Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Переводы с собачьего, или Этология собаки в картинках

Переводы с собачьего, или Этология собаки в картинках
Автор: Фрэнк Перехрюкин-Заломай Жанр: Домашние животные Тип: Книга Издательство: Центрполиграф Год издания: 2014 Цена: 129.90 руб. Отзывы: 3 Просмотры: 25 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.90 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Переводы с собачьего, или Этология собаки в картинках Фрэнк Перехрюкин-Заломай Переводчик с собачьего, Ольга Раудис несколько десятков лет занимается кинологией. Ее собаки, в частности автор книги ротвейлер Фрэнк, рассказали ей много важного и интересного, что она и перевела с собачьего языка на человеческий. После прочтения этой книги у вас не останется вопросов, почему собаки кусаются, шатаются у мусорных бачков, лают, боятся, охотятся на тапочки и убивают их. Вы найдете взаимопонимание со своей собакой и, главное, поймете, что брат ваш меньший тоже человек. Фрэнк Перехрюкин-Заломай Переводы с собачьего, или Этология собаки в картинках © Перехрюкин-Заломай Фрэнк, текст, 2014 © Раудис Ольга, иллюстрации, 2014 © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2014 * * * Представляем героев Знакомьтесь: автор О собаках написана куча книг. Одни хуже, другие лучше. Но у всех их один недостаток: они написаны людьми. Вот мне и пришло в голову: давно пора, чтобы книгу о собаках написали собаки. Весьма похвально, что в последнее время люди перестают смотреть на нас свысока. Некоторые даже пытаются встать на четвереньки и посмотреть на наш мир с нашей точки зрения. И некоторым это даже удается. Однажды мне в лапы (или в зубы?) попала книга профессора Вильмоша Чаньи из Будапештского университета, который изучает поведение собак. Книга во многих отношениях замечательная, хотя, должен признаться, местами немножко научноватая. Суховатая. С трудом прожевал. Но главное, меня удивило название: «Если бы собаки умели говорить». То есть как: если бы умели говорить? Ведь мы умеем говорить! Мы, в отличие от вас, совершенно свободно разговариваем между собой без переводчиков. Вот лично я без проблем договорюсь с английским сеттером, французским бульдогом, немецкой овчаркой, итальянской левреткой, словенским чувачом и даже с арабской борзой и японским хином. Вы, люди, между собой договориться не можете, куда вам понять нашу речь. И к сожалению, не могу сказать, что это ваша проблема. То, что вы нас не понимаете, это, прежде всего, НАША проблема. Исписаны тонны бумаги, целые институты работают над решением этих вопросов, а воз и ныне там. Причем решение очень простое: нужно спросить непосредственно НАС. Поэтому я и решил взяться за перо. Точнее, за перо взялась моя хозяйка. Ручку, видите ли, очень неудобно держать в лапах. И правильнописание у меня хромает. Оно хорошее, но почему-то хромает. Это Фрэнк, недостает ему хвоста, половины уха и совести. Других недостатков у него нет Уверяю вас, все, что здесь написано, чистая правда. Все действующие лица (как-то неловко говорить «морды») реальны, существуют или существовали. Случаи не выдуманы, диалоги правдивы и точны. Признаюсь, кое-что я немножечко приукрасил. На самом деле чуть-чуть. Знаете, для красного словца. Но вообще-то автор ручается за точность перевода, хотя, как и все переводы, и этот получился местами немножко неуклюжий. Sorry. Примечание переводчика Как выразился автор, в силу некоторых объективных причин я взяла на себя роль писаря и переводчика. Кроме того, мне досталась задача охарактеризовать автора. Как-никак я прожила с ним тринадцать лет и знаю его как облупленного. Фрэнк личность неординарная, колоритная и очень нахальная. Самоуверенный, несколько авторитарный, на вид порой грубоватый. Соответственно и речь: сочная, простоватая, иногда даже немного вульгарная. Иногда он вставляет французские словечки, чтобы казаться умнее и благороднее, типа знает по-французски. Ни фига он не знает. Это он от Стэви нахватался. Вот Стэви, дама интеллигентная и высококультурная, так бы не выражалась. Но автор книги не Стэви, а Фрэнк, который бесцеремонно вмешивается в процесс написания книги. Настаивает на своих стихах (Лермонтова из него не получится), проталкивает бородатые анекдоты, выловленные в Интернете (которые выдает за свои). Или вдруг заявляет: «Знаешь, много текста. Давай картинки!» С трудом удается его цветистые выражения вставить в рамки приличий. На аргумент, что того или иного слова нет в литературном русском языке, он отвечает, что некоторая неправильность языка придает ему экспрессию. Где только таких слов набрался? Или прямо заявляет: нет, так будет! Кто тут автор? Его мнение далеко не всегда совпадает с моим или мнением признанных авторитетов в области кинологии. Некоторые эпизоды (главное те, где он представлен не в лучшем свете) мне удалось включить в книгу буквально с боем. Многие эпизоды о нем (вот тут он прикидывается скромным) я пишу от своего лица и помечаю как примечания переводчика. Там же пишу свои наблюдения и эпизоды, при которых Фрэнк лично не присутствовал. Кстати, о наблюдениях. В основу книги легли долголетние наблюдения за собаками, своими и чужими. Фактически мы с друзьями несколько лет проводили эксперимент, создав стабильную стаю собак и предоставив ей максимум свободы, какую только могли в условиях города предоставить. Признаюсь, мы грубо нарушали правила содержания собак в городе, гуляя с ними по улицам без поводков и намордников (огромная благодарность нашей полиции, смотревшей на нас сквозь пальцы). Не вмешиваясь без острой необходимости в отношения собак и в их отношения с людьми, мы дали собакам возможность вести себя естественно в условиях города. Мы были удивлены, насколько быстро и беспроблемно они приспособились и выбрали модель поведения, максимально удобную для них и для нас. А нам дали возможность накопить уникальные наблюдения за поведением собак в условиях демократии: без поминутного одергивания, ограничений и запретов. Эти наблюдения поставили под сомнение теории и методики, десятилетиями господствовавшие в кинологии. Издавать эту книгу в те времена не имело смысла: даже если бы ее издали, нас бы подняли на смех и обвинили в дилетантстве и профанации. Достижения последних лет в области зоопсихологии и практики передовых дрессировщиков подтверждают вывод, который мы сделали еще пятнадцать лет назад: собака тоже человек! Если не во всем, то во многом. Знакомьтесь: Фрэнк – Слышали, Фрэнк хвастался, что он полиглот. – Поли… кто? – Полиглот. Это слово состоит из двух. Приставка «поли» означает «все, много». А «глот»… – Точно! Глотает все, что увидит! – Эй, Фрэнк, ты куда третью порцию потащил? Ты и так толстый! – Не толстый я! Это я с голоду опух. – Слушай, хозяйка, почеши-ка мне брюхо! Левее. Правее. Теперь выше. – Долго еще чесать то? – Чеши, чеши… – Вот тебе, старуха, лисицу на воротник. – Ой, Фрэнк, какой чудесный мех! Откуда? – Да так, с одним колли не поладили… Площадь Фрэнковой пасти равна площади занимаемого Фрэнком помещения. В какую точку помещения ни бросите кусок колбасы, все равно окажется во Фрэнковой пасти. Ускорение соседского добермана обратно пропорционально его желанию встретиться с Фрэнком. Сила, с которой этот доберман тащит хозяйку, прямо пропорциональна желанию Фрэнка встретиться с доберманом. – Фрэнк, ты почему пуделя драл?! – Какого пуделя? Не знаю никакого пуделя. – Не ври! А почему у тебя морда в пуху?! – А-а-а, а это я одуванчики сдувал. Вот. – Слушай, еще одну страницу о себе. – Ну, это уже наглость! – Наглость второе счастье. – Ага. Раз так, напишу-ка я о том, как тебя кипятком обварили. Вот визгу-то было! – Нет, про это не надо. И вообще, я пошел. Оревуар! – Вот-вот, проваливай. Третью страницу захотел. Я тебе покажу третью страницу! – Фрэнк, на тебе лица нет! Что случилось? – Да меня хозяйка кастрюлей стукнула. – Кастрюлей?! Почему кастрюлей? – Да в этой кастрюле перед этим пара килограммов мяса лежала… А это Фрэнку обстригают сломанный коготок. Ниже образец его почерка. Знакомьтесь: Стэви Костылева-Растяпина Тетя Стэви, побитая молью и судьбой. Девиз Стэви: «Тише едешь – дальше будешь». Kuehneromyces mutabilis (Опенок летний) – И в обозах бывают передовики, – приговаривала Стэви, ковыляя за ушедшей стаей. – Ведь рано или поздно вы повернете обратно, и тогда я окажусь впереди всех. Знакомьтесь: Лайма Стрекозюлина Скажи, что ты думаешь обо мне, и я скажу, кто ты есть на самом деле! – Как вы смеете! Я порядочная дама! Требую извинений! – А щерву не хочешь? – спросила Лайма. – Чего ты, Лайма, рычишь? – Мясо охраняю. – От кого? Никого же нет! – А мухи?! – Лайма, куда ты так торопишься? – На охоту. – На кого? – На лосей. – Их же нет в городе?! – Ну ведь потому и нет. Знакомьтесь: Марк Недотепов Девиз Марка: «Бросая общественности вызов, лучше всего промахнуться». – Марк, что с тобой случилось?! – Да мы тут с Фрэнком поспорили на глаз, что он мне лапу не сломает. – Кто за то, чтобы сдать в питомник Фрэнка Перехрюкина? Поднимите лапы. – Я! – Я!! – Я!!! – Посмотри, Фрэнк, какой у нас Марк находчивый. Все время что-нибудь находит. То куриный набор, почти совсем свежий, то рисовую кашу с изюмом в пакетике, то целый батон хлеба. У тебя так не получается. – Зато у меня отбирать хорошо получается. Главное ведь не кто найдет батон, а кто его съест! – Фрэнк, а что ты делаешь на Марковой странице?! Знакомьтесь: Рэчелка Подлизюлечкина «Завоевание чужих сердец оккупацией не считается», – заявила Рэчелка, втираясь в доверие. Поэтому Рэчелке все сходит с рук. – Рэчелка, отчего это дядя Фрэнк такой хмурый? – Я ему носик поцарапала, нечаянно. – Нечаянно?! Поцарапала?!! Да она полноса мне снесла!!! Вредная уличная дворняжка быстро раскусила, что Рэчелка, хоть и выглядит совсем как настоящий ротвейлер, в самом деле безвредна. Укусила ее за… В общем, даже Рэчелке не все и не всегда сходит с рук. Знакомьтесь: Линда и Пристли Разгуляй-Какашкины Девиз Пристли: «Чтобы закалить хозяина, надо довести его до белого каления». Девиз Линды: «Специалисты по трепке нервов не работают на собственном сырье». – Ты плохая! – А ты еще хуже! – А ты хуже в сто раз!!! Ты какашка! Нет, ты еще хуже, ты даже на какашку не похожа!!! – Это я-то на какашку не похожа?!! – Линда, куда же ты? А как же страница?! – Некогда мне. Я побежала. – Лучшее в мире место – отхожее место, – провозгласили Линда и Пристли и отошли в неизвестном направлении… Знакомьтесь: Хилюша Пришибякина Девиз Хилюши: «Синяк легче всего заработать, ударившись в амбицию». – Ты знаешь, у нее такая интеллигентная мать. – Кто бы мог подумать?! Вошка, зажатая в угол, истошно визжит: – Не подходи! Не буди во мне зверя!!! Инга вредным голосом: – Ой-ей-ей! Не боюсь я твоего хомячка! Знакомьтесь: Дина Пампушкина * * * Читает томным голосом: – Энергия бывает настолько кипучей, что успевает выкипеть еще перед началом работы… Наша Дина горько плачет: Надя кушает калачик. Дина, Диночка, не плачь, Надя даст тебе калач. Балси поругалась с французскими бульдогами. Дина за нее переживает: орет с безопасного расстояния и швыряет в бульдогов шишками и мухоморами. – Дина, а что же ты за Балси не заступилась? – Вот еще! А вдруг эти бульдоги мне мех испортят? Кредо Дины: «От работы и кони дохнут!» Закомьтесь: Вошка Замарашкина «Жизнь странная штука, – удивлялась Вошка. – Нет ног, а идет. Нет рук, а дает подзатыльники». Вошка – наша золушка. Тиха, мила, застенчива. Пока не возникнет ситуация «Наших бьют!». Характеристика одной фразой: «В тихом омуте черти водятся». Вы не узнаете смирную Вошку. Вошь укусила Фрэнка за ножку. Кто виноват в происшествии этом? Толстый щенок по прозванью Котлета. Автор приносит глубокие извинения и благодарность остальным действующим лицам, которых не представили персонально: Саванне Уворуй-Сожрихиной; Верке Семидыркиной; Балси и Коре Тормозко-Рассиропиным; Джине Верещагиной; Инге Пришибякиной. А еще нашим многочисленным друзьям и компаньонам по прогулкам, а также неизвестным авторам, анекдоты и афоризмы которых мы использовали в своей книге. Небольшой толковый словарь для бестолковых кинологов Азиат – среднеазиатская овчарка. Аппенцеллер – аппенцеллерский зенненхунд. Берн, бернячка – бернский зенненхунд. Биточки – побитые и несчастные маленькие собачки. Бордель – помесь борзой и эрделя. Волокуша – флегматичная собака, волокущаяся в хвосте стаи. Грызун – любитель погрызть чего-нибудь. Дипломат – пес, который может похвалиться дипломами. Изверг – псина, которая извергла назад содержимое желудка. Искусительница – кусачая сука. Кавказец – кавказская овчарка. Кусок – кусачий кобель. Колонка – помесь колли и болонки. Костяника – собака, которая любит косточки. Лопата – прожорливая собака, которая не ест, а лопает. Мешок – пес, который всем мешает. Недоносок брошенный – недонесенный апортировочный предмет. Падальщик – пес, который часто падает. Не обязательно в падаль. Пачка – собака, которая запачкалась. Плетка – собака, которая плетется позади всех. Покер – помесь пойнтера с кокером. Потаскушка – собака апортёр. Пуговица – собака, которая всего пугается. Пудрель – напудренный пудель. Рокер – помесь ротвейлера и кокера. Скотина – метис скотча и далматина. Сопля – собака, которая сопит. Таксист – муж таксы. Тянучка – собака, которая вечно в хвосте тянется. Фокстрот – помесь фокстерьера и ротвейлера. Швейцарка – большой швейцарский зенненхунд. Щерва – ощеренная пасть. Мясо наше насущное Каша против гранул Я принадлежу еще к тому счастливому поколению, которое росло на классической каше с мясом и овощами. Спрашиваете, почему счастливому? Странный вопрос! Какое удовольствие было прийти в кухню, принюхаться и провозгласить: – Сегодня, бабы, едим пшенку с рубцом! Или, обнаружив, что в чане варятся коровьи морды, сообщить соплеменникам: – Вечером каждый получит по морде. Причем все радуются и все очень довольны. А сейчас? Утром гранулы, вечером гранулы. Сегодня и ежедневно. Тоска зеленая. Любые гранулы, независимо от марки и цены, на вкус одинаковы. Это только мешки разные. И с чего это вы взяли, что одни с курицей, другие с говядиной? Ни того, ни другого в мешке не найдете, сколько раз проверял! Если только в виде микроэлементов… Может, и в самом деле в этих гранулах все сбалансировано: витамины, протеины, углеводы всякие-разные. Но это же невозможно есть! Это как ваши хлопья для завтрака. Тоже все в идеальных пропорциях. Вот и попробуйте их есть три раза в день хотя бы одну неделю. Что, не нравится? Пельмени лучше, правда? Или жареное мясо с картошкой. Нездорово? Зато вкусно. Короче, если бы среди собак провели референдум, гранулы бы не прошли. Но нас, как всегда, забыли спросить. Что едят собаки? Собаки едят все, что хотя бы отдаленно напоминает еду: от копченой колбасы до картофельных очистков. Я еще не говорю о кокерах, которые едят совсем все, включая несъедобные предметы, например восковые мелки. Часто приходится слышать высказывания типа «Мой Сюсик кроме телячьих котлеток ничего не ест!». Потому и не ест ничего другого, что его не кормят другим, а телячьими котлетками. Подержите его с недельку голодным, и он начнет жрать кашу с рубцом как миленький! Толще губа – тоньше брюхо. Метод голодной диеты исключительно эффективен и действует на всех без исключений. Еще ни одна здоровая собака не уморила себя голодом при полной миске. Анорексия это не для нас. Единственная причина, когда эксперимент не удался, это когда хозяин проиграл в войне нервов. Хроника зажравшегося пса или голодная диета Кстати, о пользе разнообразия и о закаливании организма. Все ваши человеческие руководства говорят о необходимости разнообразной и здоровой пищи. Почему же вы считаете, что собаке разнообразная и естественная пища вредна?! Никто не сомневается в пользе закаливания организма в целом, но почему-то считается, что его отдельная часть, в частности желудок, в закаливании не нуждается. И что это для желудка даже вредно. Вот мы в молодости жрали все, что нам в горло пролезло: от живых мышей до зеленой рябины. Да, порой нас проносило или рвало, но вообще-то желудки у нас были железные и здоровье тоже. Ну сколько собак в наше время, скажем, аллергией маялось? Вот, к примеру, волки. Ясно, что они не могут рассчитывать на сбалансированное регулярное питание точно в семь утра и в семь вечера. Что найдут, тому и рады: дохлая ворона, лягушка, горсть малины, парочка кузнечиков, мышь, а напоследок закусят коровьей лепешкой. Как следует наедаются до отвала не каждую неделю. При таком питании живут в отличной кондиции до глубокой старости, до десяти – двенадцати лет, и притом охотятся и плодятся без какой-либо заботы со стороны человека. А наш брат пес? Некоторые уже к семи-восьми годам разваливаться начинают. Аллергия, диспепсия. Смени ему марку корма – сразу понос, прыщи и все такое. Иммунитета никакого! Помню, приехала к нам в гости одна столичная фифа. Они вам там не тут, они мудрее нас, на модные корма перешли. Яночка кроме гранул есть ничего не может. Творог? С яйцом?! Какой ужас! А вдруг коросты пойдут?! Или прыщи!!! Рубец? Да что вы себе позволяете?! Ну щас, будем тебе персонально «рояль» покупать! Лопай, что дают! Поморщилась наша фифа, помялась, глядя на рубец: вонючий, сырой и лохматый, да делать нечего: другого-то не дают. Потом распробовала и вошла во вкус так, что забыла про свои гранулы, а заодно про понос, коросты в ушах и зубной камень. Примечание переводчика Фрэнк по молодости отличался исключительной неразборчивостью в еде и поглощал все, на что натыкался, включая кузнечиков, ящериц и сырые маслята. Марк с детства предпочитал молочные продукты и вообще был с экспериментами очень осторожен. Может быть, потому, что в один прекрасный день неосторожно попробовал на вкус осу. – Да уж, острее не бывает. Осу. – Что это с Марком? Попробовал какое-то острое блюдо? Сколько едят собаки? На первый взгляд как будто ясно: чем больше собака, тем больше ест. Но все не так просто: пять собак весом по десять килограммов съедят больше, чем один ротвейлер весом пятьдесят кг. Это еще если те пять собак не кокеры. Кокеры съедят гораздо больше. Вообще-то способность трескать у нас очень индивидуальна. Как сказала одна опытная собачница, собака бывает жорная и не жорная. Причем жорная не обязательно жирная, и наоборот. Вообще-то мы от природы способные. Нам способность пожрать в наследство от волков досталась. Они, наши предки, порой неделю-другую с пустым желудком бегали, прежде чем поймают стоящую добычу. Зато уж потом наваливались на мясо от души, без труда десять – пятнадцать кило одолевали. Больше – уже с проблемами. Сам убедился, когда однажды хозяйка оставила на полу размораживать мясо из морозильника и ушла на целый вечер. Решил я анализы сделать: не испортилось ли? А мясо мороженое ни фига на вкус не разберешь. В лотке было четыре пакета по три килограмма. Сожрал один пакет – не понял. Второй сожрал – опять не понял. Третий пакет сожрал – уже почти понял, но тут хозяйка пришла. К утру (едва до прогулки дотерпел) анализы были готовы: качественное мясо было. Жора (Жира) Широбоков – жорная собака Это Жора и Цветта Широбоковы идут гулять (вид сверху) Из-за этой привычки есть сколько влезет наш брат частенько страдает от ожирения. Есть-то, как волки, мы умеем, но вот бегать столько же у нас не получается. Да и где? Среднестатистическая городская собака выйдет на прогулку два раза в день, совершит моцион на поводке (два круга вокруг дома) – и домой! Выход: диета или повышенные физические нагрузки. Нас больше устраивает вариант физических нагрузок. Хозяев – вариант разгрузочной диеты. Гораздо удобнее в два раза урезать порцию, чем в два раза дольше гулять. Примечание переводчика Как и у людей, уровень обмена веществ у собак очень разный и также закономерно замедляется с возрастом. В свои молодые годы Фрэнк лопал (есть – слишком невыразительное слово для описываемого процесса) раза в три-четыре больше, чем Марк в этом же возрасте и при одинаковых физических нагрузках. В старости его порция по объему сравнялась с Марковой. Упитанность собаки сильно зависит не только от качества и количества пищи, состояния здоровья собаки и переносимых ею нагрузок, но и от генетической предрасположенности. Существуют экземпляры, которые гремят костями при обильном полноценном кормлении, и такие, которые «пухнут» еще и от родниковой воды. По поводу несанкционированного поедания мяса и изюма Балси и Кора заявили: Как едят собаки Вернемся снова к волкам. Неделю бегали за оленем, потом полдня его ели, потом три дня спали, потом снова неделю бегали. В общем, питание нерегулярное: раз густо, раз пусто. И мы, собаки, пару-тройку постных дней без проблем выдержим, что не значит (боже упаси!), что я против регулярного питания. Совсем не против. Как приятно возвращаться с прогулки, зная, что нас ждет сытный ужин! Кстати, дорогие хозяева, пробовали вы когда-нибудь бегать и прыгать с полным желудком? Кроме того, что это ужасно неудобно, грозит еще заворотом кишок. Поэтому в наших и ваших интересах кормить нас после прогулки. Нагулявшись и наевшись, мы спокойно отправимся вздремнуть, ведь еще старик Конфуций сказал, что сон после трапезы полезнее десяти аптек. Теперь о манерах. Любой волк вам скажет: кто с манерами, тот без куска. Вот наш Марк, например: дали каждому по стакану молока и по булочке. Марк ушел лапки помыть, пришел – молока нет. Рассердился, пищит: «Кто мое молоко выпил?» Все молчат. Он снова пищит: «Признавайтесь, кто мое молоко выпил?!» Все молчат. Он совсем зашелся: «Последний раз спрашиваю, кто мое молоко выпил!!!» Встаю и говорю: «Ну я, и что?» Он аж захлебнулся. Потом сглотнул и робко так спрашивает: «А-а чего ж булочку не съел?» Поэтому повторяю: в стае забудь манеры, хватай и глотай! Кстати, если вы еще не поняли: собаки жевать не умеют. У нас зубы устроены так, что мы жевать просто не можем. Можем зубами резать, отрывать, дробить, и, как только получается кусок по размеру горла, мы его глотаем. Примечание переводчика В стае волков убитой добычей пользуется вся стая, причем молодняк имеет право есть досыта и в первую очередь. И слабые члены стаи не останутся без куска. Разумеется, если стая не испытывает хронический недостаток корма. У собак справедливый дележ добычи – большая редкость. Доминантный пес может, объевшись до рвоты, лежать рядом с мясом и охранять его от остальных голодных членов стаи. Сука-мать не только не принесет еду щенкам, но и более того, съест их корм, бессовестно отогнав своих потомков. В природе такая стая быстро распадется, молодые и слабые просто погибнут от голода. В нашей стае дележ добычи был чем-то средним. Когда добыча была скудной, ее целиком забирал тот, кому она попала в зубы. Если собакам посчастливилось урвать большую добычу (например, целый коровий желудок), они, забыв о распрях, вцеплялись в него все разом и тянули со всех сил. Каждый старался оторвать кусок побольше, потом, отвоевав свою долю, уединялся и ревностно охранял ее от посягательств тех, которые со своей долей уже успели расправиться. Поскольку мы, собаки, живем в культурном обществе, некоторые манеры все же появляются. Есть сибариты, которые предпочитают завтракать в постели, а потому кусок рубца волокут на лежанку. Или вот, например, миска. Служит для того, чтобы есть культурно. Посмотрите на тетю Стэви: кушает с табуретки и, если миска подвинулась слишком близко к краю, аккуратно берет миску зубами за край и отодвигает обратно на середину. Иные, правда, и с миской насвинячат. Знавал я одну дамочку, которой не хотелось ждать, пока каша в миске остынет, так она ее брала за край и вываливала содержимое прямо на пол. Говорю ей: «Ведь это негигиенично!» А она: «Зато на холодном полу быстрее остынет». Или вот всякие усатые-волосатые шнауцеры, терьеры и иже с ними. Вот уж, что называется, по усам текло да в рот не попало. После еды нужно не только миску мыть, но и бороду, и пол на кухне. Не удивляюсь я, что их владельцы первыми перешли на сухие корма. Многие псы ведут себя за столом как невежи. Чавкают, макают в суп уши, пытаются потихоньку влезть в чужие миски, роются в каше. Мясо выбирают. А чтобы каша не мешала, кидают ее за борт, то есть за край миски. Еще одна скверная привычка: греметь пустой миской. Причем гремят миской, возят ее по полу и носят в зубах только в присутствии хозяев. Когда их дома нет, никто тарелками не гремит и в пустой кухне не околачивается – нет на то повода. Как вы поняли, большинство собак ест быстро. Смаковать и рассусоливать опасно: пока вы смакуете, остальные управятся со своей порцией и могут приняться за вашу. Раз в этом на личном опыте убедился наш интеллигентный Марк. При мусорных бачках лежала большая куча обрезков свиной кожи. Расхватали мы ее (пока хозяйка не видела) и проглотили за пять секунд. Только Марк (он же у нас воспитанный) сказал, что есть на улице некультурно, некрасиво и он эти обрезки отнесет домой и там съест. Ясное дело, что до дома он их не донес. Поймали мы его и раскулачили. Нечего манерничать! Находятся все же гурманы, которые не едят, а вкушают, обсасывая каждую крошечку. Присутствие благодарных зрителей им не мешает, как раз наоборот. Хозяйка на прогулке купила всем по пирожку. Верка и Линда, давясь, проглотили свои пирожки (у Верки пирожок, как водится, стукнулся о заднюю стенку желудка), но Стэви есть не торопилась. Выждала, пока девицы прикончат свою долю, убедилась, что их внимание устремилось на ее пирожок, и только потом приступила к трапезе. Деликатно отламывала кусочек за кусочком, крошечку за крошечкой, неторопливо перекатывала во рту и только потом проглатывала, сладострастно облизываясь. Откровенно издевалась над истекающими слюной собаками, окидывая их ехидным взглядом. Вид судорожно сглатывающих девушек, выражение муки в их глазах увеличивали удовольствие от поедания пирожка минимум в сто раз. Вредная старая перечница. Этюд о косточках Насколько косточки любим мы, настолько их не любят наши хозяева. Главным аргументом хозяев против косточек (в основном хозяев выставочных собак), что-де мы поломаем зубы. Ну что тут сказать? Я за всю свою долгую и бурную жизнь поломал два зуба. Один сломался в «строгаче» (строгом ошейнике) соперника, другой и в самом деле треснул в кости предплечья соперника. Знаю я еще несколько мужиков, лишившихся зуба подобным способом, но никто из моих знакомых не потерял зубов из-за грызения косточки. Знаете вы вообще, какие зубы и на что нам служат? Резцы (которые так важны при определении прикуса) – деликатный инструмент. На самом деле резцами мы ничего не режем. Служат нам, как вам ваши кончики пальцев, для разных тонких и ответственных операций. Взять мелкий или тонкий предмет, откусить что-то мягкое, ощипать птицу, почесать там, где чешется, блоху поймать. А в случае с косточкой соскоблить тонкий слой мяса. Клыки – наше оружие. И кроме того, защелка, замок. Клыками мы наносим тяжелые раны и удерживаем тяжелые предметы или вырывающуюся добычу. Поэтому клыки такие массивные и крепкие. Но, поскольку несут экстремальную нагрузку, именно клыки чаще ломаются в битве. Для грызения косточек клыки совершенно не годятся. Косточки грызем с помощью коренных зубов. Главную нагрузку несут так называемые хищные зубы. Ими дробим кости и режем плотные ткани: сухожилия, кожу. Эти зубы настолько мощные, что выбить или сломать их при обычной деятельности (к которой относится грызение косточки) практически невозможно. Грызение костей укрепляет челюсти, и кроме того, это просто замечательный способ провести время – это как для вас покурить. С той разницей, что грызение костей не отравляет ваш и соседский организм никотином и не ведет к раку легких. Самое плохое, что может случиться, – запор при злоупотреблении. Лично подтверждаю, очень неприятно и унизительно, когда вам ставят клизму, но не смертельно. Главное – грызть кости не торопясь (чтобы не подавиться) и следить за тем, чтобы кости были десертом, а не главным блюдом. Еще одна неприятность, которая может случиться при переедании: изжога. В желудке повышается концентрация кислоты. Любая собака знает, что лучше всего помогает при изжоге: трава. Обычная трава или еще листья конопли. Не только раздражает желудок, что заставляет его отрыгнуть излишки кислоты вместе с непереваренными кусочками кости, но и нейтрализует кислоту. Отличное средство для снижения кислотности в желудке – свежее молоко. Кости – источник кальция и фосфора, содержат его в идеальных пропорциях. Вкусовые достоинства костей намного выше, чем туфель хотя бы и из натуральной кожи. О кроссовках, состоящих из резины и кожзаменителя, я уж и не говорю. Оставив собаке большую кость в качестве игрушки, вы обезопасите свою обувь. Какой собаке придет в голову променять сахарную косточку на босоножки? Между прочим, острые обломки костей, которых вы так боитесь, для нас не так уж и страшны. Мы же хищники. Природа создала нас так, чтобы мы могли съесть добычу целиком: с кожей, кишками и костями. Трубчатые кости зайца куда тверже, чем кости какого-то бройлерного куренка. У нас желудочный сок такой сильный, что от кости остается только горсть известки. Разумеется, повторю, при умеренном потреблении. О вкусах не спорят? – Стэви, отгадай загадку: не рыба, не мясо? – Курица! Собака зверь плотоядный, и я не знаю ни одной, которая бы отказалась от хорошего сочного куска мяса. Если среди нас и встречаются вегетарианцы, то исключительно недобровольные. Кусок мяса может быть вареный, сырой или «с душком», кому как нравится. Одни больше любят рыбу, другие курицу, третьи говядину. Я любвеобильный, люблю все. Однажды нас угостили сырой лосятиной, и, представьте себе, некоторые воротили нос. Медвежье мясо не стал есть никто. Кроме меня. Не понимаю, что за проблема, съесть кусок медведя. Гораздо большей проблемой было бы, если бы медведь захотел съесть кусок меня! Мы, собаки, совершенно расходимся с вами во взглядах на тухлятину. С вашей точки зрения, это гадость. С нашей точки зрения, деликатесный и легкоусваиваемый продукт. Мы же не обсуждаем, какую гадость вы кладете себе на тарелку. Для нас, например, совершенно непонятно, зачем портить еду перчиками чили или горчицей. Обезьяны же этого не едят, питаясь естественной для них пищей. Но волки, шакалы и прочие мясоеды порой просто вынуждены есть дохлятину, хотя бы для того, чтобы не сдохнуть самим. Поэтому их организм и приспособился переваривать не только разлагающееся мясо, но и тлетворные бактерии вместе с токсинами. А заодно и с ферментами, поэтому вонючее, подпорченное мясо даже легче переваривается. Кстати, об ароматах. Вы запах разлагающегося мяса классифицируете как вонь, а для нас это благоуханное амбре, божественный аромат. Поэтому многие из нас если не могут сожрать дохлятину, так хотя бы вываляются в ней. Примечание переводчика Фрэнк к рыбным запахам был равнодушен, предпочитая приванивающую голову горбуши употребить внутрь. Зато Марк был горячим поклонником подобной парфюмерии. Упомянутой головой он хорошенько натерся перед приходом на дрессировочную площадку. Имел бешеный успех у дам, одна из которых, с закатывающимися от вожделения глазами, старалась обтереться о Марков рыбный бок и таким способом одолжить у него немного эксклюзивного парфюма. Многие собаки любят сладкое, и в этом мы с людьми солидарны. С удовольствием лакомимся сладкими ягодами и фруктами. Лично я уважаю малину, крыжовник, черешню и яблоки, из экзотики – бананы. О, чуть не забыл виноград! Примечание переводчика Ох уж этот виноград! Фрэнку было мало браконьерствовать на местных виноградниках. Каждый здесь делает домашнее вино, решили и мы попробовать, тем более что просто съесть урожай было бы невозможно, даже с помощью Фрэнка. Выдавили сок, и пришло время процедить и перелить его в бутыль. Где-то два литра забродившего сока (его здесь называют «бурчак») не вошло в бутыль, и я, оставив кастрюльку на полу, отправилась искать подходящую тару. Поиски немного затянулись, и, вернувшись, я обнаружила пустую кастрюлю и Фрэнка со слегка осоловелыми глазами. Бурчак – штука коварная, и два литра невинного на первый вкус напитка способны уложить и крепкого мужика. Есть любители здорового образа жизни, с удовольствием хрустящие сырой капустой, морковкой и даже картошкой – наша Бианка, например. Многие любят семечки и орехи. Наш вольер как раз находится под грецким орехом, и, когда орехи падают, собачня устраивает за ними охоту. Орех со стуком падает на плитку, и тут же раздается треск: пара собак в полете столкнулась лбами, а потом более проворная хрустит скорлупой, мастерски выбирая ядро. Очень много собак любит нездоровую, но вкусную выпечку и разные вермишельки-макарошки. И многие с удовольствием пьют молоко, хотя многих из нас оно слабит. Вообще, молочные продукты и яйца вкусны и полезны. Кстати, творог мы лучше усваиваем без тепловой обработки, а вот яйцо почему-то легче усваивается вареное. Да, давая нам яйца, не забудьте почистить скорлупу! Маленькое отступление о неестественной для собак пище и «кусочничании». Почему-то ветврачи убеждены, что маленький кусочек колбасы, сыра или печенья может непоправимо испортить здоровье собаки. Иные хозяева, наоборот, раскармливают своих любимцев сладостями или едой со своего стола, слишком острой и соленой. Не правы и те и другие. Совершенно согласен с тем, что собака должна питаться естественной пищей. Но сухие гранулы точно так же неестественны для нас, как копченая колбаса или шоколад! Самая естественная для нас еда – мясо наше насущное! Вовсе не обязательно покупать нам парную вырезку, но сырое мясо и субпродукты просто обязательно должны присутствовать в рационе собаки. Гранулы годятся как временное решение или дополнение кормового рациона. Особенно если это некачественные гранулы с низким содержанием белка. Недостаток качественных протеинов приводит к заболеваниям прежде всего органов мочевыделения. Однообразный гранулированный корм не дает нагрузки челюстям, желудку и кишечнику, естественно, любое отклонение от привычного рациона приводит к расстройствам. Об этом я уже вспоминал в главе «Каша против гранул». По моему мнению, кусочек чего-нибудь не предусмотренного рационом, съеденный время от времени, принесет меньше вреда, чем постоянное однообразное кормление неестественным для собаки кормом. И вообще, как я слышал, от краденого аллергии не бывает, поэтому собаки так часто питаются украдкой без каких-либо последствий для себя, идет ли речь о двухкилограммовой соленой семге, полукилограмме сливочного масла или килограмме сырого дрожжевого теста. Глава особая, посвященная субстанции, именуемой в народе г…ном – Так вот, доченька, взяла, значит, девочка корзинку и пошла в лес по какашки. По подбумажники. – А почему подбумажники? – Под березой подберезовики, под осиной подосиновики. А под бумажками подбумажники… Чего морщитесь? Чего ф-у-у-у? Если вас это не интересует, не читайте. Хотя, по-моему, настоящий собачник должен интересоваться, как и чем какает его собака. Количество, регулярность и, главное, качество продукта – это показатель здоровья его питомца. В отличие от вас большинство собак очень живо интересуются, как и чем какают люди. Это для вас дерьмо как дерьмо, а для нас каждая какашка имеет свою биографию. Вот эта бывшая котлета с картошкой. А эта переваренный банан. У некоторых из нас увлеченные исследования в области говноеде… простите, в области говноведения становятся пожизненной страстью и призванием. Лично знаком с парочкой таких специалистов. В течение всей прогулки между ними идет оживленная дискуссия о консистенции, спектре цветов, методах визуального, тактильного и химического анализа найденного материала. Причем теоретические изыскания тут же подкрепляются на практике, что доводит их владельцев до белого каления. Без разницы, потребляется ли описываемый продукт наружно или внутрь. Дина Пампушкина, владелица роскошного белого меха, принадлежала к горячим поклонникам именно наружного применения этого внутреннего продукта. Был конец октября, хмурый день с пронизывающим ветром, в котором явственно ощущался запах снега. Вдруг к его свежему запаху присоединился какой-то другой, густой и знакомый. Мы переглянулись: кого не хватает? Надя, хозяйка Дины, побледнела: не хватало именно Дины. Буквально полминуты назад пушистая Дина, величественная, как Снежная королева, вплыла в густые заросли при парковой дорожке. Надя сжала кулачки и срывающимся голосом позвала: «Дина-аа-а-а!!!» С минуту ничего не происходило, потом кусты зашевелились, и на дорожке возникла Дина с выражением блаженства на лице и слоем жидкого дерьма на плечах и спине. Желто-коричневые подтеки (гармонирующие по цвету с окраской Дининых ушей) густо покрывали новенькую шубу, обещая слипнуться в твердую корку. Дина нанесла дерьмо на шубу с такой тщательностью, с какой ее хозяйка наносит на волосы крем-краску. Общий вид дополняло облако миазмов, разящих наповал. Все наши бабы (имею в виду четвероногих) обомлели от зависти, но, глядя на лица хозяев, идти по указанным Диной координатам как-то не решились. Надя сменила цвет лица с белого на бледно-зеленый. До дома с ванной и душем было больше часу быстрой ходьбы по оживленным городским улицам. Идти в таком виде по городу средь бела дня нечего было и думать. Надя от отчаяния не могла даже ругаться. Мы решительно повернули к пруду, делая вид, что с Диной незнакомы. Подлые бабы, правда, украдкой принюхивались к ее парфюму, а она поглядывала на них снисходительно, как оперная примадонна на безвкусно одетых мещанок. На берегу Надя надергала сухой травы и, зайдя по колено в ледяную воду, принялась оттирать этой импровизированной мочалкой мерзкие сосульки. С грехом пополам нецензурная субстанция была удалена если не целиком, то хотя бы с поверхности. Не надо и говорить, что после незапланированного омовения настроение у обеих было, как и вода в пруду, около точки замерзания… Надеюсь, становится ясно, почему наш брат валяется в дерьме: нам это просто нравится. Так, как вам нравится обливаться духами. Причем вы даже не задумываетесь, нравится ли нам их удушающий аромат. Хотя лично я к любой парфюмерии равнодушен и, вообще, означенную субстанцию не применяю ни внутрь, ни наружно. Что для собаки редкая особенность, которую вы, уважаемые, могли бы ценить. Но, поскольку с выдающимися дерьмологами и говноведами общался практически ежедневно, могу вас компетентно посвятить в проблематику сих возвышенных наук. Насколько я знаю, больше всего вас интересует, почему собаки едят дерьмо. Еще больше вас интересует только вопрос, как добиться, чтобы собаки дерьмо не ели. Ответ на этот животрепещущий вопрос прост и короток: никак. Что бы вы ни делали, мы ели, едим и будем есть. Никакая смена рациона, никакие внушения, дрессировка и порки нас не переубедят и не сломают. Даже если вы наденете нам глухой намордник, единственное, чего вы добьетесь, будете отмывать еще и намордник. Если вы будете водить нас на коротком поводке, постоянно шаря глазами вокруг себя, и то вам не удастся на сто процентов изолировать нас от этого лакомства. Сам видел: Пристли, как хамелеон, мгновенно выбросила вперед язык (длиной с полметра, клянусь) и слизнула какашку, прежде чем хозяин успел хотя бы открыть рот. И все же, почему собаки едят дерьмо? Главная причина в нашем происхождении. Наши физиологические процессы мы унаследовали от волков, и они во многом остаются такими же. Напрасно некоторые думают, что процесс одомашнивания их сильно изменил. Во-первых: что каких-то тридцать тысяч лет с точки зрения эволюции? Во-вторых, практически все эти тридцать тысяч лет питание собак тоже радикально не менялось по сравнению с дикими псовыми. Это только в последнюю пару столетий (а по сути, и того меньше) рацион и питание собак более-менее стали цивилизованными. Короче, мы были и остаемся хищниками. В природе хищник, поймав добычу (как правило, какого-нибудь травоеда), сжирает ее вместе с костями, шкурой и кишками. И содержимым кишок. Таким образом, мы не только утилизируем трофей до последней молекулы белка, но и дополняем рацион клетчаткой, аминокислотами, витаминами и ферментами, которых нам недостает и которые наш собственный организм в силу своей физиологии производить не может. Если наш организм их не получает или недополучает, инстинкт толкает нас на поиски и пожирание их источника – дерьма. Иначе наш организм начинает работать с перебоями, вынужден как-то компенсировать их недостаток, что его ослабляет. Отсюда возникает предрасположенность к гастритам, энтеритам и прочим итам: иммунитет-то в заднице! Точнее, в том, что из нее выходит. Помню, в молодости у нас все почти поголовно переболели парвовирусным энтеритом. У многих, как последствия, остались хронические заболевания желудочно-кишечного тракта. Отчаявшиеся хозяева, перепробовав (безуспешно) кучу дорогих лекарств, повернулись к официальной медицине спиной, к неофициальной передом и попробовали лечить коровьими лепешками и конскими яблоками. Надо сказать, что в условиях города достать и то и другое оказалось не легче, чем патентованные заграничные панацеи, но чего не сделаешь для любимой и нередко очень дорогой собаки! И представьте себе, помогло. Во многих случаях симптомы болезни уменьшились или исчезли совсем. Ну еще бы: после лошадиных доз антибиотиков в кишечнике была убита вся микрофлора, полезная в том числе. А восстановить ее с помощью обычных пробиотических культур нельзя. То, что оптимально для человеческого кишечника, не совсем подходит для собачьего. В коровьих лепешках микрофлора для нас оптимальная. Теоретически годятся и заячьи горошины, и ягодки из-под овечьего хвоста. Вот до этого момента все вроде логически обоснованно и понятно. Коровьи лепешки для нас необходимы, какой бы дорогой и сбалансированный корм мы ни ели. Если не можете вынести этого зрелища, закройте глаза, отвернитесь и раз в три месяца дайте нам глистогонное, на всякий случай. А теперь почему собаки едят человеческие экскременты?! Никто из диких псовых не охотится на обезьян и не потребляет в пищу ни их мясо, ни кишки с содержимым. У собак нет физиологически обоснованных доводов лопать людские какашки. И тем не менее они это делают регулярно, да еще с каким удовольствием! Вот где собака зарыта! В удовольствии. Это для нас просто лакомство. Представьте себе: идете лесом и вдруг под кустом лежит аппетитная ароматная шоколадка. Ну пройди мимо! Ведь и вы не можете отказать себе в удовольствии съесть что-нибудь вкусненькое: пирожное, чипсы, кусок копченой грудинки, рюмочку кремового ликера. Прекрасно знаете, что вам этого делать не следует, что у вас поджелудочная, что диета и все такое. Вы не голодны, знаете, что нельзя, но ведь хочется… Но а потом, люди добрые, если вы недисциплинированно нарушаете запреты врачей, зная, что вредите своему здоровью, чего же хотите от нас?! Кроме того, это для нас что-то вроде охоты. Страсть, наркотик, нечто, что сильнее нас. Нам гораздо интереснее не просто так болтаться по парку, совершая моцион, а представить себе, что мы дикие твари в диком лесу и охотимся. Сами посудите: сколько людей, помешанных на собирании грибов, называют это тихой охотой. Они собирают подберезовики и подосиновики. А мы летом, весной и осенью собираем подбумажники. А зимой «мороженки». Примечание переводчика Как правило, собаки не едят экскременты других собак, если не считать тех случаев, когда сука подъедает за щенками. Как только щенки переходят на питание стандартным кормом, сука перестает за ними убирать. Причем нередко можно наблюдать выражение отвращения на ее морде, когда она, подчиняясь инстинкту, пытается это сделать. Зайцы и кролики вынуждены постоянно заглатывать собственные фекалии, пополняя запас бактерий и ферментов в пищеварительном тракте. Собакам такое поведение несвойственно. А если и случается, то, как правило, это акт отчаяния от невозможности найти экскременты травоядных животных. Иногда это свидетельство сильного стресса, когда внутреннее напряжение снимается навязчивой активностью разного рода, и такой в том числе. Иногда приходится сталкиваться с мнением, что собака поедает испражнения назло, в стремлении привлечь к себе внимание, так как делает это вопреки окрикам возмущенных хозяев, что называется, внаглую. Да еще при этом явно забавляется, вызывающе подскакивает возле кипящего от злости владельца. На самом деле собака не делает этого специально, назло и т. д. Она осознает противозаконность своих действий (реакция хозяина однозначно негативная!), но не торопится прекратить, а игровыми движениями старается смягчить его гнев и перевести все в шутку. Дескать, прости, но мне это оченьочень нужно… Наше жизненное пространство Место жительства. Квартира или двор? Если бы нашего брата спросили, где ему больше нравится, во дворе или в квартире, большинство из нас выбрало бы квартиру. Иногда даже вопреки тому, что в квартире имеются неудобства с удобствами. Во-первых, что особенно важно при проживании вне тропической зоны: в квартире тепло. Для тех, кого природа снабдила мехом, это обстоятельство не имеет значения, но что делать нам, у кого мех на смех? Собаки по сравнению с вами народ закаленный и приспосабливающийся, но это вовсе не значит, что мы не мерзнем и не простужаемся. Скажем, шкура у среднего ротвейлера (не говоря уж о разных там доберманах) по толщине и теплоизоляции соизмерима с толстым шерстяным свитером, ну, в лучшем случае с куртейкой на синтепоне. Если на улице минус пятнадцать – двадцать, для прогулки сойдет: на бегу не замерзнешь. Хуже, если лежать без движения. Сами знаете: постоите на автобусной остановке минут двадцать и начнете давать дуба. А теперь представьте, что вам надо в будке свернуться калачиком и провести там всю ночь. Не манит такая перспектива? Нас тоже. И хотя мы закаленные, переживем и даже, возможно, не простудимся, это не значит, что мы не страдаем от холода. Нам больше по душе тепло. Особенно на старости лет собака не прочь погреть кости у радиатора или у камина. Вот, например, Губа: она и не старая, но с огромным удовольствием каждый вечер принимает у камина инфракрасные ванны. Добросовестно подставляет один бок, другой, жарится спереди и со спины, а я размышляю: не котлетой ли она была в прошлой жизни? Другая проблема дворовой жизни – мухи и комары. От этой напасти не спасает и длинная густая шерсть. Точнее, спасает частично, потому что, как бы вы густо ни заросли, комары и мухи найдут полянки в ваших зарослях. Глаза, нос и уши у корня мухи могут искусать в кровь, причем никакие патентованные репелленты на них не действуют, во всяком случае ненадолго. Ну а если ваша прическа называется «пляжный вариант», то вы практически отданы на растерзание кровопийцам и вскоре будете походить на огурец: с головы до ног в пупырышках и зеленые от тоски. В-третьих, и это главное для всех гладких и волосатых: в квартире мы ощущаем себя по-настоящему членами семьи-стаи. Стая отличается тем, что живет в тесном контакте и на общей территории. Попробуйте представить себе тесный контакт с собакой, живущей в вольере на заднем дворе. Вы тут, в доме, а она там. Видитесь только во время прихода-отхода и, в случае если с такой собакой гуляют, во время прогулки. Вот только загвоздка: многие владельцы с собаками, живущими во дворе, регулярно не гуляют. Много раз мне приходилось слышать от разных «знатоков»: зачем вы мучаете собак, держа их в квартирах? Собака должна жить во дворе! Дорогие мои «знатоки»! С чего вы взяли, что собака, живя в квартире, непременно мучается? Вот вы же не мучаетесь, и сомневаюсь я, чтобы вы с энтузиазмом отнеслись к предложению переселиться в конуру. При условии, что нас регулярно водят на прогулку, большинству из нас в квартире живется не хуже, чем вам. Да, нам скучно, когда мы остаемся день за днем одни в пустой квартире. Но ведь и во дворе, как правило, развлекательных программ тоже немного. Кроме того, вынужденное бездействие и одиночество мы частично компенсируем тем, что много спим. Собаки живут быстрее вас. Все процессы в нашем организме протекают интенсивнее, чем у людей. А значит, и нагрузка на организм больше и соответственно больше времени нужно на его восстановление. Спать нам надо вдвое дольше, часиков этак шестнадцать. Половину этого времени проспим ночью, вместе с вами, а другую половину продрыхнем, пока вы на работе. Маленькие щенки, как любые дети, спят еще больше. Ну и старики любят поспать. Бессонницей (и дурью) маются в основном подростки и гиперактивные молодые собаки, которые, не зная, как скоротать час, занимаются нелегальной деятельностью, описанной далее в уголовном кодексе. Точно так же, как и ваше подрастающее поколение. Лишь некоторые собаки, независимые и сильно территориальные, а также привыкшие жить на природе, добровольно отдают предпочтение огороженному двору. Но не тесному вольеру размером 1,5 ? 2 метра. Такую камеру-одиночку добровольно не выберет никто. Место собаки рядом с вами С милым рай и в шалаше. Нам, собакам, главное – быть при вас. Видеть вас, слышать, ощущать ваше прикосновение. Достаточно лежать у ваших ног, пока вы сидите за вашим компьютером, или хотя бы находиться в одной комнате с вами. Поэтому нам странно и очень неприятно ваше желание держать нас как можно дальше от себя. Особенно при размещении в квартире собака чувствует себя одинокой и ущемленной в правах, если ее жизненная территория ограничивается ковриком в прихожей. Ведь изоляция для нее – самое тяжелое наказание. Волчья стая изолирует и изгоняет из своей территории отщепенцев, которые по каким-то причинам утратили членство в стае и обречены на гибель в одиночестве. Если вы не хотите, чтобы собака находилась в определенной комнате, она подчинится вашему желанию. Если вы не хотите, чтоб собака перемещалась по всей квартире в ваше отсутствие, это тоже не беда, она и так проспит практически все время вашего отсутствия. Но, находясь дома, дайте возможность собаке быть с вами рядом. Как правило, мы очень быстро усваиваем правила приличного поведения в обществе и прекрасно знаем, когда делу время, а когда потехе час, и не мешаем вам заниматься своими делами. Где расположить собачью постель и какую, очень важный вопрос. Понятное дело, не на оживленной трассе, где она будет всем мешать, а остальные будут мешать ей. Но и в забытом углу большинству собак не нравится: мы хотим быть в курсе событий. На сквозняке понравится только «шубенкам», тем, у кого хорошая шуба, и в квартире им жарковато. У батареи любят спать короткошерстные собаки. Изнеживает? Может быть. Но, говорят, жар костей не ломит, и мы это как-нибудь переживем. На выбранное место нужно постелить постель. Если вы считаете, что собаке хватит замызганного коврика, ошибаетесь. Потом не удивляйтесь, что псина украдкой ходит спать на диван или в кресло: понять разницу и оценить комфорт может даже умственно отсталый пес. Почему-то удобную и мягкую постель чаще всего получают мелкие собачонки. Крупным достается жесткий коврик. Притом именно крупные массивные собаки очень нуждаются в мягкой постели. Собака проводит лежа большую часть времени, и у тяжелых собак на жестком коврике со временем сильно протираются локти, а иногда там образуются настоящие пролежни и опухоли. Оптимальный вариант – постель, приподнятая над полом. По полу гуляют сквозняки, кроме того, с высокой постели лучше видно. Но конструкция должна быть прочной и устойчивой. Большинство собак не любят шаткие, хлипкие сооружения типа раскладушки. Нам не обязательно покупать мебель чиппендейл, но, если вы нам дадите удобную и чистую постель, мы будем вам благодарны и не станем покушаться на вашу. Кстати, привычка спать с хозяином – одно из последствий инфантилизации домашних собак. Собака задерживается в щенячьей фазе развития, когда щенки спят вместе, привалившись к маминому боку. У волков со временем каждый начинает устраиваться спать поодиночке. Поэтому стремление лечь возле хозяина никак не может считаться признаком того, что псина стремится к доминированию над ним. Как раз наоборот. Примечание переводчика Многие собаки время от времени меняют свое излюбленное место: иногда им больше нравится лежать у батареи, иногда на сквознячке в коридоре. Когда у нас установили кондиционер, Фрэнк немедленно «переехал» на холодок, к негодованию остальных претендентов на это местечко. Многие владельцы конфликтуют с собакой из-за того, что та заводит привычку разваливаться в узких проходах и упорно возвращается туда, несмотря на то что ее оттуда регулярно выгоняют. Сколько места занимает собака Часто приходится слышать: у нас квартира маленькая, мы большую собаку взять не сможем. Представление, что большая собака занимает больше места, чем маленькая, в корне неправильное. Даже очень большая собака всегда намного меньше слона и без проблем поместится в обычной малогабаритной квартире. Бульмастиф или ротвейлер занимает в квартире место, соответствующее размерам его лежанки: 0,8 ? 1 метр. Большую часть времени большой спокойный пес просто мирно проспит. А вот мелкий кокер вездесущ, он находится повсюду, как электрон в атоме. Садясь на диван, вы сядете на кокера. Открыв холодильник, вы увидите в нем кокера. Ночью, пробираясь в темном коридоре в туалет, вы опять же запнетесь о кокера. Немаловажно наличие длинного хвоста. Непонятно, почему разгораются споры из-за купированных хвостов: лично мне никогда не грустилось по поводу этой отсутствующей порции спины. Если у вас нет хвоста, вы никого им не стукнете, не смахнете нечаянно стакан со стола, и его (хвост) вам никто не отдавит в автобусе. Проблема падающих со стола мелких предметов и сломанных цветов особенно актуальна у тех, кто кроме длинного хвоста имеет и длинные лапы, например у борзых. Архитектура будки Жизнь меня побросала по разным местам, и теплую уютную квартиру мне однажды пришлось недобровольно сменить на будку. Люди, раз уж вы нас выселяете в будку, позаботьтесь хотя бы о том, чтобы в этой будке было удобно. Большинство будок, которые я видел, для жилья были неудобны или даже просто непригодны. Некоторые из них были грубо сколочены из гнилых досок, без пола, но зато со щелями. Другие представляли шедевры садовой архитектуры, но для жизни собаки были так же неудобны, как и те, сбитые из гнилушек. Какие конструктивные недостатки встречаются чаще всего? Начнем с крыши. Красивая крыша с гребнем для нас абсолютно непригодна. Большинство собак с огромным удовольствием лежат на крыше, особенно когда после дождя вокруг будки сырость и слякоть. В хорошую погоду оттуда лучший обзор. Поэтому крыша должна быть плоской, с небольшим скатом: чтобы дождевая вода стекала. Понятное дело, скат должен быть назад, а не в сторону входа. Лучше, если крыша будет съемной, тогда вам будет легче время от времени вычистить будку. Теперь пол. Совершенно недопустимо, чтобы будка стояла просто на земле. Должен быть пол из прочных досок, причем между полом и землей нужно оставить примерно десять сантиметров пространства. Так и пол не будет гнить, и собаке будет теплее зимой. Стены должны быть без торчащих гвоздей и без щелей: зимой туда задувает ледяной веер, а летом при сильном дожде попадает вода. Вход не должен быть слишком большим: зимой туда сильно задувает. И обязательно с высоким порогом: иначе из будки будет вываливаться подстилка. Кстати, о подстилке. Наиболее пригодно для подстилки сено или солома без остей. Сено не только мягкое, но и прекрасно противостоит сырым и грязным лапам. Любые матрасы в дождливую погоду моментально превращаются в мокрые грязные тряпки, сено же долго остается сухим и чистым. Кроме того, неразумные собаченции, изнывая от тоски, могут грызть матрасы и глотать набивку, что чревато серьезными последствиями. Даже если бы собаке пришло в голову наглотаться сена (но это вряд ли, она же не осел!), это ей ничем особенным не грозит. Понятно, что размеры будки должны соответствовать размерам собаки. В тесной будке собаке очень неудобно. Слишком просторная будка тоже ни к чему, зимой особенно: в такой будке холоднее. Собака на даче Многие люди почему-то думают, что поездка на дачу непременно вызывает у собаки бурный восторг. Конечно, так бывает, особенно если после тесной городской квартиры у собаки есть возможность провести каникулы на природе, с долгими прогулками по лесам и полям без поводка, быть свободной как ветер, без бесконечных ограничений и запретов. Лично я представляю поездку на дачу именно так. Реальность обычно бывает гораздо приземленнее. Для большинства людей дачей является дачный поселок, где на пятачке земли в три-четыре сотки теснится домик, место для машины и несколько грядок с овощами и клубникой. Вокруг густо натыканы такие же домишки, переполненные людьми, детьми и, как правило, даже не обнесенные забором, поскольку для него просто не хватило места. Бедной собаке не только негде побегать, ей нет места пройти. Куда ни ступи, везде какая-то петрушка, огурцы, хрупкая рассада. Собаку или привязывают, или закрывают в домике, чтобы ничего не потоптала, не раскопала, не обгрызла, не испугала соседских детей, не мешалась при вскапывании и прополке. Измученные посевными работами хозяева, охая и хватаясь за поясницу, просто физически не в состоянии идти с вами на прогулку. Когда же они все-таки выберутся в короткий обход вдоль улочки, от этой прогулки никакого удовольствия. Ни вам друзей и знакомых, с которыми вы привыкли общаться, ни мусорных бачков, ни интернет-кафе на углах домов, где можете прочитать кто, где и с кем. Скука. Собака в походе Несмотря на то что собака существо территориальное и обычно ведет оседлый образ жизни, многие из нас с удовольствием отправляются в далекие экспедиции. Есть, конечно, экземпляры с неустойчивой психикой, которые живут по принципу «мой дом – моя крепость» и за пределами крепостных стен своего дома чувствуют себя неуютно. Как рак-отшельник, которого изгнали из его раковины. Это часто последствия изоляции, так называемый «синдром вольерной собаки». Собака со здоровой психикой и здоровой самоуверенностью с радостью уходит на разведку новой территории, особенно если находится подходящая компания. Если хозяин начинает собирать рюкзак (сумку), собаки в предвкушении приключений от радости начинают выскакивать из шкуры. Их не пугает многокилометровый переход, комары, крапива и отсутствие удобств на ночевках. Не скажу, что мы все равнодушны к тягостям походной жизни. Например, комары или та же крапива для короткошерстной собаки так же неприятны, как и для человека, одетого в футболку и шорты. Но удовольствие от похода перевешивает все неудобства. В конце концов, по телевизору мы скучать не будем и пару дней можем обойтись без кресла, устроившись спать в теплом мягком пепелище погасшего костра. Главное, чтобы под боком не оказалось тлеющей головни. Примечание переводчика На тлеющую головню легла сука боксера Динара. К счастью, вскочила с пепелища достаточно быстро, не заработав серьезный ожог. Другой жертвой горячих углей оказался растяпа Марк. Мы пекли крупные куски баранины, и около кострища оказалось полно накапанного жира, крошек и обломков костей. Обшаривая очаг, Марк разгреб его до тлеющих головешек, и от жара на нем начала гореть шерсть. Если бы на его месте оказалась собака с длинной шерстью, ожогов было бы не избежать, но короткая жесткая шерсть ротвейлера не вспыхнула. Обгорели только концы волосков, Марк не успел ни обжечься, ни даже испугаться: мы его быстро погасили. Тем не менее с костром надо обращаться осторожно: большинство городских собак опыта (соответственно и осторожности) в обращении с огнем не имеют. В отличие от кошек, которые не любят покидать хорошо знакомую территорию, собаки походы обожают. Но по-настоящему кочевой образ жизни не для нас. Ведь и волки имеют излюбленные места ночевок и дневок, где чувствуют себя дома. Обход их обширного участка может затянуться на несколько дней, но потом они возвращаются к своему логову. Люди, которые привыкли жить в нескольких квартирах, знают, что не во всех собака чувствует себя комфортно. Очень мало собак, которые одинаково хорошо себя чувствуют везде, разделяя с хозяином кабину машины и комнату в гостинице. Мы с радостью бросаемся в авантюру долгого похода, но у нас при этом должен быть дом, куда мы с не меньшей радостью можем вернуться. Можно сказать, что прелесть похода, полного приключений, состоит в том, что потом вы можете вернуться домой, в тепло и покой родного очага. А если хозяин переехал на новое место жительства? Народная мудрость гласит: «Собака верна хозяину, а кошка дому». Нередко случается, что кошка уходит на старое место жительства и годами живет в брошенном доме. Мы, собаки, тоже скучаем по дому, где мы выросли и прожили долгое время, чувствуя себя неуютно на новом месте. С квартирой познакомимся быстро, но на прилегающих территориях чувствуем себя чужаками, осваиваемся медленно, поскольку на прогулках сталкиваемся с недоверием или неприязнью старожилов. Здесь, главное, не теряться, держать морду валенком, а хвост пистолетом. Ведь и старожилы именно потому относятся к вам с недоверием, что побаиваются и не знают, чего от вас можно ждать. Примечание переводчика Переехав за границу, Фрэнк оказался в питомнике, где жило больше двух десятков собак. Вся эта толпа, увидев нас, сбежалась к воротам, как встречающая делегация. Любая собака смутилась бы при виде столь большого количества больших собак. Но только не Фрэнк. Увидев за воротами любопытствующее местное население, он приосанился, заулыбался и заявил: «О, привет, бабы! А я ваш новый начальник». Был совершенно уверен в своей неотразимости, и не ошибся. Его сразу же приняли за начальника, а он с первого же дня почувствовал себя на своем месте. Охрана территории Каждая волчья стая имеет свою территорию (иногда в сотню-другую квадратных километров), где она живет и охотится. Удержать свою территорию и добычу, которая там обитает, от посягательства конкурентов жизненно важно для стаи. Поэтому стая регулярно обходит территорию, контролируя границы своих владений и не забывая обновить метки на пограничных столбах. Кроме традиционной желтой жидкости, для этой цели иногда используется ее густая коричневая альтернатива. А еще можно разрыть землю около пограничного столба. Сама по себе земля сильно пахнет, а если еще на ней останутся выделения потовых желез, потом уж точно никто не пройдет мимо без того, чтобы обратить внимание на вашу отметку. К нарушителям границы применяются жесткие санкции. Если оккупанты немедленно не покинут чужой участок, владельцы всей стаей бросаются в битву. Беда тем, кто оказался в глубине вражеской территории и против численного превосходства: в этой войне пленных не берут. Нам, собакам, обычно нет необходимости отстаивать свою территорию. Тем не менее практически каждый пес обладает инстинктом охраны своего участка. Некоторые охраной, я бы сказал, одержимы. К одной среднеазиатской красавице через забор перелез воздыхатель – соседский овчар. Ослепленный любовью, не сразу понял, что девушка душит его не в страстных объятиях, а в рамках служебных обязанностей. Когда понял, было поздно. Так и задушила до смерти. Серьезная девушка попалась. Сосед не сосед, любовь не любовь, течка не течка: нарушитель, и все! Хана – и баста! Что это, собственно, наша территория? Самая собственная территория – это наша лежанка (будка). Кто как, а я на своей лежанке терпеть никого не намерен. Некоторым нравится вповалку спать, но я лично предпочитаю постельный суверенитет. По крайней мере, пока тепло. Чем в доме холоднее, тем теснее смыкаются наши ряды на уютном диване. Примечание переводчика Был один из тех промозглых ноябрьских дней, когда отопление еще не включили и в квартире было холодно и неуютно. Я вернулась домой, и прихожая встретила меня необычной пустотой: никто меня не встречал. Войдя в комнату, я обнаружила всю честную компанию на диване. На левой стороне водворился Марк, а на его широкой спине дрыхла Саванна. Это меня не удивило, у этой парочки соглашение: Марк служит матрацем, Саванна одеялом. Гораздо больше меня поразила правая сторона дивана. Опершись на боковую спинку, на правой половине лежал Фрэнк, а на его попу сложил свою буйную голову Казанова, втиснувшийся между Фрэнком и Марком. На диване не осталось ни миллиметра свободного пространства. Поэтому меня и не встречал никто. Вдруг его нагретое местечко кто-нибудь займет? А хозяйка из прихожей в комнату как-нибудь и сама доберется, не заблудится. Фрэнк вообще-то никого (кроме кошки) в своей постели терпеть не мог, но в этот раз решил поступиться принципами и холодной суверенной постели предпочел пусть тесный, зато теплый общественный диван. Территория собаки начинается с зоны А, ее личной лежанки (будки). Потом следует зона В – квартира или двор, общая территория, где стая проводит большую часть времени: отдыхает, спит, ест. Зона С – пространство, где стая гуляет. В отличие от волков зона С у нас не имеет четких границ и пересекается с границами многих иных стай. Поэтому зону С мы часто считаем как бы нейтральной территорией и не охраняем особо рьяно. Но вот зона В для большинства собак свята и неприкосновенна. Мой дом – моя крепость, чужаку там делать нечего, и поэтому нередко даже совсем маленький пес самоотверженно бросается на намного более крупного пришельца. У него есть на то право, кроме того, дома и стены помогают. И тогда пришелец (если у него есть совесть и чувство уважения к чужой собственности) извиняется и сконфуженно уступает маленькому хозяину. Примечание переводчика Но это если у него есть совесть. А если вместо совести ему досталось две порции наглости? Как-то мы гуляли в районе так называемых правительственных дач. Это была обширная территория, обнесенная глухим забором, которую сторожили четыре восточноевропейские овчарки. Когда мы проходили мимо, они остервенело облаивали нас, добросовестно отрабатывая правительственную кормежку. Видя, что мы не реагируем и удаляемся, овчарки осмелели и повылезали из большой дыры в заборе (оказывается, и правительственный забор может иметь дыры). Мы отошли уже метров на двести, а они все еще вопили, кричали нам вслед непристойности и вспоминали наших предков до седьмого колена. Терпение у меня кончилось, и я из озорства обернулась, угрожающе на них закричала и затопала ногами, стараясь нагнать побольше страху. Эффект был неожиданный. Все четверо мгновенно захлопнули пасти, развернулись и десантировались обратно в дыру. Мои собаки, приняв выпад за сигнал атаки, устремились было за ними, но по моему приказу атака остановилась. То есть остановились все, кроме Фрэнка. Он пронесся, как снаряд, и исчез в дыре следом за овчарками. Мы кинулись туда же: выручать. Фрэнк, конечно, мужик крепкий, но овчарок-то четверо, к тому же они на своей территории. Ведь разберут на запчасти! Подбегаю к забору: что-то тут не то. Ни шума, ни крика. Заглядываю в дыру и вижу: никакой драки нет и в помине. Фрэнк недалеко от забора деловито поливает березу, а все четыре овчарки курсируют на безопасном расстоянии и делают вид, что вовсе тут и нет никакого Фрэнка. Мы в гостях, у нас гости Собаки звери территориальные, которые бдят над своей территорией и охраняют ее. Но это вовсе не значит, что мы нелюдимы и негостеприимны. Собаки с удовольствием ходят в гости к друзьям, не важно, двуногим или четвероногим. Так же как и вы, мы скучаем по друзьям и рады с ними встречаться. А поскольку их территория является как бы продолжением нашей территории, нисколько не смущаемся и ведем себя как дома. Не важно, были мы тут или еще не были. Главное, как нас встретят. Прибыв на незнакомую территорию, скажем, на дачу, мы сначала здороваемся и обнимаемся с друзьями, а потом убегаем все осмотреть и обследовать, причем хозяева часто выступают в роли экскурсовода. Ведь и вы при встрече обнимаетесь, целуетесь и все такое! Почему потом, приходя в гости, требуете запереть собаку подальше, а потом еще удивляетесь, чего это она возмущается, сидя взаперти? Я понимаю, не очень приятно, когда невоспитанная собачня хватает и обнимает вас грязными лапами или бесцеремонно лезет целоваться. Но культурный гость, нанося визит, должен вежливо поздороваться с хозяевами и с собакой в том числе: хозяин она или кто? Не обязательно ее при этом панибратски трепать по холке и целовать в нос. Собаки не любят панибратство. Достаточно культурно поздороваться: собака здоровается носом, обнюхивая вас, и потом она, как правило, не имеет ничего против вашего визита. Особенно если и остальные члены стаи визиту рады. После обмена любезностями и осмотра достопримечательностей обычно начинается беседа за семейным столом. То есть очагом, где хозяева жарят шашлык. Народ занимает места поближе и поудобнее, причем порой случаются мелкие семейные конфликты на тему «кто тут первый сел». Подобным образом проходит визит в квартире друзей, с той разницей, что там поменьше места и народ собирается поприличнее. Иная ситуация, когда гость приходит в незнакомое общество. Он часто смущен и скован, чувствуя себя как бедный родственник. Дальнейшее опять же зависит от хозяев. Там, где гостя встречают дружелюбно или хотя бы снисходительно, он обычно вскоре оттаивает, перестает смущаться и включается в общее веселье. А порой так увлекается, что не желает уходить домой. Хуже, если хозяева гостю не рады или гость попался хам и невежа (что случается очень редко). В этом случае хозяева отбрасывают правила дипломатии и быстренько объясняют незваному гостю, что в чужой монастырь со своим уставом не входят. Если гость извинится и примет претензии, его еще могут принять в свое общество. В редких случаях, когда хозяева попались экстремально неприветливые или гость экстремально невежливый, гостя могут и ликвидировать. Жаль, но случается и такое… Примечание переводчика Время от времени я брала собак на передержку. Иногда из гуманных соображений (надо же помочь, если собачку не с кем оставить), а иногда из меркантильных, ради денег. Почему-то чаще всего оставляли не милых спокойных сучек, а хулиганистых агрессивных кобеляк. Этот случай не был исключением. Хозяева собирались уехать в санаторий на четыре недели (двадцать восемь!) дней, и возникла проблема: не с кем оставить домашнего любимца и диктатора, трехлетнего ротвейлера. Я задумалась. Однокомнатная квартира, где, помимо двух бернов на утепленной лоджии, живут непосредственно в квартире еще четыре собаки. Из которых двое взрослых кобелей-ротвейлеров. Куда я помещу нового квартиранта? Меня честно предупредили, что кобель агрессивный. Деньги были очень нужны, и я согласилась. Честно предупредив, что ввиду агрессивности пса культурную программу в виде долгих прогулок с остальной стаей я ему обеспечить не смогу. На том и договорились. Квартирант (на вид довольно хлипкий мужичонка) обосновался в кухне, в распоряжении стаи осталась остальная часть квартиры. Первые три недели прошли без проблем. Мужичонка оказался действительно вредным, и поэтому дверь в кухню я держала всегда плотно прикрытой. Выгуливала его персонально, предварительно вытурив своих псов из коридора, и по возвращении домой злыдень закрывался в кухне, где у него была своя подстилка, миска и мячик. ЧП случилось на двадцать четвертый день его пребывания у нас. По какому-то недосмотру дверь в кухню оказалась неплотно закрыта. Я мыла кастрюлю, когда мой квартирант обнаружил этот недочет, подцепил когтями дверь и вывалился в коридор, где с ходу налетел на отдыхающего Марка. Тот не успел даже испугаться. Из комнаты, как чертик из коробочки, выскочил на подмогу Фрэнк, и они вдвоем свалили квартиранта с ног. Потом, схватив за руки и за ноги, поволокли в комнату на расправу. Представив, как они вдвоем его разукрасят (а кобеля через четыре дня надо отдавать!), я вылетела за ними прямо с кастрюлей, которую в этот момент отмывала. К счастью, она была до половины наполнена водой, и я эту воду с размаху хлестанула на ком шевелящихся рычащих черных тел. Ком развалился. Фрэнк и Марк, ошарашенные неожиданным душем, выпустили жертву само уверенности, и она, пробуксовывая когтями на поворотах, кинулась обратно в кухню, забилась за холодильник и притихла. С тех пор в доме царил покой и мир. Дверь в кухню уже не закрывалась. Квартирант выходил в коридор, только убедившись, что там в данный момент никого нет. Если в коридоре кто-то был (хотя бы и Саванна), гость сидел за холодильником, выставив за угол, как перископ, подозрительный глаз. Мои собаки тактично не входили в кухню, предоставив ее квартиранту во временное пользование, а просторный коридор стал чем-то вроде нейтральной территории. Это был единственный случай, когда собака, оставшаяся у нас дома, не была принята в стаю и до конца осталась в квартире чужаком. Хотя как знать, получи кобель профилактическую взбучку сразу по прибытии, его скверный характер, скорее всего, улучшился бы за несколько дней. Как оказалось, он вовсе не был агрессивным. Только одичавшим от одиночества и охамевшим от безнаказанности. Прогулки – не только моцион Выгуливание Сразу же хочу обратить внимание: выгуливание – это не прогулка. Между выгулом и прогулкой такая же разница, как для вас разница между экскурсией и походом в туалет. Почему-то хозяева путают эти понятия и порой гордо заявляют в разговоре с коллегами: «А мы гуляем три раза в день!» Причем мы, с коллегами-собаками, выясняем, что их выводят на десять минут утром и вечером, и только одну прогулку днем (продолжительностью в полчаса) еще как-то с натяжкой можно назвать прогулкой. Многие из нас ухитряются выгуливание (точнее, отправление естественных надобностей) растягивать надолго, насколько позволит емкость мочевого пузыря или сила сфинктера анального отверстия. Некоторые псы в этом отношении аж патологически изобретательны, но вообще-то для любой собаки отправление потребностей далеко не такая простая и банальная вещь, как для вас. Вот вы отложили продукты жизнедеятельности в унитаз, смыли в канализацию, и вам больше нет до них никакого дела. У нас это целая наука. Например, большая нужда. Мы тоже привыкаем справлять ее в определенном месте и это место по возможности тщательно выбираем. Не любим слишком беспокойные места, ведь и вам хочется посидеть спокойно, в интимной обстановке и не торопясь, за газеткой, решить эту мировую проблему. С другой стороны, отложив свою визитную карточку на видном месте, мы привлекаем к себе внимание, делаем рекламу, так сказать. Поэтому не торопимся избавиться от «балласта» где попало, а, если есть возможность, укладываем его на кусты, возвышенные пригорочки, кочки, куски картона. Или, метко прицелившись, прямо на визитную карточку соперника. То же самое с маркировочной жидкостью. Торопливо слив избытки, остальное очень бережливо расходуем на пограничные отметки, объявления в желтой прессе и на комментарии для неприятелей из-под забора. Причем вопреки довольно распространенному мнению метят не только кобели, но и суки, просто делают они это немного иначе, скромнее, не задирая ногу до второго этажа. Поместить объявление в желтую прессу тоже надо уметь. Ну какой смысл давать рекламу в захудалую газетенку, где ее никто не увидит? Писать надо туда, где это увидит максимальное число подписчиков. По высоте отметки и ее размерам читатели составят впечатление о размерах рекламодателя, поэтому каждый старается выдавить из себя максимум и взять отметку повыше. Чем мельче собачонка, тем серьезнее презентуется. У дам свои женские приемчики. Они обычно не стремятся к высоким целям, но применяют эффективные и оригинальные методы: написают на целлофановый пакет, в картонную коробку или даже в старый чайник, кому что подвернется. Скажете: «Фи, столько речей о записухах!» Для вас это просто записухи, а для нас это бюро знакомств, доска объявлений, справочник и Интернет. Прогулки: чем раньше, тем лучше Каждому овощу свое время. Волчата в возрасте около четырех недель начинают вылезать из берлоги, а щенки примерно в этом возрасте начинают покидать мамину подстилку и отправляются исследовать комнату, где она находится. С каждым днем экспедиции удлиняются, и постепенно щенок осмеливается на дальний поход в коридор. В этом возрасте он имеет непреодолимое желание знакомиться со всем новым и при этом еще не осознает (как и ваше дитя) опасности этого света. На первых порах он еще очень неуклюж, из-за неважного зрения и слабых ног проходимость у него пониженная, поэтому в возрасте до шести – восьми недель малыш просто не способен к долгим переходам. Волчата в это время никогда не удаляются далеко от норы. Играют, развивают ловкость, подвижность, координацию движений и устанавливают первые социальные контакты. При берлоге они в безопасности, поэтому они открыты всему миру и жадно впитывают все новое и интересное. Самое время начать знакомить щенка с внешним миром с двух месяцев. Ранее не стоит: для его мозга еще достаточно информации в квартире или во дворе. Но и затягивать знакомство тоже плохо. В возрасте около трех месяцев кончается период «открытости», щенок становится недоверчивым и склонен боязливо реагировать на все новое и незнакомое. В этом возрасте он начинает осознавать опасности, поджидающие его за пределами родного дома, и в то же время чувствует свою неопытность, слабость и неспособность противостоять этим опасностям. Если до этого возраста он не привыкнет к обстановке улицы, не познакомится с чужими собаками, людьми, машинами, ему потом намного труднее осваиваться в постоянно меняющихся обстоятельствах. Если для двухмесячного щенка все люди на одно лицо, то старший щенок людей различает и вынужден привыкать к каждому новому человеку, к каждой новой чужой собаке, а это для малыша огромная психическая нагрузка. В наше время большинство щенков сидели дома до трех с половиной – четырех месяцев: из-за отсутствия хороших вакцин карантин чрезмерно затягивался. Впоследствии таких щенков было сразу видно: на площадке они держались скованно, боялись собак и очень медленно и неловко социализировались в компании. Ребятня, с которой начали гулять раньше и с двух месяцев постепенно знакомили с жизнью за порогом дома, вливалась в коллектив естественно и легко, ничуть не смущаясь численным и весовым превосходством ровесников. Примечание переводчика Я со всеми своими собаками начинала гулять очень рано, фактически с первого дня их приезда к нам. Я тоже боялась инфекций, но, во-первых, полагала, что щенка, только что отнятого от матери, хранит материнский иммунитет, который, постоянно снижаясь в первые две недели после отъема, постепенно заменяется активным иммунитетом самого щенка. Во-вторых, риск, что собака заболеет, мне лично казался более приемлемым, чем риск, что щенок из-за изоляции станет психическим калекой. Могу сказать, что мой риск оправдался. Несколько из моих собак действительно заболели, но перенесли чумку и парвовирусный энтерит в гораздо более легкой форме, чем щенки, сидевшие в стерильной изоляции и заболевшие, несмотря на карантин и прививки. Риск оплатился и тем, что мои собаки не имели ни малейших проблем при социализации. Фрэнк в первый раз был приведен на площадку в полтора месяца, и его сразу приняли как сына полка. К трем месяцам это был уже бывалый площадочник, игравший за неимением ровесников с намного более старшими щенками. И когда его ровесники в возрасте трех с половиной месяцев начали делать первые робкие шаги по площадке, Фрэнк с ними играть отказался, ему было с ними уже неинтересно. Он предпочитал им общество старших щенков и подростков, с которыми познакомился в дни своего дебюта в собачьем обществе. В возрасте четырех месяцев мы забрали его на дачу, где он прожил все лето, но, вернувшись в город, не испытывал никакого дискомфорта или синдрома изоляции. Впечатления первых нескольких недель прогулок по городским улицам оказались вполне достаточными для полной социализации. На поводке или без? Такой вопрос может стоять только перед людьми. Собака ответит на него однозначно: она хочет гулять без поводка. К сожалению, подавляющее количество собак в городе не имеет права на выбор и обречено на пожизненное наказание поводком. Причем, как показала жизнь, мы вполне можем обходиться без привязи, и этим, кстати, вы делаете прогулки яркими и незабываемыми не только для нас, но и для себя. Да, да, я знаю, вы бы рады, но правила! Дурацкие правила, придуманные не вами, хозяевами. Ну что ж, против закона не попрешь. Но если есть хоть какая-то возможность, используйте ее для того, чтобы предоставить нам хоть немного свободы. Кстати, если бы я мог выбирать из двух зол – поводок или намордник, то выбрал бы намордник. Привожу аргументы за прогулку без поводка. Гуляя без поводка, мы можем по-настоящему расслабиться без постоянных одергиваний и рывков. Я понимаю, что вам тоже несладко, когда вас влекут по улице с силой небольшого локомотива. Но и нас поймите: мы существа энергичные и деятельные, вынуждены целый день сидеть дома, в четырех стенах, и нас просто распирает от нерастраченной энергии. Если вы отпустите нас с поводка, сможете спокойно шагать нужным вам темпом, в нужном вам направлении – мы к вам приспособимся. Пока вы неторопливо пройдете сто метров по дорожке, мы намотаем в четыре-пять раз больше, прочесывая и обследуя окрестности. Тем, что мы потратим энергию, мы поможем не только себе (бег – прекрасное средство для укрепления физического и психического здоровья), но и вам тем, что гораздо спокойнее будем вести себя дома. Кроме того, что в свободном полете мы утолим жажду движения, мы загрузим мозг гораздо большим количеством информации. Ведь что можно увидеть и унюхать во время спокойной ходьбы рядом с хозяином? Чем больше информации (пищи для ума) получает наш мозг, тем мы устойчивее к стрессу и способнее к различным видам обучения. Короче говоря, умнее, сообразительнее, поскольку на свободных прогулках увидим гораздо больше нового, интересного, необычного, над чем можем поразмышлять. Собака, регулярно гуляющая без поводка, обучается гораздо лучше, чем «поводковые» псы, и не только в силу вышеприведенных доводов. Когда собака, все время сидевшая на привязи, по какой-то причине срывается с поводка, она просто пьянеет от свободы и стремится насладиться ей по полной программе. Сколько ее ни зовите, она не торопится подходить: это как если бы вы добровольно вернулись в заключение и дали сковать себя цепью. Нет уж, она не подойдет, пока не изопьет чашу свободы до самого дна! Выпучив глаза, она будет носиться с развевающимися ушами и языком на плече, пока не устанет или пока ее не поймают. Она может быть небезопасной для окружающих и, главное, для себя, может потеряться или попасть под машину. Собаке, которая постоянно гуляет без поводка, свобода не в диковинку. Когда ее берут на поводок, она, во-первых, понимает, что это временное явление; во-вторых, это для нее является сигналом: соберись, приготовься, сейчас начнем работать. И еще один важный момент: если собака всегда находится на поводке, у владельца нет острой необходимости воспитывать и учить ее. На поводке много не набезобразничаешь. Но если вы отпускаете собаку, вы несете полную ответственность за ее поведение. Так что если хотите гулять без поводка, вы просто вынуждены заняться воспитанием дисциплины у вашей собаки. И если сделаете это правильно, выиграете оба. Обучение и дрессировка могут быть чрезвычайно увлекательными и для вас, и для вашей собаки. Примечание переводчика Все мои собаки росли без поводка, и ошейник играл скорее эстетическую, нежели практическую роль. Приучение к поводку не было вызвано необходимостью, непослушанием собаки или тем, чтобы она представляла угрозу для окружающих. Приучение к поводку проводилось по требованию правил содержания собаки в городе из-за негативного отношения людей к собакам, особенно крупным. Например, Фрэнк впервые познакомился с поводком в возрасте семи месяцев. И хотя все собаки были обучены ходить на поводке (при этом не возникало никаких затруднений), на самом деле поводок нам был совершенно не нужен. Что мы и доказали, из чистого фраерства, поспорив, что съездим со Стэви на вязку и вернемся, ни разу не вытащив из сумки поводок. Мы съездили, точнее, слетали самолетом, предварительно добравшись общественным транспортом до аэропорта. В Петербурге (тогда еще Ленинграде) пробыли три дня и таким же путем вернулись обратно, действительно ни разу не воспользовавшись поводком. Собака прекрасно себя вела все время и, знакомая со всеми моментами городской жизни, без проблем справилась с нестандартными ситуациями в аэропорту, в кафе, в метро или такси. Кстати, ходить без поводка в тесной толпе гораздо удобнее: поводок не мешает тем, кто идет «против течения», а толковая собака не потеряется: чем теснее толпа, тем ближе к вам она держится и внимательнее за вами следит. Вообще собаки на прогулках далеко не так беззаботны, как кажется. Это со стороны выглядит, что каждая псина занимается своими делами, не обращая внимания на остальных. На самом деле члены стаи постоянно перебрасываются мимолетными взглядами между собой и не забывают держать в поле зрения хозяина. Расслабляются, если ситуация тому способствует, но как только возникает напряжение, собаки подтягиваются поближе друг к другу и к хозяину, чаще контролируют ситуацию, и их поведение напоминает слаженные действия профессиональных вояк в рейде. Каждый знает, где его место и в чем его роль, понимают друг друга по выражению глаз, по незаметным на взгляд постороннего жестам. «Поводковые» собаки этого не умеют: просто нет навыков удержания контакта. Не развились за ненадобностью. Маршрут или площадка? Вот здесь ответ не такой однозначный: кому что больше нравится. Стэви, у которой скрипят и болят ее старые кости, безусловно, предпочитает прогулку (точнее, простойку) на выгульной площадке. Хозяйка никуда не идет, поэтому можно расслабиться, сесть или лечь, вдоволь посплетничать с такими же, как она, старыми перечницами. Здесь всегда найдутся знакомые, с которыми можно пообщаться, поиграть или поскандалить для поднятия тонуса. Но если вы не маленький щенок и не ветхая старушка, стояние на площадке вам очень скоро надоест. Большинство из нас, молодых и здоровых, на месте сидеть не любит. Насидеться мы и дома можем. Бывшие волки мы или кто? Немного потусовавшись, мы с удовольствием отправляемся на обход территории. Контролируем старые пограничные столбы и ставим новые. Охотимся на отбросы и выгоняем конкурентов. Встречаем друзей, знакомых и незнакомцев, а также союзников и вражеские группировки. Взрослые собаки, которые уже не играют так много, на площадке скучают и от скуки приобретают вредные привычки: обкусывают кусты, рвут найденные картонки и затевают ссоры. На прогулке же ссориться совершенно некогда. Столько впечатлений, новых открытий и неожиданных встреч! Мне искренне жаль собак, которых не водят гулять. Всю жизнь провести взаперти, в вольере, за решеткой ни за что ни про что! Не намного лучше положение тех, прогулка которых заключается в чинном вышагивании на поводке около своей пятиэтажки: не напоминает вам это прогулку заключенных по тюремному двору? В отличие от волков, которые ходят несколькими знакомыми маршрутами по своей территории и, как правило, не выходят за ее границы, мы с удовольствием гуляем где угодно. Наши угодья там, где идет наш хозяин. Там, где он поставит сумку или палатку, будет находиться наша зона В (смотри главу «Охрана территории»). Да, неуверенные в себе собаки или просто не привыкшие к прогулкам по разным маршрутам тоже не любят гулять в незнакомых местах, но мы-то к таким не относимся. Мы любим гулять везде. Нам нравятся далекие прогулки в лесу, где можно поохотиться на настоящего зайца или хотя бы на его горошки. Мы обожаем прогулки к озеру, особенно в жаркий летний день. Нас очень даже устраивают городские джунгли с обилием мусорных бачков и прекрасными незнакомками, смотрящими на нас с поводков их хозяев. Для нас не так важно, где мы гуляем, для нас важнее, как и когда мы гуляем. Почему собаки теряются? Действительно, почему? Вроде бы не должны: собака отлично ориентируется. Мы имеем прекрасную пространственную память, замечательный нюх (которого вы лишены), и это помогает нам безошибочно находить нужное направление и там, где человек совершенно беспомощен. Несмотря на это, собаки в городе теряются не так уж редко. Помню, раз мы потеряли Марка. Хватились его в парке. Пересчитали всех по головам: кого-то не хватает. Устроили перекличку – не хватало Марка. Видать, замечтался где-то (не иначе как у мусорных бачков) и отстал от стаи. Не зная, в какую сторону мы ушли, не стал метаться, спокойно повернулся и ушел домой. Но мы-то этого не знали! Вот и представьте картину: куча народу носится в парке под дождем и в темноте, ищет и зовет, а он в это время стоит у дверей нашей квартиры, поглядывает на часы и ругается. Типа, ужинать давно пора, а их все еще черти где-то носят! Так поступает большинство собак, отставших от стаи. Поискав немного своих и не найдя, просто отправляются домой. Естественно, если знают дорогу. А если не знают? Вот мы и подошли к сути вещей: собаки теряются потому, что не ориентируются в том районе, где потерялись. Хорошо еще, если выберутся чисто случайно в знакомые места – потом уж дорогу найдут. А если не выберутся? Если не знают ничего, кроме ограниченных окрестностей вашей пятиэтажки? Если за всю свою собачью жизнь ваша собака не бывала дальше пятачка, который местный ЖЭК выделил для выгула собак? Потом не удивляйтесь, что собака потерялась в двух шагах от дома. Потерялась не потому, что сломался карабин. Не потому, что убежала, испугавшись лязганья трамвая. И не потому, что ее сердце пленила незнакомая красавица, пробегавшая мимо во главе собачьей свадьбы. А потому, что вы ленились гулять с собакой как следует. Разумеется, для вас удобнее сделать колечко по двору или проторчать с полчаса на выгульной площадке, чем день за днем обходить свой (хотя бы свой!) микрорайон и лучше по разным маршрутам. Но без этих регулярных обходов пес не научится ориентироваться и в случае потери останется беспомощен. Обстоятельства бывают всякие, и порой собака теряется не по вашей или ее вине. Что делать, если она потерялась в незнакомом месте, далеко от привычных трасс? Часто собака, побегав, возвращается туда, где видела вас напоследок, и остается там иногда несколько дней. Если где-то и лепить объявления о пропаже, то там им самое место. Если собака склонна к панике (а это в случае потери не редкость, так как потерявшийся пес переживает сильнейший стресс), она начинает метаться, запутывается окончательно и может убежать по-настоящему далеко, аж на десятки километров от места потери. Нередко бедолагу подзывают и берут с собой чужие люди. Кто и с корыстной целью, но большинство с искренним стремлением помочь. Сколько собак могло бы вернуться домой быстро, без лишних переживаний, целыми и невредимыми, если бы хозяева сделали одну очень простую вещь: поместили на ошейник свои координаты. Не обязательно изготовлять дорогую гравированную табличку. Обычный кусок лейкопластыря, подписанный шариковой ручкой и налепленный на ошейник, может помочь вашему любимцу вернуться в родные пенаты в кратчайшие сроки. А иначе возвращение может затянуться на долгие дни или недели, и собака может вернуться отощавшей, простуженной и покалеченной. А то и вовсе не вернется, если ее вместо хороших собачников поймают плохие дядьки. Солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья Волки – сумеречные животные, наиболее активные вечером и утром. В прохладную погоду не имеют ничего против активности и днем, но в летнюю жару дневной прогулке явно предпочитают сиесту. В этом случае они могут перенести пик активности и на ночь – в ночном холодке гулять и охотиться гораздо приятнее. Мы, собаки, как пионеры, всегда готовы идти на прогулку. Прогулки мы так любим, что большинство из нас никогда не откажется от внеочередного гулянья. Хотя, разумеется, бывают индивиды (не буду называть фамилии), которых на прогулку нужно вытаскивать волоком. Особенно в плохую погоду. Вообще-то многие собаки не любят прогулки в плохую погоду, предпочитая быстренько справить нужду и вернуться в тепло родного очага. Вопрос: что собаки считают плохой погодой? Ответ на вопрос сильно зависит от экипировки респондента. Для нашего соседа-добермана, обладателя тоненькой шкурки, все, что опускается ниже минус пятнадцати, – плохая погода. Минус тридцать для него нестерпимый холод, и в это время он выходит совершать моцион в два приема по пять минут, предварительно надев свитер, валенки и шапку. Для нас, ротвейлеров, минус пятнадцать вполне подходящая для долгой прогулки погодка, хотя минус тридцать для нас холодновато и грозит при долгих походах обморожением разных деликатных частей тела. А вот для бернов и минус тридцать погода как погода. Большинство собак не любят сильный ветер, но и здесь находятся оригиналы, которым это атмосферное явление нравится, например наша Лайма. Рассекать грудью ветер и пургу, представляя себя героиней Джека Лондона, – это для нее. Тоже мне буревестник… Практически никто из собак не любит дождь, особенно проливной, хлещущий холодными струями. В сырости и лужах нет ничего хорошего, и в этом мы с вами совершенно согласны. То есть почти все согласны, но иногда находятся водолазы, которые не пропустят ни одной лужи, с удовольствием шлепают по ним или принимают грязевые ванны. Но снег многих из нас приводит в восторг, и даже короткошерстные собаки не против поваляться в снегу, хватать его зубами и ловить брошенные снежки. Лайма обожает кататься на льду: разбегается, потом падает на бок или на спину и скользит по обледенелой поверхности, отталкиваясь задними лапами. А Стэви во времена ее молодости каталась на кусках льда, как на скейтборде: разбегалась, наскакивала на кусок льда передними лапами и потом скользила, отталкиваясь задними. Между прочим, лед для нас тоже может быть неприятным или даже опасным, поскольку и пес может поскользнуться и брякнуться на скользкой поверхности. В лучшем случае проедет, вам на потеху, на пузе, судорожно пытаясь собрать конечности. В худшем – кончить как Вошкин дядюшка Мэйсон, с разрывом связок локтевого (или какого-нибудь еще) сустава. Хорошая погода для вас не всегда хороша для нас, и это, прежде всего, касается жары. Собаки не могут раздеться и не потеют, как вы, поэтому нам чаще, чем вам, грозит тепловой удар. Особенно чувствительны к перегреву маленькие щенки и массивные собаки, а также собаки с короткой мордой. В жаркую и особенно душную погоду лучше воздержитесь от длительных прогулок и тяжелой физической нагрузки во избежание теплового коллапса. Помните: жару и духоту мы переносим гораздо хуже вас! Примечание переводчика Однажды слишком заботливые хозяева чуть не загубили Дининого щенка. Поскольку лайка не должна быть изнеженной собакой, хозяйка Дины ответственно занялась закаливанием щеночков и в комнате с подрастающим поколением снизила температуру до пятнадцати градусов. Дети чувствовали себя прекрасно, росли как на дрожжах и без проблем нашли себе хозяев. Через несколько дней Наде позвонили сильно встревоженные владельцы одного из щенков и сообщили, что со щенком что-то очень не в порядке – задыхается. Не иначе как воспаление легких. Воспаление легких у закаленного щенка? При содержании в квартире?! Но описание симптомов и паника в голосе встревожили нас, и мы помчались посмотреть, в чем дело. Щенку и в самом деле было плохо. Сухой потрескавшийся нос с налетом соли, тяжелое хриплое дыхание. В квартире с наглухо закрытыми окнами стояла жара, и «больной», помещенный около батареи центрального отопления, просто задыхался и старался из последних сил выбраться из коробки, но заботливые хозяева снова и снова укладывали его обратно. С трудом нам удалось объяснить хозяевам, что полуторамесячная лайка, выращенная при открытом окне, не нуждается в инкубаторе. Попав из квартиры с температурой плюс пятнадцать в квартиру, где стояла двадцатишестиградусная жара (хозяева ходили по дому в нижнем белье), щенок изнывал от жары и реагировал на перегрев сухим горячим носом, из которого текли прозрачные струйки. Приняв признаки перегрева за простуду (нос горячий, «сопли» текут), хозяева переполошились, закрыли все форточки и поместили щенка к батарее, усугубив перегрев до такой степени, что у несчастного ребенка начался тепловой коллапс. Мы немедленно вынесли щенка на улицу, где он жадно глотал морозный воздух. Состояние его было настолько тяжелым, что лишь через два дня его дыхание нормализовалось в прохладной квартире, куда заводчица его забрала. Мы пришли вовремя: еще немного, и у щенка начался бы отек легких, и он бы погиб. Перегрев особенно опасен во время прививок. Точно так же, как переохлаждение может вызвать осложнение, и прививка не защитит щенка, а приведет к болезни. О воде разговор особый. Собаки бывают водоплавающие, сухопутные и беспутные. Пример водоплавающих – Марк. У него в родословной наверняка должен был быть гусь. Марк способен часами рассекать воду, плавая за палочкой или просто так, буксируя местную ребятню. Марк обожает воду, и его нисколько не волнует факт, что дно под ним в недосягаемой глубине. Я отношусь к сухопутным со… Кто это тут сказал «крыса»?!! Я умею плавать и даже прыгать с вышки в воду, но никогда не делаю этого по собственной инициативе. По команде я, конечно, сплаваю за палочкой, но предпочитаю подождать на берегу: пусть лучше Марк сплавает, а я, когда он будет из воды выходить, палку у него заберу и вам подам. С удовольствием поплещусь в водичке в жаркий летний день, но не люблю, когда вода поднимается выше ватерлинии. Считается, что плавать умеют все собаки. Не все. Встречаются собаки беспутные, которые плавать не умеют: ни добровольно, ни принудительно. Заманить такую собаку в воду просто невозможно ни уговорами, ни лакомством, ни игрушками. Она твердо убеждена (начиталась «Му-му», не иначе), что в воду ее волокут исключительно с целью утопления. Если вам все же удастся ее, орущую и брыкающуюся, затащить в воду силой, она выскочит из воды, как торпеда, и, поднимая тучи брызг, устремится кратчайшим путем на берег. Передними ногами отчаянно молотит по воде, так что та ей заливает нос, глаза и уши, а задними шагает по дну. К беспутным собакам относятся Вошка и Эска. Все попытки научить их плавать провалились с треском и плеском. Примечание переводчика Однажды мы (Фрэнк, Вошка, Инга, Рич и я) гуляли вдоль берега речки. Зашли дальше, чем обычно, и я решила вернуться домой по другому берегу – заодно его и обследовать. Речка не широкая, но достаточно глубокая. Огромный тополь, упавший поперек русла, образовал естественный мостик, и я без труда перебралась на другую сторону реки. Инга решительно двинулась за мной по стволу, поросшему трутовиками и поганками. Без происшествий добралась до середины «моста», но потом то ли тяжелая голова перевесила, то ли поскользнулась на поганке, только вдруг спикировала головой вниз и ушла под воду. Рич, наученный горьким Ингиным опытом, крался по стволу медленно и осторожно, аккуратно ставя широкие лапы. Он так сосредоточился на передних лапах, что совсем забыл про задние. Его широкая попа съехала набок. Напрасно парень цеплялся за трутовики – накренился и плюхнулся в воду вместе с трутовиками. Посмотрел Фрэнк, как молодежь корячилась и как я на другом берегу покатывалась от смеха, посмотрел, вздохнул и пошел вплавь перебираться. Он вам тут на старости лет комедию ломать не будет! Вошка же с вытаращенными глазами металась на берегу, заламывая лапы и причитая: «А я??? А как же я?! Я же плавать не умею!!!» Мы на ее вопли не обращали внимания и безжалостно удалялись от берега. Побегав немного, Вошка подобрала юбки и, не переставая причитать, кинулась к тополю. Ловко перебирая лапками, за несколько секунд перебралась на другой берег. Ни одной поганки не раздавила. Не только моцион Подведем итоги: прогулка для нас исключительно важная вещь. Это не только возможность отправить естественные потребности тела вне хозяйской квартиры. И не только моцион, который некоторые пытаются заменить бегом на тренажере. Это для нас способ утолить информационный голод и голод общения, поскольку большинство городских квартирных собак большую часть жизни проводят в одиночестве в четырех стенах. На прогулках узнаем новое, учимся, играем, столбим свой участок, решаем конфликты, находим друзей, вкусные отбросы и приключения. Только на прогулках мы по-настоящему живем. Охота пуще неволи Собаки на охоте Каждая собака в душе охотник. Не важно, на кого или на что. Лайка – на медведя. Сеттер – на пернатую дичь. Служебная собака – на преступника. Ищейка – на предметы, разложенные по следу. Городской балбес – на кошку. Щенок – на мячик. И все мы независимо от возраста, происхождения, образования и профессии охотимся на мелкую съедобную дичь, которую вы именуете отбросами. Охота – это наш способ жизни. Основные виды дичи, классификация: крупная лесная дичь: лось, медведь, кабан, косуля; мелкая лесная дичь: заяц, белка, ежик, птички; крупная деревенская дичь: корова, овца, свинья, почтальон; мелкая деревенская дичь: крыса, мышь, курица, утка; крупная городская дичь: велосипедист, хулиган, пьяный сосед, чужая собака; мелкая городская дичь: кошка, голубь, таракан, муха; неживая съедобная дичь: селедочные головы, кости, корки хлеба, какашки; неживая несъедобная дичь: мебель, мячик, палка, ботинок. Как говорят китайцы: все, что бегает, летает, плавает и ползает, идет в кастрюлю. Мы говорим: все, что копошится и вкусно пахнет, для нас дичь. Каждый пес инстинктивно ощущает потребность искать, преследовать и хватать все, что шевелится. Я бы сказал – это для нас основной инстинкт! Абсолютно не важно, какой собака породы. То есть важно при охоте на конкретную дичь. На лося или кабана шмакодявка не пойдет. Для такого случая кроме подходящих размеров нужна отвага и разумная осторожность. Кабан – это не хулиган, который вам по правилам нанесет три удара по корпусу, а потом перестанет дергаться. Кабан тоже хочет жить, характер у него скверный, правил он не признает, и, если зазеваетесь, ваши кишки и прочие остатки будут висеть на кустах по всему лесу. На охоте на крупного зверя хороши лайки. Кроме смелости и злости, они обладают развитым инстинктом самосохранения, поэтому в атаке осторожны. Не виснут на звере мертвой хваткой, а кружат вокруг, при удобном случае схватят зубами его тыловую часть, хорошенько рванут и отпускают прежде, чем успеет обернуться. Так сказать, по принципу цапнуть – отскочить, цапнуть – отскочить. При охоте на хулигана вас за такое дисквалифицируют, поэтому на хулигана лучше охотиться с собакой, инстинкт самосохранения у которой подавлен, и она прет напролом. Например, с ротвейлером. Общий принцип такой: на крупную дичь нужна крупная собака, а еще лучше – стая. При охоте на мелкую дичь лучше собака помельче и порасторопней. Не зря говорят: расторопность хороша при ловле блох, тоже, между прочим, вид охоты. И чем мельче дичь, тем больше вам мешают остальные члены стаи: ревут, путаются под ногами и зубами. В этой кутерьме добыча, как правило, исчезает. Помню, в одной такой свалке мы чуть не затоптали инструктора по охоте тетю Лайму. А вообще охота непредсказуема. У вас будет шанс покрыть себя несмываемой грязью и славой или сесть в лужу без славы. И в этом ее прелесть. Прежде всего, это для городской собаки спасение от скуки и возможность хоть на какое-то время почувствовать себя хищником, независимой дикой тварью из дикого леса. Я честно признаюсь: я не профессионал. Особенности национальной охоты с той или иной национальностью охотничьих собак разбираются в специальной литературе. Я, как простой дилетант, здесь опишу некоторые случаи охоты на различные виды дичи с точки зрения городского охотника-любителя. Охота на кабана Особенности охоты на кабана я описывал в начале этой главы. Большинство городских собак, на свое счастье, кабана никогда в жизни не видели и не увидят, но парочка впечатлений на этот счет у нас все же завалялась. Поскольку наш город находится в лесной зоне, крупное зверье вроде кабанов, лосей или даже медведей вблизи города встречается не так уж редко. Периодически случается, что особо любопытные представители забредают в парки и даже на улицы города. В один прекрасный вечер дрессировочную площадку на окраине навестил кабан. Возможно, накануне кабана навестили охотники или еще кто-нибудь, в любом случае зверь заявился с ответным визитом отнюдь не дружелюбно настроенный и с ходу бросился выяснять отношения с местными собачниками и их собаками. Нас, уж и не знаю, к счастью или к сожалению, в этот вечер там не было, и произошедшее могу описать только со слов очевидцев. Собаки сразу же заявили, что зверовых лаек между ними нет и охота на кабана не относится к их специализации. Некоторые сразу отправились домой, вспомнив о неотложных делах, и оставили владельцев самих расхлебывать ситуацию. Хозяева собак позалезали на снаряды, в основном на лестницу, справедливо предположив, что дикий недрессированый кабан по лестнице ходить не умеет. Самые цивилизованные из собак, умевшие ходить по лестнице, позалезали на нее вместе с хозяевами. Остальные собаки, которым на снарядах не хватило места или кому лестница казалась еще страшнее, чем кабан, спаслись бегством. К счастью, вскоре кабану надоело развлекаться, и, немного погоняв служебных собак по окрестностям площадки, он ушел в направлении центра города в поисках иных приключений. Если обычная домашняя собака практически не имеет шансов встретиться с кабаном, то его аналог – свинья встречается нам не так уж редко. Порой свиньи бывают настроены довольно дружелюбно, особенно молодые, но со взрослой свиньей я связываться не советую. Она, как и кабан, отличается неприветливым и непредсказуемым характером, умна и упряма, запугать просто так ее не удастся. А драться со свиньей очень непросто, поскольку весом и силой она далеко превосходит даже крупную собаку, прокусить ее толстую шкуру почти невозможно, а вот она кусается будь здоров и может серьезно ранить неопытного пса. По поводу агрессивных свиней лучше спросите Ингу. Примечание переводчика Фрэнк состарился и уже не составлял нам компанию на долгих прогулках, поэтому мы выбрались вчетвером: я, Инга, бернячка по прозвищу Коза и кокер-спаниель Лейла. Наш путь лежал вдоль сетчатого забора, окружавшего виноградники. С другой стороны проселочной дороги располагались густые заросли чертополоха, а сразу за ними не менее густой лес белой акации, побеги которой тоже были утыканы шипами. Повернув за очередной изгиб дорожки, мы увидели невесть откуда взявшуюся свинью, трусившую нам навстречу. Я остановилась и схватила за ошейник насторожившуюся Ингу. Коза на всякий случай спряталась за меня, а Лейла – за Козу. Свинья, заметив нас, замедлила шаг, но не остановилась. Медленно приближалась к нам, и выражение ее глаз не предвещало ничего хорошего. Она не была очень крупной, ростом, пожалуй, с Ингу, но пошире, приземистая и явно более тяжелая, чем крупная сука ротвейлера. Черная, волосатая; морда ее с желтыми клыками была на редкость уродливая – ничего общего с симпатичными свинками на картинках. Явно взрослый экземпляр, помесь местной чушки и вьетнамской свиньи. Как и нам, свинье вовсе не улыбалось сойти с дороги в густые колючие заросли, и всем своим видом она показывала, что уступать дорогу не намерена. Но и нам деваться было некуда: ни на забор, ни в колючки нам лезть не хотелось, о чем Инга свинье весьма недвусмысленно заявила. Пока я в полном замешательстве соображала, что делать дальше, свинья решила пробиваться с боем: разинула пасть и с визгом устремилась на нас. Делать было нечего, и я отпустила Ингу, тоже рвущуюся в бой. Сначала та попыталась взять свинью на таран, но просчиталась – перевес килограммов был явно на стороне свиньи, и ее низко расположенный центр тяжести делал ее устойчивой, как бронетранспортер. Попытка схватить ее за шею тоже провалилась по причине очень толстой шеи, которая в Ингиной пасти просто не поместилась. Коза оказывала только моральную поддержку, вмешаться непосредственно в битву она не отважилась, но Инга не сдавалась. Схватила свинью за ухо, и это оказалось ее слабым местом: хрюшка подняла истошный визг и от нападения перешла к обороне. В принципе она была уже не против подписать капитуляцию, но вошедшая в раж Инга жаждала крови, и о мирных переговорах не могло быть и речи. К тому же и я не была уверена в мирных намереньях свиньи, разинутая пасть которой с желтыми зубами поневоле внушала уважение, поэтому просто отодрать Ингу не решилась. Ситуацию я решила следующим образом. Сделав из поводка петлю, я надела ее на рыло свиньи (благо Инга прижала ее голову к земле) и, как следует затянув, привязала свинью за ногу к столбу забора. Потом отцепила Ингу и, оттащив ее, упирающуюся, пошла в деревню искать хозяина чрезмерно самостоятельной агрессивной свиньи. Охота на зайцев Зайцы на прогулках встречаются довольно часто, но, если вы не борзая, поймать настоящего живого зайца собакам удается крайне редко. Уши у них длинные (поэтому хорошо слышат), ноги еще длиннее (поэтому хорошо бегают). Не раз случалось, что кто-то из нас спугнул на прогулке зайца и потом кто-то из нас (обычно это была Лайма) за ним унесся. Кричать и звать бесполезно. Нужно просто остановиться и ждать. Обычно через пять – десять минут (Лайма через двадцать) охотничек возвращается с синим языком и свистящим из ушей паром (вода в радиаторе вскипела). И без зайца. Эти черти понесли Лайму за зайцем… Да мы бы за ним и не бегали, но когда он выскакивает прямо из-под ваших ног – попробуй устоять! У них же привычка: сидеть до последнего, в надежде, что пронесет, а потом вылетают, как торпеда, и летят, не разбирая дороги. Это их и губит. Когда нас много, заяц оказывается в окружении и попадается. Помню, как-то Инга Пришибякина подняла зайца в высокой густой траве. Заяц, как водится, выстрелил наугад и торпедировал в грудь лабрадора Афро. Если бы на месте бестолкового лабрадора оказалась хищная Инга или хотя бы я – одним зайцем в лесу стало бы меньше. Но этот интеллигент совершенно растерялся, а пока приходил в себя, заяц оттолкнулся от его узкой груди, набрал вторую космическую скорость и исчез в подлеске. Все произошло так быстро, что даже расторопная Вошка не успела ничего сообразить. Даром Инга ругалась, как старый боцман. Поскольку она и бегает как старый боцман, заяц ушел. Примечание переводчика Меньше повезло другому зайцу, который попал в самую середину большой собачьей стаи. Вспугнула его ушлая аппенцеллерка, а потом уж Фрэнк не оплошал: поймал зайца за лапу. В ту же секунду к нему подскочила долговязая швейцарка Бренни и схватила зайца за голову. В процесс дележа захотели вмешаться и остальные собаки (в основном бернячки, поскольку аппенцеллерку в суматохе затоптали), но потом между ногами и мордами ввинтился мелкий гладкий энтлебух и схватился за зайца посередине. Все разом дернули. Бренни осталась с головой в зубах, Фрэнк – с оторванной задней лапой. Остальная часть зайца упала на землю вместе с энтлебухом, а на энтлебуха упало несколько бернячек и сверху опомнившаяся аппенцеллерка. Промежуток времени, за которое это произошло, был гораздо короче времени, требующегося на его описание. За доли секунды цивилизованные собаки, большинство из которых перед этим зайца никогда в жизни не видели, превратились в диких зверей. Инстинкт хищника безошибочно подсказал им, что и как надо делать. Через пару секунд, когда куча-мала рассыпалась, от зайца не осталось и следа. Ни костей, ни кишок, ни шерсти. Даже и не знаю, кто из собак какой кусок урвал и урвал ли вообще. Только масленые глазки энтлебуха проговорились, что этот с пустой губой точно не остался. Охота на белок Охота на белок представляет чисто спортивный интерес. Я еще ни разу не слышал, чтоб кому-то из собак удалось в самом деле поймать белку. Эти шустрые проныры оказываются высоко на дереве гораздо раньше, чем вам удастся до этого дерева добежать. Я понимаю, что, когда белка несется, задрав пушистый хвост, устоять невозможно, но все ваши усилия поймать ее закончатся одинаково. Вы будете скакать и пениться под деревом, а нахальная белка будет обзываться и показывать вам фигу, сидя на полметра выше того места, до которого вы сможете допрыгнуть. Я уж это Лайме тысячу раз говорил, но как об стенку горох: у нее, видите ли, охотничья страсть. Охота на кошек Охота на кошек в городских условиях заменяет охоту на зайцев (поскольку кошка выполняет обязанности городского зайца) и охоту на белок (поскольку она к тому же по совместительству работает и городской белкой). Собственно, этот вид охоты хозяева считают браконьерством, и поэтому охота на кошек запрещена. Но запретный плод сладок, и поэтому всегда находятся любители приключений, нарушающие запреты. Короче, браконьеры. Охота на ежиков Стэви. Эй, народ! Я ежика нашла! Фрэнк. Покажи! И правда ежик. Значит, так: ежика я узурпирую. Эска. Узу… Чего он сделает? Стэви. Ежика у меня отобрал, дура! Охота на ежиков – дело особое. Начать с того, что ежики не убегают. Казалось бы, легкая добыча, которую может поймать каждый. На самом деле это не такой уж легкий трофей, потому что ежики колются. Что называется: видит око, да зуб неймет. Поэтому большинство собак ежиков игнорируют, типа: овчинка выделки не стоит. Да и как бы неспортивно охотиться за дичью, которая от тебя не улепетывает. Но существуют любители острых ощущений, которым охота на ежика нравится. Например, Инга Пришибякина заявила, что день, когда ей не удалось укусить хотя бы одного ежика, прожит зря. Колется? Но ведь в этом-то вся пикантность. Чем больше колется, тем больше кипит и ярится собака. Порой входит в такой раж, что, не обращая внимания на иглы и окровавленную морду, ежика убивает. Не думая о последствиях: операции по удалению иголок и порку от хозяев. Последние почему-то очень сочувствуют ежикам и охоту на них решительно не одобряют. Для городской собаки роль ежика играет щетка с колючей щетиной. Причем собака точно так же заводится от уколов щетины и потом загрызает щетку насмерть. Охота на пернатую дичь Пернатая дичь в городе представлена в основном голубями и воробьями. Большинство собак разочаровываются в такой охоте еще в раннем детстве из-за провалившихся попыток эту дичь изловить и не обращают на пернатых никакого внимания. Но это не значит, что собака откажется от возможности прищучить голубя, замешкавшегося между контейнерами и влетевшего прямо в пасть. Другое дело, что не каждая собака знает, что делать с этой птицей дальше. А дальше птицу нужно ощипать, и это не менее увлекательное занятие, чем сам процесс поимки. В принципе инстинктивно это умеет делать каждая собака, просто зачастую не догадывается об этом. Разодрав хозяйскую подушку и вытаскивая из нее перья, собака, по сути, ощипывает пернатую дичь, роль которой как раз играет подушка. На худой конец годится газета или книга: увлеченно разрывая бумагу на мелкие клочки, собака опять же ощипывает воображаемую дичь от перьев. Попав в деревню, городской пес испытывает сильнейшее возбуждение при виде кур, гусей и уток. Особенно куры, в панике мечущиеся с истошным кудахтаньем, представляют собой прекрасную дичь: двигаются достаточно быстро, чтоб охота на них была интересной, и не умеют летать, так что охота не является безнадежным занятием. В отличие от гусей куры всегда в панике улепетывают, так что даже робкая собака проникается боевым духом. Гуси, например, могут перейти и в контратаку, что может совершенно обескуражить неопытного городского пса. Видел я раз, как пара лебедей гоняла по берегу пекинеса. Нужно подчеркнуть, что охотиться на домашнюю птицу запрещено и браконьерство строго наказывается. Хорошенько подумайте, прежде чем поддаться охотничьей страсти. Замечательный вид охоты – охота на фазанов. Они, как и зайцы, затаиваются в зарослях и сидят до последнего, надеясь остаться незамеченными. Зато потом вылетают прямо из-под ног с отчаянными воплями, от которых ваша кровь забурлит, как газировка. Поскольку летать они не любят, вскоре снова садятся, и вы можете повторить процесс сначала. Потихоньку подкрадываетесь, напряженно вынюхиваете, стараясь как можно точнее установить его координаты, и прыгаете, стараясь угадать, в какую сторону он вылетит. В подавляющем большинстве случаев фазана поймать не удается, но удовольствие от процесса охоты неописуемое. Охота на мелкую дичь Типичным примером охоты на мелкую дичь является мышкование. Собаки мышкуют точно так же, как и лисицы. Сначала прислушиваемся, потом, поточнее определив источник звука, подпрыгиваем и передними лапами стараемся прихлопнуть нечто маленькое и шуршащее (не важно, мышь или ящерицу). Если вам очень повезет, можете поймать добычу прямо лапой (так, как вы ловите бабочек), и потом уж остается ее быстренько прицвакнуть зубами. Если вам повезет меньше и мышь вы лапой не прихлопнули, оная может в панике выскочить из снега или кучи сена на свет божий, и тут не зевайте: хватайте зубами и хорошенько встряхивайте. Встряхиванием вы можете сразу вытряхнуть из нее душу или, по крайней мере, дезориентировать, чтобы не убежала и не кусалась, когда вы ее попытаетесь перехватить поудобнее. Потому что и такая мелочь, как мышь, тоже хочет жить и сопротивляется. А крыса, например, кусается достаточно больно. Если вам совсем не повезет, останетесь с носом. Лично я в охотники на мышей не гожусь. К куче соломы надо потихоньку подкрадываться, а мне с моим весом и габаритами потихоньку подкрасться никак не получается. Только выйду в поле, а уж в радиусе двух километров все мыши знают, что Фрэнк на охоту собрался, и уходят в подполье. Инга мне говорит: «Что ты топаешь, как слон?» Как будто сама лучше. Сколько раз пыталась поймать ящерицу: их тут полно на дороге греется. Где там! Шустрые потомки динозавров издалека чувствовали, какая угроза на них надвигается, и заранее ускользали в заросли ежевики. Единственный раз ей удалось (чисто случайно, не иначе) прихлопнуть ящеричку, и то под лапой остался только бешено извивающийся хвост. Тоже мне балерина… При недостатке живых мышей для охоты сгодится мячик, сосновая шишка или старый ботинок. Немного фантазии – и под вашими лапами эти предметы оживают, подскакивают и убегают. Ловите точно так же, как убегающую мышь: догоняете, наскакиваете, хватаете и убиваете. Примечание переводчика У разных собак охотничий инстинкт развит по-разному. У охотничьих пород он культивируется селекцией. У служебных, пастушьих – подавляется или трансформируется. У мелких декоративных пород обычно подавляется. Но даже и в рамках породы охотничьи гены и наклонности неодинаковы. Например, среди лаек встречаются экземпляры, которые предпочитают крупного зверя и игнорируют всякую пушную мелочь типа белки или куницы. Среди служебных собак встречаются силовики, так сказать, охотники на крупную дичь типа хулигана, и следовики, которые увлеченно копаются в запахах. Примером силовика был решительный Фрэнк, который на следу себя уверенно не чувствовал. Заядлым следовиком был интеллигентный Марк, которому опять-таки не улыбалось выходить один на один против злобного хулигана. Встречаются универсалы, способные преследовать и давить все, что шевелится, и примером такого охотничьего пса была Инга, яблочко от яблони по имени Хилюша Пришибякина. Ее охотничьи гены проявились еще в раннем детстве. Такого хищного ребенка у меня не было никогда. Гуляя по полям и лесам, Инга была грозой для всего живого и съедобного. Хомяки, зазевавшиеся голуби, кузнечики, ящерицы – часто я даже и не могла сказать, что именно исчезает в данный момент в ее пасти. Помню, после сильной бури птичье гнездо сорвало ветром, и оно упало вниз, задержавшись на нижних ветвях бузины. Услышав жалобный писк, Инга бросилась на поиски (раз жалобно пищит, значит, маленькое и съедобное). Я пресекла ее мародерство, так что большая часть птенцов осталась цела и невредима. Обратно мы вернулись другой дорогой, и я забыла об этом инциденте. На следующий день мы снова отправились на прогулку, и Инга целенаправленно направилась к кустам бузины. Прежде чем я сообразила, что к чему, она уже добралась до гнезда и доела остальных птенцов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/frenk-perehrukin-zalomay/perevody-s-sobachego-ili-etologiya-sobaki-v-kartinkah-3/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.