Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Спецэффекты Ирина Моисеева Автор делится своим творчеством в социальных сетях, и ее работы нашли живой отклик у аудитории. В этой книге собраны юмористические стихи. Игривая дерзость, сарказм и самоирония поднимут вам настроение и предложат задуматься о простом, но важном. Содержит нецензурную брань. Ирина Моисеева Спецэффекты Спецэффекты Вот кто б только знал, какая печаль - Наряд подобрать для вечера. Но, что говорить, мечтай – не мечтай, Все также надеть мне нечего. Есть тонна штанов, гора свитеров, Свитшоты, костюмы, платьица. Но скольким в лучах лихих вечеров Успела я в них понравиться. Вот в этом в детсад ходила в день мам, Вон в том танцевала с Толиком, А в блузочке селфилась в Телеграм, За декоративным столиком. Вот в этом два дня моталась к друзьям, Вот в этом на свадьбу Веркину. И ломится шкаф, трещит весь по швам, И машет зеркальной дверкою. Есть также в шкафу особый отдел. Там то, что совсем не ношено. Костюм и как раз, и вроде бы сел - Коллекция позапрошлая. *** А муж за стеной печально грустит, Коробку убрал с конфетами. Ну чем удивить, ну что подарить, Вот так, чтоб со спецэффектами. Вот это дарил, и это дарил А это совсем банальщина. Коллега жену раз не удивил - В четверг на развод назначено. А деньги – вдруг скажет, что моветон, И шуба свежа песцовая. Куплю что ли снова ей телефон, Модель-то уж вышла новая. А та, что дарил полгода назад – Конечно уже приелась ей. Пойду посмотрю ее аппарат, Пока не переоделась. *** Бог сверху глядел и тихо вздыхал: Опять эти двое маются. Карьеру поднял, в турне отправлял, Они все не наиграются. И голову тут ломай не ломай – Но не угадать с ответами. Все есть у людей, а им подавай Чего-то со спецэффектами. Квартиру им дал, кредитки и нал, И новый «икс пять» по статусу. Пожалуй, пошлю им лучше скандал, С эффектным накала градусом. *** Смотрю я на шкаф, все видела там. Вдруг в комнату муж врывается. И тычет зачем-то в мой Телеграм, За сердце рукой хватается. Ногой держит дверь, слегка онемел, Глядит как удав на кролика, И грозен, и смел, и белый как мел: – Не хочешь сказать про Толика??? Кризис среднего возраста Что-то встречаешь ты странными Тембрами грустного голоса, Я же пришла, с чемоданами И с кризисом среднего возраста! Со мною не скучно и весело, Так, ерундовые минусы. Если не так что – виной всему Эти проклятые кризисы. Сводками машет печальными Средней статистики мнение: Баба я, в общем, нормальная, В среднем своем проявлении. Я же не доллар всем нравиться, Так-то, в душе я не вредная. Сам то попробуй ты справиться С кризисом возраста среднего. С наглой бессовестной рожею Держится цепкими лапами. А родилась я хорошею Девчонкой у мамочки с папою. Шьешь по больному да наживо, Требуя в цифрах конкретики? Возраст у женщин не спрашивай! Сколько мне? Так как-то, средненько. Злит, как влюбленные парами За руки, да улыбаются. Ждешь, чтобы стала я старою, Может умищи прибавится? Я узнавала – да волосы От возмущенья подымутся: Там у них в бархатном возрасте Тоже, увы, не без кризиса! Так что, любимый, не кипятись, Жить нам втроем, не печалиться. Это ты можешь легко развестись, А кризис – он, гад, возвращается! Украли лучшие годы Украли лучшие годы, средь белого дня (Да и не лучшие вместе с ними, прицепом), А я не давала согласия, все без меня, Воспользовались и не заплатили проценты. А с ними еще пропала моя красота, И молодость, и упругие яблочки-щечки. Я против, я выписываю счета Заставлю вернуть вас долги, и включаю счетчик. Украли доверие тоже (пишите два) Надежды и планы, мечту про принца в Майами, И есть подозрение, что моя голова Тоже пропала, с памятью и мозгами. Еще пропало желание всем угодить, И я вам скажу, но это большой секрет, Что этот пункт разрешаю я исключить, Стремления возвращать особого нет. Серьезно, но этот странный и наглый вор Немного был не в себе и, похоже, того: Он нужное и ненужное тоже спер, Но в этом проблема теперь не моя, его. Ведь там же, с кучей того, в кавычках, добра Увез сожаления он, и тоску, и сомнения И вредных привычек там тоже была гора, И очень полезное (нет) чужое мнение. И этот годами накопленный хлам и мусор Он самовывозом, тачкой, вагоном с тележкой Все уволок, тяжеленным огромным грузом, И я улыбаюсь злорадной кривой усмешкой. Но, прибирая балкон после зимы, Записку нашла, и она меня чуть не убила: Он пишет, что взял это не навсегда, а взаймы, Попользует – и обратно вернет, как было. А я не согласна, и отключаю счетчики, Паспорт сменю, документы и дату рождения, Только прошу вас, не надо искать заемщика, Я забираю обратно мое заявление. В твоем идеале В твоем идеале есть что-то от мамы, Есть две руки с запахом рыбных котлет. Еще в идеале есть что-то от дамы, Которая чинит сама табурет. Есть что-то от Сонечки из бухгалтерии, Что корень в квадрате находит в уме. Есть что-то от Сталина, что-то от Берии, И этого «что-то» нет точно во мне. В твоем идеале есть что-то от Найтли, От Бузовой ног неземных красота. И в нем, в идеале, есть что-то во взгляде, Что только посмотришь, и чувствуешь – ТА. В твоем идеале есть что-то от бывшей, Она же два года уж как не орет, Она полчаса свою сумку не ищет, И главное – вместе с тобой не живет. В твоем идеале есть и от Милосской, И есть от Джаконды немного совсем. Такая вся скромная с виду, неброская, Работает, а не флиртует ни с кем. В твоем идеале есть что-то от гейши, От немки, от женщины-кошки еще. И любит так сильно, целует так нежно, И бонусом – вкусным накормит борщом. Есть губы утиные, как у секретарши, Есть первой любви дорогая постель, И зубы ровны, как у Портман Наташи, И волосы длинные от Рапунцель. И носишь ты свой идеал, и лелеешь, В уме о нем страстную тайну храня. В твоем идеале (я счастлива – веришь?) Ни капли, ни капли, б...., нет от меня! Теория ненормальности В далекой-далекой галактике, В одной звезданутой туманности, Придумали мудрые практики Теорию ненормальности. А ученые – наши, британские, Или может какие-то физики, Смотрели на звезды гигантские, Телескопом ловили признаки. И вычислили условия: Длину, ширину, разрядности, Религию и сословия Людей за пределом нормальности. И в вузах прилежным студентам Показывали их для наглядности - Какие должны быть проценты Человеческой заурядности. И в школьных вписали учебниках, Рядом с фотками писем наскальных: Вот тут мы открыли Америку, А тут вот – людей ненормальных. Выхожу я из дома – а они и вот, Тут же ловят мою траекторию: – Смотрите, какой экспонат идет, Идеальный для нашей теории! Скорее пожалуйте в наш музей! Напишем по вам диссертацию. Таких ненормальных и редких людей Нельзя допустить миграцию. На косточки ваш разберем скелет И вилами впишем в историю. И может, хоть так мы найдем ответ - Что делать с такой категорией. Ну и я вся такая – не прячу глаз, Журналистам автограф, естественно. Поворачиваюсь в профиль и анфас И заявляю ответственно: Вы простите меня, ученые, И британские тоже – сорри! Я настолько вся хитромудреная, Что храню в себе сотни теорий! Вот, глядишь, доживу до понедельника, И лесом пошлю категории. И уйду со страницы учебника Придумывать нью-теории: Теорию псевдоусловностей, И псевдошероховатостей, И выхода личных подробностей Из категорий нормальности. Но тут умники с телефонами: – Вы что, новостей не читали? Вчера вечером ваши ученые, Всю теорию переписали! И все журналисты как загудят: – Опять репортаж провальный! Бросайте вы этот НЕ экспонат, Идемте ловить нормальных! И осталась ненужная я там, Некому раздавать автографы. Оглянулась скоренько по сторонам И хватаю зеваку-фотографа: – Если, мало ли, что изменится, Ты пиши, и британцам и нашим: Мы – нормальные и ненормальные, Шлем привет, улыбаемся, машем! Собеседник Ты рассказывал про время и пространство, И про света преломление лучей, А я думала: пришел – ну и прекрасно, Испекла я очень кстати калачей. Ты рассказывал – в онлайн-библиотеке Изречения Конфуция скачал, А я думала – какие взять тарелки, И какой бы заварить сегодня чай. Ты рассказывал про свет других галактик, Про спектральный рейтинг карликовых звезд, А я думала – вдруг калачей не хватит, Хорошо еще, что торт с собой принес. Ты рассказывал – в Европе толерантны, А у нас пока любое может быть. А я думала, что треснутый заварник, Забываю каждый раз его купить. Ты рассказывал, какие предпосылки У глобальных исторических побед, А я думала – протерты плохо вилки Или это просто падает так свет? А потом еще немного мы молчали Ты в руках своих ладонь мою держал, Попросил налить ромашкового чая И разбавить, чтобы губ не обжигал. Отодвинул остывающий кофейник, Отпустил рассказа медленную нить, И сказал, что я твой лучший собеседник - Как приятно с умной бабой говорить! Неудобно Говорят, не удобно, штаны если Натягивать сверху на голову. Я пробовала – с трудом, но налезли. Давит немного, а четаково. Ну и, опять же, с лысой головушки Будут они постоянно соскальзывать. Встречные люди охнут: «Надо же», Пальцем детишки начнут показывать. Еще, говорят, удобно не очень, На потолке если спать приходится - Будешь за люстру держаться полночи, Там и подушек опять же не водится. Только, мне кажется, это все мелочи, Так ерунда, в саду игрушки. Это же просто, ну разве что незачем На потолок гвоздями подушку. Вы еще наверняка не пробовали На каблуках высоченных смолоду, И на платформе, может, не топали, И с голыми щиколотками по холоду. Все ерунда, ко всему привыкается, В любви признаемся смс-ками, С друзьями мемами общаемся, А поговорить как будто и не с кем нам. Все можно – и наспех ресницы клеить, И примерять нелепую моду. Но вот когда жизнью живешь не своею - Это действительно неудобно. Блюдце Закончен бал, погасли свечи, Затих последний хоровод. Изящно падают на плечи Пиджак и груз мирских забот. Вот только что судьба сверкала Колодой разночинных лиц, И нес шипучие бокалы Почти что мой почти что принц. Но без прощальных фотографий Внезапно свет надежд померк. Предписан пятидневный график, А обещали фейерверк. Вот кто просил свобод – тем дайте, Пусть каждый флаг свой сам несёт. Хочу на каблуках и в платье, А не вот это ваше всё. Я не хотела революций, И войн не надо открывать. Хочу бокал, печеньку, блюдце И кофе с тостами в кровать. Не буду я врываться в избы И останавливать коня. Мне радоваться жизни лишь бы, А это все – не про меня. Верните жизнь. Котятам – лапки, Мир – миру, Питеру – мосты, Мужчинам руль, рыбалку, тапки, Красивым девочкам цветы. Мне – с голубой каемкой блюдце, И кофе с тостами в кровать. Но снова конь зовет проснуться. Будильник. Семь. Пора вставать. Пытаюсь ото сна очнуться, Ищу – где свечи, платье, бал? Где принц, что, начихав на блюдце, Опять так жестко … обманул. После шести Точно, откуда не ждали, пришла беда - В кухне в меня кидается еда. Просто проходу мне бедной не дает, Прыгает из холодильника прямо в рот. Совесть моя из зеркала шипит: Что у тебя за непотребный вид? Зря что ли люди умные говорят - Стройные девочки вечером не едят. Что ж у тебя совсем силы воли нет! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=67648533&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.