Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Английский с Дэвидом Г. Лоуренсом. Тень в розовом саду / D. H. Lawrence. The Shadow in the Rose Garden

Английский с Дэвидом Г. Лоуренсом. Тень в розовом саду / D. H. Lawrence. The Shadow in the Rose Garden
Автор: Дэвид Лоуренс Жанр: Английский язык, иностранные языки Тип: Книга Издательство: Восточная книга Год издания: 2014 Цена: 129.00 руб. Просмотры: 58 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Английский с Дэвидом Г. Лоуренсом. Тень в розовом саду / D. H. Lawrence. The Shadow in the Rose Garden Дэвид Герберт Лоуренс Андрей Еремин Метод обучающего чтения Ильи Франка Замечательные новеллы Дэвида Герберта Лоуренса (1885–1930) – одного из самых читаемых писателей первой трети XX века, автора знаменитого «Любовника Леди Чаттерлей» – адаптированы в настоящем издании (без упрощения текста оригинала) по методу Ильи Франка. Уникальность метода заключается в том, что запоминание слов и выражений происходит за счет их повторяемости, без заучивания и необходимости использовать словарь. Пособие способствует эффективному освоению языка, может служить дополнением к учебной программе. Предназначено для широкого круга лиц, изучающих английский язык и интересующихся английской культурой. Английский с Дэвидом Г. Лоуренсом. Тень в розовом саду / D. H. Lawrence. The Shadow in the Rose Garden Пособие подготовил Андрей Еремин Редактор Илья Франк © И. Франк, 2014 © ООО «Восточная книга», 2014 Как читать эту книгу Уважаемые читатели! Перед вами – НЕ очередное учебное пособие на основе исковерканного (сокращенного, упрощенного и т. п.) авторского текста. Перед вами прежде всего – интересная книга на иностранном языке, причем настоящем, «живом» языке, в оригинальном, авторском варианте. От вас вовсе не требуется «сесть за стол и приступить к занятиям». Эту книгу можно читать где угодно, например, в метро или лежа на диване, отдыхая после работы. Потому что уникальность метода как раз и заключается в том, что запоминание иностранных слов и выражений происходит подспудно, за счет их повторяемости, без СПЕЦИАЛЬНОГО заучивания и необходимости использовать словарь. Существует множество предрассудков на тему изучения иностранных языков. Что их могут учить только люди с определенным складом ума (особенно второй, третий язык и т. д.), что делать это нужно чуть ли не с пеленок и, самое главное, что в целом это сложное и довольно-таки нудное занятие. Но ведь это не так! И успешное применение Метода чтения Ильи Франка в течение многих лет доказывает: начать читать интересные книги на иностранном языке может каждый! Причем на любом языке, в любом возрасте, а также с любым уровнем подготовки (начиная с «нулевого»)! Сегодня наш Метод обучающего чтения – это более двухсот книг на пятидесяти языках мира. И сотни тысяч читателей, поверивших в свои силы! Итак, «как это работает»? Откройте, пожалуйста, любую страницу этой книги. Вы видите, что текст разбит на отрывки. Сначала идет адаптированный отрывок – текст с вкрапленным в него дословным русским переводом и небольшим лексико-грамматическим комментарием. Затем следует тот же текст, но уже неадаптированный, без подсказок. Если вы только начали осваивать английский язык, то вам сначала нужно читать текст с подсказками, затем – тот же текст без подсказок. Если при этом вы забыли значение какого-либо слова, но в целом все понятно, то не обязательно искать это слово в отрывке с подсказками. Оно вам еще встретится. Смысл неадаптированного текста как раз в том, что какое-то время – пусть короткое – вы «плывете без доски». После того как вы прочитаете неадаптированный текст, нужно читать следующий, адаптированный. И так далее. Возвращаться назад – с целью повторения – НЕ НУЖНО! Просто продолжайте читать ДАЛЬШЕ. Сначала на вас хлынет поток неизвестных слов и форм. Не бойтесь: вас же никто по ним не экзаменует! По мере чтения (пусть это произойдет хоть в середине или даже в конце книги) все «утрясется», и вы будете, пожалуй, удивляться: «Ну зачем опять дается перевод, зачем опять приводится исходная форма слова, все ведь и так понятно!» Когда наступает такой момент, «когда и так понятно», вы можете поступить наоборот: сначала читать неадаптированную часть, а потом заглядывать в адаптированную. Этот же способ чтения можно рекомендовать и тем, кто осваивает язык не «с нуля». Язык по своей природе – средство, а не цель, поэтому он лучше всего усваивается не тогда, когда его специально учат, а когда им естественно пользуются – либо в живом общении, либо погрузившись в занимательное чтение. Тогда он учится сам собой, подспудно. Для запоминания нужны не сонная, механическая зубрежка или вырабатывание каких-то навыков, а новизна впечатлений. Чем несколько раз повторять слово, лучше повстречать его в разных сочетаниях и в разных смысловых контекстах. Основная масса общеупотребительной лексики при том чтении, которое вам предлагается, запоминается без зубрежки, естественно – за счет повторяемости слов. Поэтому, прочитав текст, не нужно стараться заучить слова из него. «Пока не усвою, не пойду дальше» – этот принцип здесь не подходит. Чем интенсивнее вы будете читать, чем быстрее бежать вперед, тем лучше для вас. В данном случае, как ни странно, чем поверхностнее, чем расслабленнее, тем лучше. И тогда объем материала сделает свое дело, количество перейдет в качество. Таким образом, все, что требуется от вас, – это просто почитывать, думая не об иностранном языке, который по каким-либо причинам приходится учить, а о содержании книги! Главная беда всех изучающих долгие годы один какой-либо язык в том, что они занимаются им понемножку, а не погружаются с головой. Язык – не математика, его надо не учить, к нему надо привыкать. Здесь дело не в логике и не в памяти, а в навыке. Он скорее похож в этом смысле на спорт, которым нужно заниматься в определенном режиме, так как в противном случае не будет результата. Если сразу и много читать, то свободное чтение по-английски – вопрос трех-четырех месяцев (начиная «с нуля»). А если учить помаленьку, то это только себя мучить и буксовать на месте. Язык в этом смысле похож на ледяную горку – на нее надо быстро взбежать! Пока не взбежите – будете скатываться. Если вы достигли такого момента, когда свободно читаете, то вы уже не потеряете этот навык и не забудете лексику, даже если возобновите чтение на этом языке лишь через несколько лет. А если не доучили – тогда все выветрится. А что делать с грамматикой? Собственно, для понимания текста, снабженного такими подсказками, знание грамматики уже не нужно – и так все будет понятно. А затем происходит привыкание к определенным формам – и грамматика усваивается тоже подспудно. Ведь осваивают же язык люди, которые никогда не учили его грамматику, а просто попали в соответствующую языковую среду. Это говорится не к тому, чтобы вы держались подальше от грамматики (грамматика – очень интересная вещь, занимайтесь ею тоже), а к тому, что приступать к чтению данной книги можно и без грамматических познаний. Эта книга поможет вам преодолеть важный барьер: вы наберете лексику и привыкнете к логике языка, сэкономив много времени и сил. Но, прочитав ее, не нужно останавливаться, продолжайте читать на иностранном языке (теперь уже действительно просто поглядывая в словарь)! Отзывы и замечания присылайте, пожалуйста, по электронному адресу frank@franklang.ru (mailto:frank@franklang.ru) The Shadow in the Rose Garden (Тень в розовом саду) A rather small young man sat by the window of a pretty seaside cottage (довольно невысокий молодой человек сидел у окна прелестного домика на берегу моря; rather – лучше, скорее; несколько, довольно; seaside – морской берег, побережье; cottage – небольшой сельский дом; загородный домик) trying to persuade himself that he was reading the newspaper (пытаясь убедить себя, что читает газету; news – новость, новости; известие; paper – бумага). It was about half-past eight in the morning (было около половины девятого утра: «около половины после восьми утром»). Outside, the glory roses hung in the morning sunshine (за окном розы /сорта/ глори поникли в утреннем свете солнца; outside – снаружи; на улице, вне дома; glory – слава; триумф; великолепие; процветание; to hang – вешать; висеть; болтаться) like little bowls of fire tipped up (словно склонившиеся маленькие чашечки огня; bowl – кубок, чаша; to tip up – наклонять/ся/; опрокидывать/ся/). The young man looked at the table (молодой человек посмотрел на стол), then at the clock (затем на часы /на столе/; clock – часы /настенные, настольные, башенные/), then at his own big silver watch (затем на свои собственные большие серебряные часы; watch – часы /карманные, наручные/). An expression of stiff endurance came on to his face (выражение твердой терпеливости появилось на его лице; stiff – жесткий, тугой; твердый, решительный; упорный; endurance – выносливость; терпеливость, долготерпение). Then he rose and reflected on the oil-paintings (потом он встал и /принялся/ задумчиво разглядывать написанные маслом картины; to rise – вставать, подниматься; to reflect – отражать/ся/; размышлять, раздумывать /над чем-л./; oil-painting – картина, написанная масляными красками; oil – масло; масляная краска; painting – живопись; картина; to paint – рисовать, писать /красками/) that hung on the walls of the room (что висели на стенах комнаты), giving careful but hostile attention to “The Stag at Bay” (уделяя особое, но неприязненное внимание «Загнанному оленю»; careful – заботливый, внимательный; старательный, тщательный; hostile – вражеский; враждебный; неприязненный, недружелюбный; stag – взрослый олень-самец; bay – бухта, залив; положение загнанного зверя). He tried the lid of the piano, and found it locked (он попробовал /поднять/ крышку пианино и обнаружил, что оно заперто: «обнаружил его запертым»; to try – пытаться, стараться; пробовать; to find – находить, обнаруживать; to lock – запирать/ся/ на замок). A rather small young man sat by the window of a pretty seaside cottage trying to persuade himself that he was reading the newspaper. It was about half-past eight in the morning. Outside, the glory roses hung in the morning sunshine like little bowls of fire tipped up. The young man looked at the table, then at the clock, then at his own big silver watch. An expression of stiff endurance came on to his face. Then he rose and reflected on the oil-paintings that hung on the walls of the room, giving careful but hostile attention to “The Stag at Bay”. He tried the lid of the piano, and found it locked. He caught sight of his own face in a little mirror (он заметил собственное лицо в маленьком зеркальце; to catch sight of smth. – увидеть что-л. /на мгновение/; to catch – ловить, поймать; уловить, увидеть /мельком/; sight – зрение; вид; /беглый/ взгляд), pulled his brown moustache (подергал каштановые усы; to pull – тянуть, тащить; дергать; brown – коричневый; бурый), and an alert interest sprang into his eyes (и живой интерес вспыхнул в его глазах; alert – бдительный, настороженный; живой, проворный; to spring – вытекать; бить ключом; приливать, бросаться). He was not ill-favoured (он не был некрасив = он был недурен; ill – плохой, дурной; плохо, дурно; – favoured – имеющий такую-то внешность; favour – благосклонность; /уст./ внешность). He twisted his moustache (он покрутил ус; to twist – крутить, скручивать). His figure was rather small, but alert and vigorous (его фигура была довольно небольшой, но проворной и крепкой; vigorous – сильный; бодрый; энергичный). As he turned from the mirror a look of self-commiseration (когда он отвернулся от зеркала, на лице его выражение жалости к себе: «самосострадания»; to turn – поворачивать/ся/; look – взгляд; вид, выражение лица) mingled with his appreciation of his own physiognomy (смешалось с гордостью за собственную физиономию; appreciation – /высокая/ оценка; оценка по достоинству; physiognomy – физиогномика; физиономия, лицо). In a state of self-suppression, he went through into the garden (в состоянии самоподавления = в подавленном настроении он вышел в сад; through – сквозь, через). His jacket, however, did not look dejected (его пиджак, однако, не выглядел удручающе; jacket – куртка; пиджак; dejected – грустный, печальный; подавленный). It was new, and had a smart and self-confident air (он был новый и имел подтянутый и самоуверенный вид; smart – опрятный; молодцеватый; нарядный; модный), sitting upon a confident body (сидя на уверенном теле). He contemplated the Tree of Heaven that flourished by the lawn (он внимательно осмотрел айлант: «дерево неба/небес», который буйно разросся около лужайки; to contemplate – созерцать, пристально рассматривать; размышлять; to flourish – цвести; пышно расти, разрастаться; lawn – лужайка с подстриженной травой, газон), then sauntered on to the next plant (затем не спеша пошел /дальше,/ к следующему растению; to saunter – прогуливаться; двигаться медленно, неспешно; on – указывает на продолжение действия; указывает на продвижение вперед во времени или пространстве). He caught sight of his own face in a little mirror, pulled his brown moustache, and an alert interest sprang into his eyes. He was not ill-favoured. He twisted his moustache. His figure was rather small, but alert and vigorous. As he turned from the mirror a look of self-commiseration mingled with his appreciation of his own physiognomy. In a state of self-suppression, he went through into the garden. His jacket, however, did not look dejected. It was new, and had a smart and self-confident air, sitting upon a confident body. He contemplated the Tree of Heaven that flourished by the lawn, then sauntered on to the next plant. There was more promise in a crooked apple tree covered with brown-red fruit (было больше перспективы в кривой яблоне, покрытой = более многообещающе выглядела кривая яблоня, покрытая красно-бурыми плодами; promise – обещание; перспектива, надежда; to crook – сгибать/ся/; искривлять/ся/). Glancing round, he broke off an apple (оглядевшись по сторонам, он сорвал яблоко; to glance – бросить взгляд, мельком взглянуть; round – вокруг, кругом; to break off – отламывать) and, with his back to the house, took a clean, sharp bite (и, /повернувшись/ спиной к дому, сделал быстрый, решительный укус; clean – чистый; ловкий; хорошо выполненный; sharp – острый; резкий; быстрый, энергичный). To his surprise the fruit was sweet (к его удивлению, фрукт был сладок). He took another (он сделал еще один /укус/). Then again he turned to survey the bedroom windows overlooking the garden (потом он снова повернулся, чтобы осмотреть окна спальни, выходившие в сад; to survey – обозревать, осматривать; to overlook – обозревать; выходить на или в). He started, seeing a woman’s figure (он вздрогнул, увидев женскую фигуру; to start – начинать/ся/; вздрагивать); but it was only his wife (но это была только его жена). She was gazing across to the sea, apparently ignorant of him (она пристально смотрела в море, по-видимому, не замечая его; to gaze – пристально глядеть, вглядываться; across – поперек; на ту сторону, через; apparently – очевидно; вероятно; ignorant – невежественный; не знающий /о чем-л./). For a moment or two he looked at her, watching her (минуту или две он смотрел на нее, наблюдая за ней; moment – момент, миг, минута). She was a good-looking woman, who seemed older than he (это была миловидная: «хорошо выглядящая» женщина, которая казалась старше, чем он), rather pale, but healthy, her face yearning (довольно бледная, но здоровая, с исполненным томления лицом; to yearn – томиться, тосковать; жаждать, стремиться). Her rich auburn hair was heaped in folds on her forehead (ее густые золотисто-каштановые волосы локонами ниспадали на лоб; rich – богатый; роскошный; густой, обильный; to heap – нагромождать, собирать/ся/ в кучу; heap – груда, куча; масса; fold – складка, сгиб; виток, кольцо /веревки, змеи/). There was more promise in a crooked apple tree covered with brown-red fruit. Glancing round, he broke off an apple and, with his back to the house, took a clean, sharp bite. To his surprise the fruit was sweet. He took another. Then again he turned to survey the bedroom windows overlooking the garden. He started, seeing a woman’s figure; but it was only his wife. She was gazing across to the sea, apparently ignorant of him. For a moment or two he looked at her, watching her. She was a good-looking woman, who seemed older than he, rather pale, but healthy, her face yearning. Her rich auburn hair was heaped in folds on her forehead. She looked apart from him and his world, gazing away to the sea (она казалась отделенной от него и его мира, вглядываясь вдаль, в море; apart – обособленно, в стороне). It irked her husband that she should continue abstracted and in ignorance of him (ее мужа раздражало, что она продолжала пребывать в своих мыслях и не замечать его; to irk – раздражать, надоедать; abstracted – погруженный в свои мысли; to abstract – абстрагировать/ся/; ignorance – неведение, незнание); he pulled poppy fruits and threw them at the window (он сорвал маковых коробочек и бросил их в окно; to pull – тянуть, тащить; рвать, срывать /цветы, фрукты/; poppy – мак; to throw – бросать, кидать). She started, glanced at him with a wild smile (она вздрогнула, взглянула на него с дикой улыбкой; wild – дикий; бурный, необузданный), and looked away again (и вновь отвела взор). Then almost immediately she left the window (затем почти тотчас же она отошла от окна; immediately – немедленно, тотчас; to leave – покидать, уезжать). He went indoors to meet her (он вошел в дом, чтобы встретить ее; indoors – внутри дома, в помещении; door – дверь; to meet – встречать/ся/). She had a fine carriage, very proud (у нее была прекрасная осанка, очень гордая; fine – прекрасный, превосходный; изящный; carriage – осанка; манера держаться; to carry – нести, носить; держаться, иметь какую-л. осанку), and wore a dress of soft white muslin (одета она была в платье из мягкого белого муслина; to wear – быть одетым /во что-л./; носить /одежду и т. д./). “I’ve been waiting long enough,” he said (я достаточно долго жду, – сказал он). “For me or for breakfast?” she said lightly (меня или завтрака? – весело спросила она; lightly – слегка; легко; весело, беспечно; light – легкий; несерьезный; веселый). “You know we said nine o’clock (ты же знаешь, мы сказали /подать завтрак в/ девять часов; o’clock /сокр. от of the clock/ – по часам, на часах). I should have thought you could have slept after the journey (я думала, ты мог бы и поспать после путешествия; to think – думать, полагать; to sleep – спать).” She looked apart from him and his world, gazing away to the sea. It irked her husband that she should continue abstracted and in ignorance of him; he pulled poppy fruits and threw them at the window. She started, glanced at him with a wild smile, and looked away again. Then almost immediately she left the window. He went indoors to meet her. She had a fine carriage, very proud, and wore a dress of soft white muslin. “I’ve been waiting long enough,” he said. “For me or for breakfast?” she said lightly. “You know we said nine o’clock. I should have thought you could have slept after the journey.” “You know I’m always up at five (ты же знаешь, я всегда встаю в пять; to be up – вставать, просыпаться), and I couldn’t stop in bed after six (и не могу оставаться в постели после шести). You might as well be in pit as in bed, on a morning like this (ты можешь с тем же успехом быть в шахте, как в постели, в утро, подобное этому = лежать в постели в такое утро – все равно что сидеть в шахте; as well – так же; с тем же успехом; pit – яма; шахта; рудник).” “I shouldn’t have thought the pit would occur to you, here (вот уж не думала, что тебе вспомнится шахта здесь; to occur – случаться, происходить; приходить на ум, в голову).” She moved about examining the room, looking at the ornaments under glass covers (она ходила по комнате, осматривая ее, глядя на украшения под стеклянными колпаками; to move – двигать/ся/; to examine – рассматривать; осматривать; glass – стекло; cover – крышка; колпак, футляр). He, planted on the hearthrug (он, неподвижно стоя на коврике перед камином; to plant – сажать, сеять; /прочно/ ставить, устанавливать; hearth – очаг; каменная плита под очагом; rug – ковер, коврик), watched her rather uneasily, and grudgingly indulgent (наблюдал за ней довольно тревожно и неохотно снисходительный = и с неохотной снисходительностью; uneasily – беспокойно, тревожно; easily – легко, свободно; easy – легкий; спокойный). She shrugged her shoulders at the apartment (она пожала плечами /, осмотрев/ комнату). “Come,” she said, taking his arm (идем, – сказала она, беря его руку; arm – рука /от кисти до плеча/), “let us go into the garden till Mrs. Coates brings the tray (выйдем в сад, пока миссис Коутс не принесет поднос; to let – впускать; позволять, разрешать; let us – давай/те/; Mrs. = mistress – миссис, госпожа /обращение к замужней женщине/).” “You know I’m always up at five, and I couldn’t stop in bed after six. You might as well be in pit as in bed, on a morning like this.” “I shouldn’t have thought the pit would occur to you, here.” She moved about examining the room, looking at the ornaments under glass covers. He, planted on the hearthrug, watched her rather uneasily, and grudgingly indulgent. She shrugged her shoulders at the apartment. “Come,” she said, taking his arm, “let us go into the garden till Mrs. Coates brings the tray.” “I hope she’ll be quick,” he said, pulling his moustache (надеюсь, она поторопится, – сказал он, дергая ус; quick – быстрый, скорый; проворный). She gave a short laugh, and leaned on his arm as they went (она издала короткий смех = коротко рассмеялась и оперлась на его руку, когда они выходили; to give – давать; издавать, испускать /звук/; to give a laugh – рассмеяться; to lean – наклонять/ся/; опирать/ся/). He had lighted a pipe (он закурил трубку; to light – зажигать; зажигаться, загораться). Mrs. Coates entered the room as they went down the steps (миссис Коутс вошла в комнату, когда они спустились по лестнице; step – шаг; ступень/ка/). The delightful, erect old lady hastened to the window for a good view of her visitors (очаровательная старая дама с прямой /осанкой/ поспешила к окну, чтобы хорошенько рассмотреть гостей; delightful – восхитительный, очаровательный; erect – прямой; view – вид; поле зрения, видимость; visitor – посетитель; гость). Her china-blue eyes were bright (ее васильковые глаза были ярки; china-blue – китайский синий /краситель для тканей/; ярко-голубой цвет с зеленоватым оттенком; blue – синий или голубой цвет) as she watched the young couple go down the path (когда она наблюдала, как молодая пара идет по дорожке; path – тропинка, тропа; дорожка), he walking in an easy, confident fashion, with his wife, on his arm (он шел легко и уверенно, поддерживая под руку жену: «с женой на руке»; fashion – манера поведения, образ действия). The landlady began talking to herself in a soft, Yorkshire accent (хозяйка начала говорить сама с собой с мягким йоркширским акцентом; to begin – начинать/ся/; landlady – домовладелица, сдающая дом, квартиру или земельный участок; хозяйка гостиницы, пансиона и т. д.). “Just of a height they are (как раз одного роста они; just – как раз, точно; height – высота, вышина; рост). She wouldn’t ha’ married a man less than herself in stature, I think (думаю, она бы не вышла за мужчину, /который/ меньше ее самой по росту; ha’ /диал./ = have), though he’s not her equal otherwise (хотя он не ровня ей во всём остальном; equal – равный, ровня; otherwise – иначе; в других отношениях).” “I hope she’ll be quick,” he said, pulling his moustache. She gave a short laugh, and leaned on his arm as they went. He had lighted a pipe. Mrs. Coates entered the room as they went down the steps. The delightful, erect old lady hastened to the window for a good view of her visitors. Her china-blue eyes were bright as she watched the young couple go down the path, he walking in an easy, confident fashion, with his wife, on his arm. The landlady began talking to herself in a soft, Yorkshire accent. “Just of a height they are. She wouldn’t ha’ married a man less than herself in stature, I think, though he’s not her equal otherwise.” Here her granddaughter came in, setting a tray on the table (тут вошла ее внучка, поставив поднос на стол; to set – ставить, класть). The girl went to the old woman’s side (девочка подошла к старухе: «старой женщине»; side – сторона; бок /туловища/; место рядом). “He’s been eating the apples, gran’,” she said (он ел яблоки, ба, – сказала она; he’s = he has; gran’ /разг./ = grandmother – бабушка). “Has he, my pet (неужели, моя лапушка; pet – любимое домашнее животное; баловень, любимец; /разг./ лапочка, лапушка)? Well, if he’s happy, why not (что ж, если он счастлив, почему нет)?” Outside, the young, well-favoured man listened with impatience to the chink of the teacups (снаружи молодой красивый человек прислушивался с нетерпением к звяканью чашек; to listen – слушать; прислушиваться; patience – терпение, терпеливость; tea – чай; cup – чашка). At last, with a sigh of relief (наконец, со вздохом облегчения), the couple came in to breakfast (пара вошла /в дом/ завтракать). After he had eaten for some time, he rested a moment and said (после того, как он поел некоторое время = поев некоторое время, он отдохнул с минуту и сказал): “Do you think it’s any better place than Bridlington (ты думаешь, это место хоть чем-то лучше, чем Бридлингтон)?” Here her granddaughter came in, setting a tray on the table. The girl went to the old woman’s side. “He’s been eating the apples, gran’,” she said. “Has he, my pet? Well, if he’s happy, why not?” Outside, the young, well-favoured man listened with impatience to the chink of the teacups. At last, with a sigh of relief, the couple came in to breakfast. After he had eaten for some time, he rested a moment and said: “Do you think it’s any better place than Bridlington?” “I do,” she said, “infinitely (да, – ответила она, – неизмеримо; infinitely – бесконечно, безгранично; крайне)! Besides, I am at home here – it’s not like a strange sea-side place to me (кроме того, здесь я дома – для меня это не какая-то незнакомая деревушка на берегу моря; strange – незнакомый; чужой; странный; place – место; город, местечко, селение).” “How long were you here (как долго ты пробыла здесь)?” “Two years (два года).” He ate reflectively (он ел задумчиво). “I should ha’ thought you’d rather go to a fresh place,” he said at length (мне думалось, ты скорее предпочтешь поехать в какое-нибудь новое место, – сказал он наконец; you’d = you would; rather – лучше, скорее; охотнее, предпочтительнее; fresh – свежий; новый, незнакомый; length – длина; протяженность; длительность; at length – детально; наконец). She sat very silent (он сидела очень безмолвная = совершенно безмолвно; silent – молчаливый; безмолвный), and then, delicately, put out a feeler (а потом осторожно пустила пробный шар; delicately – тонко; нежно; деликатно, тактично; to put out a feeler – зондировать почву, закидывать удочку, пускать пробный шар; to put out – вытягивать, высовывать; выпускать /побеги/; feeler – /зоол./ щупальце, усик; пробный шар, зондирование почвы; /тех./ щуп; to feel – трогать; щупать, осязать). “Why (почему)?” she said. “Do you think I shan’t enjoy myself (ты думаешь, я не смогу хорошо провести время; shan’t = shall not; to enjoy – любить /что-л./, получать удовольствие /от чего-л./; наслаждаться; to enjoy oneself – весело проводить время; joy – радость; веселье)?” “I do,” she said, “infinitely! Besides, I am at home here – it’s not like a strange sea-side place to me.” “How long were you here?” “Two years.” He ate reflectively. “I should ha’ thought you’d rather go to a fresh place,” he said at length. She sat very silent, and then, delicately, put out a feeler. “Why?” she said. “Do you think I shan’t enjoy myself?” He laughed comfortably, putting the marmalade thick on his bread (он спокойно засмеялся, толстым слоем намазывая апельсиновый джем на хлеб; comfortably – удобно, уютно; расслабленно, спокойно; to put – класть; накладывать; marmalade – джем, конфитюр /особ. апельсиновый или лимонный/; thick – толсто, толстым слоем; густо). “I hope so,” he said (надеюсь, что так, – ответил он). She again took no notice of him (она снова не обратила на него внимания; to take – брать; обращать /внимание/; notice – извещение; внимание). “But don’t say anything about it in the village, Frank,” she said casually (но ничего не говори об этом в деревне, Фрэнк, – мимоходом заметила она; casually – случайно; мимоходом). “Don’t say who I am, or that I used to live here (не говори, кто я или что я прежде жила здесь; used to – иметь обыкновение, привычку делать что-л. в прошлом; to use – использовать, применять; use – использование; обыкновение, привычка). There’s nobody I want to meet, particularly (я ни с кем конкретно не хочу увидеться; to meet – встречать/ся/; видеться; particularly – очень; в особенности; в частности, в отдельности), and we should never feel free if they knew me again (и мы никогда не будем чувствовать себя свободно, если меня снова узнают; never – никогда; ни разу; /эмоц. – усил./ нисколько, никоим образом; to feel free – чувствовать себя как дома; чувствовать себя свободно, не стесняться /делать что-л./; to feel – трогать; чувствовать, ощущать; free – свободный, вольный; непринужденный; to know – знать; быть знакомым /с кем-л./; узнавать).” “Why did you come, then (тогда зачем ты приехала)?” “’Why?’ Can’t you understand why (зачем? разве ты не можешь понять, зачем)?” He laughed comfortably, putting the marmalade thick on his bread. “I hope so,” he said. She again took no notice of him. “But don’t say anything about it in the village, Frank,” she said casually. “Don’t say who I am, or that I used to live here. There’s nobody I want to meet, particularly, and we should never feel free if they knew me again.” “Why did you come, then?” “’Why?’ Can’t you understand why?” “Not if you don’t want to know anybody (нет, если ты не хочешь никого знать).” “I came to see the place, not the people (я приехала повидать место, а не людей).” He did not say any more (он ничего больше не сказал). “Women,” she said, “are different from men (женщины, – сказала она, – отличаются от мужчин; different – непохожий, отличный). I don’t know why I wanted to come – but I did (я не знаю, почему захотела приехать… но приехала).” She helped him to another cup of coffee, solicitously (она заботливо налила ему еще одну чашку кофе; to help – помогать; обслуживать /за столом/; угощать кого-л. чем-л.; solicitous – заботливый, внимательный). “Only,” she resumed, “don’t talk about me in the village (только, – продолжала она, – не говори обо мне в деревне; to resume – возобновлять, продолжать).” She laughed shakily (она засмеялась неуверенно; shaky – шаткий, нетвердый; трясущийся, дрожащий; to shake – трясти/сь/; дрожать). “I don’t want my past brought up against me, you know (не хочу, чтобы ворошили мое прошлое, знаешь ли; to bring up – поднимать /вопрос/; заводить /разговор/; to bring up against – учитывать или использовать что-л. против кого-л.).” And she moved the crumbs on the cloth with her finger-tip (и она /принялась/ двигать крошки по скатерти кончиком пальца; cloth – ткань; скатерть; tip – тонкий конец; верхушка; кончик /пальца, ножа, языка/). “Not if you don’t want to know anybody.” “I came to see the place, not the people.” He did not say any more. “Women,” she said, “are different from men. I don’t know why I wanted to come – but I did.” She helped him to another cup of coffee, solicitously. “Only,” she resumed, “don’t talk about me in the village.” She laughed shakily. “I don’t want my past brought up against me, you know.” And she moved the crumbs on the cloth with her finger-tip. He looked at her as he drank his coffee (он посмотрел на нее, когда пил кофе; to drink); he sucked his moustache, and putting down his cup, said phlegmatically (он обсосал усы и, ставя чашку, сказал флегматично): “I’ll bet you’ve had a lot of past (бьюсь об заклад, у тебя было богатое прошлое: «было много прошлого»; bet – пари; to bet – держать пари, биться об заклад; быть уверенным).” She looked with a little guiltiness, that flattered him, down at the tablecloth (она смотрела с небольшой виноватостью, которая ему льстила, на скатерть; guiltiness – виновность; guilt – вина). “Well,” she said, caressive (ну, – сказала она ласково; caressive – нежный, ласковый; to caress – ласкать; caress – ласка), “you won’t give me away, who I am, will you (так ты меня не выдашь, /не скажешь, / кто я, правда; won’t = will not; to give away – выдавать /секрет, кого-л./; проговориться)?” “No,” he said, comforting, laughing (нет, – сказал он, успокаивая /ее/ и смеясь; to comfort – утешать, успокаивать), “I won’t give you away (я тебя не выдам).” He was pleased (он был доволен; to please – радовать, доставлять удовольствие; получать удовольствие). She remained silent (она оставалась молчаливой = хранила молчание; to remain – оставаться; оставаться в каком-л. состоянии). After a moment or two she lifted her head, saying (через минуту-две она подняла голову, сказав): “I’ve got to arrange with Mrs. Coates, and do various things (мне нужно договориться с миссис Коутс и сделать разные дела; to arrange – приводить в порядок; устраивать; договариваться; thing – вещь, предмет; дело). So you’d better go out by yourself this morning – and we’ll be in to dinner at one (так что тебе лучше пойти гулять одному этим утром = сегодня утром – и мы соберемся обедать в час; to go out – выходить /из помещения/; отправиться /в путешествие/; by oneself – самостоятельно; в одиночестве; to be in – быть дома, на месте).” He looked at her as he drank his coffee; he sucked his moustache, and putting down his cup, said phlegmatically: “I’ll bet you’ve had a lot of past.” She looked with a little guiltiness, that flattered him, down at the tablecloth. “Well,” she said, caressive, “you won’t give me away, who I am, will you?” “No,” he said, comforting, laughing, “I won’t give you away.” He was pleased. She remained silent. After a moment or two she lifted her head, saying: “I’ve got to arrange with Mrs. Coates, and do various things. So you’d better go out by yourself this morning – and we’ll be in to dinner at one.” “But you can’t be arranging with Mrs. Coates all morning (но ты не можешь договариваться с миссис Коутс всё утро),” he said. “Oh, well – then I’ve some letters to write (ну хорошо… потом мне надо написать письма), and I must get that mark out of my skirt (и я должна вывести то пятно с юбки; mark – знак; метка; след, отпечаток). I’ve got plenty of little things to do this morning (мне нужно сделать множество мелких дел сегодня утром; plenty – изобилие; множество). You’d better go out by yourself (тебе лучше пойти одному).” He perceived that she wanted to be rid of him (он понял, что она хочет избавиться от него; to perceive – понимать, осознавать; to rid – освобождать, избавлять; to be rid of – быть избавленным от /кого-л., чего-л./), so that when she went upstairs, he took his hat (поэтому, когда она поднялась наверх, он взял шляпу; upstairs – вверх /по лестнице/; stair – ступенька /лестницы/; stairs – лестница) and lounged out on to the cliffs, suppressedly angry (и /, выйдя,/ неспешно побрел к утесам, сдерживая злость: «подавленно сердитый»; to lounge – сидеть развалившись /в кресле, на диване/; бездельничать, слоняться; to suppress – сдерживать, подавлять; angry – сердитый, гневный; раздраженный). Presently she too came out (вскоре она тоже вышла). She wore a hat with roses (на ней была шляпа с розами), and a long lace scarf hung over her white dress (и длинный кружевной шарф, наброшенный на белое платье; lace – шнурок; кружево). Rather nervously, she put up her sunshade (довольно нервно она раскрыла зонтик от солнца; to put up – поднимать; раскрывать /зонт/; sun – солнце; shade – тень), and her face was half-hidden in its coloured shadow (и ее лицо наполовину скрылось в цветной тени; to hide – прятать/ся/; скрывать/ся/; coloured – окрашенный; цветной; to colour – окрашивать; colour – цвет; оттенок). “But you can’t be arranging with Mrs. Coates all morning,” he said. “Oh, well – then I’ve some letters to write, and I must get that mark out of my skirt. I’ve got plenty of little things to do this morning. You’d better go out by yourself.” He perceived that she wanted to be rid of him, so that when she went upstairs, he took his hat and lounged out on to the cliffs, suppressedly angry. Presently she too came out. She wore a hat with roses, and a long lace scarf hung over her white dress. Rather nervously, she put up her sunshade, and her face was half-hidden in its coloured shadow. She went along the narrow track of flag-stones (она пошла по узкой дорожке, /выложенной/ каменными плитами; along – дальше, вперед; вдоль; track – след; путь; проселочная дорога; тропинка, тропа; flag-stone – камень-плитняк; flag – каменная плита; плитняк; stone – камень) that were worn hollow by the feet of the fishermen (на которых были выбоины, оставленные ногами рыбаков; to wear – носить; изнашивать/ся/; протирать/ся/; hollow – пустой, полый; впалый, вогнутый; foot – ступня; fish – рыба; to fish – ловить рыбу; man – человек, мужчина; представитель какой-л. профессии). She seemed to be avoiding her surroundings (казалось, она избегает/сторонится окружающего мира; surroundings – окрестности; среда, окружение; to surround – окружать), as if she remained safe in the little obscurity of her parasol (словно оставаясь в безопасности в небольшой тени своего зонтика; obscurity – темнота, мрак; parasol – зонтик /от солнца/). She passed the church, and went down the lane till she came to a high wall by the wayside (она миновала церковь и пошла по дорожке, пока не дошла до высокой стены у обочины; to pass – идти; проходить; миновать; lane – узкая дорожка, тропинка /обычно между живыми изгородями/; wayside – придорожная полоса; обочина; way – путь; дорога; side – сторона; край). Under this she went slowly, stopping at length by an open doorway (под ней = вдоль нее она пошла медленно, остановившись в конце концов у открытой калитки; doorway – дверной проем), which shone like a picture of light in the dark wall (/проём/ которой сиял, словно само воплощение света, в темной стене; to shine – светиться, сиять; picture – картина; изображение; воплощение, олицетворение). There in the magic beyond the doorway, patterns of shadow lay on the sunny court (там, в волшебном мире за калиткой, узоры из теней лежали на залитом солнцем дворе; magic – магия, волшебство; beyond – вне, за пределами; вдали; pattern – образец, пример; рисунок, узор; to lie – лежать; располагаться; sunny – солнечный; освещенный солнцем), on the blue and white sea-pebbles of its paving (на синей и белой морской гальке, покрывавшей его; pebble – галька, голыш; paving – мощение улиц; мостовая; дорожное покрытие), while a green lawn glowed beyond, where a bay tree glittered at the edges (тогда как за ним пылала зеленая лужайка, где лавровое дерево сверкало по краям; while – пока, в то время как; тогда как; to glow – светиться; сверкать; to glitter – блестеть, сверкать). She went along the narrow track of flag-stones that were worn hollow by the feet of the fishermen. She seemed to be avoiding her surroundings, as if she remained safe in the little obscurity of her parasol. She passed the church, and went down the lane till she came to a high wall by the wayside. Under this she went slowly, stopping at length by an open doorway, which shone like a picture of light in the dark wall. There in the magic beyond the doorway, patterns of shadow lay on the sunny court, on the blue and white sea-pebbles of its paving, while a green lawn glowed beyond, where a bay tree glittered at the edges. She tiptoed nervously into the courtyard (на цыпочках, нервно она вошла во двор; to tiptoe – ходить на цыпочках; toe – палец ноги; courtyard – внутренний двор), glancing at the house that stood in shadow (поглядывая на дом, что стоял в тени; to stand). The uncurtained windows looked black and soulless (незанавешенные окна казались черными и бездушными; to curtain – занавешивать; curtain – занавеска, штора; портьера; soul – душа), the kitchen door stood open (дверь в кухню стояла открытая). Irresolutely she took a step forward (нерешительно она сделала шаг вперед), and again forward, leaning, yearning, towards the garden beyond (и снова вперед, наклоняясь /вперед/, стремясь к саду за /домом/; to lean – наклонять/ся/; склоняться). She had almost gained the corner of the house (она почти добралась до угла дома; to gain – получать; добывать; достигать, добираться) when a heavy step came crunching through the trees (когда звук тяжелых шагов прошел, хрустя, через деревья = из-за деревьев послышался хруст под чьими-то тяжелыми шагами; to crunch – грызть с хрустом; скрипеть, хрустеть /под колесами, ногами/). A gardener appeared before her (садовник возник перед ней). He held a wicker tray on which were rolling great, dark red gooseberries, overripe (он держал плетеный поднос, по которому перекатывались огромные, темно-красные, перезрелые ягоды крыжовника; wicker – прутья для плетения; плетеное изделие; to roll – катить/ся/; катать/ся/; gooseberry – крыжовник /куст, ягода/; goose – гусь; berry – ягода; ripe – зрелый, спелый). He moved slowly (он двигался медленно). “The garden isn’t open today (сад сегодня не открыт),” he said quietly to the attractive woman, who was poised for retreat (тихо сказал он привлекательной женщине, которая была готова к отступлению; to poise – удерживать/ся/ в равновесии; быть готовым к действию). For a moment she was silent with surprise (на мгновение она замолчала от удивления). How should it be public at all (как вообще он мог быть открыт для посещений; public – общественный; общедоступный, публичный)? She tiptoed nervously into the courtyard, glancing at the house that stood in shadow. The uncurtained windows looked black and soulless, the kitchen door stood open. Irresolutely she took a step forward, and again forward, leaning, yearning, towards the garden beyond. She had almost gained the corner of the house when a heavy step came crunching through the trees. A gardener appeared before her. He held a wicker tray on which were rolling great, dark red gooseberries, overripe. He moved slowly. “The garden isn’t open today,” he said quietly to the attractive woman, who was poised for retreat. For a moment she was silent with surprise. How should it be public at all? “When is it open?” she asked, quick-witted (когда он открыт? – спросила она, быстро сообразив; quick-witted – находчивый, сообразительный: «имеющий быстрый ум»; wit – ум, разум). “The rector lets visitors in on Fridays and Tuesdays (пастор пускает посетителей по пятницам и вторникам; rector – приходской священник, пастор /в англиканской церкви/; to let – впускать; пропускать Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/devid-gerbert-louren/angliyskiy-s-devidom-g-lourensom-ten-v-rozovom-sadu-d/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб.