Сетевая библиотекаСетевая библиотека
По стерне аккуратно… колкой… Михаил Баловников «По стерне аккуратно… колкой…» – это чёткое, звучное, ёмкое, веское слово о внутреннем взрослении мужчины, созревании индивидуума до состояния благодушия: трезвого отношения к самому себе, смиренного принятия действительности, испытывания радостного переживания родства со всем сущим… Михаил Баловников По стерне аккуратно… колкой… Вместо предисловия Тщеславие Мне нужна похвала, я ищу одобрения. Сыпьте их на меня, будто то удобрения, Органические и минеральные – Чтобы попёрли стихи гениальные. Я хочу, как вода или камень Или трава под ногами, Органичным быть и естественным, Неограниченным в мыслях и действиях!.. В ваших глазах пусть буду смешон, Услышу не раз: к черту пошёл! Бейте меня по морде вы, Обзывайте меня юродивым!.. Лупасьте! Лупасьте до одурения – Я хочу похвалы, жду от вас одобрения!.. …………………………………………. А может, не стоит себя мне позорить, Корявые строчки рифмуя узорить, Сносить вашу грубость и скотство, Терпеть над собой превосходство?.. Проповедовать? – Не хочу вообще… – Помолчу, поникнув, как на кладбище… Не нужна похвала – подойдет порицание. Пропущу сгустки мыслей сквозь отрицание Черепной мясорубки. Пораскинув мозгами, Начну выражать снова мысли словами… Слово вертится, вертится на языке: хлеще «лести»!.. Кажется, движется он – нет! стоит он на месте: Крутится, крутится, крутится шнек… Непутевый, несчастный я человек, Заслуживший плетьми одарения – Мне нужна похвала, я ищу одобрения… Пролог …А на земле часто люди растут, ветер свистит, нивы цветут, и пчёлы поют, и кони плюют на сарайный уют… Глава I «Пока дышать не перестану…» Ребёнок должен быть бойцом, Хоть слаб ещё физически. Он не родился пусть с венцом, Но ангел во плоти фактически. И пусть родитель был смазливым – Бесстыжим оказался гадом – Ребёнок должен быть счастливым, Здоровым и богатым. Пусть он рождён вне брака, Однако должен встать, пойти – Дороги нет уже обратной: «Ты ешь, не отрывайся от груди!» У мамы хватит молока. Нехватка если будет денег, Подзаработает, пока В кроватке спит её бездельник. Пусть он не вышел ростом, весом – Зато с врождённым благородством На мир он смотрит с интересом. Готов за жизнь свою бороться! И окружающим назло Расти красивым, независтливым, И совершать добро – не зло; Быть смелым, независимым… И, повзрослев, перед отцом, Который станет слаб физически, Предстанет истинным бойцом: Обнимет и простит фактически… Удивление Я удивляюсь, как живут растения и люди не похоже: мы ходим резво там и тут, а дерево шагнуть не может. От топора ему не убежать: его могилой станет топка. Оно не будет возражать, когда рубить начнут его ребенка. Я удивляюсь, как живут животные и люди непохоже: они едят, что им дадут, и думают: едим мы то же. Мы не клюем и не лакаем, а иногда и так мы можем. И жизнь жестокая такая: своих друзей едим мы тоже. Я удивляюсь, как живут растения и люди не похоже: нам нужен кислород, уют – им кислород не нужен. Мы их плоды едим, обогащаемся духовно. Микроволновкой мир един, та заменила нам духовку. Я удивляюсь, как живут животные и люди непохоже: мы ищем счастье там и тут – они нашли его, похоже. Они не знают, что страдают. Как не страдать – хотим мы знать. Живут себе, клюют, лакают, не собираясь вовсе умирать. На пристани О, жизнь, ты гениальна! Ужасна и прекрасна! Увы, многострадальна И, кажется, напрасна… Как этот мелкий дождь, Переходящий в лужи. Ты так же, жизнь, пройдёшь. И смерть твой смысл осушит? Я смысл ищу во всём, везде… И стоя здесь, на пристани, Мне хочется к речной воде Вдруг приглядеться пристальней. Ах, жизнь, ты для чего дана? Одна, неповторима… Ты, как непрочная волна, Короткой можешь быть и длинной… Я смысл ищу во всём, всегда… При нехорошем даже зрении Я замечаю, как вода Летит наверх при испарении. Эх, жизнь, идущая, как дождь, Переходящий в лужи, Пока совсем ты не пройдёшь, Скажи, зачем тебе я нужен. Твой смысл, наверное, глубок, А может быть, и на поверхности… Тебя придумал мудрый Бог, Чертами наделив бессмертности? О, жизнь, ты гениальна! Трагична и комична! Сейчас вполне реальна. А в будущем – мифична. Как этот мокрый снег, Переходящий в иней. Пройдёшь ты как во сне, Не будет и в помине… Мама мне не марсианка! Она не была язычников жрицей. И крестик нательный мало носила. Мягкосердечность простить ей просила – Она не умела ругаться и злиться… Сеяла в поту и жала и детей земных рожала – и была покорная, а теперь – покойная! У неё глаза в покое Затянулись как две ранки, Выражение лица такое Может быть у марсианки. Мама, что, теперь чужая? Нужно мне её бояться? – Лучше б было, не рожая, От меня ей отказаться! Сеяла в поту и жала и детей земных рожала – и была покорная, а теперь – покойная! Я не помню других лиц, А её лицо – лучилось. Я просил мне объяснить, Что же здесь случилось. Мне сказали, что ушла… Видел: закопали в ямку. Что за дикость и кошмар! Откопайте мою мамку! Сеяла в поту и жала и детей земных рожала – и была покорная, а теперь – покойная! Мне сказали: мамы нет, Нет на этом свете. Я не верю, что за бред! Я не верю в силу смерти. У неё земной покрой И небесная изнанка – Смерть ведёт неравный бой С жизнью-партизанкой. …Спящая маманя К себе меня поманит. Я приду к ней, будь хоть на пиру, И её могилку приберу. Снова видеть сына рада Мама за стальной оградой. Есть Бог или Бога нету, И на какую бы экзопланету Её душа ни улетела – В земле – её тело. …У неё земной покрой И небесная изнанка… Мне останется родной – Мама мне не марсианка! В церкви не учат плохому, Свечки жгут, как солому. В церковь заходят погреться Те, кому некуда деться. Греются, стоя у свечек И у икон – как у печек… Много вокруг здесь образов Из древесины хвойных лесов. Доски расписаны красками, Истины поданы сказками… В церкви не учат плохому: Свечки жгут – не иконы. Здесь перед ними стоят на коленях С видом бежавших случайно из плена… И вдохновенно целуют стекло В месте, где миро под ним протекло… В церковь заходят с надеждой Душу согреть под одеждой. Греются, стоя у свечек И у икон, как у печек… Ждёт иерея на службе успех – Дух ароматный согреет нас всех, Тех, кто находится в храме, Здешними дышит парами: И мудрецов опалённых, И простаков озарённых… В церкви не учат плохому: Свечки жгут – не солому. Покаяние Я не знаю, что такое счастье… И не спросишь больше у отца: Умер он – и я отчасти Стал похож на мертвеца. Рухнул мир мой в одночасье, Превратился дом в помойку… Ничего не помню я о счастье – Нужно мне поставить двойку! Тлею я, а надо бы гореть И с людьми начать опять общаться, Чтобы был доволен мной отец – Он всегда желал мне только счастья. Но не помню, что такое счастье… Может быть… морозы в январе? Может, это даже и ненастье?.. – Посмотрю в толковом словаре… Не похож я в общем на отца, Внешне, разве что, – отчасти. Но всегда, до самого конца, Он желал мне только счастья. Только что такое счастье? Может, пребывать всегда во сне, Время не делить на части И пространство на «внутри» и «вне»? Я не знаю, за окном который год, И какая пора года на дворе. И ушёл из дома умирать мой кот. И собака сдохла в конуре… Не похож я в общем на отца, Внешне, разве что, – отчасти. Больше я похож на подлеца: К трём смертям уже причастен. Я живу беспечно, без забот. Даже если и ненастье, То не прячусь я под зонт – Пестую своё несчастье… _______________________ Мало будет школьной двойки – Нужно вбить мне в сердце кол! Прямиком с больничной койки Я отца в могилу свёл… Не похож я в общем на отца, Внешне, разве что, – отчасти. Но всегда, до самого конца, Он желал мне только счастья. __________________________ …Я не помню, что такое счастье. Нужно посмотреть мне в словаре… Да на воздух выходить почаще, И гулять хотя бы во дворе. Снова завести щенка хотя б, И начать жизнь с букваря. Снова на дворе – октябрь. Хочется дожить до января… Я не верю, не поверю до конца, Понемногу, разве что, отчасти, Что живу – и нет уже отца, И никто мне не желает счастья… Стоят деревья оголённые, Разносторонне разветвлённые, И задевают провода. Стоят деревья оголённые, Осенним солнцем опалённые. Приходят снова холода… Стоят деревья оголённые, Разносторонне разветвлённые. В лёд превращается вода. Стоят деревья оголённые, Как будто кистью побелённые. И индевеют провода… Гудят деревья оголённые, Разносторонне разветвлённые, Переживают ураган! Трещат стволы их наклонённые, И рвутся корни заземлённые И провода, и провода!.. Стоят деревья утомлённые, Разносторонне разветвлённые, Проходят живо их года. Стоят деревья оголённые, Блестят их ветки закалённые, Как провода, как провода… Две мозаики Невольно, словно в обезьяннике, Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mihail-balovnikov/po-sterne-akkuratno-kolkoy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО