Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Хочу вишенку! Том Волков Обыкновенная современная история с элементами юмора и немного "клубники". :) Том Волков Хочу вишенку! Командировка Так случилось, что по некоторым причинам я был вынужден временно прервать свою морскую карьеру, и в начале 2000-х забросила меня судьба, точнее удачно подвернувшаяся возможность поправить свое материальное положение, в одну из бывших республик СССР. В городок довольно таки неказистый, некий районный центр, но в моем понимании реальная дыра. Встречающая сторона гостиницу мне предоставить не смогла, так как в этом городе она была в единственном числе и около трех лет на ремонте. Поэтому меня поселили в одной из служебных квартир недалеко от предприятия, где, собственно, моя командировка и проходила. Водитель, встретивший меня на вокзале, подбросил до квартиры, помог затащить вещи и позвонил в квартиру напротив. Оттуда выглянула еще миловидная, но очень уставшая на вид, женщина 40-50 лет. – Виктор, это Евгения, она все вам покажет в вашей квартире и расскажет, что и где. – и тут же исчез. Мы прошли в мои новые апартаменты напротив: двухкомнатная квартирка со свеженьким ремонтом "а-ля евроремонт", минимальный набор мебели/техники и здоровенная двуспальная кровать в спальне. Бегло осмотрел квартиру, Евгения предложила мне сделать кофе, и пока она колдовала с кофейной машиной и далее, пока пили кофе она вкратце рассказала, что она медицинская сестра, разведена, так как муж очень сильно пил, воспитывает одна дочь и сына. Денег, как обычно, не хватает и поэтому она, как бы подрабатывает, следя за квартирой, наводит порядок и, если нужно, готовит гостям обед или ужин. При этом неподдельно стесняясь меня и краснея, так как на ней в тот момент был видавший виды халатик и стоптанные тапочки. Закончив с кофе и проводив Евгению, я распаковал вещи и вышел на балкон покурить. Погода была отличная (конец апреля), светило солнышко. Внизу, во дворе, на видавшей виды детской площадке сидела компания молодых девушек и парней, где парней было несколько больше, чем первых и они пытались показать какие-то трюки на турнике, а девчонки в это время задорно хохотали. Видимо, не все у мальчиков получалось. – Эх, весна, кровь бурлит, а мне еще три месяца здесь торчать. Утром, выйдя в подъезд, я услышал, как в квартире напротив Евгения ругала свою дочь, за какие-то школьные дела, и пока ждал внизу водителя и курил, меня чуть не сбила с ног вылетевшая из подъезда девушка. – Ой, извините. – сказала она и очень шустро куда-то побежала. – Да ничего, бывает. – ответил я, и на сколько сумел, то отметил, что фигурка у девушки очень и даже очень … эх весна. День пролетел практически быстро и незаметно. Во время ознакомления с заводом женских особей подходящих на флирт я не заметил, поэтому эротические мысли меня не посещали вообще и работать также не мешали. Секретарша директора была как хороша собой, так и достаточна холодна в общение. Видимо, "командированные" не ее уровень. Но вот обед в отдельном закутке для начальников порадовал даже очень. Ну не сам обед, а официантка Земфира. – Здравствуйте, я Виктор, я … На меня смотрела невысокая, приятная, восточной внешности, молодая женщина лет 35, с точеной фигуркой. – Здравствуйте, меня зовут Земфира. Я знаю, кто вы. Проходите и присаживайтесь, обед сейчас будет подан. И удалилась на кухню, медленно и чинно шагая, при этом красиво виляя бедрами. – Черт, я бы вдул. – первая мысль, что посетила меня, когда я наблюдал, как она, уходя, крутила своей попкой. – Вот здесь салатик, первое, второе, напиток, что-нибудь еще …? – при этом мило улыбнулась, показав ровные белые зубки. – Вы пришли самый последний, и на кухне еще много чего осталось из приготовленного… (Мысли в голове – Да, десерт, и прямо сейчас, прямо на столе) – Может быть, вы мне составите компанию? А то как-то скучно кушать в одиночестве. – Хорошо, я только схожу за десертиком для себя и для вас. – (Блин, да она мысли читает). Я медленно вкушал обед, и мы беседовали на разные темы. Земфира меня просветила о жизни, точнее о возможностях развлечения в этом городе, чем слегка огорчила, так как выбор был не велик. Его вообще не было. Рассказала, что мама ее русская, а отец казах, (так вот откуда эти восточные нотки), то что она замужем и муж работает экспедитором на этом же заводе. Я слушал и наблюдал, как она после каждой ложечки десерта облизывала губки. – А, значит Ольга и есть эта холодная девица-секретарь. – Девица!!! Да она только строит из себя, а так дура дурой!!! Еще и выпендривается, когда приходит на обед. Это не то, это не так, давно ли сама из деревни приехала. Колхозница!!! (Ого, а они явно друг дружку недолюбливают) – Да, Земфирочка, я, наверное, за три месяца одичаю здесь. Секретарша холодна, как лед, Ваше сердце уже занято, больше красивых девушек здесь я не видел. Она положила в ротик последнюю ложечку десерта и, немного прищурившись, посмотрела на меня (ох уж эта восточная женская коварность). – Витя, ты не поможешь мне перенести несколько коробок, а я тебя за это угощу вкусным кофе. Собрав посуду, она ушла, все также красиво раскачивая бедрами, и вернулась за мной через буквально минутку. Покинув директорский уголок заводского общепита, мы зашли в небольшую комнатку, практически лишенную какой-то обстановки, кроме стола, не первой молодости дивана и кучи коробок, стоявших в углу. Пока я разглядывал эту обстановку, я услышал, как щелкнул дверной замок и повернулся. Земфира медленно подходила ко мне, мило улыбаясь, а "чертенята" в ее карих и слегка раскосых глазках так и прыгали. Мне показалось, что она хотела что-то сказать, но не успела. Я привлек ее к себе и поцеловал. На поцелуй она ответила сразу же, но сначала как бы робко (видимо, девичья стыдливость преследует женщин всю жизнь, или это специальный трюк с незнакомцами:), а потом мы стали целоваться все более страстно и страстно, помогая друг другу избавляться от верхней одежды. – Мне было так хорошо, ты такой милый и нетерпеливый. Когда ты обнял меня и начал целовать в этой комнате. Я подумала, что такой же, как и все местные мужики, обнял, поцеловал, трахнул и ушел. – А ты нет… и я не ожидала, что ты будешь меня так ласкать. – А, что нет? – спросил я. – Да так, ничего, просто женские глупости в голове. И кстати, когда я закрыла дверь, то хотела сказать, чтобы ты прошел мимо дивана в следующую дверь, а ты просто как зверь пристал ко мне, и мне уже было интересно, чем это закончится:) Я взглянул в сторону и только теперь заметил дверь, выкрашенную в тот же цвет, что и стены. И, наверное, слегка покраснел, не от стыда конечно же, но покраснел. – Торопыжка, – произнесла она и очень мило улыбнулась. – давай собираем одежду, и я покажу тебе, что там. Комната была полной противоположностью той, где мы только что были. Это даже не комната, а настоящий будуар для утех, где помимо разной мебели была огромная кровать. – Ну, как тебе эта комнатка? – Да уж, реальный траходром!!! – Иногда боссы сюда девок водят, а я после них убираю!!! – А это ничего, что мы с тобой здесь? Ну, я-то командированный, с меня как с гуся вода. – Ха, даже и не парься, я на своей территории!!! А они пусть только попробуют, я такое… – и она вдруг замолчала (видимо, чуть было не сболтнула лишнего). – Ой, а кто это такой маленький, а кто это такой несчастненький? Блин!!! Меня "краска" начала заливать второй раз. Ну конечно же "Мой" не богатырского размера, и актером в немецкие ХХХ фильмы меня вряд ли бы взяли, но все-таки не маленький же :( Ну можно же сказать "небольшой" :) За время командировки у меня с Земфирой были еще встречи, но такой *Яркой*, как первая, к сожалению, нет:( ***но история еще только начинается*** "Бaлбес" Работа на заводе шла обычным, но временами хаотичным чередом. То новое оборудование не хотело запускаться, то, наоборот, все шло как не надо лучше. Временами бил баклуши, и если позволяло время (и отсутствие ревнивого мужа), наслаждался компанией Земфиры, а иногда другой день до поздней ночи сидел на заводе, забыв и пообедать, и поужинать. Только что отпраздновали день победы, и подошли очередные выходные дни, которые я должен был провести на работе. Утром встав и заварив себе кофе, полез в холодильник за молоком и отметил для себя, что там у меня "мышь повесилась" кроме засохшего кусочка сыра, нескольких бутылок виски, колы и бутылки мартини (на всякий случай, кровать то все еще пустовала), не было ровным счетом ничего. Не зная, когда я вернусь сегодня обратно, и чтобы не умереть с голода, я решил перед работой зайти в квартиру напротив, попросить Евгению купить мне что-нибудь съедобного в холодильник. В этот раз опять Женин голос за дверью отчитывал кого-то. Я позвонил, и мне открыл дверь пацан лет 12-13 с красным даже пунцовым лицом. Видимо, это его сейчас отчитывали. – Привет, я ваш сосед напротив. Мама дома? – Маа, это к тебе. – Здравствуйте, Виктор, вам что-то понадобилось? – ("Виктор блин") Женя, давай перейдем на ты? – Хорошо, Витя что ты хотел? – Женя, у меня абсолютно пустой холодильник, а когда вернусь с работы, не известно, будут ли открыты еще магазины. Не могла бы ты мне помочь заполнить его? – Да, нет ничего проще. Ты мне напиши список и оставь деньги, а когда этот "балбес" придет со школы, то я его и отправлю в магазин. Да проходи на кухню, Генка, ну-ка принеси листок и ручку дяде Вите!!! Пока я составлял список необходимого, советуясь с Женей, что лучше купить, она в произвольной манере поделилась со мной очередной своей "бедой". Генка, ее сын, сорвал урок истории в школе. Женю вызвали в школу, и классный руководитель огласила ей длинный список "кар небесных", если Генка не попытается исправить свое поведение и, для начала, не извинится перед учителем истории, но это было не самое страшное наказание. Учитель истории потребовала, чтобы он исправил все "неуды", а также подготовил доклад на любую из тем, что они прошли за год. – Гена, а что вы там сейчас проходили, или проходите? – спросил я. – Средневековая Европа. – пробурчал он. – Женя, история был мой любимый предмет в школе, особенно средневековая Европа. Да и к тому же, я очень люблю читать исторические книги. Если хочешь, я помогу Гене написать этот доклад и справить двойки. – Ой, а вас это не затруднит…? – На выходных не обещаю, а вот с понедельника можем начать. У меня как раз будет более или менее свободная неделя. – Ой, Витя, да вы, да ты, да я вам… Я понял, что нужно быстрей уходить, пока она мне не пообещала "рай на земле". Как я учил и готовил Генку к исправлению двоек по истории, я подробно описывать не буду, но заинтересовать его смог. Возможность поиграть в стрелялки на компьютере за успехи в учебе, видимо, стоили этих жертв. Да и потом события закончились удачно не только для Генки, но и для меня. А вечером, вернувшись с работы, я обнаружил в холодильнике помимо продуктов из списка приятный бонус, в виде нескольких банок домашних варений-солений:) **Бaлбес продолжение** С темой реферата-доклада, или как там правильно его назвать, мы, а точнее я определился сразу "100-летняя война ее причины и последствия". За последние полгода я как раз прочитал "Проклятые короли", и не помню под каким соусом, поданную альтернативную версию про "Жанну де Арк". Генку компьютер "захватил" полностью, ради допуска к нему, он даже прочитал найденную мной версию романа про "Жанку". Я не злодей, но просто там в очень простой и понятной форме описывалась причина и ход "100 войны". Ну и также (под моим присмотром) копнули знания из Википедии касаемо "Королей, дат, битв и т.д.". Генка дважды пытался писать доклад сам, но прочитав их оба, я понял, с пересдачей будет полное фиаско. – Ладно, хватит с тебя на сегодня. Я сегодня вечером сам чего-нибудь набросаю. – Да?! Классно! А я еще поиграю в компе? – Хорошо, даю тебе полчаса, но …! Но, написанный мной доклад ты должен будешь переписать от руки и без ошибок. – Да, хорошо, не вопрос. – но, я понял, что он уже не слышит меня, полностью поглощённый игрой. Копи-паст, копи-паст даты, короли, битвы, англичане наваляли французам, французы наваляли англичанам, французы побили французов. По объему потянуло на три или четыре листа А4 (замучается писать от руки). Но, как-то все сухо, без изюминки. О! А если добавить что-нибудь романтичного и чего-нибудь такого, что не описывается в учебниках, но как-то затрагивает время событий. Так вот "романтичным" выступил английский рыцарь и французская дворянка (оба из совсем другого произведения), а в последствия войны я добавил следующее. Мне во время поиска попалась случайно на глаза информация, что отчасти высокая французская кухня как луковый суп, лягушатина и т.п. – не что иное, как последствия этой войны и голода, идущего следом. Копи-паст, "Копи-паст делит", копи-паст-все сохранил.) Перечитал, немного поправил, мне понравилось. На следующий день по дороге на работу, я заглянул к соседям захватив свой письменный труд. – Женя, вот это Гена должен переписать от руки. Проследи, пожалуйста. – Ого, ничего себе, дядь Вить, это же сколько листов? – Гена, сколько надо, столько и напишешь. Раз дядя Витя сказал надо, значит надо!!! – Женя сразу же пресекла всякие попытки к отговоркам. – Да, и еще, Гена, написано должно быть аккуратно и без ошибок, и компьютер ты увидишь только тогда, когда мне твоя работа понравится. – A проследить это у нас не проблема. Динке скажу, она с него не слезет. – Да подумаешь, проблема переписать. Сегодня же будет сделано. – наивная простота "сегодня будет готово" растянулась на четыре дня. ***** Я вышел на улицу. Приятно грело утреннее майское солнышко. Ожидая водителя, я закурил и "летал" где-то в своих мыслях. Хлопнула дверь подъезда, на улицу вышла Дина, Генкина сестра (это та девушка, которая меня чуть не сбила с ног в самом начале рассказа). Дина была не сказать, что красавица, но как-то по своему хороша: ростом 163-165, правильные черты лица, карие глаза, хорошие волосы каштанового цвета, да и ее прическа что-то вроде длинного карэ ей очень шла, задорные ямочки на щеках, появляющиеся когда она улыбалась, стройные ножки, красивые грудки, не знаю как описать. – Доброе утро, Дина. – Не Дина, а Диана. – Пардон, мадам, Доброе утро Диана. – Не мадам, а мадмуазель. – при этом показала мне язычок, хихикнула и побежала. Черт, хорошенькая, а в этой короткой юбчонке, гольфиках и маячке. В голове еще возникло видение из разряда "ХХХ пожёстче – учитель и ученица". Но домыслить эротическую сцену мне не дал клаксон подъехавшего за мной автомобиля. Быстрей на работу к трудовым подвигам, попробовать отвлечься. ***** – Не, Гена, так дело не пойдет, просто стоять и монотонно читать бу-бу-бу-бу. За аккуратно переписанное один час в компьютере, но завтра все, что здесь написано выучишь на зубок. ***** – Выучил, молодец. Теперь добавим немного артистичности. Как зовут учительницу? – Светлана Аркадьевна. – Так вот, завтра, когда начнется урок, и спросят, кто желает зачитать свой доклад, поднимешь руку сразу же и первым начнешь отвечать. – А если она меня не вызовет? Поверь мне, Гена, вызовет. Если я правильно понял, то руку сам ты никогда не поднимаешь, так что в нашем случае, она охренеть-охренеет, но вызовет. И доклад свой ты начнешь следующим образом: – Уважаемая Светлана Аркадьевна, еще раз прошу меня простить за мое поведение… – Я же уже извинился перед ней! – Не перебивай старших, если еще раз извинишься ничего не отвалится, а, я как понял, нам нужно не просто сдать эту работу, а сделать так, чтобы все охренели! – … а также прошу вас и всех присутствующих выслушать подготовленный мной доклад. Это вступление скажешь слово в слово. – Хорошо, слово в слово. Может и не стоило мучить пацана, но меня уже принявшего некую дозу вискарика, несло как заправского режиссера захудалого драм-театра. – Уже даже очень неплохо. Когда перечисляешь события, даты, ладно ограничься просто хорошо поставленным голосом. Но, когда дело дойдет до описания битв, или описания наших героев, добавь экспрессии. – Чё, добавить? – Ну, это как его, постарайся передать это так, как будто ты сам участник этих событий, и переживаешь все это лично. Понял? – Угу. – Итак, еще раз и сначала… С работы в день Генкиного "дебюта" я не вернулся, а сразу с утра в компании с директором, вместе убыли на сортировочную ЖД станцию, так как там что-то перепутали с грузом или с бумагами и застряли. Точнее директор оставил там меня одного, и я застрял там на три дня. Вернувшись в только пятницу днем, я позвонил на завод доложить, что все в порядке и груз можно будет забирать в понедельник, а также, что я простыл и мне нужно отлежаться до понедельника тоже. Из ответа я понял, что если с грузом все хорошо, то им глубоко по херу (передано дословно), когда я выздоровею. Принял душ, намешал себе коктейлик кола с вискариком, даже хлебнул пару раз. Раздался звонок в дверь. Я как был замотанный в полотенце, так и пошел открывать. Я думал, что это Генка пришел рассказать мне, как прошёл доклад, и поиграть в комп. Но нет. Только я открыл дверь, как на меня точнее будет сказать "набросилась", но без эротического подтекста Евгения, стала целовать меня в щеки и сбивчиво говорить: – Ой, Витенька, спасибо, ой, Витенька, у нас тут такое, у нас тут такое произошло… – Женя! Стоп! Что у вас произошло, что случилось? Генка не сдал? – Ой, вы, ой ты не одет …? – Женя, проходи на кухню. Я сейчас оденусь, и ты мне все спокойно расскажешь. – Нет, ты одевайся, а я сейчас пирожков принесу. ****** – Так что, Генка не сдал? – по счастливому лицу Жени понял что, сдал, но почему такой переполох? – Сдал, сдал, да еще ему исправили за четверть оценки по русскому и литературе, отменили неуд по поведению и пригласили в школьный драмкружок. – Да ты ешь, ешь пирожки пока горячие. Я сейчас все тебе подробнее расскажу. (Из рассказа Евгении, позже Генки, ну и чуть позже учительницы истории, я сложил следующий ход событий, и чтобы не повторяться в будущем, расскажу его как бы от себя). Генка сразу же поднял руку, и учительница слегка удивилась, но после некоторой паузы, с удивлением вызвала его к доске, а не кого-то из трех отличниц, поднявших руки вместе с ним. – Хорошо, Геннадий, на какую тему ты подготовил доклад? – Уважаемая Светлана Аркадьевна, прошу еще раз принять мои глубочайшие извинения и заверения, что впредь я никоим образом не попытаюсь вас огорчить. А также вынося на ваш суд и суд всех присутствующих в классе, я хочу представить доклад на тему «Европа, Средние века, 100-летняя война, ее причины и последствия.» (все-таки я переборщил с вискариком на последней репетиции). – Гена, подожди, подожди, извини, что я тебя перебила, но не можешь ты подождать секундочку? – Угу. Минут через 10 она вернулась, но не одна, а привела с собой учительницу литературы (Генкина классная руководительница) и "ботаничку". – Гена, пожалуйста, начинай и, пожалуйста, с самого начала… И Генка продолжил – И в окончании доклада я хотел бы дополнительно отметить, что современная высокая французская кухня своим происхождением так же обязана "100 летней войне" и является прямым последствием голода и неурожая, сопутствующим в Европе в это время. Все… Пауза и тишина в классе, видимо затягивалась. Учительницы между собой о чем-то совещались на задней парте и изредка посматривали на Генку. Девчонки из класса тоже что-то, тихонько хихикая, обсуждали между собой, изредка зыркая на Генку. Пацаны просто молча сидели, как бы не понимая, что случилось с Генкой и вообще, что тут происходит. Первой нарушила тишину и подала голос классный руководитель. – Гена, передай мне, пожалуйста, свою работу. Получив конспект, она стала его быстро просматривать, при этом не забывая что-то подчеркивать и ставить пропущенные знаки препинания. – Я вижу, что ты все сам написал и даже старался, но где ты это взял или кто тебе помогал? – продолжала допрос классный руководитель. Генка стоял красный, как рак, с опущенной головой и молча сопел. Прозвенел звонок, все ученики резко повскакивали и были готовы ринутся из класса, ведь это был последний урок в этот день, но голос учительницы истории их остановил. – Дети! Остаемся все на своих местах! Класс замер. – Мне кажется, мы должны поблагодарить Геннадия за столь хорошо подготовленный доклад. – она первой хлопнула в ладоши, и класс наполнился смехом и аплодисментами:) – Тихо, дети! И теперь от вас всех я жду также хорошо подготовленный материал, можете идти. Классная руководитель посмотрела на красного, как рак, Генку в состоянии, близком к обморочному. – Гена, эту работу я пока оставлю у себя. Передай, пожалуйста, маме, чтобы она зашла ко мне завтра. Да не дуйся ты, никто тебя ругать не будет. Я просто хочу с ней поговорить. – Светлана Аркадьевна, вы нам так и не озвучили оценку? (классная) – Римма Сергеевна, да конечно же пять!!! (учитель истории) – Ну все, Геночка, ты свободен. Единственная "Ботаничка" так и не произнесла ни слова. Она была просто шокирована с самого начала Генкиного доклада. **** – Я была сама не своя, я же думала он опять что-нибудь напутал или учудил. Побежала в школу, а там ни одного плохого слова… (она заплакала) – Женя, ну не надо, перестаньте плакать. – И только слышу: «Гена такой молодец и такой молодец», а Римма Сергеевна сказала, что принимает Генкину работу, как сочинение, и исправит его оценку за четверть. Но поставила условие, что он обязательно должен посетить репетицию школьного драмкружка. И неуд по поведению ему исправят, если он после школы в течение недели останется на час-два и поможет учителю ботаники в школьной теплице. – А учительница истории, что сказала? – Не знаю, а я сейчас пришлю Генку, пусть сам все расскажет? Генка прибежал минут через пять и быстренько поведал мне свою версию произошедшего. – А я, а я, как вы и говорили, а они, а они … – Да, я все понял, мне мама только что рассказала. – И это, мама классной рассказала, что это вы мне помогали, а та, видимо, историчке, и историчка хочет, чтобы вы зашли в школу и, если можно, то сегодня. – тихо закончил он, опустил голову и покраснел. – Да не волнуйся ты, меня уж точно ругать не будут. А сколько ей лет и как она выглядит? – Да мымра, мымрой и еще вредная такая. А сама только как два года институт закончила, а уже строит из себя великую учительницу. – Ну что, в комп? – Не-а, мне в школу нужно. "Ботаничке" помочь, а потом в кружок. – и опять покраснел. – А во сколько мне нужно быть в школе? – Она сказала, что с двух до четырех будет в школе. – и понесся вниз по лестнице. Светлана Аркадьевна Часы показывали без пяти минут три, до школы две минуты пешком. По предварительным данным разведки, учительница истории должна быть молодой, все-таки два года, как окончила институт, "Мымра-мымрой", для меня в Генкином возрасте тоже все педагоги подходили под это определение. Я сделал себе еще один коктейлик, посмотрел на скучающую бутылку "Мартини" в холодильнике, вспомнилась "одиноко скучающая кровать". Эх, была не была, захвачу ее с собой в школу. Лучше пусть она окажется лишней, чем ее будет не хватать. Положил ее в рюкзачок, немного подумал и бросил туда коробку конфет. Первым, кого я встретил в школе была старушка неопределенного возраста, которая устроила мне форменный допрос: кто, куда, зачем и почему? Я честно ответил на все ее вопросы, и только после этого мне дали точное направление к кабинету Светланы Аркадьевны. Подойдя к дверям, я как бы робко постучал. – Войдите. Я вошел в кабинет и замер от удивления. Честно говоря, я знал, что учительница молодая, но никак не ожидал, что за столом учителя будет сидеть худенькая "девушка подросток", с русой косой чуть ли не до пояса, невысокого роста и в больших очках. – Вы, Светлана Аркадьевна? – Да, это я! – Добрый день. Я Виктор. Геннадий сказал, что вы хотели меня видеть? Сквозь очки меня просто сверлили необыкновенно голубые глаза, да именно сверлили. Видимо она всем видом пыталась меня "напугать" или привести в состояние трепета как нашкодившего школьника. Меня же занимали другие мысли: миленькая, и даже очень, но немного худовата, боже мой, какие очки. Хотя если их снять, то, наверное, будет даже ничего, да и губки бантиком. – Это вы Виктор? Вы все-таки нашли в себе смелости и пришли в школу. То, что вы помогли Геннадию подготовить доклад – это хорошо, но вы не имели никакого права предоставлять ребенку неправильную информацию, не имеющую никакого отношения к школьной программе и тем более разрешать ему использовать ее для школьного доклада. А от куда вы взяли этих Ричарда и Жаннет? И при чем тут высокая французская кухня? А эти не понятно откуда взятые факты о "Жанне Д’Арк"? Я еще минут десять слушал ее, стоя перед ней и всем видом показывая глубину моего искреннего раскаяния в содеянном. – Светлана Аркадьевна, могу ли я попытаться оправдаться прежде чем меня "расстреляют"? – Как расстреляют, почему? – Вы позволите мне присесть? – Да, присаживайтесь, пожалуйста. – Светлана Аркадьевна, я не вижу ничего плохого, что Гена прочитал книгу и использовал прочитанное в своем школьном докладе. Согласитесь, что когда ученик помимо школьной программы может почерпнуть некоторые знания из альтернативных источников – это же хорошо, расширяет кругозор, например. Ведь даты битв и других событий в этой книге абсолютно верны. – Я читала эту книгу, и вы правы насчет исторических дат. Хорошо, а этот рыцарь и графиня, откуда вы их взяли? Я не припомню таких героев в эпоху столетней войны, ни в исторической литературе, ни в художественной. И я назвал ей книгу и автора. От услышанного у нее слегка округлились глазки и приобрели немного загадочно задумчивый вид, но уже без "бурения" меня насквозь. – Но, но ведь это же на сто лет позже? – Ну, да. Но, разве тогда не могло быть своих Ричарда и Жаннет? Да и Гена мне сказал, что девочкам из класса даже очень понравилось. И тут грозная учительница просто взорвалась задорным смехом, у нее даже выступили слезы на глазах от того, как она хохотала, и она сняла очки, чтобы вытереть их. Без очков она выглядела гораздо симпатичнее, и улыбка очень шла ей к лицу, чем образ "злой училки". Еще немного посмеявшись, она как бы опять вернула себе строгий, но уже не такой грозный образ. – Да, в этом то и вся проблема, что девочкам понравилось. – и улыбнулась опять. – Они же мне покоя после этого не дают. Светлана Аркадьевна, что это за книга, что это за автор? Я же сама люблю читать, а тут даже и не знаю, что им ответить. – Хорошо, что я к вам приехал в конце учебного года, а то бы меня еще обвинили в злостном изменении школьной программы. – и мы вместе засмеялись. Далее мы уже просто беседовали в более дружественной обстановке. – Виктор …? – Можно просто Витя. – Витя, не хотите ли чаю? – Светлана, с удовольствием и давай перейдем на ты. И кстати, у меня есть конфеты к чаю. Я открыл свой рюкзак, чтобы достать коробку конфет. – Это у тебя "Мартини"? – Да. – А за чем ты его в школу принес? Сказать правду я не мог, поэтому пришлось импровизировать. – Это я приобрел для себя, возвращаясь по дороге с завода домой и тут вспомнил, что меня просили зайти в школу. – А ты любишь "Мартини"? – Ну так, выпиваю иногда по бокальчику, чисто расслабиться после трудового дня. – Ой, ты с работы и еще дома не был, а я, наверное, тебя здесь задерживаю. – А я предлагаю сейчас выпить по глотку "Мартини" вместо чая и тем компенсировать мою задержку в школе. – Ты знаешь, а я не откажусь, но только по глотку. Я последний раз "Мартини" пила на выпускной вечеринке в институте. Немного алкоголя растопило последний лед и неловкость между нами. Продолжая мило общаться, мы, наверное, выпили треть бутылки, к своему удивлению, я ни делал даже никаких попыток флиртовать, просто болтали обо всем и ни о чем. Но тут наше милое воркование прервал звон связки ключей в школьном коридоре. – Ой, это Петровна намекает, что уже школу закрывать пора, нам нужно уходить, поздно уже. – Да? Жаль мне так понравилась наша не принужденная беседа, да и мартини я бы выпил еще. – Хи, я бы тоже выпила еще глоточек. – А, быть может, я вас провожу до дома, и мы по дороге поболтаем и выпьем еще. – Хорошо, только давай возьмем чашки с собой (мы пили из чайных кружек), а то я из бутылки не умею. Бросив недопитую бутылку и кружки в рюкзак, под осуждающий взгляд Петровны мы покинули школу. – Витя, я забыла тебе сказать, что от школы до меня на автобусе минут 15-20, а пешком, наверное, целый час будет. – Сейчас только восьмой час, а завтра выходной. Для меня никаких проблем. До дома мы добирались более 3 часов. Света меня вела какими-то загадочными тропами. Видимо, боялась быть увиденной в компании с незнакомым мужчиной. Мы шли, болтали, останавливались посидеть на какой-нибудь лавочке, выпивали немного мартини и потихоньку шли дальше. Май месяц, весна все-таки медленно воздействовала на нас. Все кругом цвело, в воздухе летали цветочные ароматы, которые не ощущаются в обычный день и их можно заметить только в обстановке "а-ля романтик". Мы поднимались с очередной лавочки, и тут Света оступилась и повисла у меня на плечах. Я, как заправский джентльмен, автоматически подхватил за талию падающую женщину и притянул к себе. “Классика” – наши губы оказались довольно-таки близко "чем позволено на первом свидании", и я первым поцеловал ее, хотя мозг и выдавал предупреждение о возможной пощечине, но я пренебрёг этим. Она не сжала губы в возмущении, не ответила на поцелуй какой-нибудь страстью. Оторвавшись от ее губ, я посмотрел ей в лицо. Света стояла с закрытыми глазами, ресницы слегка подрагивали на лице не было никакого признака не удовольствия, было больше похоже на какое-то оцепенение. – Извини. – Еще… – Что еще? – Поцелуй меня еще! Я опять ее поцеловал как бы робко, и она так же робко стала отвечать на мой поцелуй. Мы шли дальше, останавливались, целовались. – Ну вот, мы практически уже пришли. Мы стояли посреди какого-то поля со стожками сена. Я притянул ее к себе, и мы еще минут пять целовались. – Осталось немного мартини, может допьем, и тогда я пойду обратно? Присев у стожка, я поцеловал ее опять, она прильнула ближе ко мне. Мы теснее прижались друг к другу, и поцелуй стал более страстным. Отрываясь от ее губ, я целовал ее глаза, шею и опять приникал к губам. Находясь в каком то дурмане, я потихоньку стал расстегивать ей платье, она не сопротивлялась этому и даже сама сняла его через голову. Не знаю, но для меня это было открытие, так как я попытался бы потянуть его в низ. Последняя преграда из нижнего белья сдалась практически без боя. Не переставая целовать ее, я разделся сам, и медленно, даже можно сказать бережно, вошел в нее, и она как-то по девичьи испуганно всхлипнула. Света плакала, закрыв лицо обеими ладошками. Я продолжал ее целовать и потихоньку и нежно гладить руками, говоря какие-то слова, чтобы успокоить ее. – Что, что теперь обо мне подумают? Петровна всем расскажет. – А откуда она узнает? – Как откуда, мы же вместе уходили из школы. – Ну да, я проводил тебя до автобуса и пошел к себе домой. – Правда?! А ты, ты никому не расскажешь? О боже, а что ты обо мне теперь будешь думать, мы же едва знакомы? – и зарыдала громче. – Света, не плачь. – и я продолжил ее целовать и говорить всякие утешительные слова и милые глупости. И вскоре она перестала всхлипывать, и я больше почувствовал, чем увидел, как появилась улыбка на ее лице. Мы еще лежали на сене, болтали, целовались. Хмель потихоньку начал улетучиваться, и к своему неудовольствию я начал ощущать, что сено не такое уж мягкое и пушистое, как казалось вначале, да еще появились лучшие друзья – комары. Я поднялся и успел надеть только штаны, как возле соседнего стожка присела другая парочка влюбленных. Света дернула меня вниз, чтобы я сел. – Это соседкина дочь со своим парнем, а парень из нашей школы. – и далее стала перечислять все ужасы, которые с ней произойдут если нас увидят вместе. – Не одевайся, прошу тебя, если нас услышат, то все пропало. Может они посидят немного и уйдут? Немного уже приближалась к получасу, мы продолжали тихо лежать иногда целуясь, но вот комары просто донимали меня. – Света, все, я больше не могу, они сейчас сожрут меня. – А что делать? – Переходить к плану Икс. Ты спрячься в сене, а я сейчас все разрешу. Тихонько, стараясь не шуметь, я отполз в сторону, чтобы оказаться с другой стороны стожка наших конкурентов. Это не составило большого труда, так как они сами были заняты поцелуями. Тогда я встал и как можно громче прокашлялся. – Молодежь, спичек не будет? Подкурить нечем. Девушка испуганно взвизгнула и шустро побежала в сторону домов, а за ней сразу же побежал ее ухажёр. Через несколько минут ко мне, хохоча, подошла Света (когда она только успела одеться), неся мою рубашку и кроссовки. – Ха-ха-ха. Я до такого бы ни за что не додумалась, ха-ха-ха. – Все, враг повержен. Поцелуй героя и можешь спокойно идти домой, да только покажи мне направление, как мне дойти к себе обратно. – Витя, прошу тебя, не уходи. Останься сегодня у меня. И я остался до утра, но понедельника. “Черный Понедельник”, Утро Блин!!! Где я?! Какие-то дворики, домики. Где эта водонапорная башня, от которой я должен повернуть налево? Как в классике, в трех соснах заблудился. Все, хватит, пора выходить на людное место и спросить кого-нибудь. Пройдя еще немного, меня вдруг обогнала видавшая виды "копейка" и остановилась, из нее вылез усатый мужичек. – Эй, "командированный", что, заблудился? – А вы меня знаете? – А то, ты у нас в цеху другой день по десять раз на дню бываешь. – Да, я тут это… – Ну да, я еду и смотрю, во "командированный" наш от бабенки какой-то рулит. Гы-Гы-Гы. – Да, я гулял, заблудился и … – Ага, пол пятого утра, гулял. Гы-гы-гы, и заблудился гы-гы-гы. Да не тушуйся, сам молодой был. Тебе куда на завод или …? Я попросил его подбросить меня до квартиры, и больше не пытался придумать правдивое оправдание, чтобы не выглядеть совсем глупо. Всю дорогу он мне описывал прелести местного женского пола, переходя иногда на свои личные истории. – Все, приехали, бывай! В квартире, сидя в кресле, я попытался опять прокрутить в памяти все события “уик-энда” и незаметно заснул. Разбудил меня звонок телефона, звонил директор. – Виктор, знаю, заболел, ну очень нужно чтобы ты приехал, машину я уже отправил. – Хорошо, буду. Но, как говорится все последующее проходило по схеме "если ты встал не с той ноги". Порезался, когда брился, пролил на себя кофе, хотел проверить почту, но комп предательски завис и уже во дворе мне сигналил водитель. В приемной секретарша на мое доброе утро ответила, как всегда, холодно. – Вы опаздываете, и вас уже заждались!!! – О, Витя, наконец-то. Понимаешь, наши ухари сегодня делали первый запуск и что-то напортачили. Мне нужно докладывать, а я и не знаю, что сказать. – Хорошо, Николай Петрович, посмотрим. Проблемы никакой особенно и не было, но это в обычный день. А у меня как на зло все валилось из рук, и то, что можно было сделать за 20-30 мин, у меня растянулось на часа три. Прищемил палец, набил шишку. На обед я не пошел, а попытался подремать в своем кабинете. – Тук-тук. – раздался стук, и дверь открылась. На пороге стояла Земфира с подносом. – Витенька, нельзя обед пропускать. Я тебе вот принесла перекусить. – Хорошо, поставь на стол. Я потом принесу посуду обратно сам. – Нет, Витенька, посуду я заберу сама. 3акрыв дверной замок и как-то загадочно и хищно улыбаясь, при этом медленно расстегивая блузку, стала подходить ко мне. Все произошло на маленьком диванчике, быстро, как-то больше механически. – Бедненький, устал. Кто же тебя так вымотал за выходные? – Да, это я за сегодня замотался, даже аппетита нет. – Нет, Витенька ты должен покушать. Я сейчас уйду и зайду позже, все тарелочки должны быть пустые. – Хорошо. – я не стал спорить с ней, мне хотелось остаться одному. Да, и в следующий раз, если захочу подремать, то надо дверь закрывать на замок. Но вздремнуть мне так и не удалось, позвонили из цеха и попросили прийти к ним. Там я провел еще три часа, но уже без нервотрепки. Все механизмы работали в норме, и я уже мог докладывать директору. В приемной как обычно Ольга одарила меня надменно-презренным взглядом, но вот если раньше можно было сказать "посмотрела и как рублем одарила", то в этот раз как минимум десять. – Мне к директору. – Он занят, подождите. – и еще раз зыркнула так, что я стал мысленно богаче на 20 рублей. За директорской дверью слышались голоса, причем очень отчетливо, несмотря на то, что дверь была плотно закрыта, говорило по очереди три человека, но их очень хорошо было слышно в приемной. И как не трудно было догадаться, обсуждали меня и, видимо, уже достаточно давно. – Николай, да я тебе точно говорю у него бабенка появилась на фабричной. Его бригадир мой подвозил сегодня оттуда. – А я слышал, он типа с Зимкой шуры-муры. – Да ты что Миша, с Зимкой особенно не разгонишься, ее муж уже вторую неделю дома. А он, ты знаешь, какой ревнивый. – И на фабричной, и Зимку, если еще все починит сегодня, то специалист –молодец просто ни дать – ни взять. Ха-ха… – Смотри, Петрович, он еще твою Ольгу того… Га-га-га. – Не, Ольга она неприступная, ей иностранцев подавай, замается он с ней покуда добьётся. Пусть лучше с Зимкой …, да и "Отелло" ее надо на пару дней куда-то отправить пока "фабричные" его не за… или каких приключений там на свою ж… не нашел. Га-га-га. Из-за директорской двери доносилось дружное ржание "коней". Я взглянул на Ольгу. Она была просто прелесть. К ее холодному взгляду на прекрасном личике добавился оттенок стыдливого румянца. Просто "два в одном" – "огонь и лед". Оказывается, "Снежные королевы" тоже краснеют. Как я понял, Ольга невольно слушает это уже давно. – – Ну что, послушаем еще забавных историй, или я пройду? – Идите!!! Постучался и вошел. В кабинете помимо директора сидели еще двое, то ли его замы, то ли начальники цехов, неважно. Но картина была интересная. Три толстячка с красными лицами то ли от смеха, то ли от выпитого коньяка. – Ну как, что там? – Да в принципе нормально, ничего не сломали. Только нарушили последовательность запуска, думал быстро разберусь, но что-то не шло. Зато они теперь знают, что делать в подобном случае. – Ну я же говорил, что он разберется, молодец…! – Я подумал, может завтра тренинг для бригадиров устроить, чтобы в будущем избежать подобных проблем. – Это ты хорошо придумал, завтра соберем всех и тренингуй их по полной, по-пролетарски! – Петрович, нет, лучше по-фабричному… – и толстяки заржали опять. По дороге домой, я только мечтал добраться скорее до душа и лечь спать. Бурный уик-энд и понедельник вымотали меня по полной, но дома меня ждал еще один сюрприз. Возле подъезда я встретил Диану. Было похоже, что она специально меня поджидала. – Здравствуйте, Виктор. – Привет, Диана, а что так официально? – Ну нет, я просто хочу вас попросить разрешить мне воспользоваться вашим компьютером и принтером. В школе к нашим двум просто не пробиться, а в городское интернет-кафе мы с девочками боимся ходить. – Да не проблема. Тебе сегодня или завтра? (Я надеялся, что завтра) – Если можно, то сегодня. И даже сейчас, если вас это не затруднит? Да уж, понедельник никак не хотел оставить меня в покое. – Ладно. Пошли. Зайдя в квартиру, мне как бы послышались какие-то шорохи из-за туалетной двери, но я этому не придал значения. – Диана, проходи в комнату. Я смотрю Генка забыл выключить комп, так что пользуйся. Я зашел на кухню, поставил чайник на плиту. Залез в холодильник посмотреть, что там есть, и вернулся в комнату, где сидела Диана, чтобы предложить ей чаю. Картина открывалась следующая, Диана сидела перед монитором неподвижно с широко открытыми глазами вся красная от макушки до пяток. Я обошел вокруг стола, чтобы посмотреть, что же такое ее так смутило. На экране монитора шло "интересное" слайд шоу, обнаженные, брутальный самец и красотка в разных позах и разными способами доставляли друг другу удовольствия. Как раз к моему приходу появилась картинка с вариантом 69. Помимо парочки, на каждой картинке присутствовало блюдо с вишней или рассыпанная вишня, и на картинках красовалась надпись "Want a Cherry?". – Генка гад, балбес, балбес. Я прибью тебя. – вскрикнув, Диана выбежала из квартиры. Через минуту из туалета вышел весь красный, как рак, Генка и кажется теперь стали понятны причины звуков в туалете, когда мы только вошли в квартиру. – Ну, я это, пойду. – Иди, Гена, иди. – и как только закрылась дверь, у меня началась "истерика". Больше понедельник сюрпризов мне не доставлял. При следующей встрече со Светой, я спросил ее про "Фабричную", где это. К моему удивлению, она как-то ревниво переспросила меня зачем мне это надо. Пришлось ей поведать историю моего утреннего плутания и частично передать разговор толстячков. Как оказалось, что я повернул не там и ушел в другую сторону километра на два, и что на фабричной улице или фабричном районе находилось два женских общежития. Одно какой-то фабрики, другое местного сельхоз техникума. И позже, иногда провожая меня по утрам, всегда доходила со мной до злополучной развилки, видимо убедиться, что я не перепутаю направление:) Теперь мне стала понятна причина веселья толстячков. Снежная Королева Вернемся немного к моменту моего появления на заводе. Войдя в приемную, я увидел ее, Ольгу. Сказать о ней красавица, это ничего не сказать. Не просто красива, а даже очень красива, я бы сказал какой-то модельной красоты, как будто, только что спустилась с подиума. Белокурые вьющиеся волосы до плеч, удивленно приподнятые бровки, четкий контур слегка полненьких губ. В момент моего появления она поливала цветы и стояла полубоком ко мне, что не составило мне труда оценить все изгибы и формы ее фигуры. Не дать-не взять, секретарша мечты или "ла фемме фаталь". Но вот прелестные серые глазки не выражали никаких эмоций при моем появлении. На мое "доброе утро" она ответила не сразу, сначала как-то оценивающе посмотрела на меня, потом лениво буркнула. – Вы кто и вам к кому? Я представился, она еще раз как-то оценивающе осмотрела меня, потом появилось какое-то разочарование и затем безразличие в ее глазах, и она опять не сказала, а как-то обиженно буркнула. – Сейчас совещание, вам нужно подождать, и позже я доложу о вас. Я присел на стул и украдкой продолжал разглядывать ее. Она определенно мне нравилась, да что там сказать нравилась, в голове моей уже начали зарисовываться всякие эротические глупости с нашим участием. Я не раз пытался завести разговор с ней, пока ждал окончания совещания, но все время натыкался на глухую стену. И после моей последней попытки завести хоть какую-то беседу, она так холодно зыркнула на меня своими прелестными глазками, что более я не пытался заговорить с ней. Через какое-то время совещание закончилось, и из кабинета директора повалил народ, в переговорном устройстве послышался голос: – Оленька, документы на подпись готовы? Если да, то принеси. – Да, все готово, Николай Петрович, сейчас буду. Схватив какую-то папку, она грациозно прошла, нет, проплыла в кабинет директора. Ровно через минуту со словами: –Да что же ты сразу не сказала, что он приехал. Я бы его сейчас всем на совещании и представил, а теперь бегай с ним по заводу. Эх Ольга, Ольга. Из кабинета выбежал двухметровый толстячок и протянул мне руку. – Здравствуй, я Николай Петрович, директор завода. – Здравствуйте, я Виктор, механик-настройщик вот… – Да знаю, знаю, проходи в кабинет. Оленька, чаю нам, или ты кофе предпочитаешь? Ты завтракал, перекусить чего-нибудь? Оленька быстро в столовую, пусть сделают красиво! Ольга с каким-то укором смотрела на директора, типа нечего здесь бисер рассыпать, не велика птица, но перечить ему не пыталась. Мне же после сегодняшней встречи безумно хотелось хоть как-то напакостить ей и заказать каких-нибудь трюфелей, но не решился. – Спасибо, я завтракал, но вот от чашки кофе не отказался бы. – и прошел в кабинет. Мы проговорили, наверное, целый час. Весь разговор передавать я не буду, но вот концовка как раз имеет некоторое отношение ко всей истории. – Все оборудование будет поставляться поэтапно, в течении трех-четырех месяцев. Первую линию я соберу с вашей помощью и помогу настроить ее на выпуск продукции, пока в ручном режиме. И вторую линию вы уже сможете собирать без меня. А потом приедут “Айтишники”, установят “софт” и запустят уже все в авто режиме. – “Айтишники, софт”, Витя, ты же не басурманин, говори нормальным русским языком, приедут спецы и настроят. Кстати, о басурманах, Ольгу видел же? – Да уж, видел. – Не уж то не понравилась? – Понравилась, понравилась. Но уж больно холодно меня встретила, как будто ждала принца, а тут вместо него я приехал. Просто снежная королева какая-то, бррр. – Ждала, ждала. К нам же должен был приехать то ли датчанин, то ли голландец, видно прихорашивалась, а тут ты. Гы-гы. У нее же чуть ли не два высших образования и на ихнем она молотит, как мы с тобой по-русски. Когда были первые представители нашего СП, то у нее можно сказать был звездный момент, так как по-английски у нас никто не гу-гу. А тут вместо голландца ты. Xа-Xа. По мне так это даже лучше. Свой первый день я уже описывал, так что начну со второго. Прибыв с утра на завод, я первым делом отправился в буфет купить каких-нибудь булок на завтрак, так как дома мой холодильник был девственно пуст. Столовая-буфет и директорский закуток располагались в одном зале и только разделялись перегородками. Войдя во внутрь, я услышал дружный и громкий смех-ржание работниц столовой. – А Фирка то молодец, командированного быстро в оборот взяла. Га-Га-га. – А кто сказал, что она его взяла? Она ж по-ихнему не гугу. Там Олька всем заправляет. Га-га-га. – Обломилось Олькe, русский он. И вчера после обеда Фирка пропала куда-то, а потом ходила с улыбкой не сотрешь, так что проспорила ты. Га-га-га. Не столовая, а тотализатор какай-то. И пока меня они не заметили, я поспешил удалиться. Войдя в приемную, я поздоровался с Ольгой, удостоился более холодного взгляда, чем вчера и сухого " здрассте". По-видимому, мой вчерашний “обед” был уже известен всему заводу. Надо будет поговорить с Земфирой. Первую неделю я попытался быть "галантно-элегантным" и честно пытался найти хоть какие-нибудь пути, хотя бы для простого общения с Ольгой, так как эротические мечты, нарисованные мной в первый день, я уже оставил как несбыточные мечты. Но она всем своим недовольным и холодным (но, черт побери, таким красивым) видом показывала, что я для нее не более, чем надоедливое насекомое и, постоянно натыкаясь на холодную и неприступную стену, я просто перестал ее замечать. Тем более Земфира помогла мне заполнить вакуум первых дней пребывания, а когда уже я встретился со Светой, то и вообще вспоминал о ней, только заходя к директору. Но “черный понедельник” стал первым переломным моментом в наших отношениях. Во-первых, Ольга перестала показывать мне свою уникальную значимость и задерживать меня без причин на пути к директорскому кабинету. У нас наступил какой-то нейтралитет в отношениях, а двумя неделями позже произошли события, прекратившие наше противостояние. Я сидел в своем кабинете в послеобеденное время, то ли дремал, то ли летал где-то в своих мыслях. В дверь постучали и попытались открыть (после черного понедельника я всегда закрывался в обеденное время). Я, наверное, как-то почувствовал, что это не Земфира, поэтому встал и открыл дверь, где увидел Ольгу, которая собиралась уже уходить. – Вас Николай Петрович требует к себе. Он вам звонил, но телефон занят. Недели две назад, я бы с удовольствием съязвил бы как-нибудь в ответ, но установившийся хрупкий нейтралитет есть нейтралитет. – Хорошо, после обеда буду. – Если можете, то прямо сейчас. Там что-то случилось, и он просто гром и молнии мечет. – Хм, ладно идем. Голос Петровича еще был слышен на подходе к приемной, он кому-то грозил карами небесными, переходя на личность и абсолютно не стесняясь в выражениях. Увидев меня на пороге кабинета, коротко буркнул в трубку, что перезвонит еще, и обратился ко мне. – Витя выручай эти козлы… на ЖД опять … груз, накладные… и т.д. Ты же все эти ящики и штуки знаешь в лицо. Съезди, пожалуйста, разберись. Я попытался уточнить, что конкретно пришло и что там потеряли, сломали и т.д. Картина вырисовывалась неприятная, по крайней мере, для меня. – Николай Петрович, да это же минимум на неделю! – Витя, очень прошу, съезди, а потом отгулов бери сколько надо. А хочешь, я рыбалку для тебя организую, как прошлый раз. А? Живи там хоть неделю по полной. Я прекрасно помнил, что там было по полной и чем закончилась "ТА" рыбалка, но вот неделю отгулов взять и провести их со Светланой, вот это можно. Я уже практически согласился и лишь чисто для проформы делал вид и продолжал торг. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/tom-volkov/hochu-vishenku/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО