, изменилась тактика. Мы уже не думаем о длительных стоянках. Описав большую дугу по северу Сумской, югу Курской и Орловской областей, разгромив на своем пути гарнизоны противника, мы убедились, что тактика крупного партизанского отряда должна строиться прежде всего на внезапных ударах там, где его не ждут, то есть на высокой маневренности отряда и на его взаимодействии с отдельными местными боевыми группами, подчиненными единому командованию. Объединяя и направляя оперативные действия партизанских отрядов и групп соседних районов, наш отряд по-прежнему оставался маневренным и в то же время имел возможность проводить серьезные операции. Кроме того, мы приобрели прекрасную т.ыло-вую базу в Хинельских лесах, а в случае необходимости сможем отойти в Брянские леса. Словом, мы вырабатываем необходимые навыки рейдирующего партизанского соединения. Зимовать мы думали в монастыре, расположенном в Новослободском лесу. В обнесенных толстой каменной стеной монастырских постройках могло разместиться несколько тысяч человек. Перспектива укрыться от морозной зимы в теплых монашеских кельях была очень соблазнительной, но от этого плана пришлось отказаться. Задерживаться надолго в монастыре — значит лишиться свободы маневра и обречь себя на окружение. Решили идти в рейд. Свое Вступление В Путивльский район отряд отметил разгромом гарнизонов противника в Ильино-Суворовке, Стрельниках, Ротовке, Окопе, Будище, Погаричах и Брусках. Попутно уничтожили телефонно-телеграфную связь Глухов — Воронеж, Кролевец — Ярославец. Возвратившись из Ильино-Суворовки, партизаны привезли с собой бывшего председателя Чернобривкинского сельсовета Голубкову. Мы, путивляне, хорошо знали эту высокую жизнерадостную женщину. Незадолго до войны ее избрали народным судьей. А теперь, смотрю, входит в штаб женщина с серым, землистым лицом, худая — кожа да кости. Голубкова рассказала нам страшную историю. В начале декабря по доносу провокатора она была арестована. После долгих пыток и надругательств вместе с другими заключенными ее привели в подвал путивльского монастыря на расстрел. Пуля пробила ей грудь. Сколько пролежала без сознания, она не знает. Но когда очнулась, поняла, что лежит среди трупов. С трудом поднялась, влезла на бочку, дотянулась до окна. Монастырь стоит на самом берегу Сейма, от окна до обрыва не больше двух метров. Как выбралась из окна, как Сейм по льду босиком перешла, тоже не помнит. Возле Ильино-Суворовки ее подобрали колхозники. Обмыли раны, перевязали и надежно укрыли.Бойцы угостили Голубкову крепким душистым чаем, а потом вызвали в штаб врача Маевскую и передали ей раненую. 12 января. Еще вчера, с наступлением темноты, партизаны начали громить полицейское управление в селе Воргол. Там оккупантам удалось создать гарнизон из нескольких десятков головорезов-предателей, среди которых немало было полицейских из разогнанных нами гарнизонов сел клевеньской поймы. Свора предателей рьяно выслуживалась перед своими хозяевами, проявляла неслыханную, иезуитскую жестокость по отношению к людям, хоть немного заподозренным в сочувствии партизанам. Они всячески терроризировали население района, заживо сжигали, расстреливали советских активистов и семьи партизан. Ровно в 19.00 в небо взвилась ракета. По этому сигналу оперативные группы Бабинца, Карпенко, Пятышкина, Кочемазова и Васильева с разных направлений ворвались в Воргол. Наступление поддерживалось беглым минометным огнем, который создал видимость полного окружения. Застигнутые врасплох предатели не успели сделать и десятка выстрелов, как боевые группы окружили управление комендатуры. В течение получаса операция была закончена. Еще одно осиное гнездо перестало существовать. 16 января. Три дня подряд в селах района проводили собрания колхозников. Для этой цели мобилизовали весь актив отряда. Каждый шел туда, где его лучше знало население. Мне пришлось выступать перед колхозниками села Ховзовки. В 1939 году они избрали меня депутатом районного совета, и вот теперь я снова встретился со своими избирателями. В Путивльском отряде было много партизан из Ховзовки. Мой адъютант Политуха тоже оттуда. Боевые это ребята. Люди там приветливые. Жили хорошо, дружно. Приедешь, бывало, окружат и давай расспрашивать о районных новостях. Начинаешь рассказывать, слушают внимательно, пошутишь — смеются, сами шутят. Каждый вопрос на собрании обсуждают активно, сообща ищут, как правильно его решить. Теперь же все по-иному. К сельсовету, куда я приехал на санях в сопровождении нескольких конников, собралось почти все население села. Стоят хмурые, молчаливые. Но по глазам вижу, что-встрече рады. — Здравствуйте, дорогие мои избиратели! — обратился я к ним с крыльца сельсовета. Шорох прошел по рядам. Женщины заплакали. Старики, кто платок вынул, будто сморкаться, кто кисет, чтобы быстрее цигарку закурить. У самого тоже на сердце будто камень лежит. Рассказал им о положении на фронтах, разгроме гитлеровцев под Москвой, о том, что наш отряд сделал и что биться будем до конца, до полного изгнания фашистов с советской земли. Тут же сказал, что бойцам теплая одежда нужна, да и продуктов у нас маловато. Когда стемнело, местные жители привезли в отряд на доверху нагруженных санях полушубки, валенки, муку, сало. 17 января. Фашисты предприняли первую попытку найти и атаковать отряд. По нашим следам они выслали батальон регулярных войск, усиленный артиллерией и минометами. Пришлось маневрировать, чтобы, не вступая в бой с карателями, выполнить намеченные оперативные задачи. 19 января. Возникла необходимость передислоцироваться в Глуховский район. В ночь с 17 на 18 января вышли в рейд по маршруту Бруски — Стрельники — Волокитино — Сутиски. В пути отряд все время пополнялся добровольцами. Среди них много знакомых, настоящих патриотов: Сердюк, Бывалина, Какорина, За-мула и другие. Утром заняли хутор Говоруново и расположились на дневку. Невдалеке находится Воздвиженский спиртозавод. Там оккупанты организовали большой свинооткормочный пункт. Свиней отправляли в Германию. Пункт этот мы ликвидировали, свиней раздали населению. Во всех дворах горели костры, колхозники осмаливали свиные туши. Даже в канун самых больших праздников в мирное время ничего подобного нельзя было увидеть. В каждой семье жарят и варят свинину. Но к середине дня эта отрадная картина мгновенно изменилась. К селу подошел преследовавший нас немецкий карательный отряд. Завязался жестокий бой, длившийся два часа. Оккупанты вынуждены были отойти, оставив на подходах к селу десятки трупов. С наступлением темноты оперативные группы скрытно вышли из Говорунова и за ночь дошли до Слоутских лесов. На рассвете заняли небольшое село Гута. Партизаны на санях ворвались в соседние села Землянку, Черториги, Ярославец, Сутиски. Налет застал врагов врасплох, и они были уничтожены. 20 января.. Гутинские колхозники встретили нас радушно. Это село как-то сразу стало для партизан особенно родным. Народ здесь хороший, мирный, но когда началась война, все ушли воевать. В селе остались одни женщины, ребятишки да седобородые старики. — А у нас, товарищи, тоже есть свои хлопцы-партизаны,— наперебой рассказывали колхозники. — Где же они? — спрашиваю их. — В лесу, недалече. Да мы зараз покличем человека, он дорогу знает. Им оказался колхозник Самохвалов. Он-то и рассказал о Глу-ховском отряде Петра Леонтьевича Кульбаки, с которым находится председатель райисполкома Мартынов. Их отряд активных операций пока не проводит, видимо, берегут силы на будущее. Решили немедленно установить с ними связь. В сопровождении Самохвалова в лес поехали Канавец и Курс, хорошо знавшие Кульбаку. Заехали они в самую глухомань, остановили лошадей возле молодого и очень густого сосняка, спешились. Дальше метров триста прошли пешком. Тишину разорвал грозный окрик: — Стой, кто идет?! После нескольких вопросов часовой вызвал Кульбаку и Мартынова. Поздоровались. Хозяева гостеприимно пригласили их в землянку. Она была так искусно замаскирована, что сами партизаны, по их признанию, частенько блуждали вокруг да около нее. На двойных нарах разместился весь отряд. Скученность страшная, повернуться негде. Курс и Канавец пригласили глуховчан в Гуту и, отказавшись от чая, поспешили назад. 21 января. К Гуте подошел отряд немцев около ста человек. Партизаны заняли оборону на окраине деревни, подпустили карателей поближе и открыли меткий огонь. Атака захлебнулась. С командного пункта я увидел, как из домов повыскакивали старики-колхозники, держа в руках кто берданку, кто шомполку,, и кинулись в сторону гитлеровцев. Еле удалось остановить и убедить, что партизаны справятся и без их помощи. Командир немецкого отряда, эсэсовский офицер, с десятком автоматчиков попытался закрепиться на другой окраине села, но это ему стоило жизни. Пришедший недавно в отряд боец Красной Армии комсомолец Лупачев незаметно пробрался во фланг немцам и открыл огонь из только что добытого в бою трофейного автомата. Офицер и его адъютант упали замертво. Потеряв убитыми командира и девять солдат, фашисты в беспорядке отступили. Вскоре после боя пришел в окружении местных жителей Кульбака — высокий, широкоплечий богатырь. Перед войной он работал в Глуховском райпотребсоюзе и райкомом партии был оставлен для создания партизанского отряда. Он рассказал, что после боя с танками в Спадщанском лесу, когда приходил к нам на совещание, Глуховский отряд перешел в соседнее урочище Марица, но отряд маленький — всего двадцать четыре бойца — и многого не сделаешь. Я предложил ему присоединиться к нам на условиях некоторой самостоятельности, то есть подчиняться Путивльскому объединенному отряду только в оперативном отношении. Он охотно согласился, но сказал, что нужно посоветоваться с товарищами. 22 января. После двухдневного отдыха в Гуте отряд приступил к очистке от противника близлежащих населенных пунктов. Предложили принять участие в этих операциях Кульбаке и его товарищам. Мы были уверены, что они оценят преимущество тактики нашего отряда и обязательно присоединятся к нам. Так оно и вышло. Совместно провели две операции по разгрому вражеского гарнизона в селе Слоуте и уничтожению железнодорожных мостов на магистрали Москва — Киев между станциями Маково и Терещенская и на перегоне Глухов — Маково. Глуховчане действовали при взрыве моста вместе с группой минеров Курса. Разведчиками руководил смелый и решительный помощник командира разведгруппы лейтенант Афанасий Бывалин. Пользуясь темнотой и складками местности, они скрытно подошли к мосту, сняли охрану и заложили взрывчатку. В результате взрыва движение поездов прекратилось на несколько суток. Под вечер Миша Лупачев, весельчак и балагур, вместе с пятью бойцами подкараулил на шляху Глухов—Рыльск две немецкие подводы. Пятерых фашистов они убили во время перестрелки, а шестого взяли живым. Им оказался помощник немецкого коменданта города Рыльска Курской области. На допросе в штабе он дал ценные показания о силах и расположении фашистов в Рыль-ском, Глуховском, Крупецком и Шалыгинском районах. 27 января. Три дня бушевала такая сильная метель, что даже привыкшие ко всему партизаны не могли воспользоваться капризами природы. Партизаны получили вынужденный и в то же время необходимый отдых. Не успела утихнуть метель, а минеры и разведчики снова ушли на задание. В селе Черторыги они разгромили небольшую группу противника, расставили на дорогах мины и нарушили телеграфную связь между вражескими гарнизонами Глухова, Воронежа и Шостки. 29 января. Глуховский партизанский отряд полностью перешел в оперативное подчинение нашему штабу. Еще в первые дни своего существования, в сентябре и начале октября, отряд провел несколько смелых диверсий. Были взорваны два моста на шоссейных дорогах Глухов — Ярославец и Глухов — Тулиголово, два небольших железнодорожных моста на магистрали Киев — Москва между станциями Шостка и Терещенковская, подбиты четыре автомашины, совершены десятки удачных налетов на мелкие гарнизоны противника в селах района. Своими действиями партизаны натравили на себя карательную экспедицию, которая дважды брала их в кольцо, но оба раза они благополучно уходили. Однажды в районе Середипа-Буды пришлось принять неравный бой. Дрались до темноты и только ночью выбрались из окружения. Объединение с нами глуховчане отметили удачным разгромом гарнизона противника в селе Зазерки. Вместе с Конотопским отрядом Кочемазова они отвоевали там богатые трофеи и привели в штаб восемь пленных, в том числе старосту села. В тот же день наша разведка в селе Уздице захватила у противника киноаппарат и динамо-машину. Вторая оперативная группа Бабинца разогнала гитлеровцев в Стрельниках, забрала у них несколько десятков пар лыж и теплую одежду. Вечером состоялась беседа с командиром Шалыгинского отряда Саганюком и комиссаром Матющенко, которые пришли к нам в Гуту. Они настаивали на том, чтобы и их отряд в оперативном отношении подчинялся штабу нашего объединенного отряда. В начале партизанской деятельности шалыгинцы именовались Холопов-ским отрядом, который, как и наш, был создан по решению бюро райкома партии накануне прихода оккупантов. Первое время партизаны действовали в тесном контакте с обороняющимися частями Красной Армии в районе села Холопова. Они добывали сведения о дислокации сил противника, выполняли роль проводников, наводили переправы. После отхода наших войск партизаны взорвали мост на шоссе Путивль — Глухов, уничтожили четыре автомашины и до сотни гитлеровцев. Была установлена связь с подпольем почти во всем Шалыгинском районе. В связи с тем, что сфера деятельности отряда значительно расширилась, пришлось переименовать его в Шалыгинский. Люди в отряде подобрались смелые, стойкие, не щадящие жизни в борьбе с фашистами. В Ротовке гитлеровцы схватили разведчика Кондрата Борисовича Фоменчука. Отвезли его в Воргол, подвергли зверским пыткам, но, ничего не добившись, повесили. К месту казни было согнано все население села. Отважный разведчик держался гордо, как и подобает партизану. Когда палачи подвели его к виселице и накинули на шею веревку, он громко крикнул: — Прощайте, товарищи! За мою смерть отомстит Родина, погибнут сотни бешеных фашистских собак! В конце декабря гитлеровцам удалось установить местопребывание отряда, находившегося в то время в лесу Марица. Внезапность нападения противника предотвратил наш путивльский разведчик Степа Фомиченко. Он возвращался в Хинельские леса от связного в Старой Шарповкс и увидел большую автоколонну с вражескими солдатами, двигавшуюся в сторону Волокитино. Степан понял, что каратели отправляются на поиски Шалыгинского отряда в Марицу, и решил помочь товарищам. Он поймал колхозного коня и перелесками напрямик прискакал к шалыгинцам. Так Саганюк получил возможность подготовиться к бою. Подъехав к опушке леса, около двухсот гитлеровцев спешно развернулись в боевые порядки. Партизан в тот момент в лесном лагере было всего тринадцать человек. Углубляясь в лес, каратели с обеих сторон быстро загибали свои фланги. Еще немного — и кольцо замкнулось бы, но вдруг раздался треск пулеметных очередей одновременно на обоих флангах противника, а спустя минуту загремели винтовочные залпы в центре вражеской цепи. Хорошо сработали шалыгинские пулеметчики — учитель Иван Елисеевич Хмара и колхозник Григорий Петрович Маслов. Обойдя фланги врага, они внезапно, один слева, другой справа, ударили карателям в спину, а Саганюк с оставшимися бойцами открыл огонь из винтовок прямо по центру. Гитлеровцы дрогнули, откатились к опушке, на ходу погрузились в машины и удрали, оставив трупы убитых и двух раненых солдат. Через три часа четыреста оккупантов вновь пошли в наступление па Марицу, но партизан там уже не было. Шалыгинцы перешли в урочище Викторовские дачи, где находились до нашего возвращения из Хинельских лесов. Шалыгинцев мы приняли в свой отряд. Они принесли с собой радиоприемник. Теперь мы систематически слушаем Москву, знаем о положении на фронтах, ежедневно записываем и распространяем среди населения сводки Совинформбюро. Таким образом, за первые четыре месяца боевой деятельности маленький Путивльский партизанский отряд, насчитывавший всего тринадцать человек, вырос в большое партизанское соединение. Все новые и новые, ранее разрозненные отряды вливаются в соединение. Со всей округи идут добровольцы, которых мы направляем в Путивльский, Конотопский, Глуховский и Шалыгин-ский отряды. 31 января. Чтобы расширить действия отряда по очистке сел от гарнизонов противника, мы передислоцировались в хутор Новоселицу Глуховского района. По дороге в Новоселицу уничтожили телефонно-телеграфную связь между Глуховом и Конотопом и разгромили гарнизоны противника в ряде сел. Кириленко и Карпенко с группой бойцов совершили удачные налеты на вновь организованные после нашего разгрома полицейские комендатуры и Зазерках и Ворголе. 1 февраля. Крепко цепляется противник за село Зазерки. Наши хлопцы уже дважды разгоняли там полицейскую управу. Только вчера Кириленко устроил там погром, а сегодня из Зазерок прибежал связной и сообщил, что оккупанты снова привезли в село несколько полицейских и нового старосту. Среди дня мы начали новую операцию. По плану штаба соединения группа Кочемазова, 4-я рота Путивльского и седьмая группа Глуховского отрядов обложили Зазерки, закрыв все входы и выходы. Потом повели решительное наступление. К вечеру село было полностью очищено. Ни один предатель не ушел. 4 февраля. Налеты партизан на фашистов продолжаются. Вчера и сегодня вторая группа Бабинца уничтожила гарнизон противника в селах Яцыно, Стрельники и Ильино-Суворовка. Группы Карпенко, Кириленко и Саганюка совершили успешные налеты на вражеские гарнизоны в Холопове и Викторове. Партизаны во главе с Курсом разгромили станцию Баничи. Сняв вражеских часовых, они незамеченными подошли к караульному помещению и забросали его гранатами. Гарнизон, состоявший из двадцати человек, был уничтожен в течение нескольких минут. На станции снова водворилась тишина, партизаны исчезли так же неожиданно, как и появились. Зарево пожара оставалось свидетелем ночного налета партизан на станцию, комендатуру и пять складов с продовольствием. Виктор Островский, один из зачинателей подрывного дела, с тремя разведчиками на перегоне Низовка — Корюковка Черниговской области пустил под откос эшелон с боевой техникой. Ходили они туда в дальнюю разведку, а также чтобы установить связь с черниговскими партизанами, о действиях которых мы много слышали от населения, пленных мадьяр и немцев. Однако связаться с черниговцами им так и не удалось. 6 февраля. Разгром сельских комендантских управ вызвал у гитлеровцев растерянность. Полицейские при первом же выстреле бегут в Глухов, Путивль, Кролевец. Свободный от операций личный состав отряда усиленно овладевает техникой и партизанской тактикой. Успешно действуют походные партизанские курсы по изучению оружия, особенно пулеметного дела. У молодежи к пулеметам большая тяга, хотя они знают, что в наших условиях пулеметчик подвержен наибольшему риску. Тем не менее каждый стремится быстрее овладеть этой опасной и почетной специальностью. Занятия проводят обстрелянные бойцы Хватов, Тимофеев, Григоровский, Черняков, Федоров, Петренко, Румянцев. 7 февраля. Руднев и Панин вчера снова направили в села политруков групп, членов партбюро и активистов соединения для проведения собраний и бесед с колхозниками. Разведчики сообщили, что в селе Локне Кролевецкого района противник создает ударный кулак для наступления на партизан через Зазерки. Решили проверить. С этой целью Шалыгинский отряд под командой Саганюка очистил от противника село Кочерги, а на дорогу, ведущую к Локне, были высланы оперативные группы Бабинца, Куль-баки и Кочемазова. В 3 часа дня показалась колонна противника. Не подозревая о засаде, она двигалась походным порядком. Впереди спокойно ехали два офицера. Партизаны близко подпустили гитлеровцев и открыли кинжальный ружейно-пулеметный огонь. Офицеры свалились наземь, солдаты, бросая оружие, разбежались. На месте осталось несколько убитых и раненых. Четырнадцать человек стояли на коленях с поднятыми руками. Оказалось, что это бывшие наши военнопленные. Они объяснили нам, что дали согласие служить немцам, рассчитывая получить у них оружие с тем, чтобы в первом же бою перейти на сторону партизан. Похоже, что говорят правду. Ведь не побежали же они от партизан, как другие. Решили проверить их в бою. Хочется верить, что эти ребята — попавшие в беду советские люди. 10 февраля. Продолжали операции по очистке сел от оккупантов. Пятышкии и Курс с двенадцатью бойцами разгромили полицейское управление В селе Погремки Кролевецкого района, захватили в плен старосту и начальника полиции. Среди документов управления была обнаружена карта с нанесением дислокаций вражеских гарнизонов в Глуховском районе. Там же нашли рапорт кролевецкого бургомистра, свидетельствовавший о переполохе в стане врага, вызванном активными действиями наших оперативных групп. Вот его полный текст. Господину коменданту г. Кролевец Фельдкомендатуре г. Копотоп. Этим доводим до вашего сведения, что за последнее время участились случаи обнаружения банд партизан. 11 января 1942 г. банда партизан в количестве трехсот человек, называя себя передовым отрядом Красной Армии, наскочила на Воргол Путивльского района, уничтожила полицейских, сожгла их дома и т. д. Многие из партизан одеты в германскую военную форму. Подобных случаев многоможно привести. Было два случая взрыва партизанами железнодорожных мостов между Терещенской и Шосткой, Терещенской и Маковом. На сегодняшний день партизанские банды, вооруженные автоматическим оружием, проводят по селам носильную мобилизацию и этим довели количество банды до 1000 человек, которые стоят в селе Волокитине, хуторах Кагань и Гута в Глуховском районе. С каждым днем количество партизан возрастает, что и создает серьезную угрозу нашей местности и, в частности, району. В силу сложившихся обстоятельств мы должны убедительно просить вас дать в помощь германские вооруженные силы и разбить красных партизан. Согласно изданной германской инструкции о восстановлении порядка в нашем районе нужно большое количество полицейских, которых у пас нечем вооружить, а поэтому убедительно просим вас выдать нам: винтовок 400 шт., клинков 100 шт., минометов 4 шт., пулеметов 10 шт., достаточное количество патронов и мин к миномету. Указанное оружие просим выделить нам с указанием адреса, где его можно получить в самый краткий срок. Бургомистр г. Кролевец (Ковтун) Начальник полиции (Циома) 28.1.42 г. г. Кролевец 11 февраля. Группы Карпенко и Кириленко уничтожили в Локне остатки противника. Операция прошла удачно. Не последнюю роль в ней сыграли сдавшиеся нам бывшие военнопленные красноармейцы. Особенно хорошо проявил себя Вано Рехвиашвили. Зная пароль, он без шума снял двух часовых. Это позволило партизанам незаметно подойти к домам, где расположились оккупанты, и забросать их через окна гранатами. Ни один гитлеровец не ушел. Вслед за этим партизаны созвали колхозников и р ссказали им о положении на фронтах, борьбе партизан с оккупантами, о помощи, которую им оказывает население. Такое же собрание провели Кочемазов и Канавец в селе Камень. В сельском клубе собралось до пятисот человек. Стояли они, тесно прижавшись друг к другу. Несмотря на мороз, пришлось открыть окна и двери, чтобы могли слышать все, кто не попал в помещение. После информации о положении на фронтах Канавец зачитал листовку, в которой первый секретарь ЦК КП(б) Украины призывал народ развертывать партизанскую борьбу с фашистами. Затем он подробно рассказал, как население может помочь партизанам в борьбе с фашистами, не навлекая репрессий карателей. В переднем углу зала, возле сцены, стояла окруженная конвоем группа изменников, захваченных в плен во время боя за село. Председательствующий Кочемазов объявил о начале народного суда над ними. Разбирались отдельно с каждым. Активность людей была огромна. Они перечисляли издевательства и злодеяния, совершенные этими выродками, и требовали расстрела двух главарей — лесника Якушенко и старосты Юды. Остальных полицейских просили помиловать, если они перед лицом народа поклянутся, что кровью искупят свою вину перед Родиной. Приговор о расстреле Якушенко и Юды был немедленно приведен в исполнение. Шестнадцать полицейских, которые пошли служить в полицию, чтобы их не угнали в Германию, были освобождены из-под стражи. Они тут же попросили принять их в партизаны. Спросили мнение присутствующих, можно ли доверить им оружие и принять в отряд. — Можно! — единодушно ответили колхозники. Ну что ж, проверим их в боях.Активные операции партизан по очистке сел от оккупантов и их ставленников вызвали большой патриотический подъем среди населения района и новый наплыв добровольцев. Но чтобы не подвергать их семьи репрессиям, мы распустили слух о мобилизации населения в партизаны, о которой писал кролевецкий бургомистр в своем рапорте. 14 февраля. Вот уже более педели продолжается интенсивный прием добровольцев в партизаны. Всех желающих направляем в Глуховскую оперативную группу, которая за несколько дней выросла с 24 до 125 человек. Приказом по соединению ее выделили в самостоятельный Глуховский партизанский отряд с оперативным подчинением объединенному штабу. В эти дни пришли к нам двадцать два воина Красной Армии, вышедшие из окружения, но застрявшие в этих местах из-за метелей и морозов. Возглавляет их лейтенант-артиллерист Василий Войцехович. 16 февраля. Утром группы Пятышкина, Сухоцкого и Кириленко отправились из Воргола разгромить комендатуру в Литвиновичах. Операцией руководил Семен Васильевич Руднев. В коротком бою партизаны уничтожили немецкую комендатуру, взяли в плен начальника полиции Богдановского и немецкого жандарма. В сельском клубе партизаны провели собрание трудящихся. Двадцать три литвиповичских колхозника обратились к командованию соединения с просьбой принять их в партизаны. Из них мы решили создать отдельную оперативную группу. Командиром назначили Павловского Михаила Ивановича, энергичного и честного человека. Перед войной партийные органы направили его с заданием в Херсонскую область, где его и застала война. Павловский организовал партизанский отряд и смело действовал против фашистских оккупантов. Но регулярным немецким войскам удалось разгромить небольшой, поредевший в боях отряд в Днепровских плавнях. Павловскому с несколькими бойцами удалось вырваться ИЗ окружения. После долгих хождений по занятым врагом районам Левобережной Украины он пришел в свое родное село Лит-виновичи и с нетерпением выжидал удобного момента, чтобы вновь примкнуть к партизанам. Последний раз Павловского я видел примерно за год до войны. Он сильно изменился: виски поседели, полысел. Раньше Михаил Иванович, несмотря на свои пятьдесят лет, держался молодцевато, теперь же поблек, сутулится. Только глаза по-прежнему лучистые, добрые. 19 февраля. Наплыв добровольцев не ослабевает. Многие рассказывают, что оккупанты начали усиленную подготовку, чтобы в ближайшие дни разгромить наше соединение. Эти сведения подтверждаются и данными разведки. Она установила, что гитлеровское командование решило бросить на борьбу с партизанами регулярные части венгерской армии, следовавшие на фронт. Сосредоточиваются они в трех пунктах: Путивле, Глухове и Кролевце. План фашистов нам ясен: взять партизан в кольцо и уничтожить. Мы решили дать бой врагу. Для этого у пас есть все: хорошо обученные люди и техника. К тому же надо показать оккупантам силу народных мстителей; пусть знают, что советский народ не стал на колени и будет стойко сражаться за свою свободу и независимость. В Старую Шарповку прибыла из Путивля разведка противника численностью около тридцати человек. Группа кролевецких партизан пыталась захватить их в районе села Чернобривкино, но они так быстро убежали, что догнать было невозможно. 21 февраля. Отряды продолжают расти. Принимаем только тех, кто имеет оружие, в котором чувствуется острая нехватка. Решили перейти в село Дубовичи Глуховского района. Прошлой осенью Красная Армия вела там тяжелые оборонительные бои, и, возможно, на месте боев удастся разыскать оружие, боеприпасы и снаряжение. Вечером выступили на Дубовичи. По дороге уничтожили гарнизоны противника в Зазерках, Ярославне, Тулиголове и Вязснке. В Вязенке хлопцы взяли живым помощника начальника Глуховской полиции. На допросе он показал, что фашисты считают наше соединение регулярной частью Красной Армии, которой командуют генерал Ковпак и два старых большевистских комиссара Руднев и Панин. Вскоре наша походная застава подбила машину офицера связи. В его сумке был найден приказ генерала Блаумана по 32-му и 46-му пехотным полкам 200-й мадьярской бригады, датированный 18 февраля 1942 года. В нем говорится, что в с. Зазерки и его окрестностях находится сильный партизанский отряд в 400—500 человек, имеющий на вооружении 2 крупнокалиберных, 16 станковых и 25 ручных пулеметов, большое количество боеприпасов и винтовок, 3 дальнобойных орудия; каждое из них перевозится четырьмя лошадьми, большое количество гранат, 30 конников и столько же лыжников. Форма одежды смешанная. Есть в гражданской одежде, русской военной форме, немецком и венгерском обмундировании, некоторые с нарукавными знаками полицейских. В составе отряда — десантники, выброшенные самолетами из Москвы, пленные, бежавшие или отпущенные из лагерей, и местные коммунисты. Далее в приказе ставилась задача — выследить, окружить и уничтожить отряд.Приказ венгерского генерала и показания глуховского полицая подтверждают сведения нашей разведки о концентрации крупных сил оккупантов вокруг района действий соединения. В основном, гитлеровцы правильно информированы о наших силах и вооружении. 22 февраля. К нам в Дубовичи пришли секретарь Кролевецкого райкома партии Карп Игнатьевич Онопченко, коммунист Василий Моисеевич Кудрявский и два военнослужащих: летчик морской авиации Алексей Борисов и связист Валентин Подоляко. Они настойчиво просили помочь им в создании Кролевецкого партизанского отряда. При этом Онопченко убедительно доказывал, что кролевчане могут бить врага не хуже, чем глуховчане и шалыгин-цы, которые имеют отряды, носящие имена своих районов, что в соединении есть много людей из Кролевецкого района. С ними нельзя не согласиться. Решили немедленно организовать Кролевецкий отряд, наименовав его оперативной группой номер 12. Командиром назначили Кудрявского, комиссаром — Онопченко. Много пережили эти товарищи, пока встретились с нами. Перед приходом оккупантов Кролевецкий райком партии организовал свой партизанский отряд, который начал успешно действовать. Но оккупантам с помощью предателя удалось завлечь его в ловушку и разгромить. Спаслись только Онопченко и Кудрявский. Не видя возможности продолжать борьбу у себя в районе, они решили перейти фронт. В Медвенском районе Курской области встретились с лейтенантом Борисовым и старшим сержантом Подоляко, которые тоже безуспешно пытались пройти на восток. Подоляко вышел из окружения с Приднепровья, Борисов — из Крыма, где был сбит его самолет. Решили действовать вчетвером. Провели несколько мелких операций. От населения узнали о нашем соединении, вот и пришли к нам. Вид у Борисова далеко не летный. На нем порванная телогрейка с торчащими из дыр кусками ваты, на голове какая-то детская шапочка, на ногах лапти. Лицо заросло темно-русой рыжеватой бородой. В начале ноября 1941 года, будучи в составе эскадрильи штурмовиков, он вылетел с аэродрома Херсонес в Севастополе на очередное боевое задание. При штурмовке крупной колонны противника, прорвавшего Перекопские укрепления и двигавшегося на Севастополь, зенитный снаряд пробил бензобак, самолет загорелся. Борисов выпрыгнул с парашютом в тылу врага в районе города Саки. От преследования удалось уйти. В селе Ивановке его приютила семья колхозницы Ольги Лозенко. Переодевшись в гражданскую одежду, он стал продвигаться на Украину по Арабатской стрелке. Не доходя до Запорожья, встретился с Подоляко — смелым парнем из Клипа, который отбился от своей части во время тяжелых боев при прорыве группировки противника, двигавшейся в направлении Донбасса. Дальше пошли вместе. Голодали, мерзли, прятались от шнырявших по всем дорогам отрядов немецкой полевой жандармерии, но упорно шли к фронту. В районе Изюма Борисов заболел воспалением легких, а Подоляко отморозил ноги. Вылечили их колхозники одного глухого хутора. И патриоты снова стали пробиваться к фронту. В районе Обояни они наткнулись на расположение передовых немецких частей и пролежали в снегу на морозе несколько часов. Обмороженные, едва добрались до села Гахова Медынского района. Здесь старый колхозник Матвей Зубарев выходил хлопцев и свел их с Карпом Игнатьевичем Онопченко. Да, добры и отзывчивы советские люди. Они помогают воинам армии и нам, партизанам, всем, чем только могут. Рискуя жизнью, прячут и лечат раненых, больных и обмороженных, сами голодают, а делятся последним куском хлеба. Ни виселицы, ни издевательства, ни пытки — ничто не в силах сдержать их благородный патриотический порыв помочь своей армии, Родине. Вечером в штабе собрались командиры и комиссары отрядов. Всем хотелось торжественно отметить годовщину Красной Армии. Предложений было много. Некоторые предлагали дать бой венгерским частям, другие советовали провести торжественные собрания в селах. Я предложил устроить в Дубовичах парад частей соединения, о котором станет немедленно известно во всех примыкающих районах. Все со мной согласились. Вскоре после совещания ко мне прибежал только что вернувшийся из разведки Вася Войцехович. Он торопливо доложил, что мадьяры находятся в пятнадцати километрах от Дубовичей, расквартировались по хуторам и ждут сигнала для общего наступления. Иди,— говорю ему,— сынок, спи спокойно, а он стоит, глазами моргает, не поймет в чем дело. Потом засмеялся, махнул рукой и ушел. Понял, что я обо всем уже знаю, значит, волноваться незачем. 23 февраля. Дубовичи — село большое, расположено вплотную к Слоутским лесам. В центре школа, двухэтажный клуб и сельсовет как бы обрамляют большую площадь. Вчера вечером по селу было широко объявлено, что утром 23 февраля на сельской площади состоятся митинг и парад партизанских отрядов, посвященные 24-й годовщине Красной Армии. Несмотря на тридцатиградусный мороз, с рассветом сельская площадь стала заполняться народом. К девяти часам, началу парада, собралось около двух тысяч человек. На улице, примыкающей к площади, выстроились стрелки, автоматчики, пулеметчики, минометчики, лыжники, кавалеристы... Село было украшено красными флагами. Я поинтересовался, откуда взяли колхозники столько красной материи. Оказывается, у них были надежно припрятаны красные флаги. Командующий парадом Федор Горкунов громко отрапортовал: — Представители частей соединения выстроены для парада. Охрана села обеспечена. На покрасневших от мороза лицах колхозников — радость и гордость за нашу не покорившуюся Родину, за партизан. После краткого приветствия стрелки, автоматчики и пулеметчики церемониальным маршем прошли мимо импровизированной трибуны. За ними в четком строю проследовали в белых халатах лыжники. Через небольшой интервал пронеслась кавалерия, а за ней на санях-розвальнях проехали подразделения станковых пулеметов, ротных и батальонных минометов. Замыкала парад артиллерия. Штабу было известно, что передовые части мадьяр, занявшие село Тулиголово, расположенное вблизи Дубовичей, выслали к нам нескольких лазутчиков. Чтобы создать у противника ложное представление о наших силах, мы называли наш парад не парадом соединения, как было в действительности, а парадом представителей его боевых частей. К пулеметчикам, артиллеристам я, например, обращался так: — Приветствую в вашем лице все пулеметные подразделения, всю артиллерию и т. д. У вражеских разведчиков сложилось впечатление, что соединение и его огневая мощь намного больше, чем они видели своими глазами. А видели они все, что у нас было,— шесть станковых пулеметов, два батальонных и четыре ротных миномета да две 45-миллиметровые пушки. Оговорюсь, что оба орудия, минометы и три пулемета были собраны партизанами. Их извлекли из-под снега на местах прошедших боев. Три других пулемета были захвачены при налетах на вражеские гарнизоны в селах клевеньской поймы. В результате противник отказался от немедленного наступления и начал подтягивать резервы. Мы же, в свою очередь, получили возможность принять бой не в районе Дубовичей, на не выгодных для нас позициях, а заманить врага туда, откуда будет удобнее бить его. После парада шалыгинские радисты организовали трансляцию радиопередачи из Москвы. Приемник работал прекрасно. Услышав голос московского диктора, колхозники тесно обступили трибуну. Радостно было сознавать, что Красная Армия гонит немцев из-под Москвы, а мы, маленькая ее частица, здесь, в глубоком тылу, взяли инициативу в свои руки и не даем покоя оккупантам ни днем, ни ночью. Долго громыхало ура, раскатами переливаясь по селу и отзываясь в лесной чащобе многоголосым эхом. Седобородые старики, женщины обнимались и плакали от радости, как дети. 24 февраля. Под утро в штаб прибежал разведчик Андрей Денисов. По расстегнутому полушубку, слипшимся от пота волосам на лбу, разгоряченному лицу было видно, что он добыл важные сведения. Действительно, в хутор Жуков ночью приехали 450 мадьяр, такое же количество солдат остановилось в хуторах Колошиновка и Покровское. Прибыли они из Зазерок и двигаются на Ярославен. В село Быстрик вступил сводный отряд мадьяр. Села Землянка, Черториги и Тарасовка тоже заняты вражескими частями. На все направления возможных ударов противника мы выслали наблюдательные посты и установили заставу на дороге в село Тулиголово. К 12 часам дня мадьяры начали наступление по дороге от хутора Жуков. Оперативные группы Саганюка и Пятышкина подпустили мадьяр на близкое расстояние и с закрытых позиций в упор расстреляли наступавшие цепи. Мадьяры в беспорядке бежали. Спустя два часа группа Остапенко точно так же встретила немцев и мадьяр возле села Ярославец. Разогнав вражескую колонну, партизаны отошли на основные позиции у села Дубовичи. В 15 часов мадьяры двинулись уже с восточной стороны. Их авангард почти подошел к крайним хатам, но, встретив решительное сопротивление партизан, вынужден был отступить к Тулиголову, а оттуда дальше, к Кролевцу. Мадьяры хотя и отступили, но мы понимали, что дело имеем с сильным и упорным врагом. У них во много раз больше солдат, офицеров и вооружения. Чтобы как-то ликвидировать это превосходство врага, нам надо выбрать очень удачную позицию. Поэтому с наступлением темноты соединение выступило в направлении села Веселого Шалыгинского района. По дороге возле Землянки наша разведка столкнулась с разведкой противника. Из показания захваченного в стычке языка мы узнали, что весть о партизанском параде в Дубовичах уже дошла до немецкого командования. Первоначально оккупанты рассчитывали уничтожить нас в Дубовичах, но под впечатлением сведений лазутчиков окруженное лесом село показалось для них ловушкой. Потому, попав под пулеметный огонь застав, вражеские колонны быстро отступили. 26 февраля. Соединение вступило в Веселое. Здесь хорошие позиции для партизан и невыгодные для оккупантов. Фашистам придется наступать по открытой глубокой снежной целине. Из захваченных у противника документов и показаний пленных мы узнали, что против пас действуют 105-я венгерская дивизия и части 200-й венгерской бригады, специально переброшенные на Украину с Курского направления. Немецкое командование внушало венгерским солдатам, что партизан бояться нечего, так как среди них нет людей, хорошо знающих военное дело, а большинство даже не умеет владеть оружием. В одном из документов оно прямо указывало, что партизаны, как военные, ценности не представляют. Тем не менее, после парада в Дубовичах в секретных приказах, предназначенных для офицерского состава, силы партизан намного преувеличивались. В новом приказе командующего действующей против нас группировки генерала Блаумана говорится, что мы являемся коварным противником и он, генерал Блауман, получил указание свыше уничтожить наше соединение в течение трех дней. Приказ требует, чтобы немецкие и мадьярские подразделения готовились к веселовской операции, как к большому и серьезному бою. Это заставило нас еще и еще раз продумать все обстоятельства, связанные с предстоящим боем, подготовиться так, чтобы не только его выиграть, но и нанести противнику как можно больший урон. 27 февраля. Во всех направлениях от Веселого мы разослали оперативные группы. Одновременно с разведкой партизаны разгромили комендантские управления в двадцати селах. Захваченными трофеями пополнили боезапасы. К вечеру разведка донесла о подходе к Веселому со стороны Глухова и Путивля не менее полутора тысяч мадьяр и немцев с минометами и артиллерией. Преимущество врага в живой силе и технике было значительным. Партизаны заняли круговую оборону и хорошо замаскировались, используя глубокий снег. Там, где это необходимо, прорыли траншеи, с тем чтобы можно было скрытно перегруппировать силы и выносить раненых. Протяженность оборонительных линий вокруг села была настолько велика, что у нас не хватило огневых средств для ее надежной защиты. Поэтому большую часть пулеметов и минометов оставили в распоряжении командира соединения, чтобы в нужный момент он мог быстро перебросить их на угрожаемый участок и добиться превосходства над противником. Главную ставку мы сделали на засаду в лесу, у дороги, идущей из Шалыгина. Отсюда, по нашим данным, следовало ожидать основной удар противника. В засаду направили Конотопский отряд во главе с Кочемазовым, Канавцем и секретарем Конотопского подпольного райкома партии Петрикеем. Отряду придали группу путивлян под командованием Цимбала с минометным расчетом и несколькими станковыми пулеметами. Важное значение придавали мы обороне хутора Байдаров, что на северной окраине Веселого. Из хутора хорошо простреливаются подступы к селу. Если противнику удастся захватить хутор, то он может создать серьезную угрозу для всей нашей обороны. Защищать хутор поручили одному из опытнейших командиров — Михаилу Ивановичу Павловскому. Южную окраину Веселого со стороны Путивля прикрывает четвертая оперативная группа Пятышкина, на юго-востоке занял позиции Глуховский отряд Кульбаки, па юго-западе — шалыгинцы Саганюка. Оборона центра села возложена на группы Кириленко и Карпенко. Таким образом, на направлениях возможных ударов врага поставлены смелые и инициативные командиры, понимающие сложность и ответственность обстановки. 28 февраля. Ночью, накануне боя, стояли мы с Рудневым на крыльце дома, в котором расположился штаб, и напряженно прислушивались к стрельбе, доносившейся со стороны Шалыгина. Терялись в догадках — кто и с кем сражался? Ведь наши группы со-браны в Веселом. Вскоре все выяснилось. В штаб пришел Войцехович, который со взводом конной разведки вместе с группой Павловского ходил на разгром полицейского гарнизона в селе Сварковом, что в семи километрах от Глухова, па шалыгинском шляху. Выставив заставы у северной и южной околиц, партизаны вступили в село. Полицейские, не приняв боя, сдались. Чтобы вымолить пощаду, они показали амбар, в котором спрятался староста. Нашли его хлопцы в пустом закроме, перепачканного мукой. В центре села, возле школы, стояла виселица. На толстом дубовом столбе пятиметровой вышины, поблескивая на солнце, маячил никелированный кронштейн. Система блоков, старательно пригнанная к светло-желтой поверхности столба, изгибом переходила в ровное поперечное плечо, на котором покачивалась веревка с петлей. На блоках и кронштейне виселицы серийного производства — клейма завода Круппа. Войцехович спросил старосту: — Сколько ты, мерзавец, здесь людей перевешал? Предатель с перепугу заикался, лебезил, словно перед ним стоял гитлеровский лейтенант: — Даю слово, герр-лейтенант, еще никого не успел повесить. Ее только испытали вчера. Господин герр-комендант Глухова сами опробовали. Тут был у нас дед Архип, уже совсем глупый старик, ему лет девяносто. Когда ставили, он непочтительно о господине фюрере, о Гитлере отозвался, простите, по матушке, и самого господина коменданта иродом назвал. Так они улыбнулись и приказали надеть деду петлю на шею, а дед вовсе из ума выжил да как закричит: Все равно вас всех гадов фашистских Ковпаки перебьют! Ну, тут герр-комендант пальчиком вот это колечко вниз потянул, и дед сразу к самому верху подскочил, царство ему небесное. Механизация, ничего не скажешь... Виселицу хлопцы срубили, а староста получил заслуженную кару. Возвращаясь из Сваркова, группа Павловского едва не столкнулась возле Черневого с батальоном мадьяр, который из Глухова шел в Шалыгино на соединение с немецкими частями. На горке наша походная застава и встретилась с мадьярской. Расстояние между ними не превышало сотни метров. А невдалеке двигались основные силы мадьяр. Вот они уже совсем близко, их много, но не стреляют. Очевидно, хотят переловить партизан, как котят, живыми. Войцехович выпрыгнул из саней и с колена дал по наступающим несколько коротких автоматных очередей. Мадьяры приостановились. Василий на ходу вскочил в сани. Лошади понеслись галопом. А им вдогонку летел рой пуль. Повезло ребятам: вырвались из столь сложного положения без потерь. Примерно в это же время в противоположной стороне пять наших разведчиков обстреляли шедшую из Шалыгина роту гитлеровцев. Старший группы сержант Федор Мычко, неделю назад пришедший к нам в соединение и уже успевший показать себя воином смелым и сообразительным, выбрал удачную позицию на опушке леса. А путивлянин Андрей Денисов зашел во фланг фашистов, зарылся в снегу и резанул по развернувшимся в цепь вражеским солдатам очередью из ручного пулемета. Из Шалыгина на подмогу своей роте поспешили другие подразделения немцев, а от Черневого — мадьяры. В предрассветной тьме союзники двигались навстречу друг другу. Они завязали между собой бой, думая, что колотят партизан. А партизаны, улучив момент, благополучно ушли в лес. Снова и снова обсуждали мы с Рудневым мельчайшие детали подготовки к обороне. Оно и понятно: соединению предстояло выдержать небывалый бой. Он будет отличаться от фронтового - только тем, что у пас нет ни тыла, ни соседей справа и слева, а есть только сплошное кольцо коварного и жестокого врага. Победа или смерть. Третьего пути не дано. 1 марта. Вчера, в 9 часов утра, около полутора тысяч мадьяр с пулеметами, минометами и 45-миллиметровыми орудиями повели наступление на Веселое. Они двигались по склону косогора извилистыми цепями и, беспорядочно стреляя на ходу, вплотную приблизились к южной окраине села. Семен Васильевич Руднев, по установившейся в соединении традиции, приказал подпустить противника на близкое расстояние и бить без промаху. С командного пункта мне отчетливо видны цепи противника. Вражеские солдаты, утопая в снегу, сначала шли шагом, потом побежали. Уже слышны их гортанные лающие крики, видны перекошенные злобой и страхом лица, а партизаны молчат. Нечеловеческую выдержку проявили хлопцы. И вдруг в одно мгновение ожила, загремела оборона, залились в дробном стуке пулеметы, затрещали автоматы, ухнули первые разрывы мин. Огневой удар партизан был настолько ошеломителен, что ни артиллерия, ни минометы врага не смогли помочь его пехоте закрепиться вблизи наших позиций. Снаряды и мины рвались повсюду — и на сельских улицах, и во дворах колхозников, но вреда нам не причиняли. За первой цепью в атаку пошла вторая. Комсомолец-пулеметчик Павел Лучинский открыл огонь, подпустив врага почти вплотную. Как снопы валились оккупанты, подкошенные пулями. Уцелевшие хлынули было назад, по и их настигли пули лихого партизана. Метко стрелял Павел даже па значительное расстояние. Позже бойцы насчитали на его участке около ста трупов врага. Политрук Яков Беляев вместе с сержантом Паникаровым сменили позицию станкового пулемета и с левого фланга ударили по второй цепи наступающих. По ее центру метко бил из максима свердловчанин Петр Шведов, а справа яростный огонь обрушили бойцы девятой группы во главе с Федором Бываловым. Поразительную выдержку проявил молодой лейтенант Иван Сафонов. На его участке пьяные захватчики лезли вперед, как одержимые. Бойцы нервничали, а он, раненный в руку, задорно шутил. Выбили они из врагов хмель, да так, что ни хмеля не осталось, ни потомства не будет. Разведчики доложили, что с юга на партизан движется сравнительно небольшая группа противника, примерно до трехсот солдат. Ее задача — отвлечь наши силы на южную окраину, а главный удар нанести с севера. Теперь же, когда на южной окраине шел тяжелый бой, на севере почему-то было тихо. Снежное поле южной стороны густо пестрело пятнами грязно-зеленых шинелей убитых и раненых врагов. Партизаны-новички, еще не имевшие оружия, бросились туда за трофеями. Закон войны суров: нечем драться — не выживешь. После короткой передышки противник снова пошел в атаку под прикрытием огня из всех видов оружия. Напряжение боя нарастало. И вот тут-то со стороны Шалыгина на подводах подъехало до пятисот вражеских солдат. Они быстро развернулись и повели наступление на село, загибая фланги, чтобы соединиться с южной группой. Это была главная группировка противника. Руднев, как всегда, выходил на самые открытые места. Из-за этого мы вечно с ним ссорились. Оправдываясь, он обычно говорил, что так ему лучше видно противника и можно точнее указывать пулеметчикам цели. Семен Васильевич воюет по принципу —• командир во всем должен быть примером бойцу. Он не любит тех, кто бравирует своей храбростью, хотя в трудные моменты, когда нужно подбодрить людей, сам ходит под пулями во весь рост. Но трудных моментов у нас бывает очень много, и мне постоянно приходится волноваться за него. До этого дня ему везло, а вот в весе-ловском бою комиссар тяжело пострадал: пуля вошла под левым ухом и вышла под правым, разворотив челюсть, небо и язык. Когда Панин и сын Руднева Радик несли его по селу с окровавленным лицом, кто-то крикнул: Комиссара убили! Но он был жив. Во время перевязки Семен Васильевич потерял сознание и выронил автомат. Радик решил, что отец умер, схватил его оружие, быстро выскочил из хаты и ринулся в самую гущу боя. Мальчика едва удалось остановить. Улучив минуту, я забежал в санчасть. Партизанский врач Дина Масвская хлопотала возле раненого. Семен Васильевич лежал на соломе. Шапка, гимнастерка, шинель, брюки — все в крови. Но вот он пришел в себя и начал шарить рукой вокруг — искал автомат. Дина сказала, что его взял Радик, и протянула Семену Васильевичу его парабеллум. Ведь фашисты были всего в полутораста метрах от санчасти. Изо рта комиссара, когда он пытался что-то говорить, брызгала кровь. Я успокоил его: — Лежи, все в порядке, бой идет так, как мы с тобой предвидели. Он гораздо легче переносил адскую боль, чем сознание того, что в критический для соединения момент вышел из строя. Партизаны хорошо понимали своего комиссара и старались всячески его успокоить. При первой возможности люди забегали в санчасть, чтобы сообщить, что оборона держится стойко. Но он всем показывал рукой — не сиди возле меня, беги, мол, туда... Вторая группировка противника, прибывшая из Шалыгина, всей своей силой обрушилась на хутор Байдаров, который обороняла группа Павловского. Хутор горел, патроны у бойцов были на исходе, но держались они стойко. Павловский уже дважды был ранен. Кролевецкий коммунист Подуремя, тоже раненный в ногу, перетаскивал на себе истекавшего кровью командира с места на место, подальше от огня, который пожирал одну постройку за другой. Командира прикрывал сержант-разведчик Федор Комнатный. Увидев на лице и груди Федора кровь, Павловский предложил ему идти в санчасть, но тот хладнокровно ответил: — Нас и так мало, а уйду, еще меньше будет. Нужно биться до конца. Воодушевленные геройством Павловского, партизаны стояли насмерть. Политрук Михаил Иванович Жук с семью бойцами выдержал и отбил атаку более сотни мадьяр. Партизаны Гаркавенко, Мирошниченко, Пыжов, Денисов, Мычко не отошли ни на шаг с занимаемых позиций и уничтожили свыше сорока вражеских солдат. В самую тяжелую минуту боя, когда, казалось, враги вот-вот ворвутся на хутор, мадьярский пулеметчик ударил по нашим с фланга. Его огонь был настолько сильным, что партизаны не могли и головы поднять. Тогда командир отделения Виктор Хабаров и комсомолец Василий Чусовитип подползли к вражескому расчету, благо снег был глубокий. Мадьяры заметили бойцов, но было уже слишком поздно. Автоматные очереди Чусовитина уложили их на месте. Захватив пулемет, Хабаров застрочил по напиравшим врагам. Атака захлебнулась. Прибежавший ко мне с хутора связной доложил, что на каждого бойца осталось всего по двенадцать патронов. Но что я мог сделать? Патронов в резерве не было. Написал записку: Держитесь, товарищ Павловский, заставьте противника залечь, морозьте его на снегу, добывайте патроны у врага. В центре обороны мадьяры шли тремя цепями. Местность открытая, все видно как на ладони. На снегу четко вырисовывались фигуры солдат. Было ясно: они ринулись в психическую атаку. Партизаны глубоко зарылись в снег, укрылись за сараями, хатами и, тщательно целясь, чтобы ни один патрон не пропал даром, били наступавших на выбор. Л они шли по открытому полю и стреляли наугад. И все же группа мадьярских автоматчиков просочилась на территорию хозяйственного двора колхоза, совсем близко от хаты, в которой располагалась санчасть. Шальные пули врезались в стену, попадали и в окна. Старшина Николай Бардаков, находившийся на наблюдательном пункте, на крыше соседней хаты, почти в упор расстрелял мадьярского офицера, который вел эту группу солдат. Потеря командира вызвала замешательство среди мадьяр, чем и воспользовался Бардаков. Он перебежал через двор, взобрался на крышу сарая и начал поливать мадьяр короткими очередями из ручного пулемета. На помощь отважному старшине подоспели бойцы Глуховского отряда Маркин и Кокин, отделение Афанасия Бывалина, мой адъютант Политуха, включились в дело штабисты, повар, ездовой. На этот раз не смогли удержать и сына комиссара Радика. Медфсльдшер Наташа Ильенко притащила па себе в санчасть смертельно раненного командира отделения Василия Павлова и, взяв его автомат, тоже ринулась в бой. Общими усилиями прорвавшаяся группировка была уничтожена. На снегу осталось шестьдесят три вражеских трупа. А Наташа Ильенко умудрилась захватить в плен мадьярского солдата. Не легче была обстановка противника на участках обороны Кириленко и Карпенко. Несмотря на огромные потери, враги не отступали, чувствовалось, что они ждут подкрепления. Воинское мастерство и храбрость проявил здесь младший лейтенант Иван Акименков. Со своим отделением он защищал очень важную для нас высоту на краю села. Заняв ее, противник имел бы господствующее положение. Это понимали партизаны. Понимали и мадьяры. Потеряв убитыми более тридцати человек, они продолжали упорно штурмовать отделение Акименкова. И вдруг замолчал наш станковый пулемет, прикрывавший высотку. Федор Горкунов и Василий Комов по-пластунски добрались до него. Оказалось, что пулеметчики убиты, а пулемет заклинило. Устранив неисправность, они полоснули очередью по надвигавшейся цепи солдат и заставили их залечь. Положение несколько исправилось, но перевес сил у наступавших был чересчур велик. Пришлось идти на крайнюю меру — бросить на выручку минометно-пулеметную группу Коренева. Первыми двумя минами минометчики Ефим Кушнир и Петр Гаркавенко подавили неприятельскую пулеметную точку, бившую по центру нашей обороны. Пулеметчики Сергей Горланов и Владимир Кислов, выдвинувшись вперед, заставили залечь третью вражескую цепь, уже достигшую крайних хат села. Мороз был — тридцать пять градусов с ветерком. Лежать в такую пору на открытом наветренном косогоре — дело гиблое. Гитлеровцы замерзали на наших глазах. К 15.00 со стороны леса начала подтягиваться третья группа противника. И снова поднялись в атаку солдаты первых двух группировок. А у нас уже почти не было патронов. Кое-кто из товарищей начал волноваться... Укрывшаяся на опушке северо-восточнее хутора Байдарова засада ожидала сигнала с командного пункта. Я медлил. Нужно было выждать, когда прибывшая группировка подставит свой фланг под огонь засады. Это был наш последний резерв, и допустить ошибку значило проиграть бой, погубить все соединение. Наконец долгожданный момент настал. Каратели развернулись точно так, как я предполагал. По моему сигналу Кочемазов и Цимбал ударили во фланг развернувшейся колонны противника и по его обозу. В первые же минуты пулеметчики лейтенанта Цветкова и Федорова вывели из строя десятки карателей. Фашисты метнулись вправо и снова попали под шквальный пулеметный огонь Сергея Абрамова, который с пятью товарищами прикрывал фланг группы Цимбала и Кочемазова. Началась паника. Бросая оружие и раненых, фашисты бросились бежать. Из дневника мадьярского офицера, которого в последние минуты боя подстрелил и притащил на себе в штаб соединения летчик Борисов, мы узнали, что нашу засаду противник принял за парашютный десант Красной Армии. Когда батальоны стали отходить от Веселого, — писал этот офицер,— русские самолеты высадили в тылу у нас десант. Этими предположениями врага очень гордились бойцы. В шутку они стали называть себя парашютистами, а Канавец, доставший еще два месяца назад петлицы авиадесантных войск, чувствовал себя буквально именинником. Ведь уже дважды — в Дубовичах и в Веселом — противник был введен в заблуждение этими петлицами. Бой был выигран. Противник бежал от Веселого, оставив на поле убитыми и замерзшими более шестисот человек. Дорогой ценой досталась нам эта победа. Смертью героев погибло немало отважных партизан. Среди них комиссар Глуховского отряда — стойкий большевик и талантливый агитатор Александр Павлович Белявский, герой гражданской войны Семен Емельянович Ракитин, путивляне Корч, Кугат, Самко, Василий Лебедев из Куйбышева, горьковчанин Борис Морозов, Романцов и Постников из Кировской области. Умерли от ран Тараканов, Харин, Ильющенко, Павлов. Жалко, очень жалко товарищей, но что поделаешь. Добыть победу без крови нельзя. В Хинельских лесах 3 марта. Вчера, как только сгустились сумерки, поднялась вьюга. Мороз к ночи стал еще злее. Усталость после дневного боя валила людей с ног. Но не об отдыхе думали мы, а о том, как незаметно уйти из Веселого, запутать следы и оторваться от противника. Если не уйдем, то утром враг ринется в бой С новыми силами, а нам драться печем: нет снарядов и мин, на каждый автомат осталось всего по неполному диску патронов, а на винтовку — по обойме. Пришлось дать команду всем отрядам и боевым группам выстроиться в походную колонну и двигаться на Бруски. Впереди пошли разведка и головная походная застава, по бокам боевые охранения прикрывают арьергард. Петляя по проселочным дорогам и снежной целине, мы прошли мимо Софиевки, Ревякина, Малушина и остановились на дневку в Брусках. Задуманный маневр осуществился. Каратели отстали. Невдалеке от Брусков расположена деревня Мойсеевка. В ней скрывалась жена комиссара Руднева Домникия Даниловна с семилетним сыном Юриком. Когда Семен Васильевич был здоров, пи у кого по возникало мысли, чтобы забрать их в соединение. У всех было свое горе. Семьи очень многих партизан находились либо в оккупированных врагом селах и городах, либо вообще неизвестно где. Теперь же, видя страдания тяжело раненного комиссара, было решено сделать так, чтобы его верный друг — жена находилась рядом с ним. Среди ночи Горкунов, Радик и два пулеметчика ворвались на санях в Мойсеевку и подняли с постели Домникию Даниловну с Юриком. Выехав из села на косогор, они дали несколько пулеметных очередей по немецкой управе. Над селом взвилась ракета. Тревога! Заработали минометы. Но всё впустую. Смельчаки, перевалив за горку, рысцой поехали дальше. К. утру Домникия Даниловна и Юрик были в Брусках. Нужно отдать должное выдержке этой скромной женщины. Видя тяжелое состояние Семена Васильевича, она сумела взять себя в руки, не выдала тяжелых переживаний и делала все, чтобы муж как можно быстрее выздоровел. Трудно работникам медсанчасти лечить больных и раненых в наших условиях. К тому же иногда необходимо проконсультироваться, особенно по поводу сложных ранений, с другими, более опытными врачами. А где их взять? И все же партизаны попросили меня найти такого врача, с которым можно было бы посоветоваться о ранениях Руднева и Павловского. По сведениям связных, в Хуторе-Михайловском жил прекрасный хирург Самохвалов. Но хутор этот занят фашистами. Надо было выкрасть врача у немцев. Похищение его поручили командиру четвертой оперативной группы Пятышкину. Он с радостью взялся выполнять это поручение. С Рудневым его связывала боевая партизанская дружба. С первых дней войны они вместе, сначала в Новослободском лесу, теперь — в объединенном отряде, который стал именоваться соединением. Комиссар помогал Павлу Степановичу Пятышкину, типичному представителю сельской интеллигенции, овладевать военным мастерством. За короткий срок Пятышкин превратился из мирного сельского учителя в боевого партизанского вожака. Много пришлось пережить пожилому доктору в памятную зимнюю ночь, когда к нему в дом явились вооруженные люди и потребовали немедленно собираться. Только в пути, убедившись, что имеет дело с советскими партизанами и что ему никто не хочет сделать ничего плохого, он пришел в себя. По прибытии в соединение доктор сразу же приступил к делу. Вместе с врачом Маевской осмотрел раненых, дал ценные советы. К утру Григорий Иванович Самохвалов с увесистым узлом продуктов, которые вручили ему партизаны, был благополучно доставлен домой. 4 марта. Вернулся из разведки Ефим Федоров с двумя товарищами. Они были оставлены для наблюдения за действиями противника в районе села Веселого. Разведчики рассказали интересную историю. Утром, после нашего ухода, гитлеровцы и мадьяры вошли в село. Они мобилизовали все население на рытье могил. В полдень устроили похороны. Но в это время в чистом морозном небе появились три немецких бомбардировщика, которые приняли траурную процессию своих собратьев за колонну партизан и добросовестно разбомбили их. Количество гробов и могил увеличилось. Хлопцы передали мне дневники убитых ими офицера и ефрейтора. Вот что писал офицер: 1 марта батальон отошел в Холопов, где хоронили убитых. Германские самолеты бомбили Веселое, но партизан там уже не было, зато сильно пострадали наши части. Только в нашем подразделении убитых трое и десять ранено. В дневнике ефрейтора значилось: 28.11.42 года в 5 ч. 15 м.. мы вели перестрелку с партизанами в Черневом. Оттуда двинулись на Шалыгино, где у нас завязался бой с немцами, которые приняли нас за партизан. Из Шалыгина пошли на Веселое и в 9 ч. 15 м. вступили в бой, который длился до 20.00. Батальон понес очень большие потери. В 3-й роте убито 13,. ранено 28, во 2-й роте убито 11, ранено 29, в 1-й роте убито 9. С наступлением темноты мы ушли на Путивль. В Веселом было очень много партизан. Догоняя соединение, наши разведчики в селе Анатольевке встретились с вражеской разведкой. Их было 12 человек. Пришлось принять бой. Трех фашистов убили, одного пленили. Он рассказал, что оккупанты расположились в Шалыгине и Глухове и подтвердил имеющиеся у нас сведения о потерях фашистов в веселовском бою. Конная разведка доложила, что оккупанты мобилизовали все подводы чуть ли не во всем Шалыгинском районе и теперь колоннами движутся на Бруски. Село Неониловка, через которое мы рассчитывали пройти в Хинельские леса, занято противником. Пришлось на ходу менять маршрут. Из Брусков мы вышли к Новой Слободе, а там направились на Стрельники. Остановились на дневку в Ротовке, затем двинулись, дальше на Волокитино, Сутиски, Тулиголово, Землянку. 5 марта. День провели в Гуте. С наступлением темноты двинулись мимо Собичева, Гремячек, Воздвиженского. Утром расположились в Говорунах. Возле этого хутора наш авангард столкнулся с немецкой разведкой и полностью уничтожил ее. 6 марта. Вечером мы проследовали через Горелые Хутора и Ни-китовку и поздней ночью скрытно подошли к селу Свесса. Оперативные группы Карпенко, Пятышкина и Кудрявского под общим командованием Бордашенко быстрым броском ворвались в центр села и разгромили застигнутый врасплох гарнизон противника. 7 марта. Соединение достигло зоны Хинельских лесов. Остановились в Родионовке. Была сильная метель. Партизанам разрешил отдохнуть, ибо в такую погоду гитлеровцы не отважатся преследовать нас. Лучшие хаты отвели под походный госпиталь. С Базымой и Паниным проведал раненых. Медики самоотверженно борются за их жизнь. У бойца Тимофеева началась гангрена руки. Врач Ма-евская решила ее ампутировать, хотя не имела для этого ни соответствующего хирургического инструментария, ни анестезирующих средств. При керосиновой лампе, простой ножовкой да самодельным ланцетом, промытым в самогоне-перваке, она отрезала ему руку. Раненый мужественно перенес операцию, которая прошла благополучно. Штаб подвел итоги боевой деятельности соединения с 20 ноября 1941 года по 5 марта 1942 года. Отмечая доблесть и мужество, проявленные личным составом в боях с немецко-фашистскими захватчиками, командование представило к награждению орденом Ленина Руднева, Курса, Островского, Юхновца и Павловского, орденом Красного Знамени — Коренева, Базыму, Карпенко, Цимбала, Панина и других. Всего более ста человек было представлено к правительственным наградам. По пути следования отрядов и особенно здесь, в Родионовке, в соединение вступило много добровольцев. Ни лютый мороз, ни метель не останавливают людей, решивших бороться за свободу Родины. В большинстве это колхозная молодежь и военнослужащие, попавшие в окружение. Есть участники гражданской войны и даже совсем пожилые люди, воевавшие еще в 1904 году у стен Порт-Артура. Среди них Петр Петрович Королев 1878 года рождения, Федор Филиппович Дроздов 1879 года рождения, Агафья Матвеевна Решетняк 1886 года рождения, а также Велос, Жариков, Зинченко, Иванько, Макаренко, Стариков, родившиеся в 90-х годах прошлого века. Ненависть к завоевателям, неодолимое желание скорее очистить от оккупантов свой поруганный край привели их в партизаны. Многие принесли оружие: кто берданку, кто охотничью двустволку, кто автоматы немецкого производства. Необходимо срочно вооружить новое пополнение, ведь около ста человек не имеют оружия. Поэтому мы вынуждены передислоцироваться в район села Хвощовка Ссвского района. Там в конце 1941 года происходили большие бон и под снегом может быть оружие и боеприпасы. 8 марта. Вчера из села Ломленки приезжали связные Хомутовского отряда. Старший связной — старый наш знакомый Попков — на совещании в штабе рассказал, что отряд их вырос и окреп, смело нападает на вражеские гарнизоны, устраивает засады на дорогах, проводит диверсии. Командование отряда перешло от Попкова к Покровскому — боевому и энергичному офицеру Красной Армии. Хомутовцы давно мечтали совершить налет на железнодорожный узел Хутор-Михайловский, но им одним это не по силам. Мы решили помочь соседям. Хомутовскому отряду выделили группы Пятышкина и конную разведку. Ночью Покровский со своими и нашими партизанами вплотную подошел к Хутору-Михайловскому. По сигналу ракеты они рванулись вперед и с ходу овладели железнодорожной станцией. 13 марта. В течение трех суток соединение двигалось по маршруту: Родионовка — Ломленка — Хинель — Хвощовка. Шли мы по селам зоны Хинельских лесов и радовались большим изменениям, происшедшим за два месяца. До этого хинельские партизаны жили в лесных трущобах, боялись показаться в селах. Теперь же здесь настоящий советский партизанский край, который расположен треугольником в стыке Сумской, Курской и Орловской областей. Небольшие партизанские группы, оставленные нами во время первого посещения этих мест, выросли в крупные отряды. Здесь успешно действуют Хомутовский, Эсманский, Севский, Ямпольский отряды, а также отряд, сформированный из военнослужащих во главе с офицером Гудзенко. В этих отрядах по триста и более человек. Все они поддерживают постоянную связь между собой и отрядами партизан Орловской области, базирующимися в южной зоне Брянских лесов. Наш приход в Хинельский партизанский край совпал с подготовкой гитлеровцев к большой операции против партизан этой зоны. Перед началом общего наступления ряды противника были усилены частями 105-й венгерской дивизии, которая пришла вслед за нами из Путивльского района. Намереваясь блокировать Хинель и отрезать партизанам путь на Брянщину, оккупанты расставили заслоны и засады между Хинельскими и Брянскими лесами. У советских партизан выработалось неписаное правило: в случае проведения гитлеровцами крупной карательной операции против одного или нескольких партизанских отрядов все отряды и соединения, находящиеся по соседству, образуют единый штаб, который оперативно руководит боевыми действиями. Сложная обстановка и прямая угроза окружения потребовали создания такого штаба и в Хинельских лесах. 19 марта. Вот уже четыре дня партизаны от темна до темна ищут под снегом оружие. На полях, в долинах, в ярах, в лесу набрали несколько десятков винтовок и более 15 тысяч патронов. Оккупанты уже закончили перегруппировку своих сил. На дальних подступах к Хинелю завязались бои. По данным разведки Хомутовского отряда, села Старшее, Седино и поселок Старшенькое заняты гитлеровцами. Объединенный штаб зоны Хинельских лесов поручил Хомутовскому партизанскому отряду под командованием майора Кочуры уничтожить там фашистов. В помощь ему выделена оперативная группа во главе с Кульбакой и Курсом, усиленная одним батальонным минометом и 45-миллиметровой пушкой. На рассвете они отправились в расположение Хомутовского партизанского отряда. Туда же вышли оперативные группы — одна Эсманского отряда в количестве семидесяти человек, две Копыненского и Дмитриевского отрядов. Совместными усилиями гитлеровцы были разгромлены. Но и партизаны понесли большие потери. Пашу разведку гитлеровцы пропустили к поселку, а когда к месту засады подошла вся группа, они открыли пулеметный огонь. Погибли двенадцать человек, в том числе помощник начальника штаба соединения Николай Михайлович Курс. Тяжело смириться с мыслью, что больше нет среди нас этого мужественного человека, настоящего коммуниста. Хлопцы в шутку называли его профессором минного дела. Несмотря на огромную занятость по штабу, ни одна ответственная операция по минированию не проходила без его участия. Каждую свободную минуту Николай Михайлович возился с минами: то сам изучал какую-то новую систему, то объяснял товарищам тайны только что познанного минного механизма. Частенько Базыма с опаской поглядывал поверх очков на своего помощника и, тяжело вздыхая, говорил: Ох, Николай, чувствует мое сердце, что своими минами ты отправишь всех нас на небеса. Воевал он отчаянно, бил оккупантов беспощадно, всегда рвался в самую гущу боя. 20 марта. Во второй половине дня на дороге к Воскресенке Севского района, где расположился Конотопский отряд, показалась толпа женщин, стариков и детей. Они бежали со стороны Севска. Там фашисты жгут дома, все уничтожают на своем пути. Учитывая, что враг имеет большой перевес в силах и технике, конотопцы, не приняв боя, отошли к хутору Слепухино и заняли оборону. Этот отход партизан противник принял за отступление. Главные силы его находились в Воскресенске, а авангард двигался к хутору. Обнаглевшие в расправах с мирным населением венгерские фашисты шли беспечно, даже не выслав разведку. Партизаны под командованием Гаврилова и Кочемазова кинжальным огнем и в рукопашной схватке уничтожили их. На месте боя осталось 39 трупов и 25 тяжело раненных фашистов. С нашей стороны пали смертью храбрых Сухопарский, Холбунов и Ювко. Вскоре у хутора Слепухино гитлеровцы повели наступление со стороны Лемешовки на наши главные силы, расположенные в Хвощовке. Здесь их встретили партизаны Саганюка, Кульбаки и Лысенко. Группы бойцов под командой Хмары, Шишова и Хоменко с близкого расстояния внезапно обрушили на врага шквальный огонь из пулеметов и вынудили его залечь. Орловчанин Михаил Жук предложил повторить испытанный в веселовском бою метод — не давать врагам подниматься, морозить их на снегу. Разумный совет бойцы восприняли как команду. Стоило мадьярам поднять голову, как сразу же по ним открывали сильный огонь. Таким образом, при тридцати пятиградусном морозе они пролежали на снегу три часа. Потеряв 154 человека убитыми, хортисты отступили. Но в 15.30 снова пошли в атаку. На левый фланг обороны Шалыгинского отряда при поддержке двух крупнокалиберных пулеметов, установленных на высотках, наступало до трехсот фашистских солдат. Враг рассчитывал штурмом ворваться в село, но в самом начале боя один вражеский пулемет был подавлен нашими минометчиками, а через полчаса замолчал и второй. Искусно используя складки местности, помощник начальника штаба Шалыгинского отряда Григорий Лукич Якименко подполз к вражескому пулемету и из автомата уложил расчет, состоявший из четырех унтер-офицеров. Быстро развернув пулемет, он ударил по мадьярам. В стане врага поднялась паника. Воспользовавшись ею, Саганюк поднял отряд в контратаку, опрокинул противника и погнал его на Лемешовку. К концу дня на участке отряда Саганюка со стороны Лемешовки противник предпринял новую атаку, но и она захлебнулась. С наступлением темноты фашисты отошли на исходные позиции, потеряв на поле боя 109 человек убитыми, в том числе четырех офицеров. 21 марта. Боец Василий Желябовский под Слепухином взял в плен румынского ефрейтора. На допросе в штабе пленный рассказал, что румынские солдаты не хотят воевать за Гитлера. Немцы им не доверяют, относятся очень плохо, издеваются. Получен приказ самого Гиммлера немедленно уничтожить партизан в Хинельских лесах. Ожидается подход новых гитлеровских частей. Показания румынского ефрейтора подтверждались всем поведением противника, который вскоре предпринял широкие наступательные операции. В Хинельских лесах настали тяжелые дни. По решению командиров и комиссаров партизанских отрядов зоны Хинельских лесов деятельность объединенного штаба была прекращена. Всем отрядам предписано отойти на север в Брянские леса. Другого выхода не было. Наше соединение под прикрытием Конотопского отряда выступило из Хвощовки по направлению Алешковичей. На следующий день против нас начала действовать гитлеровская авиация. Передвигались только ночью. Но вот разведка установила, что на нашем пути вражеское командование выставило заслоны и засады. Решили изменить маршрут движения отрядов на Грудскую, Риж-ковичи, Ситное, Каменку, Пигаревку. Послали связных в Ямпольский, Севский и Хомутовский отряды, которые шли вслед за нами, чтобы предупредить их об опасности и помочь выйти из окружения по проверенному нами пути. 24 марта. Ранним утром соединение вошло в село Пигаревку и расположилось на отдых. 26 марта. Получили сведения от Григория Яковлевича Базымы, выехавшего вчера па разведку маршрута до Старой Гуты. Он сообщил, что вражеских войск нет, путь свободен, а лесное село Старая Гута, насчитывающее до 380 дворов, удобно для обороны и размещения всех отрядов и обоза. Село находится на опушке огромного массива Брянских лесов, на самой северной точке Украины. Справа в соседних селах Белоусовке и Стягайловке может расположиться Хомутовский отряд, слева в селе Новая Погощь — отряд Гудзенко, а на западе, ближе к Десне, — Эсманский и Ямпольский отряды. На северо-востоке от нашей группировки на берегах Нерусы стоят отряды Сабурова и орловских партизан. 27 марта. Старую Гуту партизаны нашего соединения, наверное, запомнят на всю жизнь. Хороший, радушный живет здесь народ. Все без исключения жители села не только сочувствуют партизанам, но и помогают всем, чем могут. Не успели мы разместиться, как в штаб стали прибывать добровольцы. Принимаем прежде всего бойцов и командиров Красной Армии, скрывающихся после выхода из окружения у местных жителей. 28 марта. На подходах к селу выставили заслоны и дозоры. Разведчики отправились по селам и в райцентры. Оперативная группа капитана Бордашенко совершила налет и разгромила гарнизон противника в местечке Глазово Брянской области. Весь остальной личный состав соединения занят учебой. Каждая минута свободного времени используется для изучения оружия и тактики боев в тылу врага. Люди должны знать технику противника лучше отечественной, ибо наше соединение вооружено главным образом трофейным оружием, а оно у фашистов разное. Тут и бельгийские пистолеты, французские винтовки, финские автоматы, чешские пулеметы, итальянские гранаты и даже японские пушки. Ведь на гитлеровскую Германию работает вся европейская военная промышленность. 30 марта. Минеры взорвали железнодорожные пути узкоколейной дороги между станциями Зерново и Гута и железнодорожный мост на двадцатом километре от Середина-Буды. 1 апреля. Получив передышку, мы приняли все меры к тому, чтобы лучше организовать тыловые службы и шире развернуть массово-политическую работу среди населения. Сводки Совинформбюро, которые мы теперь принимаем регулярно, размножаем не вручную, как раньше, а на типографском станке. Его захватили при разгроме одного из гарнизонов противника. Яков Григорьевич Панин при горячей поддержке Руднева организовал настоящую типографию. Партизаны-печатники Мудрик и Пушкин и две девушки-наборщицы каждый день приносят пухлые пачки листовок, а наши агитаторы разносят их по селам. Организовали мы и оружейную мастерскую. Партизаны подбирают поломанное и разбитое оружие, а оружейники Соловьев и Воронов чинят и собирают его. Рядом с оружейными мастерскими появилась портняжная. Местные женщины помогают перешивать трофейное немецкое и венгерское обмундирование. Но передышка, по-видимому, будет непродолжительной. Вчера с помощью старогутинцев наши хлопцы разоблачили двух немецких шпионов и их пособницу. На допросе выяснилось, что один из них — сын бывшего кулака из села Большие Вирки Трубчевского района, а его напарник — местный лесник, в прошлом кулак. По заданию Рыльского управления полиции они незаметно пробрались в расположение соединения, чтобы выяснить силы и дислокацию наших отрядов. Оба расстреляны. 2 апреля. Разведка выяснила, что гитлеровцы готовят карательную экспедицию против партизанских отрядов, находящихся в районах между Десной и Нерусой. Фашисты уже заняли село Жихово. На совещании командиров отрядов мы решили опередить врага, опрокинуть его расчеты. 3 апреля. По разработанному мною плану соединение совместно с Хомутовским партизанским отрядом провело операцию по уничтожению расположившегося в Жихове 3-го батальона 51-го мадьярского карательного полка. В 3 часа ночи оперативные группы Путивльского и Хомутовского отрядов незаметно для противника подошли вплотную к околице села и заняли исходные позиции. Через пятнадцать минут по сигналу ракетой две наши пушки и шесть минометов обрушили огонь по спящему противнику. Вслед за артналетом бойцы ворвались в село. В центре села два мадьярских офицера пытались остановить бегущих солдат. Возле них собралась большая группа. Разведчик Степан Фомиченко швырнул в нее одну за другой две гранаты. На помощь ему подоспели бойцы отделения Владимира Павлова. Партизаны из девятой группы Исаев, Высоцкий и Марков, увлекая за собой товарищей, с криком Ура! ринулись вперед. Справа ударили партизаны Фетисов и Петренко. Не выдержав натиска, мадьяры покатились назад и попали под огонь зашедших им в тыл бойцов Деркача и Кушнира. Началась паника. Бросая оружие, шинели, головные уборы, оккупанты, охваченные безумным страхом, мчались через села Гутка и Ожинка на станцию Победа. Наперерез отступавшим устремилась вторая ударная группа капитана Бордашенко. Она успела подойти к станции Победа, замаскироваться на опушке леса и встретить бегущих ружейно-пулеметным огнем. Два отделения, возглавляемые политруком Григорием Лысенко и помощником командира группы Валентином Ермолаевым, атаковали вражеский обоз, захватили двадцать подвод с радиостанцией и документами штаба венгерского батальона. Из восьмидесяти вражеских охранников спаслись лишь немногие. Вслед за первой группой из Жихова бежали толпы мадьяр. Услышав впереди стрельбу, они повернули на юг, в направлении села Церковщины. Но тут на развилке дорог их встретили автоматчики волжанин Чусовитин И казах Михайлов. Отважные комсомольцы вдвоем вступили в бой против целой толпы врагов. Но мадьяры даже не пытались отстреливаться. Сломя голову бежали они, оставив на дороге более тридцати убитых и раненых. Подоспевшие на помощь Михайлову и Чусовитину бойцы захватили еще десять подвод с упакованными ящиками, но в них оказались не боеприпасы, как мы думали, а детская и женская одежда, самовары, тарелки, швейные машины и другое добро советских людей. В 12.00 Жихово было полностью очищено от фашистов. В этом бою противник потерял убитыми 197 человек, из них 14 унтер-офицеров. Пять солдат и один капрал взяты в плен. Наши потери — один раненый боец. Вот что значит неожиданный ночной удар! Партизаны захватили несколько пулеметов, много винтовок, патронов, гранат, лошадей, шинелей, пишущую машинку. Захвачены несгораемый ящик, штампы, печать, штабные документы и много другого воинского имущества и снаряжения противника. 8 апреля. Четверо суток наше соединение, а также соседние отряды усиленно разведывали расположение сил противника и тщательно готовились к предстоящим боям с карателями, блокировавшими южную опушку Брянских лесов. Ценные сведения добыл командир разведгруппы Путивльского отряда Федор Горкунов. Данные о дислокации частей, выделенных гитлеровским командованием для борьбы с партизанами, полностью использовали при разработке плана нанесения предупредительного контрудара по вражеским гарнизонам. 9 апреля. В Старой Гуте в нашем штабе состоялось совещание всех командиров украинских, брянских и курских партизанских отрядов южной зоны Брянских лесов. На нем обсудили вопрос о проведении совместной операции по разгрому гитлеровских гарнизонов в крупных селах Середина-Буде и Чернацком. По предложению Сабурова нанесение удара по Середина-Буде было поручено Эсманскому, Севскому отрядам и Суземскому партизанскому отряду имени 24-й годовщины РККА. Общее руководство этой частью операции возлагалось на Александра Сабурова. Разгром чернацкой группировки был поручен нашему соединению. Ему придавались отряды Хомутовский (командир Покровский), Ямпольский (командир Гнибеда) и военнослужащих (командир Гудзенко). 10 апреля. Чтобы занять Чернацкое и поставить сильные заслоны в Жихове и по дороге от Новгорода-Северского в селе Красич-ке, мы организовали три ударных группы, командирами которых назначили Бордашенко, Кочемазова и Саганюка. Рано утром, когда чуть забрезжил рассвет, бойцы Бордашенко с севера подошли к Чериацкому. Расположение постов противника нам было известно. Партизаны разбились на три группы и, незаметно обойдя посты, ворвались в село. Одновременно туда же проникли партизаны, возглавляемые Кадоркиным, Дещенко, Акименковым и Ларионовым. Каратели не ожидали налета. В панике они выскакивали из хат в одном белье и бежали в направлении Середина-Буды и хутора Ромашково. Труднее пришлось группе Кочемазова. От села Великая Березка и хутора Ефаня она проследовала к хутору Лукашенковскому и здесь попала под сильный огонь заставы противника. Не имея достаточных средств для подавления его огневых точек, партизаны вынуждены были занять оборону на опушке леса севернее хутора. Фашисты начали поджигать крайние хаты. Партизаны решили помешать им уничтожить народное добро. Пулеметчик Цветков переменил позицию и скосил пятерых поджигателей, но гитлеровцы успели свершить свое черное дело. Три постройки загорелись, весенний ветер перебросил пламя на соломенные крыши соседних усадьб, и вскоре вся северная часть хутора заполыхала. Прикрываясь дымом, захватчики сконцентрировали силы в центре хутора и подтянули подкрепление из Пигаревки. В общей сложности они собрали не менее четырехсот солдат, вооруженных пятнадцатью станковыми пулеметами, батальонными и ротными минометами. Восьмая оперативная группа Саганюка во втором часу вступила в Красичку, где и заняла оборону, с тем чтобы предупредить подход гитлеровцев из Новгорода-Северского. В 9 часов утра противник создал сильные группировки в местечке Середина-Буда и хуторе Ромашково и с двух сторон повел наступление на Чернацкое, пытаясь одновременно отрезать путь отступления на Великую Березку. Оперативная группа капитана Бордашенко, имея в своем составе всего около ста человек, заняла оборону на фронте до четырех километров и в течение пяти часов вела ожесточенный бой с противником. По всей линии обороны напряжение боя доходило до предела. Ваня Кириченко — скромный паренек из глубинной украинской деревушки — с четырьмя товарищами более двух часов отбивал атаки противника и удержал рубеж до подхода бойцов, посланных командиром к нему на помощь. В центре, как сказочные богатыри, стояли насмерть партизаны Бывалина. К полудню на талом снегу против их сектора валялось около сотни убитых. Но силы были явно неравны. Патроны заканчивались, а к селу спешила вторая крупная группировка карателей из хутора Ромашково. Фашисты зажгли крайние хаты и ворвались в село. Партизанам пришлось отойти. Отход прикрывал рядовой Иван Крылов, недавно пришедший к нам из окружения. Перебегая от хаты к хате, он искусно работал ручным пулеметом и почти на час задержал продвижение врага. Оставшись невредимым, догнал он свою группу. В этом бою было уничтожено около ста солдат и офицеров противника, захвачено 36 саней и 50 повозок, ручной пулемет, несколько тысяч винтовочных патронов и другое имущество. Однако задача по разгрому противника в Середина-Буде и Чернацком оставалась невыполненной, так как группа Сабурова не развила достаточно активных боевых действий. 11 апреля. В жизни соединения произошло большое событие. К нам прилетел самолет. Летчик сделал несколько кругов над селом и, убедившись, что здесь партизаны, сбросил груз. От сигарообразного тела самолета отделилось несколько черных точек, над которыми раскрылись купола парашютов. Все выскочили из хат, побежали к месту приземления. Видим, кроме груза, с неба спускаются три парашютиста. Это были первые посланцы Большой земли: начальник рации политрук Дмитрий Степанович Молчанов и радисты Коля Грищепко и Катя Коноваленко. Радость огромная! Наконец-то кончились наши мучения из-за отсутствия связи с центром! Теперь мы сможем и посоветоваться, и доложить о проделанной работе, и попросить помощи в тяжелую минуту. 14 апреля. Рано утром проснулся от приглушенного шепота в сенях. Прислушался и узнал голос Войцеховича: — Идите спать, сам доложу. Говорят вам, лег Дед только недавно, дайте отдохнуть человеку. Подумаешь, мост взорвали! Крикнул, чтобы заходили. Вошли Лучинский и Крылов, вытянувшись, козырнули, пытались докладывать по уставу четко и коротко, но сбились. — Не спешите, садитесь и рассказывайте спокойно, как дело было. Оказывается, накануне ночью Лучинский проник на станцию Хутор-Михайловский, где у него есть знакомый железнодорожник, наш связной, и хорошо изучил систему охраны моста, что у выхода в сторону разъезда Решающий. Он узнал расположение постов, караульного помещения, время смены часовых, подходы. А сегодня ночью они с Крыловым и еще двумя товарищами подползли к самой насыпи. Крылов притаился у будки и, выждав момент, бесшумно снял часового. Быстро заложили тол. Поджигая шнур, хлопцы увидели, что к мосту идет вражеский патруль, и кинулись с насыпи вниз. Патрульные заметили их. Стреляя, они взбежали на мост, а в это мгновение мощный взрыв содрогнул землю. И мост, и шесть гитлеровцев, взлетев на воздух, рухнули в воду. Сообщение между Хутором-Михайловским и Унечей было надолго прервано. 15 апреля. Провели реорганизацию медико-санитарной службы. За последнее время соединение разрослось и превратилось в строго организованную боевую воинскую часть. Назрела необходимость изменить порядок медицинского обслуживания личного состава. В каждую роту назначили медсестру. В задачу медсестер входило выносить раненых из боя, оказывать им первую помощь и ухаживать за ними вплоть до отправки в партизанский госпиталь. Теперь работники медико-санитарной службы есть во всех отрядах и группах. Передвижной госпиталь с аптекой является центром. Начальник медсанслужбы Маевская подчинена непосредственно командиру и комиссару соединения. 16 апреля. Разведчики Саганюка установили, что со стороны хутора Лукашенковского противник готовит наступление. Первая неприятельская группа двигается на Великую Березку, вторая — к хутору Дубровка, третья — через хутора Красичка и Поделы на хутор Васильевский, четвертая — на станцию Победа и на Лесное. В 11 часов утра со стороны Великой Березки против заставы Саганюка показались шесть человек в белых халатах. Застава огня не открыла. Когда они подошли совсем близко, оказалось, что это жители хутора Лукашенковского. Мадьяры под угрозой расстрела заставили их идти в разведку. Не надеясь, что посланные вернутся назад, они открыли огонь и по ним, и по нашей заставе. Партизаны молчали. Усомнившись, очевидно, в присутствии партизан, мадьяры выслали конную разведку. Политрук Жук с пятью бойцами, находясь впереди заставы, пропустил вражеских конников. Те браво проехали и втянулись в кольцо притаившихся за плетнями партизан. Залп — и на дороге смешались кони и люди. Ехавшие впереди унтер с двумя рядовыми, пришпорив лошадей, понеслись вперед. Но через минуту пули Григория Маслова выбили из седел сначала унтера, а потом обоих солдат. Семь всадников, замыкавших колонну мадьярской разведки, повернули назад к Великой Березке. На их пути выросли фигуры бойцов, возглавляемых Михаилом Ивановичем Жуком. Они хотели захватить мадьяр в плен, но те выхватили клинки и перешли на аллюр. Отстреливаясь, партизаны отбежали к хатам. Почти поравнявшись с ними, трое мадьяр попадали с коней, прошитые автоматными очередями, четвертый свалился в кювет вместе с лошадью, а трое проскакали дальше. Выбежав из-за укрытий, бойцы, кто с колена, кто лежа, открыли огонь. Из врагов не ушел ни один. Отвлекая внимание партизан мелкими стычками, противник повел наступление двумя колоннами на хутор Васильевский, где стояла застава Пятышкина. Подпустив цепи наступавших на полтораста-двести метров, партизаны увидели, что мадьярские солдаты впереди себя гонят местных стариков. На верхнюю одежду стариков набросили простыни или белые женские рубахи. У каждого в руках палка, которую издали можно принять за винтовку. Нельзя описать возмущение бойцов этим подлым и коварным приемом врага. Пулеметчики Паникаров и Беляев сделали несколько выстрелов в воздух. Старики оказались людьми бывалыми. При первых же выстрелах они точно по команде повалились в снег. Это намного облегчило действия Пятышкина. Цепи врага оказались открытыми для прицельного огня партизан. И застава ударила, не жалея патронов. Фашисты бежали, оставив на поле десятки убитых и раненых, два станковых и два ручных пулемета, четыре подводы с боеприпасами. 23 апреля. Вся неделя прошла в мелких стычках. Добытые разведчиками сведения неутешительны. Намечается новая крупная карательная экспедиция. Разведчики захватили три языка, которые подтвердили эти данные. Партизаны начали усиленную подготовку к встрече гостей. Свободные от боевой службы бойцы вместе с колхозниками день и ночь возводят укрепления. 24 апреля. Противник силой до пятисот человек в составе 3-го батальона 33-го мадьярского полка, остатков недавно разгромленного 3-го батальона 51-го полка, немецкого кавалерийского эскадрона при поддержке четырех противотанковых пушек и двух минометов начал наступление на село Великая Березка. В 9 часов утра появился вражеский самолет, сделал шесть заходов, отбомбил Великую Березку и Промаховку, зажег несколько хат и улетел. После бомбежки фашисты повели наступление двумя колоннами с хутора Лукашенковского. Одна пошла на Великую Березку через Дубровку, другая — через Промаховку. Наши силы расположились так: Конотопская оперативная группа Кочемазова находится на пути первой колонны противника в селе Малая Березка, группа Карпенко заняла оборону недалеко ОТ Голубовки в направлении Чернацкого. В Промаховке и Дубровке — застава Кролевецкого отряда под командованием Кудряв-ского. В хуторе Троицкий стоит 45-миллиметровая пушка и батальонный миномет. В хуторе Васильевский — застава второй оперативной группы Замулы. Здесь же расположились две группы Хомутовского отряда, которые по согласованию с нами должны принять участие в предстоящем бою. В Лесной — одиннадцатая группа под командованием Медведева. При появлении противника наши заставы приняли бой. Особенно тяжело пришлось кролевчанам. Тридцать бойцов во главе с секретарем партбюро отряда Петром Степановичем Дорошенко оказались отрезанными от своих и блокированы противником. Кудрявский, желая выручить их, поднял отряд в контратаку, но мадьяры отбили ее. Сквозь двойную цепь удалось прорваться к осажденным только пулеметчику Николаю Иванову. Он сразу же включился в дело и очень помог партизанам. Под напором во много раз превосходивших сил карателей кролевчане вынуждены были отойти. Группа Дорошенко осталась за боевыми порядками врага в очень тяжелом положении. Захватив Великую Березку, мадьярские фашисты сожгли 206 домов, расстреляли 200 ни в чем не повинных мирных жителей, 58 женщин и детей угнали в Чернацкое. В хуторе Дубровка они сожгли 23 дома и убили 8 стариков. Когда мы с Григорием Яковлевичем Базымой приехали на место боя, то увидели, что создалась угроза прорыва всей нашей обороны. Пришлось подтянуть резервы и перейти в контрнаступление. Помощник Кириленко ростовчанин Яков Михайликов под огнем противника вывел наших пушкарей на удобный огневой рубеж. С третьего выстрела наводчик Миша Шатаев из сорокапятки сбил с позиции 76-миллиметровую пушку противника и рассеял конный взвод мадьяр, заходивший слева во фланг нашим наступавшим цепям. Успех артиллеристов развил начштаба Кролевецкого отряда Иван Минович Мазуренко. Он прекрасно знает военное дело. Заменив убитого минометчика, он удачно подавил вражеский пулемет и вместе с Карпом Игнатьевичем Онопченко поднял отряд в атаку. Страшна была ненависть бойцов к врагу. Но еще страшнее была ненависть шестнадцатилетнего паренька Жени Устенко из Великой Березки. У него на глазах фашистские варвары заживо сожгли отца, мать, двух сестер и младшего брата. Чудом уцелевший Евгений, спрятавшись в развалинах, подстерег унтер-офицера, огрел его по голове шкворнем, забрал автомат и пришел к нам. Кудрявскому он сказал: — Буду мстить! Нет мне жизни на свете, пока ходят по земле фашистские выродки. И он мстил. Когда вражеский пулемет заставил лечь в весеннюю грязь наступавшую цепь партизан, Евгений пополз, к пулеметному гнезду. Огнем из автомата он перебил весь расчет, развернул пулемет и полоснул длинной очередью по подходившему подкреплению противника. Как выяснилось после боя, Женя с малых лет увлекался военным делом, был активистом осоавиахимовской организации села. Он прекрасно владел стрелковым оружием, хорошо ориентировался на местности. Словом, несмотря на юношеский возраст, в первом же бою паренек показал себя зрелым и мужественным воином. Первым, увлекая за собой бойцов, ворвался в Великую Березку Онопченко. Мадьяры отходили, яростно отстреливаясь. В центре сгоревшего села, в уцелевшем кирпичном здании школы, засела группа фашистов. Отсюда им удобно было держать под огнем наши штурмующие группы. Атака кролевчан могла захлебнуться. Тогда Григорий Семенович Иванько — бывший работник Кролевецкого райкома партии — по-пластунски пополз к школе. От развалин соседнего дома до школы его отделяла совершенно открытая полоса шириной метров семьдесят. Мадьяры заметили смельчака. Казалось, смерть неизбежна, но Иванько побежал, вернее заметался какими-то акробатическими прыжками вправо, влево, вперед, снова влево... Прыжки его были настолько быстры и неожиданны, что попасть в него оказалось делом нелегким. Подбежав к дому, Иванько одну за другой бросил в окна три гранаты. Фашисты замолчали. Иванько вбежал в здание, за ним уже спешили партизаны. В двух классных комнатах они увидели изуродованные взрывами трупы офицера и пяти солдат. С противоположной стороны села, где еще были мадьяры, доносились пулеметные и автоматные очереди, треск винтовочных выстрелов. Это партизаны Дорошенко после четырехчасовой обороны с тыла ударили по отходившему противнику. Сопротивление врага было сломлено. Под ударами партизан противник панически бежал в направлении хутора Лукашенковского. Вражескую группировку можно было бы полностью уничтожить, по группа Хомутовского отряда, стоявшая в хуторе Васильевский, не успела перерезать оккупантам путь отступления, п потому фашисты, хотя и понесли большие потери, все же вырвались из кольца окружения. 26 апреля. Два дня наши разведчики и связные изучали расположение и силы противника, укрепившегося в Середина-Буде, Чернацком, Зернове, Хуторе-Михайловском, Пигаревке, Каменке и Вовне. Добытые сведения говорили о том, что враг усиленно готовиться очистить от партизан южную часть массива Брянских лесов. В штабе соединения состоялось срочное совещание командиров и комиссаров всех партизанских отрядов, действующих в южной части Брянских лесов. Приняли решение провести в ночь с 27 на 28 апреля налет на основные группировки противника, находящиеся в Чернацком, Пигаревке и Середина-Буде. 30 апреля. По плану операции, наше соединение совместно с Хомутовским отрядом должно было уничтожить пигаревскую группировку Врага, состоявшую из 3-го батальона 33-го полка, основных подразделений 1-го батальона 46-го полка и 1-го батальона 32-го полка 105-й мадьярской дивизии. Против группировки противника в Чернацком должны выступить Ямпольский и Эсманский партизанские отряды и отряд военнослужащих под командованием Гудзенко. Севский отряд и отряд имени 24-й годовщины РККА во главе с Сабуровым нацеливались на разгром гарнизона в Середина-Буде. У себя в соединении обязанности мы распределили так: на меня возлагалось общее руководство пигаревской операцией, на Руднева — Путивльским отрядом, которому предписывалось нанести основной удар с севера. Глуховский и Шалыгинский отряды под командованием Саганюка зайдут с востока и северо-востока. С юга и юго-запада в заслоне будет находиться Хомутовский отряд Покровского. Конотопский и Кролевецкий отряды оставались в резерве. С наступлением темноты все группы и отряды вышли на исходные рубежи. Ночь выпала на редкость темная. Еще с вечера лег густой туман, и на расстоянии пяти шагов ничего не было видно. Люди утопали в весенней грязи. Из ложбин по колено в воде бойцы то и дело вытаскивали повозки с грузом. Высланная вперед разведка успешно заняла хутор Лукашенковский. Через час туда вступили группа Павловского и Кролевецкий отряд. К 23.00 конотопцы вышли на исходный рубеж в двух километрах северо-восточнее Пигаревки. Остальные оперативные группы и отряды, двигавшиеся другими дорогами, смогли добраться к месту назначения только к полуночи. К этому времени в штаб прискакал Чечеткин и сообщил, что фашисты заняли хутор Обиход, стоящий на подступах к Пигаревке. Этот удивительно смелый шестнадцатилетний паренек сумел пробраться в хутор, до отказа набитый фашистами, и угнал у них лошадь, навьюченную ящиками с патронами. До начала операции нужно было немедленно уничтожить вражескую заставу в Обиходе, иначе при развертывании наступления она могла бы ударить нам в спину. Окружив хутор, партизаны ворвались в него, и через несколько минут мадьяры были перебиты. Таким образом партизаны расчистили себе путь, но потеряли главное преимущество — внезапность нанесения удара по врагу. В час ночи группа Кириленко начала артподготовку по северной и восточной окраинам села. Не успели замолкнуть последние орудийные выстрелы, как партизаны Пятышкина, Кульбаки и Саганюка поднялись в атаку. Но мадьяры ответили таким шквальным огнем, что пришлось залечь и отойти на исходные позиции. На место боя я послал Войцеховича с приказом открыть огонь по вспышкам выстрелов противника и снова поднять людей в атаку. Фашисты опять ответили ураганным огнем. Глуховчанам и шалыгинцам пришлось залечь и хорошенько окопаться. Наступавшая с севера группа Пятышкина зацепилась за крайние хаты села. Здесь разгорелся жестокий бой. Начинало светать. На узеньком участке метров в двести-триста по фронту непрерывно строчили шесть мадьярских пулеметов: два слева, один справа, а три в центре били из одного блиндажа. Шишов несколькими меткими выстрелами уничтожил три крайние пулеметные точки. Теперь он навел орудие на блиндаж. Артиллерист припал к окуляру прицела, еще мгновение — и произойдет выстрел. Но вдруг на перекрестии прицельных линий он заметил черную фигуру, подползавшую к вражескому блиндажу. Кто этот смельчак? — подумал он.— Один нападает на трех вражеских пулеметчиков. В мутном мареве рассвета было видно, как этот герой, не замеченный врагами, подполз вплотную к блиндажу, метнул гранату, вторую, третью и сразу же за их взрывами с криком Ура! рванулся к блиндажу. За ним устремились на врага десятки партизан, впереди которых бежал повар Гавриил Ефимович Нестеров. Это он первым увидел результат геройского подвига Степана Фомиченко. Пятнадцать вражеских пулеметчиков и наблюдателей уничтожил гранатами отважный партизан. Тем временем, к блиндажу от соседнего укрытия спешили мадьяры. Это заметил Нестеров. Автоматной очередью он убил пятерых, а трое повернули назад. Укрытие, из которого они только что выскочили, уже заняли политрук Пыжов и разведчик Василий Чусовитин. Мадьяры были убиты. Наступательный порыв партизан все нарастал. Увлекая их за собой, Антон Тимофеевич Мирошниченко ворвался в траншеи врага. Короткая рукопашная схватка — и фашисты были выбиты из укрытий. Соседние подразделения партизан, поддержанные огнем группы Мирошниченко, ворвались в село. Бойцы Федора Бывалина побежали к колодцу с высоким журавлем, а рядом от одного строения к другому продвигались партизаны Якименко. Слева короткими очередями из ручного пулемета строчил вдоль улицы Федор Лепешко. Вдруг замолчал пулемет Мирошниченко. Два смертельных ранения получил Антон Тимофеевич при захвате траншеи. Отступая к центру села, мадьяры поджигали колхозные постройки. Кругом бушевало пламя, но партизаны упорно продвигались вперед. Возле школы фашисты выкатили навстречу наступавшим партизанам 45-миллиметровую пушку. Но выстрелить они не успели. Онопченко с пятью бойцами ринулся на вражеским расчет. Мадьяры не выдержали и побежали к школе. Шалыгинский наводчик мордвин Беляев развернул пушку в сторону противника и открыл по нему огонь. Отступив к центру села, оккупанты засели в каменных зданиях. Их вторая пушка, установленная прямо на паперти церкви, выпускала снаряд за снарядом по партизанам. С колокольни бил крупнокалиберный пулемет. Отчаянно отстреливались оккупанты из школы и соседних с ней домов. Позиция у врага была выгодной, все подходы простреливались перекрестным огнем. Наши наступавшие группы залегли. Тяжелее других досталось бойцам Николая Подгорного. Выдвинувшись вперед, они оказались на виду у вражеских пулеметчиков, которые вели непрерывный огонь. Партизаны держались стойко. Атака Хомутовского отряда тоже захлебнулась. Перебросив к центру села все свои силы, фашисты перешли в контрнаступление. Настала тяжелая минута. Положение спасли пулеметчики Вано Рехвиашвили и Павел Корнилов. Близко подпустив контратакующих, они скосили из максима центр вражеской цепи. С восточной стороны ударил длинной очередью Шведов. С запада во фланг со своим отделением зашел Володя Павлов. Своим огнем они внесли полное замешательство в ряды врагов, которые вынуждены были вернуться в укрытие. Вскоре, несмотря на поражение, фашисты вновь предприняли контратаку. Пришлось бросить в бой последний наш резерв — Кролевецкий отряд. Под прикрытием пулеметного огня Николая Иванова кролев-чане и партизаны соседних групп огородами подошли к сельской площади. К этому времени Беляев из трофейной пушки накрыл орудие мадьяр, стрелявшее с церковной паперти. С криком За Родину! к церкви кинулись партизаны Шарьяздан Галиев, Василий Исаев, а также отделение сержанта Фетисова. Окна церкви они забросали гранатами, ворвались внутрь и убили вражеского пулеметчика. Через минуту крупнокалиберный пулемет на колокольне уже бил по оккупантам. Взятие церкви укрепило наши позиции и вызвало замешательство мадьяр, оборонявших школу и соседние дома. Их огонь ослабел. Воспользовавшись этим, к школе подбежал Женя Устенко и гранатой уничтожил пулеметный расчет. Партизаны Хабарова и Самойленко штурмом взяли здание, стоящее рядом со школой. В школу, служившую оккупантам штабом, ворвался Мычко. В темном коридоре он столкнулся с двумя офицерами. Одного убил, другого взял в плен. Оборона врага в центре села была прорвана, мадьярские солдаты в панике побежали на юго-запад, но там их метким огнем встретили партизаны, руководимые Покровским. Враги метнулись южнее. Еще раньше на южную окраину села был послан взвод сержанта Александра Ленкина, чтобы преградить путь отступления мадьярам из Пигаревки. Но не успели партизаны залечь в засаду, как со стороны Хутора-Михайловского показалась рота противника. Партизаны подпустили гитлеровцев на близкое расстояние и открыли по ним ураганный огонь. Не приняв боя, фашисты разбежались. Произошло это в тот момент, когда из Пигаревки бежали мадьяры. Видя всю эту картину, они свернули на пахоту и помчались мимо нашей заставы в направлении Хутора-Михайловского. На допросе раненый помощник командира гитлеровской роты, прибывшей из Хутора-Михайловского, сообщил, что для помощи пигаревскому гарнизону скоро прибудет эшелон гитлеровцев. Чтобы преградить путь противнику и уйти от нового, теперь уже не выгодного для нас боя, необходимо было взорвать восстановленный гитлеровцами мост возле разъезда Решающий. К нему на тачанках выехали наши испытанные минеры Юхновец и воентехник Васильев. С помощью бойцов Ленкина заложили тол. Как только паровоз въехал на мост, грянул взрыв. Вагоны с карателями, громоздясь один на другой, полетели в реку Свагу. На этом закончилась пигаревская операция. Было 10 часов утра. В селе мы насчитали 360 трупов вражеских солдат и офицеров. Достались богатые трофеи — 12 пулеметов, множество винтовок, полмиллиона винтовочных патронов, продовольственный склад. Не меньше, чем нам, досталось трофеев и Хомутовскому отряду, партизаны которого во главе со своим командиром Покровским и комиссаром Зайцевым проявили в этом бою большой героизм. Среди захваченных штабных документов найдено несколько радиограмм, довольно убедительно свидетельствующих о влиянии активных действий партизан на моральное состояние солдат и офицеров действующих против нас частей 105-й пехотной мадьярской дивизии. Сотник потрепанного партизанами 33-го мадьярского полка Торошней рапортовал своему начальству: ...Я дальше со своими разложившимися солдатами удерживать сильный натиск партизан не могу. Ввиду того что батальон понес большие потери, оставшиеся в живых солдаты сильно боятся вооруженных партизан. Я боюсь, что оружие наших солдат может повернуться против нас, если солдат не отправить домой. Капитан этого же полка Годвари сообщал 4 апреля 1942 года В Ямполь подполковнику Бауману Иштвану: Данавицкий, обер-лейтенант, докладывает мне, что моральное состояние батальона плохое. Вокруг много партизан, с которыми происходят частые бон и стычки. Имеется много раненых п больных. Батальон понес большие потери. Настроение солдат подавленное, офицеры тоже боятся здесь оставаться. Прошу вас переместить батальон в Ямполь. Все трофеи, захваченные в Пигаревке, мы вывезли в Старую Гуту, а хомутовцы — в село Улица. Пигаревский бой явился хорошим боевым подарком партизан матери-Родине в канун светлого праздника 1 Мая. Спина приходится хоронить дорогих сердцу людей. Вырос еще один холм братской могилы. Погибли смертью храбрых отважные партизаны Врес, Одинец, Мирошниченко, Зиновьев, Удовенко, Кудлай, Вечная им память. 1 мая. Утром партизаны соединения и бойцы местной самообороны построились к параду. В старогутинском сельском парке была сооружена импровизированная -трибуна. Командующий парадом командир разведгруппы Горкунов доложил мне, что личный состав для парада построен. Григорий Яковлевич Базыма зачитал первомайский приказ по соединению. Поздравив партизан, партизанок и всех жителей сел с 1 Мая, мы призвали их вести упорную борьбу с проклятым врагом до полной победы. Вслед за развернутым знаменем соединения мимо трибуны прошли колонны пехоты, подразделения пулеметчиков и автоматчиков. Затем пронеслись пулеметные тачанки со станковыми пулеметами и конники. Замыкал парад отряд местной самообороны численностью до двухсот человек. 7 мая. После пигаревского боя и первомайского парада еще больше увеличился наплыв добровольцев. Люди идут не только из окрестных сел, но и из деревень и поселков, расположенных в двухстах километрах от нас. Возросшим авторитетом соединения в большей степени мы обязаны партизанам-политработникам, которые под неослабным руководством Руднева повседневно ведут политико-массовую работу среди местного населения. В эти дни наши радисты наладили круглосуточную работу трансляционного радиоузла. 8 мая. Наш отдых в Старой Гуте весьма своеобразен. Не прошло ни одного дня без больших или малых боевых операций. Разведчики Черемушкин, Вязчиков, Гамозов, Желябовский, минеры Островский и Терехов 2 мая взорвали железнодорожный мост на одной из главнейших магистралей, соединявших фронт и тыл гитлеровской армии, — между станциями Середина-Буда и Хутор-Михайловский. Взорвали они и второй мост на реке Нерусе. Противник попытался его восстановить, но безрезультатно. Свои неудачи уничтожить партизан силами наземных частей гитлеровцы решили восполнить действиями авиации. Вчера весь день Старую Гуту бомбили три бомбардировщика Юнкерс-88. Кроме бомб, фашистские летчики бросали куски тавровых балок, пустые железные бочки с пробитыми в боках дырками. Когда они летят, раздается страшный вой, свист, шум. Расчет ясен: подействовать на нервы партизан — не выдержат, мол, они, выбегут из укрытий, и тогда знай расстреливай их из пулеметов. Тщетно! Хлопцы быстро разобрались, в чем дело. Первую бомбежку они метко окрестили воздушной серенадой бесноватого фюрера. Юнкерсы сделали семь налетов. Сгорело пятнадцать домов и случайно убит прямым попаданием куска рельса один старогутинский старик. 9 мая. Совместно с Хомутовским, Середино-Будским, имени 24-й годовщины РККА партизанскими отрядами провели разведку боем районного центра Середина-Буды, выяснили силы гарнизона и его огневые точки. Группа бойцов соединения из сорока одного человека, переждав артподготовку сабуровцев, обрушивших на спавшего врага несколько десятков снарядов, ворвалась в предместье райцентра. Выполнив задачу, разведчики на рассвете отошли в направлении села Чернацкого. Особенно отличились разведчики Островский, Терехов и Васильев. Они подорвали паровоз на станции Зерново. Одновременно наши оперативные группы предприняли налет на гарнизон Жихова, уничтожили до тридцати немецких солдат и офицеров. Вернулись без потерь. Организуя боевые операции в Середина-Буде и Жихове, партизаны не прекращали мелкие диверсии на железнодорожных магистралях. Такая тактика вводит врага в заблуждение, не позволяет ему определить, где наши главные силы. Разведчики-диверсанты Черемушкин, Мычко, Аксенов и Ташла-нов вышли на перегон Конотоп — Бурынь и в девяти километрах от Бурыни пустили под откос эшелон с живой силой врага. Было уничтожено около ста пятидесяти немецких солдат и офицеров, сорок вагонов и один паровоз. Вернулся из разведки из прилегающего к Путивлю района политрук Ковалев. С небольшой группой бойцов он совершил налеты на вражеские гарнизоны в селах Яцыне, Шарповке, Вязенке и Ротовке. В штаб разведчики пришли с трофейным оружием и привели пятерых пленных, нагруженных захваченными боеприпасами. 12 мая. Три вражеских бомбардировщика сбросили на расположение нашей заставы в Красичке сорок четыре бомбы. Потерь не было. В тот же день подверглись бомбардировке шестая и десятая оперативные группы и застава на станции Победа. Там было сброшено тридцать шесть бомб, но они также не причинили вреда. Немецкое командование, видимо, понимает, что находящимися в его распоряжении силами не удастся прорваться в партизанский край. На мадьярские части рассчитывать не приходится, так как они фактически разложились. В перехваченном нами боевом рапорте подполковника 46-го мадьярского пехотного полка от 25 апреля 1942 года говорится: Солдаты воевать отказываются, людей и лошадей кормить нечем, дороги плохие. Партизаны сильно обстреливаю!. 16 солдат осталось без винтовок. Была пушка и большое количество снарядов, но из пушки не стреляли, а когда поехали назад, все снаряды куда-то исчезли. Нашим солдатам воевать здесь нельзя, ибо они не знают местности и дорог. Партизаны, наоборот, знают местность и дороги. Много солдат убито и ранено. Партизаны же потерь не имеют. Снова рейд на Путивль 18 мая. Удачные бои с карателями и сообщения Совинформбюро о наступлении войск Юго-Западного фронта на Харьковском направлении подняли боевой дух партизан. Это как нельзя лучше благоприятствовало развитию и расширению боевых операций против оккупантов, Ратное содружество советских партизанских отрядов в районе южной оконечности Брянских лесов на стыке трех республик как бы символизировало извечную дружбу русского, украинского и белорусского народов. Оно вселяло в сердца партизан и местного населения уверенность в победе над коварным и жестоким врагом. Взаимодействуя с соседними отрядами — Хомутовским, Севским, Ямпольским, Эсманским, Середино-Будским и другими, мы помогли им окрепнуть и почувствовать свою силу. Они быстро освоили наступательную тактику партизанской войны. Теперь оккупанты не осмеливаются углубляться в обширный партизанский край. Наше пребывание в Брянских лесах больше не является необходимостью. Можно выступать в новый поход. Подумав и посоветовавшись, мы с Рудневым обратились по рации к партизанскому командованию с предложением провести рейд на Путивль. Из Москвы было получено согласие. Соединение приступило к тщательной подготовке. Выходом на юг мы преследуем цель: во-первых, показать народу, находящемуся в тяжелых условиях фашистской оккупации, что советская власть жива, наша Родина успешно борется и победит. Намечаем нанести удары по комендатурам Глуховского, Шалыгинского и Путивльского районов. Во-вторых, ставим задачу сорвать движение поездов на железнодорожной магистрали Конотоп — Ворожба — Курск и автотранспорта на параллельных ей шоссейных дорогах. По сведениям нашей разведки, за последние дни на этих коммуникациях гитлеровцы усиленно гонят на восток эшелоны с живой силой и техникой. Система вражеской обороны, созданная фашистами в Середино-Будском и Знобь-Новгородском районах, нарушена в результате наших апрельских ударов. Поэтому выход соединения из Брянских лесов не представляет больших трудностей. 16 мая. Ночью выступили в рейд. На пути находится единственный не потревоженный партизанами вражеский гарнизон в селе Каменке, которое расположено между Брянским лесом и Хутором-Михайловским. В километре от восточной окраины села проходит железнодорожная насыпь, а на западе, почти рядом с крайними хатами колхозников — обширное непроходимое болото. Вступать в бои с противником в первый день похода нецелесообразно. Будут раненые и, следовательно, увеличится обоз, снизится маневренность. И еще одно важное соображение: враг узнает о нашем движении и наверняка пошлет вдогонку отряды карателей. Стало быть, Каменку необходимо обойти незаметно. А как это сделать? Как ввести противника в заблуждение? Поступили так: сильную группу разведчиков направили чуть севернее села, с тем чтобы она с запада пересекла железнодорожную насыпь и вдоль нее продвигалась на юг. Далее, между Каменкой и Хутором-Михайловским вновь перейти железнодорожное полотно с востока на запад, подойти к Каменке со стороны Хутора-Михайловского, то есть с юга, и, нарушив телефонную связь, открыть пулеметный и автоматный огонь по селу. Разведчики точно выполнили боевой приказ. Мадьяры в Каменке всполошились, стянули на юго-восточную окраину села основные силы гарнизона. Для храбрости они, как всегда, подожгли крайние хаты и открыли огонь из всех видов оружия. Услышав стрельбу и увидев зарево пожара, немцы в Хуторе-Михайловском, очевидно, подумали, что в Каменке идет жаркий бой, и выслали мадьярам подкрепление на тридцати автомашинах. Не доезжая до села, гитлеровцы остановились, развернулись в боевые порядки и повели наступление на Каменку примерно с того же места, откуда двадцать минут назад стреляли отошедшие в ночную тьму партизаны. Неудивительно, конечно, что мадьяры приняли немцев за партизан. Начался очередной бой между гитлеровцами и их мадьярскими партнерами. Тем временем соединение благополучно миновало- западную окраину села, осторожно пройдя по краю болота. Долго еще доносились раскаты боя в Каменке и далеко были видны отсветы пожара. Утром, когда партизаны уже находились километрах в двадцати от села, колонну догнали наши славные разведчики. 18 мая. Вчера па рассвете боевое охранение при подходе к хутору Деражня было обстреляно укрывшимися за хатами полицейскими. Завязалась перестрелка. Но едва партизаны начали атаку, полицейские разбежались, оставив у плетней хуторских дворов трех убитых. Эта короткая стычка чуть не привела к тяжелым последствиям. Удравшие полицейские навели на соединение крупный отряд карателей. Утром, остановившись на дневку в Слоутских лесах, бойцы крепко уснули. Вдруг тревога! На западной опушке застрочил пулемет, потом дробно застрекотали автоматы, раздались винтовочные выстрелы. Шум начавшегося боя перекрывали громовые раскаты первой весенней грозы. Из нависших свинцовых туч сверкнула молния, начался проливной дождь. Дождевая завеса позволила гитлеровцам скрытно приблизиться к партизанскому лагерю. Наши Дозорные, выдвинутые метров па триста от лагеря, увидели карателей, когда те находились буквально в ста-ста пятидесяти метрах от них. Первыми в бон вступили дозорные — пулеметчик Иван Богдановский и разведчик Федор Комнатный. Выстрелом из карабина Федор свалил шедшего впереди офицера. Двигавшиеся за ним солдаты с пьяными воплями перешли на бег. Стоя за толстой сосной, Богдановский действовал ручным пулеметом, как автоматом. Самоотверженное поведение двух дозорных помогло предупредить лагерь о надвигающейся опасности. Все соединение в течение нескольких минут было готово к бою. На помощь дозору подоспела группа Павловского. Помощник командира лейтенант Киселев и политрук Голубев быстро разобрались в обстановке, разделили бойцов на две части и очень умело заняли оборону. Атакующие, загибая свой фланг, ставили себя справа под удар партизан Карпенко, слева — конотопцев. Они и ударили по оккупантам, да так дружно, что гитлеровцы не выдержали и в панике разбежались. На месте боя осталось сорок девять трупов. Спас вражеский батальон от полного разгрома только проливной дождь, из-за которого было крайне затруднительно продолжать преследование. Среди взятых в плен оказались трое деражнянскид полицейских. Как выяснилось на допросе, двое из них дезертировали с фронта и добровольно пошли служить в полицию, третий — бывший местный кулак из села Белицы Ямпольского района. Выследив продвижение отрядов и место нашей стоянки, они вызвали из Ямполя батальон карателей. Партизанский суд короток, а приговор суров, но справедлив. На советской земле нет места иудам. 21 мая. Путь на Путивль проходит по знакомой дороге, через села, в которых мы бывали зимой. Население встречает партизан радушно, как самых дорогих друзей. Каждый день разведчиков и походные заставы с почтительного расстояния обстреливают местные полицаи. С приближением партизан они рассеиваются, и соединение продолжает форсированный марш. Вчера в Землянке нас атаковало гитлеровское подразделение, прибывшее на десяти автомашинах из Кролевца. Дружным огнем партизаны быстро рассеяли карателей. В поселке Олине фашисты окружили отделение разведчиков лейтенанта Афанасия Бывалина. Партизаны приняли неравный бой. Лейтенант получил тяжелое ранение. Кольцо окружавших сузилось. Бывалин приказал бойцам оставить ему одну гранату, самим же идти на прорыв. Хлопцы, конечно, не выполнили этого приказа. Леша Чечеткин взвалил командира на плечи, а остальные, прикрывая их огнем, пошли напролом, прорвали кольцо окружения и скрылись в лесу. Сегодня все отряды соединения приступили к диверсиям и операциям на железнодорожной магистрали в районе Путивля. Минеры взорвали два железнодорожных моста на линии Ямполь — Маково и Глухов — Маково, сожгли деревянный мост на шоссейной дороге возле Собичева. Сопровождавший минеров комиссар Кролевецкого отряда Онопченко с небольшой группой бойцов разгромил гарнизон противника в селе Собичеве. Среди бумаг собичевского гарнизона Онопченко обнаружил предписание глуховского коменданта всем полицейским управам перекрыть дороги к железнодорожной магистрали. В этом предписании говорилось, что, по его сведениям, банды Ковпака движутся на юг и, очевидно, будут пытаться сорвать движение поездов. Да, мы так и делаем, причем весьма успешно. Данные, собранные нашими разведчиками в селах клевеньской поймы, в Спадщине и в самом Путивле, также свидетельствовали о большом беспокойстве гитлеровцев, вызванном появлением соединения в пределах Путивльского района. Они уже начали подтягивать силы из районов, расположенных южнее магистрали, но выдвигали заставы не к тем пунктам, которые были вблизи от нас, а южнее, к железнодорожным станциям и разъездам. О нервозном поведении противника рассказал Федор Комнатный. Он побывал в дальней разведке на станции Путивль и выяснил, что за последнюю неделю движение поездов резко возросло. Воинские эшелоны идут на восток с интервалами в сорок-пятьде-сят минут. От нашего связного, путевого обходчика, Комнатный узнал и назначение эшелонов — Курск. На обратном пути, возле Литвиновичей, Федор наскочил на засаду противника. Тропинка, ведущая в лес, пересекала густой кустарник. Пять дюжих верзил выскочили из-за кустов, желая, очевидно, взять разведчика живьем. Федор успел отскочить в сторону, дал по ним автоматную очередь и скрылся в кустарнике. 24 мая. Под утро отряды вошли в лес Марица. Конечный пункт намеченного маршрута достигнут. Меня неотступно преследует мысль: как сорвать продвижение вражеских эшелонов к Курску? Сводки Совинформбюро поступают нерадостные. В Крыму немцы прорвались на Керченский полуостров и захватили Керчь. Под Харьковом идут тяжелые бои. Гитлеровцы нанесли танковый удар в районе Изюма и Барвенкова, окружили харьковскую группировку наших войск. Судя по интенсивности движения эшелонов, гитлеровское командование где-то в районе Курска готовит новую крупную операцию. В Москву мы уже послали подробную радиосводку. Но сводка сводкой, а дело делом. Надо остановить движение вражеских эшелонов, помешать противнику собрать кулак для нового удара по войскам нашей армии. В эшелонах, на станционных гарнизонах, вдоль магистрали десятки тысяч вымуштрованных, хорошо обученных солдат и офицеров. У них первоклассная техника, транспорт, связь. Их может поддержать авиация, а в случае нужды —- подойдут и резервы. А что у нас? Да, у нас нет такого вооружения. Но мы несравненно сильнее гитлеровцев тем, что любой из наших бойцов готов на подвиг и на смерть во имя Родины. За нами народ. У нас в каждом селе свои глаза и уши. Нас поддерживают все честные советские люди. Мы Прекрасно знаем театр боевых действий и расстановку сил врага. Знаем его слабые места. Значит, нужно использовать эти преимущества. Провели совещание с командирами, комиссарами и политруками. Решили расширить зону деятельности соединения на все пять районов, расположенных с севера вдоль железнодорожной магистрали. Для этого выделили Конотопский и Кролевецкий отряды и самостоятельные единицы. За объединенным штабом оставалось только оперативное руководство. Для того чтобы каждый отряд мог быть поближе к своему району, решили расположиться так: Путивльский и Кролевецкий отряды и Спадщанском лесу, оперативная группа Павловского и Конотопский отряд в селе Литвино-вичи и урочище Кружок, Глуховский и Шалыгинский отряды — и лесу Марица. И середине дня поступило донесение разведки: противник захватывает места нашей предполагаемой дислокации и укрепляет оборону по речке Клевень. Другими словами, подступы к Путивлю С севера фашисты прикрывают надежными заслонами. Постепенно созревает план действий. Противнику неизвестны наши силы. Значит, необходимо обмануть его и создать впечатление, что движется с севера не одно наше соединение, а целая партизанская армия. Достигнуть этого можно только одновременным нанесением ударов в разных местах и направлениях. Иначе говоря, необходимо имитировать видимость общего наступления крупных частей на широком участке фронта. Всесторонне взвесив свои возможности, решили немедленно, пока противник не успел хорошо укрепиться, прорвать его оборону на левом берегу Клевени и разгромить гарнизоны в Спадщине, Яцыно, Старой и Новой Шарповках, Стрельниках, Ротовке, Вязен-ке и Берюхе. Штаб разработал точный план действий по фронту в сорок километров от Камня до Вязенки, и с наступлением сумерек подразделения выступили на исходные позиции. Глуховский же отряд двинулся в короткий окружной рейд почти в обратном направлении — на северо-восток. Командный пункт расположился на Вишневых горах. Перед началом общей операции на КП прискакал гонец из Марины. Там находились радиостанция и санчасть. Радиограмму из его рук принял Семен Васильевич. Накрывшись плащ-палаткой, он зажег фонарик. Я был от него метрах в двадцати. Слышу кричит: — Сидор Артемович, дорогой, тебе Героя присвоили! Ты понимаешь, что это значит?! Подхожу. Руднев сует мне в руки бумажку. Под полой плащ-палатки торопливо читаю записанный радистом Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении мне звания Героя Советского Союза. Черные лучистые глаза комиссара светятся радостью и юношеским задором. Подбежали Базыма, Панин, Войцехович, связные. Все поздравляют, целуют, а я стою, слова сказать не могу. В горле запершило, язык точно к нёбу прирос. Еле переборол волнение. — Спасибо, друзья! Велика эта награда. Ею отмечаются не только мои заслуги, но и заслуги всех вас, всего соединения. — Правильно, командир! Указ зовет нас на новые подвиги. Давайте, товарищи, по коням — и все в подразделения. Необходимо немедленно, обязательно перед боем, сообщить каждому бойцу об Указе, — распорядился комиссар. Спустя два часа вернулся на КП из Шалыгинского отряда Панин. Неразговорчивый Яков на этот раз с восторгом рассказывал, как горячо восприняли партизаны весть о награждении их командира. Догнал он шалыгинцев на марше к исходному рубежу. Матющенко, узнав о полученной вести, передал ее по двигавшейся колонне. Настроение у бойцов поднялось. Партизаны обнимали друг друга. Всюду только и слышалось: — Раз командиру Героя дали, значит, вся страна о нас знает... — Сам Калинин Указ подписал... — Теперь держись, фашистская сволочь! Будете знать, что такое народные мстители! Слушая Панина, Семен Васильевич задумался и, глядя в невидимую даль, промолвил как бы про себя: — Такие хлопцы и самому черту рога сломают... Золотой народ у нас! 25 мая. В час ночи Шалыгинский отряд по сигналу с КП нанес быстрый удар по северной части села Вязенка. Стоявшая там застава отошла к реке и заняла подходы к мосту. На пологих склонах левобережья в траншеях и блиндажах расположился батальон уже знакомой нам 105-й мадьярской дивизии. Со стороны Вязенки перед въездом на мост на земляной дамбе стояла водяная мельница. Фашисты превратили ее в дзот. В самой дамбе они замаскировали несколько пулеметных точек. Подступы к мельнице и к мосту простреливались еще и справа из двух домов, стоявших рядом со складом боеприпасов. Засевшие в укреплениях фашисты открыли по наступавшим сильный ружейно-пулеметный огонь. Шалыгинцам пришлось укрыться за плетнями ближайших хат и залечь. Атака захлебнулась. Нельзя было не только подняться, но и голову высунуть из-за укрытий. Саганюк и Матющенко призадумались: то ли продолжать штурм и положить половину отряда, то ли отходить и этим сорвать операцию всего соединения? Решили попробовать поджечь склад с боеприпасами. Но пока командиры решали, разведчик Леонид Ратников по собственной инициативе пробрался к складу и поджег его. Начали рваться патроны и снаряды. Это отвлекло оккупантов. Политрук Пыжов по-пластунски подполз к мельнице. Укрываясь в ложбине, он несколькими очередями из автомата заставил замолчать станковый пулемет противника. На центральном участке боя вражеский огонь заметно ослаб. Относительное затишье немедленно использовал лейтенант Шишов. Его бойцы выкатили па прямую наводку противотанковую пушку. Стреляя почти в упор, они подавили огневые точки на мельнице, разбили два дзота в дамбе, развалили оба каменных дома и перенесли огонь на левый берег — на дзоты и траншеи мадьярского батальона. Хабаров и Якименко тотчас же подняли бойцов своих отделений в атаку на мост. Фашисты не смогли помешать штурмовавшей группе. Ее надежно прикрывали пушка Шишова и пулеметы Воробьева и Высоцкого. Но когда партизаны перебежали на левый берег, около ста гитлеровцев бросились в контратаку. Партизаны не дрогнули, они приняли удар, несмотря на численное превосходство врага. Коммунист Виктор Емельянович Хабаров оказался ближе всех к атакующим. Он успел только крикнуть: Держись, хлопцы! — и, сраженный пулей, замертво свалился на дорогу. Хабаров пробился к нам из окружения. За три месяца побывал в восьми боях и всегда был впереди. Вот упал Якименко. Автоматная очередь прошила ему обе ноги. Команду принял мордвин Федор Федорович Лимаев, человек смелый и решительный. Увлекая за собой бойцов, он ринулся вперед. За ним бросился Андрей Устенко. Люто ненавидел фашистов этот человек. У него, так же, как и у однофамильца Жени Устенко, они заживо сожгли в Великой Березке отца и мать. Помню, как-то я упрекнул его в излишней жестокости, а у него глаза слезами налились. — Не могу,— говорит,— иначе. И днем, и ночьто перед глазами они в огне стоят... Бить буду фашистских гадов, пока жив. Руки оторвут, зубами грызть буду... Лимаев и Устенко первыми столкнулись с оккупантами. Лимаев уничтожил бежавшего на него офицера, Андрей прикладом свалил трех солдат. Партизаны плотным кольцом окружили обоих героев. Вклиниваясь в гущу врагов, Лепешко на ходу строчил из ручного пулемета, Миша Брехов — из автомата, Беляев, Палажченко, Исаев орудовали штыками и прикладами. В этой жаркой схватке партизаны уложили восемьдесят девять фашистов. Остальные побежали вдоль обороны батальона, сея панику и смятение. Разрывы снарядов пушки Шишова, длинные очереди только что захваченного Василием Поморзиным крупнокалиберного пулемета усилили панику среди врагов. А когда раздался оглушительный взрыв и мост рухнул в воду, паника охватила весь мадьярский батальон. С криками Ура!, За Родину! шалыгинцы преследовали бегущих. Около двухсот человек убитыми потеряли захватчики в эту ночь у Вязенки. Не менее удачно осуществили ночную операцию оперативные группы капитана Бордашенко и лейтенанта Лысенко. Вечером 24 мая во время движения этих групп мимо Черепова и Яцыно рядовой Николай Милков уничтожил телефонную связь между Стрельниками и Путивлем. Разведка старшего сержанта Валентина Ермолаева захватила в плен немецкого унтер-офицера, помощника коменданта города Глухова и одного полицейского. От них партизаны узнали пароль вражеских застав в Стрельниках. Это позволило Григорию Лысенко с пятью бойцами без шума снять посты, и обе группы неожиданно напали на спящий гарнизон. Политрук Рогуля ворвался в штаб. Находившиеся там мадьяры сдались без боя. Всего в Стрельниках партизаны взяли в плен двадцать одного оккупанта. Бордашенко и Лысенко успешно разделались с вражеским гарнизоном в Яцыно. Командир взвода коммунист Виктор Ларионов в форме обер-лейтенанта полевой жандармерии пробрался огородами к центру села Яцыно, где находился штаб вражеского гарнизона. У дверей штаба часовой преградил дорогу, но Ларионов шел напролом. Звонкая пощечина, дополненная оскорбительным для мадьяр ругательством, убедила солдата в том, что перед ним чистокровный ариец. Солдат быстро отпрянул в сторону. Широко распахнув дверь в большую комнату, Ларионов переступил порог и на немецком языке приказал штабистам сдаться. Те безоговорочно подчинились. Лишившись управления, вражеские солдаты не могли оказать серьезного сопротивления. Без единого выстрела били обезоружены и взяты в плен восемнадцать гитлеровцев с двумя ручными пулеметами. Пятерых из них взял киргиз Джапар Джабаев. В Черепове вражеский гарнизон пытался было обороняться, но пулеметчики Рогуля и Милков зашли с обоих флангов и одновременно ударили из пулеметов. Оккупантам пришлось отойти. При этом они попали под огонь станкового пулемета Якова Каткова. Бросая оружие, враги побежали к Старой Шарповке. На гарнизон гитлеровцев в селе Кагань напал взвод комсомольца Сергея Горланова. Оккупанты разбежались, не сделав ни одного выстрела. В этих двух селах без потерь с нашей стороны было уничтожено свыше ста солдат и офицеров противника и пятнадцать взято в плен. Гораздо сложнее проходил бой там, где главная союзница партизан — внезапность — была упущена. По общему плану наступления сводной ударной группе, состоявшей из Кролевецкого отряда, второй группе Цимбала и пятой Кириленко под общим командованием Кудрявского, было приказано взять Литвиновичи, через болото и речки Звань и Клевень пройти в Спадщанский лес, там соединиться с группой Пятышки-на и вместе с ней на рассвете напасть на 4-й полк 105-й мадьярской дивизии, расположенный в Старой Шарповке. Двигалась сводная группа развернутым фронтом: в центре — кролевчане, слева — Цимбал, справа — Кириленко. Подойдя к Литвиновичам, кролевчане наскочили на заставу противника, охранявшую переправу через Звань. Луг на правом берегу реки был сплошь изрезан гусеницами танков. Кроме -лих зловещих следов, ничто не напоминало о войне. Даже зоркие, видящие во тьме глаза разведчиков не обнаружили ничего подозрительного. Осмотрев следы гусениц, комиссар кролевчан Карп Игнатьевич Онопченко решил, что они сравнительно давние, и спокойно двинулся дальше. На шаг впереди комиссара шел лихой разведчик, прирожденный следопыт, узбек Ташнулат Хойдаров. Рядом с комиссаром — Гриша Резник. Этого пятнадцатилетнего паренька привела к нам не мальчишеская тяга к приключениям, а ненависть к фашистам. Они сожгли его дом и убили отца. Замыкал группу минометчик Яков Карнаухов. Все четверо спустились по пологому склону к воде, и вдруг мощный взрыв разорвал тишину. Не стало всех четверых. Мгновенно ожил противоположный берег Звани. Это по нашим бойцам открыла шквальный огонь искусно замаскированная в прибрежных кустах вражеская засада. Кролевчане и партизаны группы Цимбала залегли. Такое неудачное начало операции не предвещало ничего хорошего. Кириленко, находившийся в трехстах метрах от места взрына, мгновенно оценил обстановку. Этот талантливый молодой командир всегда отличался быстротой ориентировки и умением принимать правильные решения в самых сложных условиях. Увлекая за собой бойцов, он быстро, но бесшумно вошел в/ реку, благо в этом месте глубина ее была не более метра. За ним поспешили, сгибаясь под тяжестью максима, Вано Рехвиашвили и неразлучный с ним второй номер Павел Корнилов. За ними последовали все бойцы. Вражеские солдаты заметили группу Кириленко, когда она уже успела зацепиться за левый берег. Заработал максим Вано. Под его прикрытием Кириленко поднял группу в атаку. Атакующих поддержали кролевчане и партизаны Цимбала. В несколько минут застава врага была сметена. Выполнив первую часть задачи, бойцы сводной группы Кудрявского пошли к Старой Шарповке, по дороге они соединились с партизанами Пятышкина. При подходе к селу оккупанты встретили наших сильным огнем и, пользуясь численным превосходством, перешли в контратаку. Обороной Старой Шарповки руководил, очевидно, опытный офицер. Перешедшая в контратаку группа солдат численностью до батальона вклинилась между Кролевецким отрядом и четвертой группой Пятышкина. Часть из них проникла в тыл наших боевых порядков и открыла огонь по партизанам. Создалось впечатление окружения. Удар контратакующих с фронта принял на себя начальник штаба Кролевецкого отряда Мазуренко. Группа фашистов близко подползла к пулеметному расчету коммуниста Крусевича. Мазуренко забросал их гранатами, по сам оказался отрезанным от своих. Спасла его отвага бойцов, граничившая с самопожертвованием. Видя, что начальник штаба окружен гитлеровцами, кролевчане бросились в штыки. Каратели не выдержали штыкового удара. Откатились. Тыл отряда прикрывали: заменивший погибшего комиссара Григорий Семенович Иванько и два бойца. Они приостановили атаку взвода противника. Тем временем на помощь к ним подоспели пулеметчики расчета коммуниста сержанта Антона Кальсина. С удачно выбранной позиции они уничтожили поднявшийся в атаку вражеский взвод и прикрывавший его пулемет. В эту ночь наши пулеметчики проявили чудеса храбрости, отваги и находчивости. Окруженные со всех сторон, Рехвиашвили и Корнилов не только задержали наступление роты противника, но и ухитрились взять в плен трех вражеских солдат с оружием. Свердловчанин Петр Шведов, ведя огонь из автомата, свалил девятнадцать фашистских солдат. Контратаку двух вражеских взводов, зашедших во фланг группы Кириленко, отбил расчет пулеметчика Владимира Кислова. Напряжение боя нарастало с каждой минутой. Раненые оставались на своих местах. Отважный Кириленко получил сквозное ранение левого плеча. От потери крови кружилась голова, подгибались ноги, но он не оставил своих бойцов. Раненный в предплечье, командир взвода коммунист Иван Матвеевич Хоминич вместе с Николаем Ивановым подполз к пулеметной точке врага. Гранатами они уничтожили расчет и захватили станковый пулемет. Истекая кровью, дрались наравне со здоровыми Валентин Подоляко, Вано Рехвиашвили. Медсестры, сделав перевязки, брались за оружие. Двух фашистов уничтожила медсестра четвертой группы Нина Ляпина. Исключительно, смелая девушка! В соответствии с общим планом наступления Кудрявский должен был известить меня красной ракетой о начале атаки на Старую Шарповку. По этому сигналу мы начинали поддерживать его артиллерийским огнем. До КП доносились отзвуки давно начавшегося боя. Мы с Рудневым очень волновались — почему так долго нет сигнала? Наконец прибежал от Кудрявского весь в поту летчик Борисов. Он рассказал о тяжелом положении сводной группы; условленный сигнал они, оказывается, не могли дать потому, что в ходе боя потеряли ракетницу. Наша батарея открыла огонь по противнику, расположенному в Старой Шарповке. Яков Михайлов буквально с первого снаряда накрыл окопы противника на окраине села против боевых порядков Кудрявского. Минометчики Ефима Кушнира ударили по дороге, ведущей из Ядыно, и попали, как позже выяснилось, несколькими минами в толпу солдат противника, отступавших из Ядыно на Старую Шарповку. Под прикрытием артиллерийского и минометного огня старший лейтенант Подгорный с группой бойцов, зайдя во фланг противнику со стороны Яцына, ворвался в село. За ним последовала вся четвертая группа Пятышкина. Дружно поднялись в атаку и кролевчане. Фашисты начали организованно отходить в сторону Путивля. Их группы прикрытия, укрепившись В центре села, оказывали упорное сопротивление. Особенно мешал партизанам станковый пулемет, бивший вдоль центральной улицы. Женя Устенко огородами подобрался к нему и метнул гранату. С помощью подоспевших товарищей он перетащил пулемет на другую сторону позиции и открыл огонь по отступавшему противнику. Бойцы отделения комсомольца Федора Павлюка ворвались в расположение противника у колхозного склада. В короткой рукопашной схватке был подавлен и этот очаг сопротивления. В складе хлопцы обнаружили пятьдесят велосипедов, которые тут же оседлали разведчики и стрелки. Закрепляя успех па этом участке сражения, ударная группа Замулы успешно переправилась в Спадщанский лес. Отсюда вместе с третьей группой Карпенко они двинулись в район Новой Шарповки. На подходах к селу Карпенко направил два отделения во главе с лейтенантом Цветковым к западной окраине, два отделения во главе с политруком Звездовым к юго-западной, а Ефима Федорова с пятью бойцами и пулеметом — в обход к восточной околице, через которую проходит дорога на Путивль. По сигналу Цветков и Звездов одновременно ворвались в село. Противник сразу же начал откатываться на восток, где попал под огонь группы Федорова. После непродолжительного сопротивления вражеские солдаты побросали оружие и бежали в направлении Путивля. Преследуя отступавших, разведчик Василий Желябовский отбил обоз из пятнадцати подвод и пленил командира вражеской роты. Начался дождь. Продолжая выполнять боевую задачу, группы Замулы и Карпенко скрытно подошли к селу Спадщина, в котором держала оборону рота венгерского саперного батальона. Высланный вперед разведчик Владимир Фетисов с двумя бойцами незаметно проник в село. Под навесом крестьянской усадьбы, куда они попали впотьмах, разведчики увидели накрытого рядном человека. Тихонько подошли. Из-под рядна показалась лысая голова и всклокоченная борода. Старик не спал, он хорошо видел бойцов, но лежал не шевелясь и не подавая признаков жизни. — Слухайтэ, диду, вы ж нэ спытэ. Розкажить кращэ, дэ у вас тут фашисты ночують и дэ их посты стоять, — спросил Микола Дьяченко. — А хто вы е, звидкы будэтэ? — ответил дед вопросом на вопрос. — Свои мы, партызаны-ковпакивци, можэ, чулы, а якщо боитэсь, то нэ пытайтэ. — Цэ ти ковпакивци, про якых нимци галасують, що трычи вас розсиювалы и, вже не памятаю, скильки разив зныщували, а вашого командыра-цыгана повисылы? Дед привстал и, как старый опытный солдат, толково рассказал, сколько и где расположилось на ночлег вражеских солдат, где находится штаб, где выставлены посты, когда сменяются часовые. Дальнейшее произошло быстро. Получив исчерпывающие сведения о расположении спадщанского гарнизона, Замула и Карпенко скрытно подвели свои группы вплотную к хатам и одновременным ударом с двух сторон выбили фашистов из села. Таким образом, наш оперативный план был выполнен: из всех населенных пунктов враг был выбит, его разрозненные небольшие группы, бросая оружие, бежали по дороге на Путивль. Хорошо выполнил поставленную задачу Глуховский отряд. Он прошел Зазерки, свернул на Уздицу, побывал в Викторове, Бани-чах, Ховзовке и на рассвете взял Берюх. Этот рейд полностью себя оправдал. Глуховчане, разгромив вражеские гарнизоны в этих селах, не только прикрыли тыл соединения, но и дезориентировали врага. Дело в том, что некоторым оккупантам и их прислужникам удалось удрать в Глухов и Кролевец. Там они рассказали о налетах партизан. Рассказы недобитых вояк создали у немецкого командования впечатление, будто в район между Глуховом, Кролевцом и Путивлем прорвались большие массы партизан. К утру группы Саганюка, Бордашенко, Лысенко, Замулы и Карпенко продвинулись далеко вперед, а центральная группа Кудрявского, встретив сильное сопротивление, остановилась в Старой Шарповке. Фронт наших отрядов приобрел вид большой подковы, охватившей своими концами прилегающую к Путивлю северо-западную и северную местность протяженностью 45 километров. В Путивле началась паника. Гитлеровцы бросились через реку Сейм на юг, в Бурынь. К вечеру в городе не осталось ни одного вражеского солдата. В боях за Вязенку, Ротовку, Стрельники, Литвиновичи, Черепово, Старую и Новую Шарповку, Яцыно и Спадщину противник потерял убитыми 370 солдат и офицеров. Захвачены солидные трофеи: 11 пулеметов, свыше сотни винтовок, 2 миномета, 3 рации, 19 кавалерийских лошадей, 96 велосипедов, около 350 противотанковых и противопехотных мин и другое военное имущество. Радость победы омрачает тяжесть понесенных потерь. Не стало комиссара Онопченко и трех его друзей: Карнаухова, Хайдарова и Резника. Погибли Ерофеев, Кадыров, Сапач, Мустафин... Увеличился обоз санитарной части. На попечении Дины Маев-ской и ее подруг-медичек находятся Кириленко, Подоляко, Ощеп-ков, Усачев, Халитиу и другие. 26 мая. Боевые группы путивлян устремились в родной город. Остальные отряды стали заслонами, перекрыв шалыгинскую, глуховскую и кролевецкую дороги. Бойцы хорошо понимали: заняв Путивль, мы дадим почувствовать врагу, что ему никогда не удастся покорить советских людей, что на оккупированной территории советская власть существует. На берегу Сейма хлопцы нашли много немецкого обмундирования. Оккупанты побросали не только оружие, но и сноп мундиры с железными крестами и медалями. В нагрудном кармане мундира гестаповца разведчики обнаружили ведомость с фамилиями и адресами. Выяснилось, что это список тайных агентов Путивльской комендатуры. Некоторых из них мы знали. Это были люди с темным прошлым — казнокрады, кулаки. А вот один был из хорошей семьи, но оказался трусом. Отца его — председателя комитета бедноты — кулаки убили во время коллективизации. Младший брат — на фронте, летчик-герой, сестренка — в партизанах, а он — тайный агент гестапо. До войны этот тип одно время подвизался в райисполкоме. Всем старался быть приятным. С равными был обходителен, перед старшими лебезил, наушничал, только делал это хитро, будто подлость совершает не он, а кто-то другой. Тогда его разоблачили, выгнали как интригана. По и этот урок не изменил его подлую душонку. На допросе рассказал: оккупанты, мол, грозили повесить за брата и сестру, потом предложили сотрудничать. Ради спасения своей жизни стал провокатором, выдавал бывших друзей и товарищей. Так человек докатился до прямой измены Родине. Вскоре немецкое командование, как говорится, пришло в себя. Вымещая злобу за разгром, гитлеровцы начали бомбить город. Сбросив бомбы, они разрушили и сожгли много жилых домов, убили немало женщин и детей. Вечером в Путивль вошел штаб соединения в сопровождении десятой оперативной группы Лысенко. Разместились в помещении райкома партии. На окраинах города выставили заставы, на улицах снарядили конный и пеший патруль. 27 мая. Осмотрели склады, созданные оккупантами из награбленного по селам добра. Бойцы под руководством Павловского вывезли в Спадщанский лес 44 центнера масла, 24 тысячи яиц, 10 ящиков махорки, соль, картофель, зерно. Много продуктов раздали голодающему населению. Серые, изможденные лица горожан без слов говорили об их безрадостной и голодной жизни. Встречая партизан, взрослые плакали. Каждый хотел хоть чем-нибудь помочь бойцам. Жещины наперебой предлагали свою помощь: сварить пищу, постирать и починить обмундирование, белье... Когда мы с Рудневым прошли по городу, Путивль показался каким-то чужим. Внешне он по-прежнему красив, но всюду виден отпечаток большого народного горя. В сквере пусто, не стало памятника Ленину, и город выглядел осиротевшим. Зашли в краеведческий музей. Он работал и при немцах, но в залах остались лишь чучела птиц да куски минералов. В сентябре 1941 года перед выходом в лес все цепные экспонаты были спрятаны в церкви за иконостасом. Так и хранились там исторические ценности города. В районной библиотеке на полках разная дрянь: Моя борьба Гитлера на исковерканном русском языке, книжонки буржуазно-националистического содержания... Разумеется, ни одной советской книги. Все, что было ценного в библиотеке, аккуратно уложено в мешки и запрятано в калориферах центрального отопления. В парткабинете тоже пусто. Кто-то, не дожидаясь, пока гитлеровцы учинят разгром, надежно спрятал все книги в темном коридорчике. Начали допытываться, кто же прятал дорогие сердцу советского человека наши коммунистические книги. Им оказался старый беспартийный советский патриот, работник музея Шеле-мин. Как богата наша земля скромными и незаметными в жизни героями! В штаб пришел пожилой изможденный человек поблагодарить партизан за освобождение из тюрьмы. Рассказал он страшную историю. Просидел несколько недель в гестаповских застенках, а за что — и сам не знает. Каждый день он видел сквозь решетку тюремного окна, как оккупанты выносили из сарая лопаты, клали их на телеги и куда-то отправляли. Потом они приготовляли веревки для связывания заключенных перед отправкой на рас- стрел. Вывозили свои жертвы небольшими партиями. Отвезут за город, ко рву, в котором до войны закапывали павший скот, и возвращаются за новой партией. Так весь день заключенные ждут своей очереди, ждут, пока не вернутся во двор телеги с лопатами. Каждый думает: если сегодня очередь не подошла, то завтра повторится все снова, опять с утра смотри в окно, как будут выносить из сарая лопаты... Хотелось собрать жителей, поговорить, подбодрить людей, как это мы всегда делали, но не удалось... В середине дня наши заставы заметили, что со стороны Зинова к колхозу Культура движется большая колонна танков и автомашин с пехотой. Обстреляв немцев, заставы отошли. Принимать бой в условиях города с таким крупным карательным отрядом не было смысла. Всем группам и отрядам был дан приказ немедленно покинуть город и сосредоточиться в Спадщанском лесу. Уходили мы по двум направлениям — через хутора Пищики и Кардаши. Минеры взорвали два моста: Любкинский около хутора Корольки и через реку Сейм. Вражеские танки шли за нами до Новой Шарповки, там остановились на околице села, обстреляли лес и вернулись в Путивль. Не пришел на место сбора сын комиссара Радик. В Путивле он отпросился у отца сходить к товарищам по школе. Некоторые из них часто помогали нам: добывали разные сведения о противнике, писали плакаты, листовки и расклеивали их по улицам. Радик хотел создать в отряде боевую группу из своих школьных друзей. Семен Васильевич и Домникия Даниловна всю ночь не находили себе места — думали, что сын попал в руки немцев, но утром он приехал с заставы на подводе. Боевую группу школьников Радику не удалось привести. Немецкие танки ворвались в город раньше, чем он успел собрать своих товарищей. Но он сделал другое полезное дело: до полуночи пролежал в канаве па окраине города, наблюдая за передвижением врага. Принес ценные сведении о силах и расположении частей противника, занявших Путивль. 28 мая. Утром гитлеровцы подошли к селам Новая и Старая Шарповка. После сильной артиллерийской подготовки они развернули наступление на Спадщанский лес. Карательный отряд состоял из восьми танков, четырех бронемашин и свыше трехсот солдат и офицеров. Вгрызаясь клином в лес, гитлеровцы потеснили нашу первую линию обороны и продвинулись почти до сгоревшего домика лесника. Однако пот успех обошелся им дорого. Партизаны подбили один средний танк и уничтожили тридцать солдат. Дальше фашисты наступать побоялись, отошли назад. В бессильной злобе они сожгли Старую и Новую Шарповку. Мы потеряли прекрасного разведчика Алексея Забелина, снова ранен комиссар Руднев, на счастье, легко. 29 мая. Оккупанты вновь повторили атаку на нашу зеленую крепость и снова неудачно. Наступали они со стороны Спадщины, которую предварительно подожгли. Вероятно, для устрашения. Но едва они углубились в лес, как два танка подорвались на минах и пятьдесят вражеских солдат свалились, прошитые пулями партизан. Оставив танки и трупы убитых, каратели удрали. Во вражеском кольце 1 июня. Противник готовится к новому наступлению. Об этом свидетельствуют и две его неудачные попытки проникнуть в Спадщанский лес. Партизаны решили провести перегруппировку своих сил. Глуховский отряд направлен в урочище Кочубеевщина с целью взять под контроль грунтовые дороги Конотоп—Глухов, Кролевец—Глухов. Шалыгинский расположился в лесу Марица. Оттуда ему удобнее контролировать дорогу Глухов — Путивль. Конотопский отряд перешел в лес Займище. Отсюда он должен уничтожить мост через Сейм между селами Мутин и Новомутин, а затем передислоцироваться в свой район, в леса около сел Волочки и Старое. Кролевецкий отряд занял лес Урочище Глубокое, северо-восточнее села Петровки (Морозовки). Одиннадцатая оперативная группа Павловского обосновалась в лесу Борок. Санчасть и обоз расположились в лесу Займище. Объединенный штаб и Путивльский отряд — в Спадщанском лесу. Таким образом, противнику не удастся нанести удар сразу по всему соединению, а мы получили возможность контролировать передвижение его войск в Шалыгинском, Глуховском, Путивльском, Конотопском и Кролевецком районах. Наши отряды как бы нависли над железной дорогой Конотоп — Ворожба, и в случае нужды они могут прийти друг другу на помощь. 2 июня. Накануне взятия Путивля в наш отряд вступил комсомолец-подпольщик Михаил Фомин. Парень очень энергичный и сообразительный. В городе он имел несколько явочных квартир и систематически поддерживал контакт с нашими связными. От него мы всегда получали исчерпывающие данные о путивльском гарнизоне. В начале мая гитлеровцы нащупали след подпольщиков. Разгромили две явочные квартиры. Нависла угроза провала и над Михаилом. Нужно было немедленно уходить. Михаил принес точные сведения о силах и дислокации оккупантов не только в городе, но и во всем Путивльском районе. В отряде Михаил успешно продолжал разведывательную деятельность. В городской полиции служил один его знакомый. В дни отступления этот не слишком крепкий духом человек потерял веру в нашу победу. Когда оккупанты вызвали его в комендатуру и предложили ехать в Германию или служить в полиции, он выбрал последнее. Но совесть у парня сохранилась. От участия в грабежах и расстрелах он всячески уклонялся. В семье и среди друзей не скрывал свою ненависть к оккупантам и их прислужникам. Об этом узнали подпольщики, предложили сообщать им нужные сведения. Полицейский охотно согласился и стал нашим надежным агентом. Все дороги и тропы, ведущие в Путивль, тщательно охранялись усиленными фашистскими заставами. Но, зная их расположение, Миша Фомин регулярно, через каждые два-три дня, благополучно проникал в город и возвращался в отряд. От него мы своевременно узнавали о подготовке карательных экспедиций. Позавчера полицейский агент выведал, что комендант города послал к нам двух провокаторов. Сегодня сообщил еще о троих. Все они обезврежены. На допросе показали, что немецкое командование весьма обеспокоено действиями наших партизан на железнодорожной магистрали. Оно уже знает о передвижении отрядов, но не знает, где они будут базироваться. На послезавтра намечена крупная операция с участием танков и броневиков. 4 июня. Гитлеровцы силой до трехсот пехотинцев при поддержке танков и бронемашин развернули наступление на Спадщанский лес. Наступлению предшествовали интенсивная артиллерийская подготовка из 122-миллимстровых орудий, танковых пушек и батарей батальонных минометов. Танки проникли в лес. За ними неотступно следовала пехота. Взвод оккупантов подошел к переправе на Клевени. Диверсионная группа лейтенанта Киселева зашла в тыл наступавшему противнику и нанесла сильный удар. Справа открыли огонь пулеметчики отделения капитана Дегтева, слева поднялись в атаку бойцы отделений Зикеева и Устинова. Богдановский с пятью партизанами скрытно подобрался к взводу немцев, разрушавших клевеньскую переправу. Перепуганные фашисты побежали к своим главным силам, но попали под огонь отделения Копейкина. Несмотря на стрельбу в тылу своих боевых порядков, оккупанты продолжали натиск на группу Пятышкина — центр нашей обороны. Положение создалось не из приятных. Отряды находились друг от друга далеко, а гитлеровцы лезли напролом. Около домика лесника путь им преградил пулеметный расчет сержанта Паникарова. После длинной очереди несколько фашистов упало, но остальные упорно продолжали продвигаться вперед. Оглушенный взрывом гранаты упал подносчик патронов, ранен второй номер Варакин. Пули задели щеку и пробили плечо Паникарову. Отважный сержант, обливаясь кровью, продолжал отбивать атаку до тех пор, пока не подоспели товарищи. Впереди была автоматчица Маруся Дунаева. За полчаса перед этим осколок мины раздробил приклад ее автомата. Притаившись в канаве, смелая комсомолка выждала, пока к месту, где она лежала, не подошел гитлеровец. Девушка бросила в него гранату, схватила трофейную винтовку и пробилась к Петру Паникарову. Очередная вылазка гитлеровцев провалилась. Потеряв один средний танк, автомашину и тридцать пять солдат и офицеров убитыми, фашисты отошли в Путивль. Вероятно, гитлеровские командиры опасались флангового удара партизанских групп из-за Клевени. Только этим можно объяснить их отход. Если бы они знали наше действительное положение, то, конечно, не прекратили бы атак, и группе Пятышкина пришлось бы очень туго. 6 июня. Днем вернулись с задания Васильев и Алешин. Позавчера они устроили крупную диверсию в двух километрах от станции Путивль. Дорога Конотоп — Ворожба охраняется оккупантами особенно усиленно. Кроме путевых обходчиков и дозоров, на путях Парные патрули. На сто метров по обе стороны полотна вся растительность вырублена и убрана. Трудно спрятаться партизану на голой земле. Однако Васильев хотел не просто поставить мину и уйти, а подорвать наверняка — удочкой. Метод этот рискованный, но верный. К чеке мины, поставленной под рельс, привязывается длинная тонкая веревка или провод полевого телефона. Укрывшись, диверсант ждет, когда паровоз наедет на то место, где заложена мина, затем дергает свою удочку, и взрыв сталкивает под откос паровоз и набегающие на него вагоны. Сутки пролежали Иосиф Андреевич Васильев и Федя Алешин в копне сена на лугу, изучая движение поездов и порядок охраны пути. Эти отличные разведчики-диверсанты как бы дополняют друг друга. Оба отчаянно смелые люди. Федя — молодой, горячий. Иосиф Андреевич — средних лет, степенный, выдержанный, видавший виды солдат, участник войны с белофиннами, опытный минер. Под покровом ночи храбрецы подползли к полотну на небольшом изгибе, заложили и замаскировали мину, спрятались метрах в пятидесяти в воронке от авиабомбы и стали ждать... По их расчетам уже должен бы появиться эшелон, а его нет. Мучительно тянутся минуты. Наконец-то показался состав. А с противоположной стороны шел вражеский патруль. Ночь, правда, темная, но вдруг патруль заметит провод, даст ракету и эшелон остановится. И взрыва не будет, и самим вряд ли удастся уйти... Состав все ближе и ближе от мины. Васильев дергает шнур, взрыв... Двадцать четыре платформы с танками и шесть вагонов с танкистами, громоздясь друг на друга, летят с насыпи в болото. Рвутся снаряды, доносятся вопли врагов. Разведчики отошли к Бурыни. Около села они встретились с нашим связным. От него узнали, что здесь выгрузился эшелон пехоты. Сейчас гитлеровцы в Бурыни. Ходят слухи, будто они выступят против партизан. Название или номер части, ее численность связному узнать не удалось. Вчера разведчикам Чусовитину, Фетисову и Желябовскому удалось побывать вблизи крушения Васильевского эшелона. Завал оккупанты разобрали, путь отремонтировали, движение восстановили. На охрану дороги, кроме немецких патрулей, согнали мужчин из окрестных сел. Гитлеровское командование объявило, что в случае новой диверсии будут сожжены дома и взяты заложники в тех селах, около которых произойдет крушение. С трудом разведчики нашли место, где можно было поставить мину, не подводя под удар близлежащее село. Отыскали удобный участок в семи километрах от Грузского. Мина сработала удачно. Паровоз и двадцать шесть вагонов с солдатами и автомашинами пущены под откос. 7 июня. Подпольщики села Мутина передали в штаб, что оккупанты в спешном порядке заканчивают работы по восстановлению мутинского моста через Сейм. Этот мост им крайне необходим. Он открывает дорогу на Брянские леса, соединяет Кролевец с Конотопом и Путивлем, дает возможность оккупантам в любую минуту перебросить новые силы из Конотопа к северо-западной оконечности Спадщанского леса, то есть в наш тыл. Нужно немедленно взорвать мост. Руководство операцией я поручил Кудрявскому. Ему в помощь приданы Конотопский отряд, саперно-минерная группа Абрамова, группа Павловского и тридцать человек из Шалыгинского отряда. Ночью сводный отряд скрытно подошел к Мутину. Вел его старый большевик Лкпм Ппкапдронич Скворцов. Он партизанил в этих краях еще в гражданскую войну и прекрасно знал местность. Партизаны легко выбили из Мутина небольшой гарнизон противника. Сделав несколько выстрелов, фашисты удрали через мост на левый берег Сейма. Это должно насторожить. Ведь они наверняка сообщат в Конотоп, и оттуда можно ожидать подхода танков. Минеры не теряли времени. Они заложили тол, подожгли шнуры. Шнуры сгорели, а взрыва не последовало. Только на четвертой пробе один детонатор взорвался, но как раз там, где тола было очень мало. Эффект от взрыва был незначительный, мост остался невредим. Выручила партизанская смекалка. Политрук Борис Федорович Голубев и разведчик Дмитрий Черемушкин вместе со своими бойцами бросились во дворы колхозников. Узнав о намерении партизан и постигшей их неудаче, колхозники энергично включились в дело. Они таскали на мост солому, не пожалели керосина и бензина. Мост сгорел дотла. На обратном пути партизаны разрушили связь между Конотопом и гитлеровским гарнизоном в селе Хижки. Трое разведчиков во главе с Иваном Ломако проникли на левобережье Сейма, вышли на шоссейную дорогу Новомутин — Конотоп и из засады подбили грузовую автомашину, захватили в плен немецкого офицера. 8 июня. Леша Чечеткин давно просил разрешить ему сходить в родное село, чтобы привести своих комсомольцев в отряд. До войны он работал секретарем комитета комсомола в Бунякине и сколотил там хороший актив. После прихода захватчиков Алексей и еще несколько членов комитета покинули село. Они создали впе- чатление, будто организация распалась, а оставшиеся комсомольцы ничего общего с ними не имеют.На самом же деле в Бунякине, как и в ряде других сел восточной части района, действовало хорошо законспирированное подполье. К партизанам от них регулярно поступали сведения о противнике и его прислужниках. Провал подпольщикам не угрожал, и я медлил с их выводом в лес. Теперь же, когда противник подтягивал все больше сил в Путивльский район, по селам стали рыскать гестаповцы, а в рядах подпольщиков был выявлен и обезврежен провокатор, вероятность провала возросла. Нужно спасать ребят. Пять дней назад в Бунякино и соседние села были посланы Бывалин, Суровицкий и Чечеткин. Все трое коренные путивляне, прекрасно знают людей и местные условия. Сегодня они вернулись с восемью-десятью добровольцами. Их выделили в отдельную группу под номером девять, командиром назначили Федора Бывалина, политруком — Суровицкого. Бывшую же девятую группу переименовали в шестую. 16 июня. Две недели соединение находится в кольце окружения вражеских войск. Район Спадщанского леса, Марицы, Довжика, Займища противник пытается блокировать, но пока у него не хватает для этого сил. Гитлеровцы всячески стремятся захватить инициативу в свои руки. Стычки с оккупантами происходят ежедневно. В урочище Дов-жик рота противника пыталась окружить нашу заставу под начальством Миши Маркова. Приняв на себя удар, девять героев держались два часа, пока не подоспел на помощь Лисица с глу-ховцами. Возвращаясь с задания, рота Шалыгинского отряда вынуждена была вступить в бой с батальоном противника в двух километрах от своего лагеря. Командир роты Палажченко тяжело ранен. На другой день две роты немцев и батальон мадьяр снова напали на шалыгинцев между Ворголом и хутором Антоновка. Карательную экспедицию шалыгинцы разгромили, но чтобы лишить врага возможности форсировать Клевень, вынуждены были взорвать мост. Под огнем противника это задание выполнили партизаны Плотников и Маслов. Вчера оккупанты напали на Конотопский отряд в селе Хижки. Мы потеряли опытного разведчика Сашу Рябова. 17 июня. В партизанской войне главное инициатива. Если она сохраняется за партизанами, то противник никогда не добьется успеха. Упустил инициативу, считай — угробил дело, погубил людей. Гитлеровцы понимают это и стараются выбить у нас инициативу. Значит, надо отвлечь их внимание и силы от района, где базируются отряды соединения, и вести боевую работу в районах, где враг не ожидает появления партизан. Такое решение диктуется не только этими тактическими соображениями, но и необходимостью срочно оказать помощь попавшим в беду партизанским семьям сел восточной части района. Оттуда в Спадщанский лес прибежал брат Бывалина. Он сообщил, что из теткинского управления полиции в село Бывалино приехали около тридцати эсэсовцев. Они взяли из каждой партизанской семьи заложников и согнали их в Новослободскую школу. На 9 июня была назначена казнь. С наступлением темноты в Новую Слободу выступили группы Замулы и Карпенко. Им предписывалось освободить заложников и укрыть семьи партизан, освоить Новослободской лес, или, как его называли в народе, Монастырский, чтобы при надобности перенести туда базу Путивльского отряда. Кроме того, им предстояло очистить от вражеских гарнизонов прилегающие к лесу села Новую Слободу, Юрьево, Бояро-Лежачи, Мануховку, Калиши, Бруски, Бывалино и Горки. Затем группы должны были выйти на железнодорожную магистраль в районе Ворожбы, взорвать мосты и пускать под откос вражеские эшелоны. Командиром сводной группы был назначен Замула, комиссаром Панин, начальником штаба Войцехович. Для дезориентации противника в тот же час из Марицкого леса в рейд по Шалыгинскому району выступила группа Игната Павловича Хоменко. Из обеих групп прибывают связные с подробными донесениями. Партизаны Хоменко пришли к Шалыгину, оттуда повернули па юг. По пути следования они уничтожили несколько гитлеровских гарнизонов, захватили пять складов с зерном, которое раздали населению. За восемь дней рейда в группу влилось тридцать два добровольца с оружием. В результате в районном центре Шалыгино и в десяти окрестных селах власть оккупантов парализована. Не менее удачно проведена операция и группой Замулы. На подступах к Новой Слободе Войцехович выслал в разведку Марусю Цунаеву. Отважная комсомолка проникла в село под видом учительницы из Юрьева. Разузнала о силах карателей и расположении гарнизона. При выходе из села ее задержал фашистский унтер-офицер. Немца, очевидно, прельстила красота девушки. Он немного говорил по-русски, она кое-как по-немецки. Весело болтая, Маруся подвела немца к тому месту возле кладбища, где замаскировался ожидавший ее Федя Павлюк. Тот огрел унтера прикладом по голове. Потом Маруся и Федор связали его, засунули в рот кляп и привели в чувство. Он дал ценные сведения о составе гарнизонов в соседних селах и сообщил пароль. Ночью партизаны вошли в Новую Слободу и первым долгом прервали связь. Отделения Михаила Петренко и старшины Константина Бурунова окружили дом полицейской управы и школу, а взвод Бывалина — дом, где ночевали эсэсовцы. В окна полетели гранаты. Уцелевшие от взрывов гитлеровцы выскакивали в нижнем белье. Отчаянно отстреливаясь, они пытались отойти в сторону Калишей. Но в тыл им зашел политрук Харитон Черняков с партизанами. Кольцо замкнулось. В Новослободской операции сводная группа уничтожила более пятидесяти гитлеровцев, захватила два станковых и три ручных пулемета, автоматы, винтовки, пистолеты. Тринадцать партизанских семей, обреченных на расстрел, получили свободу. В ту же ночь был совершен налет на семь других сел, намеченных боевым приказом.Лейтенант Николай Подгорный, выполняя обязанности помпо-хоза, собрал столько трофейного оружия и боеприпасов, что его вполне хватило для вооружения восьмидесяти новых добровольцев. Рейды Замулы и Хоменко в восточную часть Путивльского и на юг Шалыгинского районов отвлекли внимание противника от основных мест нашей дислокации. Активность отрядов возросла. Оперативные группы нападают на вражеские гарнизоны. Так, глуховчане под командой политрука Андрея Мисько разгромили гарнизоны противника в селах Землянка и Дубовичи, захватили два станковых пулемета и пятнадцать винтовок. Наши минеры и диверсанты оседлали шоссейные и железные дороги, каждую ночь раздаются взрывы. Минеры Геннадия Гребенюка из Шалыгинского отряда на дороге Глухов — Рыльск подорвали на минах три автомашины с вражескими солдатами. Васильев с товарищами подорвали второй эшелон с танками. Уничтожены пятьдесят вагонов и паровоз. Ученик Васильева Ваня Варламов почти под самым Конотопом пустил под откос воинский эшелон из тридцати двух вагонов. Каждый отряд тесно связан со своим районом и селами. У многих партизан там находятся родственники, знакомые — верные помощники. В течение последних пяти дней некоторые из них влились в паши ряды. Теперь мы снова держим под своим контролем весь север Сумской области, и противник уже не может вести с нами борьбу мелкими подразделениями. Районные центры Путивль, Глухов, Конотоп, Кролевец, Шалыгино и Бурынь он превратил в крепкие оборонительные пункты. Зато из сел этих районов оккупанты и их приспешники изгнаны. Панин направляет агитаторов в села, разбросанные на десятки километров. Партизанская лесная типография каждый день выпускает листовки тиражами по нескольку тысяч экземпляров. Фашисты усиленно кричат о начавшемся наступлении их войск под Харьковом. На это надо ответить усилением борьбы в тылу врага. Семен Васильевич выпустил специальную листовку о состоявшихся на днях встречах советских представителей с Черчиллем в Лондоне и Рузвельтом в Вашингтоне. Вслед за ней была выпущена листовка, рассказывающая о подписании договора между правительствами СССР, Великобритании и США О союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничестве и взаимной помощи после войны. 21 июня. Положение резко изменилось. Гитлеровское командование сняло войска еще с трех эшелонов, двигавшихся на фронт, и вновь начало наступление на наши отряды. Противник продвигается с двух противоположных направлений: с северо-запада от Кролевца и с юго-востока от Путивля. Третьего дня два батальона немцев пытались пройти через Антоновку на Воргол, по там их встретили Глуховский и Шалыгинский отряды и вынудили вернуться на исходные позиции. Позавчера 47-й и 51-й венгерские полки, усиленные танками и скорострельными пушками, начали наступление со стороны Кролевца на Морозовский лес, где стоит Кролевецкий отряд. Соотношение сил явно не в нашу пользу. За последние три недели гитлеровцы сняли войска с восьми эшелонов, подтянули два полка 105-й мадьярской дивизии. Таким образом, по самым грубым подсчетам, на одного партизана приходится приблизительно по пятнадцать солдат противника. Это не считая танков, танкеток и самоходных пушек. Вчера завязались ожесточенные бои на подступах к Литвино-вичам. Насмерть дрались отошедшие из села Камень партизаны Кролевецкого отряда и литвиновичской роты под командой Михаила Ивановича Павловского. Противник ввел в бой до полка пехоты и батареи скорострельных пушек. Атаки следовали одна за другой. Село, подожженное термитными снарядами, пылало. Ценой больших потерь фашисты заняли северную и восточную опушки Спадщанского леса. Поступили тревожные вести от Куль-баки: оккупанты пробивались к лесу Довжик. Шалыгинский и Глуховский отряды вели там тяжелые оборонительные бои. Кольцо снова замкнулось. Оставался единственный выход: немедленно уйти из-под удара, перегруппироваться и тем самым спутать планы врага. В шесть часов вечера приняли решение о выводе ночью штаба, санчасти и обозов Путивльского, Кролевецкого и Конотопского отрядов из Спадщанского леса через болота и горящие Литвиновичи на правый берег Клевени, в лес Марица. Успех выполнения этого плана зависел от того, как долго продержатся партизаны в Литвиновичах. Ведь нам предстояло построить временный мост через реку Клевень и по нему переправить обозы с ранеными, боеприпасами и продовольствием. Утомленные боем и форсированным переходом, партизаны впотьмах рубили лес, на себе перетаскивали бревна и жерди к берегу. Наконец мост был готов. Но вот беда: лошади вязли в болоте, подводы приходилось перетаскивать на себе. Сегодня в 6.00 противник с новой силой обрушил удар на Литвиновичи, ввел в бой танки и бронемашины, поддержанные скорострельными пушками. Из отряда Павловского прискакал гонец. Он сообщил, что патроны на исходе, положение очень тяжелое. Партизаны несут потери. Погибли комиссар кролевчан Григорий Семенович Иванько и бесстрашный Ваня Богдановский, на счету которого 93 уничтоженных фашиста, тяжело ранен политрук Крусевич. Донесение написано рукой Мазуренко. В конце он. пишет, что сам ранен в обе ноги осколком снаряда. Спрашиваю у связного: Как Иван Минович? — Смотреть страшно, — ответил он, — потерял много крови, но из строя не выходит, помогает Павловскому. Им послали четыре воза патронов и взводы Дегтева и Киселева, которые зашли оккупантам в тыл со стороны села Локни и оттуда ударили по боевым порядкам наступавших. Прорвавшись к селу на самой опушке леса, партизаны выручили из беды блокированное противником отделение Горланова. С криками Ура! они опрокинули передовую цепь гитлеровцев и соединились с группой Бориса Федоровича Голубева, которая со взводом Тетеркина занимала центральный участок обороны. В последнюю атаку противник обрушил весь огневой удар. Пехота шла в рост, укрываясь за танкетками и бронемашинами. Передняя бронемашина въехала на сельскую улицу, фашисты зацепились за крайние хаты. Создалась угроза прорыва обороны. Павловский ввел последний резерв — взвод кролевчан, штабистов и отделение охраны. Командовал ими политрук Семен Иванович Нелен. Расчет ротного миномета Петра Гаркавенко открыл беглый огонь по прорвавшемуся противнику. С противоположной стороны минометчиков поддержали два станковых пулемета из группы политрука Кролевецкого отряда Павла Ивановича Подуреми. Издали виднелась пожарная вышка, а на ней — маленькая, щуплая фигурка девушки, освещенная багровым пламенем горевших вокруг домов. Литвиновичская комсомолка Таня Быкова только что вступила в отряд и по заданию Павловского с пожарной вышки вела наблюдение за противником и корректировала огонь минометчиков. Раненная в плечо и бедро, она свой пост не оставляла. Но вот фашистский снайпер нанес ей третье смертельное ранение. Группа Нелена хотела контратаковать врага, но помешал пулемет, бивший из бронемашины. Коммунист-путивлянин Георгий Юрченко по-пластунски подполз к вражеской машине и метнул связку гранат. Пулемет замолчал. Тогда партизаны бросились в атаку. Первым шел фельдшер Антон Землянко. Фашисты попятились назад. Успех контратаки закрепило отделение Копейкина. Захватив у бегущих фашистов два станковых пулемета, они развернули их и добили всю группу. Сто восемьдесят солдат и офицеров потеряли гитлеровцы в литвиновичском бою. К 11 часам Кролевецкий отряд и группа Павловского под напором противника вынуждены были отойти к селу Воргол. Отход прикрывал взвод летчика Борисова и политрука Луки Егоровича Кизи. Противника они задержали на добрых полтора часа, сами же не смогли прорваться к Ворголу и взяли направление на Старую Гуту, в Брянские леса. Выбив группу Борисова из Литвиновичей, фашисты двумя батальонами начали наступление на Воргол, одновременно предприняв обходный маневр со стороны Зазерок. Много бед принесли нам термитные снаряды. Подожженные ими сельские хаты пылали, словно огромные факелы. Несмотря ни на что, партизаны держались крепко. После небольшой артподготовки фашисты в полный рост снова пошли в атаку. На расстоянии пятидесяти метров глуховчапе открыли шквальный огонь. Первая цепь наступавших была скошена, вторая залегла. Вскоре фашисты снова повторили атаку и опять неудачно. Не принесло оккупантам успеха и наступление на Шарповку. У обочины дороги, по которой шли танки, лежал в секрете боец Шалыгинского отряда Григорий Петрович Маслов. С миной в руке он пополз навстречу головному танку. Как произошло дальнейшее, никто не знал. Видели только то, что танк подорвался, а уже ночью, после боя, невдалеке от подбитой машины нашли изуродованное тело Маслова. Остальные три танка были подбиты из 45-миллиметровой пушки. Атаку пехоты, лишенной поддержки танков, шалыгинцы отбили ружейно-пулеметным огнем. Под Зазерками и у Старой Шарповки немцы потеряли 85 человек. Атаки их не прекращались до темноты. Как только сгустились сумерки, наши оперативные группы отошли. Однако пришлось оставить несколько бойцов, которым было приказано периодически постреливать, чтобы создать видимость нахождения партизан в обороне. 22 июня. К утру все отряды собрались в лесу Марица. Неизвестна была только судьба группы Борисова, состоявшей из сорока партизан. Двухдневный ожесточенный бой, форсирование реки, утомительный ночной марш изнурили людей. Стоило человеку присесть, как он тотчас же погружался в глубокий сон. Необходима была передышка. Брешь в кольце окружения была пробита, путь в Брянские леса расчищен. Но уходить от Конотопско-Курской магистрали не хотелось. Оккупанты восстановили разрушенные нами мосты, и снова один за другим идут па Курск вражеские поезда с войсками, боеприпасами и техникой. Поэтому из леса Марица соединение двинулось па юго-восток, ближе к магистрали. Нужно было во что бы то ни стало сорвать воинские перевозки противника. Остановились па дневку в селе Окоп. Здесь нас догнала разведка, оставленная наблюдать за действиями врага. Любопытно, немцы весь день прочищали урочища Марица и Довжик, но, конечно, партизан там не нашли. 23 июни. Ночью недалеко от села Ховзовки паши отряды прорвали заградительные заслоны 318-го немецкого полка, форсировали вброд реку Клевень севернее Берюха, прошли в Казенный лес и остановились на отдых в двух километрах от села Бруски. Мы подвели итог деятельности соединения за последние две недели. Цифры побед внушительны. Партизаны уничтожили свыше семисот солдат и офицеров, подорвали десять грузовых автомашин, танк и танкетку, железнодорожный мост на реке Реть протяженностью в 50 метров и три моста на грунтовых и шоссейных дорогах общей длиной 375 метров, пустили под откос три эшелона с войсками и техникой противника. 24 июня. Гитлеровцы вновь подтянули резервы и выставили вокруг нас сильные заставы. В деревнях Петуховка и Вегеровка расположились немецкие полки, в Берюхе — мадьярский заслон. Оккупанты, видно, твердо решили уничтожить наши отряды. Мы им теперь — как кость в горле. На Курском направлении начались ожесточенные бои. А на главной магистрали, по которой они снабжают этот участок фронта, в каких-нибудь ста пятидесяти километрах от переднего края чуть ли не ежедневно происходят крушения поездов. В такой обстановке нельзя избавиться от тяжелых оборонительных боев. Гитлеровцы будут навязывать их нам, пока отряды не отойдут от железной дороги. Нам же пока нет смысла уходить. Здесь ахиллесова пята противника, здесь наша помощь фронту будет наиболее полезна. В оборонительных боях мы тоже выигрываем: во-первых, наши потери несравненно меньше, чем у противника, во-вторых, несколько вражеских полков, составляющих по силе целую дивизию, уже не доехали до Курска и вынуждены впустую гоняться за нами. Противник вновь угрожает нам окружением. 27 июня. Вчера ночью закончили передислокацию отрядов. Расположились тремя большими группами. В Анатольевских лесах, по обеим сторонам дороги Ворожба — Хутор-Михайловский, находятся отряды: Глуховский и Шалыгинский — слева, Конотоп-ский и Кролевецкий — справа, Путивльский отряд, как самый большой и сильный, расположился в пятнадцати километрах южнее, в Новослободском лесу. Дороги Конотоп — Ворожба и Ворожба — Хутор-Михайловский идут в непосредственной близости от нас. Это позволит нам при случае нанести удары по Путивлю, Шалыгину, Глухову, Эсмани, Крупцу и лишает противника возможности окружить одновременно все наше соединение. В полдень вражеская мотопехота, прибывшая на одиннадцати автомашинах с артиллерией, минометами и пулеметами, заняла село Калиши и оттуда повела обстрел Новой Слободы зажигательными снарядами. С первых же выстрелов запылали хаты колхозников. В течение нескольких часов фашисты сожгли в Новой Слободе до пятисот крестьянских дворов, в Калишах — свыше ста, в Линове — тридцать. Партизаны расставили мины на дорогах, по которым должны возвращаться каратели. Вечером на минах взорвались две вражеские автомашины. Убито семнадцать палачей. 28 июня. Разведка сообщила, что противник стянул в Путивль все силы, разбросанные по селам района. Оставленные на местах небольшие гарнизоны настолько напуганы действиями партизан, что в любую минуту могут сорваться с насиженных мест и удрать в Путивль. 29 июня. Утром в штаб пришли две колхозницы. Они жаловались на бойца, который забрал у них сало, картошку, молоко, курицу. Случай этот очень взволновал меня и Руднева. Никогда еще в соединении не было мародеров. Даже в очень тяжелые дни, когда партизаны буквально голодали, никто не обижал колхозников или рабочих, не говоря уже о вдовах или солдатских семьях. А тут такая неприятность! Объявили общее построение. Женщины обошли строй, но виновника не нашли. Тогда я рассказал партизанам о жалобе, и партизаны сами разыскали мародера. Им оказался молодой парень, недавно пришедший в отряд. Воевал он неплохо, участвовал в нескольких сложных разведывательных операциях. Начался допрос. Я пытался выяснить, что же его толкнуло на такой подлый поступок. Ничего вразумительного он не ответил. Пришлось его арестовать. Ровно через час снова было назначено общее построение. Перед строем бойцов в присутствии большой группы местных жителей начальник штаба Базыма, чеканя каждое слово, зачитал приказ о расстреле виновного. Наступила гробовая тишина. Вдруг раздался пронзительный женский крик: — Ой, лышенько, то що цэ робыться! За одну курку людыну стриляты будуть! Обе женщины бросились ко мне, умоляли помиловать виновного. Стройные ряды партизан как-то сами по себе смешались с жителями. Начался митинг. Люди с гневом осуждали поступок мародера, но никто не требовал расстрела. Всем было жалко парня. Сам он поклялся кровью искупить свою вину. Я отменил приказ о расстреле и думаю, что не ошибся. Фамилию провинившегося умышленно не называю, ибо он искупил свой гнусный поступок верным служением Родине. Штаб разработал новую операцию по одновременному проведению диверсии на шоссейных и железных дорогах. Так, Глуховскому отряду была поставлена задача взорвать и сжечь мосты и Кориже. Такую же операцию обязывались провести Шалыгинский отряд и селе Маркове, а Конотопский и Кролевецкий отряды — возле теткинских торфоразработок. Минерам Путивльского отряда приказывалось изорван, и сжечь Макшавицкий паром и совершить железнодорожную диверсию на перегоне между станциями Бурынь и Ворожба. Вечером оперативные группы вышли на выполнение задания. , 1 июля. Секретарь партийной организации Панин провел собрание в Повой Слободе. В центре села собрались все жители. Яков Григорьевич рассказал людям о международном положении, ходе боев па фронтах и задачах населения по борьбе с гитлеровскими захватчиками. После собрания многие записались в ряды партизан. К вечеру вернулись оперативные группы. Глуховчане разгромили местный полицейский гарнизон в селе Кориже и взорвали мост через Сейм. Шалыгинский отряд занял село Марково, взорвал и уничтожил паром, захватил мельницу, где оказалось около сорока тонн муки. Две с половиной тонны оставили себе, остальные раздали населению. Конотопский и Кролевецкий отряды взорвали мост узкоколейной железной дороги, перекинутый через Сейм возле Теткина. Оперативная группа Путивльского отряда взорвала Мухановский паром, прервала связь с Путивлем на протяжении одного километра, очистила от оккупантов Бояро-Лежачи, Мухановку, Юрьево, Волынцево, Линово, Калиши и Ивановку. 3 июля. Фашистское командование вновь начало стягивать свои войска против наших отрядов. В селах, расположенных вокруг Новослободского леса, сконцентрировано до трех полков мотопехоты, усиленной танками и артиллерией. Разведка донесла, что против Путивльского отряда выступают мадьярский полк и батальон гитлеровцев. Со стороны сел Новая Слобода, Калиши и хутора Свобода, расположенных вокруг Новослободского леса, мадьяры установили три батареи. Между этими селами постоянно курсируют свыше десятка автомашин с пехотой, три танка и четыре бронемашины. Таким образом, противник закрыл все дороги, связывающие нас с остальными отрядами. Путивльские партизаны оказались в кольце. 5 июля. Три дня происходят стычки и перестрелки. Мелкие группы противника пытаются проникнуть в лес. Трижды мы посылали связных к соседним отрядам, и всякий раз они не могли пройти. Только в четвертый раз двум молодым разведчикам Н. Бардакову и В. Чечеткину удалось пробраться через вражеские заслоны к соседям. Вот как они перехитрили врага. Нацепив на себя для маскировки ветки орешника, разведчики проползли по-пластунски в нескольких метрах от мадьярских дозоров и спустились к болоту. Через заросли камыша и осоки отважные партизаны добрались до противоположного берега. Оставалось пройти самое опасное место — стометровую полосу болотной воды, а дальше— спасительный прибрежный кустарник. Выручила смекалка. Взяв в рот пустотелые камышовые стебли, хлопцы прошли под водой так искусно, что находившийся неподалеку вражеский дозор их не заметил. 6 июля. Вчера весь день противник вел усиленный артиллерийский обстрел Новослободского леса, и особенно по Монастырскому городку. Сегодня в 9 часов утра со стороны Линова фашисты пошли в наступление. Одновременно двинулись цепи противника со стороны села Калиши. Рассчитывая расчленить наши боевые порядки, немцы и мадьяры шли тремя большими группами: первая (ударная) по центральной дороге, ведущей к городку, где располагались штаб и санитарная часть отряда, вторая — по восточной опушке и третья, с обозами, огибала лес с севера. Ударной группе гитлеровцев удалось продвинуться по оврагу, заросшему кустарником, почти к центру леса и отрезать штаб и обоз с ранеными от группы Коренева, состоявшей из пятой и третьей рот. Все наши резервы были введены в бой. Оставшиеся в штабе отделение разведки и взвод комендантского управления заняли круговую оборону по склонам оврага в трехстах метрах западнее монастырских стен. Создалось такое серьезное положение, что каждому было ясно: победу мы можем вырвать ценой больших жертв. Враги наседали со всех сторон. На одного партизана приходилось по нескольку десятков фашистских солдат. В такие моменты, когда смерть подходит вплотную, люди стремятся быть вместе. Раненые попросили перенести их на линию огня, а те, кто не мог ни двигаться, ни держать в руках оружие, требовали, чтобы под них положили гранаты, привязали к кольцу чеки шнур и конец его дали в зубы: тогда можно будет взорвать себя вместе с подошедшими врагами. Встретив отчаянное сопротивление партизан на западной опушке и в северо-восточной части леса, противник несколько замедлил темпы своего наступления. Одна вражеская группа шла между болотом и лесом, по дороге, ведущей в тыл расположения штаба отряда. Вот она подошла буквально на расстояние каких-нибудь двухсот метров. Отделяла нас лишь густая стена зарослей орешника. Видя угрозу, создавшуюся для всей нашей обороны, Григорий Замула и его бойцы подползли через заросли почти к самой обочине дороги и ударили из пулемета и автоматов по центру наступавшей колонны мадьяр. Огонь партизан был столь неожиданным, что около трехсот наступавших фашистов смешалось и заметалось на дороге. В этот момент в их тыл снизу ударила группа Пятышкина и довершила разгром. Все каратели либо погибли от пуль партизан, либо увязли в болоте. Несколько групп партизан одновременно открыли ураганный пулеметный огонь по обозу противника. Этот огневой налет вызвал сильную панику среди фашистов. К 5 часам вечера немецкие цепи снова пошли в атаку. В роте Карпенко кончились патроны. Федор поднялся во весь рост и с криком За Родину!, Бей фашистов! бросился врукопашную. За командиром дружно поднялись бойцы. Натиск партизан был настолько дерзким, что фашисты в панике откатились назад. Па северном участке обороны Вано Рехвиашвили близко подпустил роту противника к своему пулемету и так по ней полоснул, что мало кто из фашистов уцелел. К 19.00 с северо-западной окраины леса подошли вражеские танки. Начался сильный артиллерийский обстрел. Гитлеровцы снова пошли в наступление. Отчетливо слышались пьяные выкрики и были видны перекошенные злобой лица фашистов. Между тем у большинства партизан кончились патроны. Мы приготовились к последней рукопашной схватке. В это время, словно по мановению волшебной палочки, раздались звуки Интернационала. Партизаны были удивлены: кто мог петь Интернационал в тылу у немцев? Оказалось, что его пели наши верные боевые друзья конотопцы и кролевчане, Узнав от связных о тяжелом положении нашего отряда, они оставили раненых в лесу и поспешили к нам на помощь. Подойдя к первому поселку теткинских торфоразработок, быстро заняли исходный рубеж в тылу вражеских заслонов. Первой поднялась любимая всеми партизанская певунья, всегда веселая, жизнерадостная восемнадцатилетняя комсомолка Вера Сугоняк. Громко, во всю силу своего прекрасного звонкого голоса она запела: Вставай, проклятьем заклейменный, Весь мир голодных и рабов! Кипит наш разум возмущенный И в смертный бой вести готов... И вдруг, подобно молодой сосенке под топором дровосека, Вера рухнула наземь. Вражеская разрывная пуля угодила прямо в сердце. Но партизаны уже дружно подхватили слова пролетарского гимна. Сквозь треск автоматов и беспорядочной винтовочной стрельбы слова Интернационала четко доносились до нас, на Монастырскую гору. В едином, неудержимом порыве все мы ринулись в штыковую атаку. — Никто не даст нам избавленья: Ни бог, ни царь и ни герой... волнующе и широко неслось над лесом и лугом. Ошеломленные фашисты дрогнули. Некоторые из них в беспорядке отступили ко второму и третьему поселку теткинских торфоразработок. Путь на юго-восток стал свободен. Противник потерял только убитыми 180 солдат и офицеров. Партизаны захватили 45-милли-мстровую пушку, крупнокалиберный пулемет, 6 станковых пулеметов, 7 минометов, 25 винтовок, походную кухню, 13 лошадей и много другого имущества. В этом тяжелом бою смертью храбрых погибли Григорий За-мула, Тихон Козаченок, Петр Морозов, Василий Рыжков, Василий Чут, Николай Тарасенко, Вера Сугоняк, медсестры Маруся Шмац-кая, Маруся Быкова... Их братская могила в Новослободском лесу всегда будет напоминать грядущим поколениям о простых советских людях, самоотверженно боровшихся против фашизма, за честь и свободу Родины. В 24.00 отряд двинулся через первый поселок торфоразработок, деревни Вегеровка, Бунякино и на рассвете вышел к Казенному лесу. При подходе к нему мы видели, как глуховчане и шалыгинцы, тоже пришедшие нам на помощь, ударили по врагу с севера, со стороны Новой Слободы. Удирая от партизан Кульбаки и Матющенко, гитлеровцы бросили батарею из четырех орудий. 7 июля. На стоянке в Казенном лесу нас догнали конные разведчики, которые сообщили тяжелую весть: фашисты учинили в Новой Слободе зверскую расправу над мирным населением. Они загнали ни в чем неповинных женщин, детей и стариков в дома, заперли их и заживо сожгли. Спрятавшихся людей в погребах забросали гранатами. В довершение своих зверств они забрали в Путивль двадцать два заложника. К месту этой страшной трагедии была послана группа бойцов и медсестер во главе с Паниным. Они насчитали в Новой Слободе свыше семисот убитых и раненых. На восьмидесяти трех трупах стариков, женщин и младенцев было по нескольку пулевых и штыковых ранений. Оказав посильную помощь оставшимся в живых, партизаны вернулись в соединение. На них, как говорят, лица не было. Молодые девушки-санитарки, которых мы раньше не пускали в бой, щадя их молодость, теперь со слезами на глазах требовали от своих командиров, чтобы их послали на самые опасные задания. Все горели желанием мстить фашистским варварам за зверства в Новой Слободе. 9 июля. После отдыха в Казенном лесу соединение перешло в Анатольевский лес Крупецкого района Курской области. Оттуда мы вновь повернули к Казенному лесу, но уже с другой стороны. В результате этого маневра нам удалось оторваться от противника, выиграть целые сутки, столь необходимые для передышки и выполнения новых диверсий на железнодорожных перегонах Конотоп — Ворожба — Волфино. 10 июля. К нам на стоянку в Казенный лес из Шостки пришли еще восемь патриотов. Из них мы организовали партизанский отряд. Командиром назначили Федота Андреевича Тыдню, комиссаром Игната Кирилловича Смычко. В приказе по соединению указывалось, что Шосткинский отряд на первых порах, пока в его ряды не вольется достаточное количество добровольцев, должен действовать как оперативная группа Глуховского отряда. Вечером с задания вернулись две группы разведчиков и минеров. Группа Терехова на перегоне Бурынь — Конотоп пустила под откос эшелон противника, груженный танками. Такую же операцию выполнили минеры Островский, Кириченко, Васильев и Диянов на перегоне Бурынь — Ворожба. Кроме того, на шоссе между Вязенкой и Баничами они подорвали миной танк, а экипаж уничтожили. 11 июля. После каждой диверсии гитлеровцы стремятся в спешном порядке наладить движение поездов, интенсивность которого все возрастает. На фронт идут огромные резервы — пехота, танки. Очевидно, фашисты готовят большое наступление. Для борьбы с партизанами вокруг железнодорожных магистралей и особенно в районе крупного узла Ворожба оккупанты стягивают новые силы карателей, а в селах на правом берегу Клевени создают новые гарнизоны. Оккупационные власти снова пустили слух о том, что наше соединение разгромлено, а Ковпак повешен. Тем не менее к нам по-прежнему идут добровольцы. 12 июля. После двухдневной стоянки в Казенном лесу сделали быстрый бросок на северо-запад. Отряды расположились в таком порядке: Путивльский — в районе села Воргол, Глуховский — возле Зазерок, Шалыгинский — у села Кочерги, Конотопский и Кро-левецкий — около Щербиновки. Двухмесячный рейд соединения по Путивльскому, Шалыгин-скому, Глуховскому, Кролевецкому, Конотопскому, Глушковско-му и Крупецкому районам дал хорошие результаты. Нам удалось дезорганизовать вражеский тыл, остановить следовавшую на фронт дивизию, обратив ее силы против партизан. Таким образом, поставленную перед собой задачу мы выполнили. Оставаться дальше в этом районе, наводненном вражескими войсками, не имея боеприпасов, очень рискованно. К тому же увеличилось число раненых. Решили пробираться в леса Кролевецкого района. Высланные вперед разведчики на рассвете напали на спящий вражеский гарнизон в селе Камень, которое расположено между Литвиновичами и Мутиным. Стоявшая там вражеская застава закрыла нам выход из Путивльского района. Неожиданное нападение партизан вынудило гитлеровцев, не приняв боя, отойти. Соединение форсированным маршем по проселочной дороге прошло север'нее Мутина. В полукилометре от шоссе Конотоп — Кролевец путь преградил спешно выгруженный из эшелонов артиллерийский вражеский полк. Гитлеровцы открыли такой интенсивный огонь из скорострельных пушек, что во избежание потерь пришлось отказаться от намерения пересечь шоссе и повернуть на северо-восток по направлению к Брянским лесам. На Брянщине 16 июля. Накануне перехода в Брянские леса все отряды соединения были сконцентрированы в одном месте — в урочище Кочубеевщина. В ночь с 14 на 15 июля отряды вышли на север. Утром остановились на дневку в лесу возле села Дубовичи Глуховского района. Конная группа партизан с марша ворвалась в село и атаковала вражеский гарнизон. Бой длился полчаса. Некоторым гитлеровцам удалось удрать в Глухов. Они доложили командованию, что на них напал небольшой партизанский отряд, поскольку о подходе соединения не знали. Поэтому гитлеровцы бросили против нас сравнительно небольшой сводный карательный отряд — около двухсот солдат и офицеров. Каратели, даже не разведав наших сил и оборону, построились в боевые порядки и во весь рост пошли в наступление. Находясь в обороне, партизаны, как всегда в таких случаях, не отвечали на беспорядочную стрельбу, пока враг не подошел почти вплотную. И тут на фашистов мы обрушили шквал огня. Кульбака и Кочемазов подняли бойцов в контратаку. Сорок минут длился этот бой. Поле было усеяно трупами врагов. Мы насчитали их свыше ста семидесяти. Вооружение отрядов пополнилось пятнадцатью трофейными пулеметами, винтовками, автоматами. Есть потери с нашей стороны. Смертью храбрых погибли Андрей и Даниил Черняковы, Иван Воронин, Иван Гузеев и другие. Обоз с ранеными увеличился. В тот же день в. районе Ворожбы шалыгинцы пустили под откос вражеский эшелон из сорока вагонов с боеприпасами и живой силой. 24 июля. В течение всей истекшей недели соединение совершало марш. Иногда приходилось на ходу изменять намеченный маршрут, чтобы избежать столкновения с противником в не выгодных для нас условиях. По пути следования очищали села от полицейских. Сегодня прошли населенные пункты Поделы, Степановка, Улица. Остановились у южной окраины Брянских лесов, в шести километрах восточнее станции Знобь. Наш приход на Брянщину совпал с началом очередной крупной карательной экспедиции врага против партизан. На южной оконечности леса оборону заняли партизанские отряды, отошедшие из Хинельских лесов, Ямпольского и других районов Украины. Тут же находятся отряды имени 24-й годовщины РККА и донбасских шахтеров. 25 июля. В 6 часов утра вражеская артиллерия обстреляла заставы Хильчанского отряда со стороны Знобь-Трубчевского. К лесу подошли пехота, танки и конница. Заставы хильчанцев вынуждены были отойти. Тесня их, фашисты углублялись в лес, рассчитывая соединиться со своей второй группировкой, которая продвигалась с противоположной стороны. Она захватила село Улицу и выбила оттуда застану Ямпольского партизанского отряда. Создалась серьезная угроза прорыва на участках обороны отрядов имени 24-й годовщины РККА, Хильчанского, Середино-Будского, Ямпольского и шахтеров Донбасса. Наше соединение, несмотря на измотанность двухмесячными боями и длительным маршем, вынуждено было сразу же вступить в боевые действия и взять на себя руководство всей операцией. Силами Глуховского и Шалыгинского отрядов, пятой и восьмой оперативных групп Путивльского отряда мы заняли оборону на участке от западной окраины села Улицы до станции Знобь. Отступив из села Улицы, Ямпольский отряд тем самым открыл наш левый фланг. Командиру отряда Гнибеде было предложено восстановить положение, но ямпольцы не сумели вернуть село. На место выехал Руднев, взяв с собой из резерва четвертую оперативную группу. Совместными усилиями они отбили село у противника, и отряд вновь занял недавно утраченные позиции. Тяжелый бой разгорелся за районный центр Знобь-Новгородское. Там создалось настолько сложное положение, что командир Шалыгинского отряда Саганюк вынужден был оставить на поле боя пушку. Пришлось принять срочные меры. К вечеру пушку отбили, а противника отбросили на исходные позиции. На этом завершился первый этап боя по разгрому наступавшей вражеской группировки. И сразу же приступили к осуществлению второй части плана — к полному уничтожению отдельных подразделений врага, которые расположились в селах Голубовка, Старая Гута и Новая Погощь. 28 июля. Выполняя боевой приказ, оперативные группы нашего соединения и Середино-Будский отряд (командир Федоров) в ночь с 27 на 28 июля заняли исходные рубежи. В 2.30 начали наступление. Все свое внимание противник сосредоточил на участке группы Карпенко. К 4 часам утра две группы партизан скрытно обошли оборону гитлеровцев и ударили им в тыл и фланг. Враг пытался отбиться, но не выдержал стремительного натиска партизан и бежал, бросая оружие. К 7 часам утра намеченные приказом населенные пункты были очищены от противника. Середино-Будский отряд расположился в хуторе Васильевский, а отряды нашего соединения — в Новой Гуте, Кролевецкий и Шалыгинский — в Старой Гуте, Путивльский — в Голубовке, Конотопский — в лесу, в трех километрах севернее хутора Васильевский. В ходе этой операции уничтожено более двухсот солдат и офицеров 3-го батальона 47-го мадьярского полка. Взяты трофеи: 11 пулеметов, 6 минометов, 2 рации, санитарная автомашина, штабные документы и т. д. 29 июля. Утром я отправился посмотреть, как расквартированы бойцы. Возле пожарной вышки — партизаны. Вдруг сверху дозорный докладывает: — Товарищ командир, в пшенице мадьяры! Разрешите полоснуть из пулемета. — Подожди,— ответил я и поднялся на вышку. В бинокль хорошо видно, как по бескрайнему полю пшеницы идут к селу мадьяры, держа автоматы и винтовки за спиной. Идут сдаваться в плен, — мелькнула мысль. — Связным быстро к заставе,— приказал я.— Первыми огня не открывать. Предупредить всех дозорных, чтобы усилили наблюдение. Связные с места пустили копей в галоп, только пыль закружилась за ними. Продолжаю наблюдать. Мадьяры подошли к селу еще метров на сто и спрятались в пшенице. Вскоре тридцать солдат с поднятыми руками под командой своего офицера, окруженные партизанским конвоем, подошли к вышке. Высокий, стройный офицер, чеканя шаг, направился ко мне, вытянулся и доложил: — Господын-товарищ, командир советски партызант! Трыдцат мадьяр-антыфашыст прышол в плэн. Просыт разрэшыйт воевайт за свободный Венгрия на советски Украина. Старший лейтэнатт Габор. — Ну что ж, товарищи-антифашисты, правильно сделали, что пришли, давно пора, — сказал я и, обращаясь к Горкунову, отдал распоряжение о снятии конвоя. Сбежавшиеся к вышке партизаны и колхозники смотрели на пленных с улыбкой. Мадьярские солдаты вначале были угрюмы, молчаливы, очевидно, боялись, как бы наши люди не предъявили им счет за их соплеменников, заливших кровью советскую землю. Но вскоре мадьяры поняли, что бояться им нечего. Вот партизан достает кисет, бумагу и подает венгерскому солдату. — Кури, камрад, вместе воевать будем — ты за Венгрию, я за Россию и за Украину. 2 августа. В Старой Гуте бойцы нашего соединения встретились со старыми друзьями — колхозниками. Они поведали нам о своем горе: немецко-мадьярские фашисты не дали им собрать урожай. Хлеб гибнет на корню. Партизаны решили оказать помощь населению. На полях села закипела работа. Люди, изголодавшиеся по мирному крестьянскому труду, настолько увлеклись, что даже не проверили, есть ли на полях вражеские мины. В результате произошел страшный случай — погибли два партизана. Пришлось временно приостановить работы, пока минеры не прочесали всю местность. 9 августа. За шесть дней соединение построило надежную оборону, которая гарантирует от неожиданных атак противника. Каждый отряд выслал по две группы разведчиков: одну — в ближний район, другую — в дальний. У нас стало правилом: как только соединение остановилось хотя бы на кратковременный отдых, немедленно во все концы высылаются разведчики, а в населенные пункты — партизанская агентура. Это дает нам возможность всегда знать, что делает противник не только в непосредственной близости, но за сто и больше километров. 20 августа. Оказывая помощь населению в уборке урожая, партизаны в то же время заготавливали продукты и для себя. Все наши отряды централизованно снабжаются. Раньше хозяйственными делами занимался комендантский взвод, теперь объем работ по заготовкам и распределению продуктов намного возрос, и пришлось создавать хозяйственную часть, по главе которой стал мой помощник—старшин лейтенант Подгорный. Он начал с того, что развернул работы по уборке хлебов и заготовке сена. Все взрослое население Старой Гуты вместе с партизанами с утра до ночи трудилось в поле. Собранного хлеба хватит на нужды соединения, старогутинцев и беженцев, находящихся на территории расположения наших отрядов. Детей Подгорный привлек для сбора грибов и ягод. Должен сказать, что Николай Леонтьевич Подгорный проявил себя умелым организатором и хорошим партизанским интендантом. Этих его положительных качеств я сначала не знал. Пришел он к нам в начале марта. Войну начал на границе, отступал со своей частью почти до самого Путивля, здесь попал в окружение. Пробиться на восток к фронту не удалось, вот и пошел в партизаны. Воевать в отряде он начал рядовым. После первых боев был назначен командиром отделения, а затем взвода. После боя в Новослободском лесу принял роту, а теперь — помощник командира партизанского соединения. 21 августа. Получил радиограмму, в которой мне предлагалось явиться в Москву на совещание командиров партизанских отрядов. Прибыть я должен был на аэродром орловских партизан. II день отъезда меня окружили разведчики, минеры, артиллеристы, медработники, стрелки. Все дают письма родным или близким и просят опустить их в почтовый ящик в Москве. В столице я не был с 1931 года, когда учился на высших курсах командного состава Красной Армии Выстрел. Никогда не думал, что сейчас, в разгар тяжелой войны, мне придется оставить на время своих боевых друзей и лететь в Москву. На орловском аэродроме я встретил много знакомых по совместным боям командиров партизанских отрядов и соединений. Здесь были Гудзенко, Дука, Покровский, Кошелев, Сабуров, Ромашин, Емлютин и другие. Линию фронта пересекли ночью на высоте около трех тысяч метров. Вражеские зенитки все время вели огонь по самолету. Несколько раз машина попадала в лучи прожекторов, но летчик, умело маневрируя, неизменно уходил из полосы ослепляющего света. 24 августа. Прибыли в Москву. С аэродрома нас сразу же отвели в штаб К. К. Рокоссовского, где состоялась теплая, обстоятельная беседа. Командующий интересовался партизанской тактикой, условиями борьбы по ту сторону фронта, состоянием вражеского тыла, коммуникациями и передвижением по ним фашистских войск и т. д. 26 августа. Всех нас пригласили в Центральный штаб партизанского движения. Здесь также состоялась обстоятельная беседа. 31 августа. Утром по телефону нас предупредили, чтобы мы никуда не отлучались и ждали вызова в Кремль. Вскоре этот вызов последовал. Когда вошли в Кремль, товарищи предложили мне идти впереди всех. Ты, мол, самый старший по партизанскому стажу, вот и будь направляющим. До этого в Кремле я не бывал и, признаться, немного волновался. На приеме в Ставке Верховного Главнокомандования было человек двадцать командиров партизанских соединений и отрядов. Когда все расселись за длинным столом, я осмотрелся по сторонам. Вижу, на столе лежит карта походов нашего Сумского соединения, которую Войцехович составлял в Старой Гуте. Тогда ее отправили самолетом в Центральный штаб партизанского движения, а теперь она здесь, в Кремле. Что бы это могло значить? Прием был продолжительным. Нас подробно расспрашивали о боевых делах отрядов, быте, связях с народом, вооружении, обмундировании. Когда спросили об источниках пополнения боеприпасами, я ответил, что источник один — трофеи. — А почему ваши отряды стали рейдирующими? — спрашивали меня. Я рассказал, что мы вынуждены были уйти 1 декабря 1941 года из Спадщанского леса, как дважды уходили из Хинеля и Старой Гуты рейдами на Путивль, и на опыте убедились в преимуществе маневренных действий. Тут же мне задали вопрос: может ли наше соединение совершить рейд на правый берег Днепра? Мысль о выходе на Правобережную Украину у нас никогда раньше не возникала. До этого мы совершали рейды из одного района в другой, по знакомым нам местам. Выходили за пределы Путивльского района, рейдировали по всей северной части Сум- ской области, иногда даже переходили границы Украины, Курской и Орловской областей Российской Федерации. Это были не простые передвижения с одного места на другое под натиском превосходящих сил противника. Нет. В процессе переходов соединение наносило врагу удары в самые больные места. Но ходить все время по одним и тем же районам не было смысла. Обстановка требовала, чтобы соединение действовало на Правобережье. Теперь нам предстояло пройти по территории нескольких областей, форсировать Десну, Днепр. А пройти туда мы, безусловно, сумеем, ведь там и земля, и люди такие же советские, как на Сумщи-не или в районах Брянских лесов. Хорошенько поразмыслив, я сказал, что выйти на правый берег Днепра мы сможем. Напротив меня сидел Александр Николаевич Сабуров. Еще до вылета в Москву, в Старой Гуте, у нас был разговор о совместном рейде на Сумщину. Он поднялся и заявил, что тоже хотел бы со своими отрядами двинуться на правый берег Днепра. Согласие было дано. Нам предложили составить заявку на все, что потребуется для рейда на Правобережье. Выйдя из Кремля, мы еще не осознали в полной мере всю важность этого совещания. Лишь потом, в гостинице, поняли глубокий смысл совещания, па котором пас, партизан, называли вторым фронтом. На союзников, значит, рассчитывать не приходится. Американцы и англичане саботируют открытие второго фронта в Европе. Ну что же, мы сами его создадим. Один фронт у нас на Волге, а второй будет партизанский, в тылу врага за Днепром. На другой день меня и Сабурова снова вызвали в Кремль. Речь шла о предстоящих делах на территории Правобережной Украины. Нашему соединению было предложено отправиться в Киевскую область, а Сабурову — в Житомирскую. Эти районы с разветвленной сетью железных и шоссейных дорог, многочисленными переправами через реки являлись важнейшими стратегическими узлами. Основной упор делался па то, чтобы наши соединения подняли там народ на вооруженную борьбу с оккупантами, развернули диверсионную работу, срывали подвоз из Германии резервов и техники к Волге и предгорьям Кавказа. Нашему соединению, кроме того, было приказано разведать укрепления на правобережье Днепра и Припяти и обо всем донести в Ставку Верховного Главнокомандования. Мы понимали, что наш партизанский рейд связывается с подготовкой больших операций Красной Армии, что вскоре надо ждать радостных событий с фронта. Все было оговорено и учтено вплоть до установления надежной радиосвязи. Возвращаясь из Кремля, Сабуров был очень задумчив. — О чем ты, Александр Николаевич? — спросил я его. — Вот думаю о сложности задания. — Понимаю. Конечно, вначале твоим людям будет трудно. Рейды они не совершали, да и обозы не подготовлены. Но не горюй, поможем... — Спасибо, Сидор Артемович, это я учту. — А что думаешь делать с запасами продовольствия? Ведь у тебя их до нового урожая хватит. — Это верно. Но и с собой всего не возьмешь. Раздадим населению. До вылета оставалось дней восемь. Много было разных хлопот. Несмотря на большую занятость, мы нашли время, чтобы побывать в госпиталях Москвы и Тамбова, где находились на излечении наши товарищи-партизаны. Сколько радостных, волнующих минут пережили мы от встреч с боевыми друзьями! Буквально не успевали отвечать на нескончаемые вопросы о делах и людях соединений на Малой земле. 12 сентября. Вернувшись в Старую Гуту, я обо всем рассказал Семену Васильевичу Рудневу. Только комиссару можно было сообщить полностью содержание секретного приказа. Мы заперлись с ним в трофейной венгерской санитарной машине, служившей нам штаб-квартирой. — Мы с тобой все время смотрели на район междуречья Волги и Дона, а вот куда нацелили нас в Кремле, — и я очертил пальцем районы Правобережной Украины. — Ты хочешь сказать, что мы идем на правый берег Днепра? — Да. Но туда идут пока только два соединения: наше и Сабурова. Значение слова пока Семен Васильевич понял сразу. Жизнь научила нас понимать друг друга с полуслова, с одного взгляда. В первый период пребывания в тылу врага у нас не было постоянной связи с командованием Красной Армии. Разрабатывая те или иные операции, мы с Рудневым часто тревожились: правильно ли направляем свои удары? Позже, когда была установлена радиосвязь, стали действовать увереннее, как бы по общему плану. И вот теперь, советуясь о предстоящем походе, о выполнении задания Ставки Верховного Главнокомандования, мы оба чувствовали, что наша дружба поможет нам с честью его выполнить. Потом Семен Васильевич Руднев доложил о работе, проведенной за время моего отсутствия. Все дни личный состав соединения занимался повышением боеспособности и укреплением линии обороны районов расположения наших отрядов. Воспользовавшись временной передышкой, многое сделали по усилению воспитательной работы среди партизан, поднятию авторитета младших и средних командиров. Немного помолчав, он сообщил о результатах разведки. Наша дальняя разведка побывала под Киевом, выяснила обстановку в Белополье, Путивле, Конотопе, Короле, а ближняя разведка изучила положение дел в Хинельских лесах и Ямполе. Особенно ценные сведения о дислокации частей противника и количестве переброшенных им войск по железнодорожной магистрали Ворожба — Курск принесли из-под Путивля разведчики Бардаков, Жуков и Фирсов. Минеры-разведчики Черемушкин, Мычко, Аксенов и Ташланов подорвали два эшелона противника на перегоне Конотоп — Бурынь, уничтожили один паровоз, 20 вагонов и 10 цистерн с горючим. Подрывники и минеры Боженко, Афанасенко, Сидоров, Трифонов, Торгашев, Григорьев, Кожевников, Казимиров пустили под откос два эшелона противника: один с живой силой и техникой на перегоне Ямполь — Маково, другой с боеприпасами и продовольствием на перегоне Ямполь — Хутор-Михайловский. Шалыгинские партизаны Галеев, Лепешкин, Морозов, Баклач и Обертинов уничтожили воинский состав с живой силой и боеприпасами на перегоне Волфино — Глушково. 15 сентября. Я с головой окунулся в работу по подготовке к новому большому и ответственному рейду. Очень много хозяйственных дел. Из Москвы самолетами то и дело доставляют вооружение и боеприпасы. В обратный путь мы отправляем раненых, больных, семьи некоторых командиров и партизан, детей и подростков. Отправил свою семью и Семен Васильевич. Старший сын Радик остался с ним. Он очень возмужал, стал настоящим бойцом-партизаном. Невольно вспоминается прожитый год. Ведь в начале зарождения наш Путивльский отряд состоял всего из нескольких человек. И вот прошел тяжелый, полный лишений год, и отряд вырос в большое боевое соединение, способное драться не только с отдельными карательными отрядами, но и с крупными воинскими частями противника. За год борьбы в тылу врага проведено более двадцати крупных наступательных и оборонительных боев, не считая бесчисленных мелких стычек. Убито свыше четырех тысяч гитлеровцев, разгромлено до десятка батальонов регулярных войск противника. Мы же не имели ни одного поражения. Радостно сознавать, что бойцы соединения под влиянием коммунистов и комсомольцев крепко сплотились, закалились в боях и теперь способны решать серьезные боевые задачи. 4 октября. От соседей — орловских партизан и разведчиков всех наших пяти отрядов поступили тревожные сведения. Каратели в составе 38-го полка 108-й мадьярской пехотной дивизии, украинских националистов и немецкого батальона ведут наступление против Навльских партизанских отрядов с рубежей Сине-озерка — Гололюбово — Вигоничи. Свыше полка мадьяр действует против партизан южной части Брянских лесов. Очевидно, фашисты поставили перед собой цель парализовать деятельность партизан на важнейших железнодорожных магистралях Орловской области. Учитывая сложность обстановки, представители всех партизанских отрядов, групп и соединений зоны Брянских лесов решили организовать совместную операцию по разгрому вражеских гарнизонов в Суземке, Середина-Буде, Голубовке, Лукашенковском, Жихове, Знобь-Новгородском, о чем и доложили командованию Брянского фронта. Руководство этой операцией было возложено на члена Военного совета Брянского фронта генерала Матвеева. Удар по противнику на главных направлениях был назначен на час ночи 5 октября 1942 года. По разработанному плану Сумскому соединению предписывалось уничтожить группировку противника в Голубовке, Великой Березке и хуторе Лукашенковском, затем выйти в район Жихова и Пигаревки, разгромить там вражеские гарнизоны и через село Чернацкое продолжить наступление на районный центр Середина-Буду. До совместной атаки на Середина-Буду отряды, подчиненные Гудзенко, должны покончить с противником в Подлесном, Горожанке и Зеленом Гаю. Справа от нас будет действовать группа партизанских отрядов под командой Сабурова. Ей ставится задача — овладеть райцентром Знобь-Новгородское и селами Холмачи, Уралово, Рудня. Исходя из боевого задания, я поставил перед командирами такие задачи: Шалыгинскому отряду взять Гаврилову Слободу и пенькозавод на хуторе Ишуткин, выставить заслон со стороны Чернацкого и к 24.00 сосредоточиться на исходном рубеже на юго-восточной и южной окраинах хутора Обиход для наступления на Лукашенковский. Вторая, седьмая оперативные группы выступают из Старой Гуты на Лесное, Мотых, Луг, Борок и к 20.00 должны занять исходное положение в километре от Лукашенковского на станции Победа, предварительно выставив заслон со стороны Пигаревки. Девятой группе совместно со взводом бронебойщиков захватить станцию Победа, дождаться подхода второй, седьмой и восьмой групп и вместе с ними атаковать хутор Лукашенковский с запада через село Красичку, где выставить заслон со стороны Жихова. Эти четыре боевых отряда составляют одну ударную группу под общим командованием моего помощника Павловского. Глуховский отряд выступает по маршруту Шалыгинского отряда и наносит удар по Великой Березке с юга, через Промаховку, дальше выходит к Голубовке и поступает в распоряжение командира четвертой оперативной группы Пятышкина. После взятия Голубовки Глуховский отряд, четвертая, пятая и десятая оперативные группы должны форсированным маршем пройти через Промаховку и Березку и с северо-запада ударить по Чернацкому. Конотопский отряд и батарея минометов выступают на Грузское, Новую Гуту, хутор Троицкий и сосредоточиваются на опушке леса у дороги Старая Гута — Голубовка. Своим маневром они должны сковать противника в Голубовке и Великой Березке и содействовать его уничтожению Глуховским отрядом в Великой Березке, а группой Путивльского отряда — в Голубовке. Кролевецкий отряд выставит заслон на кладбище Гавриловой Слободы и блокирует противника со стороны Чернацкого. В резерве остаются третья оперативная группа, кавэскадрон, две группы разведчиков и автоматчиков. 5 октября. Движение отрядов и наступление на все указанные в боевом приказе населенные пункты начались точно в назначенное время. Но вскоре от командиров групп и отрядов начали поступать сведения о трудности продвижения. Противник, видимо, был предупрежден о нашем контрнаступлении и заблаговременно подготовился. Вечером 4 октября он подтянул свежие резервы. Во всех населенных пунктах и па дорогах, по которым мы должны были наступать, враг организовал оборону с системой опорных пунктов, дзотов и других фортификационных сооружений. Подступы к населенным пунктам, занимаемым противником, были тщательно пристреляны и заминированы. Боясь демаскировать себя, гитлеровцы впервые за все время боев не стреляют трассирующими пулями. Чтобы партизаны не смогли скрытно проникнуть в расположение обороны, фашисты освещают местность, жгут крайние дома колхозников и колхозные постройки. Дзоты и огневые точки противника имеют взаимную огневую связь на сто восемьдесят градусов, а артиллерия одного населенного пункта обстреливает подходы к соседнему пункту, расположенному в пяти-шести километрах. И тем не менее в ряде мест партизаны сумели почти пилотную подойти к вражеским опорным пунктам. Бойцы и командиры оперативных групп и отрядов, действуя исключительно смело и используя складки местности, выбили фашистов из Голубовки, Лукашенковского и Великой Березки. Однако спустя некоторое время под давлением превосходящих сил противника партизаны вынуждены были оставить их. Немцы и мадьяры пытались преследовать наши подразделения, выходившие из боя, но, попав под огонь заслонов партизан и группы антифашистов Габора, отказались от этой затеи. В целом операция, безусловно, была очень удачной. Мы разгромили штаб батальона противника, уничтожили около пятисот вражеских солдат и офицеров, сожгли пять воинских складов с оружием, продовольствием и обмундированием, разрушили тридцать дзотов. В этом бою мы тоже понесли большие потери: убито 37, ранено 59. Погибли очень смелые и преданные Родине люди: командир 2-й оперативной группы Иван Иванович Замула и политрук Рудь, командир взвода Тураев, командир отделения минометчиков Кислов, политрук десятой группы Картошкин, помощник командира седьмой группы Ермолаев, медсестра Нина Ляпина и другие. Голубоглазый смельчак лейтенант Александр Тураев и круглолицая красавица-волжанка Нина Ляпина с первых дней войны были на фронте. После окончания медицинского техникума в 1941 году Ляпину направили в действующую армию. В сентябре 1941 года 275-й стрелковый полк в районе Ямполя попал в окружение. Воины должны были идти на прорыв, а двенадцать тяжелораненых красноармейцев оставили на молодого военфельдшера. С помощью подпольщика агронома колхоза имени Ленина Никиты Ивановича Дарико Нина укрыла их у надежных людей в окрестных селах и лечила, как могла. В Турановке прятать и лечить раненых Нине помогла старушка Акулина Авдеевна Осенко, в Окопе — Федора Григорьевна Кравченко, в Олине — Василий Никитич Пушко. Раненые выздоравливали. Десятеро из них ушли к линии фронта. Собиралась уходить и Нина. О ней каким-то образом пронюхали оккупанты. Ямпольская подпольная партийная организация решила спасти маленького доктора — так любовно называли Нину местные жители. Но план операции выдал провокатор. Последовал новый провал. Дорогой ценой подпольщикам удалось спасти Нину. Но погибли Дарико, звеньевая Вера Вовк, секретарь комсомольской организации Марина Штанюк, и старый колхозник Хабако. У нас Нина первые два месяца работала в лесном госпитале. Потом пришла ко мне с просьбой перевести ее в оперативную группу. Отказал, но не помогло. Очень уж настойчивая была, убеждала: Из-за меня люди хорошие погибли, а я в госпитале отсиживаться буду. Пришлось согласиться. Тураев на первых порах воевал рядовым. Затем, учитывая его отвагу, смелость, смекалку, военную подготовку, назначили командиром взвода. Он был комендантом при взятии Путивля. Взвод Тураева был одним из лучших в соединении. Его любили и уважали бойцы. Познакомились Нина и Саша на тернистых дорогах партизанских походов. Помню, как робко и застенчиво принимали они поздравления друзей на своей свадьбе в лесу. И вот в бою за Голубовку они пали смертью храбрых. А произошло это так. Взвод Тураева штурмовал вражеский дзот. Бойцы подошли вплотную к проволочному заграждению и залегли. Вражеский пулемет, бивший из дзота, не давал оторваться от земли. Нина оказалась несколько впереди цепи партизан. Начинало светать. Вдруг послышался голос Нины: — Товарищи! Долго ли мы фашистам в ноги кланяться будем! Она поднялась с возгласом: — Вперед, за Родину! Ура! За ней поднялись все. Пробежав несколько шагов, она вдруг упала. Бойцы устремились вперед, бросая на проволоку шинели и куртки. Под пулями брали проволочные заграждения. Саша подбежал к Нине, поднял ее на руки. Она вскрикнула и тут же потеряла сознание. Пулеметная очередь раздробила ей обе бедренные кости. Саша осторожно опустил ее на землю и бросился на штурм дзота. Но не успел он пробежать и трех метров, как его большое тело безжизненно повисло на колючей проволоке. Вскоре бойцы взяли дзот и прорвали линию обороны. В разгромленном штабе противника партизаны обнаружили много важных документов. Среди них приказ № 27 СС от 26 августа 1942 года по восточно-венгерской оккупационной армии и приложенная к нему инструкция № 555 от 20 сентября 1942 года командира 108-й венгерской дивизии. В этих документах действия советских партизан классифицируются как малая война, в ведении которой партизаны постоянно используют фактор внезапности нападения, располагают точной информацией о силах и намерениях своего противника, умело осуществляют диверсии, ведут наступательные операции ночью и в любую погоду. В силу этого, как писали гитлеровские генералы, между солдатами распространено мнение о своей боевой малоценности. 7 октября. Получили приказ Украинского штаба партизанского движения о передаче Конотопского отряда в подчинение оперативной группы штаба Сумской области. Приказ есть приказ, его надо выполнять. Ведь в штабе лучше знают, кого и куда необходимо посылать для выполнения боевого задания. И все же тяжело расставаться с конотопцами. Это один из лучших отрядов нашего соединения. 9 октября. Утром противник силой до пятисот человек и двумя бронемашинами повел наступление со стороны Великой Березки, Дубровки и хутора Поделы на село Голубовку. Первая немецкая колонна, двигавшаяся от Великой Березки па Промаховку, была рассеяна огнем нашей 76-миллиметровой пушки. Вторая вражеская колонна, поддерживаемая бронемашинами и танками, продолжала развивать наступление от хутора Васильевский. Упорно продвигалась вперед и третья фашистская группа со стороны Дубровки и Великой Березки. Конотопский отряд и оперативная группа Путивльского отряда под напором превосходящих сил врага оставили Голубовку и отошли к северной опушке леса. Создалась угроза прорыва обороны всей южной зоны партизанских отрядов, групп и соединений, расположенных в Брянском лесу. Нужно было во что бы то ни стало восстановить положение. Верхом на лошадях я и мой ординарец галопом прискакали к расстроенным цепям наших бойцов и с призывом Вперед, за Родину! увлекли их за собой. Партизаны дружно перешли в контратаку. Враг не выдержал нашего стремительного натиска. Голубовка вновь освобождена. 10 октября. Боевые операции, проведенные нашими партизанами в районе Великой Березки, Лукашенковского, Голубовки, свидетельствовали о том, что противник располагает кое-какими данными о дислокации наших частей, их численности и вооружении. Изменников в наших рядах не было. Источник осведомленности противника мог быть один — болтливость отдельных партизан. Пришлось еще раз провести большую разъяснительную работу. Во всех подразделениях состоялись беседы, собрания. Политруки и командиры рассказали людям о необходимости строго соблюдать тайну. Кроме того, по соединению был издан приказ, которым запрещалось называть командиров групп и подразделений по фамилии, а обращаться только по воинскому званию или занимаемой должности. Этим же приказом все отряды были переименованы в номерные подразделения. Путивльский отряд назван первым батальоном, Глуховский — вторым, Шалыгинский — третьим, Кролевецкий — отдельной ротой. Шосткинский отряд вливается в состав второго батальона. Несчастье постигло соединение. Вечером минеры, возвратившиеся с задания принесли изуродованное тело всеми уважаемого партизана — помощника командира Путивльского отряда и политрука первой оперативной группы, члена партбюро Георгия Андреевича Юхновца. С группой подрывников он минировал дороги, по которым ожидался подход противника. Произошла ошибка, и последовал взрыв. Вот уж поистине правда, что минер ошибается один раз в жизни. Жаль, очень жаль этого смелого и мужественного партизана. Пришел он в отряд в момент его организации, вместе со мной выходил из Путивля. Проклятая война вырвала из наших рядов еще одного замечательного советского человека. 13 октября. В соединение прибыла присланная Украинским штабом партизанского движения группа в составе одиннадцати человек. Временно, до их выхода на Черниговщину, где они должны действовать, мы выделили прибывших бойцов в самостоятельную оперативную группу под номером одиннадцать. Командиром назначен лейтенант Сарапулов, политруком старший политрук Яровой. В тот же день из Москвы прилетела группа, состоявшая из десяти человек. Ее также зачислили в отряд. 21 октября. Проводили последнюю партию раненых и больных на аэродром орловских партизан. Ответственным назначили Панина, который с присущей ему добросовестностью благополучно доставил их на место и погрузил в самолеты. О раненых и о медико-санитарной службе мы с Рудневым всегда стараемся заботиться. В соединении существует неписаный закон: все лучшее — раненым. Наш лесной госпиталь обеспечен всем, что только можно достать. На маршах подводы с ранеными и штабом всегда находятся под надежной охраной, на стоянках лучшие хаты отводим под госпиталь. Сестры, фельдшера и санитарки, эти славные герои, ни на минуту не отходят от своих подопечных. Самым тяжелым преступлением считается у нас бросить раненого товарища на произвол судьбы. И каким бы жестоким ни был бой, как бы нам ни приходилось туго, мы не только раненых, но и тела убитых товарищей никогда не оставляем на поругание врагу. Гитлеровцы обычно недоумевают: на поле боя остаются сотни их трупов, а убитых партизан нет. Наши агентурные разведчики передавали, что, находясь на отдыхе в селах, после боев с нашими партизанами немцы и мадьяры не раз говорили, что, мол, партизаны завороженные: их ни пули, ни снаряды не берут. На стоянке в любом селе или хуторе наши медики всегда оказывают необходимую помощь населению. 23 октября. В 14.00 противник перешел в наступление от Великой Березки через хутор Промаховка на Голубовку. Но, заняв окраину Промаховки, он был остановлен артиллерийским огнем наших батарей и неожиданным фланговым ударом конотопцев и бойцов третьей группы путивлян со стороны хутора Троицкий, а затем отброшен к Великой Березке. В этой операции был тяжело ранен комиссар Конотопского партизанского отряда Федор Ермолаевич Канавец. Вышел из строя еще один верный боевой товарищ. В соединение прибыла группа капитана Бережного, выполнявшая специальное задание штаба Брянского фронта. Несколько месяцев назад они были десантированы в тыл врага и колесили по районам Сумской области. Одновременно с ними прибыл подполковник Петр Вершигора с радистами и рацией. Всех их включили в тринадцатую оперативную группу. 24 октября. Завершили подготовку к рейду на правый берег Днепра. Вчера Вася Войцехович возвратился из штаба соединения Сабурова. Вместе с начальником штаба Бородачевым Ильей Ивановичем они разработали маршрут, составление которого задерживалось главным образом из-за отсутствия у сабуровцев разведданных о силах противника за пределами Брянского леса. При этом Войцехович использовал сведения пашей разведки и отрывочные данные об отдельных вражеских гарнизонах, расположенных по направлению к Киеву. Проверка готовности соединения показала, что все группы хорошо вооружены. Имеется полный комплект боеприпасов. Если раньше у нас на вооружении было только трофейное оружие, то теперь есть отечественные пушки, минометы, противотанковые ружья, автоматы, у подрывников — мины новейших систем. В обозе нет ничего лишнего. Настроение у партизан боевое, они с нетерпением ждут выступления в поход. Впереди новые бон и трудности. По мы уверены в том, что сумеем выполнить приказ Центрального штаба партизанского движения — создать за Днепром новый партизанский край, поднять народ Правобережья па беспощадную борьбу с оккупантами. Порукой этому — годичный опыт наших рейдов по тылам врага. Ведь соединение — пионер в этом деле. Почти одиннадцать месяцев мы постоянно находимся в походах, наши рейды становятся все более значительными как по масштабу, так и по силе ударов по врагу. Фашистское командование никогда не знало, где мы будем завтра и куда нацеливаем свой удар. Поэтому оно не могло обеспечить достаточную охрану своих объектов и вынуждено бросать на борьбу с нами части, предназначенные для фронта. Несмотря на численный перевес противника, инициатива всегда была в наших руках, ибо мы принимали бой только в условиях, наиболее выгодных для нас и невыгодных для врага. Рейдовая тактика полностью себя оправдала. Соединение прошло по северу Сумской области, и с выходами боевых групп на операции — 6047 километров. С 6 сентября 1941 по 26 октября 1942 года разгромлено 12 вражеских гарнизонов, убито 4905 солдат и офицеров противника, уничтожено 25 танков и бронемашин, 26 автомашин, взорвано 16 эшелонов, в том числе уничтожено 3 паровоза, 194 вагона и цистерны. У врага захвачено два орудия, 29 минометов, 46 пулеметов, 233 автомата, винтовок и пулеметов, свыше 344 тысячи патронов, а также много другого имущества. Таков результат борьбы личного состава соединения партизанских отрядов Сумской области и тысяч наших верных помощников — связных, подпольщиков, агентурных разведчиков. Во всех наших успехах главная заслуга прежде всего принадлежит партийной организации, сумевшей сплотить партизан, поднять на борьбу с фашизмом тысячи мирных жителей городов северной части Сумщины. Во многих городах, селах и поселках нам активно помогали подпольные партийные, комсомольские и патриотические организации. Они направляли к нам бойцов, давали связных, подбирали явочные квартиры, сообщали данные о противнике... По воле партии и советского народа возник огромный партизанский край в северной части Сумщины и дальше на севере в Брянских лесах, где целые районы стали недоступными для врага. Десятки партизанских соединений, сотни отрядов и групп брянских, орловских, курских партизан вместе с многими отрядами украинских партизан стояли на охране этой советской земли. Теперь Коммунистическая партия поручила двум нашим соединениям заложить такую же прочную партизанскую основу на правом берегу Днепра. Это почетное задание партии будет с честью выполнено. С наступлением темноты двинемся в поход на правобережье седого Днепра. Содержание От автора – 5 Воспоминания о прошлом – 7 Началась война народная – 29 Первый рейд – 74 Поход на Путивльщину – 80 В Хинельских лесах – 124 Снова рейд на Путивль – 153 Во вражеском кольце – 175 На Брянщине – 200