Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Прислужница Зифаса Яна Виноград У меня было две цели на этот день выпускного школы офзи: влюбить в себя парня мечты и найти хорошую работу. Обе провалила. Парень мечты оказался самовлюбленным и продажным, а работа мечты проплыла мимо. Теперь я еду ночью в замок, а именно – Академию Зифы, работать у таинственного Зифаса, которого сторонятся свои же. Он увез меня из привычного мира офзи, теперь нужно выжить среди заносчивых и спесивых студентов зифасов. Ведь офзи для них прислуга и убогие создания. Яна Виноград Прислужница Зифаса Глава 1 Выписка из руководства по воспитанию полезных офзи корпорации КОМРАТ: – офзи не должны испытывать эмоций. За ними могут последовать сомнения, неприятие собственного положения, не покорность и прочие не нужные последствия. Если гражданин, заметит любое проявление эмоций у офзи, он обязан проинформировать органы правопорядка. А офзи не сумевший скрыть эмоции, отправится на корректировку личности. Если же инцидент повторится. То следует не медленно стереть личность. Потому-как неконтролируемый офзи угрожает нашему обществу. * Корректировка личности – это блокировка отдельных эмоциональных воспоминаний в памяти офзи. * Стирание личности – это полное уничтожение личности офзи, остаются только базовые навыки, годные лишь для простой примитивной работы. Меня зовут Мира Сол. Я офзи – а это значит, нет во мне зифы. Тяжело, в обществе «обделенных Богами», быть кем-то. Выделяться чем-то. Потому-как выделяться было нельзя. Нельзя даже иметь друзей. И много чего нельзя. Ослушаешься и тебя отправят на стирание личности, тогда ты реально превратишься в безвольную куклу. Чтобы этого не произошло, куклами мы притворяемся постоянно, на улице и дома, на работе, на учебе, всегда. А всё потому, что 2097 лет назад столкнулись два спутника нашей планеты Ерик, в последствии появился источник неведомой и могучей субстанции, которую назвали зифой. В ходе экспериментов поняли, что она прекрасно впитывается в кожу и наделяет человека невиданными способностями, как магия из сказок. Тогда то великий и могучий правитель корпорации КОМРАТ стал одаривать зифой желающих, наши предки либо не пожелали одариваться, либо она просто не прижилась в их организмах. Спустя 50 лет с того момента великий Хантаб Моад перестал одаривать простой люд, и постепенно бездарных начали загонять в рабочие лагеря. По итогу в обществе произошло жесткое разделение на зифасов – одаренных и офзи- бездарных. А чтобы был прок от офзи, нас сделали рабами одаренных. Мы маленькие тени, из которых воспитывают пресмыкающихся, услужливых существ. А мы и рады. Потому как, без зифы, от нас нет прока. Без зифы мы не нужны, если не приноровимся, забудем о гордости, стремлениях, мечтах и желаниях, погибнем. Нас просто истребят и забудут. Сегодня день выпуска, единственный день, когда дозволяется проявить эмоции. Для этого дня я готовилась два года, так ждала. И сейчас меня начинает сковывать неведомый страх перед будущим. Ведь день выпуска это и день отбора. Нас будут оценивать будущие работодатели и многих возьмут на работу. На этот вечер у меня две цели: понравится Риму и устроится на дневную работу, чтобы была возможность ночевать у нас в квартале и выйти замуж за любимого. Помоги мне Богиня удачи. Сейчас дошью своё первое не серое платье и сегодня мне обязательно повезёт, ведь не может быть всё только плохо, должен быть просвет в темноте, я верю. ****** Дул северный ветер с широкой реки Ирань, я спешила домой с последней деталью к моему наряду. Это был ярко-красный шарф. Тщательно скрыла его за пазухой, что бы никто не позарился. Потому как в нашем седьмом секторе стоит зазеваться и можешь остаться без плаща и даже ботинок. Если и увидишь вора, ничего не докажешь. Органы правопорядка даже слушать не станут какую-то офзису. Поэтому в нашем секторе каждый сам за себя. Дул холодный ветер. Я чинно шла среди лачуг, замерзая и не смея побежать или скривится. Заметят, сдадут свои же. Поэтому, притворилась куклой и шла считая шаги. Как и шли все остальные по улице. Мы реально как тени самих себя. Моя мама говорила, что так невозможно жить, это существование и покончила с собой. Мне было тогда семь лет и меня приютила сестра мамы, Тати. Она в отличие от родственницы превосходно влилась в роль офзи. Я никогда не видела проявление эмоций у неё. Но, она могла одними глазами показать, как любит меня, беспокоится и прочее. Этому же искусству я училась долго. Так мы проявляли между собой чувства. Но всё равно, бывали дни, когда я не выдерживала и плакала глубокой ночью в подушку. Притом испытывая страх, что заметят. За невеселыми размышлениями, я наконец-то дошла до нашей лачуги. Зашла внутрь. В помещении было холодно, значит Тати еще не вернулась и не успела затопить печь. Быстро забросила дровишки в печь, подогрела кипятка и постаралась отогреться. Наше жилище не отличалось от остальных лачуг. Состояло из одного помещения. Здесь было всё: кухня, спальня, помывочная. Спали мы вместе с тётей на тюфяке, чтобы теплее было. Потому как дрова, это роскошь и не всегда у нас были. Обратила внимание на часы и встрепенулось, остался час на завершение наряда и сборы. Я спешно достала платье, взяла нитки и заработала иголкой над вышивкой. Сегодня был единственный день, когда могла надеть любой цвет кроме серого. Я очень любила красный насыщенный цвет, но побоялась делать полностью такое платье. Всё же считала, буду смотреться неуместно. На те деньги, что скопила, смогла купить обрез белой ткани и украсила вышивкой из красных ниток, завершить образ должен был красный шарф. Чему полезному научилась в школе, так это шить. Мне очень нравилось это ремесло. В идеале мечтала работать на фабрике швеёй. Через пол часа дверь отворилась и зашла Тати. – Привет, Мира, готова к выпуску? Через пол часа приедет повозка за тобой. – с порога проговорила тётя, сняла плащ и подошла ко мне. Выглядела она уставшей, но тщательно скрывала это. На вид Тати было лет под сорок, худая, невысокая с русыми волосами и светло-карими глазами. Во взгляде читалось беспокойство. – Да, Тати. Платье готово. – заканчивая последний стежок ответила ей. – Сейчас оденусь и приведу себя в порядок. Я понимала переживания любимой тётушки. Потому что не просто так дозволялось наряжаться и делать прически. А всё для того, чтобы устроить смотрины для зифасов, показать будущим работодателям ассортимент, так сказать. В день выпуска заключались контракты. Идея корпорации может и хороша, по крайней мере многие не оставался без работы. Если бы не одно жирное, но. Зачастую, зифасы воспринимали офзи не только как прислугу, помощников и рабочую силу, но и часто пользовались ими как сексуальными рабами. Но мораль такова, что офзи были рады, потому что это приносило больше зимов, и можно было есть не только черствый хлеб и луковый суп, но и мясо. А если попадется добрый зифас, то вообще можно жить как у Богов за пазухой. Поэтому каждая девушка и каждый парень старались выделиться на выпускном. По сути, продать себя подороже. Я преследовала цель другую. Найти дневную работу с возможностью проживать у нас в квартале и очаровать Рима. Одела платье и постаралась осмотреть свой новый образ в мутном зеркале. Моё сердце совершило кульбит. Никогда себя такой красивой не видела. И вообще, поняла, что красива, а не серая мышь. Четкий овал лица, небольшой аккуратный нос, пухлые губы. Только бледная кожа и светло-серые глаза, говорили о том, что я офзи. Мы солнца не видим, у нас в квартале не тратят зифу, чтобы изменить погоду. Платье открывало плечи и подчеркивало лебединую шею, треугольный вырез показывал ложбинку. Талия была туго обтянута, ниже платье расходилось колокольчиком до колен. На ножках алели мягкие туфли на невысоком каблучке. Они то и обошлись мне дороже всего. Для окончания образа, повязала алый шарф на талии. Волосы тщательно расчесала, они у меня были длинною до талии и редкого для офзи черного цвета. Решила просто прихватить с двух сторон скромными заколками, еще раз оценила себя в зеркале и вышла из-за ширмы со словами: – Ну как я выгляжу? Тётя застыла с неверием в глазах, как будто увидела во мне другого человека и испугалась. И впервые чувства отразились на её гладком лице без морщин. Офзи вообще морщинами не страдали из-за атрофии мышц лица. – Боги, как ты похожа на своего отца. А я всё гадала от кого понесла сестра! – Кто он? – моё сердце ушло в пятки. Всю жизнь, что помню себя задавалась этим вопросом. Хотела найти этого подонка и плюнуть в лицо. Пусть хоть казнят после этого. – Мира, какая-же ты красивая, аж сердце заходится. – сменила тему Тати и я понимала, что не добьюсь от этой женщины ответа. – Сегодня твой вечер, так радуйся смейся и наслаждайся событием. Как жаль, что только сегодня ты можешь быть собой. Ты такая живая, Мира, такая искренняя душа. Впрямь как Лара, жаль, что она сдалась перед серостью нашего бытия и не выдержала. – тётя замолчала. Долго о чём-то раздумывала. Хмыкнув, подняла взор прямо посмотрела мне в глаза, с надрывом проговорила: – Не смей уйти из нашего мира, не смей думать об этом, я не переживу если, и ты бросишь меня. Не смей Мира! – проорала тётя. Лицо Тати исказила гримаса боли, из глаз брызнули слёзы. Я застыла и не сразу нашлась, что ответить. Придя в себя, прочистила горло и сказала: – Тётя, о чем ты? Я и не думала обрывать свою жизнь, у меня есть цели и есть мечты! – Сейчас не думаешь, как и Лара не думала. Но стоило ей прочувствовать эмоции, любовь, лишившись этого, она не выдержала и предпочла бросить нас. Заклинаю, не поступи так же! Я ведь вижу огонь в твоих глазах. Вижу надежду. Но умоляю, смирись что это всего лишь один вечер, когда ты можешь показать огонь своего сердца. Не злись, не люби и не увлекайся. Прошу, просто живи и помни, у тебя есть тётушка, которая не выдержит, если тебя не станет и уйдет за тобой. Прошу, умоляю смирись. Мы офзи, мы должны подчиняться и ублажать зифасов. Это есть догма, не забывай! Закончила Тати полушепотом. Я стояла с широко открытыми глазами от шока услышанного. Сглотнув, тихо прошептала: – Тати, я не покончу с собой и всегда буду рядом. Боги, Тати я люблю тебя как маму и никогда не брошу, даже не придумывай! – Прости, Мира. Я так переживаю за тебя, выпуская в этот жестокий и несправедливый мир. Просто, ты для меня всё. У меня нет детей, нет цели в жизни. Единственная для кого, я существую, это ты. Я всегда скрываю свои эмоции, но надеюсь ты понимала и знаешь, как сильно люблю тебя, Мира! – с огромной нежность проговорила тётя. Потом так широко, хоть и криво улыбнулась, что я была поражена до глубины души. – Моё наставление на сегодня будет тебе, вспомни все уроки, которым я учила тебя. Смотри на жесты, поведение и мимику. Читай зифасов как открытую книгу. Они думают, что выбирают себе раба, сделай так, чтобы раб выбрал себе самого лучшего и доброго хозяина. Не бойся близости, она рано или поздно состоится. Лучше, твоя жертва телом принесет тебе сносную жизнь, нежели голодную при чести. И постарайся передать весточку о себе. Люблю тебя, моя девочка. На последних словах Тати не выдержала и разрыдалась, крепко обняв меня. Я тоже еле сдерживала слёзы и прильнула к самому родному человеку. Немного успокоившись и взяв в себя в руки, проговорила на ухо тёти: – Тати со мной обязательно всё будет хорошо. Может во мне говорит наивность и надежда, но я чувствую, что всё изменится сегодня для всех нас. Всё будет хорошо, и конечно, как получится, сразу дам о себе знать. Люблю тебя, Тати! Мы еще немного постояли обнявшись. В итоге, Тати сделала несколько глубоких вдохов, снова одев маску невозмутимости на лицо, и проговорила ровным голосом. – Скоро приедет повозка за тобой, собирайся, жду у выхода. – и ушла. Я посмотрела в зеркало, подышала, поправила волосы, и пошла на встречу к неведомому будущему. Накинув поношенный серый плащ, вышла из любимой лачуги. Тати уже стояла и приготовилась провожать меня недалеко от повозки. Я перепрыгивая лужи, добралась до родственницы. Мы обменялись взглядами, проговорив ими о своих чувствах, попрощались. Не знаю, как скоро мы увидимся снова, но очень надеюсь, что после выбора смогу жить дома. Я очень не хотела оставлять Тати. Она так одинока. С мрачными мыслями, двинулась ко входу в повозку. Популярный транспорт седьмого сектора офзи представлял из себя короб из досок, внутри были лавки. Запрягали сие сооружение двумя хилыми лошадками. Лавки были без спинок, шли в пять рядов. При ухабистых дорогах было очень сложно не падать с них. Я поднялась внутрь, на одной лавке, могло уместится четыре человека. Нашла свободное место и уселась у окошка, предварительно крепко ухватившись за саму лавку. И мы тронулись. Шатало знатно, пока мы забрали еще троих офзи по лачугам. В нашей повозке Рима не было, чему я расстроилась. Но ничего, лучше пусть увидит меня в более красивой обстановке. Вообще с Римом за все тринадцать лет учебы, я поговорила пару раз. Все девочки в него были влюблены. И не просто так. Он был красив, идеальное лицо, карие глаза и русые волосы, крепкое красивое тело. Вообще у офзи в основной массе были русые волосы разных оттенков. Но попадались такие, как и я с блекло чёрными. Кажется, сама природа обделила нас красками. Хотя, говорят зифасы, я их никогда в живую не видела, были все преимущественно с белыми волосами и темно фиолетовыми глазами, говорят это отражалась зифа в них. Чем насыщеннее и темнее взгляд, тем сильнее зифас. Но опять без ярких оттенков. Почему я так удивлялась? Да потому что в детстве, часто слышала от мамы рассказы про людей с яркими глазами и волосами. Хотя она и про магов рассказывала, а это ведь сказки. Итак, я сидела, держалась за лавку и смотрела в окно на седьмой сектор офзи. Проплывали однотипные лачуги, повсюду была грязь и серость, иногда степенно проходили серые офзи. Вот и весь квартал. Единственное отличительное здание была наша школа. Она была построена в два этажа, самая высокая. Резко меня накрыло чувство, что я вижу седьмой сектор в последний раз и никогда не вернусь. От этого так стало грустно, ведь я не увижу тётю. Так Мира успокойся, это всего лишь паника. Всё будет, как и запланировала. Да, конечно моя интуиция никогда не подводила меня. Этим я считала себя особенной, но от всех скрывала свою, так сказать уникальность. Хотя сама иногда считала, что придумываю то, чего не существует. Через пол часа мы дотряслись до пропускного пункта в центральный сектор зифасов. У всех тщательно проверили документы, и мы двинулись дальше в путь. Ухабы сразу сменились ровной дорогой из чего-то темного и гладкого. Никогда не видела и не читала об этом материале. Подняв взгляд, чуть не завизжала и еле сдержала свою маску. Это же нереальная красота. Везде горели фонари, освещая величественные здания из белого камня, это были настолько высокие здания, что я три раза сбилась, пытаясь посчитать. На вскидку этажей сорок, а может и больше. У всех были высокие окна, фасады зданий были украшены лепкой в виде непонятных орнаментов. По улицам прохаживались зифасы и зифаситы. Они действительно, все были с белыми волосами и темными глазами. И были ярко и богато одеты. Да уж, моё нарядное платье даже с их повседневными, смотрелось убого. Хотя не буду наивной, понимала, что не переплюну зифасит. Главное среди офзи выделится, чтобы Рим заметил. А для зифасов лучше оставаться молью, а то ненароком привлеку внимание какого-нибудь старика извращенца. Ещё я заметила на дорогах не телеги и не повозки, запряжённые лошадьми, а самодвижущиеся механизмы. Тётя говорила, что они называются мобилями. Все тоже разноцветные и передвигались очень быстро. Представляю, как смотрелась наша грязная, деревянная телега среди них. Оторвавшись от окна, я посмотрела на остальных пассажиров. Все, как и я не отрывали глаза от окон. Но ни у одного даже мускул не дёргался. Только взгляды у всех горели. Да, из нас действительно воспитали профессиональных живых кукол. Ещё через пол часа, наша повозка подкатила к главному выставочному зданию корпорации. Водитель бесцветным голосом объявил: – Все на выход, прибыли. Мы начала покидать повозку по очереди. Я тоже вышла вздохнула поглубже и прямо голова закружилась. Воздух был вкусным и свежим, а особенно теплым. Зифасы любили комфорт. Они тратили уйму зифы, чтобы поддерживать лето в своем секторе. К зданию подъехали, еще две повозки с выпускниками. У входа уже маячила наша директриса Элионора Лавета. Давала указания учителям. Эта была женщина под пятьдесят, высокая и худая как жердь. Как всегда, была в своем строгом сером платье, застегнутом под горло и с юбкой в пол. Лицо маска с крючковатым носом, тонкими губами и серыми глазами. Её жидкие серые волосы были туго собраны в пучок. Хотя бы сегодня директриса могла одеть другое платье. Но не стала, женщина была ярой обожательницей Зифасов. Она их считала чуть ли не Богами. И чтила устав для офзи, как правила жизни. Я ненавидела её. Внутри поднималась ярость, за всю боль тринадцати лет. Она выбивала из нас эмоции в прямом смысле слова. Об этом будут напоминать всю жизнь уродливые шрамы на моей спине от розг. Мы выстроились в две шеренги, подождали новоприбывших и двери здания отворились, пропуская выпускников на их единственный праздник. Фойе тоже было белым. Стены, пол, потолок до рези в глазах. За всю жизнь столько белого не видела. Ведь даже снег у нас в секторе становится серым и грязным. Подождав у лестницы, как все зайдут и сдадут в гардеробную плащи, директриса Элионора Лавета начала свою речь: – Дорогие выпускники седьмой школы офзи. Я сейчас буду зачитывать имена, кого назову поднимается по лестнице и входит в зал. Будущие работодатели уже ждут вас. Не посрамите меня и нашу школу. Как войдете в зал, вам дозволяется проявлять эмоции. Не рекомендую злоупотреблять этой вольностью. Ведь эмоциональные работники зифасам не нужны. Помните, если вас не наймут в течении трех месяцев, сотрут личность. Итак, первой идет офзита Оливия Мейс. Я стояла, рассматривала наряды одноклассников. Многие девочки сшили платья блеклых тонов разных оттенков. Фасоны тоже были разные, но все скромные. Прически тоже были простые. Никто не осмелился пошить яркое платье, одна я выделялась со своим алым шарфом. Ох, хоть бы моя вольность не сыграла злую шутку. Благо не решилась шить красное платье. Недалеко заметила Рима. Он был как всегда красив, одет в темно синие брюки и светло голубую рубашку. Очарователен. Не успела им полюбоваться, как директриса позвала: – Офзита Мира Сол. – и я пошла. Глава 2 Выписка из руководства по воспитанию полезных офзи корпорации КОМРАТ: – единственный день, когда офзи может показать свои эмоции, это день выпуска. День выпуска, так же называется днем выбора. Зифасы должны в полной мере понимать, кого берут на работу себе. А для офзи этот день, когда они могут выплеснуть остатки своей личности миру и начать на следующий день вести службу хозяину. Пока поднималась по ступенькам, начало охватывать предвкушение. Сейчас я войду и улыбнусь. Вошла в зал и улыбнулась. Вернее, постаралась, потому как щёки прострелило болью. Улыбка наверно со стороны выглядела кривой и судя по хихиканью и фырканью зифасов так оно и было. Предвкушение сменилось разочарованием в самой себе. Действительно, кому что я хочу доказать? Я офзи, мой удел служить. Чем раньше смирюсь, тем будет проще. Я выдохнула и начала рассматривать толпу. Офзи заходили и сбивались в кучку в конце зала. Зифасы держались особняком со стороны и рассматривали нас как товар. А мы и были товаром. Я тоже подошла к кучке офзи. Одноклассники обсуждали зифасов со всех сторон, они, как и я были поражены их внешностью. Ко мне подошла моя соседка по парте, почти подруга. Почти, потому что нам нельзя иметь друзей. Но и я и Дениз понимали, что дружим, тщательно скрываем, но тихонько обсуждаем наболевшее. – Не расстраивайся, у меня улыбка тоже вышла кривая. А зифасы пусть смеются и ухмыляются. Честно, у меня сложилось ощущение, что сегодня нам разрешили показывать чувства лишь для того, чтобы сделать представление для зифасов. – Проговорила подруга кривя свою симпатичную мордашку. Дениз была мила и цинична. Через чур прямолинейна, и я боялась, что эти качества до добра не доведут её. Она была одета в светло-бежевое платьице, скромного фасона. Ничем не примечательное. Светло-русые волосы были убраны в высокий хвост, а серые глаза смотрели воинственно. – Дениз, следи за языком, сегодня, конечно позволяется многое, но неуважение, точно припомнят. – предупредила подругу шёпотом. – Да брось, Мира. Они стоят далеко. Директриса и учителя тоже. – Директриса и учителя, да. Но одноклассники рядом и поверь в борьбе за теплое место, могут нажаловаться на твою дерзость. А про зифасов, мы не знаем. Может они со своей силой чутко слышат. – привела ей аргументы. Дениз задумалась и ответила: – Ладно ты права, буду осторожной. Но ведь общаться на нейтральные темы можем? – попыталась улыбнуться Дениз. Да уж улыбка пугает. – Вот у тебя очень красивое платье, особенно вышивка. Сама делала? – Да, старалась как могла и думала, что буду самой скромной. А вот у тебя очень милое платье. – Спасибо. Конечно, со скромностью у тебя не вышло. Но Рим точно, не пройдет стороной такую красавицу. – заметила подруга. – Если бы. – вздохнула я. Мы еще поговорили о мелочах, к нашей кучке присоединились остальные офзи вместе с Римом. Я снова залюбовалась им. Двери в зал закрылись. На сцену посреди зала, вышла офзита Элионора Лавета, взяла какую-то палку с проводом и начала говорить: – Приветствую, великих могущественных зифасов и зифасит на выпускном седьмой школы офзи. Меня зовут офзита Элионора Лавета. Являюсь директором школы. И Рада представить вам пятьдесят восемь выпускников. Каждый обучен базовым навыкам труда, покорности, послушанию и кротости. Я уверена, что каждый из вас найдет в наших офзи прекрасных прислужников и работников. Общайтесь, присматривайтесь. Также сзади вас накрыты столы с закусками и напитками. Объявляю начало выпускного. – провозгласила директриса в палку. А палка эта усиливала звук, судя посему. Начала играть лёгкая музыка. У нас в секторе запрещено было слушать музыку, но пару раз мне доводилось слышать примитивные мелодии в школе на уроках истории. Мы с Дениз разделились, я прогуливалась по залу и наблюдала за зифасами. Но и Рима из виду не теряла. Он сейчас мило общался с пожилой зифаситой. По жестам, мимике и поведению, могу точно сказать, что большинство относилось к офзи как отребьям, такие работодатели мне не подходили. И из всей массы я выделила только двоих мало-мальски нормальных зифасов. Первый был зифас средних лет. Он общался в основном с парнями и оценивал их с профессиональной точки. Наверняка, ищет работника на силовую должность. Вряд ли я ему подойду. Вторая была зифасита тоже средних лет. Дама пышная с короткой стрижкой и огромными серьгами. Она общалась сдержанно и тоже смотрела оценивая профессиональные навыки. Вот она мне подойдет. Я двинулась в сторону дамы, подождала, пока она договорит с моей одноклассницей и обратит внимание. Дождавшись представилась, кланяясь: – Доброго вечера уважаемая зифасита, меня зовут офзита Мира Сол. – Добрый вечер, офзита Мира Сол. Меня зовут зифасита Раина Мор. И я поражена твоей дерзостью, что первая обратилась ко мне. – припечатала дама. Я не растерялась, мне нужна работа с нормальными условиями. Еще раз поклонилась и сказала: – Прошу прощения, почтенная зифасита Раина Мор за дерзость. Но я не смогла удержаться от знакомства с вами. Вы очень красивы и ваши серьги такие удивительные. – я оторвала взгляд от пола и постараюсь раболепно взглянуть на зифаситу. – Льстишь, не люблю лесть. – скривилась дама, при этом взгляд смягчился. Любит не любит лесть, но действует. Лед тает. – Я являюсь хозяйкой ткацкой фабрики. Ищу работницу. Что ты можешь мне предложить? – О, великая зифасита. У меня, как раз, высший бал по шитью и вышивке. Владею разными техниками этого ремесла. – пролепетала я. – Хм, ты мне подходишь. – кивнула Раина Мор. – Но за твою дерзость будешь работать полгода в прачечной. Если будешь покорна и трудолюбива, не одного нарекания от главной прачки не будет, переведу в швеи. Условия, шесть зимов в месяц, обедами кормит фабрика, проживать будешь у себя в секторе. Для швей те же условия, зарплата девять зимов. Согласна? Конечно в прачечной тяжелый физический труд и кожа у прачек страдает от химикатов. Но ничего, потерплю, выслужусь и буду шить. Еще и жить с тетей, а главное, обедов мне будет достаточно, и мы с Тати наконец-то сможем закупаться дровами и починить крышу. Поэтому я глубоко поклонилась, посмотрела с обожанием на будущего работодателя и ответила: – Конечно, зифасита Раина Мор. О большем и мечтать не смею. Клянусь, вы не пожалеете, что выбрали меня. – Ступай, на выборе, я подниму за тебя руку. – снисходительно сказала дама и отвернулась от меня. Я перевела дух. Так первая цель на сегодняшний вечер выполнена. Переходим ко второй. Нашла Рима в толпе, он теперь общался с другой зифаситой около тридцати лет. Я подождала пока они договорят и двинулась в его сторону. Не собиралась навязываться, надеялась, он сам меня заметит и захочет пообщаться. Но проходя мимо, поняла, не заметил. Тогда набралась храбрости, и сама подошла к мужчине моей мечты. – Привет, Рим. – робко поздоровалась с парнем. Он не сразу оторвал взгляд от зала. – Э, привет. Мира, кажется? – Да, офзита Мира Сол. – я легонько поклонилась. – Приятно, Рим Канинг. А ты симпатичная, милашка. – заметил парень. Мои щёки вспыхнули от смущения. Это был первый комплимент который я слышала от мужчины. Мои коленки дрожали от переживаний. Я постаралась взять себя в руки и легонько улыбнутся: – Как вечер тебе? Нашел работодателя? – О, да. –улыбнулся молодой человек. – Я заметил, что одна зифасита, смотрит на меня и прямо облизывается. Думаю, очень выгодно устроюсь, и не буду себе ни в чем отказывать. – Рим указал взглядом на одну престарелую даму. У меня глаза расширились от шока, даже не залюбовалась улыбкой молодого красавца от его слов. – Ты шутишь? – спросила с надеждой. – В смысле, почему шучу? Ты посмотри на неё, обвешана вся драгоценностями, смотрит жадно на меня. По любому вдова или муж уже не в состоянии. Ей то нужно раз в неделю устроить свидание, и она меня осыплет благодарностями и выполнит любые капризы. Разве не так? – удивился молодой человек. Это был удар под дых. Я его считала идеалом. А сейчас поняла, что любила иллюзию, того, кто на самом деле таким не являлся. Но сердце продолжало надеется, и решилась задать контрольный вопрос: – Рим, а как же любовь, семья? Ты же не сможешь вечно быть любовником для престарелой зифаситы? – Какая любовь Мира? Не будь наивной. Молодость и красота дана, чтобы ей пользоваться себе в прибыль. А наивные, бедные дурочки меня не прельщают. – напыщенно произнес парень, потом присмотрелся ко мне и с подозрением спросил. – Не говори только, что ты влюблена в меня? – Что-ты, нет. – поспешно ответила ему. – Но я бы хотела найти свою любовь, а не торговать своим телом. – осуждающе припечатала его. – Ох, наивная ты душа, для нас нет любви, есть только способ выживания! – Рим задумался, сально осмотрев меня и сказал. – А знаешь, я ведь могу подарить тебе себя перед выбором. Я ведь слышал слухи, что ты запала на меня. И ты симпатичная, я не прочь – он слащаво улыбнулся. – Хочешь поженимся, я хоть буду гарантировано иметь красивое тело для услады. Но смотри не пополней, следи за собой, это единственное условие. Согласна? Меня передернуло от отвращения. Фу. И за это убожество я хотела замуж? Да что же я за дура, сразу не заметила гнилое нутро нахала? У меня не было слов для ответа, я резко развернулась на каблуках, хлестнув Рима волосами по лицу и пошла к столикам. Взяла бокал с напитком и залпом выпила. В голову сразу ударили пузырьки и стало нечем дышать. Со стороны, я наверно выглядела как мой шарф по цвету. О, Боги. Слегка золотистый цвет, пузырьки. Это же было шампанское! Алкоголь, а офзи строго настрого запрещено пить алкоголь. Если заметили, никто не возьмет на работу, и меня сотрут. Паника захватила всё моё существо. Я обернулась. Вроде никто не обращал на меня внимание. И тут я натолкнулась на черный взгляд зифаса, одет он был во все черное, даже волосы хоть и белые, но отливали чернотой. Как такое может быть? Он смотрел прожигающие. Паника накрыла двойной порцией. В голове набатом била одна мысль, куда бежать. Я поискала взглядом уборную, нашла коридор в противоположной стороне зала и направилась туда. Перешла бы на бег, но толпа не позволяла. Торопилась и нечего не замечала из-за страха. Толпа наконец поредела, я набрала скорость и со всего маха в кого-то врезалась. Я остановилась и подняла взгляд, паника накрыла третьей волной. Я подбила под руку зифаса, а в руке у него, судя по цвету капающей жидкости с лица, было вино. О Боги, да что же это такое? – Имя? – зло проорал зифас на меня. Я вся съёжилась в комочек. – Ка-какое имя? – шёпотом переспросила. –Твоё имя, убогая! – зифас еще больше начал злиться. Его тёмно-фиолетовые глаза метали молниями. А я стояла как реально пришибленная, или шампанское затормозило мою реакцию? Стояла и наблюдала, как капельки вина капают с коротких серебряных волос парня. А он совсем молодой. – Эй, ты что оглохла? – прорычал молодой зифас. Я опомнилась, сделала жалобные при жалобные глаза и начала причитать без остановки: – Простите великий зифас. Простите меня не уклюжую, я так растерялась от красоты вокруг. Так впечатлилась великолепием непревзойдённых зифасов и зифасит, что голова кругом пошла. Простите, я ведь не видела никогда такой красоты, простите, простите. – заливала что придет в голову и отчаянно строила из себя дуру. Зифас скривился от моего монолога и начал отмахиваться: – Пошла с глаз моих. Меня дважды просить не надо было, я покланялась несколько раз и поторопилась скрыться в туалете. Забежав в заветное помещение, осмотрелась, благо никого нет. Подбежала к раковине, открыла воду с холодной водой и щедро стала полоскать лицо. В голове мысли не хотели собираться в кучу, адреналин пережитого заводил сердце в галоп. Но постепенно меня начало накрывать весь ужас случившегося. Зифас с вином сбил панику по поводу зифаса и шампанского. Теперь же я осознала всю глубину ямы, которую я себе выкопала за пятнадцать минут. Ведь прожила восемнадцать лет и не разу не умудрялась так попасть, а сегодня двойное попадание. Что же со мной будет? От зифаса с шампанским, если сдаст, стирание личности. От зифаса с вином, в принципе ничего катастрофичного. Я извинилась, заболтала и имя не сдала. Остается надеется, что Раина Мор не видела этой жуткой сцены. Вроде не было её поблизости. В итоге, остается молится Богам, чтобы первый не предал значение моему проступку. Боги прошу пощадите меня. За что мне все это, я же не выделалась, жила по уставу. Мои стенания прервал стук каблуков. Я быстро метнулась в дальнюю кабинку и закрылась, притворившись мышкой. В туалет зашли судя по стукам каблуков двое: – Ох, Виола, ты видела, как неуклюжая офзиситка врезалась в зифаса Одервуда? Облила его красным вином, а он её даже не наказал! – услышала я голос первой, получается зифаситы. Стукнула себя по лбу, угораздило же в довершение зайти в туалет именно для зифасит. – Да видела. Это такой позор! Чем думал Одервуд, отпустив её просто так? Сомневаюсь, что он сжалился над ней. – ответила вторая. – Ха, Одервуд и жалость вещи не совместимые. Если он позволяет себе унижать даже бывших любовниц зифасит. Что говорить об убогой офзи. – задумалась первая. – Нет, он определенно отомстит, либо на выборе, либо еще как-то. – Значит, вечер перестает быть нудным. Давай, скорее вернемся в зал. – Пошли. И за чем приходили, поболтать что ли? Я тихонько вышла из укрытия. Посмотрела на себя в зеркало. Как сразу не удивилась этому атрибуту? В туалете для офзи наверняка его нет. Считается, что офзи нельзя любоваться собой. Хм, я полюбовалась на свои красные глаза, еще раз умылась, перевела дух и направилась к выходу. Да, в конце концов, сейчас ничего изменить не смогу. А там если совсем припечет, сбегу, выкручусь. Ходят слухи что за секторами в пустынных землях на развалинах старых городов живут мятежники и еретики. Их конечно, регулярно ловят. Но лучше уж жить в бегах, чем не жить. Не права Тати, я никогда не сдамся и буду бороться до последнего за свою жизнь. ***** Как только я вышла в зал, сразу прозвучал звонок. А это значит надо идти к боку сцены. Начинался выбор. Я поторопилась, нашла глазами Дениз и подошла к подруге. Как только она меня заметила, сразу спросила в лоб: – Мира, это про тебя судачат все зифасы? Говорят, офзита с красным поясом облила вином какого-то зифаса. – Я его не облила, а натолкнулась на его руку. Это могло ведь случится с каждым при такой толкучке. – возмутилась я, почему-то начиная злится не понятного на кого. – Остынь, Мира. Я всё понимаю, тем более зная твою осторожность очень удивилась. Но ты ведь понимаешь, чем дальше пересказывают сцену, тем больше она обрастает небылицами. Я лично слышала, что ты подошла и плеснула в лицо зифаса вино. Потом нагрубила и ушла. – Нет, нет, не было такого. – вот теперь отчаяние здравствуй. Я столько эмоций не ощущала за все свои восемнадцать лет, как сегодня. – Все было иначе, Дениз. Я толкнула его в локоть, он облился сам, и я очень много раз попросила прощения. – Верю, верю, Мира. Всё обязательно обойдется. Не придадут же они значения такому пустяку? Тем более имя твоё никто не знает. – Ито верно, благо заболтала его и не представилась. – выдохнула я. Посмотрела на Дениз, она выглядела довольной. – Ты нашла подходящего работодателя? – Да, пообщалась с очень милой зифаситой Виолеттой Шольц. Она предложила работу горничной в маленьком уютном, небольшом отеле. Проживание, там же, питание входит. И представь, сколько платит? Пятнадцать зимов в месяц! – засветилась Дениз как фонарь. – Ого, а тебе не кажется это странным? – Пф, нет конечно. Просто старушка очень добрая и пожалела меня милашку. Так и сказала, что я очень милая, красивая и жаль если мои таланты и красота загнутся на ферме или фабрике. А вон она кстати, дама в бордовом с розой на шляпке. Я посмотрела туда, куда указала подруга взглядом и увидела даму в шляпе. На вид она действительно смахивала на миленькую старушку, если бы не взгляд хищницы. Я её и раньше видела, когда искала себе работу. Мне тогда в ней сразу не понравилось, что она на девушек смотрела оценивая бюст, фигуру и красоту. Вряд ли для горничной важно иметь подходящий размер груди или узкую талию. Так оценивают совсем для другой профессии, подумала и решила предупредить подругу: – Дениз, мне кажется, нет я уверена, что отель у неё не простой и совсем не горничной ты там будешь работать. Прошу, откажись. Лучше губить красоту на ферме доя коров, чем так. – Ох, Мира не ожидала, что ты будешь мне завидовать. А хотела попросить Виолетту Шольц и тебя взять себе, если пролетишь из-за сцены с вином. – произнесла Дениз с укором. – Удачи! Развернулась и ушла. Я бросилась за ней: – Дениз, ты не так поняла… Тут прогремели фанфары и на сцену вышла директриса. Мне пришлось остановится и обратить всё своё внимание на офзиту. – Еще раз приветствую многоуважаемых и великих зифасов и зифасит. Настало время выбора. Надеюсь вы уже успели пообщаться с нашими выпускниками и каждый приметил себе работника. Итак, я начинаю приглашать на сцену офзи по очереди, опишу качества, если данный человек подходит вам, прошу поднимите руку, представьтесь и опишите условия труда, пожалуйста. Если, на одного офзи несколько желающих, можете сами отказаться от него или офзи сам выберет к кому наняться на работу. – женщина взяла паузу, удостоверилась что все всё поняли, вопросов не имеют и начала вызывать офзи на сцену. Первой вызвали худенькую девушку с русыми волосами и загнанным взглядом. Её взял к себе в служанки ожиревший, не молодой зифас. Я сразу поняла, что далеко не для протирания пыли, он нанял девушку. Но других желающих нанять офзису не было. Жаль девчонку, лишь бы не сломалась. Далее, вызвали молодого парня, довольно приятной внешности. Директриса описывала навыки и силу парня, его нанял управляющий лесопилкой. Следующий вышел тоже парень, он был худ, долговяз и невзрачен. Как бы не расхваливала его ведущая, никто не захотел нанять парня. Скорее всего его так и не возьмут никуда, и через три месяца его не станет. Как же не справедливо! Представили еще троих офзи, всем нашлась работа, и тут позвали Дениз Аморант. Красивая у неё фамилия. Вообще, я всегда удивлялась насколько у нас всех разноплановые имена и фамилии. Потом на истории, нам объяснили, что после столкновения спутников, из-за природных катаклизмов, многие города, а то и целые страны были разрушены. В итоге люди бежали, собирались в новые поселения и перемешались, и от прошлого остались только фамилии. На Дениз подняла руку Виолетта Шольц и еще одна дородная дама строго вида, наверняка владелица фермы. Девушка выбрала первую, и моё сердце упало. Дениз была счастлива, а я уже представляла сколько слёз и разочарований принесет ей этот отель. Затем вызвали следующую девушку. Очень симпатичную. На неё подняли руку Виолетта Шольц и Раина Мор. И она тоже выбрала Виолетту. Боги, девочки, куда вы летите, как мотыльки сожжете крылышки. Хотелось выть белугой. В моей голове роилась пустота. Я старалась понадеется, что ошиблась насчет старушки. Но знала, нет, не ошиблась. Из дум вырвал голос директрисы: – Рим Канинг. Красавец вышел на сцену, обольстительно улыбнулся залу. Причем улыбнулся умеючи, поди тренировался, чтобы продать себя подороже. Самоуверенный хлыщ. Хотя, что я сужу, может он и прав. Нам нужно выживать. Каждый делает это, как умеет. Элионора расписала все лучшие качества Рима и стала ждать рук. А парень был популярен, аж четыре руки поднялись. Все предлагали должность служки с проживанием и питанием. Он выбрал пожилую даму, увешанную драгоценностями, она предложила ему зарплату аж семнадцать зимов в месяц. Добился за сегодня, чего хотел. Осталось пожелать ему только удачи и не потерять рано рабочую силу. Потому что красота, проходящая. А как пройдет, на другие профессии его вряд ли возьмут. В итоге, я дождалась, когда вызовут меня и пошла на сцену с мольбой, чтобы Раина Мор не передумала и взяла меня. – Прилежная ученица. Имеет высший бал по шитью, вышивке, рисовании. Также обучена кулинарии, уходу за домом. Умеет контролировать эмоции, прилежна, послушна и покладиста. – пока меня нахваливали, я искала глазами зифаситу. Нашла и поняла, всё, и первая цель за вечер пошла прахом. Возле зифаситы Рианы Мор, стоял зифас Одервуд и шептал что-то даме на ухо. Дама кивала соглашаясь и посмотрела на меня. Брезгливо посмотрела. Директриса ждала руку, а я знала, не поднимет никто. Уже была готова спускаться со сцены с позором, как краем глаза, заметила движение в зале. И не ошиблась. Руку поднял зифас видевший, что я выпила бокал шампанского. Неужели он сейчас сдаст меня? Сердце замерло. Зифас начал говорить: – Я зифас Клаус Рено, ректор высшей академии управления зифой. Предлагаю должность прислужницы. Проживание на территории академии обязательно, один выходной, оплата двенадцать зимов в месяц и тридцать талонов на еду в столовой в месяц, талоны на одежду и прочие бытовые мелочи по требованию. – ничего себе щедро, единственная мысль, пробежавшая в моей пустой голове. – Раз других желающих нет. Поздравляю, зифас Клаус Рено с новой прислужницей. – директриса с укором посмотрела на меня. Я отошла от ступора, спустилась со сцены и пошла в сторону нового работодателя. Глава 3 Выписка из руководства по воспитанию полезных офзи корпорации КОМРАТ: – В день выпуска позволяется офзи проявить эмоции. Не для того чтобы распустить их и придать надежду. А для того чтобы они поняли, им не дано проявлять чувства. После восемнадцати лет искоренения эмоций из офзи, оные думают, что легко могут их испытывать. День выпуска – это день окончательного понимания офзи своей сущности. Я направлялась к зифасу Рено и гадала. Зачем ему понадобилась? Наверняка, он слышал о моей выходке и тем более видел, как выпила. Странный тип. Я шла к нему и смотрела в глаза. Зифас тоже не спускал с меня глаз, все его тело было напряженно, как будь то он моментально готов был бросится за мной вдогонку. Хм, нет дядя, не убегу от вас. Вы меня заинтриговали, в его взгляде не было похоти, он не смотрел на меня оценивая красоту. Теперь главный вопрос, зачем я ему? Неужели, пожалел? Сомневаюсь. Подошла к зифасу и да, улыбнулась, последний раз в жизни. А теперь надеваем маску и кланяемся. С этого момента началась жизнь серой тени. Поэтому стою склонившись и жду указаний хозяина. – Иди за мной. – приказ. Я и пошла за мощной черной спиной зифаса. Оставляя в зале свои разочарования, надежды и наивность. Сейчас я точно понимаю, для чего нам позволили чувствовать. Чтобы мы окончательно сами закрыли свои эмоции. Чтобы сами посмотрели на себя и поняли, какие мы ничтожества. И наши надежды напрасны. Кто-то понял это сегодня, другие поймут в скором временем. Мы спустились в холл, я забрала свой серый плащ. Зифас конечно же черное пальто и двинулись к выходу. Что было странно, так то что другие зифасы обходили моего хозяина стороной. И в зале я приметила зону отчуждения вокруг Клауса Рено. Если его боятся свои же, может и мне стоит? Но что-то я наверно исчерпала весь лимит страха за вечер. Мужчина привел меня к черному мобилю. Я не выдержала и громко хмыкнула. Клаус Рено даже не обернулся и никак не отреагировал. Указал на переднюю дверь с левой стороны, сам пошел садится за руль. Не сразу сообразив, как открывается сие чудо техники, залезла на сидение. Да уж, это вам не повозка и не деревянные лавки без спинки. На таком удобном кресле, я еще не разу не сидела в жизни. Захотелось прикрыть глаза и подремать. Тем временем мы двинулись. За окнами начали проносится высокоэтажки. Поначалу, у меня дух захватывал от скорости. Но постепенно привыкла, успокоилась. Зифас молчал, а я не имела права первая заговорить, ну и ладно. В итоге задремала под рев удивительного мобиля. Сколько мы ехали, не знаю. Всю дорогу нагло проспала, разбудил меня голос зифаса Рено: – Офзита Сол, просыпайтесь, приехали. Я вышла из транспорта и уставилась на здание. Вот это вау, что я думала недавно? Эмоции не для нас? Зря, смотря на это сооружение меня переполняли чувства. Это был замок, как из маминых сказок. Здание освещали множество фонарей и гирлянд. Они были и на крыше, и между окнами, везде. Это придавало еще больше сказочности. Замок был огромен, с башенками, бойницами и шпилями. Я его взглядом не могла охватить. И самое интересное, выложен из серого камня. Сомневаюсь, что его при зифасах построили. Они чураются серого цвета во всем. – Впечатляет? – раздался вопрос зифаса Рено, а я про него и забыла, надеюсь не получу выволочку не дойдя до места работы. – Прошу прощения. – Не стоит. Этот замок был построен 3530 лет назад. Ранее он назывался Нордок. Но после пришествия к власти корпорации и появления зифасов, его хотели снести. Благо тогда мой прадед его отстоял, он был министром. – начал рассказывать зифас. – Если вы заметили, офзита, в нашем городе Севергарде, дома все однотипны. Что в секторах офзи, что в секторах зифасов. А всё потому, что при новой власти решили полностью снести все здания. Дабы не напоминать людям о прошлом, и чтобы они легко приняли будущее. Только Нордок уцелел, но времена, когда его построили, не помнят. Всё время, пока Рено рассказывал об истории замка и города, он не сводил с меня внимательного взгляда. Как будто хотел увидеть мои эмоции. А я наоборот покрепче держала маску отчужденности. Боясь, что не выдержу и покажу, насколько удивило и впечатлило меня сказанное. Ещё больше насторожило, потому как корпорацией было строжайше запрещено какие-либо упоминания о времени до зифы. Тем более было странным, что он рассказывал об этом мне, офзи. – Хм, прекрасно владеете лицом, офзита. – отметил Клаус Рено. Таки была проверка. – Благодарю, почтенный зифас Клаус Рено. – поклонилась я и заметила, как он скривился. Наверно с почтенным перегнула. Но нас так в школе учили: льстить, возносить и ещё раз льстить. Что не так? – Почтенными бывают почившие ученные и прочие светлые головы. Офзита Сол, пока мы не вошли в академию, давайте договоримся на берегу. Никаких почтенных, великих, совершеннейший и прочее. Выбросьте из головы всю ту льстивую лабуду, которую вам вбили в школе. Для вас я зифас Рено, и никаких дополнений, прошу. Договорились? – Конечно, ве…, ой зифас Рено, я поняла. – действительно вбили на крепко льстивость к этим великим, тьфу. – Идёмте. – со вздохом сказал ректор. И снова я шла за могучей черной спиной. Во мне опять начинала расцветать надежда. Ведь судя по общению, зифас то нормальный. Даже учтивый, обращается на вы, что редкость. Истории интересные рассказывает. А еще до меня начало доходить, что буду жить в замке. В настоящем замке. Аки принцесса. Хотя в моем случае, горничная короля. Что тоже не плохо. Жизнь налаживается. В первый выходной, нужно будет добраться до почты и написать Тати. Пока мы щли ко входу по освещенной аллее, не переставала любоваться замком, чем ближе подходили, тем больше захватывал дух. И вот, поднявшись по ступенькам мы вошли внутрь. И опять пришлось держать маску с утроенным старанием. Как и внешне, внутри замок поражал. Да я никогда такой архитектурной красоты не видела. Даже вчерашние многоэтажки блекли по сравнению с величием и невероятной энергией этого здания. Он пах древностью, он пах историей и какой-то магией, что ли. Не знаю, как описать. В холле потолок уходил в шесть или семь этажей, с него свисали разной длины огромные блестящие люстры. По бокам от входа лестницы каменные, благородного серого цвета. И эти лестницы перевивались из этажа в этаж. По средине холла стояла огромная статуя, изображавшая девушку и парня, они подняли руки над головами и из них волнами исходило нечто. Может зифа? Я не сдержалась и спросила зифаса Рено: – А, что у них из рук выходит, зифа? – Статуям столько же лет, как и замку, тогда не знали о зифе. – с прищуром смотря на меня, ответил мужчина. Хм, на что это намекает? Уж не на магию ведь. Или на неё. А что если сказки не сказки вовсе. Передернув плечами, пришла к выводу, что зифас Рено изволит шутить. Мало ли что хотели изобразить скульпторы прошлого, может это сила знаний или любви. Да хоть что угодно, фантазия творца безгранична. Обогнув статую мы пошли по коридору дальше. По началу, я шла запрокинув голову и рассматривая всё вокруг. Но в один момент заметила, что зифас следит за мной и в его глазах таяли смешинки. Он как-то по-отечески на меня смотрел, что мне стало стыдно за свою любопытность. Мира ты офзи! Надо перестать, зифас наверняка играет со мной, проверяет. И любопытство может выйти боком. Уткнула глаза в пол и шла дальше, следуя за хозяином. Я уже сбилась, сколько мы заворачивали по разным коридорам и поднимались по многочисленным лестницам. Мышцы ныли от постоянной ходьбы и после тяжелого дня, снова захотелось спать. Некоторое время спустя мы дошли до красивой арки, я по инерции пошла вперед, но зифас схватил меня за локоть и притормозил: – Погоди, нужно внести тебя в список доступа. А то если попытаешься войти, получишь разряд, не смертельно, но не приятно. Я застыла столбом. Ничего себе, чуть ли не поджарилась. А ректор продолжил объяснять: – Это вход в преподавательское крыло, здесь живут учителя и администрация академии. Соответственно вход ученикам и другим личностям, закрыт. Затем он подошел к стене, что-то прошептал и на ней вспыхнул экран с какими-то иероглифами. Клаус Рено понажимал на некоторые из них, потом развернулся ко мне: – Подойдите, нужна небольшая капля вашей крови. – сказал, не отрывая пытливого взгляда от меня. Такое сложилось впечатление, что зифас ждал истерики. – Нужно, значит нужно. – ответила я нейтрально и протянула мужчине руку. Он достал из кармана коробочку, в ней был маленький ножечек и полоснул по моему указательному пальцу. Затем этот палец прислонил к экрану. На экране начали сменяться символы, и он потух. – Всё, теперь вы без проблем можете передвигаться по замку. Запрещено только спускаться в подвальные помещения. Там находятся лаборатории и залы испытаний. – Поняла, зифас Рено. – поклонилась. – Идемте, покажу вашу комнату. Мы прошли арку и попали в коридор со множеством дверей. В конце коридора опять были лестницы, вверх и вниз, зифас повёл вверх. Ох, скоро упаду и буду ползти, сил практически нет. Поднялись на три пролета, здесь была одна дверь. Наверно наконец пришли до апартаментов ректора. Мужчина провел меня через огромный роскошный зал, рассматривать уже не было желания. Слева был небольшой коридорчик с неприметной дверью: – Здесь ваша комната, там есть все удобства, в шкафу необходимая одежда. Отдыхайте. Указания по работе получите завтра. – Хорошо, доброй ночи, зифас Рено – Доброй ночи, офзита Сол. Мужчина ушел, а я направилась в свое новое жилище. Комнатка была не большая, но и не коморка. Было всё необходимое: шкаф, узкая кровать, зачем-то стол со стулом. Даже было небольшое окошко. Заметила еще одну дверь, за ней оказалась помывочная и туалет, над раковиной весело зеркало, странно опять. Я заглянула в шкаф, нашла три серых платья, набор белья, две пары ботинок, мягкие домашние туфли, пальто. Удивило наличие брюк и рубашки. Нам конечно не запрещали их носить, но мне ни разу не доводилось. Интересно зачем они, прислужники не занимаются силовой работой обычно? Также нашла три комплекта нижнего белья и серую сорочку. На самом деле, я очень выгодно устроилась. У меня столько одежды не было раньше. Только одно застиранное платье и пальто с ботинками. А всё потому, что продавала талоны на одежду, чтобы купить ткань на платье. Я горько про себя усмехнулась. Лучше бы дрова купила, когда мы мёрзли с тетей по ночам. Какая же я всё-таки наивная дура была. Сняла платье, повесила его в шкаф и пошла мыться с мыслью, вот и куда это платье теперь девать? После водных процедур легла в кровать, она хоть была узкая, но очень удобная и мягкая. Стала прокручивать все события дня в голове. И всё-таки странно, прислужникам обычно платят от шести до восьми зимов, максимум десять. И это без талонов на еду. Что же меня ждет за такие деньги? Интуиция молчала, либо сломалась, либо нечего опасаться. С тревожными мыслями, наконец уснула. Проснулась я по привычке на рассвете. Умылась, одела серое платье, завязала волосы в тугой пучок и стала ждать. Выходить в зал и искать хозяина побоялась. Через пол часа ожидания, раздался стук в дверь. – Офзиса Сол, вы проснулись? Я поспешила открыть дверь и поклонилась: – Да, готова приступить к обязанностям. – Отлично. Только оденьте брюки, жду вас на выходе из апартаментов. – мужчина развернулся и ушел. А у меня на языке застрял вопрос, зачем брюки? Ладно одену и скоро узнаю. Переоделась быстро, не удержалась и посмотрела на себя в зеркало ванной. В принципе ничего беспринципного, брюки с рубашкой были свободными и удобными. Не подчеркивали фигуру, если бы не женские черты лица и волосы, сошла бы за мальчишку. Насмотревшись на себя, пошла к выходу. Следуя за ректором мы вышли через другой вход на площадку, которую покрывал полупрозрачный фиолетовый купол, никогда такого не видела. – Это моя личная площадка для тренировок. Итак, офзита, побежали. – Не поняла. – куда побежали, он сумасшедший? – Что не понятного? Бежим вокруг площадки десять кругов, посмотрим на вашу выносливость. Неужели опять проверка? Но на кой ему моя выносливость? Делать нечего, я потрусила за ним. Хочет, чтобы бегала, буду бегать. Бежала я не спешно, следила за дыханием и вспоминала указания тренера по физкультуре в школе. Никогда не выделялась в физической силе, но и не была задохликом. Мы бежали, зифас впереди, я сзади и с каждым кругом расстояние между нами увеличивалось. На круге четвертом, дыхание стало сбиваться, на пятом в боку закололо. На шестом открылось второе дыхание, а на седьмом закрылось, и я поняла не могу больше. Постепенно скорость моя таяла, перешла на шаг и рухнула на траву. Сейчас отдохну немного и встану. – Семь кругов из десяти. В принципе не плохо для вашей комплекции. Отдышитесь и приступим к разминке. Зифас снова начал наматывать круги, а я отдыхать. Наверно, мужику скучно одному заниматься, вот и прислужницу за компанию взял. Пока он бегал и не обращал на меня внимания. Начала его рассматривать. На вид лет сорок пять. А сколько в реальности, еще тот вопрос. Говорят, что зифа продлевает жизнь зифасам, и они остаются в среднем на вид возрасте долгие годы. Правда или байка, не знаю. Волосы у него были до плеч, стянутые в тугой низкий хвост. Вчера они мне показались цветом черного серебра, на самом деле были черные с сединой. Что поражало, он раньше был брюнетом. Как так? Зифасы ведь все с белыми волосами. Загадка. Глаза стандартного тёмно-фиолетового цвета, орлиный нос, не крупный подбородок и тонкие губы. Внешность не примечательная, но веяло загадочностью и силой от этого зифаса. Тело конечно у него натренированное, мощное и сам он высокий. Интересно, женат ли? Хотя присутствия женщины в апартаментах не заметила. Наверно лет десять назад у него отбоя от барышень не было, да и сейчас он ничего так. Наверняка имеет клуб воздыхательниц. Так почему же вы одиноки зифас Клаус Рено? И зачем я вам нужна? Наверно, мужчина почувствовал моё пристальное внимание, остановился, посмотрел в ответ вопросительно. – Вас что-то беспокоит, офзита Сол? – ровно спросил зифас, даже не запыхался. – Зачем я вам, для какой работы вы меня наняли и в чем мои обязанности? – не выдержала и спросила напрямую. Зифас хитро улыбнулся: – Нанял я вас на должность прислужницы, как и сказал вчера. Но обязанности у вас будут разно профильные. Позже расскажу подробности. А если интересуетесь, почему не смотря на выпитое шампанское, я выбрал вас? То ответ, выбрал потому что вы смелая. А смелых офзи практически не осталось. Вам вбивают страх к нам с рождения. И многие ломаются. Вы нет. – Тогда, тем более не понимаю. Я нарушила вчера закон, выпила. Хоть и случайно. А потом еще сбила другого зифаса, облив вином. Была уверена, что меня никто не возьмет. Ведь получается, не достаточно покорна и послушна. Нас тринадцать лет учили, что правильно, а что нет. Зифас Рено усмехнулся и лукаво посмотрел: – А, нам с вами офзита Сол, придется очень много правил нарушать. Начинаем разминку. Моя челюсть упала в прямом смысле слова. Рено умеет шокировать. – Эмоции офзита, скрывайте свои чувства. Я не ханжа, но вы доставляете физический дискомфорт мне своей реакцией. – он скривился, как от боли. – В смысле? Как мои эмоции могут доставлять вам дискомфорт? – Если отвечу, поклянитесь, что не примените знания против зифасов. Исключение, угроза жизни. – Клянусь. – и на внутренней стороне кисти резко запекло, посмотрела на ладошку, а на ней фиолетовым отливала шестиконечная звездочка, почти прозрачная. – Печать клятвы, нарушите слово, умрёте. Хватит болтать. Начинаем с растяжки. – А, как же рассказ об эмоциях офзи? – Всё после тренировки. Приступайте. – отрезал зифас. Тренировались мы еще минут сорок. Сначала меня растягивали как на дыбе. Потом приседали, отжимались, качали пресс и делали разные, для меня, новые упражнения. Под конец, я ненавидела весь мир. А знаете, как ненавидеть мир держа маску? Очень сложно, вытерпела до момента, как этот гад объявил еще два круга пробежки. Не выдержала и скривилась. – Эмоции, офзиса Сол. Ненавижу, ненавижу, ненавижу. Лицо камень и побежала, хотя вряд ли со стороны это было похоже на бег. Как ни странно, под конец забега, успокоилась, даже силы вернулись. – Достаточно. Теперь идем завтракать в апартаменты, потом в кабинете обсудим ваши обязанности и прочее. Какой завтрак, не рассчитывала на завтрак, думала обедать только буду. Деньги тратить лишние не собираюсь. – Зифас Рено. Обойдусь без завтрака, лучше талон на обед использую или ужин, если не сильно устану. Ректор направившийся к выходу, резко затормозил и посмотрел на меня, как на полоумную. – Это вы что себя голодом изморить решили? – Нет, что вы. Я привыкла питаться один раз в день, уже давно. Взгляд зифаса стал еще больше ошеломлённый, а потом он начал почему-то злится. – Теперь понятно, почему вы такая худая. Офзиса Сол, талон трехразовый. Включает завтрак, обед и ужин. Поэтому идем завтракать, сумасшедшая. Надо же так издеваться над собой. Рено пошел на выход, я за ним. Сумасшедшая, ага. Попробовал бы сам прокормить двоих на зарплату шесть зимов в месяц. Столько зарабатывает Тати санитаркой в больнице. Она сама не доедала, часто попрошайничала, чтобы племянница нормально ела. А я тоже гадина, еще урезала свой рацион, ради платья. Наверно никогда не перестану ругать себя за два года дурости. И почему меня Тати не отговорила, как всегда боялась подрезать крылья? Мы вернулись в апартаменты ректора. Прошли через зал и оказались в столовой. Вообще интерьер был очень лаконичный, мужской я бы сказала. Что зал, что столовая были выдержаны в коричнево-зеленых тонах. Красивая дорогая мебель, также в зале приметила камин. Всегда мечтала посидеть возле него с чашечкой чая и смотреть на огонь. Может выпадет возможность, ректор куда-нибудь уедет, обязательно осуществлю свою маленькую мечту. Столовая ничем не выделялась. Стол, стулья, сервант. Накрыто было на двоих. Складывается впечатление, что мы в замке с привидениями. Ни одной живой души еще не встретила, кроме Рено. Зифас сел во главе стола, кивнул на соседний стул: – Присаживайтесь и ешьте. – Нас учили, что не принято есть за одним столом с зифасами. – нерешительно постаралась возразить. – В обществе действительно так принято. Но в моем доме иные правила. Так что садитесь и ешьте, не заморачивайте себе голову ненужными страхами и ужимками. Я говорю, вы делаете. – Слушаюсь. Рено закатил глаза, фыркнул и начал есть. Последовала его примеру. На завтрак был омлет, овощи, тосты с джемом. Пахло умопомрачительно. – Что пить будете, чай или кофе? – А, что такое кофе? – где-то встречалось название этого напитка, но подробностей не помнила. – Очень бодрящий напиток, варится из кофейных зерен. Если раньше не пробовали, может показаться горьким и противным. Хотите попробовать? – Хочу. – интересно же. Мужчина, налил в небольшую фарфоровую чашку кофе. Не знаю, как на вкус, но аромат был превосходный. Взяла чашку и сделала маленький глоток, по вкусу он действительно был горьковат и с кислинкой. Но сделав еще один глоток, я поняла, влюбилась в этот напиток, в его необычный бархатный вкус, который чудесным образом бодрил. – Как вам? – Невероятно. – ответила на автомате, пребывая в блаженстве. Зифас тихонько рассмеялся. – Знаете, далеко не каждый сразу понимает уникальность этого напитка. Вы удивительная девушка. Как-то я смутилась, поставила чашку и приступила к завтраку. Ела не много, мой желудок не привык в это время принимать пищу. Поэтому немного болел. – Наелись? – спросил зифас, я кивнула. – Тогда идемте ко мне в кабинет, обсудим наше сотрудничество. Глава 4 Ст. 42.3 Кодекса корпорации КОМРАТ: «Запрещено передавать информацию в каком-либо виде, офзи о мотивах и причинах любых запретов для оных. А также прочую информацию, которая считается запретной для офзи. При нарушении, офзи карается стиранием личности, зифас, лишением силы от десяти до восемнадцати лет.» Мы вернулись в зал, оттуда попали к кабинету зифаса. Вообще зал был центральной комнатой апартаментов. При входе налево коридор вёл ко мне и к подсобным помещениям, направо в столовую, а прямо в кабинет и так подозреваю спальню зифаса. Ну хоть у него дома уже ориентируюсь. Кабинет был большим, по середине мощный стол темно коричневого цвета, украшенный разнообразной резьбой. Напротив, два кресла. По периметру кабинета, стояли шкафы с множеством книг и папок. На столе был бардак, на мой взгляд. Бумаги, лежали как попало. Но что заворожило, это огромная карта мира, висевшая на стене напротив кресел посетителей. Она была необычная, на ней были нарисованы современные города и старые, разрушенные катастрофой. А самое интересное, на юге был нарисован остров, величиной с треть нашего материка. Над этим островом черной дымкой нависало нечто. – Никогда не видели карту? – поинтересовался зифас Рено, указывая на одно из кресел. Слушаясь, присела, он напротив за стол. – Видела, но современную. Там не было древних городов и тем более этого острова. Насколько я помню, вместо него изображают океан. Наверно он затонул из-за катаклизмов прошлого, да? – Нет. – И больше не стал пояснять. Зифас достал несколько листов и протянул мне. – Изучите контракт и подпишите. Послушно взяла и приступила к изучению. В принципе, обязанности были прописаны туманно. Суть в том, что слушаться зифаса, выполнять любые поручения и главное молчать под страхом смерти. Также были прописаны условия оплаты труда, всё как изначально обещал зифас, талоны действительно трёхразовые. У меня выбора то не было, поэтому не задумываясь взяла ручку и подписала. – Отлично, теперь принесите клятву, что всё что узнаете, услышите от меня, останется тайной. Вы клянетесь, никоим образом не передавать полученную информацию кому ни было и не пользоваться ею без моего ведома и разрешения. Я повторила слова, на ладошке шестиконечная звезда стала ярче. Клятва наложилась на клятву. – Теперь, начнем с того, для чего вы мне понадобились. Видите ли, для этого две причины. Во-первых, мне нужен шпион, тень присмотреть за интересующим зифасом, параллельно понаблюдать за первокурсниками. В прошлом году пропало две зифаситы, бывших офзи, все первогодки. Сами ли они сбежали или похитил кто, неизвестно. В этом году поступили трое бывших офзи, нужно присмотреть за ними. – Постойте, как это бывшие офзи? Неужели из офзи можно стать зифасами? – Редко, но случается. Когда раздавали зифу всем, она у некоторых не прижилась в организмах. Но затаилась и бывает проявляется в потомках. Из офзи получаются ниже среднего по силе зифасы, а то и совсем слабые. Но учить нужно всех, чтобы не нанесли вред себе и окружающим. – Даже не слышала о таком. – От офзи эта история скрывается, что бы не было лишних надежд на детей. Я промолчала, понятно. Главный девиз корпорации, нет надежды для офзи. – Вторую причину, я пока оставлю в секрете. Для неё вас надо будет подготовить физически и умственно, на это уйдет время. Итак, через две недели начало учебного года и приедут студенты. За это время вам нужно хорошо изучить замок, распорядок студентов и потренироваться ходить под мороком. Также каждое утро будем заниматься. – Остальные прислужники не заинтересуются мной и в чем мои обязанности? Ведь если буду две недели праздно гулять по замку, они удивятся. Или нужно совмещать ваши задания и уход за апартаментами? – Совмещать ничего не нужно. В замке работают офзи лишенные личности, поверьте их ничего не интересует, они просто делают свою работу. Из обычных офзи, работают только кухарка и её помощники. Но у них нет доступа дальше кухни и складов. – Что насчет, прислужников преподавателей и студентов? – У преподавателей и администрации замковые прислужники, а для всех остальных вход в преподавательское крыло закрыт. Вы большую часть времени будете ходить под мороком. Вас и не заметят. – Ясно. – а сама думала, как ужасно, весь персонал из офзи без личностей, они безвольны и с ними могут делать всё что хочешь. Это ректор вроде мужчина с моралью, а остальные учителя. Не выдержала и спросила. – Зачем вы нанимаете их, вам нравится помыкать безвольными оболочками? – Хорошего же вы обо мне мнения. А теперь задумайтесь сами, офзита Мира Сол. Как вы выразились, безвольные оболочки, мало кому нужны. Что с ними происходит, по-вашему, если через три месяца после чистки их не берет никто на работу? – Убивают? – Нет, что вы. Наше правительство против убийств, оно само милосердие, просто вывозят их за сектор в пустыню. Сами понимаете, там не возможно выжить оболочкам офзи. – Как против убийств? Я думала, если не найду работу либо сотрут личность, либо казнят. – О нет, дорогая офзита. Вам бы действительно стерли личность, а еще через три месяца отправили бы путешествовать по бескрайним просторам Ерика. – съязвил зифас. Какой кошмар, да лучше казнь, чем бродить безвольной куклой по пустыне без воды, еды. Медленно умирать от жажды и голода. Моё сердце защемило от жалости и несправедливости. Это так называет милосердие КОМРАТ? Это извращенная жестокость! Получается, зифас Рено наоборот спасает офзи, да личности в них нет, но они ведь дышат, едят, пьют, чувствуют боль. Значит живые. – Спасибо вам зифас Рено, за то, что спасаете их. – Бросьте, офзита Сол. Я нанимаю их не только по доброте душевной. Они молчаливы, послушны и незаметны. А главное, не выдадут секретов, потому как их ничего не интересует. От его слов меня передернуло. Я никогда не видела офзи лишенных личности. Слышала только о них рассказы. – Хорошо. За кем мне нужно будет следить и что такое морок? – решила перевести тему. – Вы ведь не слышали имен членов правительства? – Нет, это ненужная для нас информация, считается. – Ну да, ну да. В правительстве весомое влияние имеет зифас Далтон Одервуд, он приближен к главе корпорации Камиру Моаду. Один из главных советников. Такой же по влиянию, министр зифас Лестер Рено, мой старший брат. Видите ли, что должность министра, что главы, наследуемая. И с самого основания корпорации между семьями Рено и Одервуд постоянное противостояние. Моя должность тоже наследуемая, из поколения в поколение она переходит младшему отпрыску в семье. Одервуды, никогда не отдавали своих детей в академию, из-за понятных причин, предпочитали домашнее обучение и аттестацию комиссии зифасов. А в прошлом году отдали старшего сына Максимильяна Одервуда. Вашей задачей будет выяснить зачем. – И как это выяснить, я не сильна в шпионаже? – развела руками. – Научитесь. Будете ходить под мороком и наблюдать за Одервудом и его окружением. После докладывать всё мне, я проанализирую. Также в этом году поступает Камила Интсли, её семья очень хочет породнится с Одервудами. Все пророчат им свадьбу, за ней тоже надо будет присмотреть. – В общем, задача понятна, но всё-таки, что такое этот морок? Зифас Рено тихо рассмеялся: – Этот морок, так сказать заклинание отвода глаз, невидимости. Я волью формулу в амулет и будете ходить с ним. Но он не подавляет шум. Поэтому две недели будем вас тренировать передвигаться тихо. Я заметил, вы в принципе итак хорошо этим владеете. Но проверим вас в стрессовых ситуациях. – Одним из самых важных навыков в школе считалось, быть тенью, тихой и незаметной. – заметила я. – Вот и отлично. Значит пройдете проверку. – улыбнулся ректор. – Вопросы остались? – Вроде нет. Хотя можно план замка, начну его изучать? – Конечно, ещё что-то? – он достал из ящика папку и вручил мне. – Нет, благодарю. – я поклонилась и развернулась на выход. – Офзита Сол, а как же про влияние эмоций офзи на нас, забыли? – окликнул зифас. Действительно, как могла забыть? Развернулась и приготовилась ждать новой информации. – Вам следует быть внимательнее. Это очень важно. А насчет эмоций. Корпорация запретила вам их показывать не только, чтобы ограничить и приручить, но, и чтобы защитить нас. Когда вы эмоционируете при зифасах, зифа выходит из-под контроля, иными словами вы высасываете ее из нас. Только не в себя, зифа уходит в пространство и растворяется, и мы испытываем боль. Эта информация, выбила почву из-под моих ног. Это что получается, я могу высосать все силы из любого зифаса, стоит рассмеяться? – Вижу по вашему лицу, уже нафантазировали Боги знают, чего. Не всё так категорично. Если зифас не защищен, и вы покажете при нем эмоции, то выбьете его из колеи на несколько секунд. Чтобы полностью выкачать зифу, нужно недели обдавать зифаса эмоциями офзи. – Так значит вчера все зифасы на выпускном испытывали боль? А мы высасывали зифу эмоциями? – задала закономерный вопрос. – Нет, конечно. Мы же не мазохисты, у каждого был защищающий амулет. – Так если есть такие амулеты, зачем так заморачиваться, носили бы их постоянно. – может и наглею, но реально, зачем травить офзи всю жизнь, если можно одеть амулетик и все довольны. – Повторюсь, не всё так просто. Чтобы создать амулет такого типа, нужно очень много зифы, не каждый может себе это позволить. Зифа не безгранична, об этом вы подробно узнаете, шпионя на лекциях за первогодками. – опять заинтриговал Рено. —Мне нужно работать, а вам изучать замок. Он сейчас пустой, поэтому можете спокойно бродить, главное не спускайтесь в подвалы. Жду через четыре часа на обед. – Хорошо. – поклонилась как примерная прислужница и пошла изучать чудесный замок. Надеюсь, действительно, не заблужусь и разберусь в карте строения. Когда вышла из преподавательского крыла, вспомнила что меня насторожило. Одервуд, так звали того молодого зифаса, которого я облила вином на выпускном. О Боги, хоть бы это был не он! Всю неделю я изучала замок и училась ходить под мороком. Насчет изучения строения, в первый же день сильно заблудилась, испугалась жуть, карта мне никак не помогала. И только к вечеру ректор отыскал меня. В тот же вечер повязал на запястье веревочку, на конце которой был фиолетовый круглый камушек. Рено объяснил, что это связующая нить, он будет всегда в курсе где я, захочет вызвать к себе, камушек засветится. Также я смогу его найти, когда нужно. Сначала не могла понять, как найду ректора без зифы, но испробовав, выяснила что прямо сами ноги идут в нужном направлении. А еще, эта ниточка была моим первым украшением и такой красивый камушек. Я как девочка, в душе пищала от восторга, глупость конечно. Ну а с тренировкой ходьбы под мороком, вообще до абсурда доходило. Это началось на третий день исследований, зифас Рено прикрепил мне за воротник маленькую брошь, показал, как включать и выключать её. И вот иду я тихонько под мороком, никого не вижу и меня не видно и тут бамс, резко хлопается дверь рядом. Или бах взрывается что-то. Это мог быть резкий громкий звук, пробегающая кошка (где он их только брал), выпрыгивающие приведения и прочее. По началу, я сбивалась с шага и вскрикивала. Но потом игнорировала всё, да хоть взорвите всю академию, не издам ни звука. Также, каждое утро мы делали зарядку, бегали, растягивались два часа. Постепенно моё тело привыкло к нагрузкам, и я стала себя чувствовать бодрее и сильнее. В зеркале тоже заметила изменения. Худоба никуда не делась, но в некоторых местах начала появляться масса, также я перестала выглядеть через чур бледной, круги под глазами исчезли. И вот настал мой выходной. Работодатель выдал аванс шесть зимов, у него же узнала, как добраться до почты и с утра отправилась в путь. Как оказалось, замок находился в центральном секторе, но в тоже время был отделен от него. Вся прилегающая территория была закрыта. Я думала будет пост охраны. Но нет, территорию защищал барьер зифы. На подобие арки в преподавательское крыло, только помасштабнее. Сейчас он в принципе был практически в отключенном состоянии, пешком можно было попасть любому, только незарегистрированный транспорт не пропускался. Но желающих посмотреть на чудо замок не было. Поначалу мне это казалось странным, а потом, пройдя пешком полтора часа, столько заняла дорога от замка до барьера, поняла, я бы тоже не пошла. Что говорить про изнеженных зифасов, а офзи в принципе нельзя быть любопытными и им здесь делать нечего. Перейдя барьер, попала на оживленную улицу центрального сектора зифасов. Сегодня был выходной у многих, на улице кипела жизнь. Куда хватало взгляда, были высокоэтажки белого цвета, вдоль тротуара посажены деревья и красивые кустики. По инструкции ректора, пошла на право искать остановку общественного транспорта. Им пользовались только офзи. Зифасы предпочитали передвигаться по сектору только на мобилях или таксомобилях. Для офзи по всему городу ездили мобы, это как у нас в секторе повозки, только без лошадей. Остановку нашла быстро, запомнила названия улицы, чтобы не потеряться и найти дорогу назад. Цветочная улица, как мило. Мне нужен был моб номер три, ждала минут пятнадцать и забралась в транспорт. Внешне он конечно был не деревянным, корпус железный. Только временем потрепанный и проржавевший, даже начала побаиваться, что в дороге развалится. Но нет, бодренько поехал. В середине были лавочки со спинками, на минуточку. Хоть какое-то подобие комфорта. Про удобство передумала через пять минут поездки. Трясло беспощадно, хотя ехали по ровной дороге. Сам моб вибрировал и тарахтел, жуть. Хоть проезд бесплатный для офзи. Зифасы наверно, сюда и за доплату бы не сели прокатится. Вышла на шестой остановке, проспекте Основателей, как говорил Рено, это центральная улица. Ну что я скажу, вид не изменился, всё те же высотки, те же деревья и кустики. Вообще все улицы, как я заметила под копирку, если бы не указатели и вывески, заблудится раз плюнуть. Пока искала почту, нет нет, а взгляд цеплялся к зифасам. Я смотрела на них сквозь опущенные веки, чтобы не заметили. Они были все ярко одеты, конечно встречались более скромные представители, но редко. Одна зифасита даже гордо шествовала с воткнутыми ярко зелеными перьями в волосах. Я чуть не прыснула от такого зрелища, еле сдержалась. Офзи встречались редко, но все в сером с опущенными головами и каменными лицами, по стандарту короче. Наконец нашла почту. Народу было немного, поэтому быстро отправила телеграмму Тати, написала, что все хорошо, живу при академии, хозяин порядочный, добрый и мне всё нравится. В подробности не вдавалась. Про условия и зарплату не писала, мало ли кто еще прочитает и может позарится, а то и начать требовать зимов от тёти. У нас такое практикуют. Позже спрошу у ректора, как можно передать деньги Тати, может подскажет. Отправка письма стоило дорого, аж пятьдесят симасов, это пол зима. За несколько предложений, можно купить пару консервов, десяток яиц и килограмм овощей. Я конечно заплатила, не выказала возмущения, пошла на выход. Думала степенно погулять по сектору. Но передумала, уверена ничего кроме новых кустов не увижу. Наверно в секторе выделяется конечно здание правительства, но сомневаюсь, что меня близко к нему подпустят, насчет еще чего-нибудь интересного не знаю, карты нет. Лучше поеду обратно на Цветочную. Тем более, не стоит забывать, что от барьера до замка опять полтора часа пешим ходом. Думала сегодня тело отдохнет от тренировок, ан нет, заменились ходьбой. Перешла дорогу нашла остановку на обратный путь. Дождалась моба и отправилась обратно. Так как, извозчик остановок не объявлял, я их считала. На шестую, уверенно вышла. Вроде высотки те, кусты те, деревья тоже, а вот на указателе написано «улица Садовая», да что ж такое. Может улица переходит в улицу? Сад и цветы ведь понятия схожие, пошла. Шла, шла и дошла до следующей остановки. Понятно, заблудилась. Похоже, третий маршрут ездит не стандартно. Гррр. Злая внутри, невозмутимая внешне, стояла и ждала моб. Спрошу у извозчика. Так и сделала. Он мне объяснил, что нужно пройти на другую улицу и сесть на пятый маршрут. Запомнила, поблагодарила и пошла в указанном направлении. По дороге успокаивалась. И вот уже умиротворенная, пригретая хорошей погодой я не заметила ругательств справа. На меня налетел ураган, сильно толкнув, от чего я больно упала на тротуар коленями, из глаз невольно брызнули слезы. Хотелось ругаться, орать, но я сдержалась. Встала, отряхнулась и даже не посмотрела, кто меня сбил. По любому зифас, офзи не бегают и не толкаются и тем более не ругаются. Попыталась продолжить путь, но меня остановил приказ: – Стоять! Стала. – Обернись! Обернулась. – Подними лицо! Подняла и замерла. Одервуд, это он что решил отомстить за пролитый бокал? Хотя вряд ли бы он меня узнал на улице. Как Дениз говорила, это наверно карма. Месть судьбы. – А, я знаю тебя. – расплылся в хищной ухмылке противный зифас. – Ну надо же как мир тесен. На выборе ты легко отделалась и ушла у меня из-под носа к ректору. Но знаешь, мы скоро увидимся и будь уверена, Мира Сол. – имя моё он прорычал. – Я добьюсь, что ты будешь работать на меня, выкуплю твой контракт и тогда ты за всё заплатишь. Ты даже ходить не сможешь, после работы у меня. Зифас сам себе улыбался, глаза горели азартом и о ужас, похотью с предвкушением. Нужно срочно что-то придумать. Благо еще неделя есть. На реплику Одервуда, никак не реагировала внешне, стояла, как примерная офзи и ждала. – Хм, до встречи Мирра. – меня аж передёрнуло, движение не получилось скрыть. Зифас это заметил, еще шире за ухмылялся, развернулся и пошел к мобилю. Я не стояла столбом, тоже продолжила маршрут. Сказать, что напугал? Нет не особо. Я нужна Рено, он меня не просто так обучает. Тем более буду ходить под мороком, Одервуд хоть всю академию может носом перерыть, меня не найдет, я тень. Ха, будет забавно со стороны наблюдать за ним. Наконец дошла до остановки, села на нужный моб и добралась до Цветочной улицы. Морально приготовилась к долгой прогулке по полям. Сначала шла бодро, потом устала, начала делать передышки. На одной из них задумалась, осмотрелась. Я ведь в поле одна. До замка еще пол пути. Развалилась на траве звездочкой долго смотрела на небо, вспоминала день и тут ко мне начала подкатывать истерика. Нет реветь не хотелось, наоборот. Не стала себя сдерживать и засмеялась. Начиналось с тихого хи-хи, продолжилось хохотом. Я никогда этого не делала, но душа моя прям воспарила, я чувствовала себя почти счастливой в этот момент. И вдруг надо мной нависла тень: – Ты бесстрашная. – я открыла глаза, надо мной завис незнакомый офзи. Серые, волосы, серые глаза, крепкое тело и бесстрастное лицо. – О, э … – только эти звуки смогла выдавить из себя. Вот единственная живая душа, кроме Рено, которую встретила на территории академии и вот в такой ситуации. О, Боги, что будет? – Или ты полоумная? – серьёзно так спросил незнакомец, чем меня разозлил. Сделала каменное лицо, встала. – Нет не полоумная, я думала поблизости никого нет. – Кто ты, кому служишь. Отвечать не отвечать? Лучше сказать, пусть ректору сдаст, с ним как ни будь разберусь. А если сразу пожалуется властям, мне конец. – Я прислужница зифаса Рено, офзита Мира Сол. Готова от него понести наказание, только прошу не стучи властям. Хочешь, оплачу молчание? – Хочу, но оплату приму не только зимами. Зато никому не скажу. Даже ректору. – Это как, не только зимами? – Ты красивая. – задумчиво произнес офзи, по его лицу ничего не понять, что он хочет? – Если мне понравится, даже могу и зимов не взять. – Что понравится? – на самом деле уже догадалась что и похолодела. Тем временем он промолчал, рассматривал меня с головы до ног. Его взгляд останавливался то на груди, то на талии, потом посмотрел на палец правой руки и сказал: – У тебя нет знака брака на пальце, значит не замужем. Может и в жены возьму. – как у него быстро растут планы на меня. Не успела даже дернуться, как парень завалил меня обратно на траву, придавив сверху своим телом. Я быстро отошла от ступора и начала отбиваться. Лягалась брыкалась, кусалась, а ему хоть бы хны. Он начал копошится с моим платьем, потом просто задрал юбки и полез в бельё. Мои глаза застелила пелена гнева, теперь я начала орать. Этот маньяк заткнул мне рот своей ручищей, еще сильнее придавил телом, что он делал не видела, но звук рвущегося нижнего белья услышала четко. Глава 5 Негласный закон относительно рабочего сектора: «Любые правонарушения против офзи в рабочем секторе, проблемы самих офзи.» – Встал с неё живо. – ледяным тоном прозвучал голос ректора. Офзи резко отпрянул и подскочил, а я смогла сделать нормальный вдох. – Мира, иди в мобиль. – поднялась, нашла глазами мобиль и побежала к нему, закрылась в салоне. Меня била дрожь, так в жизни никогда не пугалась. Ведь сейчас меня в поле могли лишить девственности. Незнакомец в поле, да что с этим миром не так? Что с этим обществом не так? Почему люди не могут быть нормальными, порядочными и добрыми? Слёзы застилали глаза. Тут открылась дверь, зифас Рено просунул голову в салон и предупредил: – Мира, возьми эмоции под контроль. Я послушалась, постаралась как можно жёстче взять себя в руки. – Потерпи, сейчас отвезу тебя в место, где сможешь их выхлестнуть. – какое место, удивленно воззрилась на ректора? – Мира. – скривился Рено. – Слушаюсь. – опять выдала эмоцию, держусь, не думаю о плохом, не вспоминаю противных рук и звука рвущегося белья. Посмотрела в окно, в зеркале заднего вида мобиля увидела стоящий силуэт офзи. – Что с ним будет? – Завтра он покинет академию, ты его больше не увидишь. – Спасибо. – вздохнула с облегчением. – Не за что. Я призираю трусость и насилие. Ему не дам рекомендаций, более того внесу в черный список работников. Поверь, через три месяца он лишится личности. – Хорошо. – ни грамма жалости к его судьбе не испытываю. Домчались до замка за пару минут. Не говоря ни слова, зифас Рено показал жестом следовать за ним. Мы пересекли половину замка и стали спускаться в подвалы. Возле характерной арки, Рено протянул ко мне руку, я отдала на экзекуцию палец. Проделов все махинации прошли в темный коридор, ректор завел меня в полупустую комнатку, в ней стояла кровать и стул, за ширмой угол для умывания и естественных нужд. – В это крыло есть только доступ у меня и теперь у тебя. Я тебя закрою тут, через десять минут занесу ужин, утром выпущу. – уж меньше всего я думала о еде, хотя весь день крошки во рту не было. – Хорошо. – бесцветно ответила. – Потерпи пока вернусь с едой и можешь выплескивать наболевшее. Еду зифас принес и запер меня. Я долго сидела оглушенная. ни о чем не думала. А о чем думать? Разве я никогда не видела насилия и несправедливость? Каждый день, не раз становилась свидетелем грабежей, избиений и насилия. Из-за запрета дружбы офзи не сбиваются в банды, но полно агрессивных одиночек. Поломанных, озлобленных, которые срывают свою увечность на слабых. Не раз в школе заминался скандал по поводу изнасилования одной из учениц. Обычно, зарвавшегося юнца и пострадавшую просто женили. Я на всё предпочитала закрывать глаза. Вбила наивно в голову, что меня это не коснется. Холила лелеяла мечты о неземной любви между нами с Римом. А действительность в том, что мне просто везло. Я всегда была мышкой и на меня не особо обращали внимания парни. Теперь, конечно тоже не особо выделяюсь, но и не явно уродлива. И не застрахована никогда от чьих то грязных рук и похотливых желаний. Сегодня мне опять повезло, зифас спас. Но нет гарантии, что повезет в следующий раз. На этой мысли, я поняла, что невинность для меня очень много значит. Это мой якорь, если её заберут вот так, против воли, я окончательно сломаюсь. А шансов что это будет ни так, мизер. Осознав своё положение, я разревелась. Меня прорвало, как плотину. Я сходила с ума от жалости к себе, от жалости ко всем офзи и несправедливости нашего общества. Как отключилась не помню, проснулась с головной болью и свинцовыми глазами. Умылась холодной водой и присела поесть, скорее всего вчерашний ужин. Ни окон, ни часов не было, поэтому не знала сколько времени. Что хорошо, эмоции больше не зашкаливали и вообще в душе была пустота. Оно и к лучшему. Я и так через чур много позволяю себе вольностей при зифасе. Знаю его всего неделю, внешность и впечатления могут быть обманчивы. Я не знаю, его настоящих мотивов, что им двигает. Поэтому впредь буду осторожней и сдержанней и не забывать, что я всего лишь офзита. Так давая сама себе инструкции по правильному поведению примерной офзиты, дождалась зифаса Рено. – Доброе утро, офзита Сол. – зифас снова вернулся к официальному общению, это хорошо. – Доброе утро, зифас Рено. – я поклонилась, глаза в пол. Зифас нахмурился недовольно. Долго смотрел на меня и пытался словить мой взгляд, но я не поддалась. – Время тренировки, поднимитесь к себе оденьтесь по форме. Через пятнадцать минут жду на поле. С этого дня мы перестали общаться на запретные темы и сделали вид, что того злополучного случая и подвальной комнаты не было. Только, к тренировке прибавились уроки самообороны. Я была, за это благодарна зифасу. Так прошла неделя, тихо, спокойно в тренировках и изучениях замка с расписанием студентов. Единственное, я всё-таки увидела офзи без личности. Вернее, офзиту, это жутко. Мы и при личностях выглядим тенями, но этот безжизненный взгляд долго в кошмарах снится будет. Настал день приезда студентов, администрации и преподавателей. С самого утра в академии стоял гул, ко входу постоянно подъезжали мобили, разгружались и уезжали. За всей этой суетой я наблюдала из окна второго этажа под мороком. Это мой первый рабочий день, в роли шпионки. На сегодня было три задания. Проследить за Одервудом, Интсли и бывшей офзитой Лилиан Грей. На удивление остальные двое офзи, не за долго до поступления, попали под арест. По какой причине, даже ректор не знает или скрывает. Мне же проще. А то по началу не представляла, как буду метаться между пятью целями. Всех объектов видела на фотокарточках, теперь выискивала глазами в живую. До приезда первого, проторчала три часа под окном. Это была Камила Интсли. По краткой характеристике её дела: восемнадцать лет, целеустремлённая, умная, сильная зифасита. На внешность, белые волосы чуть ли не до попы, фиолетовые глаза, слегка раскосые, лицо как у фарфоровой куколки. Красивая что сказать. Одета была в фиолетовое, летящее платье, которое гармонично сочеталось с глазами. Девушка давала распоряжения своей прислужнице, говорила с ней холодно и высокомерно, как и положено высокородной зифасите. На удивление девушка осталась в холле, я её прекрасно видела с пролета лестницы, решила спустится, чтобы не затерять визуально среди толпы. Спуск на первый этаж, был тем еще приключением. Туда-сюда сновали прислужники и зифасы, я лавировала как могла. Вроде никого не зацепила. Для обзора залезла на постамент статуи девушки с парнем и замерла. Зифасита стояла сбоку, на расстоянии вытянутой руки и кого-то ждала, делая вид что просто рассматривает холл. Наверняка жениха дожидается. Пока стояли, подъехала на повозке вторая цель моего шпионажа. Повозка с лошадьми произвела фурор среди зифасов, они начали некрасиво тыкать пальцами и фыркать. Лилиан Грей вышла с небольшим чемоданчиком, глаза опущены, лицо каменное. Ну натуральная офзи. И все это видели. Я уже сочувствовала девушке, тяжело ей будет в этом обществе. Думаю, она сама жалеет, что у неё проявилась зифа. Ведь, как я узнала особых перемен в жизни ей не стоит ждать. Высоких должностей не дадут, клерк её потолок. Да, зарплата больше. Но изгоем она будет всегда. Девушка была одета в серое платье, волосы светло-русые, карие глаза. Ничем особо не примечательная внешность, разве что по сравнению с остальными она казалась миниатюрной, низенькая и худенькая. Девушку встретила куратор, суровая зифасита и повела её в сторону крыла общежития. Я не пошла за ней. Сомневаюсь, что в первый день её похитят или навредят, думаю она заселится и носа не высунет из комнаты. Стою, жду вместе с Камилой, Одервуда. И наконец он приехал. Зашел к холл, как хозяин. Даже сами зифасы расступались перед ним. Короткие серебряные волосы, прищур темных глаз с фиолетовым отливом. При первой встрече, они мне светлей казались. Лицо красивое, мужественное. На губах играла полуулыбка, он шел и кивал знакомым, все с ним здоровались и лебезили. Чем поразил меня зифас, так это светло-серым костюмом. Зифасы избегают этого цвета, а парень идет в нём гордо. На самом деле очень идёт ему этот костюм. Что-то я засмотрелась. Так вспоминаю характер этого гада. Успокоилась. Одервуд заметил Интсли и подошел к ней, взял поцеловал ладошку, соблазнительно улыбнулся. А все в холле наблюдали и охали от восторга. – Привет, Камила. Я скучал. Ты очаровательна в этом платье. – томно проговорил парень, как по мне, он уже визуально снял с неё это платье. Девушка покрылась милым румянцем, а глаза сияют лукавством: – О, Макс, я так рада, что мы будем вместе учиться и часто видеться. Папа сказал, что скоро подпишет с твоим отцом брачный договор. – прощебетала девушка. – Всё может быть. – как-то уж очень туманно он ей ответил. – Давай, провожу до корпуса общежития. – Хорошо, проводи. Как она стреляла глазками. Опыт прослеживается. Делает вид скромницы, а сама кокетничает. Да уж. Они пошли, я за ними. Во время каникул, ректор сделал мне доступ во все помещения замка. Даже в подвалы, но попросил туда лишний раз не спускаться. Одервуд чинно довел даму до арки входа в женский корпус первокурсниц, они жили на втором этаже, на третьем второкурсницы и дальше по возрастанию. Мужской корпус находился в другой части замка, справа. Парень снова поцеловал ручку, они договорились встретится в столовой за ужином. Одервуд пошел в направлении мужского корпуса. Я растерялась за кем идти? Потом прикинула, что главная цель Рено всё-таки зифас, пошла за ним. Но стоит признать, мне хотелось больше всего следить именно за Одервудом, почему не определилась. Наверно, из чувства мести. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/yana-vinograd/prisluzhnica-zifasa/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО