Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Осыпающийся Мир. Прикосновение Смерти Альтеида Майор Аделаида Риваил – боевой разведчик Созвездия Свободных Планет, и ручной монстр Реймор вынуждены внедриться в пиратскую группировку, чтобы найти исчезнувший три месяца назад секретный корабль «Дыхание Сатурна». Сможет ли Аделаида выжить после встречи с загадочной и опасной пиратской группировкой Биз Рамос и её таинственным лидером? И что на самом деле случилось с «Дыханием Сатурна»? Первая книга из серии "Осыпающийся Мир". Альтеида Осыпающийся Мир. Прикосновение Смерти Глава 1 Десять минут Здесь был только размеренный писк приборов и темнота. Густая и плотная, словно масло, она обступала со всех сторон, касалась холодными пальцами тела, надеясь пробраться через прочную кожу скафандра. Неуверенное мигание диодов на панели темноту ничуть не смущало. Словно она знала, что свет ей не опасен, ведь за тонкой обшивкой таился необъятный и бесконечный космос – великая тьма, которую не могут разогнать даже звёзды. Аделаида поежилась. Здесь было слишком тихо, и она чувствовала себя неуютно. Ей было бы приятней оказаться сейчас в доках «Гольфстрима», дрожащих и вибрирующих от рокота взлетающих истребителей, или может быть, в пылу сражения, когда уши закладывает от взрывов импульсных бомб, или хотя бы на берегу Атлантического океана, стоять и вслушиваться в рокот набегающих волн. Тишина слишком неестественна для человека. Она давит своим молчанием, и чем она беззвучней, тем больше заставляет вслушиваться в себя, пытаться найти хоть какие-то звуки, чтобы удостовериться в том, что ты не оглох. А что хуже, она погружает человека в свои мысли, принуждает его копаться в собственных воспоминаниях, оживлять в памяти прошлые обиды и неудачи, рассматривать себя со всех сторон и почему-то находить только плохое. Что она здесь делает? Как смогла оказаться в маленькой одноместной капсуле, предназначенной для экстренного катапультирования? Как так получилось, что сейчас она летит через самую гущу космического боя прямо навстречу врагу, который, если заметит её, уничтожит одним нажатием кнопки? Неужели она на самом деле так наивна, раз считает, что сможет достичь вражеского корабля незамеченной, вскрыть его обшивку, пробраться внутрь, найти нужного ей человека и скрыться, не будучи убитой? «Но на самом деле это всё глупости», – подумала девушка, потягиваясь в ограниченном пространстве. Всё у неё получиться. Как получалось и раньше. Она и не из таких передряг выбиралась. А сегодня у неё маленький флот в подкреплении. Правда, он будет ждать и отвлекать внимание вражеских сканеров, пока Аделаида не выберется с вражеского корабля. А до этого придётся обходиться своими силами и силами Реймора. Аделаида посмотрела в основание капсулы, где располагался люк. Там было слишком темно, да и Реймор был мастер маскировки, но она всё же смогла рассмотреть тёмную чешуйчатую спину. Девушке осталось только удивляться тому, как такой крупный ящер смог там поместиться. Капсула была одноместной, и разместиться в ней вдвоем оказалось довольно сложно. Но Реймор, похоже, не чувствовал себя дискомфортно, в отличие от Аделаиды, которая то и дело крутилась, борясь с замлевшими мышцами. Товарищ по несчастью оглянулся на девушку, сверкнув в темноте золотистыми глазами. – Осталось немного, – приободрила его Аделаида, переводя взгляд на панель перед лицом. На небольшом экране тускло светились голубоватые цифры. Они бросали холодные блики на металлические поверхности капсулы. Циферблат с пчелиным усердием отсчитывал последние минуты сближения, когда маленькая капсула, наконец, коснётся обшивки вражеского корабля. – Минута, – сказала Аделаида. Она удобней опёрлась ногами о выступы капсулы, располагаясь точно над люком и держась руками. Девушку потянуло вниз. Это начала действовать искусственная гравитация корабля, к которому они приближались. Сила тяжести стала расти, давя на плечи, и Аделаиде пришлось приложить усилие, чтобы не упасть на Реймора. Послышался стук и скрежет. Капсула врезалась в обшивку корабля и начала скользить по ней, рискуя в любой момент оторваться от корабля и улететь в сторону. Но в этот момент включились магнитные захваты, о чём Аделаиде сообщил компьютер, и капсула прилипла к обшивке. Девушка проверила давление и герметичность зацепления. Всё было в норме – можно действовать. Аделаида включила фонарик и спустилась в нижнюю часть капсулы, с трудом разминувшись с Реймором. Тот перебрался наверх, нещадно цепляясь когтями за приборные панели. Девушка нажала кнопку открытия люка, и тот с тихим хлопком подпрыгнул, открываясь. Аделаида потянула его на себя и откинула в сторону. Свет фонарика высветил красновато-коричневую поверхность стены, перекрывающую выход из капсулы. Девушка сняла с пояса лазерный пистолет, переключила его на максимальную мощность и направила на стену. Тонкий красный луч прочертил неровный круг и погас. «Как хорошо, что тарды не додумались делать обшивку кораблей зеркальной», – подумала Аделаида, толкая ногой вырезанный кусок. Девушку рвануло вниз потоком воздуха из-за невыровненного давления, и она с трудом удержалась, схватившись за края отверстия. Кусок обшивки провалился в дыру и упал на пол. Аделаиде осталось только надеяться, что никто из тардов этого не услышал. Девушка пропустила в отверстие Реймора. Тот мягко спрыгнул на пол, огляделся по сторонам и исчез из виду. Следом за ним спрыгнула Аделаида. Как только её ноги коснулись пола, она осмотрелась. Широкий коридор тянулся в обе стороны, освещённый неприятным зеленоватым светом, и был пуст, даже Реймор успел исчезнуть. Подняв голову вверх, Аделаида оценила, насколько отверстие в потолке было заметным. Тёмная дырка, висящая на высоте примерно двух с половиной метров, ярко выделялась на фоне светлого потолка. Если кто-то из тардов её заметит, тут же поднимут тревогу, но времени на маскировку нет. Оставалось только надеяться, что тарды не часто посещают эту часть корабля. – Реймор, ты меня слышишь? – спросила Аделаида, меняя лазерный пистолет, на электрический. Ответом был короткий щелчок. – Начинаем. Аделаида сорвалась с места и беззвучно побежала по коридору. На всё про всё ей отвели всего десять минут. Корабль тардов был огромен. В широких и высоких коридорах, потолки которых достигали порой трёх-четырёх метров, освещенных зеленоватым светом, было очень тихо. Не было слышно ни шума двигателя, ни голосов, ни шагов, можно было подумать, что корабль пуст. Но это был хороший знак. Значит, расчёт Аделаиды был верен. Большая часть экипажа сейчас занята боем снаружи, и здесь будет немного врагов. Девушка прижалась к стене и заглянула за угол. Никого. Можно двигаться дальше. Аделаида быстро направилась по коридору, следя за красной точкой на карте, расположенной на обратной стороне её шлема. Это был Реймор, он двигался в противоположном направлении, быстро перемещаясь по кораблю, так, словно для него не существовало стен. Аделаида беззвучно пересекла ещё одно открытое пространство. Пол на тардских кораблях был покрыт светлым пружинистым материалом, отчего даже стальные подошвы не издавали ни единого звука. Снова поворот. Чисто. Аделаида прибавила шаг. Им с Реймором нужно было одновременно оказаться на своих позициях и при этом уложится в три минуты. Она быстро преодолела несколько коридоров и замерла за перегородкой. Сканер боевой брони засёк тепловой след, совсем свежий. Беззвучно сняв предохранитель, Аделаида выскользнула из-за угла. Даже не рассмотрев две фигуры, повёрнутые к ней спиной, она нажала на курок. Послышался знакомый электрический звук. Сверкнуло два выстрела, и тарды приглушённо упали на металлический пол. Адель перепрыгнула через тела, не удостоив поверженных врагов взглядом. У неё сейчас не было времени на созерцание трупов. Минуты таяли слишком быстро, и Аделаида поймала себя на мысли, что не может заставить себя остановиться больше чем на две секунды. Если она не успеет уложиться в положенный срок, прибудет подкрепление Созвездия, и тогда тардский корабль уничтожат, даже несмотря на присутствие на нём Аделаиды и Реймора. Это было оговорено заранее, но девушка уже начинала жалеть, что согласилась на такое. Какой чёрт её дёрнул предложить этот план? Ведь это она сама захотела, чтобы её засунули в капсулу и выстрелили во вражеский корабль. Её непрошибаемая гордость, нежелание признать, что она ничего не может поделать – скоро приведет её к гибели! Ей ведь даже не жалко этого профессора – специалиста по астрофизике, который умудрился угодить в лапы тардов, додумавшись в разгар войны посещать прифронтовые планеты с целью каких-то научных исследований. Она пообещала себе, что в следующий раз откажется от подобного самоубийственного задания. Обязательно! Непременно! А пока её главная задача – найти профессора и сбежать с расфирского корабля. «И пусть хоть кто-нибудь попробует меня остановить!» Она ворвалась в коридор со скоростью своих пуль. Единственное, что успели рассмотреть обречённые тарды, размытую человеческую фигуру, облачённую в лёгкую матовую броню цвета тьмы глубинного космоса. Два электропатрона вонзились в их головы, выжигая их тела напряжением в двадцать тысяч вольт. Аделаида невольно улыбнулась. Всё оружие, использующее электропатроны опасного напряжения и силы тока, было запрещено десять лет назад Баримской конвенцией. Но это было слишком эффективное оружие, чтобы от него отказались вовсе. Официально это оружие ни одна страна не использовала и не изготавливала. Но оно то и дело появлялось на чёрном рынке, в набегах пиратов и в особых государственных операциях разных стран, после которых обычно не оставалось улик и свидетелей. Аделаида вздохнула. Как жаль, что ей не позволят оставить это оружие у себя. Девушка переступила через бесформенные остатки тардов и подошла к двери, которую те охраняли. Это была высокая металлическая дверь, изготовленная из цельной стальной пластины, без каких-либо видимых замков или ручек. – Реймор, ты на месте? – спросила Аделаида, положив руку на холодный металл. В ответ из наушника послышался тихий щелчок или скрип. Но Аделаида вполне его поняла. – Отлично. Начинаем, – с этими словами она нажала что-то на своей руке и подняла взгляд на дверь. Какое-то мгновение ничего не происходило. Затем механизм щёлкнул, зажужжал, и дверь дружелюбно отъехала в сторону, открыв взору маленькое тёмное помещение, освещённое неярким зеленоватым светом. Аделаида шагнула внутрь и огляделась. В комнате из мебели были только две одноместные койки, слишком большие для человека. На каждой из них кто-то лежал. При появлении Аделаиды пленники зашевелились, приподнялись и, жмурясь от неприятного света, посмотрели на неё. Оба оказались людьми. Первый был мужчина лет сорока, невысокий, худощавый и взъерошенный. Лицо у него было вытянутым, с длинным носом, чей кончик напоминал крючок. Глаза были уставшими и покрасневшими, щёки впалыми, а губы сжаты в тонкую линию. Короткие тёмные волосы тронула седина, а на макушке начала появляться залысина. Мужчина был истощён, на лице и тонких руках виднелись синяки. Второй пленник выглядел чуть лучше. Это тоже был мужчина. В его фигуре ясно угадывался человек военный. На вид ему было около тридцати пяти. Высокого роста, с хорошей мускулатурой. Он был смугл, с короткой стрижкой темно-каштановых волос, широким мощным лицом, изогнутым носом, словно его не раз ломали в прошлом, который, впрочем, привлекал меньше внимания, чем выразительные карие глаза под широкой линией бровей. Его тоже били, Аделаида заметила поджатую левую руку, возможно, ушиб или перелом. Хотя мужчина держался лучше своего товарища, в его глазах не было усталости или печали, только гнев, который по мере изучения фигуры Аделаиды сменялся на удивление. – Я майор Аделаида Риваил. Специальный отряд разведки и диверсии «Гольфстрима», – громко представилась Аделаида. – Кто здесь доктор Альберт Тонро? Вопрос был скорее риторический. Ответ Аделаида и так знала. Первый мужчина неуверенно поднял руку. Аделаида широким шагом двинулась к нему. – У меня приказ доставить вас на «Гольфстрим», – сообщила она. – Идти можете? – Не очень, – хрипло отозвался доктор. Аделаида достала что-то из небольшой сумочки на своём бедре. Это оказался портативный шприц, содержимое которого она тут же вколола в шею доктора. Тонро неуверенно встал и сделал несколько шагов. – Так лучше? – спросила Аделаида. – Да, спасибо. – Стимулятор действует недолго, за это время мы должны убраться с этого корабля. – А что со мной? – спросил второй пленник. Аделаида обернулась к нему. Мужчина стоял возле своей койки, с надеждой смотря на женщину. – Как вас зовут? – спросила она. – Лейтенант Кирс Тейлор, – он отдал честь. – Так вот, лейтенант. У меня приказ доставить на «Гольфстрим» только доктора Альберта Тонро. Сами понимаете, лишние люди осложнят операцию. – Я понимаю, – с готовностью ответил лейтенант, но в его глазах сверкали искорки надежды. Аделаида на мгновение задумалась. Брать дополнительного человека было опасно. Ей одной придётся защищать двоих, а это уже сложнее. С другой стороны, Тейлор мог за себя постоять. Но был ли он на самом деле солдат космических войск Созвездия? С таким же успехом он может быть простым пиратом, которого прихватили тарды во время патруля. – Давайте так, – начала Аделаида. – У вас есть десять секунд, чтобы назвать причину, по которой мне стоит взять и вас, – невозмутимо сказала женщина. – У меня есть сведения о «Дыхании Сатурна», – ничуть не задумавшись, ответил Тейлор. «Ого!» – мысленно присвистнула Аделаида. – Хорошо, – бодро сказала она. – Тогда будете помогать доктору. Уходим. – Так точно, мэм, – отозвался лейтенант, подходя к доктору и помогая ему выйти в коридор. Аделаида посмотрела на часы. Осталось всего пять минут. Они чертовски не успевали. – Реймор! Доктор у меня! Переходи на вторую позицию! – скомандовала Аделаида, переступая через трупы убитых ранее тардов. – Сколько вас? – спросил Тейлор, морщась от ужасного запаха жжёной плоти. Доктору было ещё хуже. Он с трудом сдержал рвотный порыв при виде двух тардов, от которых осталось только куча плавленых костей, полусожжённой одежды и оружие. Аделаида двинулась прямо по коридору, подав знак следовать за ней. – Нас двое, – без смущения ответила она, проверяя соседнее помещение. – Двое?! – удивлённо воскликнул Тейлор. – Двое для спасательной операции? – Это ровно на два больше, чем первоначально собирались присылать, – ответила Аделаида, прибавляя шаг. – Нас не собирались спасать? – выдохнул доктор. Новость о том, что его хотели оставить тут умирать, ему явно не пришлась по душе. Лейтенант отнёсся к этому спокойней. – Собирались. Только не сразу нашли желающих на это дело, – усмехнулась Аделаида. Тейлор хотел что-то спросить, но Аделаида дала знак молчать. Датчик засёк тепло. По соседнему коридору шли двое. Аделаида взяла лазерный пистолет, который до этого висел у неё на бедре. Аделаида любила лучевик за беззвучность, хотя в смертоносности он многократно проигрывал электромагнитному оружию. Она выскочила из-за угла и тут же выстрелила из обоих пистолетов. Молниеносная вспышка высветила залитый зелёным светом коридор, отстав от светового луча всего на несколько микросекунд. Тело левого тарда, уже привычно дрогнуло и рассыпалось бесформенной массой. Правый удивлённо качнулся и упал почти невредимым – не считая ровную дырочку во лбу диаметром около сантиметра. Как хорошо иметь боевую броню, способную не только обнаружить противника, но слегка корректировать прицел, помогая попадать в цель. Но радость майора улетучилась в тот миг, когда тело правого тарда коснулась пола. Из дальнего конца коридора показалась высокая нечеловеческая фигура. Аделаида вскинула оба пистолета и нажала на курки. Но она знала, что на этот раз так легко не отделается. Световой луч лизнул тёмно-фиолетовую броню тарда, не причинив никакого вреда. Следом в грудь инопланетянина ударила электропуля. Она возмущённо чирикнула молнией, но разряд пугливо разбежался змейками по сверкнувшему синей сферой щиту. Аделаида нырнула обратно за стену, укрываясь от ответного огня и мысленно казня себя за безоговорочную веру в сканеры. Любая даже самая простая броня полностью скрывала его обладателя от простых тепловых сканеров, установленных в её доспехе. Но какого чёрта тут оказался тард в полной боевой оснастке? «Ну ладно, – признала Аделаида, – это было бы слишком легко». Было бы глупо надеяться прорваться совсем без преград. Да и она сильно удивилась бы, не встретив ни одного тарда в броне. На мгновение стрельба затихла, и Аделаида выглянула осмотреться. Тард отступил и скрылся за перегородкой раньше, чем ещё один электрический выстрел смог ударить его. – Придется бежать, – обернулась к своим спутникам майор. – У нас нет времени на перестрелку. По команде будете перебегать на ту сторону коридора! Ясно? – Да, мэм, – отозвался Тейлор. Доктор, в свою очередь, лихорадочно замотал головой. – Хорошо, – перекрикивая новые выстрелы врага, сказала Аделаида. Она стала ближе к краю стены, а Тейлор, поддерживающий доктора, замер возле неё. – Раз, Два… – начала отсчёт Аделаида, и как только вражеский огонь затих, крикнула: – Три! Они сорвались с места одновременно. Аделаида открыла огонь по укрытию врага, перебегая к другому краю коридора и прикрывая собой мужчин. Пара зарядов лизнули ее по касательной по ноге и плечу, но броня Аделаиды была не хуже тардской. Плазменные заряды автомата врага с шипением врезались в стену, но никого задеть не успели. Зато Аделаида попала два раза электрическим пистолетом. Первый выстрел снёс щит, второй – ударил молнией по доспеху. Пробить его он не смог, зато наверняка выжег всю электронику под основание. Но было уже поздно. Коридор вдруг вздрогнул от громогласного шума сирены. Сомнений не было: она была в честь Аделаиды. Майор толкнула зазевавшегося лейтенанта. – Туда, – она указала в конец коридора. – Бегом. Времени совсем не оставалось, а впереди их ждали несколько длинных и извилистых коридоров. Аделаида бежала рядом с лейтенантом и доктором, который уже висел на Тейлоре. Он не мог быстро бежать, и солдату приходилось практически нести его на себе. В шуме сирены майор едва не пропустила знакомый клёкот в наушнике. Хоть одна хорошая новость за последних несколько бесконечно длинных минут. – Слышу тебя, Реймор, – на ходу ответила Аделаида и нажала что-то на своём наручном компьютере. – Двигайся к месту встречи. – А куда мы идём? – решил спросить Тейлор, пока майор проверяла безопасность ближайших коридоров. – К тардским спасательным шлюпкам. – Там ведь командный центр в двух шагах! – в ужасе воскликнул лейтенант. – Они нас в решето расстреляют! – Значит, пробежим быстрее, чем они успеют это сделать, – ничуть не усомнившись в своих словах, сказала Аделаида. Тейлор и доктор неуверенно переглянулись, но показавшийся за спиной отряд вооружённых до зубов тардов переключил их внимание на более важное на этот момент действие – бегство. Они свернули за угол и бросились бежать за майором. Аделаида, не сбавляя шаг, следила за картой и мысленно просчитывала все возможные варианты. Они свернули не в тот коридор. Им нужно было пройти по коридору ДС-1–13, там, где остался первый тард в броне. Теперь им придётся подходить к цели с другой стороны. Маршрут не хуже предыдущего, вот только им придётся прорываться по абсолютно прямому коридору с множеством ответвлений, из которых на них успеют сбежаться тарды со всего корабля. – Реймор! – крикнула она. – Ты должен найти ближайшую к тебе управляющую панель! Ответом был короткий щелчок, а через несколько мгновений послышалась довольная собой трель. Аделаида замерла за перегородкой, прячась от очередного огня из соседнего коридора. Она бросила взгляд на своих товарищей по несчастью и, удостоверившись, что они целы и невредимы, сделала несколько обозначающих выстрелов по врагу. Ранить никого не получилось, но тарды засели в укрытиях, дав Аделаиде несколько так необходимых ей секунд. Она пробежалась по клавиатуре на своей руке. Карта вспыхнула новыми обозначениями. Аделаида выбрала нужный ей отсек корабля и несколько наиболее мешающих ей проходов. На экране показалась полоса загрузки. – За мной! Живо! Не отставайте! – с этими словами майор бросилась вперёд, отвлекая на себя огонь противника, в то время как Тейлор с доктором пробегали, прячась за ней. Плазменные заряды градом посыпались по активированному щиту боевой брони Аделаиды. Она побежала вперед по ровному как стрела коридору ДВ-13–11, держа наготове оружие и следя за шкалой заряда щитов. Аккумуляторы стремительно разряжались, в то время как полоса загрузки отсчитывала последние проценты готовности. «Что же мне делать, если щит не выдержит?» – мелькнула мысль в голове Аделаиды. Тейлор бежал за ней и тянул на себе шокированного доктора, стараясь держаться как можно ближе к Аделаиде, укрываясь от выстрелов за ее щитом. Следовало отдать ему должное – он держался отлично. Неизвестно, сколько времени лейтенант провёл на этом корабле, но даже несмотря на ранение, он делал всё чётко и слаженно, словно на эту миссию он пришёл вместе с Аделаидой. Секунды растянулись на часы. Выстрелы из боковых коридоров не смолкали, оставалось всего пара шагов до ближайшего укрытия врага. Аделаида почти поравнялась с укрытием врага. Система генерации щита предупреждающе взвизгнула о разрядке аккумуляторов. Но в этот момент шкала загрузки заполнилась. Следом за этим последовало тихое шипение и крики разъяренных тардов. Все двери в коридоре экстренно захлопнулись, отрезав огонь тардов от беглецов. Аделаида оставила открытой только одну центральную дверь. Тард, что скрывался там, замешкался, видя, как захлопываются остальные двери, и в следующий миг получил два электрических заряда. Щит на его броне погас, а сам он покачнулся и сполз по стене. Аделаида, а следом за ней и беглецы, пробежала мимо. Заряды убили его, но у майора не было времени разбираться. Они вбежали в просторный зал. По стенам ровными рядами располагались прямоугольные люки, ведущие в спасательные шлюпки. Выбирать майор не собиралась и подбежала к первому ближайшему люку. Подоспевший Тейлор открыл люк, протолкнул доктора внутрь и забрался сам. – Залезайте, – крикнул он Аделаиде, которая стояла у входа. – Нет, нужно дождаться Реймора. Она не собиралась бросать его на корабле. На другом конце зала появились тарды. Аделаида открыла по ним огонь, заставив их чуть отступить и укрыться за дверной перегородкой. Майор поливала их огнем, а вернее, бросала в них молнии электропуль, целясь лишь одним глазом. Вторым она следила за красной точкой на своей карте. Реймор был совсем близко, но успеет ли он до того, как прибудет подкрепление? Словно прочитав её мысли, из другого конца зала появилась дополнительная группа тардов. Послышался шум в вентиляции потолка, а в следующий миг из неё вывалился Реймор. Крики перепуганных тардов разнеслись по залу, и инопланетяне открыли огонь по ящеру. Но Аделаида этого не видела. Она нырнула в люк шлюпки и положила руку на кнопку сброса капсулы. Реймор со скоростью молнии пересёк зал, и как только он запрыгнул в шлюпку, Аделаида нажала на кнопку. Переборка мгновенно захлопнулась, отсекая преследующие ящера пули. Шлюпка резко ушла вниз, покидая пределы корабля. На мгновение в спасательной капсуле повисла тишина, которую прервал крик. – Уверден! – закричал Тейлор, пытаясь ногой ударить Реймора. Ящер легко увернулся, забравшись на пустое сиденье напротив лейтенанта, и удивлённо уставился на солдата и замершего в ужасе доктора. – Да-да, Реймор – уверден. Что здесь такого? – словно и правда не понимая, в чём проблема, сказала Аделаида, садясь рядом с Реймором. Она бросила взгляд на приборную панель рядом с собой. Маленькая точка спасательной шлюпки стремительно отдалялась от корабля. – Он… ручной? – выдохнул Тейлор, рассматривая сидящего рядом с женщиной монстра. – Смотря, что вы имеете в виду под этим словом, – без интереса ответила Аделаида, проверяя их курс. На самом деле она мысленно смеялась. Забавно наблюдать за тем, как люди, а тем более тарды, впадают в панику при виде Реймора. Аделаида внесла небольшие правки в их курс и подняла глаза на мужчин. – Мы уложились в отведенное время. Сейчас нас должен подобрать корабль и отправить на «Гольфстрим», – сообщила она. Её никто не слушал. Тейлор и Тонро как заворожённые рассматривали Реймора. А посмотреть и правда было на что. Уверден был жуткой смесью ящера и кошки. В холке он достигал порядка метра, в длину около трёх. У него была длинная, сужающаяся к носу морда с парой близко посаженных кошачьих глаз. На голове размещалось две пары заострённых ушей. Два широких уха размещались на верху головы и были подвижны, как у кошки. Два других, поменьше, находились у их основания и плотно прилегали к голове. Ноздри почти не выделялись на конце морды и представляли собой два отверстия спереди и по два в форме прорезей с обеих сторон. Длинная пасть сверкала двумя рядами белых зубов, не слишком острых, чтобы не сломались при перемалывании твёрдой пищи. Голова переходила в массивную мускулистую шею, а затем в не слишком длинное тело и длинный мощный хвост ящера. Уверден имел две пары конечностей. Лапы были прямыми, с крупными пальцами и длинными изогнутыми когтями, которые могли втягиваться в подушечки. Лапы были сильными и при желании могли разорвать в клочья человека за пару минут. Реймор не имел шерсти. У него была прочная гладкая кожа с небольшими чешуйками, которая подобно хамелеону могла менять цвет в зависимости от обстановки. Сейчас уверден имел серебристый оттенок кожи в цвет спасательной шлюпки. Но не только внешний вид так напугал мужчин. Увердены прославились на весь Млечный Путь как самые опасные хищники Галактики. Считается, что увердены кровожадные скрытные хищники, способные подолгу прятаться и неожиданно нападать, оставляя после себя только кровавые следы. В довершение картины оказалось, что увердены абсолютно не поддаются дрессировке и приручению. Это было не так далеко от истины. И Реймор был лишь одним маленьким исключением из правил. Аделаида взглянула на часы. Они должны были отлететь достаточно далеко от корабля тардов. – Держитесь за что-нибудь! – громко скомандовала Аделаида. Реймор спрыгнул на пол, крепко став на четыре лапы. Доктор и лейтенант ухватились покрепче за подлокотники и машинально обернулись к широкому иллюминатору в конце капсулы. Аделаида активировала команду на наручном компьютере. Импульсные бомбы практически не производят огня, поэтому корабль тардов просто развалился на несколько частей под воздействием невидимой ударной волны. Чуть запоздало вспыхнули ослепительными вспышками машинные и оружейные отсеки и весь корабль превратился небольшую звезду. – Когда вы успели заложить бомбу? – удивился Тейлор. – Пока я спасала вас, этим занимался Реймор. Он пронёс модуль взлома и бомбу прямо к центральному процессору их компьютера. Аделаида откинулась спиной на сиденье и включила связь. – Говорит майор Аделаида Риваил, прошу эвакуации. – Говорит крейсер «Фадерм». Слышим вас, майор. За вами уже выслан корабль. Вас подберут в течение семи минут, – послышался мужской голос диспетчера. Вот и славно. Миссия почти закончилась. Осталось оставить доктора и солдата на «Гольфстрим», и задача будет выполнена. Аделаида положила руку на голову Реймору и начала почёсывать его за ухом. Майор не любила спасательных операций. Во-первых, это не её профиль. Её основные задачи: боевая разведка и диверсии. Что-то взорвать, кого-то поймать – пожалуйста. Проникнуть на территорию врага, украсть секретные данные или убить кого-то – с удовольствием. А вот нянчится с везунчиками, которых угораздило попасть в плен – сплошные проблемы, а не миссия. Приходится постоянно контролировать, чтобы никто не отстал, не потерялся, не был ранен или убит. Во-вторых, Аделаида не видела особого смысла для себя в этих миссиях. Почему-то задания спасения хоть и считались сложными, ценились в военной структуре не слишком высоко. Можно спасти целую толпу людей, а тебе только пожмут руку, в лучшем случае вручат медаль. Зато если ты взорвёшь вражеский корабль в нужное время в нужном месте, определённо получишь звание, почести и славу на пару лет вперёд. Выполнить эту миссию Аделаида согласилась лишь потому, что все утверждали, что это невозможно. Размышления прервал голос Тейлора. – Майор, я хотел сказать вам спасибо. Вы не должны были брать меня, но взяли, – он посмотрел на Аделаиду благодарными, хоть и усталыми глазами. – Рано радуетесь. Я ведь не сказала, что верю вам, – честно призналась Аделаида. На лице Кирса Тейлора отразилось непонимание. – Тогда почему вы меня взяли с собой? – Вы упомянули «Дыхание Сатурна». Тот факт, что вы вообще знаете о существовании этого корабля, делает вас либо солдатом-разведчиком, либо предателем… – Аделаида выдержала небольшую, но многозначительную паузу. – В любом случае моему начальству будет интересно с вами побеседовать, – закончила она. Тейлор какое-то время молчал, не обрадованный таким фактам. – Но я всё равно благодарен вам, – решил он. – Если бы я остался там, то уже погиб бы, – он указал на всё отдаляющиеся и затухающие обломки тардского корабля за иллюминатором. – И от меня спасибо, – отозвался доктор Тонро. Похоже, он только сейчас начал отходить от шока предыдущих сражений. Альберт выглядел уже не таким испуганным, но более, чем кто-либо присутствующих, уставшим. Послышался металлический скрежет. А затем через пару минут люк открылся и в шлюпку заглянуло несколько людей в форме морпехов Созвездия. Они помогли всем выбраться из капсулы. Доктора увезли врачи. Тейлора под охраной увели в другой отсек. Аделаида осталось одна в грузовом трюме небольшого спасательного корабля, присланного им с крейсера «Фадерм». Майор посмотрела на сидящего возле её ноги увердена. – Все спасены, – улыбнулась она, чувствуя, что на душе теплеет. Реймор одобрительно заклокотал. Глава 2 Плохой и очень плохой день Аделаида проснулась от чьего-то дыхания на своей щеке. Первое, что она увидела, открыв глаза, была оскаленная пасть с длинными тупыми зубами. – Я сплю, – недовольно сказала она, с головой накрываясь одеялом. Реймор хмыкнул. Ухватив одеяло зубами, он стянул его с хозяйки на центр комнаты, а чтобы Аделаида не смогла его забрать, лёг на одеяло, приняв цвет пододеяльника. Адель недовольно посмотрела на белого увердена. Тот влюблёнными глазами посмотрел на неё, ожидая, что она встанет и начнёт упрашивать его вернуть одеяло. Аделаида на провокацию не поддалась, лишь подогнула к груди ноги и опять закрыла глаза. Реймор заклокотал, встал и начал наматывать круги по одеялу, громко издавая чирикающие звуки, напоминающие по звучанию голос дельфинов. – Чего ты хочешь? – понимая, что уже проиграла, пробормотала Аделаида. Реймор сел, его умные золотистые глаза внимательно смотрели на хозяйку. Уверден победоносно издал два щелчка и хлопнул мощным хвостом по полу. Понятно, хотел есть. Аделаида посмотрела на часы. Было восемь десять утра. Самое подходящее время, чтобы успеть на конец завтрака. Первоначально Аделаида планировала его пропустить… Риваил посмотрела на своего питомца. Реймор не умел улыбаться, но в его глазах пылало ничем не обоснованное, но такое обаятельное счастье. Аделаида метнула в него подушку. Уверден не шелохнулся, когда та врезалась в его широкую грудь. Он начал гордиться своей победой. Аделаида заставила себя встать. Реймор не слишком прихотлив к еде и мог обходиться небольшими порциями раз в несколько дней. В совсем безвыходных ситуациях увердены могли месяцами не есть. Но сегодня Аделаида позволила Реймору покапризничать и попросить еду в нарушение обычного графика. Он это заслужил. Вчерашняя миссия была бы невозможна без него. – Бардак сам убирать будешь, – строго сказала Аделаида, указав на разбросанные по комнате постельные принадлежности. Реймор спорить не стал. Пока Аделаида одевалась, он перетащил подушку и одеяло на место. Заправлять постель он не умел, но этого Аделаида от него и не требовала. Собравшись, Аделаида проверила состояние своего лёгкого дневного макияжа и причёски. Короткие чёрные волосы сохранили идеальную укладку даже после сна. Косметика, способная держаться на лице несколько дней, не потеряла красоты. Аделаида редко наносила её слишком много. Только делала акцент на зелёные глаза и немного выделяла губы на смуглом лице. Удостоверившись, что выглядит хорошо, она вышла из каюты в сопровождении Реймора. До столовой они дошли минут за пять. Столовая представляла собой огромное светлое просторное помещение с множеством длинных столов и скамеек. Больше половины из них пустовали. Завтрак уже заканчивался, и многие из солдат и персонала разошлись по своим рабочим местам. При появлении Аделаиды часть присутствующих обернулась к ним. Многие не решались смотреть прямо, но Адель чувствовала и видела краем взгляда множество устремлённых на неё взглядов. С этим ничего не поделаешь. Несмотря на то, что Аделаида служила на борту «Гольфстрима» уже несколько месяцев, её персона, а точнее, присутствие рядом с ней увердена, непременно вызывали бурный интерес. Обычно Аделаида завтракала у себя в каюте и не давала публике слишком много возможностей поглазеть на себя. Но сегодня она не оставила запроса на доставку еды и вынуждена была явиться в столовую лично. Она направилась через весь зал к служебной двери. Идя между полупустыми столами, она слышала тихий шёпот за своей спиной и краем глаза различала недружелюбные взгляды. Аделаида давно привыкла и к такой реакции. По кораблю ходило множество слухов об обладательнице единственного в Галактике дружелюбного увердена. Слухи были как безобидные, так и вполне серьезные. Но Аделаиду слухи ничуть не волновали. Пусть думают что хотят. Нет ничего более глупого, чем опровергать слухи. Оправдываются только виноватые. Войдя на кухню, Аделаида пробежалась взглядом по помещению. Как и любая кухня, обеспечивающая едой несколько тысяч человек в день, кухня «Гольфстрима» представляла собой огромный механизированный конвейер, оборудованный роботами и контролируемый несколькими поварами. Аделаида какое-то время наслаждалась видом работы всего этого пищевого цеха, в то время как Реймор вынюхивал самые вкусные блюда. Заметив присутствие голодного увердена, одна из поваров: высокая темнокожая Сара Хадсон схватила со стола полотенце и бросилась на Реймора. Она ненавидела каждого, кто без разрешения появлялся на вверенной ей территории, и тем более такого потенциального вредителя, как уверден. – А ну, брысь, погань космическая! – она замахнулась на него полотенцем. Реймор ничуть не испугался, а заметив присутствие Аделаиды, Хадсон так и не нанесла удар, лишь недовольно скрестила руки на груди. – Что надо? – её голос сквозил неприязнью. Аделаида улыбнулась как можно более дружелюбно. – Нужно мясо для Реймора, – она указала на своего товарища, разглядывающего голодными глазами проплывающие по конвейеру блюда. Аделаида и сама мысленно облизнулась. Запахи здесь стояли невероятно аппетитные. Хадсон недовольно хмыкнула. – Где мне набраться на вас столько мяса? Я его что, из вакуума делаю? – несмотря на недовольство, она направилась к морозильным камерам. Реймор зарысил следом. Аделаида проследила за ними взглядом, а затем, взяв одну тарелку с салатом, вышла обратно в зал. Столовая почти опустела. За столами рядовых и младших офицеров сидели лишь одинокие опоздавшие. Оживление наблюдалось только за крайними дальними столами, где временно размещались курсанты. Их тёмно-синяя форма пестрела студенческим беспорядком. Первоначально «Гольфстрим» не практиковал набор в свой состав «молодых специалистов». Эти курсанты находились на последнем курсе различных военных университетов и академий Созвездия и были вызваны на корабль около месяца назад. Проблема, повлиявшая на такое решения, была довольно проста. Устройство «Гольфстрима» кардинально отличалось от других кораблей Флота Созвездия Свободных Планет. «Гольфстрим» был новейшим кораблём. Многие технологии, использованные при постройке «Гольфстрима», были открыты сравнительно недавно и только-только введены для изучения в военных академиях Созвездия. Специалисты, переведённые с других кораблей и имеющие определённый стаж, оказались недостаточно квалифицированы для полноценной работы на новейшем корабле. Проще говоря, оказалось, что взять студентов и научить их новому проще, чем переобучать старожил. Это звучало, конечно, отлично. Но глядя на толпу шумящих и мечущихся между столами курсантов, Аделаида решила, что специалисты из них выйдут не скоро. Только через несколько месяцев им доверят первый раз воспользоваться полноценными системами корабля, и то под строгим контролем. А до этого их будут бесчисленное количество раз гонять на тренажёрах. Аделаида поднялась по лестнице на небольшой балкончик. Здесь размещались столы для старших офицеров. Столики были, как всегда, пусты. Практически все офицеры предпочитали обедать у себя в каютах, и столы заполнялись лишь по праздникам. Аделаида устроилась в углу широкого балкона. Отсюда открывался отличный вид на всю столовую. Пока Аделаида завтракала, вернулся Реймор. Он довольно облизывался и подозрительно оглядывался на дверь, ведущую на кухню. Что-то Аделаиде подсказывало, что в скором времени придётся получить гневное письмо от полковника Орана Батлера «о несоответствующем поведении служебного животного». Слово «животное» было мягкой формой слова «монстр». – Что ты на этот раз натворил? – недовольно спросила Аделаида. Но «животное» со всем не присущим ему невинным видом преданно смотрело в глаза девушки и упорно делало вид, что понятия не имеет, о чём идёт речь. Аделаида вздохнула. Реймор был неисправимым хулиганом. Она принялась за еду, размышляя о вчерашней операции. Кто-то поднялся по лестнице на офицерский балкон и неуверенно направился к Аделаиде. Майор и Реймор посмотрели на посетителя. К удивлению Риваил, это оказалась молодая девушка в синей курсантской форме. Она осторожно подошла к их столику, остановившись в шаге от Реймора. Курсантка оказалась на голову ниже самой Аделаиды. У неё были светлые короткие волосы и голубые глаза, которые в данный момент бегали от Аделаиды к Реймору, а затем испуганно смотрели в пол. Стоило Аделаиде смерить её взглядом, как девушка смутилась больше прежнего. «И что ей от меня понадобилось?» – подумала Аделаида. Она никогда не пересекалась с курсантами, её работа не касалась областей, где задействовали молодых специалистов. – Эм, мэм, – проговорила девушка. – Меня зовут Елена Ларионова… – начала она. В поисках ответов Аделаида заглянула через перила на столики внизу. Остальные курсанты внимательно следили за происходящим на балконе, кто-то хихикал, а кто-то подбадривал. Риваил вздохнула и повернулась к девушке. – Не могли бы вы позволить мне погладить увердена? – едва выговорила девушка. Аделаида откинулась на спинку стула. Этот вопрос входил в список самых популярных вопросов, задаваемых Риваил. – Реймор, – строго сказала Аделаида, – боевой зверь, выслеживающий и убивающий тардов. Думаешь, ему нравятся ласки? Аделаида краем глаза посмотрела на Реймора. Тот пребывал в отличном расположении духа, его глаза сверкали любопытством и дружелюбием. Риваил была уверена, что он будет не прочь, чтобы его погладили и даже поиграли. Он заинтересованно прислушивался к их разговору, слегка наклонив голову, чем больше напоминал игривого кота, чем опасного монстра. К счастью Аделаиды, курсантка была слишком взволнована, чтобы обращать на это внимание. Лицо девушки покраснело от волнения, и казалось, что Елена была готова провалиться сквозь балкон. – Если к тебе подойдёт незнакомый человек и начнёт гладить тебя по спине, тебе это понравится? – продолжала нагнетать Аделаида. «Позволишь одному человеку погладить увердена, завтра будет стоять целая очередь», – Аделаида бросила взгляд на толпу курсантов внизу. Не хватало, чтобы все решили, что уверден – безобидный зверёк. – Но, – набравшись смелости, произнесла Елена, – что если мы познакомимся сперва? Аделаида приподняла бровь. Курсантка настырнее, чем она предполагала. – И на что вы поспорили? – кивнула Риваил в сторону толпы курсантов. – Эм, – засмущалась девушка. – Мы просто поспорили. – Ты рискуешь своей рукой ради простого спора? – хмыкнула Аделаида. Риваил захотела прочитать длинную лекцию о вреде таких споров, но вдруг вспомнила, что сама день назад отправилась на опасную операцию, поддавшись собственной гордости. – Но он ведь отличает союзников и врагов, – резонно заметила Ларионова. – И не выглядит злобно, – она опустила взгляд на увердена. Реймор решил было подтвердить этот факт, встал и подошёл ближе, но его остановил звонок в коммуникаторе Аделаиды. Риваил приложила руку к уху, включая наушник. – Слушаю, – нейтральным голосом сказала она. – Майор Аделаида Риваил, вас вызывает к себе полковник Оран Батлер, – таким же нейтральным голосом отозвался женский голос на другом конце. «Что он хочет?» – подумала Аделаида, чувствуя, как настроение быстро скатывается вниз. – Мой рапорт пока не готов, – спокойно сообщила Риваил. Она только вчера вернулась с задания и по правилам могла сдать рапорт в течение двух суток. Для спешки не было причин. – Рапорт не обязателен. Вам нужно прибыть в течение двадцати минут, – закончила сообщение адъютант и оборвала связь. Аделаида перевела взгляд на Реймора. Уверден набедокурил на кухне настолько, что по этому случаю полковник захотел провести разъяснительные работы? В это верилось с трудом. Полковник пригласил её в кабинет лично. Этого он делать не любил и по возможности обходился электронными сообщениями и онлайн-конференциями. Так что же Батлер хочет от неё? Рапорт о вчерашнем задании его не интересует. Повышение ей не светит. Для нового задания слишком рано. Если только не случилось чего-то срочного… Аделаида недовольно встала. Зачем гадать, если можно просто прийти и узнать? – Мне нужно идти, – сообщила она курсантке. – Зайдёшь ко мне вечером в каюту. Риваил была рада, что разговор с девушкой можно отложить, но вот встречаться с Батлером ей не хотелось. Каждый раз разговор с полковником превращалась в перепалку, и Аделаида чувствовала, как в груди нарастает раздражение. Риваил вышла из-за стола и в сопровождении Реймора направилась к лестнице, ведущей с балкона. * * * Аделаида вошла в приёмную и, не поздоровавшись с девушкой-адъютантом, направилась к дверям кабинета. Реймор следовал за ней. – Полковник попросил оставить увердена здесь, – пискнула адъютант, прежде чем Аделаида успела открыть дверь. Риваил перевела взгляд на девушку. Встретившись взглядом с раздражённой Аделаидой, та съёжилась и больше не проронила ни звука. Аделаида хмыкнула и посмотрела на увердена. Полковник не любил его присутствие в своём кабинете, но редко запрещал монстру сопровождать свою напарницу. Так почему сейчас запретил? Аделаида жестом попросила Реймора остаться. Уверден недовольно мотнул головой и лег возле двери, прямо около ног адъютанта. Та вжалась в кресло и, кажется, перестала дышать. Аделаида бросила взгляд на перепуганную девушку и вошла в кабинет без стука. Полковник сидел за своим столом, изучая документы. Услышав звук открывающейся двери, он поднял взгляд и внимательно осмотрел майора. – Садитесь, – указал Батлер на кресло перед своим столом. Аделаида опустилась в кресло и откинулась на спинку. Её зелёные глаза впились в полковника. Батлер был высоким и крепким мужчиной, возраст которого уже перевалил за сорок. Светлая кожа и серые маленькие глаза. Седина тронула его волосы, а фигура стала более округлой, но лидерские качества, казалось, были вырезаны на его лице. На самом деле полковник был человеком хорошим, и Аделаида это знала, но его категорическая неприязнь к ней и Реймору делали этого офицера абсолютно несовместимым с ними. – Вы хорошо поработали вчера, – на удивление мирно сказал полковник Батлер. – Адмирал лично просил передать благодарность за вашу службу. – Мне очень приятно, – непринуждённо сказала Аделаида, но в её глазах сверкала подозрительность. – Всё прошло хорошо. Доктор Альберт Тонро сейчас находится в медотсеке. Врачи говорят, что его жизни ничего не угрожает. Что касается Кирса Тейлора – подтверждение его личности пришло сегодня утром. Его здоровье тоже в порядке, – полковник замолчал, провёл ладонью по столешнице, словно протирая пыль. Он задумался, словно решал, что сказать. – Вы позвали меня, только чтобы сообщить это? – воспользовалась паузой Аделаида. Судьба людей, за которых она не несла ответственности, её не интересовала. Возможно, это было не совсем правильно, но Аделаида признавалась себе, что так гораздо проще жить. В её профессии, сопряжённой с риском, мысли должны быть всегда предельно чистыми и не затуманенными второстепенными вопросами и проблемами. Потому заботу о других она оставляла на соответствующие подразделения, если это не входило в состав её задачи. – Нет, – произнёс Батлер. – Что вы знаете о «Дыхании Сатурна»? Глаза Аделаиды недовольно сузились. Она уже начала смутно догадываться, зачем полковник позвал её к себе. – Только то, что мне сообщили, – ответила Риваил. – «Дыхание Сатурна» – секретный разведывательный корабль, который пропал, кажется, три месяца назад в скоплении Пауса. Любые сведения о его местонахождение очень ценны и их следует немедленно отсылать в штаб. – Хорошо, – кивнул полковник. – Так вот лейтенант Кирс Тейлор сообщил нам некоторую новую информацию о «Дыхании». – И при чём здесь я? – По его данным, «Дыхание Сатурна» сейчас находится у пиратской группировки «Биз Рамос». Он смог раздобыть несколько механизмов и деталей, их номера точно совпадают с номерами таких же деталей на «Дыхании». – Зачем вы мне всё это рассказываете? Я не занимаюсь этим делом. – Уже занимаетесь, – твёрдо сказал Батлер. Аделаида не стала скрывать недовольства, но тем не менее спросила. – Что я должна сделать? – Вы должны внедриться в группировку и выяснить точное местонахождение «Дыхания Сатурна». «Внедриться?!» – Я отказываюсь! – решительно заявила Аделаида. Как раз вчера она строго решила, что больше не подпишется на сомнительные операции. – Вы не можете отказаться! – повысил голос полковник. – Это приказ! Он знал, что Аделаида не согласится, и был готов встретить отпор. – Это задание вне моей сферы деятельности! – заявила Риваил. – Я занимаюсь боевой разведкой, а не шпионажем. – Думаю, вы сможете справиться, – настойчиво повторил полковник. Риваил нахмурилась. Обычно Батлер не был таким. Он знал, что это не её специализация, а значит, его приказ может оспариваться. Жизненной необходимости или срочности в этом задании Аделаида не видела. Но сегодня полковник Батлер не собирался отступать. И похоже, первым шагом к этому было оставить Реймора за дверью. Общаться с человеком, рядом с которым стоит разъярённый уверден, было просто опасно для жизни. – Я буду жаловаться адмиралу, – угрожающе заявила Аделаида. – Он лично подписал приказ, – победно произнёс полковник. А вот и главный козырь. Аделаида могла отказываться от приказов полковника, если считала, что приказ не обоснован, но не подчиниться приказу адмирала она не могла, хотя бы потому, что глубоко уважала капитана «Гольфстрима». В её глазах сверкнула ярость, а из наушника послышалось гневное рычание Реймора. Он слышал весь разговор и поддерживал Аделаиду. «Значит вот как! – подумала Риваил. – Даже адмирал с этим согласен!» Она выпрямилась и скрестила руки на груди, но понимала, что уже проиграла. – Инструктаж проведёт Сэм Валерд – ваш новый куратор, – холодно сказал полковник, стараясь удержать позиции в споре. – Он ждёт вас в конференц-зале. – Новый? – Аделаида почувствовала, что едва сдерживает гнев. – А как же Геннадий Васильевич? – Лихов ушёл в отставку неделю назад, – полковник поерзал в кресле, словно ему было неуютно в компании Аделаиды. Риваил была готова прожечь в нём дырку одним лишь взглядом. Лихов Геннадий Васильевич был её куратором последние два года. Это был весёлый пожилой офицер с отличным чувством юмора и особым взглядом на вещи. Аделаида любила его за способность понимать приказы двояко и за непреклонную силу волю. Это был ещё один человек, которого она глубоко уважала, и, зная о его преданности службе, ей с трудом верилось, что Лихов ушёл в отставку по своей воле. Скорее всего начальству не понравилось, что куратор слишком много спускает ей с рук… – Тогда я пойду, – она так резко встала, что Батлер отклонился назад. Аделаида вышла из кабинета, и к ней присоединился Реймор. * * * Когда Риваил вошла в конференц-зал, Сэм Валерд был уже там. Он встретил её профессиональным приветствием, но Аделаида не отозвалась. Она присела на кресло в паре метров от него и стала пристально его рассматривать. Нет, он определённо не годился в подмётки Лихову. Это был среднего роста смуглый мужчина лет тридцати семи. На нём был тёмный официальный костюм, элегантно сидящий на его некрупной фигуре. Другое дело Лихов! Высокий и подтянутый шестидесятилетний офицер, не снимающий полевой китель, наверное, даже в ванной. Отпускающий шутки по любому поводу, открыто смеющийся над приказами, но при этом всегда блестяще их выполняющий. Как же Аделаида будет по нему скучать! А тем временем новый куратор заговорил: – Я думаю, вам меня уже представили. Я ваш новый куратор, – голос у него был солидный, но Риваил была не из тех, кого было легко впечатлить. – Приятно познакомиться, – холодно отозвалась Аделаида. Реймор прошёл сбоку и лег у её ног. Новый куратор краем глаза любопытно рассматривал необычного подчинённого. – Майор, что вы знаете о «Биз Рамос»? – понимая, что его присутствие никого не радует, Валерд решил перейти сразу к делу. – Абсолютно ничего, – честно призналась Аделаида. – Я не интересуюсь пиратами. – Хорошо. Тогда я объясню. «Биз Рамос» – это одна из крупнейших пиратских группировок на ближайших пару тысяч световых лет. Основным промыслом занимаются у белых границ Расфирской империи, а их базы находятся где-то в секторе С50. Одна, наиболее крупная, размещается возле Вассиамы. Они хорошо вооружены и очень опасны. Их флот едва не дотягивает по количеству до нашего, – Валерд сделал многозначительную паузу, ожидая комментария от Аделаиды. Но Риваил промолчала. Её не пугали пираты, и она честно не понимала, почему от них давно не избавились. – Лидер «Биз Рамос» – АксНен, – продолжил куратор. – У Созвездия практически нет на него никаких данных. Но его деятельность свидетельствует о хороших связях и продуманности действий. Аделаида зевнула. Это вышло произвольно, но весьма красноречиво показывало её отношение к происходящему и к будущему заданию. Остальную часть инструктажа она слушала вполуха. – Я смотрю, вы несерьезно относитесь к вашей миссии, – прервал свою речь Валерд. – Если вы не поняли – «Дыхание Сатурна» очень ценный корабль, и его необходимо найти как можно скорее, раньше тардов. От него зависит будущее, возможно, всей войны. На этот раз зевнул Реймор. Уверден был благодарным слушателем, но идеологические разговоры он никогда не понимал. – Так чем же так важен этот корабль? – спросила Аделаида. – Это секретная информация. У вас нет доступа, – слегка смущённо сказал куратор. Аделаида вздохнула. «Нет доступа». Работа в разведке часто предполагала подобные задания. Под грифом «Секретно» скрывали причины и детали заданий. Подобное заявление куратора не вызвало у Аделаиды никаких эмоций. – Убивать можно? – уточнила она, меняя тему разговора. – Можно. Разрешено действовать по обстоятельствам. У вас есть даже разрешение на нападение на представителей Созвездия, если это необходимо, но лучше избегайте таких ситуаций. – Почему нельзя прислать целый флот и «вежливо» попросить их отдать корабль? – Во-первых, флота нет. Все корабли на границах с Расфиром. Во-вторых, Созвездие заинтересовано в тайном возвращении «Дыхания Сатурна». Расфир быстро узнает, если наш флот вдруг переместится с зеленых границ на белые. Они могут попытаться перехватить корабль, и тогда против Расфира нам не устоять. Аделаида хмыкнула. «Нет. Ну, он не может обойтись без преувеличений…» – Что с транспортом? – Вас доставят на Гийю, оттуда частным транспортом до Выд-торийи. Там вам самим придется найти способ добраться до Вассиамы. Валерд выдержал недовольный взгляд Аделаиды и продолжил. – Не затягивайте операцию. Информация по кораблю нужна как можно быстрее. Если будет возможность, разрешено действовать открыто. Но только если будете уверены, что оно того стоит. Аделаида приободрилась. Хоть одна хорошая новость и здравая мысль за сегодня. – Отлично, – сказала она. – Что насчёт эвакуации? – Вам придётся самостоятельно вернуться на Гийю, там у нас есть небольшая база, – сказал куратор. – Вопросы? Аделаида не ответила. Она встала и забрала со стола планшет с данными. – Посмотрим, – сказала она и, не прощаясь, вышла из конференц-зала. * * * Аделаида вздёрнула рукава нового кителя и посмотрела в зеркало. Серая, почти серебристая форма войск Созвездия сидела на ней идеально. Казалось, что эта форма была ей роднее собственной кожи. Светлая одежда хорошо контрастировала с чуть смугловатым оттенком лица и зелёными глазами. Рука невольно коснулась плеча, и пальцы пробежались по майорской звездочке. Это звание она честно заслужила во множестве боевых операций. Поначалу она работала в составе отряда разведки и диверсии «Грат-7» из десяти человек, который успешно выполнил ряд сложных операций по разведке и диверсии на базах противника. Она с Реймором не раз доказали свою подготовленность, смелость и дерзость, получили несколько наград и медалей за мужество, которые обычно пылились где-то в шкафу. Всего за несколько лет она дослужилась до майорского звания. Несколько месяцев назад их отряд расформировали, и Аделаиду перевели на «Гольфстрим». Далеко не самое плохое место, но Аделаиду и Реймора не приписали ни к одному отряду, что резко сокращало количество операций для их пары. Спасательная операция была одной из немногих за последних три месяца, на которых Аделаида смогла проявить себя. Но Аделаиду не покидало чувство, что от неё решили избавиться. Иначе почему её отправили заниматься шпионажем? Она разведчик, а не шпион! «Или им срочно нужна эта информация, – здравый смысл пытался успокоить раздражение Аделаиды, но не слишком успешно – Надо было оставить этого Тейлора на тардском корабле!» Аделаида себя отдёрнула. Лейтенант не виноват, он просто выполнял свою работу. А те, кто решил избавиться от неё, пусть ликуют. Это ненадолго. Она вернётся раньше, чем они успеют произнести тост! А теперь пора заняться подготовкой к предстоящей операции. Аделаида взяла со стола электронный планшет, села на край кровати и принялась составлять список необходимых вещей. «Это подло», – подумала она. Отправить её на чужую операцию, работать под прикрытием. Она никогда раньше таким не занималась и ничего не понимала в пиратстве и «Биз Рамос». Прежде чем рвануть в бой, нужно узнать немного больше сухой информации Созвездия, и первый, кто пришёл на ум Аделаиде, был, конечно, лейтенант Кирс Тейлор. – Пора навестить нашего нового знакомого, – сказала она Реймору, вставая. Уверден, который тем временем мирно спал у себя в углу, согласно встал. – «Гольфстрим», – скомандовала Аделаида в свой коммуникатор, – где сейчас находится лейтенант Кирс Тейлор? – Зона отдыха № 3, – без эмоций сообщил компьютер. Аделаида встала и вместе с Реймором вышла из своей каюты. * * * Лейтенант и правда оказался в Зоне отдыха № 3, которая по совместительству играла роль корабельного бара. Когда Аделаида вошла, Тейлор беседовал с тройкой десантников. – …и тут она заявляет: справлюсь за десять минут, – рассказывал что-то один из них. – Десять! Вот самонадеянная… В этот момент другой десантник заметил присутствие в баре Аделаиды и толкнул своего товарища в бок. Тот удивлённо обернулся и, увидев майора, замолк, переведя взгляд на стойку бара. Аделаида подошла ближе. Сплетни её не интересовали, поэтому она не взглянула на десантников. – Лейтенант Кирс Тейлор? – громко позвала она. Тейлор, который сидел спиной к входу, обернулся. – Да, мэм, – он встал и машинально отдал честь, рассмотрев майорские звёздочки. – Чем могу помочь? – официальный тон и удивление в глазах явно давали понять, что он не узнал Риваил. На тардском корабле Аделаида была в боевом скафандре, скрывающем лицо, а динамики искажали голос. Всё разъяснил появившийся в баре Реймор, неторопливо подойдя к напарнице, он сел у её ног. – Вы майор Риваил? – спросил Тейлор. Лейтенант обернулся к десантникам, но те уже успели пересесть за другой столик, подальше от Аделаиды. – Да, это я, – улыбнулась Риваил. Они сели на местах десантников. Аделаида откинулась на спинку стула, закинула ногу на ногу и спросила: – Насколько верна ваша информация? – Кака… – было начал спрашивать лейтенант, но потом сообразил: – Вы про «Дыхание Сатурна»? – Да. Вы сказали, что смогли раздобыть несколько деталей с этого корабля. Насколько вы уверены, что корабль именно у «Биз Рамос»? Эти детали могли попасть к ним случайно, через длинную череду посредников, – Аделаида говорила быстро и холодно, показывая, что не собирается утомлять себя длинными задушевными разговорами. Тейлор не смутился. Он улыбнулся и ответил: – Вы просто не знаете «Биз Рамос». Они не занимаются перекупкой… А почему вас это интересует, майор? – лейтенант подозрительно посмотрел на девушку. Аделаиде не понравился его взгляд. Словно она школьница и расспрашивала о взрослых вещах, о которых дети не спрашивают. Взгляд Тейлора потерял прежнее уважение. Аделаиду это разозлило. – Меня перевели на это дело. Мне поручено внедриться в «Биз Рамос» и узнать всё возможное о «Дыхании Сатурна», – она сказала это профессионально холодно. Лейтенант на мгновение задумался. Было видно, как он борется с собственным недоверием. В конце концов, перед ним сидела молодая девушка, младше него на несколько лет, с холодным, полным сосредоточенности взглядом. – Хорошо, – наконец кивнул он. – Не знаю, почему выбрали именно вас… – Так что насчёт корабля? Какова вероятность того, что он до сих пор у «Биз Рамос» и не раскурочен на запчасти? – Точно не скажу, майор. Но «Биз Рамос» не группка жадных идиотов. Я думаю, они прекрасно понимают, что за корабль попал им в руки. Если они в открытую будут продавать запчасти с «Дыхания», у них могут возникнуть проблемы с Созвездием. АксНен не допустит такого. Скорее всего они припрятали корабль где-то на своей территории и не притронутся к нему, пока шумиха не уляжется. – Но если они решили поберечь корабль, как тогда к вам попали его детали? – Один ватс из «Биз Рамос» притащил их мне. Как я понял, он тайком скрутил их с корабля и пытался продать мне. – Почему именно вам? – спросила Аделаида, наблюдая за тем, как Тейлор заказывает себе коктейль. Алкоголь на «Гольфстриме» не продавали, и коктейли были безалкогольными. – На Вассиаме-13 много всякой мрази, но мало людей, тем более людей, способных купить детали к военным кораблям Созвездия… – Понятно. Но почему вы решили, что «Дыхание Сатурна» действительно находится в руках «Биз Рамос»? – Майор, вы и правда ничего раньше не слышали о «Биз Рамос»? – удивился лейтенант. – Со мной уже провели краткий инструктаж, но там лишь цифры. Мне нужна общая картина, – объяснила Аделаида. Лейтенант окинул взглядом пустой бар. – «Биз Рамос» – очень опасная пиратская банда. Опасней «Тауши»… Аделаида вопросительно подняла бровь, Тейлор отмахнулся. – Не важно. Главное, что вам нужно знать, что они жестоки и принципиальны. «Биз Рамос» контролирует почти весь сектор С50–380, часть 383 и четверть 231. У них небольшой флот и пять или шесть полноценных баз. Эти ребята не шутят. Они принципиально не притрагиваются к добыче других пиратов, но на своей территории не терпят никого. Если «Биз Рамос» выходит на охоту, пропадают сразу десяток, а то и несколько десятков судов. На мелочь не размениваются. Добычу делят и сбывают за пределами кольца Гандерида. – Почему так далеко? – Не знаю… Не хотят, наверное, раздавать добычу своим конкурентам. Единственное, чего я не понимаю, так это почему они напали на корабль Созвездия? – Это так странно? – спросила Аделаида, поглаживая Реймора по голове. – Да. «Биз Рамос» жестокие, но хитрые. Они не станут ввязываться в войну с космическими странами. Во всяком случае я никогда не слышал об этом. Они даже несколько раз пропускали через свой сектор корабли тардов и ватсов. А тут напасть на корабль Созвездия. Мы, конечно, не такие гиганты, но… – Может, это вышло случайно? – Возможно… Более странно, что «Дыхание Сатурна» пропало в совсем другом конце галактики, где точно, не скажу, меня не посвящали в детали, но «Биз Рамос» там никогда не видели. – Значит, корабль может быть и не «Дыханием Сатурна»? – Не знаю, мэм. «Мда. Это не прибавляет оптимизма…» – подумала Риваил. – Мне сказали, что у них очень внушительный флот, по численности почти достигает нашего. Тейлор улыбнулся. – По численности, возможно. Но там по большей части переоборудованные гражданские и торговые суда. Они опасны, но по отдельности не могут сравниться с военным кораблем Созвездия. – Что я ещё должна знать? Тейлор почесал затылок. – У меня есть плохая новость для вас. Обычно «Биз Рамос» не берёт в группировку людей… – он внимательно посмотрел в зелёные глаза Аделаиды, но те даже не дрогнули. – Обычно? – Придется впечатлить их, чтобы получить их расположение. – Что вы знаете об АксНене? – АксНен – главарь «Биз Рамос». Честно говоря, мало что про него слышал. Я так понял – он не любитель показываться на людях. Но судя по успешности его группировки – он умный лидер, но очень опасный. Лучше вам не связываться с ним. – Благодарю за заботу, – не слишком искренне сказала Аделаида. Она окинула взглядом бар. Десантники уши, и они остались одни. – Я вот только одного не понимаю… – задумчиво произнесла она. – Если этот «Биз Рамос» так опасен, почему ни одна страна до сих пор от них не избавилась? Расфир со своим флотом мог бы превратить эту пиратскую шайку в пыль, но при этом никто ничего не делает. Или я не права? – Правы, – устало согласился лейтенант, он почти допил свой коктейль и помешивал трубочкой в стакане. – Пиратство в космосе процветает. Предсказать, где пираты нанесут удар, почти невозможно, учитывая масштабы пространства. А поставить к каждому кораблю охрану слишком дорого. Даже Созвездие страдает от пиратства, притом что мы в состоянии войны и каждый кубик астрономической единицы под присмотром. А пираты, они же не идиоты. Нападают в необитаемых местах, в перелётах между звёздными системами, где их никто не увидит. Даже Расфир со всем его флотом не может полностью избавиться от пиратства в своих границах, а что уж говорить об остальных. Космос огромен, а найти пиратскую базу очень сложно. – Но ведь нахождение баз «Биз Рамос» известно, – не понимала Аделаида. – «Биз Рамос» немного другой случай. Они нападают на корабли небольших республик, далеко от своих баз. Хватают только то, что могут унести, и уходят. Небольшие республики вроде Дихской просто не успевают среагировать, а уничтожить пиратов в их логове они не могут, потому что база «Биз Рамос» находится в пограничном пространстве Расфира, где им по закону запрещено появляться. А Расфиру на «Биз Рамос» начхать, потому что его суда пираты не трогают. – Отличная тактика, – оценила Аделаида. – Прятаться под боком у сильного врага. Хотя я не завидую им, если вдруг Расфирской империи надоест их присутствие… Аделаида посмотрела на часы. – Простите, лейтенант, но мне пора идти, – сказала она. – Приятно было пообщаться. Она встала. – Мне тоже. Удачи вам, майор, – улыбнулся лейтенант Тейлор, – она вам пригодится. – Благодарю, – кивнула Аделаида и направилась к выходу. * * * Аделаида шла по широким, просторным коридорам «Гольфстрима», приглушённо цокая каблуками. Реймор бежал рядом. Его шаг был беззвучным, а цвет кожи имитировал цвет формы Созвездия. Это сразу давало понять окружающем, что они партнёры. Хотя на корабле было мало людей, которые могли бы не знать, кто хозяйка единственного ручного увердена. Аделаида свернула влево и спустилась по лестнице. «Гольфстрим» был новейшим кораблём, который был построен с учётом потребностей людей, и потому лестница не представляла собой стремянку, а была вполне удобной крепкой чередой ступенек. Аделаиде не раз приходилось бывать на кораблях старых моделей, которые по своему устройству больше напоминали подводные лодки двадцатого века. Узкие и низкие коридоры, где и одному пройти было тесно; неудобные лестницы, запутанные переходы, вызывающие клаустрофобию даже у самых стойких солдат. Поэтому Риваил каждый раз наслаждалась пребыванием на «Гольфстриме». Этажом ниже был аналитический отдел. Этот отдел занимался наладкой всех систем корабля, кибербезопасностью «Гольфстрима», следил за входящими и выходящими с корабля сообщениями, отвечал за их доставку и секретность. Этот отдел был невелик, многим занимался центральный компьютер «Гольфстрима», но за всеми системами наблюдал специально обученный персонал. Одни специалисты занимались калибровкой оружия и защиты, другие помогали настраивать системы жизнеобеспечения, кто-то отвечал за роботов, а кто-то – за яркость света в коридорах. На таком огромном судне, как «Гольфстрим», работы хватало всем. Риваил прошла мимо стеклянной стены. За ней располагалось просторное помещение, пол и потолок которого терялись где-то внизу и вверху. Там в свете ярких прожекторов висела огромная странная конструкция, представляющая собой сложное переплетение тонких стеклянных трубок, заполненных голубоватой и синей жидкостью, соединённых между собой сетью проводов и шлангов. Голубоватая жидкость пульсировала и неярко сияла. По ней то и дело пробегали искры и молнии, отчего казалось, что эта жидкость живая. Аделаида на мгновение остановилась, рассматривая это великолепие. С трудом верилось, что это творение – дело рук человеческих, а синяя субстанция – просто проводящая среда для сверхкомпьютера «Гольфстрима». Риваил часто бывала здесь, но не переставала удивляться тому, как простая вещь может быть такой красивой. Хотя это была не простая вещь. Это ядро виртуального интеллекта делалось под заказ, специально для «Гольфстрима». В его основе были положены самые последние научные достижения. Главным компонентом был «денрит» – особое сверхпроводящее вещество, найденное недавно на рудниках на астероиде ВСТ-3Р1. Это вещество могло быть как жидким, так и твёрдым, причем агрегатное состояние не зависело от температуры окружающей среды. Денрит в ядре «Гольфстрима» был жидким и оставался таким даже при абсолютном нуле – весьма полезно, ведь при разгерметизации корабля виртуальный интеллект не терял своей работоспособности и быстроты реакции. Как Аделаида поняла, он способен накапливать электрический заряд и долго поддерживать химические и электрические процессы внутри. Налюбовавшись последними достижениями науки и техники, Аделаида прошла вдоль стекла и свернула в боковую дверь. Там оказался обычный кабинет небольших размеров, отличающийся от прочих только стенами. Стены представляли собой бесчисленное количество голографических мониторов и проводов. На каждом светилась информация и программные коды, о содержании которых Аделаида могла только догадываться. По полу бегал маленький прямоугольный параллелепипед, выполненный из светлого пластика. Это был небольшой робот, слонявшийся между проводов, и он то ли наводил порядок, то ли что-то искал. Стол, занимающий практически всё свободное пространство помещения, был так же окружён голографическими мониторами, за которыми торчала макушка светлых волос. – Привет, Тони, – дружелюбно позвала Аделаида, перегибаясь через светящийся экран. – Как поживают твои «Веги»? Обладатель макушки вскинул голову и посмотрел на девушку красноватого цвета глазами. Судя по всему, «Веги» всю прошлую ночь отчаянно сопротивлялись. – Адель, – весело заулыбался он. Тони Вагнес был одним из немногих на этом корабле, кто хорошо относился к Аделаиде. Наверное, дело было в том, что, кроме его программ и видеоигр, Тони в жизни больше ничего не интересовало, в том числе сплетни и закулисные интриги. – «Веги», эх, – отмахнулся он, пока Реймор проходил в кабинет и медленно обходил стол, изучая новое пространство. – Они были практически совершенны! Но Тонсон сказал, что забивать информационные каналы тардов «эротическими фильмами» «неполиткорректно», – печально сообщил Тони. – Замени их на гимн таксов, – посоветовала Аделаида, – будет звуковое оружие. – Точно! – воскликнул Тони и тут же нырнул в свою груду в поисках клавиатуры. Риваил подождала несколько секунд, пока программист что-то печатал, а затем, осознав, что про неё забыли, сказала. – Я не за этим пришла, – напомнила Аделаида, постучав пальцем по столу. – Да-да, прости. Тони бросил клавиатуру, выскочил из-за стола и дал знак следовать за ним. Реймор остался в комнате. Он расположился в тёмном углу между каскадами проводов и принялся внимательно следить за бегающим параллелепипедом. Аделаида и Тони прошли в боковую дверь, спрятанную за несколькими рядами дисплеев, и оказались в просторном помещении, где в прохладном сумраке стены комнаты были усеяны мигающими огоньками сотни процессоров. Это была процессорная, где размещалось промежуточное коммуникационное ядро. Эта комната была одной из наиболее защищенных мест на всем корабле. – Ну-с, – Тони потёр руки в предвкушении. Аделаида вручила ему небольшой блок данных. – Твои программы сработали просто идеально! – похвалила программиста Риваил. – Взломали тардские компьютеры как семечки. Все подробности там. – Отлично, – Тони взял данные с видом гения-злодея, только что открывшего новое взрывчатое вещество. – Жаль, что это был старый расфирский корабль, хотелось бы посмотреть на них против новой системы «Гоотор». Я уже говорил, что она может взломать ядро «Гольфстрима» за пятнадцать минут? – Да, говорил, – улыбнулась Аделаида, – и о том, что ты уже почти придумал, как её обойти. Тони открыл рот, но Аделаида продолжила за него. – Да-да, «Гоотор» не сможет серьёзно навредить «Гольфстриму», для этого ему нужно будет подключиться к ВИ напрямую. Это я тоже помню. У меня к тебе ещё одно дело, – перевела тему Аделаида, пока Тони не успел вставить своё слово, она отправила файл прямо на наручный компьютер Тони. – Эти программы мне нужны к вечеру. – Так точно, мэм, – отрапортовал Вагнес, хотя по уставу от него этого не требовалось. Программист открыл список и пробежался по нему взглядом. – М-м-м… Адель, ты что, решила воевать сразу против всех инопланетных рас в Галактике? Да тут разве что программ для базиров нет. А нет. Есть… «Лакс», «Тиревал», «ТПН» – этими программными кодами уже лет сто не пользуются! – Пользуются. – Ну, может, какой-нибудь застарелый тард-одиночка и пользуется… – Ты сам только что сказал, что я решила воевать со всеми инопланетными расами галактики, – загадочно улыбнулась Аделаида. – Так ты не против тардов?.. Я, конечно, не имею права выведывать у тебя подробности твоих операций, но раз уж мы в комнате, где нет и не может быть никакой прослушки… против нас ещё кто-то воевать собрался? Беспокойство Тони было вполне оправданным. За двадцать лет войны с тардами Созвездие понесло огромные потери. Человеческие потери исчислялись сотнями тысяч, а материальные до сих пор оставались не посчитанными. Новая война грозила крахом экономики и проигрышем в войне. – Не волнуйся. Войны не будет. Это битва за информацию. Никто даже не узнает, что там было Созвездие. – Хорошо, – улыбнулся программист, – попробую собрать для тебя всё нужное. Но учти, половины из этого даже я в коллекции не имею. – Учту, – кивнула Аделаида и первая вышла из процессорной. Она обошла лежащего на полу Реймора, переступила несколько проводов и разместилась в кресле возле стола. Тони вернулся на свое место за широкими экранами. – Когда ты наведёшь здесь порядок? – с упрёком сказала Аделаида, рассматривая несколько электронных планшетов, сложенных в коробку, рядом со своим креслом. – Они лежат здесь с прошлого моего появления, а это было почти месяц назад. – Ну, Адель, ты же знаешь, у меня на них нет времени. Никогда не понимал смысла хранить отчёты на отдельных девайсах, – отозвался Вагнес из-за стола. Риваил перелистала стопку без любопытства, но, не найдя ничего любопытного, посмотрела на парня. – Тогда попроси кого-нибудь, пусть поможет тебе, – предложила она. – Только не меня. Полковник собирается сослать меня на пару месяцев с корабля. – Опять? – интонация Тони была не слишком удивлённой. – Ты ведь только вернулась. Такой подвиг совершила, а они тебя опять в бой! Разве тебе не предписывается отдых как минимум две недели? – Эх, Тони. У нас война. Сейчас никто не смотрит на то, что положено, а что нет, – печально сказала Аделаида, следя за тем, как Реймор медленно подкрадывается к роботу-параллелепипеду. – К тому же это не совсем боевая операция. Просто найти один маленький кораблик на территории в двадцать тысяч световых лет. Только вот искать придётся где-то за шиворотом у тардов. Меня на Вассиаму посылают. Тони на мгновение отвёл взгляд от монитора. – Это там, где пираты? – удивился он. – Да. – Тогда желаю тебе удачи. Говорят, там где-то рядом находится база «Биз Рамос»! – Ты знаешь, кто такие «Биз Рамос»? – удивилась Аделаида. – Конечно! Про них в новостях говорили. Хитрые и опасные. Напали на какой-то круизный лайнер на границах с эльмами неделю назад – громкое дело. А сделать с ними ничего не могут. – Да, я знаю, – Аделаида вздохнула. Оказывается, она одна не знает, кто такие «Биз Рамос». Ей бы следовало чаще знакомиться с новостями, а не только с разведданными и военными сводками. А то глядишь, может, уже и президента нового избрали, а она не в курсе… С другой стороны, у неё совсем нет на это времени… Пока они говорили, Реймор подобрался достаточно близко к роботу, прижимаясь к земле, и прыгнул. Его широкие лапы накрыли параллелепипед, а глаза засверкали хищным азартом. Робот натужно завизжал колёсиками, пытаясь выбраться, но уверден лишь сильнее прижал его к полу. – Попридержи своего монстра, это последний робот, которого мне согласился выделить отдел обеспечения! – попросил Тони. Аделаида сделала почти незаметный жест рукой, уверден недовольно поднял лапу и сел. Параллелепипед, успевший набрать приличные обороты, вылетел из-под хищника и со стуком исчез где-то в темноте переплетённых проводов. Тони проследил за этим с кислой миной. – Кстати, отдел обеспечения и на тебя зуб точит, – сказал он, смирившись, что остался без последнего уборочного робота. – На счету Реймора пятнадцатый робот, они уже планируют ввести штрафы за порчу государственной собственности… – Пусть планируют и дальше, – фыркнула Аделаида, – посмотрим, как быстро у них кончатся последние роботы-уборщики… – Может, не стоит устраивать из этого очередную войну, а то боюсь нам её не потянуть, – усмехнулся Вагнес. Аделаида улыбнулась. Она любила, когда Тони шутил. В последнее время у неё совсем не было времени, чтобы вот так просто посидеть и поболтать с человеком о вещах, не смертельных для общества. Жаль только, что завтра опять придётся прыгать в неизвестность. – Ладно. С этой войной разберусь как-нибудь позже. Кстати, как поживает моя «Валькирия»? – Я отправил заказ, как ты и просила. Неделю назад, они сообщили, что приступили к сборке основных узлов, – сказал Тони, не отрывая взгляда от своего экрана. – Главный конструктор сказал, что у них там проблемы с гидравликой и экзоскелетом. – Что именно? – недовольно спросила Аделаида. «Валькирия» являлась её личной разработкой. Это была боевая броня с сильно измененными конфигурациями, дизайном и функциями. Аделаида сама рассчитала её параметры так, чтобы «Валькирия» полностью выполняла требования Риваил. Это оказалось необходимым после того, как Аделаида перебрала все стандартные комплекты брони, предложенных ей Созвездием, и поняла, что ни один из них ей не подходит. Вся броня делилась на три класса: А, Б и В. Броня А-класса была самой лёгкой и меньше всего стесняла движения, но при этом имела наименьший уровень защиты. Б-класс имел броню помощнее, серьёзней защиту, но и весил почти в два раза больше. А броня В-класса была внушительной грудой железа и углепластика, двигаться в которой без дополнительных встроенных амортизаторов небольшой девушке вроде Аделаиды было просто невозможно. Риваил ненавидела последний класс, как, впрочем, недолюбливала и второй. Б-класс хоть и давал достаточно защиты, но мешал двигаться и быстро реагировать. Поэтому Аделаида предпочитала первый класс. Обычно им пользовались солдаты-специалисты, не участвующие в основных сражениях, вроде техников или врачей, но Риваил терпеть не могла неудобные скафандры и потому почти всегда выбирала А-класс. Другое дело «Валькирия». Она представляла собой экзоскелет со средней бронёй и мощной гидравликой в сочетании с мускульными волокнами и продвинутой системой контроля местности. Также в ней была особая система жизнеобеспечения и интерфейс, позволяющий настраивать броню прямо во время боя. Аделаида не могла дождаться, когда её броня будет готова, и весть о том, что со сборкой возникли проблемы, девушку не радовала. – Некоторые детали не доставили, – печально сообщил Тони, отрывая взгляд от монитора, – мускулы пришлось заказывать с Земли, потому что на Марсе такого нет. А вот с питанием и вовсе беда. Батареи с такой мощностью и габаритами не производят. – А как же «Лайт Индастрис»? У них ведь есть такие разработки! – возмутилась девушка. – В том-то и дело, что разработки. На производство они их пока не поставили, и поставят ли вообще – не известно. Аделаида недовольно уставилась на Тони, словно это он был виноват, что батареи на урановом топливе не сошли с конвейера. Задумавшись на мгновение, девушка спросила: – Но ты ведь найдёшь мне подходящую замену? – в её голосе не было недовольства, только просьба. – Конечно! – заулыбался Тони. – Я сейчас переписываюсь со «Стар Энерго» и Министерством обороны. Они обещали что-нибудь подобрать. – Спасибо, Тони, – заулыбалась Аделаида. – Всегда пожалуйста. Риваил посмотрела на часы. – Прости, но мне нужно идти. Пора собираться в дорогу. – Да, конечно. Удачи тебе! – До встречи, – сказала Аделаида, вновь улыбнувшись, и вышла. * * * Сборы отняли куда больше времени, чем планировала Аделаида. Кроме полезных программ, пришлось заглянуть в арсенал и взять пару импульсных пистолетов. Сержант, отвечающий за оружие, оказался не слишком рад, когда Аделаида сообщила, что он может вычеркнуть пистолеты из списка принадлежащих Созвездию. Что поделаешь, вряд ли ей удастся их вернуть. Риваил мысленно пересчитала количество потерянных ею пистолетов и другого оборудования за предыдущие миссии и мысленно пожалела сержанта, но больше ничем не могла ему помочь. Затем пришлось заглянуть на склад инвентаря и взять несколько сканеров и устройств слежения. Боевую броню Аделаида решила не брать. Разгуливать по пиратской планете с армейскими нашивками было сверхнепредусмотрительно. Затем было заполнение бумаг и прочая невоинственная волокита, которую Аделаида ненавидела. Единственное, что поднимало ей настроение, так это выставление на всех документах фамилии полковника Батлера как ответственного за какие-либо проблемы. «Пускай сам разбирается, если что-то пойдёт не так». * * * – Да, адмирал, я поручил майору Аделаиде Риваил это задание, – голос полковника Батлера звучал расстроенно. Из всех его подчинённых Аделаида Риваил была его самым худшим кошмаром, и полковник хотел бы отправить её на другое задание, но портить с ней отношения было очень плохой идеей. – Простите полковник, что поставил вас в такое неудобное положение, – в голосе адмирала звучало сожаление, – но «Дыхание Сатурна» действительно нужно найти как можно скорее. Вы ведь понимаете? Майор Риваил единственный человек на этом корабле, который способен выполнить это задание в максимально короткие сроки. Полковник кивнул в знак согласия, но мысленно остался при своём мнении. Риваил припомнит ему эту вылазку, и он будет рад, если всё обойдётся просто скандалом. Хотя скорее всего она придумает что-нибудь поизощреннее. – Да, эта Риваил может прыгнуть в чёрную дыру и вернуться обратно с головой дьявола до того, как я успею закурить, – отозвался контр-адмирал Колов. Он сидел рядом с заметно поникшим полковником Батлером и гладил усы. За столом, кроме них, сидело пять человек: адмирал и его подчинённые. – Ей просто везёт, – возразил вице-адмирал Хольцер, откидываясь на спинку кресла. – Эта работёнка как раз для неё. Собаке собачья работа. В спор попытались вступить другие присутствующие, но адмирал сказал: – Офицеры! Прошу воздержаться от личных суждений. На мгновение в конференц-зале повисла тишина. Тема разговора не исчерпала себя, и похоже, каждый хотел озвучить свое мнение, но против приказа адмирала никто выступать не решился. – Давайте приступим к другим вопросам, – развеял молчание адмирал, передавая право голоса соседу. Это был седой мужчина лет пятидесяти в сером кителе с генеральскими погонами. – Разведка докладывает о том, что Расфир по-прежнему наращивает силы на наших границах, и, по предварительным расчётам, к концу месяца численность их войск превысит наши почти в семь раз. Если учитывать темпы перемещения фронта, то к концу месяца все эти войска подойдут к Солнцу на расстояние две сотни световых лет. Это соответствует двадцати часам в гиперпространстве… * * * Аделаида внимательно рассматривала прозрачную жидкость, находящуюся в маленькой бутылочке у неё в руке. Сейчас это жидкость казалась такой безобидной, но пролей Аделаида хоть каплю, та смогла бы прожечь пол до самой обшивки корабля. «Подумать только. Какая смертоносная капелька…» – вздохнула Аделаида и вылила всё содержимое в уже приготовленную смесь. Поднялся едкий дымок, который тут же поглотила вентиляционная система. Химию Аделаида никогда не любила, но в служебной практике то и дело приходилось иметь с ней дело. Вот и сейчас её стол больше напоминал алхимическую лабораторию. Множество маленьких бутылочек с подозрительными жидкостями, баночки с неизвестными порошками, химические инструменты и тара – всё это, несмотря на свой грозный вид, предназначалось лишь для того, чтобы стереть химическую маркировку с полученного майором оружия. Ко всему прочему Аделаида решила немного состарить пистолеты с виду. Возможно, вся эта осторожность была ни к чему, но Риваил решила, что разгуливать по пиратским базам с новенькими промаркированными пистолетами Созвездия не лучшая идея. Раздался дверной звонок. Аделаида удивлённо обернулась на дверь. В её комнату никто никогда не заходил, за исключением уборочных роботов. Майор перевела взгляд на Реймора, но тот не выказал никакого внимания на новый в этом помещении звук. – Кто там? – спросила Аделаида у воздуха, не вставая из-за стола. Перед её лицом появился голографический экран, на котором крупным планом появилось лицо гостя. Это была молодая девушка со светлыми короткими волосами и голубыми глазами. – Э-э… Я… Елена Ларионова… Вы просили прийти… – девушка с трудом справлялась со страхом, её язык заплетался. «Ах, она… – подумала Аделаида, – совсем про неё забыла…» Майор встала и открыла дверь. – Проходи, – сказала Аделаида, и курсантка мышкой заскочила в комнату, застыв на пороге при виде Реймора. Риваил окинула взглядом коридор и успела заметить смеющихся в дальнем конце девчонок-курсанток, которые при виде неё убежали куда-то за угол. Аделаида закрыла дверь и посмотрела на курсантку. Та в страхе осматривала комнату, словно её засунули в логово к ведьме. Возвращаясь к мыслям о ведьмах, Аделаида невольно подумала, что её комната и правда немного напоминает жилище ведьмы, во всяком случае так это виделось в глазах курсантки. Здесь была и маленькая подпольная химическая лаборатория, и несколько видов холодного оружия, разбросанного сейчас где попало, и жутковатого вида схемы по сборке оружия, развешенные на стенах, напоминающие тайные пентаграммы. Были, конечно, и отличия. Например, сама комната была обычной комнатой со светло-голубоватыми стенами вместо тайного подземелья или хижины в лесу. Вместо тушек убитых животных на столе лежало раскуроченное оружие, а в качестве домашнего питомца был не чёрный кот или угрюмая сова, а самый настоящий уверден, который ко всему прочему в данный момент с удовольствием жевал кусок тардской брони. Аделаида улыбнулась. Из неё бы вышла замечательная космическая ведьма. Но нужно было что-то делать с курсанткой. Аделаида совсем про неё забыла. Аделаида жестом пригласила девушку сесть. Ларионова неуверенно присела на край кровати, а майор на своё место за столом. «И что мне с ней делать?» – задумалась Аделаида. Курсантка боязливо посмотрела на Реймора, который продолжал превращать тардскую броню в маленькие кусочки стали и пластика. Аделаида посмотрела на часы. Желания возится с курсанткой, как и времени, у неё не было. Зазвонил коммуникатор на столе, и Аделаида обернулась. Перед её лицом появился небольшой экран, на котором улыбался программист Тони Вагнес. – Я всё сделал, – победоносно сообщил он. – Пришлось потрудиться, чтобы всё собрать, но у меня получилось. С тебя бутылка наримской водки. – Этого пойла? – удивилась Аделаида. Наримская водка водкой по своей сути не являлась. Это была настойка из каких-то трав, растущих на планете Нарим, славящаяся тем, что градус у неё приближался к сотне. Кроме сотни градусов, она была весьма сомнительного качества, содержала несколько разновидностей ядовитых трав и была противопоказана людям. – Так я ведь не собираюсь её пить, – отмахнулся программист, – это чтобы протирать контакты… Так ты подойдёшь за программами? – Я занята, – Аделаида указала на свой маленький химический завод на столе, где в данный момент что-то булькало и источало голубоватый дымок. – А сбросить их мне не сможешь? – Нет, конечно! – возразил программист. – Там вирусов столько, что могут свести с ума любой компьютер. «Гольфстрим» такую тревогу поднимет, ты что! – А «доверенная зона»? – скептически спросила Аделаида. – Через «доверенную» только по два-три вируса передать смогу. Проще прийти. Аделаида вздохнула. Если бы «Гольфстрим» не был размером с небольшой город, прогулка туда и обратно не была бы столь проблемной. Но тут Риваил посетила отличная мысль. – Тони, тебе ведь нужен помощник, чтобы разобраться с бардаком? – спросила Аделаида. – Да, – немного смутился неожиданному вопросу Тони. – Я к тебе курсантку пришлю. Отдашь ей мой компьютер, а затем она тебе поможет с бумагами, – улыбнулась Аделаида. Да она просто гений! Сразу двух зайцев одним махом! И другу поможет, и самой возиться с курсанткой не придётся. Ко всему прочему это избавит Аделаиду от нужды тащиться в другую часть корабля за компьютером. – Хорошо, – удивлённо сказал Тони, – Только уровень допуска её дай. – Жди, – последнее, что ответила Аделаида, прежде чем разорвала связь. Майор обернулась к Елене. Та была очень удивлена. – Сходишь в блок А-12, к Тони Вагнесу. Заберёшь у него компьютер и принесёшь мне. Потом вернёшься и поможешь ему с сортировкой. Реймор покажет тебе дорогу. Вот и подружишься с ним. Пропуск я тебе обеспечу. Понятно? – Да. Елена встала. Реймор бросил броню и подошёл к ней. – Привет, – сказала Елена. Реймор довольно заверещал и направился к двери. Девушка последовала за ним. Решится она погладить увердена или нет – это будет личное решение Ларионовой. В любом случае тот факт, что она выполняет поручения майора Риваил вместе с уверденом, улучшит её репутацию. А вот перспектива работать на Аделаиду только за просьбу погладить увердена отобьет желание у большинства курсантов опять приставать к ней с такими вопросами. Спустя двадцать минут Реймор вернулся, держа в зубах компьютер. Курсантка осталась помогать Тони наводить порядок. Аделаида проверила весь список программ. Вагнес и правда отлично поработал. Большая часть списка была собрана в точности, как она и просила, другая часть была заменена на другие версии, но не менее качественные. * * * Ночью перед отлётом Аделаиде не спалось. Обычно с ней такого не случалось. Она знала, что хороший сон – это двадцать процентов успешного выполнения операции, но в этот раз даже эта мысль не помогала уснуть. Вся предстоящая операция казалась какой-то неправильной и гнетущей, словно её заставляли прыгнуть в зловонное болото и опуститься до самого дна с тем расчётом, что никто не будет помогать ей выбраться. Пойди туда, незнамо куда, найди то, незнамо что. Именно так Аделаида понимала поставленную перед ней задачу. Ей и раньше поручали бестолковые задания. Иногда даже не уточняя место и цель, но тогда её это так не задевало. В те разы она воспринимала это как должное: работа такая. Так почему сейчас всё это не даёт ей покоя? Почему кажется, что за этой операцией кроется подвох, что всё это не просто так, а чей-то корыстный план, план, в котором она лишь расходный материал… Аделаида перевернулась на другой бок и открыла глаза. От этого не было особого толку, потому что в комнате стояла абсолютная темнота. Свет не горел, а иллюминаторов не было, потому что жилой отсек находился в самом сердце корабля. Тем не менее Аделаида поняла, что Реймор, который лежал у её кровати, обеспокоенно смотрит на неё. И как объяснить ему, что её тревожит, если она сама не знает ответа? Аделаида положила руку на голову увердена и почесала его за ухом. Может, это просто страх неопределённости? Страх того, что она никогда раньше не работала под прикрытием, без привычного снаряжения, без чётких задач и временных рамок? Или, может, потому, что ей придётся вести переговоры, лгать и подлизываться – то, что она не любила делать больше всего. Ведь нажать на курок намного проще… Что-то сопротивлялось в душе. Ныло тупой болью, сеяло сомнения. Странное чувство: после этой операции всё изменится, что-то случится… Под эти невесёлые мысли Аделаида уснула. Глава 3 Хатсиф На следующее утро Аделаида покинула «Гольфстрим». Небольшой военный корабль подбросил её до Гийи, маленькой планеты на окраине Созвездия, откуда Аделаида на торговом судне добралась до пиратской планеты Выд-торийя. Здесь Аделаида планировала найти попутку до Васиямы-13, но это оказалось сложнее, чем она предполагала. Выяснилось, что пираты более суеверны, чем земные старушки. Брать на борт увердена, даже в клетке, даже в наморднике, никто не соглашался наотрез. Некоторые пилоты заговорить боялись при виде послушно сидящего возле ноги Аделаиды увердена. Больше недели Риваил и Реймор просидели на Выд-торийи, прежде чем один из пилотов согласился взять на борт увердена без каких-либо ограничений на перемещение по кораблю, лишь под честное слово Аделаиды. О полёте Аделаида договорилась, созвонившись с владельцем судна, и по пути к космодрому не могла поверить в свою удачу, в то, что кто-то из инопланетян решился согласиться на такое, учитывая плохую славу уверденов. Аделаида свернула за перекошенное серое здание космопорта и вышла на посадочную площадку. Перед глазами возникли ряды космических кораблей, выстроенные без особой последовательности на плоской земле. Неприятные лучи голубого солнца отражались от их корпусов и резали глаза. Аделаида поморщилась и надела солнцезащитные очки. За неделю это светило ей надоело, и она была рада, что наконец сможет убраться с планеты. Девушка проверила, чтобы куртка хорошо закрывала кожу. Излучение этого солнца вызывало сильнейший загар, в котором Аделаида не нуждалась. Риваил немного постояла, осматривая космопорт, и двинулась к посадочным площадкам. Реймор бежал рядом и внимательно оглядывался по сторонам. Эта часть космодрома славилась бандитизмом и разбоем, и уверден не терял бдительности. Космодром Выд-торийи ничем не отличался от космодромов других планет. Плоская площадка, залитая бетоном, тянущаяся на несколько километров во все стороны. Площадка была расчерчена на прямоугольные сектора жёлтой, чуть фосфоресцирующей краской. В зависимости от площади, занимаемой кораблём, пилоты платили разную цену. Мимо Аделаиды пробегали тарды, люди и эльмы, готовящие корабли к взлёту. На них пестрели скафандры и комбинезоны разных цветов и назначения. Рабочие таскали тележки с ящиками, управляли погрузочными и ремонтными роботами, ругались друг с другом и махали пистолетами. Всё как обычно. Такую картину Аделаида наблюдала в любом космопорте от Земли до Эзора – планеты-столицы Расфирской империи. Хотя Эзор Аделаида никогда не посещала. Это опасно для жизни, учитывая тот факт, что за её голову власти Расфира назначили круглую сумму. Правда, деньги могут выплатить только тарду, состоящему в войсках Расфира, что немного успокаивало. Зато Аделаида несколько раз бывала на окраинных планетах Расфирской империи, не таких развитых, как столица, но тоже достаточно состоятельных. Аделаида поправила съехавший с плеча рюкзак. Вещей с собой она брала самый минимум, но тем не менее багаж получился довольно увесистый. Большую его часть занимали приобретённый недавно скафандр, пистолеты и боеприпасы к ним, а остальное место заполнили походные мелочи, немного одежды и еды. Девушка забрела в тень огромного судна и остановилась оглядеться. Их окружали громадины космических кораблей, в основном человеческих и тардских. Отличить друг от друга их было не трудно. Человеческие корабли имели несложную вытянутую форму наподобие эллипса, прямоугольника или пирамиды. Тардские же корабли поражали своей оригинальностью. Каждый корабль представлял собой невообразимое количество странных выступов и впадин круглой и прямоугольной формы, о назначении которых можно было только догадываться. С точки зрения аэродинамики такие корабли летать не должны. Но достижения техники в виде защитных полей, прикрывающих корпус от атмосферных явлений, и антигравитационные двигатели и двигатели Тёмной материи могли поднять в космос даже самые ненадёжные, на первый взгляд, конструкции. А за пределами атмосферы, где правил лишь необъятный вакуум, не имели значения ни форма корабля, ни его вес. Нужно было только иметь фотонный щит от радиации и ТМ-двигатель. Сориентировавшись в пространстве, Аделаида свернула в узкий проход между высокой опорой крана и одиноким эльмским кораблём, больше напоминающим по форме толстый блин. Здесь корабли стояли совсем близко друг к другу, образовывая узкий тёмный коридор, иногда перечерчиваемый полосками света. Аккуратно ступая по разбитому бетону, Аделаида прошла по аллее из космических кораблей и через метров тридцать вышла на свободную площадку, залитую голубоватым светом. Подул холодный ветерок, и девушка поежилась, рассматривая стоящий перед ней космический корабль. Он был совсем не большой, высотой в двенадцать метров и длинной в двадцать. Сложные многоступенчатые выступы на корпусе отливали перламутром на свету и выдавали тардский корабль. По общей форме он скорее напоминал грушу, лежащую на боку, только сложенную из прямоугольных и острых углов, основание которой расходилось причудливыми стальными перьями. Аделаида проверила номер платформы: всё было верно – это тот самый корабль. Она немного постояла в стороне, рассматривая сверкающие грани, а затем направилась к шлюзу. Реймор бежал рядом. Сейчас его кожа была серо-коричневого цвета в тон окружающего ландшафта. Они приблизились к кораблю со стороны грузового шлюза, там, где в тени стального пера стоял одинокий тард. Он крутил в руках курительную трубку и смотрел в небо. Внешность тардов была специфической. Они имели рост в два метра и шесть конечностей, а при хождении напоминали кентавров. Крупные задние конечности тарды использовали как ноги, а верхние, относительно небольшие – для работы, как человеческие руки. Средние конечности были какой-то переходной стадии, то ли из рук в ноги, то ли наоборот. Они были достаточно длинными, чтобы при ходьбе тело тарда сохраняло горизонтальное положение, но когда тард сидел, эти длинные мускулистые конечности помогали основным рукам в различных операциях, немного отставая в точности. Сейчас верхние руки тарда были заняты набиванием трубки травой. Аделаида долго смотрела за этой неторопливой операцией, пока вдруг не словила себя на мысли, что не привыкла видеть тарда живым. За последние несколько месяцев она убила так много представителей этой расы, что стоять вот так просто рядом и наблюдать за тем, как тард занимается своими обычными делами, а не направляет на неё пистолет и не рассыпается в прах от выстрела электропули, было довольно необычно. Хотя Аделаида ничего не имела против представителей других рас. Тем временем тард закурил, выпустив струйку едкого дыма. Аделаида посмотрела на его лицо. Ни один человек не смог бы назвать внешность тардов красивой. У них были треугольные лица, короткий, почти не выступающий из черепа нос, две пары глаз, расположенных друг под другом, и тонкая линия губ. Но с другой стороны, внешность тардов не пугала и не вызывала отвращения, чем не могут похвастаться некоторые из рас галактики. Этот тард в довершении образа имел серую бороду, коричневую кожу и пару шрамов на своем лице. Ему только не хватало пиратской повязки на глаз для завершения образа морского волка. Пауза затянулась, и пора было что-то сказать. – Это вы Хатсиф? – спросила Аделаида на тардском языке. Тард перевёл на неё взгляд, будто до этого и не замечал её присутствия. – Да, – отозвался он, тоже на тардском. – Вы довезёте нас до Вассиамы-13? – спросила Аделаида. – Цена та же? Риваил до сих пор не могла поверить в свою удачу и потому ожидала какого-нибудь подвоха. – Да, – кивнул тард, – я не меняю цену на ходу. Хатсиф говорил спокойно и равнодушно, непривычно после нервных пилотов, с которыми Аделаиде приходилось общаться на этой неделе. Взгляд тарда скользнул по Аделаиде, затем по Реймору. Риваил удивилась тому, как спокойно он отнёсся к присутствию рядом с девушкой увердена: словно к обычному пассажиру. Тард развернулся к шлюзу лицом. – Проходите, – пригласил он, скрываясь в полумраке космического корабля. Такой реакции от тарда Аделаида никак не ожидала. Дело в том, что именно тарды первыми столкнулись с уверденами, и панический страх перед этими существами сохранился в их памяти практически на генетическом уровне за несколько поколений войны с уверденами. Всё началось лет четыреста назад, до того как первые эльмы посетили земные колонии, наладив контакт с человеческой цивилизацией. Тарды со свойственной им жадностью в то время колонизировали планеты в скоплении Кройвер. Основной их целью был поиск месторождений полезных ископаемых и их добыча. Один из кораблей обнаружил небольшую планету в самом центре скопления, которая отличалась от прочих устойчивой атмосферой, состоящей из кислорода и углекислого газа. Дальнейшая разведка показала, что на планете есть жизнь, а первые снимки оказались живописными пейзажами тропических джунглей. Планету назвали Вейда, и уже через несколько месяцев там была образована первая тардская колония. Несколько лет колонии существовали без каких-либо последствий, быстро росли и развивались, и многим грезились перспективными. Но потом что-то произошло. Аделаида внимательно изучила доступные ей документы, но так и не нашла причину восстания уверденов. То ли тарды переступили какие-то невидимые границы, то ли капнули где-то не там, но уже через месяц информация о нападениях уверденов появилась в заголовках всех космических новостных агентств. Сначала увердены нападали только на зазевавшихся путников, которые решили прогуляться по диковинным джунглям. Затем начали нападать на окраинные районы колоний, а когда их попытались остановить, восстали. Расфир не собирался терять такую прекрасную планету по вине каких-то хищников-хамелеонов. Они прислали на Вейду несколько специальных военных отрядов, но все они так и остались там. Попытки выжигания лесов и разорения гнёзд уверденов привели лишь к тому, что хищники обозлились ещё больше. Вейду официально признали опасной для жизни и запретили любые посадки на её поверхность. Вот только было уже поздно. Увердены проникли на тардские корабли и словно чума разнеслись по всей Расфирской империи. Оказалось, что увердены были достаточно хорошо приспособлены к жизни на космических кораблях, отлично переносили отсутствие гравитации и могли дышать аммиаком, углекислым и угарным газом почти так же хорошо, как кислородом. Хищники с планеты Вейда были слабовосприимчивы ко многим ядам и токсинам, легко переносили длительные голодовки и обладали высоким уровнем регенерации. Увердены могли несколько недель прятаться на космическом корабле, никак не выдавая своего присутствия, и нападать в самый неподходящий момент. По их вине в то время пропало больше тысячи кораблей, а на некоторых планетах были объявлены зоны карантина. «Восстание Вейды» – так назвали этот период тарды, но по своей сути это была настоящая война, в которой Расфир не мог одержать победу почти две сотни лет. Сейчас проблем с уверденами практически не существовало. Большинство этих монстров за пределами скопления Энба истребили двести лет назад. Кроме Вейды, осталось лишь несколько планет, куда была запрещена посадка из-за опасности нападения уверденов. Атаки уверденов на корабли встречались, но они составляли меньше одной сотой процента от общего числа несчастных случаев в космосе. Тем не менее уверденов боятся. Страх перед этими существами подогревали многочисленные фильмы и легенды, выставляющие уверденов во всех самых жутких обличиях. И тарды боялись их не меньше, чем других катастроф. Именно поэтому Аделаида так удивилась, что тард согласился пустить увердена на свой корабль, пригласив его так, словно они были друзьями. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/alteida/osypauschiysya-mir-prikosnovenie-smerti/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО