Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Тельваур. История десяти убийств Катя Герс Это не началось с серии загадочных убийств в Вашингтоне. Не развернулось с того момента, когда девушка была вынуждена оставить привычный мир. Побег десяти заключенных тоже не дал старт нашей истории, как и непредвиденное исчезновение невесты и любимицы. Одни отчаянно пытались исправить действительность, другие утопали в желании отомстить, ставили на кон всю свою жизнь, даже не задумываясь о возможных последствиях. Кем-то грезило желание обрести утерянную власть, что была безжалостно отобрана и вырвана у них из сердца. Они наказаны за грехи предков, но сами поступают ничуть не лучше. Это случилось после желания создать два новых идеальных существа, затем дать жизнь великому миру, где нет места предательству. Но, забрав у всех зависть и обман, они развязали настоящую войну из-за желания быть первыми и единственными. И прежде чему узнать, с чего же всё началось, стоит обратить внимание на результат этих страшных неоправданных действий, что тоже повлечет за собой не мало других проблем. Катя Герс Тельваур. История десяти убийств К сожалению, мы слишком редко задумываемся о предательствах. Не просто о неком вранье или различного рода поступках, которые мы быстро забудем, а в скором времени и сумеем простить. Разговор идет о тех вещах, которые оставляют неизгладимый след в нашей жизни, нашем настоящем и будущем. И, возможно, поначалу не всегда удаётся понять, как далеко это предательство пустило свои корни, насколько сильно сковало тело и как безжалостно завладело не только нашим разумом, но и – окружающих. Люди всегда врали. Испокон веков. Плели интриги, чтобы, разумеется, достичь определенной цели. Иначе это просто не имело бы никакого смысла. Остается только понять, много ли людей способны на самые ужасающие вещи, от упоминания которых хочется закрыть глаза, тяжело вздохнуть и скорее забыть обо всем. И это касается не только каких-то мрачных, мерзких и поистине жестоких преступлений, заставляющих кровь стынуть в жилах. Здесь могут быть затронуты, казалось бы, не столь отвратительные до тошноты вещи, а более «обыденные ситуации». И мы вновь опять возвращаемся к теме предательств. Может, мы сказали уже слишком много? Ведь каждому уважающему себя человеку понятны базовые представления о добре и зле. И хоть Стив часто задумывался о подобном, всё равно не переставал удивляться тому, как часто ему приходилось расследовать преступления, все участники которого приходились близкими друг другу людьми. Один предаёт другого, сводит с ума своими поступками, заставляет идти на отчаянные вещи, часто в ход пускается и шантаж, который уж точно является одним из самых страшных средств манипуляции. И как бы мы не пытались с этим бороться, подобное будет происходить всегда. Разве если только вдруг появится какая-нибудь волшебная таблетка, которая напрочь сделает всех людей правильными и законопослушными, отбив у них всё желание идти на поводу у корыстных целей. Но это просто невозможно, да и нельзя представить, что работа полиции в один миг станет не нужна. А даже если и правоохранительные органы и продолжат свою деятельность, они точно не будут профессионалами в своей сфере из-за отсутствия опыта. Если вдруг что-то случится, помочь будет крайне тяжело. Но после предательств зачастую приходит ещё одна не менее жестокая вещь. Она наклоняется к своей жертве, приближается к её уху и шепчет таким сладким и приятным голосом, что отказаться от предложенного просто невозможно. Именно, преступления на фоне мести встречаются не реже. Но так чувство удовлетворения от содеянного распространяется по телу буквально на считанные часы, минуты, а потом тебе становится настолько горестно, что даже при одном воспоминании о случившемся чувствуешь себя ещё хуже. Приравнивает ли месть человека к тому, кто стал виновником его проблем? Ллойд часто задавал себе и этот вопрос, но ответ так и не получил. Мужчина работал в отделе полиции города Вашингтон уже более двадцати двух лет. В общей сложности он посвятил этому делу более двадцати семи. И вот, закрывая очередную папку с делом, Ллойд чуть откинулся на спинку стула и потер виски. Кажется, рядом уже почти никого не осталось; многие разошлись по домам. И это весьма не удивительно, ведь время давно перевалило за полночь, а текущее расследование успело выбить из колеи всех без исключения. Иногда кажется, что привыкаешь к подобному, что в итоге вместо сочувствия у тебя образовывается огромный железный стержень, который не позволяет проявлять лишние эмоции. Но это не могло быть правдой, потому что Стив, да и большинство других копов – обычные люди, у которых тоже есть семьи. И эти семьи настолько дороги каждому их них, что, расследуя очередное преступление, временами начинаешь волей-неволей задумываться о своих близких и о том, что им тоже может грозить опасность. Звонок телефона раздался настолько неожиданно, что Стив вздрогнул. Только сейчас к нему пришло осознание того, что он практически уснул. Потерев глаза, мужчина чуть покачал головой, пытаясь хоть немного взбодриться. На экране монитора он увидел имя своей дочери, и, казалось бы, всего несколько букв помогли ему собраться с силами и прийти в себя. – Я боялась, что ты можешь быть занят. Прости, если так. – голос Кейт был довольно теплым и взволнованным. – Нет, всё нормально. – Стив чуть оживился. – Как ты? Во сколько твой самолет? Кейтлин чуть помедлила. Девушка сразу догадалась, в чем было дело, о чем свидетельствовала её грустная улыбка, которую сейчас никто не мог видеть. Подходя к дому, девушка оглянулась. На секунду ей показалось, что кто-то окликнул её. Кейтлин слегка нахмурилась. Из-за времени людей на улице было не так уж и много, а тех, кто имел к девушке хотя бы малейшее отношение, не было вообще. Не зная почему, Ллойд обратила внимание на маленькую девочку, которая выглядывала из-за дерева, и было совершенно не понятно, куда был направлен её лисий взгляд. Затем к малышке подошла темноволосая женщина со слишком идеальной осанкой, и, кажется, начала ругаться. Кейтлин передернуло. Она терпеть не могла выходить одной, когда уже стемнело. И несмотря на наличие средств самозащиты, девушка никогда не чувствовала себя в полной безопасности, и порой опасалась даже самых на первых взгляд безобидных прохожих. Даже эта маленькая девочка смогла заставить её сердце сжаться до размеров горошины. – Он был сегодня в три часа. Долетела прямым рейсом. – Ллойд услышала, как мужчина издал какой-то странный звук. Что-то грюкнуло, а затем ужасная возня стала просто невыносима для уха, заставив рыжеволосую поморщиться. – Я уже почти у дома, пап. Кейт хотела сказать, что сообщила все отцу еще вчера (причем дважды), что затем написала ему сообщение, но звонить лишний раз не стала, так как боялась отвлечь его от серьезного дела, однако девушка промолчала, прекрасно понимая, что тяжелый график Стива уже просто лишил его всякого сна и сил. Мужчина не раз упоминал несколько не раскрытых дел, которые повесили на их отдел. Загадочные убийства и похищения не могли прекратиться так же быстро и странно, как начались. Даже если очень хотелось. Начальство постоянно давило, да и проблемы Стива с Элли, матерью Кейт, тоже совершенно не облегчали ситуацию. Пусть Ллойд в глубине души даже про просшествию стольких лет и радовался, что его любимая ушла из полиции, это не отрицало того факта, что её психическое состояние было сильно нарушено. В последнее время мужчина слишком часто вспоминал то, как они со своей драгоценной возлюбленной были напарниками ещё до отношений, расследуя такие дела, которые были не под силу ни одной другой команде. И Кейтлин очень часто слушала эти рассказы, поэтому, прекрасно осознавая всю ситуацию, никак не могла злиться на отца. – Черт, я даже не знаю, как так вышло. – голос Стива был до ужаса взволнованный и перепуганный. – Милая, прости, я скоро буду дома. Он явно хотел сказать что-то еще, начать оправдываться, но девушка перебила, еле слышно засмеявшись: – Пап, всё нормально, правда. Тем более у меня есть время приготовить ужин. Хотя есть по ночам вредно, но один раз мы себе это простим. Линн подрабатывает в местном ресторане, поэтому научила меня кое-чему. Не беспокойся и не торопись, прошу. Сейчас поздно и темно. Лучше возьми такси и спокойно отправляйся домой. Я не хочу, чтобы ты уснул за рулем и же врезался в столб. Кейт ощутила, что мужчине действительно стало легче. Хоть она и не видела, зато прекрасно знала, что на щетинистом лице возникла легкая улыбка. – Спасибо, – он произнес это достаточно тихо, будто хотел пробурчать это под нос, но Ллойд прекрасно всё услышала. – Скоро буду. Кейтлин « Все дороги ведут в Лейнстер» Пусть Кейт покинула родительское гнездо не так уж и давно, она успела сильно соскучиться по маленькой, но весьма уютной квартире в Вашингтоне. Девушке сразу бросилось в глаза то, что жилищу явно не помешала бы женская рука или хотя бы банальный вызов клининговой компании. Из-за своего постоянного отсутствия дома Стив просто позабыл о слове «уборка». Вероятно, помни он о приезде дорогой дочери, точно что-нибудь да придумал, чтобы придать квартире более или менее приличный вид, но факт оставался фактом: после переезда Элли к своей сестре Милли, работающей медсестрой, в Южную Каролину Ллойд явно опустил руки. Последний раз Кейтлин видела маму около полугода назад, во время зимний каникул в колледже. Тогда они всей семьей праздновали Рождество; но это было не самое радужное воспоминание. И если некогда девушка тайком мечтала бросить университет, где училась на направлении «международный бизнес», а затем подать документы в полицейскую академию, то в последнее время начала понимать, почему родители всегда были против. Кейтлин не могла назвать себя особо впечатлительной, но зная, что психическое состояние матери сильно пошатнулось после её последнего дела и не восстанавливалось более десяти лет, решиться на этот шаг она не могла. Так, дожидаясь приезда Стива, девушка смогла навести в квартире хоть и не идеальный порядок, но более или менее ощутимую чистоту. Ллойд понимала, что после работы отец будет крайне уставшим, поэтому постаралась избежать лишних расспросов и разговоров, которые запланировала отложить до завтра. Человек, практически засыпающий на ходу (хоть и старательно это не показывающий) просто не способен полностью воспринимать доходящую до него информацию. Радовало то, что Стив взял отгул, и весь следующий день отец и дочь могли провести вместе. И пусть это не было чем-то грандиозным, Кейтлин радовалась даже тому, что они заказали пиццу и смогли поговорить. – Сколько ещё продлятся твои каникулы? – спросил мужчина. – Может, останешься подольше? Кейт выдержала секундную паузу. Хоть она и знала, что отец не прочь видеть её каждый день, осознавала, что через некоторое время оставаться в этом доме ей будет только в тягость. Стив постоянно на работе, его могут вызвать даже посреди ночи; знакомых у девушки в Вашингтоне почти не осталось, так как поддерживать связь на расстоянии крайне трудно, да и дома Кейт начали слишком часто посещать мысли об Элли. Кажется, только за вчерашнюю ночь девушка успела перерыть сотню старых воспоминаний. – Мы с Линн собрались в поездку. – произнесла Ллойд. – Пока каникулы не закончились, мы хотели успеть покататься по стране. С нами будут друзья из универа. Здесь я пробуду ещё несколько дней. Кейт ощутила себя ужасно. Пусть она особо и не врала, всё то, о чем она просто не договорила, полностью меняло смысл её слов. – Я понимаю, да. – мужчина постарался улыбнуться. – Я рад, что мы всё равно хоть немного смогли побыть вместе. Видеозвонки, конечно, полезная вещь, однако личная встреча куда важнее. Она видела, что отец погрустнел. Разумеется, он хотел, чтобы Кейтлин побыла с ним чуть дольше. Но и девушка не смогла бы ходить по квартире и делать вид, что всё хорошо. Учеба крайне вымотала, хотелось расслабиться и отдохнуть, уехать в самую глушь мира, тихое спокойное место, где можно будет выйти вечером на веранду, включить любимый сериал и выпить чего-то не очень крепкого. Лейнстер идеально подходил для этой затеи. Маленький городок, расположенный на севере США, был местом, где девушка прожила первые пять лет жизни вместе с бабушкой, пока родители не решились забрать маленькую мисс Ллойд домой, как только их дела на работе устаканились. Кейт всегда знала, что с таким графиком родители не могли нормально следить за ней, а как только девочка подросла, можно было спокойно пользоваться услугами няни. Доверять младенца постороннему человеку Элли не рисковала. И пусть с Лейнстером тоже были связаны определенного рода воспоминания, они не являлись частью волнений о семейных проблемах. В этом городишке всё так же жила семья Линн, девушки, с которой Кейт практически не общалась в детстве, но по случайности попала в один университет, поэтому вопрос с жильем уже был решен. Гилберты хотели увидеть любимую дочурку, а Кейтлин желала побыть в покое. Тем более эти люди всегда относились к девушке крайне тепло (как и, наверное, почти ко всем), поэтому о таком слове, как «неуют», даже и не шло речи. Все эти подробности Ллойд опустила для того, чтобы лишний раз не расстраивать отца. Вряд ли ему будет приятно слышать, что его дочь предпочла компанию чужой семьи, чем собственной. – Мы ведь доверяем друг другу? – спросил Стив. Девушка натянуто улыбнулась: – Конечно, пап. Ты знаешь, что если что-то случится, я сразу тебе это сообщу. Все эти несколько дней тянулись так медленно, что девушка стала ощущать, что все её силы безостановочно уходят. Никуда не хотелось идти; лишь укутаться в теплое одеяло и лечь спать, пока не наступит заветный день поездки в Лейнстер. С отцом девушка виделась лишь по вечерам, и то однажды он и вовсе не пришел домой, так как в одном из не самых благополучных районов города был найден труп. Стив не спешил делиться подробностями дела, только попросил, чтобы Кейтлин была крайне осторожна, и если вдруг увидит на улице кого-то подозрительного, то тут же пусть медленно нащупывает в сумочке пистолет, параллельно набирая номер службы спасения. Но, как было сказано ранее, ходить девушка никуда и не хотела, так что чувствовала себя крайне безопасно. Она думала только о том, чтобы Стив как можно быстрее завершил это дело и вздохнул с облегчением. Так или иначе, Кейтлин смогла дожить до начала поездки. Еще с ночи она ощущала невероятный прилив сил, будто была готова горы свернуть. А вот Стив выглядел весьма странно. И девушка могла поклясться, что дело заключалось не только в её отъезде. Ллойд постоянно был в каких-то тяжелых раздумьях, весьма грубо отвечал на любые расспросы, хоть и было видно, что он сразу начинал сожалеть. И дураку понятно, что дело опять заключается в его работе. Девушка сразу подумала о том, что с расследованием могли возникнуть новые трудности. Возможно, вновь обнаружили ещё одно тело, а, может, и вовсе угроза перешла на кого-то из полицейских. Но помочь отцу не представлялось возможным, поэтому, отбросив все свои вопросы, Кейтлин постаралась выкинуть их из головы, чтобы они не мучали её во время отдыха в Лейнстере. На удивление, дорога до Сиэтла пролетела незаметно. Во всех смыслах. Линн встретила подругу в аэропорту, и, не желая терять время, девушки отправились в уже следующую для Кейт поездку. Кажется, Ллойд провела всю дорогу в полудреме. Иначе она просто не могла понять, почему нормально не отвечала на вопросы Гилберт, а лишь бубнила себе под нос. Лишь только сильный удар виском в стекло, когда машина наехала на кочку, заставил девушку чуть взбодриться и крайне недовольно оглядеться по сторонам. Кажется, несмотря на то, что Кейт почти не отвечала, Линн продолжала что-то уж крайне увлеченно рассказывать, будто и вовсе не нуждалась во внимательном слушателе. Прищурившись, Ллойд внимательно взглянула на эту темноволосую девушку, щебетавшую, словно воробей. Линн всегда отличалась особой болтливостью, что даже Кейтлин, которая не имела никаких проблем с общением, ощущала себя совершенно безмолвной, ведь временами даже не знала, когда настанет тот момент, когда она, наконец, сумеет вклиниться в разговор. Но несмотря на это, Кейт всегда ощущала себя очень комфортно рядом с подругой. Девушка без умолку рассказывала о своих мечтах отправиться в большое путешествие по странам Европы, когда закончит обучение, а Ллойд выступала в роли внимательно слушателя, улыбаясь и посмеиваясь с этой детской радости в голосе Гилберт. Даже Лейнстер будто бы подхватил вечный оптимизм Линн и встретил девушек невероятно солнечной погодой. Затем из небольшого двухэтажного дома выбежала молодая женщина, которая сразу бросилась на них с объятиями, да такими сильными, что с Кейтлин чуть не слетели солнечные очки. Мистер Гилберт держался более спокойно; он лишь кивнул и мило улыбнулся, явно не стремясь так с ходу нарушать личное пространство Ллойд. Только за эти несколько секунд встречи с родителями Линн, Кейт вновь убедилась, что её подруга пошла явно в мать. Так как девушки приехали вечером, они остались дома. Сил на встречу с друзьями детства просто не осталось. Признаться, Гилберт была куда более близка со здешними, ведь прожила здесь большую часть жизни, а Кейт переехала много лет назад. Но Ллойд это совершенно не пугало, так как ей казалось, что наладить общение с теми, с кем она общалась в детстве будет куда интереснее и проще, чем, например, со знакомыми из старшей школы Вашингтона. За ужином миссис Гилберт, кажется, задала девушкам все вопросы, которые только мог придумать человеческий мозг. Даже болтливой Линн стало неудобно, когда её мама расспрашивала Кейтлин о учебе, работе, увлечениях, а так же о парнях и желании выйти замуж. Мистер Гилберт же, опустив глаза вниз, тихо ковырялся в тарелке, словно в овощном рагу было спрятано какое-то сокровище, однако это реакция даже забавляла Ллойд. Пусть эти люди и не были ей родными, девушка ощутила, что побывала на самом настоящем семейном ужине. Этого ей не хватало. Так как дом Гилбертом был небольшим, Кейт пришлось заселиться вместе с Линн в её старой комнате, но девушки уже договорились, что, как только родители уедут через пару дней в отпуск к теплым берегам Калифорнии, Ллойд переместиться на диван в гостиной. Спать изначально внизу было не очень удобно, так как Кейт не хотела «преграждать» старшим Гилбертам вход на кухню или в ванную комнату. И эти несколько дней прошли невероятно быстро. Кроме того, что Ллойд постоянно забалтывали по очереди Линн и её мама, она встретила много знакомых. Кто-то был чуть старшее, кто-то младше, однако после двадцати весомая разница в возрасте перестает так сильно ощущаться. Например, восьмилетнему ребенку будет скучно играть с четырехлетним, но когда вам уже по двадцать один и двадцать пять, то при наличии общих интересов весело будет обоим. Особенно радовала встреча с Оливером. Ллойд даже и представить не могла, что этот некогда непоседливый мальчишка станет школьным учителем. Кем угодно, но не учителем. Хоть он сильно возмужал и изменился, как внешне, так и внутренне, Кейт все равно слышала в его голосе те хитренькие и одновременно милые нотки, которые привыкла слышать еще с детства. Таким образом, Ллойд была уверена, что времяпровождение в Лейнстере ей точно придется до душе. Темный седан быстро отдалялся от дома. В окне машины показалась рука миссис Гилберт, а сама женщина глядела в зеркало, смотря, как девушки машут ей в ответ. Кейт легко улыбнулась, а затем, когда автомобиль скрылся из виду, взглянула вверх. Прежнего солнца уже не было. Летний зной Лейнстер продержал недолго. Хотя, отсутствие палящих в глаза лучей даже радовало. Кейт всегда любило пасмурную, слегка прохладную погоду. Переведя взгляд на Линн, девушка заметила, как та с нескрываемым восторгом смотрела на соседских детей, играющих в мяч. В один момент маленький белокурый мальчуган пнул его так сильно, что он полетел прямо в Линн, чуть не попав ей прямо по носу. Но девушка лишь рассмеялась, отдав мяч до ужаса перепуганным ребятам с виноватыми лицами. – Только посмотри на них, – Гилберт ткнула подругу локтем в бок. – Такие милашки. – Не знала, что ты так обожаешь детей. – Кейтлин кивнула и согласилась с девушкой. – Или я чего-то не знаю, или ещё совсем недавно кто-то отказывался поднимать эту тему? Неужели Джордж опять настаивает? Линн встречалась с этим мужчиной около года, что лично Кейт считала довольно маленьким сроком для создания семьи. Сама Гилберт еще толком не знала, чего хотела, ведь ей было только двадцать, но излишняя инициатива возлюбленного её порой пугала. Если тот уже и был готов к семье в свои тридцать с небольшим, то сама девушка, наверное, пока хотела пожить для себя. И это вполне нормальное желание. Поэтому то, что Гилберт сама заговорила о детях, да ещё и с такой улыбкой, заставило Ллойд слегка заволноваться. – Просто мне кажется, что я взрослею. Тоже начинаю хотеть семью, хотя… – она вдруг замешкалась. – Не знаю, что на меня вдруг нашло. Что ты сама об этом думаешь? Может, он прав? Нам стоит перейти на следующий шаг? – Следующий шаг… – тихо произнесла Кейт. – Тут должна решать только ты сама, чтобы потом не жалеть. Если он не может принять твою точку зрения или найти компромисс, то это явно не то, что тебе нужно. Но опять же – решать только тебе. Линн внимательно взглянула на подругу. Впервые за последнее время улыбка спала с её лица, сделав Гилберт невероятно серьезной. – Ты права. Как всегда. Просто боюсь упустить момент, вот и всё. Улица разлилась громким звонким смехом. Положив руку на бедро, Кейт изогнула бровь, что заставило Линн несколько смутиться. – Я не пойму, ты чтоли умирать собралась? Упустить момент… У нас вся жизнь впереди! Нельзя принимать такое ответственное решение, если ты пока не готова. Гилберт выдержала секундную паузу: – Меня всегда удивляло, что лучшие советы про отношения дают те, кто ни с кем не встречался. Как это работает? – она усмехнулась. – Мне действительно нужно всё хорошо обдумать, чтобы не натворить ошибок. Спасибо, Кейт. Рыжеволосая усмехнулась и легонько потрогала подругу по плечу: – Пойдем в дом. Дождь собирается. Молодой человек чуть ускорил шаг, заприметив неподалеку знакомую рыжую макушку. Поправив галстук, Оливер прокашлялся, будто пытался сделать голос более грубым и мужественным. По его мнению девушкам это нравилось. Парень был рад, что старая знакомая решила приехать в Лейнстер, пусть и не надолго. Они весьма неплохо ладили, и, кажется, Кейтлин даже нравилась ему в детстве, пусть и была куда младше. Но Оливер не слишком хорошо всё это помнил. Лишь то, что вместе им было довольно весело: они часто придумывали разные игры и любили хорошенько посмеяться над вечно ворчливыми взрослыми, привязывая к веревочке игрушечного паука. – Кейтлин! Кейт! – он окликнул девушку, однако та продолжила идти. Пауэлл не заметил ни наушников, ни чего либо другого, что помешало бы Ллойд услышать его. Она всё так же спокойно шла, изредка поворачивая голову в сторону, чтобы, вероятно, осмотреть городок. Не собираясь больше ждать, парень сам подбежал к ней, и слегка дотронулся до плеча, а затем, натянув широкую улыбку, вновь поздоровался. Кейтлин вздрогнула; выглядела она весьма растерянно. – Прости, – она нервно усмехнулась. – Я просто задумалась. Продолжая улыбаться, Оливер почесал затылок. В один момент он и вовсе позабыл всё, что хотел сказать, но девушка сама опередила его. – Я и не помню, чтобы здесь было так красиво. – задумчиво произнесла Ллойд. Сейчас они находились в центре города. И хоть этот самый центр находился совершенно недалеко от конца из-за маленьких размеров Лейнстера, отличия были кардинальные. Дом Линн находился рядом с въездом, и кроме прочих жилищ, пары маленьких магазинов и довольно крупного лесного массива, куда Ллойд не решалась зайти из-за нежелания встретиться с его обитателями, не было практически ничего. Хотя стоит отметить, что около крыльца можно было зачастую заметить ежей или проворных енотов. Но стоило проехать минут пять на машине или же пройти пешком, можно было наткнуться на большое количество зданий, находящихся практически друг на друге: несколько многоквартирных, но весьма ветхих на вид трёхэтажных домов, магазин одежды, обуви, несколько маленьких кафе, парикмахерскую, а так же множество торговых лавок, расположенных вдоль улицы. Кейтлин просто не понимала, как владельцы всех этих зданий до сих пор не разорились: население Лейнстера нельзя было назвать большим – не более десяти тысяч человек. Так же центр города явно позабыл о том, что Рождество давно прошло, потому что вывески были украшены множеством ярких гирлянд. Но это даже радовало, ведь так в городе создавалась приятная «волшебная» обстановка, пусть и не очень вовремя. – Ты ведь давно уехала. – произнес Оливер. – Конечно, не помнишь. Знаешь… – он вновь задумчиво почесал затылок. – Я бы мог устроить тебе небольшую экскурсию. В кафе «У Томсона» продают очень вкусное мороженое. Кейтлин взглянула на его чуть покрасневшие щеки, что совершенно не вязалось с образом того брутального мужчины с нотками игривости, которым Оливер пытался казаться. Не стоило даже гадать, что это не просто экскурсия, а самое настоящее свидание. И пусть Кейт не желала заводить какие-либо отношения в ближайшее время, потому что не видела в этом какой-то необходимости, это не могло помешать ей просто развеяться. – Сегодня мы с Линн собирались посидеть там. – ответила Кейтлин. – Я вышла чуть раньше, чтобы прогуляться, пока она разбирается со своими делами. Про то, что Гилберт вела разговоры по телефону со своим парнем, Ллойд решила тактично промолчать. – Но я могу специально не брать это самое вкусное мороженое, чтобы ты меня угостил. Оливер прикусил губу и слегка кивнул. Они договорились встретиться завтра вечером. Настроение Кейт было довольно высоким. Она даже не могла сосчитать, сколько раз произнесла у себя в голове, что в Лейнстере просто прекрасно. Ей даже на секунду стало жалко, что родители больше не привозили её в этот город после того, так скончалась миссис Ллойд, мать Стива. Кажется, Кейтлин тогда было около семи. В кафе «У Томсона» оказалось весьма уютно. Столики были расположены далеко друг от друга, поэтому можно было свободно говорить на любые темы, не волнуясь, что кто-то услышит что-то ненужное. Конечно, если подслушивать не начнут специально. Хотя гам стоял такой, что никому, вероятно, и не было бы дела до чужих разговоров. Кейт даже и не думала, что жители Лейнстера могут быть столь шумными. Заказ принесли довольно быстро, поэтому подошедшей в скором времени Линн даже не нужно было ждать, чтобы приступить к еде. К слову говоря, готовили тут отменно. Ллойд нахмурилась, внимательно вглядываясь в лицо подруги. Девушка уже не выглядела такой весёлой и жизнерадостной, а ведь положительные эмоции практически никогда не спадали с её лица. Это могло говорить только о какой-то серьезной проблеме, но то, что Гилберт пока решила не делиться этим, дало Ллойд понять, что нужно немного подождать, а не донимать Линн ненужными расспросами. Она наверняка сейчас хочет отдохнуть, поэтому лесть ей в душу – не самая лучшая затея. – Я видела здесь магазин одежды. Может зайдем?… – Ллойд не успела закончить свою мысль, потому что была бестактно перебита громкой мелодией; Линн кто-то позвонил. Гилберт тяжело вздохнула и с явным разрежением посмотрела на экран. Краем глаза Кейт удалось заметить, что контакт не был подписан. Однако то выражение лица, с которым сидела Линн, дало Ллойд некую почву для размышлений. Гилберт явно понимала, от кого может быть этот звонок. Злиться девушка могла сейчас только на своего парня, с которым поссорилась буквально час назад, и неподписанный контакт явно намекал на то, что молодой человек Линн был ею заблокирован, поэтому мужчина взял телефон у кого-то из знакомых, чтобы совершить этот надоедливый звонок. Гилберт нехотя подняла трубку, и Кейт действительно смогла услышать грубый мужской голос. – Я же просила не звонить мне, – раздраженно протянула темноволосая. – Ты можешь хоть иногда…иногда…слушать меня? – Нам нужно срочно поговорить. – донеслось до слуха Ллойд. – И если ты не способна понять это, я буду звонить до тех пор, пока ты не выслушаешь меня. А если отключишь телефон, я буду названивать твоим родителям. Кейтлин опешила от такой наглости. Его тон был настолько омерзительным, что девушка могла поклясться, что если бы с ней кто-то говорил подобным образом, она бы сразу уничтожила этого человека. Линн прислонила телефон чуть ближе к уху, явно прислушиваясь, и закатила глаза: – Тебя почти не слышно. Подожди… То ли Ллойд начала сходить с ума, то ли у её подруги появились проблемы со слухом. Кейт отчетливо слышала каждое сказанное этим мерзавцем слово, а Линн будто пропустила всё мимо ушей. Может, окружающая суматоха так давила на неё, что она просто не могла сосредоточиться на разговоре? В любом случае, Линн действительно вышла из-за стола и направилась на улицу, даже не взглянув на Кейтлин. Случившееся сразу подпортило настроение. Подперев ладонью щеку, Кейт уже без всякого аппетита начала ковыряться в салате, не переставая волноваться за Гилберт, которая довольно долго не возвращалась. Люди, сидящие за столиком позади, не переставали смеяться. Без всякого стыда, девушка прислушалась к их разговору, и странно улыбнулась, когда услышала, как один из мужчин, довольно пьяный, икая через слово, безостановочно пытался рассказать весьма странную шутку про рыбаков, которые пытались поймать русалку и оказались съедены. Как вдруг он резко запнулся: – Келли! – неожиданно произнес он чьё-то имя, отчего Ллойд резко обернулась. Этот самый мужчина счастливо приветствовал какую-то женщину, вся компания радостно взвыла и точно так же одарила особу дружелюбным приветствием. Кейт усмехнулась, даже не понимая, чем было вызвано её внимание данной компанией, как вдруг прилив оптимизма, который она ощутила буквально на секунду, испарился так же быстро, как и появился. Повернув голову, Ллойд столкнулась взглядом с мужчиной. И если Кейт взглянула на него совершенно случайно, у неё сложилось ощущение, что незнакомец смотрел на неё далеко не первую секунду. Это был человек лет пятидесяти с довольно бледной кожей. Глаза у него были пронзительно голубые с, кажется, невероятно маленькими зрачками (из-за расстояния это было трудно определить), будто к ним представили фонарик, а вокруг – довольно глубокие темные морщины. Самым интересным стало то, что остальная часть лица не проявляла никаких признаков старости, будто возраст незнакомца отражали только лишь его глаза. Одет человек был в довольно грязную, явно поношенную одежду: темные кофта и брюки были растянуты в некоторых местах, а так же впитали в себя много пятен. Девушка могла бы сказать, что это бездомный, однако изобилие блюд на его столе, который уже просто ломился, говорило о том, что мужчина при деньгах. Хоть еда в данном заведении стоила не так уж и много, Ллойд не могла представить, что сама когда-нибудь потратится на почти полное меню. Взгляд незнакомца пугал. Это было полное отражение ненависти, будто Кейтлин успела сделать этому человеку нечто ужасное. И стоило девушке отвернуться, она чувствовала, как её спину буквально прожигают. Может, подойти к нему и спросить в чем дело? А если он психопат, который схватит со стола нож и набросится на неё? Нормальный человек не будет так смотреть. – Извини. – рядом послышался голос Линн. – Он вывел меня из себя. – Ничего. Вы поговорили? Девушка лишь коротко кивнула, и уточнять больше ничего не собиралась. Подруги просидели в кафе относительно недолго; было видно, что настроение Линн напрочь испорчено, поэтому в скором времени они отправились домой. Когда Кейтлин покидала кафе, заметила, что того странного мужчины уже не было. Дорога была достаточно быстрой, и заняла всего несколько минут. Линн сразу поднялась наверх, а Кейт, поняв, что подруга явно хочет остаться наедине со своими мыслями, спокойно приняла душ и легла на диван, который стал для неё временной постелью. Пусть девушка и не слишком устала, ей не удалось осознать тот момент, когда её глаза стали медленно закрываться, а голова отказалась отлипать от подушки. Тело стало до ужаса легким, что Кейт даже не смогла дотянуться до зачесавшейся ноги. Ллойд и вспомнить не могла, когда в последний раз хотела так спать. Как вдруг её глаза открылись сами по себе. Кейт будто перестала контролировать своё тело и даже не поняла, когда вообще успела подняться. Точнее, она уже даже не думала об этом, потому что словно разучилась это делать. Так обычно бывает во снах, когда ты не можешь связать что-то с реальностью; просто делаешь что-то и всё. Вероятно, и сейчас было так, однако Кейт, разумеется, не могла сейчас этого знать. Она лишь послушно покорялась своему сознанию и шла по какому-то длинному коридору. Вокруг было очень много людей. Боже, не людей, а самых настоящий великанов, иначе Кейт просто не понимала, почему все вдруг стали такими высокими. Или же это она сама была слишком низкой? Окружающее пространство не было четким, поэтому сфокусироваться на чем-то не представлялось возможным. Ллойд явно только что прокатилась на невероятно быстрой карусели. Обстановка не была шумной. Хоть людей было и много, они общались достаточно спокойно и сдержанно. Казалось, что сотня незнакомцев, окружавших маленькую Кейт, вели себя в разы тише, чем та небольшая компания в «У Томсона». Кажется, девушку кто-то схватил за руку и потянул в сторону. Только сейчас Ллойд удалось осознать, что она находится в широком ярком зале: окна были в цветных витражах с весьма странными и непонятными картинками, пол был украшен такой же яркой мозаикой, а мраморные колонны были обвиты плющом и цветами. Люди уже смеялись, и, кажется, танцевали. Медленно подходили к своему партнеру, кланялись, скромно опуская голову, затем поднимали, кажется, правые руки, подносили их тыльной стороной друг к другу, оставляя расстояние в пару сантиметров, и делали несколько кругов, стараясь выдержать зрительный контакт. Это было всё, что девушка смогла запомнить. Перед Ллойд стоял мальчик. И то, что она была с ним практически одного роста, сказало, что Кейтлин действительно вдруг стала ребенком. Мальчишка широко улыбнулся, и в глаза сразу бросилась его идеальная улыбка, совершенно неподходящая детскому лицу. Будто этот светловолосый юнец с гладким фарфоровым личиком не разу не брал в рот конфет, да и вовсе никогда не слышал о сладостях. Глазки у него были такие живые и яркие, что точно светились, а маленькие ручки в один момент заставили Кейт прокружиться. – Покажи, как ты танцуешь! – радостно воскликнул он. – Пусть все видят, как ты замечательно танцуешь! Никто так больше не умеет! Из уст девушки вырвался непринужденный смех, кажется, действительно похожий на детский. Кейт слегка подпрыгнула, подняла руки перед собой, а затем несколько раз хлопнула в ладоши, параллельно обходя этого странного мальчишку с широкой улыбкой. Даже не глядя на окружающих, девушка чувствовала их радостные улыбки, что ещё больше придавало ей сил. Кружившись с мальчишкой вокруг друг друга, Кейтлин всё так же периодически хлопала в ладоши и слегка подпрыгивала, а затем совершала какие-то странные повороты, которые просто не могла разобрать в этом невероятном сне. – Кажется, они смотрят на тебя. – еле слышно прошептал блондин, чтобы его услышала только Ллойд. – Смотрят и шепчутся!.. Даже и не глядят на Ленди. Я ведь знал, говорил тебе! А ты!.. Не верила мне, негодяйка! Кейт вновь расхохоталась и уж было хотела обернуться, как вдруг ощутила резкую боль в груди. Будто кто-то вонзил нож ей прямо в сердце, а затем ещё и ещё. Колющая боль оказалась настоль сильной, что терпеть стало невыносимо. А когда сердце начало колотиться с бешеной силой, распространяя по грудной клетке странную пульсацию, девушка задрожала. Сон закончился, а сама Ллойд резко перевернулась на бок, чуть было не упав с дивана. Сон она забыла в ту же секунду, как открыла глаза. Сердце колотилось, как бешеное, будто девушке снился кошмар. Голова закружилась, и Кейт медленно поднялась на ноги. Кое-как дойдя до кухни, видя перед собой практически только темноту, девушка покачала головой, попутно шутя в голове, что постарела слишком рано. От стакана воды действительно стало немного легче, однако уснуть так быстро, как в первый раз не удалось. Обычно проблем со сном у Ллойд никогда не было, но в этот раз ей понадобилась несколько часов, чтобы хотя бы расслабиться, несмотря на то, что желание посетить царство Морфея было очень сильным. Оливер вел себя довольно мило и обходительно. Несмотря на то, что они сидели в самом обычном кафе, галантность молодого человека порой поражала: он даже задвинул Кейтлин стул, что больше вязалось с хорошим рестораном по мыслям девушки. Склонив голову на бок, Кейт слушала рассказ Пауэлла о том, почему тот вдруг решил стать учителем. Точнее сказать, «решил» – не самое подходящее слово. В хороший колледж на грант он так и не сумел поступить из-за того, что не совсем хорошо сдал вступительные экзамены. А его родители, люди весьма традиционных взглядов, настояли на том, чтобы он стал педагогом, ведь заявили, что будут оплачивать только это образование. Ведь они сами некогда работали в школе Лейнстера до своего переезда. Однако Кейт обратила внимание на то, что о своей работе Пауэлл рассказывал с особым энтузиазмом. Кажется, он действительно был увлечен этим делом. Хотя парень всё равно не вязался с привычным для Кейт образом учителя, все её школьные преподаватели были довольно взрослыми и скучными, а Оливеру даже не было тридцати, да и чувство юмора у него было весьма хорошее. Может, даже к лучшему, что он стал учителем? Парень выглядит таким счастливым. Сама Кейт жила по принципу – «всё, что происходит в нашей жизни, обязательно приведет только к лучшему». И хоть данное высказывание нельзя подставить под совершенно все жизненные ситуации, для большинства оно точно подходило. Девушка верила, что люди, которые приходят в нашу жизнь, пусть даже и не самые хорошие, обязательно научат чему-то, дадут урок. Да и не все трудности, которые мы считаем таковыми, являются настоящей бедой. Может, это тот опыт, который позволит стать сильнее? Или же это всё в итоге обязательно приведет к тому, что заставит нас улыбнуться? Пауэлл не смог поступить в тот колледж, в который хотел, однако эта неприятность помогла найти ему своё место в жизни. Вдруг то, что Кейтлин так и не решилась поступать в полицейскую академию, тоже сделало всё лучше и проще? Жизнь Ллойд была бы полна опасностей, и Кейт не уверена, что смогла бы со всем этим справиться. Так они просидели в кафе до самого закрытия. Оливер, как подобает джентльмену, проводил девушку домой, параллельно продолжая рассказывать забавные истории с работы. А Ллойд, привыкшая быть в роли внимательного слушателя, не переставляла удивляться тому, с какой радостью человек может вещать о том, как подговаривал маленьких хулиганов подкладывать кнопки на стул старой строгой учительнице. Уже у дома Гилбертов они спокойно распрощались, договорившись как-нибудь ещё поужинать. Кейтлин показалось, что Оливер был не против окончить вечер поцелуем, однако девушка лишь хитро улыбнулась и пошла в сторону двери. Единственное, о чем сейчас волновалась Ллойд – стоит ли делиться с Линн подробностями свидания, когда у той были большие проблемы в собственных отношениях. Хоть девушка и знала, что подруга не покажет вида, что не очень рада слушать о прошедшем вечере, Кейт понимала, что в душе Гилберт будет очень больно. Травмировать подругу лишний раз Ллойд не хотела, и уже сама начала задумываться о том, чтобы позвонить этому наглому мерзавцу Джорджу, переставшему уважать личные границы девушки. Хоть Кейтлин меньше всего любила лезть в чужие отношения, видеть отсутствие улыбки на лице Линн тоже не желала. Холл освещался лишь телевизором. Даже на кухне не было света, что было довольно странно: Гилберт не очень любила сидеть в темноте, когда оставалась одна. Сначала Ллойд решила, что подруга устала и пошла спать, не захотев лишний раз повышать счета за электроэнергию. Однако то, почему она не выключила телевизор, всё так же оставалось вопросом. До слуха Кейтлин донесся странный шорох. Нахмурившись, девушка повернулась в сторону кухни, сделав небольшой шаг вперед. – Линн? – настороженно произнесла Ллойд. Сейчас ей было совершенно не так радостно, как несколько минут назад. Девушка на мгновение вспомнила все фильмы ужасов с таким же началом, и ничего хорошего из этого не выходило. Ей казалось, что кто-то вот-вот выскочит на неё прямо из-за угла, и она даже не успеет вскрикнуть, как будет уже мертва. Глубоко вздохнув, она постаралась успокоиться. Впервые за долгое время Кейтлин испытала настолько сильную благодарность отцу, что тот приучил её носить всегда при себе пистолет. Но несмотря на это, Ллойд не считала себя хорошим стрелком, ведь могла пустить в ход оружие только в тире во время ежегодных ярмарок, она чувствовала, что подобное средство защиты приносит ей огромное спокойствие. Но Кейт надеялась на то, что оружие ей вовсе сейчас не понадобится. Тем не менее, сняв пистолет с предохранителя, девушка, собрав всю волю в кулак, резко распахнула дверь на кухню и включила свет. Представшая перед Кейт картина заставила Ллойд почувствовать себя полной идиоткой. На столе сидел енот, который весьма бессовестным образом, опустив мордочку в забытую на столе миску, что-то беспощадно ел. – Черт… – произнесла Кейт. – Как ты попал сюда, мерзавец? Ллойд обратила внимание на открытое окно. Девушки ни разу не оставляли его открытым на ночь на случай появления этих незваных гостей. Нахмурившись, Кейтлин подошла чуть ближе к зверьку, а тот проявил весьма ожидаемую реакцию – сразу отскочил в сторону и кинулся к кухонным тумбам. Параллельно продумывая то, как избавиться от этого наглеца, Ллойд нервно закусила губу. Неужели Линн не услышала ни его, ни появление Кейт? Почему не закрыла окно? И эти мысли стали буквально кричать в девичьей голове, когда девушка обратила внимание на тарелку. Это были обычные овсяные хлопья, которыми Гилберт всегда ужинала. Опустив палец в миску, Ллойд с ужасом осознала, что молоко было ещё теплым. Подруга не успела бы уснуть. Не желая терять больше ни секунды, девушка быстро побежала на второй этаж, все так же держа в одной руке пистолет, уже совершенно не думая о том, что вызвать полицию было бы куда безопаснее. Вдруг Гилберт что-то сделала с собой, и каждое мгновение могло стать решающим? Дверь в комнату Линн громко ударилась о стену, когда Кейтлин с силой открыла её. Глаза определенно врали Ллойд. Хотели наглым образом запутать, чтобы девушка не смогла понять, что вообще видит перед собой. Так и происходило. Никак иначе. Ллойд просто остолбенела, приклеилась к полу, совершенно разучилась дышать, говорить и, кажется, мыслить. Она будто на мгновение потеряла сознание, находясь всё еще на ногах. И, Господи, Кейтлин была бы рада, чтобы она действительно упала без чувств, только бы не видеть эту чудовищную картину. Нет, это была не Линн. Будь это Гилберт, она бы точно озарила эту комнату своей радостной улыбкой и смехом, бросилась бы Кейт на шею и тут же бы начала расспрашивать о прошедшем свидании, отбросив свои личные проблемы на второй план. А перед Кейт сейчас лишь было тело. Истерзанное тело, совершенно жутким и непонятным образом искусанное и разорванное. Будто на эту жизнерадостную девушку напала стая диких бешеных зверей, голодавших несколько недель. Некогда милый розовый коврик, который родители Линн специально купили перед приездом единственной дочери, был весь в темных пятнах, на которых склеился ворс. Из горла Кейт вырвался лишь хрип, настолько слабый и беспомощный, что будто сама Ллойд оказалась на месте подруги. Хотя та уже не сможет издать даже этот несчастный звук. Отступив назад, Кейтлин схватилась за голову, желая закричать как можно громче и стереть из памяти эту ужасающую картину. Но это не представлялось чем-то возможным. Нельзя было больше смотреть, нельзя! К горлу подступила тошнота, и Кейтлин тут же развернулась к двери, чтобы как можно быстрее спуститься в низ и выбежать из дома, позвать на помощь и вызвать полицию. Однако и сделать это тоже было не так просто. Галлюцинации? Ужасный сон? Кошмар? Ллойд перебрала с алкоголем или ей что-то подмешали в коктейль? Может, Кейтлин спит, и сон настолько реальный, что его просто нельзя отличить от действительности? Прямо в дверном проеме было существо, с который Ллойд столкнулась практически лицом к лицу. Это нечто не было похоже на привычных монстров из фильмов или сказок. Это было… что-то настолько ужасающее, что сердце, которое уже из без того, наверное, практически не билось, точно оказалось на грани разрыва. Пугали и чересчур близкое расположение этого существа, и его омерзительный внешний вид. Оно держалось за перекладины дверного проема, точно паук, однако конечностями не были столь тонкими. На двух парах темных волосатых рук и ног были длинные острые когти, которыми нечто и держалось за деревянное покрытие. Глаза у чудовища были большие, желтые, но с невероятно маленькими зрачками, уши торчали вверх, как у многих животных, но были более плоские, рот слишком огромный с кривыми торчащими зубами, да и само лицо выглядело одновременно очень злым и будто бы…довольным? Эта была точная гримаса сошедшего с ума убийцы. Да и стоит отметить, что размера существо было достаточно большого, а его длинная шея сильно вытянулась вперед, когда Кейт резко отпрянула, чуть не споткнувшись о тело подруги. Как Ллойд могла его не услышать? Как этот зверь (или кем бы он не являлся) смог подойти настолько бесшумно, а еще и вцепиться в деревянные перекладины? Находясь в полном ужасе, Ллойд широко раскрыла рот, а существо всё так же продолжало смотреть на неё, будто наслаждалось болью и страхом. Тело девушки точно стало ватным, она боялась совершить лишнее движение, чтобы не стать идеальной добычей. Кейт не знала, как буквально на один единственный момент смогла хоть немного собраться с мыслями, чтобы совершить следующее: она выстрелила прямо в это чудище. От этого неожиданного удара, монстр отлетел назад, перестав держаться, благодаря чему девушке удалось захлопнуть, а затем и закрыть дверь на щеколду. Понимая, что оставаться в комнате не безопасно (да и находиться рядом с телом Линн – невыносимо), Кейтлин сразу рванула к окну. Девушка осознавала, что это второй этаж, что она запросто может сломать себе ногу или спину, если вдруг неудачно приземлится, однако времени на раздумья не было. Держась руками за подоконник, Кейтлин поспешно спрыгнула вниз, стараясь особо не размышлять об этом падении, чтобы не передумать. Пусть и приземлилась Ллойд не слишком мягко, она не почувствовала сильной боли в конечностях и надеялась на то, что это не болевой шок. Она боялась смотреть назад, боялась даже достать телефон, так как не знала, во что ей обойдётся эта секунда, во время которой она будет набирать номер службы спасения. Что делать? Бежать к соседям? А если чудовище направится к ним и убьет всех? Хотя, оно может сделать это даже и в том случае, если Кейтлин побежит совершенно в другую сторону. Ллойд не думала, что это существо интересовала именно она. Да и что это вообще такое? В голову сразу лезли мысли о какой-нибудь подземной лаборатории, где проводятся чудовищные эксперименты, а это один из сбежавших экспонатов. А, может, дело в каких-нибудь радиоактивных отходах, которые сбросил в реку находящийся неподалеку завод? Или это какое-то мутированное животное, которое забралось в дом в поисках пропитания и поддалось инстинктам, как любой другой зверь? И, возможно, эти догадки могли бы сделать хоть немного легче. Но живые, даже умные и изучающие глаза этого чудовища прекрасно говорили Ллойд о том, что оно прекрасно знало, что творит. Это было совершенно целенаправленное нападение на Линн. Возможно, если бы у Кейт не было бы в руке оружия, она бы стала следующей жертвой. Хотя, ещё не время делать поспешные выводы. Может, не пройдет и секунды, как монстр повалит Ллойд на землю и не оставит от неё и следа. Заметив выбежавшую на крыльцо соседку, которая, вероятно, услышала звук выстрела, Ллойд громко вскрикнула, привлекая к себе внимания. Миссис Блэйк немало испугалась и прижала руку к груди, непонимающе взглянув на Кейтлин, состояние которой явно оставляло желать лучшего. Чуть не сбив бедную женщину с ног, девушка быстро затащила её обратно в дом и начала безостановочно твердить о том, что нужно наглухо закрыть все двери, окна и любые другие места, через которое «оно» сможет проникнуть внутрь. Миссис Блэйк всячески пыталась успокоить перепуганную Ллойд, старалась усадить ту на диван, однако девушка не поддавалась и продолжала твердить о своем. Лишь только муж женщины, который до этого направился к другим соседям, точно так же пытаясь понять природу странного шума, понял, что нужно вызывать полицию. Если до этого супруги Блэйк могли подумать, что чьи-то соседские дети, например, решили взорвать среди ночи петарды, чтобы напугать округу, и совершенно не хотели обращаться к копам без должной причины, то сейчас они были уверены, что тут явно нельзя медлить. Отправив детей, проснувшихся из-за возгласов Кейтлин, обратно наверх, уже сами Блэйки ни на шутку перепугались и не оставляли ни единой попытки успокоить Ллойд до приезда полиции. А девушка никак не прекращала твердить про странное чудище и изуродованное тело подруги. Признаться, супруги даже на какой-то момент подумали, что Кейт может находиться под действием наркотических веществ, но не были в этом уверены. Полиция приехала очень быстро. В Лейнстере довольно редко случались какие-либо происшествия, и звонок мистера Блэйка с сообщением о растерзанном трупе в соседнем доме и весьма странных показаниях его соседки вызвал довольно большой интерес. Пытаясь хоть как-то собраться с силами, девушка старательно отвечала на вопросы офицера, который весьма скептически относился к её рассказу о странном монстре. И это было весьма логично. Однако что оставалось Ллойд? Врать? Тогда она бы точно запуталась в собственных показаниях и навела бы подозрения на себя. Хотя, возможно, и этот самый рассказ как раз таки и заставит копов предположить, что Кейтлин сама могла зачем-то убить подругу. Ведь когда офицера подозвал другой полицейский, Ллойд краем уха смогла услышать, что тело Линн в доме не обнаружили, но на ковре и постельном белье были явные следы крови. Кейтлин даже на секунду подумала о том, что её сейчас заберут в полицию, как заядлую преступницу, которая убила лучшую подругу и решила придумать байку о загадочном бесшумном чудовище, чтобы запутать следствие. Но у детективов не было причин подозревать Ллойд: она вела себя слишком правдоподобно, было видно, что она очень переживает. Такую реакцию не подделать. Спрятать труп и отмыться от крови она бы не успела, так как все соседи назвали точное время выстрела, и даже если Блэйки и могли соврать, когда именно Кейтлин пришла в их дом, звонок в полицию через несколько минут после происшествия никто не мог отменить. У Кейтлин забрали пистолет. И хоть она совершенно не хотела отдавать полицейским свое оружие, прекрасно понимала, что им нужно будет провести экспертизу, если они найдут то существо и тело Линн. Действительно ли из этого оружия стреляли, и действительно ли из него стреляли именно в чудище. Ллойд знала, что полиция подняла на уши весь город. Наверняка копы подумали, что в дом Гилбертов просто забрался какой-то дикий зверь, и из-за невероятно сильного стресса и вспышки адреналина Ллойд могла не так его разглядеть. Тем более по её же собственным словам в комнате было темно. Но в любом случае это «нечто» искал практически весь город. Даже мистер Блэйк взял свое охотничье ружье и отправился с другими мужчинами в неизвестном направлении. А сама Кейт уже не могла ни пошевелиться, ни вымолвить и слова. Обхватив руками колени, она лишь чувствовала, как соседка заботливо гладит её по макушке. Девушка сразу подумала о Гилбертах, об их реакции, когда они узнают о потере единственного ребенка, о том, как она сама сможет смотреть им в глаза, о Стиве, который точно сума сойдет, когда обо всем узнает. А самое главное, чтобы это все не показали по новостями или не печатали в газетах. Ведь если весть дойдет и до Элли, то её и без того пошатнувшаяся психика явно не выдержит. Кейтлин и подумать не могла, что поездка в Лейнстера закончится для неё подобным образом. Неужели она и вправду больше не увидит Линн? Не услышит её звонкий смех, не прогуляет вместе с ней занятия в колледже? Это конец? Разве может быть такое, что человек исчезает из жизни столь неожиданно? Конечно, может. И Ллойд в этом убедилась. Девушка хотела заснуть, но сна не было. Ей хотелось закрыть глаза, но они не закрывались. Она желала просто забыться, но мысли беспощадно уничтожали её рассудок. Было бы хорошо расслабиться, но сердце кололо так, будто сейчас Ллойд схватит удар. Почему она не уехала в больницу, когда ей предложила полиция? Девушка сама не знала. Она была в таком состоянии, что не могла даже и думать нормально. Оставалось лишь довольствоваться успокоительным миссис Блэйк и думать о том, как пережить все остальные допросы, которых явно будет ещё много. Судя по всему, детектив должен будет приехать завтра утром. Это только начало. – То есть вы утверждаете, мисс Ллойд, что вчера весь вечер провели на свидании с молодым человеком, а когда вернулись домой, то нашли тело подруги в весьма плачевном состоянии? Кейтлин лишь кивнула. Как же ей надоели эти бесконечные вопросы. Хотелось отдохнуть и забыть обо всем. Всё жутко болело; кажется, вчерашнее падение вышло не самым удачным, ведь спина стала слишком сильно ощущаться. Девушка надеялась, что эта боль пройдет довольно быстро, ведь сейчас явно не время ещё и мучиться с проблемами со здоровьем. Кроме того, неприятно оказалось даже моргать; Кейт проплакала почти пол ночи. Ллойд боялась представить, настолько отвратительно и измученно сейчас выглядела. Её глаза и лицо наверняка были до жути опухшими и красными. Радовало лишь то, что ещё вчера миссис Блэйк уговорила Кейтлин умыться, чтобы смыть косметику, размазавшуюся по всему лицу. – Именно так, сэр. – выдавила из себя Кейтлин, взглянув на полицейского. Хотя, признаться, это обращение совсем не вязалось с образом детектива. Этот парень был, возможно, совсем немного старше самой Ллойд, что вызвало у девушки сильный скептицизм. Однако полицейский сообщил, что просто стажер, а основное расследование проводит детектив Томсон – девушка сидящая рядом. Но и она не выглядела очень взрослой. – Мистер Хантер, полиция уже нашла какие-нибудь зацепки? Парень не отрывал от неё свои изучающие светлые глаза, заставляя Кейтлин чувствовать себя неудобно. Стоило этим двоим полицейским зайти внутрь дома Блэйков, Ллойд заметила их странные взгляды. Даже тон Хантера был слишком подозрительный: он говорил с Ллойд слишком мягко, без должной сухости, присущей копом при допросе. Они не должны показывать свои эмоции, чтобы не сбивать свидетелей. Стоит отметить, что внешность этого парня была достаточно приятной, даже слишком. С таким аккуратным точеным лицом ему явно нужно было идти в модели, а не в полицейские: у него была фарфоровая кожа, отдаваемая каким-то розовым блеском, довольно пухлые губы, тонкий нос (даже тоньше носа Ллойд), светло-русые волосы, слегка растрепанные. Детектив Томсон выглядела более серьезной, но не менее привлекательной. Но меньше всего сейчас Кейтлин опять хотелось рассматривать чьи-то губы, глаза и прочее, о чем бы можно было составить определенные суждения. Ллойд лишь отметила, что темное каре очень шло этой девушке, потому что Кейт знала, что лично ей короткие волосы не очень пойдут. – Наши сотрудники не прекращают работать, да и видно, что дело заинтересовало и местных жителей. – ответил Хантер, чуть наклонившись. – Остаётся лишь надеяться, что скоро нам что-нибудь да станет известно. – Мы понимаем ваши чувства. – произнесла детектив Томсон, сев рядом с Ллойд, и будто невзначай убрала волосы ей за ухо. – Терять близких очень тяжело. Однако сейчас самое важное, что вы можете сделать – оставаться сильной. Пусть это и звучит банально, старайтесь лишний раз не думать о деле, пока это не понадобится. Если вы продолжите рвать себе душу, то не сможете помочь в поисках тела вашей подруги. – Но что я могу сделать? – Ллойд покачала головой. – Я ведь сама толком ничего не знаю… Я была бы рада знать и понимать чуть больше, но я уже рассказала вам всё. Кейтлин прикрыла лицо руками. Как она может вести себя спокойно? Гилберты должны приехать через несколько часов, и Ллойд даже представить не может, как будет разговаривать с ними, как просто посмотрит в глаза. Стив не звонил, что говорило Кейт о том, что он пока не в курсе случившегося. И девушка хотела, чтобы отец как можно дольше находился в неведении. Он и так сейчас ведет очень сложное и запутанное расследование, а подобные известия явно выбьют его из колеи. Стиву нельзя терять сноровку. Полицейские замолчали. Девушка слышала лишь какие-то шорохи и уж было хотела поднять глаза, как вдруг громко вскрикнула и резко поднялась с дивана. – Что это было? – взволнованно спросила она, схватившись за ухо. Мочка горела так, точно её прижгли спичкой. – В Лейнстере столько ужасных насекомых. – поспешно ответил Хантер, театрально оглядывая комнату. – Кажется, вас только что укусила оса. – Какая ещё нахрен оса? – прошипела девушка. Ллойд бы услышала, как этот летающий монстр жужжит около её уха. Она ведь не глухая! Ощутив, что нервы находятся на пределе, Кейтлин резко отошла в сторону, понимая, что вот-вот взорвется и выплеснет все эмоции на детективах, но в гостиную неожиданно вбежала миссис Блэйк, которая, вероятно, услышал крик Ллойд. – Простите, девочка очень устала. – произнесла женщина, показывая полицейским свою успокаивающую улыбку. – Эта ночь была очень сложной. Кейт почти глаз не сомкнула, вот и нервничает. Не стоит её лишний раз переутомлять. Дорогая, может я принесу тебе зеленый чай? Ты ведь его любишь, да? Ллойд согласно кивнула, и стоило ей проводить взглядом соседку на кухню, она краем глаза увидела, как детектив Томсон многозначительно кивнула Хантеру. Кейтлин начала чувствовать, что сходит с ума. Она видела подвох и опасность практически во всём, даже в этих полицейских, которые вели себя с ней очень мило и дружелюбно. Переведя взгляд на Хантера, девушка вновь столкнулась с его изучающими светлыми глазами. Кейтлин не понимала, что именно значили эмоции на лице парня, однако смотрел он на Ллойд слишком странно. А Томсон явно пыталась сдержать свою улыбку. Сделав маленький глоток из кружки, принесенной миссис Блэйк, Ллойд с ужасом осознала, что чай был разбавлен водой, чтобы тот был не таким горячим. Она это ненавидела… Так ненавидела, что хотела тут же отдать кружку обратно соседке, однако сдержалась. Кейтлин покачала головой и отвернулась. Нужно срочно успокоиться, иначе всё-таки напиток окажется у кого-то на голове, и Ллойд пожалеет, что не избавилась от него. – Спасибо, миссис Блэйк. Это… очень успокаивает! Женщина вновь мило улыбнулась и отправилась на кухню, чтобы не мешать разговору, но не трудно было догадаться, что она практически не отходит от двери, чтобы слух уловил любые интересные детали. – Мисс Ллойд. – голос Хантера явно изменился. Кейтлин сразу уловила, как его интонация стала чуть медленнее и спокойнее. – Вы же ведь хотите помочь нам, верно? Девушка не могла до конца понять, что так её смутило. Парень вроде просто говорил, однако… Кейтлин даже сама не могла описать у себя в голове, что чувствует. Молодой человек осторожно подошел к ней и дотронулся до плеча, но Ллойд сразу отпрянула и отошла назад. – П-простите, я не хотел пугать вас… – его голос был весьма удивленным. Даже слишком удивленным. Кажется, и лицо Томсон слегла переменилось. Девушка вмешалась в разговор: – Мне пришло сообщение от наших коллег. – она говорила совершенно обычно, слегка задумчиво, уперев взгляд в экран телефона. – Только что в полицию позвонили местные, гулявшие в лесу, и сообщили, что видели странное животное. Очень похожее на то, которое описали и вы, мисс Ллойд. Кейтлин сразу оживилась и слегка вздернула брови. – Вы отправитесь туда? – спросила она. – Могу ли… Могу ли я помочь чем-нибудь? Кейтлин уже сама не верила в то, что говорит. Если до этого она просто хотела где-нибудь запереться, чтобы ее никто не трогал, то сейчас была готова горы свернуть, чтобы найти это существо и лично разорвать на части, как оно поступило с Линн. Так же злобно и безжалостно. Томсон довольно улыбнулась: – Думаю, это вполне возможно. Так как только вы видели его, то только вы и сможете опознать. Быстро поставив кружку на стол, чуть не перелив чай, Кейт внимательно взглянула на девушку, показывая свою готовность. Ллойд было плевать на свой внешний вид, на то, что она не переодевалась со вчерашнего вечера, на свое отвратительное отекшее лицо… Главное принести хотя бы малейшую помощь! Она была лично готова ходить по этому лесу, бежать, чтобы ветки били лицо, лишь бы оказаться полезной. Может, хоть так она сможет немного отвлечься? Перестанет чувствовать свою вину, которой и не должно быть? Почему Кейт вообще чувствует себя виноватой? Что она могла вообще сделать в этой ситуации? А если бы она пришла раньше?.. Наверняка тоже была бы убита. Несмотря на наличие оружия, Ллойд понимала, что смогла попасть в это существо только благодаря тому, что оно было совершенно не подвижно, пока смотрело на неё и будто дразнило, глядя на перекошенное шоком лицо. Вряд ли оно так же наблюдало и за Линн, когда собиралось напасть. Возможно, Кейт и осталась жива только благодаря тому, что согласилась поужинать с Оливером. Что касается Пауэлла, он приходил ещё ночью, как только услышал о произошедшем. Однако Ллойд была в таком состоянии, что не могла произнести ни одно предложение адекватно. Он лишь попытался успокоить девушку, но как только понял, что все его попытки бесполезны, ушел. Кейт знала, что не легко смотреть на чужие страдания. Тем более на страдания человека, которого едва знаешь. Поэтому она могла его понять. Наверняка он вновь придет, когда узнает, что Ллойд стало лучше. Но стоит ли? Коротко попрощавшись с миссис Блэйк, девушка сразу рванула на улицу вслед за детективами, где стояла обычная патрульная машина. Они уже были внутри, поэтому Кейтлин не могла видеть, как Хантер благодарно кивнул Томсон. Да и даже если бы увидела это, всё равно бы не поняла, что именно произошло. Миссис Блэйк стояла на крыльце. Увидев, как девушка садиться на заднее сидение, она сжала губы в тонкую полоску. Женщина и подумать не могла, что в их городе случится такое ужасное событие. Бедные девочки! И погибшая Линн, и Кейтлин, которая не находит себе места. Женщина всем сердцем надеялась на то, что все будет хорошо, что станет известная реальная ситуация, что этого зверя найдут, кем бы он ни был. Зайдя в дом, миссис Блэйк подняла со стола кружку с недопитым чаем и направилась на кухню. Женщина не любила оставлять грязную посуду; в доме должно быть чисто. Но стоило ей дойти до кухни, как в дверь раздался звонок. Наверняка это была её любопытная соседка, которая пришла услышать последние сплетни. Она, безусловно, заметила в свое окно полицейскую машину и дождалась момента, пока копы уедут. Приготовившись к бесконечным расспросам, миссис Блэйк открыла дверь, однако своей соседки там не увидела. Это был высокий статный мужчина в форме, а рядом с ним – другой, только чуть ниже ростом; позади стояла патрульная машина. – Вы, наверное, миссис Блэйк? – спросил он. Женщина лишь непонимающе кивнула. – Меня зовут детектив Томсон. Это детектив Хантер. Вам, наверняка, сообщили, что мы приедем, чтобы провести допрос мисс Ллойд. Ей уже стало лучше? Мы можем с ней поговорить? Женщина молчала, широко раскрыв глаза. Она даже и представить не могла, что сейчас произошло. Глава 5 Ксилина «Тельвау?р» – Недавно удалось опознать личность некогда найденного на окраине Вашингтона тела мужчины. Им оказался Майкл Гордон, пропавший незадолго до этого. – сообщал ведущий новостей. – Хватит уже смотреть эти ужасы. – рядом послышался мужской голос. – Спать же потом не будешь. Девушка оставила слова брата без внимания, продолжая внимательно смотреть на экран телевизора с чуть приоткрытым ртом. – Причина смерти неизвестна. Криминалисты утверждают, что тело было разорвано бродячими собаками, уничтожившими всякие следы преступления. Появилось несколько размытых картинок, и девушка машинально подалась вперед, пытаясь разобрать хоть что-то. Но вместо множества кровавых пятен она увидела только подобие тела, находящееся в странной изогнутой позе, будто жертвой стал манекен. Неожиданно картинка погасла. Недовольно обернувшись, Ксилина нахмурилась и сжала губы в тонкую полоску. Неужели он не может подождать пару минут? – В школу опоздаешь. – заявил парень. – Я ведь тоже жду. – С каких пор ты стал таким правильным, Оливер? – Пауэлл недовольно притянула к себе сумку. – Я могу хоть раз позволить себе пропустить занятия? Вспомни себя в моем возрасте! – Если ты думаешь, что, пока живешь со мной, можешь делать всё, что захочешь, то ошибаешься. В следующем году ты будешь уже в выпускном классе. Нужно думать об учебе. – парень усмехнулся. – Жду тебя в машине. Проводив брата весьма скептическим взглядом, Ксилина покачала головой. Кто бы говорил, что нужно думать об учебе! И пусть девушка не собиралась бросать занятия, а лишь хотела просто отдохнуть денечек, ей было весьма забавно слушать о важности обучения от человека, который завалил экзамены. Оливер всегда хотел казаться старше своего возраста, чтобы быть для Ксилины хорошим примером. Девушка жила с ним в Лейнстере около года, так как из-за плотного графика родителей часто оставалась в гордом одиночестве без всякого присмотра. И пусть Оливер тоже довольно много работал, в этом городе всё равно оказалось лучше. Девушка будто ощущала особенную связь с этим местом, даже жалела, что приехала так поздно. Ведь не пройдет и года, как она поступит в колледж и уедет. Тем более и друзей у девушки здесь было куда больше. Ксилина была не самым общительным человеком: завязать разговор и знакомиться первой ей было довольно тяжело, однако девушка очень ценила дружбу. Не просто дружбу ради дружбы, а именно сильную и искреннюю связь с человеком, наличие взаимного комфорта и реального желание доверять друг другу. Да и Ксилине даже показалось, что после переезда она стала более раскрепощенной. На самом деле заводить знакомых на новом месте, когда тебя ещё никто не знает, куда проще, чем пытаться искать близких людей в коллективе, в котором безуспешно варишься уже не один год. – Ты выглядишь слишком веселым. – заметила девушка, обращаясь к Оливеру. – Слишком самоуверенным, будто ботан, который только что удачно пригласил девчонку на выпускной. – Сегодня я буду поздно. – он решил ничего не скрывать. – У меня свидание. Ксилина усмехнулась: – И кто на этот раз? Та молодая учительница – мисс анатомия или?.. – Эта девушка приехала пару дней назад; мы дружили в детстве. Тебе было около года, когда она переехала, так что её ты не помнишь. Пауэлл изогнула бровь: – Будь джентльменом. Если все твои подружки привыкли к тому, что ты никак не можешь определиться, то этой девушке явно может не понравиться, если ты охладеешь к ней после того, как получишь желаемое. Хотя, кто его знает… Может, она и сама не против? День школе был достаточно обычным: не веселым и не скучным. Так же было и вечером. Да и на самом деле похожими были практически все дни: учеба, прогулка с друзьями при наличии времени, домашнее задание при наличии желания, а затем и сон. И эта завершающая часть любого дня под названием «сон» была наглым образом прервана прямо по среди ночи. Не понимая, зачем брат решил разбудить её, Пауэлл находилась в какой-то прострации, когда кое-как поднялась на ноги. Оливер потряс её за плечи и буквально приказал как можно быстрее одеваться и спускаться вниз. Неужели пожар? Но Ксилина не чувствовала противного запаха гари. В любом случае никак перечить девушка не стала. Её брат не был таким идиотом, чтобы шутить подобным образом. Пытаясь как можно быстрее прийти в себя, Пауэлл протерла глаза, накинула первые попавшиеся вещи и спустилась в гостиную, где Оливер уже ждал её около входной двери. – Только что в доме неподалеку от нас произошло убийство. Тело обнаружила девушка, с которой я ужинал сегодня. Весь город уже кипит. Я поеду и проверю, что там, а ты отправляйся к Джонсонам. Одной дома я тебя точно не оставлю! Не в силах даже выдавить и слова, девушка лишь кивнула. Убийство? Она даже поверить в это не могла. Лейнстер ведь такой тихий город. У Ксилины не получалось и вспомнить, когда она в последний раз слышала о банальном ограблении, а тут убийство… Дом Джонсонов находился по соседству. Они, как и большая часть населения Лейнстера уже были в курсе произошедшего. Ксилину сразу встретил Тоби. Этот парень, который был на год младше и учился вместе с Пауэлл в школе, сразу потащил знакомую наверх, попутно высказывая свои предположения о случившемся. Оказалось, практически никто не знал подробностей убийства и подростки больше часа провели в тяжелых догадках, пока не услышали, как внизу мать Тоби рассказывала по телефону о каком-то существе, параллельно говоря о том, что «бедняжка» наверняка сильно испугалась при виде тела подруги и ей все привиделось. И пусть подростки и не услышали довольно много информации, уснуть им практически не удалось. Обоим постоянно мерещились странные тени, а порой в комнату без стука входила миссис Джонсон, резко и бестактно раскрывая дверь, что напрягало ещё больше. Если она так переживала за то, что Ксилина вдруг покусится на целомудрие её сыночка, то могла бы выделить спальное место в любой другой части дома, а не диван в комнате Тоби. Иначе эти постоянные ночные проверки были просто непонятны. Никто не мешал ей хотя бы ходить по коридору чуть громче, обозначая своё присутствие, если она хотела проверить, всё ли в порядке у без того перепуганных подростков. На следующий день стало понятно, что город разделился на несколько лагерей. Первые утверждали, что это было рук дело убийцы, который хорошенько изуродовал погибшую девушку. Свидетельница приняла его за странную сущность так как было темно, да и испуг явно ударил ей в голову. Вторые говорили, что в дом Гилбертом забрался дикий бешеный зверь, так как недалеко был лес. И они полностью соглашались насчет страха и темноты. Но были и третьи. К ним относились люди на подобие Тоби, комната которого была расклеена плакатами с инопланетянами, йети и прочей нечистью из кино. Эта небольшая группа людей верила в рассказ девушки о загадочном существе. И Ксилина действительно радовалась, что эта группа была небольшой: нужно быть ненормальным, чтобы поверить в такую бредовую историю. Стоит только вспомнить, как загорелись глаза Тоби, когда тот узнал о «чудовище». Он будто бы позабыл о куда более серьезной вещи – убийстве, и лишь размышлял о том, как было бы здорово, если бы в мире действительно обитали какие-нибудь таинственный существа. Возможно, Джонсон надеялся, что вдруг станет известно о существование оборотней, вампиров и всего прочего, чем он был так одержим, а это нечто – лишь малая часть еще неисследованного мира. Но лично Ксилина не обрадовалась бы, что в любой момент прямо по среди ночи к ней в комнату могло бы ворваться странное существо. Да и Пауэлл вообще не верила в возможность чего-то подобного. Сама она частично относила себя к четвертой группе – та девушка сама убила подругу (возможно, случайно выстрелив из пистолета), где-нибудь спрятала тело, а затем разыграла уже известную всему городу трагедию. И причина так полагать была одна – свидетельница исчезла сразу на следующий день после случившегося. Миссис Блэйк, у которой ночевала девушка, утверждала, что уже утром её соседки не оказалось дома. Женщина рассказывала, что «бедняжка» не спала практически всю ночь, что она пыталась успокаивать её как можно дольше, но усталость взяла своё и миссис Блэйк уснула. Полиция вообще перестала давать какие-то комментарии, будто и вовсе ничего не случилось. Детектив Хантер, который должен был опросить Ллойд утром, тоже молчал. Бесконечные расспросы не давали толку – все упорно скрывали любые детали дела. Даже имя этой девушки не разглашали, а Оливер слишком убедительно делал вид, что ничего не знает. Возможно, это было и правильно, ведь никто не должен делиться подробностями расследования. Но все-таки то, что потенциальная убийца пропала без следа и её никто не видел в Лейнстере около суток, давало определенную почву для размышлений. Ксилина ждала появления журналистов, крупные заголовки в газетах и выпуски новостей, однако ничего подобного не было. Будто никто даже и не интересовался ни делом, ни его подробностями. И если Пауэлл верила, что всё еще может измениться, то по прошествию недели ей и вовсе начало казаться, что о столь ужасном событии все постепенно начали забывать. Разговоры в городе утихли, сплетен стало меньше. Кажется, кто-то упоминал о найденной в лесу бешеной рыси… Но этот вариант вызывал куда больше вопросов, чем ответов. Могло ли это животное попасть в дом, могло ли утащить тело, после получения огнестрельного ранения? Какая глупость. Но, некоторые, кажется даже поверили в это. А Пауэлл всё продолжала думать о том, почему та девушка решила сбежать и почему никто не пытается её найти. Это выглядело слишком подозрительно. Однако и сама Ксилина довольно быстро начала всё забывать. Так часто бывает с подобными новостями: сначала о них говорят почти все, но в скором времени мало, кто сможет вспомнить хоть что-то, пока вновь что-нибудь не произойдет. Пауэлл уже куда более спокойно стала выходить на улицу, оставлять окно открытым для проветривания, перестав думать о том, что кто-то может туда забраться. Оставалось лишь надеяться на то, что нечто подобное больше не повторится. Уж лучше всё действительно забудется, как страшный сон, чем люди будут жить в вечном страхе. Смотря на десяток пропущенных звонков от Оливера, Ксилина параллельно придумывала как можно больше хороших оправданий. Девушка даже боялась представить, как сильно сейчас зол её брат, а на сообщение «дома тебе будет менее весело, чем на ночной прогулке» было отвечено лишь короткое «прости». Пауэлл не знала, что сказать. Она чувствовала себя полной идиоткой, раз забыла включить звук на телефоне. Прекрасно понимая чувства Оливера и все его волнение, девушка ставила себя на его место. Если бы она не смогла дозвониться до своей младшей сестры, когда время близилось к полуночи, то явно подняла бы на уши весь город. Ведь не так давно Лейнстер буквально кипел от убийства в доме Гилбертов. Прошло около недели, а Ксилина так ни разу не встретила этих бедных людей на улице: они практически не выходили из дома. Пауэлл не была знакома с их дочерью, не знала её имени, но очень сопереживала людям, которые не могут устроить даже похороны своему ребенку, ведь тело так и не нашли. Но подобные мысли – отнюдь не лучшее, о чем можно думать ночью. Пусть улица была освещена фонарями, а Ксилина встретила несколько знакомых, ей все равно было страшно. Думая, как можно остудить пыл брата, Пауэлл зашла в небольшое круглосуточное кафе, где продавали очень вкусные пирожные, а Оливер просто обожал сладкое. Официантка была крайне удивлена появлению подростка посреди ночи, однако приняла заказ. Ксилине оставалось только подождать, чтобы ей всё уложили с собой. В кафе был занят только один столик: там сидела молодая женщина, которая явно перебралась в Лейнстер недавно, потому что прежде Пауэлл её не встречала. Либо незнакомка предпочитала просто не выходить на улицу… Но больше думать о ней Пауэлл не хотела, ведь мало ли кто решил переехать в их город; Ксилина не должна наблюдать за каждым. Однако девушку сразу привлекала одна единственная деталь – кожа этой мисс. Она была настолько бледной, даже слегка зеленоватой, из-за чего Пауэлл посчитала, что женщина чем-то больна. Возможно, поэтому её и нельзя было встретить. Дождавшись долгожданного заказа, Ксилина с немалым удовольствием взглянула на привлекательный десерт, который сразу захотелось съесть. От приятного запаха, который можно было почувствовать даже через контейнер, слегка повысилось настроение. Оливер наверняка сразу подобреет и не будет ругать сестру так сильно. – Ночь – довольно опасное время суток. Нужно быть аккуратнее. Ксилина вздернула брови, услышав довольно приятный женский голос. Она обернулась на незнакомку, вцепившуюся в нее своими зелёными глазами, и лишь коротко кивнула. Поддерживать разговор Ксилина не собиралась. Однако, выйдя на улицу, Пауэлл поняла, что женщина тоже вышла из кафе. Надеясь на то, что незнакомка не направится прямо за ней, что не нужно будет пытаться отвадить её от себя, девушка ускорилась, но это мало чем помогло. На её плечо упала холодная рука. – Ты, наверное, не очень хочешь идти одна? – женский голос будто опьянял, проникал в сознание, безжалостно сковывал волю. Почему Ксилина не может просто сбросить её руку? Почему не может уйти или хотя бы сказать «нет»? Голос отнялся. Язык перестал слушаться, а в горле застрял ком. Это было настолько ужасающее чувство, что нарастающая паника даже не давала собраться с мыслями. Пауэлл просто не могла понять, что происходит. У молодой, на вид не старше двадцати семи, женщины был слишком красивый голос. Настолько сладкий, приятный и опьяняющий, что Ксилина смогла бы слушать это плавное течение звуков всё свою жизнь. И это явно бы ей не надоело. Ноги стали ватными; девушка поняла, что вновь продолжила идти только тогда, когда опустить взгляд. И если бы Ксилина видела себя со стороны, то смогла бы заметить, как перепуганные до чертиков глаза, налитые слезами, соотносились на румяном лице с радостной довольной улыбкой. – Ты, видимо, любишь сладости? – продолжала говорить женщина, будто не могла замолчать ни на секунду. Её рука переместилась на ладонь Пауэлл. – Я тоже люблю вкусно поесть. Незнакомка краем глаза посмотрела на Ксилину с огромным пугающим восторгом во взгляде. Девушка не знала, куда они шли. Довольно странное чувство – направляться куда-то, но не чувствовать при этом ни напряжения мышц, ни самих конечностей. Даже когда человек лежит, он ощущает куда больше. Рассудок Ксилины отчаянно пытался пробиться сквозь странную пелену, заставлял вспомнить Пауэлл о брате, необходимости убежать, сделать хоть что-то. И это давило на девушку ещё сильнее, ведь она не могла пошевелить и пальцем. Сколько времени прошло? Час или больше? Шли они явно долго. И незнакомка ни разу не замолчала. Ни разу даже не отвлеклась, ни зевнула. Её рот не прекращал издавать звуки. Ксилина не поняла, как они оказались у озера, находящегося около выезда их города. Когда было очень жарко, Ксилина любила ходить туда вместе с друзьями. Неужели они успели пройти так много? И чем ближе был темный водоем, тем радостнее начинал звучать голос женщины. Она и вовсе была готова начать смеяться, параллельно не отрывая взгляд от Пауэлл. Вскоре показался небольшой дом. Ксилина знала, что там жила молодая пара, которая уехала несколько недель назад в отпуск. Поэтому девушка была крайне удивлена, когда заметила высокого молодого мужчину, застывшего в дверном проеме. Хотя, в такой ситуации вряд ли можно было чему-то удивляться. Этот мужчина выглядел не таким пугающим: у него не было ни ужасающей бледной кожи, ни жутких пронзительных глаз, ни чего-либо другого, что могло бы заставить сердце биться ещё сильнее от страха. С виду – обычный молодой человек. Может, он сейчас поможет Ксилине? Поймет, что что-то не так и напугает эту женщину, и Пауэлл сможет спокойно вернуться домой? Девушке стало даже немного легче, когда незнакомец резко бросился в их сторону и схватил эту ненормальную за плечи и слегка встряхнул. Но всё было не так просто. – Ты хоть соображаешь, что делаешь? – голос брюнета был настолько злой и взволнованный, будто он сам оказался похищен и шел в неизвестном направлении, совершенно не отдавая отчета собственным действиям. – Ты совсем с ума сошла? Сколько времени прошло, ты знаешь? Тебя уже могли увидеть! Ах, я даже был готов пойти искать тебя! Женщина широко улыбнулась, будто ребенок, увидевший огромный леденец: – Я хотела сделать тебе приятно. Только взгляни на это чудное создание! Я уже несколько дней не могла понять, от кого исходит этот чудный аромат. Даже Ник не пахнет так приятно! Он поперхнулся воздухом и покачал головой: – У тебя вода вместо мозгов? Скажи мне, а?! Ты реально не понимаешь, в каком положении мы сейчас находимся? У нас было несколько часов, пока мы находились в безопасности. Я думал, что тебе нужно остыть, а ты… – он тяжело вздохнул. – Фэлл, этот глупец, и так слишком сильно наследил! Как ты собираешься скрываться, Форвин, если не можешь совладать с собой? Ты ведь обещала мне, что будешь вести себя спокойно! Что ты прикажешь теперь с ней делать?.. Голос мужчины стал чуть тише. Отпустив спутницу, он сделал небольшой шаг назад. Форвин… Какое странное имя. Ксилина почувствовала, что её тело начало возвращаться. У неё вновь появились ноги и руки. Девушка не знала, как такое возможно, но было очевидно, что эта самая Форвин может влиять на неё своим голосом, будто гипнотизируя. Неужели Тоби был прав, когда на полном серьёзе утверждал, что верит в историю про чудовище-убийцу и что где-то неподалеку могут жить таинственные сущности? Из этого диалога Пауэлл поняла, что эти незнакомцы явно в курсе того, что произошло той злополучной ночью в доме Гилбертов. Они говорили о каком-то Фэлле, и это подтвердило то, что история свидетельницы действительно была правдой. Девушка и в самом деле столкнулась с каким-то чудовищем и лишь чудом смогла выжить. И Ксилина явно оказалась тоже не в самом приятном положении. – Ты просто не можешь чувствовать то, что чувствуя я… – Форвин говорила невероятно завороженным голосом. – Ник знал, на что я способна, поэтому и шагу лишнего ко мне не подходил. Ты даже представить не можешь, Афоос, как это девочка пахнет… Так же, как и Ник!.. Теперь я… Я могу… Мы можем!.. Нет, ждать было нельзя. Ксилина заметила, как взгляд мужчины, резко переменился. Он странно посмотрел на Пауэлл, нахмурился и скрестил руки на груди. Только сейчас Афоос понял, что спутница действительно могла говорить правду. Если Форвин не ошиблась, то они могли навести на себя куда больше проблем или же наоборот – огромную удачу. Мужчина даже не успел понять, как в него резко полетел песок. Мелкие песчинки попали прямо в глаза, заставляя Афооса резко схватиться за лицо, потерявшись в пространстве на несколько секунд. Форвин громко закричала и явно хотела побежать, но сделать это не могла просто физически. Её ноги были слишком слабы. Ксилина воспользовалась моментом, когда полностью овладела своим телом и когда эти двое отвлеклись. Видя, что мужчина находится в весьма хорошей форме, она решила сбить его с толку хотя бы на пару секунд, бросив в глаза горсть песка. Это действительно помогло. Ксилина кинула пакет с пирожным, чтобы он не мешался и сразу бросилась бежать изо всех сил, пытаясь как можно сильнее ускориться, параллельно прижимая пальцы к ушам, чтобы не слышать гипнотизирующий голос Форвин. Лишь только один её крик, который Пауэлл услышала невероятно слабо, на секунду заставил девушку усомниться в том, стоит ли ей убегать. Но ноги было уже не остановить, да и Ксилина была уже слишком далеко, чтобы сознание поддалось. Девушка впервые в жизни была настолько благодарна брату, который заставлял бегать её по утрам. Так, она была достаточно вынослива, что сейчас очень помогало. Самым лучшим местом, где можно будет скрыться – лес. На обычной дороге девушку будет явно видно, а если Ксилине и удастся добежать до чьего-нибудь дома, это не отрицает того факта, что туда может прийти Форвин и использовать свои способности. А в лесу было очень темно. Настолько темно, что Пауэлл пару раз чуть не врезалась в ствол дерева, так как луна была затянула тучами, и местность полностью погрязла в тени деревьев. Она не знала, как близко находится погоня, старалась не смотреть назад и не отвлекаться, чтобы не терять даже эту несчастную секунду. Нужно было бежать ещё быстрее, чтобы желательно успеть залезть на какое-нибудь высокое дерево и попробовать дозвониться в полицию, если будет связь. Хотя Ксилина уже не была уверена, что телефон не выпал из её кармана во время этого побега. Руки, которые все так же плотно сжимали уши, сильно затекли, но девушка до последнего старалась не опускать их, так как боялась, что эта странная женщина ещё может её догнать. Однако через пару минут Пауэлл поняла, что это сильно её замедляет, поэтому, надеясь на то, что смогла убежать на достаточно длинное расстояние, убрала руки от ушей. Дышать становилось всё тяжелее и тяжелее. Пусть физическая подготовка Ксилины была весьма неплохой, её тело было уже на грани. Чувствуя, что сердце стучит, как бешеное, что горло чудовищно пересохло, девушка была готова упасть и начать просить пощады. Эта погоня была нереальной пыткой, но Пауэлл понимала, что сдаваться нельзя: она просто обязана бежать до тех пор, пока не откажут ноги. Пока с них напрочь не сотрется вся кожа. Пока девушка не задохнется от недостатка дыхания. – Стой! Пожалуйста, стой! – громко закричал мужчина. Кажется, он был совсем рядом, и Ксилина так и не смогла хорошо оторваться. – Я объясню тебе всё! Его голос не был уставшим, будто он мог так бежать ещё и ещё. Но как Пауэлл могла верить в эти слова после того, что произошло? После того, как её загипнотизировала Форвин и только лишь одному Богу известно, что эта женщина собиралась сделать. На что рассчитывал Афоос? На то, что Ксилина сразу остановиться и скажет, что готова слушать? Как глупо… Её ноги продолжали двигаться вперед, хоть и девушка была уже просто на грани. Ей было слишком тяжело. – Тебя никто не тронет! – продолжал он. – Стой же!.. Пауэлл даже не хотела и думать о том, говорил ли мужчина правду или врал. Она всё равно бы не стала доверять ему после того, что произошло. Было очевидно, что сам бы он точно её не отпустил. Девушка смогла спастись только благодаря тому, что нашла в себе смелость сбежать. Пауэлл прежде никогда не заходила в лес так далеко. Прежде она даже не ходила в походы с палатками. И всё это время Ксилина думала, что это просто обычный лес, где кроме деревьев и, вероятно, диких зверей нет практически ничего. Но девушка просто опешила, когда перед ней предстала огромная полупрозрачная стена, которая тянулась на десяток метров вверх и вдоль. Будто кто-то решил пошутить и связать деревья между собой пленкой, однако эта пленка была будто бы живой… Тусклые и еле заметные цвета сливались друг с другом, постоянно перемещались по разным частям этой стены, слабо сверкали. И эта поразительная вещь заставила Пауэлл резко остановиться и схватиться за сердце, выпрыгивающее из груди. Не зная, что сейчас видит перед собой, Ксилина глубоко и нервно вздохнула; её глаза налились мешающими слезами. Желая резко повернуть в другую сторону, чтобы оббежать эту непонятную стену, чтобы не находить куда более жуткие неприятности, девушка обернулась и поняла, что Афоос находится совсем близко. Он тоже резко остановился, чуть вытянул руку вперед, ведь боялся напугать Ксилину ещё больше. – Послушай, – продолжил он. – Я знаю, что Форвин очень напугала тебя. Она совершенно не понимает, что делает; она больна. Прошу, просто послушай меня… – Вы пытаетесь убедить меня в том, что эта женщина просто чокнутая, однако она сумела подавить мою волю и привести сюда. – перебила Ксилина, делая небольшой шаг назад, всё ближе прижимаясь к стене. – Я слышала, что вы в курсе, кто убил девушку неделю назад! Думаете, я поверю вам? Пауэлл всю трясло. Она даже не понимала, зачем вообще завязала разговор с этим мужчиной, когда должна была просто убежать. Возможно, только так Ксилина могла хоть немного восстановить дыхание, однако всё равно не собиралась делать и шага в сторону Афооса. Но тот начал подходить ближе и сам. Пауэлл вздрогнула, закачала головой, и посмотрела на стоящую прямо позади странную стену. Резко рванув в сторону, Ксилина сразу спровоцировала мужчину на бег. Не зная, что делать, до жути перепуганная Пауэлл вновь повернула, но в этот раз прямо в сторону этой непонятной «пленки». Она сама не понимала, почему вдруг подумала, что это может ей помочь. Будто её сознание само решило, что только так она выживет. Доверившись этому странному чувству, Ксилина не успела понять, как пробежала сквозь эту стену. Позади вновь послышался крик мужчины, однако он прекратился так резко, будто его просто кто-то обрубил. Вновь обернувшись, Пауэлл поняла, что рядом никого уже не было. Широко раскрыв глаза, девушка упала на колени, задыхаясь. Казалось, Ксилина уже просто не могла здраво мыслить, не могла ни сосредоточиться, ни попытаться хоть как-то понять, что же сейчас произошло. Стена всё ещё была перед ней, однако Афооса действительно здесь не оказалось. Пауэлл осознала, что ей каким-то странным образом удалось проникнуть на другую сторону, однако мужчина сделать этого не смог. Это какой-то портал? Куда вообще попала Ксилина? На вид совершенно ничего не изменилась. Она находилась всё в том же лесу, полностью окруженная высокими пугающими в темноте деревьями. Вытащив дрожащими руками из кармана телефон, девушка с ужасом заметила, что связи не было. Может, стоит залезть на дерево? Сейчас она была готова сделать что угодно, чтобы попросить помощи. Однако эта идея буквально через несколько секунд показалась глупой. Было не трудно догадаться, что если Ксилина прошла сквозь какую-то странную стену, а её преследователь сразу исчез с поля зрения, она явно находится в другом месте; это и подтвердила пропавшая связь. Но что Пауэлл делать? Если она вновь попробует пройти сквозь этот портал (или что это было), то наверняка столкнется с Афоосом. Он явно ждет её. Но почему он сам не смог последовать за ней? Почему Ксилине удалось сбежать? Может, этот портал каким-то образом не пропустил его? Но почему пропустил Пауэлл? Вдруг девушка бежала настолько быстро, что споткнулась, ударилась головой и заработала сотрясение мозга? Вдруг она сейчас просто находится без сознания, это всё просто какое-то странное видение, а с ней уже творят те ужасные вещи, которые желала сделать Форвин? Может так и выглядит предсмертная агония: человека начинают мучить странные галлюцинации? – Добрый вечер, – мысли девушки были прерваны мужским голосом. – Вернее, ночь. Не хотел бы пугать вас, но позвольте поинтересоваться, как вы оказались здесь так поздно? Ксилина обернулась. Рядом с ней стоял молодой человек немного старше её самой. Он выглядел совершенно обычно, отнюдь не пугающе, как некогда и Афоос: обычные светлые волосы с выбритыми висками и удлинёнными прядями на макушке, зеленые глаза, вздернутый нос, средние рост и телосложение… Будто Ксилина просто попала в другую часть Лейнстера и встретила кого-то из местных жителей. Но молодого человека она явно видела впервые. – Я заблудилась… – вымолвила Пауэлл весьма дрожащим голосом. А вдруг это все маска? Может этот парень прямо сейчас тоже подчинит её волю, и Ксилина уже точно не сможет спастись? Может, это вообще тот самый Фэлл, совершивший убийство в доме Гилбертов? – Я… Мне нужно домой. М-меня ждет брат и он очень волнуется. Он наверняка уже вызвал полицию и меня вовсю ищут! Парень изогнул бровь и весьма скептически посмотрел на Пауэлл. Лишь коротко кивнув, он искривил уголок губ и подал ей руку, ведь девушка все так же сидела на земле. – Уверен, так оно и есть. Кейтлин «Милые лица» Кабинет был достаточно светлым и просторным; здесь были и картины на стенах, что Ллойд очень любила, и мягкое на вид кресло, и шкаф с книгами, и несколько ярких цветов в плошках. Кажется, всё это должно было придавать хоть какой-то оптимизм, однако обстановка лишь давила. Находясь прямо за запертой дверью, Кейтлин уже даже и не помнила, сколько раз колотила по ней, требуя выпустить. Стены будто начинали сами по себе сужаться, душить девушку, заставляя чувствовать её запертой в клетке. Но ведь так оно и было. Прошло около трех часов с тех пор, как Ллойд очутилась здесь. Голова была готова взорваться от того, что девушка успела пережить. Ей казалось, что она вот-вот сойдет с ума и не будет ни малейшего шанса на восстановление. Крепко сжимая в руке найденную перьевую ручку, Кейтлин уже и не думала о том, почему кто-то вообще пишет столь неудобной вещью. Ллойд радовал лишь довольно острый наконечник, который мог сыграть неплохую службу для освобождения. Услышав шаги, доносящиеся из коридора, Кейт припала ухом к двери. Её слух оказался слишком хорош, чтобы не услышать разговор. – Я догадываюсь, что скоро кто-то будет уволен и помещен в Даджеон. Там как раз таки освободилось несколько вакантных мест. – говорил весьма недовольный мужской голос. Кейтлин лишь отметила для себя, что этот незнакомец говорил весьма приятно, и явно был не рад сложившейся ситуации. – Иначе я просто не понимаю, как вы могли додуматься до того, чтобы привести сюда человека, так ещё и против его воли. Не знаю, что у вас произошло, но мне кажется, что можно было действовать хотя бы немного аккуратнее и разумнее. Даже я не смогу спасти вашу с Метой шкуру… – Ты сам всё поймешь, когда всё увидишь. – ответил другой голос, который девушка узнала сразу. «Детектив Хантер», которого на самом деле звали Дейн Сикерс, говорил весьма самоуверенно, будто не видел ни единой проблемы в том, что произошло. – Можешь взять меня за руку, если захочешь упасть. Второй голос не ответил, но Кейтлин ощутила, как парень недовольно нахмурился. Шаги стали совсем близко, Ллойд сразу отпрянула назад, подошла к столу и завела руки за спину, продолжая крепко держать свое единственное оружие. Дверь резко распахнулась, а прямо вслед за ней стали ещё шире и глаза девушки, когда она увидела того, кто разговаривал с Дейном. Если после разговора с Сикерсом Ллойд пыталась настроить себя на появление всего самого необычного, сейчас она всё равно не смогла сдержать своё удивление. Машина отъехала от дома миссис Блэйк около пятнадцати минут назад, но девушку не переставало покидать странное чувство, которое появилось сразу, как только Кейтлин села в автомобиль. За всё время поездки никто практически не сказал ни слова. Уперев взгляд в затылки полицейских, Ллойд тяжело вздохнула и обратила внимание на водительское зеркало, где столкнулась с пронзительными глазами детектива (или вернее – стажера) Хантера, сидящего за рулем. Парень смотрел на неё практически не моргая, и эта неожиданная встреча двух пар глаз заставила Кейт вздрогнуть. – Вы бы лучше за дорогой следили, – произнесла девушка. – Возможно, мои опухшие глаза кажутся вам интереснее, чем улицы Лейнстера, однако советую поменять приоритеты. Местные дети часто невзначай выбегают на дорогу, когда играют. Глаза парня сразу поменяли объект своего наблюдения, но Ллойд поняла, что на этот раз они уже взглянули на детектива Томсон. Машина въехала на лесную тропу. Где-то неподалеку должна была находиться группа, которая исследовала местность в поисках существа, которое по предположениям убило Линн. Но рядом и не пахло другими полицейскими, и пусть они могли располагаться чуть дальше, Кейтлин начала ощущать болезненный стук в висках. – Я бы хотела, чтобы вы отнеслись к нашим словам серьезно. – произнесла Томсон. – Как бы это сейчас не звучало… Ллойд нахмурилась; её взгляд был устремлен в упор на девушку, которая смотрела на её через промежуток между передними сидениями. – Мы действительно верим вашему рассказу о том монстре, убившим мисс Гилберт. – она выдержала секундную паузу. – Потому что знаем, кто это был. Уже некогда имели с ним дело. – Я не совсем понимаю… – Это немного сложно, поэтому прошу слушать внимательно. Поверьте, мы бы не стали посвящать вас в это дело без причин, которые я назову сейчас. Так вот… Сначала я задам один вопрос. У вас есть родители? Девушка лишь кивнула, всё так же хмуря брови. К чему задан этот вопрос? – И вы уверены, что вы родной ребенок? Родители могли скрыть факт усыновления? Ллойд буквально вспыхнула: – Фотографии из роддома; поздравить пришел весь отдел. Мои родители – копы, которые ненавидят ложь, к чему приучили и меня. Они бы не стали утаивать от меня то, что я оказалась неродным ребенком, потому что это ничего бы не изменило. Этого достаточно?.. Или нужно что-то ещё? Иначе я просто не понимаю, с чего вы решили завести этот странный разговор. Кейтлин была слишком злой, нервной и напуганной. Она уже начинала жалеть, что поехала вместе с этими странными людьми, а не осталась дома у миссис Блэйк. Ллойд наверняка бы нашла себе хорошего психолога, который помог бы ей пережить всю эту трагедию, но сейчас она вынуждена слушать изречение детектива Томсон. – Если вы хотите разобраться с происходящим, необходимо заглянуть в самую суть. Верно? – было заметно, как сильно девушка старается говорить спокойным и мягким голосом. – У нас есть причины полагать, мисс Ллойд, что вы не являетесь той, кем считали себя раньше. Да и мы были, к сожалению, вынуждены солгать вам. Ллойд скривила губы: – Вы не детективы, верно?.. Я должна была догадаться. Так кто же вы? Работники секретного отдела ФБР по поиску чудовищ? Парень усмехнулся и остановил машину, но вылазить пока никто не спешил. – Моё настоящие имя – Дейн, – произнес он вместо девушки. – Это – Мета. Лицо Кейтлин продолжала выражать прежние эмоции. Она смотрела на этих двоих, как на психов, да и сама была мало уверена в стабильности своего состояния. Казалось, что любая информация, которую сейчас предоставят Ллойд, вызовет у неё лишь недоверчивый смешок. Но в голову вновь проникали воспоминания вчерашнего вечера, и Кейт начала понимать, что действительно знает слишком мало и может лишь утверждать, что мир не так прост, как ей казалось раньше. – Если вы не против, я хочу перейти на «ты», – Дейн явно решил взять инициативу разговора в свои руки, что судя по выражению лица Меты, не пришлось ей по душе. Ллойд выразила короткое согласие. – Времени у нас не очень много, и пока это чудовище не залегло на дно, мы должны уладить ряд формальностей; больше не вижу смысла тянуть. Буду говорить весьма быстро и четко. Возможно, да и скорее всего у тебя будет слишком много вопросов, но это всё потом. Лишь только тогда, когда к нам прибудет так называемое подкрепление и оно начнет проверять территорию, мы сможем поговорить более спокойно. А пока просто попытайся успокоиться. Ощущая дрожь в коленках, девушка мысленно усмехнулась. Как вообще можно успокоиться в подобной ситуации? Мета, прекрасно видя волнение девушки, лишь постаралась согреть её успокаивающей улыбкой, однако это просто не могло помочь. Слыша каждый собственный вдох, Ллойд уперла взгляд на парня; тот вновь начал поглядывать на неё через зеркало. Как относиться к таким словам? Как вообще можно спокойно реагировать на то, что в один момент привычный мир начинает рушиться и показывать тебе такие стороны, о существовании которых ты даже и не думал? – Жители этого мира не знают о существовании остальных; по крайней мере далеко не все. – продолжил парень. Глаза Кейтлин расширились ещё больше. – Я и Мета из Тельваура. За минуту мне ничего не рассказать о нашем мире, так что сейчас нет смысла начинать. Подожди пару часов. Та тварь тоже оттуда. И, как я смею полагать, тебя тоже довольно многое связывает с этим местом… Последняя фраза была сказана довольно странной, чуть приглушенной интонацией. Дейн вновь прошелся взглядом по отрешенному лицу Ллойд, задержался на несколько секунд, а затем посмотрел на тропу, по которой они ехали, будто высматривая что-то. – Можно было предположить, что кто-то из твоих предков был из Тельваура, но потом перебрался в Людской мир, раз ты точно уверена, что родной ребенок. Однако… Он резко замолчал и закусил губу, будто в один миг потерял всю свою решительность в разговоре. Переведя взгляд на Мету, он словно попросил у той помощи, что действительно в корне отличалось от той уверенности, которой веяло от Дейна буквально несколько секунд назад. – Ты не поддалась на гипноз, – произнесла Мета, посмотрев на Кейтлин. – Дейн очень силен в этом, но существует ряд исключений, которые не поддаются данному виду магии. – Магии…отлично.– Ллойд покачала головой, всё ещё пытаясь принять случившееся, но отчаяние начало брать верх. – Так кто же я по вашему? Лепрекон? Мета нахмурилась, явно не поняв данной шутки, ведь, наверное, ни разу в жизни не слышала о рыжеволосых хитрых существах, любящих золото. – Я не хочу быть голословна, но – эльф. И есть те, кто не поддается гипнозу, не только эльфы, и таковых не много. И мы убедились в одной своей теории. Из уст Ллойд вырвался нервный смех. Через несколько секунд стало и вовсе не понятно, плачет она или смеется, будто эти противоречивые эмоции сумели собраться воедино. – У-у эльфов невероятно чувствительные уши, – Мета запнулась, смотря на странную реакцию девушки. Ей даже стало немного неловко продолжать, пока Ллойд чуть ли не находилась в истерике, уперев руки в колени. – Когда я ущипнула тебя на ухо, ты чуть не взлетела с дивана. А ещё… Девушка была готова продолжить, сказать то, на что так и не решился Дейн, однако не успела. Кейтлин отсела чуть ближе к двери, развела руками и тяжело вздохнула. – Хватит, – произнесла Ллойд. – Я серьезно, хватит. Я больше слышать об этом не могу. У меня подругу вчера убили… Вы оба реально думаете, что я сейчас могу нормально воспринимать то, что вы говорите? Никаких людей, которые видели то чудовище, нет? И поисковой группы тоже? Тогда куда вы вообще меня ведете? – То существо пробралось к вам с дом не просто так. – ответила Мета. – Эта проклятая тварь настолько бесшумна, что её не может услышать даже самый чуткий эльфийский слух. Монстр знает, что его разыскивают, поэтому с его стороны было крайне неразумно проникать в дом твоей подруги. Ты рассказывала, что он будто бы наблюдал за твоей реакцией? Это вполне возможно… – И почему же?.. – вновь не выдержала девушка, обхватив ручку. – Говорите, что я могу оказаться эльфом, но это звучит, как полное безумие. Как безумием и является та тварь, которую я видела ночью. Вся эта ситуация – одно чертово безумие! Нет, я не могу так… останови немедленно машину. Но Дейн не подчинился. И лишь тогда, когда Кейтлин сама попыталась открыть дверь, показывая, что готова выйти и на ходу, Ллойд поняла, что оказалась в западне: она была заперта. Прохождение (вернее, переезд) через странную полупрозрачную стену при помощи медальона Дейна теперь не вызывал прежних эмоций. Даже то, как этот парень, показавшийся Ллойд на первый взгляд невероятно милым, буквально затащил девушку в какое-то большое здание в стиле любимого для неё барокко, постепенно отошло на второй план. Несмотря на свою готовность ко всему самому неожиданному, Кейтлин до этого видела лишь Дейна и Мету, которые владели весьма размытыми в представлении Ллойд способностями, но всё равно выглядели точно так же, как и обычные люди. И пусть молодой человек, зашедший в кабинет вместе с Сикерсом, на первый взгляд не слишком то отличался от Дейна в плане своей «человечности», были такие детали, на которые было просто невозможно обратить внимание. Признаться, самым первым в глаза бросился его рост. Кейтлин видела много достаточно высоких людей, но ни разу ещё не сталкивалась с тем, чтобы кому-то приходилось наклонять голову, чтобы зайти в дверной проем. Да и весьма дорогой на вид костюм был явно выполнен на заказ; вряд ли можно найти вещи такого качества на столь огромный рост. Черты лица на первый взгляд тоже не казались самыми обычными. Ллойд хватило и пары секунд, чтобы заметить, что в нем смешались Запад и Восток: черные короткие на затылке и висках волосы, челка, разведённая на двое, обрамляющая вытянутое немного смуглое лицо, большие раскосые глаза, припухлые губы, хотя нижняя была чуть меньше верхней… Безусловно, это был довольно симпатичный парень. И Кейтлин была бы готова сохранить этот мимолетный образ в своих воспоминаниях, но она смотрела на молодого человека отнюдь не одну секунду, поэтому это было просто не возможно. Глаза такого же цвета, как и у Кейт, карие, излучали какой-то странный свет, будто фонарики. А уши… Они были настолько длинные, вытянутые и заостренные, что только очень густая шевелюра, напоминающая гриву, смогла бы их спрятать – иначе острый кончик будет всё равно торчать. Ещё больше вжавшись поясницей в стол, Ллойд сглотнула и чуть приоткрыла рот. Однако она ошиблась, когда посчитала себя здесь самым удивленным существом. Казалось, что этот молодой человек…или вернее – эльф, был удивлен не меньше самой Кейтлин. Парень застыл на месте, брови его сдвинулись к переносице, глаза широко раскрылись, а губы застыли в немом вопросе. Он смотрел на девушку так, будто это только что перед ним разрушили всё его привычное представление мира. Незнакомец будто отказывался доверять собственным глазам, считая это всё каким-то обманом. И они бы ещё долго смотрели друг на друга, не в силах вымолвить и слово, пока эту гнетущую тишину не решился разрушить Дейн. Голос его был тихим и чуть хриплым, словно он сам вновь пережил какое-то потрясение. – Говорил же, что действовать нужно было незамедлительно. – произнес Сикерс. – Она была готова выпрыгнуть из машины, поэтому пришлось применить радикальные меры. Характер тоже уж больно узнаваем… Я думал, она расцарапает мне лицо, когда затаскивал её сюда. И гипноз, да… Не вышло. Кейтлин покачала головой и собрала всю храбрость в кулак: – Тебе характер мой не понравился? – вспрыснула та и сделала резкий шаг в сторону Дейна, всё так же продолжая держать перьевую ручку. – Мне было бы любопытно посмотреть на твое лицо, если бы ты попал в мою ситуацию. Бездушная скотина… Сикерс промолчал, а Ллойд вновь уверила себя в том, что внешность слишком часто бывает обманчива. Если Дейн или детектив Хантер показался ей просто ангелом на первый взгляд, то сейчас девушка была готова немного подправить его милое личико. Как по его мнению она должна была себя вести? Прыгать от счастья, узнав о том, что по весьма сомнительным аргументам является эльфом, даже не имея длинных ушей, и пережив смерть лучшей подруги меньше, чем двадцать четыре часа назад? Или же начать воображать, как переберется жить в этот дурацкий мир, Тельваур, который ей напрочь не сдался? Может, Дейн и в самом деле опасался, что тварь, убившая Линн, может залечь на дно, поэтому было просто необходимо спешить, это не отменяло чувств Ллойд. Отбросить всё и просто быть послушной куклой Кейтлин явно не собиралась. Не при этих обстоятельствах. – Я… – наконец вымолвил незнакомец, прерывая Ллойд. – Нам… Нам нужно обсудить всё спокойным мирным языком. И без дуэли на перьевых ручках. Вновь переведя на него взгляд, Кейтлин нахмурилась, положила ручку на стол и чуть искривила губы: – Думаю, это будет очень занимательный разговор. Пусть Кейтлин и выпустили из этого злосчастного кабинета, она совершенно не чувствовала себя в порядке. На неё свалилось слишком много информации, принять которую было сложно. Девушка понимала, что как бы того не хотела, ничего уже не изменить. Она не сможет просто зажмуриться, а затем, открыв глаза, оказаться в привычной комнате общежития колледжа в Сиэтле, где жила с Линн. Она не сможет забыть то, как её подругу беспощадно убили, то, что столкнулась с чем-то совершенно странным и пугающим. Оставалось лишь только пытаться сосредоточиться, чтобы уловить хотя бы малейшую суть того, что сейчас ей пытались донести. Кажется, она даже начала постепенно привыкать. Рассказ Меты и Дейна девушка уже не воспринимала, как полный бред. Однако в голове Ллойд оставалось всё так же много вопросов, которые совершенно не давали ей покоя. Сидя со скрещенными руками, Кейт незаметно пощипывала себя, чтобы немного вернуть потерянное чувство реальности. Девушка все так же ощущала на себе эти раздражающие взгляды, будто была главным объектом на выставке. Сама она даже не могла поднять глаза, потому что не хотела столкнуться с кем-то в зрительном поединке. – Так значит, – она покачала головой. – Мой мир отделен от вашего порталом, находящемся в лесу Лейнстера…та стена, через которую мы проехали, когда Дейн вытащил тот кулон. И этот портал могут видеть те, кто тем или иным способом связан с вашим миром. Для остальных на этом месте нет ничего особенного: обычный лес. В голове девушки сразу вспыхнула картина украшения, спрятанного под рубашкой Сикерса: золотая на вид цепочка держала небольшой алый камень, который находился в чьей-то лапе; когти плотно прижимали к себе драгоценность, не давая никому возможность вытащить этот камешек даже при самом большом желании. – Дейн и Мета относятся к хранителям, которые наблюдают соблюдением порядка и тем, чтобы никто из ваших не раскрыл существование Тельваура и прочих миров. – продолжила говорить Кейтлин. – То есть, вы двое и прочие хранители фактически живете на несколько миров, держа почти всё под полным контролем. Точнее, кто-то больше, кто-то меньше, но не так важно… Я правильно понимаю? – Всё, что касается тайны нашего существования. – ответила Мета. – Мы уже пытались наладить контакт в вашими людьми много лет назад, и это не закончилось ничем хорошим. Нас посчитали…как они сказали? Одержимыми дьяволом? Нашим предкам пришлось стереть память у слишком многих. – То существо… Кто оно? – спросила Кейтлин, уставившись на Мету. Сейчас она испытывала доверие только к этой девушке. – Заключенный из Даджеона, Фэлл Бэст. Превращается в бесшумную тварь. Не знаю, как его вообще смогли в своё время поймать… – объяснила та. – Даджеон – тюрьма для тех, кто совершил серьезные преступления против личности. Недавно был организован побег; теперь мы разыскиваем десяток заключенных. Кому понадобилось их выпускать – не известно. Пока мы поняли лишь то, что некоторые из них скрываются в Лейнстере. У этого города невероятно мощная энергия из-за портала, поэтому мы просто не способны почувствовать их среди людей, и некоторые этим пользуются. Однако большинство все равно не решились находиться так близко, поэтому ушли гораздо дальше. Мы чувствовали следы энергии, но не знаем, куда они ведут. Но для тебя это бесполезная информация… – Но раз этот Фэлл всё же решился прятаться в Лейнстере… – Кейт нахмурилась. – Зачем он убил мою подругу? Он ведь выдал себя. Вы говорили, что он и меня бы легко убил, но почему-то будто издевался. У вас есть объяснения на этот счет? В комнате вновь воцарилась тишина. Ллойд заметила, как остальные коротко переглянулись. – Мы уже высказали свои предположения, что ты являешься эльфом. – произнесла Сикерс. Кейтлин усмехнулась. Переведя взгляд на молодого человека, вернее эльфа, с которым её познакомил Дейн меньше получаса назад, девушка вновь посмотрела на его длинные уши и «горящие» карие глаза. Сейчас об этом парне Ллойд знала только одно, а именно имя – Ли?ганс. Кажется, он был удивлен появлением Кейтлин в Тельвауре больше её самой. – Ну да, – Ллойд кивнула и чуть наклонилась в Лигансу. – Мы очень похожи, не находите? Мои уши практически такой же формы, только не такие длинные и заостренные. Всё это время парень практически не издавал ни звука. Он лишь изредка вставлял пару слов, но так же быстро замолкал и продолжал смотреть на Кейтлин, которую уже начинало тошнить. Но она и сама проявляла излившее любопытство, когда оглядывала молодого человека. Не каждый день ей на пути встречались эльфы. – Это всё немного сложнее, чем кажется. – вновь заговорила Мета. Ллойд была рада, что практически всё ей объясняла именно эта девушка. Когда Сикерсы прикинулись детективами, они хотели лишь выяснить детали дела, понять, действительно ли во всем замешан тот заключенный. После этого и Кейтлин, и миссис Блейк наверняка бы стерли память, но что-то заставило этих двоих передумать и забрать Ллойд с собой. И девушка с нетерпением ждала объяснений. Дейн, который владел достаточно сильным гипнозом, пытался применить свои силы на Кейт, но это оказалось безуспешно. Именно поэтому девушка тогда ощутила, как интонация Сикерса странным образом изменилась. И лишь только благодаря Мете и её выдумке о свидетелях, увидевших того монстра, Ллойд удалось выманить из дома. – В Тельвауре очень много магических существ. – продолжила Сикерс. – Хоть смешанные браки довольно редки, но они бывают. Ребенок наследует силы только одного родителя, и никто не может предсказать, кем именно родится дитя. Союзы эльфов и людей вообще она из самых редких вещей. Хоть люди в Тельвауре и живут в разы дольше ваших, эльфы стареют куда медленнее. Мало кто из эльфов решится на союз, зная, что человек умрет чуть больше, чем через сотню лет, а он сам практически не постареет. Однако, и такое всё же случается… – Но я уже отвечала на ваш вопрос по поводу своих родителей. – запротестовала Ллойд. – У меня нет ни единого сомнения, что я родной ребенок. Да и никто из моих родителей явно не эльф. – Просто слушай и не перебивай, – Дейн нахмурился. – Мы и сами не в курсе всей ситуации. – Дейн, – спокойно отдернул того эльф. – Не груби. Она волнуется; это нормально. Ллойд хотела благодарно улыбнуться, но у неё не вышло. Может, она действительно слишком эмоционально себя ведет? Ведь по лицам этих троих нельзя сказать, что они сами сейчас прибывают в очень счастливом состоянии. Их постоянные переглядки так и говорили о том, что произошло что-то большее, чем просто злосчастное нападение Фэлла. – Если ребенок всё же унаследовал эльфийскую кровь, то признаки проявляются не сразу. Сначала дитя выглядит как обычный человек, и лишь только в момент взросления начинают расти уши и происходят прочие метаморфозы. Поэтому у тебя и такие чувствительные уши. Но… – Мета чуть запнулась. – Твоя уверенность в том, что ты родной ребенок сильно сбивает с толку. Никто из эльфов в жизни не оставит своего ребенка, не подбросит его… Да и сейчас в вашем мире тяжело сделать что-то противозаконное незаметно. У нас подобное карается так же строго. Однако, – Сикерс вновь на секунду замолчала, подбирая слова. Это начинало раздражать, но Кейтлин старалась не показывать негативных эмоций, которые уже переполняли её. – Есть одна эльфийка, Келедис. Она уехала чуть больше ста лет назад исследовать не изученные места Тельваура, которых ещё нет на карте. Наш мир сильно отстаёт от вашего в плане технологий… Она… Она – наша родная душа, наш близкий друг. И не смотря на то, что она решила уехать, это был её выбор и никто не смеет её в этом осуждать. Мета поочередно посмотрела на Дейна и Лиганса. Последний будто смотрел сквозь Кейтлин, поддавшись каким-то старым воспоминаниям. Ллойд уж было хотела спросить, к чему клонит Сикерс, но решила промолчать; долгожданное объяснение должно было вот-вот последовать из уст Меты. – И ты, – хранительница покачала головой. – Ты её копия. Твое лицо… – Н-но ведь раз я так похожа на неё, то могу приходиться и её сестрой, а не дочерью. Разве нет? – Её родители умерли девяносто восемь лет назад… Я даже не знаю, что и думать. – произнесла Мета. – Ты будто и есть Келедис, только в образе человека. Я не слышала о том, что она была знакома с Фэллом, однако Келедис постоянно была в путешествиях, где могла натолкнуться на него ещё до его заключения. Возможно, когда он сбежал и скрылся в Лейнстере, увидел тебя и принял за Келедис, несмотря на то, что ты не выглядишь, как эльф. Поэтому… – Поэтому он и убил Линн, – не выдержала Кейт. – Только из-за того, что принял меня за того, кому, вероятно, хотел за что-то отомстить. Чудовищная схожесть с этой Келедис оставила Кейт без подруги. Ужасное совпадение забрало у Ллойд близкого человека, и чуть было не лишило и саму Кейтлин жизни. Прикрыв глаза, девушка уперла руки в колени, пытаясь сдержать вновь нахлынувшие слезы. Только сейчас в её голове возник образ того мужчины, которого она встретила в кафе и в какой-то момент приняла за бездомного, пока не увидела изобилие еды на столе. Она помнила, как на неё смотрел этот человек с маленькими зрачками, разодетый в странные лохмотья. Это несомненно был он, Фэлл Бэст. Поэтому он не напал на Кейтлин сразу, а решил наслаждаться её страхом. Он явно не ожидал, что у Ллойд может оказаться оружие, раз Тельваур сильно отстает по технологиям. Неужели ненависть этого существа по отношению к Келедис была настолько сильна, что он решился на месть той, кто просто была похожа? – Келедис пишет довольно редко, да и письма идут весьма долго. – Мета видела, как тяжело сейчас было девушке, однако молчать больше не имело смысла. – Я не знаю, что могло произойти за эти годы, но совпадение слишком велико. Ты и выглядишь, как она, и точно являешься эльфом. Возможно, она родила ребенка во время путешествия и оставила его в вашем мире, чтобы о тебе никто не узнал?.. Ведь если бы кто-то узнал, что Келедис, – девушка сделала акцент на имени, – родила, то это бы вызвало большой резонанс. Я не знаю… Возможно, я ошибаюсь, это просто предположение. Я понятия не имею, что могло произойти!.. Но то, что вы родственники – неоспоримо! Лиганс тяжело вздохнул и неожиданно поднялся с кресла: – Прошу меня извинить, – произнес он и поспешно вышел из комнаты; он явно был не в состоянии всё это слушать. Как бы Кейтлин сейчас не хотела сделать тоже самое, ей было необходимо узнать всё, что дальше собиралась рассказать Мета. На уход Лиганса Сикерс отреагировала более чем спокойно; она явно не удивилась подобной реакции. Зато на лице Дейна сейчас нельзя было прочесть ни единой эмоции: он просто уставился на Кейтлин, как и пару минут назад. – В любом случае, – тихо произнесла Мета. – Мы попытаемся связаться с ней. Искать Келедис бесполезно; она не сообщила, куда именно отправилась и явно позаботилась о том, чтобы её никто не потревожил. Будем лишь надеяться на то, что ответное письмо прибудет довольно быстро. А пока тебе опасно отправляться в ваш мир, сама понимаешь. Фэлл всё ещё на свободе и может захотеть завершить начатое. А дальше… Возможно, не пройдет и месяца, как твои уши будут такими же, как и у всех эльфов. Конечно, ты можешь сказать, что вдруг решила сделать пластику. Так же она у вас называется, верно? Но светящиеся глаза, внезапные проявления эльфийской магии, пусть и слабой, по сравнению с волшебниками, в добавок отсутствие старения ты вряд ли сможешь спрятать… Высшие хранители сочтут это за угрозу выдачи нашей тайны, поэтому вряд тебя выпустят. Скорее всего они изменят воспоминания твоих близких, применят гипноз, чтобы никто не волновался о том, куда ты пропала. Но пока стоит следить за ситуацией. Дыхание спело. Говорить что-то не было сил. Неужели всё это время жизнь Кейтлин была самым настоящим обманом? Она является существом из книжек и сказок, которым никогда не придавала серьезного значения. Но как же те фото из роддома? В голову Ллойд закралась чудовищная мысль: что если эта самая Келедис подменила ребенка Стива и Элли на своего, а от их младенца избавилась? Но способны ли эльфы на подобное? Судя по словам Сикерс – нет. Да и было видно, с каким теплом Мета отзывалась об этой девушке. Но как ещё всё объяснить? Она упомянула эльфийскую магию. Может, дело было как-то связано с этим? У Кейтлин не было других предположений. Но что делать дальше? Наверное, это всё-таки был самый главный вопрос. Кейт отпустят в мир людей только в том случае, если она сама окажется человеком. Но уже даже самой Ллойд стало практически очевидно, что это просто не возможно. Наверняка, ей придется остаться в Тельвауре. Но где? Это почти тоже самое, если вдруг человек в один миг проснется в чужой стране без денег и документов. Единственное, что могло хоть немного обрадовать Кейт было то, что здесь разговаривали на английском. Но это показалось Ллойд чем-то странным, и она решила в будущем прояснить этот вопрос. Но на одном владении языком далеко не уедешь. Кейт ведь ничего толком не знает о Тельвауре. Может, ей предоставят какое-нибудь временное убежище и помогут адаптироваться? Раз в этом мире так же серьезно относятся к соблюдению законов, то девушку явно не оставят без помощи. Тем более Мета сама сказала, что Келедис является их близким другом. И раз Кейтлин может оказаться дочерью этой эльфийки, то она явно не останется в затруднительном положении, когда уже встретила хороших знакомых девушки. Слова Сикерс о том, что они сильно отстают в плане технологий тоже напрягли. Если ли здесь товары первой необходимости, личной гигиены и прочего, что можно найти в людском мире на каждом шагу? А телефоны? Пусть Кейт и практически не вела свои социальные сети, интернет занимал довольно значимое место в её жизни, как и у любого человека, ведь там можно посмотреть фильмы, почитать книги, общаться с друзьями в конце концов. Но это не было самым страшным, с чем Ллойд может столкнуться. Она невероятно переживала за своих родителей. Неужели их воспоминания так просто нарушат? Неужели они больше не будут вспоминать о Кейт или просто будут изредка думать о том, что она просто куда-то уехала? А может, хранители вообще сделают так, чтобы все вообще начали считать, что Ллойд и вовсе мертва? Ни один из вариантов не нравился Кейт. Она не хотела так просто исчезать из жизни Стива и Элли, но и не хотела подвергать родных опасности. Полностью обессиленная, девушка вышла из комнаты вслед за Метой и Дейном. Было видно, что Мета всячески пыталась уменьшить переживания Ллойд. Дейн стал более спокойным, и сейчас Кейт уже смогла понять, почему он ни с того ни с сего ей язвил. Возможно, он просто видел в ней свою подругу, которая уехала и практически полностью оборвала со всеми связь, лишь изредка присылая письма. Эта колкость была способом хоть немного выплеснуть свои эмоции. Она спустилась на первый этаж, где находился Лиганс. Кейтлин вновь взглянула на этого невероятно высокого эльфа, грустного и отрешенного. Скрестив руки на груди, он уперся спиной в стену и просто смотрел себе под ноги. Девушка прекрасно понимала, что он услышал их появление, однако явно до последнего не хотел подымать глаза. Вероятно, он точно так же, как и Дейн, видел в Кейтлин ту эльфийку. И пусть Ллойд не знала всю историю их знакомства, дружбы и прочего, она прекрасно понимала, что наладить отношения с теми, кто знает Келедис, ей будет несколько трудно. – У нас есть парочка свободных комнат, – произнесла Мета, обратившись к Лигансу. – Думаю, пока Кейтлин останется здесь. Вечером, когда вернется отец, мы обсудим сложившуюся ситуацию. Думаю, он и сам будет настаивать на том, чтобы Кейт пока оставалась у нас под присмотром. Эльф лишь кивнул: – Не забудь написать Келедис, – парень сначала коротко посмотрел на Ллойд, а затем перевёл взгляд на Сикерс. – Тем не менее я напишу Фебрису, её брату. – он специально пояснил для Кейт. – Возможно, он что-то знает. – Хорошо. – Мета осторожно взяла Ллойд под руку и повела девушку в сторону лестницы. Дейн остался стоять на месте, чем вызвал легкое недоумение у своей сестры. – Ты идешь? Парень выдержал секундную паузу: – Думаю, нам с Лигансом не помешает выпить. Эльф не ответил, однако по его лице было видно, что он не против. Кейтлин бы тоже сейчас с удовольствием выпила, да так, чтобы минимум на пару часов забыть все, что с ней успело произойти за эти два дня. Мета промолчала. Проводив Ллойд на второй этаж, девушка показала ей небольшую комнатку. Судя по всему, пустовала она не так давно, потому что внутри было достаточно чисто, без пыли. – Эта спальня одной из хранительниц. Сейчас Алексис находится в Датблуге – один из миров. Сегодня ты будешь спать здесь, а завтра тебя выделят собственную комнату. Сейчас её нужно привести в небольшой порядок, сама понимаешь. Ты можешь поспать… Чуть позже я принесу тебе чистую одежду. Когда всё немного устаканится, мы поможем забрать тебе свои вещи из Людского мира. Так же принесу ужин, но если ты хочешь, то можешь поужинать внизу вместе с остальными хранителями. Никто не будет против. – Спасибо, – тихо ответила Ллойд. – Сегодня я бы хотела разобраться со своими мыслями, поэтому поужинаю здесь. Мне нужно еще привыкнуть. – Конечно, не волнуйся. Я понимаю, что тебе нужно время, чтобы принять это всё. Кейт осталась одна. Упав на кровать, девушка уставилась в потолок. Голова шла кругом. Даже открытое окно, через которое шел свежий и невероятно чистый воздух не облегчало состояние девушки. Весь остаток дня, вечером и ночью Ллойд думала только лишь о том, что ей стоило остаться в Вашингтоне с отцом. Может, рано или поздно она всё равно казалась бы втянутой в эту историю (когда у неё стали бы проявляться эльфийские признаки), но смерть Линн можно было избежать. Однако сейчас винить в этом кого-то весьма глупо. Прошлое нельзя изменить. А произошедшее – стечение обстоятельств. Пусть весьма страшное и мерзкое, но стечение обстоятельств. Чтобы Кейт ни делала, это не она поспособствовала решению Фэлла. В эту ночью Кейтлин вновь приснился тот сон со странным светловолосым мальчиком, средневековыми танцами и сборищем громадных людей. Точнее сейчас Ллойд уже смогла понять, что на самом деле снились ей эльфы. Этот мир явно хотел, чтобы девушка осталась в нём подольше. Если в первый день своего пребывания в доме хранителей Ллойд решила отужинать в выделенной для неё комнате, то уже на следующий на завтрак решилась спуститься. Одежда, которую для Кейтлин принесла Мета мало отличалась от той, к чему привыкла сама девушка, позволяя ей всё больше убедиться в том, что в Тельвауре мода мало чем отличалась. И это радовало. Кроме прочего Кейт поняла, что хранители предпочитают более темные, холодные оттенки. Об этом говорили и те джинсы с футболкой, которые принесла Сикерс, и то, что в столовой почти все придерживались данной цветовой гаммы в выборе наряда. Что касалось столовой, то она была подстать стилю дома. Это была огромная по размером комната в стиле, напоминающем барокко, довольно вытянутая и темная. Свет проникал лишь только благодаря многочисленным узким, но длинным во всю стену окнам с распахнутыми плотными шторами. У одной из стен стоял камин, а по обе стороны от него – две узкие колонны. Но колонны были и в других частях комнаты, придавая ей некую аристократичность. Здесь было очень много свеч. Девушка была практически уверена, что в Тельвауре нет электричества, поэтому скорее всего все комнаты так и освещались. Но утверждать это она пока не могла. За длинным столом собралось довольно много молодых людей. Самые главные хранители редко спускались вниз к остальным на завтрак, предпочитая управляться с ним в своем кабинете, параллельно занимаясь работой. И Кейтлин сразу ввели в курс дела, чтобы она не чувствовала себя неуютно. Хранители являлись одним из самых древних кланов, состоящих я пяти семей: Сикерс, Веладви, Гелвич, Вультус и Лейдер. Магией хранителей были награждены только основатели этих домов за службу Великой Эйрин, поэтому приемником может стать только тот, в ком течет кровь членов одной из этих семей. То есть, нельзя взять любого человека или даже волшебника и обучить его данной магии, каким бы талантливым он ни был. Кроме того, хранители практически никогда не вступали в отношения друг с другом; можно сказать, что это было негласное правило, чтобы дальнейшем избежать непредвиденных и не самых желательных кровосмешений. Они вступали в браки с людьми, и, имея огромную силу, были практически всегда обречены на то, чтобы пережить любимого человека во много-много раз. А некоторые и вовсе не желали заводить семью, лишь рожали ребенка, чтобы род не прервался, но магия передавалась далеко не всегда. Но, разумеется, были и те, кто выбирал партнера с соответствующим долголетием, но тогда совершенно нельзя было говорить о рождении маленьких хранителей, так как магия попросту бы не передалась. Было крайне трудно встретить хранителей с другой фамилией, так как всегда старались обозначить принадлежность к тому или иному роду, но все равно отличные от большинства случаи встречались. Хранители сохраняли порядок между мирами, находили преступников, покушающихся на тайну существования Тельваура и прочих волшебных миров. Кроме того, Кейт узнала, что некоторые из хранителей выполняли свой долг только за пределами Тельваура, то есть всегда жили в человеческом мире. И это было крайне любопытно. Те, кто обладал такой мощной силой, как Дейн, разумеется, выполняли более «почетные» дела. И пусть Ллойд поняла, что Мета не так сильна в плане гипноза или прочего влияния на разум, Кейтлин будто нутром чувствовала, что эту девушку нельзя недооценивать. Возможно, она была куда сильнее, чем брат, но не показывала это открыто. Сейчас Ллойд более внимательно взглянула на цепочку, которая висела на шее каждого присутствующего. Вероятно, это и был кулон, который Кейт видела у Сикерса, помогающий хранителям переходить через портал. Стоит отметить, что все отнестись к появлению Кейтлин довольно радушно. Те, кто был знаком с Келедис, действительно отметили эту поразительную схожесть. Особенно красноречива была Дайгана Лейдер, смуглая девушка с длинными темными волосами, собранными в две тугие косы. Оказалось, что она была знакома с эльфийкой не меньше самой Меты, поэтому не упускала возможности лишний раз сообщить о том, что, когда Кейтлин станет полноценным эльфом, её будет практически не отличить от Келедис. И Ллойд уже начала привыкать к подобным фразам. Пусть она скорее всего является не родным ребенком Стива и Элли, именно они воспитали её, всегда поддерживали, помогали. Настоящими родителей делает не кровное родство, а духовная связь. – Наверное, Лиганс сильно шокирован? – вопрос Дайганы больше походил на утверждение. – Мягко сказано. – ответил Дейн. – Но давайте не будем об этом. Это его чувства; не стоит их обсуждать. Кейт перевела взгляд на Сикерса. Вероятно, эльф действительно был для него близким другом, раз он так заботился о его чувствах. Но даже если бы тема Лиганса и вовсе не была бы затронута, Ллойд и сама помнила, в каком подавленном состоянии был парень. – Ты прав, – Лейдер кивнула. – Я просто волнуюсь за него. Их величества вот-вот отправятся в Райские земли, а Лигансу придется взять бразды правления. Драйда?рис – огромное королевство… – Драйдарис?.. – спросила Кейт. – Ты сейчас находишься в Драйдарисе. Это самое большое королевство в Тельвауре. Я как-нибудь покажу тебе карту. – пояснила Мета. – Лиганс – член правящей семьи, наследник трона. – То есть во главе этого государства находятся эльфы? – Да. На самом деле эльфы правят большей частью территорий. Однако все решения касаемо Тельваура принимаются советом Кунго?ра; там собираются все представители власти нашего мира. – Звучит не очень сложно, но все эти названия сбивают меня с толку. – призналась Ллойд. – Ещё привыкнешь. – Дейн усмехнулся. – Если, конечно, тоже не решишь сбежать. Мета дала брату подзатыльник. С остальными хранителями Кейтлин особо не общалась. Ей, конечно, задавали различные вопросы, но Ллойд ощущала, что это больше сделано для вежливости. Девушка и сама понимала, что она здесь не пуп земли, чтобы все резко захотели с ней дружить. Хранители пусть и не живут так же долго, как и эльфы, все равно являются долгожителями. Поэтому не удивительно, что мало кто захочет общаться с человеком, которому чуть больше двадцати, когда ему самому давно перевалило за сотню, а то и за две. Но завтрак закончился весьма быстро. К хранителям спустился дворецкий и сообщил о том, что Кейтлин желает видеть мистер Сикерс. Девушка поняла, что это был отец Меты и Дейна. Ощутив легкую дрожь в коленках, Ллойд отправилась вслед за работником дома, который не проронил ни единого слова, пока вел Кейтлин в кабинет, находящийся на третьем этаже. У окна стоял мужчина, которому на вид было не больше тридцати пяти – сорока. Одет он был в тех же темных тонах, а именно в черной рубашке с парой расстегнутых верхних пуговиц, темных брюках и лакированных ботинках; темные волосы были аккуратно зачесаны назад. На Кейтлин сразу уставились слегка сощуренные пронзительные голубые глаза, заставляя Ллойд вновь почувствовать себя несколько неуютно. Дворецкий ушел практически сразу, а мистер Сикерс некоторое время продолжал молчать, задумчиво глядя на девушку. Кейтлин завела руки за спину и заставила себя чуть приподнять уголки губ. Её начинали напрягать даже эти несколько секунд тишины, и мужчина быстро это понял. Его задумчивое лицо быстро озарилась доброжелательной улыбкой. – Прошу прощения, что оторвал вас от завтрака. – мистер Сикерс указал девушке на кресло, стоящее подле деревянного стола. – Я хотел встретиться с вами, как можно раньше. Кейтлин лишь коротко кивнула и села на указанное место. Мужчина расположился напротив, запрокинул ногу на ногу. – Думаю, Мета и Дейн уже ввели вас в курс дела, – произнес он. – Однако я знаю, что их близкие отношения с Келедис не позволяют им поднять некоторые темы, поэтому я был сам хотел ответить все непонятные вам вопросы. Понимаю, что сейчас вам нелегко. – Спасибо, мистер Сикерс… – Прошу, зовите меня Чейз. – мужчина легко улыбнулся. – Я действительно вынужден подтвердить вашу невероятную схожесть с Келедис, о чем вы наверняка успели порядком устать. Но тем не менее факт остается фактом: вы явно унаследовали эльфийскую кровь и скорее всего являетесь дочерью Келедис. – Я ведь могу задавать любые вопросы, верно? – спросила Кейт. Мужчина уверенно кивнул. – Когда Мета рассказывала об этой эльфийке, – задумчиво произнесла Ллойд. – Она очень колебалась по поводу того, что она может быть моей матерью. Здесь дело только в их дружбе или есть что-то ещё, что мне пока не сообщили? Чейз точно понял то, что именно не сказали Кейт. Он осознавал всю тяжесть ситуации, но знал, что молчать и утаивать что-то не имеет никакого смысла. Пусть это и не было какой-то тайной, некоторые моменты больше давили в моральном плане. – Драйдарис, государство, в котором вы сейчас находитесь, является самым крупным в Тельвауре, – он повторил то, что Ллойд слышала пару минут назад. – Он граничит с рядом других более мелких государств, одним из который является Тэдвиг. Там правит брат Келедис – Фебрис, а сама она, как вы понимаете, носит титул принцессы. Думаю, не сложно догадаться, как относятся к незаконно рожденным детям королевской крови. Мета упоминала, что только носители королевской крови не поддаются гипноз, из-за чего мы и уверены, что Келедис является вашей матушкой? Тем более… – Чейз на мгновение запнулся. – Келедис помолвлена с Лигансом. Пусть она и решила уехать на некоторые время, признаться, я никогда не вникал в детали их истории, факт остается фактом: они должны были пожениться. Ллойд и подумать не могла, что что-то ещё сумеет её удивить. Теперь девушка поняла, почему этот высокорослый эльф даже не смог нормально сидеть рядом с ней. Лиганс видел в Кейтлин невесту, которая успела изменить ему во время своего путешествия и родить ребенка. Но, может, все не так просто? Вдруг они были помолвлены лишь из-за желания родителей, политических целей, как с древнейших времен водилось в королевских семьях? И если Лиганс мог действительно любить Келедис судя по его реакции, то девушка просто решила уехать, так как не могла лгать самой себе и быть с нелюбимым человеком… Точнее, эльфом. А он лишь надеялся на то, что возлюбленная ещё вернется, так как они до сих пор были помолвлены. Это была лишь догадка, и неизвестно, насколько правдивая. И после этой информации Кейтлин все больше начала понимать, почему на неё так реагировал Дейн. Чудовищная схожесть с эльфийкой не давала Сикерсу разглядеть в Ллойд именно Кейт. Он видел в ней ту девушку, которая обманула, как и его самого, так и его друга. Лишь только Мета видела в Кейтлин совершенно отдельную личность и не придавала значения тому, что произошло в этой всей любовной эльфийской истории. – То есть, если Келедис действительно моя мать, то я являюсь принцессой Тэдвига, верно? – спросила девушка. Чейз пожал плечами: – Формально так оно и есть, но… Выходит, вы являетесь в своем роде бастардом. Думаю, король Фебрис не будет каким-либо образом принижать вас, однако его гнев на сестру будет довольно силен…если она вообще решит явиться. Выходит, она лишила Тэдвига союза с Драйдарисом. Ситуация очень непроста… Эльфы очень миролюбивые существа, с невероятно тонкой натурой, чего не скажешь на первый взгляд. Они очень трепетно относятся к любви, семейным узам. Великая Эйрин создала их такими. Если Келедис полюбила человека и решила родить от него ребенка, но по каким-то причинам решила спрятать вас в людском мире, то у неё явно были на это причины. Она очень умная девушка, хоть и слишком эмоциональная для эльфа. Возможно, она сама хотела найти вас, но не успела из-за сбежавших из Даджеона заключенных и нападения Фэлла? Может, если бы не это, она бы сама пришла к вам и рассказала бы всю правду. Я думаю, что если она решилась на ваше рождение, то у неё явно был готовый план. – А это могла быть случайная беременность? – девушка изогнула бровь. – Пусть наш мир сильно отстает от вашего в технологическом развитии, есть такие вещи, без которых не обойтись: это и средства гигиены, и контрацепции. Всё это мы доставляем из других миров, не только из Людского. Так же есть ряд заклинаний, которые помогают в этом вопросе, но в Тельвауре далеко не все владеют магией. Келедис слишком умна, чтобы случайно забеременеть в своем положении. И пусть ваше предположение возможно, хоть и мало вероятно, она явно отправила вас в Людской мир не просто так. Это было всё, что рассказал мистер Сикерс. Из его кабинета Кейт вышла в достаточно странном, неопределенном расположении духа. С одной стороны, одна радовалась, что узнала о себе чуть больше, с другой – всё еще не могла свыкнуться со всей этой информацией. Девушка не знала, чем себя занять. Возможно, она могла успеть ещё вернуться на завтрак, но желание есть резко пропало. Хотелось подышать свежим воздухом, а самое главное – побыть одной. Кейтлин не знала, будут ли рады хранители тому, что она решит выйти из дома, но девушка понимала, что никто не имеет права удерживать её здесь насильно. Как бы то ни было, она хотела выйти лишь во внутренний двор, а не сбежать в мир людей. По крайней мере сейчас. Дом в действительности был просто огромным. Ллойд пришлось побродить по длинным коридорам, прежде чем она смогла найти путь, благодаря которому осталась незамеченной. Но внизу Кейт вновь столкнулась с дворецким. Тот ни сказал не слова, когда Ллойд подошла к тяжелой дубовой двери и вышла на улицу, однако девушка ощущала тяжелый пронзительный взгляд на своей спине. Не зная, куда стоит отправиться, Кейт просто доверилась своим чувствам и прошла в неизвестном направлении: рано или поздно она натолкнется на место, где сможет уединиться. Совсем неподалеку виднелся лес. Тот самый лес, который был своеобразным мостом в привычный для девушки мир, в который Кейт, возможно, больше никогда и не попадет. Она больше не прогуляется по улочкам Сиэтла, не приедет на каникулах к отцу, не сходит в коллеж; совершенно обычные вещи, которые она прежде не ценила. Зайдя в небольшую беседку, Ллойд села на скамейку и прижала голову к коленям. Сколько времени ей понадобится, чтобы привыкнуть к этому всему? Неподалеку послышались шаги. Девушка поняла, что кто-то остановился, простоял пару секунд и только потом зашел во внутрь ограждения и сел рядом с Кейтлин. Повернув голову, Ллойд увидела Дейна. Он сидел с плотно сомкнутыми губами, слегка прищурившись, и внимательно глядел на неё. – Я хотела побыть одна, – произнесла Кейтлин, выпрямляя спину. Парень тяжело вздохнул и вгляделся в лесную чащу. – Я могу только представить, что ты сейчас чувствуешь, – сказал Сикерс. – Я выполнял много заданий, но со смертью товарища лицом к лицу не встречался; Мета – да, но мне, к счастью, не довелось. И говорить, мол, не переживай, будет очень глупо с моей стороны. Тебе больно, и ещё долго будет больно, сама знаешь. Может, когда твоей эльфийское «я» примет Тельваур за свой родной мир, станет легче? Не знаю… Кейт кивнула и вновь взглянула на парня. Сейчас она ощущала, что его отношение к ней несколько потеплело. – Что вы будете делать дальше? Сикерс вопросительно изогнул бровь. – Полиция ведь расследует убийство моей подруги. Вы используете свои силы? Ответ Дейна позволил Кейт ещё больше узнать о хранителях. Оказалось, что они имеют большое влияние, как и в полиции, так иногда и в политике. Замять одно дело не было большой проблемой, а вот к родителям Линн, чтобы они не задавали слишком много лишних вопросов и быстро забыли о произошедшем, действительно применили гипноз. Поэтому не усложняла задачу и найденная полицией кровь Фэлла, после выстрела Кейт; всё было уничтожено. Официальной версией смерти Гилберт стало нападение дикого зверя. Кроме того, Сикерс сообщил, что через некоторое время придется забрать документы Ллойд из колледжа, чтобы не посыпалось уж слишком много вопросов. Кейт поняла, что у неё есть чуть больше недели до тех пор, пока о ней забудут практически все, кому она дорога. Но Лейнстер – маленький городок, и почистить память свидетелям было не трудно, хотя то, что Кейт подняла панику немного усложняло процесс. Но взять под контроль тот же Вашингтон и несколько соседних городов, журналистов, растрезвонивших новости, было невозможно. Хранители пусть и мощные, но не всесильные. Сотрешь память одним – есть шанс (пусть и маленький), что появится тот, кому удастся напомнить о случившемся, и всё пойдет по кругу. Они понимали, что отвести полицию от убийств – невыполнимая задача, не хотели подвергать людских защитников правопорядка такой опасности, но во всём этом можно было найти большой плюс: население знало о возможной опасности, и вело себя хотя бы чуть осторожнее. Кроме того, Кейт удалось узнать, что изначально английский язык появился как раз таки в Тельвауре, после чего и пришел в мир людей при помощи переселенцев. По большей части он был распространен именно в Драйдарисе, а государствах, наиболее удаленных от портала, были и другие языки, которые в большинстве своем были не похожи на те, что были в Людском мире. Но за всё свою долгую жизнь хранители выучили достаточно много языков, чтобы свободно выполнять свою работу в любом месте. – Твой отец рассказал мне чуть больше о Келедис. – сказала Ллойд, нервно усмехнувшись. – Теперь я лучше понимаю вашу реакцию. Я понимаю, что ты не хочешь обсуждать чувства Лиганса, но тем не менее ему сейчас, наверное, не просто. Парень кивнул: – Представь себя на его месте. Даже мне порой кажется, что я говорю не с тобой, а с ней. Он пожертвовал очень многим, дожидаясь её. Мог уже давно жениться… Лиганс очень её любит… – А она его? – тут же спросила девушка, даже не подумав о некой бестактности, но Дейн не повел и бровью, будто это был совершенно обыкновенный вопрос. – Они через многое прошли. Я знаю, что перед своим отъездом Келедис часто нервничала. Я никогда не пытался лезть к ней в душу… Но я знаю, что Лиганс был готов на всё, чтобы ей помочь. Я видел, как они смотрели друг на друга; даже граф Джифо?льди не смотрит так на свою супругу. Будто вокруг нет никого и ничего; будто они были самым большим сокровищем в жизни друг друга. Мне больно осознавать то, что душа моего друга сейчас буквально рвется на части. – тихо произнес хранитель – Но он не будет выплескивать свои эмоции на тебе, как сделал я. Извини. Он сильный, справится… Но ему может понадобиться чуть больше времени, чем нам. – Я понимаю, да. – Кейт покачала головой. – Надеюсь, что ему действительно скоро станет легче. Как бы нам не хотелось, уже ничего нельзя изменить. К сожалению, даже в вашем мире ещё нет машины времени. Их «разговор по душам» длился ещё около получаса. Ллойд почувствовала себя немного лучше, когда смогла поделиться накопившимися переживаниями. – Вокруг много местных жителей? – спросила девушка. – Я вижу всего пару домов. – Никто не хочет жить слишком близко к порталу; обыкновенные суеверия. Рядом с замком живут почти лишь слуги, а дальше – самые густонасёленные районы и торговые улицы; там можно встретить кого угодно. Здесь же ты можешь увидеть проходящих неподалеку гардов, которые осматривают всю местность после побега заключённых из Даджеона. Проще говоря, гарды исполняют роль ваших полицейских. Кто-то расследует дела вроде обычных ограблений, а кто-то и вовсе помогает нам. Но знаешь…те, кто сейчас занимается поиском заключенных прямиком в Тельвауре или же надеется, что преступники решат вернуться и затаиться здесь, занимаются пустой работой. Они уже давно укрылись в Людском мире, даже сделали таким образом нам одолжение. Мир людей сам по себе обладает весьма слабой энергией, поэтому почувствовать «своих» не так сложно. Только нам нужно немного времени… – Но как они смогли пересечь стену? – изумилась Кейт. – Я помню, что ты использовал свой кулон, который есть только у хранителей, поэтому смею предположить, что так просто портал никого не впустит и не выпустит. – Это довольно долгая история, – ответил Сикерс. – Боюсь, если начну рассказывать и это, ты совсем запутаешься; усвой пока то, что на тебя свалилось прямо сейчас. Скажу лишь то, что все порталы оказались закрыты тысячи лет назад, поэтому никто так просто не может свободно перейти в другой мир. У нас, хранителей, есть специальные кулоны, которые были созданы сразу после запечатывания порталов, и все наши перемещения довольно легко отследить другим хранителям. Но есть и те, кто может свободно пересекать границы, оставаясь совершенно незамеченными; мы называем их проводниками. Те, кто послабее просто переходят через портал, не оставляя за собой и следа магической энергии, те, кто посильнее, могут переводить с собой и других, а затем учатся создавать порталы в любые части Тельваура. Почти каждый из них работает на королевские семьи. Но на самом деле дар проводника очень редкий. Получить его могут только те, у кого в роду уже были проводники, то есть являются потомками самых первых и сильных магов подобного рода. Надеюсь, я не сильно тебя запутал?.. – Н-нет, я всё поняла. – Ллойд покачала головой и задумчиво нахмурилась. – Получается, что сбежать заключенным помог кто-то из проводников? Дейн одобрительно улыбнулся: – Именно. Хранители стараются следить за каждым, кто обладает подобной силой, однако обнаружить всех, кто ни с того, ни с сего решил скрываться долгие годы – почти невозможно. Иногда нам достаточно постоять рядом с проводником пару секунд, чтобы понять, если у него эта магия или нет, иногда мы дополнительно проверяем всё посредством портала, но мы ведь не можем протестировать всё население Тельваура. В Людском мире их энергия ощущается лучше, но пока мы находимся в поисках. Пусть Кейт и находится в мире полном волшебства, это отнюдь не значит, что здесь всё так хорошо и просто, как бывает в сказках. Везде есть злодеи. С одним из них Ллойд уже успела столкнуться, и она понимала, что не хочет повторить эту встречу. Пусть ей и грезило желание отомстить, девушка знала, что в таком случае и сама станет ужасным бездушным монстром, а это явно не то, чего она хочет от жизни. Было бы замечательно, чтобы хранители поскорее отыскали эту тварь и отправили обратно в Даджеон, где Фэллу самое место. Кейт даже и подумать не могла, что её дни будут проходить настолько серо и обыденно. Пусть Ллойд и не ожидала каких-либо приключений, она полагала, что жизнь в волшебном мире должна быть несколько интереснее. Так ведь?.. Хранители были постоянно заняты, покидать их дом Кейтлин пока не решалась, поэтому за последнюю неделю даже толком ни с кем и не поговорила; лишь перебрасывалось парой фраз за завтраком. Интересно, как долго девушка ещё будет здесь жить? Она пока не ощущала в себе никаких изменений: уши не росли, глаза не начинали светиться, не было ощущения увеличения физической силы, а и без того острый слух оставался на прежнем уровне. Ллойд уже начало порядком надоедать, что она слышит практически всё: и чужие шаги, и дыхание, и то, как кто-то негромко чавкает во время еды. Девушка не знала, были ли всему виной её нервы, но она начала ощущать, что вот-вот взорвется. Единственной отдушиной оказалась библиотека, находящаяся в подвальном помещении. Кажется, кроме самой Кейт туда и вовсе никто не заходил, потому что со временем Ллойд практически поселилась там и не видела никого лишнего. Порой девушка и вовсе выходила лишь для того, чтобы воспользоваться ванной. Существование нормальной водопроводной системы действительно очень радовало; это была одна из тех вещей, которую Тельваурийцы переняли у других миров. И слава Богу. Кейт думала о том, сколько раз ей успел позвонить отец. Обычно Стив не заваливал дочь звонками, так как считал её взрослым и самостоятельным человеком, однако Ллойд понимала, что за прошедшую неделю невыхода Кейтлин на связь, полицейский может заподозрить неладное. Девушку радовало лишь то, что из-за влияния хранителей на расследование о смерти Линн, до Стива точно не дошли эти новости. Возможно, хоть так он не испытывает сильного волнения. А, может, у него и вовсе сейчас такой завал на работе, что он даже и не помнит о Кейтлин; уж лучше пусть будет так. Закинув ноги на верхушку дивана, девушка приняла наверняка очень удобную позу, позволяя голове свисать. Скука начинала просто её убивать. Даже то, что большая часть библиотеки была заставлена книгами из мира людей, и у Кейт появилась потрясающая возможность прочитать то, что она давно хотела, желание начинало быстро пропадать. Книга выпала из рук, сами они тоже опустились на пол, а девушка чуть прикрыла глаза, чувствуя, как кровь начала обильно приливать к голове, возможно, делая лицо красным. Дверь библиотеки раскрылась, и Кейт увидела перевернутое лицо Дейна, застывшее в недоумении. – Смотрю, ты веселишься. – он скрестил руки на груди. —Мы с Метой хотел пригласить тебя в местный бар, но я вижу, что ты и так не скучаешь. Девушка подняла голову и вернулась в прежнее сидячее положение: – Бар? Я уже давно хочу напиться… Для Кейт не было удивительным, что в Тельвауре не было машин; здесь пользовались запряженными лошадьми повозками, этими или другими животными в отдельности. Причины на это были весьма очевидные: отсталость технологий и нежелание вредить природе; волшебные существа в большинстве своем имеют слишком тесную связь с окружающем миром. Лишь только хранители могли водить машины, так как часто отправлялись в Людской мир, где без этого просто не обойтись. Но автомобили здесь передвигались только по одному пути: от мира людей через границу прямо к дому хранителей и наоборот. Поэтому практически все местные жители имели лишь малейшие представления о том, как выглядят машины – железная повозка, которая может ездить без лошадей. Но Ллойд была приятно удивлена, когда её привели в бар. Если не обращать внимание на сидящих за столами эльфов, внешность которых сразу бросалась в глаза, то можно и вовсе подумать, что это самое обычное заведение, которое можно встретить в Сиэтле практически на каждой улице. К слову говоря, освещение в Тельвауре было очень любопытным. Так как электричества совершенно не было, и все работало лишь на волшебной энергии, раньше всё освещали при помощи свечей или обычных газовых ламп. Однако если в мире людей технологии не стоят на месте, то здесь это касается магии. Волшебники научились запечатывать свет в сосуды, обычно, в маленькие баночки, поэтому нужно было лишь чуть приподнять крышку, чтобы помещение перестало быть в плену у темноты. Обычно света хватало на несколько недель беспрерывной работы. Такие баночки продавались практически на каждом шагу; они были своеобразными светильниками, что сильно облегчало прибывание Кейт в этом мире. Она понимала, что постоянное зажигание свечей со временем станет для неё настоящей пыткой. Да и может ли маленькое пламя нормально осветить комнату ночью? Однако в Тельвауре оставались те, кто всё-таки отдавал предпочтение старым лампам, но таких было очень мало. Оглядываясь по сторонам будто ребенок, который впервые в жизни оказался на детской площадке, Ллойд с нескрываемым любопытством начала осматривать посетителей бара, но была быстро отдернута Дейном, который сообщил, что подобное внимание к незнакомцам не является вежливым. Девушка сжала губы в тонкую полоску, но все равно начала периодически коситься на сидящую за дальним столиком пару, где в руках молодого человека в один миг оказалась красная роза, которую он протянул своей возлюбленной. Мета усадила девушку на диван, а Дейн направился в сторону барной стойки. Ллойд удивленно вздернула брови, когда Сикерс вернулся с тремя высокими бокалами странной синей жидкости, которая отдавала странным фиолетовым цветом, перемещающемуся по всему напитку. – Пей до дна, если хочешь расслабиться. Сразу ударит в голову. Ты ведь хочешь напиться? – произнес Дейн. – Я куплю тебе ещё бокал, если понадобится. Девушке не пришлось повторять дважды. Кейт поднесла бокал к губам, ожидая почувствовать горечь, но вместо этого ей показалось, будто она пьет обычную газировку. Приятный сладковатый вкус не изменился до тех пор, пока стакан не опустел. Ллойд и представить не могла, что буквально через несколько секунд её горло буквально обожжет, во рту появится вкус какого-то крепкого высокоградусного напитка, а голова мгновенно закружится. – Боже, – девушка закашлялась, положив руки на виски. – Что это? – Эбри. Лучше средство, чтобы напиться. – Мета усмехнулась. Сами Сикерсы пили напиток довольно медленно, не залпом, как посоветовал Дейн, поэтому Кейт не знала, каков на вкус будет этот напиток, если не выпивать его за один раз. Волна расслабления быстро прошлась по телу. Ллойд бы и вовсе откинулась на спинку дивана и попросила бы Дейна купить ей ещё этой замечательной выпивки, однако внезапный приступ тошноты резко вывел её из предвкушения эйфории. Обычно желудок Ллойд не был слаб к алкоголю, но Кейт особо и не напивалась – для расслабления хватало и половины маленькой баночки сидра или бокала вина. Видимо, даже её собственный организм был явно против того, чтобы заглушить все негативные эмоции хотя бы на один вечер. – Всё в порядке? – взволнованно спросила Мета. – Ты побледнела. Эбри был одним из самых популярных напитков во всем Тельвауре. Сикерс и подумать не могла, что Кейт так быстро станет плохо. – Может, вывести тебя на улицу? – продолжила девушка, но Ллойд лишь отрицательно покачала головой. – Я сама. – Кейт встала из-за стола. – Дайте мне пару минут. Если меня стошнит, я не хочу, чтобы это кто-то видел. Чуть пошатнувшись, девушка вышла на свежий воздух. Этот район оказался куда более многолюдный, чем местность вокруг дома хранителей. Здесь уже были и жилища, и разные торговые лавки, и прочие заведения. Опёршись о невысокое деревянное ограждение, Кейт опустила голову вниз. В нос ударил неприятный едкий запах, и Ллойд чуть повернулась, заметив молодого паренька лет восемнадцати (но он, вероятно, был старше, так как жители Тельваура довольно медленно стареют), выкуривающего что-то на подобие сигареты. Он смотрел на девушку с легким прищуром, но увидев, что она тоже взглянула в его сторону, несколько виновато опустил глаза. – Извини. – произнес он, убирая «сигарету». – Я не часто вижу, чтобы кому-то становилось плохо после посещения этого бара. Может, тебе нужна помощь? Расправив плечи, Кейтлин убрала руки от изгороди и более внимательно взглянула на светловолосого юношу: на вид совершенно обычный человек. Хотя Ллойд уже успела понять, что как люди здесь выглядят довольно многие. – Мы случайно не виделись раньше?.. – спросил он, немного замешкавшись. Ллойд усмехнулась: – Я даже и не знаю, что должна тебе на это ответить. Во всяком случае, лично меня ты не встречал. Я – Кейт. – Крис. – позади послышался голос Дейна. – Смотрю, ты прохлаждаешься. Парень нахмурился, недовольно взглянув на Сикерса: – Давай я сам решу, что мне делать, хорошо? – он наклонил голову в бок. – У хранителей ведь тоже есть много дел кроме того, чтобы сидеть в баре. – У меня выходной. – Дейн чуть ближе подошел к Кейтлин. – А ты должен дежурить у портала, разве нет? Или гарды решили, что ты им не подходишь и вышвырнули тебя? Было очевидно, что парни явно не друзья. Пусть их нельзя было назвать и врагами по этому короткому диалогу, Ллойд чувствовала, что они определенно друг друга недолюбливают, будто и вовсе соперничают. Крис тяжело вздохнул и выбросил сигарету в мусорку. Что-то пробурчав под нос, что не разобрала даже Ллойд, он прошел мимо девушки и уже был готов уйти, как вдруг Кейт услышала, как парень чуть не врезался в кого-то. – Пора отвыкнуть вечно смотреть под ноги, Кристофер. – Сикерс усмехнулся. – Привет, Лиганс. Кейт обернулась и увидела перед собой эльфа, с которым и столкнулся Крис. Гард поспешно удалился; Ллойд даже и не думала, что «выполнять роль полиции» может столь молодой юноша. – Привет, – произнесла девушка, глядя на эльфа. Кейт была среднего роста, чуть больше ста семидесяти, и никогда не ощущала себя низкой, однако рядом с Лигансом была готова поклясться, что превращается в карлика. Может, Дейн и привык к не самой маленькой разнице в росте с эльфами, но Ллойд было не слишком комфортно. Будь она чуть ниже, то и вовсе дышала бы эльфу в пупок. Лиганс поздоровался в ответ, но быстро отвел глаза. Кейтлин совершенно не ожидала его появления, но понимала, что их общение все равно будет несколько странным. Если у Ллойд и не было особых причин для ощущения большого дискомфорта, то Лигансу явно будет не легко в первое время. Девушка поняла, что пригласил эльфа сюда именно Дейн, чтобы тот начал хоть как-то привыкать к действительности; Лигансу нужно принять происходящее, как бы тяжело это не было. И Кейтлин была сама готова ему в этом помочь, хоть и пока не знала как. Всё ещё чувствуя головокружение и легкую тошноту, Ллойд вернулась за столик. Девушка надеялась, что возникшее напряжение быстро пройдет; в компании завяжется разговор и это будет просто хороший вечер, который поможет Кейтлин отвлечься. Но всё было не так, как успела себе представить девушка. Мета увидела в баре свою знакомую и поспешила выйти с ней на улицу, чтобы что-то обсудить, а затем и Дейн явно начал искать любой повод, чтобы уйти, но в итоге лишь сказал, что ему нужно проверить, отправился ли Крис на свой пост. – Почему они вдруг решили оставить нас наедине? – Кейт ощутила, что эбри начал потихоньку действовать; язык развязывался всё больше и больше. – Я попросил. Хотел поговорить. – ответил эльф. – Дейн сказал, что ты всё это время никуда не выходила. Оно и понятно: хранители вечно заняты. Я подумал, что было бы неплохо, чтобы эти двое показали тебе округу, но они, видимо, решили тебя напоить. Парень усмехнулся, а Ллойд недовольно нахмурила брови. – Я… – ему вдруг стало несколько неловко. – Прости, что я не приходил. – Ты и не обязан был. – девушка пожала плечами. – Мы видимся второй раз в жизни. Эльф немного помолчал. Отведя взгляд, он тяжело вздохнул. Лиганс был уверен, что готов начать нормальный разговор, но стоило ему посмотреть на Кейт, он вновь увидел в ней не её саму. Из-за этого становилось невероятно тяжело и даже стыдно; парень всё ещё думал о том, искренне ли он хочет помочь Ллойд или им управляют чувства к Келедис. И ответа на этот вопрос у него не было до сих пор. Лиганс всегда ценил честность, практически никогда не врал, однако сейчас ощущал себя самым настоящим обманщиком, хотя на то не было вообще никаких причин, и он сам это понимал. – Я знаю, почему ты не приходил. – девушка облокотилась о стол и более внимательно взглянула на эльфа, хотя сфокусировать взгляд сейчас было чертовски тяжело. – Как бы то ни было… Я – это не она, но прекрасно понимаю твои чувства. Однако я хочу, чтобы случившееся никак не влияло на твое ко мне отношение. Мета и Дейн быстро привыкли. Я понимаю, что их чувства к Келедис были совсем другого рода, поэтому прошу сразу: если хочешь помочь мне – помогай, если осознаешь, что будешь видеть во мне только неё, и именно это будет причиной твоих действий – лучше забудь о моем существовании, пока не будет необходимости в обратном. Мне и самой не хочется, чтобы от моего нахождения рядом тебе было больно. Хотя…тебе и без этого, наверное, больно. Лиганс молча смотрел в её пока ещё не светящиеся, обычные человеческие глаза. Однако он знал, что пройдет совсем немного времени и они загорятся янтарем, как и у него самого. Хотя эльф всегда отмечал, что у Келедис глаза были всегда чуть ярче… Он понимал, что уже ничего нельзя изменить, но чувствовал себя преданным. Тем не менее, в какой-то степени Лиганс больше винил себя. И злился тоже на себя. Может, ему нужно было последовать за невестой? Отправиться хоть на край света, сбросить все оковы и просто быть ей поддержкой и опорой? Она, вероятно, и встретила того, кто смог быть рядом, несмотря ни на что. И сейчас Лиганс понимал, что если он хочет помочь Кейт адаптироваться в новом мире, то это должно быть не из-за того, что она копия его любимой девушки; перебарщивать он не должен, чтобы пытаться компенсировать всё то, что не успел дать Келедис. За все свои двести шесть лет эльф впервые ощутил, что вот-вот сойдет с ума. – Твое родство с Келедис, которое нельзя отрицать, уже делает тебя для нас не последним человеком. И с этим уже ничего не сделать. Однако мне действительно хотелось бы, чтобы ты не чувствовала себе здесь загнанной в угол. Я обещаю, что отброшу все ненужные мысли и просто буду помогать тебе, если потребуется. Ллойд легко улыбнулась: – Я ценю это, спасибо. Но знай, что если тебе ещё нужно время, то не спеши. На самом деле я бы посоветовала бы тебе сходить с психологу; и мне самой бы толе не помешало. В Тельвауре есть психологи? Или как вы их называете? Лиганс не успел ответить, так услышал знакомые шаги Дейна, несмотря на общий шум. Сикерс был взвинченный: странная торопящаяся походка, широко раскрытые глаза, тяжёлое дыхание. Всё говорило о том, что что-то произошло. – Не знаю, что в Людском мире у вас там происходит. – он посмотрел на Кейт. – Но видимо проблема перенаселения стала действительно серьезной. Кажется, у нас появился новый гость. Вернее, гостья. Проводник. Кейтлин вздернула брови, ошарашено взглянула сначала на Дейна, а затем на Лиганса, который находился в таком же шоке, что и Ллойд. Девушка подумала, что Сикерс отведет их обоих к так называемому «месту происшествия», введет в курс дела более подробно, однако Кейт слишком много приняла на свой счет, отчего ей даже стало немного неловко. Грубо говоря, она здесь была практически никем; хоть и предположительно являлась дочерью принцессы Келедис, она не была ни хранителем, ни даже полноценным эльфом. Да и даже если бы трансформация Кейтлин уже бы завершилась, вряд ли бы кто-то так сразу допустил бы её до подобных дел. Девушку посадили в повозку и отправили обратно в имение хранителей, и пусть Ллойд понимала, что это абсолютно правильно и обоснованно, внутри разгорелось какое-то странное чувство, будто её лишили чего-то важного. Кажется, все хранители были уже в курсе случившегося. Интересно, при появлении Ллойд был такой же переполох? По всему дому слышались перешептывания, быстрые и поспешные шаги, двери то открывались, то закрывались. Даже в новой комнате Кейт, где была довольно неплохая шумоизоляция, было просто невозможно находиться. Голова была готова развалиться на части от всех этих противных звуков, собравшихся в единый раздражающий ком. Плотно сомкнув губы и громко дыша через нос, Ллойд поспешно направилась в своё излюбленное место – библиотеку. Она была готова с головой зарыться в книги лишь бы хоть на секунду почувствоваться невероятное звучание тишины. Но стоило девушке открыть заветную дверь, она наткнулась на уже знакомого молодого человека. Лежа на диване, Крис читал какую-то книгу, и, услышав резко открывшуюся дверь, несколько удивленно взглянул на Ллойд. – Какая неожиданная встреча, – парень усмехнулся и принял сидячее положении, похлопав по месту рядом с собой. – Добро пожалось в клуб униженных и угнетенных. Кейтлин села рядом и закинула ногу на ногу: – Я не знала, что ты приехал сюда. Разве…в дом хранителей могут так просто приходить посторонние? Ты же вроде гард? – Гард, – парень странно улыбнулся и покачал головой, ядовито произнося одно простое слово. – Кристофер Сикерс. Дейн не дал мне представиться. Кейт удивленно вздёрнула брови и склонила голову на бок: – Погоди, – произнесла он. – Сикерс? Вы с Дейном братья?.. – Кузены. Ллойд чуть приоткрыла рот, собираясь задать и следующий вопрос, однако осеклась. Ей стало несколько неуютно выпытывать всю информацию у Кристофера о его жизни и задавать не слишком уместные вопросы, но невыносимое для Кейт любопытство пожирало её изнутри. И Крис прекрасно понимал, что именно хотела спросить девушка, поэтому взял всё в свои руки. – Никому из нас не давали выбора, кем родиться. – он усмехнулся. – Даже здесь, в Тельвауре, никто не может повлиять на ещё народившейся дитя и сделать так, чтобы ему передались определенные качества. – Генетическая лотерея. – Ллойд кивнула. – Я понимаю тебя. Особенно после того, что я узнала о себе. – Я не знаю Келедис лично; однажды видел портрет. Вообще-то, лица представителей королевских семей почти никогда не показывают обычной толпе, чтобы вы смогли спокойно и безопасно перемещаться по городу, но мне, как Сикерсу, некогда удалось побывать во дворце, и Мета показала, как выглядит её «дорогая» подруга. – сказал парень. – Когда Келедис уехала из Тельваура, меня ещё не было на свете. Да и отца я своего толком не знаю; он умер девятнадцать лет назад, я был ещё совсем ребенком. Вероятно, Крис был и вовсе её ровесником (или даже старше), хоть и выглядел моложе. – Как мы похожи, однако… – Ллойд грустно улыбнулась. – Та девушка-проводник… Что с ней? – Истерика. – ответил Сикерс. – На самом деле я не помню, когда в последний раз проводники сами пересекали портал. Бывало такое, что во время работы в Людском мире хранители чувствовали энергию проводника и предлагали ему отправиться в Тельваур. Это случается, если кто-то из дальних родственников этого проводника некогда перебрался в Людской мир. Мы не имеем права скрывать существование нашего мира от его прямых жителей. Если проводник соглашается, то отправляется с хранителями. Если отказывается, то ему просто стирают память, чтобы не было дальнейших проблем. Я предполагаю, что и с этой девушкой будет тоже самое. Все зависит только от её выбора. Проводники почти не стареют, если активно пользуются своими силами, и наоборот, если – нет, поэтому в Людском мире они не будут выделяться своим долголетием, как эльфы, например. Состарятся и умрут, например, лет в восемьдесят, как и остальные. Да… в Людском мире вообще живут недолго. У нас люди и до ста пятидесяти дожить могут! Кейт как никто другой понимала, какого было той девушке. Пусть они с ней попали в этот мир не по своей воле, хранители и Лиганс, который, судя по всему, совсем скоро станет правителем Драйдариса, делают всё, чтобы им помочь. И пусть Ллойд пока не знает этого проводника, она уже чертовски ей завидовала: у незнакомки был выбор. Она могла вернуться в прежний мир со стертыми воспоминания о Тельвауре и начать жить, как прежде. А Кейт в любом случае будет вынуждена остаться здесь. Если проводники неотличимы зрительно от людей, то эльфы явно выделяются на общем фоне. – Я понимаю, что в один момент очень тяжело так просто взять и оторваться от мира, где ты прожила всю свою жизнь. – произнес Крис. – Тем не менее ты здесь не чужая. Многие из нас заняты работой и мало помогают тебе в адаптации, но знай, что всегда можешь ко мне обратиться, если что-то понадобится. В последнее время я часто дежурю по ночам около портала, так что в днём весь к твоим услугам. Тем более скоро у меня выходные. Ллойд усмехнулась и вновь взглянула на юношу. Но ответить она не успела, так как услышала быстрые приближающиеся шаги. Дверь библиотеки раскрылась и в дверном проеме показалась Дайгана. Хранительница объяснила, что им требуется помощь Кейтлин, чтобы она поговорила с проводницей, так как они фактически жили в одном мире и должны чуть лучше понимать друг друга. Ллойд попросили поговорить с прибывшей девушкой, помочь ей успокоиться и прийти в себя. Эта просьба показалась Кейтлин совершенно оправданной: она была и сама рада поговорить с кем-то из Людского мира, чтобы поделиться своими переживаниями. Ллойд отправилась за Дайганой и краем глаза взглянула на Криса. Тот сидел на прежнем месте и вопросительно смотрел на хранительницу, будто спрашивая, можно ли пойти и ему тоже. Судя по всему, никто не был против, чему Кейт оказался весьма рада. Ллойд чувствовала, что нашла с этим парнем весьма неплохой общий язык. Они отправились в ту комнату, где разговаривали с Кейтлин. Ллойд сразу столкнулась глазами с Лигансом, а затем перевела внимание на Дейна, который был весьма удивлен появлению Криса, но устраивать склоки он не стал: пусть Кристофер и не хранитель, он Сикерс, и знает куда больше тайн, чем обычный гард. Затем Кейт взглянула на девушку, сидящую напротив эльфа: на миловидном лице немного растеклась тушь, темные волосы были спутаны и взъерошены, что говорило о том, что незнакомка явно бежала, а её плечи слегка подрагивали. Выстроилась неловкая пауза. Лиганс проследил за тем, как Ллойд тихо кашлянула, чтобы прочистить горло, и села рядом с ним. Закинув ногу на ногу, Кейтлин положила скрещенные в замке ладони на колени и весьма доброжелательно посмотрела на незнакомку, которая глядела на неё весьма странно. – Привет. Меня зовут Кейт. – произнесла Ллойд. – Я сама прибыла из Людского мира, наверное, тебе это уже сказали. – Да, – она коротко кивнула. – Я – Ксилина, но называй меня просто Линн. Мне так больше нравится. Т-ты уже давно здесь? В этот момент из-за своего состояния Пауэлл не связала несколько простых фактов, и не предполагала, что перед ней сидит та самая свидетельница чудовищного убийства. Возможно, получив ответ, она сложила бы в голове остатки пазла, но Кейт молчала. Уголок губы Ллойд болезненно дрогнул, что не осталось без внимания. Её глаза сразу опустились, уставились в одну точку, расширились в невиданном страхе и даже ужасе, перекосившем все лицо. Переплетенные между собой пальцы усилили свою хватку до беления костяшек, заставили ногти впиться в кожу так, что остались следы. Из горла вместо любых слов вырвался лишь шумный, даже немного хриплый вдох, а сама Кейт покачала головой и вновь посмотрела на девушку. Пытаясь натянуть улыбку, Ллойд ещё больше исказила своё лицо. Лиганс, который ещё не знал всей полноты картины, лишь перевел взгляд на Дейна и Мету; они в свою очередь явно догадывались о причине перемены настроения Кейт. Уже собираясь взять всю ситуации в свои руки, эльф чуть приоткрыл рот, но Кейтлин его опередила. Будто в один момент ей овладело полное хладнокровие, а мучительные мысли покинули сознание. – Ты до этого жила в Лейнстере, я правильно понимаю? – спросила Ллойд, игнорируя вопрос. Она догадалась, что раз портал из человеческого мира в Тельваур находится только в этом городке, то либо Ксилина жила там, либо проезжала мимо. Но первый вариант был более вероятным. Пауэлл лишь согласно кивнула. – Это…очень интересный город. Никогда не знаешь, кого встретишь, верно? Но здесь, в Драйдарисе, безопасно. По крайней мере, я только и делаю, что умираю со скуки. Ксилина усмехнулась. После выброса адреналина, который она испытала совсем недавно, она только сейчас начала ощущать некоторое успокоение. Ей уже не казалось, что кто-то захочет загипнотизировать её и сделать что-то ужасное. Сейчас окружающие её люди (если так можно выразиться) внушали доверие. И пусть девушке было несколько неуютно оказаться в центре внимания разных магических существ, она постаралась как можно скорее прийти в себя. После истерики её начало пожирать ужасающее чувство стыда. Хотя Ксилина видела, что все прекрасно понимают её состояние, она не желала выглядеть слабой и беспомощной. – У тебя, наверное, в Лейнстере семья. – продолжила Кейт. – Постарайся не волноваться об этом. Хранители позаботятся, чтобы на то время, пока ты будешь здесь, твои близкие не чувствовали тревоги. Дейн и Мета лишь подтвердили слова девушки, но Ксилина нахмурилась: – Т-то есть я смогу вернуться домой? – Только если ты сама этого захочешь. – Мета легко улыбнулась. – Ведь Тельваур это и твой мир тоже, и ты имеешь полное право жить здесь. Пауэлл перевела взгляд на эльфа. Его пылающие глаза были устремлены на Кейт, будто в комнате не было чего-то более интересного. Кажется, он смотрел на девушку так с тех пор, как только она вошла, но Ллойд в свою очередь вновь успела погрязнуть с своих мыслях, позабыв обо всем. – А если?.. Если я захочу остаться? – тихо спросила Ксилина, глядя на эльфа ещё несколько секунд. – Где мне жить? И на что? – Мы позаботимся о том, чтобы ты ни в чем не нуждалась. – наконец заговорил Лиганс. Пауэлл смущенно улыбнулась. – Мы уже помогали нескольким проводникам освоиться здесь, так что ты не станешь исключением. Да и ваши силы настолько редки, что применение им найдётся всегда. Кейтлин заметила, как девушка задумчиво опустила голову вниз. В горле Ллойд встал ком, настолько ужасающий, что произнести хоть что-то было крайне тяжело. Девушка понимала, что решение о своем будущем принимает только сама Ксилина, однако в глубине души все равно думала, что проводница подступает крайне эгоистично, так просто бросая всех своих родных и близких. Но эти мысли Кейтлин посчитала крайне неправильными, вызванными лишь завистью, желанием вернуть прошлую жизнь. Вскоре Ксилина стала выглядеть ещё более спокойно. Её более подробно ввели в курс дела, рассказали о самых важных аспектах жизни Тельваура, а так же выделили небольшую комнатку. С одной стороны, Кейт была рада, что хоть как-то смогла быть полезной, но с другой – моральное опустошение давило со всех сторон. Темная комната недоэльфийки, в которую та отправилась, уйдя по-английски, была отражением того, что сейчас творилась у неё на душе. Не доходя к кровати, Кейт опустилась на пол, прикрывая лицо дрожащими руками. Сдерживаться больше не было никаких сил, хотелось выплеснуть все свои эмоции, но девушка понимала, что если это произойдет, то её точно услышит Лиганс, который всё ещё находится внизу. А привлекать чье-то внимание совершенно не хотелось. Еле слышно всхлипнув, Кейт вновь надавила ногтями на кожу, неожиданно захотела и вовсе расцарапать свое лицо, но в последний момент остановилась. Линн точно не одобрила бы такое поведения. Её вечный задор превратился бы в грозовую тучу и без лишних намеков рассказал о том, что нужно хоть как-то постараться принять происходящее. Прошло ведь чуть больше недели, Ллойд старалась отвлечься совершенно любыми способами, но эти несколько минут, кажется, для неё были не менее мучительными, чем первые часы после обнаружения тела Гилберт. Покачав головой, девушка медленно приподнялась на ноги, провела рукой по лицу и направилась в сторону окна. Подставив голову под порыв прохладного ветра, Кейт все так же тяжело дышала, но свежий воздух помогал успокоиться. И стоило Ллойд лишь на секунду пытаться заставить себя отбросить тяжелые мысли, сердце вновь застучало с бешеной силой. Девушка почувствовала, как в неё уставились чьи-то цепкие глаза, которые были сильнее любой хватки, как по спине пробежали мурашки от осознания того, что кто-то прямо сейчас выпрыгнет из темноты. Боясь повернуться, Кейт прокручивала в голове столкновение с тем ужасным чудовищем, опасалась, что может увидеть его вновь, что даже и почувствовать ничего не успеет, как Фэлл накинется на неё и убьет. Прикрыв ладонью рот, чтобы сдержать пытающийся вырваться наружу крик, Ллойд медленно обернулась. В и без того темной комнате появилось ещё одно не более светлое место; будто кусочек этой самой темноты решил вдруг ожить и заставить кровь застыть в жилах. Странная тень торчала откуда-то из-за кресла, сцепившись человеческими руками в спинку, бесформенная голова была чуть наклонена в бок, а плечи, которые были последней видимой частью тела были и вовсе без очертаний, просто сливались с окружающей обстановкой. Вжавшись спиной в подоконник, Кейтлин с отпечатанном на лице ужасом смотрела на то, как тень прошла сквозь кресло. Ллойд будто оказалась во сне, где не могла закричать, когда это было необходимо; из горла не вырывалось ни единого звука, словно там образовалась мешающая перегородка. Ноги подкосились, а в глазах начало темнеть. Неведомое «привидение» исчезло так же быстро, как и появилось: совершив один резкий рывок вперед, оно скрылось в темноте. А Кейт уже начала подумывать о том, что скоро такими темпами сойдет с ума. И Ллойд уже даже не знала, хотела ли она, чтобы это была игра её воображения или реальность. Ничего из этого не могло сделать легче Лиганс «Сумасшествие» Его шаг был довольно быстрым и широким, будто парень считал, что даже самое малейшее замедление тут же приведет к возвращению назад, в гостиную или даже к выходу. Сегодня в доме хранителей было как-никогда тихо; наверное, сейчас практически нереально найти кого-то, кто бездельничал. Многие отправились в Лейнстер еще вчера, чтобы найти тех, из-за кого Ксилина попала в Тельваур; заключенные не могли уйти далеко. На самом деле, Пауэлл могла попасть в «родной» мир и без помощи этих преступников, если бы успела столкнуться с хранителями, которые чистили воспоминания города. Находиться в этом доме эльфу было нелегко. Тонкие стены, не обремененные даже самым примитивным «оглушающим» заклинанием, являлись пыткой для чуткого слуха. Ты будто одновременно находишься в тишине, но все равно слышишь какой-то вечный шепот, возню, что просто сводит с ума и не дает сосредоточиться. Лиганс часто ловил себя на мысли, что даже самые шумные улицы в период праздников не приносят ему столько дискомфорта, как тихие и неразборчивые звуки. Чем ближе парень приближался в заветной комнате, тем отчётливее слышал шум наливающейся воды. Подумав, что пришел не слишком вовремя, Лиганс остановился перед спальней Кейтлин. Не зная, принимает ли та ванную или нет, эльф неуверенно постучал в дверь. Голос девушки послышался не сразу, лишь через несколько секунд, и ответила она несколько странно, с непривычной интонацией, которую Лиганс до этого не замечал в Ллойд: голос её был слишком довольным, с чуть более выраженным растягиванием гласных. – Проходи, – послышалось из-за двери. Шум воды стал несколько тише. Лиганс чуть потоптался на месте, прошел через спальню и оказался в ванной, не понимая, почему Кейт не решила выйти к нему сама. На девушке был только теплый халат. Ллойд явно услышала то, что рядом оказался эльф, но даже не повернула голову и не посмотрела на него краем глаза. Её взгляд, чуть странный, был устремлен прямо в зеркало, а руки были по обе стороны раковины. Казалось, что она видела своё отражение впервые, не могла оторваться от зеркала, боялась, что и вовсе не сможет потом взглянуть на себя. Её кончики губ были приподняты, а чуть желтоватые глаза явно запретили ресницам моргать. – Я не помешал?.. – Лиганс покачал головой. – Мы можем поговорить и после. Она ответила, не смещая внимания с зеркала: – Так непривычно… Не думала, что буду чувствовать себя настолько иначе. – Ты чувствуешь в себе какие-то изменения? Девушка еле слышно усмехнулась. Медленно повернув голову в сторону эльфа, она показала лицо, искаженное довольной улыбкой. – Я чувствую себя куда живее, чем раньше. Гораздо. Лиганс изогнул бровь. Впервые за последнее время он увидел подобную радость на лице Ллойд. Но этот разговор продлился не долго. Точнее, эти несколько предложений нельзя было назвать полноценным диалогом. Странное чувство заставило эльфа покинуть комнату довольно быстро, ограничившись предложением поговорить чуть позже, когда Кейт будет одета. Последние несколько часов Лиганс прокручивал в голове слова девушки, раздумывая о том, что всему виной вчерашнее появление Ксилины. Возможно, теперь Кейтлин чувствовала себя не так одиноко, а, может, это и вовсе была реакция на стресс. Эльф помнил, что Ллойд поспешно скрылась прошлой ночью, как только представилась возможность, и как бы Лиганс не пытался уверить себя в том, что постарается ей помочь, вновь сталкивался с размышлениями о том, искренне ли это было или это своеобразный способ заглушить старую боль. Эльф знал, что ему сейчас нужно не меньше времени, чем Кейт, однако постоянно находился в борьбе с самим собой, не зная, стоит ли оставаться в стороне или нет. – Вы довольно быстро, – произнес молодой человек, ожидавший Лиганса внизу. Иниг служил на королевскую семью Драйдариса последние сто двенадцать лет. Пусть и был этот проводник с весьма скверным характером, все равно являлся одним из лучших в своем деле. В кармане темного пиджака красовался маленький красный цветок. Кажется, вчера на его месте был фиолетовый, а позавчера – белый. Признаться, Лиганс не совсем понимал, почему буквально к каждому образу молодого человека обязательно присоединялся бутон, собранный в королевском саду, но вопросов эльф, как и все другие, не задавал, хотя имел некоторые размышления на этот счет. Лишь только садовник порой поднимал настоящий переполох, когда замечал у Корна растение, которое он выращивал последние несколько лет, и кричал о том, зачем этот «негодяй» ворует самые прекрасные в саду цветы. Слегка вьющиеся черные волосы молодого человека спускались к скулам, а хитрые синие глаза внимательно уставились на принца. Пусть Иниг всегда говорил весьма вежливо и учтиво, Лиганс частенько улавливал язвительные нотки в адрес многих господ. Кажется, только к членами династии Драйдов он на самом деле проявлял уважении (или же просто умело это показывал). – Желаете отправиться в Тедвиг прямо сейчас? – спросил Иниг. Лиганс лишь коротко кивнул. Корн достиг такого мастерства в создании порталов, что делал их совершенно невидимыми для всех, кроме себя самого. Это всегда помогало избежать неприятных ситуаций. Принцу стоило сделать лишь несколько небольших шагов вперед, как окружающее пространство на мгновение размылось, а затем вместо дома хранителей предстал коридор замка Тедвигской королевской семьи. Закоулки этого места Лиганс знал не так хорошо, однако отчётливо помнил дорогу в зал, где обычно находился Фебрис. Это помещение представляло собой довольно широкую темную комнату, несколько отличную от тех, которые были в замке Драйдов. Но на самом деле ни для кого не был секретом тот факт, что в Тедвигском дворце преобладал готический стиль. Наверное, только Лингвад мог сразиться за приз в качестве более пугающего места. Стражники открыли тяжелые двери и оттуда показалась служанка в длинном красном платье; волосы её были похожего оттенка. Заприметив Лиганса и следующего за ним Инига, она сразу потупила взгляд, ускорила шаг и коротко поклонилась, но постаралась скрыться. Иниг остался ждать в коридоре, а парень вошел в залу. Услышав знакомые шаги, Фебрис тут же поднялся из-за стола, отложив перьевую ручку. Ростом он был совсем немного ниже Лиганса, но разница казалась совершенно незначительной. Круглые зеленые глаза улыбнулись появлению эльфа, темные волосы были аккуратно зачесаны назад, а одет был король подстать новым и более привычным для знати традициям: не слишком вычурно, со вкусом, темные брюки и туфли. Лишь шелковая рубашка с подвернутыми до локтей рукавами сильно отличалась по цвету – являлась красноватой, в чем была заслуга портнихи, известной во всем Тельвауре, мисс А?ймы. – Уже целую неделю жду тебя, – произнес Фебрис. – Думал, ты придешь раньше. Лиганс изогнул бровь. Парень не знал, как много информации дошло до друга, однако сейчас стал понимать, что куда больше, чем он думал. – У меня куда больше глаз, чем тебе кажется, – Фебрис усмехнулся. – Да и мне самому удалось коротко взглянуть на эту девушку, когда выдалась свободная минута. Я держался на расстоянии, когда её усаживали в повозку. Принц выдержал секунду паузу, внимательно посмотрел в яркие зеленые глаза, а затем сел в кресло. Потерев виски, он покачал головой и заметил, что король расположился напротив. – Я понимаю твои чувства, – Фебрис кивнул. – Но тем не менее… Ты, лично ты, видишь в ней что-то эльфийской? Лиганс, не задумываясь, ответил: – Внешность Келедис. – Я не заметил ни заостренных ушей, ни мраморной кожи моей сестры, не блестящих глаз. Пока она всего лишь человек. Но я не хочу чтобы ты думал, что это просто совпадение. – На самом деле я думал, что это просто какая-то ошибка. – Лиганс нервно усмехнулся. – Я не могу поверить, что Келедис… Что она была с человеком. Но даже если бы это произошло, то она наложила бы заклятие, чтобы это дитя не появилось на свет. Я знаю, что сейчас уже бессмысленно это обсуждать, и я не хочу говорить, что будто бы желаю, чтобы Кейтлин не рождалась, просто… Я хочу понять, почему так произошло. Но то, что Кейт не поддалась гипнозу, сразу втоптало мои мечты о совпадении в грязь. – Келедис многие годы жила в не самых благонравных местах. Да и сейчас, наверное, тоже. Всем нам свойственно подстраиваться под окружающую обстановку. – задумчиво произнес король. – Но сейчас остается только ждать письмо от моей сестры. Она ведь позаботилась о том, чтобы никто не смог её найти. Наверняка, она сейчас представляется под другим именем. Когда письмо перейдет через десятки рук и, наконец, попадет к нам, мы узнаем хоть какую-ту правду. Если, конечно, Келедис не решиться окончательно залечь на дно. Друг мой, она ведь может испугаться своего разоблачения и вовсе не явится. Лиганс тяжело вздохнул: – Это всё – полное безумие. – Я прекрасно понимаю тебя. – произнес Фебрис. – Мои заботы о сбежавшей сестре и больном брате, перекликаются с тем, что нужно постоянно переживать о состоянии королевства каждый Эйрин день. Поля стали приносить на редкость мало урожая, скот вечно болеет. Остаётся надеяться лишь на то, что маги смогут хоть как-то исправить положение, иначе Тедвигу придется несладко. – Ты ведь знаешь, что всегда можешь на нас положиться. Драйдарис процветает с каждым днем; мы будем только рады помочь соседям. Фебрис благодарно улыбнулся. Он понимал, что какое бы им не владело чувство гордости, никому не будет хорошо, если королевство начнет разоряться. Но даже подобная новость не вызвала у Лиганса должного волнения. Сейчас он мог думать только о Келедис. Эльф не знал, когда ему удастся смириться с произошедшим, из-за чего чувствовал себя полным глупцом. Ведь за эти злосчастные сто лет он никак не участвовал в жизни возлюбленной, не имел возможности ни поговорить с ней, ни увидеть её. Она находилась в полной недосягаемости, Тента знает где и с кем. Имеет Лиганс право её осуждать? Пусть эльфы и не сильно замечали течение времени, а к «человеческому» возрасту парня прибавилось чуть больше трех лет, это не отменяло того факта, что по общим меркам прошел целый век. Так, с огромным грузом, тянущим душу ко дну, Лиганс молча прошел мимо проводника, уперев взгляд в пол. Шел эльф довольно быстро, что бедный Иниг никак не мог за ним поспеть, хотя сам тоже был крайне высок. Но принц не обращал на это никакого внимания, был полностью погружен в свои мысли и переживания. Лиганс считал, что пара минут, проведенная в саду сможет немного успокоить его, даст возможность почувствовать себя погруженным в прекрасный и чарующим мир природы, который так и манил. И, вероятно, по этим же причинам в столь прекрасное место пришел кое-кто ещё. Лиганс понял, что даже здесь его будут преследовать не самые лучшие мысли. На резной скамейке сидел очень молодой на вид эльф. Несмотря его возраст, лицо было довольно детским, с чуть пухлыми розовыми щеками. Лицо обрамляли светлые густые кудри. Даже ростом парень больше напоминал ребенка: едва доставал до плеча Лиганса, когда стоял рядом. Принц знал, что это досталось юноше от матери, которая всегда была узнаваема благодаря своему «человеческому» росту. Широкий рот молодого эльфа замер в пусть еле заметной, но несколько странной улыбке. Большие кукольные зеленые глаза глядели в пустому, и Лиганс замер на несколько секунд, не зная, что же делать дальше: отправиться в Драйдарис или поговорить с Ве?джемом. Рядом с юношей сидел пожилой мужчина, обыкновенный человек, служащий на королевскую семью долгие годы. Заприметив Лиганса, он сразу направился в его сторону, затем почтительно поклонился и чуть скосил глаза назад, указывая на Веджема. – Его высочеству несколько нездоровится: с утра его мучают головные боли. – торопливо сказал Ла?трис. – Господин, не гневайтесь на мою дерзость, я лишь забочусь о принце. – Я всё понимаю, вам не стоит беспокоиться, – ответил Лиганс. И стоило ему произнесли эти слова, как молодой эльф резко обернулся, и сделал он это настолько быстро, что заставил парня вздрогнуть от неожиданности и этого слишком радостного взгляда. – Лиганс?! – буквально воскликнул он. – Лиганс, это ты? О, Великая Эйрин! Я так ждал тебя! Слегка опешив, Драйд посмотрел на не менее удивленного Латриса. Натянув доброжелательную улыбку, принц подошел к юноше, который радостно наблюдал за каждым его шагом, и сел рядом. – Ты так редко приходишь, – произнес Веджем. – Почему ты так редко приходишь? Лиганс смотрел на его взволнованное лицо, эмоции на котором менялись каждую секунду. – Извини, – искренне произнес эльф. – Я даже не знаю, почему так вышло. – Даже Келедис приходила ко мне, – Веджем вновь смотрел в пустому. – Нам было очень весело! Чуть сжав край пиджака, Лиганс нахмурил брови. Его дыхание участилось, но Драйд понимал, что нельзя давать волю эмоциям. – Веджем, Келедис давно уехала. Ты помнишь это? – осторожно спросил принц. Юноша неожиданно захохотал. Прежнее безумие вновь исказило его лицо, заставляя стоящего позади Латриса ещё больше забеспокоиться. Старик уж было хотел оборвать разговор, однако Иниг схватил его за рукав, не давая ступить и шагу. – Она недавно была в Тедвиге, ты разве не знаешь? Тебе не сообщили?! Совсем скоро она прибудет ко мне ещё раз! Я уверен, она успела соскучиться. Её путешествие было очень долгим! – продолжал хохотать Веджем, закрывая руками лицо. – Как ты мог не знать?! Вот увидишь, она совсем скоро придет и я обязательно тебя позову! Продолжать данный разговор продолжать не было смысла. В прошлый раз Веджем говорил совершенно тоже самое. Лиганс даже и вспомнить не мог, когда рассудок младшего Тедвигского принца так помутился. Казалось, ещё недавно они разговаривали на самые разные темы и отмечали день святой Эйрин, а сейчас практически любое высказывание Веджем воспринимал не совсем адекватно. И точной причины этого никто не называл. Дворцовый врач предполагал, что «юному принцу» было тяжело перенести такие потрясения, как отъезд любимой сестры и смерть родителей. Последний факт, который стал бы ударом для любого существа, куда больше бил по эльфам, ведь семейные узы для них всегда были важны, как ни для кого другого. И, возможно, врач был прав: Веджем действительно начал сходить с ума и слышать голоса в голове после того, как их величества оставили эту жизнь, а их души отправились к Святой Эйрин. Если бы король и королева Тедвига успели уехать в Райские земли, то пережить это всё было куда легче. Здесь Лиганс судил по себе. Но всё-таки ходили слухи, что состояние принца могло нарушиться и с посторонней помощью. Сотню лет назад в Даджеон привезли одну из ларв (хотя стоит упомянуть, что определить пол этого существа крайне сложно, ведь оно может принять практически любую телесную форму); она неправомерно пользовалась своей силой, лишая воли и светлого разума тех, кого только хотела, для достижения личных целей. И, конечно, не все ларвы таким образом используют свои силы, но у данных существ на это самый большой соблазн из-за столь большого могущества. Поэтому ларвы находятся под надзором гардов и хранителей, пусть определить всех очень трудно. Даже не стоит упоминать, как тяжело было её поймать. Возможно, это опасное существо покусилось и на разум принца, хотя причины для этого никто и не называл. Это была лишь просто догадка и слухи местного населения, которые могли придумывать байки часами. Да и будь это правдой, могли пострадать и другие члены королевской семьи. – Господин, я ведь говорил, что состояние принца очень шаткое. – взволнованно произнес Латрис. – Ему в последнее время стало хуже; лекарства совершенно перестали помогать его бедному разуму. Как же принц страдает! Он только и говорит о нашей дорогой принцессе Келедис всё последнее время! О, Тента, за что же ты так с ним! Есть же так много ужасных существ! Не стоит даже говорить, что любовь старика к Веджему была безгранична. Несмотря на свой возраст мужчина был готов уничтожить любого, кто навредит его высочеству. Так считали все. Если раньше Лиганс видел в брате Келедис родственную душу, то сейчас лишь способ сковырнуть старые раны. Как бы парень не сожалел принцу, как бы не желал ему скорейшего выздоровления, разговаривать с ним порой было невыносимо. Это заставило Лиганса чувствовать себя отвратительно: он постоянно корил себя за то, что злился на больного эльфа. В итоге посещение Тедвига не дало никаких результатов. Надеясь получить любую информацию о Келедис, Драйд остался ни с чем. В очередной раз. Лиганс не знал, сколько еще сможет оставаться в неведении. Он понимал, что нужно держать себя в руках, заботиться о состоянии королевства, но желание поговорить с невестой (если её ещё можно было так назвать), морально уничтожало. Теперь даже одно из немногих мест, как дом хранителей, заставляло Лиганса чувствовать себя неуютно, как бы он не пытался с этим бороться. Лиганс смотрел на недовольное лицо Дейна, пока тот всячески старался показать, что всё хорошо. Но как бы Сикерс не хотел выглядеть спокойно, его плотно сомкнутые губы, которые периодически подрагивали, и сжатые кулаки, говорили сами за себя. Мета же выглядела максимально сдержано: закинув ногу на ногу и положив руки на мягкие подлокотники кресла, она точно так же наблюдала за действиями брата, который ходил из стороны в сторону, будто не имел возможности сесть. И лишь только Дайгана открыто высказывала своё недовольство, не желая сдерживать эмоции. – Если всё так и будет продолжаться, то нам придется стереть память сотне тысяч людей. – говорила она. – Я не понимаю, чего добиваются эти идиоты?! – Знаешь, чего не понимаю я? – Дейн нервно покачал головой. – Почему они наделали в Людском мире столько шума, будто только и хотят, чтобы их поймали? – Но сделать это мы не можем. – Мета усмехнулась. – Пусть заключенные и шумные, оставляют много следов, кто-то умело скрывает их энергию. Возможно, это всё тот проводник, который помог им. Но как он это делает, совершенно не известно. Нам остается искать этих чудовищ, не опираясь на наши силы, потому что мы совершенно ничего не чувствуем. Будто ищем иголку в стоге сена. В комнате воцарилось молчание. Возникшая ситуация на самом деле была из ряда вон выходящей. Прежде никто не осмеливался на подобную дерзость. Пусть и бывали ситуации, когда каким-либо образом преступникам удавалось пересечь границу в мир людей, найти их не составляло большого труда, когда они следили. Сейчас всё было иначе. – Я думаю, нужно привлечь гардов. – произнесла Мета. – У них больше опыта в подобного рода поисках. Брови Дейна удивленно приподнялись. Чуть подавшись вперед, он слегка склонил голову, как бы спрашивая, правильно ли он всё услышал. Мета нахмурилась: – То, что они сами не могут проходить через порталы, отнюдь не значит, что они бесполезны. – произнесла она. – Наоборот, они работают куда лучше нас: расследуют сложные дела, опираясь лишь на информацию и улики, как полицейские из мира людей. Они нужны нам. Сами мы будем искать этих чудовищ до тех пор, пока число пострадавших не достигнет колоссального множества. Заголовки людских газет так и пестрят о загадочных исчезновениях, и мы все прекрасно понимаем, чьё это рук дела. Даже Кейтлин пострадала от этой ситуации. Она прекрасно помнит, как выглядит Фэлл. Кто знает, сколько есть ещё людей, которые столкнулись с чем-то подобным, но просто молчат, так как знают, что им не поверят? Нам нужно думать головой и засунуть гордость в задницу, пока не воцарился настоящий хаос. Дейн нахмурился. Понимая правоту сестры, он всё равно ощущал огромнейшее желание возразить, но никак не мог подобрать слова. Гарды действительно были очень полезны, но для Сикерса это являлось своеобразным доказательством того, что хранители просто не могли справиться с поставленной задачей. Неужели те, кто является чуть ли не самым могущественным кланом во все времена существования Тельваура, так просто сдадутся и примут свое поражение? – Мета права, – сказал Лиганс. – У нас нет времени на споры. Безопасность – это главное в данный момент. Я поговорю с Чейзом о том, чтобы привлечь к делу гардов; их помощь явно не будет лишней. Людской мир находится именно под нашей защитой, так что другие миры не могут вмешаться. Да и у них самих есть много дел… Будет хорошо, если Алексис и Гоф сумеют договориться с Датблугом, но пока ничего не известно. Эльф знал, что Сикерс поймет его. Чейз был одним из самых мудрых и сильных хранителей, поэтому не возникало никаких сомнений, что он поддержит данную идею. Признаться, Лиганс не мог вспомнить случая, когда хранители прибегали к помощи гардов. Обычно они практически не коммуницировали друг с другом и выполняли свою работу в пределах отведенных территорий. Бывали случаи, когда именно гардам требовалась помощь, но не наоборот. Хранители всегда находили всех нарушителей закона, перебравшихся в Людской мир, но сейчас был особый случай, требующий особого вмешательства и подхода. Здесь явно была задействована очень сильная магия, и никому не известно, к чему может привести любая задержка во времени. Чейз действительно поддержал данный план и признался, что и сам начал раздумывать о чем-то подобном. Мужчина довольно тепло относился к гардам, всегда восхищался тем, с какой точностью они выполняли свою работу, не имея при этом отличительных волшебных способностей. В ряды гардов шли в основном только люди; встретить волшебное существо было крайней редкостью, ведь мало кто хотел таким образом «растрачивать» свою магию и рисковать потерять их раньше времени из-за высокой угрозы смерти, ведь порой приходилось выслеживать самых опасных преступников. И Лигансу было очень приятно в который раз убеждаться, что он заручился поддержкой именно того хранителя, который имеет огромное влияние на всех остальных. – Переговоры я возьму на себя, – произнес Чейз. – Но я всё равно уверен, что гарды будут рады нам помочь, так что сообщу своим, что нужно готовиться уже сегодня. Нам придется приложить все свои силы, чтобы расправиться с этим делом как можно быстрее. Но есть еще кое-что, с чем я бы хотел разобраться… Вернее, поговорить с тобой. Лиганс выжидающе изогнул бровь. – Пусть я и старше тебя на много-много лет, я не эльф. И в этом доме нет эльфов. Почти. – Я понимаю, к чему ты клонишь, – парень покачал головой. – Я начинаю волноваться за Кейтлин. Я заметил, что она начала меняться, сильно меняться. Никто из нас не сталкивался с теми физическими и психологическими изменениями, которые переживают гибриды эльфов и людей. Она практически не показывается никому на глаза, постоянно прячется и выходит лишь только на завтрак. И это её единственный прием пищи за день. Не думаю, что это поведение нормально даже в её случае. Мне бы не хотелось, чтобы она вредила себе. Я считаю, что было бы более правильно, чтобы Кейтлин жила вместе с эльфами, перенимая ваши привычки и взгляды на жизнь. Так ей будет проще. Лиганс внимательно слушал слова мужчины, параллельно вспоминая странное поведение Ллойд пару дней назад. Но в её действиях не было никакого страха, описываемого Чейзом; девушка, напротив, была весьма оживленной. – Я и не думал, что всё так, – произнес парень. – Признаться, у меня самого не так много опыта общения с гибридами, но тем не менее я должен помочь Кейт. Я поговорю с ней. Эльф уж было хотел уйти, но мужчина остановил его, чуть сощурившись: – Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, но не вскидывай эту проблему на её хрупкие плечи. – произнес Чейз. – Может, тебе и нелегко сейчас видеться с Кейтлин и принимать открывшуюся перед тобой правду, но пойми, что ей сейчас нужна поддержка от тех, кто искренне готов быть рядом. Сама она не сможет жить отдельно, так как совершенно не адаптировалась к нашему миру. Отправлять её в некоторой степени родной дом, Тедвиг, тоже рискованно: мы не знаем, как Фебрис будет относиться к незаконнорожденной дочери своей сестры. – Я не думаю, что он будет обижать её. Недавно я виделся с ним и не почувствовал никакой агрессии в словах по отношению к Кейт, даже наоборот. – На словах можно много чего показать или же спрятать. Возможно, он и будет добр к Кейтлин, но то, что его терзает злоба на Келедис – факт. Пусть наша гостья и принадлежит к королевской семье, она сейчас слишком слаба, чтобы противостоять своему не самому замечательному статусу бастарда. – Ей нужно встать на ноги, я понимаю. – Лиганс покачал головой. – Возможно, будет действительно лучше, если я заберу её в наш дворец. Так будет и мне проще привыкнуть ко всему, и Кейт приспособится к новой жизни. А затем, когда она окрепнет, сама решит, где ей будет лучше. Чейз еле заметно улыбнулся. Эльф покинул его кабинет в весьма странном состоянии. Внутрення борьба так и не давала покоя. Стоило парню подойти к комнате Ллойд, он начал догадываться, что девушки там не было. Такую тишину можно было оправдать разве только тем, что Кейтлин крепко спит. Он постучал, и не услышал никакой реакции на этот посторонний шум – ни участившегося дыхания, ни того, что девушка даже перевернулась на бок, поэтому понял, что находиться здесь просто бессмысленно. Эльф знал, что Ллойд проводит много времени в библиотеке, поэтому сразу отправился туда, но какого было его удивление, когда он не обнаружил Кейт и там. Лиганс нахмурился. Было трудно предположить, куда делась девушка: в конце концов она могла выйти и на улицу, но это противоречило словам Чейза. Стоило эльфу направиться к выходу, он услышал странный посторонний шорох, который так и пытался скрыться в гамме звуков дома. Как бы Лиганс уже не устал ходить туда-сюда, он направился на еле уловимый шум. И чем он выше поднимался по лестнице, чем ближе подходил ко второму этажу, тем отчетливее улавливал быстрое тяжелое дыхание, сопровождаемое странным шёпотом и каким-то шуршанием. Эльф ускорился. За несколько своих широких и очень быстрых шагов он преодолел коридор и завернул за угол, но резко остановился. С широко раскрытыми глазами девушка смотрела на одну из картин. Судорожно вздыхая, Кейт положила руку на грудь, всхлипывала и словно не могла отступить ни на шаг. Её плечи быстро поднимались и опускались, и эльф видел, как у девушки слегка тряслись колени. Лиганс незамедлительно подошел к ней и быстро развернул к себе, обхватив ладонями её руки. Ллойд вздрогнула и тут же пришла в себя. Взгляд, который до этого не отражал чего-то адекватного, вдруг «просветлел», стал несколько удивленным, но затем вновь появились какие-то нотки беспокойства. Высоко вскинув голову, чтобы взглянуть на Лиганса, девушка замешкалась, и эльф сразу опустил руки. – Ты видел это?.. – спросила Кейт, опередив все вопросы Лиганса. – Видел же, да? – Видел что? Эльф перевел взгляд на картину, на которую до этого смотрела Ллойд. Как бы жители Тельваура не восхищались талантом художников из Людского мира, всё равно отмечали, что и тельваурийцы не менее талантливы. Ручной труд в этом мире ценился особенно. Это была действительно замечательная картина, но, признаться, не самая выдающаяся, которую видел эльф. Талант художника был неоспорим, но и нельзя было сказать, что в данном произведении было что-то великое. Красивое – бесспорно. Девушка, изображенная на картине, была одета в длинное белое платье, больше напоминающее сорочку; она сидела на поваленном дереве, сгорбив спину; темные волосы прикрывали часть её прекрасного лица, а руки обхватили плечи, словно в лесу было холодно. Вокруг было множество темных могучих деревьев, ветки которых были так усыпаны листвой, что ни один несчастный лучик солнца не мог пробиться сквозь эту «стену». И казалось, что кроме этих самых деревьев, девушку не окружало ни одно другое живое существо. Переведя взгляд на Кейт, Лиганс вновь обнаружил странную растерянность на её лице. Но возникало ощущение, что смотрела Ллойд не просто на картину, а сквозь её, потому что стеклянный взгляд не был сконцентрирован ни на чем. – Кейт?.. – обеспокоено произнес эльф. – Кейт, что случилось? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/katya-gers/telvaur-istoriya-desyati-ubiystv/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО