Сетевая библиотекаСетевая библиотека

диплом юрист ПГУ

Дата публикации: 08.02.2019
Тип: Текстовые документы DOCX
Размер: 53 Кбайт
Идентификатор документа: -35982457_490026677
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа


Глава 2. Основания для отмены или изменения решения суда апелляционным судом

Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции, как уже отмечалось выше, связаны с совершением судом первой инстанции судебных ошибок (но не тождественны им). И, несмотря на то что из самого названия данных оснований следует, что они применяются для отмены или изменения судебного акта, они имеют отношение и к такому полномочию, как оставление решения суда первой инстанции без изменения, поскольку в таком случае устанавливается отсутствие указанных оснований. Кроме того, такие основания позволяют определить, что считать решением, соответствующим требованиям, предъявляемым процессуальным законом.

Исследование оснований для отмены является необходимым для формирования подхода к определению пределов деятельности апелляционной инстанции. Пределы деятельности апелляционного суда должны способствовать и не препятствовать выявлению и устранению судебных ошибок, которые привели к незаконности или необоснованности судебного решения, то есть к появлению оснований для отмены.

Как отмечается в литературе, суть арбитражного процесса состоит в том, чтобы обеспечить установление действительных фактических обстоятельств и правильное применение норм права в качестве результата рассмотрения дела.

Таким образом, в целом основания для отмены или изменения судебного решения можно разделить на две большие группы:

- свидетельствующие о необоснованности судебного решения суда первой инстанции;

- свидетельствующие о незаконности судебного решения суда первой инстанции.

Классификация решений на незаконные и необоснованные весьма условна. Необоснованное решение сложно считать законным, поскольку при этом нарушаются нормы процессуального права, а также и материального права, поскольку закон содержит требования обоснованности. Вместе с тем неверное применение норм права, невыполнение содержащихся в них предписаний может повлечь появление изъянов, связанных с фактической стороной дела.

Однако такая тесная связь, как справедливо отмечается в литературе, не свидетельствует о тождественности этих понятий, что и дает возможность рассмотреть эти вопросы отдельно.

Необоснованность судебного решения раскрывают следующие нарушения (а точнее, именно они приводят к необоснованности), указанные в ст. 270 АПК РФ:

- неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела;

- недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными;

- несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

В формулировке основания, свидетельствующего о необоснованности судебного решения, должно быть именно неверное определение обстоятельств, указывают многие нормы АПК РФ. Так, согласно ч. 2 ст. 65 АПК РФ арбитражный суд определяет обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. Среди задач подготовки дела АПК РФ называет определение характера спорного правоотношения и подлежащего применению законодательства обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела (ч. 1 ст. 133 АПК РФ).

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 65 также предписывается суду определять обстоятельства, имеющие значение для дела. При определении того, какие факты, указанные сторонами, имеют юридическое значение для дела и имеется ли необходимость в истребовании доказательств или представлении дополнительных доказательств, суд должен руководствоваться нормами права, которые регулируют спорные правоотношения

Таким образом, поскольку указанные нормы предъявляют требование определить обстоятельства, то и ошибка, связанная с данными нормами, должна быть ошибкой в определении обстоятельств, имеющих значение для дела, т.е. «неправильное определение обстоятельств».

В литературе нет единого мнения относительно фактов, которые необходимо установить для рассмотрения дела. Однако следует заметить, что для осуществления своей деятельности по проверке и пересмотру судебных решений суду апелляционной инстанции следует иметь в виду не только предписание ч. 2 ст. 65 АПК РФ о том, что обстоятельства, имеющие значение для дела, определяются на основании требований и возражений сторон и норм материального права. Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 65 для обеспечения единообразного применения и толкования норм как материального права, так и процессуального права рекомендуется каждый раз анализировать судебную практику применения законодательства, которым регулируются спорные правоотношения, при подготовке дела к судебному разбирательству.

В целях определения обстоятельств, имеющих значение для дела, важными являются Постановления Пленумов ВАС РФ и ВС РФ. Например, уже упомянутое Постановление Пленума ВАС РФ предписывает отказывать в удовлетворении иска о признании недействительной крупной сделки или сделки с заинтересованностью, если будет доказано наличие хотя бы одного из следующих обстоятельств: 1) голосование участника общества, обратившегося с иском о признании сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием участников (акционеров), недействительной, хотя бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования; 2) к моменту рассмотрения дела в суде сделка одобрена в предусмотренном законом порядке; 3) ответчик (другая сторона оспариваемой сделки или выгодоприобретатель по оспариваемой односторонней сделке) не знал и не должен был знать о ее совершении с нарушением предусмотренных законом требований к ней. То есть Пленум ВАС РФ, проанализировав нормы права, указал, какие обстоятельства должны быть определены арбитражным судом и доказаны лицами, участвующими в деле, тем самым частично проделав работу вместо судьи, рассматривающего конкретное дело.

Таким образом, при выявлении апелляционным судом неверного определения обстоятельств судом первой инстанции данную работу надлежит провести ему. При этом осуществить указанную деятельность, не затронув необжалованные части решения, довольно трудно. Следовательно, для наиболее эффективного устранения такого рода ошибок необходимо предоставить апелляционному суду право пересматривать решения суда первой инстанции в полном объеме.

Определив обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, суд решает вопросы, связанные с доказыванием данных обстоятельств. Совершенные при этом ошибки ведут к недоказанности обстоятельств, которые суд считал установленными.

В процессуальной литературе высказываются схожие, но не идентичные взгляды на недоказанность. Так, И.Н. Глазунова говорит, что недоказанность бывает тогда, когда обстоятельства, существенные для дела, не подтверждены доказательствами, установленными в законе, либо подтверждены доказательствами, являющимися недопустимыми, недостоверными, противоречивыми, или доказательствами, которые арбитражный суд получил с нарушением норм процессуального права Представляется, что такое определение слишком сориентировано на процессуальной стороне средств доказывания. По мнению Л.Ф. Лесницкой, несоответствие решения доказательствам, имеющимся в деле, означает, что либо при недостаточности в деле доказательств, позволяющих сделать вывод о существовании определенного факта, суд всѐ же к такому выводу пришел, либо наоборот не признал установленными существенные факты по делу, несмотря на наличие для этого достаточных доказательств. В данном подходе, напротив, о свойствах средств доказывания не говорится. И.В. Решетникова недоказанность определяет как недостаточность доказательств, их недопустимость, недостоверность, неотносимость. Также автор отмечает, что основание для отмены судебного решения предполагает не только наличие недоказанности обстоятельств дела, но еще и то, что суд посчитал обстоятельства установленными. К сожалению, далее автор не объясняет, с какой целью сделан акцент на «установленных обстоятельствах». Представляется, что такое замечание имеет значение для отграничения таких оснований, как неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, и их недоказанность. Поскольку если суд в своем решении не указал каких-либо обстоятельств (не установил их), следовательно, их не определил как имеющие значение для дела. Кроме того, недоказанность обстоятельств, которые не требовалось устанавливать для рассмотрения и разрешения дела, значения не имеет, поскольку обстоятельства неверно определены.

Л.В. Трофимова определяет недоказанность через случаи, когда она проявляется; такими случаями являются: 1) вывод о существовании юридических фактов сделан при полном отсутствии доказательств или их недостаточности; 2) вывод суда построен на доказательствах, достоверность которых вызывает сомнение; 3) в основе выводов суда лежат недопустимые средства доказывания.

Наиболее удачным представляется определение недоказанности, данное Л.А. Тереховой, указывающей следующие случаи: недостаточность доказательств; недостоверность и (или) противоречивость доказательств; неправильное использование косвенных доказательств; отсутствие мотивировки того, почему одни доказательства приняты, а другие нет. В целом, присоединяясь к предложенному определению, к данному перечню хотелось бы добавить использование недопустимых доказательств. Такое уточнение имеет особое значение в связи с тем, что некоторые обстоятельства должны быть доказаны только определенными средствами доказывания. При этом такие особые условия доказывания «разбросаны» по всему массиву действующего российского законодательства.

Вместе с тем из «недоказанности» существуют исключения, поскольку не все фактические обстоятельства нуждаются в доказывании. Такие исключения четко обозначены в законе как основания освобождения от доказывания (ст. 69-70 АПК РФ).

К обстоятельствам, которые не требуют доказывания, относятся общеизвестные обстоятельства (ч. 1 ст. 69 АПК РФ), о существовании которых известно широкому кругу граждан и всему составу суда, рассматривающему дело (чрезвычайные происшествия (катастрофы на транспорте), разного рода природные явления (засуха, землетрясение, ураганы), события общественной жизни (эмбарго, забастовки, перевороты, террористические акты). В современной действительности, с развитием информационных технологий, общеизвестность тех или иных обстоятельств понимается довольно широко. Так, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в одном своем постановлении указал, что «О наличии же проблемы применения пенополистирола в строительных конструкциях зданий, негативного влияния его на окружающую среду свидетельствуют представленные ответчиком Баталиным Б.С. в дело общедоступные материалы, в частности, материал из Интернета (Википедии - свободной энциклопедии) с цитированием рекомендаций XI Международной научно-практической конференции по "Проблемам энергосбережения и экологии в промышленном и жилищно-коммунальном комплексам", на которой признано применение теплоизоляционных материалов из пенополистирола экологически опасными (т. 1, л.д. 50); копия газеты "Деловая электронная газета Татарстана" от 29.10.2008 г. о вреде трехслойной конструкции пенополистирола внутри кирпичной кладки (т. 1, л.д. 75)».

Не требуют доказывания преюдициальные факты (ч. 2-4 ст. 69 АПК РФ), то есть факты, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, суда общей юрисдикции, в том числе и по уголовным делам. При этом акты иных органов такого значения не имеют, и установленные ими обстоятельства доказываются по общим правилам. Не требуют доказывания обстоятельства, установленные судебным актом, если в другом деле участвуют те же лица или если обстоятельства имеют отношения к лицам, участвующим в другом деле.

Приговор суда по уголовному делу обязателен только по обстоятельствам, указывающим на то, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом. В отношении иных обстоятельств как материалы уголовного дела, так и сам приговор могут рассматриваться в качестве письменных доказательств.

Также не требуют доказывания обстоятельства, признанные другой стороной. Однако арбитражный суд должен проверить такое признание, не совершено ли оно в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы или заблуждения. О некоторых проблемах такого признания ранее уже говорилось.

Таким образом, преодоление необоснованности судебного решения, вызванной недоказанностью имеющих значение для дела обстоятельств, напрямую связано с необходимостью исследовать дополнительные доказательства, что в очередной раз приводит к выводу о том, что для его наиболее эффективного обеспечения критериями для принятия новых доказательств судом апелляционной инстанции является относимость доказательств и отсутствие злоупотреблений со стороны лиц, участвующих в деле. Не является обоснованным решение суда, если сделанные им выводы не соответствуют обстоятельствам дела. Следует отметить, что в литературе нет единого мнения относительно случаев, когда должно быть применено данное основание.

Раскрывая содержание рассматриваемого основания, указывают, например, на нарушения правил логики Деятельность суда, хотя и четко регламентирована нормами процессуального права, во многом является деятельностью творческой, мыслительной. Исследовав материалы дела, суд делает умозаключение о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле. Именно в ходе логической деятельности по выведению умозаключения и совершается ошибка, приводящая к неверным выводам. Логическую деятельность полностью подвергнуть законодательному регулированию невозможно, хотя закон регламентирует условия, в которых данная деятельность осуществляется. Как верно отмечают А.А. Мохов, С.Ю. Капранова, процессуальная и логическая стороны доказывания находятся в постоянном диалектическом взаимодействии.

Нарушение правил построения умозаключений вместе с тем приводит к такому процессуальному последствию, как отмена или изменение решения в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

При этом ошибки логической деятельности могут быть связаны с ошибками при оценке доказательств, имеющих значение для дела, в связи с чем неверно сделан вывод об установлении того или иного обстоятельства. В этой связи неверное установление того или иного обстоятельства следует отличать от неправильного (неполного) определения обстоятельств, имеющих значение для дела. В последнем случае суд вообще не определил обстоятельство как имеющее значение для разрешения дела. При неверном установлении суд определил обстоятельство как имеющее значение для дела, но неверно пришел к выводу о наличии или отсутствии определенного факта. Например, определив необходимость установления обстоятельства заключения договора, суд, исследовав все необходимые и достаточные доказательства, неверно пришел к выводу о том, что договор не заключен. Арбитражный апелляционный суд в своем постановлении по делу о взыскании убытков в связи с недостатками продукции сделал вывод о необоснованности решения суда первой инстанции в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела. Суд первой инстанции пришел к выводу, что в материалах дела не представлено доказательств вызова представителя ответчика для составления акта, а равно иных документов, свидетельствующих о наличии и направлении ответчику таких претензий к качеству поставленной продукции. Копию письма № 11 от 06 апреля 2012, направленного посредством факсимильной связи, и односторонний акт от 18 апреля 2012 года № 147 о фактическом качестве и комплектности полученной продукции суд первой инстанции не принял в качестве надлежащих доказательств в подтверждение указанных обстоятельств. Однако суд апелляционной инстанции с данным выводом не согласился. В обосновании он указал, что в соответствующих пунктах договора установлены требования к качеству продукции в соответствии с ГОСТом, установлен гарантийный срок. В течение этого срока при обнаружении недостатков установлена обязанность покупателя вызвать поставщика для участия в комиссии по качеству поставленной продукции и составления- стороннего акта. Вызов поставщика производится факсимильной связью. В случае неприбытия поставщика в установленные вызовом сроки акт составляется в одностороннем порядке без привлечения третьих лиц уполномоченными лицами или комиссией, назначенной приказом, и ее решения подлежат обязательному исполнению не прибывшей на комиссию стороной. Все указанные в договоре сроки были соблюдены.

Таким образом, из правильно собранных доказательств и верно определенных обстоятельств, которые необходимо было установить, суд пришел к неверным выводам. Ошибка заключалась в неверной оценке доказательств, что привело к неверным выводам. Следует отметить, что авторы по-разному подходят к вопросу о правильности установления обстоятельств при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела. Так, Р.В. Шакирьянов указывает, что в таких случаях суд, правильно установив обстоятельства, на их основе все же приходит к неверному выводу о реальных взаимоотношениях сторон. Л.А. Терехова, напротив, считает, что несоответствие выводов суда обстоятельствам дела не может сочетаться с правильным установлением обстоятельств по делу. По мнению автора, речь может идти только о том, что суд собрал все необходимые доказательства и их исследовал.

Представляется, что из буквального толкования п. 3 ч. 1 ст. 270 АПК РФ, где все же указано на несоответствие выводов обстоятельствам дела, а не доказательствам, следует, что ситуация, при которой суд, установив обстоятельства, сделал неверный вывод, возможна.

От недоказанности обстоятельств данное основание отличается тем, что имеющихся в материалах дела доказательств достаточно для установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Вместе с тем, по мнению А.П. Рыжакова, типичным случаем, когда выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, является неисследование доказательств (например, отказ в удовлетворении ходатайств о проведении осмотра, об истребовании доказательств и т.п.), которые вместе с другими доказательствами имели существенное значение для правильного установления фактических обстоятельств по делу и могли оказать значительное влияние на выводы суда Однако приведенные автором примеры говорят о недоказанности обстоятельств, поскольку они судом не исследовались, и вывод суда неверен именно в связи с недостаточностью доказательств.

На основании изложенного представляется, что несоответствие выводов суда обстоятельствам дела представляет собой случаи как построения неверного вывода из верно установленных обстоятельств, так и случаи неверного установления обстоятельств из относимых, допустимых, достаточных и достоверных доказательств.

Незаконность судебного решения характеризуют, по сути, два основания для отмены, хотя законодатель объединил их в одном п. 4 ст. 270 АПК РФ:

- нарушение или неправильное применение норм материального права;

- нарушение или неправильное применение норм процессуального права.

Оба процессуальных кодекса формулируют данное основание через такие действия, как нарушение и неправильное применение. Представляется совершенно верным вывод Л.В. Трофимовой, которая одной из немногих рассматривала достаточно подробно каждое основание для отмены. Отмечая, что в теории права выделяют 4 формы реализации права (соблюдение, исполнение, использование и применение), ученый указывает, что нарушение (или несоблюдение) представляет собой деяние субъекта материального правоотношения. Суд субъектом материального правоотношения при разрешении дела не является, он осуществляет применение, но, как к главному субъекту процессуальных отношений, к нему применимо понятие «нарушений норм процессуального права».

Кроме того, законодатель сам в ч. 2 ст. 270 АПК РФ разъясняет рассматриваемое основание только как неправильное применение норм материального права. Восьмой арбитражный апелляционный суд в своих постановлениях, указывая на основание для изменения или отмены решения, использует формулировку «неправильное применение норм материального права».

Следовательно, основаниями для отмены в связи с незаконностью решения суда первой инстанции являются неправильное применение норм материального права, а также нарушение и неправильное применение норм процессуального права.

Неправильное применение норм материального права является весьма распространенным явлением в судебной практике. В 2012 году причиной отмены или изменения Восьмым арбитражным апелляционным судом судебных актов в 31,4% случаях от общего числа отмен (изменений) явилось неправильное применение норм материального права.

В 2015 году по причине неправильного применения норм материального права было отменено или изменено судебных актов в 29,4% случаев. Ещѐ немного снизился процент в 2016 году и составил 26,6%4. Небольшое снижение связано, в том числе, и с общим снижением в 2015, 2016 годах количества отмененных или измененных судебных актов. Хотя следует заметить, что данное основание с первого места по частоте применения оснований, занимаемого в 2014 году, переместилось на второе в 2015– 2016 годах. Однако эта небольшая положительная тенденция не говорит о том, что суды стали лучше понимать и применять нормы материального права. Данное основание по-прежнему занимает лидирующее положение. Вместе с тем именно нормы материального права устанавливают и регулируют те права, за защитой которых лицо обращается в суд.

Процессуальные кодексы под неправильным применением норм материального права предписывают понимать:

- неприменение закона, подлежащего применению;

- применение закона, не подлежащего применению;

- неправильное истолкование закона.

О неприменении закона и применении не подлежащего применению закона в литературе высказываются разные точки зрения. Например, Л.В. Трофимова указывает, что выделение их в качестве двух самостоятельных оснований нецелесообразно, поскольку в большинстве случаев это две стороны одной медали, и предлагает выделение следующих оснований: 1) суд неправильно определил юридическую квалификацию фактических взаимоотношений сторон; 2) суд неправильно истолковал закон.

С другой стороны, Л.Ф. Лесницкая различает такие основания и к применению закона, не подлежащего применению, относит случаи применения к отношениям, регулируемым семейным, жилищным законодательством норм гражданского законодательства, а также случаи, когда суд применил норму права, которая не соответствует фактическим обстоятельствам дела, то есть, прежде всего, это случаи неверной квалификация права. К случаям неприменения надлежащего закона автор относит, во-первых, такие, когда при разрешении дела суд вообще не применил никаких норм материального права, возложил на сторону обязанности, не предусмотренные действующим законодательством. При этом к данному основанию не относятся случаи, когда суд применил надлежащую норму права, но в своем решении еѐ не указал. Во-вторых, когда суд применил подзаконный нормативный акт, который не соответствует нормативным актам вышестоящих органов или принят в ненадлежащем порядке. В-третьих, когда суд, применив норму, регулирующую данные отношения, не применил все иные нормы, также относящиеся к данным общественным отношениям.

Разделяет мнение Л.Ф. Лесницкой и В.М. Шерстюк. По его мнению, случаями неприменения закона, подлежащего применению, являются: 1) не только не указание судом в решении нормы материального права, подлежащей применению, но и разрешение дела вопреки действующему законодательству; 2) применение судом отмененного закона или нормы подзаконного акта, противоречащие действующему закону, или нормы закона, который принят с нарушением установленного порядка (сюда относятся и случаи применения норм не ратифицированного в надлежащем порядке международного договора).

Существует третья точка зрения, которая, как представляется, является наиболее верной по сравнению с первыми двумя. Эту точку зрения разделяют Л.А. Терехова, Р.В. Шакирьянов.

Согласно этой точке зрения, по большому счету практически во всех случаях применения не той нормы, которую надлежит применить, суд одновременно применяет норму, не подлежащую применению, и не применяет надлежащую.

Из понимания данных оснований как разных сторон одного явления есть только одно исключение. «В тех случаях, когда суд не только не указывает норму материального права, подлежащую применению, но разрешает дело вопреки действующему законодательству, имеет место неприменение надлежащего закона».

Предложенные Л.В. Трофимовой случаи неправильного определения юридической квалификации не учитывают указанные случаи, когда дело рассмотрено вопреки действующему законодательству, что не позволяет однозначно согласиться с еѐ мнением.

Л.А. Терехова, указывая на неудачность, использованных в законе формулировок, предлагает следующее изложение оснований неправильного применения норм материального права: «суд не применил закон и разрешил дело вопреки закону; суд неправильно выбрал применяемый нормативный акт; суд неправильно истолковал закон». Каких либо возражений данное предложение не вызывает, поскольку исчерпывающим образом описывает все случаи неправильного применения норм материального права. Отличия каждого основания становятся понятными из самих формулировок.

Ошибки, связанные с неправильным применением норм материального права, в современной действительности во многом обусловлены обширностью и неустойчивостью законодательства. Например, за 2013 год было принято 30 федеральных законов о внесении изменений в Налоговый Кодекс РФ (в первую и вторую части).

Следовательно, суду необходимо проверять как появление новых нормативных правовых актов, регулирующих отношения лиц, участвующих в деле, так и внесение изменений в уже существующие. При этом нормы даже одного акта могут вступать в действие в разное время. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 114 ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» данный закон вступил в силу с 1 января 2014 года, однако, например, ст. 16-19, регулирующие вопросы планирования закупок, формирования планов закупок, вступят в силу только с 1 января 2016 года. Ошибки, связанные с неверным толкованием закона, имеют место тогда, когда суд неверно понял смысл правовой нормы, которая должна быть применена в данном деле, при этом он верно определил эту норму как регулирующую отношения лиц, участвующих в деле. Так, арбитражный апелляционный суд в своем постановлении по одному делу указал, что не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что из буквального содержания ст. 3 Федерального закона РФ от 26.12.2006 № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» не следует, что для определения статуса сельскохозяйственного товаропроизводителя доля дохода от реализации должна определяться применительно к предшествующему периоду, а доля дохода, определенная Департаментом по итогам 2011 года, не имеет значения. То есть судом первой инстанции неверно истолковано установленное законом требование к определению доли дохода от реализации продукции за «календарный год». Доводы апелляционной инстанции поддержал суд кассационной инстанции.

Незаконным будет решение при нарушении или неправильном применении норм процессуального права. Судебная защита прав и законных интересов осуществляется в строго регламентированном процессуальном порядке. Данный порядок представляет собой систему правил, которые обеспечивают принятие законного и обоснованного решения. Несоблюдение такого порядка ставит под сомнение достижение целей судопроизводства, законность и обоснованность судебного акта.

Вместе с тем при нарушении норм материального права такой судебный акт не может быть оставлен без изменений, он всегда подлежит изменению либо отмене. Однако не всякое нарушение правил судопроизводства влечет изменение или отмену судебного акта.

АПК РФ четко указывает в ч. 3 ст. 270, что нарушение норм процессуального права только тогда является основанием для изменения или отмены судебного акта, когда такое нарушение привело или могло привести к вынесению неправильного решения. То есть правильное по существу решение не может быть отменено или изменено только при наличии формального нарушения норм процессуального права, которое не повлекло и не могло повлечь принятие неправильного решения. В этой связи в процессуальной науке принято выделять три группы процессуальных нарушений по степени из значимости (существенности):

1) несущественные процессуальные нарушения, которые не привели и не могли привести к неправильному разрешению дела (то есть не являются основанием для отмены в силу ч. 3 ст. 270 АПК РФ);

2) существенные нарушения, которые повлекло или могло повлечь принятие неправильного решения (п. 4 ч. 1 ст. 270 АПК РФ);

3) безусловные основания для отмены (ч. 4 ст. 270 АПК РФ).

Нарушения одних и тех же процессуальных правил в разных обстоятельствах могут быть как существенными и влечь отмену или изменение судебного акта, так и не существенными. Критерием для определения существенности или несущественности нарушения процессуальных норм является усмотрение суда о его влиянии на результаты рассмотрения дела.

Таким образом, нарушения норм процессуального права, как основание для отмены, отходит на второй план, по сравнению со своевременным предоставлением судебной защиты нарушенных и оспариваемых прав. Как указывает Г.А. Жилин, в роли критериев, определяющих существенность нарушения требований законодательства, должны выступать конечные цели судопроизводства. Что подтверждает довод, приводимый при рассмотрении вопросов о пределах рассмотрения дела судом апелляционной инстанции о том, что требования процессуальной формы в первую очередь должны обеспечивать защиту нарушенных прав, а уже во вторую очередь соблюдение самой процессуальной формы.

В целом основания для отмены урегулированы достаточно, вместе с тем имеются следующие замечания.

Наиболее верно суть требования обоснованности отражает такое основание для отмены, как «неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела».

Следует согласиться, что наиболее верно определяют недоказанность такие случаи, как: недостаточность доказательств; недостоверность и (или) противоречивость доказательств; неправильное использование косвенных доказательств; отсутствие мотивировки того, почему одни доказательства приняты, а другие нет; использование недопустимых доказательств.

Несоответствие выводов суда обстоятельствам дела представляет собой случаи как построения неверного вывода из верно установленных обстоятельств, так и случаи неверного установления обстоятельств из относимых, допустимых, достаточных и достоверных доказательств.

Представляется, что необходимо отдельно рассмотреть каждое из безусловных оснований для отмены, указанных в ч. 4 ст. 270 АПК РФ.

Рассмотрение дела судом в незаконном составе представляет собой случаи, когда один из судей данного судебного состава (при коллегиальном рассмотрении) либо судья, рассматривающий дело единолично:

- не наделен полномочиями судьи этого суда в установленном порядке;

- полномочия судьи прекращены либо приостановлены;

- подлежал отводу (самоотводу);

- нарушены правила о единоличном и коллегиальном рассмотрении дел.

В данном случае предполагается как нарушение правил глав 2-3 АПК РФ, устанавливающие порядок формирования составов суда, так и нарушение требований ст. ст. 119, 128 Конституции РФ, Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», Федерального конституционного закона от 23.06.1999 № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации», Федерального закона от 17.12.1998 № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации».

Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами и только судьями, имеющие соответствующие полномочия. Гарантированное ст. 47 Конституции РФ право на рассмотрение дела только тем судом и судьей, к подсудности которых отнесено их дело, означает также, что судья имеет право на рассмотрение дела, на отправление правосудия.

Если данное правило не обеспечено в суде первой инстанции, то апелляционный суд не может самостоятельно исправить такую ошибку. Считать право на судебную защиту обеспеченным, когда она получена от лица, которое не вправе еѐ предоставить, невозможно. Следовательно, и производство в суде первой инстанции «ничтожно».

Нарушение правил о языке как основание для отмены решения, связано с конституционными положениями о равенстве всех перед законом и судом, о недопущении дискриминации по языковому признаку. Процессуальное законодательство обеспечивает лицам, не владеющим языком судопроизводства (ведется на русском языке или в судах общей юрисдикции – на государственном языке республики, входящей в состав России), право знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных действиях, выступать в суде на родном языке или свободно выбранном языке общения и пользоваться услугами переводчика (ст. 12 АПК РФ). В случае если данные права не обеспечены лицу, участвующему в деле, то в полной мере признать, что он действительно «участвовал» в деле, затруднительно. Поскольку в такой ситуации он, скорее, «лицо, присутствующее при рассмотрении дела», физически находящееся в зале судебного заседания, но не понимающее того, что происходит в силу языковой непринадлежности к государственному языку Российской Федерации. Невозможно считать для такого лица действительным процесс, в ходе которого он не мог ознакомиться с материалами дела, не мог понять вынесенного решения. Даже если такие случаи крайне редки, они нарушают саму суть правосудия.

Нарушение правила, указанного в части 4 ст. 167 АПК РФ о тайне совещания судей при принятии решения также является основанием для отмены решения в любом случае. На первый взгляд, данное нарушение кажется надуманным.

Следует заметить, что процесс вынесения решения связан со сложной мыслительной деятельностью как по осуществлению логических операций, так и по выявлению и анализу нормативного материала. Вмешательство в данный процесс может отрицательно сказаться на вынесенном решении. Хотя такое значение данного основания не объясняет его исключительность.

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантируется право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом. Тайна совещания судей как раз и обеспечивает их независимость и беспристрастность (хотя при современном развитии технологий стоит пересмотреть содержание данного основания, но вместе с тем обеспечиваемые им независимость и беспристрастность путем недопущения оказания какого бы то ни было влияния на судью в момент принятия решения имеют особое значение). Независимость и беспристрастность судей гарантируется не только нормами международного права, но и Конституцией РФ (ст. 120), процессуальными законами (ст. 5 АПК РФ). В этой связи данное основание является нарушением основополагающих норм, обеспечивающих правосудие. Несмотря на то, что проведенный до момента нарушения процесс судопроизводства и был безупречен, однако данное нарушение не позволяет признать того, что принятое решение должно иметь правовые последствия, следовательно, такое разбирательство «ничтожно».

Безусловными основаниями для отмены являются неподписание решения судьей или одним из судей, если дело рассмотрено в коллегиальном составе судей, либо подписание решения не теми судьями, которые указаны в решении, а также отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК РФ (председательствующим в судебном заседании, секретарѐм или помощником, составившими протокол). Требование о подписании решения суда указано в ч. 3 ст. 169 АПК РФ. Решение является итоговым актом, с момента составления которого появляются предполагаемые судебные ошибки. Соблюдение правил о подписании судебного акта обеспечивает действительность судебного решения, изложенных в нем мотивов и резолюций. Как верно отмечают в литературе, нарушения такого рода недопустимы, так как в первую очередь подрывают авторитет суда. Но, кроме того, невозможно считать такое решение судебным актом. Отсутствует процедура исправления данной ошибки путем последующего подписания и заверения содержания решения, следовательно, такая судебная ошибка говорит о «ничтожности» производства в суде первой инстанции, поскольку результат в виде судебного акта отсутствует.

Протокол ведется в письменной форме и с использованием средств аудиозаписи. Он свидетельствует о ходе рассмотрения дела. Его отсутствие препятствует осуществлению апелляционной инстанцией деятельности по проверке судебных решений, а также решению некоторых вопросов при рассмотрении в суде апелляционной инстанции (например, для решения вопроса о вызове свидетелей в отсутствие протокола сложно установить, заявлялось ли такое ходатайство в суде первой инстанции). В отсутствии протокола невозможно говорить о ходе разбирательства и о факте его проведения вообще.

Л.А. Терехова справедливо отмечает, что, хотя эти нарушения и не свидетельствуют, что кто-то из заинтересованных лиц, не участвовал в деле, тем не менее, они лишаются суда первой инстанции. Разбирательство суда первой инстанции становится «ничтожным» в силу грубого нарушения норм процессуального права, «и никакой суд апелляционной инстанции уже не заменит полноценного суда первой инстанции».

Автор верно обосновывает как недопустимость данных нарушений, так и необходимость направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в случае их обнаружения. Однако действующие процессуальные кодексы такой возможности судам апелляционной инстанции не предоставляют.

Также основаниями для отмены решения суда в любом случае (которые также должны быть установлены в качестве оснований для направления дела в суд первой инстанции) являются рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, принятие судом решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле. Хотя рассматриваемое полномочие не закреплено непосредственно в процессуальных кодексах, направление дела апелляционным судом на новое рассмотрение по указанным основаниям предусмотрено в иных актах.

Так, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 21.04.2010 № 10-П, проверяя на соответствие Конституции РФ норм ГПК РФ, предоставил апелляционной инстанции возможность направить дело на новое рассмотрение, когда суд первой инстанции рассмотрел дело в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, или разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

К такому мнению Конституционный Суд РФ пришел, руководствуясь закрепленными в Конституции РФ принципами равенства и состязательности судебного разбирательства. Лица, не привлеченные к участию в деле, а также лица, участвующие в деле, но не извещенные о времени и месте судебного заседания, значительно ограничены в своих правах по отношению к другим участникам процесса. В частности, в суде апелляционной инстанции не могут быть заявлены новые требования, представление доказательств ограничено и т.д.Рассмотренная выше позиция Конституционного Суда РФ сформулирована в отношении прежней редакции главы 39 ГПК РФ (действовавшей до 1 января 2012 г.). Однако в новой редакции данная позиция не нашла своего отражения, что у ряда авторов вызывает непонимание. В соответствии со ст. 79 ФКЗ от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» (о невозможности преодолеть юридическую силу Постановления Конституционного Суда РФ путем повторного принятия акта, признанного неконституционным), а также в силу прямого указания в самом Постановлении Конституционного Суда РФ до внесения в ГПКРФ соответствующих изменений суд апелляционной инстанции правомочен отменить решение суда, который рассмотрел дело в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, или разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, и направить дело на новое рассмотрение (п. 3 резолютивной части Постановления Конституционного Суда от 21.04.2010 № 10-П).

Вместе с тем сам Конституционный Суд РФ пересмотрел свою позицию (Определение от 18.01.2011 № 2-О-О2, Определение от 17.01.2013 № 1-О).

Законодатель попытался решить данную проблему путем предоставления апелляционному суду права, если имеются не привлеченные к участию в деле лица или лица, не извещенные о судебном заседании, перейти к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции (такое полномочие предусмотрено для апелляционной инстанции арбитражных судов в ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ и для судов общей юрисдикции в ч. 5 ст. 330 ГПК РФ). Конституционный Суд РФ поддержал данное решение законодателя. В своем Определении от 18.01.2011 № 2-О-О суд указал, что установление в апелляционном производстве арбитражных судов элементов производства в арбитражном суде первой инстанции направлено на обеспечение тех процессуальных гарантий, которыми бы обладали лица, участвующие в рассмотрении дела, если бы их дело рассматривал арбитражный суд первой инстанции. Кроме того, такой порядок обеспечивает принцип процессуальной экономии, требование эффективности судопроизводства, а также выступает гарантом осуществления судами справедливого судебного разбирательства в разумный срок, поскольку допущенные судом первой инстанции ошибки исправляются непосредственно арбитражным апелляционным судом.

Конституционный Суд РФ делает вывод, что ныне действующие нормы АПК РФ наделяют лиц, которые привлечены к участию в деле в арбитражном апелляционном суде, правом на рассмотрение дела по существу с их участием, и порядок такого рассмотрения таков же, как и осуществляемый арбитражным судом первой инстанции в соответствии с правилами подсудности, которые установлены законом. Также такие лица не лишены права на пересмотр в кассационном и надзорном порядке того решения, которое после отмены решения арбитражного суда первой инстанции вынесет арбитражный апелляционный суд.

При отмене решения суда первой инстанции суд апелляционной инстанции должен принять новый судебный акт (п.п. 2 и 3 ст. 269 АПК РФ), он не может ограничиться отменой, не разрешив спор либо не завершив производство по делу либо жалобе иным образом.

Отмена решения по безусловным основаниям требует принятия не одного, а двух судебных актов, первым отменяется решение суда первой инстанции без повторного рассмотрения дела, вторым отражается результат рассмотрения не жалобы, а иска, коль скоро дело после отмены рассматривается по правилам, установленным в суде первой инстанции.

Складывается неоднозначная правоприменительная практика. В одних случаях арбитражные суды апелляционной инстанции одним актом (постановлением) отменяют решения судов первой инстанции и разрешают спор по существу. В других случаях суды апелляционной инстанции принимают два судебных акта: первым постановлением отменяют решение суда первой инстанции, а второе постановление принимают по результатам рассмотрения дела по существу.

Из сказанного делается вывод о том, что норма ч. 5 ст. 270 АПК РФ исходит из того, что арбитражный апелляционный суд выполняет функции апелляционной инстанции только до момента отмены решения суда первой инстанции; в дальнейшем он в полной мере выполняет функции последнего без каких - либо изъятий.

Действующее законодательство не предоставляет апелляционной инстанции права при отмене решения направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Поэтому, убедившись, что решение незаконно или необоснованно, апелляционная инстанция должна сама исправить допущенные судом первой инстанции ошибки. Как отмечает В.М. Шестюк «введение в АПК РФ данного правила обусловлено соображениями процессуальной экономии, стремлением ускорить рассмотрение дел и устранить ненужную волокиту».

Вместе с тем отсутствие у суда апелляционной инстанции права направлять дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции имеет негативные стороны. Так, отменяя решение о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле апелляционная инстанция обязана вынести новое решение по делу. Такое решение не может быть обжаловано в апелляционном порядке, что приводит к нарушению прав на судебную защиту лиц, не привлеченных к участию в деле.

Невозможность обжалования финального судебного акта апелляционного суда в апелляционном порядке в случаях, когда суд выполнял функции суда первой инстанции, означает, что заинтересованные лица лишаются права на судебную проверку такого судебного акта в суде второй инстанции, они могут обжаловать такой судебный акт лишь в кассационном порядке.

Поэтому заслуживают внимания предложения о направлении дела апелляционным судом после отмены решения по безусловным основаниям в суд первой инстанции, что, однако едва ли возможно без внесения соответствующих изменений в ч. 5 ст. 270 АПК РФ.

Представляется правильным предложение о внесении в ч. 5 ст. 270 АПК РФ нормы, предоставляющую суду апелляционной инстанции право отменить решение полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, если при рассмотрении дела были допущены нарушения норм процессуального права, перечисленные в ч. 4 ст. 270 АПК РФ.Право на изменение решения у апелляционной инстанции возникает при наличии тех же оснований, что и право на вынесение нового решения, если допущенные нарушения не повлияли на конечные выводы суда первой инстанции о правах и обязанностях сторон. К изменению решения, в частности, приходится прибегать в случае снижения или увеличения размера взыскиваемой суммы. Изменение судебного акта может касаться не только резолютивной, но и мотивировочной части.

При изменении решения суда первой инстанции арбитражные суды апелляционной и кассационной инстанции в резолютивной части судебного постановления указывают на изменение решения в какой-либо его части, оставляя в остальной части решение без изменения.

Право вынести новое решение принадлежит апелляционной инстанции, независимо от того, по жалобе какой из сторон дело поступило на рассмотрение суда. Неуверенность лица в том, что его положение после рассмотрения дела вышестоящей инстанцией не ухудшится, может повлечь за собой отказ от подачи жалобы на необоснованное, с точки зрения этого лица, решение суда.