Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Плата Лиля Ризк Виктория была очень красивой девушкой. Она с уверенностью и лёгкостью могла покорить любого мужчину, повстречавшегося ей на пути. И это было ее сильным и верным оружием в жизни. Но однажды, оно в мгновение повернулось против нее самой. С высоты полета блаженства и неги, она внезапно полетела вниз, на самое дно. Сможет ли она выплыть на поверхность, туда куда прежде несли ее грёзы…?! Она уже не была уверена ни в чем. Лиля Ризк Плата Часть I Глава 1 – Доброе утро. – И тебе… – Что-то случилось? – потянувшись и при этом зевнув, как гибкая рыженькая кошечка, спросила Виктория. Лана опустила свои глаза. – Да так… Они жили в общежитие при небольшой фабрике. Девушки проходили практику после учебы в Ростовском Институте защиты предпринимателя. Делили небольшую комнату на двоих. В ней находилось минимум мебели – стол со стульями, шкаф и две кровати, но девчонок все вполне устраивало. Лана сидела напротив на своей постели, забравшись с ногами, и грустно раздумывала о своем. Немного погодя, глянув на подругу, обратилась с вопросом: – А как прошло вчера твое свидание? Виктория поднялась и, мотнув слегка головой, ответила: – Кажется, я перепила немного. В остальном все отлично! Впрочем, как всегда! Она открыла дверцу платяного шкафа, стоящего у стены, порылась на полке, вынула полотенце и не спеша вышла из комнаты. Уже удаляясь кинула через плечо: – Ланушка, включи чайник, кофею попьем! Оставшись сидеть на месте, девушка с мрачным видом смотрела ей вслед. Спустя полчаса, они уже завтракали бутербродами и кофе. Виктория одновременно наводила марафет, глядя в небольшое зеркальце пудры. – Вот, скоро у меня будет свой салон красоты! – мечтательно проговорила она, подкрашивая снизу вверх свои, и без того длинные, ресницы. – Ага… – Ну ладно, рассказывай чё у тебя стряслось? – Да ничё, – потупив голову, произнесла Лана, помешивая ложечкой свой остывший кофе. Виктория отложила косметику и внимательно посмотрела на подругу: – Что, опять не вышло? Лана, не поднимая глаз, покачала головой. Чуть скривив уголок рта и немного поразмыслив, Виктория предложила: – Давай мы тебя преобразим слегка, сделаем новую прическу, макияж, мм? – в ее глазах загорелся огонек. Лана, посмотрев на нее с угрюмым выражением лица, произнесла: – Думаешь мне это поможет?! – Уверенна! *** Вечером, девушки отправились на дискотеку в закрытый клуб «Мона Лиза», куда их пропустили благодаря хорошему знакомому Виктории. Как и было запланировано, Лане уложили волосы в длинные вьющиеся локоны, сделали яркий макияж, и облачили в красивое бирюзовое платье, выгодно демонстрирующее ее фигурку. Когда они вошли, у нее разбежались глаза от разнообразия красивой и модной публики. В нос ударили смешанные ароматы. И по ее слегка растерянному виду, не трудно было определить, что девушка впервые посещала подобного рода заведение. – Да, расслабься ты! – дёрнув ее за рукав, проговорила Виктория. Затем ее кто-то потянул в сторону и она, указав пальцем на другой край зала, крикнула Лане, чтобы та шла к угловому столику с табличкой. Сама исчезла в толпе. С трудом пробираясь сквозь танцующие тела, Лана направилась в указанную сторону. Глядя себе под ноги, она старалась никого особо не касаться, осторожно продвигаясь вперёд. Вдруг какой-то парень пристал к ней. Он схватил Лану за руку, заставив остановиться. И пританцовывая, жестами стал зазывать ее в свой круг. Ритмичная светомузыка ломала блики, в один миг меняя черную тьму на яркий свет, создавая интересный эффект замедленной съёмки. Все происходящее своей новизной производило на нее огромное впечатление. Она словно спала и это все ей снилось. Громкие басы, смешавшиеся с гулом голосов и различных шумов, стучали не только в ее голове, но, кажется, и во всех участках тела. Лана машинально развернулась и задела локтем другого парня, который держал в руках бокал. Он резко крикнул, и она прямо за своей спиной услышала его голос: – Черт! Девушка, вы пьяны?! В ту же секунду оглянувшись назад Лана наткнулась на брюнета, который салфеткой стряхивал со своей светлой рубашки пролитый напиток. Он бросил на нее гневный взгляд и что-то недовольно пробурчал. – Извините, я не хотела, – обратилась она, как можно громче, и парень машинально пригнулся подставляя ей свое ухо. В тот момент Лана почувствовала аромат его парфюма и ещё чего-то. И с блаженством вдохнула, прикрыв свои глаза. С ней произошло нечто непонятное, как будто что-то торкнуло внутри. Вдруг захотелось оставаться в такой позе, с губами у его шеи… вечность. Но он выпрямился. И бросив на нее беглый взгляд сделал подобие улыбки. Его черты лица смягчились и она поняла, что он более не сердится. Этот взор карих глаз и улыбка в какой-то миг успели ее опьянить. Она приоткрыла рот и просто уставилась глядя на этого парня. Тем временем неугомонный танцор ещё раз, только более резко, потянул ее за руку и привлек к себе. Круто развернувшись и не устояв на ногах, Лана припала к его груди, словно в огненном танце «Танго». Но ее совсем не порадовало подобное бесцеремонное вмешательство в драгоценные минуты встречи с мужчиной ее мечты, а разозлило. Она сразу же оттолкнула его от себя и гневно прикрикнула: – Ты с ума сошел, что ты делаешь?! Абсолютно не растерявшись, парень продолжал танцевать. Он закусил нижнюю губу и стал водить руками по контуру ее тела. Присаживался и также плавно поднимался, как бы повторяя телодвижения змеи. При этом не обращая никакого внимания на ее явное негодование. Лану обескуражила подобная выходка незнакомца и даже развеселила. Спустя пару секунд, она, приподняв свои тонкие руки над головой, сама начала извиваться перед ним в такт музыки. Не за этим ли она пришла сюда, в конце-то концов?! Поспешно кинув взгляд на молодого человека, у которого недавно просила прощение. Она надеялась, что тот заметит и оценит ее по достоинству. Но, к сожалению, кареглазого красавца уже не было на месте. Лана с досадой вздохнула и, повернувшись к своему партнеру, продолжила танцевать. Через пару-тройку треков заиграла медленная композиция и танцпол немного поредел. Лана тоже решила передохнуть и наконец, добралась до столика, на котором стояла табличка «бронь». Она положила ее и через две минуты к ней подошёл официант, он поинтересовался ее именем, а затем предложил меню. Ей принесли воды, на большее, Лана не рискнула. Но горячительные напитки с закусками все же подали. А к этому моменту подоспела и Виктория. – Я думала, ты уже не вернёшься! – чуть с обидой проговорила Лана. – Ну, извини дорогая, надо же как-то расплачиваться за вечер, – пожав плечами, ответила подруга, продвигая к себе бокал с выпивкой. – Вика, сейчас ты была у хозяина этого заведения?? – выпучив глаза переспросила, Лана. – Почти. С его близким другом. Мы сидели за тем столиком, – показала она куда-то вглубь зала. Потом, глотнув коктейля, чуть прищурила глаза и добавила. – Ты красиво танцуешь кстати, Костя сказал, что хотел бы тебя тут видеть чаще. – Какой ещё Костя? – Ну, тот парень, с которым ты танцевала, – с этими словами, она сделала большой глоток и поперхнулась от крепости напитка. Ее горло сжалось и глаза сами с собой зажмурились. Лана так и сидела с открытым ртом, смотря на нее. Так значит, это она подослала к ней того самого танцора диско… Через минуту подошёл какой-то мужчина и пригласил Викторию на танец. Она отвернувшись, сделала недовольную гримасу, но тотчас же обворожительно улыбнулась ему, вложив свою руку ему ладонь, и грациозно поднялась. Он повел ее к середине зала, утопающего в романтических бликах. Виктория была очень красивой девушкой. Чего только стоили ее зелёные глаза, обрамлённые густыми ресницами и длинными изогнутыми бровями. Ни один мужчина не мог противостоять ее чарам. Однажды взглянув в них, утопал в глубине и оставался плененным навсегда. К тому же красивое лицо дополняла стройная фигура, с тонкой талией, и округлыми соблазнительными формами. Когда она шла в группе других девушек, то была уверенна на сто процентов, что глаза встречных мужчин выбирали именно ее. Но и Лана тоже была довольно симпатичной и приятной девушкой – высокой, стройной, с длинными русыми волосами, обычно свисавшими с ее плеч сплетённые в косу. Хотя ей казалось, что она не имела необходимой притягательности и сексуальности. Со временем, она все больше чувствовала себя обладательницей кучи недостатков. Эти мысли вводили ее в состояние неуверенности в себе. К тому же, очередные провалы в налаживании личной жизни, еще сильнее ухудшали ситуацию и забивали девушку плотнее в угол. Виктория была ее подругой с детства – сначала одноклассницей, после, в институте, однокурсницей. Они вместе поступили и по окончанию его, не разлучаясь, подались на практику. Лана и Вика для всех, кто их знал, были сестричками, парочкой «Твикс», сиамскими близнецами. И это при том, что образ жизни и характеры у девушек были далеки и не похожи друг на друга. Им самим казалось удивительным, как они сумели пронести свою дружбу через десятилетие. Родители Ланы являлись обеспеченными и уважаемыми людьми в городе Ростове. Отец, Виктор Александрович, имел небольшое производственное предприятие по изготовлению кованных изделий из металла, таких, как ограждения, решетки и прочего в том же направлении. Бизнес продвигался неплохо, и их семья не тужила. Он имел деньги и имел любовниц, хотя старался не обижать свою супругу. Ольга Николаевна, мать Ланы возможно уставшая от разгульной жизни своего мужа, тоже имела свою личную жизнь. В итоге, предоставленная сама себе дочь, нашла умиротворение в дружбе с самой красивой девочкой в классе, а затем и на курсе. Поэтому она пошла поступать в тот же ВУЗ, что и ее ненаглядная Викуля, дабы не разлучаться. В тоже время, Виктория не могла похвастаться зажиточностью и авторитетом своих предков. Да и вообще, она старалась не поднимать тему о родителях. Мать и отец, еле сводили концы с концами, а то, что находили сразу пускали на пропой. Проживали они в старом доме, доставшимся им от родителей отца. Который не видел ремонта скорее всего со времён своей постройки. Она как сбежала после школы из дому и больше туда не возвращалась. Кроме Виктории у ее родителей ещё был сын Игорь. Он практически не вылезал из тюрем, постоянно попадая туда за грабежи и разбои. Девочка выживала, как могла. Ее мозг сразу смекнул, как только она стала взрослеть и понимать, что ее внешность привлекает к себе внимание противоположного пола, что это можно использовать с выгодой. Именно так она и поступала. Она научилась соблазнять и манипулировать мужчинами. Лана задумчиво смотрела на танцующую пару. «Наверняка, это тот самый приятель хозяина заведения», – думалось ей. Приятной внешности мужчина выше среднего роста, смотрел на неё влюблёнными глазами и уверено вел в танце. – А на меня может клюнуть только подосланный танцор и то, для собственного развлечения… – с досадой проговорила Лана сама себе. В свои 24 года Лана все еще оставалась девственницей и это при том, что ее подруга – не разлей вода, к этим же годам, могла похвалиться опытностью и разборчивостью во многих вещах, касающихся мужчин. Занятая тяжёлыми думами, она вдруг ощутила в своем кармане вибрацию мобильного телефона. Лана включила связь, звонила мать, которая плакала в трубку. – Мама, ты плачешь? Что-то случилось? – звуки громкой музыки и шум мешал разобрать слова, издающиеся в трубке, и она в спешке направилась к выходу. Выйдя на улицу, сразу принялась расспрашивать. – Витя… он, попал в аварию, Лана, – проговорила мать всхлипывая от рыданий. – О Боже! – прикрыв лицо рукой, вскрикнула она. – Он сейчас в реанимации. Приезжай. Как одурманенная, Лана побежала на проезжую часть и, остановив первое попавшееся такси, помчалась в больницу. Она отправила смс подруге, «я уехала, срочные дела дома». Лана не стала сообщать Виктории о случившемся, подумав о том, что возможно она приедет в больницу не одна. А объяснять кто этот или эти мужчины матери, ей не хотелось. Тем временем Виктория отделавшись от назойливого поклонника, вернулась к своему столику. И не обнаружив подругу, сразу достала телефон, чтобы ей позвонить. Но прочитав смс, успокоилась. «Скорее всего, с не привычки решила сбежать домой» с усмешкой, подумала Виктория. Посидев немного в одиночестве, она тоже решила ехать «домой» спать, то бишь в общежитие. Надев тоненький ремешок своей туалетной сумочки на плечо, поднялась. Но тут она заметила знакомый силуэт молодого человека, стоявшего немного поодаль. Он разговаривал с какой-то дамой. Виктория поправила прическу и, подтянув немного вниз подол своего коротенького платья, направилась прямиком к нему. Тихо подойдя со спины, она ткнула его пальцем вбок. Парень приподняв одну бровь, резко обернулся и, завидев ее, сразу просиял. – Вика?? – Я! Роб как дела?! – улыбаясь и сверкая белизной своих зубов, она поприветствовала давнего знакомого. – Сколько лет, сколько зим… А ты стала ещё краше… – бросив на нее похотливый взгляд, проговорил он и тоже улыбнулся. Меньше чем через час, они ввалились в ее комнату в общежитие. И не отрывая друг от друга губ в страстном поцелуе, упали на кровать. Глава 2 Утром, спозаранку, прямо из больницы, Лана приехала в общежитие забрать свои вещи. Мама попросила пожить с ней, пока отец поправится. Душевая и санузел на каждом этаже был общий, как и кухня. И по утрам там обычно выстраивалась очередь. Но это в будничные дни, а сегодня было воскресенье и все спали. Все кроме Вики и ее гостя, который с повязанным полотенцем на своей талии прошел в комнату чтобы одеться. Вика оставалась ещё в душевой. Когда он вошёл в их комнату, то наткнулся на опешившую девушку с дорожной сумкой у своих ног. Она стояла, приоткрыв рот, и смотрела на неожиданно появившегося почти обнаженного мужчину. Он совершенно не смутился и даже моргнул ей. Подойдя к кровати, взял свои вещи и начал одеваться, скинув мокрое полотенце на пол. Лана так и осталась стоять, как вкопанная, наблюдая за движениями мышц совершенно голого мужика перед собой. Хотя он стоял к ней спиной, но все же, она в первые в своей жизни видела такую картину. Наконец, закончив с брюками, он повернулся и, застегивая пуговицы на своей рубашке с пятном на груди, улыбнулся ей. Лана, встретив его проницательный взгляд, пришла в себя и сразу опустила свою голову и отвернулась. – Прошу прощения, мы думали, вы приедете позже. Я не успел убраться, – проговорил он каким-то издевательским тоном. Она, не оборачиваясь, что-то промычала ему в ответ вместо слов. Вскоре, с пожеланием «хорошего дня!» послышался глухой звук закрывающейся двери. Лана села на кровать и опустила руки. «Это он…» – горько пронеслось у нее в голове. Вкуснопахнущий брюнет. Тот самый, ради которого она хотела бы вернуться туда ещё раз, и чей облик уже поселился в ее тайных фантазиях и девичьих грезах. Черт! Опять она в пролете. Все сливки съедает ее лучшая во всех смыслах подруга, как ненасытная кошка. – Ланушка?! – послышался мягкий голосочек вошедшей Виктории в махровом халате и с полотенцем на голове. Она подошла поближе и, посмотрев ей в лицо, спросила. – Все в порядке? – Нет, – еле слышно проговорила Лана. – Что случилось? – она присела рядом и озадаченно взглянула на свою подругу. Потом на приоткрытую большую сумку у шкафа. – Отец попал в аварию… – Ох…. – Он пока в реанимации, я пришла за вещами. Какое-то время мне придется пожить дома. – Милая, я очень сожалею! – проговорила Виктория и обняла ее. – Спасибо. Врачи сказали, что его состояние стабильное, но все же… маме плохо, она не переставая плачет. – Я могу чем-то помочь? Лана улыбнулась и покачала головой. – Надеюсь, ты скоро вернёшься, – сказала Виктория, когда провожала ее у подъезда. Лана села в такси и помахала ей рукой. Через два дня, Виктор Александрович так и не приходя в сознание скончался. Виктория была рядом все время, а когда провели последний, сороковой, поминальный день, уехала назад. – Викуля, оставайся жить у нас, – предложила мать Ланы, которая ещё больше привязалась к подруге своей дочери, за ее внимательность и обходительное отношение. – Спасибо большое, тёть Оль, но мне привычнее в общаге. Я буду часто вас навещать, – ответила Виктория с благодарным взглядом. Лана прекрасно знала истинную причину отказа подруги, конечно же она заключалась в частых гулянках допоздна. Пока ей не подселят кого-нибудь из девчат на фабрике, скорее всего кареглазый красавец будет у нее частым гостем. В доме Ольги Николаевны столь разгульную жизнь Виктория себе позволить не смогла бы. – Надо жить дальше, – сказала мать Ланы, покачав головой. Они сидели в полумраке комнаты, в доме, который как будто сразу опустел после смерти его хозяина. – Теперь бизнес отца будет вести другой человек. Если мы не найдем управляющего, придется его продать. – А что потом? – Я ещё не знаю, дочка. Я ещё не знаю… *** Лана уволилась с фабрики и ввиду семейных обстоятельств в скором времени получила диплом. В то время, как Виктория продолжала трудиться на прежнем месте в должности помощника заведующего отделом продаж. Но все же, подруги не расстались. Часто навещали друг друга и по возможности, проводили вместе свободное время. – Тебе кого-то из металлургов надо, – проговорила Виктория, обдумывая ситуацию. – Металлурга найти – не проблема, проблема – найти доверенного человека, – со вздохом проговорила Лана. – Это точно. Глава 3 Виктория, как училась, так и проходила практику посредственно. Для галочки. Ее очередной покровитель помогал ей финансово держаться на плаву и во всем остальном. Ещё один год работы – и она свободная птица с дипломом маркетолога на руках. Конечно, иметь диплом, даже если это вовсе не твоя профессия, необходимо для собственной уверенности в будущем. Быть симпатичной образованной девушкой лучше, чем быть просто душкой. Высшее образование придает весомость имени. И Виктория с железным терпением его себе зарабатывала. А потом… мечты они ведь имеют крылья и у них нет горизонтов. – Как у тебя на личном? – спросила Лана, интересуясь только одним человеком. – Встречаюсь с одним, и встречаюсь с другим в тайне от него, – призналась Виктория с горечью в голосе. – А зачем ещё кто-то, если есть тот самый? – Для того, чтобы не нуждаться, Ланушка, – поджав губы, высказала Виктория бросив на подругу удручённый взгляд. – Мой милый – гол, как соко?л. Все оставил своей бывшей и вышел за дверь. – И кто он, с кем ты встречаешься? – чуть занервничав, поинтересовалась Лана. – С Робом. Кстати, я забываю спросить, в то утро, когда ты пришла за вещами, помнишь? Лана кивнула головой и чуть побледнела. Конечно она помнила это утро. Она никогда его не забудет в своей жизни. Тем временем, Виктория не о чем не подозревая, продолжила: – Ты случайно не встретила его? – Кого? – Ну, моего Роберта? «Твоего Роберта», – повторила про себя Лана, а вслух призналась, – я даже видела его голым. – Не поняла?! – Он вошёл, скинул свое полотенце и стал переодеваться прямо перед моим носом, – спокойным тоном пояснила Лана, – после попрощался и ушел. Виктория рассмеялась. – Наверное, он не заметил тебя?! – Как же?! Прежде он весело моргнул мне, а после сказал, что вы меня ждали позже. И даже продемонстрировал мне свой накачанный зад! – не сводя своих глаз с подруги, Лана пересказывала ситуацию того судьбоносного утра. – Вот бесстыжий! Странно, он даже не сказал мне об этом… Пожав плечами, Лана продолжала смотреть на везучую подругу с некоторой злостью. Виктория вовсе не замечала ее сметённых чувств и махнув рукой, добавила: – Наверное забыл. Как будто ее подруга была чем-то совершено не существенным, чтобы о ней говорить и запоминать. Лану это ещё больше завело. – Потом я увидела пятно на его рубашке и вспомнила, как случайно задела его руку, и он пролил на себя напиток, – добавила она, желая хоть как-то оставить о себе впечатление. – Так это была ты?! – тут Виктория вновь беззаботно рассмеялась. – Да, он мне рассказал, что какая-то пьяная девушка, не устояв на месте, пнула его, и он перепачкал свою дорогущую рубашку. – Я не была пьяна. – Ну да, он же не знал, – ответила Виктория. Серьезный тон подруги наконец подействовал и она перестала смеяться. Рассматривая лицо Ланы, пыталась угадать ее эмоции и мягким голосом спросила, – ты обиделась, Лан? – Нет, – сразу ответила та. Вздохнула и чуть пришла в себя. В действительности, Лана еле сдерживала свой гнев и это совершенно не касалось одного случая, скорее, обстановки в целом. Вдруг она поняла, что стала завидовать своей более яркой подруге. Словно проснулась после долгого сна и ощутила себя живой личностью. Личностью, которая имела право на все то, на что она привыкла смотреть со стороны. И вот она впервые так сильно захотела мужчину. Ее безудержно потянуло к нему. Но и он оказался занятым. Виктория обладала некой магией. Она тянула к себе не только своими внешними данными, но еще и искренней доброжелательностью. И это подкупало больше всего. На нее невозможно было долго сердиться или обижаться. Ее сожалеющий взгляд, и правдивые переживания тушили гнев и все отрицательные эмоции вместе с ним, что ещё больше бесило Лану. Она любила свою подругу, восхищалась ею и завидовала одновременно. И хуже всего то, что ситуацию изменить уже была не в состоянии. И вот, когда в очередной раз Виктория встретилась со своим молодым человеком, то вкратце рассказала ему о положении дел своей подруги. Они лежали в постели номера гостиницы. Роберт задумчиво поинтересовался: – Они хотят нанять управляющего на зарплату или под проценты от выручки? – Я не знаю, – проговорила она, бросив на него вопросительный взгляд, – а что, у тебя есть кто-то на примете? Он еле заметно кивнув головой и проговорил: – Я мог бы. – Ты шаришь в этих делах, милый? – с удивлением спросила Виктория. – Я работаю заведующим отделом на небольшом металлургическом заводе. И если с оплатой у них будет более лучше, чем, то что я сейчас получаю, то почему бы и нет?! Она просияла заслышав эту новость. Подтянув ноги под себя, присела и с воодушевлением произнесла: – Да, конечно! Я прямо сейчас позвоню и договорюсь о вашей встрече. – Окей. К обеду следующего дня Роберт и Виктория прибыли в дом Ланы на переговоры. – Роберт, Вы знаете, я наняла сейчас аудитора, который ведёт полную проверку всей документации. И Вы могли бы приступить к работе уже сегодня, чтобы хотя бы ознакомиться с фирмой. Возможно, мы будем продолжать работу вместе с Петром Николаевичем и в будущем. Он станет вести нашу бухгалтерию. Сейчас он обдумывает этот вопрос. И по ходу дела мог бы Вас познакомить с производством, объяснить детали, – предложила Ольга Николаевна, в итоге обсуждения. – Да, прекрасная идея, спасибо! – сразу отозвался Роберт, – Но мне нужны две недели отработки на своей прежней работе, – объяснил он матери Ланы. Его тоже порадовал тот факт, что они пришли к полному соглашению. – Хорошо, распределяйте свое время, как вам будет удобно, нас устраивает ваша кандидатура, – заверила женщина. – Благодарю. Но все равно, я, по возможности, начну посещать фирму. Производственный отдел и административный, как у меня получится, – пообещал с готовностью новоиспеченный управляющий. – Договорились. Они подали друг другу руки и попрощались. Виктория радостно взглянула на подругу, ожидая с ее стороны ответной реакции, но та, поджав губы, не выдала ни единой эмоции. Вскоре жизнь завертелась. Лана приступила к новым обязанностям на фирме покойного отца, вместе с Робертом. Он в свою очередь, со знанием дела принялся за работу производственного отдела. Она же взялась за контроль платежей и договоров с заказчиками. Мало-помалу, дела двинулись если не с мертвой точки, то вышли с временного застоя, точно. Потянулись новые заказы, интересные предложения и повысилась продуктивность фирмы. Так проходили недели, а за ними месяцы. Время летело быстро, в виду наплыва дел. Новоявленное руководство обустраивалось и вполне прижилось. Тем временем, рабочие отношения Роберта и Ланы постепенно переросли в теплые и дружеские. Да она была подругой его девушки, но все же продолжала в тайне вздыхать по этому человеку. Все попытки усмирить свое влечение, не привели ни к какому результату и даже больше начало тянуть к нему. Лана понимала, что поступает неправильно, но не могла ничего с собой поделать. Ее дела шли в гору. И ничего не мешало устроить свое счастье. Все складывалось прекрасно, за исключением этого самого нюанса – мужчина ее мечты, в дополнение ко всему хорошему, не мог принадлежать ей. А других она не видела и не замечала. Ее глаза все время искали Роберта, а сердце тянулось к нему. Очень часто, она незаметно разглядывала его и любовалась. Из окна своего кабинета, из-за угла, искоса где-то сбоку, издалека там у ворот. Один только звук при произношении его имени приводил ее в трепет. А взгляд его карих глаз, голос, манеры, будоражили ее воображение и возбуждали в ней желание покорить его сердце и разум. Порой мечты и фантазии заносили её настолько, что она еле сдерживала себя от какого-либо шага в его сторону. Страсть билась в ней, как дикая птица, оказавшаяся в клетке и не давала покоя. Однажды они вместе обедали, и Роберт стал звонить Виктории, несколько раз подряд. Она не отвечала. Он положил телефон на стол и задумался. Лана предполагала, где находилась его девушка в этот момент, вернее с кем она могла проводить время. Ее подмывало открыть парню глаза, чтобы он освободился от ненужной связи. Но совершить предательский поступок по отношению к близкому ей человеку, было делом не лёгким. Извинившись, она вышла из-за стола и направилась в дамскую комнату. Подойдя к умывальнику, взглянула на себя в зеркало, тяжело задышала и стала размышлять. То, что она полюбила Роберта, не было сомнений. Полюбила всей душой и телом. И ведь если подумать, они отличная пара, по всем параметрам! Они работают вместе и у них может сложиться прекрасное будущее. И дом есть и готовый бизнес! А что их ждёт с Викторией? Счастье? Брак, дети?! Вряд-ли. Скорее всего через пару месяцев они насытятся друг другом и разойдутся. Кто-то кому-то разобьёт сердце. И если это будет Виктория, то у Ланы останется меньше шансов завоевать его доверие, как женщине, чем сейчас. А если наоборот, то ей будет ещё сложней попытаться начать с ним собственные отношения, переступив через слезы подруги. Пока они ещё не перешли ту черту, где люди прирастают друг к другу косточками, пока ещё расставание не сможет принести большую боль и сердечные муки, у нее есть шанс. Ничтожно маленький, но есть. Но не потом, не после всего… – Что, дозвонился? – поинтересовалась она, вернувшись обратно. – Пока нет, наверное, забыла телефон где-то. Может занята на работе, – пожав плечами сказал парень, отпивая напитка со своего бокала. – Занята, да, только не на работе, – проговорила Лана, глядя ему в глаза. Роберт встретил ее взгляд своим пронизывающим и замер. – Что ты хочешь сказать этим? – Ничего. Придет время – сам узнаешь, – тихо ответила она и направилась к своему месту. Но он схватил ее за руку и потребовал ответа: – Нет уж, продолжай, если начала. Лана немного растерялась, его требовательный тон и ревностный порыв пошатнули ее уверенность в правильности недавних предположений. – Она моя подруга, я не смею, – пролепетала девушка. – Это уже не имеет значения. Я не отстану от тебя, пока не узнаю. – Я не хочу выглядеть предательницей! Что она делает? Что она делает?! – Она не узнает от меня правду. Говори, – настаивал Роберт. Лана стояла, глядя на него, и не решалась выговорить ни слова. Но он крепче сжал ее руку. – У нее есть один влиятельный человек. Все это время, он поддерживал ее и помогал. Они встречаются тайно. До него был другой. И ещё, и ещё. А иногда были просто парни для удовольствия, – выговорив это, она закрыла руками свое лицо и задрожала. Он какое-то время продолжал смотреть на нее, потом просто встал и ушел. Глава 4 – Можно твой телефон? – попросил Роберт. Вечером они встретились в снятой им квартире и после близости лежали в обнимку, в постели. – Зачем? – удивилась Виктория. – Ты же моя девушка или нет? – спокойным тоном спросил он, пристально вглядываясь в ее глаза. Она потянулась к своей сумочке, которая стояла сбоку на тумбочке и вынув мобильный, вручила ему. Он принялся просматривать ее телефон. Открыл сообщения, стал пролистывать их, ничего особенного не увидев, пощелкал фотографии. Так же никаких мужчин. Далее перешёл на контакты. Виктория положив одну руку ему на живот, закрыла глаза и расслабилась. В итоге она просто уснула. Он с облегчением вздохнул и подумал о Лане, желая понять причину ее поступка. Зависть? Все же сомнения точили его и для полной уверенности, он установил на телефон Виктории программу слежения, которую подготовил заранее, но скрыл ее и уничтожил все следы. Теперь, в тайне от хозяйки телефона, он мог в любое время проследить за ее местонахождением. И заодно проверить правоту слов ее закадычной подружки. Если та солгала, он оставит эту работу, не смотря ни на какие перспективы. Уволится с фирмы и отвалит подальше от этой странной девушки. И ещё… возможно, он сделает предложение Виктории. Почему нет?! В ней есть все, что любо его сердцу и душе. Проникнув к ней чувствами, Роберт осторожно повернул ее на спину и стал нежно целовать, прогоняя сон… Ближе к выходным, Виктория сообщила ему, что у нее намечаются сверхурочные и они не смогут встретиться. Он смотрел на нее долго и в нем поднималось сожаление. Потом он начал вспоминать, что и раньше были такие ситуации, на которые он даже не обращал внимания. Неужели правда?! – Разве фабрика работает по выходным, милая? – с досадой в голосе, поинтересовался Роберт. Виктория прихорашивалась у зеркала, при его словах она обернулась и подошла к нему. Взяв его лицо в свои ладошки, попробовала мягко объяснить. – Солнце, когда есть заказы работают в три смены и без выходных. Он кивнул, не отводя от нее своих глаз. Ну что ж, работа, значит работа. *** Выходных он ждал с нетерпением и страхом. Он даже не представлял, как переживет грядущее разочарование. Роберт был на грани серьезных чувств или возможно его сердце уже запылало. Он ещё не удостоверился в действительности существования факта измены, но уже ужасно ее ревновал. Ему хотелось удалить к чертям эту программу с ее телефона и ничего не знать. Просто наслаждаться ее близостью дальше. Но он сидел и не ничего не делал. Наступила суббота, Роберт позвонил ей ближе к ночи. Телефон оказался отключённым. Он дрожащими пальцами, открыл папку с программой и, выждав мучительную минуту, все же нажал на кнопку «поиск». Поиск пошел и высветил ее место нахождение. Парень со всего размаху стукнул свой телефон о пол и зарычал. В десять вечера, в субботу, Виктория сидела в ресторане отеля, в котором ей предстояло провести ночь со своим «папиком», сейчас они ужинали. Она выглядела крайне обольстительно в своем красном вечернем платье с открытым декольте и разрезом, доходившим ей до середины бедра. Ее волосы огненными волнами ниспадали на одно плечо, а губы сияли алой помадой. Виктория планировала поговорить о своем давнем желании открыть салон красоты и тщательно подготовилась к встрече. Хотя обещание было получено задолго до этого вечера, ей все же захотелось ускорить решение дела. Для чего она приняла атакующую позицию. Ее покровителем был высокопоставленный чиновник, мужчина в возрасте под шестьдесят лет. Он занимал пост в системе органов местной власти, по имени Антон Семёнович. Этот человек имел огромный вес в обществе и высокий авторитет даже в криминальных кругах. Находясь с ним в близких отношениях, девушка все же его побаивалась. Один только взгляд его глаз цвета колкого льда, порой вселял ужас. К тому же, он часто не брезговал и грубой силой в моменты их уединения, что доставляло ему не малое удовольствие, а ее выводило из себя. Она давно прекратила бы с ним даже редкие встречи, на которые он приглашал ее, но этот человек не отпускал. На очередном свидании, всем своим видом Антон Семёнович говорил ей о том, чтобы она даже не думала с ним расставаться. Его поведение, как он себя ставил, всецело указывало – кто был здесь главным. Хотя при всем при этом, он не проявлял чувства собственника открыто, позволяя своей молодой протеже пользоваться свободой. И в принципе, особо ничего и не требовал взамен, кроме уважения к себе. Может быть потому, что Виктория умела хорошо играть роль искренне влюбленной девочки, простой и безобидной. Хотя на самом деле ею больше руководила осторожность и не простая жизненная ситуация. Она действовала крайне осмотрительно, всячески избегая любых ошибок. Хорошо освоив уроки соблазнения и манипуляции. В ее арсенале имелась дюжина масок, что позволяло ей выбираться почти из любого положения. Тем самым, даже такой опытный и умный мужчина, как Антон Семёнович безо всяких подозрений доверял ей. Они договорились, что по окончании срока практики, Виктория съедет с общаги в собственную квартиру и получит в управление небольшой бизнес. Она хотела этого больше всего на свете. Но с момента начала отношений с Робертом в ней что-то изменилось, что-то перемкнуло, и уже она стала обдумывать иной план своей жизни. С удивлением для себя, Виктория обнаружила, что начала рассматривать альтернативы. А вдруг и не надо ей всего этого… денег, подарков, салона красоты и т.п.? А может с милым и рай в шалаше? …Или нет, или надо?! Время покажет. Узнай, Антон Семёнович о ее тайных мыслях и желаниях в отношении другого мужчины, с кем она могла бы быть по настоящему счастливой, может быть он и отпустил бы ее по-доброму. Позволил бы выйти замуж и построить свою собственную семью. Ведь она ещё так молода. Да, Роберт поселился в ее мыслях… почему нет?! За последнее время, она так к нему привыкла. Ей уже казалось, что она хочет провести с ним остаток своей жизни. – О чем ты задумалась, красавица моя? – поинтересовался ее благодетель, погладив рукой по щеке. – Твои глазки так загорелись. – Сижу мечтаю, – призналась Виктория, нежно улыбнувшись. – Обо мне? – пошутил он и немного закашлял от смеха. – Конечно, дорогой, о ком ещё?! Он подал знак своему человеку, который сидел немного подальше от них, и тот подошёл, положив на стол небольшой пакет. Мужчина вынул из него квадратный бархатный футляр и раскрыл его. Перед ошеломлёнными глазами девушки засверкали алым блеском рубины обрамлённые бриллиантами. Она приоткрыла рот и с широко распахнутыми глазами смотрела на своего щедрого любовника. Мужчина пододвинул к ней футляр с колье и, довольно улыбаясь в ответ, сказал: – Это тебе. – Можно я тебя поцелую? – почти шепотом произнесла она, находясь в полном изумлении. – В номере, – с намеком ответил он и, показав глазами, спросил, – сможешь сама надеть? – Конечно! Аккуратно приподняв драгоценность за края, она приложила ее себе на грудь и, откинув волосы, потянулась к шее. Затем осторожно застегнула замочек и на секунду зажмурила глаза. А когда открыла их, чуть не подпрыгнула от радости. Камни засверкали на ее декольте, создав радужный ореол своим сиянием. – Ты сама украшение для этого колье, – вполголоса проговорил мужчина с нескрываемым обожанием. – Спасибо! Боже, мне даже не верится! У меня теперь есть настоящие бриллианты и рубины! – прикрыв свое лицо руками, воскликнула Виктория. Но после того, как она открыла глаза, сразу же пожалела об этом. За спиной одного своего любовника, она увидела лицо другого, демонстрировавшего полное отвращение своим выражением. Виктория побледнела. Только не это. Только не сейчас! – Это тоже тебе! – проговорил Роберт, снимая с руки тонкую золотую цепочку. Браслет, который она ему подарила не так давно, он швырнул ей на стол. Это был первый подарок Антона Семёновича пару лет назад, когда между ними только все завязалось и сейчас его глаза упали на распластавшуюся золотую цепь перед своим носом. Ему сразу вспомнился тот момент и с какими чувствами он выбирал ей этот подарок, а потом надевал ей на руку. Виктория за мгновение успела прочесть на его лице все эмоции, которые кричали о том, будто его пнули грязным носком по подбородку. В этот же миг телохранители ее высокопоставленного любовника скрутили Роберта и вывели на улицу. А тот встал с места и ровным тоном произнес, чтобы она отправилась в номер. Дрожа всем телом, Виктория направилась на выход из ресторана, затем через холл по коридору и к лифту. Они снимали всегда один и тот же номер, и она точно знала куда ей надо идти. Десять долгих и мучительных минут, девушка ждала его, и чего только не успела передумать за это время: план побега, звонок в полицию чтобы спасти Роберта, в МЧС, ещё не зная куда, в тысячи мест! Но все, на что ее хватило, это трястись от страха, в ожидании неминуемой казни. Тяжёлой поступью, Антон Семёнович присоединился к ней и, закрыв за собой дверь в номер, подошёл ближе. Виктория смиренно сидела на кровати затаив свое дыхание. Все ее существо превратилось в натянутую пружину. Сердце предательски колотилось бешенным ритмом. Она еле держалась, чтобы всем телом не раскачиваться ему в такт. Не проронив ни слова, мужчина развернулся и наотмашь дал ей пощечину. Виктория сразу же упала на пол. Ее щека загорелась, а спустя секунду она услышала шипящий голос над своим ухом, – меня ещё никогда в жизни так не унижали! Он схватил ее за волосы и ещё раз ударил в лицо, но уже кулаком. Онемев от боли, она сразу почувствовала, что захлёбывается. Кровь хлынула, перекрывая ей дыхательные пути. Но его совсем не остановил вид крови на лице беззащитной девушки, он ударил ее ещё раз и сильнее, как бьют мужчину. Виктория на пару минут потеряла связь с реальностью, для нее внезапно исчезли звуки и наступила темнота. Но уже скоро она вновь почувствовала новую боль. Резкие пинки носков его кожаных туфлей полетели ей в бока. Машинально скрутившись калачиком, она попыталась спрятаться от ударов. Волосы, слипшиеся от крови, закрывали ей лицо. Уже даже не издавая почти никаких звуков, как подстреленное животное, Виктория просто содрогалась, и от каждого удара непроизвольно вырывался всхлип из ее груди. Колье отлетело под кровать, но он даже не заметил этого. Вскоре она потеряла сознание. Спустя некоторое время недавний доброжелательный и обходительный кавалер, а ныне разъяренный зверь успокоил свою злость и наконец ушел. Оставив девушку в красном платье в луже красной крови. Она с трудом вздохнула, придя в себя. Сцепив зубы, со стоном перевернулась на спину. Все болело. Ее тело было разорванным изнутри на куски. Тонкий блеск бриллиантов и рубинов сверкал недалеко под полой покрывала и звал к себе. Собравшись с силами, Вика протянула руку под кровать и, нащупав цепь колье, медленно подтащила его к себе. Все ее тело била дрожь, но она все же схватила его пальцами и сжала в кулаке. Собрав все свои силы, она засунула его в лиф, под свою упругую грудь. Хотя далось ей это с невероятной трудностью. Потому что любое движение даже самое легкое, сопровождалось адской болью. Но своим туманным сознанием, она решила, что если час умирать ей настал, то пусть это случится с ее бриллиантами. После, откинув голову, она почувствовала, как дрожь в теле постепенно проходит и ее снова накрывает темнота. Новые удары по всему телу, заставили девушку прийти в себя. Она приоткрыла один глаз, который не совсем заплыл, но встретила густую темноту. Через пару секунд ее мозг все же заработал, и она поняла, что лежит в очень темном месте на чем-то жестком, и ее куда-то везут. Скорее всего ее положили в багажник. Она почувствовала, что была завернута в какую-то ткань. Что-то мягкое и немного пушистое, похожее на большое полотенце. Которое впрочем, не защищало ее пробитое тело от тряски на ухабах. Наконец-то машина остановилась. Она, сцепив зубы, немного повернулась набок и замерла. Ее подняли. Вытянув руки вверх, один схватил ее за запястья, другой – взялся за щиколотки ног. Она почувствовала, как стали раскачивать ее тело из стороны в сторону, набирая размах. На какие-то секунды девушка почувствовала невесомость в полете. Затем удар о воду. Плеск. Ей вдруг стало легко, мягко и прохладно. А потом сразу холодно. Кислород закончился. Ткань лезла ей в рот и закрывала всякий проход воздуха. Паника, доходящая до ужаса ударила ей в голову. Виктория стала барахтаться руками и ногами, не обращая внимание на сковывающую ее тело боль и пытаясь вывернуться из окутавшего савана. Наконец, ей удалось выпутаться, и она рванула наверх, с развивающимися в воде длинными огненными волосами. Она двигала ногами ещё и ещё, отталкиваясь от толщи воды и при этом, оставляя кровавый след после себя. Течение подхватило ее и подкинуло наверх. Вынырнув с хрипом, она вдохнула долгожданный кислород своей измученной грудью. Она живая. Она живая… Девушка легла на спину и расслабилась, ее тихо понесло течение. Прохладная вода, как любящая подруга ласково поглаживала ее кровоточащие раны и легонько, словно сотнями ладошек, подталкивала к дикому каменистому берегу. Через некоторое время, почувствовав под ногами дно, Виктория из последних сил подтянулась ближе к берегу и снова закрыла глаза. Ей повезло, что был август. Если бы все произошло осенью или весной, она больше не увидела бы свет солнца. Силы вновь ее покинули и темная ночь накрыла ее своим бархатным полотном. Наступило утро. Виктория наконец, открыла один глаз (второй напрочь заплыл) и почувствовала, что у неё щиплет ободранная кожа. Она постаралась приподняться и со стоном снова упала. Немного полежав и привыкнув к новым болевым ощущениям, она снова предприняла попытку встать. Опершись на локти, посмотрела на свое тело, насколько это было возможным. Оно почти все было фиолетово – багровым цветом, а рванные раны кровоточили. Прощупав лиф, она почувствовала в нем колье и улыбнулась своим мыслям. Оглянувшись, насколько могла себе это позволить, она обнаружила трухлявое дерево, половина которого лежало в воде. Превозмогая страшную боль в груди, она протянула руку и, нащупав острый камешек, начала рыть под ним ямку. Достигнув требуемой глубины остановилась и снова закрыла глаза дав себе время передохнуть и набраться новыми силами. После передышки с огромным усилием вынула колье из лифа. Глянула на него чтобы убедиться, что все камни в оправе белого золота были на месте. Сложила драгоценность в ямку и закопала, орудуя тем же остроконечным камнем. Ее вновь одолела дрожь. Виктория чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. К тому же солнце начало сильно припекать. Зачерпнув ладонью прохладной воды, она намочила себе лицо. Потом просто лежала, слушая тихий плеск небольших волн озера, поющее ей свою колыбельную, пока тишина и умиротворение снова не накрыли ее целиком и полностью. Глава 5 Лана проснулась посреди ночи от плохого предчувствия. Ее стало мутить и тяжёлое чувство подняло с постели, не дав спать. Она поднялась и облокотилась о стену, приложив руку к вздымающийся груди. Точно такое же состояние у нее было пред самой смертью отца. Она не могла усидеть в коридоре больницы, ее внезапно стали душить слезы. Лана тогда почувствовала, что он уходит. Побежав к дверям реанимации, стала тарабанить в них, требовала, чтобы посмотрели ее папу. «Ему плохо», – кричала она медперсоналу тогда. Но ее успокоили, и заверили, что все в порядке с ее отцом, что он спит. А он умирал. В течении часа его не стало. И вот сейчас с ней происходило тоже самое. Почему?! Кто ещё умирает? Ее мама спит спокойно в своей спальне. Дедушки и бабушки давно покинули этот свет. Близких родственников у них нет, кого бы она могла так чувствовать. Мысленно она перебирала всех родственников поименно. Присев на пол, Лана прикрыла глаза и стала молиться: – Господи помоги, тому человеку, кто сейчас страдает! Господи, умоляю, спаси этого человека! Господи, услышь мои молитвы, убереги его от погибели. Кто нуждается в тебе, подай руку, спаси! – из ее глаз ручьем лились слезы, и она не знала почему. Ей просто было очень плохо. Роберта тоже избили, но не до смерти. Его били ребята того человека, которого он решил унизить своим присутствием. Они били его дубинками со знанием дела и не сломали ничего, только наставили синяков. А потом пригрозили, если он попытается искать Викторию или где-нибудь о ней заикнется, вспомнит этот вечер – ему не жить. Он пообещал, что с этого дня она умерла для него. И его отпустили. В понедельник он не вышел на работу. Отправил сообщение на телефон Ольги Николаевны с извинениями, пояснив, что сильно заболел и не сможет эту неделю появиться на фирме. Она ему сразу позвонила, а затем и ее дочь. Он не хотел разговаривать, но ему пришлось. Сказал, что попал в аварию, и что это не серьезно, ему просто следует отлежаться и все. Конечно же, Лана в течении часа примчалась к нему домой. Вот почему ей было плохо – ее любимый попал в аварию, думала она. А когда он открыл ей дверь съемной квартиры, в которой проживал, Лана не справившись с чувствами обняла его, проговорив: – Слава Богу, ты жив! – Тише, тише…, – сказал он и осторожно отстранился. – Как это случилось? – озабоченно поинтересовалась девушка, разуваясь, хотя он ее не приглашал войти. Она сразу прошла на кухню чтобы оставить пакеты с продуктами, которые принесла с собой. Он стоял слегка склонив голову набок и с тяжёлым сердцем наблюдал за ней. Почему ей просто не оставить его в покое?! Но поняв, что она и не думает этого делать, закрыл дверь и побрел обратно на диван. Лег, прикрыв тыльной стороной своей ладони глаза, сделав вид, что засыпает. – Роберт, ты дорогу переходил что ли? – не унималась гостья, зная, что он не имел автомобиля. Она подошла к нему и присела на коленки рядом, осторожно потрогала его багровую щеку. – Боже мой, тебе надо в больницу, а ты просто лежишь. У тебя нет переломов? – Со мной все будет нормально, – заверил он, не оборачиваясь, – мне просто нужен покой. – Да, конечно, – сказала она, не отрывая от него своих влюбленных глаз. Он проклинал все на свете, за отосланное сообщение. Надо было соврать, что он уехал из города! Когда же она уйдет?! – Я принесла котлет и супчика, поешь, хорошо? Там ещё салат и фрукты, сыр, сок. – Не надо было ничего, – вздохнув, проговорил он, – спасибо. Лан, если не возражаешь, я хотел бы поспать. – Да, да, извини, – проговорила она и поднялась на ноги. Чуть помявшись, добавила, – если вдруг что-то надо будет, звони в любое время суток, хорошо? – Обязательно. Хлопни дверью пожалуйста, – проговорил он, дав ей понять, чтобы она не медлила. Лана тихо вышла. Через пол минуты Роберт встал и прошёл на кухню. Он выкинул всю ее еду в мусорку. Его вдруг все стало бесить. Он стал переворачивать и бить все, что попадалось ему под руку. Чайник с чашками, тарелки, какие-то стаканы и ещё что-то. Все полетело в стену, на пол, в мебель. Он заревел, как зверь. Его глаза налились горечью и помутнело все вокруг. Как же было невыносимо это состояние! Он сел на пол и схватился руками за голову. Ее лицо, улыбка, такая красивая с бриллиантами на шее, не выходили из его головы. Он просто начал выть как загнанный в угол дикий зверь. *** Ее гладили по щеке, так нежно, с улыбкой и любовью в глазах. Какая-то женщина, как будто она была ее матерью, хотя у нее было другое лицо. Лицо не той женщины, что родила ее, но Виктория чувствовала нутром, что она была ей родным человеком. – Мама…, – простонала девушка еле слышно. – Я здесь, дочка, – проговорила эта чудесная женщина и снова погладила ее по голове, – все будет хорошо, – произнесла она. – Защити меня, мама, – попросила она, и вдруг ощутила себя маленькой. – Конечно, милая, тебя больше никто не посмеет обидеть, – пообещала женщина. Виктория прошептала «спасибо» и из ее закрытых век медленно потекли слезы. Когда она открыла через некоторое время глаза, то чувство теплоты и защищённости не покинуло ее. Ей не приснилось. Она с трудом, одним чуть раскрытым глазом стала разглядывать обстановку вокруг себя. Розовые занавески, стол с белой скатертью, а на нем цветы. Посмотрев вниз, Вика приподняла руку и стала трогать свое тело. Она лежала на постели вся в бинтах. Даже голова была перебинтована. Интересно, где она? К ней подошла женщина, с теплой улыбкой на лице: – Ну, здравствуй, моя хорошая! – проговорила она, тем голосом, которым разговаривала с ней мама в недавнем сне. Сейчас она уже выглядела немного иначе, хотя такая же приятная. – Здравствуйте, – еле слышно, поздоровалась Виктория. – Как ты себя чувствуешь, болит где-нибудь? – Нет. Мне очень хорошо, спасибо, – она в действительности поняла, что больше не чувствует боли, – а где я? – Ты у меня дома, в деревне. Я знахарка, выхаживаю тебя, Виктория, – ответила, женщина, потом представилась, – можешь звать меня тетей Машей. Она снова улыбнулась и погладила девушку. – Спасибо тетя Маша, а как вы меня нашли? – Тебя нашли наши из деревни и привезли ко мне. У озера ты лежала, дочка, на Слезном берегу без чувств. – Да, помню, – сказала Вика и закрыла глаза. Весь пережитый ужас пронесся в ее памяти и живот скрутило. Повторяя название Слезный берег, она поняла, что где-то слышала о нем. Кажется, там часто вылавливали утопленников. Боже, значит и ее черёд пришел к нему пристать. – Все будет хорошо, – снова сказала тетя Маша и погладила ее опять с теплой улыбкой на лице, – выходим тебя и на ноги поставим. У тебя сломаны ребра, и сотрясение мозга, но я вылечу, не беспокойся, хуже были случаи. Будешь, как новенькая. – Спасибо, тетя Маша, – поблагодарила Виктория и ее голос задрожал. Глава 6 Через три дня, Лана приехала на фабрику и направилась прямиком к директору. – Я же вам сказал, Виктория Соколова уволилась и уехала в Москву, – ответил Петр Владимирович, не глядя ей в глаза и стараясь побыстрее удалиться. – Этого быть не может! – упорствовала Лана, – она бы сообщила мне. Как она могла уволиться, у нее практика здесь проходит?! Ей диплом надо получать! – Лана, когда вы ее отыщите, спросите у нее. От меня, что надо?! – разозлился он и ушел прочь. Девушка так и осталась стоять с открытым ртом. Потом она направилась в общежитие. Ее комнату уже заняли другие девушки. Вещей Виктории не было, сказали, что приехал какой-то парень за ними и забрал. Боже мой, а вдруг она узнала правду, а вдруг Роберт лжет на счёт аварии и там что-то произошло серьезное?! И поэтому она уехала, не попрощавшись! Лана присела на ступеньках общежития и закрыла лицо руками. Что же она наделала?! Когда она пришла с вопросами к Роберту, он невозмутимым тоном ответил, что она ошибается. Да они действительно с ней поссорились, вернее решили расстаться, но Лана здесь не причём. Вика призналась во всем, и они разошлись, как в море корабли. Все. И добавил, что больше ничего не хочет слышать о ней. Они стояли и разговаривали на лестничной площадке его дома, он не приглашал ее зайти и вышел сам. – Она уволилась с фабрики и уехала, Роберт, – сказала Лана, стоя на первой ступеньке второго этажа, на котором располагалась его квартира. У него заходили желваки на скулах, но он промолчал. Потом тихо попрощался и вернулся к себе. Он не спросил куда она уехала. А зачем ему это знать? Ему же сказали, чтобы он не пытался ее искать, это означало, что она не одна. Она с ним. Да хоть бы они прямиком в ад отправились! Сука!!! Он ударил кулаком в стену. *** Прошел месяц. Синяки понемногу сходили, возвращая девушке былую красоту. Правда она все это время больше лежала. Все так же носила тугую повязку, и тетя Маша продолжала обмазывать ее мазями и поить своими волшебными снадобьями. – Тёть Маш, мне бы телефон, – как-то спросила Виктория. Она не заметила в доме ни каких средств связи, даже телевизора не было, и вообще, к ним никто не приходил. Слышны были лишь звуки природы и тишина. А когда она пару раз выходила во двор, то хозяйка быстро заводила ее обратно, словно прятала от людей. – А зачем он тебе, лапушка? Кому звонить хочешь? Родителям? – Нет…, – грустно ответила Вика. Ее родная мать никогда даже не пробовала с ней связаться. Иногда она отсылала ей денег, но мать даже не благодарила, просто брала и уходила. Звонить она хотела своей подруге, больше ей было не кому. – Тебе лучше не сообщать о себе, хотя бы пока не поправишься, – мягко сказала женщина, взяв ее за руку. Виктория взглянула в ее глаза и поняла, что та хотела сказать этим. Она не подумала об опасности. Конечно! Этот кретин со своими псами ведь решили, что убили ее. И если они узнают, что она выжила то… – Что же мне теперь делать то? – прикрыв рот рукой, с ужасом проговорила Вика, больше самой себе, чем ей. На что женщина ответила: – Я знаю одного хорошего человека, он поможет тебе, – заверила она, – вот встанешь на ноги, и мы его позовём поговорить. – Спасибо! – проговорила девушка, сжав крепко руку тети Маши. *** Роберт ушел с головой в работу. Он, не жалея сил и всего себя посвятил делу, словно это фирма была его собственной. Всего за несколько недель он сумел обрести ещё несколько постоянных клиентов, и работники фирмы просто не успевали с выполнением заказов. Двадцать процентов от прибыли были его, и Роберт поставил себе цель – подняться с положения, в котором находился после развода, как оказалось с очень расчётливой девушкой. Они заключили брачный договор, в котором был пункт, что в случае измены одной из сторон, все имущество движимое и не движимое отойдет другой стороне. И он изменил ей. А она узнала и поймала его на месте преступления. Было ли это подстроено или нет, уже не важно. Он собрал свои вещи в чемодан и ушел. А она разбила хрустальный бокал о закрывающуюся за ним дверь. И вот теперь он снова остался один. Теперь изменили ему, потому что он был не в состоянии одаривать свою подругу дорогими подарками. Вот и вся мораль жизни. Нет бабок – нет ничего. Отныне он будет воспринимать женщину только, как объект пользования. Взял – отдал, до свидание. В его судьбе больше не было места доверию, искренним чувствам, мечтам, надеждам. Все просто. Есть он и его жизнь, и больше в ней никого не будет. Вместе с тем, Лана продолжала лелеять мечту о союзе с Робертом. Теперь между ними больше не существовало никаких преград. Виктория саморучно вручила ей этого мужчину. Отдала и исчезла. Они расстались. Лана не стояла между ними, когда они ещё были вместе. Она была всего лишь другом. Ее вины не было в том, что Вика сделала свой выбор не в пользу Роберта. А Лана тоже имеет право на счастье, впрочем, как и Роберт! И она будет за него бороться. *** – Через две недели будем снимать повязки и отправимся в поликлинику в город, сделаем рентген головы, – сообщила тетя Маша. – Рентген головы? – с изумлением переспросила девушка. – Ну я не знаю, как это называется. В общем, проверим головку, чтобы все было нормально, – как всегда с теплотой отозвалась она и погладила Вику, по голове и плечам. Девушка, положив ей на грудь свою голову, закрыла глаза. Однажды, Виктория попросила ее: – «Можно мы с Вами не расстанемся? Когда я уеду, хочу всегда возвращаться сюда, как к маме». Женщина тогда погладила ее по волосам и, поцеловав, проговорила: – Ты сделаешь меня очень счастливой, если будешь приезжать. Через несколько дней приехал какой-то парень на внедорожнике и войдя в дом, поздоровался. Виктория была одна на тот момент. Она обернулась, завидя гостя и сразу испугалась, попятилась назад. Его глаза показались ей до боли знакомыми. Она узнала его. Этот парень был одним из группы охраны ее бывшего, того самого благодетеля, который её чуть не убил! – Не бойся. Я не сделаю тебе ничего дурного, – заверил он, стоя в дверях. Тетя Маша была в сарае и, заслышав голоса, быстро поспешила в дом. – Тетя Маша, не отдавай меня ему! – взмолилась Виктория, подбежав к ней. – Здравствуй, сынок, заходи, – обратилась она к высокому и крепкому парню, со светлыми короткими волосами, а потом обернулась к девушке, обняла ее и ответила, – я тебя никому не отдам, не бойся, дочка. Он защитник, он не обидит. Не волнуйся, это Руслан, мой сын. Это он тебя нашел и привез. Он спас тебя, милая. – Что?? Парень стоял и смотрел на нее, потупив голову. Он боялся что-то сказать, чтобы ещё больше не напугать дрожащую всем телом девушку. Немного погодя, ее успокоили и все объяснили. Воспоминания приносили боль даже одним своим напоминанием, но пришлось снова вернуться в тот день. После того, как ее без чувств бросили в озеро и уехали, двое из охраны того человека, отправились в бар и напились в стельку. Им самим было до боли жаль девушку, но таков был приказ. Уничтожить. И ослушаться они не могли. В то время Руслан, приехал за парнями в бар чтобы отвезти их по домам, и ему рассказали о случившемся во всех подробностях. Когда он освободился, ночью помчался к озеру, куда они ее кинули. Было темно, плюс ко всему, по рассказу друзей, было не очень понятно в каком именно месте они ее оставили, да ещё и бросили в воду. Он пустился в поиски, но лишь на утро смог ее отыскать, едва живой на берегу. На том самом Слезном, где постоянно находили трупы. Виктория закрыла лицо руками и дала волю рыданиям. Все это время она сдерживала их, отгоняя прочь мрачные мысли, а теперь ее прорвало. Она сидела ровно за столом, повязка не давала ей согнуться или повернуться. И она ревела с гордо поднятым подбородком, в голос, в крик. Оплакивая себя в прошлом, себя, хрупкую, беззащитную, слабую девочку. Ту, которую почти убили и бросили в озеро. Тетя Маша заплакала вместе со своей подопечной, словно они кого-то хоронили. А ее сын вскочил и не знал, что ему делать, бегая от одной к другой и не находя слов утешения. После он просто выбежал из дому, сел в автомобиль и умчался. – Руслан! – закричала его мать, ещё пуще зарыдав. Через минут пятнадцать, он вернулся и, подойдя к столу, аккуратно положил на его поверхность маленький комочек. Женщины постепенно затихли, с интересом стали разглядывать пушистое существо, которое замяукало и в испуге забегало по столу. – Ой, Боже мой, котёнок! – с умилением в голосе проговорила Виктория, стирая слезы с глаз и шмыгая носом потянулась вперед. Тетя Маша всплеснула руками и пошла на кухню за молочком. Руслан поджал губы и, сложив руки на своей широкой груди, с облегчением вздохнул. – Слава тебе, Господи! – проговорил он. Потом он сообщил, что увидел его недалеко от дороги, но не стал трогать, а сейчас вспомнил и решил, что это хороший способ перевести мысли женщин с одной темы на другую. Вскоре, они отправились в город, в больницу. Виктории сделали МРТ и УЗИ. Все было в порядке, за исключением одной внезапной новости. От которой она чуть было не тронулась головой. – Вы беременна, – сообщила ей врач, осматривавшая ее, – срок семь недель. То есть перед тем самым случаем она забеременела и чей это был ребенок было ясно без всякого сомнения. Виктория закрыла свое лицо. Что она теперь будет делать?! – Ребенок – это дар Божий, и все, что тебе надо делать, это радоваться ему, – заверила ее тетя Маша, как всегда мягким и любящим голосом. – Тетя Маша…– снова заплакала Вика. – Все будет хорошо, милая, не переживай ни о чем. У нас есть дом и хлеб найдется малышу. В этот момент она вспомнила о своем закопанном кладе. Она перестала плакать и, опустив руки, посмотрела на улыбающуюся женщину, свою названную мать. – Матушка, можно мне с Русланом проехаться в одно место? – Конечно, дочка, скажи ему, он отвезёт тебя, но будь осторожна. Теперь ты в ответе не только за свою жизнь. Она схватила ее за руку и зажав, произнесла: – Я буду, обещаю. Они довезли тетю Машу до дома и поехали на озеро. – Скажи мне, что ты там потеряла? – недоумевал парень. – Я покажу тебе, – заверила она. Они добрались до места почти за час, но по прибытии Виктория почувствовала себя не хорошо и ее вырвало. Она подошла к воде и умылась. Посидела немного, потом обернулась и стала искать то бревно. Ей показалось, что это было не там. Они стали прогуливаться по берегу, все было похожим. Тут он заметил собранные камни. – Вот тут, – показал он пальцем, – ты лежала тут, я собрал эти камни и подстелил под тебя доску. Вместе с ней поднял на руки, боялся повредить кости, если они были сломаны, – объяснил он. Она взглянула на него с большой благодарностью. Ее глаза снова наполнились слезами, и она прошептала: – Я никогда не смогу с тобой рассчитаться за это. – Будь счастлива и живи долго, этого хватит, – ответил он и улыбнулся. Она прикусила губу и обернувшись стала искать глазами трухлявое дерево. Вот оно! Она бросилась к нему и, взяв крепкую палочку, немного порылась ею и сразу же наткнулась на метал. Колье было на месте. Виктория аккуратно вынула его, взглянула на замазанное грязью украшение и протянула его Руслану. – Что это? – спросил он, разглядывая вещь в ее руке. – Я думаю, что тебе больше не надо работать на этого убийцу, – проговорила она, со словами, – возьми. Руслан взял в руки драгоценность и посмотрел на нее: – Это то самое колье?? Она кивнула. Руслан приоткрыл рот и постоял немного, потом подошел к воде и, присев на корточки, промыл его. Камни сразу засверкали, излучая сияющий ореол. – Вика, знаешь, это какие огромные деньги. Он в действительности тебя любил, хотя конечно поступил очень жестоко… Такой подарок даже жене не все делают. – Будь он проклят, – в сердцах проговорила она, ее тело до сих пор помнило боль, которую наносили удары рук и ног, – никакие деньги не искупят то, что он сделал со мной. Руслан поднялся, впервые за все время легонько приобнял ее и тихо повторил слова своей матери: – Все будет хорошо, забудь. – Спасибо. – Пойдем, нам не стоит тут гулять. – Это колье он искал как бешенный, они перевернули весь отель, потом тут все изрыли, но так и не нашли. – Серьезно?? – распахнув глаза, спросила Виктория, когда они уже ехали назад. – Да. Это же большие деньги, а ты как думала?! – глянув на нее, сказал парень. Потом, немного подумав, продолжил. – Я думаю, нам надо отсюда уехать. Забрать все и переехать в другое место. – Я согласна, – сразу отозвалась Виктория, – пусть все здесь горит синим пламенем! Он ничего не ответил. Колье он забрал с собой. Сказал, чтобы она ни о чем не переживала, и что он через два дня снова вернётся после своего дежурства. Виктория благодарила Бога за помощь, за дом, за матушку, за ее спасителя. Она стала набожной и вместе с тетей Машей, которую начала называть матушкой, стала молиться, стоя на коленях. Они читали молитвы утром и перед сном. Виктория перекрасила свои волосы с рыжего в каштановый, и с заплетённой косой в простенькой одежде щеголяла по деревне. Да, она оставалась все такой же красавицей, но уже другой. Чуть поправилась и ее животик стал расти, никто не мог в ней узнать прежнюю девушку из ночного клуба. Той Виктории больше не существовало. Она утонула. Для безопасности они сменили ей имя с Виктории на Веронику. И тетя Маша стала звать ее Верочкой. – Откуда прибыла, Верочка? – спрашивали её односельчане. – С Обнинска, – отвечала она, – муж умер, и тетя забрала меня к себе. В аварию попал, быстрая смерть. Так и жили. А колье лежало в тайном месте и ждало своего часа. Глава 7 Прошло полгода. Роберт повысил производимость цеха в больше чем в два раза. Фирма стала разрастаться, они купили дополнительное большое складское помещение и, разделив его на двое, открыли ещё один цех. Набрали работников. Ольга Николаевна тоже приступила к работе, так как дел было невпроворот. Лана уже не могла терпеть его безразличное отношение к себе и решила, что пришло время поговорить серьезно. Она пришла к нему домой ближе к вечеру. Он открыл ей дверь и очень удивился ее внезапному визиту. – У меня есть серьезный разговор, – объяснила девушка. Он молча пропустил ее в дом. Она прошла в гостиную и не снимая пальто, сразу стала говорить. – Я знаю, что твое сердце ещё болит…, – она опустила глаза на свои руки, теребя пальцами лямку сумочки. – Не надо, – ледяным тоном, остановил он ее. – Позволь мне договорить, прошу тебя, – попросила Лана. Роберт стоял напротив с серьезным выражением лица. – Дай мне шанс, – сказала она, взглянув на него, своими огромными голубыми глазами, полными любви и надежды, – я сделаю тебя счастливым, я рожу тебе детей, и ты забудешь обо всем! – она буквально взмолилась, готовая упасть на колени. – Мы с тобой можем создать превосходную семью, мы подходим друг другу во всем. Посмотри сам, Роберт, и дела у нас вместе идут хорошо. Я нуждаюсь в тебе. А ты дополнишь свою одинокую жизнь моим вниманием и заботой. Попробуй хотя бы… Роберт склонил голову и потёр пальцами глаза. Она все говорила правильно и возможно он согласился бы, случись это год назад, до встречи с Викой, черт бы ее побрал! Сейчас он ещё не мог, он всё ещё был болен. Его сердце было заперто наглухо, душа замурована. Куда она стучалась?! – Лана, я не полюблю тебя никогда, – признался он, и пусть она сейчас уволит его, он не хотел обманывать и использовать эту девушку. Она должна знать правду. Но Лана, не отступала. Она подошла к нему ближе и тихо проговорила: – Моей любви хватит нам на двоих. Прошу тебя, дай мне возможность попробовать подарить тебе счастье! Даю слово, если ты поймёшь, что ничего не получается, я отпущу тебя без упрека. Он с горечью взглянул на нее. Надо же, какая самоотверженность…! Не о такой ли супруге он мечтал в свои юные годы?! Чтобы она была готова ради него, успешного, красивого парня, на все?! И вот она, стояла перед ним – приятная, симпатичная, обеспеченная, образованная, скромная девушка и молила его о любви. Чего ещё ему надо?! Он продолжал молчать и смотреть на нее. Лана взяла его за руку и тихо проговорила: – Я очень люблю тебя, с того самого момента, когда впервые увидела там, в клубе… Он нахмурил брови, не понимая, о чем она. – Когда я случайно задела тебя, и ты пролил себе на рубашку что-то из бокала. Я извинилась… В тот момент я и влюбилась в тебя, с первого взгляда. Это навсегда. Он стал вспоминать тот вечер и его лицо бледнело. Так значит та, в клубе, была она? А потом утро в общаге, он переодевался перед ее глазами, только что выйдя из душа, после близости с ее лучшей подругой?! И она знала все это и продолжала вздыхать по нему?! Да она сумасшедшая! – Лана, я негодяй, я не тот человек с которым ты будешь счастлива, – с хрипотцой в голосе, проговорил он и попятился от нее. Нет, он не даст своего согласия. Эта девушка не в себе. «Ее любовь пугающая, так нельзя», – решил он и стал отходить подальше. Она осталась стоять на месте с потухшим взглядом, ее руки опустились. Роберт отвернулся. Он не хочет ее и никогда не захочет. Смысла настаивать больше нет. Она повернулась и тихо пошла прочь, ничего не говоря. Роберт даже не взглянул ей вслед. Но через минуту, он подошёл к окну посмотреть и убедиться, что она ушла. Стоял март и всё ещё лежал снег, было холодно и особенно к ночи очень морозно. Лана шла с распахнутым пальто, ее волосы чуть растрепались от ветра, но она, кажется, ничего не замечала, просто шла, как зомби. Роберт приник ближе к окну и стал всматриваться внимательнее. Потом он понял, что она хочет что-то с собой сделать. Лана шла не глядя на дорогу. Она шла под колеса. Он окрикнул ее и тут же, спохватившись, побежал к дверям. Помчался на улицу. Перепрыгивая через ступени. Роберт со всей мочи побежал за обезумевшей девушкой. Он стал кричать ей, но она не оборачивалась и продолжала идти. Уже дойдя до середины проезжей части медленным шагом, она двигалась дальше, не реагируя на объезжающие ее автомобили. Кто-то что-то выкрикивал ей, кто-то настойчиво подавал сигнал, но Лана, словно оглушенная, не обращала ни на кого внимания. Для нее все было кончено. Тут Роберт с ужасом заметил, что навстречу мчалась грузовая машина и тоже с длинным предупреждающим сигналом. Остановиться или объехать девушку, она не успевала. Лана как в бреду продолжала идти навстречу своей смерти. Грузовик тормозил, но его юзом несло вперёд. Лана шагнула вперёд и зависла в воздухе. Чьи-то руки обхватили ее и резко дёрнули назад. Звук сигнала и морозный ветер с гулом пролетели мимо. – Дура, что ж ты делаешь?! – тихо прошептал Роберт дрожащим голосом ей над ухом, обнимая и прижимая к себе. Она, как во сне взглянула на него и по ее щекам побежали слезы. Он поднял ее на руки и понес обратно. Роберт принес ее к себе домой. Его трясло от холода, он выбежал в одной рубашке, но ещё больше от ужаса и страха за ее жизнь. Он положил ее на диван и нагнувшись приник к ее губам. Она не оставила ему выбора. Лана в ответ, обняла его за шею и подалась навстречу долгожданному поцелую, отдалась ему полностью и без остатка. *** К концу апреля подходил срок родов. Тетя Маша и ее сын обдумывали, как быть с документами Виктории и ее будущего ребенка. УЗИ показало, что это девочка. Они наперебой придумывали имя дочке. Остановились на имени Ксения. Руслану нравилось это имя и Виктория согласилась. И вот к концу марта Руслан нагрянул с озадаченным видом обратившись к Виктории: – Ты сможешь преодолеть долгий путь в машине? – Да, – с готовностью ответила она. Он с немым вопросом посмотрел на свою мать, которая сидела рядом. – Что ты задумал, сын? – Завтра мне надо ехать в Москву по делам моего начальства. И я поеду на правительственной машине, а это значит, что на постах ГИБДД меня не будут останавливать, – пояснил он. Тетя Маша и Виктория переглянулись. – Поедим, – сказала мать, – на всё воля Божья. Если суждено, чтобы все обошлось, она выдержит дорогу. Руслан посмотрел на Викторию, и она с улыбкой кивнула. – Я готова! – сказала она чуть слышно. Они собрались и рано утром тронулись в путь. Дорога занимала всего около трёх с половиной часов, но в положении Вики это было не мало. Первый час она сидела, потом прилегла на бок, положив голову на колени матушке. За все время путешествия они несколько раз останавливались в безлюдных кустистых местах, для того чтобы беременная девушка справляла часто мучащую ее малую нужду. Поездка растянулась почти на пять часов. Когда они добрались до места, то высадив их у дома, Руслан сразу умчался по делам. И уже только ближе к ночи он вернулся. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=67839858&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО