Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Медитация и осознанность. 10 минут в день, которые приведут ваши мысли в порядок

Медитация и осознанность. 10 минут в день, которые приведут ваши мысли в порядок
Автор: Энди Паддикомб Жанр: Личная эффективность, саморазвитие , личностный рост Тип: Книга Издательство: Альпина нон-фикшн Год издания: 2014 Цена: 379.00 руб. Другие издания Аудиокнига 315.00 руб. Отзывы: 10 Просмотры: 67 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 379.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Медитация и осознанность. 10 минут в день, которые приведут ваши мысли в порядок Энди Паддикомб Медитация по системе Энди Паддикомба – это прежде всего инструмент повышения качества жизни. Она не только снижает уровень стресса, помогает избавиться от тревог, раздражительности, бессонницы, но и помогает осознать, что жизнь прекрасна. Кроме того, состояние осознанности, которому учит медитация, зачастую позволяет находить решения самых сложных жизненных задач и проблем. Здесь нет никакой мистики, в доступной и занимательной форме автор излагает простейшие и действенные приемы ежедневного комплекса упражнений. Они не требуют каких-либо специальных знаний или предварительной подготовки, пошаговые инструкции дают возможность освоить технику медитации самостоятельно. А главное – для того чтобы воспользоваться несомненными преимуществами этой методики, достаточно всего десяти минут в день. Энди Паддикомб Медитация и осознанность. 10 минут в день, которые приведут ваши мысли в порядок Переводчик Екатерина Милицкая Редактор Тамара Казакова Руководитель проекта И. Серёгина Корректор М. Миловидова Компьютерная верстка А. Фоминов Дизайнер обложки О. Белорус Фото на обложке Shutterstock © Andy Puddicombe, 2011 © Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2014 * * * Благодарности Я хотел бы поблагодарить многих и многих людей за помощь в осуществлении этого проекта, однако мой список по праву возглавляют учителя, у которых мне посчастливилось учиться медитации в монастырях и учебных центрах в различных местах планеты. Я не смог бы написать эту книгу, если бы не уроки этих выдающихся людей, вобравших в себя все лучшие традиции медитации. Особо я хотел бы поблагодарить Дональда Кридона – за поддержку, доброту и высоко ценимую мною многолетнюю дружбу. Я хочу поблагодарить моего редактора, Ханну Блэк, и всю команду издательства Hodder & Stoughton за то, что работа над книгой оказалась таким приятным занятием. Отдельное спасибо Энтони Топпингу из литературного агентства Greene and Heaton, Ричу Пирсону и Марии Шонфелд из «Медитации» за критический взгляд на первые, еще сырые версии этого труда и многочисленные полезные замечания. Кроме того, я благодарен Нику Бегли за его бесценный вклад в научно-исследовательские разделы этой книги. Спасибо вам, Иен Пирсон, Миша Абрамов и Маркус Купер, за щедрую и бескорыстную помощь проекту «Медитация». От имени всех участников проекта я выражаю вам бесконечную благодарность. Наконец, последнюю по порядку, но отнюдь не по значимости благодарность я хотел бы адресовать своим родным и друзьям – за их горячую поддержку этой книги и проекта «Медитация» в целом. Особенно я благодарен своей подруге Люсинде Инсалл-Джонс за любовь, терпение и непоколебимую веру во все, что я делаю. Для меня это важнее всего на свете. Введение Было глубоко за полночь. Я сидел на стене и смотрел вниз. Высокие сосны надежно скрывали меня в темноте, но я не смог побороть искушение и еще раз оглянулся: не увязалась ли за мной погоня? Почему так вышло? Я вновь бросил взгляд вниз. До земли было метра четыре. Не сказать чтобы слишком высоко, однако меня, скрюченного на стене в пижаме и легких сандалиях, при мысли о прыжке охватывала дрожь. Зачем я только надел эти сандалии? Я обернул их обшлагами брюк, когда крался по монастырю, стараясь не разбудить других монахов. Я пришел в монастырь, чтобы размышлять о жизни, и вот теперь протираю штаны на этой стене и размышляю о собственных сандалиях, готовясь спрыгнуть обратно в мир. Я и подумать не мог, что все так обернется. Мне и раньше доводилось вести жизнь буддистского монаха, причем в куда более суровых условиях. Но другие монастыри словно бы излучали тепло, доброту и участие, и жизнь там была пусть и трудной, но наполненной смыслом. Этот монастырь оказался совсем другим – пожалуй, единственным в своем роде. Запертый днем и ночью, окруженный высокими каменными стенами, без малейшего контакта с внешним миром, временами я чувствовал себя, как в тюрьме. Конечно, мне следовало винить только себя: ведь я попал туда по собственной воле. Все же монашество отличается от мафии: став монахом, ты не обязан оставаться им всю жизнь, лишенный права выхода. Наоборот, буддистские монастыри известны своей терпимостью и состраданием. И теперь сам факт того, что мне приходится бежать из одного из них, преодолевая на пути к свободе четырехметровую стену, оставался для меня загадкой. Все началось несколько лет назад, когда я решил отправиться в Азию, податься в монахи. В то время я учился в университете, на физкультурном отделении. Это может показаться переломным моментом в моей жизни, однако на самом деле принял я это решение весьма легкомысленно. Правда, друзья и родные тревожились гораздо сильнее меня, может, даже опасались, все ли у меня в порядке с головой, тем не менее оказывали мне необходимую поддержку. В университете все было иначе. Услышав от меня эту новость, куратор курса предложил мне отправиться к доктору за лекарством от депрессии – по его мнению, это принесло бы мне куда больше пользы. Он безусловно желал мне добра, однако мне казалось, что он меня совершенно не понимает. Неужели он полагал, что счастье и смысл жизни, которые я жаждал обрести, ищут в пузырьке с таблетками? Когда я повернулся к выходу, он сказал: «Энди, ты всю жизнь будешь жалеть об этом решении!» Однако оно оказалось одним из лучших решений, принятых мной за всю жизнь. Вы наверняка гадаете, кем надо быть, чтобы в один прекрасный день отправиться в Азию и стать буддистским монахом. Возможно, вы представляете себе спятившего студента, склонного к самолечению, или творческую личность, бунтующую против общества потребления. В действительности все обстояло гораздо проще. Я просто боролся с собой. Нет, не подумайте, что я спятил: меня всего лишь одолевали разные мысли. Мой разум крутился, переключаясь с одного режима на другой, как стиральная машина. Какие-то мысли доставляли мне удовольствие. Другие совсем не нравились. То же самое происходило с чувствами. Мало того что мой мозг не давал мне покоя, так еще временами меня одолевали тоска, беспокойство, отчаяние. В общем-то, самые обычные чувства, но порой ими невозможно было управлять. И я ничего не мог с этим поделать. Мне казалось, что это они управляют мной и несут неизвестно куда. Бывали хорошие дни, когда все было прекрасно, но бывали и плохие, когда мне казалось, что голова моя вот-вот взорвется. Испытывая такие сильные чувства, я стремился научиться управлять сознанием. Я понятия не имел, как это делается, однако еще в юном возрасте попробовал медитировать и понял, что в этом кроется возможное решение проблем. Не думайте, что я был каким-то вундеркиндом, с отрочества сидевшим на полу в позе лотоса: нет, все было совсем иначе. По-настоящему я обратился к искусству медитации лишь в 22 года, однако первый опыт управления собственным сознанием еще в одиннадцатилетнем возрасте послужил своего рода путеводной звездой. Я, конечно, хотел бы заявить, что на первые в моей жизни курсы медитации я записался, стремясь постичь смысл жизни, однако в действительности я пытался уйти от одиночества. Мои родители только что развелись, и чтобы как-то с этим справиться, моя мать записалась на шестинедельный курс. Узнав, что моя сестра тоже идет с ней, я напросился к ним в компанию. Думаю, с этой первой попыткой мне просто повезло. Я ничего особенного не ожидал, а потому ни на что не надеялся и ничего не боялся. Даже в таком возрасте человек не может не заметить те изменения в сознании, которые способна дать медитация. Я не уверен, что до этого случая мой разум хоть однажды пребывал в состоянии покоя. Мне никогда не доводилось долго сидеть спокойно на одном месте. Увы, главная проблема заключалась в том, что в следующий раз, при попытке вновь пережить это состояние, я испытал полное разочарование. Чем упорнее я старался расслабиться, тем менее расслабленным себя ощущал. Вот так начиналось мое знакомство с медитацией: в борьбе с собственным разумом и чувством постоянно растущего разочарования. Сегодня, оглядываясь назад, я отчетливо понимаю, что удивляться тут нечему. Подход, которому меня учили, был, если можно так выразиться, чересчур радикальным. Объяснение велось скорее на языке 1960-х, нежели 1980-х; на занятиях звучало столько незнакомых слов, что я порой просто-напросто отключался от происходящего. Кроме того, нам постоянно напоминали о том, что нужно «просто расслабиться» и «просто отдаться течению». Да если бы я умел «просто расслабляться» и «просто отдаваться течению», мне не нужны были бы эти курсы. А ведь еще и сидеть нужно было по 30–40 минут кряду – немыслимое дело. Подобный опыт мог бы на всю жизнь отвратить меня от медитаций. К тому же поддержки ждать не приходилось. Сестра сочла затею скучной и вскоре забросила занятия. Мама, обремененная множеством забот, безуспешно пыталась выкраивать время на практику. Что до поддержки со стороны приятелей… Уж не знаю, о чем я думал, ляпнув зачем-то о своих занятиях паре одноклассников. На следующее утро, войдя в класс, я увидел три десятка учеников, восседающих на партах, скрестив ноги, и жужжащих «ом-м-м-м», едва сдерживая смешки. Сейчас это кажется забавным – но тогда я был оскорблен до глубины души. Разумеется, больше я об этом никому не рассказывал и вскоре бросил занятия. К тому же, когда в жизни мальчишки появляются девочки, спорт и запретная для твоего возраста выпивка, найти время на медитацию чертовски сложно. Только не подумайте, будто я вырос в обстановке, располагавшей к медитации. Быть может, вы представляете меня каким-нибудь изгоем, пропахшим марихуаной, в расклешенных джинсах, с длинными волосами, собранными в «конский хвост», или воображаете, будто родители заезжали за мной после занятий в громоздком фольксвагене, расписанном цветами по обоим бортам. Я упоминаю об этом, поскольку ясно понимаю: в том, что касается медитации, легко прийти к поспешным выводам, подпасть под влияние стереотипов, убеждающих нас, будто медитация подходит лишь определенному типу людей. На самом деле в подростковом возрасте я был столь же обычным парнем, как любой из вас. Так я баловался медитацией, пока в возрасте 18 лет не пережил череду трагических событий, к которым я еще вернусь и которые придали такую важность и значимость моим занятиям медитацией. С горем тяжело справляться в любом возрасте. Нас этому не учат; не существует общепринятых рецептов, помогающих нам пройти через страдания, поэтому каждый справляется с ними в меру собственных сил. Я сумел сделать единственное, что было в моих силах, – загнать все свои чувства поглубже, надеясь, что ощущение тоски и потери, незваными гостями вставших на моем пороге, больше никогда ко мне не вернется. Однако, как всегда бывает, чем больше напрягаешься, тем сильнее сопротивление. В какой-то момент это напряжение неизбежно прорывается наружу. Два года пролетели как один миг, и вот я уже учусь в университете. После первого курса мне было трудно представить, чего еще можно ждать от жизни. Но вскоре скопившееся напряжение, чувства, которые я игнорировал, стали прорываться наружу. Поначалу это ощущалось как некое неудобство, однако очень скоро они уже затронули все стороны моей жизни. Встреча с куратором курса и сообщение о том, что я решил оставить учебу и стать монахом, была самым слабым из моих переживаний. Меня воспитали в христианской вере, однако к подростковому возрасту я не чувствовал духовной связи ни с одной из религий. Позднее я прочел несколько книг по философии и психологии буддизма, а один мой близкий приятель любил об этом порассуждать. Думаю, буддизм пришелся мне по душе именно тем, что не воспринимался как религия. А рассказы о медитациях, о монахах, умевших управлять собственным разумом и чувствами, звучали весьма заманчиво – не в смысле образа жизни, но с точки зрения результатов. Когда меня спрашивают о том, как я стал монахом, вопрос обычно формулируется примерно так: «И что, ты вот прямо взял и поднялся на гору, постучал в ворота и попросился в монахи, да?» Звучит, конечно, глупо, но да, именно так все и было. Однако прежде чем с энтузиазмом паковать чемоданы, осознайте, что на самом деле все обстоит несколько сложнее. Вначале несколько лет проходишь обучение в качестве послушника, затем – полный курс обучения в качестве монаха-новичка, и лишь после этого, с разрешения учителя, получаешь статус настоящего монаха (или монахини). Поначалу, в нетерпеливом стремлении найти истинного учителя, я то и дело менял монастыри и страны. Я успел пожить в Индии, Непале, Таиланде, Бирме, России, Польше, Австралии и Шотландии, проездом побывал во множестве других стран, повсюду осваивая новые техники, накапливая новые знания, и по мере сил старался применить их в собственной жизни. За исключением той самой крепости, окруженной стеной, с которой я как раз собирался прыгнуть, все места, где мне довелось до того побывать, оказывались гостеприимными и доброжелательными, а условия для учебы – исключительно благоприятными. И, к счастью, я все-таки нашел своего учителя – вернее, как оказалось, группу учителей. Жизнь монаха – дело мудреное. Не каждый способен адекватно воспринять «лысого мужика, завернутого в тряпку», который пытается прояснить суть медитации мирской аудитории – чем, собственно, я и занимался. Подобным образом легко внести сумятицу в людское сознание. Одно дело – жить в уединении или в монастыре среди монахов, для которых простота монашеских одеяний естественна, другое дело – оказаться монахом в городе. Рассказывая людям о преимуществах медитации, я обнаружил, что многие из них отчаянно ищут способ расслабиться, однако их смущает религиозный элемент, что неизбежно при виде монашеского одеяния. Им нужен был способ справиться с повседневными стрессами – на работе, в личной жизни, в собственном сознании. Они хотели вернуть непосредственное восприятие жизни, присущее детству, ощущение радости бытия. Им не требовались ни духовные откровения, ни тем более психотерапия. Они всего лишь хотели узнать, как переключаться, возвращаясь домой с работы, как спокойно засыпать ночью, улучшить взаимоотношения с близкими, реже чувствовать тревогу, печаль, гнев. Они стремились контролировать свои желания, избавиться от пагубных привычек, увидеть новые перспективы. Но более всего они стремились справиться с чувством подсознательной неудовлетворенности тем, что все идет не совсем так, как могло бы, как следовало бы, чувством, что жизнь должна быть устроена как-то иначе. Я хотел связать медитацию с повседневной жизнью и ради этого принял решение отказаться от монашества и жить в миру. Монашество привило мне чрезмерную застенчивость. Отчасти это объяснялось замкнутым образом жизни, однако сказалось и осознание беспомощности собственного разума, из-за чего я чувствовал себя будто обнаженным, чересчур уязвимым, и желание избавиться от этого ощущения не проходило. Кроме того, меня угнетало отсутствие физической активности. До начала монастырской эпопеи я много времени уделял физическим упражнениям – и вдруг оказалось, что я не возвращаюсь к ним уже, считай, десяток лет. Как-то я разговаривал с приятельницей, которая в ходе беседы упомянула своего одноклассника, работавшего в то время в московском цирке. Она помнила, что в свое время я увлекался жонглированием и гимнастикой, и поэтому решила, что это будет мне интересно. Вскоре я уже брал частные уроки, приносившие мне массу радости. Во время одного из них тренер спросил меня, знаю ли я, что в лондонском университете можно получить диплом специалиста в области циркового искусства. Да-да, кроме шуток: университетскую степень по циркачеству! Я навел справки – оказалось, что это чистая правда. При этом конкурс оказался весьма высок, что, впрочем, неудивительно: кому охота изучать ядерную физику, когда можно весь день крутиться на трапеции, как мартышка? Так что теоретически мои шансы были не слишком высоки. Тем не менее в один прекрасный вечер я получил письмо, гласившее, что я могу приступить к занятиям – но на особых условиях. Собственно, условие было одно – я должен был подписать документ, где в обтекаемых формулировках говорилось о том, что, будучи уже немолодым человеком, я подвергаюсь высокому риску травмы и в случае чего готов взять на себя всю ответственность. «Немолодой» в 32 года – кто бы мог подумать? Конечно, переход из монахов в клоуны может показаться весьма неожиданным. Тем не менее у представителей этих профессий гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Способность к концентрации при любых физических занятиях оказалась неоценимым приобретением – гораздо более полезным, чем я мог вообразить. Любое цирковое выступление – жонглирование, хождение по канату, акробатика на трапеции – требует точно выверенного соотношения сосредоточенности и расслабленности. Если будешь прилагать слишком много усилий, непременно ошибешься. Если расслабишься – обязательно упадешь. Одним из самых трудных аспектов обучения в цирке были постоянные требования выходить за пределы личной зоны комфорта; большинству из нас приходится делать это постоянно. Наше собственное эго при этом сильно страдало, так что мы были вынуждены воспринимать самих себя чуть менее серьезно. Забавно, но это во многом напоминало мне монастырскую подготовку, во время которой наше «Я» также подвергалось серьезным испытаниям. На семинарах по клоунаде (до сих пор не могу произносить это словосочетание с серьезным выражением лица) нас заставляли корчить из себя идиотов, рисковать, экспериментировать, будучи готовыми проиграть. Нас отправляли на сцену без какого бы то ни было материала и инструкций. В такие моменты стояла тишина – и бежать было некуда. Если кто-то задумывался слишком надолго, преподаватель ударял в барабан – это был знак, что попытка закончена, и тебя отправляли прочь со сцены. Укрытия – места, где можно было бы поразмышлять и изобрести остроумную шутку, не существовало. Требовалось непосредственное присутствие, жестокая необходимость выдать нечто прямо на месте – и посмотреть, что получится. Иногда меня охватывало вдохновение, и это восторженное возбуждение было незабываемым. В другие моменты попытки оказывались болезненными, а результаты – унизительными. Но ощущения были не главным. Главным было выйти и сделать, не думая и не заботясь о том, что подумают другие, не стремясь к конкретному результату, – просто сделать, и все. В жизни мы нередко настолько погрязаем в бесконечных расчетах, перебирая все возможные результаты, что в результате теряем свой шанс. Разумеется, иногда тщательные раздумья необходимы, однако чем больше мы вживаемся в настоящее, тем сильнее ощущаем правильный выбор. Считайте это чутьем, наитием, откровением свыше или просто внутренним ощущением верного пути – это сопровождается невероятным ощущением открытия в себе свободы. Как овладеть сознанием? Я долго мечтал учить людей медитации. Мне хотелось передать другим умение ценить детали – то, чему меня научили мои учителя. Когда я наблюдал, как порой обучают медитации у нас в Британии, я не понимал, как можно извлечь из этих занятий хоть крупицу пользы. Монахи, носители духовной традиции, переносили восточный опыт медитации на западную почву бережно и чутко, однако в мирском обиходе это делалось в спешке. Казалось, нам нужно немедленно, сию минуту достичь покоя в собственном сознании. Техника медитации преподавалась бессистемно, вне контекста, так что освоить ее было практически невозможно. Попробуйте посчитать, сколько ваших знакомых, начав осваивать основы медитации, вскоре бросали это занятие? А сколько тех, кто даже не пытался обратиться к ней, полагая, что им это не по плечу? Таких наверняка гораздо больше. Но, с другой стороны, как освоить медитацию без понимания ее сути, без должного обучения и руководства? Вам скоро станет ясно, что медитирование отнюдь не сводится к ежедневному сидению какое-то время в определенной позе. Поза может быть важным, но не единственным условием и входит в более сложную систему тренировки сознания, в которой отчетливо выделяются три аспекта. Каждый из них одинаково важен, и для получения достойного результата необходимо изучить все три. По традиции те, кто учится медитации, сначала изучают сами приемы, затем учатся применять их на практике и только потом узнают, как использовать полученный опыт в повседневной жизни. Проект Headspace («Овладей своим сознанием») официально стартовал в 2010 году. Я намеревался учить людей медитации именно как части общей системы работы над собой. Идея была проста: снять с медитации покров тайны, сделать ее доступной и практичной для реальной жизни. Никаких эксцентричных безумств – только инструменты, которые человек может использовать, чтобы навести порядок в собственном сознании. Кроме того, мне хотелось, чтобы как можно больше людей не читали о медитации, а осваивали ее на практике. Я уверен, придет время, когда тихо посидеть десять минут, чтобы привести мысли в порядок, станет такой же полезной привычкой, как ежедневная прогулка. Лет десять-пятнадцать назад слово «йога» вызывало ухмылку, а сегодня заниматься в фитнес-клубе йогой ничуть не более странно, чем аэробикой (может, даже менее странно). Для реализации проекта потребовались годы исследований, планирования и разработки, однако по сравнению с историей медитации это всего лишь мгновение. Медитативные практики передавались от учителя к ученику в течение многих тысячелетий. Этого времени более чем достаточно, чтобы разработать, максимально улучшить и даже довести до совершенства методику. В мире, где правит бал мода, диктующая нам все новые увлечения – столь же причудливые, сколь сиюминутные, – подобная подлинность кажется истиной, вселяющей надежду. Именно эта подлинность позволила мне начать вместе с медиками работать над адаптацией приемов медитации для лечебных целей. Именно она дала мне возможность работать в качестве клинического консультанта по проблемам самосознания, помогая пациентам, страдающим самыми разными расстройствами – от бессонницы до импотенции. Но вернемся ко мне, сидящему на высокой ограде. Я оглянулся в последний раз – и прыгнул. Жаль было вот так покидать монастырь, однако, вспоминая об этом, я не сожалею, что оказался там. Я усвоил уроки каждого монастыря, приюта, школы медитации, где мне когда-либо довелось побывать. В течение многих лет я имел счастье и удовольствие учиться у потрясающих учителей, образцовых мастеров медитации в самом полном смысле слова. Если на этих страницах найдется что-нибудь разумное, этим я всецело обязан своим духовным учителям. С моей точки зрения, я заслужил право на написание этой книги главным образом благодаря тому, что на пути освоения медитации я совершил, пожалуй, все возможные ошибки и надеюсь, что мой опыт убережет вас от них. Иными словами, я попробую объяснить, как подойти к медитации, как заниматься ею и как эффективно связать ее с повседневной жизнью. Ведь одно дело – ориентироваться по карте, а другое – встретить человека, который укажет дорогу. Как извлечь максимум пользы из этой книги Медитация – замечательное искусство, способное изменить всю вашу жизнь, однако как вы используете его потенциал, зависит всецело от вас. Сегодня СМИ все чаще обращаются к теме медитации и организации мышления, и, кажется, все больше людей торопятся раскрыть суть этого явления. Но на самом деле суть его всецело заключается в том, как вы примените медитацию в повседневной жизни. Я уверен, что вам просто показали, как надо управлять велосипедом, а не описывали, как им пользоваться. Некоторые ездят на велосипеде на работу, другие – на прогулки с друзьями, а кто-то вообще становится профессиональным велосипедистом. Однако всех объединяет умение держаться в седле. Таким образом, кто бы ни обучал вас удерживаться в седле, вы сами решаете, что для вас означает езда на велосипеде, как вы будете использовать это умение и как приспособите его к вашему образу жизни. Точно так же обстоит дело и с медитацией. Вы можете применять ее в самых разных целях, и только вы сами определяете для себя ее ценность. Чтобы получить максимум пользы от этой книги (и, соответственно, от медитации), не стоит сосредоточиваться лишь на одной сфере вашей жизни, по крайней мере, на первых порах. Возможности медитации гораздо шире, и она неизбежно окажется полезной именно там, где это наиболее необходимо. Тем не менее, чтобы по достоинству оценить потенциал медитирования, стоит узнать о том, как это искусство используют другие. Для многих медитация становится средством борьбы со стрессом – своего рода аспирином для разума. Короче, это способ ежедневно наводить порядок в мыслях и чувствах. Для других медитация – основа для более осмысленного подхода к жизни, возможность осознанно проживать каждый момент жизни. У третьих она участвует в планировании личностного роста, становится средством достижения эмоциональной устойчивости или определяет выбор собственного духовного пути. Кто-то обращается к медитации как к способу улучшить взаимоотношения с супругами, родителями, детьми, друзьями, коллегами и партнерами. Медитация используется и для достижения более специфических целей. С тех пор как британский Национальный институт совершенствования медицинской помощи одобрил использование медитации (или «психической осознанности», как говорят медики), она все чаще применяется для борьбы с недугами, возникающими под воздействием стресса. В их числе – хроническое беспокойство, депрессия, гнев, патологические зависимости, компульсивное поведение, бессонница, мышечное напряжение, сексуальные дисфункции, ПМС и многое другое. Вне медицины медитацию используют для развития способностей, в работе, увлечениях или спорте (примером последнего может послужить олимпийская сборная США). Наконец, чтобы уж совсем поразить ваше воображение, медитация используется морскими пехотинцами США для большей сосредоточенности и эффективности действий в боевых условиях. Медитация и сознание Столь широкие возможности, открываемые медитацией, могут показаться невероятными. Однако это действительно так: для любого вида деятельности, затрагивающей сознание, медитация окажется полезной. Она подобна точной настройке жесткого компьютерного диска. На самом деле, много ли видов нашей деятельности не затрагивают сознание? Если учитывать роль сознания в нашей жизни, остается лишь удивляться, что медитативная революция не произошла раньше. Мы охотно тренируем свое тело (по крайней мере в большинстве случаев), но мало беспокоимся о том, чтобы поддерживать в должной форме сознание. Возможно, причина в том, что сознание не бросается в глаза окружающим, а может, мы полагаем это занятие бессмысленной тратой времени. Между тем все наше существование определяется сознанием. От него зависит, будем ли мы чувствовать радость и удовлетворение жизнью, сумеем ли выстроить добрые отношения с окружающими. Вот почему стоит, хотя бы с точки зрения здравого смысла, потратить несколько минут в день на медитацию. Медитация – это опыт Медитация – это не только искусство, но и опыт. Это значит, что ее необходимо попробовать на практике, дабы оценить по достоинству. Медитация – это отнюдь не запутанная концепция или философская идея, скорее, это непосредственное переживание настоящего момента. Вы сами должны задать цель медитации, и опыт, полученный от нее, вы также определяете сами. Представьте себе, что приятель рассказывает вам о потрясающей трапезе в ресторане. А теперь вообразите, что вам самому довелось оказаться в этом заведении и попробовать описанное блюдо. Не правда ли, слушать про еду и пробовать ее самому – это две совершенно разные вещи? Или, к примеру, представьте, что вы читаете книгу о парашютном спорте. Неважно, сколь живо вы способны переживать прочитанное и воображать, как вы прыгаете с высоты 10 000 футов, – это не сравнится с реальным прыжком с самолета и полетом к земле со скоростью около 190 км/ч. Итак, чтобы освоить медитацию, надо медитировать. Наверняка каждому из вас знакома эта история: вы покупаете новую книгу, она вас вдохновляет, вы клянетесь изменить свою жизнь, но уже через несколько дней вас затягивает в омут старых привычек, и вам остается лишь сокрушенно вопрошать, в какой момент все пошло не так. Если вы будете лишь размышлять о том, что прочтете в этой книге, это не поможет вам справиться с собственным сознанием, точно так же как чтение диетического справочника за поеданием солидной порции сливочного мороженого с шоколадом не сделает вас стройнее. Конечно, чтение в некоторой степени может способствовать приведению мыслей в порядок, однако главное – все-таки упражнения: лишь они принесут вам реальную пользу. Разумеется, одной-двух попыток недостаточно. Ваши занятия в спортзале окажут воздействие, если вы будете заниматься там регулярно. Реальные изменения произойдут тогда, когда вы отложите книгу и начнете упражняться. Эти изменения поначалу будут скромными, и тем не менее весьма глубокими. В частности, появится умение лучше осознавать и понимать происходящее, что изменит ваше восприятие самого себя и окружающих. Эта книга окажется полезной, если вы осознаете: не все, что говорят и пишут о медитации, соответствует истине. Да, некоторые мифы впечатляют. Увы, многие из наиболее распространенных заблуждений лишь укрепляют те привычные основы мышления, которые многие из нас хотели бы изменить. Нередко мы так привязаны к этим основам, что они, как старые друзья, представляются привычными и удобными, и нам нравится иметь их под рукой. Однако для того, чтобы действительно изменить сознание, познать и испытать нечто новое, необходимо отказаться от предубеждений. Не ищите в этой книге однозначных ответов или наставлений, во что верить и как мыслить. Чтение ее не сможет решить все ваши проблемы и подарить вам вечное счастье. Однако, если вы на деле попытаетесь применить прочитанное, это может в корне изменить качество вашей жизни. Медитация нужна не для того, чтобы стать совсем другим человеком, измениться в лучшую (или худшую) сторону. Ее цель – помочь вам осознать, как и почему вы смотрите на мир, как именно вы мыслите и чувствуете, подарить вам здоровое чувство перспективы. Когда вы в этом освоитесь, любые перемены в жизни окажутся для вас куда более достижимыми. Эта книга, конечно, объяснит вам, как лучше почувствовать себя здесь и сейчас, насколько вы правы в своих представлениях о жизни и самих себе. Но все-таки сначала попрактикуйтесь! Не следует слепо верить в эффективность этого метода лишь потому, что так утверждают ученые. Сколь бы ценным и увлекательным ни было исследование, оно ничего не даст вам, пока вы не испытаете все на себе. Итак, следуйте инструкциям, обращайтесь к ним снова и снова, не торопитесь, будьте терпеливы, и увидите, чего можно достичь, потратив лишь десять минут в день. Интернет-сайт Хотя в этой книге есть все, что вам нужно для начала, сайт www.getsomeheadspace.com (http://www.getsomeheadspace.com/) окажется для вас незаменимым подспорьем и верным другом в занятиях медитацией. Аудиоуроки и анимационные ролики вы можете скачать на www.getsomeheadspace.com/headspace-book/get-some-headspace (http://www.getsomeheadspace.com/headspace-book/get-some-headspace). Аудиоуроки Многим людям легче осваивать медитацию, если во время выполнения упражнений они слышат голос преподавателя. Поэтому обязательно зайдите на www.getsomeheadspace.com/headspace-book/get-some-headspace (http://www.getsomeheadspace.com/headspace-book/get-some-headspace) и изучите материалы, посвященные приемам медитации и психической вовлеченности, описанным в этой книге. Эти аудиоуроки дадут вам возможность заниматься медитацией, где бы вы ни находились. Читатели могут скачать эксклюзивные аудиоматериалы на www.getsomeheadspace.com/headspace-book/booki/hodderexclusivepodcasts (http://www.getsomeheadspace.com/headspace-book/booki/hodderexclusivepodcasts). Вам потребуется просто ввести пароль. Пожалуйста, помните, что эти записи не следует слушать за рулем. Техника В этой книге вы найдете специальные упражнения, разработанные с целью помочь вам начать медитировать и далее совершенствоваться в практике медитации. Это может быть двухминутное упражнение, посвященное тому или иному аспекту медитации, или полная, десятиминутная версия, которая в разделе «Практика» именуется «Take Ten», или «Десятка». Это может быть упражнение на психическую вовлеченность, призванное помочь вам более осознанно выполнять повседневные действия. Есть даже упражнение, которое будет способствовать крепкому сну. Но не забывайте, что полноценный эффект от этих упражнений будет достигнут, когда вы, отложив книгу и закрыв глаза, займетесь медитацией. Истории Инструкции по медитированию всегда преподносятся в форме историй – это традиция, которую я, работая над этой книгой, не стал нарушать. Истории помогают понять сложные концепции, легко запомнить инструкции, которые при ином изложении легко вылетели бы из головы. Многие из приведенных здесь историй повествуют о моих собственных многочисленных ошибках и усилиях при освоении медитирования. Конечно, я мог бы описать только те моменты медитации, когда ощущал себя расслабленным, спокойным или даже преисполненным счастья, или те радикальные позитивные изменения, которые медитация принесла в мою жизнь. Но гораздо более полезно проанализировать мои ошибки и поделиться этой информацией с вами: ведь именно это дает возможность научиться, и, описывая собственный опыт, я даю читателям возможность навести порядок в собственном сознании. Наука В последние годы выдающиеся достижения в области магнитно-резонансной томографии и разработка сложного программного обеспечения, позволяющего изучать строение мозга, дали нейробиологам возможность по-новому взглянуть на человеческий мозг. В частности, им удалось точно выяснить, что происходит у нас в голове, когда мы медитируем, а также разобраться с некоторыми долговременными эффектами медитации. Поначалу ученые полагали, что в ходе медитации изменяется лишь активность мозга, однако многочисленные исследования показали, что и сама структура мозга может измениться благодаря процессу, называемому нейропластичностью. Подобно укреплению мышц благодаря регулярным нагрузкам, тренировка мозга с помощью медитации может увеличить и усилить ту его зону, которая отвечает за ощущения счастья и удовлетворенности. Эти исследования могут мотивировать, вдохновить и содействовать уверенности в себе – особенно на первых порах. Именно поэтому я включил некоторые материалы исследований в финальную часть глав «Подход», «Практика» и «Интеграция». В каждой из них приведены материалы, непосредственно связанные с содержанием соответствующей главы, однако смысл их гораздо шире. Если вы хотите больше узнать об исследованиях в области медитации и психической осознанности, посетите соответствующий раздел нашего сайта по адресу www.getsomeheadspace.com/Clinical-Research (http://www.getsomeheadspace.com/Clinical-Research). Примеры В дополнение к упомянутым выше историям в книге есть глава под названием «Клинические байки», в которой собраны различные примеры за несколько лет. Кого-то ко мне направляли врачи в связи со специфическими симптомами, однако большинство обращались ко мне непосредственно, поскольку хотели привести в порядок свои мысли. Примеры, приведенные здесь с любезного согласия пациентов, наглядно демонстрируют простоту, силу и потенциал ежедневных занятий медитацией. Дневник и обратная связь Хотя смысл медитации заключается в том, чтобы отдаться свободному течению жизни, я рекомендую вам в начале занятий вести дневник: это будет способствовать вашему продвижению вперед. Вы можете использовать специальный раздел для ведения дневника в конце книги, чтобы следить за своими успехами. Кроме того, вы можете делиться собственным опытом на сайте этой книги в сети Facebook по адресу www.facebook.com/HeadspaceOfficial (http://www.facebook.com/HeadspaceOfficial). Осознанность и медитация – в чем различие? Будем откровенны: чаще всего при слове «медитация» в воображении невольно возникает картинка, на которой йог в набедренной повязке сидит на какой-нибудь горной вершине в Гималаях. Или мы представляем себе пропитанного густым запахом ладана и наголо бритого монаха в оранжевой хламиде, укрывшегося в стенах монастыря, монотонно бормочущего одно и то же, трясущего колокольчики или дующего в рог, (да-да, я тоже таким был). Среди других популярных образов, связанных с медитацией, вспоминаются обкуренные хиппи в майках-«варенках» или энтузиасты нью-эйдж – «религии нового века», бродящие по лесам и обнимающиеся с деревьями. Да, у слова «медитация» есть определенная образная нагрузка, и с этим ничего не поделаешь. Лет тридцать назад несколько прогрессивных врачей попробовали внедрить медитацию в систему традиционного здравоохранения, но коллеги сделали из них чуть ли не посмешище. Чтобы не отпугивать потенциальных сторонников, эти первопроходцы заменили термин «медитация» другими словами – «осознанность», или «психическая вовлеченность», и продолжали свои исследования. При этом, хотя психическая вовлеченность в той форме, в которой она существует на Западе, ведет свое начало от буддистских традиций медитации, в ее основе нет ничего буддистского. Психическая вовлеченность – ключевой момент в технике медитирования, в ней заключено куда больше, чем просто сидение на месте с закрытыми глазами. Она предполагает, что наш разум, свободный от предвзятых мнений и субъективных суждений, находится в естественном состоянии осознания реальности. Неплохо звучит, правда? В этом кроется разительный контраст с характерным для большинства из нас способом переживания реальности – в сетях важных и неважных мыслей и ощущений, склонности критиковать и осуждать себя и других. Именно под воздействием всей этой суеты мы начинаем совершать ошибки. По крайней мере, со мной было именно так. Эти ошибки неизбежно сказываются на нашей работоспособности, отношениях с окружающими и даже на состоянии нашего банковского счета. Задумываясь о недостатке психической вовлеченности, я всегда мысленно возвращаюсь к тем временам, когда я жил в Москве. В школе, где я работал, мне платили зарплату в долларах, а поскольку мой оклад был весьма неплох, я мог позволить себе ежемесячно откладывать определенную сумму. Это было как раз после финансового кризиса, разразившегося в конце 1990-х, когда никто не верил в надежность банков. Люди хранили деньги под матрасами либо искали возможность вывезти их за пределы страны. Я тогда откладывал деньги на учебу в школе медитации и, в очередной раз отправляясь в Великобританию, решил взять с собой всю накопленную сумму. В то время правительство ввело строгие правила, регулирующие вывоз денег из страны; чаще всего это сопровождалось полным запретом. Подумав, я решил запрятать 500 долларов в нижнее белье. Стоя в своей монашеской одежде с комком денег в трусах, я невольно чувствовал себя преступником, хотя, казалось бы, мое намерение потратить средства на обучение медитации было вполне невинно. Я так волновался и столь тщательно повторял заученные наизусть русские фразы, которые следовало произнести перед таможенными чиновниками, что, отправляясь в уборную, совершенно забыл о своем богатстве. В туалете было многолюдно, свободных писсуаров не было, поэтому я зашел в кабинку. Не буду вдаваться в детали, но туалет этот явно знавал лучшие дни, и тот, кто был в кабинке до меня, забыл спустить за собой воду. Приподнимая многочисленные складки своего одеяния, я все еще был охвачен мыслями и переживаниями. Вот тут-то оно и случилось: не успев даже пальцем пошевелить, я в ужасе увидел, как 500 долларов, даже не стянутые резинкой, спланировали в унитаз. Разумеется, будь я повнимательнее, этого бы не произошло. Я отвлекся, а, отвлекаясь, мы всегда совершаем ошибки. Вам, наверное, интересно, что случилось потом? Оставил ли я 500 долларов плавать в толчке, или, засучив рукава, сделал то, о чем и думать-то противно? Скажу одно: в конце концов я все же попал в ту школу медитации. Итак, осознанность означает присутствие здесь и сейчас. Оно предусматривает способность проживать текущий момент, переживая впечатления непосредственно по мере их поступления, не отвлекаясь и не давая пучине посторонних мыслей поглотить вас. Это не то временное напряжение ума, которое необходимо искусственно создавать и поддерживать. Напротив, это способ сделать шаг назад, сохранив природное состояние сознания, свободное от всякой суеты. Задумайтесь на секунду, каково прожить жизнь именно так. Вообразите, что можно отбросить весь накопившийся хлам, все истории, доводы, суждения и планы, занимающие в нашем сознании невероятно много места. Вот что это такое – сохранять психическую вовлеченность. Однако после многих лет, которые вы провели, путаясь в своих мыслях, вам необходимы определенные условия, чтобы сделать шаг назад. И вот тут-то вам понадобится медитация. В этом нет никакой мистики. Медитация – это всего лишь техника, позволяющая достигнуть оптимальных условий для освоения психологической осознанности. Конечно, вы можете ощутить свое абсолютное присутствие в настоящем не только во время медитации, но и будучи полностью поглощенным любой деятельностью. Более того, вы, несомненно, много раз в жизни испытывали это чувство. Возможно, в эти моменты вы съезжали на лыжах с горы, катались на велосипеде, слушали любимую музыку, играли с детьми или просто любовались закатом. Увы, такой подход позволяет испытывать подобный опыт лишь случайным образом, и при этом весьма редко. А ежедневная медитация, пусть даже совсем короткая, делает чувство осознанности, полного проживания текущего момента ежедневной привычной реальностью, что облегчает использование данного опыта в повседневной жизни. При обучении новому, о чем бы ни шла речь, вам необходимо создать оптимальные условия, которые помогут наиболее эффективно осваивать незнакомую область. Медитация способствует формированию психической вовлеченности, по крайней мере многие считают ее наилучшим из возможных методов. Просто потратьте десять минут в день на то, чтобы дать разуму отдохнуть, и этого будет достаточно. Идея связи между осознанностью и медитацией отнюдь не просто усваивается. Попробуйте осознать ее через следующий пример. Представьте, что вы учитесь водить машину. Скорее всего, для обучения вы выберете тихую сельскую дорогу, а не оживленную трассу. Конечно, возможен любой из вариантов, но для начинающего водителя первый наверняка окажется более удобным. То же самое относится к психической вовлеченности. Вы можете использовать каждую ситуацию для достижения любой цели, но самый простой способ научиться искусству полного включения в реальность – это медитация. Забавно, что, даже будучи уверенными в своей способности осознанно проживать каждое мгновение своей жизни, вы, скорее всего, не откажетесь от ежедневной медитации, пусть даже короткой. И это понятно: даже если вы отличный водитель, в неспешной поездке по пустынной проселочной дороге есть особое удовольствие, которого вы никогда не испытаете, несясь по шоссе. Медитация тоже дает вам время и возможность насладиться тем, что вас окружает. Различие между медитацией и осознанностью может показаться не столь важным, и два этих термина часто используются в качестве синонимов. Однако если вы не готовы отправиться в монастырь и вести монашескую жизнь, разница между ними для вас будет весьма существенной. Ведь вне стен монастыря возможности заняться медитацией в ее полном объеме у вас весьма ограниченны. Я часто слышу жалобы такого рода: «У меня нет времени на медитацию, я очень занят, у меня слишком много дел, я в постоянном стрессе!» Однако если мы шире взглянем на проблему, если мы будем тренировать и воспитывать свое сознание вне зависимости от того, где находимся и чем занимаемся, цель окажется куда более достижимой – или, по крайней мере, совместимой с нашими повседневными делами и обязанностями. Именно поэтому данная книга будет для вас бесценным советчиком. Она научит вас жить обычной жизнью современного человека, ежедневно практикуясь в медитации, осваивая ее шаг за шагом, тратя на это минимум времени, совместимый с вашим рабочим расписанием, – и все-таки достигая позитивных результатов. Кроме того, она поможет осознать, как использовать общую идею «воспитания разума» и «осознанности», чтобы изменить свою жизнь к лучшему. Я уверен, что некоторые рьяные приверженцы медитации придут в ужас от одной мысли о том, что ее можно сократить до десяти минут в день. Если вы один из них, согласен, возможно, такая десятиминутка отчасти напоминает полуфабрикат, который можно приготовить в микроволновой печи. Однако присмотритесь повнимательнее к идее развития сознания, и вы поймете, что в принципе «часто и понемногу» есть значительная доза здравого смысла. К медитации следует гибко приноровиться. Конечно, просидеть в абсолютной неподвижности целый час – это здорово, однако если вы не способны сосредоточиться на целый час, такой «часовой вариант» принесет вам мало пользы. А остальные двадцать три часа? В медитации, как и в жизни вообще, качество важнее количества. Начните с десяти минут. Если это окажется легко, если вы захотите большего и найдете на это время – отлично! Однако даже десятиминутная ежедневная медитация принесет вам массу пользы. Помимо случаев, которым я сам не раз становился свидетелем, в этой книге я привожу солидные научные доказательства того, что краткие, но регулярные повседневные занятия медитацией положительно сказываются на общем состоянии. Что такое пространство сознания? Если осознанность – это умение оставаться вовлеченным в настоящее, чем бы вы ни занимались, а медитация – лучший способ научиться этому, то «пространство сознания» – это, если можно так выразиться, следствие этой практики. Я использую термин «пространство сознания» в самом широком из возможных контекстов. Наверняка многие предпочтут заменить его на другое слово, например, «счастье». Проблема в том, что последнее чаще всего ассоциируется с волнением, возбуждением. Поймите меня правильно: получать удовольствие, развлекаться, улыбаться и хохотать – это прекрасно! Наверное, каждому хотелось бы, чтобы подобные моменты в жизни случались почаще. Но жизнь состоит не только из радостей. Бывает всякое, и это всякое отнюдь не всегда приносит нам удовольствие. Если мы будем игнорировать этот факт, жизнь станет сложнее, напряженнее, причинит нам больше страданий и боли. Поэтому счастье, зависящее от внешних обстоятельств и настроения, слишком коротко и ненадежно, чтобы обеспечить нам постоянное ощущение покоя и ясности. Именно поэтому я предпочитаю говорить о «пространстве сознания». Этот термин подразумевает лежащее в основе всего чувство покоя, наполненности жизни, непреходящего удовлетворения – вне зависимости от эмоций, которые мы испытываем в каждый конкретный момент. Пространство сознания не зависит от эмоций: вы можете сохранять его в периоды грусти и гнева столь же надежно, как и в минуты счастья и веселья. По сути, это способность чувствовать удовлетворение вне зависимости от мыслей и эмоций, обуревающих вас. Вот почему медитация вызывает столь позитивные ощущения, особенно при первой попытке. Она не обязательно заставит вас радостно хохотать и скакать от счастья, но непременно подарит глубокое чувство удовлетворения, ощущение, что все в порядке и жизнь идет своим чередом. Последствия этой практики способны изменить вашу жизнь. Очень важно видеть различие между эмоцией и пространством сознания. Мы почему-то полагаем, что преобладающим чувством в нашей жизни должно быть ощущение счастья, и если в действительности происходит иначе, значит, что-то идет неправильно. Основываясь на этом представлении, мы пытаемся отгородиться от источников несчастья – физически, мысленно и эмоционально. Именно в этот момент жизнь преподносит нам неприятные сюрпризы. Жизнь будет казаться нам бесконечным источником стресса, она будет наполнена бесконечной погоней за счастьем и бесплодными попытками его удержать. Таким образом, мы попадаем в ловушку кратковременной эйфории, за которой всегда следует стремление к очередному, новому приятному впечатлению, какому угодно, главное, чтобы оно в очередной раз утолило нашу неизбывную жажду. Неважно, утоляем ли мы ее с помощью еды, выпивки, наркотиков, одежды, автомобилей, секса или даже пасторального покоя. Если мы ставим наше счастье в зависимость от этого, мы оказываемся в тупике. Что будет, если мы не сможем получить очередной порции удовольствия? А если само удовольствие утратит привлекательность? Жизнь множества людей посвящена погоне за счастьем. При этом многие ли из тех, кого вы знаете, воистину счастливы? Я имею в виду, многие ли ваши знакомые испытывают непоколебимую устойчивость пространства сознания? Помогает ли вам бесконечная погоня за удовольствиями обрести это ценнейшее свойство? Вовсе нет. В этой вечной погоне за преходящим счастьем мы не в состоянии осознать, что в действительности лишь плодим помехи, ментальный шум, который замутняет чистоту пространства сознания – оно ведь здесь, с нами, и ожидает лишь, чтобы мы его обнаружили. Во время путешествия по Индии я познакомился с человеком по имени Джоши. Он был одним из тех обаятельных людей, которые с первого взгляда вызывают симпатию. Он заговорил со мной, когда я стоял на остановке и ждал автобуса. Каждый побывавший в Индии знает: ожидание в таких случаях затягивается надолго, особенно в горной местности. Мы разговорились, обнаружив, что у нас есть общие интересы, главным образом, медитация. Мы провели вместе несколько недель, общаясь и делясь накопленными знаниями. Постепенно Джоши поведал мне о своей жизни. За несколько лет до нашей встречи он жил с женой и четырьмя ребятишками. Поскольку его родители и родители супруги испытывали проблемы со здоровьем, вся семья жила вместе. Как вспоминал Джоши, дома у них было очень тесно, но все-таки они были счастливы. Однако вскоре после того, как его жена вернулась на работу после рождения четвертого ребенка, она трагически погибла в автокатастрофе. В машине вместе с ней были ее родители и новорожденный младенец. Никто из них не выжил. До сих пор слезы наворачиваются на глаза, когда я вспоминаю, как Джоши рассказывал мне эту историю. Он говорил, что боль была невыносима, что он не мог переносить действительности и замкнулся в себе и не хотел выходить из дома. Однако родители напомнили, что у него осталось еще трое детей, которым нужна забота и поддержка, но более всего – отец, готовый помочь им. Джоши решил посвятить себя детям и проводил с ними каждую свободную минуту. Через несколько месяцев начался сезон дождей, традиционно сопровождавшийся разливами рек. Обилие стоячей воды привело к резкому всплеску заболеваемости. Дети Джоши серьезно заболели, как и многие другие малыши в их деревне. Его мать тоже слегла. В течение двух недель умерли и мать, и все трое детей. Мать Джоши, и без того слабая здоровьем, покинула мир очень быстро. Дети были покрепче, но, увы, не настолько, чтобы справиться с болезнью. Всего за три месяца этот человек потерял мать, жену, детей и родителей жены. В живых остался лишь его отец. Джоши не мог жить в своем доме, где все напоминало о пережитых трагедиях. Он переехал к знакомым. Его отец, не в силах покинуть дом, который столько лет считал родным, остался охранять жилище. Несколько дней спустя Джоши получил известие о том, что его дом сгорел, а отец погиб. Как сказал мне Джоши, он так и не сумел понять, была ли это трагическая случайность или его отец сам решил свести счеты с жизнью, поскольку не в силах был продолжать борьбу. Слушая эту историю, я устыдился своих собственных жалоб на жизнь, ропота и желания, чтобы все шло так, как мне хочется, и постоянной неудовлетворенности. Как я мог так переживать из-за опоздавшего поезда, неожиданного шума, разбудившего меня среди ночи, или ссоры с приятелем? Передо мной был человек, страдания которого были сильнее, чем я мог вообразить, и который тем не менее сумел сохранить необычайное спокойствие и уверенность. Я спросил, что он сделал после гибели всей семьи. Он рассказал, что перебрался на новое место. По его признанию, оказавшись без семьи, без дома и без денег, он сумел по-новому посмотреть на жизнь. В конечном итоге он решил жить в Центре медитации, где и проводил большую часть времени. Я поинтересовался, изменил ли опыт медитирования его отношение к тому, что с ним произошло. Он ответил, что чувства его остались неизменными, однако он сумел совершенно по-иному взглянуть на пережитое. Да, он по-прежнему скорбит и переживает чувство потери, но теперь по-иному относится к этому. Он описал скрытое под грузом этих эмоций глубинное пространство мира, покоя и тишины, которое он сумел обнаружить в себе. По его словам, это пространство всегда будет при нем, какие бы испытания ни уготовила ему жизнь. Это, конечно, исключительный пример, однако каждому из нас жизнь неизбежно преподносит неприятные сюрпризы, ситуации, в которых каждый предпочел бы поменяться местами с другим человеком или оказаться в ином месте (хотя, надеюсь, у большинства из вас они все же не столь трагичны, как у Джоши). Медитация не может изменить этого – впрочем, ничто не может повлиять на судьбу. Это часть человеческого удела, часть нашей жизни в этом мире. Иногда житейские ситуации требуют, чтобы мы изменились, порой требуют весьма настоятельно, и в подобных случаях нам следует действовать умело, полностью включаясь в текущий момент. Однако что касается ваших мыслей и чувств по поводу подобных ситуаций, следует признать, что качество полученного опыта всецело зависит от свойств вашего разума. Вот почему тренировать его крайне важно. Изменив свое видение мира, вы сможете с успехом изменять мир вокруг себя. Я часто думаю о том, что многие не понимают этого, считая, что ради медитации им предлагают распрощаться с собственными мечтами и стремлениями. Ничего подобного. Человеку свойственно стремиться к новым рубежам, и осознание собственной цели и пути в жизни – существенная часть нашего «Я». Но медитация нужна именно для того, чтобы яснее осознать эту цель и поддержать вас на пути к ней. Вы увидите, что устойчивое ощущение счастья и пространства сознания не зависят от внешних условий. Это поможет вам перейти на новый уровень свободы, жить с легкостью, быть уверенным в собственных целях, но не слишком опасаться за результат: неожиданное препятствие или неблагоприятный итог всех ваших стараний не станет для вас концом света. Это небольшой, но серьезный сдвиг в видении мира. Пространство сознания необходимо Когда в последний раз вам доводилось посидеть спокойно, так чтобы вас ничто не отвлекало: ни телевизор, ни музыка, ни книги, ни журналы, ни еда, ни напитки, ни телефон, ни компьютер, ни друзья, ни родные, ни что-либо другое – и вы могли без помех подумать о себе и привести в порядок свои мысли? Если вы никогда не обращались к медитации, я полагаю, вряд ли вам удавалось поразмышлять неторопливо и спокойно. Ведь обычно, даже лежа в постели, мы не можем отделаться от навязчивых мыслей. Поэтому идея подобного ничегонеделания большинству из нас покажется, в лучшем случае, скучной, а в худшем – вообще отпугнет. Если вдуматься, обычно мы настолько загружены делами, что даже не представляем, каково это – находиться в состоянии полного покоя, давая мозгу отдых. Заниматься каким-либо делом, пусть даже оно сводится лишь к размышлениям, для нас стало родом зависимости. Неудивительно, что сидеть в полном бездействии поначалу покажется несколько диковатым. Упражнение 1. Бездействие Приступите к упражнению прямо сейчас. Оставаясь на том же месте, где вы сейчас сидите, закройте книгу и положите на колени. Сядьте поудобнее, при этом просто закройте глаза на одну-две минуты. Вас сразу же начали обуревать хаотичные мысли? Не беда. Пусть они приходят и уходят, когда вздумается. Просто почувствуйте, каково это – сидеть спокойно, не делая ничего, хотя бы пару минут. Ну, как вам? Думаю, бездействие покажется вам расслабляющим. А может быть, вы постоянно ощущали необходимость чем-то заняться – пусть хотя бы в рамках упражнения. Возможно, вы стремились на чем-то сфокусироваться, чтобы тем или иным образом продолжать оставаться занятым. Не переживайте, это не тест. И помните: уже в следующей главе, когда мы приступим к изучению медитации, вам будет чем себя занять. Однако я полагаю, что на данной стадии вы получите некоторую пользу уже от способности заметить за собой привычку постоянно быть чем-то занятым. Если же за минуту-другую вы не испытали стойкого желания заняться чем-либо, возможно, вы решите повторить опыт, на сей раз продлив его на несколько минут. Я вовсе не думаю, что смотреть телевизор, слушать музыку, выпивать, ходить по магазинам или дурачиться с друзьями – это дурно. Напротив, все это чрезвычайно приятно. Однако следует помнить, что все это – способы на некоторое время почувствовать себя счастливым, а вовсе не путь к основному пространству сознания. Вам приходилось когда-нибудь, закончив тяжелый трудовой день, ощущать, что навязчивые мысли не желают вас отпускать? Возможно, в таких случаях вы пробовали переключиться, посмотрев что-нибудь по телевизору. Если вам попадется хорошая программа, которая сумеет вас отвлечь, неприятные размышления, вероятно, покинут вас хотя бы на время. Но если передача окажется не слишком интересной или в ней будет слишком много рекламных пауз, она оставит в вашем сознании достаточно свободного места, чтобы эти мысли и чувства то и дело всплывали в голове. Наверное, они не будут мучить вас с той же интенсивностью, но подсознание будет вновь и вновь выносить их на поверхность. Именно так многие из нас и живут всю жизнь, отвлекаясь то на одно, то на другое. Будучи на работе, они слишком заняты, слишком погружены в дела, чтобы задуматься о том, как они в реальности себя чувствуют, а вернувшись домой, они не могут выбраться из круговорота мыслей. Если они благополучно найдут себе занятие на вечер, то осознают присутствие этих мыслей лишь ночью, улегшись в постель. Вы наверняка знаете, как это бывает – стоит лишь опустить голову на подушку, мозг будто включает космическую скорость. Разумеется, навязчивые раздумья все это время никуда не девались, однако осознать их присутствие вы сможете, лишь когда избавитесь от всех отвлекающих факторов. Бывает и обратная ситуация: некоторые люди могут настолько погрязнуть в личных или семейных проблемах, что, лишь придя на работу, они понимают, насколько измучены мыслями, терзающими их разум. Все эти отвлекающие факторы лишают нас возможности сосредоточиться, демонстрировать хорошие результаты в том, что мы делаем, и, в более широком смысле, жить на том уровне, который мы способны сами себе обеспечить. Ведь если разум постоянно перескакивает от одной мысли к другой, способность концентрироваться будет существенно снижена. Упражнение 2. Чувства Теперь я прошу вас потратить еще пару минут на следующее упражнение. Так же, как и в первый раз, оставайтесь сидеть на своем месте. Опустив книгу на колени, понемногу сфокусируйтесь на одном из физических ощущений – для начала лучше, если это будет звук или картинка. Я бы рекомендовал использовать какие-либо фоновые звуки и закрыть глаза, но, поскольку звуки иногда бывают непредсказуемы, вы можете пристально разглядывать какой-либо предмет, находящийся в комнате, или даже точку на стене. Какое бы ощущение вы ни выбрали, постарайтесь сфокусироваться на нем по возможности подольше, однако делайте это легко, без напряжения. Если вас будут отвлекать мысли или другие физические ощущения, настойчиво возвращайте внимание обратно к выбранному объекту и продолжайте упражнение. Ну, и как вам это? Легко ли вам было сосредоточиться, или вас постоянно отвлекали посторонние мысли? Долго ли вам удалось продержаться, прежде чем вы все же отвлеклись? Возможно, вы сумели сохранить некоторую концентрацию, однако при этом все же думая о другом. Как ни удивительно, для многих людей сохранить концентрацию на чем-либо в течение одной минуты – уже достижение. Если задуматься о том, как долго вам необходимо оставаться сосредоточенным на работе, заботе о семье, истории, которую рассказывает вам друг, или даже на вождении автомобиля, тот факт, что вы неспособны сконцентрироваться даже на столь небольшой промежуток времени, заставит вас всерьез задуматься. Враждебные технологии У нас не хватает способов отвлечься от того, что происходит в нашей голове, а современная реальность услужливо предоставляет нам способы отключаться от происходящего в течение дня (например, электронная почта и социальные сети, в которые мы легко выходим через мобильные телефоны). Это, конечно, удобно, однако теперь при малейших признаках скуки или беспокойства мы можем занять себя, выйдя в Интернет. Давайте поразмышляем над этим. Что вы делаете в первую очередь, едва встав с постели? Проверяете электронную почту? Отправляете сообщения в Facebook? Общаетесь с друзьями и коллегами через Twitter? А что вы делаете перед тем, как уснуть? Если сведения, полученные исследователями, верны, скорее всего, перед сном вы вновь делаете что-нибудь из вышеперечисленного – а то и все подряд. Однако если вы постоянно пребываете в сети, отключиться бывает затруднительно. Как-то я прочел в газете очерк о человеке, который был столь ярым приверженцем современных технологий и так боялся пропустить что-нибудь важное или обидеть одного из своих виртуальных собеседников, оставив его сообщение без ответа, что ложился спать, положив на грудь смартфон. Но и это еще не все. Он брал с собой в постель ноутбук и укладывал его рядом с собой. Этот человек был женат (по крайней мере, на момент написания очерка) и делил постель с супругой. Ирония ситуации заключалась в том, что этот человек, с головой погруженный в поток электронных сообщений, все же каким-то образом пропустил электронное письмо, в котором ему предлагали 1,3 млн долларов за компанию, которую он выставил на продажу. Это, конечно, экстремальный случай, однако большинство моих знакомых постоянно жалуются на безумный поток электронных сообщений, который захлестывает их день за днем. Когда я был монахом, я думал: «В чем тут проблема? Выключите свои гаджеты и не пользуйтесь ими – и дело с концом». Однако сейчас, когда я живу в миру и все эти устройства являются частью моей работы, я отчетливо понимаю: выключить их и не обращать на них внимания не так-то просто. Так что вместо того, чтобы перестать ими пользоваться или пытаться изменить положение дел, надо серьезно подумать, как мы можем подойти к этой проблеме с умом, чтобы информационный поток не захлестнул нас. Фундаментальные принципы тренировки сознания Мы вновь возвращаемся к основам тренировки мозга. Осознанность не требует от вас менять свою жизнь. Постепенно постигая, как работает ваше собственное сознание, вы можете решиться на те или иные изменения в жизни, однако это – исключительно ваш выбор. Вам не придется бросать все или радикально менять образ жизни, тем более такие значительные перемены редко оказываются долгосрочными. Именно поэтому осознанная жизнь вполне доступна. Вы можете вести привычный образ жизни, если хотите. Осознанность нужна прежде всего для того, чтобы изменить качество впечатлений, которые вы получаете от привычного образа жизни, добиться глубинного чувства удовлетворения от того, что вы делаете. Ну, а если вы решите, что вам нужны перемены, дерзайте! Разница в том, что в этом случае любые изменения окажутся устойчивыми. Стресс В результате постоянной загруженности, обилия обязанностей и необходимости делать выбор наше тело и разум работают в режиме нон-стоп. Многие мои знакомые жалуются, что мысли продолжают крутиться у них в голове даже во время сна. Поэтому нельзя считать совпадением тот факт, что частота заболеваний, связанных со стрессом, растет одновременно с тем, как усложняется наша жизнь. По данным Британского национального бюро статистики, распространенность тревожных состояний, депрессий, раздражительности, разного рода зависимостей и компульсивного поведения в последние годы резко возросла, сопровождаясь разнообразными симптомами стресса – хронической усталостью, повышением кровяного давления и бессонницей. Люди приходят в клинику, где я веду прием, с самыми разными жалобами, однако наиболее распространенные из них – всевозможные проявления стресса. Одни приходят сами, других побуждают обратиться к специалисту партнеры, родственники и друзья. Иногда симптомы принимают столь тяжелую форму, что на консультацию их направляют лечащие врачи. Большинство этих пациентов – обычные люди, которые ищут способы лучше справляться с житейскими тяготами. Зачастую они слишком сильно напрягаются на работе, загружены семейными проблемами, утомлены навязчивыми мыслями или наносят вред себе и окружающим. Большинству из них просто-напросто необходимо привести мысли в порядок. В конце книги вы найдете истории некоторых пациентов, которые великодушно согласились поделиться ими с читателями. Стресс заставляет людей делать массу глупостей. Он может подтолкнуть нас сказать такое, о чем мы сожалеем, влияет на восприятие самих себя и способы взаимодействия с окружающими. Некоторые виды стресса, такие как преодоление трудностей, могут принести нам чувство удовлетворения достижением поставленной цели. Однако гораздо чаще мы испытываем иной, не столь полезный вид стресса, заставляющий нас задумываться о смысле жизни. Именно в такие моменты необходимость тренировки сознания, поддержания связи с глубинным чувством удовлетворенности и счастья, которое способно изменить нашу жизнь к лучшему вне зависимости от внешних обстоятельств, становится весьма настоятельной. Необходимо упорядочить сознание. Отношения Вовлеченность в реальность, без сомнения, поможет вам упорядочить сознание и изменить жизнь к лучшему. Вероятно, именно поэтому вы и читаете эту книгу. Однако есть и другой достойный повод учиться осознанности. Нравится нам это или нет, в своей жизни мы вынуждены взаимодействовать со множеством людей, и если у вас нет желания вести жизнь одинокого йога или отшельника в горах, придется строить отношения с окружающими. Кто же получит больше выгоды от упорядоченного сознания? Вы или окружающие? На самом деле, когда вы научитесь осознанному восприятию и начнете ежедневно практиковаться в медитации, улучшится не только ваша собственная жизнь, но и ваши отношения с окружающими. Данному аспекту тренировки сознания обычно уделяется менее всего внимания. Когда практика медитации проникла с Востока в западные страны, все почему-то восприняли ее преимущественно через призму понятий «Я», «меня», «мне». Возможно, поначалу это было неизбежно, однако представляется, что в наше время освоение медитации должно иметь иные цели, менее корыстные. Думаю, наша жизнь осложняется, когда мы сосредоточены на собственных проблемах, что вообще свойственно человеку. Мы всегда готовы мучительно размышлять и анализировать. Конечно, не всегда получаем от этого удовольствие, однако остановиться не способны. А что если нам переключиться с собственных трудностей на чужие? Характер внутренней борьбы при этом изменится, не правда ли? Конечно, вас могут расстроить и огорчить размышления о проблемах, переживаемых ближними, однако это сильно отличается от размышлений о ваших личных бедах. Изменяется перспектива – одна из важнейших составляющих тренировки разума. Меньше думая о собственных трудностях и активнее размышляя о том, как сделать счастливыми других, вы тем самым расширяете пространство своего сознания. Ваш ум становится гибче, пластичнее, легче поддается обучению. В этом случае вам станет легче сосредоточить внимание на объекте медитации и не поддаваться случайным мыслям. Разум обретет ясность, стабильность, сможет лучше сопротивляться спонтанным эмоциям. Так что, воспитывая в себе альтруизм, вы делаете гораздо больше, нежели просто доброе дело. Не приходится удивляться и тому, что это несложное искусство заметно улучшит ваши взаимоотношения с окружающими. Активно вглядываясь в людей и предметы, которые вас окружают, вы неизбежно станете уделять больше внимания и другим. Вы научитесь как бы невзначай, а иногда и намеренно, влиять на их поведение, замечать, когда они пытаются влиять на вас. Вы начнете слышать то, что вам в действительности говорят, а не то, что вы хотите услышать или готовитесь сказать в ответ. После этого вы сами увидите, как изменятся ваши взаимоотношения с окружающими. Ведь если вы постоянно погружены в собственные мысли, найти время на тех, кто находится рядом, бывает практически невозможно. Три составляющие тренировки разума Обычно медитация не была изолированной практикой. Она всегда существовала лишь в контексте более общей системы тренировки сознания. В целом медитация – один из трех ключевых аспектов этой системы. Задачей первой части обучения было воспитать понимание подходов и методов. Только после этого вы могли перейти непосредственно к практике медитирования. Однако существовал и третий аспект. Освоив технику, важно перейти к внедрению усвоенных знаний в повседневную жизнь. Те, кто спешно внедрял медитацию в западных странах, пренебрегли двумя из трех ключевых аспектов обучения. Между тем без этих деталей головоломки теряется суть медитации. Отделенная от существующей системы, она становится менее эффективной. Чтобы медитация работала, а вы могли извлечь из нее всю возможную пользу, вам необходимы все три компонента обучения: методологический подход, практическая методика и внедрение результатов в повседневную жизнь. Все компоненты головоломки одинаково важны. Представьте себе, что вы получили в свое распоряжение великолепный классический автомобиль. Раньше вам не приходилось водить машину и даже брать уроки вождения, к тому же авто, попавшее вам в руки, столь необычное и редкое, что вы не знаете даже, каково предназначение всех этих многочисленных педалей, рычагов и кнопок. Подход к медитации сродни обучению вождению. Вам незачем разбираться в работе механизмов, упрятанных под капотом, однако необходимо понимать, как управлять разнообразными педалями, кнопками и рычагами. Кроме того, вам следует привыкнуть к мощности автомобиля, правилам поведения на дороге и непредсказуемым действиям машин, находящихся вокруг вас. В этом и заключается сущность подхода. Однако речь идет о необычном, классическом автомобиле, двигатель которого должен периодически работать на холостом ходу, чтобы оставаться исправным и сохранять все свои великолепные качества всякий раз, когда вы решите прокатиться. Если вы не знакомы с классическими машинами, это прозвучит для вас странно, однако именно такого обращения требуют старые двигатели. Здесь-то и приходит пора медитации: каждый день вы садитесь и, не отправляясь ни в какую поездку, сидите и просто позволяете двигателю работать в своем ритме. Постепенно вы привыкаете к его тарахтению, начинаете понимать издаваемые им звуки и его состояние. Это практика. Но зачем вам машина, если вы никуда не ездите? С медитацией – та же история. Цель ее – не в том, чтобы проводить жизнь, сидя с закрытыми глазами, а в использовании внимательного взгляда на мир в других сферах жизни. Это и есть интеграция. Таким образом, существует два основных способа использовать медитацию. Первый – «аспириновый» подход, как я его называю. Мы живем своей суетной жизнью, погрязнув в делах, вновь и вновь испытываем стресс, нуждаясь в чем-то, что облегчило бы наше состояние, – и прибегаем к медитации. Почувствовав себя лучше, мы вновь окунаемся в повседневную жизнь, в поток дел, вновь страдаем от стресса – до тех пор, пока вновь не испытываем нужду в улучшении самочувствия. В этом нет ничего дурного – с помощью этого подхода вы сможете несколько упорядочить пространство собственного сознания, однако возможности этого варианта ограничены в сравнении со вторым методом, который помогает применить полученные навыки в повседневной жизни. Большинство людей в состоянии посвящать традиционной медитации лишь ничтожную часть дня. Грандиозный плюс умения жить в состоянии включенности в реальность – в том, что вам не требуется тратить дополнительное время, изменять привычный график. Вы можете заниматься запланированными делами. Разница не в том, что вы делаете, а в том, как направляете и упорядочиваете свое сознание. Подход Медитация и мышление Отправляясь в первый монастырь, я был уверен, что медитация призвана научить меня не думать. Я слышал что-то о «спокойной пустоте сознания», которой можно достигнуть с помощью медитации, и страстно мечтал испытать это состояние. В прежние времена, во время ранних своих попыток научиться медитации, я пару раз вроде бы начинал чувствовать нечто подобное, но я грезил о том, чтобы подобное состояние продолжалось бесконечно, о некой сфере, в которой существует лишь пустота, сквозь границы которой не сумеет проникнуть ничто дурное. Я представлял эту сферу местом, свободным от мыслей и чувств. Не знаю, почему мне казалось, что вообще возможно жить без мыслей и эмоций, однако именно так я воспринимал медитацию в самом начале. Увы, попытки создать эту сферу, достигнуть «спокойной пустоты сознания» казались мне необходимой составляющей «правильной» медитации – одна из самых распространенных ошибок в представлении о медитации. В то время я получил множество замечательных рекомендаций, однако стиль их подачи, к сожалению, только укрепил меня в заблуждениях. Каждый день я приходил к учителю, рассказывал, как продвигаются мои занятия медитацией, жаловался на непослушные мысли, не поддававшиеся любым попыткам остановить их. Каждый день учитель советовал мне проявлять больше упорства, тщательнее пытаться пресечь эти мысли в самом начале, в тот момент, когда они еще только формировались в моем сознании. Вскоре я превратился в сплошной комок нервов. Я оставался начеку час за часом. Я чувствовал себя как участник аттракциона «Поймай крота» на ярмарочной площади, напряженно подстерегая случайную мысль, дабы ухватить ее и уничтожить. Восемнадцать часов медитации в день при трех с небольшим часах сна вскоре доконали меня. Я сидел в храме, пытаясь добиться хоть какого-нибудь результата. Но очередное усилие все дальше уводило меня от желанной цели. Местные монахи, окружавшие меня, были абсолютно спокойны и расслаблены. Некоторые из них, казалось, то и дело клевали носом. Теперь я понимаю, что это отнюдь не является целью медитации. Но в то время, когда я тратил столько отчаянных усилий в попытках научиться медитировать, сон казался недостижимой мечтой. Через некоторое время учитель заметил чрезмерность моих усилий и посоветовал поменьше стараться. Однако в тот момент я тратил слишком много сил на все, за что бы я ни взялся. Даже на то, чтобы поменьше стараться. Так продолжалось достаточно долго, пока я не встретил учителя, обладавшего замечательным даром рассказчика и сумевшего доступными словами объяснить мне суть проблемы. Сказанное им вызвало настоящий шок: ведь его объяснение медитации разительно отличалось от того, как я ее себе представлял. Путь Для начала он попросил меня вообразить, что я сижу на обочине очень оживленной трассы с повязкой на глазах. – Теперь, – сказал он, – ты слышишь шум, ты слышишь, как проносятся мимо машины, но ты не видишь их – ведь твои глаза закрыты, так? Я представил, как сижу на поросшей травой обочине шоссе (это оказалась трасса М4), и кивнул в ответ. – Итак, – продолжал он, – до того, как ты начинаешь медитировать, ты можешь испытывать нечто подобное. Весь этот шум в голове, все эти беспорядочные мысли продолжаются даже, когда ты пытаешься расслабиться или ложишься спать, так? С этим трудно было поспорить: я и в самом деле ощущал этот фоновый шум, постоянное беспокойство, даже когда не осознавал собственных мыслей. – Теперь представь себе, что ты снял повязку с глаз, – произнес учитель. – Впервые ты отчетливо увидел дорогу, то есть собственное сознание. Ты видишь, как мимо проносятся машины, ты различаешь разнообразие их цветов, форм и размеров. Время от времени тебе интереснее слушать звук машин, а иногда тебе, напротив, больше нравится рассматривать их внешний вид. Именно так обстоят дела, когда ты впервые снимаешь повязку. – Он рассмеялся каким-то своим мыслям. – Знаешь, – сказал он, – именно в этот момент те, кто учится медитации, часто говорят всякие глупости. Они возлагают вину за свои мысли и чувства на медитацию. Ты можешь в это поверить? – вопрос звучал насмешливо. – Они приходят ко мне и говорят: «Не знаю, что происходит, откуда берутся все эти мысли. Я никогда так много не думал, должно быть, это из-за медитации». Как будто медитация виновата в том, что у них все идет не так! Он перестал смеяться и вернулся к объяснениям. – Для начала следует усвоить, что медитация не заставляет тебя думать. Она лишь ярче освещает твое сознание, помогая тебе отчетливее увидеть его. Яркий свет – это и есть осознанность. Тебе может не понравиться то, что ты увидишь, но это – лишь четкая и ясная картина того, что происходит в твоем сознании. Я сидел и размышлял над его словами. Как минимум в одном он был абсолютно прав: я с самого начала обучения обвинял медитацию в том, что происходит с моим сознанием. Я не верил, что оно всегда находится в таком состоянии. Я просто не хотел в это верить. Я боялся, что мне уже никто не сможет помочь, и даже медитация окажется бесполезной. Оказывается, подобное чувство охватывает многих, так что не пугайтесь, если вы столкнетесь с этим. Учитель, казалось, понял ход моих мыслей, и вмешался: – Именно так обычно работает сознание, – произнес он. – Не только у тебя – у каждого. Вот почему так важно его тренировать. Когда ты видишь, в сколь хаотичном состоянии находится твой собственный ум, трудно представить себе, что с этим можно поделать. Некоторые невольно впадают в панику. Другие пытаются насильно остановить мысли. Иногда они пытаются не обращать на этот хаос внимания, начиная думать о чем-нибудь другом. Если мысли оказываются интересными, они, напротив, погружаются в них как можно глубже. Но все эти попытки – лишь стремление избежать реальности. Давай опять представим себе оживленную дорогу: подобная тактика похожа на то, как если бы ты вскочил с обочины на трассу, бегая между машинами и пытаясь таким образом контролировать поток движения. – Он на мгновение замолчал. – Рискованное дело, – вновь засмеявшись, заметил он. Знакомо, правда? Он вновь оказался прав. Именно это я и делал – и не только во время медитации. Это была метафора всей моей жизни. Я пытался контролировать все на свете. Хаос, который творился у меня в голове в те моменты, когда я садился медитировать, был лишь отражением привычки безостановочно пытаться решать проблемы и устанавливать собственный порядок. Если ничего не получалось, я лишь наращивал усилия. Но ведь именно этому и учат нас в детстве, правда? «Надо стараться!» – говорят нам. Вот я и старался – все сильнее и сильнее. Однако даже самые отчаянные усилия, как выяснилось, не способны принести покой. Продолжая, мой учитель предложил: – Подумай вот о чем: почему бы, вместо того чтобы бегать по дороге, пытаясь контролировать поток машин, просто не остаться на месте – хотя бы на время? Что случится? Что произойдет, пока ты будешь стоять на обочине, просто глядя на то, как машины проносятся мимо? Может быть, сейчас час пик, и трасса забита автомобилями, а возможно, сейчас ночь, и на дороге никого нет. Какая разница? Смысл в том, чтобы оставаться на своем месте, на обочине, глядя, как машины едут мимо тебя. Идея просто наблюдать за проносящимися в сознании мыслями показалась мне вполне реальной, и я не мог дождаться момента, когда смогу вновь усесться на свое место и начать медитировать. – Когда ты научишься воспринимать медитацию именно так, перспектива изменится, – сказал учитель. – Когда ты отдалишься от собственных мыслей и чувств, ты ощутишь свободу пространства. Ты почувствуешь себя просто наблюдателем, который смотрит, как мысли, подобно машинам, пролетают мимо. Иногда ты можешь забыться, – произнес он, понимающе улыбаясь, – и вдруг неожиданно обнаруживаешь, что несешься по дороге за каким-нибудь шикарным авто. Такое бывает, когда тебя посещает приятная мысль. Ты видишь ее, попадаешь под ее влияние, и в итоге она уносит тебя. – Он громко расхохотался, явно представляя себе меня несущимся за автомобилями. – Но вдруг ты осознаешь, что происходит, и в этот момент получаешь шанс вернуться на свое место на обочине. В другой раз ты можешь увидеть машины, которые тебе не понравятся. Может, это будет старая ржавая колымага – неприятная мысль. Разумеется, ты тут же рванешь на дорогу, чтобы ее остановить. И в этот момент у тебя вновь появится возможность вернуться на свое место у обочины. – Теперь он говорил, взвешивая каждое слово. – Со временем это становится проще. Тебе уже не будет хотеться столь часто бросаться на дорогу, и тебе будет все легче и легче даваться искусство просто сидеть и смотреть, как мысли несутся мимо. Это и есть процесс медитации. Подобная аналогия достойна самого тщательного обдумывания, и вот я, сидя рядом с ним, размышлял над его словами. Это все выглядело вполне разумным, по крайней мере, в теории. Но кое-что казалось мне противоречивым. Если я просто сижу и наблюдаю за мыслями, то кто, собственно, размышляет? Ведь не могу же я делать оба этих дела одновременно? – Твои мысли живут сами по себе, – объяснил он. – Конечно, если ты хочешь подумать о чем-то конкретном, ты можешь размышлять, вспоминать, представлять будущее и воображать себе, что получишь в итоге. А как насчет мыслей, которые просто всплывают у тебя в голове, когда ты сидишь и медитируешь, или просто идешь по улице, или расположился за столом в намерении почитать книгу? Что с этими мыслями? Они ведь возникли у тебя в голове не по твоей воле? Они появились сами по себе. Минуту назад ты просто читал – и вдруг у тебя в голове невесть откуда появляется мысль о старом приятеле. Ты давно не думал о нем и не делал сознательных попыток вспомнить о его существовании, и вдруг он все равно всплывает из глубин памяти! Действительно, нечто подобное случалось со мной неоднократно. Не знаю, бывало ли такое с вами, но лично я часто начинал читать страницу книги, чтобы к концу ее осознать, что не понял ни единого слова. Как обычно, во время чтения в голове появилась непрошеная мысль, и я тут же отвлекался, как правило, сам этого не осознавая. – Итак, – продолжал он, – мысли, которые ты стараешься подавить, остановить или бежать от них, появляются в голове, когда им заблагорассудится, так? Нам нравится считать, что мы контролируем свой разум, регулируем ход мыслей, но если бы это было правдой, тебе не потребовалось бы пересечь половину земного шара, чтобы услышать мой совет. – Он шутливо вытянул указательный палец в мою сторону, посмеиваясь. – На самом деле, если бы ты мог контролировать свои мысли, у тебя никогда не было бы никаких причин для стресса. Ты бы просто заблокировал неприятные мысли и жил бы спокойно среди мыслей приятных. – Эти его объяснения казались поразительно очевидными. У меня было ощущение, что где-то глубоко внутри я всегда это знал, но почему-то забывал применять эту логику в собственной жизни. – А как насчет плодотворных мыслей? – спросил я. – Как насчет свежих идей, помогающих нам решать проблемы? – Я же не сказал, что любые мысли – это зло, – ответил он. – Способность мыслить необходима нам для выживания. Мыслить – это естественное свойство мозга. Точно так же как шоссе строят для того, чтобы по нему ездили автомобили, мозг существует для того, чтобы вырабатывать мысли и эмоции. Так что не делай ошибки, полагая, что любая мысль плоха. Это не так – нам просто надо знать, как к ним относиться. Ты должен спросить у самого себя, – продолжал он, – какая часть твоих мыслей для тебя полезна, продуктивна, а какая бесполезна и контрпродуктивна. На этот вопрос ответ знаешь только ты. Думаю, поскольку ты проделал такой путь, чтобы увидеться со мной, твои мысли иногда создают тебе проблемы. Может, некоторые из них не слишком полезны? С этим было не поспорить. Большинство моих мыслей действительно являлись «вредными и непродуктивными». – Если ты боишься лишиться заодно оригинальных мыслей и творческих идей, – он слегка пренебрежительно повел рукой, – для начала задумайся, откуда они вообще появляются. Что их порождает – холодные рациональнее размышления или спокойствие и свобода сознания? Когда мозг все время занят, в нем просто нет места для появления подобных идей. В этом случае тренировка сознания поможет тебе создать то самое пространство, в котором смогут зародиться творческие идеи. Главное – не становиться рабом собственного разума. Хорошо, если ты осознаешь необходимость руководить им, чтобы использовать с толком. А какой толк, если в сознании хаос, если в нем нет стабильности? Я поблагодарил учителя за потраченное время и вернулся к себе в комнату, чтобы обдумать его слова. Каждая фраза, каждая мысль, казалось, имела огромное значение. Для меня этот подход к медитации перевернул все мои привычные представления. Подозреваю, что столь же необычным он покажется и вам. За одну короткую встречу я понял, что медитация, если рассматривать ее в контексте осознанности, не имеет никакого отношения к тому, чтобы перестать думать и начать контролировать сознание. Это – процесс отказа от контроля, шаг назад, воспитание в себе привычки к пассивной сосредоточенности, когда мозг пребывает в состоянии естественного, данного природой внимательного отношения к миру. Учитель объяснил, что умение отойти на шаг назад, не дав затянуть себя в паутину бесконечных непродуктивных, вызывающих стресс мыслей, – это одновременно и мастерство, и искусство. Я понял, что мысли независимы, и никакая сила не может помешать им то и дело всплывать в сознании. В течение следующих нескольких недель медитирование вызывало во мне все больше энтузиазма. Новый подход к знакомой методике оказался для меня настоящим откровением. С самого начала я почувствовал разницу. Разумеется, иногда я забывался и возвращался к привычной модели, однако постепенно новые привычки укоренились достаточно глубоко. Иногда мой разум по-прежнему был чрезвычайно загружен, как и обещал учитель, однако время от времени я ощущал, как на него снисходит полный покой. Казалось, число машин на дороге настолько уменьшилось, что я теперь могу отчетливо разглядеть каждую. Расстояние между машинами стало шире, интервалы значительнее. Временами дорога становилась совершенно пустынной. Именно в этот момент я наконец-то понял ошибку, которую допускал раньше при занятиях медитацией. Зная о тех моментах, которые называли «отсутствием мыслей», «пустым пространством», я всегда полагал, что должен сам добиться подобного состояния. Однако, как выяснилось, подобные моменты возникают отнюдь не в результате сознательных усилий. Надо лишь отойти на задний план, позволив мыслям блуждать: именно тогда можно открыть истинное пространство сознания. Голубое небо Как же можно «ничего не делать», занимаясь упражнением, которое предназначено для того, чтобы «что-то делать»? Невзирая на полученные советы, с этой идеей мне периодически приходилось бороться. Конечно, просидеть некоторое время на обочине дороги было замечательно, однако вскоре я начал нетерпеливо желать большего. В это трудно поверить, но чувство покоя меня уже не удовлетворяло. Мне нужно было другое – я жаждал прозрения. Хотя мои мысли понемногу успокаивались, я по-прежнему был переполнен эмоциями. Неважно, испытывал ли я разочарование, огорчение или сомнения, эти чувства вновь и вновь омрачали мой опыт медитации. Кроме того, оказалось, я с трудом верил, что подобные пассивные занятия могут привести к долгосрочным изменениям. Одно дело – испытывать ощущение покоя, находясь в стенах монастыря, и совсем другое – представить, как все это будет действовать в хаосе повседневного существования. Прошло немало месяцев, прежде чем мне вновь довелось увидеть старшего учителя монастыря, и я тут же попросил его помочь мне преодолеть это серьезное препятствие. – Представь себе голубое небо, – начал он. – Приятно, не правда ли? Трудно печалиться, когда небо сияет подобной голубизной. – Он помолчал, будто пытаясь мысленно представить образ голубого простора. – А теперь представь себе, что твой разум – это и есть голубое небо. Нет, я не говорю обо всех твоих мыслях, ошибках и глупостях, – он усмехнулся. – Я говорю о самой основе твоего сознания, о его естественном состоянии. Мне понадобилось время на размышления. Представить себе ясное голубое небо было куда проще, чем вообразить, что оно каким-то образом отражает мое собственное сознание. Тогда я не видел в своем сознании ничего ясного – в нем клубились мысли и смешивались эмоции. – Неважно, соответствует ли это твоему сегодняшнему состоянию, – продолжал учитель. – Просто на мгновение представь, что это так. Вспомни, когда в последний раз ты чувствовал себя абсолютно счастливым и расслабленным, и ты поймешь, что вообразить это не так уж и сложно. Он оказался прав: подумав о счастливых днях своей жизни, я в тот же миг понял, что вообразить это вполне возможно. Можете сами попробовать представить это прямо сейчас. – Хорошо, – продолжал учитель. – Теперь представь себе ненастный день. Не видно голубого неба – только огромные, темные, тяжелые тучи, – он произносил каждое слово очень медленно, как будто подчеркивая его значимость. – Как это действует на тебя? – поинтересовался он, по-прежнему улыбаясь. – Не очень приятно, правда? Теперь вообрази, что облака – это твои мысли. Иногда они белые, пушистые, и кажутся весьма дружелюбными, но время от времени становятся темными и тяжелыми тучами. Цвет облаков – это всего лишь отражение твоего настроения в данный момент. Да, это было правдой: когда меня во множестве занимали приятные мысли, подобные белым пушистым облакам, переполненность моего разума не слишком-то волновала меня. Это, правда, не касалось моментов медитации – практикуясь, иногда я был вынужден вести с ними борьбу. Но когда мысли становились неприятными, как тяжелые, темные тучи, мне становилось неуютно. Об этом шла речь в следующей части его рассказа, которая нашла во мне необычайно живой отклик и которая, я надеюсь, займет достойное место и в вашей памяти. – Чтобы попасть в этот монастырь, тебе ведь пришлось путешествовать на самолете? – спросил учитель, прекрасно зная, что так оно и было. Разумеется, я подтвердил его предположение. – Когда ты покидал свою страну, было пасмурно? – поинтересовался он. – В Англии всегда пасмурно, – ответил я с улыбкой. – Тогда ты знаешь, что, сев в самолет и поднявшись над землей, ты обнаружишь, что там, над тучами, голубое небо. Даже если кажется, что вокруг лишь одни огромные, темные, тяжелые тучи, над ними всегда есть голубое небо. Тут оставалось лишь согласиться. Он был прав, я прекрасно знал это, поскольку за прошедшие годы мне приходилось много летать. – Итак, – он пожал плечами, – небо всегда голубое. – Он улыбнулся своим мыслям, как будто все, что мне следовало знать, было сосредоточено в этой фразе. В некотором смысле так оно и было. Я вернулся в свою комнату, обдумывая значимость всего, что услышал. Главную мысль я понял: небо всегда голубое. Облака – это наши собственные мысли, и когда они чересчур плотно заволакивают наше сознание, наше внутреннее «небо» на время «темнеет». В моем случае разум заволокли такие тучи, что я почти забыл, как выглядит ясное небо. Мало того, надо было освоиться с представлением о том, что глубинное состояние разума, как голубое небо, неизменно, вне зависимости от нашего состояния. Если у нас дурное настроение или мы чувствуем себя оскорбленными, тучи на нашем горизонте сгущаются и отвлекают на себя большую часть нашего внимания. Бывает и так, что по нашему внутреннему небу плывет лишь одна-единственная мысль, которая, однако, полностью приковывает к себе наше внимание. Этот урок оказался для меня столь важен – и, надеюсь, окажется не менее важным для вас; проблема заключалась в том, что раньше я всегда полагал, будто сам должен каким-то образом создать собственное голубое небо. Я считал, что для освоения пространства сознания, которого я так жаждал, мне нужно было чего-то добиться. На самом деле нам вовсе не нужно что-то созидать. Голубое небо – это и есть свобода нашего разума, и оно всегда существует где-то – точнее, здесь, с нами. Это изменило для меня все. Отныне я не считал, что медитация призвана создать некое искусственное состояние разума, которое должно было знаменовать собой освобождение сознания, или убрать все без исключения облака с моего горизонта. Оказывается, медитировать означало расположиться в шезлонге в саду и наблюдать, как облака проплывают мимо. Иногда сквозь облачный слой проглядывало голубое небо, и это было приятно. А если у вас хватит терпения просидеть достаточно долго, не слишком погружаясь в набежавшую облачность, то со временем голубизна будет просвечивать все чаще и чаще. Мне казалось, что это происходит само собой, без моего вмешательства. Такое наблюдение за облаками давало ощущение перспективы, чувство простора, которого мне не приносили предыдущие медитации. Но главным было то, что у меня появилась уверенность, позволявшая сидеть, расслабившись, предоставив сознанию пребывать в естественном состоянии – ничего не делая, не прилагая усилий, просто существуя. Впрочем, я могу сколько угодно рассказывать вам об этом, однако пока вы не примерите этот опыт на себя, вы не поймете всей его значимости. Пожалуйста, представьте на минуту, каково это – обладать подобной свободой, подобной широтой сознания. Вообразите, насколько приятно не заботиться о количестве обуревающих вас мыслей и их интенсивности. И, самое главное, подумайте: как прекрасно найти в собственном разуме пространство, где всегда царит спокойствие, тишина и ясность, место, куда вы сможете возвращаться за чувством легкости и покоя, что бы ни происходило в вашей жизни. Упражнение 3. Физические ощущения Отложите книгу еще на пару минут и попробуйте выполнить следующее короткое упражнение. Вернемся к идее жить в мире со своим сознанием. В прошлый раз мы фокусировали внимание на звуках или визуальных объектах, а теперь перейдем к физическим ощущениям. Это может быть ощущение того, как ваше тело давит своей тяжестью на стул, как ступни прижимаются к полу, как ладони лежат на книге. Удобнее всего сосредоточиться на тактильных ощущениях, поскольку это осязаемо, однако при этом вы можете обнаружить, что ваши мысли где-то витают. Если ваше сознание занято мыслями, или вы испытываете сильное эмоциональное напряжение, вспомните о голубом небе, подумайте о том, что где-то за завесой мыслей и чувств существует пространство, где всегда спокойно, просторно и ясно. Всякий раз, обнаружив, что какие-то мысли, отвлекли вас, без напряжения вернитесь к исходному физическому ощущению. Дикая лошадь Некоторое время спустя я оказался в более многолюдном монастыре. Он помогал местным жителям и принимал множество посетителей. Мы все так же ежедневно посвящали многие часы медитации, однако главным в наших упражнениях была полная вовлеченность в повседневную жизнь, то есть применение осознанности на практике. Поскольку раньше я с радостью пользовался бесценной возможностью практиковаться в медитации почти беспрерывно, теперь, садясь медитировать, я мог практически мгновенно привести сознание в нужное состояние. Однако теперь медитирование перемежалось с другими занятиями – садоводством, приготовлением еды, уборкой, канцелярской работой. Часто при этом мне приходилось работать вместе с другими людьми, общаясь и обсуждая все на свете. Некоторые из этих разговоров касались вопросов, интересных лишь монахам, однако другие оказывались, если можно так сказать, не вполне монашескими. Очень быстро я обнаружил, что подобное общение серьезно влияет на последующие занятия медитацией. Раньше, едва успев сесть, я понимал, что мой разум спокоен и умиротворен, однако теперь он чаще оказывался перегружен мыслями. Из-за этого я возобновил, как в былые времена, попытки контролировать сознание (всегда помните о том, насколько сильна такая привычка); если его не удавалось успокоить минут за пять, я начинал сопротивляться обилию мыслей. Однако все усилия приводили лишь к тому, что мыслей становилось больше. Тогда я начинал паниковать, и в результате меня накрывала следующая, еще более бурная волна мыслей. Хорошо, что в этот момент рядом был опытнейший учитель, к которому я и обратился за советом. Он славился теплым, подчас шутливым стилем обучения и редко давал прямые ответы, зачастую отвечая вопросом на вопрос. Как правило, ответ он формулировал в форме историй, которых у него, как и у предыдущего моего учителя, казалось, был неистощимый запас. Когда я рассказал ему о своих проблемах, он внимательно слушал, время от времени кивая, и наконец спросил: – Ты когда-нибудь видел, как ловят диких жеребцов? Я отрицательно покачал головой. Какое отношение это имеет к моей проблеме? Мне показалось, его это разочаровало: подумав, я понял, что детство, проведенное в степях Тибета, должно было в корне отличаться от детских впечатлений в маленькой английской деревушке. Он продолжал рассказывать, что диких лошадей было очень трудно изловить, но еще труднее укротить. – Теперь, – сказал он, – вообрази, что ты поймал такого коня и пытаешься удержать на месте. Я представил, как стою рядом с лошадью, уцепившись за туго натянутую веревку. – Это невозможно! – воскликнул учитель. – Ни один человек не способен удержать дикую лошадь. Она слишком сильна. Даже если тебе будет помогать толпа приятелей, вы не удержите ее на одном месте. Так дикого коня не укротишь. Когда ты поймаешь одного из них, – продолжал он, – ты должен помнить: дикие лошади привыкли к свободе. Они не способны длительное время стоять спокойно, их невозможно против воли удержать на месте. – Я уже понимал, к чему он клонит. – Когда ты садишься медитировать, – говорил между тем учитель, – твое сознание похоже на такого дикого коня. Не жди, что оно вдруг замрет лишь потому, что ты уселся в позу статуи, чтобы заняться какой-то там медитацией. Поэтому, чтобы справиться с твоей дикой лошадью, вернее, с диким сознанием, тебе нужно пространство. Не пытайся сразу сосредоточиться на объекте медитации, дай мыслям время улечься. Пусть твое сознание расслабится. Куда торопиться? Он, как всегда, оказался прав: во время медитаций я вечно торопился, считая каждый следующий момент важнее предыдущего и стремясь в конечном итоге добиться определенного состояния сознания – увы, какого именно, я и сам до конца не понимал. – Постарайся подойти к своему сознанию, как к дикому коню, – предложил учитель. – Представь, что стоишь на открытой местности – например, на широкой равнине. Ты держишь его на длинной веревке, но не натягиваешь ее, чтобы оставить ему полную свободу движений. Он не должен ощущать себя на привязи. – Я представил себе, как жеребец свободно бежит по равнине, а я, не сводя с него внимательного взгляда, удерживаю в руках конец веревки. – Теперь возьмись за веревку двумя руками и осторожно подтяни ее. Немного, совсем немного. – Большим и указательным пальцем он показал расстояние где-то в полсантиметра, как бы подкрепляя сказанное. – Если ты будешь достаточно терпелив, жеребец даже не заметит разницы: он по-прежнему будет считать, что в его распоряжении весь мир. Продолжай действовать так же, понемногу подводя его ближе, внимательно наблюдая за ним. Но при этом оставляй ему достаточно простора, чтобы он чувствовал себя на свободе и не дергался. Все это показалось мне чрезвычайно разумным, и, даже просто представляя себе все это, я чувствовал, что успокаиваюсь. – Именно так и следует тебе общаться с собственным сознанием, когда ты садишься медитировать и чувствуешь, что тонешь в размышлениях. Не торопись, действуй осторожно, оставляй мыслям достаточно простора. Дай своему дикому коню самому прийти к месту отдыха, где он будет стоять смирно, чувствуя себя счастливым, уверенным и спокойным. Иногда он может снова взбрыкнуть – это нормально, просто слегка ослабь привязь и аккуратно повтори все сначала. Если ты будешь подходить к медитации именно так, твое сознание почувствует себя вполне довольным, – заключил учитель. Запомните эту простую историю, она поможет вам существенно продвинуться в занятиях медитацией. Для начала рекомендую посмотреть анимационный ролик об укрощении диких лошадей на нашем сайте www.getsomeheadspace.com/headspace-book/get-some-headspace (http://www.getsomeheadspace.com/headspace-book/get-some-headspace). Медитация и эмоции Перенос После такого мудрого совета мое сознание и в самом деле довольно скоро начало успокаиваться. Иногда мысли по-прежнему обуревали меня, но теперь я все чаще получал истинное удовольствие, наблюдая за тем, как они проплывают в сознании. Я принял и прочувствовал аналогии с дорогой и голубым небом, и мне стало проще разбираться с собственными мыслями. Однако если я испытывал сильные чувства или физический дискомфорт, медитировать становилось гораздо сложнее. Я понял, что не в состоянии справляться с собой в подобных ситуациях. Когда я испытывал блаженный покой, я стремился как можно дольше оставаться в этом состоянии, когда же меня терзали негативные эмоции, я всеми силами пытался избавиться от них. Я много раз слышал о том, что сопротивляться в подобных случаях бессмысленно, что это лишь ухудшит ситуацию, но ничего не мог с собой поделать. Так продолжалось некоторое время. Для меня это было чем-то вроде героической битвы с собственным эго, в которой я из-за природного упрямства не желал признавать себя побежденным. Увы, в конечном итоге я понял, что справиться с проблемой мне не под силу, и вновь договорился о встрече с учителем. Выслушав мои жалобы, он понимающе кивнул, как будто уже сотни раз слышал нечто подобное. – Так бывает со всеми, – произнес он. – Мы получаем удовольствие от приятных для нас вещей и впадаем в зависимость от этого удовольствия. Мы не готовы расстаться с ним даже ради самой благой цели. Проблема в том, что, чем настойчивее мы гонимся за ними, тем более далекой нам кажется эта цель. Чем отчаяннее мы пытаемся удержать эти приятные чувства, тем сильнее боимся их потерять. Он был прав. Действительно, это уже превратилось в серьезную помеху для моей медитативной практики, поскольку всякий раз, когда я испытывал приятные чувства, я начинал ожидать большего. Поэтому, начиная следующую медитацию, я пытался вернуться назад, к испытанным ранее позитивным эмоциям, вместо того чтобы полностью отдаваться текущему моменту. – Пытаясь держаться за то, что нам приятно, – продолжал тем временем учитель, – мы в то же время пытаемся избавиться от всего, что приносит нам негативные эмоции. Неважно, пытаемся ли мы отмахнуться от обилия мыслей, неприятных чувств или физического недомогания – все это лишь разные формы сопротивления. А пока в тебе живет сопротивление, ты не способен на приятие. А пока ты не готов к приятию, тебе не добиться покоя в сознании. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/endi-paddikomb/meditaciya-i-osoznannost-10-minut-v-den-kotorye-privedut-vashi-mysli-v-poryadok-2/) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 379.00 руб.