Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Майдан в России. Как избавиться от пятой колонны Владимир Викторович Большаков Как Путину обустроить Россию Последние книги Владимира Большакова – «Антивыборы 2012», «Путин навсегда», «Сердюков и женский батальон», «Красная Хазария и Гитлер» – стали бестселлерами. Он в совершенстве владеет жанром документальной публицистики, который особенно привлекает современного читателя. Его новая книга, написанная по следам событий на Украине, по сути, о подготовке аналогичной «оранжевой революции» в России. Автор убедительно доказывает, что государственный переворот на Украине – это очередное звено в цепи «цветных революций», с помощью которых США и их союзники лишают прежде независимые государства суверенитета и национальной идентичности. В такого рода операциях всегда действует заранее обученная пятая колонна, что еще раз подтвердили недавние события. Ненавистники России рассчитывают на так называемую «перестройку-2», делают ставку на новых агентов влияния, ищут нового Горбачева, задавшись целью взорвать наше Отечество изнутри. Возможен ли у нас «майдан», какие силы за ним стоят, кто способен дать им отпор, что мешает правящему тандему Путин – Медведев подавить коррупцию в стране и беспредел высших чиновников, вы узнаете из этой книги. Владимир Викторович Большаков Майдан в России? Как избавиться от пятой колонны Глава первая Крымский синдром Крым – это наше общее достояние и важнейший фактор стабильности в регионе. И эта стратегическая территория должна находиться под сильным, устойчивым суверенитетом, который по факту может быть только российским сегодня.     Владимир Путин, президент РФ В России изменилась политическая линия. Россия больше не считает сохранение хороших отношений с Западом обязательным элементом политики.     Федор Лукьянов, политолог Конец однополярного мира Референдум в Крыму и возвращение его в состав России – это такое судьбоносное событие для русского народа, которое сравнимо разве что с походом князя Святослава против хазар в 964–966 гг. Конец Хазарии и конец засилья иудейского каганата положили тогда начало объединению большей части восточнославянских племен в едином государстве – Киевской Руси. В истории русского мира в ряду судьбоносных событий вместе с этим походом стоят великими вехами Крещение Руси в 988 г., Куликовская битва 8 сентября 1380 года, положившая конец татаро-монгольскому игу, освобождение Москвы от польских интервентов ополчением Минина и Пожарского в 1612 г., Бородинская битва 1812 года, с которой начался крах общеевропейской агрессии против России во главе с Наполеоном Бонапартом и разгром Советским Союзом гитлеровской Германии, увенчавшийся Ялтинской конференцией 1945 года о послевоенном миропорядке. Именно такова значимость возвращения Крыма в Россию. Есть в этом судьбоносном ряду своя мистика, которая заставляет задуматься о сакральном характере русской истории. Три всецело мирных события – крещение князя Владимира в 988 г. в древнем Херсонесе-Таврическом (ныне Корсунь), Ялтинская мирная конференция 1945 года и референдум о воссоединении с Россией 2014 г. произошли в Крыму. И они послужили утверждению Величия России не меньше, чем великие победы русского оружия. Возвращение Крыма в состав Государства Российского в марте 2014 года – веха, обозначившая новый этап в истории нашей Родины, которая вновь обрела свою державную самостоятельность. Это произошло впервые после того, как Михаил Горбачев сдал Советский Союз и его союзников по Варшавскому Договору Западу. А «Горби», как его любовно окрестили в США, начал это делать еще до развала СССР в 1991 году, который Владимир Путин справедливо назвал «величайшей геополитической катастрофой XX века». В этой катастрофе потеря Крыма стала для России двойной бедой. Когда мерзавец Хрущев передал Украине, тогда Украинской ССР, эту землю, обильно политую русской кровью, особого протеста в русской среде это не вызвало – вроде бы одна была страна, без внутренних границ. Но вот когда другой негодяй – Борис Ельцин бросил Крым в дар отделившейся Украине как мешок картошки, это стало поистине национальной трагедией. Вспомним, что говорил в этой связи Александр Солженицын в своей книге «Россия в обвале». «В самостоятельном развитии – дай Бог Украине всяческого успеха, – писал Солженицын. – Отяжелительная ошибка ее – именно в непомерном расширении на земли, которые никогда до Ленина Украиной не были: две Донецкие области, вся южная полоса Новороссии (Мелитополь-Херсон-Одесса) и Крым. Украинские власти выбрали путь усиленного притеснения русского языка. Ему не только отказали стать вторым официальным государственным, но его энергично вытесняют из радиовещания, телевидения, из печати. В вузах от вступительного экзамена до дипломного проекта – все только по-украински, а коли терминологии не хватает – выкручивайся. Из школьных учебных программ русский язык – где исключают нацело, где сводят до «иностранного», до факультативного; полностью исключили историю Российского государства, а из программы по литературе – едва ли не всю русскую классику. Звучат такие обвинения, как «лингвистическая российская агрессия» и «русифицированные украинцы – пятая колонна». Так – начинается не с методического подъема украинской культуры, а с подавления русской. И упорно теснят Украинскую православную Церковь, ту, что осталась верна Московской Патриархии, с ее 70 % украинских православных… Фанатическое подавление и преследование русского языка (который в прошлых опросах был признан своим основным более чем 60 % населения Украины) является просто зверской мерой, да и направленной против культурной перспективы самой Украины. Принятие хрущевского подарка – по меньшей мере, недобросовестно, присвоение Севастополя вопреки, не говорю, русским жертвам, но и советским юридическим документам, – государственное воровство… Сколькие русские с негодованием и ужасом пережили эту безвольную, никак не оспоренную, ни малейше опротестованную, по дряблости нашей тогдашней дипломатии, в 24 часа отдачу Крыма. И предательство его при каждом потом крымском конфликте. И беспрекословную, без малейших политических шагов, отдачу Севастополя, алмаза русской военной доблести. Злодейство это совершено нашей же выборной властью – однако и мы же, граждане, не воспротивились вовремя. И теперь на долгое обозримое время ближайшим поколениям с этим придется примириться… Изживание Черноморского флота из Севастополя является низменным злостным надругательством над всей русской историей XIX и XX веков. При всех этих условиях Россия, ни в какой форме, не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним». (А.Солженицын. Россия в обвале. М., Русский путь, 2009, стр. 78–79). Эти слова датированы 1998 годом. Но вплоть до 2014 года о них в Кремле и не вспоминали, хотя Солженицын уже тогда увидел, ради чего на Западе всячески поддерживали украинскую «незалежность», и предупреждал руководство России о грозящей опасности. «Антирусская позиция Украины, – писал он, – это как раз то, что и нужно Соединенным Штатам. Украинские власти подыгрывают услужливо американской цели ослабить Россию. Так и дошло быстро – до «особых отношений Украины с НАТО» и до учений американского флота в Черном море. Поневоле вспомнишь бессмертный план Парвуса 1915 года: использовать украинский сепаратизм для успешного развала России» (А.Солженицын. Цит. соч., стр. 78). Парвус, как известно, не был самостоятельной фигурой. Он был видным функционером международного сионизма и эмиссаром мировой закулисы в России, а названный его именем «план» был всего лишь переводом на русский «плана президента США Вильсона», а еще точнее, его помощника полковника Хауса, по разделу России на семь государств. Для осуществления этого плана, по признанию государственного секретаря Дж. Бейкера, «США истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в холодной войне против России». От планов расчленения России, увы, не отказались до сих пор. Покончив с СССР, пытаются добить то, что от него осталось, о чем можно судить по заявлению Секретаря Трехсторонней комиссии, бывшего советника президента Рейгана Збигнева Бжезинского: «Россия, названная Советским Союзом, бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей. Россия будет раздробленной и под опекой». Геополитическая катастрофа, постигшая евразийский хартленд в 90-х годах XX века, кардинальным образом изменила соотношение сил в мире. Во время своей работы в Париже я не раз встречался с ныне покойным генералом Пьером Галуа, классиком современной геополитики. (См. его книгу «Геополитика. Пути могущества». Pierre M.Gallois. Geopolitique. Les vois de la puissance. Plon, Paris. 1990). В октябре 1994 г. он дал мне интервью для «Правды», где сказал: «Закат Советского Союза привел к нарушению равновесия в мире, который входит в однополярную стадию. Эта однополярность предопределяет мировосприятие американского руководства, что уже обернулось операцией «Буря в пустыне» против Ирака. Еще тогда, до развала СССР, стало очевидным, что геополитическая ситуация в мире изменилась поистине революционным образом. Мир стал однополярным». («Правда», 19.10.1994). После Ирака США остались единственной сверхдержавой, которая могла диктовать свою волю всему миру. «В начале 90-х годов, – говорил Галуа, – для США открылись новые перспективы. После того как 13 июня 1990 г. Верховный Совет СССР отменил плановую экономику и узаконил рыночную, Советский Союз вошел в стадию агонии. Путь для США к мировому регентству был расчищен. После распада СССР они и не вздумали разоружаться. НАТО должна была самораспуститься одновременно с Варшавским Договором. Напомню, что НАТО создали в 1949 году, а Варшавский Договор был образован в качестве ответной реакции только в 1955 году. В НАТО по сей день никто не может толком объяснить, почему после роспуска Варшавского Договора в 1990 году, НАТО осталось существовать. Чтобы легче было понять все это, я хотел бы немного вспомнить историю. Вернемся к Первой мировой войне и первой попытке США вмешаться в международное положение. В 1918 году Президент США Вудро Вильсон приезжает в Париж, подписывает мирный договор и открывает для себя весьма сложный мир. В то время США еще проводили достаточно изоляционистскую политику. И, тем не менее, в январе-феврале 1918 года был разработан и опубликован «План Вудро Вильсона» из 14 пунктов. Формально этот план представлял собой набор правил, согласно которым следовало проводить переговоры о мире и организовывать жизнь в послевоенное время. Уже в этом плане появился пункт под названием «Освобождение народов». Рассматривалась эта проблема в свете крушения империй. Прежде всего, конечно, речь шла о Российской империи. Но в том же списке были разрушенная в ходе войны Германская империя, Австро-Венгерская империя и Оттоманская империя. С исчезновением этих империй на их месте, по мысли Вильсона, должны были появиться куда меньшие социально-политические образования, которые он называл «народностями». Иначе говоря, он выступил как создатель определенной парцеллизации (деления на парцеллы, т. е. мелкие участки. – В.Б.) и раздробления мира, что, как предполагалось, похоронит империи. Америка, естественно, сохранила между тем все атрибуты империи. То же самое произошло и после парцеллизации Советского Союза, когда его бывшие республики стали самостоятельными государствами» (Там же). К чему привело это предательство последними советскими лидерами русского народа, хорошо известно. На всем пространстве бывшего Советского Союза восторжествовала компрадорская буржуазия, захватившая контроль над национальными богатствами исторической России. Американский миллиардер и сионист Дж. Сорос вскоре после распада СССР открыто заявил: «Сейчас мы, наконец, добрались до самого лакомого кусочка, до России. На кон поставлен главный куш – все государство в целом…» Ясно было, что США и их союзники по НАТО сделают все возможное, чтобы не допустить возрождения России и восстановления ее статуса великой державы, способной бросить вызов Западу. Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, один из руководителей сионистского масонского ордена Бнай Брит об этом говорил со всем присущим ему цинизмом: «Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее в единое, крепкое, централизованное государство» Щит. по: Киссинджер Г. Дипломатия, М., 1997). Руководству России в приказном порядке было велено раз и навсегда отказаться от имперских амбиций и покорно следовать всем указаниям из «вашингтонского обкома». Госсекретарь США Колин Пауэл сформулировал это новое кредо внешней политики США так: «Россия должна забыть о том, что у нее есть какие-то интересы в республиках бывшего СССР… Мы не позволим России вмешиваться в дела бывшего СССР, ибо восстановление СССР не входит в стратегические цели правительства и государства США». Директива Совета Безопасности США №SC-20/11 гласит: «На территории распавшегося СССР не может сохраняться военно-экономический потенциал, который в будущем, вне зависимости от национального строя этой территории, мог бы возродиться, консолидироваться и стать потенциальной угрозой американской гегемонии. Неважно, каким будет правительство грядущей России, но оно всегда должно обладать лишь ограниченным военным потенциалом и должно пребывать в состоянии полной экономической зависимости от США». Комментируя эту директиву в своем выступлении на заседании Совета национальной безопасности в 1997 г., Збигнев Бжезинский подтвердил, что впредь США будут исходить именно из этой установки. «Россия – лишняя страна, – сказал он, – которую нужно расчленить. Чем меньше населения будет на этой территории (бывшего СССР. – В.Б.), тем успешнее будет происходить ее освоение Западом». (otvet.mail. ru; Le Nouvel Observateur, 15–21.01.1998). В соответствии с этими «ценными указаниями» в США был разработан план «Грааль», включавший ряд мер по сокращению населения России в 10 раз. О том, что речь идет о запланированном геноциде русского народа, не стеснялись открыто говорить не только американские, но и английские лидеры. Так, бывший премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер заявила: «На территории России экономически оправдано проживание 15 миллионов человек, обслуживающих скважины и рудники». Ее преемник премьер-министр Великобритании Джон Мейджер был более великодушен: «Задача России после проигрыша холодной войны, заявил он, – обеспечить ресурсами благополучные страны. Но для этого им нужно всего 50–60 миллионов человек». Всего! Известно, что вымирание русской нации после распада СССР шло быстрыми темпами в точном соответствии с этими установками. Только к началу третьего президентского срока Путина этот процесс удалось остановить. К концу XX века многим казалось, что процесс сползания России в историческую пропасть необратим, что она обречена на гибель как нация и государство. Президент США Билл Клинтон в 1995 г. сформулировал антироссийскую стратегию США таким образом: «Последние десять лет наша политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием – мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство. В ближайшее десятилетие нам предстоит решение следующих проблем: – расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии; – окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии; – устранение режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам». (Из выступления Президента США Б. Клинтона в Вашингтоне на секретном совещании начальников штабов 24 октября 1995 г.) За океаном откровенно издевались над всеми попытками лидеров постсоветской Эрефии представить себя равными партнерами на переговорах с лидерами США, хотя и не без оснований. Когда в 1993 году на встрече с руководителями стран НАТО подвыпивший Ельцин сказал Клинтону: «Мы тут с тобой самые умные, Билл. А все остальные – дураки», тот чуть не упал от одолевшего его почти истерического хохота. Позднее Клинтон сказал: «Отношение к России теперь будет определяться не формулой «побежденный нами враг», а формулой «безмозглый инструмент в наших руках» (см. подробнее novayapravda.narod.ru). Подобная терминология использовалась не только на совещаниях высших чиновников США за закрытыми дверями. После развала СССР в Белом доме не упускали случая публично унизить Россию, напомнить ей, что она навсегда утратила роль сверхдержавы, и подняться ей не дадут. Так весной 2014 года, в разгар антирусской истерии после вхождения Крыма в состав РФ, Барак Обама в полемике с лидером республиканцев Миттом Ромни, заявившим, что Россия является крупнейшим геополитическим врагом Америки, сказал: «Россия – региональная держава, и не из-за силы, а из-за своей слабости является угрозой для некоторых своих соседей» (The Washington Post, 25.03.2014). После распада СССР за океаном рассматривали Россию всего лишь как послушный воле Вашингтона сырьевой придаток. Непослушания никто не ожидал. За неповиновение грозили жесткими карами. 24 марта 1999 года Евгений Примаков, тогдашний премьер-министр РФ, позволил себе прямо в небе отменить свой официальный визит в США в знак протеста против начала бомбардировок Югославии, совершив свой знаменитый «разворот над Атлантикой». Но вскоре после этого он вынужден был пересесть из кресла премьера в кресло Председателя Торговой палаты РФ. И это было еще мягкой посадкой. То «своеволие», которое Москва проявила, дав отпор грузинским агрессорам в Южной Осетии и Абхазии в 2008 г., ей относительно быстро простили уже за то, что эти страны не приняли в состав России, чего по сей день желает подавляющее большинство их населения. Более того – в «вашингтонском обкоме» оценили «сдержанность и благоразумие» тогдашнего президента Дмитрия Медведева, который запретил 58-й армии продолжать преследование бежавших грузинских войск. А ведь наши ребята могли тогда легко дойти до самого Тбилиси. Саакашвили, который лишний раз подтвердил, что услужливый дурак опаснее врага, не оправдал надежд заокеанских стратегов, и от него быстро избавились, но при этом не отказались от планов вовлечения Грузии в НАТО. Но вот когда Москва решилась на присоединение Крыма, это произвело эффект разорвавшейся бомбы. И хотя один из американских «бешеных» сенатор Джон Маккейн назвал это «бунтом на бензоколонке по имени Россия, которая делает вид, что она – государство» (См. rbc.ru, 18.03.2014), те, кто реально правит странами «золотого миллиарда», поняли, что Запад столкнулся с явлением куда более серьезного характера. Россия раз и навсегда отказалась быть «безмозглым инструментом в руках» Дяди Сэма. И никак не могли поверить, что Кремль окончательно вышел из подчинения «вашингтонского обкома». После возвращения Крыма, соглашусь здесь с Федором Лукьяновым, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике», «в России изменилась политическая линия. Россия больше не считает сохранение хороших отношений с Западом обязательным элементом политики». Кстати генерал Галуа это предвидел. В ходе того нашего памятного интервью в октябре 1994 г. он сказал: «Я думаю, что в ближайшие десять лет Россия обретет вновь свое равновесие. Это станет возможным на базе естественного патриотизма русских, тех качеств, которыми обладает этот народ, и на базе богатейших природных ресурсов России. Полагаю, что бывшие республики СССР, хотя и не все, вновь соберутся вокруг славянского ядра (выделено мной. – В.Б.). Очевидно, что этот процесс не обойдется без переходного периода с сильной авторитарной властью. Но будущий «Петр Первый» не сможет править без того, чтобы обеспечить русским социальную защиту хотя бы на уровне советского периода и без сочетания сильной власти с развитием демократии. Этот период займет примерно десять лет, в течение которого Россия найдет тот режим, который соответствует ее историческому опыту и национальной традиции. И Россия вновь обретет тогда статус второй сверхдержавы мира». ( «Правда», 19.10.1994). Удивительно проницателен был великий геополитик. Вопрос только в том, соответствует ли Путин его предвидению? 18 марта 2014 г., в тот самый день, когда президент Путин выступил с речью в Кремле перед Федеральным собранием, а позже подписал соглашение о воссоединении Крыма и Севастополя с Россией с их представителями, в Галерее Ильи Глазунова в Москве состоялась встреча с ведущим французским геополитиком Эмериком Шопаром, учеником генерала Галуа. Как раз в тот день Шопар вернулся из Крыма, где выступал наблюдателем за ходом референдума. В отличие от многих его европейских коллег, он пришел к выводу, что этот референдум полностью соответствовал воле крымчан и международному праву. Когда лектору стали задавать вопросы, я взял слово и, рассказав о моей встрече с Галуа, спросил Шопара: «Означает ли возврат Крыма в Россию конец однополярного мира?». Он ответил так: «Если чему и пришел конец, то это возможности США давать уроки демократии и соблюдения прав человека другим странам, признавать или не признавать правительства других стран легитимными. Эта возможность теперь действительно похоронена. Особенно после того, как США признали легитимным киевское правительство, пришедшее к власти в результате государственного переворота и включившее в свой состав представителей партии «Свобода». Конечно, такого рода исторические повороты не происходят в одночасье. Предпосылки для этого накапливаются годами, а то и десятилетиями. Поясняя причины столь резкого поворота в отношениях России с Западом, Путин в своей крымской речи отметил: «Нас раз за разом обманывали, принимали решения за нашей спиной, ставили перед свершившимся фактом. Так было и с расширением НАТО на восток, с размещением военной инфраструктуры у наших границ. Нам все время одно и то же твердили: «Ну, вас это не касается». Легко сказать, не касается. Так было и с развертыванием систем противоракетной обороны. Несмотря на все наши опасения, машина идет, двигается. Так было с бесконечным затягиванием переговоров по визовым проблемам, с обещаниями честной конкуренции и свободного доступа на глобальные рынки. Нам сегодня угрожают санкциями, но мы и так живем в условиях ряда ограничений, и весьма существенных для нас, для нашей экономики, для нашей страны. Например, еще в период «холодной войны» США, а затем и другие страны запретили продавать в СССР большой перечень технологий и оборудования, составив так называемые КОКОМовские списки. Сегодня они формально отменены, но только формально, на деле многие запреты по-прежнему действуют. Словом, у нас есть все основания полагать, что пресловутая политика сдерживания России, которая проводилась и в XVIII, и в XIX, и в XX веке, продолжается и сегодня. Нас постоянно пытаются загнать в какой-то угол за то, что мы имеем независимую позицию, за то, что ее отстаиваем, за то, что называем вещи своими именами и не лицемерим. Но все имеет свои пределы» (Kremlin.ru, 18.03.2014). Сетования Путина по поводу «обмана» России Западом некоторые обозреватели в США и Западной Европе пытались подать как некую «личную обиду» российского президента на то, что партнеры РФ по «Большой восьмерке» надували его раз за разом и не проявляли к нему должного уважения, поучая то и дело как нашкодившего мальчишку. Не исключено, что Путина, как он любит говорить, «достали» западные шулеры от политики. Истинная же причина его бунта не в этом. Еще в декабре 2004 г. Збигнев Бжезинский заявил: «Все, что разыгрывается на Украине, – это будущее России» (см. газету «Завтра», декабрь, 2004 г.). Для Путина, как говорят близкие к Кремлю люди, это видение Майдана в России было настоящим кошмаром все последние годы. Майдан образца 2014 года и события в нашей стране, ему предшествовавшие, видимо, убедили его, что прогноз Бжезинского близок к реальности, как никогда. Череда «цветных революций» Украинская «оранжевая революция» 2004 г., о которой говорил тогда Бжезинский, и это хорошо понимали в Кремле, была частью общего процесса передела сфер влияния в мире, запущенного Вашингтоном с наступлением XXI века. Череда «цветных революций» в Европе и на постсоветском пространстве началась со смены власти в Югославии в октябре 2000 г. Президента Слободана Милошевича не удалось заставить подчиниться «вашингтонскому обкому» даже после варварских бомбардировок Югославии в 1999 году. Тогда была разработана специальная программа действий, выделены средства для того, чтобы привести к власти нужного Западу человека. Для прямой поддержки оппозиции в Югославии только из Германии поступило около 45 миллионов марок под видом гуманитарной помощи. С конца 1999 года на оснащение оппозиционных и независимых СМИ в Югославии было израсходовано 4 миллиона марок. Тысячи «активистов» и боевиков были подготовлены за рубежом в специальных центрах западных спецслужб. Как только состоялись выборы, оппозиция объявила себя победившей, хотя еще не были объявлены даже предварительные результаты голосования. Запад сразу поддержал ее. Боевики оппозиции заранее подготовили акции неповиновения на улицах столицы, на случай, если руководство страны не сложит свои полномочия по первому требованию. После шумных митингов они перешли к «беспорядкам»: разгромили помещение правящей Социалистической партии, подожгли телецентр, ворвались в Скупщину, подожгли ее и уничтожили все избирательные бюллетени. Так соперник Милошевича «победил» на выборах, и Запад приветствовал «свержение режима» в ходе «народной революции» в Сербии. Государственный переворот на Украине 22 февраля 2014 года повторил этот сценарий захвата власти один в один. Примерно по той же схеме свершилась «революция роз» в Грузии в ноябре 2003 года. Под предлогом того, что парламентские выборы 2 ноября 2003 года, на которых победил Эдуард Шеварднадзе, были сфальсифицированы, его убрали и заменили на выпестованного в США Михаила Саакашвили в ходе новых (теперь уже «честных») президентских выборов. Шеварднадзе не зачли даже его многочисленных предательств Советского Союза в годы горбачевской «перестройки» – старый троянский конь излишне осторожничал и не был готов к агрессии против России, к чему его подталкивали в Пентагоне и Белом доме. По аналогичному сценарию привели к власти Виктора Ющенко, которого женили на американке, специально подготовленной к роли первой леди Украины спецслужбами США. После того, как 21 ноября 2004 года ЦИК Украины сообщила о победе на выборах Виктора Януковича с преимуществом в 3 %, по всей «незалежной» началась так называемая оранжевая революция (укр. «помаранчева револющя» от укр. по-маранчевий – оранжевый, апельсиновый). Она происходила в ряде городов Украины, в основном в Киеве с 22 ноября 2004 года по январь 2005 года. Площадь Независимости в центре Киева превратили в Майдан (от укр. «майдан» – площадь) оппозиции, где около двух месяцев стоял палаточный лагерь «протестующих», и днем и ночью проходили шумные митинги. В некоторые особо знаковые дни заводилы Майдана собирали там до полумиллиона человек. Кончилось все переголосованием 26 декабря 2004 года, в ходе которого победил Ющенко с отрывом в 8 %. В это «переголосование» самым активным образом вмешивались и США, и Евросоюз. На Майдане 2004–2005 годов были те же визитеры с Запада, что и на Майдане 2013–2014 гг. – экс-президент Польши Квасьневский, комиссар Евросоюза Хавьер Солана, президент Литвы Валдае Адамкус и др. Правда, на этот раз очередных выборов даже не стали дожидаться – на Майдане стали возводить баррикады, как только президент Янукович решил отложить подписание соглашения с Евросоюзом об экономической интеграции и тем самым сорвал планы по втягиванию Украины в блок НАТО. Тут уже не считались ни с чем – при открытом пособничестве Запада на волне народных протестов против коррупции и воровства бюджетных средств в Украине произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришли ультраправые силы, убежденные бандеровцы и неофашисты. Конечно, западные либеральные СМИ о явной фашизации Украины предпочитали помалкивать, что лишний раз подтвердило известную истину – в роли борца за права человека Запад выступает только тогда, когда это ему выгодно и нужно для вмешательства в дела других стран. Ате, кто числится на Западе в «верных союзниках», могут хоть публично рубить головы осужденным, как в Саудовской Аравии, но против этого штатные борцы за права человека в том же госдепартаменте США не выскажут ни слова протеста. Директор французского Центра исследований в области разведки Эрик Денесе публично заявил, что «народное движение» на Украине, задавшись целью свергнуть президента Януковича, растоптало все демократические правила, которыми постоянно оперирует Запад. Была допущена целая серия грубых нарушений, о чем политики и пресса избегают ставить в известность общественное мнение. В первую очередь, пишет французский аналитик, «революция» подняла руку на демократически избранного президента, победившего на выборах 2010 года, а они были признаны ОБСЕ прозрачными и честными. Более того, «революционеры» знали о том, что следующие выборы назначены на 2015 год, и если бы хотели соблюсти демократические правила игры, на которые постоянно ссылаются, то им было достаточно подождать год для того, чтобы поставить точку на правлении Януковича и изменить политический курс. Однако они предпочли пойти на незаконный силовой вариант. Более того, эта «революция», по словам Денесе, «сопровождалась экстремальным насилием со стороны манифестантов, в то время как западные СМИ распространяли картинки миролюбиво настроенных участников движения. Вход пошло оружие, и многие полицейские пали под пулями, ибо наиболее активными среди протестантов были боевики из ультранационалистических, крайне правых труппировок, таких, как «Правый сектор», УНА-УНСО, партия «Свобода», «Тризуб» и другие». Надо ли говорить, пишет Эрик Денесе, что эти люди «ничего общего не имеют ни с западными демократическими ценностями, ни с демократией, ни с толерантностью. Причем многие лидеры этих объединений вошли в новые властные структуры в Киеве. И, тем не менее, Запад их поддержал и продолжает это делать». (Цит. по: «Российская газета» 25.03.2014). Составной частью программы «цветных революций» стала «арабская весна», как именуют теперь (по аналогии с названием «Весна народов» революций в Европе 1848–1849 гг.) волну демонстраций, революций и путчей в арабском мире в наши дни. Эта «весна» началась почти одновременно 18 декабря 2010 года в Тунисе, в Египте и в Йемене, где произошли перевороты. Спонтанно вспыхнули гражданские войны в Ливии и в Сирии, восстание в Бахрейне. Массовые протесты начались в Алжире, в Ираке, Иордании, Марокко, в Омане. Протестные выступления были отмечены в Кувейте, Ливане, Мавритании, в Саудовской Аравии, Судане, Джибути и Западной Сахаре. Методы гражданского сопротивления в длительных кампаниях протеста, характерных для «арабской весны», использование Интернет-ресурсов, в первую очередь социальных сетей, для координации действий протестующих были настолько схожи, что не оставалось сомнения в том, что они координировались из одного и того же центра. Основным лозунгом демонстрантов в арабском мире был «Народ хочет падения режима». Западные вдохновители «арабской весны» стремились не к победе демократических сил, а прежде всего к созданию хаоса, с помощью которого, как затем и на Украине, расшатывали государственность арабских стран, фактически лишали их независимости от Запада. И там Запад поддерживал самые жестокие формы борьбы «оппозиционеров» с неугодным ему режимом. Достаточно вспомнить о зверской расправе над ливийским лидером Муаммаром Каддафи и его семьей. Но для госсекретаря США Хилари Клинтон это был «праздник души». Организаторы «цветных революций» с их технологиями особо не заморачиваются. Схема одна и та же – и в Европе, и на Ближнем Востоке: после очередных выборов главы государства в случае победы на них политика, не устраивающего Запад, специально обученная агентура начинает раскачивать лодку протестов против «нарушений и фальсификаций на выборах», или против «преступлений режима». «Народные» протесты доводятся до такого «девятого вала», что он сметает законно избранного президента или главу правительства, погружая страну в революционный хаос. Объявляются новые выборы, где побеждает ставленник Запада, которым можно успешно манипулировать. В благодарность за поддержку он будет служить верой и правдой тем, кто привел его к власти, не заботясь о национальных интересах своей страны, которую он заведомо предал в результате своей «сделки с дьяволом», т. е. с Западом. «Оранжевая революция» 2004 г. на Украине заставила Кремль насторожиться, хотя, казалось бы, тогда «майдан» оппозиции никак России не угрожал. Да и оппозиции-то, по сути дела, практически не было никакой, кроме «системной», т. е. КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России», надежно интегрированных в политическую систему Эрефии. Были отдельные стихийные протесты вроде манифестации пенсионеров и «чернобыльцев» против монетизации льгот 29 июля 2004 в Москве. В 2005 г. выступления пенсионеров прошли при поддержке коммунистов практически по всей стране. Протесты были массовыми, но не политическими. Из всех политических сил в те годы опасение властей вызывала только вышедшая из андеграунда Национал-большевистская партия (НБП). Она была создана в 1993 году эпатажным писателем Эдуардом Лимоновым (романы «Это я – Эдичка», «Дневник неудачника» и др.) и философом-евразийцем Александром Дугиным. Ее идеология, если вообще можно считать идеологией словесный коктейль из ультралевых и ультраправых идей, была настолько эклектичной, что даже в Мосгорсуде, запретившем НБП 19 апреля 2007 года, так и не разобрались, чего в ней больше – коммунизма или фашизма, и ограничились формулировкой «экстремистская». Любопытно, что и Лимонов, и Дугин (он, правда, вышел из НБП еще в 1998 г. и возглавил Международное евразийское движение) в ходе крымского кризиса 2014 г. целиком поддержали Путина. Но до этого момента нацболы, число которых быстро достигло 10 тысяч человек, всерьез беспокоили власти. Наиболее активным щедро раздавали тюремные сроки. В 2001 году их лидер Эдуард Лимонов был арестован по обвинению в терроризме и осужден за незаконное хранение оружия. Из тюрьмы он вышел досрочно в 2003 году. 2 августа 2004 года активисты НБП провели так называемую «акцию прямого действия» по захвату кабинета министра здравоохранения Зурабова с лозунгами, направленными против монетизации льгот, в результате которой 7 членов НБП были осуждены на сроки от 2,5 до 5 лет. 14 декабря 2004-го группа нацболов в составе 39 человек провела еще одну такую акцию по захвату приемной Администрации Президента РФ. По «делу 39 декабристов» – слушания по нему завершились 8 декабря 2005 года, – большая часть участников акции получили от 1 до 3 лет условно, но восьми нацболам дали все же серьезные сроки – до десяти лет тюрьмы. В 2010–2012 гг. НБП Лимонова действовала в рамках несистемной оппозиции, как один из ударных отрядов массового протестного движения, но вскоре после избрания Путина президентом РФ в марте 2012 г. их пути разошлись. Место НБП заняли «новые леваки» из «Левого фронта» во главе с Удальцовым. Довольно быстро сформировалась разношерстная «несистемная» оппозиция, в которой сошлись вместе и либералы, и русские националисты, и правые, и левые, и политически нейтральные представители «креативного класса». К подготовке «цветной революции» в России на Западе приступили вплотную к концу второго президентского срока В. Путина. 21 сентября 2006 года «Независимая газета» опубликовала статью «Доклад Фалина – Евстафьева» со ссылкой на закрытый доклад «О вероятном сценарии действий США в отношении России в 2006–2008 годах», который, по словам журналистов газеты, был составлен Валентином Фалиным (бывшим секретарем ЦК КПСС и послом СССР в ФРГ) и Геннадием Евстафьевым (бывшим сотрудником СВР, генерал-лейтенантом в отставке), а затем распространен в российской Государственной думе. Для тех, кто занимался проблемой «цветных революций», больших откровений в этом докладе не было. Предполагаемые мероприятия «потенциального противника существующего в РФ режима», так или иначе, применялись в Югославии, Грузии и на Украине в 2000–2004 гг. для дискредитации существующей власти. Просто эти мероприятия – от накопления коррупционного компромата на высших чиновников и непризнания результатов выборов до поддержки дезинтеграционных процессов – экстраполировались на Россию. «Секретный доклад» Фалина – Евстафьева получил широкое хождение в прессе. В 2007 году газета «Комсомольская правда» писала, что сценарий действий Вашингтона на российском направлении, изложенный в аналитическом докладе Фалина – Евстафьева, похоже, начинает реализовываться» (Комсомольская правда, 17.01.2007). В обзоре российской и западной прессы, подготовленном Би-би-си в 2007 году под заголовком «Россия: „Березовая революция"» операция по возможной смене власти в нашей стране была названа «Березовой революцией» не только потому, что березка – это символ России. Скорее потому, что беглый олигарх Борис Березовский объявил на весь мир в 2007 году в интервью британской газете Guardian, что он готовит в Москве дворцовый переворот с целью отстранения от власти Владимира Путина. В газете The Moscow Post в мае 2011 года прозвучало предупреждение, что США готовят оранжевую революцию в России в 2011–2012 годах. По данным газеты, госдепартамент США планировал выделить в этих целях 1,9 млн. долларов США российским неправительственным организациям в 2011-м финансовом году (как о получателях средств речь шла о российских организациях «Солидарность», «Другая Россия», НБП и ПАРНАС). Протестное движение в России 2010–2013 годов при всей своей политической разношерстности было клонировано с «революции роз» в Грузии и «оранжевой революции» на Украине. Почему же вспышка протестов пришлась именно на этот период? И почему все это движение с самого начала шло под лозунгами «Путин, уходи!», хотя Путин в то время был премьер-министром, а во главе России стоял президент Дмитрий Медведев? Думаю, что такое совпадение не случайно. Факты говорят о том, что после того, как Медведев в 2008 г. стал президентом РФ, а Путин отошел на второй план, сев в кресло премьер-министра, в Вашингтоне попытались сделать все возможное, чтобы Путин больше в Кремль не вернулся. И нашей внесистемной оппозиции, хотела она того или нет, стратеги и экспортеры «оранжевых революций» с самого начала отвели в этой операции роль «пятой колонны»[1 - Авторство термина «пятая колонна» принадлежит испанскому генералу Эмилио Мола, командовавшему армией франкистов в ходе гражданской войны в Испании. Наступая на Мадрид, он передал по радио в начале октября 1936 года обращение к населению испанской столицы, в котором заявил, что помимо имеющихся в его распоряжении четырех армейских колонн он располагает еще пятой колонной в самом Мадриде, которая в решающий момент ударите тыла. Накануне и во время Второй мировой войны 1939–1945 годов «пятой колонной» называли нацистскую агентуру в различных странах, помогавшую захвату этих стран немецкими войсками («Википедия»),]. Протестуя до посинения Вспомним, как это было. С 2008 года лидеры движения «Солидарность» и Партии народной свободы Борис Немцов, Владимир Милов и др. ежегодно публикуют миллионными тиражами резко критические «экспертные доклады» о деятельности Путина. Основное внимание уделяется темам коррупции, депопуляции, социальному неравенству, ситуации в экономике и положению на Кавказе. К сожалению, как официальная пропаганда РФ и Кремль ни протестует против таких публикаций, приводимые в них факты, к сожалению, чаще всего не выдуманы, а действительно имели место. Чудовищная коррупция и практически узаконенное воровство средств из госбюджета поставили Россию на одно из первых мест в мире по разгулу коррупции. Замечу, что 21 марта, в самый разгар крымской кампании, на расширенной коллегии МВД РФ, где присутствовал президент Путин, глава ведомства Владимир Колокольцев сообщил, что в России за истекший 2013 год «средний размер полученной взятки увеличился почти в два раза и составил 145 тысяч рублей». Это – «средний размер». Высокопоставленные чиновные воры берут в лапу миллионами, да еще и в долларах. При этом, несмотря на все заявления властей РФ о борьбе с коррупцией, количество выявленных фактов взяточничества, как сообщил министр МВД, возросло в 2013 г. на 18 процентов, в полтора раза больше задокументировано взяток, полученных чиновниками РФ в крупном и в особо крупном размерах. (РИА Новости, 21. 03. 2014). И в нашем народе, который в массе своей живет бедно, такой разгул чиновной коррупции в стране воспринимают чрезвычайно чувствительно, на чем и играют лидеры оппозиции и те, кто их, так или иначе, использует в борьбе с Россией. В январе – марте 2010 г. в ряде городов России впервые прошли массовые митинги с требованиями отставки правительства Путина. Поводом послужило действительно позорное решение правительства о возобновлении работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, принадлежавшего олигарху Дерипаске, против чего протестовали экологи в России и во всем мире. Уже 11 марта 2010 года в интернете было опубликовано для сбора подписей обращение к гражданам России «Путин должен уйти». В этом документе, в частности, говорилось: «Мы утверждаем, что у губящей Россию общественно-политической конструкции, которая сегодня навязана гражданам нашей страны, есть архитектор, куратор и охранитель в одном лице. Его имя – Владимир Путин. Мы утверждаем, что в России сегодня невозможны никакие сущностные реформы, пока Путин обладает реальной властью в стране. Избавление от путинизма – первый, но обязательный шаг на пути к новой свободной России». (Путин должен уйти! «Ежедневный журнал», 11.03.2010.) Под обращением по состоянию на начало ноября 2011 г. было собрано более ста тысяч подписей. (Грани, ру. 23.10.2010). В течение осени 2010 г. – весны 2011 г. в центре Москвы регулярно проходили антипутинские пикеты и митинги. Надо отметить, что к 2011 г. наметилась своего рода смычка внесистемной и системной оппозиций. Резолюции массовых митингов были поддержаны и, либо частично, либо полностью, включены в предвыборные программы кандидатов в Президенты РФ-2012 Геннадия Зюганова, Сергея Миронова и Михаила Прохорова. 4 декабря 2011 г. состоялись выборы в Государственную думу. Первые массовые протестные акции в Москве и Санкт-Петербурге против фальсификации результатов этих выборов начались уже вечером 4 декабря. Многотысячный митинг прошел в Москве 5 декабря 2011 года. 10 декабря 2011 года акции протеста прошли в 99 городах страны и 42 городах за рубежом. Московский оппозиционный митинг на Болотной площади стал самым массовым с начала 1990-х годов. 24 декабря еще больше пришло народа на митинг «против фальсификации думских выборов» на проспекте Сахарова в Москве. По всей стране проходили такие собрания, хотя и менее многочисленные. Очередные акции прошли 4 февраля 2012 года. В Москве это было шествие по центральным улицам и массовый митинг. В конце февраля и в марте 2012 года массовые протесты продолжились. 26 февраля в Москве состоялась общегражданская акция «Большой белый круг». Ее участники вышли на Садовое кольцо без плакатов и, взявшись за руки, замкнули круг; по оценкам прессы, в акции приняли участие 34 тысячи человек. 5 марта (на следующий день после выборов Президента России) и 10 марта в Москве прошли митинги с числом участников от 10 до 30 тысяч человек. События декабря 2011 – марта 2012 года получили на Западе наименование «Снежная революция», т. к. участники митингов украшали себя белыми ленточками. Отношение властей к этим манифестациям было двояким. Дмитрий Медведев говорил, что это даже хорошо, что участвующие в них люди высказывают свое мнение, к которому власти полезно прислушаться. А Владимир Путин во время ответов на вопросы в прямом эфире в декабре 2011 года заявил, что российские оппозиционеры переносят практику «оранжевой революции» из Украины в Россию и назвал цветные революции наработанной схемой дестабилизации общества, которая появилась не сама по себе. Выводы те же, что в докладе Фалина – Ефставьева. Путин, объективно говоря, был прав, когда говорил, что в Москву экспортируют «оранжевую революцию». В бывших республиках СССР это понимали и побаивались аналогичного развития событий. Так, сопредседатель Социал-демократической партии Азербайджана Араз Ализаде заявил, что за акциями протеста в России стоит Запад, а «госдепартамент США дал официальный старт технологии „оранжевой революции" в России». По его мнению, отмашка поступила от госсекретаря США Хилари Клинтон и сенатора Джона Маккейна. «Вашингтонский обком» не хотел более видеть Путина у власти и не скрывал этого. Когда было объявлено, что 7 мая 2012 года Владимир Путин вступит в должность Президента Российской Федерации, лидеры оппозиции решились на открытое столкновения с властью. Призрак Майдана мог обрести плоть. Оппозиция заранее согласовала с мэрией Москвы акцию «Марш миллионов», которая должна была состояться 6 мая с числом участников до 70 тысяч человек. Основной лозунг марша – «За честную власть! За Россию без Путина!» должен был символизировать протест миллионов избирателей даже не против фальсификации выборов, а против инаугурации Путина. Главными организатором этого мероприятия были Сергей Удальцов и Алексей Навальный[2 - Алексей Навальный – основатель ряда антикоррупционных изданий и сайтов, начинал свою политическую карьеру в партии «Яблоко». В 2007 году Навальный стал соучредителем национал-демократического движения «Народ» и переметнулся к русским националистам, участвовал в «Русских маршах», а закончил свою «патриотическую» деятельность тем, что выступил на слушаниях в конгрессе США с призывом принять санкции против близких к Путину бизнесменов Евросоюза. Проходил по ряду уголовных дел как подозреваемый в мошенничестве. См. более подробно: «Википедия. А.Навальный»),]. Более года спустя в ходе расследования так называемого «болотного дела» о беспорядках 6 мая следствие пришло к выводу, что Удальцов и его подельники получили с Запада через посредников денежные средства на организацию столкновений с полицией в ходе разрешенного марша, которые должны были перерасти в долгосрочный Майдан оппозиции около Кремля. Не исключался якобы и прорыв в Кремль с тем, чтобы не допустить инаугурации Путина. От Октябрьской площади шествие прошло достаточно мирно. Но напротив кинотеатра «Ударник», на подходе к Болотной площади, где должен был состояться митинг, боевики «Левого фронта» спровоцировали столкновения с полицией. В автозаки покидали в результате от 400 до 600 человек. Удальцов, Навальный и Немцов были задержаны. Митинг был, таким образом, сорван, а прорвать полицейский кордон, перекрывавший вход на мост, ведущий к Кремлю, не удалось. Лента. ру сообщала, что «таких масштабных уличных боев Москва не видела лет двадцать, а может и больше». По данным МВД, в ходе столкновений с участниками удальцовского марша пострадали 30 полицейских. В дальнейшем акции продолжались уже в абсолютно мирных формах – гуляния с белыми ленточками по Красной площади в Москве, «десант» наблюдателей на выборы в Ярославль, митинги за пересмотр результатов выборов в Астрахани, серия акций «Оккупай», «Прогулка с писателями» 13 мая с числом участников до 20 тысяч, митинг 12 июня на проспекте Сахарова с числом участников до 100 тысяч человек. А затем численность протестных маршей стала заметно сокращаться. И когда оппозиция объявила в марте 2014 года свой «Марш мира» в знак протеста против присоединения Крыма к России, в его колоннах набралось не более 10 тысяч человек. Подводя итоги бурного на протесты 2012 года, шеф Совета Безопасности РФ, бывший директор ФСБ Николай Патрушев в интервью «Комсомольской правде» заявил ее корреспонденту В.Баранцу: «Цветные революции экспортируются из-за рубежа, сценарии таких переворотов тщательно отточены западными технологами. И мы видели их «успешную работу» в некоторых государствах постсоветского пространства, Ближнего Востока и Северной Африки. Финансируются эти действия также извне, получатели этих средств должны отчитываться перед своими иностранными заказчиками и выполнять их волю и советы, которые больше похожи на инструкции. Осенью прошлого года Россия являлась очередным «полигоном» для использования информационных, организационных и других внешних рычагов вмешательства во внутренние дела. В.Баранец: У всех на памяти массовые митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова… Н.Патрушев: Да, тысячи людей вышли на улицу, желая выразить свою гражданскую позицию. Это их конституционное право. Но при этом не должен нарушаться закон. Некоторые представители оппозиционных движений и радикальных структур пытались использовать политическую активность граждан для того, чтобы спровоцировать массовые беспорядки. Под лозунгами об отстаивании гражданских свобод нарушался общественный порядок, совершались провокации. То, что мы видели в Москве 6 мая этого года. Такие противоправные действия были направлены на расшатывание внутриполитической ситуации в стране. В этих условиях на государственном уровне были приняты необходимые меры по поддержанию стабильности. Внесены необходимые поправки в законодательство, прекращена деятельность ряда неправительственных иностранных организаций, некоторые из них напрямую финансировались, в частности, за счет средств госдепартамента США. Эти меры доказали свою эффективность. Правоохранительные органы смогли строго в рамках закона обеспечить защиту населения. Ситуация предельно ясна. Известны и «режиссеры» и спонсоры антиправительственных акций, которые от своих планов отказываться не собираются… На сегодня в России отсутствуют предпосылки к возможным цветным революциям и есть уверенность, что мы не допустим реализации подобных сценариев в нашей стране. («Комсомольская правда», 18.12.2012). Любопытно, что всего лишь через два года, покинувший протестное движение сопредседатель РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков в интервью «Газете, ру» подтвердил слова Патрушева, заявив: «В России нет социально-экономических предпосылок для протестов и не существует серьезных угроз для Владимира Путина до 2018 года, а оппозиции нужно отказаться от радикальной повестки, сосредоточившись на региональных, а затем и думских выборах. Вероятность своего Майдана для России, – сказал Рыжков, – крайне низка, так как Кремль начал проводить более гибкую политику». Спад протестной активности после 2012 г. в значительной степени объясняется тем, что оппозиция была слишком разношерстной политически, а ее лидеры многим не внушали доверия. Выступления против присоединения Крыма к России в 2014 году привели к ее дальнейшей дискредитации и изоляции. Пономарев, единственный депутат Госдумы, проголосовавший против резолюции о принятии Крыма в состав РФ, по словам лидера «Свободной России», потерял все шансы когда-либо сделать политическую карьеру в любой партии России. А многие сторонники А.Навального не простили ему то, что в самый разгар крымского кризиса он опубликовал в газете «Нью-Йорк таймс» статью, в которой просил ввести дополнительные санкции против России и подготовил расширенный список лиц для антироссийских санкций со стороны Евросоюза. (См. How to Punish Putin. The New York Times, 20.03.2014). Войны по захвату власти Конечно, Запад финансирует оппозицию, экспортируя «цветные революции», – тут Патрушев прав. В госдепартаменте США, например, откровенно признали, что после развала СССР на украинскую оппозицию было истрачено пять миллиардов долларов. Эту цифру – $5 000 000 000 подтвердил и бывший сотрудник ЦРУ Скотт Рикард. Он сообщил также, что деньги на Майдан инвестировали Пьер Омидьяр, основатель сайта eBay, а также финансист Джордж Сорос (Iifenews.ru. РИА-Новости, 03.03.2014). Но это не означает, что на Майдан в Киеве выходили одни агенты влияния, завербованные ЦРУ. Другое дело, что их эти агенты влияния использовали в своих грязных целях, для захвата власти на Украине. Было бы, конечно, ошибкой и всю российскую оппозицию обвинять в отсутствии патриотизма. И то, что враги России пытаются использовать ее в ходе «березовой революции», еще не говорит о том, что всю ее скопом завербовали в американском посольстве в Москве. В основном и в Киеве, и в Москве все начиналось с протеста честных людей против произвола властей, фальсификаций на выборах и против коррупции. И честь им за это и хвала. Президент Белоруссии Лукашенко, верно сказал, что только идиот не поймет, что революция на Украине началась с протеста народа против чудовищной коррупции, в которой погрязли все украинские власти от Кравчука до Януковича. А уже затем эту волну протеста против разложения правящей верхушки и связанных с ней олигархов оседлали фашисты и ультранационалисты, совершившие государственный переворот 22 февраля 2014 г. Батька Лукашенко не всегда прав в своей оценке событий, но тут он попал в самую точку. Увы, к его предупреждению не прислушались. Если до событий на Украине с российской фрондой как-то мирились, то крымский синдром довел несогласие с ней до откровенной истерии. Реакция властей и контролируемых ими СМИ на «марш мира» оппозиции, проходивший в Москве одновременно и по соседству с маршем сторонников воссоединения Крыма с Россией, напугала обывателя, привыкшего издалека наблюдать с трясущимся чубом за тем, как паны дерутся. Участников «марша мира», а заодно и всю антипутинскую оппозицию скопом объявили «пятой колонной» и занесли в категорию «национал-предателей». Бородатый обозреватель «Известий» Максим Соколов и вовсе вычеркнул оппозицию, протестовавшую против присоединения Крыма, из общественного мнения России, заодно отказав ей в праве на существование: «В общественном мнении произошла зримая демаркация, – писал он. – Демаркация между мертвой и живой тканью (при желании апологеты «Дождя» и Шендеровича могут считать живой тканью себя, а мертвой – своих оппонентов, степени обозначившегося противостояния это не меняет) столь очевидная и состоявшаяся, что остается констатировать: «Люди более не могут жить вместе, прочее – уже формальности». Надо признать, что более они не могут сообщаться между собой ни в еде, ни в питье, ни в молитве. В праздниках и горестях тоже. У вас своя свадьба, у нас своя свадьба. Может быть, это невесело, но это свершившийся факт» («Известия», 22.03.2014). Невесело, когда читаешь такие комментарии, да еще в «Известиях». Надо понимать, что без альтернативы оппозиции, желательно, конечно, патриотически настроенной, мы обречены на то самое губительное официальное «единомыслие», которое зло высмеял Джордж Оруэлл в своем великом романе «1984». Это когда одной рукой голосуют «За!», а другой – держат фигу в кармане. Мы это, увы, проходили. Выступая 18 марта 2014 г. в Кремле с речью о присоединении Крыма, Путин признал, что Майдан-2013 в Киеве возник на волне народного недовольства: «Повторю, хорошо понимаю тех, кто с мирными лозунгами вышел на майдан, выступая против коррупции, неэффективного госуправления, бедности. Права на мирный протест, демократические процедуры, выборы для того и существуют, чтобы менять власть, которая не устраивает людей. Но те, кто стоял за последними событиями на Украине, преследовали другие цели: они готовили государственный переворот очередной, планировали захватить власть, не останавливаясь ни перед чем. В ход были пущены и террор, и убийства, и погромы. Главными исполнителями переворота стали националисты, неонацисты, русофобы и антисемиты. Именно они во многом определяют и сегодня еще до сих пор жизнь на Украине» (Kremlin.ru, 18.03.2014). Официальная пропаганда, увы, это разъяснение президента практически сыгнорировала. Накануне присоединения Крыма, да и после этого, по всем про-властным каналам телевидения была развернута невиданная прежде пропагандистская кампания. Она была направлена не столько на поощрение патриотизма и национальной гордости (для этого вполне хватило Сочинской Олимпиады), сколько на то, чтобы объяснить очередной украинский бунт происками ненавистников России, организовавших на Украине фашистский путч. На этом фоне без излишнего шума похоронили ряд неприятных для Кремля коррупционных дел, включая расхищение средств при подготовке совещания АТЭС и Олимпиады, и втихую амнистировали экс-министра обороны архи-вора Анатолия Сердюкова. Но ведь рано или поздно все это опять всплывет и даст новый повод оппозиции выступить против «коррумпированной власти». Задача умного правителя, поэтому, заключается не в том, чтобы сокрушить оппозицию, а в том, чтобы она в своем с ним противостоянии не перешла на сторону врага, не утратила своего патриотизма. А в ряде «цветных революций», в том числе в ходе «арабской весны», антипатриотизм оппозиции активно использовался внешними силами, подлинными организаторами государственных переворотов. Соединенные Штаты и их союзники научились использовать народные революции как одно из средств ведения войн за мировое господство, к которым во многом Россия оказалась неготовой. Западные спецслужбы активно участвуют в войнах нового поколения, с помощью которых целые страны завоевываются без применения традиционного оружия. По мере того, как массовые армии и масштабные вторжения уходят в прошлое, такие боевые задачи возлагаются на небольшие по численности, но высокотехнологические соединения. Необычайно возрастет роль информации и дезинформации в достижении целей таких войн. Одной из форм такой войны четвертого поколения считается высокотехнологическая террористическая или партизанская война, к которой годами готовились те же боевики из украинского «Правого сектора» и «Свободы» (См. William 5. Lind. «Understanding Fourth Generation Warfare.» ANTIWAR.COM 15 JAN 2004 29 Mar 2009). События в Ливии и Сирии, так называемая «арабская весна», сотрясающая прежде стабильные арабские режимы на Ближнем Востоке и в Северной Африке, типичны для войн нового типа с применением методов ведения боевых действий, используемых международным терроризмом, и сетевой агрессии. Для России – это одна из самых серьезных угроз. «В войне четвертого поколения поле боя, по всей вероятности, будет включать все общество, от имени которого противник ведет войну, – говорилось в статье, опубликованной в 1989 г. в центральном органе Корпуса морской пехоты США «Марин кор газет». – Ключевой идеей станет направленность действий на достижение внутреннего коллапса сил противника, а не на их физическое уничтожение. В целом представляется, что военные действия четвертого поколения, по всей вероятности, будут в высшей степени рассредоточенными и по большей части неопределенными; разделительная черта между миром и войной будет размыта вплоть до полного исчезновения. Война будет нелинейной в такой степени, что, вполне возможно, в ней будут отсутствовать поддающиеся идентификации поле боя и линии фронта. Различие между «гражданским» и «военным» вероятно исчезнут. Действия будут одновременно направлены на всю «глубину» участвующих сторон, включая все их общество, понимаемое не только в его физическом, но и в культурном аспекте». (Marine Corps Gazette. Oct.89, pp. 22–26). Сирийский военный эксперт Эль Мюрид считает, что война, развязанная внешними силами в Сирии с использованием наемников, выступающих под видом сирийской оппозиции – типичный пример войны «четвертого поколения». В ней, отметим, активно используется информационное оружие, в том числе контролируемые агрессором оппозиционные сайты и другие сетевые и печатные ресурсы. «Скорее всего, опыт сирийской войны будет самым серьезным образом изучен в среде технологов ведения войн и обязательно применен против России, как только будет решено переносить действия на ее территорию, – говорит Эль Мюрид. Насколько российские военные серьезно отнесутся к сирийскому опыту – вопрос открытый. Хотелось бы, чтобы они успели его изучить до того, как придется учиться на собственном» (http://el-murid.livejournal.com.). По ряду признаков могу судить, что этому предупреждению у нас вняли не только на Лубянке. Военные эксперты, анализируя события в Ливии, заговорили о «войнах пятого поколения». «Основные характеристики будущих «войн пятого поколения» в ливийском случае просматриваются вполне отчетливо. Это изначально – войны-симулякры, вымышленные «копии без оригиналов», ход которых до определенного момента описывается глобальными масс-медиа без всякого соотнесения с действительностью, зато в точном и полном соответствии с «дорожной картой», разработанной «мозговыми штабами» страны-агрессора. Несуществующие события, фальсифицированные причинно-следственные связи, заранее подготовленные «свидетели», «герои» и «эксперты», – все это должно быстро заполнить собой мировое информационное пространство и сформировать там нужный агрессору образ реальности, который сам по себе может считаться новейшим оружием массового поражения. Потом, когда на уже лишенную воли к сопротивлению и разрушенную симулякрами страну-жертву под видом «миротворцев» обрушатся «обычные» войска агрессора и установят там оккупационный режим, уже никто не будет разбираться, какие события и в какой последовательности происходили до вторжения на самом деле, а какие были вымышлены в рамках «сценарных разработок». Сегодня под каток «войны пятого поколения» попала Ливийская Джамахирия Муаммара Каддафи. Завтра в таком же положении может оказаться любая другая страна мира. Не исключая Россию». (См.: Николай Коньков. «Война пятого поколения. Ее технологии отрабатывают сегодня на Ливии». «Завтра», 2.03.2011). Судя по всему, Путин понял, что России и его статусу Президента и Верховного главнокомандующего угрожают не столько протестные движения, с которыми в общем можно договориться, отсеяв заблаговременно иностранную агентуру, сколько те силы, которые по сей день стремятся осуществить «план Хауса», направленный на расчленение России. На этот раз с помощью войн четвертого и пятого поколений. Он понял, когда стал ясен истинный замысел государственного переворота на Украине в 2013 г., что речь идет именно о таких войнах против России. Откровение Бжезинского 2004 года о намерении США перенести Майдан в Россию было, наконец, воспринято всерьез. «Россия оказалась на рубеже, от которого не могла уже отступить. Если до упора сжимать пружину, она когда-нибудь с силой разожмется», – сказал Путин в своей «крымской речи» перед Федеральным собранием (Kremlin.ru, 18.03. 2014). Запад действительно перешел черту, и не реагировать на это было нельзя, ибо под угрозой оказалось само существование русского мира. Именно этой угрозе и посвящена моя книга. Глава вторая Власть Когда государь повинуется закону, тогда не дерзнет никто противиться оному.     Петр Первый В чести и силе та держава, Где правит здравый ум и право, А где дурак стоит у власти, Там людям горе и несчастье.     Себастьян Брант Известно, что царей делает свита. Но одновременно она делает и себя. Любой царедворец, вовлеченный в этот процесс, превознося царя, возносится и сам в его глазах. Продвигаясь вверх по служебной лестнице, он одновременно сталкивает с нее вниз своих конкурентов. Поэтому самое интересное действо в любом государстве происходит в коридорах власти, где свита занимается своим излюбленным делом – подковерными играми. Дело это суетное и, как правило, подлое. Чем ближе вельможа к трону, тем он опаснее, так как именно у самого трона искушение властью практически неодолимо. Сумма информации, которой обладает самый к нему приближенный и самый доверенный, стоит дорого, а человек слаб. Когда наступает неминуемая развязка, Правитель, ощутив клинок в животе, воскликнет с удивлением: «И ты, Брут?!» Но это будут его последние слова, и на вопрос, почему очередной «беззаветно преданный» Брут предал очередного Цезаря, никто уже не ответит, кроме историков. Разве что вспомнят афоризм самого Гая Юлия Цезаря, в котором сформулирована вся подноготная власти: «Люблю измену, но не изменников», и справедливо заметят, что изменник Брут всего лишь разделял его любовь к предательству. Тандем вечен? Ведь так не бывает на свете, Чтоб Родиной правили эти.     «Песня чукотского мальчика» В сентябре 2013 г. на встрече международного дискуссионного клуба «Валдай» бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон спросил Владимира Путина, выставит ли он свою кандидатуру на пост президента России в 2018 г. Путин ответил «Я не исключаю». Так он публично подтвердил, что готов баллотироваться уже на четвертый срок. Главной интригой при этом оставалось только то, будет ли он меняться в правящем «тандеме» каждые два срока с Дмитрием Медведевым, уходя на один срок в премьер-министры, либо намерен рулить единолично, став пожизненным президентом. После этой встречи на Валдае Эрик Ландаль, корреспондент французской газеты «Либерасьон», дал свой прогноз будущего «тандема» в своем фантастическом фельетоне, действие которого происходит в России в 2053 году. Вот выдержки из него: «Отпраздновав 7 октября 101-й день рожденья, Владимир Владимирович Путин, у которого все еще ясные голубые глаза и почти прежняя рельефная мускулатура, объявил, что больше не возражает против того, чтобы стать пожизненным президентом Российской Федерации. Этой новости от Путина ждали давно. Если быть точным, с момента кончины в сентябре его преданного соратника Дмитрия Медведева, который после каждых двух сроков Путина становился на один срок главой государства, чтобы затем снова стать премьер-министром, вторым человеком в стране. Владимир Путин решил не искать нового напарника – ну где найдешь такого верного, каким был старина Дмитрий? Траурная церемония в честь второго лица государства еще свежа у всех в памяти. О его кончине почему-то объявили с опозданием в несколько дней. Видимо, команда врачей пыталась воскресить покойника, используя новейшие китайские методики. Говорят также, что врачи пытались его клонировать, но взятые у 88-летнего организма клетки разложились. Так что российские власти пышно захоронили в закрытом гробу тело в уже очень плохом состоянии. Опустошенный, если не сказать потерянный президент пустил слезу, проходя мимо надгробного памятника старому соратнику, украшенного серпом и молотом, которым он вернул статус государственных символов в ходе своего 7-го мандата» (http://www.love-sl.ru (http://www.love-sl.ru/)). Смешно. Посмеемся же вместе с французами и вспомним, с чего реально начиналось это двоевластие, как возник тандем Путина и Медведева, который дал название в российской политике целому явлению, и даже эпохе по имени «тан-демократия». 31 декабря 1999 года в связи с досрочным уходом Ельцина в отставку Путин становится исполняющим обязанности президента Российской Федерации. С 26 марта 2000 года он считается законно избранным президентом России и вступает в эту должность 7 мая 2000 года. 14 марта 2004 года Путин был избран президентом РФ на второй срок. Вступил в должность 7 мая 2004 года. Конечно, он мог бы избираться таким образом до своей гробовой доски. Но надо было соблюсти пиетет. В конце концов, существовала Конституция РФ, по которой нельзя баллотироваться на пост президента одной и той же Российской Федерации трижды. Можно, конечно, было бы наплевать на конституцию и протащить через подконтрольную ему Госдуму решение, скажем, о том, что он – Отец Нации, или Национальный Лидер, как его уже заранее именовали едроссы, и уже потому имеет право… Но Россия – это не какой-нибудь Гондурас. Если бы Конституцию подправили таким образом, шум бы поднялся на весь мир, да и в России немало нашлось бы протестантов. Поэтому, как рассказал на своей пресс-конференции 26 апреля 2012 г. Дмитрий Медведев, они с Путиным еще в 2006 г. договорились меняться местами в правящем тандеме, чтобы, как у нас говорят в народе, и невинность соблюсти, и капитал приобрести, а точнее сохранить власть в руках все того же Путина, который на время уступал свое место президента Медведеву, а сам становился премьер-министром. Чтобы потом – все сначала. Кто был главным в этом тандеме, ни у кого сомнений не было. Даже в США, где все же предпочитали Медведева Путину, не было на этот счет никаких иллюзий. В конце ноября 2010 на сайте WikiLeaks были опубликованы телеграммы, направленные в госдепартамент США американским посольством в Москве. В одной из них Медведев был назван «бледным и нерешительным» (pale and hesitant), а Путин – «вожаком стаи» (alpha-dog); в этой переписке президент Медведев описывается также как «Робин по отношению к Бэтмену-Путину». Не прошло, однако, и двух лет, как Медведеву и в США, и в Евросоюзе отвели куда более значительную роль. До того момента, как произошла первая рокировка Путина и Медведева, английское слово «tandem» в русском языке означало «парный велосипед». По традиции, в нашем Отечестве каждый раз, когда власть принимается издеваться над народом и здравым смыслом, штатные пропагандисты ищут либо исторические параллели очередной властной мерзости, либо оправдывающие ее западные аналоги. В древние времена слова «тандем» еще не знали. Существовало, однако, такое понятие, как дуумвират – т. е. система управления государственным аппаратом или общей собственностью двумя лицами, а в Риме так двумя консулами. Новой системе управления Россией это вроде бы и соответствовало, особенно по части собственности, но расшифровывать это понятие по-древнеримски как-то не хотелось. В Карфагене городом управляли двое выборных. Но в данном случае это не подошло, т. к. выбрали только Медведева, а Путина вроде бы как назначили. Вспомнили тогда, что в Спарте правили всегда два царя из двух династий: Агиадов и Эврипонтидов. Но в России же – вроде бы была демократия, и о назначении Путина на царство пока что помалкивали. Тут пришли на выручку наши славянофилы. Они вспомнили, что в Древней Руси имело место соуправление братьев Романовичей: Даниила и Василька, а также братьев Юрьевичей – Андрея и Льва, правивших Галицко-Волынским княжеством. Также дуумвиратом считается соуправление Ярослава и Мстислава Владимировичей Русью с 1024 по 1036 год, что по срокам вполне подходило – каждому по шесть лет. Ну, и наконец, в России с 1682 по 1696 правил царский дуумвират братьев Романовых: Петр и Иван Алексеевичи. В этом сравнении было нечто лестное для Путина, который любит сравнивать себя с Петром еще с тех пор, когда он в школьном дворе командовал питерской шпаной – Иван был пареньком слабоумным и у власти вроде был как бы для понта. Озаботив всеми этими сравнениями российский электорат, Путин поставил его перед фактом, передав 7 мая 2008 года власть вновь избранному президенту, бывшему главе своей администрации Дмитрию Медведеву. До поры это вроде бы никого не волновало, пока в 2011 году не наступила пора переизбирать Медведева и заново выбирать Путина, который, ничтоже сумняшеся, снова выдвинул свою кандидатуру. И тут электорат заволновался в унисон с политическим, креативным и средним классами. Как же так, выходит Путин, вопреки конституции будет избран третий раз? 11 апреля 2012 г. еще премьер-министр РФ В.В.Путин в последний раз за свое премьерство (2008–2012 гг.) выступил с ежегодным отчетом о деятельности правительства в Государственной думе. Внимание к нему было особое – ВВП выступал в качестве не только премьера, но и уже избранного президента РФ. Когда он закончил чтение по бумажке своего отчета, кинорежиссер Владимир Бортко, депутат от фракции КПРФ, спросил, как Путин отнесется к тому, если в Госдуму будет внесен законопроект по исключению слова «подряд» из формулировки «подряд два срока президентских полномочий»? Владимир Путин сказал, что считает «это разумным». А потом, усмехнувшись, добавил: «Мы же взрослые люди, понимаем, о чем говорим. Закон обратной силы не имеет – меня он не коснется. После этого срока я смогу работать еще следующие два». Потом он поправился: «Еще следующий срок». «Это что ж, пожизненно?» – возопили возмущенные члены системной оппозиции. «Практически, – разъяснили им дотошные юристы из газеты «Коммерсант». – Ведь те шесть лет, которые Владимир Путин выиграл 4 марта 2012 года, он получил по старой норме Конституции. А обновленная норма, если поправку в Конституцию внесут в ближайшие пять-шесть лет, будет определять сроки уже для победителя на выборах 2018 года. Причем обновленная норма позволит начать новый отчет сроков, как для бывшего президента, так и для действующего. Иными словами, перед выборами 2018 года и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев будут иметь в потенциальном запасе по два срока каждый (или 24 года в пересчете на «тандем»), И «даже после такой поправки «политическая система страны не будет предусматривать сменяемости власти. В долгосрочном плане «изъятие слова «подряд» сослужит, бесспорно, прогрессивную роль», признает Виктор Шейнис. Но одним лишь этим «изъятием» сменяемость власти не обеспечить, уверен он. Сегодняшняя «безальтернативность Путина» создана за последние десять лет, в частности, «тщательной и последовательной переработкой избирательного законодательства». Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, сопредседатель Партии народной свободы (ПАРНАС) Михаил Касьянов и глава фонда «Индем» Георгий Сатаров в своем совместном меморандуме тут же заявили, что народ опять надули, и «власть предложила циничную имитацию» политической реформы. «Это первое заявление Путина о том, что он может оставаться президентом до 2024 года», – отметили «Ведомости». То есть еще два срока. Но юристы уточняют – три срока – до 2030 года. А тут еще и Медведев подлил масла в огонь, объявив во всеуслышание в ходе своей последней пресс-конференции 26 апреля 2012 г., что у них с Путиным «это надолго». Так народу снова по-наглому показали, что ему отведена лишь роль статиста на церемонии фактически безальтернативных выборов. Этого было достаточно для того, чтобы российская либеральная оппозиция ринулась на московские майданы – от Триумфальной площади до Болотной с протестом против того, что ее посчитали за быдло. И было бы только с протестом. От Москвы до самых до окраин на всех провинциальных «майданах» гремел крамольный лозунг: «Мы власть!». Каблуки на заказ С того самого момента, когда Каин убил своего брата Авеля, чтобы быть угодным Богу, а значит, и обрести соответствующие привилегии, история предательства исчисляется тысячелетиями. Люди, одержимые властью, готовы на любое преступление, чтобы ее обрести и не отдавать никому до самой смерти. Поэтому пожелание Булата Окудажавы из его обращения к Богу «Дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть» невыполнимо, ибо властолюбцам всегда мало власти. Власть развращает, а абсолютная власть, как подметил историк лорд Джон Актон (1834–1902), развращает человека полностью. Властители неизбежно теряют человеческие качества вместе с обретением власти, иначе они не смогли бы у нее удержаться. Американский историк Генри Брукс Адамс заметил как-то, что друг, ушедший во власть, – это потерянный друг. А почти век спустя наш бард Александр Галич перед своим отъездом в Париж спел нам на прощанье: Уходят, уходят, уходят друзья. Одни в никуда, а другие – в князья… Властолюбцы, как правило, небольшого росточка. Это лишь подтверждает мнение многих знаменитостей мировой психиатрии о том, что стремление к власти есть одно из проявлений комплекса неполноценности. В доказательство этого приводят такую статистику: Рост Чингисхана составлял всего 145 см. Такой же рост был у Тамерлана. Кровавый нарком НКВД Генрих Ягода был ростом в 146 см., а любимец Сталина Николай Ежов, еще более кровавый организатор «Большого террора», был ниже своего предшественника на сантиметр. Цари и императоры, завоевавшие в ходе своих великих войн многие страны, обладали огромной властью, но тоже высоким ростом не отличались. Рост Александра Македонского – 150 см. Карла Великого – 150 см. Королевы Виктории – 152 см. Людовика XIV – 156 см. Екатерины II – 157 см. Павла I – 166 см. Наполеона I – 169 см. В той же категории Йозеф Геббельс – 165 см и Бенито Муссолини – 169 см. Невысокого роста были и самые известные революционеры. Рост Нестора Махно – 151 см. У Владимира Ленина – 164 см, а Иосифа Сталина – 166 см. И соратники – им под стать. Рост Михаила Калинина – 155 см. Николая Бухарина – 155 см. Климента Ворошилова – 157 см. Никиты Хрущева – 166 см. Конечно, в каждом правиле есть исключения, и маленький рост всего лишь один из типичных показателей властолюбия. Рост Адольфа Гитлера, например, 175 см. Итакой же росту Михаила Горбачева, всего на три сантиметра ниже, чем у Ивана Грозного (178 см.). Ельцин дорос до 187 см. А Петр Первый и вовсе был гигантом двухметрового роста. Но вот в российском властном тандеме ведущие «спортсмены» все же ростом не вышли. У Владимира Путина – 169 см., а у Дмитрия Медведева – 162 см. Мы еще помним, как советские имиджмейкеры «вытягивали» Ленина и Сталина, о чем можно судить по сохранившимся фотоснимкам и статуям вождей. На Октябрьской площади в Москве до сих пор стоит памятник Ленину, у постамента которого копошится скульптурная кучка людишек, роста, в сравнении с вождем, лилипутского. Таков был менталитет «свиты» вождей советского периода. В соответствии с ним формировалось и массовое сознание. Увы, и в наше время раболепство перед начальством то и дело одерживает победу над здравым смыслом. Когда в феврале 2010 года президент Медведев посетил Омск, со всех улиц города содрали афишу спектакля «Ждем тебя, веселый гном» (РИА «Новый Регион», 18.02.2010). Свита знает слабости начальства. Перед тем как Путин посетил в сентябре 2010 г. МГУ, там был проведен конкурс по выбору студенток, которые должны были сопровождать его в лифте. В объявлении о конкурсе сообщалось: «Требования: девушки с московской пропиской (можно МО), возраст 22–27 лет, размер одежды 42–44. рост СТРОГО 160–165 (+2-Зсм можно), (Путин имеет рост 169 см, не выше его), славянской внешности, чистая кожа, хорошие манеры, красивая улыбка, вежливость, доброжелательность, интеллигентность»… (NEWSru.com, 23.09.2010). А вот во время визита Дмитрия Медведева в США в качестве президента РФ кто-то захотел угодить ему снимками, на которых он оказался одного роста с тогдашним губернатором Калифорнии бодибилдером Арнольдом Шварценеггером (188 см). Газета «Файненшнл таймс», пронаблюдав за этими метаморфозами российского лидера, пришла к выводу, что «он носит туфли на очень высоком каблуке (это может добавить 5–7 сантиметров роста). Есть подозрения, что туфли Медведева имеют еще и скрытый каблук в 2–3 см. То есть, только за счет обуви президента вытягивают на 7 – 10 см. Кроме того, различные ухищрения используют фотографы президентского пула». В кабинете Медведева висит портрет последнего русского императора Николая II. Нет большего удовольствия для хозяина кабинета, чем получить комплимент: «Вы так похожи на царя…» Сходство действительно есть. Увы, только внешнее. На императора-самодержца, даже в слабом варианте Николая II, его кремлевский двойник в годы своего президентства никак не тянул. А уж на посту премьера – тем более. Хотя и пыжился изо всех сил… Минимальный рост – это еще полбеды. Хуже, когда, не обладая широтой натуры, не умея прощать, люди у власти подозревают всех и вся в заговорах и интригах, в неуважении и нелояльности к ним, а потому мстят по мелочам всем, кто у них впал в немилость. Примеров тому в истории не счесть. Правление Путина в этом плане весьма показательно. Одна из его биографов Наталья Геворкян, автор книги «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» (2000 г.), в интервью газете The Washington Post заявила, что «центральная тема в мировоззрении» ее героя – это боязнь предательства. В.Путин говорил ей: «Лишь несколько человек мне близки по-настоящему. Они меня никогда не предавали, и я никогда не предавал их». «Он страдает от неспособности доверять людям – или народу», – говорит Н.Геворкян. По ее словам, В.Путин «происходит из культуры», которая привыкла к гражданам, живущим в полном соответствии с ожиданиями властей. Именно поэтому при Путине «атмосфера подозрительности пронизывает Кремль сильнее, чем когда бы то ни было». «Для офицера КГБ, – считает Геворкян, естественно подозревать всех в предательстве. И хотя В. Путин покинул спецслужбу накануне развала СССР, он не изменил своих взглядов на человеческую природу». Сегодня же, по словам Н.Геворкян, «мрачная атмосфера недоверия, которая, по слухам, пропитала его ближайшее окружение, определенно генерируется наверху». Она права, утверждая, что личным средством защиты для В.Путина стало его президентство. Именно поэтому он вряд ли покинет свой пост добровольно (См. Н. Геворкян, Н. Тимакова, А Колесников. От первого лица: разговоры с Владимиром Путиным. Москва, 2000; "The Washington Post", 06.09.20i3). Взгляд с человеческого кургана Все дорвавшиеся до власти, независимо от роста, хотят быть великанами за счет своих подданных. Чингисхан не случайно так любил создавать «курган» из живых людей, вскакивал на него на коне и оттуда наблюдал очередную битву. В наши дни живых людей, конечно, конями не топчут. Для обеспечения величия правителей вполне сходят фотошоп, пластиковая хирургия и сервильное телевидение. Но феномен «кургана» сохраняется: власть в той же Эрефии без тени сомнения топчет достоинство рядовых людей, обрекая их на нищенское существование, и за счет этого обеспечивает временную стабильность системы, благополучие свое и всего правящего чиновно-олигархического клана. Стабильность эта, однако, достаточно иллюзорна и преходяща. В коридорах власти идет жестокая борьба за первое место на российском Олимпе, в которой задействованы свиты различных «князей» и царедворцев. Подробности этих подковерных баталий редко становятся достоянием публики. Лишь время от времени закрытая для простых смертных информация прорывается на поверхность, и тогда мы узнаем, кто есть кто и кто за кого, а кто против. Так, например, случилось при снятии Сердюкова с поста министра обороны. Сердюков был ставленником вице-премьера Виктора Зубкова, т. к. состоял его тестем до того момента, как бросил его дочь, и стал открыто жить со своей любовницей Васильевой, а затем, чтобы самому не сесть, сдал ее, как главную фигурантку дела «Оборонсервиса» и прочих «оборонных» дел, о которых он, как министр, якобы и не догадывался. Так было, когда Путин во время наводнения в Приморье в августе 2013 г. снял вице-премьера по развитию Дальнего Востока Ишаева, и вместо него назначил бывшего министра природных ресурсов Трутнева. Вот тут мы и узнали, что Ишаева активно не любил вице-премьер Шувалов, который хотел назначить на его место своего человека. А раньше на его место хотели назначить все того же Сергея Шойгу. Трутнев, как оказалось, мультимиллионер и вообще «крепкий орешек», – человек Путина, а Шувалов делал все возможное, чтоб тот такого назначения не получил и т. д. Сор из избы, однако, стараются все же не выносить. Вот Путин, сняв того же Ишаева с хлебной должности, публично поблагодарил его за хорошую работу, особенно в то время, когда тот был губернатором Хабаровского края. Будто бы он не знал и не ведал, что в российской печати не раз появлялись статьи о злоупотреблениях Ишаева в бытность его губернатором этого края и его связях с криминалом. (См., например, «Криминальный спрут» Виктора Ишаева» о связях Ишаева с такими авторитетами криминального мира Хабаровского края как Ю. Масленников («Краб»), Виктор «Клещ», Виктор Киселев по кличке «Кисель» и др. (The Moscow Post, 14.10.2009). В статьях «Бизнес семьи Ишаевых» (The Moscow Post, 02.10.2009) и «Губернатор Ишаев и группа «Альянс» (solomin, 16.04.2007) сообщалось о весьма сомнительных сделках ишаевского клана, творившего полный беспредел в Хабаровском крае под крышей «Папы» Ишаева. Известна, в частности, история продажи группе «Альянс» крупнейшего на Дальнем Востоке хабаровского аэропорта, приносившего 132,4 млн. руб. чистой прибыли ежегодно, без приватизационного конкурса и всего за $10 млн. Это в разы меньше той суммы, которую получил бы краевой бюджет в случае открытой продажи. Например, аэропорт Сочи, сопоставимый с Хабаровским по пассажиропотоку, ушел с открытых торгов за сумму в двадцать раз большую. Более того, купив аэропорт, «Альянс», к которому Ишаев имел слабость, получил возможность диктовать «свой» уровень цен на авиационный керосин, поставляемый с Хабаровского НПЗ – 24 тыс. рублей за тонну при отпускной цене 17,9 тыс. рублей. А кому этот НПЗ принадлежит? Правильно – все тому же «Альянсу». И за всем этим стоял «Папа» Ишаев. «Если федеральный центр решит заинтересоваться историей этой сделки с госсобственностью, – писал в свое время Solomin, – руководству края и лично губернатору Виктору Ишаеву придется пережить немало неприятных минут: им будет трудно объяснить причины, по которым стратегический объект ушел в частные руки без проведения торгов и по откровенно невыгодной государству схеме». Не сбылся прогноз Соломина. Никто такого рода аферами «доверенных лиц» на местах в федеральном центре не заинтересовался. И Ишаеву все сошло с рук. Как и многое другое. Еще Петр Первый говорил: «Когда государь повинуется закону, тогда не дерзнет никто противиться оному». И если в нынешней Эрефии чиновники сверху донизу открыто воруют, то ясно, что закон им не писан. Они знают, что рыба тухнет с головы, и знают, как зовут эту рыбу. Это еще одна из причин того, почему мы так мало знаем о происходящем внутри правящего клана. Тех, кто выносит сор из этой клановой избы, наказывают самым страшным для чиновника образом – навсегда отлучают от государственной кормушки. На чекистском крюке При советской власти была создана клановая бюрократическая система, известная, как «номенклатура». Ее отличительной особенностью было то, что партийного бюрократа (либо освобожденного партработника, либо совмещающего свой посте основной работой) сначала назначали на какой-то ключевой административный или партийный пост (формально, путем голосования в соответствующей партийной инстанции – от партбюро и горкома партии до Политбюро ЦК КПСС, либо неформально – устным распоряжением вышестоящего партийного начальника), а уже затем, если это требовало соответствующей процедуры, избирали (председателя колхоза, секретаря партбюро на заводе, как правило, привозили на голосование из горкома или райкома, и так далее вплоть до членов Политбюро). Таким образом, руководители правящей партии назначали и кандидатов от блока коммунистов и беспартийных на выборах всех уровней. Номенклатура занимала все ключевые административные посты во всех сферах деятельности. Число номенклатурных работников в СССР брежневского периода достигало 750 тыс. человек (М.С. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., Захаров, 2005). В наше время численность номенклатурного чиновного корпуса увеличилась на порядок. Сталин определял требования к номенклатуре такими словами: «Люди, умеющие осуществлять директивы, могущие понять директивы, могущие принять директивы, как свои родные, и умеющие проводить их в жизнь». Уже в самой этой формулировке предусмотрены принципы формирования этого клана назначенцев и беспрекословное повиновение высшему руководству. Сталин, однако, утаил еще одно тайное условие доступа в советскую номенклатуру. Для того чтобы потенциальному назначенцу туда попасть, ему было необходимо получить специальный допуск. Этот допуск давали и в сталинские, и во все последующие советские годы на Лубянке, где тщательно исследовали личность назначенца на благонадежность, причем, без его ведома, и еще до того, как его выдвигала на какой-либо пост соответствующая партийная инстанция. Эта процедура в конечном итоге привела к тому, что советские спецслужбы, или как их называли «органы», по своему положению и влиянию в государстве и партии оказались выше самой коммунистической партии. Руководство КПСС назначало только высших руководителей органов, а органы могли не допустить назначенца и на высший пост в партийной или государственной номенклатуре, найдя или выставив его «неблагонадежным». При этом все руководители органов входили в высшее руководство партии, в высшую советскую номенклатуру. На Лубянке сталинские требования к чекистской номенклатуре соблюдались в высшей степени строго. Их невыполнение могло стоить нарушителю жизни. Сталин понимал, что сращение партийной и чекистской номенклатур неминуемо приведет к тому, что победят профессионалы и в партии возьмет верх тот, кто руководит органами. Неслучайно поэтому в последние годы своей жизни Сталин начал создавать «свою ЧК», своего рода партийную полицию, которая была по статусу выше и могущественнее Лубянки. Не исключено, что это и стало основной причиной неожиданного ухода Сталина из жизни и кратковременного возвышения Лаврентия Берии. В поединке с ним победило руководство КПСС. Но подковерная борьба продолжалась все послесталинские годы, пока шеф КГБ Ю.Андропов не стал генеральным секретарем ЦК КПСС. За это, как рассказывают осведомленные люди, Андропов заплатил тем, что срочно выписанный для него из Японии аппарат по поддержанию функции его вышедших из строя почек, так и не разгрузили в московском аэропорту. А дальше все шло по той же схеме. В органах полагали, что Горбачев свой – не случайно же его в свое время подселили в университетском общежитии к будущему лидеру и идеологу «пражской весны» Млынаржу. Но казачок оказался засланным не туда. Горбачев попытался вернуть статус-кво и резко ограничить полномочия чекистской номенклатуры, что, как известно, закончилось путчем ГКЧП, который теперь в путинской России рассматривается как проявление высшего патриотизма, а затем и «планетарной катастрофой», как Владимир Путин назвал развал Советского Союза. У Александра Зиновьева в его «Зияющих высотах» есть пассаж «О власти». Наш великий философ дает там определение власти, существовавшей в городе Ибанске, который у него стал прообразом СССР. «Надо различать власть политическую и неполитическую. Первая вырастает из политических отношений. Она выборна и сменяема. Она предполагает оппозицию и гласность. Она находится под контролем общественного мнения и открытой критики. Главная ее изначальная роль – укрепление и охрана правовой ситуации в стране. Она возникает вместе с правовыми отношениями и правовой формой поведения социальных индивидов. Она немыслима без социального права. В ибанском обществе нет политической власти. Есть лишь неполитическая власть, подделывающаяся под политическую. Зачем нужна эта подделка? Она, во-первых, есть продукт истории, в которой эта форма власти рождалась как политическая власть. Во-вторых, она оказалась удобным средством идеологической обработки населения. В-третьих, ибанским властям на международной арене приходится иметь дело с политическими властями других стран, и она при этом хочет выглядеть «полноправным партнером». Уберите страны с политической властью или сведите их до такого состояния, когда Ибанск может с ними не считаться, как слетит весь политический камуфляж с ибанской власти. И теоретики будут расписывать свою форму власти как высшую». (А.Зиновьев. Зияющие высоты. Editions I'Age d'Homme, Lausanne, Suisse, 1976. Pp.410–411). После распада Советского Союза и самороспуска КПСС власть в России так и не стала политической. У власти по-прежнему были назначенцы. По-своему это символизировал Борис Ельцин, один из самых мразных правителей в истории России. Его за всю его партийную карьеру от заведующего отделом, вплоть до первого секретаря Свердловского обкома, КПСС не выбирали ни разу. Первым секретарем он стал по рекомендации своего предшественника Якова Рябова, выдвинутого в Политбюро, о чем Яков Петрович, как он сам признал в одной из бесед со мной, потом не раз сожалел. Затем Ельцина назначили секретарем Московского горкома КПСС и тоже не выбирали. А уж президентом РСФСР он стал не потому, что победил на выборах – он их проиграл, – а потому, что ему уступил свое место победитель. И президентом Российской Федерации он стал без всяких выборов, а когда выборы были проведены в 1996 г., то результаты их были сфальсифицированы, а реальный их победитель Геннадий Зюганов побоялся взять власть в свои руки. Если учитывать все это, станет понятнее, почему советская номенклатура партийных назначенцев организованно перешла в новые государственные структуры Эрефии, практически не понеся серьезных кадровых потерь. Любопытно, что такие представители Лубянки в российском руководстве, как шеф президентской администрации Путина генерал КГБ С.Иванов, публично превозносит советскую систему подбора кадров. «В Советском Союзе кадровая политика была достаточно хорошо построена: существовали определенные фильтры, ступени, через которые люди проходили, за ними смотрели, в хорошем смысле этого слова, людей вели, опять-таки в хорошем смысле слова. И когда они достигали высот и, подчеркиваю, доказывали конкретными делами, что они успешные, то их переводили в Москву, назначали на более высокие должности, в том числе в центральные аппараты и ведомства», – говорит Иванов, хорошо знакомый с «фильтрами» КГБ, и с тем, как «вели» назначенцев, в том числе с Лубянки. В возрождении этой практики нет ничего зазорного, считает глава кремлевской администрации, «поскольку лучше никто ничего не придумал и не придумает». («Эксперт», 13.11.2013). Власть правящего путинского клана в России сродни зиновьевской «ибанской», т. е. советской власти, а правящая «Единая Россия» – это клон КПСС. Политической такую власть, как и в зиновьевском Ибанске, никак не назовешь, т. к. и при ней бюрократа любого уровня, кроме верховного, не избирают (и если избирают, то только для вида), а назначают. Вот и Путина Ельцин назначил после своего то ли добровольного, то ли достигнутого в результате нажима с Лубянки, ухода в отставку. А дальше все пошло по ибанскому (точнее – лубянскому, и созвучие здесь не случайно) сценарию. Формальные выборы. Формальные победы. Формальный уход в отставку и назначение в качестве преемника верного клеврета Димы Медведева. Затем, как договорились с Димой (см. Заявление Медведева 2011 г.), возвращение к власти еще не на один срок… Номенклатура хочет быть вечной. Думаю, не случайно вскоре после третьего прихода Путина в Кремль, начались разговоры о желательности восстановления монархии в России. Услужливая служба ВЦИОМ провела опрос и обнаружила, что едва ли не треть россиян этого желает. Но, заметьте – не возвращения на трон Романовых, а новой династии. И тут же придворный журналист Антон Хреков, кстати, сын пресс-секретаря президентского Управления делами Виктора Хрекова, выступает с комментарием, суть которого прозрачна, как питьевой спирт: нечего искать претендента на трон, тот, кто уже сидит в Кремле, всем известен, и народ его любит. Быть Антону обер-церемониймейстером при будущем императорском дворе. Беда там, правда, с наследниками – а вдруг помрет всенародно известный, так не дочек же его сажать на освободившийся трон… Все это и смешно, и грустно. Народу вешают любую лапшу на уши, а он ее даже не стряхивает. Исторические обстоятельства так сложились, что народ России и такому повороту событий обратно к самодержавию особо препятствовать не станет. Китайцы, когда хотят своему врагу пожелать беду, говорят: «Дай Бог твоим детям жить в пору перемен». Вот и русский народ смертельно устал от перемен и принял тот паралич, в который вверг страну Путин, за стабильность. В тот момент, когда Путин сменил Ельцина на посту президента, русские, увы, напоминали стадо без пастуха. Куда и за кем идти, никто не знал. Возвращаться в коммунизм уже не хотелось. А к капитализму и демократии еще не привыкли. Чекистская номенклатура, или, как они сами себя называют, «корпорация», и воспользовалась этим, чтобы теперь, уже не маскируясь, а нагло и открыто захватить власть в России. Вот что весьма откровенно писал по этому поводу в 2007 году автор этого термина, бывший начальник Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, а затем – депутат Госдумы от КПРФ, генерал ФСБ Виктор Черкесов»[3 - СПРАВКА. Владимир Путин служил вместе с Виктором Черкесовым в 5-м отделе Ленинградского УКГБ, который по линии Пятого управления КГБ СССР занимался «борьбой с идеологическими диверсиями». Окончив тот же факультет ЛГУ, что и Путин, но только на 2 года раньше – в 1973 году, Черкесов в течение двух последующих лет проходил срочную военную службу в Ленинградском военном округе, после этого несколько месяцев работал в прокуратуре, а в 1975 году – одновременно с Путиным – был зачислен в кадровый состав УКГБ по Ленинграду и Ленинградской области. Свою службу в КГБ Виктор Черкесов начинал оперуполномоченным Московского райотдела УКГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области, затем был следователем того самого пятого отдела УКГБ («пятки», как его называли чекисты), где дослужился до должности заместителя начальника, а потом – и начальника отдела. Не в этом ли «следственном отделе» служил Владимир Путин, который не хочет вспоминать, чем именно ему приходилось тогда заниматься. А занимались сотрудники «пятки» УКГБ разного рода диссидентами – правозащитниками, «свободными художниками» и прочими «демократами» с их антисоветским самиздатом. В числе самых громких дел, которые в конце 1970-х – начале 1980-х «шили» питерским интеллигентам чекисты из пятого отдела, можно вспомнить: дело издателей религиозного журнала «Община» и его редактора Владимира Пореша, а также дело Александра Огородникова (1979 год); дело активисток феминистского движения в Ленинграде Галины Григорьевой и Натальи Мальцевой (1980 год); дело независимого профсоюза «Свободное межпрофессиональное объединение трудящихся» (СМОТ) в 1981–1982 годах. Кроме того, Виктор Черкесов вел дела членов СМОТ и Народно-трудового союза (НТС) Ростислава Евдокимова и Марка Морозова, погибшего в тюрьме, а в 1983 году возглавил бригаду, расследовавшую дело филолога Михаила Мейлаха, который был виновен лишь в том, что редактировал зарубежные издания Даниила Хармса. О личном вкладе в ход расследования этих уголовных дел сослуживца Черкесова в конце 1970-х – Владимира Путина – теперь остается лишь догадываться.]: «Страна в начале 90-х годов пережила полномасштабную катастрофу. Известно, что после катастрофы система рано или поздно начинает собираться заново вокруг тех своих частей, которые сумели сохранить определенные системные свойства. Именно в таком смысле «чекизм» может быть принят к рассмотрению. Рыхлое, неоднородное, внутренне противоречивое и далеко не однозначное сообщество людей, выбравших в советскую эпоху в качестве профессии защиту государственной безопасности, оказалось в социальном плане наиболее консолидированным, или, если точнее говорить, наименее рыхлым. Для того чтобы оно могло уплотниться, понадобились все катастрофические воздействия (уж не о взрывах ли домов в Москве и Черкесске говорит наш хорошо осведомленный и близкий к Путину чекист? – В.Б.). Кто-то быстро отпал, вышел из профессионального сообщества. Кто-то предал. Кто-то стремительно «скурвился». Но какая-то часть сообщества все-таки выстояла. Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый «чекистский» крюк. И повисло на нем. (Выделено мной. – В.Б.). А кому-то хотелось, чтобы оно ударилось о дно и разбилось вдребезги. И те, кто этого ждал, страшно обиделись. И стали возмущаться, говоря о скверных свойствах «чекистского» крюка, на котором удержалось общество». «Безусловно, – соглашался со своими потенциальными оппонентами Черкесов, – я не считаю, что критика «чекистских пороков» была абсолютно беспочвенной. Во-первых, непорочны только ангелы. Во-вторых, реальные законы нашей профессии порождают многочисленные издержки. (Об этих «издержках», включая пытки и массовые расстрелы, написаны тома. – В.Б.). Безоглядно воспевать такое ремесло могут только дети младшего и среднего школьного возраста. В-третьих, катастрофа – она и есть катастрофа. И все же мы помогли, в конце концов, удержать страну от окончательного падения. В этом один из смыслов эпохи Путина, в этом историческая заслуга президента России. И это налагает на наше профессиональное сообщество огромную ответственность, не имеющую ничего общего с кичливым самодовольством. Не мы сформировали пережившую развал страны социальную корпоративность. (Ну, тут, как мы увидим далее, наш лубянский генерал лукавит. – В.Б.). Она стихийно сложилась в недрах самого коллапса и вызванного им хаоса. И создала из хаоса какой-то минимальный порядок. Он возник – что дальше? Тут, по-моему, есть три сценария. Первый и наиболее благоприятный: преодолевая корпоративизм, карабкаться наверх, превращаться в нормальное гражданское общество. Чем быстрее в России сформируется полноценное гражданское общество, тем будет лучше для всех. В том числе и для моих коллег по профессии. Нельзя – глупо и бесперспективно – цепляться за корпоративные приобретения. Смешно после всего случившегося вставать в позу и говорить о себе как о «соли земли», об «элите элит». Лично я никогда не обменяю свои права гражданина на какие-то «элитные преференции». И твердо знаю – не я один. Второй, уже не лучший, но «совместимый с жизнью» сценарий состоит, наверное, в том, чтобы достроить корпорацию и обеспечить с ее помощью долговременную стабильность и постепенный выход из глубокой социокультурной депрессии. Отчетливо понимаю, что в этом сценарии есть огромные риски. В том числе опасность превращения великой страны в болото образца худших латиноамериканских диктатур с их социальной замкнутостью и неофеодализмом. Но это не предопределено. Кроме негативного корпоративизм может быть и позитивным. Третий, не совместимый с жизнью сценарий состоит в том, чтобы повторить все катастрофические ошибки, приведшие к распаду СССР. Начать безоглядно критиковать «чекистский» крюк и в итоге, сломав его, обрушить общество в новый социально-политический кризис. Отдаю себе отчет в том, насколько многолики силы, которым этот сценарий кажется хорошим. Это и наши враги, которым просто нужно, чтобы мы, как страна, исчезли с карты мира. А как народ – выпали из истории. Это и какие-то системные конкуренты, которые надеются, что, обрушив российскую систему в очередной раз, они завоюют контроль над нею и получат вытекающие из этого экономические и иные возможности. Это и моральные люди, считающие себя вправе критиковать настоящее так же, как когда-то они критиковали прошлое. Такие люди честно и страстно указывают на определенные несовершенства системы. К сожалению, в очередной раз забывая, что эти несовершенства во многом выросли именно из их критики системы предыдущей. Оговорив три сценария, я по необходимости сосредоточился на втором. Не потому, что он наилучший. А потому, что наихудший слишком уж неприемлем. Закрытое общество всегда хуже открытого. И каждый, кто пытается представить эти мои размышления как пропаганду закрытого общества, поверьте, глубоко ошибается. Но и внутри закрытых обществ есть определенная градация. Они могут быть относительно здоровыми и способными набрать потенциал для перехода в открытость. А могут быть источниками системного саморазрушения. Или, как минимум, социальной и политической мутации» («Коммерсант», 9.10.2007). Черкесов и те, кто стоял за ним, предлагали гражданам России сценарий № 2 – «достроить корпорацию (чекистскую. – В.Б.) и обеспечить с ее помощью долговременную стабильность». Черкесов на момент публикации его сценариев в «Коммерсанте» был одним из тех, кто вошел, можно сказать, в совет директоров этой корпорации, этакой KGB Incorporated. И знает, на что она нацелилась. Все его рассуждения о «спасении России», стремление представить КГБ в виде некоего благородного собрания рыцарей без страха и упрека – это словесный камуфляж. Он понадобился ему всего лишь для прикрытия очевидного и всем известного факта: с самого момента создания ЧК Россия была подвешена на «чекистский крюк». И все годы существования Советской власти висела на нем, мучаясь и истекая кровью. Попытка снять Россию с этого крюка после ликвидации СССР и коммунистического режима, увы, оказалась неудачной. Во многом это объясняется традиционным пофигизмом русского народа, который порожден не столько его пресловутой «рабской покорностью», сколько нежеланием с властью связываться. В нашем теперь уже не коммунистическом Отечестве никто из «властителей умов» не решился открыто заявить г-ну Черкесову и прочим пророкам с Лубянки, что претензии руководителей KGB Incorporated на роль спасителей России и, уж тем более, на роль проводников демократии не выдерживают никакой критики. И не только в силу прошлого этой организации, повинной в гибели миллионов наших соотечественников. А, прежде всего, из-за ее репрессивной сути, которая несовместима с демократией по определению. Над Черкесовым похихикали на либеральных сайтах, да тем и ограничились. В «совете директоров» гебистской корпорации, однако, сообразили, что глава «Наркомдури», как окрестили в России ведомство Черкесова, наболтал лишнего и, как только Медведев сменил Путина, задвинули этого «воина» невидимого фронта на второстепенный пост, а затем и с него убрали. Убрали не потому, что капо-дель-капо этой корпорации не разделяет убеждений Черкесова. Именно его взгляды и излагал идеолог современного гебизма. Известно, что после своего назначения в президенты Ельциным Путин заявил на собрании гебистов на Лубянке, что наконец-то КГБ захватило в России власть. Он не шутил. Но отождествлять себя открыто с автором программного манифеста KGB Incorporated он не стал, ибо понимал, какая на это последовала бы реакция в России и особенно за границей. Поэтому, вспомнив пословицу «Заставь дурака Богу молиться, он себе лоб разобьет», от Черкесова решили избавиться и изгнали его с чекистского Олимпа власти. Его, однако, подобрали. И кто? Коммунисты Геннадия Зюганова, который любой вопрос о чекистском терроре в годы Советской власти воспринимает как «грязную провокацию». В историю России Черкесов, тем не менее, уже вошел, как «бард чекистского крюка». Конечно, у этого барда есть сторонники не только на Лубянке. И в команде Путина. Ведь, когда Черкесова в два этапа сняли с высокой должности, Россию с этого крюка никто снять и не подумал. И в этом главная причина того, что правда о преступлениях лидеров большевиков и созданной ими «чекистской корпорации» против человечности, прежде всего, против русского народа, всячески замалчивается, а кадровые палачи Лубянки все еще ходят в героях «демократической» России, как и в советские времена. По той же причине искусно замалчиваются преступления KGB Incorporated в наше время, а тех, кто все же попадается на воровстве и коррупции, всем кланом отмазывают и помогают уйти от ответственности, в том числе уйти за границу. Давно замечено, что при любой смене власти новый режим, так или иначе, копирует старый. Вместе со своими бывшими сослуживцами по КГБ и питерской мэрии Путин создал свой аналог КПСС в виде «Единой России» и свой аналог Политбюро. «В условиях полной закрытости действующей российской власти правильнее говорить, что Путин и Медведев представляют публичное «лицо» невидимой власти – неконституционное политбюро с его негласными советниками. Сам факт существования такого политбюро отсутствует в публичном дискурсе. Тем более никто не может с уверенностью сказать, в какой мере не только Медведев, но и Путин являются его заложниками. Под плотной завесой секретности находится и разветвленная, пронизывающая общество тайная инфраструктура власти в виде негласных сотрудников президентской администрации и органов ФСБ, которые присутствуют во всех партиях, общественных организациях, учреждениях, на всех предприятиях, включая бизнес-структуры, во всех средствах массовой информации. Именно эта тайная инфраструктура обеспечивает устойчивость «вертикали» власти. Именно она составляет ядро того гражданского общества, которое, по мнению Путина, в России безусловно есть и которое представлено организациями типа Общественной палаты» (Грани. Ру, 30.09.2011). «Черная сотня XXI века» против Болотной Но теперь о главном. Нередко претензии бывших коллег Черкесова на право управлять народом России оправдывают тем, что он якобы соскучился по «сильной» руке и готов добровольно отправиться в стойло, уготованное ему гебистской бандой. В оправдание «закручивания гаек» ссылаются даже на старого советолога Ричарда Пайпса, который в январе 2014 г. в интервью газете «Ведомости» заявил, что управлять Россией сугубо демократическими методами в силу огромности ее территории очень трудно. Но забывают при этом вторую часть этого интервью. Пайпс подчеркнул в нем, что если в России не восторжествует демократия, если там не научатся уважать законы, права человека и неприкосновенность частной собственности, то она очень скоро утратит свои позиции великой державы и займет место, где-то аналогичное месту Аргентины в современном мире. Конечно, Пайпса, убежденного антикоммуниста, русофоба и сиониста, нельзя отнести к друзьям России. Он был разработчиком известной директивы президента США Рейгана NSDD-75 о подрывных действиях против Советского Союза в конце 80-х годов. И демократию для России он предлагает именно в таком прозападном варианте, который приведет ее к развалу, как привели к развалу СССР операции в рамках NSDD-75. Но в одном старый антисоветчик прав: без соблюдения закона на всех уровнях власти сверху донизу, любая страна, в том числе и Россия с ее пространствами и 140 национальностями, обречена на деградацию и упадок. Демократия в ее классическом понимании («власть народа» по-гречески) Путина и его окружение пугает уже потому, что она предусматривает сменяемость власти в ходе демократических, а не контролируемых выборов. Для руководства KGB Incorporated потерять власть – это, прежде всего, потерять возможность прямого и неконтролируемого доступа к государственным ресурсам, к российской казне и бюджету. А еще страшнее – перспектива отвечать за все свои беззакония. Лихорадочная законодательная активность Госдумы в 2012–2013 гг., нацеленная на создание юридического фундамента для диктатуры путинского клана, и попытки чекистского «фельдфебеля в Вольтеры дать» всей Российской академии наук, в этой связи весьма показательны. Конечно, в руководстве KGB Incorporated понимают, что в России по сильной руке силовиков, помимо них самих, тоскуют далеко не все. Более того, понимают, что число противников такого варианта развития, а точнее, деградации России, с каждым днем растет. Поэтому все принимаемые режимом меры по схеме «держать и не пущать» нацелены, прежде всего, на то, чтобы число недовольных режимом и сторонников демократического пути развития России не перешло в критическую массу. Когда на декабрьской пресс-конференции 2013 г. Путина спросили, кто мог бы стать его соперником на выборах 2018 г., он назвал первыми лидеров системной оппозиции – Зюганова, Жириновского и Миронова, т. е. лидеров партий, давно и прочно интегрированных в нынешнюю политическую структуру «суверенной демократии». Такого рода оценка лестна только для этих лидеров, но губительна для их партий. Путин просто, таким образом, заявил, что альтернативы себе не видит. И в данном случае он, конечно, прав. Наряду с точечной дискредитацией лидеров внесистемной оппозиции, при Путине регулярно проводится и повышение норм прикорма лидеров оппозиции системной. Так, например, Зюганов договаривается с Кремлем не только о приватизации своей цековской дачи, но и о том, чтобы КПРФ отдали на кормление какое-нибудь губернаторство, а Жириновский получает от Путина индульгенцию на экстремистские высказывания. Это, не говоря о повышении месячной зарплаты народным избранникам до 250 тысяч рублей, а лидерам парламентских партий едва ли не в два раза больше. Таким образом, выпускается пар недовольства, и одновременно обеспечиваются политические тылы. Но так долго продолжаться не может. Рано или поздно крышку котла сорвет, и она ударит в первую очередь по головам тех, кто пытался ее удержать. Конечно, власть этого боится. Но не меньше она боится и реальной, а не интегрированной в систему оппозиции. Справедливо замечает политолог Александр Кынев: «Сегодня происходит все более сильное разочарование значительной части граждан в формальных политических институтах, которые власть сознательно дискредитировала. Доверие к политической системе упало. Общий тренд – удержать власть любой ценой приводит к тому, что власть теряет легитимность». Поляризация политических сил в России к началу путинского третьего срока еще не достигла критической точки. Но процесс этот идет и весьма активно, как показали массовые протесты 2011–2013 гг., тем более что с Запада его активно стимулируют. Можно ли его остановить? Каким путем следует идти России, чтобы избежать своего Майдана и, значит, очередной катастрофы? Сценарии дальнейшего развития страны Путину и его команде предлагают и справа, и слева. А у либеральной, прозападной оппозиции есть только один сценарий – «Россия без Путина!». Русские националисты правого толка пока что за Путина, но не исключено, что и они поддержат этот лозунг либералов, если ВВП не оправдает их надежд. На сайте одной из националистических организаций России «Русская народная линия» висит статья Константина Душенова «Черная сотня Президента Путина». Читаем: «Синтез всего лучшего, что было в России Царской и России Советской – вот единственный ключ к успеху. Только соединение политической практики сталинизма – самоотверженной, жертвенной, беспощадной – с исконными черносотенными, православно-монархическими идеалами Русского народа может нынче заложить прочное основание новой Российской Империи. Кремлю сегодня позарез нужна своя Опричнина. Своя Черная сотня. Свой «орден рыцарей-меченосцев», этакий «православный русский НКВД» двадцать первого века (Ну, прямо все по генералу Черкесову!). Нужна прочная социальная опора, кадровый резерв, надежный инструмент, как публичной политической борьбы, так и закулисной подковерной интриги. Кремлю нужна Черная сотня XXI века (Выделено мной. – В.Б.). Нужна массовая народная сила, на которую можно было бы уверенно опираться в случае любых катаклизмов, любых потрясений, любых попыток обрушить Российскую государственность, откуда бы такие попытки ни исходили, извне или изнутри. И Кремль, похоже, это понимает. Кто знает, не станет ли Общероссийский народный фронт, старательно опекаемый им, зародышем нового черносотенного движения? Дай-то Бог!» (Ой, не дай Бог! – В.Б.) Справедливо вспомнив, что «черные сотни», т. е. ополчение не служилого, а крестьянского «черного люда» во времена Минина и Пожарского, помогли разгромить польских интервентов и покончить со Смутой, Душенов уповает не на крестьян. А на то, что путинский режим призовет современных черносотенцев на помощь, дабы «разгромить либеральную болотную сволочь» так же, как их предшественники сумели разгромить бунтовщиков в ходе революции 1905 г. Исторические параллели – вещь, вообще-то, опасная уже потому, что история буквально никогда не повторяется. И, если ставить черносотенцам в заслугу отпор тем, кто уже в 1905 г. пытался ввергнуть Россию в гражданскую войну, то надо помнить, что были среди них и те, кто открыто выступил на стороне куда более страшных врагов нашей Родины, чем местечковые революционеры и кровавые вожди большевиков-ленинцев. Напомню, что один из наиболее известных лидеров «Черной сотни» Николай Марков закончил свою карьеру сотрудничеством с нацистами. В 1936 г. в Берлине он вступил в русскую секцию нацистской «Мировой службы» (так называемого «антисемитского интернационала») и издавал свой фашистский журнал вплоть до разгрома Третьего рейха. А были и такие черносотенцы, как Пуришкевич, которого амнистировал сам Ф.Дзержинский,т. к. не видел в нем угрозы революции. Теперь о том, какой сценарий для России предлагают либералы. Один из лидеров несистемной оппозиции Навальный реальной программы не имеет. Его партия «Народный альянс» – структура достаточно рыхлая и организационно, и политически. Основная его цель – захватить власть в России любой ценой. Что он будет делать с этой властью, никому не ясно. Одна из ярых его последовательниц и идеолог несистемной оппозиции главный редактор журнала The New Times Евгения Альбац вообще выступает за раздел России. В эфире «Эха Москвы» она заявила: «Я, честно говоря, не вижу особой проблемы, и если Россия разделится по Уральскому хребту. Я думаю, что это неизбежно». А Сибирь, считает она, так или иначе, станет «экономическим вассалом Китая». Неразборчивость в средствах, включая незаконное обогащение, а также открыто антироссийская ориентация таких союзников Навального, как Немцов и Гозман, Гудков-младший и Пономарев, Гонтмахер и Шенедрович оттолкнули от них российских «новых левых» и многих либералов. Поэтому от них и отошли многие из тех, кто выходил вместе с ними на Болотную площадь и проспект Сахарова. Развалился и координационный комитет оппозиции. Пика своей популярности Навальный достиг в 2013 г. в ходе досрочных выборов мэра Москвы, несмотря на то, что уже тогда был фигурантом ряда уголовных дел. Но затем – в ходе событий вокруг Крыма, когда он стал помогать американцам вырабатывать санкции против России, его популярность сдулась, как резиновый шарик, даже в среде интеллигенции. У лидера «Гражданской инициативы» М.Прохорова есть довольно грамотно разработанная программа, но политически пока что его партия, которую можно с полным основанием и с большевистской прямотой назвать «партией крупного капитала», не состоялась. А единственный ее ставленник во власти, бывший мэр Ярославля Евгений Урлашов сел в 2012 г. «за покушение на взятку». Партия Прохорова, которую возглавила его сестра, была, как и Навальный, в числе организаторов «Марша мира» против присоединения Крыма к России, что тоже популярности ей не прибавило. Пожалуй, можно согласиться с той характеристикой будущего протестного движения, которую дал Игорь Юргенс, руководитель Института современного развития, «мозгового центра» Дмитрия Медведева в годы его президентства. В интервью «Лос-Анджелес таймс» он говорил: «Явное недовольство режимом части населения пока не стало общенациональным фактором. Что касается протестного движения, оно само скоро станет более разобщенным, так как невозможно надолго объединить в одном движении националистов, коммунистов и либералов. Они могут достигнуть некоторых промежуточных целей – например, сохранить единство до некоторых региональных выборов или, возможно, до экстренных выборов в парламент, – но потом им придется разойтись в разные стороны». Палки в колеса тандема 26.10.2013 газета The New York Times опубликовала статью Михаила Ходорковского, отметив, таким образом, десятую годовщину ареста основателя ЮКОСа. К моменту публикации этой статьи Ходорковского называли уже не только «главным заключенным России» и чуть ли не основным критиком Путина, но и реальным кандидатом в лидеры реальной оппозиции режиму. Это в окружении Путина поняли еще до того, как арестовали владельца ЮКОСа. В своей статье он и сам признает, что основная причина, по которой он оказался за решеткой, заключается в том, что он финансировал оппозицию и представлял политическую угрозу властям. Конечно, Ходорковский мог избежать такой участи, если бы пошел на компромисс с путинским режимом. Но он переоценил свои силы, бросив Путину вызов. Путину не надо было ничего придумывать, чтобы его посадить и надолго – Ходорковский и его окружение, как и все олигархи ельцинской поры, нажили свои богатства преступным путем, и это не выдумка путинской пропаганды, а факт. Другое дело, что заплатили за эти преступления только Ходорковский с Лебедевым, а их коллеги-олигархи продолжают безнаказанно грабить русский народ по сей день. Находясь в тюрьме, Ходорковский своих будущих планов активного участия в российской политике не рекламировал. Наоборот – уверял всех, что, выйдя на свободу, этим заниматься не будет. Сняв робу зека, по неожиданной амнистии Путина, он на первых порах это подтвердил. Но это на первых порах. Как бы то ни было, именно Ходорковского сегодня следует считать наиболее авторитетным лидером и идеологом внесистемной оппозиции и его «юбилейная» статья это подтверждает. По словам опального олигарха, нынешнее российское правительство вошло в стадию «необратимой деградации», хотя и не осознает этого. В интервью N-TV экс-глава «ЮКОСа» высказался еще более резко, отметив, что у «нынешней системы, запугивающей и притесняющей граждан, в современном мире нет шансов на долгое существование. Такая система обречена на гибель, и надо быть готовым к созданию правовых институтов, действующих на регулярной основе, а также к построению нового демократического государства». Ходорковский уже сейчас ставит перед протестным движением и вполне конкретные боевые задачи: «Надо быть готовым к этому, как с организаторской, так и с идеологической точки зрения». В отличие от Юргенса он считает, что единственная надежда на перемены в России – это «успешное широкое мирное протестное движение». Цель его, по характеристике Ходорковского – «вынудить разумную часть правящей элиты к переговорам о направлении и темпах необходимых реформ» (Выделено мной. – В.Б.). Опальный олигарх в тюрьме времени не терял – разработана целая стратегия свержения путинского режима. Путин еще до того, как суд отправил Ходорковского за решетку, понял, что он представляет для него самую большую опасность. Не исключено, что он засадил бы его туда пожизненно. Незадолго до освобождения его из тюрьмы появились сообщения о том, что готовится «третье дело» бывших руководителей и владельцев ЮКОСа. На этот раз виртуозы «басманного правосудия» готовили дело об убийстве мэра Нефтюганска. А это уже грозило пожизненным заключением. Путин боялся выпустить олигарха. Не исключено, что «третьему делу» дали бы ход, но с Запада так нажали, что Путину это грозило не меньшими неприятностями. Появилось сообщение, что Меркель пригрозила ему опубликовать досье спецслужбы ГДР Штази, в котором был собран серьезный компромат на полковника Путина. Старый лис Г. Геншер, бывший министр иностранных дел ФРГ, якобы и предложил это досье в обмен на свободу Ходорковского. Но это, скорее всего, домыслы. Куда больше Путина беспокоил бойкот Зимней Олимпиады в Сочи, которым ему пригрозили с Запада. Как бы там ни было, в колонию, где отбывал заключение Ходорковский, направился представитель не то ФСБ, не то ФСО, не то кто-то из секретариата Путина. Его переговоры с Ходорковским закончились тем, что тот подписал просьбу о помиловании на имя Путина в связи с болезнью матери и устно пообещал больше политикой не заниматься. Новость об освобождении Ходорковского должна была стать гвоздем путинской предновогодней пресс-конференции 26 декабря 2013. Но, видимо, переговоры затягивались, и он целых четыре часа отвечал на такие дурацкие вопросы, что над ним стали хохотать даже в специально отфильтрованном зале. Весть о том, что с Ходорковским договорились, застала его уже в коридоре, где он и сообщил ее журналистам. Это и стало главной сенсацией того дня. Все восприняли освобождение самого известного в России сидельца как крепкую палку в колеса правящего тандема. Конечно, на главной сцене борьбы за власть между правыми и левыми, неославянофилами и неозападниками, Ходорковский не участвовал. Но он присутствовал на этой сцене, как каменный гость в одноименной пьесе. И все ждали, что он вот-вот войдет и пожмет своей каменной десницей руку Путину… Или Медведеву. В зависимости от того, кто будет рулить на тот момент в тандеме. Кстати, сразу же после освобождения в одном из интервью Ходорковский сказал, что предпочел бы Медведева Путину… Судя по тому, как западная пресса освещала после этого все передвижения Ходорковского в Германии, Швейцарии, Израиле и Украине, а также все его интервью, ставка на него сделана и серьезная. Иначе на Западе палец о палец никто бы не ударил, чтобы выпустить его из тюрьмы. Кто же за ним стоит? «Помимо стремления контролировать американское и британское правительство, Ротшильды пытаются активно влиять на правительство российское, – пишут авторы книги «Династия Ротшильдов: история и современность». – Ротшильды пытались заменить президента Владимира Путина своим человеком, что стало ясно в конце октября 2003 года, когда Путин приказал арестовать богатейшего человека России, Михаила Ходорковского, владельца гигантской нефтяной компании «ЮКОС». (В 1995 году он приобрел государственную нефтяную компанию за 300 млн. долларов. Теперь ее стоимость оценивается в сумму, превышающую 30 млрд, долларов, а личное состояние Ходорковского – в 4,72 млрд, фунтов стерлингов.) Ходорковского арестовали в сибирском аэропорту и тут же посадили в СИЗО. Ему было предъявлено обвинение в неуплате налогов на сумму в один млрд, долларов. Обвинители пытались заморозить функционирование компании с тем, чтобы Ходорковский не мог распродать свои акции. Считается, что ему принадлежит 59,5 % акций «ЮКОСа» (хотя некоторые источники считают, что он контролирует треть акций, поскольку значительная их часть принадлежит его деловому партнеру Платону Лебедеву). Оказалось, что Ходорковской не мог «действовать, как бенефициар», поскольку право голоса было передано неназванному иностранцу. Скорее всего, речь идет о лорде Джейкобе Ротшильде. Сын лорда Виктора Ротшильда Джейкоб покинул N. М. Rothschild & Sons в 1981 году, когда контроль над банком перешел в руки его кузена, Ивлина, из-за чего в семье возник конфликт. Состояние Джейкоба оценивается в 400 млн. фунтов стерлингов. Ротшильд был одним из тех, кому предложили право голоса». Это обстоятельство – незаконная передача прав собственности над крупнейшей российской нефтедобывающей корпорацией иностранному собственнику – вменялось в вину фигурантам дела ЮКОС. «Ходорковский и Ротшильд, – продолжают авторы исследования, – заключили доверительное соглашение, когда Ходорковский понял, что ему угрожает арест и возможное десятилетнее пребывание в тюрьме. Акции были переданы группе «Менатеп», открытой в Гибралтаре. Судя по всему, у Ходорковского были политические амбиции, которые поддерживал Ротшильд. Вполне возможно, что он собирался сменить «рокфеллеровца» Путина на посту президента России. Поскольку Ходорковский активно поддерживал оппозиционных политиков, то под его контроль попали около 200 членов парламента. Арест положил конец его политическим амбициям и попыткам «Ротшильдов» перехватить контроль над страной, которая «исторически принадлежала Рокфеллерам». Очевидно, что Путину удалось предотвратить ситуацию, которую очень точно описывает заголовок в «Sunday Times»: «Ротшильд, новая власть в России». Сообщалось, что Путин решительно ополчился против капитализма. Теперь внимание обвинителей обратилось на соперника «ЮКОСа» компанию «Сибнефть» и ее владельца Романа Абрамовича, который купил лондонский футбольный клуб «Челси». (В 1995 году Абрамович приобрел государственную нефтяную компанию за 100,3 млн. долларов. Теперь ее стоимость оценивается в 12 млрд., а личное состояние Абрамовича в 7,2 млрд, фунтов стерлингов, то есть гораздо больше, чем состояние Ходорковского.) Абрамович был связан с лордом Ротшильдом через финансируемый «ЮКОСом» фонд «Открытая Россия», основанный в 2001 году. Организаторами фонда были лорд Ротшильд и Михаил Ходорковский. Но основная проблема заключалась в попытках Ротшильдов сместить с поста президента Путина и поставить у власти своего человека. («Династия Ротшильдов: история и современность». Цит. по: 1 pixel.ru/rotshild.php). Как видим, ставки тут серьезные. Не будем забывать, что Ходорковский тесно связан, причем не только деловыми интересами, с международным сионизмом и государством Израиль, где укрывается его главный партнер по ЮКОСу Невзлин. Интерес к Михаилу Борисовичу со стороны Ротшильда поэтому вдвойне мотивирован. Закулисные переговоры мировых лидеров, включая российских, с теми центрами влияния, которые конспирологи называют «мировым правительством», конечно, не освещаются прессой. О них можно судить только по косвенным признакам. В случае с путинской амнистией Ходорковского, а затем и П.Лебедева, они есть. Посмотрим, как развивались события перед тем, как Путин подписал прошение Ходорковского о помиловании. 20 ноября 2013 года в Москве состоялась встреча В.В. Путина с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Последний отметил, что «хорошие отношения между Россией и Израилем постоянно идут по нарастающей, вперед под Вашим (т. е. путинским. – В.Б.) руководством» и пообещал: «Дайте нам только шанс, и мы тоже сможем показать наши сильные стороны». Визит Нетаньяху был то, что называется «рабочим». Приехал он по собственной инициативе. Значит, что-то просили, или даже требовали господа сионисты. Видимо поэтому и прозвучала просьба дать им «шанс». Не исключено, что уже в ходе той встречи с Нетаньяху обсуждалась возможность освобождения Ходорковского. 25 ноября 2013 года в ходе своего официального визита в Италию Путин встретился с одним из активных членов так называемого Валдайского клуба, бывшим премьером Италии и бывшим Председателем Еврокомиссии Романо Проди. В 90-х годах он активно сотрудничал с украинскими националистами и даже был членом консультативно-совещательного совета при президиуме Верховной Рады Украины, созданного в марте 1991-го. Проди один из тех, кто входит в мировую элиту. В 1999 г., перед назначением в ЕС, его приняли в Бильдебергский клуб, созданный в 1954 году в голландском городе Остербек. Основными участниками заседаний Бильдербергского клуба были Дэвид Рокфеллер, барон Эдмунд де Ротшильд, Генри Киссинджер, Маргарет Тэтчер, Джеральд Форд, Гельмут Шмидт и многие другие, влиятельные и богатые деятели Европы и США. В свое время Проди был экономическим советником инвестиционно-банковской группы Goldman Sachs, которая считается самой влиятельной в системе международного сионистского капитала. 11 декабря 2013 года Путин принял бывшего канцлера ФРГ (1974–1982) лидера немецких социал-демократов Гельмута Шмидта, одного из архитекторов разрядки и инициатора подписания известных Хельскинкских соглашений. Это он ввел в обиход знаменитое определение СССР, которое ошибочно приписывают Маргарет Тэтчер – «Верхняя Вольта с баллистическими ракетами». Отец Шмидта был незаконнорожденным сыном еврейского коммерсанта, что семья долгое время скрывала. Это предал гласности с разрешения Шмидта Валери Жискар д'Эстен лишь в 1984 году. Его отец Густав (1888–1981), родившийся от внебрачной связи еврея-коммерсанта по имени Гумбель и немки-официантки, был усыновлен гамбургской семьей Шмидт, что спасло его от концлагеря. В 1936 году в 18 лет школьник Шмидт, как признанный ариец, участвовал в марше Адольфа Гитлера из Гамбурга в Нюрнберг на партийный съезд НСДАП. В «Воспоминаниях детства» сам Шмидт пишет, что его происхождение повлияло на неприятие национал-социализма в целом. Тем не менее, в годы Второй мировой войны он воевал на Восточном фронте. Как и Проди, Гельмут Шмидт входит в Бильдебергский клуб и считается доверенным лицом французского барона Эдмонда де Ротшильда (См. Neal Wilgus. The llluminoids. P. 127.). Он так же, как и этот барон, – член Трехсторонней комиссии, куда вместе с ними входят Джордж Буш-старший, Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер, Билл Клинтон, Дэвид и Нельсон Рокфеллеры и другие сильные мира сего. Что же понесло его в Москву в его 95 лет на встречу с Путиным? Дальнейший ход событий дает ответ на этот вопрос. Когда Ходорковского освободили, самолет, на котором тот покинул Россию, предоставил ему Ганс-Дитрих Геншер. Он же его и встретил у трапа при посадке в Берлине, как обычно встречают руководителей иностранных государств. Геншеру хорошо знаком этот протокол. В ФРГ он занимал посты министра внутренних дел (1969–1974) и министра иностранных дел (1974–1992) и заместителя федерального канцлера Германии, т. е. по большей части в бытность Гельмута Шмидта канцлером. С 1974 по 1985 годы он был председателем Свободной демократической партии Германии. (Lenta.ru). Добавлю к этому, что и Геншер – доверенное лицо Ротшильдов, как давний «бильдебергец». Еще в апреле 1980 года на состоявшейся в Аахене конференции Бильдербергского клуба именно Геншер, как шеф МИДа ФРГ, отвечал за ее обеспечение и безопасность, для чего были использованы деньги из федерального бюджета ФРГ. В одном частном письме Геншер тогда поздравил нового председателя, прежде всего, с «высоким назначением» и хвалил встречу как «важнейшее мероприятие», которое дает «важные мыслительные импульсы». «Тогдашний премьер-министр земли Северный Рейн – Вестфалия, Йоханнес Рау вместе с федеральным министром Гансом-Дитрихом Геншером соответственно позаботились о меню для участников конференции в Аахене, как следует из документов. После праздничных бокалов с шампанским в атриуме парк-отеля Квелленхоф министр иностранных дел поручил накрыть стол. Подавали: «фаршированный морской язык в розовом вине со свежими креветками, виноградом и рисом в укропе», затем «оленину в соусе кальвадос с глазированным ренетом, брюссельской капустой, свежей брусникой маленькими имбирными блинчиками». (Журнал «Mysteries», № 4,2012). Обращу в этой связи внимание на интервью агентства «Свободная пресса» с Александром Раром, который известен в РФ, как «немецкий политолог», хотя часть времени он проводит в России. Вот что говорит Рар: «СП»: – В чем причина, что в освобождении Ходорковского немалую роль сыграли германские политики? А.Рар: Определенные конспирологические коннотации присутствуют во всей этой истории. Совершенно непонятно, с какой стати Ганс Геншер, спустя 20 лет после ухода из большой политики, так озаботился судьбой Ходорковского. Есть сведения, что переговоры об освобождении олигарха вел и бывший канцлер ФРГ с 1974 по 1982 годы Гельмут Шмидт. А ведь Шмидту уже 95 лет! Да и Геншеру сейчас 86. То, что такие влиятельные старики проявили колоссальный интерес к судьбе Ходорковского, может указывать на то, что западные элиты делают ставку на него. Быть может, из него делают претендента на российский престол в случае заката эпохи Путина. Мы не знаем пока, насколько эти ожидания оправдаются. Пока мы видим, что германский истеблишмент принял участие в судьбе Ходорковского на беспрецедентно высоком уровне. Шмидт и Геншер – это фигуры первого эшелона мировой политики. Почему они участвовали в освобождении Ходорковского, пока не ясно. Внимания со стороны подобных персон не было даже в случае приезда на Запад Солженицына. Можно предположить, что Шмидта и Геншера об услуге попросила Меркель. Но непонятно, почему только сейчас и почему именно этих стариков. Думаю, что все-таки в Германии делают ставку на скорые перемены в Кремле» («Свободная пресса», 20.12.2013). Ходорковский, видимо, все же будет бороться за власть в России. Об этом можно судить по его выступлению на Майдане в Киеве и его антироссийским лекциям, как на Украине, так и в других местах. Заявления бывшего олигарха о его намерении целиком отдаться правозащитному делу, никого не обманывают. В России этого «харизматического лидера» пока что воспринимают только, как олигарха, и уже поэтому то, что Путин посадил его в тюрьму, одобряли. Реакция россиян на его освобождение была, скажем так, вялой. Согласно опросу фонда «Общественное мнение», 41 % россиян отнеслись к этому безразлично, положительно – 13 %, 11 % – отрицательно. На вопрос об отношении к Ходорковскому в целом 41 % участников опроса ответили: «безразлично», 9 % – «положительно», 15 % – «отрицательно», 30 % заявили, что «не знают, кто это», 5 % затруднились ответить. На что же он надеется? Во-первых, на нарастание мирных протестов, хотя и признает, что «к сожалению, никогда не бывает такой вещи, как мирный протест без жертв». Более того, «возможно, их станет больше, если режим продолжит отвечать силой на голоса независимых оппонентов». Но цель, по-Ходорковскому, «поместить режим на скамью подсудимых» – оправдывает средства. Во-вторых, он надеется привлечь на сторону активных противников Путина «разумную часть правящей элиты», т. е. современных «западников», не приемлющих «путинизм», но пока что лояльных к режиму. Как мы увидим дальше, при президенте Медведеве их число заметно увеличилось. Очевидно, что в сценарии смены власти с помощью действий извне и протестов на площадях и в скверах у Ходорковского предусмотрено нечто вроде «Кровавого воскресенья» образца 1905 года или Ленского расстрела. Это послужило бы детонатором взрыва массовых беспорядков, которые затем выльются, по замыслу олигарха, в длительное противостояние с властью, в Майдан украинского или даже египетского образца. Одновременно ставка сделана и на действия «разумной оппозиции» изнутри режима по типу массового предательства аристократии и военщины, приведшего к падению монархии Романовых в феврале 1917 г. И пусть тут никого не обманывает ссылка Ходорковского на пример ненасильственного протеста Нельсона Манделы (ЮАР). Уже после своего освобождения Ходорковский, выступая на Майдане в Киеве в феврале 2014 г., высказался за децимацию (т. е. уничтожение каждого десятого) сотрудников силовых структур в России. Примирение с теми, кто будет свергнут в ходе «болотной революции», запланированной по сценарию Ходорковского, состоится уже после того, как путинский режим падет, и с ними разберутся, кто свой, кто чужой, как в 1991 году разобрался Ельцин, оттеснив от власти М.С. Горбачева. По мнению Ходорковского, такое «достижение национального консенсуса даст России шанс на выживание». В этот сценарий национального примирения заложен и вариант двухпартийной системы по американскому образцу с возможными европейскими вариантами (Англия, Франция, Италия). Еще более четко прописана перспектива европейской интеграции: «У России есть что предложить миру. Мы не Азия, и даже не Евразия, а неотделимая часть Европы. России и Европе необходимо искать пути для совместной работы, более тесной, чем когда-либо. Да, такие изменения потребуют новых серьезных усилий со стороны евроатлантической цивилизации. Во-первых, с точки зрения персонала, во-вторых, с точки зрения технологии и инноваций. Мы будем говорить о сотнях тысяч предпринимателей и специалистов, о гигантском всплеске энергии нового поколения европейцев на огромном и до сих пор слабо развитом пространстве, о совместной работе, о новой Европе – от Атлантики до Тихого океана. Для нашего народа – для российского народа – это стало бы реальной возможностью преодолеть ситуацию, существующую с XVII века, и связать мостом пропасть, сформировавшуюся между ограниченным числом россиян, имеющих представление о современной Европе и живущих по ее стандартам, и остальным населением страны, чьи мечты о лучшей жизни бессовестно использовались на протяжении веков политиками, продолжающими проповедовать несуществующий «особый путь» для России, который лишь ведет людей в еще большую нищету». Итак, Ходорковский предлагает вновь «прорубить окно в Европу», т. е. пойти по пути европейской интеграции и глобализации, отказавшись от особого пути развития России, что невозможно без потери национальной самобытности и идентичности русского народа. Иного, по его мнению, не дано. «Катастрофический проект стагнации нуждается в амбициозной европейской альтернативе, – пишет он в заключение своей статьи. – Измениться или быть уничтоженными: это на протяжении тысячелетий было историческим выбором для любой человеческой цивилизации». Постановка вопроса, как видим, не менее жесткая, чем в вышеприведенном манифесте «Черной сотни XXI века» – «измениться» в соответствии с западными образцами «или быть уничтоженными». Чем-то это напоминает прокрустово ложе из известного мифа о Геракле. Тех, кто был короче его кровати, Прокруст вытягивал, а тем, кто оказывался длиннее, отрубал конечности. Исход и в том, и в другом случае, был смертельным. Такой подход объясняется не только тюремным ожесточением знаменитого сидельца. Вопрос, быть или не быть России, если их сценарий ее развития не будет принят, и националисты, и либералы, и правые, и левые ставят поистине с гамлетовской бескомпромиссностью. Между тем, замечу, что мир настолько богат красками и оттенками, что только в черно-белом варианте он всегда выглядит неадекватно. В конце XIX века в России также шли бурные споры между сторонниками западного пути развития (западники) и приверженцами традиционных русских ценностей (славянофилы). Но и те, и другие были, прежде всего, патриотами своей страны и на этой основе умели находить компромисс. А он заключается, как раз в том, что нельзя ставить вопрос по методу «или-или». Уникальная российская цивилизация с ее тысячелетней историей никогда не выигрывала ни от однобокого развития, ни от слепого копирования Запада. А при отказе от сотрудничества с Западом тоже только проигрывала. Пример сбалансированного подхода дал в свое время наш император Александр III. Он считал, что у России есть только два союзника – армия и флот. Но при этом активно использовал западные кредиты и техническую помощь для развития экономики своей империи, в чем преуспел куда больше, чем его предшественники. Нина Берберова, одна из самых ярких фигур русской послереволюционной эмиграции, писала в своей автобиографии: «На Западе люди имеют одно общее священное «шу» (китайское слово, оно значит то, что каждый, кто бы он ни был, и как бы ни думал, признает и уважает), и все уравновешивают друг друга, и это равновесие и есть один из величавших факторов западной культуры и демократии. Но у русской интеллигенции элементы революции и реакции никогда ничего не уравновешивали, и не было общего «шу», потому, быть может, что русские не часто способны на компромисс, и само это слово, полное в западном мире великого творческого и миротворческого значения, на русском языке носит на себе печать мелкой подлости» (Нина Берберова. Курсив мой. Автобиография. ACT: Астрель, 2010, стр. 222–223). Достижим ли компромисс в условиях существования путинского режима? Системная оппозиция к такому компромиссу пришла путем интеграции в политический истеблишмент Эрефии. Внесистемная – за компромисс с «разумными элементами» в путинской администрации, т. е. высшими чиновниками прозападной, либеральной ориентации, но только после ликвидации этого режима и суда над его главарями. Тот же Ходорковский, поддерживая «мирные протесты», как очевидно из его «юбилейной» статьи, считает, что без крови его сценарий реализовать не удастся, а значит, рассчитывает на переворот через «цветную» («болотную») революцию. Чтобы не допустить такого поворота событий, современные черносотенцы предлагают создать «православный НКВД» и утопить «болотную революцию», или любую другую, в крови. Даже Жириновский готов пролить реки крови, приди он к власти. «У меня чистые руки, – откровенничает Владимир Вольфович, – но они будут в крови, если я стану президентом». К счастью, бодливой корове Бог рогов не дает. Итак, как ни крути, реально русскому народу предлагают две альтернативы – имперскую либо либеральную. Первая – в путинском, зюгановско-прохановском, либо чернсотенном варианте – неизбежно обернется диктатурой, не исключено – ГУЛАГом и массовыми репрессиями по образцу 1937 года, а значит, застоем и деградацией страны и, в конечном итоге, ее развалом. Вторая – в варианте Медведева, Кудрина, Немцова, Рыжкова или Ходорковского – предполагает западнизацию страны. У Ходорковского – по весьма жесткому сценарию. Он предусматривает интеграцию в глобалистскую структуру Запада с неизбежной потерей национальной идентичности и русской государственности, включая оккупацию страны, что неизбежно приведет к разделу России на мелкие государства или подмандатные территории по плану Вильсона – Хауса образца 1918 года, а в конечном итоге – к геноциду русского народа и его исчезновению до конца XXI века. При ставке на «разумную оппозицию» изнутри режима в рамках сценария Ходорковского не исключен его альянс с Медведевым. Еще до своего выхода из тюрьмы по амнистии, сравнивая Путина и Медведева в интервью немецкой газете Die Welt, Ходорковский говорил: «Я читал резолюции Сталина: «Судить и расстрелять». Я слышал слова премьер-министра Владимира Путина: «Он должен сидеть в тюрьме». Таким образом, он заранее вынес мне второй приговор. Нынешний президент Дмитрий Медведев стремится к другому подходу, отметил Ходорковский в ответ на вопрос, искренен ли глава государства в своем стремлении к модернизации или просто разыгрывает вместе с Путиным спектакль «хороший полицейский – плохой полицейский». «Медведев настроен демократически, и он хочет продолжать реформы. Но недостаточно просто хотеть реформ – кто-то должен вдохнуть в них жизнь», – заявил Ходорковский (Die Welt, 11.04.2011). Такая симпатия к Медведеву объясняется не только совпадением их взглядов, но и давними деловым связями, о которых пойдет речь ниже. Связи эти, как выясняется, сохранились и после того, как владелец ЮКОСа оказался за решеткой, а Медведев – в Кремле. Не исключено, что Ротшильды сделают ставку не на Ходорковского (ресурс, как говорится, устал и, может быть, не захочет покидать тихий Цюрих, где он обосновался), а на Медведева, которым достаточно легко манипулировать. Или создадут свой тандем – Ходорковский – Медведев. Третья сила Есть ли третья сила в этом противостоянии? Она пока существует подспудно, скрытно, в стадии, напоминающей формирование бабочки в куколке. Процесс этот вполне может ускориться в результате столкновения сторонников двух вышеупомянутых вариантов развития, каждый из которых, по сути дела, тупиковый. Более того, когда начинаешь изучать источники накопления капиталов, как основных персонажей путинского режима, так и окружения Медведева, неизбежно приходишь к выводу, что и в том, и в другом случае все ими нажитое – украдено или приобретено на взятки, что, по сути дела, одно и то же. И та и другая группировки сохранят в России воровской режим, только под разными вывесками. Понятно, что русский народ не станет особо разбираться в том, кто они – диктаторы-государственники либо западники-либералы, т. к. для него они, прежде всего, воры, а потому он, в конечном итоге, отвергнет и тех, и других по шекспировскому принципу: «Чума на оба ваши дома!». Народ будет искать третий путь и третью силу. Но в рамках нынешнего политического истеблишмента путинско-медведевской Эрефии этого пока нет. В России только начинает формироваться новое левое движение, причем в рамках несистемной оппозиции. По идеологии и духу оно близко к тому движению нетрадиционной политической ориентации, которое родилось в 70-х годах в США, Западной Европе и Японии при выходе на политическую арену «новых левых» (См. об этом движении подробнее: В.Большаков. «Бунт в тупике? Очерки с идеологического фронта». М., «Молодая гвардия», 1973). Сточки зрения идеологии, это был своего рода гибрид коммунизма и либерализма, социал-демократии и анархии. Эта новая идеология возникла на базе социальной практики коммунистического государства, прежде всего СССР, и капиталистического рынка, на основе буржуазной демократии с ее правами человека и свободными выборами и коммунистической идеи распределения национального дохода и социальных благ по принципу уравниловки. Герои баррикад в Латинском квартале Парижа образца 1968 года принесли эту идеологию в политику французской социалистической партии и ряда партий Социнтерна в скандинавских странах. На практике государственного строительства эта идеология возобладала во Франции окончательно с подписанием президентом Франсуа Оландом в 2014 г. закона о 75-процентном налоге на всех, у кого доходы превышают 1 млн. евро в год. В Скандинавии это произошло еще раньше, прежде всего, в Норвегии и Швеции. На всем пространстве бывшего социалистического содружества, включая Россию, в силу понятных причин, на первых порах после ликвидации коммунизма побеждало потребительское общество с его примитивными, но всем понятными ценностями. Но эта победа рыночников была кратковременной уже потому, что разочарование в ней наступило быстрее, чем разочарование в коммунизме. Любопытно в этой связи рассказать о том прозрении, которое испытал один из основателей польского Комитета защиты рабочих (КОР), главного профсоюзного объединения, бросившего вызов коммунистической ПОРП, герой мятежей 1968 года Яцек Куронь. Он был одним из авторов стратегии профсоюза «Солидарность» (1980). С введением военного положения 13 декабря 1981 г. был интернирован, в 1982-м арестован по обвинению в попытке изменения государственного строя. После победы «Солидарности» на выборах и ликвидации социализма в Польше был депутатом Сейма, министром труда и социальной политики. На президентских выборах 1995 выдвигалась его кандидатура. Но вот под конец жизни Куронь стал критически оценивать результаты рыночных преобразований не только в Польше, но и в Восточной Европе в целом. В 2001 году он заявил в одном из интервью: «Я хотел создать демократию, но не продумал, каким образом. И вот доказательство: я думал, что капитализм может реформировать сам себя, обеспечить, например самоуправление рабочих… Вот доказательство моей слепоты… Единственное, о чем я сожалею, – это о своем участии в правительстве. Мое правительство помогло людям принять капитализм». В последней своей речи в апреле 2004 он обратился к альтерглобалистам, протестовавшим против Всемирного экономического форума в Варшаве, со словами: «Это вам, мои дорогие друзья, предстоит совершить то, на что не способны нынешние политические элиты: создать новое понимание общественного сотрудничества, внедрить идеалы свободы, равенства и социальной справедливости». За что, как говорится, боролись, на то и напоролись. И это горький урок для всех, кто всерьез поверил, будто Запад был озабочен судьбами демократии в Польше, Советском Союзе и других странах Варшавского Договора. Наблюдается ли подобнее прозрение в молодежной среде в России – ведь именно сегодняшним тридцатилетним предстоит решать, каким путем пойдет наша нация? Однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Как-то, бродя по Сети, я наткнулся на статью в малоизвестном информационно-аналитическом издании «Интернет против телеэкрана», которая называлась «Ностальгия по СССР». Вот, что в ней говорилось о настроениях 30-летних граждан постсоветской России. Автор этой статьи считает, что у этой категории «Советский Союз стал ассоциироваться с государственным развитием, размахом, имперской мощью, а также со спокойной, стабильной и счастливой жизнью. «Это было время, – считают они, – когда не было безработицы, терроризма и национальных конфликтов, отношения людей были просты и понятны, чувства искренни, а желания незамысловаты». Ностальгия по прошлому в различные эпохи оказывалась весьма мощной движущей силой общественно-политического развития. Например, возвращение социалистических партий во власть в некоторых восточноевропейских государствах уже в постсоветский период также во многом было вызвано ностальгией по советским временам. Нам представляется, что в современной России ничего подобного произойти не может. Поколение тридцатилетних слишком аполитично, слишком погружено в личную жизнь, чтобы оказать серьезную поддержку хоть какой-то политической силе. Несли неудовлетворенность собственной жизнью будет расти, это лишь еще больше подстегнет их политический абсентеизм. Вместо активных действий нынешние тридцатилетние выбирают тихую грусть о светлой поре своего детства, которая ушла безвозвратно. Последнее поколение советской молодежи в целом было отмечено благодатной печатью глубокого безразличия к политике. Пока взрослые ломали советскую систему, а потом на ее развалинах пытались строить что-то новое, молодые люди занимались личными проблемами. Единственная сфера общественной жизни, в которой это поколение преуспело, – это бизнес. Именно поэтому среди них так много бизнесменов или менеджеров и так мало политиков или общественных деятелей. Но желание связать безвозвратно ушедшее прошлое с безжалостным настоящим далеко не всегда может быть интерпретировано в русле политических акций. Ведь тоскуют не столько по социальному строю, сколько по плюшевым мишкам, казакам-разбойникам и первому поцелую в подъезде. Трудно представить себе революцию под лозунгом «Верните мне право кататься на велосипеде и быть счастливым!» Впрочем, в мае 1968-го французские студенты строили баррикады под лозунгами типа «Под мостовой – пляж!» и «Запрещается запрещать!». Кажется, нынешние тридцатилетние, лишенные политических амбиций, видят проблему исторических перемен совершенно по-другому. Советский мир позволял им быть человечными, а современность – нет. После всех социальных катастроф XX века впервые становится понятно, что в любом политическом устройстве главной и единственно важной фигурой остается человек. И буйство потребительских инстинктов – такая же обманка, как и коммунизм, обещанный к 80-му году. У нас больше не осталось иллюзий, у нас больше нет ни одной надежды на то, что спасение человека придет откуда-то со стороны – от политики или экономики, не та к уж и важно. Нынешние тридцатилетние, похоже, первое поколение русских людей, оставшееся один на один с собой. Без костылей идеологии, без волшебной палочки-выручалочки в лице Запада. И тут воспоминания о советском прошлом действительно начинают жечь душу беспощадным огнем зависти. Для того чтобы ощутить собственную человеческую ценность, возможностей было мало, но все они были отлично известны каждому. Все знали, какие книги надо прочитать, какие фильмы посмотреть и о чем говорить по ночам на кухне. Это и был личностный жест, дающий удовлетворение и вселяющий гордость. Сегодняшнее время при бесконечности возможностей делает такой жест почти невозможным или по определению маргинальным. Человек оказался перед лицом чудовищной бездны самого себя, собственного человеческого «я», которое до сих пор всегда было удачно закамуфлировано проблемой социального запроса. Поколение тридцатилетних лишилось права на привычное местоимение «мы». Точнее было бы сказать – его лишили этого основного права, которое составляет основу русской идентичности. У Роберта Рождественского есть такое стихотворение: Что же такое «мы»? Мы — из лесов безбрежных. Мы — из блокадной тьмы. Мы — из стихов сгоревших. Из невысоких изб. Песенного всесилья. Мы — из бессмертья. Из плоти твоей, Россия! Мы от свинцовых розг падали в снег с разбега. Но — поднимались в рост, звонкие, как победа! Как продолженье дня, шли тяжело и мощно… Можно убить меня. Нас убить невозможно. Понятие «мы», ощущение принадлежности к общему великому делу, к русскому народу, к общей нашей Родине России, причастности к ее грандиозной истории тщательно вытравливалось. Тем, кто разваливал Советский Союз, нужно было поколение без корней, чтобы можно было безнаказанно развалить и Россию. Вот почему его лишали права на «мы». И вот результат, о котором пишут авторы исследования: «Это растерянность не перед временем с его экономической жесткостью, но перед собственным отражением в зеркале. Кто я? Чего я хочу? Отсюда и медитации на тему юности. Человек пытается отыскать ответ на мучительные вопросы там, где он начинался как личность. Но это путешествие не в советское прошлое. Это путешествие в глубину собственной души и собственного сознания» (http://www.contrtv.ru (http://www.contrtv.ru/)). Не случайна, конечно, здесь параллель с французским студенческим бунтом 1968 года, хотя авторы и не стали отождествлять внутренний общероссийский протест успешных 30-летних против бездушия и грубого материализма современного общества Эрефии с протестами нашего среднего класса и представителей «креативного класса», т. е. интеллигенции, которые приняли форму «болотной революции». Но связь эта очевидна. И именно среди тех, кто вышел с протестами против фальсификации результатов парламентских выборов 2011 года и последующих выборов, существует четкое убеждение, что «за двадцать лет после распада СССР российское общество стало обществом потребления, но демократического общества в России не появилось» (из исследования «Постсоветская ностальгия в повседневном дискурсе россиян» Валерия Касамары и Анны Сороки из Высшей школы экономики). Власть не сразу разобралась, что и в среде внесистемной оппозиции находятся не только злобные «бандерлоги» (так обозвал их Путин по Киплингу), ненавидящие и власть, и Россию одновременно. И все же разобрались, что под протестными лозунгами на улицы больших городов выходят и те, кто может стать надежной опорой тех реформ, в которых Россия действительно нуждается, чтобы совершить рывок в будущее. Видимо, именно поэтому и Путин решил дать этой оппозиции шанс, когда учел ряд ее требований в своей новой президентской программе на третий срок. Владимир Рыжков в интервью «Газете, ру.» сказал: «После протестных акций 2011 года и после 6 мая 2012 года Путин принял решение резко «закрутить гайки». И все драконовские законы были приняты в течение 2012 года – это и «закон Димы Яковлева», и закон об НКО – «иностранных агентах», и ужесточение ответственности за правила проведения митингов, и расширение полномочий ФСБ, и цензура в интернете. Потом Путин увидел, что это вызвало резкие протесты в обществе. Ни одна НКО, за исключением какой-то фейковой, добровольно не признала себя иностранным агентом. Возмутился интернет попыткам цензуры. «Закон Димы Яковлева» вывел в январе 2013 года десятки тысяч людей на улицы Москвы. «Болотный процесс» получил огромный резонанс, чего, я думаю, они не ожидали. И Путин понял, что в 2012 году переборщил. Драконовская политика показала неэффективность. И 2013 год уже стал другим. Они начали откручивать назад». Нельзя исключить, что патриотически настроенная «третья сила» придет к идеям российских государственников и станет союзником Путина и его чекистской команды. В ходе крымского кризиса так оно и было. Но для более долгосрочного альянса нашей «третьей силы» с нынешней властью потребуются радикальные перемены с обеих сторон. Со стороны оппозиции, особенно со стороны формирующихся молодежных движений третьего типа – признание необходимости сильной центральной власти, без которой единства и целостности России не сохранить. Со стороны власти потребуется, прежде всего, реальная, а не показушная борьба с коррупцией, в которой не будет «неприкасаемых». Путину придется избавиться от своего разложившегося окружения, отобрать у чиновных воров наворованное и передать все это в фонд благосостояния нации и на социальное обеспечение, сделать суды и прокуратуру действительно независимыми, провести полную деофшоризацию экономики и ввести жесткий прогрессивный налог. Все руководство страны должно будет отказаться от излишней роскоши, которая возмущает в России всех от мала до велика, а разного рода «президенции», и понастроенные новой знатью дворцы передать народу, превратив их в культурные центры, музеи, бесплатные санатории и дома отдыха, лечебные учреждения и детские летние лагеря. И начать Путину придется с себя. Такого рода реформа, однако, мало реальна. Как только Путин ее начнет, его уберут свои же «неприкасаемые». Скорее всего, возможен недолговечный, но перспективный альянс власти и части патриотически настроенной внесистемной оппозиции. События 2014 г. на Украине и отделение от нее Крыма сопровождались и расколом в «болотном» сообществе, что проявилось, в частности в расколе «Координационного совета» оппозиции. Часть ее лидеров решительно перешла на сторону Путина и его команды (Рыжков, Лимонов, Дугин, и др.). Участники многих протестных маршей из числа корифеев российской научной и творческой интеллигенции поставили свои подписи под обращением в поддержку возвращения Крыма в состав России. Однако в своем большинстве кумиры либеральной толпы не стали скрывать в те дни, что они в одном лагере с самыми откровенными врагами России. И речь идет не только о таких патологических русофобах, как Новодворская, но и о тех, кого именуют «цветом российской интеллигенции». Не буду их перечислять. Это те самые наследники «комиссаров в пыльных шлемах», устроивших сословный геноцид в России в годы «красного террора», все та же космополитическая публика, ненавидящая Россию. В период хрущевской «оттепели» они травили патриотически настроенных русских писателей. В годы горбачевской «перестройки» активно поносили все русское и советское, помогая прорвавшимся к власти агентам влияния Запада во главе с Иудой от КПСС Александром Яковлевым разваливать Советский Союз. А при Ельцине – дружно высказали свое «Одобрямс!» расстрелу Белого дома и публично требовали ставить к стенке его защитников. Вот и в наши дни болотный поэт Д.Быков лелеет надежду, что вернется в Россию его кумир Ходорковский, как Ленин из Цюриха, и все встанет на свои места: Его сперва гноили в тюрьмах, Везде крича, что он бандит, А после выпихнули в Цюрих — И он, как Ленин, там сидит! И мы не раз мужали в бурях На переломах роковых. И тот, кто нынче съехал в Цюрих, Еще взойдет на броневик! В конце концов, нет худа без добра. Крым помог консолидации нашего общества на базе русского патриотизма. Стало окончательно ясно, кто есть кто и с кем. Хотя не перестаешь удивляться тому, что в качестве русофобов и адвокатов бандеровцев с киевского Майдана активно выступают такие оппозиционеры еврейского происхождения, как, несомненно, талантливый Быков. Не могу понять, как такие люди могли забыть, что именно бандеровцы составляли основной костяк фашистской расстрельной команды в Бабьем яре, в других кровавых погромах, где погибли тысячи их соплеменников!? Или ненависть к России оказалась сильнее зова крови? В ходе крымского кризиса российская внесистемная оппозиция основательно подмочила свой авторитет. Многим ее лидерам припомнили и старые грехи, о которых вроде бы позабыли. После выборов мэра Москвы в 2013 г., на которых самый яркий лидер несистемной оппозиции Алексей Навальный побил кандидатов КПРФ, ЛДПР и «Справделивой России» и занял второе место, набрав 27,24 % от общего числа проголосовавших, о нем заговорили всерьез как об альтернативе Путину и Медведеву. Увы, в силу абсолютной идеологической беспринципности, которая характерна для этого внесистемного лидера, его используют в своих подковерных играх и правые, и левые, и власть и оппозиция, не говоря уже о его западных покровителях. В распоряжении «Известий» оказалась переписка Алексея Навального с экс-сотрудником «Альфа-групп» Владимиром Ашурковым, который работал у ее владельца Михаила Фридмана в должности директора по управлению и контролю над активами CTF Holdings Ltd, управляющей компании консорциума «Альфа-групп». Из этой переписки можно было сделать вывод, что Ашурков стал одним из идеологов политической стратегии Навального. Судя по тексту, опубликованному в «Известиях», глава «Альфа-групп» был поставлен в известность о контактах его сотрудника, теперь уже бывшего, с оппозиционером. Бывший член Координационного совета оппозиции, депутат Госдумы Илья Пономарев глубокомысленно заметил по этому поводу: «Значит, «Альфа-групп» сейчас выгодно занимать такую позицию». Почему? Глава партии «Яблоко», Сергей Митрохин в интервью газете «Известия» назвал оппозиционера и бывшего соратника по партии Алексея Навального «олигархическим проектом». Вот как этот политик объяснил, почему он сделал такое заявление: – Есть так называемые недовольные олигархи, которых Владимир Путин отстранил от власти. Есть олигархи путинские, есть антипутинские. Первые, естественно, выступают за сохранение его режима. Антипутинские в принципе против режима и его структур ничего не имеют, но они хотят сами контролировать все, хотят вернуть власть и влияние. Известно, что Навальный связан с «Альфа-групп» Михаила Фридмана. Вот один из его высших менеджеров Владимир Ашурков является консультантом Навального. Здесь я ничего нового не сказал. – У нас есть еще олигархические проекты? – У нас есть олигархический проект под условным названием «Навальный», а есть еще под условным названием «Прохоров». Прохоров относится к числу олигархов из путинского круга, которым позволено играть особую роль в политике. Им позволено изображать из себя оппозицию и привлекать на свою сторону демократически настроенного избирателя. Наши оппоненты собираются менять не систему, а выгодоприобретателей этой системы, то есть поставить на их место себя. Навальный яркая личность, я его знаю больше 10 лет. Такая фигура привлекательна для тех людей, которые хотят иметь влияние в политике, но сами на это не способны. Такие, как «Альфа-групп». Они решили этого человека привлечь, но не методами прямого подкупа, а другими, более красивыми. Они его раскручивают, хотя и Навальный сам много сделал для своей раскрутки. Но для меня очевиден тот факт, что его политическим ассистентом и главным консультантом является высший менеджер «Альфа-групп», который приставлен к нему в качестве политического комиссара. Я человек достаточно опытный в политике, такое просто так быть не может. Если приставлен смотрящий от финансовой структуры к политику, то, очевидно, что финансовая структура не просто дает деньги, но и контролирует, как работает человек. Нас самих пытались приватизировать, но мы отбивались от этого и справились. Мне эти механизмы и подводные течения известны» («Известия», 14.12.2013). После того как «Альфа групп» принялась судиться с «Известиями» и Митрохиным по поводу этих разоблачений, «Газета ру» привела вот такие инструкции Ашуркова лидеру «болотной оппозиции» (из взломанной хакерами переписки с Навальным, август 2011): «Суть политического момента я бы определил следующим образом. Есть правящая верхушка, которая прогнила, но в которой есть здоровые силы. (Выделено мной, чтобы показать, насколько схож подход Ходорковского и Ашуркова в оценке этих «здоровых сил». – В.Б.). На другом конце спектра есть фрагментированная демократическая оппозиция, которая не всегда адекватна, пытается расширить свою базу среди широких масс населения, но безуспешно. И есть влиятельная экономическая и политическая элита, которой противна правящая верхушка, но она приспособилась к жизни с ней, она реалистично оценивает шансы оппозиции как весьма низкие, поэтому вкладывать в нее ресурсы не очень хочет. Оптимальной стратегией для тебя (т. е. для Навального. – В.Б.), мне кажется, будет пытаться завоевать умы этой элиты. Потом в зависимости от развития ситуации возможны два варианта – ты встроишься в обновленную правящую верхушку, или оппозиция консолидируется и сможет на что-то влиять, и ты там тоже будешь востребован» (Газета. Ру, 14.12.2013). В Интернет помимо этого просочилась информация о встрече Навального с олигархами, в частности, М. Прохоровым, перед новым, 2014 годом, для обсуждения и поддержки ими его партии «Народный альянс». Участников встречи якобы изумила прямота (а может быть, наивность) Навального: «Тебе отдам Газпром, тебе Роснефть, когда приду к власти». («Известия», 29.01.2014). Какой из всего этого можно сделать вывод? Только тот, что сделал Митрохин: Навальный – это олигархический проект. Судя по всему, таких проектов несколько. Какой будет наиболее успешным, покажет время. Но совершенно очевидно, что все они не только антипутинские, но и антироссийские. И вовсе не потому, что у олигархов и Путина есть какие-то разногласия по поводу того, быть в России демократии или не быть. Речь идет, конечно, о переделе собственности. А ориентация олигархов на Запад – это постоянная величина уже потому, что все награбленные ими в России средства давно размещены там. И не случайно Збигнев Бжезинский заметил в связи с этим в интервью российским СМИ: «Если 500 миллиардов долларов ваших предпринимателей размещены в США, то это еще вопрос, чьи эти «русские» миллиардеры – ваши или уже наши». Как и их миллиарды, заметим. В своем экспозе, предложенном Навальному, его «политкомиссар» увидел некие «здоровые силы» в «прогнившей правящей верхушке». Все повторяется. Подход тот же, что у Ходорковского. Та же ставка на законспирированных либералов-западников во власти, которые могут при определенных условиях придти к руководству страной, и тогда таким лидерам оппозиции, как Навальный, могут предложить «встроиться в обновленную правящую верхушку». Но, как понятно из этого экспозе, не на руководящих ролях. Предлагается сценарий, похожий на внедрение Горбачева из среднего партийного звена (секретарь крайкома) в Политбюро, а затем – из его членов в генсеки. Медведев в этой ситуации мог бы, порулив некоторое время после устранения Путина, уступить место такому внедренному «оппозиционеру», как Навальный, без всяких переворотов, а в ходе должным образом сманипулированных «демократических» выборов. Но это, повторю, все же, всего один из олигархических проектов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vladimir-bolshakov/maydan-v-rossii-kak-izbavitsya-ot-pyatoy-kolonny/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Авторство термина «пятая колонна» принадлежит испанскому генералу Эмилио Мола, командовавшему армией франкистов в ходе гражданской войны в Испании. Наступая на Мадрид, он передал по радио в начале октября 1936 года обращение к населению испанской столицы, в котором заявил, что помимо имеющихся в его распоряжении четырех армейских колонн он располагает еще пятой колонной в самом Мадриде, которая в решающий момент ударите тыла. Накануне и во время Второй мировой войны 1939–1945 годов «пятой колонной» называли нацистскую агентуру в различных странах, помогавшую захвату этих стран немецкими войсками («Википедия»), 2 Алексей Навальный – основатель ряда антикоррупционных изданий и сайтов, начинал свою политическую карьеру в партии «Яблоко». В 2007 году Навальный стал соучредителем национал-демократического движения «Народ» и переметнулся к русским националистам, участвовал в «Русских маршах», а закончил свою «патриотическую» деятельность тем, что выступил на слушаниях в конгрессе США с призывом принять санкции против близких к Путину бизнесменов Евросоюза. Проходил по ряду уголовных дел как подозреваемый в мошенничестве. См. более подробно: «Википедия. А.Навальный»), 3 СПРАВКА. Владимир Путин служил вместе с Виктором Черкесовым в 5-м отделе Ленинградского УКГБ, который по линии Пятого управления КГБ СССР занимался «борьбой с идеологическими диверсиями». Окончив тот же факультет ЛГУ, что и Путин, но только на 2 года раньше – в 1973 году, Черкесов в течение двух последующих лет проходил срочную военную службу в Ленинградском военном округе, после этого несколько месяцев работал в прокуратуре, а в 1975 году – одновременно с Путиным – был зачислен в кадровый состав УКГБ по Ленинграду и Ленинградской области. Свою службу в КГБ Виктор Черкесов начинал оперуполномоченным Московского райотдела УКГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области, затем был следователем того самого пятого отдела УКГБ («пятки», как его называли чекисты), где дослужился до должности заместителя начальника, а потом – и начальника отдела. Не в этом ли «следственном отделе» служил Владимир Путин, который не хочет вспоминать, чем именно ему приходилось тогда заниматься. А занимались сотрудники «пятки» УКГБ разного рода диссидентами – правозащитниками, «свободными художниками» и прочими «демократами» с их антисоветским самиздатом. В числе самых громких дел, которые в конце 1970-х – начале 1980-х «шили» питерским интеллигентам чекисты из пятого отдела, можно вспомнить: дело издателей религиозного журнала «Община» и его редактора Владимира Пореша, а также дело Александра Огородникова (1979 год); дело активисток феминистского движения в Ленинграде Галины Григорьевой и Натальи Мальцевой (1980 год); дело независимого профсоюза «Свободное межпрофессиональное объединение трудящихся» (СМОТ) в 1981–1982 годах. Кроме того, Виктор Черкесов вел дела членов СМОТ и Народно-трудового союза (НТС) Ростислава Евдокимова и Марка Морозова, погибшего в тюрьме, а в 1983 году возглавил бригаду, расследовавшую дело филолога Михаила Мейлаха, который был виновен лишь в том, что редактировал зарубежные издания Даниила Хармса. О личном вкладе в ход расследования этих уголовных дел сослуживца Черкесова в конце 1970-х – Владимира Путина – теперь остается лишь догадываться.