Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Золото капитана Брейна

Золото капитана Брейна
Золото капитана Брейна Александр Петров Продолжение истории о приключениях капитана Мартина Брейна. Нарушен старый договор между Вольным Братством и Торговой Гильдией, благодаря чему теперь все пираты Братства оказались в смертельной опасности. Мартина Брейна считают одним из главных виновников этой беды, и теперь ему предстоит найти выход из создавшегося положения, чтобы вновь не попасть на виселицу… Содержит нецензурную брань. Александр Петров Золото капитана Брейна Все свои мысли я обратил к Пути, как умирающий к богу, и всю свою волю бросил против самого существования Чёрной дороги… Роджер Желязны «Ружья Авалона». Глава 1 Проливные дожди, накрывшие Абискан с самого начала Сезона Штормов, выполоскали город до нитки. Со скрипучим старческим ворчанием жители Абискана проклинали святые небеса, каждый год посылавшие сюда дожди. И дело было даже не в том, что, фактически, всё южное побережье захлёстывали циклоны, приносившие с севера обильные осадки. Любой, кто жил на землях Торговой Гильдии, уже давным-давно привык к этому. Целых четыре месяца в году превращались в настоящий потоп, когда громадные облака, плывущие с ратерийского побережья, изливающие на юге всё накопленное за весну и лето, добирались-таки и до Абискана, далёкого восточного порта Гильдии. Каменные острова, находившиеся примерно в семи милях от Абискана, частично принимали удар на себя, но так или иначе, большая часть влаги небесной доставалась именно береговой линии. Дождь лил и днём и ночью, делая передышку лишь изредка, в тот краткий миг, когда в небольших разрывах тяжёлых, налитых свинцом туч, появлялся крохотный краешек чистого голубого неба. Горы Южного хребта, отделявшие Абискан от Седой Гавани, расположенной на западе, немного ослабляли ветры, дующие с севера, но никак не помогали с дождём. На мостовых скапливались солидные лужи, сточные канавы явно не справлялись со своей задачей, окна в домах и тавернах наглухо запирались. В это время года Абискан больше всего походил на призрачный город, скрытый за серой пеленой дождя. Если бы не торговые пути с востока, возможно, Абискан никогда бы не стал портом. Его гавань, конечно же, не могла сравниться со столицей Торговой Гильдии, однако в эти дождливые дни около двух десятков кораблей всё же бросили там якорь, чтобы переждать непогоду. Одним из таких кораблей был большой фрегат, украшенный искусно вырезанной головой дракона, и его присутствие стало одной из причин, почему на запруженных водой улицах Абискана оказалось столь немноголюдно. Прошло уже больше года с тех самых пор, как фрегат капитана Брейна вырвался из западни на Рауракане. И теперь он бороздил морские просторы вместе с захваченным судном ратерийцев, большим линейным кораблём, носившим название «Повелитель Ночи». Вскоре к ним присоединился галеон Вольного Братства «Утренняя Звезда». Успешные рейды Мартина Брейна, вкупе с богатой добычей, влекли к нему многих искателей лёгкой наживы. Теперь в портовых тавернах частенько ходили слухи о невероятных сокровищах Брейна, о золоте, которое он прячет на затерянных островах, подобно скряге из купеческого союза. Рыбаки в Абискане не были исключением. Они тоже болтали о пиратских кораблях, и украдкой, шёпотом, повторяли небылицы, услышанные где-то в порту от моряков. О самих капитанах пиратских кораблей говорили мало. Попросту боялись. Особенно, когда разговор заходил о «Повелителе Ночи». Многие уже знали, что им командует женщина. В городе её видели редко, и те, кому это удавалось, всё время испуганно повторяли, что она – самый что ни на есть настоящий вампир. В Абискане слышали о вампирах, служивших Северной Короне, но никто и подумать не мог, что увидит хоть одного здесь. Жёны рыбаков озабоченно охали, слушая эти россказни, и, тревожно озираясь, спешили плотнее закрыть ставни на окнах. Поговаривали, будто по ночам, она бродит под дождём по городским улицам и пьёт кровь младенцев. Разумеется, что на самом деле, никто и никогда этого не видел, но так уж устроены люди. Если что-то попадает им на язык, потом обрастает такими невероятными и жуткими подробностями, что даже сам рассказчик, порою, уже не способен отличить правду от лжи. Пиратские суда не так часто заходили в Абискан, и, хотя, торговые корабли Гильдии могли не опасаться нападения капитанов Вольного Братства, для всех прочих морских разбойников не было абсолютно никакой разницы, кого грабить. По этой причине, жители Абискана всегда были недоверчивыми. И любая байка, рассказанная в порту, немедленно дополнялась самыми немыслимыми слухами… В один из таких дождливых дней, в городской порт зашли ещё два корабля. Одним был двенадцатипушечный капер, казавшийся мелкой щепкой рядом со своим собратом галеоном. Оба судна потрепала непогода, однако, матросы бодро закрепили канаты и сбросили трап. Первыми на берег сошли двое мужчин, увешанных оружием. Спасаясь от дождя, они накинули на головы капюшоны, и, ни медля, направились к дому смотрителя городского порта. Тот уже видел, как причалили суда, ни капельки не сомневаясь, что это пираты, но будучи слишком старым, чтобы чего-то бояться, вышел на крыльцо. – Добро пожаловать в Абискан, милорды, – сказал старик, наблюдая за подходившими к нему мужчинами. – Могу я узнать о цели вашего визита? Один из незнакомцев вежливо склонил голову. – Меня зовут Эдвард Рей, – негромко проговорил он и указал на своего спутника. – Это капитан Себастьян Фагунда. Мы бы хотели остановиться в порту на несколько дней. – Решили переждать сезон штормов? – Да, – с улыбкой кивнул Эдвард, – эта проклятая погода уже доконала. Смотритель порта тоже улыбнулся. – Несколькими днями не отделаться, – сказал он. – Дожди будут полоскать ещё месяца два, не меньше. – Тогда, мы, возможно, задержимся здесь подольше, – снова улыбнулся капитан Вольного Братства. – Гм… – покачал головой старик. – Ничего не имею против, милорды, но… Вам известны правила? Десять салерэнов, как таможенный сбор. И можете оставаться в порту сколько хотите. Глаза Фагунды недобро прищурились. Однако его спутник был более дружелюбен. Он быстро сунул руку под плащ. Мелькнула рукоять висевшей на боку шпаги, и смотритель порта невольно вздрогнул. Впрочем, беспокоиться ему было не о чем. Пират вытащил туго набитый кошелёк, потом высыпал на ладонь горсть монет. И протянул их старику. – Разумеется, мы заплатим, сударь, – сказал Эдвард и многозначительно добавил: – Мы же добропорядочные граждане. Старик взял деньги и усмехнулся, но ничего не ответил. Он уже много раз видел таких добропорядочных граждан. На виселице. Эдвард Рей помедлил, потом обернулся и посмотрел на гавань, где за пеленой дождя угадывались силуэты стоявших на приколе кораблей. Заметив фрегат Брейна, он снова повернулся к старику и спросил: – Скажите, любезный, вон та посудина уже давно здесь? Смотритель порта тоже глянул на гавань. – Эта которая, милорд? С драконьей головой? – Она самая. – Да уж почти две недели стоит. – А капитан на борту? – Вроде нет. Он же не один в порт зашёл. С ним ещё два корабля были. – Ещё два? – Да вон же они. Рядышком встали. Один большой такой, похоже, ратерийский, а другой поменьше. Галеон с красной полосой вдоль планшира. Пираты быстро переглянулись. – И все сошли на берег? – спросил Фагунда. Старик покачал головой. – Людей-то много сошло, да вряд ли все. Кто-то и на борту остался, видать, за кораблями присматривают. Но капитанов я не видел. Ни одного. – А кто же тогда таможенный сбор заплатил? – недовольно пробурчал Фагунда. – Так ведь был человек, милорд. Должно быть, офицер у них. Невысокий такой, а лицо у него… Святые небеса! Ну и лицо… Словно кракен его жевал… Себастьян хмыкнул и, повернувшись к своему спутнику, пробормотал: – Похоже, это Бригсби, старший боцман с «Чёрного Дракона». Значит, и Мартин здесь. Эдвард кивнул. – Они все здесь, – сказал он и обратился к смотрителю порта: – А не знаете ли вы, сударь, куда они направились? – Как не знать? Три корабля, уйма народу. В «Жемчужной Ласточке» они. Это гостиница в квартале отсюда. Говорят, они её всю заполонили, а прежние постояльцы мигом съехали. Фагунда снова хмыкнул. – Мартина испугались, наверное, – сказал он, плотнее запахивая плащ. – Ладно, пошли. Я знаю эту гостиницу. Эдвард поблагодарил старика, и оба капитана быстрым шагом двинулись прочь. Смотритель порта вытащил из кармана сюртука трубку, задумчивым взглядом уставился на гавань, заливаемую дождём, и, качнув головой, проворчал: – Да, ребятки, что-то вас много тут стало. Слетелись, как вороньё на поживу… *** Оказалось, что Фагунда не настолько хорошо помнил, где же находится гостиница «Жемчужная Ласточка», и оба капитана, вымокшие практически насквозь, были вынуждены бродить по переулкам не менее часа. Проклиная всё южное побережье вместе с дождём, а так же, в частности, и сам Абискан, они наконец добрались до искомого места. «Жемчужная Ласточка» была довольно вместительной четырёхэтажной гостиницей. Масленые светильники, накрытые стальными навесами, защищавшими от дождя, ярко освещали большое крыльцо. Несколько человек вышло из дверей, выпустив наружу громкие крики и смех. Эдвард оглянулся, видимо, чтобы убедиться, не следят ли за ними, и первым вошёл внутрь. На первом этаже, где располагался обширный обеденный зал, утонувший в табачном дыму и людском гомоне, за длинными дубовыми столами, сидели больше пяти сотен пиратов. Наверное, никогда ещё Абискан не видывал столько головорезов, собравшихся в одном месте. Было видно, что все они явно при деньгах, и, почуяв хороший заработок, здесь появились местные проститутки из соседних таверн, ещё сильнее разнообразив и без того пёстрый человеческий винегрет. Фагунда, остановившись возле двери рядом с Эдвардом, покачал головой и грустно пробормотал: – Мне кажется, или мы, действительно, тут лишние? Его спутник усмехнулся. – Им просто повезло оказаться вместе с Брейном. У него дьявольски развитый нюх на хорошую добычу. Остальные же всего лишь тупоголовые бараны, способные только выполнять приказы. Себастьян снова покачал головой. – Может, они и тупоголовые бараны, но зато при золоте. А мы с тобой за последний год едва наскребли на пинту рома. – Поэтому-то мы и здесь, – сказал Эдвард и весело хлопнул своего спутника по плечу. – Теперь осталось только найти Мартина. Фагунда мрачно кивнул, но ничего не ответил. Сперва они рассчитывали расспросить о Брейне у хозяина гостиницы, еле-еле поспевавшего обслуживать такое количество посетителей, однако, даже заговорить с ним так и не удалось. Впрочем, как выяснилось, появление двух новых человек не осталось без внимания; у Мартина была хорошо налажена своя собственная разведка. Через пару минут возле Эдварда внезапно, словно чёртик из табакерки, возникла Виктория Дрэшем. Оба капитана едва узнали её. Разодетая в синий бархатный камзол с золотыми галунами, увешанная двумя саблями в дорогих лакированных ножнах и с неизменными пистолетами за поясом, она ухватила обоих мужчин под руки, резким движением развернув лицом к стене. – Не оборачиваться, – чуть хрипловатым грудным голосом приказала Дрэшем. – Да, но мы… – начал было Фагунда, и осёкся, когда кулак девушки легонько ткнул его под рёбра. – Помолчите, милорд, – холодно сказала она. – Вы оба уже достаточно примелькались здесь. Прям как бельмо на глазу. – А можно мы… – Нельзя. Сейчас двигайте к лестнице. Оба. Потом, наверх. Справа от входной двери виднелась широкая винтовая лестница, ведущая на верхние этажи. И Эдвард и Фагунда торопливо поднялись по ней, оглядываясь на девушку, неотступно шедшую позади. На втором этаже гостей встретил Бригсби, поприветствовав обоих своей знаменитой жуткой ухмылкой. Рядом стояли двое рослых пиратов, вооружённых до зубов. – Что-то вы задержались, господа, – сказал боцман «Чёрного Дракона». – Погодка подвела? – Да, льёт, как из ведра, – кивнул Себастьян. – Ну, конечно, – руки Бригсби быстрым движением вытащили шпаги из ножен обоих капитанов. – Эй! – запротестовал Фагунда. – Мы, между прочим, не пленники! Ухмылка Бригсби стала ещё шире. – Разумеется. Это всего лишь мера предосторожности, – сказал он и кивнул стоявшим рядом головорезам. Один из них открыл дверь комнаты, расположенной возле лестницы, и жестом пригласил войти. Эдвард Рей шагнул туда первым. Фагунда мгновение помедлил, видимо, опасаясь, но потом тоже вошёл. Следом зашла Дрэшем. Закрыв за собой дверь, она встала подле неё, положив ладони на рукояти пистолетов, торчавших за поясом. Комната была освещена тремя большими подсвечниками, ставни на окне оказались наглухо закрыты, и были слышно, как снаружи барабанит дождь. За круглым дубовым столом сидели трое. Мартин Брейн в чёрном бархатном камзоле с золотой вышивкой, Бардил, капитан «Утренней Звезды», в красном камзоле с малиновыми обшлагами, и Арагонская. Фагунда сразу посмотрел на герцогиню, поражаясь тому, как изменился её облик со времени их последней встречи. От прежней чопорной аристократки не осталось и следа. Одетая в чёрную бархатную куртку с расшитыми золотом рукавами, чёрные бриджи и сверкающие яловые сапоги с высоким голенищем, с густой гривой светлых волос, небрежно рассыпанных по плечам и удерживаемых спереди таким же чёрным платком, украшенным по краям жемчужным бисером, с двумя кортиками за поясом, она уже ничем не отличалась от пиратов. Свой меч Арагонская положила на стол, и теперь задумчиво постукивала пальцами по ножнам, глядя на вошедших мужчин пристальными светящимися прозрачно-голубыми глазами. Сидевший напротив неё Бардил, хорошо знакомый и Фагунде и Рею, неистово пыхтел трубкой. Он был невысоким, гибким и жилистым, словно всю жизнь провёл в бродячем цирке, зарабатывая себе на хлеб акробатикой. На смуглом, загорелом лице Бардила выделялись только глаза. Холодные, бледно-зеленоватые, больше всего похожие на две застывшие лужицы посреди тёмного болота, освещённые утренним солнцем, они смотрели на людей, как в пустоту. Бардил был известен своим задиристым нравом, и слыл в Дардеке дуэлянтом, потому-то никто не решался испытывать его нервы на прочность. Мартин Брейн почти не изменился. Всё такой же задумчивый, сосредоточенный, с пристальным взглядом водянисто-карих глаз, он склонил голову и негромко спросил: – У вас в пути возникли трудности? На лице Эдварда Рея отразилось неподдельное удивление. – У нас? В пути? – Вы опоздали на четыре дня, – шмыгнув носом, недовольным тоном произнёс Бардил. – Мы уже приготовились к худшему. Палец Эдварда негодующе уставился на Бардила. – Так, значит, это была твоя идея отобрать у нас оружие?! – Нет, не моя, – покачал головой капитан «Утренней Звезды» и посмотрел через стол на герцогиню. – Её. Гневный взгляд Эдварда переместился на лицо Арагонской. – Да какого дьявола она… – Сядьте, милорд, – негромким уверенным голосом произнесла Ангелина, пристально глянув на капитана «Смертоносного Ветра». – Не слишком удобно беседовать с человеком, который стоит, когда сам находишься за столом. Порывистым движением сбросив намокший плащ, Эдвард пододвинул к себе свободный стул и сел. Фагунда последовал его примеру. Светящиеся глаза вампира скользнули по лицу Себастьяна, и тому стало немного неуютно. – Она не имеет права здесь распоряжаться, – сказал Рей, и в его голосе всё ещё звучали гневные нотки. – Чёрт побери! Она не состоит в Братстве! – Она является моим компаньоном, – спокойно ответил Брейн. – И этого достаточно. – Она велела отобрать у нас оружие! – возмутился Фагунда. – Вы боитесь остаться без него голым, сударь? – насмешливо спросила герцогиня. Себастьян повернулся к ней и хотел было прикрикнуть, но глянул на Брейна и не решился. Мартин посмотрел на обоих гостей и покачал головой. – Всё, что было сделано, было сделано для предосторожности. Вас не было с нами в условленное время, и, зная, кем является присутствующий здесь господин Фагунда, мы захотели обезопасить эту встречу от возможных неожиданностей. – Вы не доверяете мне? – вспылил Себастьян. – Абсолютно не доверяю, – сказал Брейн. – Значит, и мне тоже не доверяете? – прищурился Эдвард. Мартин посмотрел на капитана «Смертоносного Ветра». – У вас странный способ вести переговоры, сударь. Месяц назад, вы прислали мне записку, где изъявили желание встретиться, чтобы обсудить весьма выгодное предприятие, и назначили местом встречи Абискан. При этом, вы упомянули, что с вами будет находиться господин Фагунда, у которого, якобы, есть все необходимые сведения, касательно этого предприятия. Скажу вам честно, господа, я не горел желанием тащиться сюда из Дардека, да ещё в сезон штормов. Но так уж вышло, что мы были в это время в Седом море, и путь до Абискана не стоил нам слишком больших хлопот. Однако, прибыв сюда, нам пришлось ждать вашего появления ещё целых четыре дня, что навело меня на мысль о возможной ловушке. – Я не предатель, – буркнул Себастьян. – То же самое вы говорили и милорду Брюллу, – усмехнулся Мартин. – Но сделали всё совершенно наоборот. Если, конечно, вы об этом помните. – Я помню, – сказала Арагонская. Фагунда мельком глянул на неё и промолчал. – Нас задержала непогода, – Эдвард Рей шумно вздохнул и пожал плечами. – Проклятый сезон штормов! Брейн кивнул. – Да, я учитывал этот вариант, именно поэтому мы всё ещё здесь. А, теперь, если не возражаете, мне бы очень хотелось услышать от господина Фагунды, за каким чёртом мы тут собрались? Головы всех присутствующих капитанов разом повернулись в сторону Себастьяна. Он откашлялся. – Два корабля, – сказал Фагунда, выдержав паузу, – вышли из Клардерона и направляются в Ультран. При такой погоде они будут идти медленно, и мы сможем нагнать их недалеко от Белого мыса. – Сведения надёжны? – глаза Бардила пристально впились в лицо Фагунды. – Надёжнее некуда, – бодрым голосом ответил Себастьян. – Я получил их от одного капитана торгового судна, стоявшего в Мальдеке. Правда, с ним случилась небольшая неприятность, он был зарезан в таверне, но у меня осталось от него небольшое наследство. Вот эта карта. С этими словами Фагунда выложил на стол небольшой скомканный свёрток, по краям которого были видны тёмные пятна от рома. Бардил взял карту и быстро развернул. – План морской навигации Северной Короны? – взгляд капитана «Утренней Звезды» с подозрением скользнул по лицу Себастьяна. – Один из планов навигации. С указанием всех мест стоянок кораблей. – Дорогая штучка, – заметил Бардил и передал карту Брейну. – И что за груз везут эти два судна? – Не груз, – мотнул головой Фагунда. – Пассажиров. Мартин бегло просмотрел карту и протянул её герцогине. Потом взглянул на Себастьяна и неожиданно спросил: – Корабли принадлежат Северной Короне? – Конечно, кому же ещё. – И вы хотите напасть на них? – Это два линейных корабля. С полным вооружением. В одиночку я не осилю такое предприятие. – Да, с вашей шпилькой в двенадцать пушек, это более чем неразумно, – усмехнувшись, заметила Арагонская, внимательно рассматривая карту. Фагунда с ненавистью глянул на неё, но опять промолчал. – Видимо, это важные пассажиры, если их доставляют на линейных кораблях в Ультран, – сказал Брейн. – И будут стоить немалых денег, если запросить выкуп, – добавил Эдвард Рей. – Значит, похищение? – Оно самое. Мартин посмотрел на Себастьяна. – А каким образом навигационная карта Северной Короны попала в Мальдек? – спросил он. Фагунда ехидно усмехнулся. – В Мальдеке вообще происходит много чего интересного. Хотя, да, я же совсем забыл. После Рауракана, путь в Мальдек для вас закрыт, милорд Брейн. Я слышал, ратерийцы спят и видят отправить вас прямиком на виселицу. Водянисто-карие глаза капитана «Чёрного Дракона» пристально взглянули на Фагунду. – Многие хотят отправить меня на виселицу, милорд, – сказал Брейн. – Но, как видите, я до сих пор жив. – Так вы согласны или нет? – спросил Эдвард, обведя взглядом всех сидящих за столом. Бардил резким движением выбил пепел из трубки и кивнул. – Я согласен. Если при дележе прибыли всё пройдёт честно. – Я когда-нибудь тебя обманывал? – Эдвард с улыбкой посмотрел на капитана «Утренней Звезды». На лице Бардила просияла ответная улыбка. Эти двое уже давно знали друг друга, чтобы лишний раз размениваться на взаимные клятвы. Теперь взгляд Эдварда устремился на капитана «Повелителя Ночи». Арагонская отложила карту. Ей был не совсем понятен план Эдварда Рея и Фагунды, последнему она не шибко доверяла, но сама мысль, что она сможет хоть как-то уколоть Северную Корону, пусть даже и через такое предприятие, ей очень нравилась. И герцогиня тоже кивнула. – Согласна. С торжествующим видом Фагунда посмотрел на Брейна. Мартин несколько мгновений молчал, потом лёгкая усмешка появилась на его губах. – Я не пойду, – коротко сказал он. В комнате сразу повисло тягостное напряжение. Лицо Эдварда Рея вытянулось от изумления. Он наклонился над столом и торопливо спросил: – Вас что-то не утраивает, сударь? – Ты хорошо подумал, Мартин? – Бардил повернулся и посмотрел на Брейна. Тот кивнул. – Я хорошо подумал. – И что же не так? – озлобленно пробурчал Фагунда. Брейн снова усмехнулся. – Вы хотите захватить два линейных корабля Северной Короны, – неторопливо сказал он, – чтобы похитить каких-то важных особ для получения выкупа. В сезон штормов. И у Белого мыса, где и в спокойное время года очень тяжелая навигация. Это, что, шутка? – Именно поэтому мы и… – начал было Себастьян. Брейн перебил его: – Да, да, да. Разумеется, вас там не ждут. Тем более, в такую погоду. Сударь, вы были сегодня в городском порту? – Конечно, мы ведь только сегодня… – Вы видели, сколько там кораблей? Наших кораблей? – Да, но я не понимаю… – Поймёте, когда однажды вас вздёрнут. Не думаю, что в Абискане хоть раз за столетие собиралось такое число пиратских судов. Слухи о нашем пребывании здесь будут гулять ещё полгода. Или вы надеетесь, что никто не сболтнёт об этом на севере? Учтите, не все суда останутся в порту до конца сезона штормов. Кто-то, возможно, уйдёт раньше. И никто, ни вы, ни я, не знаем, куда они поплывут. Людская молва, порой, вредит делу гораздо больше, чем необдуманный план. Эдвард покачал головой. – Я понял вас, сударь. – Это вряд ли. Каждый из капитанов, присутствующих здесь, решает сам. Что касается меня, я вижу, что даром потратил время, ожидая этой встречи. – Вы имеете право высказаться, и вы это сделали. Ещё будут какие-то возражения? Никто не проронил ни слова. – Хорошо, – сказал капитан «Смертоносного Ветра» и снова посмотрел на Брейна. – Значит, вы отказываетесь участвовать в этом предприятии. Разумеется, мне очень жаль, но это ваше решение. Теперь могу я попросить вас удалиться, пока мы будем обсуждать подробности? – Конечно, – Мартин поднялся из-за стола. – И пусть нам вернут оружие! – визгливо выкрикнул Фагунда. Брейн дал знак Дрэшем, и она открыла дверь. Но, прежде чем покинуть комнату, Мартин наклонился к герцогине и негромко, так, чтобы не слышали другие, сказал ей на ухо: – Будьте очень осторожны, сударыня. От этого дельца за целую милю смердит тухлятиной… Глава 2 Тёмно-серая простыня неба на горизонте начала понемногу светлеть, предвещая надвигающееся утро. Правда, это не принесло облегчения ни жителям Абискана, ни его гостям, потому что дождь затих лишь наполовину, превратившись в мелкую сочащуюся пыль, покрывавшую всё вокруг, от крыш домов до снастей и палуб стоявших в порту кораблей. Керлоу, квартирмейстер «Повелителя Ночи», лениво позёвывая, взобрался на планшир, чтобы поглядеть на соседей. К его изумлению, он увидел, что судно Бардила начинает поднимать паруса, готовясь к выходу в море. Керлоу никак не мог припомнить, чтобы накануне они собирались покидать порт, и увиденное его сильно озадачило. – Что за чертовщина, – пробормотал он и, обернувшись, едва не столкнулся нос к носу с герцогиней. Арагонская кивнула на мачты и сурово произнесла: – Снимаемся с якоря. Всех подвахтенных на реи. Мы должны отплыть не позднее, чем через полчаса. На лице её квартирмейстера излилось крайнее недоумение, которое очень быстро сменилось неподдельной тревогой. За последние несколько месяцев они никуда не торопились, а если такое и случалось, то всегда по приказу Брейна. – Через полчаса? Что за спешка, сударыня? – спросил Керлоу, оглядываясь назад, туда, где в сероватой дождливой дымке виднелись очертания фрегата Брейна. – Непохоже, чтобы «Чёрный Дракон»… – Вам неясен мой приказ? – с явным раздражением в голосе рявкнула герцогиня. Керлоу мотнул головой. – Да нет, сударыня, отчего же… Ваш приказ мне ясен, как медный чайник, но, позвольте узнать, а милорд Брейн знает, что мы отплываем? В светящихся глазах вампира, казалось, вспыхнули адские огоньки. – Я капитан этого корабля, милорд Керлоу, – процедила Арагонская. – И здесь я отдаю приказы. Не Брейн. Вам понятно? Квартирмейстер тяжело вздохнул. – Да, сударыня, всё понятно. Тогда я могу хотя бы узнать, куда мы направляемся? – К Белому мысу. Глаза Керлоу мгновенно стали похожи на два чайных блюдца. – К Белому мысу?! В такую погоду? Вы шутить изволите? – Нет, милорд Керлоу. А, теперь, заткнитесь и выполняйте приказ. – Воля ваша, сударыня, – квартирмейстер снова покачал головой. – Очень надеюсь, что вы ещё помните уроки навигации в сезон штормов… Стоявшие на корме фрегата Брейна пираты тоже были немало удивлены, увидев, как соседние с ними корабли медленно отходят от причалов. Послышались недовольные голоса. На палубу вышли Старый Томми и Бригсби, которые поспешили на корму, чтобы узнать, что же так взволновало команду. – Это что же? Они уходят? – раздался голос одного из молодых матросов. – Пусть уходят, – сказал Старый Томми и повернулся к остальным. – Все слышали? Приказа сниматься с якоря у нас не было. – Это как же так?! А? – снова заголосил тот молодой пират. – Это, значит, они в деле, а мы чего? Штаны будем протирать? И что капитан-то думает?! Ладонь Бригсби тотчас взлетела вверх и отвесила парню солидную оплеуху. Он ойкнул и отлетел к планширу. Старший боцман наклонился к нему и сурово сдвинул то, что было у него из бровей. – Захлопни пасть, щенок, – ледяным голосом проговорил Бригсби. – И больше не смей обсуждать капитана. Если он решил остаться, мы останемся. Капитан знает, что делает. Парнишка испуганно закивал головой. Бригсби выпрямился, повернулся к стоявшим пиратам и грозно выкрикнул: – Что ж, как я вижу, господа, вам нечем себя занять?! Сейчас мы это исправим! А, ну-ка, живо все вниз! Поступаете в полное распоряжение старшего канонира! Будете драить полы в орудийном деке! Доски палубного настила тотчас вздрогнули от грохота сапог. Матросы мигом устремились к люкам, ведущим на нижнюю палубу, и возле Бригсби и Старого Томми остались только вахтенные на мостике. Квартирмейстер «Чёрного Дракона», который, разумеется, уже был в курсе произошедшего в гостинице, посмотрел вслед отплывающим кораблям и с грустной усмешкой покачал головой. – Да хранят святые небеса детей своих неразумных… – Капитан правильно сделал, что не пошёл с ними, – сказал Бригсби. – Не стоит лишний раз искушать судьбу. А, кстати, где он сам? – У себя в каюте, – кивнул на корму Старый Томми. – Переживает, небось? – То-то и оно, – с тяжким вздохом произнёс квартирмейстер «Чёрного Дракона». – И дёрнул же его чёрт повстречать эту клыкастую бестию…Эхе-хе… И сколько ещё кровушки она нам попортит… сто ядер мне на макушку… *** – От Фагунды пока не было вестей? – Нет, милорд. Но мои информаторы говорят, что все три корабля покинули Абискан. Кроме, «Чёрного Дракона». Он так и остался в порту. – Это хорошо, Либериус. Очень хорошо. Лорд Дамаэль Мельтан отодвинулся от окна и закрыл тяжёлые ставни. Снаружи лил дождь, словно накрывая Седую Гавань мокрым серым одеялом. Тихо, почти беззвучно, появился слуга и зажёг масляные светильники, стоявшие вдоль стен. Лорд Мельтан опустился в массивное резное кресло у камина, повелительным жестом отпустил слугу и посмотрел на Либериуса. Волшебник Торговой Гильдии смиренно склонил голову. – Признаюсь, милорд, своим решением использовать господина Фагунду ещё раз, вы немало удивили меня, – сказал Либериус. – Особенно, после того, как больше года назад его постигла неудача. – Он всего лишь приманка, – усмехнулся Мельтан. – Не более того. Конечно, он был рад загладить вину и исправить содеянное в прошлом году, но, в сущности, ничего не изменилось. – Он знает об истинной цели нашего плана, милорд? – Он знает только то, что должен знать. Остальное – слишком большая роскошь для его ушей. – Но теперь ставки поднялись. И если что-то пойдёт не так… – Да, я знаю. Ты точно уверен, что Брейн остался в Абискане? – Абсолютно, милорд. – Выходит, Эдварду не удалось убедить этого прохвоста, – на губах Дамаэля мелькнула презрительная улыбка. – В этом никто и не сомневался, милорд. Господин Брейн проявляет невиданную мудрость и благоразумие. – Да, хитёр он, собака… Ты выяснил, сколько капитанов Братства готовы нас поддержать? – Только двое, милорд. Маркус Гэльвейн и Йохан Бреннер. Возможно, мне ещё удастся договориться с Джоном Вэйроком, но… Боюсь, на это мало надежды. – Никто из них не должен знать, каким образом нам помогают. Ты понял? – Разумеется, милорд. – Их главная задача – убрать с дороги Брейна. Либериус слегка вздрогнул. – Надеюсь, не в прямом смысле, милорд? – Ну… – улыбнулся Дамаэль, – если бы Брейн сдох, это было бы прекрасно, но шансов на такое развитие событий крайне мало. В лучшем случае, его вышвырнут из Братства. И госпожа Ван Виэрэген останется в гордом одиночестве. – Да, но она же… она не капитан Братства, милорд. – Она капитан. Пусть и захваченного судна. Чёрт побери, как ей вообще удалось заполучить себе корабль? – Полагаю, не без помощи Брейна, милорд. Мельтан скрипнул зубами. – Проклятье! Он просто вездесущий дьявол! – Скорее, опытный моряк, – слабо улыбнулся Либериус. – И хорошо знает, что делает. – Это-то и плохо. А что, если послать наёмников, чтобы расправиться с ним? Волшебник покачал головой. – Такое предприятие станет слишком заметным, милорд. И, потом, не забывайте, у Брейна на корабле полная команда. Весьма неплохих головорезов. Не думаю, что это дело выгорит. Так просто его не дадут убить. Конечно, можно попытаться, но… – Да, ты прав. Не стоит рисковать, особенно, сейчас, когда мы привели наш план в действие. Когда будет готово снадобье? – Через три дня. Я ожидаю, пока доставят все необходимые ингредиенты. – Оно сработает? – Исходя из рецепта, который я составил на основе анатомии вампиров, желаемый вами эффект будет продолжительностью около двух часов. – Так мало? – подозрительно поднял бровь Мельтан. Либериус скромно улыбнулся и опустил взгляд. – Милорд, вампиры – не люди. Я не могу гарантировать вам более длительное воздействие состава. Однако, должен заверить вас, что вкупе с Амулетом Крови, моё снадобье будет выше всяких похвал. – Учти, если твой отвар не поможет… – Уверяю вас, милорд, всё пройдёт так, как вы того пожелаете. Дамаэль несколько мгновений пристально смотрел на волшебника, потом кивнул. – Она должна оставаться в сознании. Не имею привычки насиловать бесчувственное тело. – Она будет в сознании, милорд. – И должна всё чувствовать. – Она будет всё чувствовать, милорд, – Либериус покорно склонил голову. На лице лорда Мельтана появилась довольная улыбка. – Это хорошо, – сказал он. – Это меня радует. – Да, милорд, но есть одна вещь, которая тревожит меня. – Что такое? – Вы, действительно, уверены, что нападение на дочь графа Тарлейна это очень хорошая идея? Дамаэль посмотрел на своего собеседника, и вдруг расхохотался. Либериус не сразу понял, что же именно показалось Мельтану забавным, ведь он задал серьёзный вопрос. И ждал такого же серьёзного ответа. – Леди Милена Тарлейн, дочь этого высокородного выскочки из Карбы, всегда была самой настоящей потаскушкой, – Дамаэль снова засмеялся. – Не припомню случая, чтобы она не ухитрилась переспать со всем королевским двором Северной Короны, не упуская из вида даже лакеев. Я и представить себе не могу, что только не делал бедный граф Тарлейн со своей беспутной дочерью. Да всё без толку, говорят, горбатого только могила исправит. Но однажды она забеременела, кажется, от какого-то конюха. И даже умудрилась родить. – Святые небеса, – прошептал волшебник. – Какой позор! – Не просто позор, – палец Дамаэля назидательно поднялся вверх. – Полная катастрофа. Дочь первого министра Северной Короны, самого влиятельного человека в Карбе после короля, залетела от какого-то вонючего слуги! Ты понимаешь, какой поднялся бы шум, если бы об этом узнали при дворе? – Боюсь даже представить, милорд. – Для графа Тарлейна вопрос встал уже не просто о чести, речь пошла о сохранении карьеры. Но и убить собственную дочь вместе с несчастным ребёнком было нельзя, пропажу-то не объяснишь, а доченька слишком уж примелькалась во дворце. И тогда граф нашёл единственный выход. Выдать эту сучку замуж. Чтобы прикрыть грех. Либериус поднял брови. – И что? У него получилось? – Получилось? – фыркнул лорд Мельтан. – Какой же здравомыслящий мужчина станет жениться на самой настоящей шлюхе? – Э-э… ну-у… – Вот тебе и ответ. Никакой. Если ему не заплатить. – И граф нашёл подходящего жениха? – Да, нашёл какого-то беднягу. Не знаю, кто это был, но, вероятнее всего, обедневший дворянин, оказавшийся по уши в долгах. Терять парню было явно нечего, но граф же не дурак. Он заставил жениха подписать особый брачный договор. Чтобы тот не смог отвертеться и потребовать развод. И, разумеется, новоиспечённого жениха обязали признать отцовство этого отпрыска конюха. Как говорится, и волки сыты, да и овцы целы. – Мне кажется это излишне жестоким, милорд, – сказал Либериус. – Ну, – хмыкнул Дамаэль, – ты же не граф Тарлейн, и у тебя нет бессовестной дочери, которая гуляет, словно мартовская кошка. – Простите мне моё любопытство, милорд, но откуда вы всё это знаете? – Граф и мне предлагал жениться на этой мерзавке. Так что я в курсе всех подробностей. Меня же договором не заманишь. – Но теперь мы планируем её похищение? – Именно. – Я считаю, это очень опасная затея, милорд. – Неужели? – Наши действия будут очень плохо выглядеть в свете большой политики. Граф Тарлейн первый министр и его связи весьма обширны, так что… – Да брось! – махнул рукой Мельтан. – Неужели ты думаешь, что Северная Корона однажды не объявит нам войну? – Но мы… – И, потом, ты забываешь, что это не мы похищаем Милену Тарлейн. Всё преступление останется на руках Фагунды и его соратников. Особенно, на руках Ангелины Ван Виэрэген. Что сделает её персону весьма и весьма уязвимой. – Хотите, чтобы её арестовали? Лорд Мельтан хищно усмехнулся. – Не просто арестовали. Нет. Я хочу взять её прямо на полу в тюремной камере, вот почему и велел тебе приготовить это чёртово снадобье. Либериус постарался отобразить на лице деликатность. – Э-э… милорд… я никоим образом не сомневаюсь, что вы… гм… вы достигнете величайшего успеха в этом замысле. Но… – Что? – А если господин Брейн всё-таки сумеет нам помешать? Глаза Дамаэля осветились раздражением. – И каким же образом он это сделает? Леди Тарлейн отправили в Клардерон, как я понимаю, по приказу отца, чтобы держать эту потаскуху подальше от двора и её многочисленных любовников. Я знаю об этом от своего человека в Карбе, но он не из болтливых. О нашем предприятии вообще никто не знает, кроме нас двоих. Фагунда и его спутники только исполнители. Об истинной цели им ничего не известно. Кто же способен так быстро передать весточку Брейну? Уж не ты ли? Либериус испугано заморгал. – Что вы, милорд? Как вы могли такое подумать? Лорд Мельтан подозрительно прищурился. – В таких делах доверие не является добродетелью. Капитан Брейн, конечно, пронырливая тварь, но всё же не настолько, чтобы поспеть вовремя. Или ты знаешь что-то, что неизвестно мне? – Я просто предположил худшее, милорд. Дамаэль покачал головой. – Предоставь думать об этом мне. – Разумеется, милорд, – волшебник поклонился. – Как вам будет угодно. Несколько мгновений лорд Мельтан сверлил лицо Либериуса пристальным взглядом, потом шумно вздохнул и поднялся с кресла. Подойдя к окну, он снова приоткрыл ставни, задумчиво посмотрев на струи дождя, обильно поливающие Седую Гавань. – Герцогиня Арагонская, кем бы она ни пыталась казаться сейчас, – сказал Дамаэль, продолжая смотреть на дождь, – всё равно останется герцогиней Арагонской. Со всеми своими слабостями и глупой уверенностью, что она сможет убежать от меня. Но она не сможет. Не в этот раз. – А что делать с Фагундой и остальными, когда ваш замысел будет осуществлён? Дамаэль повернулся и вновь пристально взглянул на волшебника. Либериусу показалось, что в глазах лорда Мельтана исчезло всё человеческое. – Они не должны остаться в живых. Нам ведь ни к чему свидетели, правда. Глава 3 Упругие струи дождя хлёсткими ударами обрушивались на палубу, выбивая мириады мелких водяных капель. Море, словно взбесившийся тигр, ревело и громыхало, уныло завывая ветром в натянутых до предела парусах. Четыре корабля, то и дело зарываясь носами в барашки пены, быстро рассекали волны, пытаясь удержать курс, несмотря на непогоду. Керлоу, стоявший на мостике рядом с рулевым, изредка поглядывал назад, будто бы ожидая и надеясь, что однажды увидит очертания фрегата Брейна. Без него было очень непривычно и как-то неуютно. Казалось, что это детишки выскочили в море порезвиться, да забыли взять с собой отца… За два дня им удалось сравнительно без особых трудностей обогнуть Каменные острова, оставляя Абискан далеко позади. Однако, вскоре выяснилась весьма насущная проблема. Корабли слишком растянулись; первым шёл капер Фагунды, за ним суда Бардила и Эдварда Рея, замыкал строй «Повелитель Ночи», хотя Брейн всегда ставил его вторым, после своего фрегата, чтобы при необходимости, линейный корабль, несомненно, обладавший, огромной огневой мощью, был способен сразу развернуться и прикрыть остальные корабли. И Керлоу, уже давно привыкший к тому, что именно Мартин идёт первым, прокладывая курс, а за ним плывут другие, тем более, уж точно не в самом конце кильватерного строя, попытался было возмутиться: – Это плохо, сударыня, очень плохо, мы тащимся позади, зажаты волнами, и не сможем толком развернуться, если что… Арагонская, которая появлялась на мостике лишь после полуночи, невозмутимо пожимала плечами. – Ну и что? Мы всегда можем быстро обойти строй и ударить первыми. – Ага, и тотчас получим ответный залп неприятеля прямо в корму. – Это мы выдержим. – Разумеется, пока трюмные помпы смогут откачивать воду, если вдруг обшивку пробьют. Герцогиня повернула голову и сурово взглянула на своего квартирмейстера. – Чем вы, собственно, недовольны, сударь? – Это дьявольщина какая-то творится, сударыня, – покачал головой Керлоу. – Впереди идёт чудак на жалкой двенадцатипушечной посудине, хотя надо бы по уму поставить хороший фрегат с опытным капитаном, мы плетёмся в хвосте и рискуем нарваться на рифы, потому что уж очень близко от Каменных островов ведёт нас господин Фагунда, видимо, ни черта не учитывая размеры нашего корабля. У нас же не рыбацкий баркас, будь оно всё проклято! И я не говорю о том, что сейчас сильно штормит, а мы скоро подойдём к Белому мысу, куда даже при хорошей погоде милорд Брейн ни за чтобы… – Опять вы про капитана Брейна? – недовольно перебила его Арагонская. – Да забудьте вы о нём уже! Я командую «Повелителем Ночи»! Вы поняли? Только я! Керлоу посмотрел на мачты, где под напором ветра едва ли не трещали паруса, потом взглянул на вампира, и усмехнулся. – Да, сударыня, командуете вы, – сказал он. – Но, клянусь морской бездной, я сойду с вашего корабля при первой же возможности. Лучшего быть простым матросом на фрегате милорда Брейна, чем квартирмейстером под вашим началом. Герцогиня пристально взглянула на него. Сама мысль о том, что люди, которые должны подчиняться ей, постоянно упоминали имя Мартина Брейна, и, видимо, доверяли ему гораздо больше, чем ей, собственному капитану, очень сильно раздражала Арагонскую. С другой стороны, она начинала ощущать, что ввязалась не в своё дело. Весь прошедший год планированием походов и общим руководством занимался именно Брейн. Он принимал решения, и остальные, включая герцогиню и Бардила, только выполняли его приказы, по сути, избавленные от необходимости самим всё обдумывать. Успехи Мартина были следствием чёткой организации и дисциплины, которые он всегда старался неукоснительно соблюдать. И, кроме того, немаловажным фактором были его опыт и чутьё; Брейн никогда не занимался авантюрными проектами, мало кому доверял, и мог отказаться от любого предложения других капитанов, если вдруг почувствовал хоть малейший подвох. Арагонская пыталась доказать самой себе, что может командовать кораблём и без наставлений Мартина, без его осторожности и тщательной проработки всех деталей предстоящего дела. Вероятно, что где-то глубоко в душе, у герцогини ещё была обида на Брейна. Не ответив ей взаимностью, он в определённом смысле ранил её чувства, и теперь Ангелина была готова сделать что угодно, лишь бы это было сделано наперекор ему. Слова, сказанные Керлоу, только добавили масла в огонь, и Арагонская разозлилась. – Как пожелаете, сударь, – суровым тоном произнесла она. – Если захотите покинуть мой корабль, я не стану вас задерживать. – В этом-то и проблема, – снова усмехнулся Керлоу. – До такого счастливого момента я могу и не дожить… На третий день ветер усилился. Шедший впереди Фагунда, наконец, понял всю опасность навигации в такую погоду, и послал сигналы к другим кораблям, что они завернут на восток. Бедолаги-сигнальщики, вынужденные лезть на марсовую площадку под ливнем и при мощном ветре, привязывали себя к мачте ремнями, чтобы не слететь за борт. Мелькавшие сигнальные флаги были плохо видны в полосе дождя, и все команды приходилось повторять едва ли не трижды. К вечеру корабли всё-таки повернули на восток, заняв небольшую скалистую бухточку на северо-западной оконечности Каменных островов. Оттуда уже был виден Белый мыс, окружённый бурлящей морской водой, словно полководец своими солдатами. – До мыса почти семнадцать миль, – сказал Хагги, подавая своему капитану подзорную трубу. – При такой погоде быстро не дойдём. Фагунда оглядел береговую линию и покачал головой. – Дойдём, если поставить дополнительные паруса. Лицо Хагги, по которому стекали капли воды, побледнело и напряглось. – Разумно ли это будет, капитан? Ветер и так слишком сильный. Себастьян приподнял голову и посмотрел на свинцово-серые полотнища туч, закрывавшие небо. – К вечеру должно немного развиднеться, – бодрым голосом сказал он. – А если нет? – с сомнением спросил Хагги. Фагунда равнодушно пожал плечами. – Не велика беда. Обождём здесь, потом нагоним. – Корабли Северной Короны пойдут к мысу с севера, значит, с наветренной стороны. У них будет преимущество в скорости и манёвре, капитан. – Ты ещё учить меня вздумал?! – раздражённо рявкнул Себастьян. – Нет, капитан. Просто я надеюсь, вы знаете, что делаете. – Вот именно, что знаю. А, теперь, будь так добр, заткнись. Однако, к вечеру не развиднелось. Ветер, правда, поутих, но зато усилился дождь. Кроме всего прочего, Фагунда, который не так часто плавал в этих водах, совершил серьёзную ошибку – не учёл сильное течение. В результате, корабли, бросившие якоря в бухте, ночью стало разводить в стороны друг от друга. И, если для капера самого Себастьяна, как, впрочем, и для судов Бардила и Эдварда Рея глубина возле скал не играла существенно большой роли, то линейный корабль Арагонской оказался в опасной близости от острых подводных камней. – Да будь оно всё проклято! – крикнул Керлоу, пробегая по палубе в направлении мостика и махая рукой рулевому. – Лево на борт! Пять румбов влево, чёрт бы всё это побрал! Из капитанской каюты выскочила герцогиня. – Что происходит? – спросила она, ухватив своего квартирмейстера за рукав. – К утру на рифы сядем, вот что происходит! Арагонская подбежала к планширу и посмотрела на скалы. Одного взгляда ей было достаточно, чтобы осознать всю ситуацию. Быстрым гибким прыжком она оказалась на мостике, оттолкнула рулевого, который явно замешкался, не понимая, что нужно делать, и сама взялась за штурвал. Руки вампира стали крутить его влево с поистине немыслимой скоростью, и огромный корабль начал медленно разворачиваться. Взбежавший на мостик мгновением позже Керлоу, от всей души влепил матросу затрещину и гневно прорычал: – Куда смотришь, паршивец?! Утопить нас захотел?!! – Сударь, я… я только… – Дьявол! Понабрали молокососов! Удерживая штурвал, герцогиня повернулась к своему квартирмейстеру. – Всех вахтенных сменить! – приказала она. – Немедленно! – Не поможет, – покачал головой Керлоу. – Это ещё почему? – У нас слишком большой вес. И течение сильное. – Значит, сбросим якоря на корме. Квартирмейстер «Повелителя Ночи» тяжело вздохнул. – Сбросить-то мы сбросим, а дальше что? Если утром ещё и ветер опять поднимется, нас точно развернёт на скалы. Глаза герцогини блеснули. Возражений она не любила. – Выполняйте. Сейчас же! Керлоу пристально взглянул на неё. И кивнул. – Слушаюсь, сударыня. Утром, как и опасался Керлоу, ветер стал крепчать. Якоря, сброшенные на корме «Повелителя Ночи», лишь отчасти исправили положение. Линейный корабль, из-за своих размеров, был явно не приспособлен для стоянок в таких маленьких бухтах. И, случись ещё одна ночёвка здесь, не миновал бы беды. Арагонская уже хотела и вовсе покинуть стоянку, даже невзирая на высокие волны, но тут на горизонте показались еле различимые в пелене дождя корабли Северной Короны. Они действительно подходили к Белому мысу с наветренной стороны, шли быстро, намного быстрее, чем этого можно было ожидать, и Керлоу, стоявший на мостике с утра, внимательно разглядывал их в подзорную трубу. – Какие-то странные суда у Северной Короны, – озадаченно пробормотал он и нахмурился. – Я таких не видывал. Они больше похожи на корабли Гильдии… Арагонская подошла к своему квартирмейстеру и выхватила подзорную трубу у него из рук. – Корабли как корабли, – сказала она, посмотрев на горизонт. – Что в них странного? – Не знаю, сударыня, – покачал головой Керлоу. – Но они точно не из флота Северной Короны. Герцогиня посмотрела в трубу ещё раз. Она сама служила в войсках Северной Короны много лет, хотя и не слишком часто имела дело с её флотом. Для вампиров Дома Арагонов, считавшихся воинской элитой империи, любые суда были сродни конскому седлу. Не сразу отличишь. Но сомнения квартирмейстера зародили толику подозрения и в Ангелине. Ещё мгновение, и она, возможно, отдала бы приказ выйти из бухты и лечь на обратный курс, поближе к Абискану и невозмутимому спокойствию под командованием Мартина Брейна, но в этот момент капер Фагунды, подняв все паруса, устремился вперёд, прямо на перехват шедшим к мысу судам. Корабли Бардила и Эдварда Рея проследовали за Фагундой. Керлоу посмотрел на них и сказал: – Похоже, веселье начинается, сударыня. Арагонская кивнула. В бою она чувствовала себя намного увереннее. – Поднять паруса. На всех орудийных палубах полная готовность. Выполнять! – Слушаюсь. *** Двери отворились, и тяжёлый стук каблуков разорвал тишину зала. Вошедший мужчина был высоким и худощавым, со смуглым, обветренным лицом. Он носил тёмно-зелёный камзол с золотыми галунами и ботфорты, левая рука небрежно покачивалась на эфесе шпаги в такт шагам. В этом зале он был впервые, возможно, именно этим и объяснялась определённая стеснённость в его движениях. Просто он не знал, как себя вести в присутствии одного из влиятельнейших лордов Торговой Гильдии. Дамаэль поднялся из-за стола и с улыбкой встретил своего гостя. – Я рад, что вы так быстро добрались, капитан. Как ваше имя? – Ламарк, милорд. Эндрю Ламарк. – Вдвойне рад, сударь. Прошу вас! С этими словами Мельтан подвёл гостя к столу, на котором были разложены морские карты. – Вам доводилось бывать у Белого мыса, капитан? – Много раз. – Превосходно! Просто превосходно! Вас рекомендовали, как самого опытного из капитанов нашего флота, и теперь я полностью уверен, что вы исполните свой долг самым наилучшим образом! Ламарк скромно улыбнулся. – Благодарю вас, милорд, но, право, я не заслужил такой высокой чести. – Если бы я думал иначе, капитан, вас бы здесь не было, – многозначительно сказал Дамаэль и повернулся к картам. – Взгляните сюда. Чуть больше трёх дней назад, небольшая пиратская эскадра в количестве четырёх кораблей, вышла из Абискана, направляясь к Белому мысу. Мы полагаем, что их целью являются идущие с севера два судна Гильдии, которые везут очень важных персон, подданных Северной Короны. Вероятно, они хотят захватить этих людей, чтобы потребовать за них выкуп. Учитывая непростую политическую обстановку, мы не можем этого допустить. – Да, милорд, я понимаю, – кивнул Ламарк. – Это весьма щекотливое дело, капитан. Есть сведения, что в нападении участвуют корабли так называемого Вольного Братства. Как вы, наверняка, знаете, у нас существует жёсткий договор, согласно которому ни одно судно Братства не имеет права атаковать наши корабли. – Никто и не пытался, милорд. – До этого момента. Нам точно известно о двух капитанах, представляющих Братство. Ещё один был, якобы, изгнан из него, но, видимо, связи с бывшими компаньонами всё ещё поддерживает. И ещё одна женщина-капитан, которая плавает на захваченном больше года назад ратерийском линейном корабле. – Я должен перехватить их? – Боюсь, для этого уже слишком поздно. Мы полагаем, что пираты пленили пассажиров наших судов и собираются найти хорошее место для стоянки. – В сезон штормов это будет непросто сделать, милорд. Очень опасная навигация. – Именно поэтому я и вызвал вас, капитан, – Дамаэль взял со стола перевязанный алой шёлковой лентой свиток и вручил его Ламарку. – Совет лордов Торговой Гильдии наделяет вас всеми необходимыми полномочиями, чтобы уничтожить этих нечестивых мерзавцев, посягнувших нарушить наш договор. – Следует ли мне брать пленников, милорд? Или я могу без колебания отправить на дно их корабли? – У вас достаточно людей, капитан? – Под моим командованием полностью снаряжённая эскадра из двенадцати судов. Три линейных корабля, три фрегата и шесть галеонов. Дамаэль кивнул. – Хорошо. Поскольку у пиратов есть захваченный корабль ратерийцев, я уже известил его сиятельство графа Грумольда, вице-адмирала ратерийского флота о наших действиях. Полагаю, он будет очень рад оказать вам всю необходимую помощь. Захваченный пиратами в прошлом году линейный корабль был как раз из его эскадры. Ламарк улыбнулся. – Я знаю графа, милорд. И не завидую этим разбойникам. Он их четвертует. – Прекрасно. Этим недоумкам из Братства надо преподать хороший урок. Можете без зазрения совести топить их корабли. Но! – палец Дамаэля поднялся вверх. – У Совета лордов есть одно обязательное условие. Оно касается той самой женщины, что командует захваченным ратерийским кораблём. Её необходимо доставить в Седую Гавань живой. – Хорошо, милорд. – Учтите, капитан, что она не совсем обычная женщина. Это вампир. Брови Ламарка приподнялись. – Вампир? – Да, когда-то она служила Северной Короне, но теперь стала преступницей. То обстоятельство, что она является вампиром, не должно вас беспокоить. Старший волшебник Гильдии снабдит вас всеми необходимыми средствами для её поимки. – Милорд, иметь дело с вампиром… – в голосе Ламарка послышалась явная неуверенность. – Это… Это непростая задача. Дамаэль кивнул. – В Совете это понимают, – ободряюще сказал он. – Вам разрешено применять любое физическое воздействие на эту преступницу, какое вы сочтёте нужным. Но она должна остаться в живых. Вы меня поняли? – Да, милорд. – Это всё, капитан. Желаю удачной охоты. Ламарк почтительно склонил голову и направился обратно к двери. Едва он вышел, как из угла зала, неприметного для всех, показался Либериус. Подойдя к столу, волшебник взглянул на лорда Мельтана и спросил: – Не следовало ли послать обычных наёмников, милорд? Дамаэль с довольным видом уселся в кресло и мотнул головой. – Э-э, нет уж! Пусть теперь поработают настоящие вояки! У этого Ламарка хорошая репутация. Опытный военный моряк, исполнительный, находчивый. А приказ Совета развяжет ему руки. – Касательно госпожи Арагонской, мне дать ему подробные инструкции? И передать Амулет Крови? – Разумеется. Но чуть позже. Гэльвейн и Бреннер готовы подтвердить, что Брейн планировал атаку на корабли Гильдии? – Всё до последнего слова, милорд. – Хорошо, – Мельтан наклонился вперёд, взял со стола другой свиток и протянул его волшебнику. – Отправишь это в Абискан. Гонцу скажешь, чтобы передал лично командующему гарнизоном. Пора господину Брейну отойти от дел. – Думаете, уже время? Дамаэль хищно улыбнулся. – Первый ход сделан. Теперь поглядим, как наши рыбки будут барахтаться в сетях… *** После ухода четырёх пиратских кораблей, в «Жемчужной Ласточке» стало уже не так многолюдно, и часть прежних постояльцев смогла, наконец, спокойно вернуться в свои комнаты. Но только часть, потому что в гостинице ещё оставались матросы из команды «Чёрного Дракона». Прошло чуть меньше недели с момента ухода Фагунды и его спутников. Брейн явно не собирался покидать Абискан, редко показывался из своей каюты и был в мрачном расположении духа. Но капитанская доля вовсе не означала, что он будет в стороне от своего корабля и команды. Однажды вечером, когда на улице всё так же лил дождь, Мартин, вместе с Бригсби и Дрэшем, зашли в гостиницу, чтобы договорится о покупке новой партии провианта и заодно пропустить по кружечке доброго эля. За соседними столами сидели ещё несколько человек из команды Брейна, которым было разрешено оставаться на берегу. Видя невесёлые думы, отразившиеся на лице своего капитана, Бригсби переглянулся с Дрэшем и, покачав головой, спросил: – Долго нам ещё торчать в порту, капитан? – Сезон штормов, – уклончиво ответил Мартин. – Плыть пока некуда. – Парни, конечно, не жалуются, вина и девок вдоволь. Но я так думаю, что-то застоялись мы. Может, пора делом заняться? – Ещё успеем. Бригсби кашлянул, снова глянул на старшего канонира и сказал: – Гм… так может, мы… это… гм… к Белому мысу рванём?.. – Зачем? Боцман «Чёрного Дракона» опять кашлянул. – Так это… гм… госпожа герцогиня там… вот и глянем… гм… что к чему… Мартин посмотрел на него и грустно улыбнулся. – Я ей не нянька, милорд Бригсби. Она сама приняла решение. Дрэшем хотела было что-то добавить, видимо, чтобы поддержать боцмана, как вдруг дверь гостиницы резко распахнулась. Они вошли все разом, семеро солдат гарнизона, в мокрых плащах и кирасах, с алебардами наперевес. Гомон, стоявший в зале мгновенно стих. Головы всех повернулись к двери. Молодой офицер, в позолоченной кирасе, стоявший впереди солдат, оглядел зал, увидел сидевшего Брейна и направился к его столу. – Это что-то новенькое, – пробурчала Дрэшем, кладя ладонь на рукояти своих пистолетов. – Не припомню, чтобы к нам заходила в гости городская стража. Лицо Бригсби перекосилось от едва сдерживаемой злобы. И только Брейн, казалось, ничему не удивился и сохранял полное спокойствие. – Это вы капитан Мартин Брейн? – спросил офицер, подойдя к столу. – Да, сударь. Что вам угодно? – Я лейтенант Дуглас Мортон. По приказу Совета лордов Торговой Гильдии, вы арестованы. Сдайте ваше оружие. На пол с грохотом попадали опрокинутые кружки. Сидевшие за столами пираты тут же поднялись со своих мест. Выражения их лиц говорили сами за себя, и офицер побледнел. Его солдаты начали озираться, с ужасом понимая, что находятся в окружении отпетых головорезов. – Слышь, солдатик, – тяжело дыша от ярости, прохрипела Дрэшем. – Ты, часом, ничего не попутал? – Ага, – процедил Бригсби, и от выражения его жуткого лица, лейтенант побледнел ещё больше. – Наверное, мозги дома забыл? Брейн медленно поднялся из-за стола. Теперь его лицо выглядело удивлённым. – Простите, лейтенант, а по какому обвинению? – спросил Мартин. – Мы честно оплатили таможенный сбор, и никто не нарушал местных законов. Мортон вытащил из обшлага сложенный вдвое лист бумаги и протянул его Брейну. – Вас обвиняют в нападении на суда Торговой Гильдии, милорд. – Что?! – выдохнула Дрэшем, крепче сжимая пистолет. – Мы не покидали порт больше месяца, – сказал Брейн. – О каком нападении идёт речь? – Не могу знать, милорд, – покачал головой лейтенант. – У меня приказ доставить вас в тюрьму гарнизона для дальнейших разбирательств. Мартин быстро пробежал глазами переданную ему бумагу и кивнул. – Вот оно что… Значит, есть свидетели. Целых два. Капитаны Братства. Лицо Дрэшем побагровело. – Этому не бывать, капитан! – крикнула она. – Вас эти сволочи не получат! Лейтенант отступил на шаг назад. И сказал: – У меня есть приказ, милорд. И я должен его выполнить. Я понимаю, что моих людей здесь меньше, и вы, скорее всего, окажете сопротивление. Командующий гарнизоном закрыл порт. И, если вы не подчинитесь, сюда стянут войска. – Сдохнуть захотели?! – рявкнул Бригсби и потянулся за саблей. Мартин остановил его. – Нет, нет, мы не будем затевать здесь драку, – сказал он, потом повернулся к боцману и добавил уже тише, так чтобы не слышал лейтенант: – Немедленно возвращайтесь на корабль. Скажите милорду квартирмейстеру, чтобы взял у меня в каюте карту. Ту самую, что он случайно облил пивом. Там отмечены места, где можно причалить, недалеко от Абискана. – Да, но как же вы? – Это приказ, милорд Бригсби. Пока им нужен только я. Уводите корабль. Вы поняли? Немедленно покиньте порт. И спрячьтесь. Иначе, потом примутся и за вас. – Капитан, как же так… – прошептала Дрэшем с тревогой глядя на Мартина. – Их тут меньше. Перережем в один замах… – В гарнизоне десять тысяч солдат, – возразил Брейн. – И полно пушек. Нас всех уничтожат вместе с кораблём. Как только меня уведут, сразу уходите. Всё поняли? Бригсби мрачно кивнул. Мартин повернулся к офицеру и сказал: – Я готов следовать за вами. Мортон требовательным жестом протянул руку. – Вашу шпагу, милорд. Губы Брейна раздвинулись в жестокой усмешке. – Чёрта с два вам, а не мою шпагу, лейтенант, – сказал он, отстегнул ножны и передал оружие боцману. Мортон поморщился. – Кандалы, – приказал он, отходя назад. Двое солдат приблизились к Брейну и заковали ему руки. Когда Мартина вывели, никто не проронил ни слова. В зале повисла гробовая тишина. И только где-то в дальнем конце, опрокинутая позже всех, сиротливо звякнула о пол одинокая кружка… Глава 4 Под дождём плавали обломки, медленно перемещаясь по течению в сторону ратерийского побережья. Бой был недолгим, но очень упорным: четыре корабля против двух. И всё равно пришлось брать противника на абордаж. Около семидесяти матросов, включая одного капитана и самих пассажиров попали в плен. Остальные либо ушли на дно, либо спасались на шлюпках, пытаясь выгрести к побережью, хотя эта затея была весьма сомнительной. Капер Фагунды и «Смертоносный Ветер» получили повреждения. У Себастьяна оказался разбит гельмпорт и зияла знатная пробоина чуть выше форштевня – верхние брестгуки были разворочены и торчали из пробитого борта, как рёбра во вскрытой грудной клетке. Судно Эдварда Рея лишилось стакселя и кливеров, плюс, получило трещину в грот-мачте. В результате, Арагонская и Бардил были вынуждены взять их на буксир, и отвели на северную оконечность Каменных островов, где с трудом удалось найти подходящую бухту в скалах, достаточно хорошо защищённую от ветра. Ливший дождь никто помехой уже и не считал. Все привыкли в мириадам мелких капель, летящих с покрытого тучами неба. Пришлось срочно искать выход из создавшегося положения. Корабли требовали ремонта, и, если с судном Рея ещё можно было что-то сделать в таких условиях, то для капера требовался сухой док и опытные плотники. Прекрасно понимая это, Фагунда сильно нервничал. И не нашёл более лучшего способа улучшить своё настроение, кроме как отлупить захваченного в плен капитана. Тот факт, что именно его судно нанесло повреждения каперу, только усугубил вину несчастного пленника. Палаток не было. Их пришлось сооружать на скалистом берегу из досок, какие нашлись в трюмах, обтянув дерево кусками старой парусины, чтобы можно было укрыться от дождя. Разводить костры не решились, да и дождь этому не слишком-то способствовал. Всех пленных отвели по отдельный навес, приставив к ним трёх пиратов с мушкетами. Вконец избитого капитана Фагунда выволок ближе к воде, вытащил кортик и, видимо, хотел уже прикончить, но Эдвард удержал его. – Не торопись ты, – сказал он. – Ещё успеется. – Этот мерзавец повредил мне корабль! – тяжело дыша, сквозь стиснутые зубы, выдохнул Фагунда. – Мне тоже. – Убью паршивца! К ним подошли Бардил и герцогиня. Капитан «Утренней Звезды» покачал головой и усмехнулся. – Господа, вы слишком много шумите, – сказал он и, протянув руку, указал на море. – Может быть, пора остудить ваш пыл и подумать над более насущными проблемами? – Мой квартирмейстер говорит, что мы сможем залатать повреждения на судне милорда Эдварда Рея, – спокойным голосом добавила Арагонская. – Но с капером господина Фагунды дела плохи. Нужен сухой док. И среди наших экипажей нет хорошего плотника. – Вот ведь какая незадача, – поддержал Ангелину Бардил. – Самый хороший плотник остался с Брейном в Абискане. – Да, кузнечики, допрыгались, – проворчал Себастьян. – А кто привёл нас сюда? – ехидно спросил капитан «Утренней Звезды». В этот момент послышался глухой, с хрипом, негромкий смех пленного капитана. Он был пожилым человеком, лохмотья грязного, некогда, видно, дорого камзола, свисали с его плеч. Лицо было залито кровью и покрыто множеством ссадин от побоев Фагунды. – Что смешного? – наклонился к нему Себастьян. – У тебе ещё остались силы веселиться? Я сейчас это исправлю! – Святые небеса…какие же глупцы… – едва разлепив разбитые губы, сказал пленник. – Вы даже… даже понятия не имеете, что… что натворили… Блеснуло лезвие кортика, которое чуть не вонзилось в живот старика. Ладонь Арагонской мгновенно перехватила руку Себастьяна и легко отвело в сторону. Фагунда оскалился: – А ты не лезь, клыкастая стерва! Пальцы вампира в сию же минуту сжались. Пират охнул от боли, и кортик выпал из его руки. Герцогиня пристально взглянула на Себастьяна и грозно произнесла: – Не мешайте мне, сударь. Иначе сами получите пробоину большего размера, чем ваша жалкая посудина. Фагунда тревожно сглотнул и отпрянул. Арагонская присела возле пленника. Её голос звучал спокойно и уверенно: – Обещаю вам, милорд, что этот человек, – она кивнула на Себастьяна, – больше не причинит вам боли. Но я бы хотела знать, о чём именно идёт речь. Вы можете говорить? Капитан посмотрел на неё, и усмешка появилась на его окровавленном лице. – Я видел ваши флаги… – сказал он. – Кто-то из вас, наверняка, из Вольного Братства… И ваше судно, сударыня… Оно ведь ратерийское, не так ли? И, похоже, из флота графа Грумольда… – Да, милорд, вы правы. – Но я не вижу среди вас человека по имени Мартин Брейн… Впрочем, если бы он был здесь, вы бы не натворили столько ошибок… – Кто вы? – Моё имя ничего вам не скажет, – покачал головой пленник. – Да и это сейчас уже не важно. Гораздо важнее то, что вы, господа, напали на корабли Торговой Гильдии. И захватили леди Тарлейн… Арагонская повернула голову и взглянула на остальных капитанов. Едва Бардил услышал это, как его лицо тотчас побледнело и напряглось. – То есть как это мы напали на корабли Гильдии? И причём здесь леди Тарлейн? Пленник снова засмеялся. – Значит, вы не знали?… Патент на торговые перевозки мне выдали в Седой Гавани. Он лежал в моей каюте, пока вы, господа, не пустили её на дно вместе с моим же кораблём. – Ты лжёшь! – выкрикнул Фагунда. – Патент подписал лорд Дамаэль Мельтан. Ещё три года назад… – Дьявол! – вырвалось у капитана «Утренней Звезды». – Мы нарушили договор… Разрази меня гром! Мы сами нарушили чёртов договор!… Тем временем Эдвард Рей покосился на пленника, потом посмотрел на Бардила и неуверенно спросил: – Леди Тарлейн?… Это… это… это та самая леди Тарлейн? Милена Тарлейн, дочь графа Тарлейна из Карбы?!… Пленный капитан кивнул. – Она самая, сударь. Сидит у вас под навесом вместе со своей сводной сестрой и остальными. Вы можете это проверить. Отцовский фамильный медальон всё ещё при ней… Арагонская вскочила и решительным шагом направилась к пленникам. Они сидели, сгрудившись под навесом, некоторые были ранены, обмотанные запачканными кровью тряпками. Большинство сразу же шарахнулись назад, едва увидев приближающегося к ним вампира. Достаточно часто бывая в землях Северной Короны, они, конечно же, хорошо знали о Доме Арагонов, и, возможно, даже видели кого-то из представителей этого клана, пусть даже и так близко. Герцогиня подошла к навесу и внимательно оглядела пленников. Справа, чуть в стороне от всех, на пустых ящиках, сидели две молодые женщины. Их платья, некогда блиставшие атласным роскошеством, теперь были грязными и намокли. Одна из них, невысокая, с пухлыми губами и большими испуганными глазами, стиснула пальцы и, вероятно, молилась. У неё были великолепны густые тёмные волосы, раньше уложенные в дорогую причёску, которая сейчас растрепалась на ветру. Другая сидела прямо, взирая на всё происходящее с полным равнодушием и даже с каким-то презрительным самодовольством. У неё были серовато-зелёные глаза и рыжие локоны. Черты лица этой женщины, крупный нос, узкий лоб, округлые полноватые скулы, маленький рот, с чуть выступавшей нижней губой, делали её больше похожей на самую обычную крестьянку, чем на знатную даму из высокородной семьи. Весь её облик казался воплощением кротости, однако, её фигура, линии которой обрисовывало мокрое платье, была словно бы выточена искусным резчиком из мрамора, с лихвой компенсируя определённые недостатки лица. Арагонская окинула пленницу пристальным взглядом и заметила висевший на шее медальон. Герб рода Тарлейнов был хорошо знаком герцогине, и она могла убедиться, что капитан не лгал. Это действительно была дочь одного из самых влиятельных людей империи, первого министра Северной Короны. – С вами здесь хорошо обращались, сударыня? – спросила Арагонская. – Благодарю, у меня нет жалоб, – леди Тарлейн обладала тонким голосом маленькой девочки. – Могу я узнать, куда нас отвезут? Герцогиня покачала головой. – Это мне не известно. Но, думаю, что вы поплывёте в Абискан. – За нас потребуют выкуп? – За нас? – подняла бровь Арагонская. Леди Тарлейн кивнула на женщину, сидевшую рядом. – Со мной госпожа Кенвуд, моя сводная сестра. Взгляд вампира скользнул по спутнице Тарлейн. – В таком случае… – начала было герцогиня, но её прервал Керлоу. Квартирмейстер «Повелителя Ночи» быстрым шагом подошёл к своему капитану и встревожено произнёс: – Дела совсем плохи, сударыня. Арагонская отошла от пленников, чтобы они ничего не слышали, и увела Керлоу. Потом оглянулась, убедившись, что рядом больше нет лишних ушей, и спросила: – Что ещё? – К нам пожаловали гости. – С чего ты взял? – Дозорные сообщили. – Мы не выставляли дозорных. – Разумеется, сударыня, – усмехнулся Керлоу. – Все были так чертовски заняты, что даже не подумали об этом. Я сам послал на скалы парочку смышлёных ребят. Они только что вернулись. – И что? Да говори ты толком! – Они видели корабли. Примерно, в шести милях к западу от нас. Идут в боевом порядке. Если ветер не переменится, то подойдут сюда к вечеру. Арагонская нахмурилась. – Сколько кораблей? – Трудно сказать, видимость паршивая. Но парни говорят, вроде как, не меньше двадцати. На лице Ангелины отразилось изумление. – Двадцать?! – Может, и больше. Думаю, они идут за ними, – Керлоу кивнул на сидевших под навесом пленников. Герцогиня повернулась и тоже посмотрела на них. Её посетила самая потрясающая по своей простоте мысль – ловушка для кроликов. Пытаясь получить вкусную морковку, кролик всегда сам залезал в силок… *** «Стальной Кракен» зашёл в порт Седой Гавани в тот редкий денёк, когда дождь, видимо, решил сделать небольшую передышку. Свинцовое полотно туч немного разошлось, выпустив на свободу солнце, и на мокрых крышах домов ярко заблестела ещё не подсохшая влага. У причалов кипела работа; сотни кораблей приплывали сюда в Сезон Штормов, чтобы остаться на приколе, словно медведи в зимней спячке. Дэко вышла из своей капитанской каюты, жестом подозвала боцмана и вручила ей завёрнутую в синий бархат небольшую шкатулку. Кайра недоверчиво посмотрела на неё и проворчала: – Из-за этой штуковины мы и тащились в такую погоду от самого Мальдека? – Именно, – кивнула Дэко. – Доставишь её прямо в особняк лорда Мельтана. И возьми с собой пару ребят покрепче. На всякий случай. – Уверены, капитан? – Не совсем. Но сопровождение тебе не повредит. – И стоило так рисковать? В сезон-то штормов? Дэко раздражённо нахмурилась. – Ты о деньгах подумай, дурья твоя башка. Нам хорошо заплатили за эту маленькую вещицу. – Команду на берег отпустить? – Не всех. Оставь человек тридцать, кроме вахтенных, чтобы присмотрели за судном. Кайра с ядовитой усмешкой взглянула на своего капитана. За последнее время Дэко стала брать пример с Брейна, и теперь всегда оставляла больше людей для защиты корабля на непредвиденный случай. Для кого-то, видимо, урок, полученный на Рауракане, явно не прошёл даром… Основная часть команды «Стального Кракена», отпущенная на берег, обычна шла в таверну «Красный Паук», но были те, кто предпочитал «Золотого Кальмара», славившегося чуть более дешёвым вином и проститутками. Последних в Седой Гавани с началом Сезона Штормов становилось значительно больше, потому что корабли стояли в порту по нескольку месяцев. Идеальное время для неплохого заработка. Не занятые работой матросы разбредались по местным гостиницам, чтобы вовсю насладиться отдыхом на суше, после долгого утомительного плаванья. Дэко, как, впрочем, и многих других капитанов Братства, в «Красном Пауке» хорошо знали. В отличие от других портовых городов, таких как Мальдек или Ультран, в Седой Гавани пираты Вольного Братства чувствовали себя гораздо более свободно. Разумеется, что исключением был Дардек, но его в расчёт обычно не принимали, ведь он и так уже давно являлся едва ли не собственностью пиратской вольницы. Среди посетителей Дэко заметила двух соратников, высокую, с худыми длинными ногами и горделивым нравом Пайпер, капитана фрегата «Морская Звезда», и толстяка Брюса Тинни, командовавшего галеоном «Буревестник». Они сидели за столом недалеко от самой Дэко, но ближе всех была группа офицеров с военного корабля. Судя по их камзолам, это были ратерийцы. Сперва Дэко подозрительно косилась на них, памятуя про встречу с ратерийской эскадрой на Рауракане, однако, они не обращали на неё никакого внимания. В Седой Гавани ратерийцы имели не больше привилегий, чем навозная муха, да и в порту они, скорее всего, оказались просто укрываясь от непогоды. Опасаться их было бесполезно. И капитан «Стального Кракена» решила тоже не замечать их присутствие. Пока не услышала то, о чём они говорили. – Проклятье! Если бы не чёртова погода, мы были бы уже в Абискане. – Ещё успеем. – Капитан не сказал, когда отправимся? – Нет, я не слышал. – Вот же, чёрт. Значит, его повесят без нас. – Кого повесят? – А вы не знаете? – Да, я слышал, что его поймали, но… Думал, слухи это всё. – Очнитесь, господа, это не слухи. Я видел депешу адмирала. Флот направили к Белому мысу. Эти сволочи из Братства, наконец-то, нарушили договор с Гильдией… – Говорите тише, сударь, здесь полно проходимцев из Дардека. – Ну и что? Их деньки почти сочтены. – Не радуйтесь раньше времени, господа. Мартин Брейн ещё не в петле. – Его повесят, не волнуйтесь. – Чёрт, я бы так хотел на это посмотреть. – Вот и я о том же… Пока мы торчим тут, его повесят в Абискане без нас… В этот миг резкий удар выбил кружку с элем из руки говорившего ратерийца. Его удивление было неподдельным, когда пенистый напиток залил камзол и рубашку, а глаза устремились вверх, на внезапно возникшую рядом Дэко. – Сударыня, что за… Девушка ухватила его за волосы и быстрым движением сунула лицом в дубовую крышку стола. Офицер охнул и, с грохотом опрокинув стул, сполз на пол. Остальные тотчас вскочили. Но ладонь Дэко проворно вытащила из голенища сапога кинжал. Хищно сверкнувшее лезвие уставилось на ратерийцев. – Я рада, что мне удалось привлечь ваше внимание, господа, – суровым тоном произнесла капитан «Стального Кракена». – А теперь, будьте так любезны, сядьте. Живо. Мужчины переглянулись. Дэко повысила голос: – Ну-ка, сели, голубки! Ратерийцы медленно уселись обратно за стол. Возникшая потасовка привлекла уже всеобщее внимание, и вокруг, из-за соседних столов, начали подниматься моряки. Некоторые из них, вероятно, тоже были ратерийцами, что явно не добавляло радушия в эту беседу. Возле Дэко тут же встали Пайпер и Тинни, оба вооружённые заряженными пистолетами. – Что тут происходит? – обращаясь к Дэко, негромко спросила капитан «Морской Звезды». – Из-за чего перепалка-то? Торопливо подбежал хозяин таверны. – Господа, господа, прошу вас! – испуганно выкрикнул он. – Только без крови! Пайпер отстранила его. – Не мешай, дедуля. Отойди. Взгляд Дэко, леденящий и пронзительный, устремился на сидевших офицеров. Она грозно качнула клинком и спросила: – Итак, господа, что вы тут говорили про Мартина Брейна? Несколько мгновений тянулось тягостное молчание, потом один из офицеров сказал: – Он арестован в Абискане. – Что значит, арестован? Кем? – Полагаю, командующим гарнизоном. Кем же ещё. – И в чём его обвиняют? – Разве вам неизвестно? – ратериец посмотрел на Дэко. Её глаза вспыхнули яростью. – Тупица чёртов! Если бы мне было это известно, я бы тебя не спрашивала! Ратериец опустил взгляд. – Говорят, он планировал нападение на корабли Торговой Гильдии у Белого мыса. – Чепуха! А ты, часом, не врёшь? – Я сказал вам правду, сударыня. Приказ был отдан Советом лордов Торговой Гильдии. И к Белому мысу уже послали флот… – Что с его кораблём? – Этого я не знаю, – пожал плечами офицер. – Арестовали только милорда Брейна. Его экипаж, говорят, исчез. Вместе с кораблём… Дэко тяжело задышала от едва сдерживаемой злобы. Стоявшая рядом Пайпер повернула голову. – Ничего не понимаю, – пробормотала она. – Чтобы Мартин решил нарушить договор… – Это всё враньё, – процедила капитан «Стального Кракена». – Есть свидетели, – сказал ратериец. Дэко тотчас взглянула на него. – Свидетели? Кто? – Говорят, кто-то из ваших. – Из наших? – удивлённо переспросил Брюс Тинни. – В смысле, из Братства? – По крайней мере, так я слышал, – ответил офицер. Яростный взгляд Дэко продолжал сверлить лицо ратерийца. Сотни мыслей роились сейчас в её голове. Как бы она ни пыталась забыть Брейна, и даже почти смогла убедить себя в этом, услышанное ею опять всколыхнуло душу. Перед мысленным взором капитана «Стального Кракена» вставало жуткое видение кровавых пыток и предсмертной агонии Мартина. Чувства Дэко вновь забурлили, и её импульсивная натура требовала немедленных действий. При одной мысли, что Брейн будет убит, а её не окажется рядом, чтобы спасти капитана «Чёрного Дракона», у Дэко темнело в глазах. Дрогнувшей рукой она вытащила два золотых салерэна и швырнула их на стол. – Это за ущерб, – повернувшись к хозяину таверны, сказала Дэко. – И что теперь? – спросила Пайпер. – Присмотрите за этими свиньями, – кивнула на ратерийцев капитан «Стального Кракена» и, обернувшись, громко крикнула: – Все, кто с моего корабля! Живо на борт! Пираты начали торопливо покидать таверну… Кайра, вернувшись из особняка лорда Мельтана, с большим удивлением не нашла в «Красном Пауке» ни своего капитана, ни остальных. И её удивление стало гораздо сильнее, когда она увидела, что их фрегат спешно готовиться отплыть. Дэко разослала матросов по всему городу, чтобы вернуть на корабль всех членов экипажа, и приказала грузить порох и провиант. Кайра оглянулась, подошла к капитану и спросила: – Мы уже уходим? – Да, – коротко отрезала Дэко, видимо, не желая ничего объяснять. – Так быстро? – Да, так быстро. – И куда плывём? Надеюсь, не обратно в Мальдек? – Нет. Чуть ближе. В Абискан. Лицо Кайры вытянулось от новой порции изумления. – В Абискан? За каким дьяволом нам туда? – Есть дело, которое не терпит отлагательств. – Возле Абискана полно рифов. Должно быть, это чертовски важное дело, чтобы рисковать в такую погоду. Дэко взглянула на боцмана. – В тюрьме Абискана Мартин Брейн. И мы идём, чтобы вызволить его оттуда. У Кайры не нашлось слов, чтобы что-то ответить или возразить. Она только молча покачала головой… Глава 5 – Мы вытащим его! – кулак Бригсби с тяжёлым грохотом опустился на крышку стола, и стоявшие на нём масляные светильники вздрогнули. – Обстреляем тюрьму и вытащим! Старый Томми быстро взглянул на него и покачал головой. – И что дальше? Хочешь, чтобы нами занялся весь гарнизон? Да мы и паруса поднять не успеем, как они оставят от нас мокрое место! – У нас артиллерия не хуже! Накроем одним залпом! – И что ты накроешь? Что? В Абискане восемь береговых батарей! Восемь! Там одних пяти пудовых мортир десятка два! Да нас же потопят, как цыплят в тазике, сто ядер мне на макушку! Будь здесь Мартин, он бы тебе по лбу постучал, дурень ты нечёсаный… Эх… – Так что же тогда? Оставим капитана, а сами уйдём? Старый Томми опять тяжело вздохнул и уже в который раз склонился над картой, что была сейчас разложена на столе. Прошло уже чуть больше недели с тех самых пор, как фрегат Брейна покинул Абискан без своего капитана. Карта, о которой говорил Мартин, позволила кораблю укрыться в небольшом скальном разломе, примерно, в семи милях от города. Разумеется, что тщательные поиски почти наверняка вывели бы солдат гарнизона на «Чёрный Дракон», однако, в такую погоду не нашлось желающих бродить по окрестностям, чтобы найти исчезнувшее судно. Вполне вероятно, и Старый Томми был в этом уверен, что арест Брейна и вовсе удовлетворил местные власти, поэтому сам корабль был не особенно-то и нужен Гильдии. Как бы то ни было, продолжать плаванье без Брейна оказалось тягостным делом. И сейчас перед квартирмейстером «Чёрного Дракона» встала довольно непростая задача: как вызволить своего капитана из абисканской тюрьмы и при этом сохранить фрегат. Кроме того, время играло против Мартина. Никому не было известно, что именно собираются сделать с Брейном в Абискане, но в том, что его, скорее всего, повесят, сомневаться не приходилось. Любая команда в подобной ситуации, вероятно, выбрала бы себе нового капитана и спокойно ушла в Дардек. считалось за правило, в случае потери капитана или его гибели, выбирать квартирмейстера на эту должность, поскольку, он, фактически, был вторым по старшинству на пиратских кораблях. Другой вопрос, что кандидат мог отказаться от такой чести, потому что не чувствовал в себе достаточной уверенности, необходимой, чтобы командовать судном. Старый Томми не просто был неуверен в своих силах, он был абсолютно убеждён, что никто, кроме Мартина Брейна вообще не способен руководить и командой и фрегатом. Проблемой была неспособность пиратов придумать, как выручить Брейна из тюрьмы. Открытое нападение исключалось в виду явного преимущества гарнизона Абискана. И всё, что мог предложить Старый Томми, так это выкуп. Оставалось лишь решить, насколько большой выкуп они способны заплатить за своего капитана, и кому, собственно, его заплатить. У квартирмейстера «Чёрного Дракона» были весьма обоснованные сомнения, что приди он с таким вот предложением к бургомистру города, и его попросту вздёрнут рядом с Мартином. Командующий абисканским гарнизоном представлялся Старому Томми более подходящим для подобных переговоров, и теперь он думал, как бы к нему подступиться. – Значит, выкуп? – мрачно буркнул боцман, когда Старый Томми поделился с ним деталями своего плана. – И ты думаешь, капитана отпустят? – Ну… золото ещё никого не оставляло равнодушным. – Тогда надо кого-то послать в город. Всё разузнать и прощупать почву. – Вот я и пойду. – Ты? Какого дьявола?! Ты же наш квартирмейстер! Не приведи бездна, с Мартином что-то случиться, ты же первый кандидат в капитаны! – Сто ядер мне на макушку! Да какой из меня к чёрту капитан? – раздражённо сказал Старый Томми и постучал ладонью по столу. – Сижу я вот здесь, голову ломаю, а Мартин бы уже в два счёта всё решил и дело в шляпе! Нет, брат, человек должен знать свой предел, и свой я знаю. Не гожусь я в капитаны, никак не гожусь, уж поверь. Да и, сказать по правде, никто из наших не годится. Мы всегда были за спиной Мартина, его умом жили и ни о чём не думали. А ведь вот как довелось судьбу-то испытать. И хочешь, не хочешь, а вытаскивать капитана надо. Без него пропадём, честное слово пропадём, сто ядер мне на макушку… Бригсби тяжело вздохнул и покачал головой. – Я вот что думаю. Раз уж тебе идти, то не так. Не одному. Соберём парней понадёжней, и в город. – Ты-то куда собрался? – С тобой пойду. – Ага, зареклась курица яйца нести, да с петухом ошиблась, – с досадой в голосе сказал Старый Томми. – А корабль я на кого оставлю? Боцман пожал плечами. – А Дрэшем на что? Её и оставим. На лице квартирмейстера разлилось сомнение. – Ты ей это сам скажешь? – Думаешь, не согласиться? – Думаю, она пошлёт тебя в задницу кракена, если не дальше, – покачал головой Старый Томми. – И вот что я тебе ещё скажу, кроме Криди оставить больше некого. – А что? – усмехнулся Бригсби. – Он парень толковый, справится. – Эхе-хе… Справится-то он справится… Лишь бы не поторопился нам помогать. Как выведет судно раньше времени, и придётся нам уносить ноги по суше. – Погоди-ка, мы ещё о выкупе не договорились, а ты сразу – уносить ноги! Старый Томми посмотрел на боцмана и снисходительная улыбка появилась на его губах. – А ты зря возмущаешься, – сказал он. – Если бы только знал, сколько героев, беззаветно храбрых до кончиков своих пяток, полегло у меня на глазах. А я вот до сих пор жив. И всё потому, что думал, как бы вовремя унести ноги. Сто ядер мне на макушку… *** Сквозь прутья небольшого окошка долетали капли дождя, и Мартин отодвинулся ближе к противоположному углу. Камера, куда его поместили, ничем не отличалась от множества других таких же: деревянная койка с грубым, набитым соломой матрацем, дыра в каменном полу напротив заменяла арестанту отхожее место. Стены дышали сыростью. Позади была толстая кованная решётка, которая и служила дверью в камеру. Масляные светильники в тюремном коридоре давали хоть какое-то подобие освещения, поэтому ко всему остальному можно было привыкнуть. А как считал сам Брейн, привыкать придётся. Судя по тому, как быстро его арестовали, дело вполне может обернуться нешуточной бедой. По прикидкам Мартина, его держали здесь уже не меньше недели, и, хотя еду доставляли регулярно, вечно так продолжаться не могло. Брейн стал ожидать визитёров. И однажды, после обеда, когда за окошком по прежнему шуршал неумолкающий дождь, к решётке подошли два стражника. С ними был ещё и третий, с покрытой сединой висками, высокий и худой, в дорогом синем камзоле с золотыми галунами и генеральскими тёмно-красными змейками, вышитыми на воротнике. С его плаща, небрежно перекинутого через руку, стекала вода. Когда дверь отворили, мужчина вошёл в камеру и огляделся. – Милорд Брейн, я полагаю? – спросил он властным негромким голосом. – К вашим услугам, сударь. – Могу я положиться на вашу добропорядочность? – Разумеется. – Хорошо. Мне бы очень не хотелось беседовать при свидетелях, – мужчина повернулся и быстрым жестом велел стражникам удалиться. Потом он положил плащ на краешек кровати и посмотрел на пленника. Мартин приподнялся. – Пришли зачитать мне приговор? – Вовсе нет, милорд Брейн, – на лице мужчины появилась лёгкая улыбка. – Моё имя Гальмер. Фрэнк Гальмер. Я исполняю обязанности командующего гарнизоном Абискана. – Значит, я оказался здесь по вашей милости? – Не совсем, сударь. Я бы не стал рисковать своими солдатами, чтобы затеять ссору с одним из известных капитанов Вольного Братства, если бы не имел веских оснований. К моему большому сожалению, эти основания нашёл не я лично. Скажите, милорд Брейн, у Совета лордов Торговой Гильдии есть какие-либо причины желать вам смерти? – Почему вы спрашиваете? – в голосе Мартина было удивление. Генерал Гальмер пожал плечами. – Видите ли, сударь, у меня имеются собственные основания сомневаться в приказе, присланном из Седой Гавани. Разумеется, что как офицер и честный солдат, я должен был исполнить приказ и арестовать вас, однако, от всего этого дела настолько попахивает дерьмом, что даже у такого старого служаки, как я, сводит скулы. Я запросил подтверждения приказа, и оно прибыло только вчера. Но мне не хочется торопить события с судопроизводством, не поговорив лично с вами. Надеюсь, вы не возражаете? – Нет, сударь. – Итак, есть ли какие-то причины, по которым вы стали неугодны Совету лордов Гильдии? – Если таковые и есть, мне они неизвестны. – Это-то и странно, – покачал головой Гальмер. – Я имел возможность побеседовать с капитанами некоторых наших торговых судов, и все они в один голос заявляют, что ваше судно никогда не нападало на флот Гильдии. Конечно, это обстоятельство не означает, что такого случая не было вовсе, но всё же мне кажется необоснованным обвинение, которое вам предъявляют. – Насколько я могу судить, существуют два свидетеля. – Да, это верно. Капитаны Маркус Гэльвейн и Йохан Бреннер. И оба являются капитанами вашего Братства. – Это так. Но я не видел обоих уже больше полугода. Глаза Гальмера прищурились. – Гм… любопытно. А могло случиться такое, что оба этих господина имеют к вам личные счёты? Брейн усмехнулся. – Ни имею ни малейшего понятия, касательно их мотива, но всё может быть. Мы же пираты, сударь. И вы это знаете. – Значит, вы не исключаете, что они попросту лгут? – Я в этом уверен, сударь. У меня не было причин нарушать договор. И я не круглый идиот, чтобы это делать. – Но вам было известно, что четыре корабля отплыли к Белому мысу для захвата судов Гильдии? Лицо Брейна напряглось. – Разве это были суда Гильдии? Не Северной Короны? Генерал улыбнулся. – Нет, милорд Брейн, это были суда Гильдии. Но, похоже, вы об этом не знали? – Не знал. – Что ж, теперь вы знаете. И, как я понимаю, вы не планировали это нападение? Мартин отрицательно мотнул головой. – Нет, сударь. Гальмер помолчал, потом спросил: – А где сейчас находится ваш корабль? – Разве он не в гавани Абискана? – на губах Брейна заиграла лукавая усмешка. – Увы, сударь, – Гальмер ответил ему такой же лукавой улыбкой. – Не прошло и часа с вашего ареста, как он буквально испарился. Снялся с якоря и ушёл. – Тогда ничем не могу вам помочь, мои парни унесли ноги. Командующий абисканским гарнизоном засмеялся. – Ну, конечно, они решили, что их тоже отправят за решётку вместе с вами. Правда, я думаю, что у вас имелся какой-то план на непредвиденный случай, и вы каким-то непостижимым для меня образом сумели подать им сигнал. Впрочем, сейчас это уже неважно. Я не стану тратить время на поиски вашего корабля и экипажа. Да ещё в такую погоду. – Это мудрое решение, сударь. Гальмер кивнул. – Так я и думал. Вашим людям повезло, что они имеют такого капитана, которому небезразлично, будут ли они болтаться на верёвке рядом с ним. – Меня должны повесить? – Вполне вероятно. Мартин снова усмехнулся. – Невесёлый получается расклад. – Суд ещё не состоялся. В утешение могу сказать, что мы ожидаем представителей Совета лордов, так что у вас есть ещё пара недель. – Меня будут судить здесь, в Абискане? – Скорее всего, да. Не думаю, что вас отправят в Седую Гавань. Сезон Штормов в разгаре. Во всяком случае, морем вас точно не отправят. – Опасаетесь, что моя команда попытается вызволить меня отсюда? Гальмер снисходительно улыбнулся и покачал головой. – Я предполагаю такой поворот событий. И очень надеюсь, что у ваших людей хватит благоразумия этого не делать. В противном случае, я буду вынужден уничтожить и ваш корабль, и вашу команду. – Значит, я тоже буду надеяться, – кивнул Брейн. – Но вы можете повесить невиновного. – Я это понимаю, милорд Брейн. И, если потребуется, выскажу свои соображения суду, однако, я старый солдат. У меня есть долг, который я должен… Генерал не успел договорить. Откуда-то издалека послышался глухой отзвук орудийного залпа, и через мгновение здание содрогнулось. Сверху посыпалась пыль. Гальмер вскочил, его лицо выглядело озадаченным. Он посмотрел на Брейна. – Это ещё что такое?… Не ваши, часом? Мартин покачал головой. – Это вряд ли. Залп повторился. И здание тряхнуло сильнее. В этот момент к решётке подбежали стражники. Они были испуганы до полусмерти. – Атака, милорд! – громко сказал один из них. – Нас атакуют! Генерал быстро повернулся. – Не спускайте глаз с арестованного, – приказал он. – И заприте дверь! Живо! Едва Гальмер торопливо выбежал из камеры, как решётка с лязгом захлопнулась. С потолка продолжала сыпаться пыль. Мартин взглянул на потолок, потом на бледных от страха солдат и усмехнулся. – На карнавал похоже, правда? – Брейн подмигнул страже и с невозмутимым видом улёгся на соломенный матрац. Ему никто не ответил. Солдаты переглянулись и невольно вздрогнули, когда снова ухнули пушки. *** Увидев быстро приближающуюся к нему герцогиню, Фагунда повернулся. И тут же получил удар в лицо. Брызнула кровь. Изумлённо хрюкнув, Себастьян сел в грязь. – Это ещё за что?! – яростно выдохнул он и попытался встать. По перчатке Арагонской стекала дождевая вода вперемежку с кровью от разбитой губы пирата. Ни минуты не колеблясь, вампир рывком приподняла Фагунду и ударила снова. Нелепо взмахнув руками, он отлетел назад и плюхнулся в ближайшую лужу. Стоявший неподалёку Хагги поспешил вмешаться, но оказался не настолько расторопным, как его противница. Арагонская даже не обернулась. Просто сунула помощнику Фагунды локоть в нос, словно отмахиваясь от назойливой мухи. Сбитый с ног Хагги грохнулся навзничь. В этот момент к ним уже бежали остальные, чтобы узнать в чём дело. Медленно, как хищник подступающий к своей жертве, герцогиня подошла к стонущему Себастьяну, ухватила его одной рукой за горло и легко, будто пушинку, подняла вверх. Подбежавшие первыми Бардил и Эдвард Рей потянулись было за оружием, но тут раздался холодный, не сулящий ничего хорошего, голос Ангелины: – А теперь, дружок, рассказывай всё, что знаешь. Стиснутый сильными пальцами вампира, Фагунда прохрипел: – Хорошо… только… отпусти… Арагонская разжала руку, и пират рухнул на колени. Кашляя, он потёр шею, потом с ненавистью взглянул на герцогиню. – Ты меня чуть не задушила, стерва! – Говори! – кулак вампира снова поднялся. Фагунда быстро замахал руками. – Ладно, ладно, – торопливо сказал он. – Я не знал, что это были корабли Гильдии. Понято тебе? Не знал! Они шли с севера и предполагалось, что мы захватим богатеньких толстосумов, за которых их родственнички выложат хорошую сумму золотом. Никто и не говорил о кораблях Гильдии… – А спросить поточнее ты, значит, постеснялся? – с ехидством произнёс Бардил. Фагунда вытер окровавленное лицо рукавом, сплёвывая дождевую воду, стекавшую по щекам. – А тут нечего было спрашивать, – огрызнулся он. – Дельце проще некуда. Налетели, отбили, спрятались. И запросили выкуп с Северной Короны. – Ты знал, что на борту будет дочка графа Тарлейна? – спросил Эдвард Рей. – Откуда? Я её вообще-то вижу в первый раз. – Кто сказал об этих кораблях? – Арагонская пристально взглянула на Фагунду. – Кто… кто… Лорд Дамаэль Мельтан. Эдвард Рей внезапно побледнел. – Лорд Мельтан? Из Седой Гавани?.. – А ты знаешь кого-то другого с таким именем? – буркнул Себастьян. Герцогиня покачала головой. Она и подумать не могла, что в этом замешан её старый враг. Но теперь ей многое стало ясным. – Это была ловушка, – сказала Арагонская. – С самого начала. Эдвард Рей посмотрел на Ангелину. В его взгляде проступил страх. – Неужели, Мартин оказался прав? – Да, – с горечью негромко произнесла герцогиня. – Он, действительно, оказался прав. Во всём. Глаза Бардила, казалось, заледенели, когда он смотрел на Фагунду. – Какой же ты всё-таки редкостный гадёныш, – тихо, со змеиным присвистом, сказал капитан «Утренней Звезды». – Нам ты наплёл с три короба, а сам, выходит, так ни черта толком и не узнал? – Ты хоть понимаешь, что теперь нам всем грозит виселица? – добавил Эдвард. Себастьян посмотрел на него. – А ты понимаешь, что это тот самый риск, на который мы все идём, как только выходим в море? – Да ты!… – Бардил схватился за эфес своего клинка, но ладонь герцогини остановила его. – Сейчас не время, – сказала Арагонская. – Нужно выбираться отсюда. И поскорей. К нам идёт эскадра. Оба капитана тотчас повернули головы и посмотрели на вампира. Губы Эдварда Рея дрогнули. – Большая эскадра? – спросил он. – Мой квартирмейстер говорит, что двадцать кораблей. Но, возможно, и больше. Эдвард шумно выдохнул: – Святые небеса… Герцогиня повернулась, взглянула на пленников, потом быстро сказала: – Их я возьму с собой. Людей с его капера, – она кивнула на Фагунду, – распределите поровну на свои корабли. Обойдём острова с севера на восток и попробуем взять курс на юг, в Абискан. – Эй, эй, погоди-ка, красавица, – возмутился Бардил. – А с какого это дьявола ты тут командуешь? И почему всех пленников возьмёшь именно ты? Светящиеся глаза вампира взглянули на капитана «Утренней Звезды». – Если вы не забыли, сударь, на моём корабле больше места. И пушек у меня тоже больше. – А как же моё судно? – недовольно спросил Себастьян. – Оставим здесь. – Здесь?! Ты с ума сошла? – Мы не можем починить это корыто, – сказал Эдвард Рей. – Она права. – Тогда, может, и этого красавчика тоже тут оставим? – злобно усмехнулся Бардил, глядя на Фагунду. – Со всеми его шавками? В это время, оправившийся от удара, Хагги подошёл к своему капитану и помог ему подняться. Его взгляд устремился на герцогиню. – Прошу вас, сударыня, не бросайте нас, – взмолился он. – Мы не хотим умирать. Арагонская посмотрела на бледное, с разбитым носом, испуганное лицо помощника Себастьяна и усмехнулась. – Я бы с удовольствием оставила здесь и вас, сударь, и вашего капитана, со всей его командой, чтобы потешить флот Гильдии, но, если нам придётся отбиваться, лишние руки будут очень нужны. – А мы сможем дойти до Абискана? – спросил Эдвард. – Попробуем, – кивнула Арагонская. – Другого выхода у нас всё равно нет. Бардил хмыкнул. – Ну да, конечно. Прямо в Абискан, куда же ещё, – проворчал он. – Обратно, к Мартину Брейну под крылышко… Герцогиня посмотрела на капитана «Утренней Звезды», но ничего не ответила. Она очень надеялась, что вернувшись в абисканский порт, застанет там и Брейна и его фрегат. Но, как это уже случалось в прошлом, её надеждам не всегда было свойственно сбываться… Глава 6 – Точнее! Бейте точнее, чёрт вас раздери! – гремел над палубой грозный крик Дэко. Вдоль планшира суетились пираты, кто-то подтаскивал бочки с порохом, кто-то тащил фитили и трутни к ним. Верхняя палуба равномерно гудела от артиллерийского огня, и недовольство капитана «Стального Кракена» вызывало то обстоятельство, что здание гарнизонной тюрьмы ещё не было разрушено. – Левый борт! – продолжала неистовствовать Дэко. – Какого дьявола вы ещё не пробили дыру в этой проклятой крыше?! Заснули там, что ли? На мостик взбежала боцман. – Капитан, капитан, может, хватит уже? – Кайра озадаченно посмотрела на дымящиеся постройки, которые виднелись сквозь пелену дождя. – Мы и так… Дэко тут же обернулась. В её глазах горел боевой азарт. – Ни черта не хватит! – рявкнула она. – Ещё полчаса и мы разнесём этот убогий городишко на куски! Кайра решила предпринять ещё одну попытку достучаться до своего капитана, и уговорить её проявить хотя бы каплю благоразумия. – А как же Брейн? Он ведь сейчас в городе! На мгновение лихорадочный огонёк в глазах Дэко погас, но только лишь на мгновение. Потом он разгорелся с такой силой, что невольно отшатнулась даже Кайра. Губы капитана «Стального Кракена» скривились в злобной усмешке. – Он, наверняка в подвале, ничего с ним не случиться. Сейчас мы накроем эту паршивую тюрьму и пойдём на штурм. Лицо Кайры мигом побелело и напряглось. Она ошарашено смотрела на своего капитана, сперва решив, что ослышалась. – Какой… какой штурм?!… Святые небеса… это же… это безумие… – Безумие? – Дэко захохотала. – Нет, это веселье! Чистое веселье, разрази меня кракен! – она перегнулась через перила мостика и закричала вниз: – Левый борт! Да что там у вас, ленивые бегемоты?! Не накроете здание тюрьмы, всех вас, паршивцев, вздёрну на рее! Ответом капитану на её претензии стал громкий гул артиллерийской канонады. Пираты торопились, залпы стали нестройными и что ещё хуже – неточными. Между тем началась стрельба береговых батарей. Правда, восемнадцати фунтовые пушки с трудом доставали до рейда, где стоял фрегат Дэко, однако, когда в дело вступили пяти пудовые мортиры, о наличии которых Дэко даже не подозревала, ситуация сложилась уже явно не в пользу пиратов. Ядра вздымали фонтаны воды в опасной близости от корпуса фрегата. Два выстрела пришлись на носовую надстройку. Несколько пиратов упали. Истошно закричали раненые. Кайра не выдержала: – Капитан! Надо отходить! Сейчас же! – Нет! Да у меня просто олухи, а не канониры! Не могут подавить вражеские батареи! – У них пушек больше, капитан! Снимаемся с рейда, пока не поздно! Ещё два ядра угодили в борт, и корпус «Стального Кракена», словно бы, вздрогнул. На нижней палубе раздались крики. Обшивка едва выдержала, но, видимо, без раненых всё-таки не обошлось. Дэко быстрым прыжком перемахнула через перила мостика и оказалась на палубе, ловко удержав равновесие на мокрых от дождя досках палубного настила. – Остаёшься за меня! – рявкнула она Кайре и побежала к люку, ведущему вниз. В орудийном деке творился самый настоящий хаос. Оба попадания пришлись как раз на уровне пушечных портов, ставни сорвало, вокруг стонали несколько раненых. Переборки прогнулись, и, хотя они выдержали, стальные листы вдоль корпуса снаружи треснули. Ещё одно попадание в борт грозило уже гораздо более тяжёлыми повреждениями. – Чего расселись, лентяи? – прикрикнула Дэко на пиратов. – А ну, живо, оттащили раненых и за дело! Огонь не прекращать! Едва капитан опять показалась на верхней палубе, как к ней тут же подбежал один из пиратов, лихорадочно махая руками. – Капитан, капитан! В трюме течь! Дэко обернулась к нему и буквально пригвоздила бедолагу взглядом. – И что?! Заделать и откачать воду! – Да, но… – Выполнять! Понурив голову, пират поспешил исполнить приказ. Вскоре огонь с берега стал сильнее. Ядра сыпались как горох, и фрегат Дэко быстро получил ещё одно попадание. Квартердек накрыло волной осколков, один из них царапнул саму Дэко в плечо. На палубе остались лежать больше дюжины окровавленных тел. Возможно, что даже это не остановило бы капитана «Стального Кракена», однако, стоявшая на мостике Кайра, протягивая Дэко подзорную трубу, внезапно закричала: – Корабли, капитан! Смотрите! Корабли! Из-за пелены дождя, сероватой дымкой застилавшей порт Абискана, показались три силуэта с поднятыми парусами. Дэко не удалось рассмотреть их повнимательнее, но это явно были военные корабли. На грот-мачтах она заметила флаги Торговой Гильдии. Губы Дэко упрямо сжались. – Да чтоб вас!… – процедила она. – Как не вовремя-то… Один из кораблей начал разворачиваться, становясь бортом для залпа. Ещё два стали обходить «Стальной Кракен» слева и справа. Было очевидно, что командующий гарнизоном решил послать имеющиеся в порту военные корабли, чтобы потопить неприятеля уже наверняка. Тем более, что в данном случае, численный перевес был на стороне гарнизона. Дэко колебалась. Разумеется, что теперь, когда суда противника стремились окружить её фрегат, принимать бой в одиночку против трёх кораблей было бы полным безумием. Обстрел города тоже, в сущности, ничего не дал. В Абискане виднелись небольшие дымы, но дождь не позволил разыграться большим пожарам. Здание тюрьмы, конечно же, пострадало, но не настолько, чтобы это можно было считать успешным предприятием. Именно сейчас Дэко поняла свою ошибку. Необдуманная атака на хорошо укреплённый порт с достаточным количеством артиллерии и многочисленным обученным гарнизоном, была заранее обречена. И теперь нужно было думать о том, как уносить ноги. – Дьявол! – капитан «Стального Кракена» с силой врезала кулаком в перила мостика. Кайра тяжело вздохнула и покачала головой. – Надо уходить, капитан, – сказала она. – Оторвёмся, пока ещё не поздно. Дэко взглянула на боцмана. Потом мрачно кивнула. – Ставьте паруса. Якоря поднять. Снимаемся с рейда… *** По улицам Абискана бегали перепуганные насмерть люди, в дождевом мареве очень напоминая собой толпы суетливых призраков. Где-то гулко ухали пушки, над крышами домов со свистом пролетело ядро и исчезло за стеной городской цитадели, где располагался гарнизон. Старый Томми оглянулся, пристально посмотрел вслед убегающим жителям и покачал головой. – Это же надо, что делается-то, – сказал он. – Не иначе, как война началась, сто ядер мне на макушку. – Видать, нашёлся какой-то дуралей, решивший напасть на порт в такую погоду. И додумался пострелять из пушек под дождём, – кивнул Бригсби. – Только вот зачем? Пожаров-то не будет. – На испуг берёт, – сказала стоявшая позади боцмана Дрэшем. – На испуг, говоришь? Восемь береговых батарей? Дрэшем пожала плечами. – Может, этот капитан не знает, что их восемь. Думает, что только две. – Напрасно думает, – возразил Бригсби. – Скоро его убедят в обратном. Старый Томми ещё раз огляделся и сказал: – Зато и для нас удачно всё выходит, – квартирмейстер «Чёрного Дракона» указал на стену городской цитадели. – Пока тут суета, мы туда как раз и попадём. Бригсби и Дрэшем тоже повернулись, посмотрев на стену. Боцман вздохнул и покачал головой. – Там ведь стража, наверняка, есть. – Конечно, есть, – кивнул Старый Томми. – Это ж гарнизон, сто ядер мне на макушку… Как же не быть страже-то. Дрэшем усмехнулась и толкнула боцмана в бок. – Да не дрейфь ты, прорвёмся, – весело сказала она, и, подмигнув Старому Томми, добавила: – Верно? Квартирмейстер «Чёрного Дракона» засмеялся. – Верно, сто ядер мне на макушку. Неразбериха, возникшая в Абискане, действительно, оказалась на руку Старому Томми и его спутникам. Намереваясь без сложностей проникнуть в город, Старый Томми придумал разыграть маскарад, изображая торговцев. Где-то в своих закромах он откопал длинные плащи с капюшонами, две торбы, какие обычно носят торговцы на юге, и парочку стареньких ковров, уже настолько изъеденных молью, что их не купил бы даже слепой. К плащам были подобраны застёжки с гербом Торговой Гильдии, а в торбы удалось, хоть и не без хлопот, запихнуть ковры, так, чтобы наружу торчали их небольшие кончики, те, что были поприличнее. Себя и боцмана квартирмейстер «Чёрного Дракона» сразу же нарядил, как торговцев. Дрэшем сперва хотели переодеть в лохмотья и нацепить ошейник рабыни, но ярый протест старшего канонира и, самое главное, её кулак возле лица Старого Томми, убедили квартирмейстера отказаться от задумки сделать из Дрэшем невольницу. В плаще с капюшоном, девушка ничем не отличалась от стоявших рядом мужчин. Да и не стал бы никто интересоваться, почему женщина ходит переодетой в мужскую одежду. Здесь, на юге, такие вещи уже давным-давно не бросались в глаза. Чтобы ещё больше соответствовать образу, Старый Томми придумал легенду, как они, трое торговцев, случайно оказались вблизи Абискана, и, разумеется, что измученные дождём, пришли, дабы переждать непогоду где-нибудь на постоялом дворе или в таверне. Доказательством того, что это, действительно, торговцы, а не просто какие-то никчёмные бродяги с улицы, должны были послужить торбы с торчавшими из них кончиками ковров. Кроме того, и застёжки плащей, с гербом Гильдии, тоже оказались бы немаловажным подспорьем. Каким образом они сумеют проникнуть внутрь цитадели, где размещался гарнизон, Старый Томми ещё не придумал, но решил, что будет действовать по обстоятельствам. Наибольшей сложностью являлось встретить командующего гарнизоном. И ещё труднее было бы поговорить с ним, причём так, чтобы самим не угодить в камеру рядом с Брейном. У Старого Томми не было чёткой уверенности касательно выкупа. Командующего гарнизоном он не знал, а, значит, не мог утверждать, что его можно подкупить. Именно это обстоятельство очень тревожило квартирмейстера «Чёрного Дракона». Будучи вынужденным идти на огромный риск, он прекрасно понимал, что одна, даже самая ничтожная, оплошность, допущенная им в этом предприятии, мигом похоронит не только Мартина Брейна, но и всех тех, кто явился, чтобы спасти его. Кто начал атаку на Абискан, ни Старый Томми, ни его спутники не знали. Единственно, о чём они сейчас думали, так это, что атака очень удачно совпала с их собственным планом. И проникнуть в город удалось без помех. Привратник у ворот сбежал, стражников они не увидели. Царившая в Абискане суета, вкупе с лившим дождём, скрыли трёх, якобы, торговцев, которые, не мешкая, направились в сторону городской цитадели. За стеной были видны очертания двускатных крыш казарм. Ворота оказались распахнуты, повсюду бегали вооружённые солдаты. Командиры, срывая голос в крике, усиленно пытались заставить своих подчинённых торопиться ещё больше, и всё это создавало впечатление разворошенного муравейника. Стражники возле ворот сперва не обратили на трёх торговцев никакого внимания, однако, мгновением позже там показался офицер. Он увидел, что трое незнакомцев пытаются украдкой протиснуться внутрь цитадели, и уже хотел было подать сигнал, как вдруг перед ним возникло лицо Бригсби, с его жуткой ухмылкой. – Вот так встреча, сударь, – сказал боцман «Чёрного Дракона» и тотчас положил руку на эфес шпаги офицера. – Эй, глянь-ка, да это же лейтенант Мортон. Слова были адресованы Дрэшем. Она усмехнулась, подскочила к Мортону сзади, и вытащила свой кинжал. Лезвие стремительно располосовало бриджи лейтенанта, прошло под ягодицами и упёрлось снизу прямо в его мужскую гордость. От неожиданности Мортон вздрогнул. – Ой! – Тихо, тихо, тихо. Не шуми, – сказала Дрэшем и кивнула боцману. Бригсби вытащил шпагу из ножен лейтенанта и спрятал у себя под плащом. Старый Томми огляделся, потом спросил: – Где здание тюрьмы, знаешь? – Д-д-д-да… – Охрана там есть? – К-к-к-конечно… – Проведёшь нас туда. Станут спрашивать, скажешь, что мы пришли к тебе по делу. Понял? Мортон попробовал вспомнить о своём долге честного солдата. – Я… я… я офицер гарнизона Абискана и… Лезвие кинжала Дрэшем кольнуло его в пах. – Пожалуйста, скажи, что понял, – зловещим змеиным шёпотом произнесла старший канонир. – Д…д…д…да, да, я понял, – быстро закивал лейтенант. Старый Томми улыбнулся. – Вот и умница. Пошли. Дрэшем лёгким толчком двинула бледного как смерть лейтенанта вперёд. Потом крепко ухватила за воротник и, не опуская кинжала, повела вдоль стены. Бригсби и квартирмейстер «Чёрного Дракона» зашагали следом. Стражники не видели, что произошло. Шёл дождь, и возле ворот цитадели было слишком многолюдно. К тому же они служили уже давно. И хорошо усвоили главную истину любой армии – если не хочешь для себя проблем, никогда не задавай начальству лишних вопросов. Раз офицер повёл торговцев в расположение гарнизона, значит, так оно и надо. Не стоит караульным оспаривать мнение своего командира. Едва семеня ногами, лейтенант опустил взгляд вниз, побледнел ещё сильнее и промямлил: – Су…су…сударыня, вы уж там поосторожнее…ладно? – Не переживай, парень, ты в надёжных руках, – сказал с усмешкой Старый Томми. – На…на…надеюсь… Вдалеке снова послышалась артиллерийская канонада. Что-то шмякнулось в крышу соседнего здания, но идущий дождь не дал времени разгореться пожару. Появилась лёгкая дымка, ядро зашипело и не взорвалось. Перепуганный лейтенант задрал голову и посмотрел наверх. Старый Томми опять оглянулся. Позади них никого не было, однако, медлить было нельзя. Если в гарнизоне узнают о посторонних людях, да ещё прошедших внутрь во время обстрела, вряд ли им приготовят радушную встречу. Старый Томми повернулся и подал знак Дрэшем. Лезвие кинжала слегка поддело мужскую гордость Мортона. – Ай! О…о…осторожнее же! – возмутился было лейтенант. – Нам ещё долго идти? – злобно прищуриваясь, спросила Дрэшем. – П…п…почти пришли… Дрожащая рука Мортона указала на маячившее в пелене дождя двухэтажное здание, построенное на высоком цоколе, где виднелись небольшие зарешёченные окошки. Даже неопытному человеку, никогда не видавшему тюрьму и не знающему, что такое карцер, было бы сразу понятно, для чего они предназначены, эти самые окошки. Внизу находились камеры для арестантов. На крыльце показался солдат с нашивками сержанта на рукаве своего камзола. Он увидел идущих к тюрьме людей и удивлённо заморгал; ещё большее удивление вызвало присутствие лейтенанта, дрожащего как осенний лист, и двигавшегося какой-то странной семенящей походкой, словно нижнюю часть его тела стиснули щупальца кракена. Рука сержанта непроизвольно потянулась к шпаге, висевшей на поясе, однако, тут вперёд вышел Старый Томми, изобразив самую лучшую и дружелюбную улыбку, на которую только был способен. – Прошу прощения, сударь, мы, вероятно, не вовремя, но так уж получилось, что эта чёртова погода задержала торговый караван, на котором везли все наши товары, и я… – Кто вы, милорд? И что вы делаете в расположении городского гарнизона? – недоверчивый взгляд сержанта скользнул по лицу Старого Томми, потом устремился на лейтенанта. Его бледное лицо, с дрожащими губами и мокрым лбом, по которому стекала уже не только дождевая вода, явно показались сержанту подозрительными. – Я-то? Сударь, да я, считай, самый известный торговец коврами на всём южном побережье! – Старый Томми снова улыбнулся и показал на свою торбу, из которой торчал кончик вымокшего под дождём цветастого ковра. Сержант непонимающе замотал головой. – Да, но что вы делаете здесь? – Так я об этом и говорю, сударь! Троюродный брат тётки второй жены моего кузена по линии моей мачехи, ещё в прошлом году бывал в Абискане и очень хвалил здешний рынок. Вот я и подумал, что… – Троюродный брат тётки кого? – спросил совсем сбитый с толку сержант. – Мы, конечно, дальние родственники, сударь, но зато… В этот момент рядом с сержантом оказался Бригсби. Его кулак со всей силы опустился на затылок так и не успевшего ничего понять солдата, и он мягко сполз прямо на руки Старого Томми. Квартирмейстер «Чёрного Дракона» быстро отстегнул оружие от пояса бесчувственного бедолаги, потом торопливо оглянулся. И буркнул, обращаясь, к трясущемуся Мортону: – А ты чего молчал, сто ядер мне на макушку? Язык уронил, что ли? Дрэшем мигом приняла меры воздействия. Кончик лезвия под бриджами лейтенанта чуть шевельнулся, и он вздрогнул. – А…а…а…я же…хо…хотел… – Ты вот что, – леденящим душу голосом сказала девушка, – ты больше не молчи, хорошо? Иначе спущу тебе все паруса, ты понял? Лейтенант энергично закивал. Старый Томми кивнул боцману и взялся за ноги лежащего под дождём сержанта. – Давай-ка втащим его внутрь. Пока никто не заметил. В коридоре горели масляные светильники. Положив бессознательное тело в углу, пираты быстро направились в комнату для надзирателей. Стражников там не было, но вот возле длинного лестничного пролёта, ведущего вниз, к камерам, стоял один из солдат, с невозмутимым видом начищая щёткой свои сапоги. На поясе у него висел кинжал, алебарда была прислонена к стене. Очевидно, что он и подумать не мог о нападении на тюрьму, поэтому появление Бригсби у себя за спиной воспринял с огромным изумлением. – Что за… Рука солдата тут же рванулась к алебарде, но боцман «Чёрного Дракона» стремительно перехватил древко и врезал кулаком противнику в челюсть. Солдат с грохотом растянулся на каменном полу. – Эй, ты чего там? – послышался мужской голос откуда-то снизу. – Не вздумай опять напиться, слышишь? Гулким эхом отозвались шаги. По лестнице поднимался ещё один солдат, но Бригсби, стоявший как раз рядом с ней, уже ждал его. Показалась голова пожилого вояки, покрытая стальным шлемом, и его грустное, видимо, от тюремных забот, лицо мгновенно превратилось в один большой вопросительный знак, когда он увидел прямо перед собой жуткую ухмылку Бригсби. – Какого дьявола?! Это было всё, что успел сказать стражник, прежде чем Бригсби одним резким ударом спустил его с лестницы. Пересчитав своим телом ступени, некогда грозный тюремный страж мирно распластался внизу. Мортон повернул голову и, обращаясь к Дрэшем, тоскливо попросил: – Су…су…сударыня, а…а…а… вы бы не…не…не могли убрать эту…эту штуку от моих…э-э… Кинжал девушки вжался в разрезанные снизу бриджи чуть сильнее. Дрэшем весело усмехнулась. – Я же предупреждала тебе ещё тогда, в таверне. Не с теми связался. Ничего, потерпишь. Пошли. Камеры были расположены в два ряда по обеим сторонам длинного коридора. Наверное, на освещении здесь сильно экономили, потому что горели только три масляных светильника, отбрасывая причудливые тени на каменную кладку. Отыскать Брейна теперь уже не составило никакого труда. Он, правда, очень удивился, когда перед решёткой его камеры возникли Старый Томми и Бригсби. Но ещё больше Мартин удивился, едва показался дрожащий лейтенант, в сопровождении Виктории Дрэшем. На лице Брейна появилась весёлая усмешка. – Глазам своим не верю! Какая неожиданная встреча! – Д-д-да… Я т-т-тоже… – промямлил Мортон. Старый Томми оглянулся, заметив, что все соседние камеры были пусты. И покачал головой. – Как-то тут не весело, сто ядер мне на макушку, – сказал он, потом кивнул Бригсби. – Ладно, отпирай. Боцман, предусмотрительно взявший в комнате надзирателей большую связку ключей, быстро открыл камеру. Мартин вышел и посмотрел на потолок. Пыль уже не сыпалась. Да и отзвуки выстрелов смолкли. – Кажется, гарнизон отбился, – сказал он. – Вовремя. – Теперь бы нам убраться отсюда, капитан, – добавил Бригсби. – Как только всё уляжется, сюда солдаты явятся. – Охраны-то было всего ничего, – усмехнулась Дрэшем, потом рывком втолкнула трясущегося лейтенанта в камеру, где минуту назад был Брейн. – Запрём? – Конечно, – боцман вставил ключ и дважды провернул. Мортон испуганно ухватился обеими руками за пах, ощупывая разрезанные штаны. Его лихорадочное копошение вызвало ехидную ухмылку на лице старшего канонира. Кинжал изящно прокрутился между её пальцев и лёг обратно в ножны, висевшие на поясе. – Держи нос по ветру, салага, – звонко рассмеявшись, сказала Дрэшем. – Цела твоя мачта, не беспокойся. Старый Томми тоже засмеялся. – Я же говорил, парень, ты в надёжных руках, – произнёс он и, как всегда, добавил: – Сто ядер мне на макушку… *** К утру дождь немного поутих, и Брейн вместе со своими спутниками добрался до спрятанного между скал корабля. Пираты с волнением ожидали возвращения капитана, и Криди, которого оставили за главного, чуть ли не плясал от радостного возбуждения, что Мартин вернулся. Однако, ситуация была не настолько весёлой, чтобы можно было забыть о насущных проблемах. Брейн собрал всех своих офицеров в капитанской каюте, разложил на столе карту и сказал: – Думаю, у нас очень мало времени, господа. Корабли Гильдии, которые все ошибочно приняли за суда Северной Короны, уже наверняка дошли до Белого мыса. Если я правильно понял слова капитана Фагунды, они везли каких-то очень ценных пассажиров, и необдуманные действия наших товарищей, скорее всего, приведут к большой беде. – Да потопили они эти корабли, – заметил Бригсби. – Как пить дать, потопили. – Возможно, – кивнул Брейн. – Из Седой Гавани могли послать эскадру на перехват. И, что ещё хуже, туда же могут отплыть и ратерийцы, а эти с нами церемониться не станут. У флота Гильдии была почти неделя выигрыша во времени, значит, мы точно не успеем к Белому мысу, даже, если выйдем в море прямо сейчас. – И что нам делать? – спросил Старый Томми. Палец Брейна указал на карту. – Мы пойдём вот сюда. – Это восточный край Каменных островов, капитан, почему сюда? – удивился боцман «Чёрного Дракона». – Флот Гильдии уже у Белого мыса, я в этом уверен, – сказал Брейн и покачал головой. – Единственное, чего я не знаю, так это, кого послали командовать. Впрочем, сомневаться тут не приходится. Наверняка пошлют Ламарка. Я слышал, это самый толковый капитан из всего флота Гильдии. И, если это так, он попробует зажать противника между островов. Думаю, что госпожа Арагонская это понимает, и, стало быть, пойдёт на северо-восток, чтобы обогнуть острова и вернуться в Абискан. – Мы не можем ждать её в городе, – возразил Старый Томми. – В порт нам теперь хода нет. Брейн снова кивнул. – Именно. Поэтому мы двинемся ей навстречу. – А что, если она решит принять бой с эскадрой? – спросила Дрэшем. – Я очень надеюсь, что она этого не сделает, – Мартин тяжело вздохнул. – Не думаю, что в Седой Гавани сидят такие дураки, что пошлют на перехват три-четыре корабля. Это будет большая эскадра. Чертовски большая. Старый Томми внимательно посмотрел на карту. – Мы ведь можем и разминуться, – неуверенным голосом сказал он. – Это тоже надо учитывать. Брейн взглянул на него. – Можем. Но и ждать здесь неизвестно чего нам нельзя. – А припасов нам хватит? – спросил Бригсби. Квартирмейстер «Чёрного Дракона» пожал плечами. – Есть солонина. И вяленая рыба. Пресную воду мы взяли ещё когда уходили из Абискана без Мартина. – Порох тоже есть, – кивнула Дрэшем. – И ядер хватит на две эскадры. – Ишь ты, – усмехнулся Старый Томми, – с двумя эскадрами драться собралась! Брейн решительно качнул головой. – Никаких драк с эскадрой без крайней необходимости, – сказал он. – Господа, вы должны осознать, договор нарушен. Для Гильдии мы теперь обыкновенные преступники, и при первом же удобном случае, они нас повесят. Никто из лордов Гильдии больше не станет закрывать глаза на наши действия. Всё, что мы можем, это попытаться заключить с Гильдией новый договор, но, пока, об этом ещё рано говорить. И, боюсь, до этого счастливого момента нас ждёт дьявольски опасная жизнь. Дрэшем посмотрела на капитана и фыркнула. – Подумаешь, как будто она и раньше не была опасной. – Раньше никто не ссорился с Седой Гаванью, – сказал Бригсби. Старший канонир не нашлась, что ему ответить. Получив все необходимые распоряжения, пираты взялись за дело. Довольные возвращением капитана, они быстро сновали по мокрой от дождя палубе, подготавливая фрегат к отплытию. Мартин понимал их радость, но не разделял её. Он вышел из каюты, поднялся на мостик и, взявшись за свисавшие талрепы, задумчиво посмотрел вдаль, где завеса мелкой дождевой мороси скрывала очертания Каменных островов. Именно там, среди покрытых солёной влагой скал, сейчас была женщина, которой он дорожил больше всего на свете, хотя и не всегда мог признаться в этом самому себе. И именно сейчас её жизни угрожала столь серьёзная опасность, что собственные беды казались Брейну абсолютно не значительными. Продолжая смотреть в дождь, он мрачно покачал головой и негромко произнёс: – Глупышка ты моя клыкастая, что же ты наделала… Глава 7 «Повелитель Ночи» шёл первым. Мощный корпус линейного корабля, разрезая волны форштевнем, двигался вдоль скалистых выступов, бесстрашно встречая парусами ветер и ливень. Корабли Эдварда Рея и Бардила едва поспевали за ним, несмотря на то, что оба были намного легче, и должны были бы двигаться быстрее. Арагонская неотступно стояла возле рулевого, указывая ему курс, пользуясь отсутствием солнца и невзирая на льющий дождь. Струйки дождевой воды стекали с её волос, чёрной куртки и рукояти меча, оставляя влажные бороздки на досках настила в такт шагам Ангелины. Она была единственной из всего экипажа корабля, кто мог совершенно спокойно выдерживать качку, даже не прикасаясь к леерам, протянутым над палубой вдоль бортов. Корпус судна то нырял вниз, то резко выталкивался волнами вверх, разбрасывая с бушприта сотни тысяч водяных брызг, и пираты, пошатываясь, судорожно хватались за эти самые леера, и всё время посматривали на капитана, которая равнодушно прогуливалась по мостику, словно бы вообще не замечая сильного волнения на море. Даже дождь, казалось, и тот не мог нарушить её грациозной поступи неподалёку от штурвала. Изредка, Арагонская бросала взгляд в дождевое марево. В такие мгновения её светящиеся прозрачно-голубые глаза были подобны двум ярким маякам, бьющим сквозь штормовую завесу. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=66624070&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.