Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Тайны человеческого мозга

Тайны человеческого мозга
Тайны человеческого мозга Александр Попов Все тайны Земли Человеческий мозг – одна из величайших загадок Вселенной. Сколько еще нераскрытых тайн связано с исследованиями мозга? Вы хотите узнать: – где «хранятся» воспоминания; – почему мы видим вещие сны; – с помощью каких психотехник нами манипулируют; – можно ли победить страх и обрести счастье? Если да, давайте вместе отправимся в увлекательное и таинственное путешествие в глубины человеческого разума, чтобы познать тайны страха, сексуальности и интеллекта. Александр Попов Тайны человеческого мозга © Александр Попов, 2010 © ООО «Астрель-СПб», 2010 Вступление За то, что вы способны читать и понимать эти страницы, в первую очередь нужно благодарить серое вещество, скрывающееся в вашей черепной коробке. Человеческий мозг – удивительное, невероятное приспособление для постижения мира и самого себя. С ним не сравнится ни один самый современный компьютер NASA. Мозг с непостижимой скоростью одновременно обрабатывает всю информацию, поступающую от органов зрения, обоняния, слуха и осязания, координирует действия рук, ног, головы и позвоночника, управляет каждым движением, включает память, позволяет понимать и воспроизводить речь, отвечает за чувства, желания и эмоции… К тому же некоторым особо одаренным индивидам он позволяет мыслить абстрактными категориями. В общем, мозг одновременно регулирует и жизненные функции нашего бренного тела, и взлеты бессмертного духа. Хотя человек и является венцом творения, говорить о наличии головного мозга можно применительно ко всем позвоночным, начиная с рыб (у насекомых «мозгом» называют скопление нервных волокон или ганглиев). Причем, если у человека отношение массы головного мозга к массе тела в среднем составляет 2–2,3 процента, то у тех же приматов это соотношение колеблется от 0,8 до 1,7, а у дельфинов и касаток составляет примерно 1,8 процента. Конечно, по весу люди существенно проигрывают этим последним представителям фауны (в среднем мозг взрослого человека весит около полутора килограммов), но зато мы можем гордиться тем, что только человеческий мозг обладает такой функцией, как мышление. Глава 1 Изучение структуры мозга: исследования древности и удивительные открытия наших дней. Мозг как компьютер «Центр управления полетами» Вполне логично, что «центр управления» тела и сознания должен быть надежно защищен, ведь любое серьезное повреждение мозга переводит человека в разряд «овощей». В подобном вегетативном состоянии личность перестает реагировать на внешние раздражители и утрачивает способность осмысленно действовать. Поэтому в качестве первого уровня защиты головного мозга природа использовала футляр – череп (позвоночник защищает спинной мозг). Кроме того, чтобы оградить мозговое вещество от давления костных стенок, его защищают три оболочки из соединительной ткани: твердая (наружная), сосудистая, или паутинная (средняя), и мягкая (внутренняя). Пространство между ними заполнено спинномозговой (цереброспинальной) жидкостью – ликвором (от лат. liquor), схожей по составу с плазмой крови. Природа как бы соорудила многослойную подушку безопасности. А межтканевая жидкость кроме функции безопасности выполняет еще одну – снабжает мозг питательными веществами. В мозг днем и ночью поступает до 20 процентов общего кровотока, несущего кислород тканям тела. Особенность мозгового кровообращения такова, что несколько особых мембран формируют гематоэнцефалический барьер, ограничивающий проницаемость стенок кровеносных сосудов и сдерживающий проникновение инфекций и большинства различных химических соединений из крови в вещество мозга. Мозг снабжают кровью три главные артерии – две внутренние сонные артерии (лат. a. carotis interna) и основная артерия (a. basilaris). Ученые установили, что если активность нейронов в каком-то из отделов мозга заметно усиливается, то и кровоснабжение этой области сразу возрастает. Глубинные структуры мозга Какую же структуру имеет наш мозг? Мы не будем углубляться в тонкости анатомии и физиологии, ведь для того, чтобы понять основные принципы работы мозга, не обязательно знать, где именно находятся и какие функции выполняют сосцевидные тела или чечевицеобразное ядро. Чтобы не запутаться в терминах, достаточно запомнить, что головной мозг можно условно разделить на три основных блока: передний мозг, мозжечок и ствол мозга. Если бы вам довелось заглянуть в прозрачную черепную коробку (случай с трупом в морге менее оптимистичен), то вы, прежде всего, увидели бы два больших полушария, прикрывающих собой глубинные образования мозга. Левое и правое полушария – самая крупная, развитая и наиболее важная часть центральной нервной системы. Друг от друга они отделены глубокой продольной щелью, которая продолжается до мозолистого тела – пучка нервных волокон, являющихся своеобразным мостом, соединяющим оба полушария и обеспечивающим непрерывный обмен информацией. Продольная щель заканчивается на поперечной щели большого мозга, отделяющей полушария от мозжечка (запомните, он находится сзади: сначала – мозг, за ним – мозжечок), поверхность которого покрыта сетью более тонких и изящных, чем у коры больших полушарий, борозд и извилин. Мозжечок отвечает за формирование двигательных навыков и координирует действия различных мышечных групп при выполнении стереотипных поведенческих актов (таких, например, как прием пищи, чистка зубов); он также участвует в поддержании равновесия. Помимо полушарий, составляющих примерно 70 процентов общего объема мозга, в переднем отделе (под полушариями, примерно посередине) также находятся таламус (или зрительный центр), гипоталамус (вырабатывающий нейросекрет для регуляции работы гипофиза) и гипофиз (одна из главных нейроэндокринных желез). Еще под большими полушариями находится ствол мозга, состоящий из среднего мозга (где расположены подкорковые центры слуха и зрения), моста и продолговатого мозга (здесь расположены центры, регулирующие дыхание, деятельность сердца и кровяное давление, перистальтику желудка и кишечника), который плавно переходит в спинной мозг. Нервы, которые отходят от ствола и спинного мозга, собирают информацию от внутренних и наружных рецепторов и отправляют сигналы к мышцам и железам. Все перечисленные выше структуры мозга соединены между собой особыми проводящими структурами – нервными волокнами. Большие полушария Вернемся к самой крупной части мозга – большим полушариям. В норме правое и левое полушария симметричны и соединены мозолистым телом, причем примерно на уровне ствола мозга пучки нервных волокон, связывающие каждое из больших полушарий с полушариями мозжечка, перекрещиваются. Так что левой стороной тела у нас управляет правое полушарие, а правой – левое. Принято считать, что за речь и сопровождающую ее жестикуляцию, а также за другие поведенческие функции в большей степени отвечает доминантное (обычно левое) полушарие, тогда как правое анализирует пространственные и временные параметры окружающего пространства. Например, когда мы слушаем музыку, сильнее активируется правое полушарие, а вот за ее создание отвечает левое. Незадолго до своего шестидесятилетия французский композитор Морис Равель попал в автокатастрофу, в которой серьезно пострадало левое полушарие его мозга. Врач, описывая процесс его выздоровления, наблюдал странный эффект: хотя Равель с удовольствием слушал музыку, посещал концерты и высказывал обоснованные и разумные критические замечания, «он больше так никогда и не смог заниматься композицией – записывать на бумаге то, что звучало в его голове», а также читать ноты и играть на фортепьяно. Интересно, что у женщин, как правило, лучше развито левое, а у мужчин – правое полушарие. Со всевозможными гендерными расшаркиваниями психологи вынуждены признать, что женщины «в среднем» уступают мужчинам в отношении логических, математических и пространственных способностей, но превосходят их по параметрам вербального развития, речевых навыков (например, девочки учатся говорить и читать раньше, чем мальчики). Не наводит ли вас это на мысль – нет, не о том, что мужчины умнее женщин, что за сексизм, – а о том, что наш мозг немного напоминает вычислительное устройство с параллельной обработкой данных в двух автономных центрах – полушариях? Две личности в одном теле В медицинской практике исследования мозга затруднены по совершенно очевидным причинам – любое вмешательство приводит к необратимым последствиям. Поэтому наблюдения над поврежденным мозгом особенно интенсивно проводятся во время войн либо на пациентах после серьезных травм или с тяжелейшими психическими нарушениями. Например, при тяжелых случаях эпилепсии показана хирургическая операция по разделению полушарий. Один из таких больных стал уникальным случаем в истории медицины. В раннем возрасте П. заболел эпилепсией, в результате чего у него начались повреждения левого полушария и речевые функции частично взяло на себя правое. После операции по разделению полушарий врачи получили возможность… общаться как с левой, так и с правой половиной его мозга. Левая рука, управляемая правым полушарием, отвечала на вопросы медиков с помощью составления слов из отдельных карточек с буквами. Правая рука (после обращения исследователей к левому полушарию) писала ответы или больной произносил их вслух. С помощью особой техники тестирования больному задали вопрос «Кем ты хотел бы быть?», и левое полушарие дало ответ – «конструктором», а правое – «гонщиком». Таким образом, в психике П. соседствовали два самостоятельных слоя сознания. Исследователь Майк Газзанига был шокирован сделанным им открытием. «Одна половина мозга, – описывал он впоследствии, – излагала свои собственные чувства и взгляды, а вторая половина – левая, обладающая речью, – забыв на время о доминирующей роли, наблюдала, как ее молчаливый партнер выражает свои суждения…» На каждый вопрос, обращенный с помощью особой методики к правой половине мозга испытуемого, тот давал подробный ответ – например, о своих предпочтениях в еде или любимых телепрограммах. При этом, когда левую половину мозга просили ответить на тот же вопрос, больной отвечал, что до этого его ни о чем не спрашивали, после чего правая рука начинала складывать из букв ответ на вопрос. Самое любопытное, что левое полушарие внимательно «наблюдало» за действиями, которые больной выполнял по команде правого полушария, и пыталось их логически обосновать, дать разумное объяснение тому или иному ответу! Например, когда с помощью особого прибора обоим полушариям мозга одновременно показали два рисунка (петух, зима) и попросили выбрать карточки, логически связанные с этими изображениями, то больной разными руками взял две картинки: правой – изображение курицы (правая рука подчиняется левому полушарию), а левой рукой – картинку коньков (за этот выбор отвечало правое полушарие). На вопрос, какую картинку ему показали, больной ответил, что видел петуха, поэтому выбрал курицу. И, помолчав, довольно уверенно добавил: «А курицу легко очистить коньком». Левое полушарие сразу попыталось обосновать сделанное умозаключение, логически связать вторую картинку с тем выбором, которое оно сделало самостоятельно в ответ на зрительный раздражитель. Но самое важное – больного не просили давать подобное объяснение. Он высказывал свою догадку, пытаясь дать логичное обоснование своим действиям, как-то согласовать результаты действий обоих полушарий. В психологии есть теория, согласно которой человек всеми силами стремится избежать дисгармонии между убеждениями и поступками. Например, если осторожный и рациональный человек вдруг окажется втянут в безумную сексуальную связь, он постоянно будет испытывать дискомфорт, чувствуя себя виноватым, плохим, стоящим на краю пропасти. Чтобы устранить этот диссонанс, он либо разорвет связь (даже если он был счастлив в этих отношениях), либо попытается оправдать (самому себе, не другим) такое странное поведение – например, тем, что он настолько зажат корпоративными рамками, что ему необходима буря чувств в личной жизни. То есть любым способом постарается объяснить или оправдать подобный диссонанс. Исследователь Майкл Газзанига полагает (хотя многие считают его теорию спекулятивной), что внешний мир и наша собственная личность постоянно подкидывают сознанию такие вопросы, на которые просто невозможно найти ответ, ведь никто из нас не обладает полным знанием и не является всеведущим. Поэтому левое полушарие (которое отвечает за речь и вербальное выражение мыслей) пытается как-то более или менее логично обосновать наши поступки и уверить нас самих в цельности личности, в правильности наших представлений о самих себе. Другой исследователь мозга, Джулиан Джейнс, считает, что осознание целостности личности возникло с появлением письменности и первыми попытками самоанализа. По меркам исторической науки, это произошло сравнительно недавно – около трех тысяч лет назад. А до этого, по мнению Джейнса, человек обладал «бикамеральным» сознанием, когда полушария мозга иногда действовали независимо друг от друга. Причем, если речь генерировалась правым полушарием, а воспринималась левым, человек вполне мог принимать сигналы из глубин мозга как обращенный к нему глас богов (с точки зрения современной психиатрии – прекрасная иллюстрация симптомов шизофрении). Во многих древних легендах и преданиях мы видим, как один бог (или дух) приказывал человеку что-то сделать, а другой советовал прямо противоположное. Это выглядит совсем как внутренний диалог сознания. Но люди, не способные к самоанализу, не могли как-то классифицировать внутренние голоса (бес нашептывает, ангел-хранитель предупредил-уберег) и просто повиновались им. Джейнс был уверен, что человеческий мозг «еще более пластичен и более способен приспособляться к окружению, чем мы предполагали ранее… Мы можем допустить, что нервный субстрат сознания достаточно гибок для того, чтобы на основе обучения и культуры мог произойти переход от бикамерального мышления к самосознанию». А вот как определял процессы, происходящие в мозге и формирующие нашу уникальную личность, исследователь Вернон Маунткасл: «…сенсорные стимулы вливаются в периферические нервные окончания, и их нервные копии отправляются в мозг, к великой серой мантии его коры, – образно писал он. – Мы используем их для создания динамичных и постоянно обновляемых нейронных карт внешнего мира, нашего места и ориентации в нем, а также происходящих в нем событий. На уровне чувства и ощущения ваши и мои образы по существу одни и те же, их легко идентифицировать путем словесного описания или по общей реакции. Но помимо этого каждый такой образ связан с генетической информацией с накопленным индивидуальным опытом, который делает каждого из нас уникальным и неповторимым. На основе этого интегрального опыта каждый из нас конструирует на высшем уровне своего перцептивного опыта свой собственный, очень личный взгляд изнутри». Вещество мозга – сверхскоростной Интернет Два полушария мозга, соединенных между собой пучком нервных волокон, образуют кору головного мозга, которая отвечает за обработку всей поступающей в мозг сенсорной информации. В затылочной доле коры обрабатываются зрительные сигналы; в теменной доле – телесные ощущения; в височной – слуховые сигналы, речь. Есть участки, отвечающие за обработку обонятельных сигналов, и участки, где интегрируются сенсорные сигналы разных типов. Области лобных долей отвечают за моторные функции (регулируют движения), а также за планирование и предвидение. В префронтальной коре происходят мыслительные процессы, интеграция всей поступающей информации, причем все зоны коры непрерывно взаимодействуют между собой и подкорковыми структурами (стволом, таламусом и др.) и соединены в единую сеть (что-то вроде Интернета с постоянным доступом, суперскоростью и неограниченным трафиком). А что находится под корой и составляет основное вещество мозга? Это нейроны (их в мозгу человека от 5 до 20 миллиардов) – нервные клетки, отвечающие за переработку информации (серое вещество определяется цветом тел нервных клеток); нервные волокна, проводящие информацию к различным участкам мозга (вещество, покрывающее их, миелин, белого цвета), и глиальные клетки (которых раз в 10 больше, чем нейронов), заполняющие пространство между нейронами и образующие «каркас» нервной ткани, а также выполняющие дополнительные функции обмена и защиты (например, восстановление после инфекций). От тела нейрона, окруженного полупроницаемой мембраной, отходят нервные волокна – длинный отросток (аксон), отвечающий за передачу информации другим клеткам, и короткие ветвящиеся дендриты, с помощью которых клетка получает информацию от других нейронов. Информация передается от клетки к клетке с помощью нервного импульса, который зарождается в дендритах (получивших информацию от других нейронов), и распространяется от тела клетки по аксону (окончание которого может разветвляться, контактируя с другими нейронами) со скоростью примерно 100 метров в секунду. Передача импульса происходит через синапс (узкую щель) с помощью химических веществ – нейромедиаторов. На конце аксона (длинного волокна) содержатся своеобразные пузырьки, содержащие нейромедиатор. Получив импульс, аксон высвобождает вещество из пузырька в синапсическую щель, и эту информацию получают другие нейроны. Причем разные нейромедиаторы оказывают только два разнополярных действия – возбуждение и торможение. В покое нейрон обладает зарядом в 70 милливольт (внутренняя сторона мембраны заряжена отрицательно по отношению к наружной). Дендриты (короткие волокна) проводят к мембране клетки нейромедиатор, который помогает усилить проводимость потока ионов калия и натрия (возбуждение) или ионов калия и хлоридов (торможение). Ионы калия и натрия, проникая через мембрану клетки, уменьшают заряд ее внутренней поверхности, и происходит деполяризация (возбуждение активности). Если отрицательный заряд внутренней поверхности мембраны увеличивается, то происходит гиперполяризация (торможение). И тут электричество! (Так что, может быть, и зря сомневаются в нормальности людей, которые рассказывают, как отрицательно на них действуют магнитные поля, или отказываются пользоваться сотовыми телефонами). Любопытно то, что нейрон, эта микроскопическая, почти невидимая частичка, должен проинтегрировать все поступающие к нему по дендритам сигналы (а ведь они могут быть прямо противоположными) и выдать «на-гора» один-единственный результат. О святая святых, самых известных нейромедиаторах мозга, вы наверняка уже слышали. Например, о серотонине, вызывающем чувство удовольствия (говорят, его уровень повышается, если съесть банан) или эндорфине, понижающем болевые ощущения и вызывающем эйфорию (десять минут танцев под любимую музыку – и его количество резко повысится). Также к числу основных нейромедиаторов относятся норадреналин, ацетилхолин, глутамат, дофамин, энкефалины и гамма-аминомасляная кислота (множество нейромедиаторов еще не изучены и не имеют своего названия). В природе существуют любопытные вещества, которые могут влиять на синтез нейромедиаторов, их блокаду, накопление и высвобождение в пузырьках на концах аксонов или даже имитацию их действия. Так, амфетамин ускоряет высвобождение из пузырьков норадреналина, а ЛСД (диэтиламидализергиновая кислота) может напрямую связываться с серотониновыми рецепторами. Аминазин блокирует рецепторы дофамина, морфин быстро активизирует рецепторы эндорфина. Именно таким образом – усиливая или ослабляя действие нейромедиаторов – психотропные вещества влияют на работу мозга, ощущения и даже поведение человека (Карлос Кастанеда написал об этом максимально подробно, взяв за основу психотропное действие кактуса пейота). Как он работает? А как работает нормальный, незамутненный наркотиками мозг? Возьмем простейший пример. Вы хотите взять тюбик губной помады с туалетного столика. Отраженный от тюбика свет фокусируется хрусталиками, поступает на сетчатку, потом транслируется по нервным клеткам в зрительный центр (таламус); так активируются световые нейроны, которые передают изображение к участку зрительной коры (затылочная доля больших полушарий) от правого глаза – расположенному в левом, от левого – в правом полушарии. Здесь начинается целая какофония импульсов, одни из которых реагируют на форму тюбика, другие – на форму и объем футляра, третьи анализируют границу между столом и помадой. Потом эта информация по аксонам поступает в аналитический центр, где все данные сводятся воедино (мы узнаем тюбик и стол). Оттуда импульсы поступают в лобные доли, где начинается планирование движения (взять!), потом от нейронов через нервные окончания сигнал поступает к мышцам руки, к каждому пальцу (причем начавшееся движение контролируется зрительными рецепторами). А когда мы берем тюбик в руки, кожные рецепторы пальцев, реагирующие на давление, тут же докладывают мозгу о том, насколько надежно пальцы держат помаду и какую степень усилия надо приложить, чтобы удерживать ее и дальше. Ну а для того, чтобы правильно накрасить губы или придумать теорию относительности, требуется такое количество и качество работы нейронов, что даже страшно это себе представить! Как же можно не восхищаться этим удивительным, совершенным, сложнейшим и уникальным органом, дарованным каждому из нас? Но мы только начали открывать перед вами тайны мозга… Глава 2 Творчество. Чем отличается гений от простого человека. Почему у разных людей мозг работает по-разному. Человеческим возможностям нет предела? Мало кто задумывается о том, что же означает термин «творчество». Он кажется нам совершенно обыденным, и мы забываем, что творить может лишь единственное существо на Земле – человек. Все остальные этого дара лишены. Конечно, каждый может вспомнить «живопись» обезьян, слонов и дельфинов, но подобные «картины» становятся творчеством лишь в восприятии человека. Известный физик, академик П.Капица писал, что творчество может проявляться в любой области людских занятий, там, где человек начинает действовать не по инструкции. У животных же или насекомых, какие бы красивые жилища они ни создавали для себя, изначально заложена инструкция в форме инстинкта. Суть творчества – в открытии и создании чего-то нового, имеющего некую ценность. Новые факты или законы в науке, новые устройства в технике, новые художественные образы или художественные формы в искусстве… Социальный психолог, англичанин Грэм Уоллес в 1926 году выделил четыре стадии творческого мышления: – подготовка – формулирование задачи, попытки ее решения; – инкубация – временное отвлечение от задачи; – озарение – появление интуитивного решения; – проверка – испытание и/или реализация решения. Каждому из нас знакомы эти этапы, вне зависимости от того, в какой области мы творили: изобретали что-то на работе, писали картину, сочиняли поздравление в стихах для близкого человека, выдумывали, как вкуснее пожарить картошку или как лучше наклеить обои. Любой из нас творил. Но почему творчество одних ограничивается кухней и поздравительными открытками, а другие создают шедевры, остающиеся в веках? Где же в нашем мозгу та кнопка, нажав на которую человек может стать гением? Гениальность – масса мозга или количество извилин? Вот уже много столетий люди пытаются разгадать тайну гениальности. Мы не только не знаем, откуда она появляется, но зачастую даже не можем сформулировать, что это такое. По определению английского поэта Кольриджа, которого многие считали гением, гениальность (по крайней мере, с внешней стороны) – это способность к росту. А вот что происходит внутри?.. На этот вопрос, похоже, не мог ответить и сам Кольридж. В словарях «гениальность» определяется как наивысшая степень проявления творческих сил человека. Верующие считают, что гениальность – рождение Духа Истины в человеке, но не могут объяснить, почему одних Бог наградил гениальностью, а другим дал «серость» или даже вовсе тупость. В отличие от религии, наука во все времена пыталась выяснить, откуда же берется гениальность. Довольно долго считалось, что секрет кроется в количестве извилин в мозге гениев или даже в повышенном весе этого самого мозга. Но, как показывает практика, вес здесь вовсе ни при чем. В России самый крупный мозг был у талантливейшего русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева (1818–1883), и весил он 2012 граммов (в среднем вес головного мозга взрослого мужчины – 1375 граммов, а взрослой женщины – 1275 граммов). Известен только один более крупный мозг, вес которого составлял 2850 граммов. Он принадлежал пациенту европейской психиатрической лечебницы – идиоту-эпилептику. Далеко не все гении обладали «тяжелыми мозгами». Например, мозг французского писателя Анатоля Франса весил всего лишь 1017 граммов, что не помешало ему навсегда войти в историю мировой литературы. Давайте сравним вес мозга известных людей и еще раз убедимся, что вывести какую-либо закономерность здесь невозможно: Сергей Есенин, русский поэт – 1920 г; Джордж Байрон, английский поэт – 1807 г; Отто Бисмарк, немецкий политик – 1800 г; Людвиг ван Бетховен, немецкий композитор – 1750 г; Владимир Маяковский, советский поэт – 1700 г; Уильям Теккерей, английский писатель – 1658 г; Иван Павлов, русский ученый – 1653 г; Иммануил Кант, немецкий философ – 1600 г; Дмитрий Менделеев, русский ученый – 1580 г; Лев Троцкий, революционер – 1568 г; Константин Станиславский, артист – 1505 г; Андрей Сахаров, ученый и политик – 1440 г; Роберт Кеннеди, американский политик – 1432 г; Мэрилин Монро, американская кинозвезда – 1422 г; Франц Шуберт, австрийский композитор – 1420 г; Максим Горький, советский писатель – 1420 г; Алигьери Данте, итальянский поэт – 1420 г; Алексей Толстой, советский писатель – 1400 г; Константин Циолковский, русский ученый – 1372 г; Владимир Ленин, революционер – 1340 г; Альберт Эйнштейн, ученый – 1230 г. Известно, что величина мозга отчасти пропорциональна росту тела, и потому многие, говоря о мозге Тургенева, вспоминают не только его огромный для того времени рост, целых 192 сантиметра, но и общую массу. Василий Розанов, например, писал: «Физиологически отвратительное Тургенева заключалось в том, чего совершенно не видно на портрете, как известно – скорее поразительной красоты, гармонии и изящества: его крупная голова сидит не только на более крупном, но – неизмеримо более крупном теле, которое точно все распухло как у покойника-утопленника. Тело его, фигура его до того огромна, точно это какая-то мебель, а не живой, настоящий человек…» Но и эту теорию можно принять лишь с большими оговорками: второй по величине мозг русской литературы принадлежал Есенину, который, как известно, был весьма скромного роста: всего 168 сантиметров. Кстати, величина мозга зависит еще и от национальности. Самые «мозговитые» – эскимосы, средний вес их мозга составляет 1558 граммов. Остальные нации распределились так: буряты – 1524 г, индусы – 1514 г, полинезийцы – 1475 г, французы – 1473 г, англичане – 1456 г, китайцы – 1430 г, русские и украинцы – 1377 г, японцы – 1374 г, европейцы (среднее по всем европейским странам) – 1361 г, швейцарцы – 1327 г, негры (африканский континент) – 1316 г, немцы – 1291 г. Как мы видим, здесь невозможно вывести никаких закономерностей. Так что наука уже давно отказалась от идеи, что вес мозга влияет на талант. Сейчас больше в ходу теории, что гениальность зависит от количества и качества извилин, а также от общего числа нейронов. Но это, все-таки, слишком общие фразы. Есть, правда, и другие теории. Мы знаем, что наш мозг работает далеко не в полную силу. Так, во всяком случае, предполагают ученые. Некоторые считают, что человеческий мозг использует 10 % своих ресурсов, некоторые, что 20 %, самые смелые предполагают, что мозг предоставляет в наше ежедневное распоряжение целых 30 % своей силы. Иногда проводят аналогию между силой мысли и силой физической и вспоминают события, когда в экстремальных ситуациях люди проявляли колоссальную мощь. Например, в Италии автомобиль сбил девочку, и ее мать, обыкновенная женщина, никогда не занимавшаяся спортом, просто перевернула автомобиль и вынула из-под колес своего ребенка. Многие предполагают, что если таким же экстремальным способом запустить все 100 % силы мозга, то как раз и можно стать гением. Главное – отыскать у себя эту волшебную кнопку. Но ученые, однако, такого оптимизма не разделяют. Скорее, наоборот, считают, что для гениальности надо не «запускать» резервные части, а «отключить» работающие. Идиоты гении Психологам и психиатрам давно известны так называемые «идиоты-гении», умственно отсталые люди, которые проявляют колоссальные способности в какой-либо области знаний. Достаточно вспомнить голливудский фильм «Rainman» (в русском переводе – «Человек дождя»), где Дастин Хофман сыграл больного аутизмом. Его герой не может ориентироваться в окружающем мире, зато с легкостью, за доли секунды пересчитывает несколько сотен упавших зубочисток, легко просчитывает карты в казино и так далее. Реальные, не киношные аутисты удивляют окружающих гораздо реже, но это все-таки случается. Многие из них проявляют сверхспособности к математике, музыке и прочим областям науки и культуры. В научных кругах широко известен аутист, который изобрел 24 языка и отлично на них общается. Как говорят лингвисты, это качественные, глубоко проработанные языки, и любой из них можно использовать как средство международного общения. Практика показывает, что на доскональную разработку искусственных языков уходят десятилетия труда многих людей, а этот человек в одиночку выдумал два с лишим десятка языков… Но тест IQ, выявляющий интеллектуальные способности, подобный изобретатель провалит с треском. Как и другие аутисты, которые могут, взглянув на дом, тут же нарисовать его детальнейший архитектурный проект, выучить за день городской телефонный справочник или просто назвать с точностью до нескольких миллиметров все размеры, например, стола или шкафа. Ученые не видят никакой загадки в наличии у аутистов подобных способностей. Определенная часть их мозга полностью занята своим делом, при этом ее не смущают и не отвлекают мысли из других отделов мозга. Многие специалисты уверены, что повторить достижения аутистов может любой человек. Аллан Снайдер и Джон Митчелл из Центра изучения разума при Австралийском национальном университете провели множество исследований сверхспособностей человека и посвятили несколько работ их раскрытию. По мнению австралийских ученых, мы, то есть обыкновенные люди, автоматически стараемся осмысливать факты и наблюдения, а аутист (или в данном случае следует говорить скорее о гении) на это не отвлекается, занимаясь лишь голыми фактами и не переходя к обобщениям и выводам. Снайдер и Митчелл считают, что ответственность за выводы и обобщения в мозгу таких гениев несут низшие, эволюционно более древние отделы мозга. Впрочем, они функционируют и у обычных людей, но их «забивают» более высокоразвитые части. Массовые исследования позволили предположить, в чем состоит суть различия между восприятием действительности аутистом и нормальным человеком. Известно, что сфокусированное хрусталиком глаза изображение попадает на сетчатку, а потом отправляется в мозг. Между картинкой на сетчатке и ее осмыслением проходит всего около четверти секунды, но за это время совершается колоссальная работа: специализированные участки мозга идентифицируют каждый свое: цвет, размер, расстояние до предмета, скорость его движения и так далее. Затем все это передается в высшие отделы мозга, и по пути отсеивается всякий технический «мусор». Иначе нам было бы не продохнуть от обилия подробностей и ненужных в данном конкретном случае данных. Поэтому в высшие отделы поставляется лишь то, что необходимо для принятия решения об увиденном. У аутистов же все эти данные поступают без всякой обработки, с массой мельчайших подробностей, и поэтому такой человек легко может, например, вспомнить все фамилии из прочитанного телефонного справочника: все эти данные не были отсеяны его внутренними фильтрами и лежат на «поверхности» памяти. Естественно, что в памяти обыкновенного человека тоже сохраняется все однажды увиденное, но вот только докопаться до этой информации весьма непросто: наш мозг, боясь перегрузки, ставит мощнейшие преграды. Хотя известны случаи, когда при помощи гипноза из человеческой памяти извлекались мельчайшие нюансы событий, произошедших несколько лет назад. Например, известен случай, когда свидетель под гипнозом вспомнил номер автомобиля, мимо которого он три года назад просто прошел на улице. Человек и предположить не мог, что он обратил внимание на эту машину, но, однако, в его памяти остался даже ее номер, и уголовное преступление было раскрыто. Это практически классический пример, но и современные следователи тоже не забывают о гипнозе. Например, его использовали при расследовании убийства директора одного из рязанских акционерных обществ. Когда у следствия появились хоть какие-то данные, прошло уже три года после трагедии, и жена убитого, единственный свидетель, основательно забыла тот страшный для нее день. Но под гипнозом она вспомнила и то, как был одет убийца, и то, как он выглядел, и множество других полезных мелочей. Преступление было раскрыто. Но не стоит думать, что воспоминания, хранящиеся где-то в глубинах мозга, не оказывают никакого влияния на нашу жизнь. Психотерапевты утверждают: ничто не проходит бесследно. Потому-то психоаналитики и пытаются «докопаться» до нашего детства, утверждая, что корни всех проблем лежат именно в детских страхах. Например хороший специалист может вернуть взрослого человека в детский возраст и заставить досконально вспомнить тот день, когда его укусила собака. При этом психоаналитик способен немного «изменить сценарий», и вместо того, чтобы испытать шок от укуса, ребенок просто погладит собаку. Известен случай, когда после такого «путешествия» у одного пациента прошло заикание, от которого он не мог избавиться несколько десятилетий. Но помимо «мусора» воспоминаний наш мозг блокирует и множество наших способностей, не видя в них никакого практического смысла (и просто стараясь не перенапрягаться). Например, если вы сейчас зададите себе вопрос, о том, в какой день недели родился Пушкин (это было 6 июня 1799 года), то, понятно, чтобы получить ответ, вам понадобится калькулятор и несколько минут подсчетов (или вечный календарь). Но на самом деле ваш мозг уже произвел мгновенные вычисления и ответил на этот вопрос. Вот только не вывел ответ «на дисплей», так как не увидел в этом практической необходимости. Но в стрессовой ситуации, когда ваш мозг будет осознавать, что от ответа зависит ваша жизнь, есть неплохой шанс, что вы правильно ответите на вопрос без всякого калькулятора. То есть этот барьер, отсутствующий у аутистов, мгновенно совершающих сложнейшие математические расчеты, снять можно. Но вот только как это сделать без экстрима?.. Заметьте, мировой науке известно множество открытий, сделанных во сне. Среди русских, безусловно, самый известный сон – таблица Менделеева. В таких случаях все очень просто: естественные преграды мозга не позволяли Менделееву отбросить привычную логику и те категории, которыми он привык мыслить, взглянув на проблему, над решением которой он бился, под другим углом. Во сне же эти логические «рогатки» исчезли. Но все-таки пример этот, хотя и доходчив, но не совсем правомерен: «рогатки» логики, расставляемые самим индивидуумом, убрать гораздо проще, нежели те, которые наш мозг расставил самостоятельно. Пушкин, кстати, родился в четверг. У вас мелькала мысль об этом дне? Если ваш ответ был правильным, то он мог появиться из двух источников: ваш мозг или высчитал этот день, или просто вспомнил когда-то услышанную информацию. Но вернемся к аутистам. Многие ученые считают, что корень их сверхспособностей кроется все-таки не в отсутствии барьеров, а в том, что некоторые участки их мозга выполняют несвойственные ему функции. Согласно этой теории, все резервы мозга аутиста направлены на выполнение одной задачи, например на математические подсчеты; при этом та часть мозга, которая отвечает за эту функцию, даже физически развивается сильнее остальных. У большинства людей, как считают ученые, придерживающиеся этой теории, такого одностороннего развития не происходит потому, что мозг с раннего возраста настраивается на обобщение и выводы, т. е. сосредотачивается на общей картине, а не фиксирует отдельные детали. У аутистов же внутренние связи в мозге ослаблены, и поэтому вместо общего впечатления «на табло» попадает множество нюансов, которые проходят мимо обыкновенного человека. Лишенные необходимости отсеивать ненужное, внутренние зоны мозга начинают «вариться в собственном соку» и развиваться, делая человека гением, например в устном счете, в зрительной памяти и так далее. Но, увы, идиотом во всем остальном. Наша наука, к сожалению, пока не настолько развита, чтобы было возможно четко принять одну версию и отвергнуть вторую. Есть вполне достоверные факты, говорящие как в пользу первой теории, так и в пользу второй. Например, сторонники второй версии любят вспоминать результаты исследования мозга Эйнштейна. Те области его мозга, которые «отвечали» за математические способности, были не только увеличены в размерах, но и не пересекались извилиной, как у обычных людей. Считается, что извилины «ограничивают» различные зоны мозга, и, как предполагают ученые, «математический сегмент» в мозге Эйнштейна подмял под себя соседние участки, которые были предназначены отнюдь не для математики. Существенный недостаток этого примера и других, ему подобных, заключается в том, что мозг был исследован уже после смерти ученого, и потому мы не можем сказать, была ли «математическая часть» такой от рождения, или она приобрела свой вид после десятилетий занятий вычислениями. В пользу первой версии, утверждающей, что каждый человек гениален от рождения, говорит, например, тот факт, что восьмимесячный младенец бессознательно выполняет фантастически сложные вычисления, которые позволяют ему понять, где в потоке речи кончается одно слово и начинается другое. И вскоре младенец начинает говорить. А ведь взрослому человеку на то, чтобы выучить чужой язык, нужны, как минимум, месяцы напряженного труда. Не секрет, что дети обучаются гораздо лучше взрослых, но эти сверхспособности к освоению нового с возрастом пропадают. Исследования показали, что у новорожденных детей и младенцев активны те части мозга, которые «спят» у взрослых. Именно благодаря их активности у ребенка вырабатывается «автоматическое» поведение. Например, четырехлетнему ребенку гипотетически понадобится всего несколько часов, чтобы освоить вождение автомобиля, а у взрослого на это уйдет, в зависимости от возраста, от нескольких дней до нескольких месяцев. Высший отдел головного мозга, отвечающий за разумное поведение, «включается» только через несколько месяцев после рождения и постепенно набирает силу, достигая максимума в возрасте около полутора лет, когда дети начинают говорить. У больных аутизмом либо вовсе не происходит подобного переключения, либо оно выполняется только частично, и потому проявления удивительных способностей «младенческого» мозга поражают нас во взрослых людях. Обычно у аутистов плохо работает левое полушарие, отвечающее как раз за логику и разумное поведение, а правое, руководящее интуицией и эмоциями, развито сверх меры. В известных случаях излечения аутистов, их левое полушарие со временем брало верх, и все сверхспособности напрочь утрачивались. Исследования Ломброзо Давайте все-таки уйдем от крайностей и поговорим о тех, кто, являясь вполне ориентирующимися в нашем мире людьми, все-таки считаются гениями, умело совмещая уникальные способности с нормальным развитием мозга. (Впрочем, известный итальянский психиатр Чезаре Ломброзо считал гениальность одной из форм помешательства). Известно, что главные «враги» творчества – боязнь неудачи и высокая самокритичность. Именно эти черты не позволяют многим людям, обладающим незаурядными способностями, пуститься по волнам творчества. И потому уже с древности многие философы проводили параллель между гениальностью и повреждением рассудка. Родоначальник философии Аристотель замечал, что, по его наблюдениям, под воздействием приливов крови к голове многие люди «делаются поэтами, пророками или прорицателями», и приводил в качестве примера то, что «Марк Сиракузский писал довольно хорошие стихи, пока был маньяком, но, выздоровев, совершено утратил эту способность». В другой своей работе Аристотель снова возвращается к интересующей его теме, говоря о том, что многие прославившиеся политики, поэты и художники «были частью меланхолики и помешанные, частью – мизантропы, как Беллерофонт. Даже и в настоящее время мы видим то же самое в Сократе, Эмпедокле, Платоне и других, – и всего сильнее в поэтах. Люди с холодной, изобильной кровью бывают робки и ограниченны, а люди с горячей кровью – подвижны, остроумны и болтливы». Поддерживал коллегу и Платон, замечая, что «бред совсем не есть болезнь, а, напротив, величайшее из благ, даруемых нам богами; под влиянием бреда дельфийские и додонские прорицательницы оказали тысячи услуг гражданам Греции, тогда как в обыкновенном состоянии они приносили мало пользы или же совсем оказывались бесполезными. Много раз случалось, что когда боги посылали народам эпидемии, то кто-нибудь из смертных впадал в священный бред и, делаясь под влиянием его пророком, указывал лекарство против этих болезней. Особый род бреда, возбуждаемого музами, вызывает в простой и непорочной душе человека способность выражать в прекрасной поэтической форме подвиги героев, что содействует просвещению будущих поколений». Ему вторил и Демокрит, который прямо заявлял, что не может считать истинным поэтом человека, находящегося в здравом уме. Подмечали непрактичность гениев и позже. Французский религиозный мыслитель, математик и физик Блез Паскаль (1623–1662), считающийся одним из величайших мыслителей своего века, любил говаривать, что величайшая гениальность граничит с полнейшим сумасшествием, и, увы, доказал сей постулат своей биографией. А французский литератор, лексикограф и краевед Габриэль Экар (1755–1838) и вовсе в 1823 году издал книгу под названием: «Стултициана, или Краткая библиография сумасшедших, находящихся в Валенсъене, составленная помешанным». Стихи Экара до сих пор считаются жемчужинами поэзии и, одновременно, творчеством человека в пограничном психическом состоянии. Ломброзо приводит множество примеров такого поведения гениев, что, будь они обыкновенными людьми, их, как минимум, долго бы лечили. Французский натуралист Леклерк де Бюффон, погруженный в свои размышления, однажды забрался на колокольню и спустился оттуда по веревке, не осознавая, что делает, и потом не помнил этого. Великий французский физик Андре-Мари Ампер не мог говорить иначе, как ходя и шевеля всеми членами. Многие гении имели весьма странную мимику, которую можно было принять за гримасы. Наполеон страдал постоянным подергиванием правого плеча и губ, а Петр Великий, когда находился в возбужденном состоянии, страдал от сильнейших судорог лицевых мускулов. Ломброзо также вполне справедливо замечает, что патологическое состояние мозга часто обретает и внешние проявления: облысение или ранняя седина, худое тело, плохая мускульная и половая деятельность. К тому же все эти физические признаки, свойственные помешанным, нередко встречаются и у великих мыслителей. Сегюр писал о французском писателе, философе и историке Вольтере: «Сильная худоба доказывает, как много он работает; согбенное и изможденное тело его служит только легкой, почти прозрачной оболочкой, сквозь которую как будто видишь душу и гений этого человека». Вы и сами, наверняка, сможете перечислить множество гениев, чье физическое развитие вряд ли можно отнести к норме. Первым вспоминается невысокий и сутулый академик Сахаров, изобретатель водородной бомбы, которого, из-за его седой прически и субтильного телосложения часто называли «одуванчиком». Можно вспомнить и еще один признак гениев: странные отношения с противоположным полом. И если Микеланджело, например, говорил, что его искусство заменяет ему жену, то Гейне, Байрон, Гете, Наполеон, Ньютон, как отмечает Ломброзо, «своими поступками доказывали еще нечто худшее». Мы можем вспомнить и «донжуанский список» Пушкина, и подобные перечни еще множества русских гениев. То, что простой человек считает баловством или удалью, психолог или психиатр частенько трактует как анамнез, и – оказывается прав. Можно также вспомнить страсть к рулетке Достоевского (которого, кстати, некоторые и вовсе, наряду с Набоковым, считают скрытым педофилом); патологическую желчность Лермонтова; духовные поиски Толстого; многочисленные странности Маяковского (боясь заразы, он открывал двери ногами, а если это было невозможно сделать, стоял и ждал, пока кто-нибудь выйдет); алкоголизм и сумасшествие Есенина (о его странностях в последние дни много писал близкий друг поэта, тоже поэт, Анатолий Мариенгоф); наркоманию Высоцкого… По сути, копнув любого гения, мы найдем в его биографии какую-нибудь патологию. Многие справедливо относят появление этих странностей, как, впрочем, и таланта, к последствиям «неправильного» развития мозга. Еще интереснее наблюдать за тем, как гениями становились изначально вполне рядовые личности. А толчком к этому служила именно мозговая травма. Джамбаттиста Вико, крупнейший итальянский философ эпохи Просвещения, творец современной философии истории, заложивший основы культурной антропологии и этнологии, в детстве упал с высокой лестницы и раздробил себе правую теменную кость. Впрочем, мы не имеем доказательств того, что он не был гением изначально, но сам он считал причиной своего таланта именно это падение. Есть и более убедительные примеры: слабый певец Гратри, подвизавшийся в провинциальных театрах, после сильного удара бревном в голову стал звездой первой величины. Понятно, что ушиб изменил не голосовые связки, которые остались в неприкосновенности, а лишь умение ими управлять. Отсюда, кстати, мы можем сделать еще одни вывод: найдя у себя кнопку гениальности, можно не только научиться быстро считать или развить память, но и начать лучше управлять функциями своего организма. Есть и более удивительные случаи: французский ученый, историк, бенедиктинец, «отец» науки палеографии и дипломатики Жан Мабильон (1632–1707) в молодости был совершенно слабоумен, а получив сильную травму головы, не только поумнел, но и сделался светочем разума. Подобный случай есть и в русской истории: митрополит Московский Макарий (Булгаков) (1816–1882), знаменитый историк церкви и богослов (в его честь названа знаменитая православная премия, а по написанным им учебникам преподают до сих пор), в детстве был очень болезненным, глупым ребенком и совершенно не мог учиться. Другие дети, видя его слабость и неразвитость, дразнили и жестоко преследовали его, и однажды, когда мальчишки закидывали камнями будущего митрополита, один из булыжников рассек «черепную оболочку на голове, произведя сильное кровотечение». Удивительно, но после этого у мальчика не только открылись выдающиеся умственные дарования, но и совершенно исправилось здоровье. Вдохновленные Вселенной Интересно, что и сам процесс творчества у многих гениев происходит в состоянии, которое сложно назвать нормальным. Как верно замечал Юрген Мейер, просто талантливый человек действует строго обдуманно; он знает, как и почему он пришел к своим выводам, тогда как гению это совершенно неизвестно: его творческая деятельность, чаще всего, бессознательна. Тот же Наполеон признавался, что исход множества битв, выигранных им, часто зависел от одного мгновения, от одной мысли, которая, при наступлении благоприятного момента «вспыхивала подобно искре», и результатом такого озарения становилась победа. Гении очень часто говорят, что их произведения «надиктованы свыше» – якобы они и сами не могут понять, каким образом рождается их творчество; а вот просто талантливый человек всегда сможет описать, как родилось на свет то или иное творение – всю цепочку размышлений, планов, свершений. Когда Гайдн писал знаменитую ораторию «Сотворение мира» и у него пропадало вдохновение, он с четками в руках шел в молельню, где призывал Богородицу, – после этого вдохновение снова возвращалось. Милли, знаменитая итальянская поэтесса, говорила, что во время создания своих стихотворений словно переживает эпилептический припадок: волнуется, кричит, поет, бегает взад и вперед, совершенно не отдавая себе отчета в своих действиях. Даже Гете писал, что для поэта необходимо «известное мозговое состояние», и признавался, что сам сочинял многие из своих произведений, находясь как бы в состоянии сомнамбулизма. Граф Витторио Альфьери, итальянский поэт и драматург-классицист, «отец итальянской трагедии», называл себя барометром – так сильно менялись его творческие способности в зависимости от времени года: начиная с сентября он не мог противиться овладевавшему им чувству и должен был создать шесть комедий. А на рукописи одного из своих сонетов он написал: «Случайный. Я не хотел его писать». «Все гениальные произведения, – писал Вольтер к Дидро, – были созданы инстинктивно. Философы целого мира вместе не могли бы написать Армиды Кино или басни «Мор зверей», которую Лафонтен диктовал, даже не зная хорошенько, что из нее выйдет. Корнель написал трагедию «Гораций» так же инстинктивно, как птица вьет гнездо». Фактически, мы видим, что творческий процесс гения можно сравнить с неким психическим расстройством, которым сам человек не в силах управлять. Например с клептоманией, когда вполне обеспеченный человек крадет совершенно не нужные ему вещи, зная, что может расплатиться за эту слабость своим положением и состоянием. Ведь и гениальность нередко выходила своим обладателям боком. Человечеству осталось лишь попытаться отделить сверхработу мозга от тех «нехороших последствий», что ее сопровождают. Но вот возможно ли это? Скорее всего, нет. Так что гениальность так и останется навсегда недостижимой вершиной работы человеческого мозга. Но мы верим в то, что талант и способности можно развить. Более того, это доказано многочисленными научными экспериментами. «Ферма» талантов Более двадцати лет назад в США начался глобальный эксперимент по выращиванию гениев. В 1980 году ученый-генетик Роберт Грекхем при поддержке ряда фондов и частных лиц начал собирать сперму самых выдающихся людей планеты. Основную часть банка составляли доноры – лауреаты Нобелевских премий. Имена их неизвестны, но лауреат премии, легендарный математик Джон Форбс Нэш, воспетый в фильме «Игры разума», сам признавался, что был задействован в этом проекте. Также, скорее всего, участвовал в опыте и Джонас Солк, один из создателей вакцины от полиомиелита. Но, как оказалось, женщины вовсе не хотят рожать гениев, их больше интересует, чтобы ребенок был красивым и здоровым. Это стало основной сложностью проекта. Тем не менее до 1999 года в рамках проекта было рождено более 200 детей. И, оказалось… что все они оказались обладателями самых заурядных данных, ничем не походя на своих отцов. Единственный, кого можно было назвать гением – Дорон Блейк, чей IQ равнялся 180, и который в два года уже умел пользоваться компьютером, а в пять лет прочитал «Гамлета», – после нескольких лет обучения в колледже забросил науку и стал интересоваться лишь оккультизмом и наркотиками. Эксперимент, хотя и был провален, все-таки дал определенные результаты: мы еще раз убедились, что дело не столько в генах, сколько в строении мозга, зависимость которого от генов, увы, нельзя провести напрямую. Как развить креативное мышление и стать творческим человеком Александр Хайем, бакалавр Гарвардского университета, корпоративный консультант сотрудников компании General Motors, выделяет тридцать наиболее значимых факторов, непосредственно влияющих на использование людьми своего творческого потенциала. В числе важнейших он называет знание основных методов творческого мышления (генерация идей по ассоциации со словом, мозговой штурм) и постоянное изучение специальной литературы. Немаловажным фактором является и чувство контроля над ситуацией, которое определяется позитивным настроем (поработайте над своим настроением: депрессия – первейший враг креатива) и памятью о прошлых достижениях (о которых надо чаще себе напоминать). Способность открыто воспринимать альтернативные точки зрения является одной из важнейших составляющих креативного мышления. Используйте любую возможность общения с незнакомыми людьми, особенно с теми, кто вызывает у вас чувство неприязни. Интересуйтесь их мнением по важным вопросам, чтобы выработать в себе терпимость к чужой позиции, умение проследить ход мысли другого человека (разумеется, это все относится к близким к вам по интеллектуальным способностям людям; не тратьте время на тупиц). А если вам посчастливилось и среди ваших знакомых есть люди, которые добились успеха, благодаря своим личным творческим способностям, постарайтесь как можно больше с ними общаться. Это может серьезно повысить вашу собственную креативность (кстати, успешный предприниматель – человек, как минимум творчески талантливый, хотя сам может даже не подозревать об этом). Перенимайте их модели поведения, наблюдайте, как они работают. Чем больше вы узнаете о новых людях, идеях, книгах, фильмах, местах, чем шире вы постигаете мир во всем его многообразии, тем больше у вас появляется материала для творческого мышления. И не забывайте о том, что излишние серьезность и тяжеловесность в подходе к свежим идеям могут убить творчество – время от времени старайтесь относиться к новым заданиям как к увлекательной игре, от которой можно получить максимум удовольствия. Ищите людей, которые легче, чем вы, относятся к жизни, а когда у вас наступает период творческого ступора, – старайтесь общаться с ними как можно больше. Но при этом не забывайте про упорство в достижении своих целей. Если вы привыкли бросать начатое дело на полпути, ставьте себе конкретные цели, привязанные к определенным срокам. Практикуйте творческий подход к самым обычным вещам – придумайте новый маршрут до работы, ежедневно делайте новый макияж или прическу (мужчинам, пожалуй, не стоит практиковать этот вариант), каждое утро готовьте кофе по новому рецепту. Развивая творческий подход ко всему на свете, вы вскоре легко сможете генерировать на работе новаторские идеи. Подключайте самоанализ – проанализируйте, как вы творите, что обычно делаете, какие предметы, навыки или стратегии используете. Осознав все эти факторы, резко измените привычные условия: попробуйте творить раньше или позже обычного времени, или в нестандартной обстановке – по дороге на работу, в ванной или поздно вечером. Попробуйте включать музыку или работать в наушниках, изолирующих вас от постороннего шума. Посмотрите – может быть, в иных условиях ваша производительность повышается? Ищите самое лучшее время и самые подходящие условия для выражения своей творческой натуры. Не бойтесь творческих неудач – за скучную или банальную идею вас не расстреляют как изменника родины и не отправят в ГУЛАГ. Запомните, вы не у операционного стола и легко можете позволить себе ошибиться – в этом есть некая доля счастья самой сути творческого процесса. Вы не уничтожите проект – вы лишь потратите не него немного больше времени. Так что будьте смелее. Развитию креативности мышления очень помогает простой психологический трюк – представляйте себя человеком, который восхищает вас своим талантом (знаменитым художником, режиссером, актрисой). В ситуации, когда нужно проявить творческий подход, вообразите, что вы перевоплотились в одну из этих личностей. Задайте себе вопрос – как бы он (или она) поступил, что бы сделал, как подошел бы к решению проблемы. Подражайте креативным людям, и вы вскоре сами станете таким же творческим человеком. Глава 3 Стимуляторы или убийцы? Кофеин, алкоголь и наркотики – как они воздействуют на мозг. Тайны сибирских шаманов Человек издавна подбирал ключик к своему мозгу, надеясь легким жестом, полуоборотом настроить этот сложный механизм так, чтобы он генерировал по заранее заданной теме и чтобы мысли эти поражали своей глубиной и силой. Молитва и медитация Молитва стала первой попыткой человечества заставить мозг мыслить в правильном направлении. Уже в наши дни были проведены исследования, которые показали, что у воспитанников Духовной академии и семинарии во время молитвы наблюдалось постепенное ослабление ритма биотоков мозга вплоть до доминирования только медленных дельта-ритмов. При этом фактически бодрствующий человек оказывался в состоянии так называемого медленного сна. Подобное состояние мозга бывает во время бодрствования лишь у младенцев, да и то только до двух месяцев: Электроэнцефалограмма показывала у наиболее усердно молящихся практически полное выключение коры мозга, хотя те и находились в полном сознании! Интересно, что когда человек прекращал молитву, ритм электрических импульсов коры его головного мозга тут же возвращался к биологической норме. Подобное состояние, по мнению специалистов, помогает разрушить патологические связи как в мозгу, так и в организме, произвести, выражаясь компьютерным языком, перезагрузку. В предыдущей главе мы говорили о том, что, когда у Гайдна пропадало вдохновение, он молился и снова мог писать музыку. Великий композитор просто… перегружал свой мозг, очищая «оперативную» память от ненужных шаблонов. Весьма близка к христианской молитве и восточная медитация. Существует множество ее видов, и не все они исследованы до конца. Пока же мы можем сказать лишь то, что состояние, достигаемое при некоторых видах медитации, представляет собой что-то среднее между бодрствованием и дремотой. После сеанса медитации отмечается уменьшение физического и психического напряжения и повышение общей психической активности. Одной из задач медитации и одним из ее преимуществ является своеобразная «пустота» разума – состояние, которое вряд ли можно описать словами и очень важное для очищения сознания от «шаблонов». Сегодня медики пытаются с помощью медитации лечить различные психологические страхи и зависимости. Учитывая, что идеальной панацеи пока не придумано, можно сказать, что и этот метод не хуже прочих, тем более что порой он дает нужный эффект. Небольшое отступление: в нашей жизни значительную роль играет гормон под названием мелатонин. Вырабатывается он эпифизом – шишковидным телом, расположенным глубоко под полушариями головного мозга. Не будем излишне вдаваться в научную терминологию и подробности, лишь скажем, что мелатонин выполняет в нашем организме ряд очень важных функций: – регулирует деятельность эндокринной системы; – замедляет процессы старения; – усиливает эффективность функционирования иммунной системы; – обладает антиоксидантными свойствами; – нормализует и восстанавливает полноценный сон; – устраняет и сглаживает последствия стрессов. А также, что более интересно в контексте данной книги, регулирует работу головного мозга и повышает работоспособность. Еще мелатонин называют «гормоном счастья». Вы, наверное, уже поняли, что если в организме не хватает этого гормона, человек становится более подвержен стрессам, у него нарушается сон, дают сбои многие процессы в организме. Но, как выяснили французские исследователи, можно заставить организм вырабатывать мелатонин. Для этого необходимо молиться. Исследования, которые проводили французские ученые, были основаны на чтении так называемой Иисусовой молитвы, которая произносилась именно так, как заповедовали первые учителя христианства: на вдохе следовало произносить «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий…», на выдохе «…помилуй мя, грешного!». Кстати, именно эту молитву читали и российские семинаристы по просьбе русских ученых. Дело тут, как утверждают исследователи, не в произносимых словах, а в том состоянии, в которое впадает мозг при произнесении этой краткой формулы по определенным правилам. Важно то, что молитва читается не мысленно, а вслух. И это неслучайно: современные исследования показали, что совершение жевательных движений стимулирует работу гиппокампа – области мозга, отвечающей за усвоение и хранение информации. Понятно, что и дыхание регламентируется не просто так: размеренное питание мозга кислородом положительно воздействует на мыслительные процессы. Заметьте, как интересно: мы пишем, что «французские ученые совершили открытие», а ведь такое воздействие молитвы было известно нашим предкам уже много веков назад! Мантры, аналогичные по действию Иисусовой молитве, можно найти и в буддизме, и в индуизме, и в других религиях. Они – первый придуманный человеком способ воздействия на мозг. Стоило немного сосредоточиться, произнести заветные слова, и психика тут же успокаивалась, активизировались мыслительные процессы, повышалась работоспособность. Но человеку всегда хотелось большего. Ну, подумаешь, стал думать чуть-чуть более продуктивно, вот если бы сила мозга сразу увеличивалась в несколько раз! И человечество обратилось к химии. Вернее, в те времена про химию еще не знали, но вот различные растения можно было собрать прямо под ногами. Любой слышал про женьшень, элеутерококк или лимонник – самые популярные стимуляторы мозговой деятельности. А еще мы каждый день пытаемся стимулировать себя совсем уж простыми методами: с помощью чая и кофе, а некоторые – еще и с помощью курения. Известно, что лучше всего влияет как на весь организм, так и на работу мозга зеленый чай. В последнее время стал популярен чай матэ, в котором масса витаминов и аминокислот, и который обладает способностью концентрировать внимание и улучшает работу кратковременной памяти. Но вот кофе многие пить не рекомендуют: несмотря на сильную стимуляцию, действие этого напитка кратковременно, и подъем быстро сменяется длительным спадом. Основным воздействующим на нас компонентом этих напитков является кофеин. Кофеин В медицине кофеин известен как триметилксантин. Это белый кристаллический порошок с очень горьким вкусом. Его используют как сердечный стимулятор и мочегонное средство. Ну и, конечно же, для того, чтобы вызвать повышенную активность. Кофеин, по сути, является слабым наркотиком. Он воздействует на мозг точно так же, как его «старшие» коллеги, и «подсесть» на кофе очень даже просто. Хотя, безусловно, и привязанность, и «ломка» в случае отказа будут лишь бледной тенью подобных последствий при приеме кокаина или героина. В чашке молотого кофе находится от 90 до 200 миллиграммов кофеина, в чашке чая – от 30 до 70 миллиграммов, в различных колах (Пепси, Кока и другие.) от 30 до 45 миллиграммов на стакан. Под воздействием кофеина мозг выделяет так называемый аденозин, который, присоединяясь к рецепторам, вызывает сонливость и затормаживает активность нервных клеток. Он также заставляет кровеносные сосуды мозга расширяться, чтобы во время сна мозг мог впитать больше кислорода. Но дело в том, что рецепторы путают аденозин и кофеин, и после того как кофеин присоединился к рецептору, аденозину там не остается места, и мозг, лишенный постоянного естественного тормоза, начинает «разгоняться». Когда перестают расширяться сосуды, гипофиз, видя, что в мозгу творится что-то непонятное, решает, что причиной тому некие обстоятельства, от которых лучше поберечься, и в кровь идет гормон, заставляющий надпочечники генерировать адреналин, который приводит тело в состояние «боевой готовности». Зрачки расширяются, давая возможность лучше видеть, дыхание учащается, обеспечивая избыток кислорода, усиливается сердцебиение, чтобы быстрее перегонять полученный кислород в мышцы. Печень для усиления мускулов выбрасывает в кровь сахар. Что-то подобное происходит и с нашим мозгом: его сосуды расширяются, насыщение кислородом увеличивается, и мозг готов к быстрым реакциям и решению множества задач. Но вскоре организм «соображает», что ничего страшного не происходит, выделение адреналина прекращается, наступают спад и усталость, хотя, вроде бы, мы еще ничего не успели сделать. Примерно такой же реакцией сопровождается и употребление чая, но лишь с тем исключением, что в чае кофеина меньше, и сама реакция, как и «отходняк» после нее, более слабая. Эти стимуляторы на самом деле дают нашему мозгу небольшое преимущество, но, увы, на очень короткое время. Расплачиваться за этот рывок приходится упадком сил, когда, возможно, работа еще не сделана и задачи еще не решены до конца. Подобная же картина возникает и при стимуляции мозга табаком. Никотин, достигнув мозга, начинает действовать на определенные группы нейронов, запуская в работу ацетилхолиновые рецепторы в отсутствие самого ацетилхолина. Мозг начинает выделять ряд веществ, в частности норадреналин и серотонин. Норадреналин повышает артериальное давление, увеличивает частоту сердечных сокращений и дыхания, усиливает концентрацию и работоспособность. Серотонин дает эмоциональную стабильность, что помогает сосредоточиться, не отвлекаясь на посторонние мысли. Советский ученый А. Е. Щербаков провел масштабное исследование и доказал, что малые дозы никотина повышают возбудимость коры головного мозга, но на очень короткое время, а затем угнетают и истощают деятельность нервных клеток. Ноотропы В последнее время появился ряд препаратов, так называемые ноотропы, или ноотропики, или нейрометаболические стимуляторы, воздействие которых гораздо дольше, а вредных последствий от их приема гораздо меньше. Так, во всяком случае, утверждают медики. Сам термин «ноотропный» составлен из греч. ???? – разум и ????? – изменяю. Он появился в 1972 году для описания влияния пирацетама. Позже подобные эффекты были замечены и при воздействии на организм других веществ. Пирацетам, ныне известный в основном под коммерческим названием «ноотропил», был синтезирован бельгийскими фармакологами в 1963 году. Подобно психостимуляторам, он повышает умственную работоспособность, но не имеет присущих другим психостимуляторам побочных эффектов. Сегодня синтезировано более десяти оригинальных ноотропных препаратов пирролидинового ряда, или находящихся в фазе клинических испытаний, или уже зарегистрированных в ряде стран. Это оксирацетам, анирацетам, ролзирацетам, этирацетам, детирацетам, прамирацетам, нефирацетам, дупрацетам, цебрацетам, изацетам. Эти ноотропные препараты имеют общее название «рацетамы». Мозг пока исследован не до конца, и утверждать что-либо с полной достоверностью нельзя, но предполагается, что хотя у ноотропов и нет единого механизма действия, их эффекты могут быть вызваны, в частности, непосредственным воздействием на нейроны, улучшением мозгового кровотока и микроциркуляции крови в мозгу. Считается, что нейрометаболические стимуляторы оказывают как нотропное действие (то есть поднимают уровень суждений, улучшают внимание, мышление и речь), так и мнемотропное (то есть оказывают влияние на память и повышают способность к усвоению нового материала). У ноотропов есть и отрицательные свойства: их стимулирующее воздействие на психическую деятельность может сопровождаться речевым и двигательным возбуждением, беспокойством и расстройством сна. Иногда развивается и привыкание, но любителей кофе и сигарет этим вряд ли удивишь. В последнее время в обществе, в том числе и в медицинских кругах, возникает множество дискуссий по поводу возможного использования ноотропов здоровыми людьми. Одно дело, когда эти лекарства применяются для улучшения памяти у жертв инсульта или людей с задержкой психического развития. Другое – когда человек желает просто «разогнать» свой мозг, не осознавая возможных отдаленных последствий употребления ноотропов. Этим средствам уже дано меткое прозвище – «виагра для мозга», и, так же как и в сексе, здесь встает этическая проблема. Глава совета при президенте США по биоэтике, философ-моралист Леон Касс считает, что «в тех областях человеческой жизни, где люди до сих пор достигали успехов исключительно благодаря дисциплине и самоотдаче, достижения, полученные с помощью таблеток, генной инженерии или технических трансплантатов, отдают мошенничеством или дешевизной». С ним согласны многие ученые. Джером Йесэвидж из Стэнфордского университета и Питер Уайтхаус из Западного резервного университета Кейса провели целое исследование о влиянии донепезила, одного из многочисленных препаратов для приостановки прогрессирующей потери памяти при болезни Альцгеймера, на профессиональные навыки летчиков. Участники эксперимента были разделены на две группы. Одна группа принимала лекарство, а вторая – лишь плацебо, то есть пустышки. Обе группы должны были выполнять на тренажерах сложнейшие маневры и одновременно реагировать на периодически возникающие нештатные ситуации. Уже через месяц те, кто регулярно принимал лекарство, стали показывать значительно лучшие результаты. Йесэвидж предполагает, что, когда будет окончательно доказано то, что полноценные в интеллектуальном отношении люди могут улучшать свои умственные способности с помощью химических препаратов, возникнут серьезные правовые, административные и этические вопросы. Ведь и в самом деле, работодателям будет удобнее нанимать на работу тех, кто взбадривается не кофе, а таблетками. Начнется гонка медицинских препаратов, и чем она закончится – предсказать сложно. Но можно с уверенностью утверждать, что мир снова стоит на пороге большого передела, подобного тому, когда на работу пришли женщины, ранее сидевшие дома. Вот только с моральным аспектом здесь все не так просто… Но возможно, что правительства, убоявшись последствий, запретят людям химически «разгонять» свой мозг. Ведь подобная история уже произошла с применением кокаина. Расслабься! Тысячелетия назад индейцы открыли удивительный метод стимуляции – они закладывали за щеку немного листьев коки, комочек извести – и это быстро утоляло голод, делало их менее чувствительными к холоду высокогорья, и, конечно же, поднимало настроение. Понятно, что при такой ежедневной стимуляции средний срок жизни индейцев был около тридцати пяти лет, и даже в этом возрасте они уже выглядели глубокими стариками. Осознав подобную зависимость, сами индейцы стали накладывать различные ограничения на употребление листьев коки. В империи инков, например, кока стала привилегией «детей солнца», то есть правящего класса, а у некоторых этносов ее употребление обрело сакральный смысл и стало прерогативой колдунов. Прибывшие испанцы быстро оценили индейскую «забаву» и тоже стали баловаться листьями. Они также давали коку рабам чтобы повысить производительность их труда. Например, на серебряных шахтах в Потоси (Боливия) рынок коки имел годовой оборот в 1 млн. песо, а продовольственных товаров и одежды продавалось всего на 400 тыс. песо в год. Но уже в 1576 году Собор в Риме запретил «дьявольское зелье», а король Испании Филипп II издал суровые законы, направленные против употребления коки. Через несколько веков кока вновь возникла из небытия довольно необычным образом: в 1863 году М. Анжело Мариани создал новое вино, снискавшее громкий успех. По различным свидетельствам, это вино украшало столы многих известных и влиятельных людей той эпохи, в том числе, папы римского. Наряду с другими компонентами в вине была эссенция из листьев коки. Вскоре оно частично попало под запрет, частично вышло из моды и в связи с этими обстоятельствами было забыто. Но в 1885 году фармацевт из Соединенных Штатов Джон Смит Памбертон изобрел лекарство от головной боли, в котором основными компонентами был спирт и – вновь листья коки. Спирт быстро заменили газированной водой, и вскоре этот напиток стал продаваться во множестве американских аптек. Затем был куплен патент на фасовку кока-колы в бутылки и лекарство начало свое шествие по миру уже как прохладительный напиток. Впрочем, довольно быстро коку из него удалили, окончательно превратив лекарство в лимонад. Годом ранее, чем изобретение Памбертона, в 1884 году, Зигмунд Фрейд рекомендовал своим пациентам принимать кокаин для снятия нервного напряжения и усталости. «Волшебный порошок» быстро завоевал мировой рынок, и лишь широко развернувшаяся в прессе дискуссия привела в 1912 году к его запрету. Фактически же, кокаин можно признать первым появившимся на рынке химическим стимулятором. История наркотической стимуляции Человек далеко не всегда стремился придать своему мышлению абсолютную ясность и четкость. Очень часто люди, наоборот, искали средства для того, чтобы затуманить мышление, отключиться от окружающих раздражителей и выйти на некий новый уровень. Нет смысла рассказывать о наркотиках, которые, к сожалению, приобретают в наше время все большую популярность, гораздо интереснее поговорить о том, откуда взялась традиция наркотической стимуляции и наркотического опьянения. В поселениях людей каменного века на территории Европы среди пищевых отходов часто встречаются семена опиумного мака. Остатки различных наркотических растений находят во время раскопок и в других частях света. У многих сразу возникает вопрос: если в древние времена не существовало запрета на наркотики, почему же не произошло вспышки наркомании и человечество не вымерло, едва успев родиться? Все элементарно: жизнь была вовсе не так проста, как сегодня, и человек, принимавший наркотик, знал, что он рискует под его воздействием не заметить пропасти, заблудиться в лесу, попасть на клык хищному зверю или на копье врагу. Естественный отбор не дремал, и массовой наркомании было не суждено развиться в жестоком первобытном мире. Но уже в относительно благополучные времена античности Плиний-старший (24–79 гг. до н. э.) не уставал предупреждать сограждан: «того, кто злоупотребляет опиумом, подстерегает смерть». Простые смертные доступа к наркотикам не имели, и различные травы и семена с особым эффектом использовались либо знахарями для лечения больных, либо жрецами для общения с богами. Было подмечено, что наркотики не только даруют веселое состояние духа, но и оказывают стимулирующее действие. В Древнем Китае, в период Инь (XXI/XVI–II–XI вв. до н. э.) император Шеен Шунг советовал своим подданным принимать настой конопли как бодрящий чай и в качестве лекарства от рассеянности. В европейской истории переломным моментом отношения к наркотикам стали первые крестовые походы (X–XII вв.) и путешествие венецианского купца Марко Поло (1271–1295). Именно тогда в Европу пришли гашиш и опий. Второй занял прочные позиции в ряду широко используемых лекарственных средств. В России опиум появился в 1581 году, когда в Москве открылась первая царская аптека, в которой заправлял англичанин Джеймс Френч. Использовался опиум в основном как обезболивающее или снотворное. Но в XIX веке опиум стал средством для лечения психических заболеваний и алкоголизма. Профессор Спасский, например, в 1883 году рекомендовал «пьяниц горьких» пользовать от белой горячки по методу доктора Паули, то есть поутру давать больному небольшую рюмку водки, а на ночь один – два грана (один гран равен 64,8 мг) опия в экстракте и натирать мазью, также настоянной на опиуме. Понятно, что очень скоро появились опиоманы, которых начали лечить извлеченным из опия морфином, который, как считалось, не вызывает привыкания. Споры об этом шли весь XIX век, но еще в 1898 году известный медик Шарль Рише писал, что «у детей не образуется привычки к морфию, а маленькие дозы дают больший эффект; у привычных же потребителей и колоссальные дозы не дают токсического действия». Впрочем, вскоре лекарством от алкоголизма, опиомании и морфинизма стал кокаин. А уже от него стали лечить изобретенным на рубеже веков героином. Никуда не исчез и гашиш. Множество известных писателей, поэтов, художников и журналистов XIX века увидели в нем мощный стимулятор творчества. Шарль Бодлер, Теофиль Готье, Александр Дюма-отец, Гюстав Флобер были действительными членами существовавшего в Париже «Клуба гашишеедов». Уже в ХХ веке исследователь наркотиков и знаменитый писатель Олдос Хаксли в работе «Наркотики, которые формируют умы людей» писал: «Проблема пристрастия к наркотикам и чрезмерному пьянству – не просто дело химии и психопатологии, освобождения от боли и конформности с плохим обществом. Это еще и проблема метафизики – проблема, почти, можно сказать, теологии». И он прав хотя бы в том, что воздействие наркотиков на мозг изначально было весьма тесно связано, как мы уже сказали выше, с различными религиозными культами. Употребляя различные виды наркотиков, в основном психоделики, жрецы могли беседовать с богами. Или, во всяком случае, считать, что они это делают. Действие психоделиков заключается в выключении фильтров, отсеивающих подробности, которые нормальное состояние сознания считает ненужными (мы уже говорили об этом в главе про гениев и аутистов, когда рассуждали о том, можно ли найти кнопку, которая сделает человека гением). Классическими психоделиками считаются ЛСД и мескалин. Действие мескалина, содержащегося в кактусе пейот, подробно описывал Олдос Хаксли, а практику его сакрального употребления индейскими шаманами изложил в своих книгах Карлос Кастанеда. Кастанеда утверждал, что в 1960 году он встретился с индейским колдуном доном Хуаном и до самой смерти последнего брал у него уроки магии, основанной на традициях индейцев Древней Мексики. ЛСД было впервые получено в 1938 швейцарским химиком Альбертом Хофманном, но его психотропные свойства совершенно случайно обнаружились лишь в 1943 году. Хофманн мечтал лечить с помощью ЛСД шизофрению, но многие ученые не верили в то, что психоделический и шизофренический психоз идентичны. Теория Хофманна была опровергнута, но в начале 1950-х все значительные психиатрические учреждения мира проводили эксперименты на людях и животных. Впрочем, многие считают, что исследования не были доведены до конца: ЛСД получило слишком большое распространение среди молодежи и было запрещено. Сейчас в научных медицинских журналах все чаще поднимается вопрос о снятии запрета с ЛСД и возобновлении исследований. По мнению многих исследователей, среди которых наиболее известен Станислав Гроф, применение ЛСД может привести к значительному психотерапевтическему эффекту, облегчению мигреней, лечению алкоголизма и другим положительным терапевтическим результатам. Психоделические вещества могут вызывать синестезию (когда при раздражении одного органа чувств одновремено возникают ощущения, соответствующие другому органу чувств, например: цветной слух, цветное обоняние, шелест запахов), чувство страха, депрессию и, почти одновременно с ней, эйфорию, резкие переходы от одного состояния к другому, слуховые и зрительные галлюцинации, яркие переживания событий прошлого (особенно из раннего детства и младенчества), временное и пространственное нарушение восприятия мира, иллюзорные экстраординарные способности (например, иллюзию телепатии). Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-popov/tayny-chelovecheskogo-mozga/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб.