Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Сердце разбитой кометы

Сердце разбитой кометы
Сердце разбитой кометы Татьяна Игоревна Луганцева Всем была хороша сценарист Антонина Белоярцева – и талантливая, и умненькая, а уж красавица каких поискать, но вот в личной жизни – полная безнадёга. Мужчины ходили вокруг Тони табунами, но того, единственного, – нет как нет. И всё же в один прекрасный день, а точнее, звёздную ночь счастье мощно обрушилось на бедную голову Тони, причём в прямом смысле: немыслимый красавец спланировал на неё из окна третьего этажа. А вместе с этим счастьем на Тоню, словно из рога изобилия, посыпались тридцать три несчастья. Впрочем, Тоня готова бороться за своего прекрасного «парашютиста» до победного конца… Татьяна Луганцева Сердце разбитой кометы Глава 1 Интересно, существует ли степень градации женской глупости? Занимался ли кто-нибудь этим вопросом ради хотя бы спортивного интереса? Вычислял по градусам, по силе, времени и скорости и еще черт знает каким параметрам? Было ли хоть кем-то составлено уравнение, определяющее эту глупость? Например, чему равна сила притяжения к подонку (или форменному козлу), умноженная на время, впустую потраченное на него (чтобы понять, что этот подонок вовсе не рыцарь на белом коне, посланный тебе за все страдания и ожидания, а так, фуфло в фольге). И плюс еще включить в подсчеты экономическую составляющую – сколько денег ушло на килограммы губной помады, литры дорогих духов, штуки дорогого белья в кружевах. И получится единица глупости, включающая женскую доверчивость, несостоятельность, напрасные надежды, горькие слезы, учащенное сердцебиение, грезы и бессонные ночи, неожиданный глупый румянец и странное «порхающее» поведение (а ведь уже под сорок!). А с мужской стороны, то есть самца, сразу все уходит в «минусовку» – оценка физических возможностей партнерши, её «прыгучесть» в сексе (извините!), способность «сидеть на жердочке» как «попка-дурочка» и смотреть на любимого с непременным восторгом. И еще – не перечить, не вмешиваться в его личную жизнь, жалеть, ласкать, любить, принимать в любом состоянии и – самое главное – непрерывно восторгаться мужественностью и красотой избранника, его неповторимостью. Как назвать эту выведенную величину? «Один лох», или «один тролль», как сказала бы молодежь, или более традиционно – единица разочарования в степени краха личной жизни, причем полного. И кто эту проблему должен был исследовать – физиолог, физик, биолог, педагог или сексолог? Антонина Дмитриевна Белоярцева не знала. С таким уравнением даже известный математик – нобелевский лауреат вряд ли справится. Потому что все величины в нем будут непостоянные, и опереться при решении такого уравнения не на кого. Бедное сердце сорокалетней Тони сейчас разрывалось от боли, разочарования и, самое главное, от стыда за свое поведение. Влипла она по полной… Выговориться Антонина могла только своей близкой подруге Марине Громушкиной. Что она и делала – воя белугой и клацая зубами о край стакана с водой, который ей принесла подруга, предварительно накапав – да что там накапав! – просто вылив туда полфлакона валерьянки. Марина никогда не видела Тоню в таком состоянии. Она, как могла, успокаивала ее, искренне и с большой жалостью к ней. Марина очень хорошо знала Тоню, они дружили всю жизнь, с детства. Марина росла девочкой активной и на всё происходящее смотрела с оптимизмом, не принимая ничего всерьез и надолго, что называется, без заморочек. И в отношениях с мальчиками вела себя весело и легко. Понятно, что с таким подходом к жизни Марина пользовалась у мужского пола огромным спросом, и, надо отметить, отвечала взаимностью. Парни у нее менялись с космической скоростью, и при этом она абсолютно не горевала при расставании, со многими оставаясь в дружеских отношениях. От жизни она старалась получать только удовольствие и заряд бодрости и позитива. Антонина всегда завидовала таким людям и почему-то думала, что живется им намного легче и проще, чем ей. Сама Тоня была полной противоположностью подруги. Вдумчивая, ранимая, романтичная, все в жизни она воспринимала очень серьезно. Если любовь, так до гроба. На меньшее нечего и размениваться. Максимализм, возведенный в куб. Вот таких отношений – на разрыв – Антонина и ждала всю жизнь. Она была очень эффектной женщиной, все при ней – и стройная фигурка, и красивое лицо, и светлые волосы ниже плеч, спадающие волной… С такими данными Тоня вправе была ждать счастья и своего единственного мужчину. Но при ангельской внешности характер у Антонины был, прямо скажем, очень тяжелым. Она была несговорчива с людьми, замкнута, мнительна и порой неоправданно обидчива. К тому же постоянно занималась самоедством и была необоснованно требовательна к себе и окружающим. От мужчин Тонечка ждала всего того, о чем пишут в слащавых женских романах. Чтоб не пил, не курил, чтоб цветы всегда дарил, тещу мамой называл, чтобы был умный, добрый, мужественный, красивый, чтобы мог сразу взлететь на коня, схватив тяжелый карающий меч… То есть если бы Тоня заполняла анкету в брачном агентстве, ей бы ответили, что она ищет человека с таким характером, которого в природе в принципе не существует. Такого вот снежного человека, которого никто не видел, но что-то о нем слышали. Маринка-то сразу же смекнула, что с такими взглядами на жизнь и на любовь ее лучшая подруга точно останется одна-одинешенька, и пыталась как-то переделать мировоззрение Антонины, внушая, что мужчины тоже люди и могут иметь недостатки. Что их надо принимать и любить такими, какие они есть. Необходимо снизить планку требований, нельзя жить фантазиями и так далее… Марина хотела, чтобы подруга рассталась со своими выдумками и посмотрела на очевидные вещи более трезво. – Ты ведь тоже далеко не идеальна. Чего же ты хочешь от мужчин? Они примитивнее женщин, следовательно, и ошибок совершают больше. С тобой тоже тяжело ужиться! Ты должна стать более покладистой, и тогда цены тебе не будет, – говорила Марина. Но Антонина искренне верила, что ее минует участь одинокой женщины, что если она будет ждать чуда, то непременно его дождется. По молодости Тоня, фыркая носом, растеряла всех парней, что были рядом, и те благополучно женились. К тридцати годам вокруг Антонины увивались уже женатые ловеласы, набивавшиеся ей в любовники. Понятно, что с ее ненормальной принципиальностью такая ситуация сводила Тоню с ума. Она ненавидела неверных супругов, ненавидела себя за то, что ей такое смеют предлагать, и опять всем отказывала, постепенно разочаровываясь в браке. – Чтобы я спала с женатым?! Да ни за что на свете! Вылезет из постели своей жены и ко мне? Фу! Какая грязь! Какой кошмар! Даже страшно об этом думать! Ну и зачем мне это надо? Пошло и противно! – кипятилась Антонина. – Никогда не говори «никогда», – задумчиво отвечала ей Марина, у которой были и муж, и любовники, что называется, всяко-разные, и женатые в том числе. – Ни-ког-да! Я до такого не опущусь! Лучше быть одной! – упрямо твердила Антонина, и ее нежные щеки покрывались красными пятнами негодования. – Неизвестно, что лучше… – туманно отвечала подруга. Антонине понадобилось еще долгих десять лет, чтобы усомниться в своих взглядах. А вышло все очень просто, как и должно было выйти. Но судьба сыграла с ней злую шутку. Тоня встретила мужчину и влюбилась в него без памяти, вот так банально. Он был красив, высок, великолепно сложен, ухожен, с проницательным взглядом темно-серых глаз и обаятельной улыбкой. К тому же умен и с потрясающим чувством юмора. Константин Михайлович Боровицкий красиво ухаживал, одаривал Тоню знаками внимания и приятными сюрпризами, то есть занимался запудриванием мозгов, постепенно и аккуратно, а не нахрапом, рискуя сразу же получить отказ. В общем, вел себя так, как с ней и надо было. Словно знал Антонину всю жизнь. На ее день ангела Константин Михайлович подарил Антонине роскошный букет и пригласил по-дружески в ресторан, где, по сути, замутил ей голову разговорами, а потом пустил в ход умелые комплименты и нежные прикосновения – дотронулся невзначай до коленочки, чуть коснулся плеча, провел по руке… И сердце Антонины дрогнуло, а вместе с ним поплыло и сознание, доселе твердое. То есть к сорока годам, как говорится, «девочка созрела». Вулкан страсти накрыл Антонину с головой. Она засыпала с мыслями об этом мужчине и просыпалась с мыслями о нем. И между просыпанием и засыпанием она тоже думала о Боровицком. Самым страшным для Антонины оказалось то, что Константин был женат, но даже это она проглотила, потому что влюбилась серьезно и навсегда, как тогда решила. Закрыв на былые принципы глаза, утихомирив кровоточащую от ревности к жене рану на сердце, Тоня согласилась отдаться любимому и душой, и телом! Даже Марина не стала смеяться на подругой и подкалывать по поводу ее непогрешимости. «Пусть Тоня станет любовницей этого негодяя. Он очень давно в браке, какие у него отношения с женой, никто не знает. Может, уже подустали друг от друга? Никто никого осуждать не будет… Все может быть… Пусть и Тоня получит свою порцию женского счастья. Он так красиво, достойно ухаживал, что вряд ли она нужна ему на один раз. Это убьет Тоню. Но я искренне хочу, чтоб у Тони получился красивый роман и она почувствовала бы себя женщиной. В конце концов, перестала бы строить воздушные замки и занялась своим семейным благоустройством! И кто знает, может, у нее еще все и сложится? Лучше поздно, чем никогда!» – думала Марина о вымученных и поздних любовных отношениях подруги. Конечно, она желала ей счастья и очень переживала за нее, иначе не была бы подругой. А вот Антонина с того самого дня вступила на очень скользкую и опасную для себя дорожку. Но, конечно, она даже не догадывалась об этом и не знала еще, куда ее вывезет кривая, пребывая в состоянии непрерывной любовной эйфории. Секс с Константином поразил Тоню новизной ощущений, но и разочаровал. Ей все представлялось совсем не так. Она думала, что будет пребывать в неге и купаться в нежности и поцелуях. Константин же был очень груб, отстранен и холоден. Почему-то не было «жарких поцелуев» и «пылких объятий», о которых она читала в любовных романах, взглядов «глаза в глаза» и пламенных речей. Не было ничего того, что она себе напридумывала. Когда Антонина робко намекнула Константину, что хочет, чтобы он ее поцеловал, мужчина фыркнул: – Я целую только жену! Чужих женщин не целую. Я в жизни частенько оказывался в постели с профессионалками, они меня этому и научили! Ни доли привязанности к женщине на стороне не может быть. Поцелуи исключены, – ответил он Тоне, ввергая ее в шоковое состояние. «Может, так и надо? Я же знала, что он женат, и не могу на него обижаться… Константин мне ничего не обещал», – успокаивала себя Антонина, продолжая любить его всем сердцем и душой, да и телом тоже. При этом Боровицкий позволял себе нелицеприятно отзываться о ее способностях именно в постельном плане. – Ты не очень активно себя ведешь, – говорил он ей тоном учителя физкультуры, который заметил бессильно повисшего на турнике ученика. – Что мне делать? – терялась Тоня. – В твоем возрасте уже надо понимать, что делать. Опыт должен быть, – отчитывал он ее как школьницу, и в его голосе сквозили раздражение и разочарование. – Ты же знал мою историю, – робко пищала она, чуть не плача. – Я неопытная, я не обманывала… – Знал, – задумчиво соглашался Константин, – но не думал, что настолько все запущено. Я раньше все по молодым девкам гулял, там хоть тело было… Антонина лишь нервно дергала плечиком. – Ты меня должна слушать и подчиняться, – продолжал он с каменным выражением лица. Слово «подчиняться» для Тони прозвучало просто каким-то средневековым приговором, но она и это ему прощала в своей любовной слепоте. Занятия любовью с Константином напоминали занятия фитнесом, которым Антонина занималась примерно месяц и бросила из-за природной лености. Тоню не покидало чувство, что ее тело используют как тренажер и еще прикрикивают, чтобы «снаряд» не уклонялся от заданной позиции и держал «стойку», то есть «штатив», в напряжении. Физически эти сексуальные упражнения для Антонины не были неприятны, но были сложны и требовали предельной концентрации внимания от «гимнастки», а следовательно, не могли принести полного расслабления и удовольствия. Да и «физрук» оказался строг. Со свиданий с Константином Антонина приходила разбитая, уставшая и опустошенная. Опытная подруга Марина, видя состояние Тони, недоумевала, что с ней происходит? – Ты же вроде влюблена. Должна летать, словно на крыльях… У тебя глаза должны светиться от счастья… – осторожно начала она разговор. – Да? – удивленно спросила Антонина, нервно оборачиваясь, словно в поисках крыльев, которые у нее должны были вырасти, но так и зачахли в зачаточном состоянии. – А как же! Сейчас самый романтичный конфетно-букетный период! Для тебя такие отношения в новинку. Ты должна быть, по крайней мере, радостной, воодушевленной! Потому что про понятие «счастье», крутя любовь с женатым мужчиной, сразу можно забыть. Но хотя бы приподнятое настроение у тебя должно быть. А ты ходишь с таким видом, словно играешь в фильме «Угрюм-река», причем эту самую Угрюм-реку во время паводка. Я тебя не узнаю! Я твоего Костика уже заочно ненавижу, он, негодяй, вытягивает из тебя всю жизненную энергию и ничего не дает взамен. – Я не замечаю, – отводила глаза Антонина, понимая, что подруга в чем-то права. – Все ты замечаешь! Глупой ты никогда не была! А глядя на твои припухшие веки, могу предположить, что ты еще и плачешь непрерывно, – продолжала Марина. – Плачу, – согласилась Антонина. – Только вот сама не пойму, почему? Что-то накатывает периодами, и начинаю реветь как дура. – А я тебе скажу почему! Потому что так не должно быть! Поверь мне, это не твой мужчина! – твердо заявила Марина. – Я люблю его! – ответила Тоня, не желая признаваться самой себе, что так жестоко ошиблась в любовном вопросе. – Нет, это точно не любовь! Ты просто ничего не понимаешь в этом деле. Доверься более опытному товарищу. Это не любовь! Это то, что ты принимаешь за это чувство! Возможно, порочная страсть! Или что угодно еще, только не любовь. Влюбленные люди так не выглядят. Любовь – чувство позитивное, а ты просто сохнешь на глазах. Скорее всего, ты подсознательно понимаешь, что ошиблась, но тебе страшно, и ты себе внушаешь, что это – взаимное чувство, – пыталась образумить ее Марина. – Я не могу теперь без него, он словно приворожил меня… – Ага, приворожил он тебя! И теперь пожирает! Разрушает и уничтожает! – не унималась Марина, но как-то действенно повлиять на подругу не могла. Конечно, Марина понимала, что рано или поздно ее подруга избавится от этой напасти, «выйдет из сумрака», но она боялась за ее психику. Ведь Антонина была неопытна в любви, неопытна в расставаниях. А в сорок лет поди выдержи такое испытание! Когда понимаешь, что, может быть, это твой последний шанс… А Марина почему-то считала, что они с подругой давно потеряли свой шанс на счастье, вышли в тираж… Марину умиляли телепередачи, в которых сорока-пятидесятилетних женщин модно одевали, красили или еще как-то приукрашивали, утверждая, что теперь все мужчины обратят на них внимание, теперь они точно найдут своего суженого… Какое «найдут»? Для чего? Почему ни одна из них не сделала этого раньше? Ждала до пятидесяти лет, когда вы ее причешете? И теперь у нее попрёт в личной жизни? А где они, свободные мужики, в ее-то возрасте? Те, что не спились и жаждут любви, извините, не с молодой и стройной, а с ней, красавицей далеко за…? В общем, какой-то бред, просто противно смотреть. И зачем внушать надежду на то, чего уже быть не может? «Похоже, что я, как и Тоня, становлюсь отъявленной пессимисткой», – подумала Марина, понимая, что, ой, не зря переживает за подругу. Глава 2 Резкий звонок телефона вывел Марину из невеселых раздумий. – Мариночка, это тетя Люда, мама Антонины, – услышала она. Людмила Петровна очень редко звонила Марине, поэтому Марина сразу же почуяла недоброе. – Господи, тетя Люда! Что-то случилось?! – всполошилась она, понимая, что речь может идти только о ее подруге. – Даже не знаю, Мариночка… Но тебе лучше приехать! Я не ничего не понимаю… я растеряна… Вот нашла твой телефон… – Голос мамы Тони звучал тревожно, речь была сбивчивой. – Да что случилось-то?! – почти закричала Марина, вдавливая ухо в телефонную трубку, потому что плохо слышала Людмилу Петровну. – Я не знаю. Но вот с Тонечкой точно что-то нехорошо… Сердце матери чует беду… – Что с ней? Говорите как есть, не томите! – Нервы Марины были уже на пределе. – Закрылась в ванной и ревет, даже не ревет, а воет! Воет и стонет как белуга! Уже давно… Я и стучалась, чуть дверь не вынесла, и пыталась с ней поговорить, но все без толку. Может, она тебе откроет, вы же подруги? Приезжай, пожалуйста! Ты должна с ней поговорить, все выяснить и попытаться успокоить… – всхлипнула Людмила Петровна. – Я все поняла. Уже выезжаю. Не волнуйтесь. Только не оставляйте ее одну! – ободряюще сказала Марина. – Миленькая, скорее! Ведь она мне не открывает! – Людмила Петровна немного помолчала, после чего неожиданно выдохнула: – А может, она уже того… – Да что вы такое говорите-то? Не думайте о плохом, говорите с ней о чем угодно, отвлекайте, не давайте ей сосредоточиться на своем горе. Она все еще плачет? – Навзрыд прямо! – Вот и хорошо, пусть рыдает! Только бы не молчала. Понимаете? – тараторила Марина. – Понимаю, Мариночка, понимаю! Приезжай поскорее! Мне страшно, у самой сердце колотится и все плывет перед глазами. Марина, держа телефонную трубку в одной руке, другой застегивала пуховик, пытаясь при этом натянуть угги. – Людмила Петровна, вызывайте «скорую»! Бегите к соседям, и если понадобится, ломайте дверь. Мы не можем рисковать! – давала она последние наставления, пугая Людмилу Петровну еще больше. Лучшая подруга Антонины, в отличие от матери Тони, догадывалась, в чем дело. Как только Антонина связалась с этим мужиком, Марина стала ждать нечто подобное – слез и горьких сетований было не миновать. Машина Марины неслась по переполненным мостовым на предельной скорости. До дома Антонины было прилично, да еще пару раз она попала в пресловутые пробки. На сердце было совсем не спокойно, но она больше не звонила, чтобы не отвлекаться от дороги и не доводить уже не очень молодую женщину до истерики. Да и боялась Марина ей звонить. «Господи, Тоня! Только бы до тебя долетели мои мысли! Что ты надумала, дуреха! – думала она. – Жизнь – самое ценное, что нам дано. Не смей! Подумай о матери и не лишай меня единственной подруги. Ты умная и красивая женщина! Неужели этот козел все-таки довел ее до ручки? Что, если тебя унизила его жена! Ты этого точно не переживешь. Господи, о чем это я? Помоги нам! Все будет хорошо. Тонька, держись! Я еду! И все у нас будет хорошо!» – думала Марина, напряженно глядя на дорогу. Внезапно она посмотрела вправо, на двигающийся параллельно с ней автомобиль, и заметила удивленное лицо шофера. «Чего ему надо»? – раздраженно подумала Марина, но потом заметила, что включила дворники, хотя с неба не упало ни капли. Зато из глаз самой Марины ручьями текли слезы. А в довершение ко всему в одном из узких переулков, куда она завернула, чтобы срезать путь, дорогу ей преградил катафалк. «Только не думать, что это знак! Только не думать об этом! Ой, как это нехорошо! Откуда он взялся на мою голову?!» – похолодела Марина. Она выскочила из машины и набросилась на опешившего водителя катафалка: – Ну ты, козел! Куда прешь?! Я из-за тебя не могу проехать! Что, так трудно было пропустить?! – вопила она, наступая на беднягу грудью. – Дамочка, вы сумасшедшая, что ли? Чего орете как ненормальная? Ну, проскочить хотел и не получилось… – Водитель катафалка был сам мистер Невозмутимость. – На пожар спешите, что ли? – Я смотрю, вы спешите больше других! – продолжала возмущаться Марина. – Да, меня ждут… в морге, – ответил он, с интересом спокойно глядя на женщину с красным от гнева лицом и размазанной тушью под глазами, словно она приняла таблетку «озверина» из известного мультика советских времен. – Вот как раз в морге-то вас могут подождать сколько угодно, им спешить уже некуда, а живой человек из-за вас пострадать может! – бесновалась Марина. Неожиданно подоспела помощь в виде здоровенного мужика, волокущего трос, и катафалк наконец сдвинулся с места. Марина пулей бросилась к своему автомобилю, нажала на газ, и машина, проскрипев по асфальту колесами, с визгом рванулась с места. В зеркало заднего вида Марина успела заметить, как мужики ей вслед покрутили пальцем у виска. Она же думала только об упущенном времени. На место она приехала только через полтора часа. Поставив машину на сигнализацию, Марина побежала к подъезду, перескакивая через сугробы. Видимо, дворники в этом дворе все разом ушли в зимний отпуск. Она не успела нажать кнопку звонка, как дверь распахнулась. Похоже, Людмила Петровна дежурила у двери, припав к глазку. – Мариночка… Как же долго… целая вечность… – тоскливо простонала Людмила Петровна. Она была очень бледна, глаза припухли от слез. – Где Тоня? Как она? Что с ней?! – заметалась Марина по квартире. – Так это… – зашаркала шапочками за ней Людмила Петровна. – Что? Не тяните! – занервничала Марина. – Я все сделала, как ты сказала. Побежала за соседями, они взломали дверь в ванную. Потом вызвала «скорую». В общем, увезли Тонечку в двадцать четвертую больницу… – теребя воланчик на халате, ответила мама Антонины, с трудом сдерживая рыдания. Марина, между тем, заглянула в ванную и содрогнулась. На светлой кафельной плитке пола и стен повсюду виднелись следы крови. – Что это?! – вскрикнула Марина, прикрыв рот от страха ладошкой. – Она все же это совершила? Я в больницу! Какое несчастье! Ну зачем она это сделала, дуреха! Вы только держитесь… будем надеяться… И она пулей вылетела из квартиры. – Ты там узнай, что ей надо! – крикнула вслед Людмила Петровна. – Бедная, бедная доченька моя! Все у тебя не как у людей… Все нескладно, все через пень-колоду… Мотор в «Рено» еще не успел остыть, машина снова рванула в дорогу. Марина, не выпуская из рук руль, запросила в Интернете адрес больницы и ориентировалась на местности по навигатору. Слезы к тому времени уже высохли, расслабляться времени не было. К счастью, больница находилась не так уж и далеко от дома Антонины, но Марине эта дорога показалась вечностью. Оставив машину на больничной парковке, она кинулась в приемное отделение. А дальше начались сплошные мытарства. Ни один человек в белом халате не мог ничего вразумительно объяснить. Посылали в разных направлениях. То на пост медицинской сестры, то к дежурному врачу, но везде она слышала один и тот же ответ: «Справок не даем». Так и металась Марина по длинным коридорам больницы, почему-то в полумраке, словно здесь жестко экономили электроэнергию. Или это у нее от переживаний в глазах потемнело? «Ничего себе попала», – совсем уж отчаялась Марина, но в это время пришло спасение в образе трудолюбивой женщины со шваброй и ведром в руках. Беготня Марины портила все ее старания по наведению чистоты. – Девушка, что ты мечешься туда-сюда, как кошка угорелая? – грозно проворчала она, деловито возюкая по туфлям Марины грязной тряпкой, намотанной на швабру. Марина объяснила, в чем дело, и женщина подобрела. – А в какое отделение, говоришь, доставили твою подружку? Глянь-ка как ты побелела от волнения, аж зеленая стала. Давай, бери себя в руки, а не то, неровен час, сама загремишь на больничную койку. А у нас и так полна коробочка. Скоро на лестнице складывать больных будем, все койки заняты. – Так в том-то все и дело, что я не знаю, куда ее доставили. И у кого спросить, не знаю, я ничего не знаю… – Губы у Марины предательски задрожали. – Да ты, главное, успокойся, голубушка! А хоть с чем подруга твоя поступила-то? Боли в сердце? Аппендицит, там? – расспрашивала сердобольная женщина. – Она хотела покончить с собой, – понизила голос Марина и огляделась, словно боясь, что их могут услышать. Она понимала, что в этих бесконечных больничных лабиринтах без посторонней помощи не отыщет подругу. Но пока доброе участие проявила только эта милая тетка со шваброй, и Марина этот шанс решила не терять. – Суицид? – испуганно подняла подведенные черным карандашом брови женщина. – Да ты что, милая! Таких тут не кладут. Это же психиатрия чистой воды… Кто же положит такую больную в обычную палату? А если она повторит попытку? Пойдет вон и повесится в туалете? Такой скандал будет! Нет! Никто на себя такую ответственность не возьмет. Поэтому тут таких не кладут, это я тебе со всей ответственностью заявляю. Марина совсем растерялась: – А что же мне делать? Ее матери врачи «скорой помощи» сказали, что дочь отвезут сюда, правда, она была в шоковом состоянии, может, не так что поняла? Может, и не сюда? – Ну, может, и повезли, пока не разобрались, что и почем. А уж тут их из приемного покоя завернули бы и направили бы туда, куда следует! У нас такого точно не допустят даже за взятку, – тоже понизила голос санитарка. – И что делать? – снова спросила Марина, чувствуя, как волна тревоги поднимается с новой силой. – Так в психушку, милая, ехать надо! Там все и выяснять! – уверенно заявила женщина и ловко перехватила швабру из левой руки в правую, обдав Марину запахом хлорки. – Куда-а? – тормозила Марина, которая еще не могла свыкнуться с мыслью, что подругу ей придется искать в психиатрической лечебнице. – В дурдом! – пояснила санитарка. – Ближайший к нам – номер четыре, на проспекте Мира, где-то в начале. У нас раз пациентка умерла одна, так ее муж тут такое устроил, впал просто в безумие какое-то, башкой стеклянный шкаф с лекарствами проломил. Так его быстро под белы рученьки, болезного, связали и туда… – Спасибо вам большое! Прямо не знаю как вас и благодарить. Я найду! Я справлюсь! – кивала Марина, как китайский болванчик, готовая ехать хоть к черту на рога, лишь бы узнать, что с Тоней все в порядке. – А извини, что интересуюсь… Из-за чего подруга-то твоя решила с жизнью поквитаться? – Санитарка аж рот приоткрыла от любопытства. – Несчастная любовь? Мужик бросил? – Да не знаю я… Наверное, – глухо ответила Марина. – То есть она думала, что это – любовь. Ну, безответная… – Только сейчас Марина поняла, что поступок Тони выглядит действительно глупо. – Дура набитая! – подтвердила ее мысли санитарка. – Вот бабе, прости господи, заняться нечем… Я, сколько живу, не знаю никакой любви… Детьми заниматься надо, а не маяться дурью! – Так нет детей у нее, – вздохнула Марина. – Плохо! Тогда другим надо чем-то заниматься! Пусть вот к нам в больницу приходит, полы мыть и за тяжелыми ухаживать, сразу дурь из головы выйдет! – Женщина была сурова. – Раньше это трудотерапией называлось и всем на пользу шло! – Спасибо за предложение. Ну, я пойду? Мне не терпится узнать о судьбе подруги, какую бы глупость она ни совершила. – Удачи тебе, горемычная, – покачала головой санитарка, глядя вслед убегающей женщине, и перекрестила ее. Марина открыла тяжелые больничные двери, вышла на улицу и зябко поёжилась. Надо отправляться дальше на поиски несчастной подружки. Всё происходящее казалось ей кошмарным сном, в котором она все время за кем-то бежит, но догнать не может. Мучила неотвязная мысль, что время идет, а она до сих пор так и не узнала, где Тонька и что с ней… Глава 3 А Антонина в это время понуро сидела на больничной койке в палате с обшарпанными стенами и пыталась отбиться от соседки – сильно накрашенной тетки в теплом байковом халате с яркими цветами. Любопытная тетка засыпала несчастную вопросами: – Травма? – участливо заглядывала она в глаза несчастной Антонине. – Ага, – аккуратно вздохнула Тоня. – Меня Зинаида Федоровна зовут, я здесь уже неделю лежу. Обострилась застарелая травма позвоночника, сместился один позвонок, да грыжа, будь она неладна, выскочила. Вот теперь еле хожу, не разогнуться никак. Могла бы и дома остаться, но здесь уж больно уход хороший, да и обезболивающее колют, мне все полегче. – Словоохотливая Зинаида Федоровна пристроилась рядом с Тоней на кровати. – Ничего, что я рядом с тобой посижу? А ты как здесь? Вроде молодая еще… Что у тебя болеть может? – Да по глупости всё вышло. Пошла в ванную комнату поплакать, пустила воду, чтобы мама не слышала. И не заметила, как вода начала переливаться через край. А когда вскочила, чтобы кран закрыть, поскользнулась и упала навзничь. Да еще сильно ударилась головой о край ванны. Больше ничего не помню, потеряла сознание. Мама испугалась, побежала за соседями, они взломали дверь, вызвали «скорую помощь», и вот я здесь, – пояснила Тоня, зябко кутаясь в одеяло. – Да, голову ты, видать, сильно повредила. Говоришь что-то очень громко, просто кричишь, – отметила соседка. – У меня то ли в голове, то ли в ушах очень шумит, сама себя не слышу, – вздохнула Тоня. – И затылок будто налит свинцом. – Еще бы! У тебя наверняка сотрясение мозга. – Ну ничего, – махнула рукой Тоня, – приду в себя. Глупо так все вышло… – А чего плакала-то? Что-то болело, что ли? – полюбопытствовала Зинаида Федоровна. – Расстроилась сильно… Такая тоска навалилась. Несчастная любовь, – ответила Антонина, отводя взгляд. Ей почему-то было стыдно в этом признаваться посторонней женщине. – Да ладно! – У женщины даже глаза загорелись от любопытства. – Это в твоем-то возрасте! Из-за несчастной любви? – вырвалось у соседки. Антонина даже обиделась слегка, но потом смягчилась. – Просто у меня это впервые. Вот влюбилась, так глупо, да? Бывает же, – попыталась оправдаться она. – А потом внезапно глаза открылись? Обидел чем? – спросила Зинаида Федоровна. – С чего рыдания-то? – Вот именно, что очень внезапно все и открылось… – помрачнела Антонина. – Он женат? – со знанием дела спросила Зинаида Федоровна. – Да, – Антонина посмотрела на соседку как на волшебницу. – Ну а что ты хотела? Какие обиды тогда? Или обманул, паразит? Представился неженатым? – ахнула Зинаида Федоровна, вся обращаясь в слух. – Нет, я с самого начала все знала. Просто хотела чего-то романтического, возвышенного… – Это с женатым-то? Романтика?! – с большим сомнением покачала головой соседка, словно подумывая о том, что головой Антонина приложилась уже давно, еще с детства. – У нас чувства, то есть у меня чувства… Он ухаживал, снял для нас загородный коттедж. Я ждала, надеялась, верила ему безоговорочно. А один раз позвонила ему не в тот день, когда мы обычно встречались, хотела сюрприз сделать, и… – голос Антонины сорвался. – И что? – подалась вперед соседка, навострив уши. – Он грубо разговаривал со мной. Даже сказал – представляете? – что сегодня не мой день! Сегодня он зажигает с двумя молодыми телочками. А меня он может «осчастливить» только в пятницу. И то если я буду хорошо себя вести, не доставать его по телефону и не говорить всякие глупости. У меня было такое чувство, словно… я стояла с петлей на шее, а он выбил табуретку из-под моих ног. Не пошатнул, а именно выбил, грубо и безжалостно. Я ведь так к нему тянулась, будто цветок к солнцу. Представляла, как я буду его любить, целовать… Дура романтическая! А он… словно крутит карусель голых женщин, и я среди них, а потом внезапно останавливает, и на кого пальцем укажет или не пальцем… Извините, – покраснела Антонина. – Все это глупо и пошло… – Ну и воображение у тебя! – рассмеялась соседка, всплеснув руками. – Карусель голых женщин! Надо же такое придумать! – И спросила совершенно серьезно: – То есть с наличием у него жены ты готова была мириться? – Выходит, что готова была. Я старалась об этом не думать, – ответила Антонина со вздохом. – Так и об этих девицах тоже бы не думала, – посоветовала Зинаида Федоровна. – Какая разница? Мужик-то не твой, к чему ревность-то? – Зачем он так грубо объявил мне об этом? Это же бесчеловечно! Непорядочно! Он унизил меня, плюнул в душу! Разве я это заслужила?! – возмутилась Тоня. – Скорее всего, он сам никого не любит и о чувствах других не думает, – предположила Зинаида Федоровна. – Таким любовь-то не нужна. Одна физиология, тьфу, прости господи! – Боюсь, что вы правы. Такое возвышенное чувство, как любовь, ему незнакомо. Если бы человек хоть что-то чувствовал, понимал – он бы так не поступал. – А вообще, вы оба не правы, если уж быть до конца честной. Ты изначально не должна была крутить шашни с женатиком. Ну и он, оказалось, козел еще тот! Но расстраиваться до такой степени точно не надо было! – резюмировала Зинаида Федоровна с большим знанием дела. – Да разве всё в этой жизни предусмотришь? Знал бы где соломки подстелить… Ничего! Хрустальный домик моей мечты разлетелся вдребезги, но я приду в себя, – уверенно сказала Антонина и вдруг нервно засмеялась. – Ты чего? – не поняла Зинаида Федоровна, все-таки опасаясь за душевное здоровье соседки. – Хрустальная мечта разбилась, а вот звон у меня в голове остался, – пояснила Тоня, и Зинаида Федоровна тоже засмеялась. – У тебя есть чувство юмора, это хорошо, – отметила она. – Быстрее выкарабкаешься, да и вообще это тебе поможет по жизни… – Мне только это и помогает, – согласилась Антонина. – Собирайся, пойдем на ужин, – поднялась с койки соседка. – Правда, мне могут и в палату принести, я хожу плохо. Но ради тебя соберусь – провожу, покажу тебе отделение. – Да я не очень-то и хочу. – Кушать надо! Без еды никто еще не поправился! – Зинаида Федоровна неожиданно тяжело опустилась на кровать. – Ой, голова кружится! Нет, не пойду я! Столовая в конце коридора налево, – пояснила она, кладя руку на лоб. – Кажется, у меня ко всему прочему еще и температура поднялась. Только этого мне не хватало… Но не успела Антонина выйти в коридор, как в палату заглянула хорошенькая голубоглазая медсестричка. – Так, девочки, сегодня питаемся в палате, – звонко приказала она. – Чего так? – поинтересовалась Зинаида Федоровна. – Балуете вы нас. – Сегодня все ужинают в палатах. Отделение оцепил ОМОН. А одну палату охраняют так, словно там президент. Главврач распорядился – без надобности из палат не выходить, – понизив голос, сообщила медсестра. – Ух ты! – забыла про головокружение Зинаида Федоровна. – Это надо же! Да кто же там? – А в туалет как же? – деловито поинтересовалась Антонина. – В утку сходите, – ответила медсестра. – Куда? Какая утка? – не поняла Тоня. – В горшок! Чего непонятного? – объяснила медсестра и значительно добавила: – Форс-мажорное обстоятельство. Первый раз такое! – А кого привезли-то? Шишку какую, что ли? – Зинаида Федоровна даже подалась вперед, как пёс, почуявший добычу. Тоня почему-то решила, что соседка не выписывается домой вовсе не из-за болей в позвоночнике, а потому, что там, видимо, вот так вот поговорить-посплетничать было абсолютно не с кем. – Да кто же его знает! Все засекречено! – делилась между тем медсестра. – Чтобы никто даже не приближался к палате! В палату пускают только заведующего отделением и главного врача. – А уколы кто будет делать этой «шишке»? Раз он в больнице, значит, что-то болит? – Зинаида Федоровна решила разузнать всё до конца. – Ничего не знаю. Может, старшую медсестру попросят, раз такой крутой «мистер Икс». Прямо персидский падишах на нашу голову! Лучше бы зарплату прибавили! – сорвалась медсестра, видимо, подумав о ночных дежурствах и скандальных пациентах. В коридоре послышался лязг разболтанной больничной тележки, на которой развозили по палатам тяжелобольным ужин. Медсестричка исчезла, в палату с тарелками в руках вошла деловитая санитарка средних лет. На ужин давали винегрет, холодное картофельное пюре с заветренной рыбной котлетой и приторное какао в мутном стакане. После такого ужина Антонину начала мучить жажда. – Может, все-таки выйти? – размышляла она вслух. – Аккуратно так, незаметно, а? – Выходить нельзя, – напомнила Зинаида Федоровна, тяжело ворочаясь на тощем больничном матраце. – Я так с ума сойду! Это же не тюрьма! – возмутилась Антонина, но ей пришлось успокоиться и принять правила игры. Ночью ее разбудила медсестра, которая аккуратно потрясла ее за плечо. – Антонина, проснитесь! – Что? – спросонья испугалась Тоня. – Тише! Все спят. Вам звонят, – сообщила она. – Кто? Мама? – вскинулась Антонина. – Где она? – На пост позвонила. Вообще-то больным не разрешается… Но она так умоляет… – Что-то случилось? – Антонина нервно пыталась нащупать тапки под кроватью. – Да не знаю я, но она чуть не плачет! Идемте, говорю! – торопила ее медсестра. – На должностное преступление иду из-за вас. – И она буквально потащила Антонину за собой. Выйдя из палаты и оказавшись в холодном больничном коридоре, Тоня увидела двух мужчин, сидящих по обе стороны от двери в конце коридора. Они тут же повернули головы в сторону Тони и медсестры. Взгляд их был строг и непроницаемо тревожен, но медицинский работник с гордым видом направилась в противоположную сторону, продолжая упорно тянуть Тоню за собой. – Охрана, – фыркнула медсестра. – Надоели уже! Сидят два быка, глазами зыркают, словно дырку просверлить хотят. Быстрее бы уж убрали из нашей больницы того, кого они так охраняют. В конце концов, мы тоже люди! И у нас работа, больные… Вот, говори, – сказала она, остановившись у поста. Тоня схватила трубку: – Алло? Мама? – Доченька, родная! Как ты себя чувствуешь? Я так волнуюсь… – услышала она родной голос. – Да все в порядке! Мамочка, ты не волнуйся… – Не обманываешь? Я так за тебя испугалась. Столько крови было, столько крови… – Мамуля, со мной все хорошо! Я тебе позвоню, как только будет возможность. А сейчас прими успокоительное и ложись, поздно уже, – сказала Антонина. – Мне неудобно разговаривать… – Я знаю, миленькая, знаю. Я еще хотела узнать, а Марина не у тебя? – спросила Людмила Петровна. – Марина? – удивилась Антонина. – Нет, конечно. Чего ей тут делать в такое время? – А когда она от тебя уехала? – Почему уехала? – все больше недоумевала Тоня. – Она ко мне и не приезжала. А что случилось-то? Почему ты спрашиваешь про нее? – Ой, я даже и не знаю… Что тут скажешь? Как же так? – забеспокоилась Людмила Петровна. – Мама, говори как есть! При чем тут Марина? – заволновалась и Антонина. – Так она к тебе поехала. Уже очень давно. Мама ее разыскивает. Волнуется за нее, позвонила мне, я объяснила ситуацию, что она поехала к тебе в больницу, что с тобой вот такая неприятность произошла. Так ее у тебя и не было? Господи! Что же это такое? Стресс на стрессе! Она что, не нашла тебя? А может, загуляла? И что мне ее матери говорить, просто не знаю… – и Людмила Петровна внезапно прервала связь. А Антонина потеряла покой. Нет, она знала, что Марина – женщина увлекающаяся, но так, чтобы ехать к истекающей кровью подруге в больницу и вдруг внезапно кем-то увлечься… Этого она представить не могла. Дружба у них была очень крепкая, и если бы Тоне грозила опасность, Марина никогда бы не бросила ее, не променяла даже на Брэда Питта. И если она так и не появилась… Антонина схватилась за сердце: – Господи! Час от часу не легче… – Что? Что случилось? – засуетилась медсестра. – Вот не хватало мне еще! Зря я разрешила по телефону разговаривать! Давайте быстренько в палату! Побледнела даже… Что вам мама сказала? Разве так можно с больным человеком? – Да подождите вы! Что-то случилось с моей подружкой! Мне надо в себя прийти! – отмахнулась Антонина и решила выйти на улицу, чтобы привести мысли в порядок. Спокойно заснуть сейчас она все равно была не в состоянии. – Я выйду, проветрюсь… Где выход? – Вы что? Какой выход! Да меня убьют! – возмутилась медсестра. – А я скажу, что сама, без разрешения, решила прогуляться. Мне стало плохо, вот и решила на свежий воздух… – Вы нарушаете больничный режим, и, если кто заметит, вас могут выкинуть из больницы, – предупредила медсестра. – Послушайте, как вас зовут? – спросила Антонина, не в силах больше общаться с человеком, не зная, как к нему обратиться. – Жанна. – А меня Тоня. Вы не суетитесь, Жанночка, но мне не до сна. Надо найти свою подругу, это единственное, что меня волнует в данный момент. – Прямо сейчас? Ночью? Вы до утра не можете подождать? – удивилась медсестра. – Она ехала ко мне! Понимаете? И не доехала… Как я могу спокойно ждать до утра? – На улице холодно. Давай хоть утеплимся. Я сейчас что-нибудь принесу, – сказала Жанна. – Давай, – согласилась Тоня. Они незаметно перешли на «ты». Жанна притащила мужской больничный халат, и Тоня закуталась в него. Они спустились по черной лестнице с застарелым табачным запахом – лестничные пролеты использовали как курилку, и вышли в больничный двор. Было темно и прохладно. – Как свежо… тихо, – сказала Тоня, зябко поводя плечами. – Конечно, тихо, все спят. Ночь на дворе! Одна я тут с тобой скачу! Все моя сердобольность! Надо было твоей маме сказать, чтобы перезвонила с утра, да и дело с концом! – ругала себя Жанна. – А кого охраняют-то? Выяснили уже? – спросила Антонина, чтобы отвлечь Жанну от самобичевания. – Говорят, какого-то очень известного ученого. Охраняют как зеницу ока, чтобы никто даже посмотреть в его сторону не мог. – Ученый – и такие сложности… – удивилась Антонина. – Наверняка какой-то физик-ядерщик. – Он даже в туалет под охраной ходит, – сообщила Жанна таким тоном, словно открыла государственную тайну. – Я вот думаю, как долго человек может протянуть под вечным присмотром? Это же жизнь в клетке. С ума можно сойти. Общаться ни с кем нельзя, никуда не сходить, никуда не поехать… Я сначала злилась на него, а теперь мне даже жалко его стало. – Думаю, и друзей у него нет. Когда к тебе приходит друг, а его встречают с металлоискателем… Тут любой дружбе придет конец. Несчастный человек, – согласилась Антонина. – Вот где у него личное счастье с таким режимом? Как он может с родными и близкими общаться? – задумалась она. – Да никак. Физика… ядерная, она только для него и остается, – предположила медсестра, зябко ежась. – Я имею в виду не работу, а то, что согреет ему душу не как ученому, а как человеку. Как мужчине. Дети тоже под охраной? Жена? Кто выдержит? – пояснила Антонина. – Ой, я не знаю. У таких людей вряд ли есть что-то помимо работы. Им семья не нужна, да и кто выдержит рядом, тут ты права. Это если только найдется особая женщина, которая согласится похоронить свою жизнь и свои мечтания во славу мужа-гения. Но такие женщины, наверное, давно вымерли вместе с динозаврами, – размышляла Жанна. – Такая тихая мышь, ждущая годами, когда ее муж оторвет взгляд от своих формул и чертежей и обратит на нее внимание. И при этом она его обстирывает, готовит, гладит, ходит на цыпочках… А чего мы все о нем, да еще о жене его? – одернула себя Антонина. – Ведь знать ничего не знаем! Может, это какой-нибудь старикан, которому самому давным-давно ничего не нужно, а мы тут переживаем! Я о Марине думать должна. У Жанны зазвонил мобильный. – Алло? Да, иду! – ответила она. – Меня вызывают! Пациенту какому-то я срочно понадобилась. Ты давай завязывай с прогулками ночными. Возвращайся в палату, а то и меня под монастырь подведешь! – Да, я сейчас. Пять минут еще подышу и тихонечко вернусь… – ответила Антонина. Она, тяжело вздохнув, подняла глаза к небу, словно спрашивая помощи у Всевышнего. На ночном небосклоне мерцали холодные, далекие звезды, одна из которых внезапно дрогнула и сорвалась вниз. «Звезда падает, надо загадать желание», – успела подумать Антонина, после чего на нее сверху рухнуло что-то огромное и тяжелое и, буквально подмяв ее под себя, впечатало в землю. Удар был сильнейший, от чего весь воздух разом вышел из легких Антонины и где-то внутри раздался подозрительный хруст. В глаза потемнело. «На меня упало небесное тело! Метеорит! Чего же я такая невезучая? Даже желание не успела загадать… Интересно, я выживу или нет…» – промелькнуло в голове Антонины и она тут же услышала как «небесное тело» воскликнуло: «Твою мать!» А после этого прозвучала еще парочка непарламентских выражений. Затем чьи-то руки схватили ее, приподняли с земли и стали ощупывать. – Вы живы? Послушайте, откройте глаза! – доходил до Антонины приятный мужской голос. – Где болит? Очнитесь… Как же так… – Мужчина явно нервничал. Антонина открыла сначала один глаз, затем второй и сразу же утонула в темно-синем омуте глаз черноволосого мужчины. – Ну как вы? – спросил незнакомец, с тревогой вглядываясь в ее лицо. – Я? – хрипловато переспросила Тоня, пытаясь прийти в себя и часто хлопая ресницами. – Ну не я же. Вы явно смягчили мое падение, и я-то точно не пострадал. – Так это был не метеорит? – решила все-таки уточнить она, хватая незнакомца за рукав и пытаясь удержаться на ногах. Голова у нее шла кругом. – Нет, это я! – радостно заявил мужчина. – Я упал на вас с третьего этажа. – Зачем вы это сделали? Вы сумасшедший? – удивилась Тоня. И добавила учительским тоном: – Зачем вы на меня упали? Это нехорошо… – Я не специально, честное слово. Хотел вылезти в окно, но поскользнулся на карнизе и сорвался… А тут вы! Честное слово, я бы предпочел упасть и разбиться, чем калечить другого человека. Давайте я поддержу вас, – и он протянул Тоне руку. Антонина тупо смотрела на него, всё еще пытаясь вернуть напрочь отлетевшее сознание. Вот так вышла на звездочки посмотреть! Ничего себе! А парень-то, спланировавший на нее, не хилого телосложения – вон какой красавец! Высокий, сильный… Господи, да как он ее в лепешку не раздавил? Даже представить себе странно. – Готов выплатить любую компенсацию! – заявил незнакомец, ощупывая Тоню взглядом, словно так можно было определить степень нанесенного ей ущерба. – Да я ничего… я нормально… – Почему-то под его взглядом Антонина сильно смутилась и, сама не зная зачем, вытянув вперед руки, сделала несколько приседаний. Правда, чуть было не хлопнувшись на землю. Мужчина засмеялся и подхватил ее. – Вроде все действует, – улыбнулась она, но тут же перешла на серьезный тон: – А зачем вы в окно полезли? Решили покончить с собой? – Нет, конечно… С третьего этажа это несерьезно, – улыбнулся он. – А зачем тогда? – Антонина сурово свела брови. – Надо было. А вот вы чего ночью забыли в больничном дворе? – вопросом на вопрос ответил он. – Тоже надо было… Между прочим, никаких упреждающих знаков, указывающих, что тут сверху падают люди, я что-то не заметила. – Вот видите, как бывает: в пространстве и времени совпало два тела в одной точке. Думаю, самое время нам познакомиться. – И мужчина протянул ей руку. – Меня зовут Трофим. – Тоня… Антонина, – ответила она на его рукопожатие и пожалела, что сейчас на ней затертый мужской халат с чужого плеча, пахнущий табаком. Трофим спокойно мог принять ее за бомжиху. – Тонечка, к сожалению, мне надо уходить. Я очень надеюсь, что не причинил вам вреда. Но на всякий случай вот… – Трофим достал из кармана пачку денег и сунул Тоне в руки. – Да что вы! Не надо мне ничего! Со мной все хорошо! – воспротивилась Антонина. – Тогда скажите мне свой номер телефона. – Зачем? – зарделась она, словно девица на выданье. – Чтобы я смог убедиться, что с вами в порядке? – пояснил Трофим. Антонина, словно под гипнозом, назвала ему свой номер. Таинственный Трофим коротко кивнул и, попрощавшись, буквально растворился в ночи. А она еще долго смотрела ему вслед, понимая, что, скорее всего, он ей не позвонит, да и вряд ли вообще запомнил номер. Прошли еще несколько минут, пока Антонина поняла, что сильно продрогла, и решила вернуться в палату, пока ее еще и «КамАЗ» не переехал, с ее-то везением. Да и куда бежать искать подругу, она все равно не представляла. В темной палате, освещенной неверным светом яркой луны, раздавался громкий молодецкий храп Зинаиды Федоровны. Антонина легла поверх одеяла, пытаясь унять легкую дрожь и немного поспать. Сон, конечно, не шел. Нелепейший эпизод с падением странного мужчины не давал ей покоя, а запах его парфюма до сих пор щекотал ноздри. Да и судьба Марины волновала не меньше. «Что делать? – размышляла Тоня, глядя в светлый потолок, по которому метались тени от качающихся за окном веток дерева. – Ладно, утро вечера мудренее. Что-нибудь придумаю. Очень надеюсь, что Маринка сама объявится и все объяснит. Бывают же в жизни нелепые ситуации. Вот взять хотя бы меня. Кому рассказать про случай с Трофимом – не поверят…». Внезапно она услышала за дверью палаты странные звуки – словно по коридору неслось с топотом стадо слонов. При этом слоны еще и ругались и переговаривались по рации. Антонина встала с кровати, прошлепала босиком до двери и выглянула в коридор. Кого там только не было! По коридору метались здоровенные охранники с багровыми озабоченными лицами, тут же сновали люди в штатском и медработники. Из соседних палат тоже выглядывали испуганные пациенты с заспанными лицами. – Идите все спать! – поступила команда от суетящихся охранников. Антонина закрыла дверь. – Что там такое? – спросонья поинтересовалась соседка, которую тоже разбудил этот шум. – Не знаю, суетятся чего-то… Может, плохо кому? – ответила Антонина, зевая. – Даже в больнице покоя нет! – вздохнула Зинаида Федоровна и, отвернувшись носом к стенке, тут же заснула. Антонина снова улеглась на свою койку и накрылась одеялом, решив не открывать глаз, пока не заснет. Но это ей снова не удалось, так как внезапно распахнулась дверь и на пороге появилась дежурная медсестра Жанна. За ее спиной маячил крупный мужчина с цепким взглядом. – Гражданка Белоярцева? – басом поинтересовался он. – Да, а в чем дело? – ответила Тоня, протирая глаза и садясь на кровати. – Пройдемте в ординаторскую, – приказал мужчина таким тоном, словно зачитывал приговор к расстрелу. Антонина встала, всунула ноги в тапочки, накинула халат и поплелась за ним следом. Она попыталась поймать взгляд Жанны, чтобы хоть понять, в чем дело? Но ей это не удалось. Медсестра шествовала с ней рядом тоже мрачнее тучи. В ординаторской шкафообразный мужчина устроил Антонине настоящий допрос, хорошо хоть без применения пыток. – На камерах видеонаблюдения видно, как вы во дворе больницы общались с мужчиной, который нас интересует, – сказал он. – Трофим? – Антонина испуганно моргнула. – Он сказал вам свое имя? – поднял бровь мужчина. – А это военная тайна? – вопросом на вопрос ответила Тоня. – Что он вам еще сказал? – не отреагировал на ее тонкий юмор «следователь». – Ничего особенного, спрашивал, хорошо ли я себя чувствую? – С чего вдруг такая забота? – А почему он не мог поинтересоваться моим самочувствием просто из вежливости! – возмутилась Антонина. – Мы все-таки в больнице. – Он сказал, куда пошел? – Нет. С какой стати? Мы не так хорошо знакомы, чтобы он передо мной отчитывался, – фыркнула она. – Так вы все-таки знакомы? – продолжал «шкаф» с каменным лицом. – А в чем, собственно, дело? Этот Трофим свалился на меня сверху, чуть не убив. Это не показали ваши камеры наблюдения? На романтическое свидание это было очень мало похоже. И если бы не толстый мужской халат, в который я завернулась два раза, такой он огромный, еще неизвестно, было бы его приземление столь удачным! – завелась Антонина, а Жанна ее неожиданно поддержала: – Между прочим, вы в больнице находитесь, и у вас нет оснований допрашивать пациентов, тем более с сотрясением мозга. Где у вас этот… ордер? – спросила она. – Чего вы пристали к ней? – Я имею право допросить любого, кто мог помочь бежать Трофиму Потемкину или его укрыть, – сказал, как отрезал, мужчина. – А чего мне его укрывать-то? – удивилась Антонина, поправляя растрепанные волосы. Руки у нее дрожали. – Да и бежал, то есть летел, он, похоже, по доброй воле. – Вы очень кстати оказались на улице как раз в тот момент, когда Трофим захотел ускользнуть от нас. У вас сговор? – не поверил мужчина. – Да я даже не знаю, кто он такой! – воскликнула Антонина. – Он что, преступник? Тогда чего же вы его так плохо караулили? – Потемкин не преступник. Он известный ученый-физик, работающий над одним очень важным для нашей страны открытием. Это строжайшая государственная тайна. И если хоть что-то знаете, вы должны сейчас мне сказать. От этого очень многое зависит, – проникновенно посмотрел на нее мужчина, и Тоня впервые заметила на его лице почти человеческое выражение. До этого он был похож на робота, которому грозила разборка на запчасти. Антонина испугалась. Она вспомнила Трофима, его красивое лицо, лучистые глаза, темные волосы и обаятельную улыбку, и не могла поверить, что так может выглядеть известный ученый. – Я бы в жизни не подумала, что он ученый! – воскликнула она. – В моем представлении все известные ученые похожи на грибы-мухоморы. Так это вы его охраняли? Из-за него и есть весь сыр-бор? – Да уж, – хихикнула Жанна. – А мы с тобой представляли его старым, убеленным сединами, в заношенном пиджаке, усыпанном перхотью. – Трофиму Даниловичу Потемкину тридцать восемь лет, – сказал мужчина. – Он еще молод и полон сил. – Когда же он успел стать таким известным? – продолжала удивляться Жанна. – Гениальность человека не зависит от его возраста. Потемкин в четырнадцать лет закончил школу. В двадцать стал кандидатом наук, а в тридцать два – доктором, профессором, – пояснил мужчина. – У него открытия мирового уровня. – Именно поэтому за ним следят как за преступником? – не выдержала Антонина. – Что вы заладили – следят, следят! – хлопнул себя по коленям мужчина. – За ним не следят! Его охраняют! – Ваша охрана выглядит как… Словно человек находится в тюрьме! – упорствовала Антонина. – Мне кажется, если бы к нам в больницу доставили президента, его не так строго бы охраняли, – вторила Жанна. – Устроили тут…. – Мне придется вас, конечно, убить, если вы узнаете, но я скажу, – кашлянул мужчина, занимающий явно не последнюю должность в определенных структурах. – Может, не надо? – испугалась Антонина. – Мы ничего не хотим знать, так ведь, Жанна? – Да! – кивнула та. Но мужчину было уже не остановить: – К поверхности Земли на большой скорости приближается огромный метеорит, и очень велика опасность, что он упадет на нас, и тогда всем конец, – выдал он все-таки тайну. – Ужас… – выдохнула Жанна. – Это правда? Или это сценарий к очередному блокбастеру? Вы нас разыгрываете? – Это реальность! – А почему людей не предупреждают? – спросила Жанна. – Вот и вы туда же! Паники не должно быть! Это – секретная информация! И вы молчите! Место падения точно неизвестно. Кто говорит, что Китай, а кто – что и до Москвы дойдет. Куда же эвакуировать столько народа? – То есть кому как повезет? – удивилась Антонина. – Нет, ну зачем так? – почесал затылок мужчина. – Наше правительство думает о гражданах страны… – Думает наше правительство! – передразнила его Жанна. – О своей «кормушке» да о себе больше всего! – Возможно, и о себе думают. Они же тоже люди, – насупился мужчина. – Но речь не об этом. Все ученые мира стали думать, чем они могут помочь Земле. Лучшие умы включились в работу. Академики! Профессора! Нобелевские лауреаты! А идея спасения пришла в голову именно Потемкину. И эта идея пока единственный шанс человечества выжить, – несколько пафосно произнес мужчина, посматривая на женщин, словно оценивая степень произведенного на них эффекта. – И вы хотите, чтобы я вам поверила, что спасение всего человечества зависит от мужика, что свалился мне на голову в больничном дворике? – уточнила Антонина. – Нелепо звучит? – спросил мужчина. – Скорее сказочно, – ответила Тоня. – Верится с трудом… – Судя по тому, сколько вокруг его персоны шумихи, может, это и правда, – тихо проговорила Жанна. – А вы постарайтесь поверить! – с жаром воскликнул мужчина. – Потемкин – физик от бога. Между прочим, он из тех самых Потемкиных. Видели бы вы его генеалогическое древо! – И мужчина вытер пот, словно сажал и растил это древо в буквальном смысле слова. – К сожалению, весь род Потемкиных в годы революции очень пострадал. Одной его представительнице удалось уцелеть – она успела эмигрировать за границу. Это была прабабушка господина Потемкина. А вот отец его, Данила Михайлович, кстати, тоже ученый, в девяностые годы вернулся в Россию, детей своих, Трофима и Адель, тоже привез сюда. Девочка с детства проявляла актерские и музыкальные способности. Сейчас Адель Потемкиной тридцать лет и она музыкант. А вот Трофим пошел по стопам отца. Хотя и намучился с ним Данила Михайлович. Учился-то Потемкин всегда на отлично, а вот поведение у парня страдало. Трофим и школу прогуливал, и из дома сбегал, отец находил его потом в притонах, в компании весьма маргинальных личностей. Но усилия Данилы Михайловича были потрачены не зря, и сегодня Трофим Данилович Потемкин – одна из крупнейших фигур в мировом научном сообществе. К тому же он баснословно богат. Любит ездить на дорогих машинах, кутить с девочками, короче, денег не жалеет. Но и про семью не забывает, надо отдать ему должное, и на благотворительность жертвует огромные суммы. А вообще Трофим весьма своеволен, иногда даже агрессивен, совершенно не поддается контролю и категорически отказывается от охраны. Ему уже не раз удавалось уйти от нашей опеки, впрочем, как и сейчас. Так что не думайте, что в нашем ведомстве очень рады, что вынуждены охранять такого строптивого человека, – словно жаловался рассказчик, а Тоня не понимала, для чего он им это все рассказывает? – Чего тогда вы так расстроены? – спросила она. Ее уже весьма утомил рассказ о семье Потемкиных. – Найдется и в этот раз… – В данный момент немного другая ситуация, – пояснил мужчина. – Голова господина Потемкина на вес золота, поэтому на его характер и капризы все готовы закрыть глаза. Если с ним что-нибудь случится, человечеству не на что будет рассчитывать, – замогильным голосом подытожил мужчина. – Ну хватит! Не давите на психику! – взорвалась Антонина. – Я бы открыла вам, где он прячется. Но я не знаю! Это правда! Вы так его, видимо, допекли, что ваша надежда всего человечества, рискуя сломать шею, сиганула в окно! Я тут при чем? – Вспомните, о чем вы говорили? Может, появится хоть какая-то зацепка? – Мужчина не мог скрыть своего разочарования. – Он рухнул мне на голову. Я упала. Он поднял меня с земли, извинился и спросил, все ли со мной в порядке. Вот и все! Вы не поверите, но ни про себя, ни про то, что он должен спасти человечество, господин Потемкин мне не сообщил. Плохо это или хорошо – не знаю, но вот не доложил! – развела руками Антонина. – И я тогда была, знаете ли, в несколько шоковом состоянии. Представьте себе: вы любуетесь звездным небом, а в это время вам на голову падает тяжеленный мужик. Нормально? – Это на Потемкина не похоже, – задумался мужчина. – В смысле? – не поняла Тоня. – Если он решил, что причинил кому-то вред, он бы помог, как-то поучаствовал. К тому же не прошел бы мимо красивой женщины, – объяснил он. Антонина молча уставилась на него. – Извините, что-то я туплю, – наконец произнесла она. – Видимо, у меня двойное сотрясение мозга. Красивая женщина – это я? Не думала, что сейчас выгляжу так привлекательно… – Я искренне, – стукнул себя кулаком в грудь мужчина и протянул ей широкую ладонь, выдавая вторую государственную тайну, а именно, свое имя: – Лев Николаевич Капустин, подполковник. – Ого! Подполковник! – по-своему отреагировала Жанна, принимая стойку гончей, почуявшей дичь. – Но, надеюсь, что скоро получу полковника, особенно если удастся помочь сохранить жизнь Потемкину. Это для меня сейчас самое важное задание. – А ведь он помог мне, вы правы! – достала из кармана деньги Антонина, не в силах больше скрытничать. – Вот… – Узнаю Трофима Даниловича, – подполковник хмуро посмотрел на пачку денег. – Надеюсь, вы понимаете, что он мне это дал не за молчание, а за нанесение физического и морального ущерба? Заберете как улику? – спросила Антонина. – Конечно, нет! Это ваши деньги, раз он так решил, – ответил Лев Николаевич. – А насчет его увлечения женщинами… Так ему не до этого было, да и я в чужом халате выглядела не роковой красоткой, – добавила Тоня. – Это точно, – согласилась медсестра Жанна. – Эх, говорила я тебе, пойдем в палату! Как чувствовала… На секунду нельзя одну оставить, есть такие бедовые люди, сразу во что-то вляпываются. – И еще он сказал, что свяжется со мной, чтобы убедиться, все ли со мной в порядке, – честно ответила Тоня. – Но я не уверена, что он позвонит. – Как он узнал ваш номер телефона? – тут же зацепился подполковник. – Я сама сказала, но господин Потемкин не записал, так что мог и не запомнить. – Господи! Да он тысячи чисел способен запомнить! – всплеснул руками подполковник. – Ему незачем звонить. Он видел, что со мной все хорошо, и денег дал достаточно, чтобы больше не беспокоиться, – пояснила Тоня, не зная, рада она будет или огорчена, если Трофим не позвонит. – И все-таки… Это единственная зацепка. Если Потемкин позвонит, скажите, что у вас из-за него большие проблемы со здоровьем, что нужна дорогостоящая операция. А сразу вы не поняли, потому что находились в шоковом состоянии. В общем, придумайте что-нибудь и давите на жалость! – Я не смогу обманывать! Это нехорошо! – стала сопротивляться Антонина. – Вы к чему меня подталкиваете? – Это будет ложь во спасение! Возможно, Потемкин захочет встретиться с вами. Тогда мы его и возьмем. – У Льва Николаевича загорелись глаза. – А я буду в роли живца, – поняла Антонина. – Так это у вас называется? Подполковник кивнул. – Хорошо, – согласилась Тоня. – Но если ваш ученый действительно так умен, как вы говорите, то вряд ли он мне поверит и назначит встречу. Он догадается, что меня используют. – Других зацепок у нас все равно нет, – сказал подполковник и только сейчас заметил медсестру, все еще стоящую по стойке «смирно». – Вольно! – приказал он, но тут же поправился: – То есть расслабьтесь. Жанна опустилась на стул и положила ногу на ногу. Подполковник, не мигая, уставился на ее соблазнительные колени. – Есть ли у вас здесь буфет? – наконец произнес он. – И что вы делаете сегодня вечером? То есть днем. Ночью. Тьфу! Я совсем запутался… – И буфет есть… и освобожусь сразу же, как скажете, – ответила Жанна, пленительно улыбаясь. Антонина с удивлением посмотрела на нее. Жанна перехватила ее взгляд и фыркнула: – День сегодня такой… Надо ловить момент! На тебя из окна ученые планируют, а меня вот подполковник приглашает. Только твоего кавалера еще найти надо, а мой тут, рядышком! Ох, надо еще кое-что получить от жизни, пока не упал этот метеорит! – И она, взяв под руку «обрушившееся на нее счастье», вышла из ординаторской, покачивая бедрами. Антонина смотрела им вслед открыв рот. Глава 4 Вернувшись в палату с твердым намерением поспать хотя бы два-три часа, Антонина снова забралась под одеяло. Но сон не шел. Антонина открыла глаза и уставилась в потолок. Прокручивая одно за другим события сегодняшней ночи, Тоня решила проанализировать всю полученную информацию, разложить ее по полочкам и выработать план действий. Но мозг работал медленно, словно старый процессор, не выдерживающий нагрузки. Мысли ворочались с трудом в голове, словно набитой ватой, как серебряная ложечка в сильно засахаренном меду – того и гляди согнется. Незаметно наступило утро. За окном посветлело. Медсестра принесла лекарства и забрала баночки с анализами. Начался врачебный обход. – Господи! Белоярцева! А это у вас откуда?! – воскликнул врач, мужчина средних лет с сильно косящими глазами, заметив на Тоне свежие синяки. – При поступлении в наше отделение этого не было. У меня отличная зрительная память. Да и в истории болезни все зафиксировано. Если вы решите заявить, что мы тут по ночам избиваем больных, так у вас ничего не выйдет! – Нет, нет, – поспешила успокоить его Тоня. – Вы тут совершенно ни при чем! Это я сама нашла приключение на свою голову, вернее, оно меня нашло. – Ночью в больнице? – удивился доктор. – Это где ж можно было получить такие синяки? – Я на улицу подышать вышла, – вяло ответила Тоня. – Подвернула ногу и упала. – А головой ударялись? – поинтересовался доктор. – Да, но не сильно, – ответила Тоня, пытаясь смягчить ситуацию. – Плохо. Очень плохо. После сотрясения мозга даже слабый удар может вызвать осложнение, – пояснил доктор. – Думаю, обойдется, не надо меня пугать. Я хочу выписаться, и вы не можете меня задерживать, – твердо заявила Антонина. – Вы не должны так уйти! Травма головы – это всегда серьезно и непредсказуемо. Надо хотя бы трое суток провести под наблюдением врача. Тем более вот и новые синяки… Рентген бы сделать, – попытался остановить ее врач, но Антонина была непреклонна. – Мне необходимо уйти по серьезным личным обстоятельствам. – Тон, которым она произнесла эти слова, давал понять, что Антонина выйдет из больницы в любом случае. Врачу оставалось только вздохнуть и развести руками. Через два часа она получила выписку из истории болезни. Антонина зашла попрощаться к Жанне. – Марина не объявлялась? Не искала меня? – спросила она. – Ночью в отделении было тихо, никто тебя не искал, – сказала Жанна, поправляя прядку волос. – Ага! Тихо! – засмеялась ее напарница. – Такие стоны из ординаторской неслись, ого-го! – Тише ты, – покраснела Жанна. – Ну было и было… Не знаю, какой он там подполковник, но в сексе я бы дала ему звание генерала! – Я рада, что ты замечательно провела время, но мне пора идти. От подруги по-прежнему никаких вестей. Значит, с ней точно что-то случилось. Так что я пойду в полицию. А если она все-таки придет сюда, ты знаешь, что ей сказать. Антонина направилась было к выходу, но тут к ней подошла пожилая санитарка. – Я случайно услышала твой разговор с Жанной, – волнуясь, сказала она. – Даже не знаю, с чего начать… – Начните с главного, у меня мало времени, – поторопила Тоня. – Тебя искала какая-то женщина, а может, и не тебя, но кто-то искал свою подругу, а теперь вот и ты ищешь, и тоже подругу… Странное совпадение. Я подумала, что должна сказать тебе об этом. – Что? Кто-то искал подругу? Точно это была Марина! Ну кто же еще? А как она выглядела? – спросила Антонина, цепляясь за мимолетный шанс. – Такая приятная, полненькая, с короткой стрижкой, – описала подругу Тони санитарка. – Точно! Это моя Маринка! – обрадовалась Тоня. – А когда это было? – Так вот сутки уж назад. – Все сходится! Тогда-то она и пропала! – Слава богу, что нашелся хоть один человек, который ее видел, – воскликнула она. – Пропала? – Санитарка побледнела. – Странно… Может, это все же не она была? Та женщина искала подругу, которая в ванной совершила суицид. – Суицид? Со мной произошел несчастный случай! – Господи, ну кто же знал… А я ей сказала, что с суицидом у нас не оставляют, и отправила ее в психиатрическую больницу. – Куда?! – гаркнула на весь коридор Тоня. – Не смотри так на меня! Я же думала, что она ищет самоубийцу, а их всех в дурку отправляют. Ни о каком несчастном случае и речи не шло! – пояснила санитарка, сразу же и нападая, и защищаясь. – Вот поэтому Маринка меня и не нашла! Она сразу же помчалась туда! Уж я-то Маринку знаю! – Антонина пребывала в нервном возбуждении. – И что? Почему она пропала, все равно непонятно. Допустим, приехала туда, – рассуждала Тоня, – ей сказали, что меня нет… Домой-то по крайней мере она должна была вернуться? – Может, она по дороге в аварию попала? – предположила словоохотливая санитарка. – Уж больно твоя подруга взбудораженная была, носилась как оглашенная по больнице. – Типун вам на язык! – перекрестилась Антонина, понимая, что все равно придется проверять все версии, и эту тоже. – Может, Марина без сознания и не может сообщить о себе. Но в психушку придется заехать, решила она, потому что это единственная пока зацепка в поисках подруги. Узнав у санитарки адрес психиатрической лечебницы, Тоня направилась к выходу. Санитарка перекрестила ее, так же как в свое время перекрестила Марину, словно ставя метки на симпатичных женщинах, которые после разговора с ней странным образом исчезали… Антонина открыла глаза. В голове звенело, а по лбу стекали капельки пота. Она хотела их смахнуть, но рука не поднялась, словно ее парализовало, и от этого стало страшно. Тоня приподняла голову и увидела, что привязана по рукам и ногам кожаными ремнями к железной кровати. «Господи! Что это? Я связана? – испугалась Тоня, но постепенно сознание возвращалось к ней. – Ах, да. Я же попала в это жуткое место и, видимо, нахожусь под действием каких-то препаратов». Антонина четко помнила, что, выйдя из больницы, она сразу же поехала в психушку. Мрачное заведение внушало непонятную тревогу, к тому же персонал оказался крайне необщительным, подозрительным и даже злым. Намного хуже, чем в обычной больнице. – Чего вам надо? – встретил ее хмурого вида санитар. – Я разыскиваю подругу. Вчера она должна была быть доставлена сюда, – пыталась объяснить Антонина. – Больная, что ли? – неприветливо скривился санитар. – Она не больная! Она меня искала! – А… значит, вы больная? Раз она вас здесь искала? – логично предположил он. – Да не больная я! – выкрикнула с отчаянием Антонина, четко понимая, что выглядит как раз наоборот. Разбитая голова, дрожащие руки, на лице ссадины и синяки. – Конечно-конечно! – вдруг согласился санитар. – Вы абсолютно здоровая! Аб-со-лют-но! Сейчас я приглашу дежурного доктора, и он с вами поговорит. – Мне бы поговорить с тем доктором, который сутки назад дежурил! Может, он видел и говорил с Мариной? – спросила с надеждой в голосе Тоня, не почувствовав подвоха. – Сейчас поговорите! Вот как раз он и идет, – сказал санитар и неопределенно махнул рукой куда-то в сторону. Антонина расслабилась и повернула голову в том направлении, куда указывал санитар. В этот момент он зашел ей за спину и схватил за шею. Тоня не успела даже пикнуть, как почувствовала, что в ее плечо вонзается иголка. – Что вы делаете?! – сдавленно охнула она. – Отпустите! Тоня хотела еще что-то сказать, но слова застряли в горле, а руки и ноги моментально сделались ватными. Антонину обуял страх. Она не понимала, зачем на нее было совершено это подлое нападение. Санитар меж тем подхватил ее обмякшее тело и с легкостью куда-то поволок, словно Тоня была вязанкой хвороста. Пугало то, что действовал он спокойно и четко, словно проделывал это много раз. – Куда вы меня тащите? Что вы делаете? Зачем? Я не больная! – в ужасе кричала Антонина, не понимая, почему ее никто не слышит. На самом деле ей только казалось, что она кричит. В действительности же она издавала лишь непонятные звуки, похожие на мычание. Санитар молча приволок ее в небольшую комнату со светлыми стенами, бросил на старую железную кровать, привязал и спокойно вышел. Но Тоню и не надо было привязывать, потому что двигаться она была совершенно не в силах. С глазами тоже творилось что-то неладное. Все предметы в комнате утратили свои очертания и расплылись. Вскоре она потеряла сознание. Не успела Тоня восстановить в памяти события последних нескольких часов, как в комнате появились два нечетких мужских силуэта в белых халатах. Тоня услышала, как они ругаются. Один голос был ей знаком. Он принадлежал тому самому санитару, который упек ее сюда. Второй мужчина кричал на него: – Ты что, с ума сошел?! Зачем ты это сделал?! Какого хрена сюда притащил?! Действуешь, словно зверь на охоте! Мы в больнице, а не в джунглях! – А что мне оставалось делать? Она искала эту бабу… как ее? Марина вроде? Которую нам пришлось упрятать. Так шумела… Она бы просто не ушла, а вдруг кого-то еще привела бы? Тогда что бы вы сказали? – огрызнулся санитар. – Сказал бы, что ничего не знаю, – ответил мужчина. – Видел гражданку – да, а потом она ушла. – А если бы эта… – санитар кивнул на Тоню, – вызвала полицию? Вы сами говорили, что нельзя допустить огласки! А если бы обыск? Что, не дай бог, если кто-нибудь узнал про эту Марину… Нам всем бы тогда – крышка! – горячился санитар. – Ладно, что сделано, то сделано. Теперь-то как быть? Может, она не поняла, что произошло? Скажем, что она внезапно потеряла сознание. – Да вы что, Геннадий Аркадьевич! Я ж ее сначала схватил и только потом укол сделал! Думаете, она все забыла? Вряд ли. – Какой же ты идиот! – воскликнул Геннадий Аркадьевич. – Не за просто так, Геннадий Аркадьевич! Не за просто так! Или вы хотите потерять пять миллионов? Молчите? То-то же. И если одну мы угробим, то и второй туда же дорога. Какая уж разница? Мы не можем теперь отступать. Вы учтите, Геннадий Аркадьевич, если все вскроется, нас по головке не погладят. Мы лишимся всего – и денег, и работы. Я-то ладно, простой санитар, но вы заведующий отделением! Ваша карьера накроется медным тазом. А еще долгие годы тюрьмы! Вы пробовали баланду? Нет, наверное. Это вам не икру на хлеб толстым слоем намазывать! – Я все понимаю, Игорь! Не дави на меня! – ответил Геннадий Аркадьевич, явно нервничая. – Я не давлю! Просто я сидел уже, а вы нет. И делюсь, так сказать, с вами опытом. Вам никак нельзя попадать в руки полиции. Нет, на зоне вам будет почет и уважуха как медику, да и поговорить вы можете как психотерапевт, полечить души убийц и воров, но вряд ли вас греет такая перспектива. Поэтому надо спасать свои шкуры. Если мы уже ввязались в убийства, то и эту бабу отправим туда же! Смотрите, Геннадий Аркадьевич, – санитар ткнул в Тоню пальцем, – она открыла глаза. Разговор мужчин прервался, и они приблизились к Антонине. Она почувствовала, как ей пощупали пульс. – Жива? Слышишь меня? – спросил Геннадий Аркадьевич. – Извини, дамочка, что так получилось, но не надо было сюда приезжать, да еще нарываться на этого идиота кровожадного, – и Геннадий Аркадьевич покосился на Игоря. – Ладно, ладно… Убери ее. Но чтобы без меня ничего больше не предпринимал, – предупредил заведующий отделением. – Как снежный ком понеслось… Не предвидел я такого! Антонина хотела спросить, за что с ней так поступают, но язык не ворочался и присох к нёбу. Сильные руки санитара сгребли Антонину в охапку, и ее поволокли какими-то коридорами и лестницами. Голова Тони моталась из стороны в сторону, руки и ноги то и дело задевали за стены и углы, но боли Тоня не чувствовала. Изображение плыло перед глазами, все слилось в сплошную ленту. Потом сознание вообще ее покинуло. А когда она пришла в себя, то сначала услышала женский плач, а затем увидела свою подругу Марину. Выглядела та ужасно – бледная, опухшая, с заплаканными глазами и трясущимися руками. – Дорогая моя, ты очнулась? Ты видишь меня? Я так рада! – застонала Марина и схватила Тоню за руку, давая понять, что она никакое не привидение. – Марина, я нашла тебя! Господи! Что происходит? Где мы? Как же у меня болит голова! – поморщилась Антонина, слегка приподнимаясь на локтях. – Ты ничего не знаешь? – спросила дрожащая Марина. В глазах ее застыло выражение вселенского ужаса. – Как же тебя схватили? – Я всего лишь искала тебя! А потом на меня напал жуткий санитар! – Тоня поморщилась от боли. – Так что это ты объясни, пожалуйста, что здесь происходит. И Марина поведала подруге, как оказалась жертвой обстоятельств… Она приехала в больницу, но ее туда не пустили и все попытки узнать, не поступала ли к ним Антонина Белоярцева, оказались тщетными. Но Марина и не думала отступать. Дав охраннику денег, она все-таки проникла в здание, и пока стояла в раздумьях, как действовать дальше, услышала приближающиеся голоса. Боясь быть обнаруженной, Марина спряталась за угол и случайно подслушала разговор некой Розы Сергеевны с заведующим отделением Борисом Аркадьевичем. В Центральном округе Москвы жила старушка по имени Ираида Леонидовна, и был у нее единственный наследник – внук Гришенька, балбес и разгильдяй двадцати лет. Его отец – сын Ираиды Леонидовны – умер, когда Грише было десять лет, а с невесткой Розой отношения не сложились еще при жизни сына. Они просто возненавидели друг друга при первом же знакомстве, как частенько бывает в отношениях невестки и свекрови. Когда одна «растила единственного сыночка», а другая «пришла отобрать самое дорогое, во что мама вкладывала всю душу и всю себя». По этой причине молодые никогда и не жили вместе с Ираидой Леонидовной. После смерти мужа Роза стала просто коршуном летать над квартирой Ираиды Леонидовны, стремясь заполучить ее как можно скорее. А помощи от родственничков старушке не было никакой, внук даже по праздникам не навещал бабушку и никогда не звонил, чтобы справиться о ее здоровье, даже ради приличия. Да и похож он был на свою мамашу. Вот бабулька и стала вредничать. Решила сделать так, чтобы квартира после ее смерти отошла благотворительной организации. Беда Ираиды Леонидовны состояла в том, что она донесла эту благую весть до своей невестки, чтобы позлить ту еще больше. Мол, ничего вы не получите, даже не надейтесь! Тогда Роза и испугалась, что может лишиться самого главного, что она ждала. Самим им и не снилась такая шикарная квартира, и не заработать бы на нее никогда, хоть они и не бедствовали. И бывшая невестка решила действовать умно и расчетливо. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/tatyana-luganceva/serdce-razbitoy-komety/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб.