Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Волшебный шкаф-экспресс

Волшебный шкаф-экспресс
Волшебный шкаф-экспресс Марлизе Арольд Волшебница Майла #2 Майла снова летит в мир людей спасать маглингов. Она так и не вернула всех домой. Только феникса, ковёр-самолёт и единорога. Но на самом деле маглинги – это не единственная её цель. Есть ещё важное и суперсекретное дело… Поймать одного волшебника, которого когда-то отправили в человеческий мир за ужасное преступление. Все уже давно забыли о нём. А зря! Он много лет искал возможность вернуться. Но никто и представить не мог, кем он окажется!.. Марлизе Арольд Волшебный шкаф-экспресс Marliese Arold MAGIC MAILA: VERFLIXTE ZAUBEREI! Copyright © Edel Kids Books – Ein Verlag der Edel Verlagsgruppe, Edel Germany GmbH, Neum?hlen 17, 22763 Hamburg www.edel.com 1. Auflage 2020 © Штанцик Н.Г., перевод на русский язык, 2022 © Издание на русском языке. ООО «Издательство «Эксмо», 2022 Читайте в серии: Магазинчик «Всё, чего пожелаете!» Волшебный шкаф-экспресс Продолжение следует… Случай для семейного совета – Повтори ещё раз! Тётя Юна с недоверием смотрела на свою племянницу Майлу Осинолист. Майла в отчаянии проглотила подступивший к горлу комок. Это признание далось ей нелегко. Она такое натворила – просто ужас! – Я думала, что заколдовала дядю Юстуса, – глухо произнесла она. – После того страшного скандала в субботу, ну, ты помнишь. Тётя Юна медленно кивнула. – Я этого никогда не забуду. Пришлось признаться, что мы с тобой волшебницы. И это твоя вина! Я так долго хранила это в секрете, ничем не выдала Юстусу своих магических способностей. Но как только ты появилась в нашем доме, моя тайна раскрылась! – Она глубоко вздохнула. – Если бы я могла это предвидеть, я бы ни за что не позволила тебе навестить меня здесь, в мире людей. Тебе нужно было остаться в Грос-Колдунброде, а ещё лучше – в каком-нибудь захолустье! Майла никогда не видела тётю такой взбешённой и одновременно такой несчастной. А ведь это её любимая тётя, и до сих пор они всегда хорошо ладили. Но, похоже, эти времена безвозвратно прошли. Майле хотелось просто провалиться сквозь землю. Но она должна довести этот разговор до конца. Это очень важно. – Пожалуйста, выслушай меня, – тихо попросила Майла. – Я была уверена, что случайно превратила дядю Юстуса в каменную фигуру Будды, которая стоит на красной тележке перед входной дверью. Я воспользовалась волшебной палочкой из ванной. Голос Майлы сорвался, и она замолчала. Эта палочка слишком могущественная для неё, Майла это знала. Ведь её семья владела волшебным магазинчиком, и её не раз предупреждали, чтобы она не прикасалась к таким опасным вещам голыми руками. Но палочка, торчавшая в цветочном горшке, поддерживая комнатное растение в ванной тёти Юны, оказалась слишком соблазнительной. Майла вытащила её, чтобы помешать дяде Юстусу в гневе уйти из дома с двумя чемоданами в руках. Раздался страшный хлопок, и какая-то незримая сила отбросила Майлу к стене. Когда она вскоре очнулась, дядя исчез. А перед входной дверью внезапно появилась красная тележка с каменной фигурой Будды и двумя горшками с геранью. Майла была твёрдо убеждена, что это её рук дело. Её мучили ужасные угрызения совести. Но на самом деле всё оказалось совсем не так. А намного, намного хуже. Майла откашлялась. – Дядя Юстус вовсе не тот, кем мы его считали, – продолжила она. – Его настоящее имя – Юпитер Семирог, и он не человек, а колдун. Очень сильный колдун, тётя Юна. И… – Ей пришлось перевести дух, потому что то, что она собиралась сейчас сказать, было особенно тяжело: – и он охотится за твоим ребёнком. – За моим ребёнком? – с ужасом переспросила тётя. Страшно побледнев, она обхватила руками живот, уже довольно сильно выпиравший. – За моим Обнимячиком? Обнимячик – так она называла своего ещё неродившегося ребёнка. Ни тётя Юна, ни Майла не знали, мальчик это или девочка. Тётя легко могла бы определить это, используя свои магические способности, но ей хотелось, чтобы это стало сюрпризом. Майла не могла этого понять. Она очень хотела бы узнать! В глубине души она предполагала, что родится девочка. Тётя Юна снова взяла себя в руки. – Кто тебе это сказал? – спросила она. – Это чудовищные обвинения, Майла! Я хочу знать, как ты додумалась до такого абсурда! – С сегодняшнего дня у нас новый директор – Луциан Сморчок, – сообщила Майла. – Он заменяет дядю Юстуса. Я уже видела его в Грос-Колдунброде, когда он заходил в наш волшебный магазинчик. Бабушка Луна давно знакома с ним. Теперь он работает в Службе магического контроля. Они следили за дядей Юстусом. Несколько лет назад в качестве наказания его лишили магических способностей и изгнали в мир людей. Я не знаю, что плохого дядя натворил, но теперь он вернул себе свои колдовские способности. Он непременно хочет вернуться в мир волшебников! Но, чтобы преодолеть наложенный на него магический запрет, ему нужна дополнительная сила – сила его родного ребёнка. – Сердце Майлы бешено колотилось. – Фиона, его дочь от первого брака, не обладает магическими способностями. Но твой ребёнок… Она не договорила, уставившись на тётин живот. Майла всем сердцем желала, чтобы ей хватило её собственных сил защитить крошечное, ещё нерождённое существо. Тётя Юна молчала несколько минут. Просто сидела, застыв и глядя в окно. Майла не осмеливалась посмотреть ей в глаза. Наконец тётя тяжело поднялась со стула и простонала: – Мне нужно выпить воды. Она прошаркала на кухню, открыла кран и налила воду в стакан. Майла последовала за ней. Она рассказала всё, что собиралась, но облегчения не почувствовала. Что теперь будет делать тётя Юна? Или правильнее будет спросить, что им обеим делать? Ответа Майла не знала. Тётя осушила стакан с водой большими глотками. Потом повернулась к Майле. – Нам нужно созвать семейный совет, – решила она. – Это чрезвычайно сложная ситуация. Майла с ужасом увидела, что по тётиным щекам текут слёзы. Она подошла к ней и осторожно обняла, стараясь не слишком сильно сдавить ребёнка в животе. – Ах, Майла, – зарыдала тётя Юна. – Я действительно любила Юстуса. Я думала, что это именно тот человек, которого я всегда ждала. Я была совершенно уверена… – Она всхлипнула. – Луциан сказал, что Юстус сделал на тебя любовный приворот, – пробормотала Майла. – Ты была обречена влюбиться в него, хотела ты этого или нет. Ты ничего не могла с этим поделать. – Любовный приворот? – ошеломлённо повторила тётя Юна. Освободившись из объятий Майлы, она отступила на шаг назад. – Проклятие, я должна была догадаться! Как такое могло со мной произойти? Я всегда была уверена, что замечу нечто подобное… Какой ужас! Просто кошмар! Тётя взяла платок и высморкалась. Похоже, она снова взяла себя в руки. Майла восхищалась самообладанием тёти: ведь вся её жизнь перевернулась с ног на голову. – Сейчас самое главное, чтобы с моим Обнимячиком ничего не случилось, – твёрдо произнесла тётя. – Я не позволю Юстусу даже дотронуться до моего ребёнка. Ни за что! Майла кивнула. С этим она полностью согласна. Ей никогда не нравился дядя Юстус – ещё задолго до того, как случилась эта ужасная история с волшебной палочкой и предполагаемым превращением. Ну да, временами он пытался быть милым с Майлой, а раз-другой ему даже удавалось убаюкивать её сладкими речами. Но в основном дядя вызывал у неё невыносимое отвращение, и Майла часто задавалась вопросом, почему тётя вышла за него замуж. Но теперь всё предельно ясно: он заколдовал тётю Юну! Майла сжала кулаки. Ей захотелось, чтобы дядя Юстус действительно сидел в тележке, превращённый в каменную фигуру. По крайней мере, тогда они с тётей могли бы держать его под контролем. Но так сложилось, что дядя куда-то исчез, а это означало, что они в опасности. В любую секунду он мог нанести удар, используя свои магические силы. Майле и её тёте придётся постоянно быть настороже. Словно прочитав мысли племянницы, тётя Юна сказала: – Мы обязательно должны наложить на наш дом защитные заклинания. Кроме того, нам обеим нужны сильные амулеты, чтобы Юстус не смог нас заколдовать. Без дальнейших объяснений она вышла из кухни. У Майлы не оставалось выбора, кроме как последовать за ней на второй этаж. Поднявшись на несколько ступенек, тётя Юна остановилась, тяжело дыша. Майла не знала: это из-за беременности или из-за пережитого шока? Она вдруг испугалась за тётю. Если бы сейчас здесь была бабушка Луна! Или хотя бы мама и папа! Что Майле делать, если прямо у неё на глазах тётя упадёт в обморок? – Всё в порядке, – сказала тётя Юна и продолжила подниматься по лестнице – на этот раз очень медленно, словно старуха. Наконец они оказались на втором этаже. Тётя направилась в одну из комнат, где хранились вещи, привезённые ею из долгих путешествий. В комнате было темно. Тёте пришлось сначала открыть ставни, чтобы впустить дневной свет. Солнечные лучи заплясали по пыльной мебели и разнообразным сувенирам. Майла огляделась вокруг, поражённая огромным количеством вещей. – Ты, наверное, удивляешься, зачем я храню весь этот хлам, – произнеслала тётя Юна. – Но здесь очень много маглингов. Ты сможешь почувствовать их силу, если останешься в комнате подольше. – Она глубоко вздохнула. – Обои, окна, дверь – всё имеет специальное антимагическое покрытие, чтобы никакая волшебная сила не проникала наружу. Никто не должен был здесь, в мире людей, догадаться, что я волшебница, особенно Юстус. И всё впустую. – Она снова вздохнула. Майла замерла и сосредоточилась. Она не ощущала никакой магии, ни малейшего покалывания или вибрации. – Я не чувствую никаких магических сил, – разочарованно заметила она. – Ах… Значит, маглинги уснули, – объяснила тётя. – Но не волнуйся, мы их разбудим. Майла закусила губу. – Тебе не кажется, что нам лучше поскорее отправиться в Грос-Колдунброд и посоветоваться с остальными? Теперь, когда выяснилось, насколько опасен дядя Юстус, или скорее Юпитер Семирог, Майла точно больше не сможет спать спокойно. И кто знает, сколько времени понадобится тёте, чтобы наложить защитное заклинание на дом и подобрать для них амулеты. Да, тётя Юна считалась сильной волшебницей, но, похоже, беременность отрицательно повлияла на её магические способности. Тётя повертела в руках деревянную чашу. Потом подняла взгляд на Майлу. – Пожалуй, ты права. Нельзя терять время зря. Собирай вещи. Мы возьмём с собой феникса и ковёр-самолёт. Мне не нравится, что мы не нашли всех маглингов, исчезнувших из магазина твоих родителей. Но мы в чрезвычайном положении. Майла вспомнила про взрыв в подвале их магазина. Несколько недель назад бабушка Луна, готовя вместе с Майлой новый волшебный бальзам, перепутала заклинание. Медный котёл разлетелся на куски. К счастью, с ними обеими ничего не случилось, но довольно много магических предметов – так называемых маглингов – переместились из магазина и соседних зданий в мир людей. Где им совсем не место, и где они даже могут нанести большой ущерб, если попадут в чужие руки. Из-за этого Майла и отправилась в мир людей, чтобы с помощью своей тёти найти и вернуть маглингов. Майла с содроганием вспомнила свою поездку в бочке. Её так качало и трясло, что приятным это волшебное перемещение никак не назовёшь. А теперь она должна вернуться назад… Майла сомневалась, поместятся ли они в той бочке вдвоём с тётей. А с багажом, найденным ковром-самолётом и птичьей клеткой с пойманным фениксом они будут чувствовать себя, как сардины в консервной банке! Тётя Юна, заметив застывший на лице Майлы вопрос, засмеялась: – Нет, Майла, нам не понадобится уменьшающее заклинание! И нам не придётся путешествовать в ржавой бочке. У меня есть кое-что получше! Майла с любопытством распахнула глаза, когда тётя подошла к громоздкому шкафу и постучала по его дверце. – Шкаф сделан из чёрного дерева, он очень ценный, – сказала тётя. – Но не только само дерево особенное. На самом деле это шкаф для перемещений. Тётя Юна раскрыла дверцы, но Майла увидела только платья и пальто, висевшие вплотную друг к другу. Тётя начала вынимать их из шкафа и складывать на кресло-качалку и старинную фисгармонию. Среди одежды оказались довольно странные вещи – видимо, из давних времён. Майла чихнула, когда в нос ей ударил запах порошка от моли. Или это была просто пыль? Для чего тётя Юна хранила все эти наряды? Она собиралась устроить костюмированную вечеринку? Наконец шкаф опустел. – Вот, пожалуйста! – объявила тётя, опуская слева и справа откидные сиденья с мягкой обивкой. – Можно довольно удобно путешествовать сидя. А поскольку в дороге нас может немного потрясти, здесь есть даже ремни безопасности. Волшебный шкаф-экспресс Майла бросилась в свою комнату собирать вещи. Быстро упаковала всё в чемодан. Стремительно скатала ковёр-самолёт, украшавший пол. – Что случилось? – пропищал голосок. Уилбур выпорхнул из часов с кукушкой, перелетел через комнату и приземлился на рыжие локоны Майлы. – Я собираю вещи, – ответила она. – Мы едем домой. Домой! Внезапная дикая радость охватила её, когда она осознала, что это значит. Она снова увидит не только свою семью, но и своих подруг Ниневию и Офелию! Как же Майла скучала по ним всё это время! Вдруг она кое о чём вспомнила. – Мне нужно предупредить Эмили, – пробормотала она про себя. Эмили Штайгервальд – её новая подруга из мира людей. Она единственная знала, что Майла волшебница. И она была вместе с Майлой, когда той раскрыли правду: дядя Юстус на самом деле могущественный колдун Юпитер Семирог. Майла прервала сборы и бросилась вниз, чтобы позвонить. Уилбур сидел у неё на плече, когда она вытащила телефон из зарядного устройства и набрала номер Эмили. К телефону подошла фрау Штайгервальд: – Алло! – Здравствуйте, это Майла, – поспешно произнесла она. – Эмили дома? Мне срочно нужно с ней поговорить. Мама Эмили засмеялась: – Звучит так, словно это вопрос жизни и смерти. – Так и есть, – ответила Майла. – Ну, почти. – Сейчас поднимусь к ней, – пообещала фрау Штайгервальд. Майла услышала, как та идёт по лестнице. Затем открылась дверь. – Эмили, тебя к телефону! – Кто звонит? – прозвучал издалека низкий голос. Майла усмехнулась. Голос принадлежал Беппо, бернской овчарке Эмили. Благодаря заклинанию Майлы он мог говорить, но только она и Эмили понимали его. Все остальные слышали просто обычный собачий лай. Эмили тем временем взяла у мамы телефон. – Алло! – Это я, Майла. Ты можешь говорить? – Минутку. – Эмили подождала, пока мама выйдет из комнаты. – Да. Что случилось? – Мы с тётей сегодня же едем в Грос-Колдунброд, – объявила Майла. – Из-за этой истории с Юстусом-Юпитером. Мы должны решить, как защитить от него ребёнка. Эмили немного помолчала, чтобы сначала переварить эту новость. Её голос был грустным, когда она спросила: – Как долго тебя не будет? – Я пока не знаю. – Но ведь ты вернёшься? Майла заколебалась: – Я не знаю. Думаю, да. Мы ведь ещё не всех маглингов нашли. – Ах, Майла, не оставайся насовсем в мире волшебников, – принялась умолять Эмили. – Ни в коем случае! Я наконец-то нашла подругу – да ещё такую, как ты! Волшебницу! Я не хочу тебя сразу потерять! Майла слышала, что Эмили едва сдерживает слёзы. Она почувствовала, как закололо в груди. Теперь и Майле тоже стало больно, что им приходится расстаться. – А я не могу поехать с тобой? – всхлипнула Эмили. – Я бы так хотела познакомиться с твоей семьёй. А ещё – увидеть ваш волшебный магазинчик! – К сожалению, ничего не получится, – сказала Майла. – Нельзя просто так перемещаться из мира людей в мир волшебников или наоборот. – Но ты и твоя тётя – вы ведь можете, – немного раздражённо заметила Эмили. Она чувствовала себя обделённой. – Это… Для этого нужно уметь шевелить ушами, – объяснила Майла. – Я уже говорила тебе об этом. Только волшебники, обладающие этим талантом, могут преодолеть границу между нашими мирами. – Я тоже умею шевелить ушами, – упрямо произнесла Эмили. – Я тренировалась перед зеркалом. Они двигаются. По крайней мере немного. – Ох, Эмили, я бы так хотела взять тебя с собой, ты это знаешь! – заверила её Майла. – Но ты человек, и это не сработает, даже если ты сможешь шевелить ушами. – Можно попытаться, – настаивала Эмили. Майла стояла как на раскалённых углях. Сейчас просто нет времени для долгих дискуссий. Обнимячик в опасности, и кто знает, какие зловещие планы уже строит дядя Юстус. – Эмили, мы попробуем, – сказала она. – Я тебе обещаю. Мы попытаемся, когда я вернусь. Но сейчас я должна уехать, правда! Я просто хотела сообщить тебе об этом, чтобы ты не удивилась, когда завтра не увидишь меня в школе. На другом конце – молчание. – Ты ещё здесь? – спросила Майла. Голос Эмили звучал обиженно и одновременно грустно, когда она произнесла: – Надеюсь, ты действительно вернёшься. Удачи! – Спасибо, – пробормотала Майла, но Эмили уже повесила трубку. * * * У Майлы кошки скребли на душе, когда она возвращалась в свою комнату. Ей так хотелось поехать к Эмили, чтобы заверить, что они подруги и что как только она вернётся, посмотрит, как Эмили шевелит ушами. Но, к сожалению, ничего не получится, на это сейчас просто нет времени. Тётя Юна уже собрала свой чемодан. Она ждала в коридоре, готовая отправиться в путь. Майла побросала оставшиеся вещи в чемодан, достала со шкафа часы с кукушкой и схватила клетку с фениксом, стоявшую на столе. Фиона назвала феникса Филиппом, не осознавая, что это не просто птица, а волшебное существо. – Зараза, нужны четыре руки, чтобы всё это утащить! – пробормотала Майла, увидев, что на кровати лежит ещё и ковёр-самолёт. Сосредоточившись и пошевелив ушами, она тихо произнесла: Чтоб всё это унести, В дело магию пусти. Слева две руки, и справа тоже — Это мне сейчас поможет. Гениальное решенье — Отнесу всё без мученья! Плечи Майлы начали чесаться. Внезапно у неё выросли две дополнительные руки, более мускулистые, чем её настоящие, с сильными цепкими пальцами, которые могли схватить довольно большую вещь. Они легко подняли тяжёлый чемодан и свёрнутый ковёр, а Майле осталось только позаботиться о клетке с фениксом и часах с кукушкой. Она гордо усмехнулась, выходя из комнаты. – Ой-ой-ой, что с тобой случилось? – ужаснулась тётя Юна, увидев Майлу. – Тебя Юстус заколдовал? – Это всего лишь мои вспомогательные руки, они исчезнут, когда будут уже больше не нужны, – заверила её Майла. А пока она была ими очень довольна. Две дополнительные руки помогли ей взгромоздить тяжёлый чемодан на полку в шкафу. Ковру-самолёту тоже нашлось там своё место. Тётя Юна вздохнула с облегчением, когда вспомогательные руки Майлы забрали и её багаж. – Тебе не стоит поднимать такие тяжести, пока ты ждёшь ребёнка, – сказала ей Майла. С такими суперруками она без особых усилий уложила тётин чемодан рядом со своим. Едва закончив работу, вспомогательные руки снова сжались и исчезли в плечах, не оставив там никаких следов. Тётя Юна взирала на всё это с изумлением. – Потрясающе! – пробормотала она. – Майла, похоже, ты действительно очень талантливая волшебница! Майла покраснела от такой похвалы. Но пора было залезать в шкаф и отправляться в путь. Они с тётей заняли места и пристегнулись. Майла поставила клетку с фениксом между собой и тётей. Часы с кукушкой она держала на коленях. Уилбур страшно разволновался. Он забрался в часы и на всякий случай опустил защитную решётку. Тётя Юна закрыла дверцы шкафа. Теперь они сидели в темноте, правда недолго. Тётя щёлкнула пальцами, и над их головами засветилось табло. – Шкаф, отвези нас в Грос-Колдунброд, Желанный переулок, 7, – велела тётя Юна. Майла увидела, как этот адрес появился на светящемся табло. А шкаф тут же начал гудеть и вибрировать. – Чтобы тронуться с места, мы должны шевелить ушами, – объяснила тётя. – Ты готова, Майла? – Да. От волнения сердце Майлы бешено заколотилось. Глубоко вздохнув, она зашевелила ушами. Гул стал громче, и она почувствовала, как шкаф оторвался от пола. Сначала возникло ощущение, что это поездка в лифте, но она быстро стала более неуправляемой и не такой уж комфортной. Шкаф раскачивало то влево, то вправо. У Майлы закружилась голова. Как хорошо, что из-за всех этих переживаний, связанных с дядей Юстусом, они с тётей не пообедали! Иначе с Майлой могло бы случиться не самое приятное! Именно так чувствуют себя люди на корабле, попавшем в сильный шторм. Тётя Юна застонала: – Наверное, я никогда не привыкну к такому способу перемещения. Ох, меня точно так же тошнило в первые месяцы беременности! Она наклонилась вперёд и вытащила что-то из сумки, висевшей на дверце шкафа. – Как хорошо, что тут есть пакеты для рвоты. Но, к счастью, они ей всё-таки не понадобились, потому что полёт стал немного спокойнее. Майла задалась вопросом: шкаф просто летит по воздуху, или на нём есть заклинание невидимости? Новость о летающем шкафе в мире людей непременно попала бы на первые полосы всех газет! Казалось, путешествие длится целую вечность. Они попали в грозу. Вспышка молнии осветила внутреннее пространство шкафа, и тут же прогрохотал оглушительный гром. Майла вздрогнула, а феникс в клетке бешено захлопал крыльями. – Спокойно, Филипп, спокойно! – сказала Майла, хотя её голос дрожал. – Скоро всё закончится. Всё будет хорошо. По крайней мере она на это надеялась. Она не могла вспомнить, длилось ли путешествие в бочке несколько недель назад столь же долго. Внезапно шкаф словно провалился в воздушную яму. Тётя Юна закричала от ужаса, а Майла зажала рот рукой. Но потом полёт вновь стал спокойным. – Ты уверена, что поездка в этом шкафу безопасна? – спросила Майла, взволнованно взглянув на тётю. – Нужно признать, он, видимо, уже очень давно не проходил техобслуживание, – заметила тётя Юна. – Я купила этот шкаф по дешёвке во французском антикварном магазине. Он попал туда, когда кто-то избавлялся от вещей в старом доме, и я почувствовала, что это маглинг. Ты права. Я бы тоже не села в машину, не прошедшую техосмотр. «Сейчас уже слишком поздно», – с тревогой подумала Майла. Она пожалела, что сразу не отнеслась к этому шкафу для перемещений с бо?льшим подозрением. Но откуда она могла знать, что они подвергнут себя такому риску? Она доверяла своей тёте! Снаружи завывал ветер. Они опять попали в грозу, и на этот раз Майла в страхе вцепилась в сиденье и закрыла глаза. Может, через несколько минут её жизнь оборвётся? Она подумала о своей семье и почувствовала, как по щекам потекли слёзы. И тут запел феникс. Майла в изумлении открыла глаза. До этого он только кряхтел или коротко щебетал. И вдруг – мелодично засвистел. Казалось, это успокоило не только нервы Майлы и тёти Юны, но и бурю снаружи. Вспышки молний и раскаты грома прекратились, а завывание ветра стихло. Вскоре шкаф мягко опустился на землю и застыл. «Вы прибыли в пункт назначения», – появилась надпись на световом табло. Майла проглотила комок в горле. – Мы на месте? – с сомнением спросила она. – Думаю, да. Тётя Юна расстегнула ремень безопасности и распахнула дверцы шкафа. Солнечные лучи проникли внутрь, и Майле пришлось зажмуриться. Она увидела зелёную лужайку и два корявых дерева, между которыми висел выцветший гамак. У Майлы камень с души упал. Они действительно дома! В их саду! Шкаф приземлился на террасе. Не прошло и минуты, как из дома выбежала бабушка Луна. Она растерянно уставилась на Майлу, тётю Юну и шкаф. – Ах ты, зелёный чеснок! – воскликнула она. – Майла! Что-то случилось? Почему ты не послала ласку с сообщением о своём приезде? Ласка могла без проблем пересечь границу между миром волшебников и миром людей. Так отправлялись послания туда и обратно. – Потому что на это не было времени, – ответила Майла, тоже расстёгивая пояс. Она вскочила и бросилась бабушке на шею. – Как же я рада, что я дома! Ушещипательное изобретение Робина Через полчаса они сидели всемером за большим обеденным столом на кухне: родители Майлы Альма и Дамиан Осинолист, её бабушка Луна и дедушка Орфей Осинолист, её старший брат Робин и, конечно же, сама Майла и тётя Юна. Перед ними, всё ещё источая пар и восхитительный аромат, стоял большой яблочный пирог. Дамиан положил на тарелку свояченицы огромный кусок. Альма сварила кофе и какао, а для своей сестры Юны приготовила успокаивающий травяной чай. – Всё это просто ужасно! – сказала Альма, наливая Юне чай. – Я всегда думала, что ты счастлива с Юстусом. Поначалу я не была в восторге от того, что ты вышла замуж за человека, но если это любовь, то ничего не поделаешь. – Если бы это была действительно любовь, – глубоко вздохнув, ответила Юна. – На самом деле я стала жертвой подлого приворота. Она вытерла слезу в уголке глаза. Робин вежливо протянул ей упаковку бумажных платочков. – Спасибо, Робин, – поблагодарила тётя Юна. – Это очень мило с твоей стороны. – Она с усилием улыбнулась. Майла поразилась, увидев, с каким сочувствием Робин приобнял тётю. Таким чутким она его ещё никогда не видела! Но особые обстоятельства, вероятно, заставили его необычно отреагировать. Дедушка Орфей откашлялся. – Дорогая Юна, я потрясён тем, что с тобой случилось. То, как этот Юстус или Юпитер обвёл тебя вокруг пальца, просто недопустимо. А то, что он нацелился на твоего ребёнка, чтобы использовать его для своих мрачных махинаций, это и вовсе переходит всякие границы! – Его лицо стало багровым. – Я немедленно сообщу об этом случае в Министерство магической безопасности! Юна печально покачала головой. – Наверное, в этом нет особого смысла, Орфей. Служба магического контроля уже преследует его. Ты знаешь, какие у них отличные шпионы. Если они не выследят Юстуса, Министерство безопасности уж точно его не найдёт. – Ах, мы все знаем, что это за сонное царство! – добавила бабушка Луна. – Дамиан проходил там стажировку. Его потрясло, что сотрудники предпочитают играть в «Морской бой», а не выполнять свою работу. Помнишь? – Это было более двадцати лет назад, – заметил отец Майлы. – Может, за это время что-то изменилось. Бабушка Луна поморщилась. – Вряд ли. Знаете поговорку: однажды разгильдяй – навсегда разгильдяй. Я убеждена, что большинство сотрудников в этом министерстве до сих пор храпят на работе. Недаром его прозвали Министерством безопасного храпа. – Я считаю, мы должны сами найти этого Юпитера Семирога, – вмешался Робин. – За то, что он сделал с тётей Юной, ему нужно отомстить! Майла потрясённо взглянула на брата. – Я просто боюсь, что мы практически бессильны, – сказала Альма. – Только Майла и Юна могут преодолеть порог, отделяющий нас от мира людей, потому что могут шевелить ушами. Ты забыл это, Робин? – Есть и другие способы и средства, – проворчал тот. – Да? И какие? – Альма с любопытством приподняла брови. – Ты знаешь, какие попытки уже предпринимались. Бесполезные операции на ушах, на которых богатеют врачи-мошенники. Или эта нелепая «окрыляющая-уши-мазь». Её производитель сейчас сидит за решёткой и скатывает жевательную резинку в маленькие шарики. Робин нахмурился, сжав губы. У Майлы появилось неприятное ощущение, что он от них что-то скрывает. – Я тоже могу шевелить ушами, – заявила бабушка Луна. – К сожалению, в отношении меня до сих пор не сняли запрет на перемещение в мир людей из-за той дурацкой старой истории. Но никто не сможет обвинить меня, если я перестану его придерживаться. Безопасность Юны и её ребенка стоят на первом месте. Дамиан покачал головой. – Мне совсем не нравится эта идея. Мы должны доверить погоню за Юпитером профессионалам! Такая опасная игра в детективов может плохо кончиться! – Лучше всего, чтобы Юна пока осталась с нами, – предложила Альма. – Здесь она и ребёнок будут в безопасности. Тётя Юна задумчиво кивнула. – Возможно, это действительно самое разумное решение. Большое спасибо за предложение, сестрёнка! Несколько минут все молчали. Было слышно только постукивание десертных вилок о тарелки. Вдруг бабушка Луна спросила: – А как насчёт пропавших маглингов? Майла и Юна вернули только феникса и ковёр-самолёт. У нас по-прежнему нет нескольких вещей и животных. Излишне напоминать, что в руках человека маглинги могут нанести большой вред. – Это верно, – откликнулся Робин. – В конце концов, бабушка Луна, это твоя вина, что они изчезли! – Да, и именно поэтому я отправлюсь в мир людей с Майлой и буду жить в доме Юны, пока мы не найдём всех маглингов, – твёрдо заявила бабушка. – НЕТ! – одновременно вскрикнули Дамиан и дедушка Орфей. – Лучше расскажем Службе магического контроля, что произошло, – предложил Дамиан. – В конце концов, это был несчастный случай. Мама не специально взорвала котёл. – Они накажут меня и лишат магических способностей, – угрюмо пробормотала бабушка Луна. – Или даже посадят в тюрьму. – Мы наймём хорошего адвоката, – сказал дедушка Орфей. – Я знаю кое-кого из них. И даже если тебя лишат магических способностей, это не катастрофа. Ты всё равно сможешь помогать в магазине, это не проблема. Бабушка возмущённо надула щёки. – Не катастрофа? Ты, похоже, не в своём уме! Ты хоть представляешь, каково это для меня – не иметь возможности заниматься волшебством? Нет, я лучше сама себя навсегда превращу в комнатный увлажнитель воздуха, чем откажусь от своей магической силы! Она вскочила со стула и выбежала из кухни. Дверь за ней с грохотом захлопнулась. – Хм, – буркнул дедушка Орфей, – кажется, я сказал что-то не то. – В последнее время она стала такой обидчивой, – вздохнула Альма. Майла хорошо понимала бабушку Луну. Что та могла поделать, если котёл вдруг взорвался? Уж точно она не специально это сделала, как раз наоборот. Новый бальзам, который она тогда варила, мог спасти их волшебный магазинчик. У них появился конкурент – большая торговая сеть «МагМагия». Там продавались более дешёвые маглинги, и выбор товаров был больше. Волшебный магазин семьи Осинолист «Всё, чего пожелаете!» в последние месяцы выживал с трудом. Майла пошла за бабушкой Луной. Она нашла её в магазине, который родители вместе с бабушкой и дедушкой своими руками отремонтировали после взрыва. Здесь всё ещё слегка пахло краской. Бабушка Луна стояла возле витрины и складывала друг на друга разноцветные кубики-кости. Они пользовались особенной популярностью у молодых девушек, потому что применялись для любовного приворота. Их раскрывали и прятали внутри фотографию любимого человека. Затем нужно было бросать их до тех пор, пока не выпадут три шестёрки, и при этом повторять про себя его имя, добавляя: «Почувствуй, что ты меня любишь». Конечно, мальчики и взрослые люди тоже могли использовать эти кубики-кости. В прошлом году они стали абсолютным хитом продаж и даже появились у одноклассников Майлы. Бабушка Луна долгое время отказывалась продавать такие кубики в магазине «Всё, чего пожелаете!». – Такие отношения не продлятся долго, – предположила она. Но в конце концов сдалась и заказала у оптовика несколько коробок. Майла помогла бабушке Луне разложить кубики, переместив самые красивые на передний план, чтобы покупатели сразу обратили на них внимание. – Бабушка, ты действительно хочешь отправиться в мир людей? – спросила Майла, стараясь, чтобы этот вопрос прозвучал как бы между прочим. – Ты тоже собираешься меня отговаривать? – сердито ответила бабушка, зыркнув на Майлу сквозь круглые очки. Майла покачала головой. – Наоборот. Я бы обрадовалась этому. Она представила, каково будет жить в доме тёти Юны с бабушкой Луной. Улыбка расплылась по её лицу. Это намного веселее, чем с тётей! Сначала та вела себя с Майлой очень строго из-за страха перед дядей Юстусом. Чтобы не вызывать подозрений у него и других людей, тётя Юна сама себе строго запретила пользоваться магией и поэтому любой ценой хотела помешать и Майле заниматься волшебством, хотя оно так помогает! Правда, со временем Майла убедилась в том, что тётя Юна нарушала собственный запрет чаще, чем хотела признаться племяннице. Внезапно бабушка Луна шагнула к Майле и обняла её. – Ах, милая, у меня такое чувство, что ты единственная, кто меня действительно понимает. Было бы ужасно, если бы я потеряла свои магические способности. Разве может занятие магией сравниться с тем, чтобы стоять здесь, в магазине, втюхивая клиентам наших маглингов! Молча кивнув, Майла крепко обняла бабушку Луну. Она замечательная волшебница и очень хорошо понимает свою внучку. Когда у Майлы возникали проблемы, она первым делом обращалась не к маме, а к бабушке. Та проявляла отзывчивость, утешала внучку и вместе с ней думала, как выбраться из неприятного положения. А сейчас они словно поменялись местами. Бабушка Луна тяжело переживала ту историю с взорвавшимся котлом, потому что винила в этом себя. Хотя кто угодно может однажды произнести неправильное заклинание! В голове у Майлы промелькнуло воспоминание. Незадолго до того, как котёл взлетел на воздух, в магазин зашёл странный покупатель – Луциан Сморчок. У Майлы тогда пошли мурашки по всей коже: этот тип сразу ей не понравился. От него исходил неестественный холод. Бабушка Луна тоже не особенно приветливо с ним разговаривала, оказалось, она была с ним знакома. И именно этот человек теперь якобы работает на Службу магического контроля и вместо дяди Юстуса занимает пост директора школы, в которой учится Майла в мире людей. Там этот таинственный человек называет себя Лукасом Строчком и утверждает, что раньше дружил с дядей Юстусом. А может, Луциан заколдовал тогда бабушку Луну в магазине, чтобы она произнесла неправильное заклинание? Чтобы котёл взорвался и принёс беду семье Осинолист? Майла содрогнулась. Наверное, её воображение зашло слишком далеко! Или действительно есть люди, до такой степени пропитанные злобой? Такие, как дядя Юстус… Майла глубоко вздохнула. Теперь ей нужно быть сильной и не позволять собственным страхам сбивать себя с толку. Тёте Юне и её ребёнку угрожает опасность, а их магазинчику волшебных товаров – банкротство. Майле придётся сделать всё, что в её силах, чтобы защитить свою семью. Она талантливая юная волшебница, даже если учителя в её школе магии не всегда это замечают. Она уже изобрела несколько собственных высокоэффективных заклинаний. Она придумает способ найти дядю Юстуса и передать его суду в мире волшебников, чтобы тётя Юна и её ребёнок могли жить спокойно. И Майла не позволит закрыть магазин «Всё, чего пожелаете!». Будет просто смешно, если она не справится с этим! В конце концов, она Майла Осинолист, тринадцати лет, внучка великой волшебницы Луны Осинолист, у неё рыжие волосы, и она умеет шевелить ушами – наилучшие предпосылки развития больших магических способностей. Она спасёт своих родных и их магазинчик! Она должна! Бабушка Луна сжала её руку, глядя прямо в глаза. – Думаешь, мы справимся? – Обязательно! – убеждённо ответила Майла, чувствуя прилив теплоты. – Ты и я. Вместе мы сильны! Бабушка Луна улыбнулась. – Тогда вернёмся наверх, Майла. * * * Майла лежала на кровати в своей комнате, размышляя, что ей непременно нужно взять с собой в мир людей. Кое-какие магические книги – это точно. И ещё несколько школьных учебников, чтобы она могла совершенствоваться в волшебстве. В мире людей у неё не будет уроков магии, по крайней мере в школе. Конечно, бабушка Луна позанимается с ней, чтобы Майла не отстала, когда наконец вернётся в свой старый класс. Прервав её размышления, в комнату ворвался Робин. Как обычно – без стука. – Что тебе нужно? – раздражённо спросила Майла. – У тебя есть минутка? – поинтересовался он. – Я хочу тебе кое-что показать. Вздохнув, Майла свесила ноги с края кровати. Потом проследовала за своим братом в его комнату. Там противно пахло грязными носками, протухшим йогуртом и засохшими остатками пиццы. Под ногами хрустели рассыпанные чипсы. Майла помахала рукой перед носом, борясь с желанием зажать его. – Когда ты в последний раз здесь проветривал? – Понятия не имею, – проворчал Робин. На его столе царил хаос. Магические книги небрежно отодвинуты в сторону. В центре громоздились всевозможные материалы для поделок: проволока, катушки, клей и многое другое. На полу лежали инструменты: плоскогубцы и отвертки разных размеров. Везде валялись разбросанные гвозди и шурупы. Практически некуда ступить. В углу стоял незавершённый маленький робот, глядя на Майлу зелёными кошачьими глазами. – Ах, Робин! – простонала Майла. – Как ты можешь спать среди такого беспорядка? Не ответив, брат пробился к своему столу. Там он схватил предмет, который Майла сначала приняла за наушники. – Это изобретение изменит мир! – торжествующе объявил он. «У него совсем крыша съехала?» – подумала Майла. – И что это такое? – поинтересовалась она. – Это ухотряс, – гордо произнёс Робин. – С помощью этого гениального устройства любой желающий сможет отныне перемещаться в мир людей. – Ухотряс? – нахмурилась Майла. – Смотри! Прежде чем она успела отпрянуть, Робин надел ей эту штуку на голову. Майла тут же почувствовала лёгкую боль в левом ухе. – Ой! Что ты там делаешь, Робин? – возмущённо вскрикнула она. – Прикрепляю тебе на ухо бельевую прищепку, – спокойно объяснил брат и тут же прицепил Майле на правое ухо вторую. – Внимание, сейчас я включу устройство, – предупредил сестру Робин. На голове у Майлы что-то загудело, как будто там сидел гигантский шмель. И одновременно прищепки начали вибрировать. Это было не очень больно, но довольно неприятно. Майла сорвала устройство с головы. – Осторожно, сломаешь! – крикнул Робин, забирая у неё ухотряс. Майла пощупала уши. Оба на месте. Какое счастье! А Робин проверил, не повреждено ли устройство. Он бросил на Майлу мрачный взгляд. – Ты чуть не уничтожила моё изобретение, – возмутился он. – Больно, – пожаловалась Майла. – Ах, всего лишь чуть-чуть! Не будь такой плаксой! Ничего страшного, – заявил Робин. – С этим изобретением можно не только перемещаться в мир людей, но и усиливать магические способности у тех, кто не умеет шевелить ушами. Майла вздохнула: – Я безумно рада, что мне не нужна эта штуковина! Втайне она сомневалась, можно ли усилить магию с помощью двух прищепок и небольшого моторчика. Это было бы слишком просто! – Некоторые детали, конечно, можно улучшить, – признал Робин. Он не сомневался в своём изобретении. – Я использовал обычные прищепки, наверняка можно обернуть их тканью и ватой, чтобы они не так сильно зажимали ухо. Главное, чтобы уши пришли в движение. – Он широко улыбнулся. – Я сделаю на этом состояние! Майла закатила глаза. – Я не верю, что твой ухотряс будет работать так, как ты себе это представляешь, – сказала она. – Способность шевелить ушами свидетельствует только о том, что человек владеет сильной магией. Это врождённый талант. Не думаю, что ты действительно сможешь переместиться в мир людей, используя своё изобретение. Робин приподнял брови. – Нужно попробовать. Я отправлюсь туда вместе с тобой и бабушкой Луной. – А с мамой и папой ты уже об этом поговорил? – спросила Майла. Робин слегка покраснел. – Пока нет, – признался он. Родители наверняка будут против. Робин не особенно хорошо учится в школе. Если он сейчас прогуляет несколько дней, то пропустит ещё больше уроков, чем уже это сделал. Майла знала, что он иногда болтается где-то со своими друзьями вместо того, чтобы идти в школу. Они встречаются в роще за городом и упражняются там в чёрной магии. Майла однажды случайно услышала, как Робин говорил об этом со своим другом Наем. Они не заметили, что Майла всё слышит. Она пока не выдала брата, но серьёзно забеспокоилась. Чёрная магия очень опасна. Кто-то из них может пострадать от неё, и уже нельзя будет это изменить. Робин и его друзья рассматривали занятия чёрной магией как испытание собственной отваги. Майла очень надеялась, что это всего лишь такой период в жизни её брата, и он опомнится до того, как случится нечто скверное. – Чего ты ожидаешь для себя от мира людей? – Майла скрестила руки на груди. – Там не так уж увлекательно. Нужно учиться – не меньше, чем здесь. Причём скучным вещам, скажу я тебе! Кроме того, тётя Юна не разрешала мне применять волшебство. Потому что люди не понимают, как работает магия. – Вот именно! – Робин снова усмехнулся. – Они беспомощны против магии. Это сделает меня могущественным. Майла покачала головой. – Каждый, кто обладает магическим талантом, несёт за него ответственность. Ты знаешь, что есть тысячи волшебных правил, которым мы должны подчиняться. – В мире людей действуют иные правила, – возразил Робин. – Никто там не накажет тебя, если в шестнадцать лет использовать магию, разрешённую только с восемнадцати. Майла начала догадываться. – Думаешь, ты сможешь там упражняться в чёрной магии сколько душе угодно? Робин побледнел. – Что ты об этом знаешь? – Я знаю, что ты делаешь то, чего не должен, – осторожно ответила Майла. Робин шагнул к ней и крепко схватил за плечо. – Если хоть слово кому-нибудь скажешь, я превращу тебя в морскую черепаху! – пригрозил он. – А потом посажу в маленький террариум и буду кормить каждый день лакрицей. Майла натянуто улыбнулась. – Ты этого никогда не сделаешь! Кроме того, я терпеть не могу лакрицу! – Я знаю, – буркнул Робин. – Ну что, ты поможешь мне проверить ухотряс? О светящихся и невидимых домашних животных Пока тётя Юна отдыхала на диване в гостиной, а бабушка Луна собирала вещи для поездки, Майла с братом незаметно прокрались в сад. Робин с интересом осмотрел шкаф, а Майла объяснила, как он работает. Робин долго уговаривал её, и она, наконец, забралась вместе с ним внутрь. – Поверь мне, Робин, это не особенно приятное путешествие, – сказала она, надеясь, что он передумает. – Меня чуть не вырвало по дороге, и тётю Юну тоже тошнило! Но она не смогла отговорить брата провести испытание. – Я просто хочу узнать, сработает ли это, – настаивал он. Надо признать, Майле тоже стало любопытно. Они пристегнулись, и Майла назвала пункт назначения. Тем временем Робин надел свой ухотряс, прикрепил зажимы к ушам и включил устройство. Шкаф начал дёргаться. Но вскоре раздался звук, похожий на скрип тормозов. Голос откуда-то сверху объявил: – К сожалению, старт откладывается. На борту есть человек, не имеющий права перемещаться в мир людей. Пожалуйста, выберите место назначения в мире волшебников. Робин злобно выругался и сорвал с головы ухотряс. Расстегнув ремень безопасности, он в бешенстве распахнул дверцы шкафа и помчался в дом. Закрыв шкаф, Майла последовала за ним. Ей даже стало немного жаль Робина. Но неужели он действительно верил, что с помощью своего ухотряса сможет перехитрить магический барьер между миром людей и волшебников? Она знала: Робин страшно злится из-за того, что в её крови больше магии, чем у него. Ей приходится намного меньше напрягаться, чтобы любое её заклинание подействовало. Робин, напротив, должен упражняться и упражняться, пока заклинание не сработает безупречно. Стоит ему чуть-чуть расслабиться – и вот уже у камня, который он хотел превратить в кролика, нет ушей. Или когда он произносит погодное заклинание, вызывающее снег, с неба вместо снежинок падают зефиренки. Может, Робин надеялся, что занятия чёрной магией усилят его магические способности? Майла почувствовала урчание в животе. Она волновалась за брата. Он легко мог свернуть на тёмную тропку… Наверное, ей всё-таки стоит поговорить об этом с родителями. Майла судорожно вздохнула. Робин будет в ярости, если она его выдаст. А вдруг Робин и Най испытывают в лесу довольно безобидные заклинания? Кроме того, достать всё необходимое для чёрной магии совсем непросто. Для своего магазинчика они редко заказывали опасных тёмных маглингов, и если такое случалось, то их запирали в надёжном сейфе. При этом клиенты должны предоставлять разрешение на покупку таких предметов. В «МагМагии» подобные вещи тоже хранятся за семью замками. А нечто действительно опасное можно купить только в специальных магазинах и точно не в Грос-Колдунброде. Майла попыталась успокоиться. Робин определённо не мог достать необходимые им приспособления. Возможно, подростки просто разучивали в лесу какие-нибудь заклинания-страшилки, воображая, что занимаются чёрной магией. – Я сообщила твоим подругам, что ты ненадолго приехала домой, – войдя в дом, услышала Майла от мамы. – Ты ведь наверняка до отъезда хочешь увидеться с Офелией и Ниневией? – Конечно! – кивнула Майла. – Спасибо, мама! – Может, пока девочки не пришли, отнесёшь феникса в зоомагазин? – попросила Альма. – Нужно вернуть его. – Я знаю, – вздохнула Майла. Во время взрыва из зоомагазина по соседству исчезли некоторые волшебные животные, в том числе маленький единорожка. К счастью, хозяйка магазина дружила с бабушкой Луной. Иначе их семья оказалась бы в ещё более неприятном положении. Майла взяла клетку с фениксом, пересекла сад и протиснулась через щель в живой изгороди из лавровишни. * * * Руккола Рау, пожилая хозяйка зоомагазина, стояла на шаткой лестнице, срезая омелу с яблони. – Привет, Майла, – воскликнула она, не оборачиваясь. – Как хорошо, что ты нашла моего феникса! Я сейчас спущусь к тебе! Майле стало интересно: как Руккола смогла её заметить? У некоторых волшебников есть невидимый глаз на затылке. Наверное, Руккола – одна из них. Соседка, кряхтя, спустилась с лестницы и повернулась к Майле, держа в руке пучок омелы. Её ярко-голубые глаза всегда светились радостью. Седые волосы Руккола заплетала в две косы, доходившие почти до талии. На ней был фартук с ярким рисунком и зелёные резиновые сапоги. Обветренная кожа свидетельствовала о том, что она проводит много времени на открытом воздухе. – Хочешь какао? – спросила Руккола, забирая у Майлы клетку. – Я только что сварила. Вслед за соседкой Майла вошла в крохотную кухню. Несмотря на размер, в ней было очень уютно. Руккола поставила клетку на стол, положила рядом омелу и взяла с буфета пузатый чайник, из которого чудесно пахло какао. Майла плюхнулась на один из двух стульев. Наливая какао, пожилая волшебница с любопытством разглядывала Майлу. – Ты должна рассказать мне обо всём, что там произошло, – попросила она. – Я хочу знать все подробности! Ох! Тогда Майле, наверное, недели две придётся просидеть на этой кухне! Она задумалась на мгновение, а затем рассказала, как познакомилась с дядей Юстусом, и как потом выяснилось, что он опасный колдун. Руккола покачала головой. – Плохо дело. Совсем плохо. Я бы очень хотела помочь вам поймать этого Юстуса-Юпитера. Но я не могу бросить своих животных. Буквально позавчера у меня появились несколько крошек, которым нужно найти хозяев. Хочешь на них посмотреть? Майла нетерпеливо кивнула и поспешно допила какао, хотя вообще-то оно было слишком вкусным, чтобы пить его вот так – залпом. Но похоже, что и Рукколе не терпелось показать ей своих новых подопечных. Майла последовала за ней в соседнюю комнату, бывшую когда-то гостиной, а теперь в ней обитали волшебные животные. Как только Майла вошла в большую комнату, она почувствовала, что воздух наполнен магией. Её рыжие локоны словно наэлектризовались, а сердце забилось быстрее от волнения и любопытства. Животные сидели в ящиках и клетках, но кое-кому разрешалось передвигаться свободно. Майла увидела голубого мерцающего котёнка с жёлтыми глазами и с кожаными крыльями на спине. Он тут же прыгнул на Рукколу и забрался ей на плечо. – Это Иероним, настоящее сокровище, – сказала соседка. – Я, наверное, оставлю этого малыша себе, потому что он сразу же ко мне привязался. А с тех пор как моя старая Ромина ушла на Радужный мост, мне не хватает своего собственного домашнего питомца. Майла хотела погладить котёнка. Но он зашипел на неё и попытался ударить лапой. Майла едва успела отдёрнуть руку. – Кажется, я ему не нравлюсь, – разочарованно произнесла она. – Видимо, он не всем даёт прикоснуться к себе, – объяснила Руккола. – Не принимай это на свой счёт! Пойдём, я покажу тебе поющих гекконов. В террариуме сидели две серые ящерицы с ярко-красными головами, похожие на крошечных драконов, но только без крыльев. Пока Руккола напевала им некую мелодию, они внимательно слушали, чтобы тут же хором повторить её. Майла не могла поверить своим ушам. – Как это мило! – восторженно воскликнула она. Руккола кивнула. – Надеюсь, что найду для гекконов меломана, и он будет содержать их в просторном террариуме, обеспечив им правильный уход. Она продолжила водить Майлу по комнате. Майла восхищалась морскими свинками, способными менять цвет, и маленькой собачкой, взлетавшей и парившей в воздухе каждый раз, когда лаяла. А вот от больших пауков, светящихся в темноте, она не пришла в особый восторг. – Они могут стать хорошими ночниками для маленьких детей, – объяснила Руккола. – А лучше всего то, что они ещё и ловят надоедливых комаров. Майла подошла к коробке с белыми кроликами. Она увидела четверых зверушек, но когда взглянула ещё раз, их внезапно стало семь. – Ой! – удивлённо воскликнула она. – Да, они могут становиться невидимыми, – засмеялась соседка. – Я заказала их, чтобы заменить пропавших кроликов, потому что не думаю, что ты сможешь найти их в мире людей. Волшебные кролики очень популярны, они подходят в качестве домашних питомцев для детей, которым родители не разрешают заводить животных. Майла улыбнулась. Руккола стала серьёзной. – Но я очень надеюсь, что ты сможешь найти единорожку. А ещё хорошо бы, если бы вы смогли выследить пегаса. Он такой старый, что почти не может летать. Здесь, у меня, он просто доживал свой век. Майла задумчиво кивнула. Крылатый конь вызовет настоящую сенсацию в мире людей. Наверняка они толпами будут приходить и пялиться на него – и животному не будет покоя. – Мы сделаем всё возможное, чтобы найти пегаса, – пообещала она. Ещё соседка разрешила Майле покормить своих питомцев. Больше всех ей понравились ленивица Айла, вязавшая яркий шарф, миниатюрный волк Моррис, помещавшийся в обувной коробке, крохотная русалочка Брина с лягушачьей головой и ясновидящая жаба Йоханна. Если положить её на зеркало, можно заглянуть в будущее. Но только если регулярно кормить её перцем чили. – А сейчас мне нужно срочно бежать домой, – сказала Майла, ставя на место последнюю коробку с кормом. – Скоро ко мне придут в гости мои подруги. – Тогда больше не смею тебя задерживать, – ответила Руккола. – Спасибо за помощь! И удачи в мире людей! – Да, она нам понадобится, – пробормотала Майла, прежде чем отправиться в обратный путь – через сад домой. * * * Офелия Мондфинк и Ниневия Майринк уже ждали её. Девочки бросились друг другу в объятия. – Мы собирались навестить тебя в мире людей, – воскликнула Ниневия. – Но ты нас опередила! Она поцеловала Майлу в обе щёки. Ниневия, как и Майла, могла шевелить ушами, а вот Офелия, к сожалению, не обладала этим даром. Поэтому она тут же скривила гримасу. – Ну ты даёшь! – возразила она Ниневии. – Как я попаду в мир людей? Ты превратишь меня в помаду и возьмёшь вместе с собой в сумочке? – Я бы что-нибудь придумала, – заявила Ниневия. Она иногда переоценивала свои способности. Майла рассмеялась и поведала им об изобретении Робина и о том, что он мечтает на нём разбогатеть. – Есть только одна загвоздка, – заметила она. – Его ухотряс не работает! Подруги усмехнулись. Девочки уютно устроились в комнате Майлы. Они легли на кровать и потребовали у Майлы во всех подробностях описать, что она пережила в мире людей. Майла, конечно же, рассказала им о дяде Юстусе и о том, что тётя Юна пока останется в их доме, чтобы защитить своего ребёнка. Ниневию и Офелию особенно интересовала школа и то, чему Майла там училась. – Трудно поверить, что люди могут жить без волшебства, – поразилась Офелия, качая головой. – Ты уже нашла себе подругу? – поинтересовалась Ниневия. Майла на мгновение заколебалась, а потом рассказала об Эмили Штайгервальд, своей однокласснице, которая была вместе с Майлой, когда они услышали от нового директора всю правду о дяде Юстусе. – Ты призналась ей, что волшебница? – спросила Ниневия. – Как она отреагировала? – Сначала она не хотела в это верить, пока её пёс не заговорил, – ухмыльнулась Майла, вспомнив, как это произошло. – Не волнуйтесь, Эмили клятвенно пообещала не выдавать меня! Ниневия и Офелия обменялись задумчивыми взглядами. – Ну, обещание – это такое… – заметила Офелия. – Я бы никогда не стала доверять человеку. Майла почувствовала необходимость заступиться за Эмили. – Даже если Эмили всего лишь обычная девочка, она замечательный друг! Внезапно в комнате стало очень тихо. Майла поняла, что сказала что-то не то. Ниневия глубоко вдохнула и выпалила: – Хочешь сказать, она для тебя такая же близкая подруга, как и мы? Что ей ответить? Майла заметила вспышку ревности во взгляде Ниневии. До сих пор она считала Ниневию своей самой лучшей подругой, и с Офелией они тоже очень близки. В сущности, они составляют неразлучную троицу. Майле не нравилась задачка: на какое место ей поставить Эмили? – Она просто моя подруга из мира людей, – уклончиво пролепетала Майла. – Она тебе нравится больше, чем мы? – спросила Офелия. Майла покачала головой, чувствуя, что предаёт Эмили. – Я её ещё очень мало знаю. Ниневия и Офелия, казалось, остались довольны ответом, а вот у Майлы остался неприятный осадок на душе. К счастью, разговор перешёл на другую тему: мальчики. Офелия с недавних пор увлеклась Гастоном, другом Робина. Ребята вместе играли в рок-группе. – Гастон? – Майла сделала вид, что ей сейчас станет плохо. – Тот, с жирными волосами и перхотью? Офелия, кивнув, покраснела. – Он помогает мне с непосредственной магией. Непосредственная магия – очень сложная дисциплина. Не разрешается использовать никакие вспомогательные средства – волшебную палочку или любой другой волшебный объект, требуется творить магию исключительно силой мысли. – Гастон на днях наколдовал мне из ниоткуда букет красных роз, – призналась Офелия. – Мне показалось, что это ужасно мило. Но, скорее всего, это вообще ничего не значит. Вероятно, он просто хотел мотивировать меня продолжать заниматься. – Красные розы ничего не значат? – Ниневия приподняла брови. – Офелия, я тебя умоляю! Красные розы олицетворяют пылкую любовь, это знает каждый ребёнок! Офелия смущённо опустила взгляд. – Ах… Ну, не знаю! В любом случае, он никогда не пытался меня поцеловать, а когда мы прощаемся, он всегда очень спешит. – Она проглотила комок в горле. – Видимо, он просто старается немного заработать репетиторством. Он копит на особую волшебную палочку, которую можно купить только с восемнадцати лет. Она супердорогая, но к тому времени у него наверняка уже будут деньги. – А как насчёт тебя? – повернулась Ниневия к Майле. – Как выглядят мальчики в мире людей? Такие же ленивые, противные типы, как наши? – Точно, – подавила смех Майла. – Различий меньше, чем ты думаешь. – Но ты уже с кем-нибудь познакомилась? – не отступала Ниневия. – У Эмили есть брат? Или ещё какой-нибудь тип, которого ты считаешь симпатичным? Теперь пришла очередь Майлы смутиться. Она вдруг подумала о Бене, мальчике из её класса. Он был так приветлив с ней в её первый день в школе. Во всяком случае, приветливее, чем другие мальчишки. Иногда они улыбались друг другу, но пока почти не разговаривали. Майла просто радовалась, когда его видела. – Во всяком случае, ты обратила на него внимание, – заключила Ниневия. – Я не говорю, что ты влюбилась в него, но, может, из этого что-нибудь выйдет. Майла пожала плечами. Нужно ли ей это? Она совсем в этом не уверена. – Между прочим, Най спрашивал о тебе на днях, – объявила Офелия. Най! Майла почувствовала укол в сердце. Она тотчас увидела перед собой худощавую фигуру с длинными тёмными волосами. Друг Робина и его напарник по занятиям чёрной магией. Она вспомнила, какой взгляд бросил на неё Най во время прощальной вечеринки. Странный. Таинственный. Как будто заговорщический, хотя у них не было никаких общих секретов. Майла точно не влюблена в него. В лучшем случае она находила его… интересным, да и то – издалека. – Най хотел знать, нравится ли тебе в мире людей, – сказала Офелия. – Робин, видимо, мало чем с ним поделился. И я обязательно должна передать привет, если увижу тебя. Ну, вот это и случилось. Офелия и Ниневия многозначительно улыбнулись друг другу. Майла подумала о том, чтобы рассказать подругам о своих опасениях по поводу Робина. Возможно, это именно Най подстрекал её брата заниматься чёрной магией. При этой мысли она почувствовала странное покалывание. Видимо, это знак, что ей лучше помалкивать. Офелия временами была такой до ужаса правильной, что могла и выдать Робина. – Как долго ты здесь пробудешь? – внезапно спросила Ниневия. – Бабушка Луна хочет уехать как можно скорее, – ответила Майла. – Думаю, мы уедем завтра или самое позднее послезавтра. – Как жалко! – произнесла Офелия. – Мы надеялись, что ты останешься на несколько дней. – Она глубоко вздохнула. – Но это лучше, чем вообще ничего. По крайней мере, я могу несколько часов пообщаться с тобой сейчас, если уж не смогу навестить тебя в мире людей. – Если только ты не воспользуешься сенсационным ухотрясом Робина, – заметила Майла, и девочки засмеялись. С бабушкой Луной в мир людей Однако Майле пришлось задержаться в мире волшебников на три дня. Бабушка Луна, всегда так быстро принимавшая решения, на этот раз целую вечность раздумывала, что ей необходимо взять с собой. Ведь она собиралась не только разыскать всех маглингов, но и выяснить, где скрывается дядя Юстус. Она была полна решимости сорвать его зловещие планы. Наконец бабушка упаковала два чемодана. В один она уложила волшебные предметы, необходимые для поисков, в другой – одежду, а также самые важные капли и бальзамы, которые она использовала, чтобы оставаться здоровой и быть в форме, и несколько толстых любовных романов. Майла заверила бабушку, что в кабинете дяди Юстуса достаточно книг, там наверняка найдётся, что почитать. – Думаю, мы с Юстусом читаем разные книги, – возразила бабушка Луна. – Но, возможно, его книги подскажут нам, где он сейчас прячется. – Я тоже на это надеюсь, – заметила Майла. Она очень волновалась из-за поездки, и её немного пугало то, что им предстоит. Безопасным их приключение точно не будет, ведь дядя Юстус могущественный колдун. Смогут ли они с ним совладать? Майла отгоняла неприятные мысли, но тревога всё равно не оставляла её. Наконец все приготовления закончились, Майла была уверена, что не забыла ничего важного. Она постаралась в эти несколько дней почаще встречаться со своими подругами. Они дали ей много хороших советов – не только о заклинаниях, но и о мальчиках. Девочки договорились, что не станут ничего скрывать, а будут сообщать друг другу обо всех новых событиях. Наконец бабушка Луна и Майла со всем своим багажом забрались в шкаф. Уилбур, преданный друг Майлы, естественно, тоже вновь отправился в путь, сидя в своих часах. Он так часто утешал Майлу, когда ей бывало грустно, ему всегда удавалось её подбодрить. – Счастливого пути, – пожелал Дамиан Осинолист своей маме и дочке. Тётя Юна, помахав им рукой, погладила свой живот, который ещё немного вырос, Альма обняла обеих путешественниц. Дедушка Орфей украдкой утёр слезу. Он наклонился к бабушке Луне, уже пристёгнутой ремнями безопасности, и чмокнул её в губы. – Я буду по тебе очень скучать, моя дорогая! – сказал он. – Береги себя, милая Луна! – Ну, не будь таким сентиментальным в твои-то годы, – произнесла с притворной строгостью бабушка. – И не смей прикасаться к моим бальзамам, слышишь? – Честное-пречестное слово волшебника! – улыбнулся ей дедушка. Его бледно-голубые глаза подозрительно заблестели, и он быстро отвернулся. – Удачной охоты! – буркнул Робин. – Или лучше сказать: ни пуха ни пера? Что говорят, когда желают удачи в охоте – и за маглингами, и за злодеями? Он обнял сначала бабушку Луну, затем Майлу, прошептав ей на ухо: – Я скоро навещу тебя в мире людей, даже не сомневайся, сестрица-волшебница! – Тогда удачи тебе с твоим ухотрясом, братик-изобретатель! – так же тихо ответила Майла. Робин отступил на шаг. Дверцы шкафа закрыли. Майла щёлкнула пальцами, и над ними загорелось световое табло. – Пожалуйста, отвези нас в Дивнобург, переулок Вязов, 13, – громко сказала Майла. Шкаф тут же завибрировал. Бабушка Луна спокойно посмотрела на Майлу. – Давай, – напомнила она. – Шевелим ушами! Майла сосредоточилась. Она почувствовала, как внутри неё растёт магическая сила. Рокот тоже стал громче. Майла одной рукой вцепилась в сиденье, а другой прижала к себе часы с кукушкой, в которых спрятался Уилбур. Он терпеть не мог эти перемещения. Наверняка существовали более приятные способы попасть в мир людей. Майле даже представлять не хотелось, как их волшебный шкаф летит по воздуху – конечно, невидимый для любого, кто случайно посмотрит наверх. Всё время шевелить ушами было утомительно. У Майлы заболела голова. Бабушка Луна, похоже, чувствовала то же самое, она тихонько стонала. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=67086952&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 229.00 руб.