Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Жизни Татьяна Ролич Герой романа интеллигент. Предыстория его жизни в романе "Эдипов комплекс". Сложные отношения с женщинами, серьёзные жизненные испытания, разочарования, с этим столкнётся читатель в романе. Трудно живёт главный герой, но он встречает разных людей, которые идут с ним вместе по жизни. Новые отношения вносят в жизнь много интересного. Новые отношения постоянно запутываются в клубок противоречий, которые надо распутывать. На это уходит много сил и энергии. Сложный психологический рисунок личности главного героя во многом напоминает наших современных интеллигентов, которые почувствовали растерянность перед новыми реалиями. Не только любовь спасает в той путанице, которую непроизвольно создаёт герой, не замечая, как обстоятельства становятся препятствием в достижении высоких целей. Нравственная несобранность и отсутствие практических навыков приводят к краху идей, сформировавшихся в юности. Но несмотря ни на что рок вмешивается в "Жизни" и расставляет всё на свои места. Татьяна Ролич Жизни ЧАСТЬ 1 Жизнь–это краткий сон. Глава 1 История, которая сейчас будет развертываться медленно и быстро, печально и радостно, продолжает повествование. Андрей Степанович входит в пору зрелости с ощущением, что у него все хорошо в его одинокой жизни ученого, пережившего много потрясений и теперь, как будто, ничего не ждущего, а спокойно и уверенно смотрящего в будущее. На время перенесемся в город, раскинувшийся на берегу моря. Оно своим присутствием всегда напоминало жителям о безбрежности океана, частицей которого было их море. Они его любили, как и землю, на которой жили они и их предки. Земля, погруженная в океан, врезается в него островами, а люди ее населяющие, – маленькие песчинки. Но они этого не ощущают, каждый чувствует себя личностью, достойной самого пристального внимания, а мысли о бескрайности земли, на которой они живут тысячи лет, никого не беспокоят. Так и идет жизнь, не обременяя головы людей бессмысленными вопросами о смысле жизни, и только такие, как Андрей Степанович, мучают иногда себя вопросами. Человек он непростой, особенный, потому и задает себе эти вопросы, и, иногда, находя ответ его устраивающий, успокаивается, продолжая свой путь. Время от времени он попадает, как будто не по своей воле, в странные ситуации. А многие не задумываются над сложными проблемами, а живут, как повелось. Человек – вселенная, устроенная по собственным законам. Всегда есть оттенки, которые меняют смысл происходящего. И в этом разнообразии оттенков мечутся люди в невозможности решить свои проблемы раз и навсегда. Как радуешься, когда утром встаешь и знаешь, что впереди целый день, и ты уже вчера решил, что делать. И это получится. Такая иллюзия дает возможность спокойно заснуть вечером, потому что желаемое, возможно, придет только во сне. Появляются новые лица – жизнь нас с ними знакомит, и мы пристально за ними начинаем наблюдать. Вот Александр, с таким обычным именем. Потом выясняется, что у него есть интересные особенности. Он считает себя потомком Александра Македонского. И мы начинаем к нему присматриваться. Выясняется – он это про себя придумал, так его восхищали подвиги античного героя, завоевавшего полмира. Александр мечтал о чем-то героическом и необыкновенном. Смелость была его мечтой. В себе он ее не чувствовал, он видел ее у других, и этому очень завидовал. Так его воспитали родители, люди спокойные и не стремившиеся выделяться среди окружающих. Они говорили Александру: «Осторожность – признак ума». И, когда он был маленьким, его постоянно сдерживали, говоря, что «это нельзя», не объясняя почему. От этого было плохо Александру, когда он хотел скатиться с горки с ребятами, а мама ему говорила, что это нельзя, это опасно, и можно сломать ногу или руку. Александр с завистью смотрел на детей, гурьбой, кучей малой скатывающихся с этой самой горки, где он должен был «сломать себе что-то». Шло время, и Александр в душе не соглашался с мнением родителей, что не нужно лезть куда-то, лучше отойти в сторону, и подождать, когда само собой что-то произойдет. Никак против этого не протестовал. Он ждал, когда, наконец, он сможет стать свободным, и уже тогда он, как Великий Македонский пойдет завоевывать жизнь. Он будет делать то, что ему захочется. Ему пошел восемнадцатый год, а ситуация, когда он будет что-то завоевывать, все не складывалась. Он без труда поступил в Инженерно-строительный. Это определило его жизнь, от которой ему иногда становилось так скучно, что он не знал, куда ему себя девать. И вот однажды друг Коля предложил ему: – Давай сделаем что-нибудь такое, ну вообще, чтобы свет перевернулся. – Что ты предлагаешь? – спросил Александр, в котором пробудился Македонский, и ему так захотелось что-то особенное сделать, но вдруг откуда-то изнутри голос мамы сказал: «Осторожность – признак ума». Александру стало стыдно, что он неумный. – Я думаю, что нам надо проучить парня из соседней группы, знаешь такого чернявого. Глаза Коли загорелись ненормальным блеском. – Что, просто так? – спросил Александр. – Ну да. Ты ведь знаешь, он за нашей Надей ухаживает, а та дура-дурой, не понимает, что он на ней не женится. Тут Коля как-то замялся, и было, в его голосе, что-то выдающее его особый интерес к этой Наде. – Ну, нет. Ты сам разбирайся со своей Надей. – Александр внимательно посмотрел на Колю, который покраснел до корней волос. – Ты что думаешь, я что, влюбился? – Коля смело посмотрел в глаза Александру. – Так зачем тогда этого парня прессовать, если она тебе не нравится? – Александр изучал Колю, с которым они подружились недавно. Как-то раз, они вдвоем возвращались домой с какой-то тусовки, и обсуждали, что не было там интересных девушек. Вот только Надя ничего, так она с этим парнем и пришла, и где такого откопала. Так они выяснили, что у Нади есть парень, и он им не понравился. И сейчас Александр вспомнил тот разговор и подумал: «А ведь действительно девочка симпатичная, и как их разобрать, что им надо». Его Александр Македонский был уверен, что уж он-то отобьет эту Надю, если захочет. И тут внутри голос отца произнес: «Подумай, зачем». – Знаешь, – стал выдумывать Александр реальный, – я думаю, раз она гуляет с этим, значит она того и стоит. А тем временем Александр Македонский вспоминал этого красавца с востока со стройной фигурой и жгуче-черными глазами, и ему как-то стало нехорошо, когда он представил, что придется сразиться один на один с этим сильным парнем. У Александра не было уверенности, что он победит. Он знал себя, знал, что не будет ввязываться, если не чувствует уверенности. Не такой был Александр Македонский, бесстрашный воин и победитель, но тут и он пасовал почему-то. – Оставь ты эту затею. Заняться что ли нечем? Ребята пошли на лекцию, но на этот раз, не сговариваясь, сели около Нади Петровой. Она была среднего роста и ничем особенным не выделялась. Голос у нее был робкий, и вся она была какая-то скромная и незаметная. Но то, что она ходила с таким красавцем из соседней группы, создавало в глазах ребят ореол особенной привлекательности. Они толком ничего не знали про жизнь Нади, где она живет, из какой она семьи? Все более или менее выдающиеся девушки, за которыми приезжали на машинах с шоферами, были известны. Но они не заводили близких знакомств группе. Ходили они с гордо поднятыми головами, одевались во все фирменное, дорогое. Уж это-то наши ребята могли оценить. «Девушки из высшего общества» были немногословны, высокомерны. Держались отдельной компанией, куда были допущены такие же мальчики, одетые с иголочки, подкатывавшие к главному входу на модных тачках. Такие машины выстраивались в один ряд, притягивая взоры любопытных, вызывая зависть у всех, кто специально останавливался, чтобы оценить преимущества той или иной модели, которые сменяли одна другую с головокружительной быстротой. Глаз было не оторвать от этих Шэвроле, Бьюиков и Плимутов. Шикарные девушки садились в эти машины с крутыми мальчиками и уезжали в свою дорогую, тусовочную жизнь. Долго такая дружба не длилась, и когда к середине семестра все со всеми перезнакомились, девушки пересаживались на свои машины с шоферами и также уезжали, но уже в другую, совсем таинственную и, конечно, шикарную жизнь. А покинутые мальчики подбирались к тем девушкам, которых еще не узнали, уже не разбирая особенно статусы этих девушек, которые, кстати сказать, были и красивыми и ловкими, так что, уже через какое-то время, начали играть свадьбы и заводить детей. Наши приятели были из простых, но иногда и их пытались зацепить «девушки из высшего общества», опасаясь остаться старыми девами, соблазняя неискушенных парней блестящими перспективами. Находились и пронырливые небогатые молодые люди, просчитывавшие все возможные варианты. Такие быстро кружили головы разборчивым богатым невестам, доводя ситуацию до критического состояния, смело шли под венец, подсчитывая будущие дивиденды от выгодного союза с девушкой богатых родителей. Глава 2 Действия нашего Александра, за которым пристально наблюдал Александр Македонский, не всегда совпадали с планами великого завоевателя, и тогда получался казус, когда он решительно отказывал прожженным тусовщицам, сам не понимая почему? Тусовщицы недоумевали, и, делали вид, что не очень то и хотелось. Друзья теперь всегда садились рядом с Надей, которая по-прежнему после занятий уходила с красавцем-азиатом в какую-то свою жизнь. Ребята почему-то завидовали этому парню, которого звали Рашидом, и каждый из них по-своему хотел его победить. Коля просто и примитивно кулаками, а Александр с помощью Александра Македонского. Однажды, когда Коля не пришел, Александр разговорился с Надей, и оказалось, что парень, с которым она ходила, был ее двоюродным братом, а приехала Надя из Казахстана, и сейчас они вместе с Рашидом снимают квартиру. – Хочешь, заходи к нам как-нибудь,– предложила Надя – Вы с братом совсем не похожи, он какой-то другой. – Живем мы все вместе, у нас большой дом в Астане. Наши родители сейчас там. Отец Рашида министр, а моя мама работает у него в министерстве референтом. Надя с любопытством смотрела на Александра, который не мог скрыть своего удивления по поводу всего услышанного. – Чему ты удивляешься? Что мы скромные ? Нас так воспитали родители. Мы с Востока, а там другие правила. Нас здесь считают отсталыми, а мы просто другие. Плохо, что у вас это не понимают и не любят нас. Надя спокойно и уверенно смотрела на Александра, не догадываясь о том, что происходило в его голове. А там воинственный Александр Македонский складывал свое оружие перед непосредственностью и искренностью. – А хочешь, мы с тобой куда-нибудь сходим? – спросил Александр, уверенный, что Надя откажется. – Надо Рашида спросить, – спокойно ответила Надя. – У нас такие правила. Он отвечает за меня. – Хорошо. На этом разговор закончился. На следующий день, в перерыве, Александр нашел Рашида. – Привет! Меня зовут Александр, я давно наблюдаю, что вы с Надей ходите вместе. Я думал, ты ее парень. Мы хотели тебя побить, но Надя мне все рассказала. Я хочу с ней дружить, ты не возражаешь? Наступило молчание. Рашид внимательно смотрел в глаза Александру, так, что тому стало неловко. И тогда Александр протянул ему руку, которую Рашид крепко пожал, и они обнялись. – Только смотри, теперь ты за нее отвечаешь, ну если что, то смотри – голову снесу. – Я понял, ты можешь быть спокоен. Когда Коля узнал обо всем, он только пожал плечами и сказал: «Вперед». На следующий день Надя с Александром поехали кататься на теплоходе. Глава 3 Расслоение в студенческой группе происходит быстро. Образовалось несколько компаний. Основная группа – это местные, простые, что подразумевало отсутствие связей, знакомств и высокопоставленных родителей или родственников, всяких там дядей в определенных сферах. Эта группа была стабильной и редко нарушала правила поведения Другая группа была более сплоченной, чем первая. Это были не местные, и общежитие объединяло их в одну семью. В этой группе было больше склонности к простым развлечениям – танцам, выпивкам и романам, поскольку никто не мог этому препятствовать – родители далеко. И была еще одна группа – это местные и не местные дети богатых родителей, так называемая «Элита». Их объединяла любовь к развлечениям, но непростым. Игра в казино, прогулки на яхтах, спорт, гонки, посещение злачных мест, любовь без обязательств – в общем, все то, что было когда-то недоступно их родителям. Так они воплощали мечты своих предков – жить на широкую ногу и без всяких обязательств перед кем бы то ни было. В этой группе процветали разнообразные пороки, – пороки были и в других группах, но в этой особенно. Однако эта группа была самой устойчивой, потому что у нее был прочный фундамент – положение родителей, которые им обеспечивали все, о чем другие только мечтают. Основная и другая группы не были объединены идеологически. Кто-то мог передвинуться и в «Элиту», а вот из «Элиты» никто не уходит по своей воле, и только непростые обстоятельства могли заставить людей опуститься ниже. В этой группе было больше склонности к нарушениям, и уж если кто-то переступал запретную черту, то непременно попадал в асоциальную группу, а там было и до тюрьмы недалеко. Так что у этой «Элитной» группы был очень широкий диапазон. Александр принадлежал к первой группе местных, у которых продвижение зависело не столько от способностей и темперамента, сколько от случая. Надя принадлежала к неместной Элите и попадала в группу «Элиты», и оценивала все происходящее со своих необычных позиций Когда она собиралась ехать учится, то главным было получить хорошее образование. Она не думала о расширении круга знакомых, и не мечтала кого-нибудь встретить. Все это было для нее вторичным, главным она считала профессию. Откуда в ней был этот прагматизм, когда ее возраст диктует совершенно другое. Встречи, расставанья, любовь, романы, развлечения и все те непосредственные глупости, которые требует совершать юность. Но, казалось, что-то ее сдерживает. Это читалось во всем ее скромном облике, просматривалось в ее поведении, рациональном и расчетливом. Не красавица от природы, но милая, она, сама того не зная, была очень привлекательна для мужчин. Во всем, к чему прикасалась Надя, чувствовалась женственность. Это знал ее брат Рашид и поэтому так искренне оберегал Надю от всяческих поползновений со стороны мужчин. Александр понравился Рашиду прямотой, внутренней собранностью и внешней привлекательностью. У Рашида не было повода презирать этого юношу – он ведь не знал о влиянии Александра Македонского на его поступки, не знал, что жизнью его управляет могучий завоеватель, но это и невозможно узнать, потому что единственным человеком, который об этом знал, был сам Александр. Глава 4 Надя в глубине души уже тяготилась опекой Рашида. Ее женственность ожидала своего часа. С какой радостью душа Нади устремилась навстречу Александру, который понимал ее положение и испытывал к этой обаятельной девушке искреннее чувство нежности. В первый же вечер Надя подчинилась ухаживаньям Александра, и ласки и поцелуи, о которых она уже давно мечтала, пробудили мысли самые дерзкие и естественные. Когда после первого свиданья она вернулась домой, наблюдательный Рашид все понял, и на душе у него осталось неприятное чувство зависти к тому, чему он сам и содействовал. Он ревновал, ни о чем, не спрашивая, ничего не говоря, делая вид, что он ничего не заметил. А Надя переселилась в другой мир, и произошло это легко и радостно. Ее не мучила совесть, что так сразу она зашла слишком далеко. В этот их первый вечер Александр испытал наслаждение, о котором давно мечтал, и вот оно случилось, это счастье близости с девушкой невинной и такой желанной. Ничего подобного, он не мог себе представить. Когда они остались вдвоем, все случилось так естественно и просто, что оба были немного удивлены. Они наслаждались друг другом, не скрывая чувств, не испытывая стыда, не боясь дерзости движений, которые им доставляли удовольствие, – они вместе его переживали впервые. Они не стыдились того, что это случилось сразу, и Александр был благодарен Наде за ее чувственность, от которой он впадал в почти бессознательное состояние. Любовь, которая коснулась каждого своим крылом, несла их над землей и они подчинялись ей безоговорочно. Это не было простое счастье, это была другая реальность, далекая от жизни и одновременно с ней связанная, и длилась она бесконечно. Когда силы их иссякли, они не ощущали ничего, не чувствовали ничего, не думали ни о чем. Когда, наконец, они очнулись, то с интересом посмотрели друг на друга, не понимали, как такое могло случиться с ними. А произошло это потому, что каждый был свободен от всего земного и поддался непосредственно чувству, как чуду, которое случается тогда, когда его меньше всего ждешь. Слов никаких не было, была тишина, молчание, покой, а возвращение в реальность было очень естественным, но теперь каждый считал себя богом, которому подчиняется жизнь, что теперь все возможно, самое лучшее – оно здесь и ничего больше не надо. Глава 5 Сессия позади, экзамены сданы, свобода, зима, солнце слепит глаза. Надя и Александр на отдыхе в горах, которые поражают влюбленных белизной снега, красотой пейзажей, открывающихся со всех сторон. Горы, покрытые снегом завораживают, приковывают и кажется, что все это близко, рукой подать. А в реальности недели отделяют от этой кажущейся близости гор. По склонам разбросаны яркими пятнами лыжники, все движется – люди, фуникулеры. Наши путешественники не стремятся к экстриму. Они тихо и мирно сидят за столиком ресторанчика, притулившегося одним боком к горе, и кажется, что он ее держит, – так он уютно прячется в ее расщелине. Надя и Александр любуются видом из окна, и вдруг туча набегает на солнце, все становится темно-серым, сплошной стеной повалил снег, а в помещении уютно и тепло, дрова потрескивают в камине, Чувствуешь какую- то расслабленность от выпитого вина. Так хорошо, вот так молча сидеть у окна и смотреть на разбушевавшуюся за окном непогоду. Поездка в горы была уже давно задумана, почти сразу после первого свидания. Так Александр, под влиянием Александра-Македонского, расширял жизненное пространство, воображая, что он покоряет мир, и эта иллюзия наполняла его вселенную особенным звучанием. Двое были так далеки от всего реального, что не возможно было себе представить, что может быть по-другому. На земле много мест, где любовь может найти себе пристанище и расцвести. И может неожиданно угаснуть, но юная душа пока ничего этого не знает и верит в миражи, иллюзии и во все, что далеко от обычной жизни. Деньги дают родители, жизнь улыбается, раскрывая свои объятия молодым, – никаких серьезных мыслей и никакие рассуждения не участвуют в жизни, не смея портить впечатления от естественной радости и наслаждений. Небольшое уютное шале, и мы не вдаемся в подробности быта, как и наши влюбленные. – Надя, а что ты думаешь, если мы тут поживем еще денька два, а потом куда-нибудь переедем? – воля Александра-Македонского склоняла к перемене мест. – А сколько у нас денег? – вдруг спрашивает Надя, опуская с небес на землю фантазии Александра, который сразу приуныл, вспомнив, что денег остается только на то чтобы оплатить проживание здесь и вернутся домой. Вселенная его как-то сузилась и то особенное звучание вдруг прервалось. – У нас много денег, – отшутился Александр, но вопрос Нади сделал свое недоброе дело. Александру сразу стало скучно и неприятно, что они зависят от денег. Он знал, что можно обходиться и такими деньгами, которыми они располагали, но случайная фраза оказалась сильнее романтических настроений. – А у меня совсем не много, – грустно произнесла Надя, также испытывая неприятные чувства при мысли о деньгах. Но тут Александр, чтобы отвлечься от грустных мыслей, обнял Надю. И он отправились в длительное путешествие, не стесняясь и не зажимаясь, и любовная стихия, все сметая на своем пути, снова переселила их в другой мир, где реальность, переплетаясь с необыкновенными ощущениями, создавала иллюзию того, что ничто кроме счастья двух людей не имеет значения. Так проходил день за днем, и им уже не хотелось никуда переезжать. Они прожили на одном месте, любуясь одним и тем же пейзажем за окном, посещая один и тот же ресторанчик, сидя у одного и того же камина, но им казалось, что они путешествуют по свету, и это по их внутреннему ощущению так и было. Но что-то в поведении Нади настораживало Александра. – Что случилось? – спросил он ее, когда они были уже в самолете. – Так, ничего. Жалко мне чего-то, что будет дальше? Я все время об этом думаю. – Зачем себя мучить? Разве плохо нам вместе? – и по реакции Нади он понял, что зря спросил об этом. – И как ты представляешь наши дальнейшие отношения? – спросила Надя, и было в ее вопросе что-то, отчего Александру показалось, что она с ним прощается. Отчего у него возникло это ощущение? И, неожиданно для себя самого, он понял, что не может ничего ей ответить на этот, казалось бы, простой вопрос. А где был Александр Македонский с его решительностью и смелостью? Да и причем тут, смелость и решительность, а может быть нужна была честность? Хотя, смелость нужна и для честности. Александр был застигнут врасплох. Он не думал о будущем и ему странным показался этот естественный вопрос. «Зачем? Зачем? – крутилось в голове Александра. – Зачем она это сказала? Это все портит. Было так хорошо!» Он попытался отвлечься и стал смотреть в иллюминатор. Внизу он увидел, как река делит поверхность Земли на две части: одна покрыта лесом, а на другой видны дома и огороды. Где-то около леса он увидел стадо – все такое мелкое, что трудно было представить, что это и есть настоящая большая жизнь, в которую они сейчас должны будут вернуться. Вот и очертания города показались, и сердце окутала тревога. В этот момент он почувствовал, как он далек от реальной жизни. Ему не хотелось думать о том, что будет, он еще находился под впечатлением тех мест, которые они покинули. Перед его глазами всплывали картины их с Надей близости. И вдруг он для себя ясно осознал, что вот сейчас они с Надей расстаются, и ему не было от этого плохо. Было удивление, что он чувствует освобождение, что он не представляет себе, что будет дальше. Он вспомнил дом, родителей, институт, и во всех этих картинах, мелькавших в его голове, не было Нади. Он уже не думал о ней, он чувствовал свою взрослость и радовался этому новому состоянию, в котором главным было ощущение своей независимости и свободы. – Я знаю, что ничего не будет, – тихо сказала Надя и отвернулась. Она представляла себе, как вернется после учебы к родителям, как ей непременно найдут перспективного мужа из их окружения, там, откуда она родом. Ведь она только и слышала, что главное – выбрать хорошего мужа, значит богатого. Но при мысли об этом она ужаснулась тому, что после всего, что было с Александром, ей будет трудно что-то в своей жизни решать. Да и вероятность того, что она может оказаться в положении, закрывала ей возможность что-то делать по указке родителей. Так ей сейчас казалось, потому что она совсем не знала жизни и думала, что все должно происходить так, как ты решил сам, но одновременно она чувствовала, что Александр ничего серьезного ей не будет предлагать. Она не понимала, почему так безоглядно пошла за Александром. Она никак не называла свои чувства к нему, но у нее промелькнула мысль, что теперь уже никогда не вернуться в чистое, романтическое прошлое, беззаботное и свободное от всего наносного, неестественного, и сейчас ей показалось, что она совершила в своей жизни ошибку. Эти мысли пришли к ней, когда она ничего определенного не услышала от Александра. Лучше бы он что-нибудь нафантазировал, обманул, солгал – ей было бы легче, и она всему что угодно поверила бы, что давало бы ей какую-то надежду. Его молчание объяснило все, и Надя для себя решила, что надеяться не на что. Да она и не надеялась, а просто поддалась эмоциям, которые ее захлестнули, и только теперь, опомнившись, ужаснулась тому, что ей предстоит пережить. В аэропорту ее встречал Рашид. Когда он подошел к ним, он хмуро посмотрел на Александра и сразу взял из его рук сумку Нади. – Как отдохнули? – задал он стандартный вопрос. – Погода была отличная, разве мы плохо выглядим? – Александр пытался неловко шутить, в то время как Надя смотрела в сторону. В ее голове строился план будущей жизни, но в нем не было Александра. Все направились к выходу и, когда подошли к остановке такси, Рашид неожиданно сказал: – Я снял новую квартиру, так что нам не по пути. Он решительно взял Надю за руку, и они сели в машину. Александр только и сумел сказать: – Ну, прощайте! – и медленно направился к остановке автобуса, и только обернулся, смотря вслед медленно отъезжающей машины, которая навсегда увозила Надю в другую жизнь. Это был печальный конец любви двух людей, устремившихся навстречу счастью, а жизнь жестоко все расставляла по своим местам, показывая свою силу, которую она умеет демонстрировать в нужный и ненужный момент. Глава 6 Время идет быстро, когда о нем не думаешь, но когда ждешь чего-то с нетерпением, то секунды кажутся часами. Эти периоды постоянно меняются, так, что оценить быстро идет жизнь или медленно достаточно трудно. У Александра наступило время встреч, компаний, и мельканье людей создавало ощущение наполненности жизни, когда ни на секунду не задумываешься серьезно над тем, что в твоей жизни происходит. И все- таки ему казалось, что ему чего-то не хватает, чтобы чувствовать себя счастливым. Он иногда мысленно возвращался к истории с Надей, к этой так мгновенно промелькнувшей любви к ней, и ему казалось, что тогда он был счастлив, что сейчас ничего подобного в его жизни не будет. Тогда ему становилось плохо, и он замыкался, сторонился друзей, потому что очень хотелось с кем-то поделиться. Но ему казалось, что никто не сможет его понять, и он, молча, переживал эти трудные минуты. Душа его страдала. Иногда он задавал себе вопрос, а что это было на самом деле? И никак не мог понять это мимолетное, промелькнувшее, что сейчас его так мучает странным чувством сожаления о чем-то таком, что не подвластно никакому разумному объяснению. Ему казалось, что уже никогда он не сможет испытать это острое, все собой заслоняющее чувство радости от общения, с человеком, ему мало известным, и таким близким, и вновь возникал один и тот же вопрос: « А что же это было такое?» – и ответа не было. Его послали на конференцию, где обсуждались проблемы экологии и влияние технического прогресса на окружающую среду. Тут были историки, филологи, археологи и математики. Он внимательно слушал, о чем говорят докладчики. Его увлекал сам процесс спора оппонентов, он каждый раз ловил себя на мысли, что каждый по – своему прав, а происходило это оттого, что у него самого не было определенного мнения. Поэтому он просто с интересом наблюдал за процессом, но доклад одной студентки, которая говорила об археологии, как науке, имеющей отношение к научно- техническому прогрессу, привлек его больше, чем другие. Ему просто понравилась девушка. С ней спорили, но Александру понравилось, как она умно подвела к мысли, что научно-технический прогресс очень хорошо прослеживается по археологическим артефактам. После доклада она села недалеко от него, и Александру все время хотелось обернуться, чтобы лучше ее рассмотреть. Впервые его заинтересовали идеи, высказанные кем-то. Ему казалось, что девушки не могут иметь интересных мыслей. В перерыве он к ней подошел и, не стесняясь, задал первый пришедший ему в голову вопрос. – А вы действительно считаете, что археология и прогресс связаны между собой? – он смотрел на ее лицо и не совсем вникал в смысл того, что она ему пыталась объяснить. – Разве из моего доклада это неясно, или я плохо изложила свою мысль? – Девушка улыбнулась, и Александр понял, что она ему очень нравится. Было в ее улыбке что-то такое милое и знакомое, что он растерялся и, продолжая смотреть в глаза девушки, сказал, что первое пришло в голову: – А знаете, я больше на вас смотрел, чем слушал. Он не отрывал от нее глаз, так что ей стало неловко, и она опустила глаза, и уже смотря куда-то в сторону, тихо сказала: – Так вы что, ходите на конференции смотреть, а не слушать? – сказала девушка и рассмеялась так искренне. Александр заулыбался, любуясь ее переменчивым лицом.. Он чувствовал, что весь напрягся, как струна и все его тело стало каким-то другим, как будто, ему не принадлежащим. – Меня зовут Александр, – сказал он ободренный ее смехом, – а вас? – Наташа, – она протянула ему руку. – А где вы учитесь? – спросила она, как это обычно делается в таких случаях. – В строительном, – уверенно ответил Александр. Он гордился тем, что и он тоже непростой какой-то там. Он понимал, что для девушек важно и это. Он понимал в глубине души, что именно для таких вот моментов знакомства и учатся, что это важно не только, как факт того, что он чему-то учится, но в такие моменты удовлетворяется обыкновенное чувство тщеславия. Он собой гордился, и это придало ему силы идти дальше в наступление – А меня вопросы археологии интересуют, ведь это моя профессия. Я учусь в аспирантуре, и этот доклад мне засчитывается, как статья. Вы не будете спорить с тем, чтобы построить, нужно знать, что там внизу? Это так… Так Александр познакомился с Наташей. Они вместе вышли и долго гуляли по улицам, спорили и когда, наконец, пришли к Наташиному дому, она предложила зайти, но Александр отказался, сославшись на дела. Глава 7 Впервые Наташа познакомилась с юношей, мысли которого ее заинтересовали. У нее были знакомые ребята, ее сокурсники, но ни с кем, у нее не было серьезных отношений. Она только мечтала, что однажды встретит того одного, которого полюбит и, конечно, на всю жизнь. Наташа была девушкой из приличной семьи, где мама владела небольшим предприятием, а отец там был гендиректором. История семьи была непростой. У Наташи был дедушка Андрей Степанович, известный ученый, с которым она любила общаться, а вот папа, почему-то избегал с ним лишних встреч. В семье была какая-то тайна, о которой Наташа иногда пыталась узнать подробнее, но всегда натыкалась на явное сопротивление родителей, которые переводили разговор на другую тему. Наташа так ничего и не смогла узнать, и это ее беспокоило, эта таинственность каких-то отношений ее родителей и деда. Ее дед, Андрей Степанович жил в огромной квартире в центре города, и Наташа любила к нему приходить. Устроившись в удобном старинном кресле, она часами слушала его интересные рассказы об истории, путешествиях и раскопках, в которых он молодым сам участвовал, и как они в юности умели дружить так, что до сих пор общаются со своими бывшими сокурсниками. Иногда Наташе становилось даже немного завидно, что у деда была такая интересная юность, что он до сих пор о ней вспоминает с таким чувством благодарности к тому времени, когда он был молодым. Ей казалось, что у нее все по-другому, и не так интересно, как бы ей этого хотелось. Когда она этими мыслями делилась с дедом, он говорил, что это у всех одинаково. Только со временем начинаешь ценить то прошлое, к которому теперь относишься не так, как в том возрасте, когда оно проходило. Нам трудно оценивать то, что с нами происходит сейчас, только время само очищает жизненные ситуации от всего лишнего, и мы смотрим на них потом совсем другими глазами. После общения с дедом Наташе казалось, что она становится умнее. Это было так, потому что слова деда она запоминала, и уже на многие вещи смотрела совершенно с другой точки зрения. Так незаметно влияние других изменяет нас, и это происходит постоянно, пока мы не теряем способность, принимать мнения людей на веру, не подвергая сомнению то, что нам говорят другие. Постепенно вырабатываются наши собственные убеждения, и способ оценивать окружающее становится не таким гибким, и мы со своих позиций уверенно оцениваем окружающую нас жизнь, и уже другие прислушиваются к нам. Это непрерывный процесс. Это и есть осмысление жизни в ее бесконечной изменчивости и разнообразии. У Наташи был переходный период, когда она многое сама оценивала, но и мнения других учитывала, понимая свое собственное несовершенство, стараясь учиться у других, более опытных, к каким как раз и относился Андрей Степанович. Она быстро нашла с ним общий язык, и это очень ценил Андрей Степанович, понимая свою роль воспитателя, зная, что Наташе нужно все то, о чем они долго беседуют, забывая о времени. Однажды Наташа все-таки выяснила, что Андрей Степанович не женился на матери ее отца, и это было главной причиной их напряженных отношений. Но Наташа не знала о том, что ее мама была женой Андрея Степановича, что ее папа был в тюрьме, и мама ему не помогла в тот период, что было нападение на Андрея Степановича, и нападавшим и ранившим его был ее отец. Ничего этого Наташа не знала, а если бы и узнала, то понять ей это было бы крайне трудно. Так что оставалось еще много тайн, и Наташа не могла не чувствовать, что от нее многое скрывают. Как-то Наташа призналась Андрею Степановичу, что знает кое-что из истории семьи и рассказала о том, что знала. Андрей Степанович с интересом выслушал ее и сказал: – Я рад, что ты знаешь это, а я тебе скажу, что ты очень похожа на мою маму, на твою прабабушку, которую я бесконечно любил. Сейчас ты у меня самый близкий человек, и все, чем я смогу я буду тебе помогать. Я вижу твои способности, и ты сможешь продолжить то дело, которому я посвятил свою жизнь. Ни словом не обмолвился Андрей Степанович о том, чего еще не знала Наташа, не объяснял, почему у них с ее отцом такие непростые отношения. Все это оставалось семейной тайной. Глава 8 Наташа вернулась домой в странном настроении. Она бессмысленно ходила по комнате и не могла понять, что с ней происходит. Она не могла ни на чем сосредоточиться. Обрывки фраз разговора с Александром мелькали бабочками разного цвета. Они крутились, напоминая одни и те же слова, которые ничего не значили, но поддерживали то новое состояние, которое вдруг возникло в ней, и оно разливалось волнами в ее душе, создавая новое ощущение жизни. Она включила музыка, которая совпадала по настроению с тем, что сейчас происходило в ее душе, где творилось что-то необычное. Она повторяла эту мелодию бесконечно, пока не упала на диван и, уткнувшись лицом в подушку, смеялась непонятно чему. Наташа была рассудительной и сейчас никак не могла понять, что с ней такое. Снова и снова она вспоминала, как он к ней подошел, как они познакомились. Все как- будто напряглось в ожидании чего-то, какие-то новые ощущения окутывали ее душу. Она долго не могла заснуть и ворочалась с боку на бок, не находя покоя телу, которое все, горело. «Что это? – задавала она себе один и тот же вопрос. – Ведь ничего не было, какие-то отрывочные фразы. Ах, да: «Я больше на вас смотрел, чем слушал». Ну и что? Смотрел! Что это? Признанье? Нет. Не то. Под утро, измучившись, она ненадолго заснула. Жизнь продолжалась, но уже с другим наполнением, – в глубине души лежало что-то такое важное, что теперь определяло все, не давая серьезно заниматься делами. Это мешало, это постоянно присутствовало, не отпуская ни на секунду. Наташа не знала, что ей предпринять. Позвонить, чтобы снять это напряжение? Так начиналась ее любовь. Когда Александр расстался с Наташей, он не пожалел, что не зашел к ней. Ему нужно было остаться одному. Что-то случилось! Он это чувствовал по приподнятости настроения и по тому безразличию ко всему окружающему, которого он раньше за собой не замечал. Он сейчас не думал о Наташе, он был доволен собой, он был просто счастлив, ему ничего не хотелось. Он бессмысленно бродил по улицам, видя как будто впервые то, что появлялось у него перед глазами. Пришел домой и сразу плюхнулся на диван и, положив руки под голову, переживал счастье от ничего. Душа пела, не было никаких желаний, было полное безразличие ко всему, что не касалось его новых переживаний, полное забвение жизни окружающей, сосредоточение всех сил на себе самом. Ожидание чего-то неизвестного, нового, неконкретного. В приподнятом настроении Наташа находилась несколько дней, а когда увидела Александра, который переживал также все эти дни и, не предупредив ее, пришел за ней, она почувствовала, как ее сердце забились, и кровь прихлынула к лицу. Она опустила голову, понимая, что лицо может выдать ее, но Александр все сразу понял. Он взял Наташу крепко за руку и так, они, молча, двигались, пока не зашли в парк, где можно было скрыться от взоров любопытствующих. Оба, не сговариваясь, бросились в объятия друг друга. Александр целовал Наташу, которая в этот момент не понимала ничего. Она только чувствовала, как сильные руки Александра крепко сжимают ее в своих объятиях, так, что ей казалось, что у нее кости хрустят, а губы жадно соединялись в поцелуи, длившие бесконечно. Глава 9 Андрей Степанович решил ехать в Германию и позвонил Наташе. – Наташа, я еду в Германию. Не хочешь поехать со мной?– сказал он, не сомневаясь, что она согласится. – Дед, ты знаешь, у меня перемены в жизни. Сейчас я не могу. А вообще, ты не мог бы мне разрешить пожить в твоей квартире, пока тебя не будет? – эта мысль ей пришла в голову только сейчас. – Конечно. Приезжай. Возьми ключи и оставайся. – Андрею Степановичу очень приятна была эта просьба Наташи. Он уже давно собирался сам ей это предложить. Он считал, что после него квартира эта будет Наташиной. Он уже составил завещание в ее пользу, но никто об этом еще не знал. Он не хотел, чтобы каким-то образом это влияло на их отношения. Андрей Степанович радовался, что все это будет Наташино, радовался тому, что не зря его Жизни трудились, что Наташа разумно сможет воспользоваться плодами их труда. Эта просьба Наташи пожить у него была высшим счастьем, на которое он сейчас мог рассчитывать. Через час Наташа с огромной сумкой приехала на квартиру деда, который уже ждал такси, чтобы ехать в аэропорт. – Я пробуду там месяца два, – сказал он, – так что ты тут живи свободно, делай, что хочешь, приглашай друзей. В твоем возрасте друзья много значат. Ау тебя есть настоящий друг? – вдруг спросил Андрей Степанович, испугавшись дерзости своего вопроса. Наташа покраснела. – Пока нет. Познакомилась с молодым человеком, и он мне понравился. – Она всегда Андрею Степановичу говорила правду. – Ну, вот и хорошо, – сказал он. – В вашем возрасте дружба и любовь – это так естественно.– А сам подумал: «Так вот почему она хочет пожить у меня. Ну, дай бог!». Зазвонил телефон – это такси. Присели на дорожку. Наташа осталась одна в огромной квартире. Вошла в кабинет с зелеными портьерами, прошла в столовую с длинным столом, посмотрела на люстру. Кругом стеллажи с книгами, подошла к полкам, увидела «Археологический словарь». Не знала Наташа, что с этого словаря началась новая Жизнь маленького Андрея, и что все другие его Жизни возникли именно из этого словаря. Открыла словарь, где лежала закладка и прочитала: «Лиманы». Вспомнила, как сама ездила на Лиманы под Одессу, и как там за ней ухаживал мальчик, которого звали Артем, у них была романтическая дружба, и он уже женился. Еще раз посмотрела на люстру – она светилась сине- желтым цветом. Села в кресло, в котором когда-то ее мама сидела вся напряженная, впервые придя к Андрею Степановичу. Ничего этого не знала Наташа – другие мысли бродили сейчас в ее голове, когда она ходила по квартире, где витал дух ее предков, где вещи не передвигались с того времени, когда сюда въехали. И так уютно было Наташе в этой старинной квартире. Дух времени? Что это такое? Но здесь Наташа его чувствовала и по старомодной мебели, и по ее расстановке, – это был интеллигентский дух, когда все хорошо сочетается, когда ни одна деталь не выпадает из общего стиля. Что-то прочное и устойчивое, не придуманное и не стильное было во всем, что находилось в этой квартире. Простота, именно такое слово подходило, и одновременно все очень индивидуально. Это и был дух, который сохранила эта квартира. И той интеллигенции уже не осталось, разве только Андрей Степанович, а дух сохранился в вещах и в книгах, и в чем-то неуловимом, старом и таком милом сердцу. Все это сейчас почувствовала Наташа, и душа ее наполнилась благодарностью к кому-то за приятные мысли, которые появились в ее голове, после этой прогулки по жизни ее предков. Она вспомнила Андрея Степановича со свойственными только ему манерами, с его интеллигентной речью, ни на кого не похожей. Сохранилось это в ней или нет? Об этом она знать не могла, но чувствовала, что и в ней есть что-то такое, что роднит ее с Андреем Степановичем. Особенно это она чувствовала, когда собирались все вместе. В такие моменты она чувствовала свою необъяснимую близость к деду. И тогда она понимала, что на ней лежит ответственность за сохранение всего, что она в себе чувствует, но не сознает до конца, что это такое? Ее разум не мог объяснить, что происходило в ее душе в такие моменты… Глава 10 Почему возникают разные настроения, когда попадаешь в разные дома, и почему всегда Наташе очень хорошо у деда, и как-то неуютно дома? Эти мысли мелькали и переключались на новое, и неожиданно она задавала себе вопрос: «А из каких Александр?». Про свою семью она знала, что у нее интеллигентная семья. А что это такое? И она напрягала свою мысль, чтобы словами сформулировать это, ей до конца неясное понятие интеллигентность. Она слышала разговоры о том, что сейчас нет интеллигенции, и тогда она сама себе отвечала: «А как же моя семья, семья деда, и что такое другое появилось в людях, которые изменились со временем? Может быть, отношение к деньгам, которых у интеллигентов всегда было мало? Может быть, появилась суетность, успеть, не отстать? Ушло равнодушие к вещам земным? И победил дух приобретательства? Все это вместе так перепуталось в голове Наташи, что она оставила мысль дать окончательный себе ответ на этот непростой вопрос. Ее мысль остановилась на том, что, интеллигентность это духовное понятие, прочно связанное с принципами, которые никому не навязываются, но которым следуют непроизвольно потому, что они вытекают из натуры человека. А для себя она такие качества, как сдержанность, деликатность, скромность и образованность, приписала интеллигентам. Она видела эти качества в Андрее Степановиче и переносила их на всех других, которых в реальной жизни почти не встречала, и с грустью об этом думала. Тут, она опять вспомнила про Александра. И он никак не соответствовал ничему, что Наташа считала интеллигентностью. Какой-то он простой! Не знала Наташа, что это слово часто употребляла ее бабушка Наталья Аркадьевна. Так, через поколения повторяются слова, и об этом узнают случайно из рассказов о семейных историях, когда выясняется, что такое слово уже давно живет в семье. Так, дух семьи управляет жизнью людей отстоящих друг от друга на десятилетия жизни, которая странным образом повторяет ситуации и слова в следующих поколениях, независимо ни от ничего, и как будто намеренно. Не знала Наташа, что это слово «Простая» одним своим случайным появлением в устах Натальи Аркадьевны повлияло на жизнь Андрея Степановича, и в какие-то моменты он был из-за него бесконечно несчастен. Через поколения одно Слово прокрадывается сквозь броню интеллигентских запретов, прикрепляясь уже в другом поколении к совершенно другим людям, Оно начинает влиять уже на другую жизнь, внося яд в души других людей, к которым оно проникло в сознание. Оно разрушает иллюзии, исподволь ломая устоявшиеся отношения. Оно меняет жизнь, делая это непроизвольно, так что никто не может его в чем-то упрекать. И никто не осознает, что одно незначительное Слово в какой-то конкретной ситуации может повернуть жизнь в другое русло. Наташу просто и естественно потянуло к Александру, которого она знала очень поверхностно, но что-то ей подсказывало, что он «простой», и это Слово, которое она как будто получила по наследству, встанет однажды между двумя людьми, мешая отношениям развиваться дальше. Наташа пыталась вспомнить, что же не так сказал Александр, и вспомнила: «Я откосил от армии из-за матери. Она у меня помешана на этом». Наташе становилось и сейчас не по себе, когда она про себя повторяла эту фразу . Это было не из ее жизни. Она это остро чувствовала, и ей стало ясно, откуда в ней появилось это Слово «простой». Это было правдой, которую она сразу заметила, и теперь это Слово всегда будет преследовать их отношения, которые станут сражением интеллигентности и простоты. Борьба слов входила в жизнь, напрягая отношения, которые еще только складывались. Наташа уважала родителей. И всегда говорила о них с уважением. Она ни секунду не сомневалась в том, что это правильно. А отношение Александра к матери она не могла для себя принять. И, естественно, он сразу же попадал в «простые», о которых Наташа имела смутное представление. Душой она чувствовала, что это какие-то другие люди, и она боялась этих людей, о которых мало что знала. Она считала, что это грубые и необразованные люди, и в этом была уверена. Но то, что к ним принадлежал Александр, ее оскорбляло. В глубине души она надеялась, что ошибается, но что-то ей говорило, что все-таки он «простой». Глава 11 Наташа была скромной и сдержанной, но, поступив в Университет, поняла, что старомодна, и старалась подражать сокурсницам. Стала курить, употреблять жаргонные словечки, всячески старалась быть похожей на других. Поначалу ей это удавалось с трудом, но постепенно она вошла в роль модной девицы, и ей стало легче жить. Ее приглашали в любые компании, везде она была своей. Такими были ее первые серьезные испытания, вязанные с ее пуританством. Ей шел 20 год, а она еще не целовалась с мальчиками, и это ей казалось естественным. Мало кто за ее наигранно вульгарными манерами мог увидеть, что это очень нравственная девушка, и многие считали, что она прошла огни и воды и медные трубы. И это ее устраивало до поры, до времени, потому что те компании, где у нее был такой имидж, она считала временными, случайными, но там она обучилась тем манерам, которые необходимы, чтобы везде себя чувствовать хорошо. У нее была приятельница Лора, с которой они вместе ходили по театрам, кафе и клубам. Лора была то, что называется «баба-бой». Она никого и ничего не боялась и была девушкой доступной. Она уже давно общалась с мужчинами и часто рассказывала такие подробности о своей интимной жизни, что Наташа удивлялась, как она не стесняется о таком говорить. Она спокойно рассказала, как залетела от одного старика, которому ее проиграл отец. Она рассказала, как отец заставлял ее расплачиваться с этим стариком, как потом она делала аборт. Больше всего удивляло Наташу то, что в ее рассказах не было и тени сомнения в том, что это что-то ужасное. Она говорила об этом, как будто хвастаясь своей свободой. Для Наташи главным в ее отношении к людям было Понимание. Она считала, что каждый живет так, как ему нравится, и никогда ей в голову не приходило осуждать, кого бы то ни было. И это она считала правильным – невозможность осудить и способность принимать людей, какими они есть. Это в себе Наташа знала и удивлялась иногда, почему она так спокойно относится ко многому. А это спокойствие происходило от ее уверенности в своих принципах, о которых она редко говорила. Так она и жила, занимаясь наукой, не увлекаясь никем, храня в душе верность своим принципам. Жизнь ее была не сказать, чтобы очень разнообразной, а основные события были связаны с учебой. И вот это знакомство с Александром, о котором она время от времени думает, и это так непривычно. И почему то ей стыдно, когда она вспоминает его фразу о матери «повернутая», но тут же она переключается на другое, общее, их интересующее. С каким интересом он слушал ее, слушал как будто все это ему хорошо знакомо. И в этом странном ощущении, что тебя как-то особенно понимают, хотя она ничего нового и интересного для себя не услышала, она находилась. В том и состоит обман, что это неуловимое ощущение тебя завораживает, и ты влюбляешься в это новое ощущение, и от этого тебе становится просто хорошо. И уже потом понимаешь, что это создает конкретный человек, который, сам того не подозревая, вызывает эти неповторимые впечатления. А ощущение этого живет в душе, превращаясь во влюбленность. Это прикрепляется к конкретному человеку, отчего испытываешь радостные и приятные чувства, которые запоминаются. И ты их вспоминаешь, находясь наедине с самими собой. Глава 12 Когда Наташа собирала вещи, Лилечка почувствовала, что не просто так Наташа хочет пожить одна. Наверное, появился у нее кто-нибудь. – А ты не забыла фен? – Лилечка поймала себя на мысли, что хочет услышать голос дочери и понять, что же у нее происходит. – Да, кажется, взяла. Сейчас посмотрю. – Наташа говорила спокойно, но Лилечка уловила какую-то отстраненность в ее голосе. Она как будто механически делала то, что надо, и собирала вещи, думая о чем-то своем. И действительно Наташа думала об Александре и все больше понимала, что в ее душе происходит что-то такое, ей неизвестное, и это пугало и волновало одновременно. Она не хотела подчиняться этим ощущениям, которые независимо от ее воли все сильнее захватывали пространство души, проникая в сознание. Это случилось, и Наташа не могла сопротивляться этим новым для нее ощущениям радости, ликованья и одновременно какой-то неуверенности и страха перед новым. – А ты долго собираешься жить у деда? – Лилечка напряженно ждала ответа. – Не знаю, как получится. – Наташа действительно не знала, сколько проживет у деда, впервые она собралась пожить без родителей. Но сейчас она этого очень хотела, и подспудно чувствовала, что в этом ее решении главную роль играет ее знакомство с Александром. Ей хотелось независимости, но при родителях почувствовать себя взрослой было невозможно. Лилечка поняла, что у Наташи кто-то появился. Она вспоминала себя, когда ушла из дома, чтобы с Сергеем начать свою самостоятельную жизнь. Она знала, что только возможность жить отдельно от родителей и объединила их. Она вспоминала свое трудное время, но если бы ей сказали, через что нужно пройти, она все равно пошла бы таким же путем, который ей указывала жизнь. Так складывалось, что по-другому и быть не могло. Она вспоминала, как первый раз пришла к Андрею Степановичу, и то, какое впечатление на нее произвела эта профессорская квартира, как тогда она впервые задумалась над тем, насколько люди далеки друг от друга. Она боялась Андрея Степановича, и до сих пор не могла от этого чувства его превосходства над собой освободиться. В чем было это превосходство? Она и раньше задавала себе этот вопрос, неужели знания и образованность другого так могут подавлять, что ты начинаешь чувствовать свою ничтожность перед чем-то нематериальным? И сейчас, после стольких лет, она соглашалась с той своей мыслью, что только знания, и духовная жизнь – она различала эти понятия – возвышают человека, и это ни за какие деньги не покупается. Лилечка очень удивлялась окружающим ее людям, которые так преклонялись перед богатством, считая его единственной достойной внимания ценностью, хотя и признавала, что без умственного напряжения оно не дается. Она исключала из круга своих знакомых каких-то сомнительных богачей, случайно разбогатевших путем махинаций. Она уважала людей серьезных, которые усилиями и работой добивались определенных успехов в жизни. Себя она причисляла к этим последним, но все-таки образованность и внутренняя культура, передающееся непонятным для нее образом, ее очень беспокоили. Эта врожденная интеллигентность, которой она в себе не чувствовала, – все вместе и было барьером между нею и Андреем Степановичем, и в прошлом и в настоящем. В глубине души она очень радовалась, что по праву родства Наташа имеет отношение к Андрею Степановичу, ее деду – последнему, как казалось Лилечке, представителю настоящей интеллигенции, которая, с такими как он, уходила в прошлое. – Мама, я поехала. – Наташа подошла к матери, обняла ее. Лилечка в окно наблюдала за тем, как Наташа открыла багажник, положила туда сумку, и через некоторое время ее новенький Рено, плавно поехал в сторону ворот. Так начиналась новая страница жизни ее дочери, на время покидавшей свою семью, чтобы пожить самостоятельной жизнью. Глава 13 Новая внешняя жизнь Наташи началась, а внутренняя продолжала жить по своим независимым законам. Именно они и диктовали, какой должна быть жизнь. Именно внутренняя жизнь руководит повседневной жизнью, иногда подстраиваясь под внешние обстоятельства, которые подчас бывают сильнее наших желаний и устремлений. Сбой происходит от неудовлетворенности жизни, когда внешние обстоятельства не соответствуют внутренним устремлениям. Развязать клубок складывающихся неблагоприятных обстоятельств не удается ни путем умственного напряжения, ни путем перемены обстоятельств, и тогда наступает кризис, который только сама жизнь, с ее неписаными законами, постепенно разрешает. Радость поворачивается своей оборотной стороной и после приятных впечатлений, приходят другие, когда одно неверно сказанное слово открывает истинную суть происходящего, и рушится все, что связывало, казалось крепко. Но до этой последней точки идет жизнь, замедляя и ускоряя темп. А начало всегда в тумане иллюзий и надежд, что и помогает жизни в ее стремлении к счастью. И оно случается, и возможность его испытать движет людьми в их необдуманных поступках и настроениях. Наташа забыла оплошность Александра и устремилась к счастью, которое показалось ей неожиданным подарком, и, отбросив всякую осторожность, шла навстречу новому. Первое, что она сделала, после того, как освоилась в квартире деда, позвонила своим подругам и радостно сообщила, что будет жить одна, и пригласила всех отметить это событие, сказав, чтобы приходили с приятелями, думая, что у каждой девушки есть друг. Так будет удобно и Александра пригласить. Она ему позвонила. Трубку взяла женщина, и Наташа попросила позвать Александра. После некоторой паузы, она услышала: – Але, я слушаю, – голос у Александра был низкий приятный и спокойный. – Привет, это я, чем занимаешься? – Наташа волновалась. Александр в первый момент даже растерялся. – Да вот курсовую пишу и ничего не получается. – Он тоже волновался. Это заметила Наташа и немного успокоилась. – Знаешь, я переехала к деду, надо собраться. Приходи, я наших уже пригласила, – она замолчала, не зная, как Александр к этому отнесется. –А что принести? – Александр не знал, что говорят в таких случаях и от радости забыл поблагодарить. –Лишнее шампанское никогда не помешает, – радостно ответила Наташа. – Давай к шести, запиши адрес… На этом разговор закончился. Наташа была рада, что все так удачно складывается и сразу поехала по магазинам. Когда она переехала на квартиру Андрея Степановича, она долго ходила по комнатам, привыкая к новому жилищу. Разные мысли бродили в ее голове. Она удивлялась, как все у деда продумано. Посуда аккуратно стояла в старинном шкафу, сверкали фужеры. Разные столовые приборы были аккуратно разложены по ящикам. Она села на диван и задумалась и первая мысль, которая ей пришла в голову – ей приятно пригласить в такую квартиру своих друзей. Потом она пошла на кухню и занялась приготовлением своего фирменного салата с ананасом. Ей нравилось нарезать овощи, украшать салат зеленью Она любила заниматься хозяйством. Рыбу разложила на тарелки, раздвинула стол. Он оказался огромным. Она не любила современный стиль с фуршетами. Ей нравилось, как накрывают столы в английских фильмах, когда в центре большого зала стоит стол, покрытый белой скатертью, на столе стоят канделябры и все сверкает от блеска хрусталя, а тарелки разных видов, и их не меньше трех, стоят одна на другой для каждого приглашенного. У деда все это было и канделябры, и тарелки разной величины, и даже приборы для рыбы были. Много времени прошло с того времени, когда она слышала обрывки разговоров о своем странном дедушке, и сейчас ей почему-то вспомнились слова отца: «Неужели тебе не понятно, что я его не хочу знать, и ноги моей не будет в его доме» И тут Наташина мысль уходит в сторону, и вспоминаются другие слова: «Неужели ты так до конца жизни и будешь его ненавидеть. Надо понять, что это дедушка Наташи, и дедушка непростой, я не говорю о том, что это твой отец». Она вспомнила, как узнала, что он преподает. Ей это сказала мама. Сначала он ей нравился чисто внешне, и она наблюдала за ним со стороны, не зная, что это ее дед. Высокий с седой шевелюрой, и что больше всего привлекало ее внимание, что вместо галстука он носил бабочку или шнурок с красивой булавкой. Она еще не была лично с ним знакома, но, уже зная, что это ее дед, гордилась им. Он пользовался большим уважением – его за спиной называли просто «профессор». До того, как она узнала, что Андрей Степанович ее дед, она вспоминала, как мама часто спрашивала ее об Андрее Степановиче, как к нему относятся на кафедре и вообще. Было в этих ее вопросах что-то, что Наташу настораживало, и как-то мама проговорилась, что с ним работала и именно на той кафедре, где он сейчас заведующий. И однажды Наташа услышала правду, что Андрей Степанович отец ее папы, но они когда-то крупно поссорились, что Андрей Степанович не женился на матери ее отца, и они не общаются. Так Наташа узнала часть той правды, которую от нее тщательно скрывали столько лет. И на одном из семинаров, в перерыве, когда в аудитории никого не было, Наташа подошла к Андрею Степановичу, и тут на нее нашла такая неуверенность, что она стояла и не могла вымолвить ни слова. В это время, Андрей Степанович что-то писал на листке бумаги. Он остановился и посмотрел на Наташу и, видя ее замешательство, спросил: – Вы что-то хотели? И тут он услышал слова, которых не ждал: – Извините! Мне мама сказала, что я ваша внучка! Слезы навернулись ей на глаза, и она отвернулась. Андрей Степанович так растерялся, что не сразу сообразил, как ему себя вести. Немного оправившись, он подошел к Наташе, обнял ее за плечи и сказал: –Ты так похожа на мою маму, твою прабабушку. Я ничего тебе не мог сказать, потому что жизнь так сложилась, что я с твоим отцом практически не общался. Я несказанно рад, что ты сама ко мне подошла. Но я тебя давно заметил и наблюдал за тобой. Думаю, мы подружимся. – Мама мне сказала, что вы замечательный человек, да я и сама это знаю. Тут она замолчала, испытывая неловкость и неудобство одновременно. – Наташенька, как я рад. – Наташа видела, как прослезился этот недосягаемый, недоступный и такой ей сейчас близкий человек. – Я думаю, что тебе надо ко мне прийти, я тебе покажу фотографию твоей прабабушки. Я бесконечно ее любил, и вообще, нам есть о чем поговорить. Наташа сейчас все это вспоминала и думала, какое это счастье, что у нее есть такой замечательный дед. Она как-то сразу почувствовала к нему уважение, которое перешло во что-то похожее на нежность. И чувства самые разные переполняли сейчас ее душу. Она посмотрела на часы. Было ровно шесть. Оставался час до прихода ее гостей. Глава 14 В половине седьмого звонок. На пороге Александр с огромным букетом. Надо сказать, но Наташе он показался каким-то очень обычным, она не почувствовала той радости, которую от себя ждала. Он с букетом показался ей стандартным, но она не подала вида, что ей что-то не нравится. – Ты извини, я в таком виде. Пойду, переоденусь. Через десять минут Наташа, которая не любила возиться долго перед зеркалом, вышла в коротком красном платье со стоечкой, на молнии и в черных лакированных туфлях с бантиками. Это были французские туфли, которые ей очень нравились. Александр обратил внимание, какие у нее красивые ноги. Они сели на диван и, молча, поцеловались. Это было так хорошо и красиво. Они запомнили этот момент и потом каждый вспоминал его, уже, по прошествии времени, и он всегда вызывал в душе каждого приятные воспоминанья. Потом Александр помогал Наташе накрывать на стол и делал это с каким-то неизвестным ему чувством радости и подъема. Все ему казалось необыкновенным в этой такой необычной квартире. Александр был на вершине счастья его переполнявшего. Он вспоминал их первую встречу, и все их слова повторял про себя. Иногда, он отвечал невпопад, чувствуя свое погруженье в прошлые воспоминанья, от которых не мог никак освободиться. Он не помнил, что он отвечал Наташе, которая чувствовала, что с ним что-то происходит. – Ты где-то паришь! – Действительно, что-то со мной, но не понимаю что. Все как будто в тумане. Удивительное и неповторимое время юности, когда только иногда опускаешься на землю. Живешь в какой-то другой реальности, когда в голове только мысли о нем, о ней, что он подумал, а что я сказала. Такая неопределенность во всем, что иногда становится страшно и грустно, и не знаешь, как поступить. Не знаешь, что важно, и где правда, и идешь наугад, совершая одну за другой ошибки. Кажется, что все делаешь правильно, и никак не добиться чего хочется, а желанья так обычны, – увидеть его, ее, говорить, слышать голос этого человека. Страдаешь, радуешься и сам не понимаешь, счастлив ты или нет. И только потом, вспоминая эту свою путаницу мыслей, поступков понимаешь, что по-другому и можно было сделать, да вот получилось так, а не иначе. Или вдруг одно слово все ломает. Сердце чувствует, как подкрадывается разлука, а делаешь вид, что все хорошо, и обманываешь себя, цепляясь за обрывки фраз, пытаешься из них слепить какое-то продолжение, а его уже не будет, а ты все ждешь и надеешься. В молодости все это совмещается с жизнью, непонятно! Ведь такое у всех и всегда происходит, думаешь только о том, что творится в душе. И только закончилась одна любовь, сразу ей на смену спешит другая, и так до тех пор пока душа не успокоиться и не найдет для себя достойное место в душе другого. Такая путаница, и все это наполняет жизненное пространство. Счастье и страданья, опережая друг друга, идут по жизни, которую только через них и воспринимаешь. Глава 15 На вечеринку собрались ребята из Наташиной группы. Александр пригласил Петра. Было как-то особенно весело. Наташа и Александр не видели ничего вокруг. Они только иногда включались в разговор, который, скользя по поверхности, прыгал с одной темы на другую, не задерживаясь ни на чем. Музыка, танцы, тосты, шампанское и так до бесконечности. Наконец всей гурьбой выходят на улицу, Все идут, обнявшись, танцуя, поют песни, смеются, нарушая тишину, раздражая спящего обывателя. Так юность бушует на улицах, не думая ни о чем, и это всегда так. Наташа и Александр возвращаются вместе и ясно, что так и должно быть. – А знаешь, дед уехал на два месяца! – Так ты тут будешь одна? – Да! – А можно я у тебя останусь? – Можно. Наташа повернулась к нему, и он крепко ее обнял. Ей казалось, что она растворяется в нем. – Пойдем, – тихо сказала Наташа, и они пошли в спальню, где между двух окон стояла огромная кровать. Дед всегда спал в кабинете, и редко заходил в эту комнату. Молодые не знали, что однажды Андрей Степанович решился на отчаянный шаг и стал жить вместе Лилечкой. Он тогда нарушил свой установившийся порядок жизни, и потом пожалел об этом. Ни о чем таком не могли знать эти двое молодых, у которых будет проходить их собственная жизнь в стенах, немых свидетелях тех событий, и только они, эти стены, все знали о прежних обитателях этого жилища, но ничего не могли рассказать. Александр был первым мужчиной Наташи. Она ни на секунду не сомневалась, что полюбила и не задавала себе вопроса, почему все так быстро случилось. Его движенья и прикосновенья были ей приятны, и она им поддавалась. Она сразу испытала радость, погрузившую ее в сладостные новые ощущения. Она не видела его, она не чувствовала себя, и волны счастья приходившие одна за другой убаюкивали ее в эти бесконечно длящиеся мгновенья радости. Так прошел месяц. Оба были настолько поглощены своей любовью, что жизнь остановилась для них. Они напрягались, чтобы поддерживать жизненный ритм. Шел постоянно разговор обо всем и ни о чем. Были два раза в театре, но, странно, почему-то после первого действия уходили. Было ни до чего, все отходило на второй план. Лилечка обеспокоенная таким настроением Наташи, задавалась вопросом: «Неужели она влюбилась в этого Александра?». Он чем-то Лилечке не нравился. Но объяснить чем, она не могла, просто ей казалось, что это не их круга юноша. Она считала, что Наташа достойна более интересной партии. Лилечкино самолюбие и тщеславие страдали оттого, что ее дочь тратит время на недостойного ее человека. Эти мысли Лилечка скрывала даже от себя, отгоняя их, как только начинала думать о жизни дочери. Наташа догадывалась об этих мыслях матери и избегала разговоров на эту такую важную, но скользкую тему, иначе можно было сорваться на выяснение отношений, чего Наташе сейчас хотелось меньше всего. Андрей Степанович звонил время от времени, и по радостному голосу Наташи догадывался, что в ее жизни происходит что-то очень важное и интересное. Александр пропадал у Наташи день и ночь. Разлучались они только на время учебы, которую сократили до минимума, безбожно пропуская занятия, и вообще им было не до этого. Радость общения, доведенная до своего максимума, не уменьшалась. Наташа все время что-то изобретала. То за город поехать, то на несколько дней куда-нибудь за границу. Сами они денег не зарабатывали, но на деньги родителей они могли себе позволить много чего. Глава 16 Жизнь Андрея Степановича была наполнена разными интересными событиями. После того, как он для себя решил, что его жизнь окончена, и надо доживать положенное, – ему тогда было немного за пятьдесят, – он не мог предположить, что в его жизни все может измениться. Он вел размеренную жизнь, вставая утром и радуясь, если у него что-то получалось в науке. Когда он ездил за границу, он оставлял квартиру Евгении, и она содержала ее в чистоте и порядке. Она уже давно была влюблена в Андрея Степановича Она жила его жизнью. В ее одиночестве счастьем было приходить в его квартиру и заниматься уборкой. Все уголки его квартиры были ей известны до мельчайших подробностей, она в любой момент могла сказать, где какая вещь находится. Она изучила эту квартиру, как искусствовед, который водя экскурсии по музею, в мельчайших подробностях знает все, что касается той темы, о которой он рассказывает. Ее можно было назвать главным хранителем квартиры Андрея Степановича, по которой она ходила как по музею, зная историю всех вещей, которые в ней находились. Она дорисовывала в своем воображении истории этих предметов, наполняя их ей понятным содержанием, которое, подчас, было очень далеко от настоящей правды, но Евгению это не смущало. Жизнь вещей в квартире Андрея Степановича в ее воображении носила фантастический и мистический характер. Как случилось, что она не вышла замуж, она не понимала. В ее жизни была одна тайна, которую она тщательно охраняла – у нее был ребенок, девочка, и отцом этого ребенка был, вот уж что можно было меньше всего предполагать, да, Андрей Степанович. А случилось это как раз в тот период, когда Лилечка ушла от Андрея Степановича. Однажды, после рокового письма к сыну Сергею, когда Андрей Степанович понял, что не будет ответа, и он очень по этому поводу переживал, он пришел домой раньше обычного и застал Евгению за уборкой. Он прошел в свой кабинет, потом вернулся туда, где была Евгения, и внимательно на нее посмотрел, чего он вообще никогда не делал. Евгения подняла глаза, и они встретились впервые взглядом. Потом Андрей Степанович снова ушел в свой кабинет и закрыл дверь. Но из головы у него не выходила Евгения. Она ему показалась какой-то особенной. Этот взгляд преданной собаки, которая боится и любит своего хозяина, пробудил в его душе, что-то похожее на жалость. И, действительно, Евгения переживала счастливые минуты, когда занималась уборкой в квартире Андрея Степановича, И именно в этот день она много о нем думала. Она даже подумала, что вот бы он обратил на нее внимание, и как раз в этот момент он неожиданно приходит. Когда они встретились глазами, между ними пробежала искра. У Евгении была хорошая фигура, она была поджарой, с правильными чертами лица и всегда печальными глазами. Андрей Степанович иногда обменивался с ней парой фраз, и никогда не задумывался над ее судьбой, но сегодня он почувствовал, что он думает о Евгении. Он не понимал, откуда у него эти мысли, но они были. Он подошел к Евгении, когда она пылесосила диван, и, неожиданно, для самого себя обнял ее сзади. Кровь прилила ему к сердцу, и он задрожал всем телом, так это на него подействовало. Дальше все случилось ярко, остро, безмолвно и повторилось несколько раз. Евгения очень истосковалась, и сразу испытала то счастье, о котором давно и тайно мечтала. Ее любовь придала Андрею Степановичу такую силу, что он был удивлен, что способен на такое. Они, молча, расстались в тот день. Андрей Степанович старался лишний раз не приходить домой, когда там была Евгения. Он забыл о том, что произошло, как забывают о случайных разговорах с незнакомыми людьми в поезде, когда кажется, что ты этого человека знаешь давно. Так бывает приятно пообщаться где-то и что-то о себе рассказать. Но в такие моменты ты, как бы рассказывая о себе, беседуешь сам с собой и не замечаешь собеседника, которому кажется, что рядом его давнишний друг. Однажды Евгения сломала ногу и попала в больницу, так сообщила Андрею Степановичу женщина, которая пришла вместо Евгении, по ее рекомендации. Андрей Степанович общался с этой женщиной только по телефону, оставаясь довольным ее работой, когда она поддерживала тот порядок, к которому он привык. Потом Евгения поправилась, и все пошло своим чередом. Андрей Степанович не был из тех мужчин, которые просчитывают все ходы заранее. Иногда, вспоминая историю с Евгенией, он находил объяснение своего внезапного порыва воспоминанием о том времени, когда он был счастливым. Он не упрекал себя за эту минутную слабость. Евгения ему чем-то напомнила Анастасию, которая, не дождавшись от него предложения, вышла замуж за немца. Он даже иногда жалел о том, что тогда не женился на ней. О Евгении он не только не думал, но считал, что обошелся с ней как с девочкой по вызову и в момент близости называл ее Тасей. Евгения прекрасно понимала, что для Андрея Степановича ее нет, но была счастлива своим чувством к нему. Родители Евгении жили в другом городе, и были рады, когда она приехала к ним с ребенком. Они оставили малышку у себя. Евгения, ни словом, не обмолвилась об отце девочки. Она назвала ее Настей, в честь той Анастасии, с которой был роман у Андрея Степановича, ведь она прекрасно знала обо всех его любовных историях, тем более, что в тот единственный раз, когда у них была близость, он ее называл этим именем. Такое случается часто, ведь и Галя думала об Андрее, когда была с Петром, и родила от Андрея Степановича. В жизни столько путаницы из-за невозможности совпасть со своими желаниями и делать то, что нам хочется. Так и Андрей Степанович поддался порыву, не думая ни о чем, а теперь, не зная, что у него есть дочь, старался лишний раз не встречаться с Евгенией, оставляя ей деньги за уборку квартиры в ящике стола. Евгения также избегала встреч с Андреем Степановичем, и если случалось, что он раньше приходил, она, поздоровавшись, сразу уходила. Глава 17 За границей у Андрея Степановича была постоянная женщина. Она была иностранка, была замужем, и всякий раз, когда Андрей Степанович приезжал, их роман возобновлялся. Звали ее Кристина, и была она наполовину француженкой. Муж ее работал в немецком посольстве генеральным консулом Франции, поэтому Кристина держала втайне роман с Андреем Степановичем и никогда не приглашала его на приемы в посольство. Кристина вела себя умно, и это обоим нравилось, что про них никто ничего не знает. Однажды Кристина сообщила Андрею Степановичу, что она беременна. Она не задавала вопросов. Через некоторое время в семье консула появился ребенок, мальчик, и Кристина назвала его Жером, в честь деда своего отца. Так что Андрей Степанович был отцом троих детей, а официально только Сергей считался его сыном. К факту рождения Жерома Андрей Степанович отнесся благосклонно. По – своему он любил Кристину. Ему нравилась ее внешность стройной, высокой иностранки, с умным выражением лица. Несмотря на то, что они общались по-немецки, оценить ум человека другой национальности бывает трудно, да и ум у всех разный. Так, что умное выражение лица Кристины Андрей Степанович принимал за ум. Он бы не отказался быть официальным отцом Жерома, но Кристина дорожила положением мужа, и тайну рождения Жерома охраняла тщательно. Он считался официальным ребенком консула. И в этот приезд свой в Германию Андрей Степанович не скучал, встречаясь с Кристиной в доме Лилечки, который он считал почти своим. Они изредка гуляли с Кристиной по окрестностям. Однажды Андрей Степанович сказал: – Знаешь, я очень хочу быть с тобой всегда. Эти слова он сказал тихо, так что Кристина его переспросила: – Как всегда? Ей не было понятно, что Андрей Степанович имеет в виду, ей показалось, что «везде», и он, приблизив свое лицо к ней, произнес: – Всегда, – и тут же добавил, – чтобы мы жили вместе. Сейчас он именно так и чувствовал, что хочет быть с Кристиной. Он смотрел на ее немолодое, но очень для него привлекательное лицо, на уголки ее губ, смотрел, как будто, видел впервые. Он понимал все яснее, что эта, небольшого роста, обычной внешности женщина, для него много значит. Он ревновал ее к мужу. Ревновал, когда они были вместе, когда она ему отдавалась со всей страстью влюбленной, когда ему казалось, что она принадлежит только ему. Неожиданно образ мужа вставал между ними, как препятствие, которое ничто не может преодолеть, и в такие мгновенья Андрей Степанович терял уверенность в своих чувствах к Кристине. Мрачные настроения прошлых неудач набрасывались на его душу, которая задыхалась, от этих сильных воспоминаний, и они душили ее, как будто не было у них другой цели. Эта ревность была такой жестокой, что Кристине приходилось убеждать Андрея, как она его называла, что у нее нет никаких отношений с мужем, что их брак – это чистая формальность, чему Андрей Степанович не мог поверить, и задавал вполне конкретные вопросы. – Что это значит? Вы что не спите вместе? – на что Кристина отвечала – нет, и это выглядело вполне правдоподобно. – Это значит, что мы живем на разных половинах и встречаемся только во время приемов. – А он сына считает своим? – Я не могу тебе ответить однозначно. Он относится к ребенку хорошо. Жером называет его папой. – А ты не могла бы, как-нибудь приехать с ним ко мне? – Это невозможно. Ребенок обычно с няней, и будет странно, если я захочу куда-нибудь с ним поехать одна, а брать с собой няню – это всегда имеет свою другую сторону. Она сразу все поймет, и пойдут разговоры, которые мне совершенно ни к чему. Она обняла Андрея. – Ну что такое с тобой? Кажется, что тебя временами подменяет другой человек, которого я не понимаю и не знаю. – Действительно, я в последнее время места себе не нахожу. Это ненормально, что я живу один, сейчас я это точно знаю, но раньше, до нашей встречи, я так остро не ощущал своего одиночества, а сейчас мне нужна ты и Жером. Разведись с мужем. – Это невозможно. Кристина отвернулась, чтобы не видеть лица Андрея. – Ну, почему? – Ты знаешь, что без меня он не сможет. Он не даст развода, я в этом не сомневаюсь. И вообще дипломатическая работа, очень непростая. Может рухнуть его карьера, а он без этой работы не может жить, он ей принадлежит полностью, так что забывает о моем существовании. Я с этим мирюсь, потому что меня устраивает мое положение. Мне с ним интересно. Люди, приемы и вся эта светская мишура, ведь я тоже не могу без этого. – Я не думал об этом, извини, но разве не было случаев, чтобы дипломаты разводились? – Случаи были и всегда это очень плохо кончалось. Приходилось уходить с работы. Это не поощряется, ведь и я связана с его работой. Я знаю много такого, что и тебе никогда не смогу рассказать. Эта работа связана с необходимостью хранить тайну. Все гораздо серьезнее, чем ты думаешь. Я не хотела тебе этого говорить, но ты должен знать, что я не буду разводиться. Так что давай ничего не менять, иначе можно иметь много неприятностей. – Получается, что я только на фото могу видеть Жерома? – Получается так, но когда он вырастет… – К тому времени неизвестно, что будет, так что я, возможно, своего второго сына никогда не увижу. – С этим придется мириться, временно, но, думаю, что мы что-нибудь придумаем. – Не понимаю, как это можно жить так, что ничего нельзя. – Нам можно гораздо больше, чем другим, но кое в чем нужно себя ограничивать. Признаюсь, что сначала наши с тобой отношения – это тоже была разведка, но когда я влюбилась, я отказалась… – Как, ты должна была за мной следить? – Андрея Степановича был ошеломлен. – Ты меня неправильно понял. Мы, жены, должны тоже отчитываться о своих контактах, но я так все устроила, что никто не знает, что мы с тобой знакомы. Я очень осторожна, и муж ничего не знает такого, что могло бы ему повредить по работе. Ты пойми, наше положение в обществе накладывает на нас определенные обязательства. Наша жизнь подчинена определенным правилам, соблюдать которые мы должны неукоснительно. – Но как ты объясняешь поездки сюда, ты уверена, что за тобой не следят. – Уверена, у нас есть личное время, когда мы можем общаться свободно, и это не запрещено, главное, чтобы во время наших контактов с посторонними, мы не разглашали государственные тайны и не касались тех вопросов, которые относятся к безопасности нашей страны. – Так что вопрос развода отпадает? – Я говорю о банальных вещах, но это жизнь. Если я развожусь с мужем, я становлюсь просто француженкой и лишаюсь всех привилегий, которые у меня есть, и это не только деньги, но и положение в обществе, которым я дорожу, потому что у меня сейчас интересная жизнь. Мы свободно путешествуем, общаемся с интересными людьми, а что еще нужно? – А как же наши отношения? – Это личная жизнь. Если я разведусь, мои родители не смогут меня содержать, работы у меня интересной не будет, и я одна должна буду воспитывать ребенка, а его у меня могут отобрать, если муж не захочет выплачивать деньги. Андрей Степанович молчал, начиная лучше понимать Кристину. Ее практичность его оскорбляла, и одновременно он понимал, что именно ее непростое положение жены дипломата играло для него не последнюю роль в их отношениях, и придавало ситуации дополнительную приятность. Но в этих мыслях он сам себе не признавался, чувствуя, что они сродни практичности Кристины, и удовлетворение тщеславия никогда не считал каким-то достоинством. Он стыдился, что увлекался внешней стороной жизни больше, чем теми чувствами, которые испытывал к Кристине. – Будем радоваться жизни, какая она есть. Андрей Степанович, испытывал облегчение, причиной которого было его неосознанное желание сохранять свою личную свободу. Эти мысли он тоже от себя прятал, чувствуя их какую-то неприличность. – Вот и хорошо, что ты все понял правильно. Глава 18 У Лилечки с Сергеем происходили перемены. Лилечка решила, что хочет заняться чем-то таким, что ей будет доставлять удовольствие. Возвращаться на кафедру ей никто не предлагал, да и за это время она потеряла интерес к своей профессии, многое забыла, многого не знала. Никто бы ей уже не предложил читать лекции или вести семинары, а ничего другого она не умела делать. Она не была любознательна, а копаться в архивах, чтобы оживить тот небольшой материал, которым она владела, ей было неинтересно и не по силам. Писать книги. У нее на это не было способностей. И она начала скучать. Роль домохозяйки ей не нравилась. И однажды ей пришла мысль открыть салон. Она понимала, что это дело непростое, но также она понимала, что ей очень хочется расширить круг знакомых. Дочь уже взрослая, и она почувствовала, что ей хочется светских развлечений, общения с интересными людьми, а как и где их найти она не знала. Фабрика по изготовлению мебели – это не то место, где можно завести интересные знакомства, а вот в салон можно приглашать людей и устраивать вечера. Так появился салон под названием «Lila». Помещение салона находилось в центре города. Днем там оказывались всевозможные услуги: косметика, маникюр, массаж, для чего было выделено отдельное помещение. Она наняла персонал из профессионалов высокого класса. У нее была знакомая косметичка, которая работала на дому, и Лилечка предложила ей работать в своем салоне, и та согласилась, соблазнившись высокой зарплатой, которую ей предложила Лилечка. Елена, которая пришла в салон Лилечки, хотела выйти замуж. У нее не было особенных требований к будущему мужу. Она понимала, что это всегда случай и невозможно все предвидеть. Она не торопилась, присматривалась. У нее был мужчина. И этого ей сейчас было достаточно, но он был женат, и ситуация была для нее бесперспективная. Он был из бизнесменов, у него была хорошая машина, и что больше всего нравилось в нем Елене это то, что он не был жадным. Он так себя вел, что она чувствовала его внимание к себе, когда они были вместе. Он не позволял себе обращать внимание на других женщин, и эту его манеру Елена принимала за любовь к себе. В этом был некоторый элемент правды, но той правды, которая как бы существует для определенных обстоятельств. Он никогда плохо не говорил о жене, и это немного расстраивало Елену, она это принимала за крепкий брак, который он не думал разрушать. В то же время, он никогда не говорил Елене о своих намерениях. Частенько они вместе ходили в ресторан, или уезжали куда-нибудь дня на два, на три, так что ей удалось за время их знакомства кое-что повидать. Она не чувствовала себя одинокой, выглядела всегда хорошо, одевалась модно, и недавно купила себе спортивную машину красного цвета. Она решила, что работа в салоне расширит ее перспективы в будущем. Лена была хорошим профессионалом, и благодаря ее рукам Лилечка выглядела моложе своих лет. И вот теперь Лена будет у нее работать. Лиля слышала об ее мужчине, но, ни разу, его не видела. Лилечка даже немного завидовала Лене, слушая ее рассказы. Она понимала, что ее собственная жизнь довольно скучна, и Сергей, вечно пропадавший на работе, не отличался изобретательностью в придании жизни какого-то особенного интереса и шарма, о котором мечтала Лилечка. Она сама себе не признавалась, что хочет встретить мужчину, который ей предоставит то, что не может Сергей, – разнообразие и шик, – но одновременно она не верила, что такой мужчина есть где-то, и поэтому не допускала себя до этих крамольных мыслей. Но почему-то именно с Леной она связывала возможные изменения в своей жизни. Лилечка инстинктивно тянулась к тем людям, которые по ее представлению смогут расширить круг ее знакомств, и вольются в компанию ее друзей, которых было немного, и некоторые ей уже порядком надоели. В основном это были друзья Сергея, и они ее даже иногда раздражали своей примитивной однообразной жизнью, в которой ничего не менялось. Это был верный признак застоя и отставания от быстро меняющейся жизни вокруг, когда все время возникало что-то новое и интересное. Но это никак этих людей не касалось, они застыли, как скульптуры на своих пьедесталах, и эти застывшие формы не могли уже ничего с собой поделать. Они навсегда усвоили простые привычки: на праздник собраться где-нибудь на даче, а там традиционные шашлыки, выпивка, потом головная боль. Лиля, как преданная супруга, терпела это, не выражая неудовольствия, но иногда думала, что все это ей надоело. Момент подходящий настал, и мысль о салоне стала воплощаться в реальность. Глава 19 Салон был открыт накануне Нового года. На открытие Лилечка пригласила главу администрации, с которым была знакома через одного бизнесмена из ее мебельного бизнеса. Презентация, – это слово, которое вытеснило все другие слова, вобрав в себя весь гламур эпохи и ее характерные приметы, оттеснив простое слово «открытие», – прошла в лучших традициях. Престижные гости, фуршет, музыка. Престижность легко определялась по весу кошелька, по связям с Администрацией и бизнесом. Впервые Лиля Яковлевна увидела друга Елены, когда он выходил из черного Бьюика. Машиной управлял шофер. Лилечка отметила, как хорошо сидит светло-серый костюм на друге Елены. Этикетом никто не был ограничен, все очень просто, чтобы людям было удобно. Дамы щеголяли дороговизной нарядов и украшений, мужчины модным покроем костюмов из дорогих тканей. Вся атмосфера праздника была какой-то особенной – это читалось по выражению лиц присутствующих. Радость и веселье витали в воздухе. Так наступал новый период в жизни Лили Яковлевны, которая с гордостью чувствовала, что выходит на новый уровень. Все вместе приятно щекотало ей нервы. Когда она увидела Елену вместе с ее другом, она обратила внимание, что Елена ведет себя как-то особенно, не как обычно. Она и выглядела по-другому – она светилась изнутри, и всем вокруг было понятно, что это счастливая женщина. Лилечка про себя отметила, как важно, кто рядом с тобой. Она уже забыла это когда-то ей хорошо знакомое чувство гордости и приподнятости от того, что рядом с тобой любимый человек. Она захотела познакомиться с другом Елены, захотела услышать его голос. Она подошла и представилась: – Лиля Яковлевна, хозяйка салона. Она чувствовала себя уверенно в этой новой для нее роли. Она улыбнулась Елене, которая обратилась к своему спутнику. – Я говорила тебе, что Лиля Яковлевна одна из самых элегантных женщин. – Да, это заметно. Семен Анатольевич. Он поклонился, и Лиле Яковлевне почему-то было приятно услышать его голос, она неожиданно почувствовала, что ее сердце забилось быстрее. Она протянула ему рука, и он задержал ее в своей руке. – Очень приятно, что вы пришли нас поддержать. Надеюсь, вы станете нашим постоянным клиентом. – Непременно. Я очень люблю, когда Леночка меня берет меня с собой. А у Вас так все красиво, и так приятно оказаться в такой, почти дворцовой обстановке. Семен Анатольевич взял Елену под руку, и они все вместе пошли в сторону небольшой сцены, где выступали артисты. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=66790153&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО