Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Турумдия. Между мирами

Турумдия. Между мирами
Турумдия. Между мирами Анастасия Юферева Однажды лебеди прилетели слишком поздно в парк. Поля соскучилась по ним за долгую зиму и поспешила скорее встретиться с ними. Но какое было её удивление, когда она услышала, как птицы разговаривают. "Разве так бывает? – подумала девочка. – Наверное, мне показалось!" Поля уже хотела забыть об этом странном происшествии, но тут друг за другом в её жизни происходят странные события: вдруг оживает рисунок на мольберте, соседский кот ведёт с ней беседу, сидя за столом… Но всё это не случайно! Скоро Поле исполнится двенадцать лет, и тогда судьба её будет решена! Анастасия Юферева Турумдия. Между мирами Есть в Предуралье тайная страна, Где Кема воды разлила широ?ко. Турумдия была из мифов соткана Инмаром мудрым, что глядит далёко. Белый лебедь – птица-человек, Символ мудрости, отваги и добра. Он в легендах запечатлён навек, Где раскрыты миру два крыла. Сольются воедино звуки Хрустально чистых родников, Где Одетта к небу поднимает руки И просит помощи языческих богов. Здесь папоротник ночью расцветает, Здесь италмасы в полдень золотом горят. А злой вумурт свои болота охраняет. «Остэ, Инмаре!» здесь люди говорят. Глава 1 Лебеди прилетели Аполлинария или Полька, как весело и просто называли её друзья и одноклассники, жила с мамой на последнем этаже обычного шестнадцатиэтажного дома. Из окна девочки виднелась широкая улица с огромными пушистыми липами, растущими вдоль дороги. В конце улицы возвышалась трёхэтажная школа с красной черепичной крышей и двумя антеннами. В эту школу и ходила Полька уже целых пять лет. Через пару дней начнутся долгожданные летние каникулы и можно будет свободно выдохнуть на целых три месяца. Поля, как и все её одноклассники, с нетерпением ждала их весь учебный год. За школой расположился огромный парк с тонкими берёзками, толстыми дубами, маленькими пушистыми ёлочками, которые так рьяно охраняли смотрители парка от незаконной вырубки каждую зиму, и раскидистыми клёнами, по осени разбрасывающими на ветру свои семена-вертолётики. В центре парка находился искусственный пруд, огороженный невысоким железным заборчиком. Уж слишком много желающих появлялось поплескаться в воде. В этом пруду уже несколько лет жили лебеди. Почему они тут решили обосноваться, никто толком и не знал. Просто каждую весну эти гордые птицы прилетали и жили здесь до самой глубокой осени. Посмотрел директор парка на лебедей, поморщил лоб, да и велел построить для них домик. Но почему-то лебедей прилетало пятеро. Этот факт тоже удивил и директора, и всех посетителей парка. Считалось, что лебеди живут парами, а тут, получается, одному из них не хватало пары. Но, складывалось впечатление, что это смущало всех, но только не лебедей. Полька всегда ходила через этот парк в художественную школу. Она подолгу могла любоваться этими величественными птицами и всегда опаздывала из-за этого на занятия. Вот и сейчас девочка слезла с любимого подоконника, который частенько служил ей наблюдательным пунктом за всем городом, и тяжело вздохнула. В этом году почему-то лебеди запаздывали и не хотели прилетать. Поля задумчиво осмотрела свою комнату, в которой она жила уже семь лет. Именно семь лет назад они переехали жить в этот дом с мамой Алёной. Всё как обычно стояло на своих местах: компьютерный стол, заваленный книгами по рисованию и журналами про путешествия, мольберт, сиротливо уткнувшийся носом в стену. У противоположной стены высился шкаф, выросший до потолка, словно могучий дуб. Поля не могла достать до его верхних полок, даже если вставала на стул. Что там лежало на антресолях для неё до сих пор оставалось загадкой. Однажды девочка спросила у мамы, что же там хранится? Но та лишь неопределённо пожала плечами и ответила рассеяно: «Там лежат самые разные глупости, в которые ты всё равно не поверишь: обычные сказки для самых маленьких, а ты же у меня большая!» Больше Поля и не вспоминала об этом. У другой стены располагалась небольшая кровать, укрытая малиновым пледом с причудливым серебристым узором, изображающим необычную восьмиконечную звёздочку, хитрые завитушки и ромбики. В комнату заглянула мама: – Полечка, тебе пора на занятия в художественную школу, а то опять засмотришься на лебедей и опоздаешь! – Лебеди? – вдруг оживилась девочка, а глаза её загорелись. – А они уже прилетели? Ты их видела? Они уже давно должны были прилететь! – Да, обычно они прилетают в марте-апреле, – согласилась мама, заходя в комнату. – Но вот нынче они сильно задержались. Может, что-то им помешало в пути? Они прилетели вчера вечером. Тётя Роза позвонила и сказала об этом. – Ура! Лебеди прилетели! – Поля радостно схватила розовый рюкзак со всевозможными брелоками, болтающимися на нём, и вылетела из комнаты. – Ты бы хоть хлеба им взяла! – крикнула вдогонку мама. – А то какая радость лебедям от тебя, если придешь с пустыми руками? – Да-да, конечно, – проговорила Поля, завязывая шнурки. – Держи, – мама протянула бумажный пакет, в котором лежал хлеб. – Передавай им привет от меня. Не забудь! – Передать привет лебедям? – девочка удивлённо посмотрела на маму, на секунду перестав завязывать шнурки. – Ты сейчас это серьёзно? – Да, а что такого? – улыбнулась мама. – Я тоже скучала по ним всю зиму. В выходные, думаю, тоже смогу сходить в парк и полюбоваться этими красивыми птицами. – Хорошо! – Поля задумчиво поцеловала в щеку маму и выскочила из квартиры. Но через десять ступенек она уже забыла про этот странный разговор. Еще бы! Наконец-то лебеди прилетели! Она так скучала по ним! Поля бежала в парк изо всех сил, словно опаздывала на самую важную встречу в её жизни. Но, когда она подбежала к центральному входу, то увидела, что огромные чугунные ворота парка закрыты на тяжёлый навесной замок. Поля даже для верности подёргала его, надеясь, что он ненастоящий. Но замок, словно старый злой сторож, не собирался никого впускать. – Странно, – Поля в задумчивости оглянулась, словно хотела спросить у прохожих, зачем закрыли парк. – Почему это ворота закрыты? Никогда такого не было! Но никто не ответил на её вопрос. Поля еще повертела головой по сторонам и тут увидела небольшой тетрадный листочек, словно приклеенный наспех: «Парк закрыт на ремонт до 1 июня». – Ну, вот, – разочарованно протянула Поля. Она еще раз на всякий случай подёргала замок и, убедившись, что он всё также не желает её впускать в парк, отпустила его. – Всегда всё нужно испортить! Поля взялась за прутья калитки и попыталась просунуть голову между ними, но голова не пролазила. Рука-нога-туловище – да. Но как без головы в парке? Девочка печально разглядывала пруд, еле виднеющийся сквозь зелёные кусты. Где-то там плавали лебеди! Её любимые лебеди! А тут забор и замок не пускают! – Но мы еще посмотрим, кто кого! – прошептала она. План в голове созрел моментально. Поля лениво прошлась вдоль ограды, словно она уже собиралась уйти. Но на самом деле девочка внимательно осматривала чугунный забор. Дойдя до угла, Поля резко остановилась и посмотрела по сторонам. Прохожие спешили по своим делам и совершенно не обращали внимание на неё. Девочка поставила ногу на витиеватый рисунок забора, затем вторую ногу. Еще шаг, еще. И вот она ловко перемахнула через забор и спрыгнула на землю с той стороны. – Для тех, кто хочет добиться своего, никаких препятствий не существует! – прошептала Поля, довольная собой. Она отряхнулась и начала пробираться осторожно сквозь кусты: лучше не рисковать идти по дорожке, вдруг её заметят сотрудники парка и сразу же выгонят, а она даже не успеет посмотреть на лебедей. Поля медленно пробиралась сквозь кусты до самого пруда. В огромном водоёме плавали белые царственные птицы. В этом году их прилетело как обычно пятеро. Девочка невольно залюбовалась ими: большие гордые птицы с красными клювами и черными глазами-бусинами, изящно изогнутые шеи и белоснежное оперение. Конечно, хорошо быть лебедем! Летают, где хотят, все ими восхищаются, живут свободной жизнью. «Вот бы и мне так! – подумала Поля, завороженно уставившись на птиц. – А то ходи каждый день в школу, делай уроки. Тоска зелёная!» Девочка уже собралась вылезти из своего укрытия, как услышала тихий разговор. Она повертела головой по сторонам и никого не увидела кроме лебедей. – В этом году все решится, – произнёс один из них, проплывая недалеко от Поли. Его хвост немного отличался от хвостов других птиц: из него торчали три серых пера. – И думаю, что это будет конец нашей славной истории. Девочка отчетливо своими ушами слышала, как это произнёс лебедь. Поля встряхнула головой, думая, что ей это все послышалось. Но загадочный разговор продолжался. – Пурысь, не стоит отчаиваться. Я думаю, что всё еще может измениться! У нас есть еще время! – возразил ему второй лебедь с небольшим хохолком на голове. – Главное, мы должны верить в лучшее! – Коколок, нам неоткуда ждать помощи, – вздохнул первый. – У нас совсем мало времени! Мы даже не знаем, где живет эта девочка. – Очень важно передать ей послание! – добавил третий. – Да-да, не придёт же она сама к нам! – загоготали оставшиеся двое. Поля совсем растерялась. Лебеди разговаривают! Так не бывает! Она резко вылезла из кустов и уставилась на птиц. Лебеди тут же замолчали. – Вы разговариваете? – неуверенно спросила Поля. – Какое важное послание вы должны передать девочке? Хотите, я помогу вам её отыскать? Но лебеди продолжали молча плавать по водоёму, настороженно поглядывая на странную девочку. Поля растерянно посмотрела по сторонам и вдруг увидела двух работников парка в серой форменной одежде, что-то оживленно обсуждающих между собой. Они так неожиданно вышли из-за деревьев, что Поля не успела спрятаться обратно. – Эй, Сань, там кто-то есть! – произнёс тот, что был повыше. – Опять эти дети пробрались в парк! Их даже не останавливают закрытые ворота! Эй, стой! – Да, Лёш, я тоже вижу. Надеюсь, это не кабан гуляет около пруда, – ответил ему второй с чёрными усами. – А то нам с ним точно не справиться! Оба работника громко засмеялись. Поля послушно осталась стоять на месте. – Девочка, ты чего тут делаешь? Читать не умеешь? —сердито произнёс Саня с усами. – Мы, между прочим, не просто так закрыли парк. Сейчас идёт подготовка к торжественному открытию на День детей, делаем уборку: красим бордюры, убираем старые листья и ветки. А ты зачем пришла? – Я это… – испуганно залепетала Поля. – Я лебедей пришла покормить. Вот тут у меня есть хлеб. Девочка неуверенно протянула им пакет как доказательство своей невиновности. – А как же ты попала на территорию парка, если он закрыт? – Лёша подозрительно смотрел на девочку – А там открыто было, – соврала Поля. Говорить им, что она перелезла через забор совсем не хотелось. – Я точно помню, что закрывал ворота, – неуверенно произнес Саня, почесав затылок. – Давай-ка, покажи нам, как ты зашла сюда? Саня и Лёша направились к выходу из парка, подталкивая Полю перед собой. – Мама просила передать вам привет! – крикнула девочка, обернувшись к лебедям, и помахала им на прощание. Но те лишь продолжали равнодушно плавать дальше, словно и не понимали, что здесь только что произошло. Поля, не ожидавшая, что это что-то изменит, пожала плечами. Конечно, а что должны были сделать птицы? Обрадоваться? Она с двумя садовниками подошла к воротам. И тут она обомлела: ворота действительно были открыты. – Вот так да, – протянул Саня, снова почесав затылок. – Я же отлично помню, что закрывал их сегодня утром. Это ты открыл? Лёша отрицательно покачал головой. – Ладно, девочка, иди домой. Вот первого июня будет праздник, парк откроется для всех. Тогда и приходи, договорились? – Хорошо, – кивнула Поля в ответ. – До свидания, извините, что помешала вам. Она выбежала из парка и поспешила в художественную школу. Поля уже и так опаздывала на десять минут. – Чёрт-те что творится, – произнес Саня, глядя вслед девочке, и потянул за ручку огромную дверь. Калитка с грохотом захлопнулась. – Еще и замок куда-то подевался. Лёш, ты не видел замок? Тем временем запыхавшаяся Поля вбежала в класс. – Опять опаздываешь? – неодобрительно покачала головой преподавательница Татьяна Михайловна, поглядывая на часы, висевшие прямо посередине класса. – Ты когда-нибудь придёшь вовремя? Хоть один раз? Одноклассники негромко захихикали. – Извините, – быстро проговорила Поля и уселась за стол. – Что на этот раз тебя задержало? Спасала щенков или котят? – Антон оторвался от своего рисунка и насмешливо посмотрел на девочку. – Нет, – отмахнулась от него Поля. – Стареньких бабушек через дорогу переводила? – не удержался Дима и засмеялся. – Я ходила лебедей смотреть. Тётя Роза сказала, что они вчера вечером прилетели. – Вчера прилетели? Хм, странно, – Татьяна Михайловна в задумчивости остановилась у окна и, сощурив глаза, задумчиво посмотрела в сторону парка. – Обычно они бывают у нас уже в апреле. – Ага, я вот не удержалась и пошла на них смотреть, – Поля положила перед собой рюкзак и вытащила из него альбом. – Хорошо, – дружелюбно произнесла Татьяна Михайловна. – Сегодня у тебя, действительно, уважительная причина для опоздания. – И так каждый раз, – захихикала Ксюшка, теребя свою коротенькую светлую косичку. – Итак, братцы-кролики, – Татьяна Михайловна всегда так ласково обращалась к своим ученикам. – Я напоминаю всем о творческом задании, которое я давала вам на дом. Я надеюсь, что все посмотрели книжки про сказочных персонажей, поискали в интернете и нарисовали свое волшебное существо? А также придумали ему имя и место обитания. В качестве примера я приводила таких персонажей как единорог, пегас, русалка. Если вы затруднились в придумывании своего сказочного существа, то могли взять за основу обычное животное и добавить к нему какой-нибудь элемент – рога, крылья или еще пару рук или ног. Покажите мне ваши наброски. – Ну… придумали… – нехотя ответили ребята и начали выстраиваться в очередь с альбомами. Татьяна Михайловна сидела за преподавательским столом и нетерпеливо постукивала простым карандашом. – Так, что тут у нас? – спросила она у Димы, разглядываю рисунок. – Что ты здесь нарисовал? – Это собака с крыльями. У нее хвост как у павлина и рога на голове! – бодро отрапортовал мальчик. – Эта собака красного цвета и не гавкает, а мяукает. Она ест рыбу и спит в дупле дерева. – Что ж, странный выбор, конечно, но пусть будет так, – разочарованно произнесла Татьяна Михайловна, вскинув брови. Она явно ожидала увидеть что-то более интересное. – Кто еще придумал? Но работы учеников не отличались разнообразием. Антон к птице приделал две пары рук, а вместо клюва добавил хобот. Ксюшка нарисовала русалку с крыльями как у бабочки и объяснила, что это русалка-фея. Она может жить и в воде, и в лесу. Витька и Мишка просто не сделали домашнее задание и стояли с пустыми альбомами. – Так, Поля, а ты что-то принесла? – Татьяна Михайловна сама подошла к девочке, потому что та увлеклась рисованием и не спешила нести альбом. – Да, вот мое существо. Посмотрите. Учительница взяла в руки альбом и, с нескрываемым интересом, начала рассматривать рисунок. – Поля, кто это? На песчаной дороге стояли три огромных существа. Внешне они были похожи на людей, но только наполовину, потому что вторая половина отсутствовала совсем. Три таких полчеловека, разделенных пополам ровно по позвоночнику. На лице разместился один глаз, под которым торчал длинный крючковатый нос, зубастый рот и круглое ухо. С одного бока торчала тощая рука, скорее похожая на ветку дерева с острыми тонкими пальцами. Всё тело, покрытое шерстью и листьями, стояло на одной кривой ноге с кривыми ногтями. – А где же вторая половина? – не поняла Татьяна Михайловна. – Вы же сами сказали, что нужно придумать сказочное существо, – нетерпеливо произнесла Поля. – Вот я и придумала – половина человека, а второй половины нет. Это такой половинный человек, помощник лешего. Учительница обернулась к ребятам: – Идите все сюда, посмотрите рисунок Поли. Вот какие интересные персонажи получились у вашей одноклассницы. Она не добавляла в них ничего особенного, но вышло вполне любопытно. Очень даже интересно! Ребята окружили их и заглядывали в альбом со всех сторон. – Вот ты фантазерка! – засмеялся Антон. – Взяла и просто разрезала человека пополам. Да ты просто опасна! – А как же он передвигается по земле? – не удержался Дима. Он уселся рядом с Полей и сделал вид, что внимательно рассматривает рисунок. – Прыгает, – уверенно произнесла Поля. – Как кенгуру. Далеко прыгает, только на одной ноге. Тебе ни за что его не догнать. – Ты ку-ку что ли? – Дима повертел указательным пальцем у виска и откинулся на спинку стула. – Мы с ним в жизни все равно не встретимся. – А это даже лучше для тебя! – вдруг выпалила Поля. – Он поймает тебя и защекочет насмерть! – Ой-ой! Напугала! – рассмеялись одноклассники. – Достаточно! – Татьяна Михайловна хлопнула ладонью по столу. – Все принимаются за свою работу. А ты, Поля, не отвлекайся. Теперь тебе надо придумать название для своего персонажа. Так как у тебя эскиз уже готов, можешь взять из шкафа ватман и переносить рисунок на большой лист. Кстати, а где он будет у тебя жить? – Да я давно уже придумала, вот, смотрите, – Поля перевернула альбомный лист и показала следующий рисунок. – Вот тут они живут, в этом страшном чёрном лесу, где нет солнца и постоянно темно. На рисунке снова были изображены эти жуткие существа, но уже в окружении тёмного лес, сухие ветки деревьев которого напоминали тонкие руки с длинными когтями. – Очень интересно. Молодец! Поля подготовилась к уроку лучше всех! Почитала разные книжки, посмотрела передачи про животных, изучила мифы Древней Греции и придумала таких вот любопытных милых существ. – Нет, вовсе они не милые, – вдруг серьёзно произнесла девочка. – Они нехорошие: пугают людей в лесу, могут запутать, поэтому нельзя в лесу шуметь и кричать, чтобы они не вышли к человеку. – Но, может, ты передумаешь, и они будут добрыми? – предложила Татьяна Михайловна. – Будут помогать заблудившимся грибникам, например? – Увы, не могу, – пожала плечами Поля. – Они нехорошие. Я сама их боюсь. – Пусть будет по-твоему, – произнесла учительница и села обратно за свой стол. – А теперь все остальные садятся перерисовывать своих волшебных существ, через полчаса проверю работы. Поля продолжает работать дальше над своим персонажем. – Спасибо! – Поля взяла чистый ватман и принялась переносить эскиз на большой лист. Всё занятие одноклассники переглядывались и негромко смеялись, словно их кто-то хочет защекотать до смерти. Поля сердито посматривала на них, но больше ничего не говорила. Занятие пролетело незаметно. – Так, сегодня у нас было последнее занятие. Оставляем все свои рисунки в верхнем выдвижном ящике шкафа, а то за лето потеряете всё. В новом учебном году продолжим работу над ними. Хороших всем каникул! Поля аккуратно положила свою работу в ящик. – До свидания, Татьяна Михайловна! – крикнула девочка и выскочила из класса. – А как же защекотать меня до смерти? – крикнул вслед Дима под весёлый смех одноклассников. Но Поля уже никого не слушала и бежала снова к лебедям. Она же так и не успела их покормить днём. – Хоть бы ворота снова открыли! – с надеждой прошептала девочка, подбегая к парку. Но её желание не осуществилось: ворота были предательски закрыты, а рядом с первой табличкой появилась вторая побольше: «Перелазить через забор запрещено. Окрашено». Поля осторожно потрогала чугунный забор и на пальце остался след от чёрной краски. – Ну, вот, – расстроенно произнесла она. – Теперь еще и забор покрасили. Девочка вздохнула и уныло поплелась домой. – Мама, я пришла! – громко крикнула Поля с порога, хлопнув входной дверью. – Очень хорошо! – мама вышла к дочери из кухни. – А где ты так сильно порвала куртку? – Порвала? – Поля начала осматривать куртку и увидела огромную дыру на рукаве. – Ой, я даже не заметила. – Ну и ну, – покачала головой мама. – На тебе одежда просто горит, а ты даже не замечаешь! Давай скорее за стол, а то ужин остынет, а куртку я вечером зашью. Когда Поля уселась на своём любимом месте у окна, мама поставила перед ней тарелку с супом. – Ну, как, увидела своих лебедей? – мама села рядом. – Почти, – уклончиво ответила та, жуя кусок хлеба. – Это как «почти»? – не поняла мама. – Просто парк закрыт. Они там уборку делают. В общем, готовятся к торжественному открытию первого июня. Потом они сказали, что пока там делать нечего. – Кто «они»? – Ну, рабочие парка. Я хотела зайти, а они не пустили. – Ааа, – догадалась мама. – Тогда всё понятно. Грустно, конечно, но что поделаешь. Подождем несколько дней и вместе пойдем кормить лебедей. – Ага, – грустно произнесла Поля. – А мне так хотелось сегодня. За окном начинало темнеть. Постепенно загорались фонари. – Мама, а лебеди могут разговаривать? – неожиданно спросила девочка и положила ложку на стол. Мама вдруг закашлялась и странно посмотрела на дочь: – Я думаю, что да, они же как-то разговаривают друг с другом. – Нет, я не про это, – нетерпеливо произнесла Поля. – Как люди? То есть лебеди могут разговаривать с людьми? – Я думаю, что нет, – мама встала со своего места и начала что-то искать в выдвижном ящичке кухонного гарнитура. – А почему ты спрашиваешь? – Мне сегодня показалось, что я слышала разговор лебедей. – Ты же сказала, что ворота были закрыты и ты не смогла попасть в парк? – Я перелезла через забор, – потупив глаза ответила Поля. – Я очень хотела посмотреть на птиц. – Теперь понятно, где ты порвала куртку, – вздохнула мама. – Ты неисправима! Доедай суп и иди делать уроки. На носу конец четверти, так что не время расслабляться. – Да, я всё понимаю, – Поля улыбнулась и встала из-за стола. – Кстати, да, я им передала привет от тебя, но не думаю, что они меня поняли. Перед сном мама зашла к дочери в комнату. Девочка сидела перед мольбертом и что-то старательно на нём рисовала. – Что это? – нахмурилась мама, разглядывая рисунок. – Это страшный лес, мамочка. Тут живут половинные люди, – не отрывая глаз от рисунка, объясняла Поля. – Знаешь, меня сегодня похвалила на занятии Татьяна Михайловна. Она сказала, что у меня отличная фантазия. Мне нужно всего лишь придумать им название. – Вот этот рисунок ты ей показывала? – мама рассматривала страшный лес, половинных людей и всё больше хмурилась. – Ага. Это только эскиз. Сегодня на занятии я его переносила на большой лист ватмана. Здорово у меня получилось? – Откуда ты видела этих существ? Кто-то тебе рассказывал о них? – мама растерянно переводила взгляд с рисунка на дочь и обратно. – Ой, мама! Что ты так расстроилась? – беззаботно пожала плечами Поля. – Никто мне про них не рассказывал. Я сама придумала. Из головы. – Да, конечно, придумала из головы, – еле слышно повторила мама. – Мам, а расскажи мне про папу и брата. Пожалуйста, – вдруг попросила Поля. Она повернулась к маме и посмотрела ей в глаза. – Я ведь тебе много раз рассказывала эту историю, – мама отвела взгляд с дочери и посмотрела в окно. Там уже совсем стемнело. Огромная луна светила вместо фонаря прямо в окно. – Нового я ничего не могу добавить. Давай я лучше тебе книжку почитаю. Какую хочешь? – Расскажи мне еще раз, – настойчиво произнесла Поля. – Это лучше всякой сказки. А я пока спать лягу. – Ну, хорошо, – помедлила мама. Поля тем временем принялась расправлять кровать. – Мы жили вчетвером в маленьком домике с синей крышей и желтыми ставнями на берегу реки. Очень дружно мы жили. Огромные окна выходили на солнечную сторону, поэтому у нас всегда дома с утра было солнечно и тепло. Наш дом окружал сад, в котором росли красивые цветы – фиалки, анютины глазки, ромашки, колокольчики и огромные фруктовые деревья – яблони, груши, вишня. Еще у нас жил маленький рыжий лисёнок с чёрными хитрыми глазками. Папа с Саньком подобрали его однажды на прогулке в лесу. Лисёнок сломал лапку, а мы его вылечили. Лапка быстро зажила, а лисёнок так и остался жить у нас дома. Но однажды утром мы поехали на машине в соседнюю деревню, лисёнка, конечно, взяли с собой. Вдруг нам на встречу из-за поворота выскочила большая чёрная машина. Водитель той машины не справился с управлением, и врезался в нас. А потом… Мамин голос дрогнул и замолчал. – А что было потом? – шепотом произнесла Поля. Она уже легла в кровать и внимательно разглядывала мамино лицо. – Потом раздался хлопок, и от обеих машин ничего не осталось. Мы остались с тобой вдвоём, а папа и Санёк пропали, словно их и не было. Тут из-за поворота появилась старенькая синяя машина, за рулем которой сидела бабуля в белой косынке и с седыми кудряшками. Она отвезла нас в наш домик, мы быстро собрали какие-то вещи и приехали жить в этот дом. – Эта бабуля – тётя Роза? – Поля положила голову на подушку и улыбнулась. – Да, ты же это прекрасно знаешь, – улыбнулась мама и незаметно смахнула слезу. – История не меняется, все как обычно. – Она хорошая, эта тётя Роза. От неё веет какой-то сказкой, добром, пирожками. Особенно мне нравятся её пирожки! Как жаль, что она не наша настоящая бабушка! Я бы каждый день ходила к ей в гости! Давай завтра сходим к ней? – засыпая, произнесла девочка. – Да, конечно, моя хорошая, – прошептала мама и поцеловала дочку в щёку. – Мы обязательно завтра сходим к ней в гости. А сейчас спокойной ночи. Поля ничего не ответила. Она уже крепко спала. Мама неслышно вышла из комнаты и пошла на кухню. Она уселась за стол и обхватила голову руками. Слёзы катились из глаз, и она не могла их остановить. Нет, она уже давно свыклась с этой историей, и рана почти зажила, но хранить страшный секрет с каждым годом становилось все сложнее и сложнее. Мама рассказывала дочери всё, но утаила лишь одну деталь. Она никогда не рассказывала про Бустурган. « – Запомни, – сказала тогда Бустурган испуганной женщине, которая сжимала в руках плачущую четырехлетнюю девочку. – Ты не можешь рассказать ей всей правды и покинуть свой новый дом, пока Аполлинарии не исполнится двенадцать лет. Иначе я заберу у тебя девочку навсегда, и ты никогда её больше не увидишь. Ты прекрасно понимаешь, что обычным людям запрещен вход в наш мир, а ты нарушила это правило, явившись в Турумдию. Твоя дочь должна жить с нами, но так и быть, она останется с тобой. Аксабей и Сандыр погибли в аварии по твоей вине. Аксабей должен был жениться на другой девушке, но выбрал тебя. Что ж, теперь все расставлено по своим местам. Ты отправляешься со своей дочерью в мир людей и навсегда забываешь об этом месте. Но ты обязана крепко хранить тайну, иначе я заберу у тебя дочь. После того, как Аполлинарии исполнится двенадцать и священный обряд не будет совершен, она навсегда останется обычным человеком. Только после этого вы должны будете покинуть этот дом навсегда, чтобы не представлять угрозу Турумдии!» Сказав эти слова, она исчезла, оставив маму с Полей одних на дороге. А уже после приехала на своей старенькой машинке тётя Роза. Мама мотнула головой, пытаясь прогнать жуткие воспоминания. Что ж, оставалось совсем немного. Скоро у Поли День рождения. После этого дня они навсегда покинут этот дом и этот город. А пока… А пока они вынуждены жить здесь, находясь под каждодневным присмотром служителей Бустурган. Мама снова заглянула в комнату к дочери. В окно светила полная луна, освещая лицо Поли. Мама тихонько зашла в комнату, задернула штору и также неслышно вышла. Поля нервно подергивала головой. Ей снилось, как она шла по узкой тропинке в страшном лесу, вокруг неё плотной стеной стояли огромные голые деревья. Там высоко-высоко над головой виднелось яркое голубое небо с белыми облаками, а вокруг стоял пугающий холод и сильно пахло сыростью. Всё как на картинке, которую она нарисовала в художественной школе. – Мма-а-а… – внезапно раздалось у неё за спиной. Поля резко обернулась и увидела, что к ней шел мальчик примерно её возраста и роста. Он протягивал к ней руки и пытался что-то произнести, но снова выходило какое-то мычание. Поля пыталась разглядеть его лицо, но ничего не получилось, словно она смотрела на него сквозь пелену дождя. Тогда она шагнула вперед к нему, но в этот момент деревья схватили ее за руки и ноги. Ветки превратились в сухие костлявые человеческие руки с острыми длинными когтями. Поля пыталась вырваться, но тем самым только все сильнее и сильнее ощущала, как когти впиваются в её запястья. Мальчик тянул к ней свои руки и пытался что-то сказать, но Поля не могла разобрать ни слова. Вдруг из глубины леса послышалось дикое завывание, которое постепенно переросло в крик… Глава 2 Чакламын – М-ма! – испуганно замычал Сандыр. Он держал в руке небольшую прямоугольную плоскую деревяшку размером с ладонь. Одна сторона деревяшки была темно-коричневой, шершавой и похожа на кору неизвестного дерева, а другая сторона оказалась светлой, гладкой и блестящей. Так вот эта гладкая сторона сейчас излучала голубое свечение и в ней можно увидеть таинственное изображение. Сандыр наклонился и попытался рассмотреть повнимательнее происходящее. Маленькая человеческая фигурка шла по узкой тропинке среди густого Страшного леса. Внезапно ветки деревьев начали хватать человечка за руки и за ноги, не давая сдвинуться с места. Фигурка пыталась вырваться, но у неё ничего не получалось, а только все сильнее и сильнее запутывалась в цепких когтях. Сандыр начал с силой трясти деревяшку. Изображение вдруг пропало, голубое свечение исчезло, а мальчик продолжал держать в руках безжизненную деревяшку. Он крутил-вертел этот загадочный предмет в руках, протирал его ладонью, но больше ничего не происходило. От бессилия и разочарования Сандыр бросил непонятный предмет на кровать и откинулся на подушки. Он равнодушным взглядом окинул свою комнату: тяжелый тёмно-красный балдахин с серебряными кистями и затейливыми рисунками висел над кроватью. Балдахин давил своей тяжестью и никогда не нравился мальчику. У изголовья стоял небольшой деревянный столик, заваленный книгами, у противоположной стены до самого потолка вырос могучий комод из орехового дерева с двумя массивными дверями и ручками в виде головы молодого лося. «Койык – подумал вдруг Сандыр. – Наверное, раньше эта комната принадлежала отцу». На середине комнаты красовался большой круглый стол с бордовой скатертью, с таким же причудливым узором как на балдахине и два простых деревянных стула. Вся мебель в комнате казалось огромной и неуклюжей. Сандыр всегда чувствовал себя неуютно в собственной комнате: казалось, что все было создано вокруг него словно для того, чтобы чувствовать себя маленьким и ненужным, а сейчас это ощущалось особенно сильно. Только лишь большое окно дарило надежду. Солнце уже давно встало, и лучи радостно освещали комнату. Сандыр никогда не занавешивал окна, он хотел, чтоб солнце всегда могло найти вход в его дом. Тут в дверь постучали. Мальчик от неожиданности вздрогнул и резко сел на кровати. Стук снова повторился, а затем раздался негромкий женский голос: – Сандыр, это я, Зансула Юрмег, твоя кенак[1 - Кенак – тётя]. Можно войти? Дверь, немного скрипнув, отворилась, и в комнату вошла немолодая высокая женщина сорока лет. Она была одета в темно-красное длинное платье, подчеркивающее её стройную фигуру. Серебряные геометрические узоры украшали воротник, пояс и манжеты платья. На груди висела небольшая серебряная подвеска в виде головы ласки с двумя чёрными жемчужинками вместо глаз. Сандыр в ответ кивнул. Зансула быстро прошла в комнату и села на кровать рядом с мальчиком. Затем кенак перевела взгляд на брошенную деревяшку, которая валялась на кровати и нахмурилась. Она осторожно взяла её в руки и строго произнесла: – Ты почему так неаккуратно обращаешься с чакламын? Сандыр потупил глаза. – Чакламын – очень нужная и важная вещь. Он показывает тебе только то, что сейчас важнее всего. Даже если тебя волнуют какие-то вопросы, а чакламын показывает вдруг гору или реку, то знай, значит, именно в них ты найдешь ответ. Ты видишь в нём что-нибудь? Мальчик неопределенно пожал плечами. – Где воршудная коробка? Надеюсь, ты не обращаешься также со всеми остальными магическими предметами? Сандыр резко спрыгнул на пол и залез под кровать. Он вытащил оттуда небольшой деревянный сундучок, на крышке которого красовались орнаменты в виде солнца, луны и звёзд. Мальчик протянул короб Зансуле. Та со вздохом взяла её в руки и открыла. – Я не знаю, являешься ли ты истинным туно[2 - Туно – чародей (с удм.)] или нет, но на самом деле это неважно. Эта воршудная коробка досталась мне в наследство от твоей аби[3 - Аби – бабушка (с удм.)] Зангари Бызара. Она была мудрой прорицательницей и колдуньей, самой настоящей туно. Она хранила в этом таинственном коробе все свои амулеты и обереги. Зангари могла видеть будущее и прошлое. Она могла увидеть то, что другим не под силу. Она хотела, чтобы её дар перешёл ко мне. Но, увы, этого не произошло. Я не смогла раскрыть в себе прорицательских качеств, как ни пыталась. Кто знает, может, в нашей семьей быть прорицателем – это твоя честь? Очень надеюсь, что однажды ты раскроешь в себе этот дар и сможешь разгадать все секреты, а содержимое коробки тебе в этом поможет. И этот загадочный предмет, – Зансула снова взяла в руки чакламын. – Это её самая настоящая находка. Однажды она шла по Страшному лесу и увидела дерево, пораженное молнией. Дерево почти погибло, оно превратилось в пепел, но рядом валялся небольшой осколок – кусок коры, чудом уцелевший после молнии. Зангари хотела уже пройти мимо него, как заметила, как он слабо светился. Аби подобрала его и унесла домой. Только гораздо позднее она поняла, какую ценность она нашла. Это оказался кусок от самого Мирового древа. Сандыр смотрел на неё непонимающими глазами и молчал. «Мировое древо? Что это? – думал мальчик. – Снова какие-то сказки?» Зансула аккуратно перекладывала содержимое сундучка: несколько серебряных монет, челюсть щуки, беличья шкурка, перевязанная красными нитками, перья тетерева, хвост рябчика, ожерелье из зубов медведя. Для чего все эти предметы здесь нужны? Она не знала. Возможно, однажды Сандыр узнает, для чего все это. – Как жаль, что ты не можешь говорить, – печально улыбнулась кенак. Зансула положила чакламын обратно в коробку и закрыла крышку. – Я думаю, что тебе есть, что рассказать нам всем. Женщина встала с кровати и подошла к окну. Она смотрела вдаль, туда, где за горами каждый день вставало солнце, чтобы нести людям свет. – В мире очень много загадок и тайн. Думаю, что и на тебя найдется парочка, – продолжала она. – Но помни, что эта воршудная коробка – наша с тобой тайна. Никому про неё не рассказывай, даже моему брату – твоему отцу. Чем позднее узнает о её существовании Бустурган, тем будет лучше для нас всех. Кто знает, на что способна эта ведьма… Сандыр наклонил голову набок и внимательно следил за кенак. Ему казалось, что она что-то не договаривает. Но что? Вот и сейчас Зансула назвала её ведьмой. Почему? Вроде Бустурган такая добрая и милая. – Вот и молодец! Ах, да… Я зашла к тебе, чтобы сказать, что тебя ждут к завтраку твой папа и… Бустурган. – Зансула запнулась на полуслове. – В общем, иди, тебя ждут в столовой комнате, а мы с девочками позавтракаем у себя. Кенак быстро направилась к дверям. На пороге она резко остановилась и внимательно посмотрела на мальчика: – Если бы ты умел говорить, всё было бы совершенно иначе. Всё бы встало на свои места и… Она не договорила и вышла из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь. Сандыр прислушался. Он по удаляющимся шагам понял, что Зансула пошла в левое крыло замка, где она жила со своими дочерьми. Странно, они сегодня будут завтракать без них? Вот и отлично! Эти девчонки ему никогда не нравились. Такие высокомерные. Сандыр выскочил из своей комнаты. В коридоре вдруг послышался смех, веселые крики и болтовня. Мальчик нахмурился. Это шли по коридору как раз те самые четыре его старшие двоюродные сестры. Все они были очень похожи на свою мать, такие же высокие, статные, с длинными темными волосами и карими глазами. Сестры всегда ходили вместе: или вчетвером, или по парам. Ни разу мальчик не видел, чтобы они передвигались поодиночке. «Почему они всегда ходят все вместе? – подумал Сандыр, прислушиваясь к их шагам. – Наверное, за этим кроется какая-то страшная тайна, иначе так просто вряд ли бы они всегда ходили вместе… Или они просто боятся меня?» Последняя мысль его немного позабавила, и ему даже захотелось, чтобы это было хоть немного правдой. Он попытался проскользнуть мимо них незамеченным. Зара, Айно, Нылка и Сетым направлялись в левое крыло. Сандыр замер на месте, пытаясь слиться со стеной, но самая старшая из них – Зара Пислэг, ей исполнилось осенью уже семнадцать лет, вдруг обернулась и увидела его: – Смотрите, опять тот глупый мальчишка следит за нами. – Убирайся отсюда! Хватит ходить за нами, истинными туно! – взвизгнула Айно Бурдо. Ей весной исполнилось шестнадцать лет, и она во всём подражала старшей сестре. – Он глуп как пробка, – хмыкнула Нылка Юбер, поджимая губы. Третьей сестре было всего тринадцать, но она всячески старалась быть ближе к старшим сёстрам, чем к самой младшей – Сетым Чарлан. – Нечего на него даже время тратить! Идём, девочки на завтрак к себе. А то сегодня Бустурган решила, что завтрак должен состояться без нас, но с этим мальчишкой! Самая младшая из них – Сетым, промолчала. Девочке зимой исполнилось двенадцать лет, и она была всего на полгода старше Сандыра. Сетым только украдкой взглянула на него из-под пушистых ресниц и поспешила за сёстрами. Все четверо направились завтракать в свои комнаты. Тут из-за угла снова показалась Зансула. Она подошла к Сандыру и потрепала его по голове: – Не обращай на них внимания и не обижайся. Они просто завидуют тебе, что ты являешься единственным наследником престола. Им вряд ли достанется возможность править страной, вот и говорят глупости. Ты же сам знаешь, что их атай[4 - Атай – отец (с удм.)] Камай Чипей, мой муж, погиб на охоте, и им не хватает отцовской любви. Ты лучше поспеши в столовую. Бустурган не любит, когда заставляют её ждать. Зансула быстрым шагом направилась следом за дочерями. – Мой милый мальчик, как спалось? – приторно-сладко произнесла Бустурган, когда Сандыр показался на пороге. Она встала со своего места и подошла к нему. – Мой дорогой, почему ты заставляешь нас так долго ждать? Завтрак уже давно готов и ждёт-не дождётся тебя. Его нужно срочно подогреть! Бустурган захлопала в ладоши. – Эй, вы, там, лежебоки! Живо несите Сандыру горячее. Да поторопитесь там! Из кухни выскочил рыжий мальчишка в белом колпаке и рубашке. В руках он держал поднос с тарелкой каши, омлет и блинчики с джемом. Мальчик быстро заменил остывший завтрак и выскользнул из столовой. – Доброе утро, Сандыр! – Аксабей расплылся в улыбке, увидев сына. Он встал со своего места и поприветствовал мальчика. – Мы ждём тебя к завтраку. Проходи скорее. – Присаживайтесь-присаживайтесь, – вдруг захлопотала Бустурган. – Наш повар Чима Яратон так старалась к праздничному завтраку, что не терпится всё попробовать! Мальчик послушно сел на стул рядом с отцом и посмотрела на него. Когда-то молодой и красивый, сейчас он выглядел словно постаревшим на десять лет. В темных волосах проявилась первая седина. Усталое лицо покрывала небольшая щетина. Глаза потускнели и выдавали тревогу, которую отец всячески пытался скрыть от мальчика. Но Сандыр видел, что его что-то тяготит. Аксабей сел обратно на место, ослабил платок на шее и расстегнул самую верхнюю пуговицу на чёрной рубашке. – Меня душит вся эта одежда, – произнёс он. – Невыносимо жить в таких условиях. – Мне очень жаль, милый, – ласково улыбнулась Бустурган. – Но такова доля правителя. Он всегда должен быть на высоте для своих подданых: в словах, делах, одежде. Не стоит пренебрегать своим внешним видом. – Даже если я у себя дома? –скептически произнёс тот. – Даже у себя дома. Ты должен подавать всегда пример. Не забывайся, что ты правитель страны не только на публике. Я горжусь тобой! Аксабей тяжело вздохнул и осмотрел столовую. Огромная комната в лучах яркого солнца казалась еще больше. Белые стены увивали огромные зелёные листья плюща, с потолка свешивалась огромная позолоченная люстра с сотней не зажженных свечей. Стол покрывала белая скатерть с красным витиеватым узором по краям. Приборов на столе стояло только три. – Разве Зансула и её дочери не будут с нами завтракать? – Аксабей удивлённо вскинул брови. – Они сегодня завтракают у себя, – ответила Бустурган, отламывая маленький кусочек хлеба. – Это дело их не касается. Это касается только тебя, меня и… Сандыра. – О чем ты хотела поговорить? – Аксабей устало откинулся на спинку стула. День и так предстоял непростой, еще и этот странный разговор с самого утра. – Ты должен в скором времени принять важное решение, – неспеша произнесла Бустурган, сидя напротив Аксабея. Она поставила бокал с вином на стол, и положила перед собой руки. На длинных пальцах сидели два перстня – один золотой в виде змеи, обвивающей палец, другой – серебряный в виде головы волчицы с красными глазами. Женщина была одета в черное бархатное облегающее платье, талию обхватывал серебряный пояс, украшенный узором «змеиный глаз». На рукавах и подоле платья повторялся этот узор, что и на поясе. На шее у неё висела серебряная цепочка с кулоном в виде головы волчицы, глаза которой блестели красным камнем. Точно такой же, как и на перстне. – Нет смысла это оттягивать, потому что чуда всё равно не произойдёт. – Да, я понимаю, но всё же… – Аксабей вопросительно посмотрел на Бустурган, а затем отвёл глаза. Он до сих пор никак не мог привыкнуть к её пристальному взгляду, от которого мороз шел по коже. Один глаз Бустурган немного косил и смотрел в сторону, от чего складывалось ощущение, что она видит за тобой нечто еще. Не смотря на некий холод, который веял от этой женщины, Бустурган была очень привлекательной женщиной. Мужчина поднялся со своего места и молча встал за спиной сына. Сандыр, застыв на месте, ловил все слова и не спешил притрагиваться к завтраку. – Время идет, – вкрадчиво продолжала Бустурган. – Сандыру скоро будет двенадцать, и ты должен будешь представить его перед народом как своего законного наследника. Но ты же понимаешь, что только истинный туно, наследник рода, может быть правителем этой страны. Женщина откинулась на спинку стула и прикрыла глаза: – Ты не знаешь наверняка, является ли он туно или нет. – От того, что мы пока не видели его магических способностей, не стоит делать поспешных выводов, – возразил мужчина. – Тем более, – настойчиво продолжала Бустурган. – Пока идёт время, всё может измениться еще несколько раз, а ты, тем временем, будешь застрахован на всякий случай. – О чём это ты сейчас говоришь? – Возможно, Сандыр со временем научится говорить. Это было бы чудесно! Но на это нужно время, и опять же… Сможет ли он доказать своему народу и Совету Пяти Королевств, что он истинный туно? Сандыр уныло ковырял ложкой кашу, но очень внимательно слушал Бустурган. К чему она клонит? – Так отчего же ты тянешь время? Если ты не сможешь представить своего наследника, то твой трон сможет получить кто-то другой. Любой другой, кто женится на одной из твоих племянниц. А их у тебя, я напомню, четыре штуки! Самая старшая из них, Зара, через год сможет уже выйти замуж. Неужели ты согласен вот так просто потерять свою власть? – У тебя есть какое-то предложение? – мужчина по-прежнему стоял за спиной своего сына, держа руки на его плечах. От волнения Аксабей крепко сжал плечи ребенка. – Я подозреваю о том, что ты нашла выход из этой ситуации, иначе бы ты так просто не затеяла этот разговор. Говори. – Если ты объявишь народу и Совету о сюан[5 - Сюан – свадьба (с удм.)], то сможешь удержать своё место на троне еще на десяток лет как минимум. – Сюан? – от неожиданности он очень крепко сжал плечи мальчика, что тот подпрыгнул на месте от боли. – Да. – Но на ком же мне жениться? – рассмеялся Аксабей. – Хорошая шутка. Жениться… – Это не шутка, – холодно произнесла Бустурган, глядя ему прямо в глаза. Тут Аксабей замер, и улыбка исчезла с его лица. – Ты хочешь сказать, что… – Да, мы должны пожениться. Так вот к чему она клонила. Аксабей наконец отпустил плечи мальчика и принялся сильно тереть себе виски. Внезапно разболелась голова, и послышался звон в ушах. Предложение, которое озвучила Бустурган, спасало ситуацию. Это обещало появление нового наследника, родившегося от союза истинного туно Аксабея и потомственной колдуньи Бустурган. Мужчина сел обратно за стол и принялся напряженно барабанить пальцами по столу. – Я должен всё обдумать прежде, чем дать ответ. – Обдумать? – Бустурган в ярости вскочила с места. Бокал опрокинулся, и вино разлилось по столу. Но она тут же взяла себя в руки. – Прости, я погорячилась. Да, действительно, тебе нужно подумать. В наше время женщины делают предложения мужчинам, а не наоборот. А тебе нужно всё хорошенько обдумать. Она обиженно отвернулась к окну. – Я не хотел тебя обидеть, ни в коем случае, – Аксабей подошёл к ней и приобнял за плечи. – Но и ты должна понять меня. У меня была семья, была любимая жена и дети, а теперь… – А у меня вообще никого не было в жизни и вряд ли будет! – вдруг заплакала Бустурган и уткнулась ему в плечо. – Ты что, конечно, всё будет! – Аксабей заботливо обнял плачущую женщину. – Просто… Просто мне нужно обсудить всё с сыном. Все-таки для эта новость его потрясла не меньше, чем меня. Ты сама понимаешь, что начнётся новая жизнь и для меня, и для мальчика. Сандыр, почувствовав, что его никто не держит, резко соскочил со своего места и выбежал из столовой комнаты. Он бежал изо всех своих сил. Теперь всё стало ясно. Мальчик вбежал в свою комнату и с шумом захлопнул за собой дверь. Он упал на кровать и заплакал. Бустурган сделает всё, чтобы он не стал наследником трона. А эти её притворные слёзы? В отличие от отца, он не верит им! Сандыр явно лишний в этом дома. Даже Зансула не сможет его защитить. Дверь открылась, и в комнату быстро вошел отец. Он подошел к мальчику, сел рядом на кровати и положил руку ему на плечо: – Я понимаю, что тебя огорчает вся эта история, но у меня нет иного выхода. Я должен представить наследника своим подданым в твой День рождения. Если ты не истинный туно, то не сможешь быть правителем страны. Прости меня, сын… Если бы ты мог говорить… Сандыр сел на кровати и взглянул на отца. Ему вдруг стало резко безразлично будущее страны, правителем которой он никогда не будет. Если до этого дня у него еще теплилась хоть какая-то надежда, то после завтрака всё рассыпалось. Что ж, теперь можно позволить себе не ходить на занятия к профессору по придворному этикету, потому что ему все равно это не пригодится в дальнейшем. Сандыр уткнулся в плечо отца и замер. Сейчас отец будет рассказывать о прошлом. Так всегда бывало, когда он заходил к нему в комнату, словно только здесь жили воспоминания о прошлой жизни. – Мы жили вчетвером в маленьком домике, – начал рассказывать Аксабей, глядя в окно. – Нам было очень весело, когда мама, Поля, ты и я отправлялись гулять на озеро. Я хотел научить вас ловить рыбу, но мама только смеялась и говорила, что вы еще маленькие для этого. Вам тогда исполнилось всего по три года. А ты знал, что Аполлинария была твоей сестрой-близняшкой? Вы были так похожи друг на друга, что мы вас почти не различали, пока у Поли не стали расти длинные волосы. Но однажды… Однажды мы поехали в гости в соседнюю деревушку и попали в аварию. Мы оказались под воздействием неведомой магической силы, которая откинула нас с тобой в сторону, а мама и Аполлинария… Они пропали, словно их и не бывало. Понимаешь? Разве так бывает? Вот были люди, и вдруг их не стало. С того самого дня ты перестал разговаривать. А потом неожиданно появилась она. Бустурган. Так странно, словно она знала. Бустурган сказала, что мой отец находится при смерти, а страна нуждается в наследнике. Нам пришлось вернуться жить в замок, хотя до этого меня выгнали из дома за то, что я женился на вашей маме, девушке из другого мира. Когда отец снова посмотрел на сына, то Сандыр увидел в его глазах слёзы. Каждый раз эта история давалась отцу с трудом, но сейчас ему необходимо её снова повторить. Вскоре начнется другая жизнь, а прошлая уйдет навсегда. Аксабей положил руки ему на плечи: – Прости, меня, сынок, но я должен это сделать. Мы должны решиться на этот шаг. Вот если бы ты снова заговорил! Ну? Я бы всё на свете отдал за то, чтобы ты произнёс хоть бы одно словечко, хоть самое маленькое! Но профессор Абей Кучыран говорит, что всё безуспешно. Ты всё понимаешь, всё знаешь, но сказать ничего не можешь. И он, к сожалению, не может разгадать эту загадку. Но Сандыр продолжал молча смотреть ему в глаза. Отец тяжело вздохнул. В глазах своего ребенка он готов прочитать все, что угодно, кроме безразличия. Если бы сейчас мальчик хоть одним жестом или взглядом дал понять, что Аксабей совершает ошибку, то он бы передумал. Но мальчик молчал как прежде. – Мне пора идти, – вздохнув, произнес отец. Он встал и направился к двери. – Сандыр, обещай мне, что ты… Если вдруг что-то случится, ты придешь ко мне и… А сейчас тебе пора на занятия. Отец вышел из комнаты. *** Старый профессор Абей Кучыран поднял очки и осмотрел присутствующих. Занятия проходили в большой светлой библиотеке. По двум сторонам стояли огромные шкафы, доверху набитые разными книгами, на еще одной стене располагалась доска, на которой профессор тщательно выводил непонятные слова или запутанные схемы, а на четвёртой стене помещались два больших окна. Около доски висела карта страны со всеми её городами и деревнями, горами и реками, лесами и степями. – Итак, продолжим, – старый профессор прокашлялся. – Открываем учебники по истории «Турумдии» на странице сорок шесть. Легенда о сотворении мира. Сёстры сидели вчетвером за одним большим овальным столом ближе к профессору. Они зашептались, а затем живо зашелестели страницами. Сандыр сидел один за столом около окна подальше от сестёр. Он открыл учебник и принялся неторопливо листать страницы. Вдруг его взгляд упал на одну картинку. Там было изображено огромное дерево в разрезе. Пышная белая крона, красный ствол дерева и черные корни. Но поверх этой картинки кто-то нарисовал черными чернилами прямоугольник с двумя стрелками вверх и вниз. «Крона – это верхний мир – мир светлого и лучшего устройства окружающей действительности. Ствол – символ настоящего, мир стабильности и связь между прошлым и будущим. Корни – мир прошлого, мир умерших предков, – прочитал про себя Сандыр. – Интересно, а это, действительно, так или просто сказки? Вот бы спросить у профессора». Он поднял глаза на профессора. Тот неспешно рассказывал урок: – Итак, существует легенда о создании мира. «Сначала на свете ничего не было, всюду находилась одна вода. Жили тогда на свете два божества – небесный Инмар и земной Шайтан. Однажды Инмар решил сотворить мир и повелел Шайтану нырнуть под воду. – Если что-то найдешь внизу, то принеси мне во рту. Шайтан нырнул под воду, но ничего не нашёл. Тогда он снова нырнул – и снова пусто. В третий раз нырнул и встретил рака. Рак его спрашивает: – Что ты ищешь? – Дно, а что найду, во рту наверх понесу. – Я здесь давно живу, – отвечает ему рак, – а дна не видал. – Что делать, – говорит Шайтан. – Попробую еще раз. Долго-долго спускался Шайтан вниз и, наконец, достиг дна. Набрал он полный рот песка и стал подниматься вверх. Встал он перед Инмаром с распухшими щеками и плотно сжатыми губами. – Выплюни теперь всё на воду! – велел ему Инмар. А Шайтан обиделся и думает про себя: «Я нырял-нырял, едва достал до дна, а этот Инмар не хочет со мной делиться!» И оставил щепотку песка за щекой. Когда песок упал на воду, то он начал на глазах расти и превращаться в ровную и гладкую землю. Но – удивительное дело! – песок начал расти и во рту шайтана. Увидел Инмар, что у Шайтана опять щеки распухли, догадался, что тот обманул его, и рассердился: – Почему ты не послушал меня? Выплюнь всё немедленно! Пришлось Шайтану подчиниться. Большие и маленькие песчинки разлетелись в разные стороны, и на земле возникли высокие горы, пологие холмы и болотные кочки. Если бы Шайтан не обманул Инмара, то земля осталась бы ровной и гладкой». – Как интересно, – произнесла Айно. – Получается, горы все появились из-за жадности Шайтана? – Получается, что так, – кивнул головой профессор и поправил на носу очки. – Значит ли это, что мы должны ему быть за это благодарны? – спросила Сетым, в задумчивости грызя карандаш. – Мы не можем точно сказать, хорошо это или плохо, – пожал плечами профессор. – Не всегда можно судить историю только с положительной или отрицательной оценки. Некоторые факты стоит воспринимать только как данное. – Это похоже на бабушкины сказки, – хмыкнула Зара. – Я не верю в это. Как можно взять в рот землю, а потом её выплюнуть, чтоб потом горы образовались. Это сколько у него должно быть земли? Или рот такой огромный? Зара, Айно и Нылка захихикали. Профессор сердито постучал пальцем по столу. – Верить или не верить – это дело каждого, – медленно ответил профессор. – Но эту теорию возникновения мира вы должны знать. Всего существует три версии появления мира, но об остальных мы поговорим позже. Сандыр поднял руку. Профессор снял очки и внимательно посмотрел на мальчика: – Ты что-то не понял? Нужно что-то повторить? Мальчик схватил учебник и подбежал к профессору. – Что тут у нас такое? – Абей Кучыран внимательно посмотрел на иллюстрацию в учебнике, а затем на мальчика. – А… Это Мировое древо. Это олицетворение нашего настоящего, прошлого и будущего. Здесь же все понятно написано. Это тема наших следующих занятий. Девочки окружили профессора и Сандыра. – Что тут такого интересного? – проворчала Зара, свысока рассматривая картинку. – Это обычное дерево – символ. Не стоит на это тратить время. – Вечно ты забегаешь вперёд и никогда не слушаешься старших! – добавила Айно, презрительно хмыкнув. – Именно, – поджав губы произнесла Нылка. Сёстры пожали плечами и вернулись на свои места. Но Сетым осталась стоять рядом с профессором и Сандыром. Мальчик мычал и тыкал пальцем не на дерево, а на прямоугольник, нарисованный сверху. На этот загадочный предмет. – Хм, – профессор почесал затылок. – Я даже не знаю, что это значит. Кто-то нарисовал это в учебнике, но я не понимаю, что обозначает этот прямоугольник. – Сам, наверное, нарисовал, а теперь хочет урок сорвать, – хмыкнула Айно. – Не обращайте внимания на него, Абей Кучыран. Он глупый и невоспитанный мальчишка. – Я посмотрю свои старые рукописи, – произнёс задумчиво плечами профессор. – Возможно, я смогу что-нибудь найти. А теперь вернись, пожалуйста, на своё место. Сандыр взял учебник и задумчиво побрел на своё место. «Кто и зачем нарисовал этот прямоугольник со стрелками? Для чего? – думал он, садясь на своё место. – Если профессор этого не знает, тогда нужно самому попытаться разобраться в этом». Когда урок закончился, сёстры быстро собрали тетради и вышли из библиотеки. Самая младшая из них, Сетым, задержалась. Она подбежала к Сандыру и прямо в ухо прошептала: – Профессор может забыть о своём обещании, поэтому я на твоём месте посмотрела бы лучше книги в библиотеке. Думаю, что ты сможешь найти кое-что любопытное. Сетым схватила тетради и убежала вслед за сёстрами. *** Сандыр вернулся в свою комнату и бросил сумку с тетрадями на кровать. Затем он быстро подошел к окну и огляделся по сторонам. За ним никто не наблюдал. Мальчик ловко вскочил на подоконник и пополз по водосточной трубе наверх. Вот знакомый камень, трещина в стене, выпирающая часть ставни и он уже на крыше. Довольный, что смог незамеченным взобраться на крышу, мальчик постарался поскорее спрятаться. Он ползком направился в сторону небольшого углубления. Там в расщелине у него была спрятана тайна: зеленоватое яйцо с коричневыми крапинками было больше куриного в три раза. Кто же мог скрываться за той скорлупой, Сандыр не знал. Он подобрал яйцо в саду несколько недель назад, когда в очередной раз прятался от противных сестёр. Затем Сандыр притащил его сюда на крышу, боясь, что в комнате яйцо кто-то может увидеть, и укрыл своим старым свитером. После этого мальчик каждый день навещал свой тайник в надежде, что вот-вот кто-то вылупится. Но дни шли, но из яйца никто не появлялся. Сандыр лег на живот и осторожно подобрался к краю крыши. Отсюда здорово наблюдать за тем, что происходило внизу. Вот все четыре сестры в сопровождении Зансулы отправились на рынок. «Наверное, опять выпросили себе платья или еще какие-то безделушки, – лениво подумал Сандыр. – Ничего в голове у них нет. Какие из них могут быть правительницы? Вот Сетым – она другое дело. Она старше меня всего на год, но из всех сестёр именно она самая нормальная. Вот бы поговорить с ней, но как? Она всегда ходит с сёстрами, а я и говорить-то не могу». Сандыр посмотрел направо, там вдали виднелись горы, и именно оттуда каждый день вставало солнце. Затем он повернул голову налево – две небольшие речушки Горно, бравшая начало в горах, и Каллен, несущая воды с равнин, впадали в одну большую реку Тукташ. Сандыр лег на спину, подставив лицо солнцу, и закрыл глаза. Вдруг перед глазами возник Страшный лес и блуждающая по нему человеческая фигурка… 3 глава Говорящий кот …Поля снова шла по знакомой тропинке. Снова сзади раздался крик, и она обернулась. Так же ветки-руки вцепились в её тонкие руки и начали впиваться в нежную детскую кожу. Но сегодня Поля решила не сопротивляться деревьям, а посмотреть, что будет дальше. Как ни странно, но ветки ослабили свою хватку, а потом и вовсе отпустили. Девочка просто смотрела на бегущего к ней человека и оставалась неподвижной. Вдруг Поля на секунду зажмурилась и увидела лицо мальчика, очень похожего на него. От удивления она широко открыла глаза и… проснулась. Стояла ночь, а в окно светила полная луна. Серебристый свет падал прямо на её кровать, и можно было разглядеть, как маленькие лунные пылинки исполняют свой печальный танец. В первый раз за это время Поля не ощутила ни головной боли, ни звона в ушах. – Что же это такое? – вслух спросила она. – Кто этот мальчик, который так похож на меня? Или это я сама и есть? Поля задумалась. Этот сон снился ей уже который день. Мама рассказывала, что её брат-близнец Сандыр погиб, когда им было по четыре года. Значит, ему сейчас было бы столько же лет, как и ей, одиннадцать. И День рождения они бы тоже праздновали вместе, но, увы… Уже семь лет как она отмечает его одна. Смешное имя у брата – Сандыр. Выдумали тоже родители! Но Полька звала его просто – Санька. Как и он называл её – Полька, а не Аполлинария. Фотографий брата и папы дома не было. То ли их не было вообще, то ли мама куда-то убрала, чтобы не тревожить душу лишний раз воспоминаниями. Но Поля видела, как она по вечерам иногда достает какую-то фотографию, подолгу смотрит на неё и плачет. Поля никогда не просила показать эту фотографию, но однажды случайно увидела её на тумбочке. Видимо, мама забыла спрятать. На этой фотографии они были все вчетвером и были счастливы. Поля укрылась одеялом с головой и долго не могла уснуть. Потом она всё же провалилась в сон, и до утра больше не просыпалась. Когда Поля снова открыла глаза, за окном шел дождь, а с календаря радостно улыбалась суббота. Это означало, что мама будет весь дома и не будет скучно. Поля быстро выскочила из-под одеяла и принялась одеваться. Тут она посмотрела на свои руки и ахнула. На запястьях она увидела несколько красных пятен, словно это остались следы от рук-веток деревьев. В прошлые разы такого Поля не замечала, а вот сегодня… – Такого не может быть, – испуганно произнесла она, пытаясь растереть синяки на запястьях. – Это всего лишь сон. Это было не по-настоящему… – Поленька, ты уже проснулась? – в комнату заглянула мама и улыбнулась. – С добрым утром, солнышко! Как спалось? – Хорошо, – Поля выдавила из себя улыбку и спрятала руки за спину. Не хватало еще того, чтобы мама это заметила. Поля должна сама во всем разобраться. – Тогда одевайся и идём завтракать. – Мама, ты говорила, что мой брат – это мой близнец? – неожиданно спросила девочка. – Да, – тихо произнесла мама и села на кровать к дочери. – А почему ты меня спрашиваешь? – Значит, мы с ним очень похожи… были? Цвет глаз и волосы, нос и уши? У нас всё-всё одинаковое? – не унималась Поля. – Ну да, наверное… – растерялась мама. Она не понимала, к чему клонила её дочь. – Я не знаю, как сейчас бы выглядел он, но тогда в детстве вы были очень похожи между собой, и мы с папой вас часто путали. Поэтому, как только у тебя отросли волосы, мы сразу стали завязывать тебе бантики и плести косички. – Светлые волосы и зелёные глаза… – Поля зажмурилась и попыталась представить себе мальчика, который мог внешне походить на неё. – Нет, это слишком сложно. Не может мальчик быть похож на девочку. – Почему ты вдруг об этом решила узнать? – Не знаю. Наверное, потому что мне скучно одной. Одноклассники скоро все разъедутся на всё лето: кто к бабушкам в деревню, кто – на дачу, кто – на море… И снова все три месяца мне торчать придётся одной во дворе среди малышни. Поля вздохнула и села обратно на кровать. – Очередное лето будет скучным и глупым. Никто мне не поверит, если я скажу, что хочу скорее в школу! – Что поделать, если у нас нет бабушки в деревне, – пожала плечами мама. – Поехать на море мы тоже не можем. – А почему не можем? – спросила Поля откуда-то из-под кровати. Она все же решила одеться и теперь искала носки. – Ты работаешь так много, что можно было накопить на сто поездок куда-нибудь. – Такая у меня работа, – грустно улыбнулась мама. – Отпуск дают только зимой. – Но почему так нечестно? Ты работаешь в крупном туристическом агентстве. Ты можешь поехать на море в любой момент, потому что знаешь, где тепло, где пальмы с попугаями, где высокие-высокие горы со снегом посреди лета. Почему же так получается? Есть возможность полететь в любой уголок Земли, а ты не можешь воспользоваться этой возможностью! – девочка показала маме два одинаковых носка, найденных под кроватью. – Пойми, что все люди как раз отправляются в отпуска летом, вот и работы много. А вот зимой, наоборот, много свободного времени, потому что люди сидят дома и никуда не ездят. Хватит уже об этом! Давай, одевайся живее! Нужно сегодня сходить к тёте Розе и покормить её кота. – Меня сначала покорми, – Поля, наконец, оделась и обняла маму за шею. – Может, хоть в поход сходим? Или просто в лес? Ну, пожалу-у-у-йста! Или давай на балконе сосиски пожарим? – Ну, сосиски на балконе – это уже перебор, а сходить на пикник мы сможем в парк, когда его откроют, – мама развела руками. – Идём уже скорее завтракать. *** Вечером Поля с мамой отправились в квартиру тёти Розы. Девочка каждый раз удивлялась, когда они приходили сюда. Тётя Роза перед отъездом на выходные всегда накрывала все диваны, картины, шкафы покрывалами и простынями. От этого казалось, что в доме никто не живет. Даже пыль успевала появиться за пару дней. Мама набирала воду в небольшую лейку кухне, а девочка лениво ходила по квартире. – Поля, мне надо цветы полить, поэтому покорми Кузьку, – сказала мама, заходя в гостиную. – Возьми из холодильника корм и одну сосиску. – Хорошо, – ответила девочка и завернула на кухню. Серый гладкошёрстный кот в тёмную полоску сидел на полу, уже жевал сосиску и тихонько урчал от удовольствия. – Хм, – удивилась Поля, зайдя на кухню. Она открыла холодильник в поисках кошачьего корма. Затем она подозрительно посмотрела на кота. – Кузьма, откуда у тебя сосиска? Неужели ты сам открыл холодильник? – Конечно, сам. Пока вас дождёшься, с голоду помереть уже можно, – недовольно пробурчал кот, продолжая есть дальше. Поля от неожиданности выронила пакетик с едой из рук. Она только молча уставилась на Кузьку и ждала продолжения. Ей послышалось? Или это мама ей что-то крикнула с балкона? Или кот действительно разговаривает? Что-то подозрительно часто ей стало слышаться разговоры от животных. – Что ты на меня уставилась? – невозмутимо продолжал кот. Он уже доел сосиску и смотрел на девочку, ожидая продолжения трапезы. – Я могу поесть спокойно сегодня или нет? – Ты… ты разговариваешь! – выдохнула Поля и села на табурет. – Да, – ответил кот и немного обиделся. – Ты же разговариваешь, и это никого не удивляет! – Но ты же кот! – И что? – Тут Кузька сотворил второе действие, которое поразило Полю еще больше, чем факт умения разговаривать. Он запрыгнул на табуретку, сел на неё как человек, положил передние лапы на стол и произнес: – Садись уже. Поговорить надо, а то времени мало. Не забудь потом корм насыпать в миску. – Аха, – Поля повернулась лицом к коту и как послушная ученица сложила руки перед собой на столе. – А о чем мы будем говорить? – Сегодня ты узнала небольшой секрет из своей жизни, а именно – ты понимаешь язык животных. Это дар, которым может обладать человек, наделенный магической силой. – Лебеди… Значит, лебеди и правда тогда разговаривали? – Поля от удивления широко раскрыла глаза. – Значит, тогда в парке мне не показалось? – Ох, уж эти птицы! – недовольно произнёс кот. – Сколько раз им говорили, что нужно быть осторожным, что их может кто-нибудь услышать. – Ой, нет, лебеди ни в чём не виноваты! – поспешила успокоить его Поля. – Это я случайно их подслушала, когда сидела в кустах. Они меня не видели. – А зачем ты сидела в кустах? – кот удивлённо приподнял одну бровь прямо как человек. – Ну, это я… Так вышло… – замялась девочка. – Ладно, это не так уж и важно, – заключил кот. – Так вот, продолжим. Ты имеешь способность понимать язык птиц и животных. – Получается, что я типа волшебница? – изумилась Поля. – Не совсем, – уклончиво промурлыкал кот. – Я не могу однозначно сказать о твоей роли в магическом мире, но что-то в тебе точно есть. Единственное, что я могу тебе посоветовать – не говорить маме об этом. Вряд ли её это обрадует. Тем более мы точно еще не знаем обо всем до конца. Но твое прошлое скрывает много тайн, о которых ты еще не подозреваешь. – Мы? Кто это – мы? Кроме тебя еще кто-то есть? – Да, мой друг – тётя Роза. Она тоже из другого мира. – Но почему я раньше не понимала язык животных? – Поля нервно заёрзала на табурете. – Потому что ты слышишь только животных из мира магии. Ты же тоже оттуда. А ваш мир населён и обычными животными, и магическими. Тут кот резко опустил лапы на табурет и начала вылизывать свою шерсть как ни в чем не бывало. – Гхм, – услышала за спиной Поля и обернулась. В дверном проеме стояла мама и очень странно смотрела на неё. Как долго она наблюдала за беседой своей дочери и кота, было неизвестно. – Полечка, ты разговаривала с Кузькой? – строго спросила мама. – Нет, мама, – девочка резко выпрямилась на стуле и приняла серьёзный вид. – А мне показалось, что ты с ним разговариваешь. – Да, так, помяукала ему в ответ. Кузьке же скучно тут. На два дня остался один, вот я и решила его развеселить. – Вот и хорошо, – облегченно произнесла мама. – А то я уже испугалась, что ты начала с кошками разговаривать. Пойдем домой, мы выполнили просьбу тёти Розы. – Хорошо. Поля слезла с табурета, подошла к коту, который до сих пор сидел напротив неё, погладила его и прошептала прямо в ухо: – Теперь я буду с удовольствием приходить сюда в гости! – Насыпь корма, – ответил кот. – Пакетик я точно не смогу сам открыть. Он спрыгнул с табурета, подошёл к своей миске и потыкал в неё лапой. – Ах, да, конечно! – спохватилась девочка. Всю обратную дорогу Поля обдумывала слова кота. У девочки появилось очень много вопросов, но задать их было некому. Кого можно спросить о каком-то магическом мире и при этом не вызвать подозрений? Маму, почему-то, нельзя спрашивать. А поговорить очень хотелось. Хотя, может, стоит спросить у тёти Розы? Или нет, лучше спросить у кота, когда они придут в следующий раз. «Да, выходит, что в этом мире кроме кота и поговорить-то получается не с кем. Глупость какая-то! Вокруг столько людей, а я…» – Поля, ты о чем задумалась? – мама остановилась около подъезда и посмотрела на дочь. – Глупости всякие, не обращай внимания, – ответила та. – Можно я погуляю немного? – Здесь же только малышня осталась, – мама насмешливо передразнила утренние слова дочери. – Ты решила с ними поиграть? – Скучно дома. Я хоть на качелях покачаюсь. – Хорошо, только долго не гуляй. Убедившись, что мама ушла, Поля принялась внимательно осматривать двор в поисках какого-нибудь животного, чтобы проверить свой дар. Так она поймет, действительно ли умеет понимать разговор животных или ей все померещилось. Как раз под деревьями прохаживались три сизых голубя. Двое из них громко ворковали и распушали свои крылья, крутясь перед голубкой. Голубка же в свою очередь совершенно не обращала на них внимание: её серьёзный взгляд был направлен только на поиски семечек. Девочка осторожно подкралась к ним, пытаясь не вспугнуть. Но, как бы Поля не прислушивалась к курлыканью птиц, ничего не услышала. Тут она хлопнула себя по лбу: – Конечно же! Как я услышу их, если это обычные голуби! А я слышу только магических животных и птиц! Фуф! Обрадованная таким открытием, Поля решила покачаться на качелях. Все очень просто, значит, в этом мире такой способностью обладает только Кузька и лебеди в парке. Эх, жаль, что пообщаться с ними получится нескоро. – Вот глупые голуби. Сами не знают, чего хотят. А эта красотка и рада, что обратили на неё внимание. Хотя, что в ней такого? Клюв маленький, сама серая и совсем не привлекательная! Кррр! Поля начала оглядываться, пытаясь понять, кому принадлежат эти слова, но во дворе никого не было. Тут девочка подняла голову наверх и увидела на заборе ворону. Она презрительным взглядом осматривала голубей, гулявших во дворе, и недовольно ворчала: – Глупые голуби! Ой, пошла-пошла, расфуфырилась! А он-то, он! Так и крутит хвостом! Брр! А второй? Ой-ой, словно павлин раскрыл свой хвост! – Ты чего такая злая? – спросила Поля у вороны. Она подошла к вороне и уставилась на неё. – Каххр-р-р… – ворона от неожиданности поперхнулась, отскочила в сторону и подозрительно посмотрела на Полю. – Почему я понимаю твои слова? Ты кто такая? Затем ворона осторожно вернулась на прежнее место, уставившись на девочку черными блестящими глазами. Птица мгновенно потеряла интерес к голубям и переключила внимание на более интересный объект. – Потому что… – Поля задумалась. Действительно, почему? Почему она не поняла голубей, но поняла ворону? Неужели она тоже из магического мира? Интересно, а ворона знает, про магический мир? А как она оказалась здесь? – Потому что… потому что ты – волшебная ворона, а я волшебная девочка! – выпалила Поля. – Волшебная девочка? – переспросила ворона и наклонила голову, пытаясь получше разглядеть Полю. – А разве такие бывают? – Получается, что бывают, – пожала плечами Поля. – Сегодня только сама об этом узнала, и теперь не знаю, что с этим делать. – А кто-нибудь еще знает, что ты понимаешь язык животных? Поля не успела ответить, потому что в этот момент к птице подкралась кошка и с диким: «Мряуу!» бросилась на неё. Ворона, потерявшая бдительность из-за своего любопытства, успела увернуться в последний момент, но лишилась нескольких перьев. Кот разочарованно смотрел вслед улетевшей добыче, пережевывая во рту перья из хвоста птицы. – Как тебе не стыдно? – воскликнула Поля, пригрозив коту пальцем. – Ты зачем на неё бросился, Мурзик! Я столько хотела у неё спросить, а ты все испортил! Мурзик сердито посмотрел на девочку, что-то мяукнул и, недовольный итогами своей охоты, гордо удалился в противоположную сторону двора. – Ну, вот! – разочарованно произнесла Поля. – Такой шанс упустила! И всё из-за соседского кота, который ни капельки не оказался волшебным! *** Тем временем двери лифта распахнулись этажом ниже. Из них вышла женщина, одетая в черное бархатное облегающее платье с серебряным поясом. Серебряная подвеска с изображением волчицы слабо мерцала в полумраке подъезда красным цветом. Перстень на пальце отзывался тем же. Женщина огляделась: – Что за странные создания, эти люди! Не могут никак отрегулировать свой транспорт. Приходится теперь из-за них еще время драгоценное тратить! Тяжело шурша своими юбками, она начала подниматься по ступеням. Наконец, женщина остановилась напротив квартиры номер сто сорок шесть и позвонила в дверь. – Поля? Ты снова что-то забыла? – раздался за дверью смеющийся голос. Мама открыла дверь, и улыбка моментально исчезла с её губ. – Что вам здесь нужно? – сухо спросила она, не давая незваной гостье возможности пройти в дом. – Я думаю, что нам все же лучше поговорить наедине, а то мало ли, могут быть посторонние уши. Нам это ни к чему! – женщина в черном резко отодвинула Алёну в сторону и зашла в квартиру. Мама посторонилась и все же была вынуждена пропустить её. – Что вам нужно? – повторила свой вопрос Алёна. Она закрыла дверь за собой, но, пропускать гостью дальше порога не собиралась. – Что же вы такая беспокойная? – слащавым голосом продолжала женщина. – Неужели вы что-то скрываете от меня? Почему вы меня боитесь? – Мне скрывать от вас нечего. Я вас не боюсь! – с вызовом ответила та. – Вот и хорошо! – произнесла женщина. Она прошла в комнату и принялась рассматривать фотографии, висевшие на стенах. – Я же полагаю, что наш уговор остаётся в силе? – Да, все в силе, – ответила Алёна, скрестив руки на груди. – Девочка по-прежнему ничего не знает и не задаёт лишних вопросов. А теперь вы должны покинуть наш дом, пока она не вернулась с прогулки. Ваш визит, наоборот, может вызвать много вопросов. – Перестаньте волноваться! Я же только пришла узнать, как у вас дела? Все ли у вас хорошо? Я, знаете, тоже переживаю за судьбу вашей дочери! Как-никак она часть нашей страны, а я, как законный представитель Турумдии, должна волноваться за своих подданых! Мама нахмурилась. Незваная гостья продолжала ходить по комнате и рассматривать фотографии на стенах. Женщина снисходительно улыбалась, потому что нигде она не увидела фотографий ни Аксабея, ни Сандыра. Довольная осмотром, она обернулась к Алёне: – Я смотрю, вы очень верно выполнили мои указания. Но, наверное, чересчур строго подошли к этому. Разве девочку не заинтересует совершенное отсутствие фотографий брата и отца? Я думаю, что надо было парочку оставить. Вы так не считаете? – Нет, я так не считаю, – сухо ответила Алёна. – А теперь, если вы насладились своей экскурсией, вам стоит покинуть наш дом. Все-таки в этом мире вы являетесь никем. Алёна довольно ухмыльнулась – пусть пугает, сколько хочет, но тут, в мире реальных людей, Бустурган не имеет своей силы. Тут в прихожей послышался звук ключа, открывающего дверь. Затем хлопнула входная дверь, и раздался весёлый голос дочери: – Мама, я уже пришла. Поля, увидев женщину в странном одеянии, замерла и уставилась на неё как завороженная. – Мама, а кто это тётя? – странный внешний вид немного пугал девочку, поэтому она подошла к маме и обняла её. – Неважно, дочка, она уже уходит, – сказала повышенным тоном Алёна. – Какая у вас уже взрослая девочка! – произнесла Бустурган, с любопытством рассматривая Полю. – Она очень похожа на Вас! – Если нас заинтересует ваша продукция, то мы закажем её через сайт, а теперь вам пора уходить. Можете больше нас не беспокоить и не ходить зря. До свидания, и всего хорошего! Алёна распахнула входную дверь и жестом показала женщине на выход. Но та, казалось, не собиралась покидать дом. Она также продолжала с любопытством разглядывать девочку. – До свидания! – настойчиво повторила Алёна. – Хорошо, – помедлив, произнесла женщина. – Я думаю, что мне пора. Но, если я посчитаю нужным к вам зайти снова, то обязательно это сделаю. – Я сомневаюсь, что нам потребуются ваши услуги! – И Алёна с грохотом захлопнула дверь за гостьей. Бустурган, оставшись одна на лестничной площадке, усмехнулась. Что ж, девочка ничего не знает ни про неё, ни про своих погибших родственников. Это даже лучше, чем она могла рассчитывать. По крайней мере, никаких лишних вопросов. До свершения обряда осталось совсем немного времени, и ничего не помешает ей стать в скором времени полноправной правительницей Турумдии. Бустурган вызвала лифт и вошла в открытые двери. Тут раздались чьи-то шаги, и послышался крик: – Подождите, задержите лифт! – какой-то пузатый мужчина торопился скорее попасть в кабину лифта. Он уже почти добежал до него, как двери начали закрываться перед его носом. – Нам не по пути! – сухо отрезала Бустурган. – Вот ведьма! – прокричал тот, грозя ей вслед кулаком и потрясывая своим кожаным портфелем. Женщина криво усмехнулась в ответ: – Я знаю. Лифт уехал. Тем временем Полю всё же заинтересовал визит незнакомой дамы. – Мама, кто это женщина в таком странном одеянии? Это её черное длинное платье с любопытным узором. В таких же платьях уже не ходят, да, мама? Интересно, что обозначают эти завитушки на её платье? А ты видела её подвеску в виде головы волчицы с красными глазами? И кольцо на руке. Эта тётенька словно из какой-то сказки пришла. – Не говори глупости, – отмахнулась мама. – Обычная женщина, платье как платье. Современная мода такая, что за ней не угонишься. Вот люди и одеваются так, кто следит за модой. Не обращай внимания, она по всем квартирам ходит и предлагает всем свою продукцию. – А что она рекламировала? – не унималась Поля. Она никак не могла поверить в то, что такая красивая тётя будет что-то рекламировать. – Какую-то очередную ерунду. Они ходят по домам, чистят квартиры от порчи и сглаза. А у нас же всё хорошо, верно? Зачем нам её услуги? – Да, конечно, – ответила рассеяно девочка. – Но что-то было в ней знакомое, но в то же время отталкивающее. Словно я её видела когда-то давным-давно, но вспомнить не могу. И это платье… – Забудь про неё, – махнула рукой мама и попыталась перевести разговор на другую тему. – Кстати, ты почему так быстро нагулялась? – Скучно, – протянула Поля. – Мама, а мы пойдем завтра кормить Кузьку? – Я думаю, что нет. Завтра вечером возвращается уже тётя Роза из гостей. Ты уже успела соскучиться по коту? – Да. Просто у нас никогда не было домашних животных, поэтому мне так захотелось снова с ним погово… поиграть! – Так поговорить или поиграть? – лицо мамы вдруг снова приняло испуганное выражение как тогда в квартире тёти Розы. – Конечно, поиграть, мамочка! – поспешила уверить Поля. – Разве можно разговаривать с животными? Конечно, можно, но они все равно нас не понимают. – Жил когда-то с нами маленький лисёнок… – словно вспоминая, произнесла мама. – Где он сейчас, интересно? Но это всё в прошлом, у нас в городе нельзя держать дома диких животных. Мама тряхнула головой, словно пытаясь отогнать наваждение. – А домашних можно? – решила уточнить Поля. – Домашних, конечно, можно. – А почему у нас никто не живет? – А ты никогда и не просила, – пожала плечами мама. – Откуда вдруг в тебе проявилась любовь к животным и птицам? Раньше ты никогда особо не обращала на них внимания. Только рисовала всяких непонятных созданий у себя в альбоме. – Я пойду к себе, – Поля вдруг стала серьёзной. – Порисую непонятных созданий. Девочка подошла к мольберту и принялась внимательно рассматривать свой рисунок. На нём был изображен ночной лес с голыми деревьями. Ветки деревьев напоминали человеческие руки с длинными корявыми ногтями. Над лесом раскинулось черное небо без единой звездочки. Только где-то вдали виднелись маленькие белые светящиеся точки. «Странно, – подумала девочка. – Я же рисовала дневной лес, а тут у них почему-то наступила ночь. Неужели в рисунке происходит смена утра и ночи сама по себе? Но так не бывает! Это же просто рисунок!» Поля протянула руку к рисунку и почувствовала, как ладонь прошла сквозь бумагу и коснулась дерева. Дерево оказалось холодным и противным на ощупь. Девочка посмотрела на свою руку и увидела, как тянется от ствола дерева длинная прозрачная слизь. Не успела Поля моргнуть глазом, как оказалась наполовину в собственном рисунке. Ноги еще стояли там, дома на полу перед мольбертом, а голова и руки уже находились в рисунке. Поля резко посмотрела вперёд. Её снова кто-то звал. 4 глава Откуда в замке хорёк? – Ты в опасности! Будь осторожна! – пытался сказать Сандыр, но снова выходило лишь мычание. Внезапно человечек закрыл глаза, и тотчас мальчик отчетливо увидел, что это была девочка примерно его возраста. Но самым удивительным оказалось то, что она была похожа на него самого, словно Сандыр смотрел на себя в зеркало. Мальчик от удивления только ахнул и резко открыл глаза. Видение исчезло. Но сколько ни пытался он потом восстановить в сознании изображение, ему никак это не удавалось. Сандыр отодвинул чакламын в сторону и задумался: «Кто эта девочка, так похожая на него? Отец рассказывал, что у него была сестра-близнец. Интересно, как бы она выглядела сейчас? Наверное, она была бы похожа на эту девочку». Сандыр мысленно перебирал в голове все события, которые произошли с ним в последнее время и понимал, что все это не просто так. Но, к сожалению, мальчику не с кем было поговорить на эту тему. «Я должен спросить у Зансулы, что это я видел в этом чакламын, – подумал он. – Только как это объяснить? Как обычно по старинке писать на бумаге? А если кто-то потом найдёт этот листок? Но все равно, мне нужно срочно с ней поговорить!» Мальчик быстро оделся и выскользнул из своей комнаты. Вокруг было очень тихо, видимо, еще все спали. Он дошел до конца коридора, еще раз осмотрелся по сторонам и вбежал по лестнице в левое крыло, где жила кенак со своими дочерьми. Сестры, видимо, тоже еще спали, а вот из комнаты Зансулы слышался негромкий разговор. Она разговаривала с его отцом Аксабеем. Сандыр понимал, что пришёл не вовремя и подслушивать нехорошо и уже развернулся, чтобы уйти, но его остановил обрывок фразы: – Ты понимаешь, что это может быть опасно для мальчика? – Ты преувеличиваешь, это вовсе не опасно. Зансула, успокойся, все будет хорошо, – отвечал отец. – Это необходимо сделать для нашего блага. – И все же на твоем месте я бы подумала, прежде чем решаться на такой шаг. – Зансула, перестань! В тебе говорит женская зависть! Согласись, что ты тоже не отказалась бы побыть у власти! – Ты говоришь глупости! Я больше беспокоюсь за судьбу племянника, чем ты, родной отец! Как можно променять спокойствие сына на эту… Я даже не хочу лишний раз произносить её имя! Тут Сандыр услышал быстро приближающиеся шаги к дверям. Он испугался, что его могут заметить, и, весь сжавшись в комок от страха, буквально вдавился в стену, мечтая или провалиться сквозь землю, или стать невидимым. Мальчик зажмурился, ожидая, что его сейчас увидят, как… Как он услышал удивлённый голос отца: – Зансула, откуда у нас в замке взялся хорёк? – Хорёк? – кажется, Зансула была удивлена не меньше. Она подошла к дверям и посмотрела туда, куда устремил свой взгляд Аксабей. – Не знаю. В первый раз его тут вижу. Наверное, Сетым принесла зверька из деревни и спрятала у себя в комнате, а он и сбежал. Давай я возьму животное к себе, а потом поговорю с дочерью. С этими словами Зансула осторожно взяла рыжего хорька с огромным пушистым хвостом на руки и произнесла напоследок уходящему Аксабею: – А ты подумай еще раз хорошенько над своим решением! Не торопись, думай в первую очередь о своём сыне! Как сложится его дальнейшая судьба, если Бустурган станет твоей женой! – Она хорошая женщина, просто немного вспыльчивая, – устало произнёс Аксабей. – А ты просто завидуешь. Мне пора, прости. Я думал, ты поддержишь меня, но всё оказалось как раз наоборот. Зансула закрыла дверь за братом и села на кровать. Она некоторое время гладила хорька, а затем спросила: – И давно ты умеешь превращаться в животное? Сандыр в ответ только фыркнул. – Ты сможешь обратно превратиться в человека? Хорёк помотал головой. – Так, мне все понятно, – немного подумав, произнесла она. – Оказывается, что мы все тебя недооценивали. И ты, наверное, тоже сомневался в своих способностях. Я так полагаю, что это твое первое перевоплощение. Что ж, сейчас я попробую тебе все объяснить. Зансула встала с кровати, щелкнула языком, три раза хлопнула ладонью по локтю и обернулась белой лаской. От увиденного у Сандыра шерсть встала дыбом, и он зашипел. – Ну-ну, успокойся, – произнесла она, запрыгивая на кровать. – Всё хорошо, это я – Зансула. Ты можешь что-нибудь сказать? – Гхе-гха-дха… – закашлялся Сандыр. – Д-да, н-наверное, да. – Меня радует, что хотя бы на языке животных ты не потерял дар речи. Ты случайно подслушал наш разговор и от страха превратился в хорька. Все верно? – Да. – Что ж, я тебя поздравляю. Значит, ты совершенный туно, но кроме нас с тобой этого никто не знает. Хотя, это теперь создает некоторые трудности. Бустурган желает захватить власть над страной, думая, что ты не обладаешь силой перевоплощения и не станешь для неё преградой. Но теперь может выясниться, что это не так. Сейчас ты находишься в еще большей опасности, чем я предполагала. Ладно, об этом я подумаю немного позже. Но ты пришел ко мне не за этим. Что тебя привело в столь ранний час? – Кенак, как ты догадалась, что это я, Сандыр, а не просто какой-то лесной хорёк? – Дело в том, что обычный окрас этих животных – черно-бурый или белый. А твоя шерсть – огненного цвета. Это показалось мне странным. – А я и не знал такого про хорьков, – удивился Сандыр. – Меньше надо ворон считать на занятиях у профессора, – рассмеялась Зансула. – Так зачем ты пришел ко мне? – Я смотрел в чакламын, что ты мне подарила. – Ты смог что-то увидеть? – Да, я увидел небольшого человечка, который шел по тропинке. Это была девочка. Примерно моего роста. Она была похожа на меня так, что я даже сначала подумал, что увидел себя. Вдруг её стали хватать деревья из Страшного леса. Я пытался предупредить, что они опасны, но не смог. Тогда я начал трясти чакламын и все пропало. Что это может означать? Кто эта девочка? Откуда она появилась? Зансула задумалась: – Здесь действительно скрывается какая-то тайна. Попробуй еще раз посмотреть в чакламын, но теперь не тряси его, а просто положи руки на него, закрой глаза и сосредоточься. Раз ты не можешь в образе человека разговаривать, то попробуй мысленно пообщаться с этой фигурой. Я думаю, что все должно получиться. Потом приходи мне и расскажи, что получилось. А пока мне нужно обдумать, что делать с тобой. Рано или поздно Бустурган узнает, что ты истинный туно, и тогда тебе придется очень плохо. – А как мне вернуться обратно в человека? – вдруг спросил Сандыр. – Ты должен подумать о чем-нибудь хорошем. Мальчик закрыл глаза, и тут в сознании всплыла картинка, в которой он вместе с мамой, папой и сестрой сидят на крыльце своего маленького домика с синей крышей и желтыми ставнями. Мальчик зажмурился еще сильнее от нахлынувших на него воспоминаний и резко почувствовал, как по спине пробежал холодок. И вот он уже сидит на кровати. Сандыр открыл глаза и испуганно осмотрелся по сторонам. Зансула уже приняла человеческий облик и улыбалась ему. – Ты молодец! Я горжусь тобой! – воскликнула она. – А теперь возврщайся скорее в свою комнату, тебе нужно скоро идти на занятия. *** Дзи-инь! Двери лифта распахнулись, и Бустурган вышла наружу из освещенной кабины в непроглядную черноту. Только изредка где-то вдалеке светили слабенькие огоньки из-за деревьев. Женщина достала из складок платьев небольшой квадратный предмет – югыт. Бустурган указательным пальцем нажала на красную сердцевину в центре, предмет раскрылся как цветок с восемью лепестками. Югыт засиял золотым светом. И вот уже один из огоньков, привлеченный неожиданным сиянием, подлетел к женщине. Затем второй, третий, четвертый, пятый… Это были пиштэ – маленькие болотные существа. Их голова и тело представляла собой прозрачный шар размером с кулак. Сквозь тонкую светящуюся кожу можно было увидеть, что в голове у них пусто. По бокам головы торчали острые ушки, чуть ниже висели тоненькие ручки и ножки как ниточки. Головотело покрывало множество безобразных бородавок, от чего сложно было назвать пиштэ милыми. Передвигались эти существа за счет свечения голов. Всё своё время они проводили в тёмном болотистом месте, и единственным их питанием был свет. Как только пиштэ видели сияние или огонь, так сразу бросались в его сторону. Набрав необходимое количества света, пиштэ разлетались в разные стороны также быстро, как и прилетали. Но Бустурган только замахала на них рукой, отмахиваясь как мух. Она раскрыла югыт, чтобы отыскать в этой темноте тропинку, ведущую из Страшного леса. Пиштэ окружили Бустурган, подпитываясь сиянием, и от этого стало светло вокруг на несколько шагов. Женщина осмотрелась и, увидев еле заметную дорожку справа от себя, уверенными шагами направилась к ней. Обогнув огромное дерево, Бустурган вышла на каменистую дорогу. На небе ярко сияла полная луна. Женщина спрятала югыт в карман, обернулась волчицей и громко завыла. Пиштэ испуганно разлетелись по сторонам. Через мгновение перед Бустурган появилось небольшое чёрное облако, в котором постепенно вырисовывалось мужское старческое лицо. – Что тебе опять нужно? – недовольно спросило оно. – Толпери, свободный дух ветра, как ты разговариваешь со своей повелительницей? – Ты мне не госпожа, я не намерен тебе служить! – А может мне стоит напомнить, кто освободил тебя из заточения? – Бустурган сощурила глаза. – Не тебя ли заточил в каменный кувшин за пятью древними печатями Инмар на сто лет за то, что ты крал девушек из деревень? – Я всё прекрасно помню, – нехотя ответил Толпери. Он начинал сердиться, и от этого вокруг него начал появляться маленькие смерчи. – Но это не значит, что я должен по первому зову прилетать к тебе. Все-таки я – свободный дух ветра, и никому не обязан служить! – Ну, раз так, – протянула Бустурган. – Я могу тебя отправить обратно, где ты был все эти годы. Тогда твоё изгнание продлиться еще сто лет! – Не горячись, – произнёс Толпери. Вслед за этим два смерча исчезли. – Ты знаешь, что это всё временно. Скоро я не буду нуждаться в твоих услугах, а ты за верную службу получишь награду. – Я смогу снова начать красть девушек? – продолжал дух ветра, спрятав еще два смерча. – Лучше. Я разрешаю забрать себе в жёны одну из дочерей Зансулы. Рекомендую Сетым, очень она мне не нравится. Слишком умная девчонка. Я бы избавилась от неё. – Нет, – немного подумав, ответил Толпери. Наконец он спрятал все смерчи. – Она мне не подходит. Слишком юная. Я выбираю самую старшую из них – Зару Пислэг. – Договорились, – усмехнулась Бустурган. – Теперь отнести меня в замок. В мою комнату, да поживей. Толпери закружил, завыл, обхватил волчицу, поднял в воздух, и они исчезли. *** – Бустурган, где вы были все это время? – спросил Аксабей женщину, когда она вошла в его кабинет. Мужчина в задумчивости стоял около книжных полок и листал книгу по «Истории Турумдии». Его не покидала мысль, что Сандыр не сможет стать правителем, потому что законность его происхождения не доказана. Аксабей до этого пересмотрел все книги по «Истории возникновения семьи», различные «Законы и Поправки Турумдии для престолонаследия», но ничего подходящего на глаза не попадалось. Он захлопнул очередную книгу и поставил её на место. Затем Аксабей испытывающим взглядом посмотрел на вошедшую женщину и не спускал с неё глаз, пока она не села в огромное кресло, стоящее около окна. – У меня были кое-какие дела, – уклончиво ответила она. Бустурган откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. – Зачем ты хотел меня видеть? Неужели соскучился? Кстати, что ты всё ищешь в этих книжках? Их уже давно пора сдать в утиль! – В утиль? – Аксабей нахмурился и напряженно потёр виски. – Почему ты так относишься к истории наших предков? – Я знаю все книги, которые хранятся в твоей библиотеке, – произнесла Бустурган, не открывая глаз. – Это всё прошло без возврата… А мы призваны с тобой вершить новую историю! Только по тебе незаметно, что ты хочешь открывать новые страницы и вписать себя в историю страны. Всё цепляешься за старое. – Мы не имеем права пренебрегать прошлым. Если бы не всё это, – Аксабей махнул в сторону книг. – Наша страна не смогла бы процветать. – Ты же сам знаешь, что половина из этих книг – бабушкины сказки. Они не имеют под собой реальной почвы. Кто-то кому-то когда-то рассказал. Разве так пишется история? – произнесла Бустурган и открыла глаза. – Да, не спорю, что законы и традиции следует чтить, но вот всё остальное. Давай сменим тему. Зачем ты хотел меня видеть? – Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты не садилась в моё кресло, – ответил Аксабей и подошел к Бустурган. – Твоё кресло? – женщина невинно вскинула брови и улыбнулась, обнажив ряд зубов. Подвеска в виде волчицы ярче засияла красным цветом. – Неужели мы будем делить твоё-моё как малые дети? В скором времени мы станем единым целым, и нам нужно научиться доверять друг другу и не иметь секретов. Ты так не думаешь? Женщина пристально смотрела в глаза Аксабея, ожидая ответа. Мужчина выдержал её взгляд и произнёс: – Мне кажется, что это ты начала скрывать свои дела. – Скрывать? – она рассмеялась. – Ты про моё сегодняшнее отсутствие? Я ездила к своей сестре и сообщила, что скоро состоится сюан. – Сюан? – усмехнулся Аксабей. – Кажется, я еще не давал согласия. – Ну, что ты как маленький? Нам нужно непременно заключить брак, чтобы спасти будущее нашей страны! Кстати, сестра поживает очень хорошо и передает тебе пламенный привет. Обещала на днях заехать к нам в гости, помочь подготовиться к сюан. А по поводу своего отсутствия… Я думала, что не стоит обременять тебя такими пустяками. – Бустурган встала со своего места и подошла к Аксабею. Она взяла его лицо в свои руки. – Мы должны быть на высоте в этот день. Ты же понимаешь, о чём я говорю? Мужчина убрал её руки и, прямо глядя ей в глаза, произнес: – Нет, не понимаю. Ты не думала о том, что люди вступают в брак по любви, а не по расчёту? Бустурган отшатнулась назад, но быстро взяла себя в руки. – По расчёту? Ты решил, что я делаю это только для того, чтобы стать правительницей Турумдии? – воскликнула она и театрально закатила глаза. – Нет! Как ты мог так подумать обо мне! Я же давно всем сердцем люблю тебя. Еще давно, когда на моём пути встала эта девушка… Моё сердце было разбито! – Бустурган закрыла лицо руками. – Прости, не плачь! Я вовсе тебя не хотел обидеть! – Аксабей подошел к ней и обнял её за плечи. – Просто это все так неожиданно и странно, что я до сих пор не могу прийти в себя. Бустурган обняла Аксабея, спрятав лицо у него на груди. На её губах мелькнула довольная ухмылка. Ей сейчас ни в коем случае нельзя давить на него, иначе птичка выскользнет из её цепких рук, и прощай, трон! – А ты знаешь, – произнёс вдруг Аксабей. – Я сегодня видел у нас в замке рыжего хорька. Это так необычно. Хорьки же не бывают рыжими. – Хорька? – настороженно переспросила Бустурган и настороженно посмотрела на Аксабея. Она вдруг забыла, что минуту назад только что плакала. – Да, обыкновенный рыжий хорёк. Зансула говорит, что это, наверное, девчонки принесли его из деревни. Хотя, по мне, лучше б это Сандыр его где-нибудь нашел. Было бы мальчику с кем-то поиграть. – Это был обычный хорёк? Ты не заметил в нём ничего необычного? – продолжала Бустурган, подозрительно глядя на Аксабея. – Что ты так напряглась? Обычный хорёк. Из необычного только цвет меха. Знал бы, что это тебя так напугает, не стал бы говорить. Ты же у нас Бустурган Кион, чего тебе боятся какого-то хорька! – Аксабей рассмеялся. – Да-да, конечно, – и она рассмеялась вслед за ним. – Ладно, я пойду. Дела не ждут, – Аксабея вышел из кабинета и обернулся. Бустурган снова села в его кресле и, кажется, не торопилась покидать место. – Я думаю, что тебе нечего делать в кабинете в моё отсутствие. – Ты как маленький! – закатила глаза Бустурган и поднялась с места. – Неужели ты думаешь, что я утащу твою «Историю Турумдии». Я и так знаю её наизусть. Я поскорее попытаюсь её переписать, чем украсть. Бустурган вышла из кабинета Аксабей и направилась в свою комнату. Она вошла к себе и с яростью захлопнула дверь. – Этот Аксабей не так прост, как кажется… – нервно произнесла она. Женщина решительно подошла к столу и уселась в огромное бархатное кресло. Она нервно постукивала пальцами по подлокотнику кресла, когда услышала негромкий стук по стеклу. Бустурган повернула голову и увидела чёрную ворону, сидящую на подоконнике. Та смотрела на неё немигающим взглядом прямо в глаза. Бустурган быстро встала с кресла, закрыла дверь изнутри и повернулась к вороне, сложив руки на груди: – Медо Куака, это ты? Ворона влетела в комнату и обернулась девушкой. У неё были короткие черные волосы с проблеском рыжих прядей, черное платье, украшенное по подолу и рукавам черными перьями. Она неловко присела на пол, склонив голову перед женщиной. – Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не смела появляться в этом доме. Тебя могут увидеть! – Простите, моя госпожа, но у меня важная новость. Это не может ждать до утра, – негромко проговорила девушка. – Вставай и рассказывай! Если это действительно не терпит до утра, то ты будешь вознаграждена. А если это не стоит моего внимания… – Я все прекрасно помню, – отозвалась Медо. Она поднялась с пола и поправила платье, собравшееся в складки на полном теле. – Говори, – нетерпеливо произнесла Бустурган и поморщилась. Почему среди всех она решила выбрать вот эту неказистую пухлую девку, когда был такой выбор среди всех? Может, за то, что у Медо тоже косил один глаз, как у самой Бустурган, и она решила, что это знак? Или, может, потому что Медо больше всех старалась ей услужить? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=67790147&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Кенак – тётя 2 Туно – чародей (с удм.) 3 Аби – бабушка (с удм.) 4 Атай – отец (с удм.) 5 Сюан – свадьба (с удм.)
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб.