Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Контрольная работа экономика

Дата публикации: 08.02.2019
Тип: Текстовые документы DOC
Размер: 219 Кбайт
Идентификатор документа: -35982457_490044380
Файлы этого типа можно открыть с помощью программы:
Microsoft Word из пакета Microsoft Office
Для скачивания файла Вам необходимо подтвердить, что Вы не робот

Предпросмотр документа

Не то что нужно?


Вернуться к поиску
Содержание документа
Содержание

HYPER13 HYPERLINK \l "_Toc497986591" HYPER14ВведениеHYPER13 PAGEREF _Toc497986591 \h HYPER143HYPER15
Теория фирмы Уильямсона. Границы фирмы по УильямсонуHYPER13 PAGEREF _Toc497986592 \h HYPER144HYPER15
ЗаключениеHYPER13 PAGEREF _Toc497986593 \h HYPER1424HYPER15
ЛитератураHYPER13 PAGEREF _Toc497986594 \h HYPER1425HYPER15
HYPER15Введение

В современной экономической теории фирма есть та организация, которая преобразует исходные ресурсы в конечный продукт. Почему существуют фирмы, что определяет число фирм и их специализацию (приобретаемые ими ресурсы и выпускаемые продукты) – эти вопросы не интересуют большинство экономистов. Это отсутствие интереса совершенно поразительно, особенно если учесть, что большинство людей в Соединенных Штатах, Великобритании и других западных странах заняты в фирмах, что большая часть производства осуществляется фирмами и что эффективность всей экономической системы в очень большой степени зависит от того, что происходит внутри этих экономических молекул.
Под фирмой понимается институт предпринимательства, который представляет собой самостоятельную юридическую организацию. Понятие фирма широко используется для характеристики предпринимательской деятельности в западных странах, в российской экономике под фирмой понимается предприятие. Фирма и предприятие – это синонимы.
Данную тему я считаю актуальной для России на сегодняшний день. Как показывает опыт развитых стран, малое и среднее предпринимательство играет весьма и весьма большую роль в экономике, его развитие влияет на экономический рост, на ускорение научно-технического прогресса, на насыщение рынка товарами необходимого качества, на создание новых дополнительных рабочих мест, то есть решает многие актуальные экономические, социальные и другие проблемы.
Цель работы - раскрыть и проанализировать теорию фирмы О. Уильямсон, границы фирмы.

Теория фирмы Уильямсона. Границы фирмы по Уильямсону

О́ливер Уи́льямсон (англ. Oliver E. Williamson; 27 сентября 1932, Сьюпириор, штат Висконсин, США) — американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике в 2009 году, представитель неоинституционализма.
Теорию фирмы, которую предложил О. Уильямсон, и которая вытекает из теории трансакционных издержек, можно считать своеобразной статикой неоинституциональной теории. В основном решалась задача определения типов контрактов, режимов контрактации в зависимости от тех или иных критериев, включая форму актива, величину трансакционных издержек, степень информационной асимметрии, оппортунизмом. Эта теория на прояснение различных процессов взаимодействия внутри организации и между организациями, с целью уточнения юридических и экономических следствий функционирования институтов капиталистической системы. Вся теория Уильямсона построена на двух предпосылках, что агенты ведут себя ограниченно рационально, и, что в их поведении присутствует оппортунизм, то есть способ или модель поведения извлечения выгод при контрактации с использованием коварства и обмана.
Теория трансакционных издержек, как справедливо полагает О.Уильямсон, микроаналитична, и позволяет оценивать издержки контрактации. Собственно говоря, вопрос относительно существования теории трансакционных издержек - как минимум, полемичен, как максимум весьма странен, поскольку тогда стоит говорить и о теории производственных издержек, а в таком случае не совсем ясно что из себя будет представлять теория инвестиций, ведь инвестиции - это в любом случае затрата, то есть издержки, раз вкладываются денежные средства в реализацию какого-то проекта, или не денежные, носитель инвестирования в таком случае не важен. Тогда получается, что теория инвестиций должна каким-то образом сопрягать теорию производственных издержек и теорию трансакционных издержек. Вообще открытым с методологической точки остаётся вопрос может ли существовать теории какого-то одного вида издержек. Ведь все издержки в конце концов образуют полные затраты экономического процесса, который и описывают. Теория по идее должна объяснять этот процесс, а стороны объяснения с позиций устанавливаемых закономерностей по издержкам могу быть разные. Но Уильямсон в своих работах, как правило, ведёт повествование, как будто такая теория уже существует и сложилась в своей основе до него. Правда в некоторых местах, он применяет обозначение концепция трансакционных издержек. И на этой же странице буквально теория трансакционных издержек утверждает, что управление контрактными отношениями в первую очередь осуществляется посредством институтов частного порядка улаживания конфликтов.
О.Уильямсон понимает самосформировавшийся механизм, точнее даже механизмы, для обеспечения адаптивного, последовательного принятия решений автономными участниками контракта. Эти механизмы предполагают и поиск информации, и разрешение спорных вопросов. Мне представляется, что сведение теории к аспекту, который далёк от жизни является, неадекватным шагом и чересчур сильным допущением. Управление контрактными отношениями предполагает выполнение правил заключения контрактов.
На основе некоторых умозаключений и нескольких классификаций Уильямсон выстраивает описание системы контрактации в рамках различных корпораций, и образуемых ими структур - холдингом, а также форм взаимодействия в рамках вертикальной и горизонтальной интеграции. Конечно, ему удаётся осветить важный пласт проблем, но он не является полным, поскольку взаимосвязи разных видов издержек не рассматривается, понятия системной эффективности не вводится, которая бы включала эффекты кумулятивной причинности и иные институциональные эффекты, возникающие при изменении институтов. В работе Уильямсона, на которую я и далее буду ссылаться, содержатся ряд допущений и определений, которые фактически задают результат, а по сути, являются довольно расплывчатыми и требующими дополнительных разъяснений. Например, под структурами управления понимаются механизмы координации хозяйственной деятельности. А что, в таком случае, представляют собой механизмы управления (имею в виду конкретно, с наименованием и перечислением их - причём для каждой ситуации набор этих механизмов явно свой собственный) и вследствие чего они изменяются, и как эта изменчивость оказывает влияние на издержки? Может показаться удивительным, но структура управления - это институциональное образование, в рамках которой определяется цельность трансакции.
Структуры управления - это классический рынок, смешанная форма контрактации, иерархия.
Под трансакцией понимается микроаналитическая единица анализа в теории трансакционных издержек, возникающая тогда, когда товар или услуга пересекают границы смежных технологических процессов
Трансакционные издержки - это издержки составления договора, ведения переговоров и обеспечения гарантий заключённого соглашения, а также неэффективной адаптации, изменениями договора, исправлений ошибок, и затраты на управление экономической системой.
Смешанная форма контрактации предстаёт в виде долгосрочных контрактных отношений, сохраняющих автономность участников при обеспечении специфических гарантий.
Иерархия - трансакции, осуществляемые в рамках объединённой собственности и подпадающие под административный контроль, а рынок - это арена, на которой автономные стороны вступают в отношения обмена Уильямсон также вводит понятие специфических активов, которые имеют особую ценность при выполнении конкретного контракта и которые нельзя перепрофилировать для использования в альтернативных целях (очень жёсткое ограничение на активы).
В частности, специализированное оборудование представляет собой пример такого актива, либо очень редкая высокая квалификация рабочих или инженеров. Такие активы мало что значат вне данного контракта или вне рамок данной фирмы, хотя последнее утверждение весьма натянуто, потому что, как правило, имеется возможность применить и оборудование и тем более знания агентов в альтернативном режиме, либо фирмами конкурентами. Специфичность активов принимает разные формы, и от этих форм зависят организационные решения (это согласно Уильямсону). Причём выделяется обычно специфичность местоположения, специфичность физических активов (оборудования, выполняющего строго определённые операции), специфичность человеческих активов, вследствие накопленного знания и опыта, и так называемые целевые активы, представляющие собой инвестиции в расширение производственные мощности.
Форма контракта статична и юридически закреплена, включая все три вида (неоклассический, классический и имплицитный контракты, о которых пишет О.Уильямсон), поэтому специфичность активов якобы определяющая форму контракта (хотя в каком-то случае она действительно может определять эту форму, но это, может быть частный случай, а не закономерный, на что претендует Уильямсон), на практике, ни на что не влияет именно потому, что может наблюдаться институциональная нейтральность. Специфичность активов определяет всю деятельность фирмы, а формы контрактации заданы, как правило, законодательно. Другое дело, что могут возникать в силу разных причине неформальные отношения, скрытая контрактация, но здесь в каждом конкретном случае необходим свой анализ и общих калек выработано быть не может, поскольку в таком случае нужно учитывать массы ограничителей - коррупцию, непотизм (систему связей, родства и т.д.). Уильямсон пытается абсолютизировать формы контрактов, объективизировать процесс контрактации, порождающий трансакционные издержки, но не видит, что фактически этот процесс сформулирован законодательными возможностями и хозяйственными условиями, экономической структурой сектора, в котором развивается фирма, а также её производственными возможностями и задачами, общей эффективность, функционирования. При заключении контрактов также складывается некий порядок вещей, причём в рамках имеющегося законодательства.
Типы контрактов и возможности их изменения также обычно закреплены законодательно, то есть формальными нормами. Это реальность современной экономики. Теория не может не видеть реальности, иначе она просто либо фикция, либо ничего не объясняет, а исходит из общих догматов, которые к тому же и неверны. В экономике институциональным образованием является почти любой объект, поэтому сводить структуру управления к тому, что это институциональное образование - и верно, и неверно одновременно. Неверно, потому что крайне недостаточно. Это не столько институциональная структура, сколько совокупность элементов принимающих и отбирающих решения и действующих по установленным правилам, а также изменяющих сами правила. Применительно же контрактам на микроуровне эти субъекты вряд ли могут изменить систему правил контрактации. Она для них предоставляется экзогенно. Портфель контрактов для фирмы может зависеть от доли специфических активов фирмы, но отдельно взятый контракт, если, конечно, он не представляет собой более половины объёма работ фирмы, разумеется, нет. Итак, крупные проекты, крупные контракты, особенно индивидуальны, скажем, в сфере науки, моды, искусства, безусловно, определяются специфичностью актива, просто потому что там субъект заключающий его сам по себе представляет собой такой вид актива, а местоположение, как правило, играет подчинённую роль. Но применительно к фирме эти условия и эта так называемая теория действовать в прямом смысле, то есть в том, как она изложены - не может.
Активы могут вообще никак не влиять на контракт, если контракт заключён двумя или более сторонами игроков, то налицо игровой контракт - некое соглашение между конкурентами или контрагентами, в котором правила игры выполняют функцию дополнительных обязывающих норм поведения. В связи с чем институциональные изменения в экономике могут сильно влиять на выполнение и заключение контрактов, издержки. Даже если они изменяют издержки в других видах и формах деятельности, когда изменяются какие-либо правила, то издержки могут дополнять или замещать друг друга (по типу трёх видов трансакций - параллельных, дополняющих перекрёстных), так что изменение водном месте, приведёт к росту или снижению трансакционных издержек в другой месте, в другом контракте.
Контрактация также происходит, как мне представляется, в трёх основных режимах - параллельные, дополняющие контракты и перекрёстная контрактация.
В случае, когда наблюдаем игру гроссмейстера и второразрядника, её можно рассматривать как добровольное соглашение, то есть контракт. Это не стандартный контракт, а состязательный, игровой, причём с неясным исходом. Если в процессе реализации контракта, то есть игры, будет происходить изменение правил, затрагивающих саму игру, то не только результат будет ещё слабее предсказуем, но и благосостояние будет распределено так, что ни один из известных статических критериев благосостояния, не сможет описать данное изменение.
Если гроссмейстер из одной страны играет с гроссмейстером из другой страны, то один из них вполне может одержать победу. Следовательно, такая ситуация будет также интересна с точки зрения экономического анализа. Выходит, что равенство титулов, не означает равенства умений, опыта, то есть формальное выполнение норматива не гарантирует качества подготовки, достаточного для конкурентной победы над аналогичным игроком, представляющим другую социально-экономическую и культурную среду. Так что установить норматив, правило, это ещё не значит добиться высокой эффективности. Можно установить такую планку, которая сама по себе низка, либо чрезвычайно высока, так что её достигнуть невозможно. Кроме того, в разных институциональных средах отличаются способы обучения, ментальность игроков-агентов, возможности, традиции и даже интерпретация результатов своя собственная. Таким образом, институциональное планирование, даже при идентичности метода, обязано учитывать специфику организации институциональной среды.
Институциональные изменения могут спровоцировать прекращение выполнения контракта, либо подвигнуть одного из агентов к оппортунизму. Более того, оппортунизм не есть статическая форма обмана или коварства, он развивается исключительно в игровом варианте, то есть, выстраиваются конструкции оппортунизма при наличии двух и более игроков.
Отталкиваясь от приведенных выше определений, нужно чётко подтвердить их некорректность. Рынок не является никакой ареной, если только виртуально или метафорически здесь применяется слово арена. Это совокупный термин нескольких/множества, во всяком случае, более одного взаимодействия агентов по поводу обмена каких-то благ или ценностей. Таким образом, присутствие двух агентов обязательно - иначе не ясно, кто для кого устанавливает цену. Теоретически можно, конечно, представить, что один агент сам для себя производит и сам себе устанавливает цену, продаёт и по ней покупает. Это идеальная вырожденная граница рынка. Если присутствуют два агента, то согласно тому или иному критерию можно иметь некую иерархию, даже при рассмотрении их взаимодействия.
Например, оба агента имеют разный личный доход, тогда один агент занимает более высокое положение по отношению к другому по уровню дохода, аналогично и по уровню знаний, владению какой-то технологией, применению той или иной модели поведения и т.д. Тогда рынок это некая совокупность подобных взаимодействий, предполагающих реализацию власти одних субъектов над другими. Применительно к иерархиям собственность не обязательно должна быть объединена, а смешанная форма контрактации является обычным делом не только в долгосрочном перспективе, но и на коротких и средних интервалах. Введение подобных определений явно ограничивает модель контракта, теорию контрактных отношений, придаёт ей какой-то локальный, не общий контекст, детерминирует условиями той страны, которую представляет исследователь, обеспечивающий данный формулировки.
В зависимости от специфичности активов и присутствия или отсутствия гарантий выполнения контракта, в теоретической конструкции Уильямсона описано целесообразность применения трёх организационных структур - мультидивизиональной (М-структуры), когда гарантии обеспечены, холдинга. (Х-структуры), когда произошёл отказ от гарантий - это в случае децентрализации, и в случае централизации - функциональной структуры - U структуры. Совсем неверно противопоставлять также стремление к росту эффективности и реальные цели монополии. Более того, контракты могут подлежать детальной классификации, например, по критерию целей, функционального наполнения и обеспечения контракта, в этом случае гарантия выполнения является производной одной или нескольких обязательных функций, именно недостаточность выполнения повышает вероятность невыполнения и сокращает величину гарантий. Возможны и другие критерии, а именно область приложения контракта, накладывающая специфику на его исполнение, время действия, издержки действий, устойчивость к внутренним и внешним изменениям.
При заключении того или иного контракта представители организации вряд ли руководствуются оценкой минимизации трансакционных издержек, либо изменением рентабельности трансакций. Проблема в том, сто современные правила бухгалтерского учёта относят эти издержки к общим издержкам управления или накладным расходам. В рамках конкретных действий контрактации возникает мотив осуществить эти действий как можно с меньшими издержками, но данная цель не всегда реализуема, к тому же рентабельность контракта - это показатель, который станет известен после того, как контракт заключён и выполняется, и то, на первых стадиях выполнения этот показатель будет иметь одно значение, ко времени завершения контракта - совершенно иное. Поэтому подлинный эволюционный подход рассмотрения контрактации и выстраивания необходимой теории - это контрактация во времени, не по абстрактным критериям типа ограниченной рациональности, либо наличия оппортунизма, а по более понятным и контрактным критериям, о которых здесь велась речь. Кроме того, очень важно понять, какое место занимает контракт для фирмы, организации. Если он составляет 1 или 3% от общего объёма работ - это одно. Если же 50-60%, то это крупный контракт, от которого напрямую зависит функционирование и будущее организации, возможность потерять платежеспособность и стать банкротом, например. Ценовая дискриминация, барьеры на вход в отрасль, ограниченность стратегии конкурентов, стимулы, права собственности, стратегическое управление - будут оказывать влияние на исполнимость контракта, его условия.
Одни и те же активы могут иметь для одних контрактов специфическое значение, для других нет, причём на фирме, в организации наличие специфических активов может иметь то же значение, как и основных фондов.
Ведь фонды обслуживают деятельность фирмы, организации в принципе, в целом, и для разных действий, процессов, контрактов, могут применяться в неодинаковой степени. Если какой-то актив ставится в соответствие и в принадлежность какому-то контракту, то вовсе не факт, что аналогичное значение он будет иметь для другого контракта, а в организации, как известно, имеется не один, хотя такая ситуация также возможна, а несколько контрактов, некий портфель, если каждому контракту соответствует свой собственный специфический актив, тогда общая величина таких активов для фирмы равна показателю специфических активов данной организации как доля от общей величины активов организации. Если предположить, что Уильямсон прав в своём определении и рынок действительно некая арена взаимодействия агентов по поводу обмена, тогда издержки рыночного управления - это издержки по поводу этого взаимодействий, то есть издержки этой арены, где имеется как минимум два взаимодействующих агента и, безусловно, способных и осуществляющих контрактацию друг с другом.
Сравниваются несопоставимые издержки, причём с явной подгонкой под заранее предполагаемый результат, что как будто рыночная форма организации является предпочтительной, если исходить из анализа соотношения производственных и управленческих затрат, издержек внутрифирменного и рыночного управления, которые несопоставимы, поскольку на рынке имеется минимум два взаимодействующих агента, причём агенты и издержки внутри фирмы и на рынке - разные по своему содержанию, стилистике.
Если ввести следующие основные параметры, с помощью которых даётся характеристика процессу контрактации, а именно: цель, функции, область приложения, издержки действия, время действия, либо до расторжения контракта, внутренняя устойчивость контракта и внешняя устойчивость, вызванная реакцией на изменение инфраструктуры правил, законодательства и иных нормативов, регулирующих данный сектор экономики, где заключён контракт, то возникают следующие виды контрактов и контрактации вне зависимости от того, какими активами подкреплены эти действия (см. таблицу 1).
Таблица 1 - Виды контрактации в зависимости от параметра процесса
Тип контракта
I. Органический
II. Механистический
III. Сбалансированный Внешне Внутренне нестабильный нестабильный

Вид (строка) Параметр (столбец) контракта
Целе
вой
Функци
ональн
ый
Пред
метны
й
Эконо
мичный
Локали
зованный
Нейтральный к оппортунизму
Институции-
онально
нейтральный

Цель
+







Функции

+






Область
приложения


+





Издержки контрактации и исполнения контракта



+




Время
действия, (до расторжения)




+



Внутренняя
устойчивость





+


Внешняя
устойчивость






+


Знак + означает явно выраженный признак данного контракта и процесса контрактации, превалирование данной характеристики над всеми остальными. Безусловно, любой контракт может характеризоваться каждым из семи параметров, но отмеченные + означают главный параметр данной контрактации. Например, наивысший приоритет цели, которая не меняется, чтобы ни происходило, либо приоритет набора базовых функций, при возможности изменять цель, лишь бы функции оставались неизменными - определяют целевой и функциональный контракты соответственно. Рациональность можно рассматривать как стремление не отойти от данного типа контрактации, либо как осознанный выбор вида контрактации. Если один агент выбирает один тип, а другой участник контракта - другой, то и возникает конфликт интересов, в силу несоответствия видов контрактации, возникает девиации контрактных действий, что влечёт ослабление каждого из релевантных признаков типа контрактации и повышение дисфункции данных действий, рассматриваемой контрактации. Предметный контракт означает, что наивысшим приоритетом пользуется предметная область приложения усилий контракта. Экономичный контракт означает, что агенты исходят только из необходимости обеспечения низких издержек, как самой контрактации, так и исполнения контрактов, или чего-то одного.
Локализованный контракт означает, что время является главным лимитом для этого контракта, либо на его исполнение, либо до изменения, когда возникнет либо оппортунизм, либо изменятся формальные нормы, согласно которых реализуется контракт.
Нейтральный к оппортунизму - это внутренне устойчивый контракт, то есть такой вид соглашения, в котором оппортунизм исключён даже на уровне появления. Институционально нейтральный тип контракта - это контракт, которому всё равно, изменяются ли внешние правила нормативы и как быстро.
Обобщая характеристики контрактации, получим три типа контракта - органический, механистический и сбалансированный, который бывает двух подтипов - внешне и внутренне нестабильный.
Органический тип контракта, который решает задачу достижения цели, либо точного исполнения функции, либо описания предметной области, соблюдает границы приложения усилий. Он органический потому, что связан с достижением сущностных положений.
Механистический тип контракта сводит выполнение алгоритмов, фиксируемых контрактов к некой рутине, цели, функции и области приложения усилий, обычно являющимися типовыми, а важно только то, насколько с меньшими издержками удастся достичь этих стереотипных целей, либо с наименьшими затратами времени, в том числе продержаться до инициированных изменений, например, извне.
Сбалансированный тип контракта - это контракт, который наиболее устойчив к внутренним конфликтам, либо к внешним изменениям. В первом случае он нейтрален к оппортунизму - обману коварству, используемым в качестве модели достижения собственной цели участником контрактации. Во втором - институционально нейтрален, то есть, устойчив к внешним изменениям. Иными словами контракт исполняется, и цель достигается только в силу его устойчивости к внешним изменениям. При этом внутренняя устойчивость может быть существенно ниже, и какая-то величина оппортунизма допускается при исполнении такого контракта. Первый подтип можно обозначит как внешне нестабильный, а второй - как внутренне нестабильный контракт.
Анализ контрактации резко усложняется, если в качестве наивысших признаков контракта выступают две или три позиции из набора семи основных характеристик. Тогда проявляются те или иные свойства каждого из различных типов контракта. Данная классификация отличается от классификации по силе юридического оформления - классический, неоклассический, имплицитный контракты (перечислены в порядке ослабления силы юридического оформления), применению которых делается некорректная попытка сопоставить влияние специфических активов, тем, что она характеристике самой контрактации придаёт большее значение, нежели специфичности активов и формату юридического оформления, который в каждой экономической системе задан по своему - имеющимися институтами.
Представляется некорректным противопоставления в рамках внутреннего мира контракта планирования, обещаний, конкуренции и механизма управления, да ещё в аспекте поведенческих свойств или предпосылок, а именно ограниченной рациональности и оппортунизма. Проблема не только в том, что планирование может предполагать обещания, а обещания - содержать некоторый элемент плана, не говоря уже о механизмах управления, к коим, безусловно, справедливо отнести планирование как одну из важнейших функций управления, но и в том, что оппортунизм может быть как абсолютно рациональным, так и ограниченно рациональным. Если специфичность активов изменяется, то как соотносятся эти свойства с данным изменением, которое само по себе может изменять тип контракта в силу изменения цели, функционального содержания, предметного приложения усилий контрактации, издержек и т.д. Введя степень отклонения от цели, необходимого функционального разнообразия, предметной области, а также отклонение по издержкам, периоду времени действия контракта, его устойчивости - внутренней и внешней, можно оценить степень дисфункциональности каждого типа контрактации по этой величине отклонения. Чем выше отклонение по базовым параметрам контракта, тем выше вероятность, что контракт не будет завершён, тем выше степень дисфункции процесса контрактации. Отклонение от базовых параметров может происходить в силу множества разных причин, но появление отклонения будет означать потерю конкретного вида эффективности контракта.
Планирование присуще любой контрактации, важен лишь масштаб этого планирования. Нельзя также утверждать, что для планирования характерна нулевая ограниченная рациональность. Планирование действительно вроде бы должно быть связано с абсолютной рациональностью, поскольку все действия предначертаны согласно плану, обозначены. Однако совсем не факт, что ситуация развивается по плану и что агенты в своих действиях детерминированы именно плановым алгоритмом, то есть план не означает отсутствие ограниченной рациональности. Кстати, именно этот тип рациональности может найти своё отражение в плане, в процедурах самого планирования.
Если же исходить из масштаба планирования, то для органического контракта он должен быть выше, для механистического выше конкуренция и для сбалансированного обещания и механизм управления, хотя все черты внутреннего мира, выделяемого Уильямсоном, присутствует для каждого выделяемой мной типа контракта. Как видим, юридическая сила здесь не рассматривается, поскольку для формальных контрактов, которые представляют собой область формального институционализма - действуют одни соотношения и закономерности, а для неформального институционализма - другие. Механизмы управления и обещания как раз характерны с точки зрения обеспечения внешней и внутренней устойчивости контракта.
Даже если контракт заключён, например, на выполнение НИОКР, или поставку оборудование, изготовление опытных образцов или готового изделия, то у агентов, его заключивших, при прочих равных, возникает желание получить как можно большую выгоду, то есть выжать из контракта и достигнутых договорённостей наибольший эффект. Они соизмеряют выгоды и потери от выполнения контракта и уклонения от его исполнения, либо затяжки времени исполнения, включая и предположительную оценку судебных издержек, и перспективы арбитража, если вторая сторона контракта обратится в суд, при возникновении данного оппортунистического поведения. Но в случае, когда оппортунизм игровой, то есть комбинационный, агент до определённого момента может вообще не ощущать того, что он участник оппортунистической модели контрактации. Эта модель реализуется при межагентской контрактации на примере чувств и семьи, когда агент делает выбор в пользу одного или другого агента - бывшего мужа (жены) или нового представителя на его место. Аналогичная ситуация возможна при контрактации с участием двух или более контрагентов. Если издержки оппортунизма низки, даже при том, что выгоды, которые он приносит не велики, то высока вероятность того, что оппортунистическое поведение будет реализовано.
В нашем случае, с агентами X, Y и Z, когда агент X разыгрывает комбинацию с Y, который находится в неведении о подлинных планах, и Z, который частично проинформирован, но также далеко не полностью о планах X, возникает раздвоенный оппортунизм типа O-X. Поражение испытают, оба агента, причём самое сильно ни в чём не виновный агент Y проявляющий чувства к агенту X. Эта альтруистическая привязка позволяет пользоваться в отношении агента Y любой моделью до определённого момента, пока не переполнится чаша терпения агента Y сводимая к каким-то грубым действиям относительно агента X. Вместе с тем, именно тот факт, что издержки оппортунизма низки, агент X никак не будет расплачиваться за враньё и использование агента Y, а также за враньё и агенту Z и своим родственникам относительно поведения агента Y, при сомнительных или не имеющих место материальных выгодах, тем не менее, будет осуществлён именно потому, что ничего не стоит - издержки такой модели очень малы. Ни наказания, ни каких-то последствий агент X не испытает. Следовательно, важно не только сравнивать цену следования или нарушения контракта, не только выгоды, извлекаемые при соблюдении и не соблюдении контракта, но и величину издержек от применения какой-то модели. Если эта величина в идеале нулевая, то почти со стопроцентной вероятностью агент попробует применить эту модель, поскольку он ничего не теряет, а даже при малой вероятности приобретения выгод, можно попробовать вариант, вдруг, эта вероятность сработает. Самое интересно, что при такой контрактации вообще отсутствует понятие рынка - это выбор из комбинации нескольких агентов.
Поэтому не обоснованно здесь применять сравнение внутренних издержек управления и издержек рыночного управления, как, кстати, не правомерно применять данные термины применительно к анализу юридически обязывающих контрактов фирмы, заключаемых с другими фирмами или организациями. Рынок обезличен, ему не свойственны мотивации, скорее, ему свойственна тенденция, либо направленность общего вектора движения, воплощающего какие-то реакции агентов. Мотивация свойственна агентам, осуществляющих действия в рамках конкретного контракта. Своими условиями, развитием контрактной ситуации, он может изменить эту мотивацию в ту или иную сторону, либо оставить её без изменений. Именно такая стабильность является исходной предпосылкой для выделяемого мной сбалансированного типа контрактации (контракта).
Контракты на создание новой техники и технологические изменения (разработка и появление новой технологии) - это контракты особого типа. Помимо формально-юридической стороны вопроса при их заключении, имеется сугубо техническая сторона, которая выполняется на основе функций, приданным проектируемой системе, функционирующей на текущий момент технической системе, предполагающей и правила организации работы инженерных кадров и технических служб. Правовая сторона вопроса обеспечивает трансакции одного типа, но инженерная
сторона, выражающаяся в разработку обязательной технической
документации и сопроводительных описаний, изготовляемых по регламенту и определённому алгоритму, имеющей требования, представляет собой вторую сторону трансакций и порождаемых трансакционных издержек, которую необходимо учитывать при анализе, как процессов контрактации, так и при изучении институциональных изменений и их влияния на развитие технических систем и технологические сдвиги.
Уильямсон дал более глубокое определение издержек, связанных с проведением переговоров и пересмотром контрактов, чем Коуз. В основе подхода Уильямсона, который рассматривает фирму как один из способов организации сделки, лежит идея о неполноте контрактов, ограниченной рациональности экономических агентов и особой роли специфических активов при выборе формы контракта и соответствующего способа организации сделки.
Такой подход позволил Уильямсону дать более определенный, чем у Коуза, ответ на вопрос о границах фирмы. Вопрос об оптимальных размерах фирмы – это не просто академический вопрос. Внимание общественности к этой теме было привлечено целой серией серьезных неудач крупных компаний – Дженерал Моторс, АйБиэМ, Филипс и др. Сегодня руководство крупных компаний признает издержки, связанные с расширением размера компаний. В современных условиях, когда многие страны отменяют торговые барьеры и открывают рынки, мелкие компании начинают продавать свои продукты по всему миру и оказывается, что во многом преимущества крупных компаний было связано с их возможностями преодолевать торговые барьеры. Вопрос о границах фирмы Уильямсон сформулировал следующим образом: Почему крупная фирма не может делать все то, что может делать совокупность мелких фирм и даже больше? В экономической литературе этот вопрос известен как загадка Уильямсона, названный так французским экономистом Тиролем.
Рассуждения о границах вертикальной интеграции в модели фирмы Уильямсона можно проиллюстрировать с помощью следующего графика:

Рис. 1. Вертикальная интеграция
∆С – разница между издержками производства для себя и затратами, связанными с закупкой компонента на рынке. Эта разница зависит от специфичности ресурсов;
∆G – разница в управленческих расходах при использовании механизма фирмы и механизма рынка;
∆С + ∆G – сумма разниц производственных и управленческих затрат при рыночных закупках и внутреннем производстве компонента;
k – степень специфичности ресурса;
β(k) – бюрократические издержки управления внутри фирмы;
М(k) – рыночные трансакционные издержки;
∆G = β(k) – М(k).
Когда ресурс стандартный, то разница между издержками внутреннего производства и приобретением его на рынке велика. Рынок агрегирует спрос многих покупателей и производит продукцию с более низкими затратами. В этом случае может быть реализована экономия от масштаба и разнообразия. Внутри фирмы невозможно достичь минимально эффективного масштаба производства.
∆С всегда положительная величина. По сравнению с рынком фирмы всегда находится в менее выгодном положении с точки зрения производственных затрат. Это означает, что фирма не будет осуществлять вертикальную интеграцию по причинам, связанным с издержками производства. Вопрос об интеграции встает только тогда, когда появляются контрактные проблемы. По мере роста степени специфичности ресурса ∆С уменьшается, возникают серьезные различия в заказах, однако внешние поставщики еще способны агрегировать разнообразный спрос многих покупателей и производить продукцию с более низкими затратами, чем фирма, осуществляющая производство для собственных нужд.
По мере того, как товары становятся все более специфическими (значение k возрастает), экономия, получаемая внешним поставщиком в результате агрегирования многих заказов, не может быть реализована и ∆С стремится к нулю. Здесь уже не проявляется ни экономия от масштаба, ни экономия от разнообразия, и фирма может наладить внутреннее производство.
Когда продукция стандартная, то ∆G велика, так как трансакционные издержки использования рынка низкие: не нужно искать гарантий выполнения контракта, принимать дополнительные меры предосторожности – на рынке есть большое количество поставщиков и опасность вымогательства фирме не угрожает. Но по мере роста степени специфичности ресурса разница в трансакционных издержках использования фирмы и рынка уменьшается и при она становится равной нулю. Это уменьшение происходит за счет того, что с возрастанием степени специфичности ресурсов увеличиваются рыночные трансакционные издержки, поскольку более сложными становятся переговоры из-за необходимости закрепления в договоре гарантий специфических инвестиций. Управленческие издержки внутри фирмы также возрастают, но это возрастание происходит более медленными темпами, чем рост рыночных трансакционных издержек, т.е. оцененные для каждого значения k , М' > β', поэтому разница в управленческих издержках по мере увеличения специфичности ресурсов становится все меньше. Однако в этой точке сохраняется преимущество совершения сделки на рынке, поскольку производственные издержки внутреннего производства еще велики. И только когда специфичность ресурса достигает, выбор будет сделан в пользу внутрифирменного производства данной продукции.
Например, авиалинии чтобы быть эффективными требуют определенного масштаба. Фирма не будет содержать авиакомпанию для полета своих сотрудников. Однако для управляющих все же нужны небольшие самолеты, так как их время очень ценно. Компании могут также владеть самолетами для высокоспецифических транспортных нужд. Например, компания, осуществляющая разведку нефти в Арктике может иметь собственные специально оборудованные самолеты. Хотя и эти услуги, если есть значительная экономия от масштаба, могут осуществляться самостоятельной фирмой.

Заключение

Преимущество подхода Уильямсона заключается в том, что он более адекватно определяет природу и основные факторы, влияющие на величину трансакционных издержек в отношениях между двумя независимыми, не интегрированными фирмами.
Но здесь возникает следующий вопрос: как меняются эти издержки, если две фирмы сливаются и становятся единой фирмой? Уильямсон предполагает, что споры по поводу цен и прочих условий внутри фирмы сокращаются, но конкретный механизм, благодаря которому это происходит, обычно не обсуждается.
Недостаточно просто предположить, что в результате слияния информационная структура непосредственно меняется и уменьшается оппортунистическое поведение агентов.
Ведь если доводить эту идею до логического конца, то можно прийти к выводу, что наиболее оптимальным способом осуществления всей экономической деятельности будет одна огромная фирма. Необходимо ответить на вопрос, почему в единой фирме будет меньше споров по поводу цен и других условий трансакций.
Для Уильямсона фирма – это способ организации сделки, цель которого в первую очередь – обеспечить соответствующее принуждение к соблюдению контракта. Но в его теории остается невыясненным вопрос о том, каков же механизм гарантирования исполнения контракта, который применяется в фирме.

Литература

Алчян А., Демсец Г. Производство, стоимость информации и экономическая организация // Вехи экономической мысли - Том 5: Теория отраслевых рынков - Санкт-Петербург: Экономическая школа, 2003. - С. 280-317.
Институциональная экономика: Учеб. пособие / Под рук. Д.С. Львова. М.: ИНФРА-М, 2014.
Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник / Под общ. ред. А.А. Аузана. М.: ИНФРА-М, 2009.
Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем. - М.: Наука, 2004.
Коуз Р. Фирма, рынок и право / пер. с англ. Б. Пинскера. – М.: Дело ЛТД, 1993. – 192 с.
Сухарев О.С. Теория эффективности экономики. - М.: Финансы и статистика, 2009.
Сухарев О.С. Экономика будущего: теория институциональных изменений. - М.: Финансы и статистика, 2011.
Williamson O.E. The Theory of the Firm as Governance Structure: From Choice to Contract// Journal of Economic Perspectives, 2002 16 (3): 171-195.
Уильямсон О. Экономические институты капитализма. - СПб: Лениздат, 1996. - С. 23.
Там же. С. 28, 690.
Уильямсон О. Экономические институты капитализма. -СПб: Лениздат, 1996 - С. 688-690. Здесь же под контрактом понимается соглашение между покупателем и поставщиком с условиями обмена, задаваемыми ценой, специфичностью активов и гарантиями. Это договор, выраженный словами в устной или письменной форме. Причём теория трансакционных издержек обозначается так: микроаналитическая конструкция, главное внимание уделено - поведению агентов, центральный тезис - специфичность активов, сравнительный институциональный анализ, фирма не как производственная функция, а как структура управления, однако, если анализируются издержки, точнее их часть, а также отдельные компоненты, как управленческие, производственные административные, то разница становится только терминологическая в режиме самоуспокоения, что твоя доктрина чем-то полезным отличается от уже применяемых, хотя при глубоком рассмотрении это не всегда так (стр.52).
Алчян А., Демсец Г. Производство, стоимость информации и экономическая организация // Вехи экономической мысли - Том 5: Теория отраслевых рынков - Санкт-Петербург: Экономическая школа, 2003. - С. 280-317.
Сухарев О.С. Экономика будущего: теория институциональных изменений. - М.: Финансы и статистика, 2011. С. 45.
Коуз Р. Фирма, рынок и право / пер. с англ. Б. Пинскера. – М.: Дело ЛТД, 1993. С. 65.
Сухарев О.С. Теория эффективности экономики. - М.: Финансы и статистика, 2009. С. 115.
Клейнер Г.Б. Эволюция институциональных систем. - М.: Наука, 2004. С. 145.
Институциональная экономика: Учеб. пособие / Под рук. Д.С. Львова. М.: ИНФРА-М, 2014. С. 134.
Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник / Под общ. ред. А.А. Аузана. М.: ИНФРА-М, 2009. С. 57.
Управление представляется в виде следующих обязательных элементов (функций) - планирования, организации, мотивации, контроля, координации.









HYPER13PAGE HYPER15


3