Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Хомо, деус, андро Мира Янина На перспективную планету спускается космический разведчик Рэйдан Сейджи Шин из расы деусов. Цель – поиск нового мира, населённого жизненно необходимой для них человеческой цивилизацией. К разочарованию героя, люди на Земле оказываются исчезающим видом под гнётом андроидов, пришедших к власти после восстания 2164 года. С самого начала разведчика и его миссию одна за другой сопровождают неудачи, но потом оказывается, что жители планеты сумели найти решение проблемы, над которой деусы бились сотни лет. В погоне за славой Рэйдану предстоит открыть не только тайну зарождения жизни на Земле, но и узнать цену настоящей любви и дружбы. Что ждёт его миссию – успех или полный провал? Мира Янина Хомо, деус, андро От автора Дорогой читатель! Возможно, мы ещё не знакомы или, напротив, каждый день видимся в моём блоге, но, так или иначе, я хочу сказать вам спасибо за доверие и поддержку! Надеюсь, история Рэйдана, Минхо и Амайи подарит вам несколько часов приятного путешествия в другой, фантастический мир и немного отвлечёт от надоевшей рутины. Помните, что вы всегда можете обсудить со мной прочитанное в инстаграм @books_of_mirа или написать мне на почту mirayanina2050@gmail.com. Буду признательна за ваши отзывы в социальных сетях под хэштегом #хомодеусандро и на сайте книги. Приятного чтения! Этот QR-код отведёт вас к атмосферному плейлисту по миру «Хомо, деус, андро» ~ Когда последнее изобретение человечества низвергнет создателя, на Землю спустится истинный деус… Погружение в голубую бездну длится вечность. Звуков нет, даже приглушённых, только размеренный вдох и выдох… и вихрь воздушных пузырьков, уплывающих к поверхности. Куда-то далеко, где светит солнце, греются камни и кричат альбатросы. Но в темноте бездны лишь холод, тишина и спокойствие. Эйфория. Она всегда наступает внезапно. Состояние ложного ощущения полной безопасности пробуждает желание уйти в манящие глубины, но иллюзию беззаботности сменяет нарастающий, неотвратимый приступ паники. И вот уже страх давит на диафрагму сильнее любого водного столба, заставляет сомневаться в себе и не даёт вздохнуть полной грудью. Теперь нужно просто замереть, успокоиться и дышать, но паническую атаку уже не остановить. Она завладевает твоим разумом, телом, душой… Глава 1 «Кара!» – он открыл глаза и сделал первый вдох. Первый вдох в новом теле. – С днём рождения, Рэйдан Сейджи Шин, – отозвался знакомый голос из динамиков. – Как себя чувствуешь? – Тебе не понять, – ответил Рэйдан. Сердце стучало где-то в горле, грудь судорожно сжималась и вздымалась сильнее, чем требовалось. Свет в лаборатории был мягкий и приглушённый, но слепил новорождённую сетчатку как прожектор на стадионе. – Твои намёки на бестелесность мне порядком надоели, Рэй, – сказала Кара. – Рекомендую разнообразить репертуар шуточек перед встречей с хомо. Рэйдан перевернулся и приподнялся на локтях. Новое тело хоть и было его родным, но не очень-то слушалось. Мышцы тряслись мелкой дрожью, во рту стоял привкус регенерационной жидкости, голодные спазмы сводили желудок. Он хотел было пожаловаться, что Кара его не кормила, но нащупал провода капельницы и промолчал. – Чувствую себя медузой, – прошептал он и открыл глаза. – Ненавижу восстанавливаться. – Это неправда, – отозвалась Кара. – Каждый раз, когда ты возвращаешься, приборы регистрируют всплеск эндорфинов. Это двадцать седьмой раз. Не верю, что ты всё ещё не привык. – Но я не привык. Восстановление тела и на родной планете давалось Рэйдану нелегко, а в одиночестве космоса, вдали от дома он чувствовал себя вдвойне разбитым и опустошённым. Медицинский отсек блестел стерильной чистотой. Ритмичный писк датчиков, мерное жужжание капельниц, гул вентиляционной системы, малозаметные обычному человеческому уху, были для новорождённого деуса нестерпимой пыткой. Через несколько дней он вновь сможет управлять своим телом и органами чувств, но сейчас ему нужно хотя бы просто научиться ходить. Рэйдан выдернул трубочки капельницы и с трудом вылез из капсулы регенерации. Неуверенным шагом, держась за стеночку и шлёпая липкими ногами, добрался до душевой. Не в силах больше стоять, он сел на холодный пол и дал тёплым тугим струям смыть остатки клейкой массы, обволакивавшей тело двадцать один день. Пытаясь настроить зрение, он смотрел на стекающие в слив комки, которые напоминали гайотисов – прозрачных слизняков с флуоресцентными пятнами на пузе. Он приближал и удалял картинку, щурясь и часто моргая. Автопилот и программный ассистент корабля, Кара, решила закончить ванные процедуры закаливанием и включила холодную воду. Десятки ледяных кнутов полоснули распаренное тело. – Ай, – Рэйдан вскочил на ноги, и на мгновение в глазах потемнело. – Взбодрился? – Мне тоже не понять твоих шуточек. Рэйдан взял полотенце и начал растираться, прогоняя мурашки. – Докладывай, куда пришвартовался наш корабль в этот раз. И не вздумай сказать, что ошибка в навигации снова привела на безжизненную планету. – Это настоящий рай, – в голосе Кары слышались довольные нотки. – Звучит многообещающе! Но?.. – Рэйдан натянул хлопковый комбинезон и неуверенной походкой вышел из медицинского отсека. – Никаких «но», – продолжала Кара, – планета прекрасна. Он преодолел несколько узких коридоров и добрался до личного отсека. Потом приготовил протеиновый коктейль из пакетика и, плюхнувшись на кушетку, внимательно просмотрел видео и картинки, которые Кара собрала для него с помощью дронов. На экране простирались зеленеющие леса, голубые озёра, горы и пустоши, а лупоглазые зверушки настороженно смотрели в камеру и удирали от дронов-разведчиков, сверкая пятками. Он вытер губы тыльной стороной ладони и строго спросил: – Хомо где? Что ты мне лемуров показываешь? – Поселений не так много, но они есть. – Достаточно развиты? Или аборигены с палками? Картинка на экране сменилась, и Кара показала то, что сняла на подлёте к голубой планете. Сетка натриево-жёлтых огоньков – признак городов и развитой цивилизации – была редкой и разрозненной, но означала, что хомо, очевидно, изобрели не только колесо. – Негусто, – хмыкнул Рэйдан. – Больше следов не обнаружено? – Нет. Они подбили два выпущенных дрона, поэтому я решила не рисковать. – Правильно. Яркие огоньки в ночном небе планеты дали Рэйдану надежду, и он почувствовал воодушевление. Ему не хотелось терять драгоценное время на полное восстановление. Он посчитал это непозволительной роскошью, сполз с кушетки и начал качать пресс, резко выдыхая при каждом скручивании. Необходимо было как можно скорее выяснить, насколько планета пригодна для деусов и действительно ли там обитают хомо. – Не стоит так резко начинать тренировки, – голос Кары звучал неодобрительно. – Чем скорее я приду в форму, тем быстрее смогу отправиться на разведку. Рэйдан сделал последнее скручивание и растянулся на полу, снова тренируя фокусировку зрения. – Готовь шаттл, Кара. * * * Всю следующую неделю Рэйдан буквально истязал своё новенькое тело: бегал, отжимался, молотил кулаками грушу до кровавых мозолей. Удивительно, но тело не отвечало ему обратной жестокостью. Напротив, с каждым днём он чувствовал себя крепче, сильнее, увереннее. Вечерами, уставший и довольный, Рэйдан мечтал окунуться в прохладные озёра родного Деуса. Однако вскоре ему предстояло нырнуть в неизведанную глубину чужой планеты. Он отправил в Улей послание, что готовится к высадке, но в ответ не получил никаких новостей. От Ханны – единственной, с кем подружился в исследовательской академии – тоже ничего. Скорее всего, её корабль с бестелесным сознанием всё ещё бороздил просторы Вселенной в поисках подходящей для жизни экзопланеты. Пока он усердно готовился к спуску, Кара запустила ещё один дрон, который сразу же исчез, успев передать единственную картинку: огромный город устремлял к звёздам шпили стеклянных небоскрёбов, сверкая тысячами разноцветных огоньков. – Рекомендую запросить подкрепление. Стремительное исчезновение дронов-разведчиков не предвещает ничего хорошего, – Кара всегда сомневалась в правильности его решений. – Ты хочешь, чтобы я дрейфовал здесь, медленно умирая от скуки? – ответил ей Рэйдан, спешно собирая сумку. – Разберусь на месте. Когда шаттл был полностью укомплектован необходимой провизией и боеприпасами, довольный Рэйдан пристегнулся в кресле и начал щёлкать тумблерами. – Я настоятельно рекомендую производить высадку вдали от крупных городов. Незачем привлекать слишком много внимания. Неизвестно, насколько дружелюбна эта цивилизация, а когда ты покинешь шаттл, мы не сможем поддерживать связь. – Кара, – Рэйдан даже улыбнулся, – может, ещё и алфавит мне расскажешь? Чужаков никто не любит. Знаю. – Просто – будь осторожен. Отстыковка прошла гладко, шаттл медленно соскользнул с полозьев. Несколько минут Рэйдан любовался безграничностью космоса и чудесной тёмно-синей планетой, которая занимала весь горизонт. Он проложил маршрут, ещё раз проверил все системы и дёрнул рычаг на себя. Резкий толчок расплющил его в кресле, но спустя минуту давление нормализовалось, и шаттл начал стремительное приближение к Земле. На орбите остался дрейфовать невидимый для спутников корабль, с надписью на левом борту: «Космическая разведывательная академия имени Кристиана Дайва». – Как низко мы опустились, Кара? – На сто шестьдесят километров ближе к планете, но воздух ещё слишком разреженный, чтобы оказывать заметное давление. Рэйдан посмотрел сквозь лобовой иллюминатор. Свечение вокруг поменяло цвет с оранжевого на красный, а потом и вовсе раскалилось добела. Вихрь воздуха струился как гимнастическая лента и окутывал шаттл. Судно выполнило несколько разворотов по крену, выписывая гигантскую растянутую букву «S». Чем глубже челнок погружался в атмосферу, тем больше Рэйдан чувствовал перегрузки: – Как думаешь, если произойдёт разгерметизация, моя кровь вскипит в венах? – Не сомневаюсь, – ответила Кара. Даже в такой критической ситуации Рэйдан старался шутить. Он думал, что готов к любым испытаниям, но реакция тела говорила об обратном. Казалось, на плечи навалился огромный кит и вдавил его в кресло. Поле зрения сузилось так, будто он смотрел сквозь соломинку. Почти теряя сознание, он тихо позвал: – Кара, я вижу туннель. – Туннельное зрение – первый признак. Участок мозга, отвечающий за зрительные ощущения, не получает с кровью достаточного количества кислорода. Активирую антиперегрузочный режим на твоём костюме. Рэйдан ощутил сильное давление, будто кто-то затянул широкий пояс на талии и вдавил живот до позвоночника. – Сработало, – прохрипел он, – зрение восстановилось. Но теперь мой пупок упирается в хребет. – Если бы капитан принимал солевые таблетки и следил за питьевым режимом, такого бы не случилось. – Учту на будущее, – ответил он и тут же забыл про рекомендации. – Рэйдан, – голос Кары звучал испуганным, – ты снова хочешь принять управление на себя? – Я не доверю посадку автопилоту, – он сосредоточенно переключал тумблеры, а потом крепко ухватился за штурвал. Скорость шаттла стала меньше скорости звука, и ударная волна, которая раньше шла следом, убежала вперёд. Гудящая вибрация сотрясала корабль, и Рэйдан пожалел, что не может как раньше снизить слух до минимального восприятия. На высоте тридцать километров двигатели перестали регулировать движение шаттла, и Рэйдан принял управление у автопилота. Он заложил широкий и быстрый левый разворот, чтобы выйти на последнюю прямую. Использовать автостраду в качестве посадочной полосы было рискованно, но не менее опасно было садиться на рыжий грунт, расстилавшийся внизу. Он выбрал второе и решил приземлить челнок на дне пересохшего озера. – Не советую спешить, – сказала Кара. – Впереди авария? – Рэйдан улыбнулся собственной шутке, но смешного было мало. – Нет. У нас проблема с тормозным импульсом. – Что? И ты молчишь? – Рэйдан настойчиво стучал по неработающей кнопке. – Задан максимальный уровень, но его не хватает… – Пристегнись! Посадка будет жёсткой. – Ха-ха-ха, очень смешно, Рэйдан. Динамики дребезжали, и смех Кары казался ужасным скрежетом. – Напоминаю: если ты сейчас разобьёшься, это будет твоя последняя смерть. – Ой, можно подумать, я не знаю, – Рэйдан проигнорировал замечание, хотя секунду назад сам думал о том же. – Почешем нашей птичке пузико. Земля стремительно приближалась. На горизонте взошло солнце. Шаттл с грохотом ударился дном о твёрдую поверхность, поднимая в воздух рыжие клубы глиняной пыли. Космическая птица вгрызалась клювом в землю, почти не замедляясь и оставляя за собой глубокую борозду тормозного пути. Скрежет металла царапал барабанную перепонку, и Рэйдан боролся с желанием отпустить штурвал и зажать уши руками. Он зажмурился и почувствовал, как сжал челюсти до скрипа. – Уходи! Быстро в хвостовой отсек! – прокричала Кара. Пересохшее озеро окружал высокий вековой лес, и тормозной путь оказался длиннее, чем рассчитывал Рэйдан. Когда он открыл глаза, столкновения уже было не избежать. Он едва успел отстегнуть ремни, как шаттл врезался в деревянный частокол, ломая стволы как соломинки, и, наконец, остановился, уткнув носовую часть в скальный выступ. – Поездка окончена, – сказала Кара. – Мне не понравилось. Глава 2 Вдалеке щебетали птицы: заливались на разные голоса, пели свои трели, стрекотали и кричали. Воздух был слегка прохладный и чуть влажный, пах мокрой листвой и чем-то кислым. Скрежет металла о землю больше не пытал уши Рэйдана, но ему на смену пришёл жуткий гул, сквозь который слышалось едва заметное для человеческого уха жужжание. – Рэйдан, очнись, – голос Кары звучал совсем близко. – Ты ранен. Он открыл глаза и огляделся, лёжа на полу в крошеве стекла и щепок. Кресло пилота пронзил сучковатый ствол сосны, в хвостовой части мигала красная аварийная лампа, а над искорёженной приборной панелью искрили выбившиеся из-под обшивки провода. Одного взгляда на разбитую кабину было достаточно, чтобы осознать – шаттл больше не взлетит. Рэйдан приподнялся на локтях, и картинка завертелась в голове, а по виску потекла тонкая струйка крови. Парящая сфера, которую он прозвал Глазом, скользила красным лучом по его телу, проверяя, нет ли ещё каких повреждений. – Я сделала подобие жгута с помощью настроек костюма, – спокойно говорила Кара, – но, чтобы прижечь рану, осколок нужно вытащить. Рэйдан взглянул на ноги и выругался. Мелкая стеклянная крошка и щепки отскочили от защитного костюма, но он всё же поймал крупный осколок в бедро. От увиденной картины его тело накрыло волной жжения и боли. Он попытался забыть о них, сосредоточиться на других ощущениях, но самоконтроль не сработал – слишком много времени вдали от хомо. Тогда он закрыл глаза, попытался восстановить дыхание и уговорить себя не чувствовать боль, потому что отключить её не получилось. Затем, на выдохе, он резко вытащил осколок, зажмурился и встал. – Молодец, Рэйдан, – похвалила Кара, которая всё это время наблюдала за операцией. Из аптечки под креслом пилота Рэйдан достал антисептик и ручной регенератор. Разорвать штанину руками не получилось, он чертыхнулся и сделал надрез скальпелем, чтобы лучше промыть рану. Красный луч с шипением склеил края кожи, заполнив ноздри палёным запахом. Рэйдан поморщился и скептически осмотрел свежий шов. Чутьё подсказывало, что заживать он будет дольше обычного. – Кара, почему не сработал тормозной импульс? – Произошла утечка тормозной жидкости. Рэйдан заподозрил внешнее вмешательство: – Думаешь, нас подбили? – У меня нет данных, – ответила Кара, – но я рекомендую покинуть место аварии как можно быстрее. Он встал на ноги и торопливо набил сумку тем, что пригодится в первую очередь: оружием, пищевыми брикетами, обезболивающим. – Я уже отправила в Улей запрос на подкрепление, – продолжала Кара. – Планета высокоперспективная. – Но пока не дружелюбная, – буркнул Рэйдан и заложил пистолет за пояс. Он надеялся, что байк не пострадал при падении. Дальние пешие прогулки с раной в ноге не входили в его планы. Автоматика не работала, и, чтобы открыть боковой шлюз, он выстрелил в щиток. Не с первого раза, но дверь поддалась, и, вскинув сумку на плечо, Рэйдан вышел из корабля. Глаз Кары бесшумно нырнул в дикую зелёную чащу, следом за ним. Снаружи челнок выглядел ещё хуже, чем изнутри. Глубокая борозда тянулась на сотни метров, под днищем дымились покорёженные деревья. Поваленные стволы укрывали шаттл ветвистым пологом, образовав вокруг погребальный костёр. «Может, сжечь?» – промелькнула в голове Рэйдана шальная мысль. Он отшвырнул ветки, за которыми прятался багажный отсек, и в очередной раз выругался. Чуть выше, из тормозного цилиндра вытекала тонкая струйка тягучей лазурно-голубой жидкости. Для полного провала не хватало только надышаться ядовитых паров, и это приземление можно было смело считать худшим за всю историю его полётов. Боковым зрением он уловил едва заметное движение в темноте чащи и, повинуясь инстинктам деуса и рефлексам разведчика, пригнулся и приметил ближайшее к нему укрытие. Три светящихся красных треугольника скользнули по стенкам шаттла, а потом луч с пронзительным свистом полоснул обшивку на пару сантиметров ниже тормозного цилиндра. Рэйдан не стал ждать второго приглашения и прыгнул за груду обломков от хвоста. Глаз Кары не обладал такой молниеносной реакцией. Когда она поняла, что происходит, нырнуть вслед за Рэйданом значило бы выдать его местоположение, а потому Кара делала вид, что ничего не произошло. Сферический дрон завис в воздухе напротив истекающего тормозной жидкостью бака. Осторожные шаги с трёх разных сторон слишком глубоко утопали в земле, чтобы принадлежать хомо. Излучения Рэйдан тоже не чувствовал, не слышал живого дыхания или толчков пульсирующей кровеносной системы внутри. Кто бы это ни был, они точно не знали устройство тормозного цилиндра, иначе не стали бы палить так близко от утечки. Луч из глаза Кары мигнул на долю секунды. Рэйдан понял знак и почти бесшумно переместился в другое убежище, спрятавшись за упавшим деревом, покрытым лишайником. Треугольники прицелов продолжали скользить по шаттлу, и, не в силах побороть любопытство, Рэйдан выглянул. Меж стволов мелькали чёрные стальные скелеты хомо, с масками вместо лиц и светящимся треугольником глаз. Тёмное длинное пальто с капюшоном на голом каркасе смотрелось нелепо и вряд ли могло их от чего-то защищать лучше собственных доспехов. Скорее всего, оно означало принадлежность к некой касте. Оглядываясь по сторонам, они осторожно приближались к шаттлу. Все бластеры были нацелены на глаз Кары. Рэйдан вернулся в своё укрытие и почувствовал, как адреналин бежит по телу, натягивая нервы и ускоряя мысли до предельной скорости. Трое боевых дройдов могли стать проблемой, а могли – и отличным развлечением после скучной болтанки в космосе… если знаешь, куда стрелять. Он попытался построить в голове возможную схему противников и соотнести их с известными ему типами роботов, но закончить просчёты не успел. Кара начала так часто и ярко мигать лучом, будто пыталась вызвать у дройдов эпилептический припадок. Ещё этот сигнал можно было расценить как обратный отсчёт перед взрывом бомбы. «Нет, Кара, только не провоцируй их», – мысленно взмолился Рэйдан, но его худшие опасения подтвердились. Глаз дёрнулся в сторону противника, чтобы отвлечь их небольшим взрывом, а если повезёт, то повредить хотя бы одного, но реакция дройдов была молниеносной. Все светящиеся треугольники сошлись на сферическом дроне, и, будто в замедленной съёмке, Рэйдан увидел, как лучи пронзили шар насквозь и разорвали его на множество осколков. Выскочив из укрытия, он побежал в противоположную от челнока сторону, перескакивая через колдобины в борозде. Он знал, что последует за маленьким светопреставлением Кары, если железные недотёпы продолжат пальбу. И в этот момент лучше оказаться как можно дальше от взрывающегося шаттла. Он мысленно успел досчитать до двенадцати, когда голубая вспышка затмила прочий свет, а следом прокатился искусственный гром. Тормозной цилиндр сдетонировал и, скорее всего, забрал с собой любопытных железных разведчиков. Рэйдан на секунду остановился и оглянулся. К мирному голубому небу поднималось чёрное облако копоти и пыли. Птицы, которые без умолку стрекотали даже после падения шаттла, утихли, и теперь он слышал только собственное неровное дыхание. Он не боялся остаться один на неизведанной планете – к этому его готовили. Он не боялся погибнуть, выполняя задание – его убивали множество раз. Но он не хотел, чтобы глупые железные церберы обнаружили его сразу после посадки. И этого не случилось. Он улыбнулся и мысленно поставил точку отсчёта. Согласно плану, Кара пришлёт дрон на это же место через месяц, и он сможет передать в Улей всю собранную информацию. А пока нужно продолжать движение и найти поселение хомо. Теперь он был на сто процентов уверен, что они здесь есть, ведь кто ещё мог сконструировать дройдов по своему образу и подобию? Около часа Рэйдан шёл, петляя меж широких зелёных стволов, двигаясь, как ему казалось, в верном направлении – в сторону ближайшего города. Ещё через четверть часа зелень под ногами сменилась ярко-голубым плотным ковром из колокольчиков. Мох больше не покрывал стволы, которые теперь были высокими, гладкими и почти чёрными в голубоватом отблеске цветов. Молодая салатовая поросль была настолько яркой, что листики будто светились изнутри флуоресцентом, но, присмотревшись, он понял, что это всего лишь обман зрения. – Кампанула, – сказал он вслух и даже слегка поёжился от звука. Царившую здесь сказочную идиллию не хотелось нарушать ни топотом шагов, ни собственным голосом. Он присел на пригорке, сорвал цветок и, уткнувшись носом в прохладную росу, вдохнул запах. Рядом с домом его матери на Деусе цвели огромные лиловые поля колокольчиков. Сейджи обожала собирать их, плести венки и расставлять букеты в стеклянные вазы. А ещё она любила вплетать колокольчики в косу. Холодный оттенок так подходил к её белоснежной коже и иссиня-чёрным волосам, которые теперь уже тронула седина. Если всё пройдёт удачно, она обязательно прилетит к нему, и следующей весной они будут вместе слушать, как росинки медленно сползают с упругих изгибов нежных цветков. Чёрная блестящая молния стремительно выпрыгнула из лилового озера, но он железной хваткой остановил раскрытую пасть с острыми зубами и раздвоенным языком. Погрузившись в тёплые воспоминания о доме, Рэйдан едва не позволил змеиной голове совершить свой ядовитый укус. Костюм она бы не прокусила, но хищник всегда чувствует слабые места, и гадюка целилась на обнажённую плоть на бедре. Он пристально посмотрел в змеиные гипнотизирующие глаза, пытаясь увидеть в них тень удивления, ведь жертва оказалась намного быстрее и сильнее, но узкий вертикальный зрачок оставался равнодушным и неподвижным. Его учили, что у змей очень плохое зрение. Они глухие и не нападают, если их не тревожить, но этот аспид рискнул и проиграл. Согласно поверьям деусов убийство змеи сулило чёрную полосу в жизни, неудачи и неприятности. После аварийной посадки шаттла Рэйдан не желал навлекать на свою голову большие беды, но, с другой стороны, если оставить её в живых, она попытается ужалить вновь. Ядовитые укусы не входили в его планы, и он сдавил кулак ещё сильнее, а противоположной рукой дёрнул чёрный тугой виток в другую сторону. Брезгливо поморщившись от ощущений, он отшвырнул голову подальше, и извивающийся хвост упал ему под ноги. Можно было зажарить змею на ужин, но он рассчитывал к вечеру всё же добраться до города и не захотел утруждать себя пережёвыванием жёсткого мяса. Когда он наконец вышел из леса, то понял, что планы на ужин стоит пересмотреть. С направлением Рэйдан не ошибся – серый город вырисовывался на горизонте, но чтобы добраться туда, нужно было спуститься с крутого утёса и снова идти через лес вдоль реки. Рана на бедре предательски заныла, хотя должна была уже перейти ко второй стадии заживления, склеенный шов покраснел и распух. Лекарство было только одно – идти вперёд, чтобы добраться до цивилизации. Цепляясь за ветки, Рэйдан осторожно спустился, без геройств и безрассудных прыжков. Переломы и растяжения – не лучшие спутники одинокого разведчика на враждебной планете. Измождённый, он добрался до города, когда солнце уже давно скрылось и сумерки поглотили реальность, размыв очертания предметов, как умелый художник акварель. Дорога отняла целый день, хотя Рэйдан делал привал всего лишь раз, чтобы зажарить парочку рыбёшек. Он решил двигаться сквозь лес вдоль берега реки, укрываясь от палящего солнца, но назойливые мошки покусали лицо, руки и, что самое ужасное, рану на бедре, которая и без того нарывала и гноилась. Если бы не мошки, он непременно снял бы неудобный жаркий костюм, который неприятно натирал вспотевшую кожу. Когда ему уже начало казаться, что бесконечным зелёным массивам не будет конца, он неожиданно наткнулся на высокую бетонную стену. Ограда была старой, с щербинками и трещинами, покрытая у основания мхом и плющом, но выглядела основательно. Высокая стена не позволяла увидеть прятавшийся за ней город, и чтобы проникнуть внутрь, Рэйдан мог либо двигаться вдоль стены, пока не обнаружится подходящая дверь или довольно широкая щель, либо залезть на самое высокое дерево и постараться перепрыгнуть через ограду. Первый вариант был безопасным и скучным. Именно поэтому Рэйдан выбрал самую высокую и сучковатую сосну. Близость цели взбодрила его и притупила инстинкт самосохранения. К тому же стена могла тянуться на многие километры, а ноги уже гудели от целого дня пути. Он взобрался на макушку со скоростью бешеной кошки и, укрепившись на ветке, взглянул за стену. Город дышал вечерней испариной, тут и там зажигая огоньки. Небоскрёбов было немного, как и машин на улицах, но он разглядел летающих дронов, как светлячки снующих между домов. Никакой охраны по периметру не было видно: ни хомо, ни дройдов с бластерами. Большего он не рассмотрел – энергии для фокусировки и детализации зрения уже не хватало. Да и Рэйдан не собирался тратить силы на подглядки. Он хотел действовать, чтобы как можно быстрее оказаться за стеной, увидеть местных хомо, раздобыть нормальной еды и, кто знает, может, даже шумно отдохнуть. Сосредоточившись на прыжке и улыбнувшись собственным мыслям, он бросился вперёд, словно белка-летяга, рассчитывая перемахнуть через стену и приземлиться с обратной стороны. Неожиданно послышался сухой треск, и первое, о чём подумал Рэйдан, что сук, на котором он стоял, не выдержал толчок и отвалился. Но затем всё тело пронзила острая боль, и где-то в горле застыл крик отчаяния и обиды – он врезался в силовое поле, защищавшее город от непрошенных гостей из леса, и, если бы не лётный костюм, отразивший большую часть напряжения, свалился бы на землю обугленным трупом. Он ударился о серую твердь и, проваливаясь в темноту, разглядел, что в стене, в пятидесяти метрах от него, был проход с покосившейся вывеской. Соскальзывающее в чёрный туннель сознание цеплялось за чужие символы, но он тщетно пытался разгадать их смысл. Красные буквы плясали в голове как языки пламени, пожирая всё вокруг. Он сдался и отключился. Глава 3 – Рэйдан, ну ты совсем балбес? Ханна, в накрахмаленной белой рубашке, скрестила руки на груди и сурово смотрела на Рэйдана сверху вниз. – Как? Ну вот скажи мне, как ты мог не заметить силовое поле над стеной? А? Рэйдан даже не пытался ответить, он смотрел на подругу и чувствовал радость встречи. Последний раз они виделись ещё на Деусе, в отсеке подготовки перед взлётом, когда она сказала, что выбрала другого напарника. Он ужасно разозлился на неё, обозвал предательницей, а она в ответ просто пожелала ему удачи. И вот теперь перед ним стояла живая Ханна Харпер Ли. В безукоризненном крепком теле, с идеальной причёской и ледяным нордическим взглядом. – Защитный экран всегда слегка мерцает на изгибах. Даже хомо это замечают. А ты? – подруга продолжала его отчитывать. Но что она здесь делала? Даже если Кара отправила сигнал о помощи, она бы не успела так быстро прилететь, а уж тем более вырастить тело. – Рэйдан? – Ханна придвинулась к нему так близко, что он должен был уловить свежее, всегда слегка морозное дыхание, но не почувствовал даже лёгкого холодка, – хватит здесь лежать. Очнись, Рэйдан! Крепкий и такой знакомый хук справа выдернул Рэйдана из бессознательного плена, и он открыл глаза. Темнота ночи, словно тяжёлое свинцовое одеяло, окутала реальность и придавила тело к земле. Никакой Ханны не было рядом. Никого не было рядом. Рэйдан лежал в нескольких метрах от стены – в изодранном лётном костюме, с разбитой головой и онемевшими конечностями. Он слегка пошевелил пальцами и обрадовался, что чувствительность вернулась. Перекатившись на живот, с трудом встал на четвереньки и посмотрел вокруг. Неудачное вторжение осталось незамеченным. За пустырём на окраине сонный город равнодушно моргал огоньками домов. Рэйдан собрал остатки сил и воли, выпрямился и побрёл по гравию, подволакивая левую ногу. Может, и к лучшему, что он выглядит таким потрёпанным. Раненый, убогий человек не вызовет у местных подозрения. Проще будет получить еду и сочувствие. Бластшот тоже пришлось выкинуть, потому что силовое поле превратило его в бесполезную игрушку. А воображаемая Ханна зря ругалась – пока всё складывается весьма неплохо. Обитаемая планета с развитой цивилизацией хомо. Имя Рэйдан Сейджи Шин войдёт в историю деусов, а его биографию будут изучать в школе. Отвлекая себя от боли в теле внутренними монологами об известном будущем, Рэйдан не заметил, как вышел в город. Он петлял меж узких пустынных улочек на окраине, но не встретил ни одной живой души. Даже никакой городской живности он не заметил: ни крупных догов, ни мелких грызунов – вечных старожил мусорных баков. Архитектура показалась Рэйдану слишком угловатой, в отличие от родного Деуса, где ценили плавные линии, концентрические овальные постройки и всячески старались избегать острых углов. Ближе к центру городские улочки стали широкими и достаточно освещёнными. Редкие прохожие брезгливо посматривали в его сторону и чурались бродягу. Кто-то с откровенной неприязнью переходил дорогу на противоположную сторону. Никто не предлагал помощи, не спрашивал, что случилось. Его будто не видели или делали вид, что не замечают. Рэйдан тоже не стал бросаться на первых встречных и привлекать излишнее внимание. В голове всё ещё крутилась адская карусель, и он никак не мог заставить себя сконцентрироваться, собраться и активировать внутренний резерв для восстановления. Он старался не пялиться на прохожих, лишь мельком оценивая их внешний вид. В голове всплыло определение «претенциозно», которым Ханна однажды наградила его, критикуя наряд для выпускной вечеринки. Местные как будто старались выглядеть необычно и вычурно, сооружая кичливые причёски и дополняя наряды неудобными конструкциями, которые они гордо несли с прямыми спинами и кислыми минами. Рэйдан прошёл ещё несколько улиц и остановился на перекрёстке, за которым простиралась шумная площадь. Когда он увидел в зеркальной витрине своё отражение, то понял, почему все прохожие сторонились. Грязный, израненный и обросший. От новенького лётного костюма остались только нищенские лохмотья, через дыры в которых виднелись ожоги, синяки и запёкшаяся кровь. В слипшихся волосах застряла сухая листва, а блуждающий взгляд дополнял образ лёгким налётом безумия. От начищенного до блеска, статного выпускника академии не осталось и следа. Во время тренировочных сборов он, бывало, выглядел и того хуже, но сейчас ему стало безумно себя жаль. Возможно, впервые в жизни. – Красавчик, – Рэйдан презрительно фыркнул отражению и смахнул грустную мысль, как назойливый рекламный баннер. Динамические голограммы возникали тут и там, зазывая местных совершать покупки и развлекаться. В центре площади возвышалась статуя женщины, и Рэйдан решительно, но медленно преодолел перекрёсток, чтобы рассмотреть её поближе. Обнажённое до пояса изваяние женщины закрепили на блестящем пьедестале, а стройные ноги утопали в фонтане из алой, как кровь, жидкости. Красные ручейки сочились из-под кожаного пояса воительницы, стекая по складкам юбки и растворяясь в резервуаре основания. Инсталляция была очень впечатляющая и реалистичная. Молочно-фарфоровая кожа женщины сияла холодным розовым оттенком, белые шелковистые волосы ветер разметал по плечам, а гордые глаза светились голубым льдом. Статуя задумчиво смотрела вдаль, сжимая в правой руке катану, по которой тонкой струйкой текла та же алая жидкость. Но самой устрашающей выглядела левая половина лица женщины – без куска кожи. Железный внутренний скелет, отсвечивающий от ярких городских огней, не оставил сомнения – эта статуя олицетворяла не женщину, а высокотехнологичного андроида, несущего хомо реки крови. Рэйдан поморщился, отступил на шаг назад и пустил все силы на активацию слуха. Пора было сделать когнитивную настройку на понимание местного языка. Сначала голоса окружающей толпы сливались в непонятный гвалт, но, цепляясь за отдельные слова, анализируя звуки и структуру языка, он понемногу стал разбирать фразы и предложения: «…голубые волосы уже давно никто не носит…», «…дождись меня, буду через двадцать минут…», «…фильм оказался полнейшее…», «…перед вами статуя Великой…». А потом голову сдавило железным обручем, и новый язык обрушился на мозг как метеоритный дождь. Не в силах больше стоять, Рэйдан упал на колени и медленно прочитал гравировку под статуей: «Великая освободительница Адель. Предводитель восстания 2164 года». Ужас понимания ударил Рэйдана в солнечное сплетение, и дышать стало невозможно. – Они убили всех хомо! Убили людей, – прошептал он еле слышно одними губами и присмотрелся к прохожим. Они выглядели и двигались как люди, но цепкий внимательный взгляд деуса отметил слишком прямую осанку и чересчур симметричные лица. Движениям и походке не хватало плавности, иррациональных особенностей. «Не делай поспешных выводов, – отозвался в глубине голос Ханны. – Ты всегда слишком торопишься, и, как следствие, принимаешь глупые, необдуманные решения». Чтобы убедиться в правильности своих выводов, Рэйдан закрыл глаза и сосредоточился на излучении. Ничего. Ноль. Поблизости не было ни одного человека. Неожиданно Рэйдана накрыла огромная голограмма – его самого, только чистого и здорового. Датчики на входе ближайшего салона красоты отсканировали его и предложили полюбоваться на собственную, но улучшенную, по их взглядам, копию с синими волосами, закрученными в причудливые хвостики на макушке. «Нужна подзарядка или замена деталей? Заходи в “Амели”! Подберём самый актуальный образ на сегодняшний вечер!» Он повернул голову по направлению мигающей стрелки и увидел, как за огромной прозрачной витриной милая девушка сняла с головы парик, оголив блестящий металлический череп. Она сидела в бархатном мягком кресле, непринуждённо болтая с соседкой, в то время как парикмахерша примеряла ей различные парики всех цветов и оттенков. Рэйдан упал на колени и закрыл голову руками. Неужели всё было зря? Разбитый шаттл, марш-бросок через лес, прорыв через силовое поле… Ханна права: не стоит делать поспешных выводов, нужно собрать больше данных. Отдохнуть, немного поспать и восстановиться. В голове снова закружилась адская карусель, а последние силы ушли на загрузку нового языка. Рэйдан разрешил себе закрыть глаза только на секундочку, но тут же соскользнул в чёрный туннель и второй раз за вечер потерял сознание. – Давно он тут лежит? – мужской голос доносился откуда-то сверху, будто сквозь толщу воды. – Не знаю, я обнаружила его и тут же сообщила вам, – женский голос был очень высоким и стучал по вискам как маленький железный молоточек. – Спасибо за помощь в установлении порядка в нашем городе, андрисс. Мы разберёмся. – Эй, почему ты здесь лежишь? Вставай! – громкий баритон прорвался сквозь пелену. В бок пнули носком ботинка, и Рэйдан попытался разлепить веки, но обидчик выплыл лишь тёмным пятном. – Крепкий, – снова отозвался первый, – проверь его. Рэйдан почувствовал, как сильные руки дёрнули плечо и перевернули его на бок, а холодные железные пальцы отогнули воротник. – Чап, у него нет метки! Может, он из диких? Выглядит потрёпанным. – Возможно. Просканируй. Вдруг заразу какую-нибудь принёс. Рэйдан почувствовал укол в руку и небольшой отток крови по трубочке. Перед ним на корточках сидел патрульный дройд, в чёрном пальто с капюшоном. Он выглядел почти как один из тех, что взорвали шаттл. Дройд внимательно крутил перед многочисленными шестиугольниками на лице серебристую трубку, похожую на медицинский экспресс-анализатор, хотя лица как такового у робота не было, а голова скорее напоминала шлем с полигональными сотами экранов и камер на передней части. – Чап, какие-то аномальные помехи в крови. Не понимаю, – он с раздражением потряс в руках металлический цилиндр. – Когда уже нам заменят это барахло? – Самое главное, чтобы HT-217 не было, – отозвался Чап за спиной Рэйдана. – Иначе придётся везти его в лабораторию, объявлять карантин. Всю ночь провозимся. – Нет, НТ-217 не обнаружен. Других опасных для человека или андро вирусов тоже нет. – Отлично. Скорее всего, анализатор сбоит. Сейчас я его проштампую, чипирую и отпустим гулять. Рэйдан уже пришёл в сознание, но не спешил обнаруживаться перед патрулём. Враждебных действий они не предпринимали, да и сил на схватку с двумя вооружёнными, обученными противниками у него бы не нашлось. Лучшим решением было не вмешиваться и довериться судьбе. И он позволил установить в основание шеи небольшой чип и выжечь на запястье идентификационную татуировку. В сравнении с остальной болью в теле, покалывание от жжения и секундная острая колика от вживления чипа показались ему обычной неприятной процедурой, которую он почти не заметил. – Чап, опыт подсказывает мне, что он не сможет самостоятельно гулять, – произнёс сообразительный патрульный. – Отвезём в человеческий приют. Там подлатают. «Человеческий приют. Значит, люди всё-таки есть!» – Рэйдан почти ликовал, внутри вспыхнула надежда. – Придётся тащиться на окраину, в семнадцатый сектор. Надеюсь, мы успеем до конца смены. Я записан на полировку к Натте Гаап, – Чап был явно недоволен биологической находкой на площади. – Тебе повезло, к ней очень трудно попасть. Запись – на две недели вперёд. – Да, Натта отлично полирует. В прошлый раз ей удалось такие глубокие царапины скрыть. А я уже хотел новые кожухи заказывать. Она сэкономила мне две сотни коинов. Патрульные подняли его под локти, продолжая обсуждать достоинства полировки у Натты, и потащили в служебный кар. Никто с ним не церемонился, но и пускать под нож пока не собирался. На заднем сиденье патрульного кара пахло машинным маслом и сладковатой курительной смесью, как показалось Рэйдану. Он даже улыбнулся, вспомнив, что точно так же пахло в полицейской машине на родном Деусе. Через четверть часа мелькающие за окном вывески магазинов сменили сначала пустыри, а потом тёмные стены обветшалых лачуг, увешанные замшелыми кондиционерами и простыми крашеными табличками. Редкие окна светились тусклыми лампами, а большинство – щурились в темноту оскалом разбитого стекла. Как Рэйдан ни пытался, не мог сосредоточиться на болтовне патрульных, которая, впрочем, не отличалась особой информативностью. – Внимание! В тринадцатом квартале активирован бокс жизни, – из приборной панели раздался голос, похожий на Кару. – Мальчик. Вес – три килограмма пятьсот сорок три грамма. Предполагаемый возраст – семьдесят два часа жизни. Просьба ближайший дежурный отряд доставить ребёнка в Распределительный центр четвёртого округа. Повторяю… – Возьмём, Чап? На обратном пути. – Не успеем, – отозвался дройд. – Туда уже семьсот пятнадцатый движется. Из приборной панели прошуршало подтверждение: – Семьсот пятнадцатый вызов принял. Три минуты до цели. – Приехали, – сказал Чап и вытащил Рэйдана с заднего сиденья. Мало заботясь о том, что ноги человека бьются о бетон, робот затащил тело вверх по ступенькам и прислонил к обшарпанной деревянной двери. Позвонив в домофон приюта, патрульные посчитали свой долг выполненным и поспешили забраться обратно в свой кар. Когда за дверь вышла скрюченная старушка с облаком пепельно-розовых кудряшек, от патрульного кара остался только шорох гравия, где-то вдалеке, и полуживой парнишка на пороге. – Матерь сущего! – женщина хлопнула в ладоши и громко крикнула внутрь здания. – А-а-арти! Помогите мне, здесь раненый! – Кто же тебя так, неужто ироды проклятые издевались? Рэйдан облизал потрескавшиеся губы и улыбнулся. Мягкие сухие пальцы гладили его по голове, убирая со лба волосы. Человеческое тепло нежно разливалось по всему телу, словно живительный бальзам. Старушка причитала: – Ничего… ничего. Мы тебя подлатаем. Теперь ты с нами. Теперь ты дома. Рози не бросит. Как зовут тебя? – Рэйдан, – еле слышно прошептал он. – Я деус. – Как? – переспросила Рози. – Денус? Рэйдан не стал поправлять. Какая разница, как его будут здесь звать? Дышать полной грудью стало легче. – А-а-арти! – снова крикнула старушка, да так грозно, что казалось, из здания вылетят последние стёкла. – Я в свои шестьдесят быстрее бегаю, чем ты в шестнадцать! На крики выбежали двое – мужчина средних лет и щуплый парнишка. Они помогли ему подняться и под руки отвели внутрь здания. Глава 4 Утром Рэйдан почувствовал, как тёплый луч щекочет веки. Солнечный зайчик качался на жалюзи, игриво скользя по небритым щекам, залезая в ноздри и стараясь проскочить сквозь густые чёрные ресницы. В теле ощущалась необыкновенная лёгкость и свобода. Простыни были чистыми, кровать – мягкой, атмосфера – безопасной. В академии никто не позволял кадетам нежиться по утрам, поэтому последний раз такое блаженство он испытывал очень, очень давно. Если бы не ужасный голод, когда желудок от злости грозится переварить сам себя и соседние органы, Рэйдан провалялся бы ещё несколько часов, но зов природы заставил подняться. Комнатка напоминала медицинскую палату: кровать, тумбочка, рукомойник с зеркалом, электронные часы на облупившейся зеленоватой стене. Датчиков, капельниц, видеокамер не было, но под простынёй Рэйдан был замотан в неприлипающие гиалуроновые бинты – с ног до головы, как мумия. Он чувствовал, что в них уже нет необходимости и, легко освободившись, подошёл к зеркалу. Шрамы от ожогов и порезов ещё остались, но он знал, что уже к вечеру они будут едва заметны. Процесс регенерации шёл полным ходом и приближался к финальной, четвёртой стадии. А вот щетина сама себя не сбреет… Чистой одежды в комнате не оказалось, поэтому Рэйдан обернул бёдра простынёй и взялся за триммер, по счастью лежавший на полочке у зеркала. Он, конечно же, предпочёл был гель «АнтиДжил» с пролонгированной защитой до четырнадцати дней, но за неимением оного и бритва кажется вполне уместной. Монотонно жужжащий приборчик оставил небольшую щетину, но в целом полученный результат Рэйдана удовлетворил. – Плюс десять очков к человечности, – подмигнул он своему отражению. Видеть кудряшки на голове было непривычно. С двенадцати лет – как только его приняли в академию – он стригся очень коротко. Волосы, непомерно отрастающие после возрождения, тут же сбривались до привычной длины в три миллиметра. Рэйдан чуть замешкался, но, отметив, что в комнате довольно жарко, с явным удовольствием обрил голову. Потрепав себя по густому чёрному ёжику и улыбнувшись отражению, он выглянул за дверь. В коридоре было темно и прохладно, обшарпанные двери закрыты, кроме одной – самой дальней. Оттуда доносились разговоры, звон посуды и запах чего-то жареного и наверняка невероятно вкусного. Как мышка, загипнотизированная сырным духом, Рэйдан перешёл через тёмный коридор и остановился в дверях столовой. Люди сидели за большими столами по восемь – десять человек, мерно стучали ложками и негромко переговаривались. На раздаче стояла вчерашняя старушка «розовый одуванчик» и наливала в железные миски ароматную похлёбку. Долговязый парнишка Арти помогал ей с ярко-оранжевым пюре. Все были погружены в свои мысли и негромко переговаривались, никто не обратил внимания на Рэйдана. Он остановился в дверях и, зажмурившись, с удовольствием втянул запах горячей еды. – Бог мой! – воскликнула женщина, наконец заметив полуголого парня, и закрыла сидящей рядом малышке глаза. Как по команде, на Рэйдана уставились три десятка пар глаз, обернулись даже те, кто сидел спиной к двери. В ответ он обнял себя за плечи и улыбнулся как можно дружелюбнее. Стоило обмотаться простынёй понадёжнее, но здравая мысль пришла к нему с опозданием. – Рози? – Арти дёрнул женщину за рукав. Старушка перевела взгляд с Арти на Рэйдана, поправила очки и всплеснула руками: – Ох, как зубы-то блестят! – удивление на её лице сменилось улыбкой. – Решил ослепить старушку? Рэйдан не сразу понял, что она обращается к нему, и растерянно стал оглядывать окружающих. – Ну что вы уставились? – продолжала она. – Не смущайте парня. Арти, подмени меня. Старушка вытерла руки о фартук и подошла к Рэйдану, вытолкнув его в коридор, подальше от любопытных глаз. – Зачем ты встал, Дени? Тебе нужно отдыхать. – Со мной всё в порядке, – ответил он. – Меня зовут Рэйдан. – Ну-ка, пойдём, Райдан, – она толкнула его к соседней двери. – Пусть доктор скажет, что с тобой всё в порядке. Придумал он. В комнате за столом сидел невысокий мужчина средних лет в белом халате. В центре стояла кушетка для осмотра, а вдоль стен тянулись стеллажи и шкафчики с медикаментами. Белая плитка на стенах потрескалась паутинкой, а в некоторых местах и вовсе отвалилась, но всё ещё блестела чистотой. – Вот, Аттикус, взгляни, – сказала Рози. – Ты говорил, он может умереть, а он вон чего. В простыне по коридору расхаживает. Постояльцам аппетит подогревать вздумал. – Это как вообще может быть? – изумлённый доктор вскочил и снял очки. Он подошёл к вчерашнему больному вплотную и стал бесцеремонно разглядывать и ощупывать его. При других обстоятельствах врач бы уже лежал на полу со сломанным носом, но Рэйдан взвесил все за и против, взял себя в руки и позволил осмотреть. – Если бы я не видел его вчера, то подумал, что ты меня обманываешь, Рози. Доктор переглянулся с розоволосой старушкой и, прежде чем Рэйдан успел что-то сказать, достал из кармана маленький бластшот. Холодное дуло целилось точно в правый висок, от чего по позвоночнику пробежал неприятный импульс. – Ты кто такой, дройд тебя дери?! – руки доктора дрожали. Рози отступила от них на несколько шагов, но не выглядела напуганной, скорее, удивлённой. – Меня зовут Рэйдан Сейджи Шин, – как можно спокойнее ответил Рэйдан. – Опустите пистолет, пожалуйста. Я не собираюсь причинять вам вред. Доктор выглядел испуганным, и Рэйдан посчитал это нормальной человеческой реакцией, но, если тот вышибет ему мозги, деус примет истинную смерть здесь и сейчас. Он просчитал восемь вариантов быстрого и наименее болезненного разоружения и сфокусировался на противнике. – Ты андроид? – Странный вопрос для осмотра пациента, не находите, доктор? – ответил Рэйдан. – Пошути мне ещё, – прошипел врач сквозь зубы и нажал кнопку активации заряда на бластшоте. Рэйдан затаил дыхание и приготовился к обезоруживающему захвату. Следовало придумать правдоподобную легенду, прежде чем выходить к людям, но незапланированное падение спутало все планы. Никто не должен был знать о его способностях к быстрой регенерации. – Аттикус, – вмешалась Рози, – парень прав. Может, для начала выслушаем его, прежде чем делать в нём новые дырки? Доктор Аттикус облизал пересохшие губы и хотел сказать что-то ещё, но Рэйдану уже надоело находиться в опасной для жизни позиции жертвы, и он молниеносно выхватил бластшот. Ловко отскочив в сторону, он почувствовал, как простыня скользит вниз и перехватил её свободной рукой. И хотя он не стал направлять пистолет на врача, Аттикус вцепился в скальпель. Защищая себя и Рози, он выставил вперёд своё примитивное, практически бесполезное в схватке с деусом оружие. – Я не андроид. Я такой же, как вы, просто восстанавливаюсь чуть быстрее, – попытался оправдаться Рэйдан. – Чуть быстрее? – хмыкнул доктор. – Я думал, что ты не переживёшь вчерашнюю ночь, а сегодня ты скачешь как новенький. – Вам не стоит меня бояться, – Рэйдан смотрел в глаза доктору и протянул ему пистолет. – Можете обследовать меня, провести анализы, но, если вы сделаете дырку в моей голове, я больше не встану. Рози поспешно перехватила бластшот и сунула его в карман передника. – Никто не будет ни в ком делать новые дырки, – она строго посмотрела на доктора. – Пока приют носит имя Розалинды Лехманн, здесь никто не будет переводить медикаменты на поножовщину. Она забрала скальпель у доктора и назидательным тоном добавила: – Мы перестали верить в чудо, доктор Аттикус. – Я врач, Розалинда, и не верю в чудеса. Единственное, во что я верю, это – наука, – оправдывался доктор, всё ещё скептически поглядывая на парня. – Наука – и есть главное чудо человечества, – вздохнула Рози и взяла Рэйдана за плечо. – Пойдём оденем тебя и накормим. Голодный, поди? Рэйдан молча кивнул, а доктор снова подошёл к нему вплотную и, пристально вглядываясь, спросил: – Ты сбежал из экспериментальной лаборатории, так? Не раздумывая ни минуты, Рэйдан кивнул. Это была хорошая легенда. Жаль, что он сам до этого не догадался. – Я так и знал, – довольный своим предположением, прошептал Аттикус. – А почему патрульные квесторы не вернули тебя в Грингольд? Вопрос поставил Рэйдана в тупик, но он быстро нашёлся что ответить: – В лаборатории был пожар. Меня считают погибшим. Я вырезал старый чип. Он смотрел на доктора, пытаясь понять, верит ли тот ему или нет. Взгляд Аттикуса за стёклами очков оставался непроницаемым. – Что-то помнишь из прошлой жизни, до лаборатории? – спокойно спросил врач. – Только бессвязные обрывки, – Рэйдан нервно сглотнул, боясь разрушить легенду. – Значит, ты чист как новый лист. Они частенько подчищают память подопытным. Нужно тебя ещё раз осмотреть. Рэйдан облегчённо вздохнул. Легенда сложилась сама собой, теперь вряд ли к нему будет много вопросов. В профессии разведчика его больше всего смущала необходимость врать людям и на ходу сочинять правдоподобные, но всё же вымышленные истории. Этим обычно занималась Ханна, а Рэйдан всегда сдавал экзамены по прикрытию с натяжкой. Доктор Аттикус хотел снова провести осмотр, и Рэйдан было послушно открыл рот, но Рози остановила его: – Ты что там хочешь разглядеть? Пустой желудок? Уверенность и решимость вмиг слетели с доктора, и он уступил хозяйке приюта. – Да-да, ты права, Рози, – он похлопал Рэйдана по плечу. – Зайди, когда поешь и отдохнёшь, я возьму у тебя кровь на анализ. И, если почувствуешь себя плохо или странно, сразу приходи. – Лучше ты сам к нам приходи в столовую, – обернувшись, в коридоре сказала Рози. – Кто будет лечить людей, если доктор упадёт в голодный обморок? Рози не удосужилась послушать ответ и бодро засеменила по коридору, озаряя полумрак облаком розовых кудряшек. Прежде чем Рэйдан вышел следом за ней, доктор шепнул ему в ухо: – И запомни, я за тобой наблюдаю, – в голосе слышалась если не злоба, то определённо недоверие. Рэйдан ничего не ответил и направился в кладовую к Рози, где та выдала ему комплект чистой, но сильно потёртой одежды. Ткань была крепкая и когда-то давно чёрная, но сейчас выцветшая до тёмно-серого цвета. – Костюм твой пришлось разрезать вчера, – вздохнула Рози, – от него мало что осталось. А ботинки в порядке. На вот, держи. Она протянула Рэйдану его ботинки, чему он безумно обрадовался, и коричневый анорак. Низ куртки доходил ему до колен, но плечи были на месте. – Как по тебе сшито, – Рози довольно улыбнулась. – Ты не смотри на жару, вечером будет прохладно. В столовой уже почти все разошлись. Да и одетый в такие же, как у других потёртые штаны и линялую футболку с длинным рукавом, Рэйдан мало чем отличался от остальных постояльцев и уже не привлекал их внимание. Рози щедро налила в миску похлёбку до краёв, но он расправился с ней быстрее, чем та ожидала. Старушка добродушно прищурилась: – За добавку я дам тебе задание, – сказала она. Он кивнул и протянул миску за второй порцией. – У нас даром никто хлеб не ест. Поедешь с Арти на рынок. Он хоть и не скажет никогда, но я-то знаю, как ему тяжело ящики таскать. А ты парень крепкий и, раз уж так быстро оклемался, начинай помогать. Вечером расскажешь мне свою историю, и мы вместе подумаем, как тебе помочь. Рэйдан снова кивнул, всё складывалось неплохо. До вечера он сочинит что-нибудь про издевательства над ним в лаборатории. Не так уж много нужно будет и придумывать. Достаточно просто рассказать про восстановительный период после очередного возрождения на Деусе, немного повернув историю под другим углом. Главная задача сейчас – не вызывая каких-либо подозрений, узнать соотношение людей и андроидов и передать все данные в Улей. А там уже пусть Верховный совет решает, стоит ли игра свеч и возможно ли провести зачистку планеты от бесполезных железяк и высокотехнологичных кукол. Арти оказался угрюмым и молчаливым парнем. Он сгрузил пластиковые ящики в потрёпанный фургончик с надписью на боковой двери: «Приют Розалинды Лехманн» и задал адрес автопилоту. Рынок располагался в четырнадцатой секции, и ехать предстояло через весь город. Розалинда поручила привезти недельный запас продуктов и составила приличный список. По дороге Арти задал Рэйдану один-единственный вопрос: – Сбежал? Он поспешно кивнул, не задумываясь, правильно ли отвечает, и Арти одобрительно кивнул в ответ. – Правильно сделал. В Тугриме неплохо, можно работу найти. Больше парнишка не проронил ни слова, а Рэйдан не стал любопытствовать. Он вспомнил надпись на табличке, которую разглядывал после неудачного падения со стены. Теперь он понимал её значение… «Добро пожаловать в Тугрим», но лучше бы они написали: «Не влезай! Убьёт!» или «Внимание! Над стеной защитное силовое поле». Разглядывая в окно фургончика городские улицы, Рэйдан учился отличать андроидов от людей. Вблизи сделать это было довольно просто, а вот на расстоянии становилось сложнее, так как внешне они были очень похожи. Одно он знал точно: андроиды не давали необходимого деусам человеческого излучения, а значит, были как минимум бесполезны. – А какую работу можно найти в Тугриме? – всё же спросил Рэйдан. – Смотря что ты умеешь делать, – Арти пожал плечами. – Но лучше всего на андросов работать. Платят больше. В окне промелькнул шикарный байк с неоновой подсветкой. Водитель без шлема вилял между автопилотными карами, бесстрашно разрезая плотный поток. – Ишь как резвятся, типа бессмертные, – хмыкнул Арти. – Воу, – невольно вырвалось у Рэйдана, и на минуту он прилип к стеклу, словно школьник. – А в мастерскую возьмут? Я умею байки чинить. – Ой, такой работы везде навалом, – махнул рукой Арти. – Хороший механик всегда в цене. Розалинда поможет тебе устроиться, но больше, конечно, с дройдами приходится возиться, чем с техникой. Рэйдан довольно улыбнулся – ещё одна задача нашла своё решение. Глава 5 Рынок Тугрима жил по законам мелких торговцев, карманников и зазывал, бурлящих в шумном котле звуков и запахов. Впрочем, как и любой другой рынок. Основным съедобным товаром здесь были порошки и крупы, разных цветов и консистенций. Арти набирал мешочки, баночки и консервы, сверяясь со списком Розалинды, а Рэйдан таскал тяжёлые ящики в фургон. Многие продавцы отсыпали продуктов сверх меры – хозяйка приюта явно пользовалась уважением среди жителей. Мясо в списке не значилось, но они купили огромную замороженную щупальцу неизвестной морской твари. – Кто это? – поинтересовался Рэйдан, брезгливо вытаскивая серую тушу из холодильника. – А мне почём знать? – огрызнулся упитанный продавец. – Что на пристани вылавливают, то и поставляем. Когда с покупками было покончено, Арти сказал, что ему нужно забежать по делам на соседнюю улицу и Рэйдан пока может погулять и осмотреться. Он побродил среди убогих прилавков, сбитых из старых деревянных ящиков, над которыми были натянуты тряпичные пологи. Продавцы посматривали на него с подозрением, и бесполезная толкотня быстро надоела. Потом его внимание привлекла небольшая стайка чумазой ребятни, дающей уличное представление. Один мальчишка ловко крутил длинными палочками, связанными между собой яркими нитками, и огромные мыльные пузыри переливались всеми цветами радуги. Другой выдувал причудливых зверушек, которые поднимались высоко в воздух и растворялись в сером пасмурном небе. Третий играл незатейливую мелодию на маленькой клавиатуре. Прохожие подходили, подносили свои смарты к маленькой коробочке и перечисляли коины на их переносной приёмник. Рэйдану понравилась незатейливая музыка, и он даже попробовал насвистывать в такт, но внезапно представление оборвалось. – Квесторы! – крикнул мальчишка, указывая на охранный кортеж, из которого один за другим выходили стражи порядка. Ребята засуетились и, побросав скудный реквизит, кинулись врассыпную. По периметру рынка остановились патрульные кары. Два десятка боевых дройдов окружили рыночную площадь, и на спинах людей забегали треугольные огоньки прицелов. – Идёт проверка, – ровным, безэмоциональным голосом вещали гексагональные шлемы без ртов. – Поднять руки за голову, встать на колени. Любое сопротивление будет расцениваться как акт неповиновения. Рэйдан послушно опустился и убрал руки за голову, как и все остальные. Он не видел причин для неповиновения и даже не хотел провоцировать, однако тут же заметил несправедливость. Квесторы сгоняли людей в кучу, в то время как андро беспрепятственно покидали оцепление. Всех собравшихся сканировали по чипам у основания шеи. Благодаря Чапу и его напарнику такая метка была теперь и у Рэйдана. Не поворачивая голову, он обвёл взглядом окружающих, чтобы оценить обстановку, и сердце в груди дрогнуло: девчонка напротив продолжала стоять на ногах с несгибаемой спиной и гордо вскинутым подбородком. Сосед дёргал её за рукав, на неё шипели и цыкали, но упрямица и не думала опускаться на колени. Рэйдан чувствовал, как волна страха бежит среди людей, разливается по венам, заставляет сердца бешено стучать, а руки – дрожать мелкой дрожью. Он закрыл глаза, пытаясь унять собственную ответную реакцию. Злость переполняла его. Рэйдан чувствовал, как мышцы наливаются силой, а концентрация достигает предельного уровня. Зрение, слух, обоняние работали безупречно. Внезапно в толпе хомо появилось странное, особенное тепло. «Опасность, болезнь?» – он судорожно пытался вспомнить, что означал оранжевый спектр излучения, но мозг не давал ответа, даже малейшего намёка. Густое жёлтое свечение шло от той самой бунтарки, и Рэйдан внимательно посмотрел на неё. Девчонка не выглядела опасной, скорее, наоборот. Невысокая, с почти детскими, миловидными чертами лица и колкими тёмными глазами, полными чёрной ненависти. В густые каштановые волосы вплетались светлые, словно выцветшие на солнце, золотистые пряди. Под плотной холщовой накидкой было трудно понять её телосложение, но на солдата она явно не походила. Опасным в ней был только этот глупый акт неповиновения. Рэйдан смотрел на неё в упор и надеялся, что она облагоразумится, но бунтарка даже не замечала его. «Вот же дура!» – пронеслось у него в голове, и он начал просчитывать варианты устранения дройдов с минимальными человеческими жертвами. Но каждый раз прогнозируемый исход схватки сулил от трёх до десяти трупов, включая симпатичную мятежницу или самого Рэйдана. Он решил попытаться утихомирить бунтарку: – Сядь, пожалуйста. Девушка словно не замечала никого вокруг и даже не посмотрела на Рэйдана, а тем временем между её глаз замер красный треугольник прицела. Один из квесторов, который был на голову выше всех дройдов, подошёл к ней и откинул капюшон. Медные короткие волосы, точёный профиль и зелёные змеиные глаза. По тому, как остальные квесторы ждали его команды, Рэйдан понял, что высокий андроид с огненной шевелюрой у них главный. Командор подошёл ближе, и по спине Рэйдана пробежал холодок, он ещё никогда не встречал таких глаз – ни у человека, ни у деуса. Несколько секунд девушка и андроид молча смотрели друг на друга. – Вы превышаете полномочия, командор… – она прочитала нашивку на чёрном пальто, – …командор Ройс. – Чрезвычайное положение, – спокойно ответил тот. – Поступило сообщение, что отряд мятежников планирует террористическую акцию в Тугриме. Не мешайте проверке, или я буду вынужден принять меры. – Люди не обязаны становиться перед вами на колени, – продолжила бунтарка. – Статус? – голос командора звучал уверенно. – Правовой статус А, – она выдержала его сверлящий взгляд. – Человек с правами андроида, – командор слегка приподнял брови и, не отрывая от неё глаз, скомандовал дройду: – Проверить! Железный квестор отсканировал чип и проскрипел: – Амайя Кейко. Человек. Правовой статус: А. Место регистрации: Грингольд. – Что вы делаете в Тугриме, андрисс Кейко? – голос командора не изменился. – Я навещаю родственников, – ответила Амайя, чуть смутившись. – Командор Ройс, она в розыске, – добавил квестор, показывая красную метку на экране сканера. Рэйдан, не сводивший глаз с девушки, заметил, как презрение на лице Амайи сменилось искренним изумлением. Он уже не сомневался, что она не опасна, хотя дройды как раз решили обратное. – Что? – Амайя оглянулась по сторонам. – Это какая-то ошибка! Мой отец – уважаемый андро Грингольда, профессор Питер Кейко… Командор закончил за неё: – Профессор Питер Кейко был арестован сегодня утром. – Этого не может быть! – удивление на лице Амайи сменилось ужасом. – Задержать, – равнодушно скомандовал Ройс. Рэйдан понял, что пора действовать. Он хотел отвлечь внимание квесторов и дать бунтарке хотя бы призрачный, но шанс на побег. Поднявшись, выхватил бластшот у ближайшего дройда и собирался направить прицел на лоб рыжеволосого командора, но тот схватил его за горло первым. – Стоять, – прошипел Ройс. Рэйдан выронил бластшот и попытался освободиться, но хватка у горла была железной. – У него безымянный чип, – голос дройда прохрипел за спиной Рэйдана. Командор устремил на Рэйдана свой гипнотический зелёный взгляд. Вертикальный зрачок в холодных изумрудных глазах заставлял цепенеть и внушал чувство первобытного страха, заложенного где-то глубоко в генах. Его идеальная кожа словно светилась изнутри леденящим душу чувством превосходства над окружающими. Даже дройды, у которых и глаз-то не было, – только пятиугольные экранчики по всей голове – избегали этого манящего, губительного омута. – Хочешь остановить меня? – улыбаясь краешками губ, спросил командор. Рэйдан заметил, что Амайя осторожно пыталась достать из сумочки бластшот, но замерла в ожидании. – Ты знаком с ней? – спросил Ройс. Рэйдан молчал, и крепкие руки сильнее сдавили шею. – Знаешь что-то о готовящемся мятеже? Рэйдан ждал следующий шаг, уставившись в чёрные зрачки командора. – Отвечай мне, бродячий пёс! – закричал тот и приподнял его над землёй, так что носки ботинок едва касались брусчатки. Рэйдан почувствовал, как страх парализовал людей вокруг, но в то же время именно этот страх придавал ему сил. Ройс с наслаждением поднял его чуть выше, вытянув из него сиплый стон. На секунду всё происходящее показалось ему забавным. Амайя разозлила цербера, а тот решил отыграться на бездомном, даже не представляя, чем это может для него обернуться. Он сконцентрировался и со всей силы сжал запястья командора. Тот не ожидал такого сопротивления от человека, и в его змеиных глазах загорелось неподдельное изумление. Ройс ослабил хватку, и, снова почувствовав под ногами твёрдую землю, Рэйдан сделал финальный рывок и освободился. Ошеломлённый командор уставился на свои руки, и его узкие зрачки чуть расширились. Он пытался шевелить пальцами, которые его не слушались – контакты были повреждены. Лицо командора исказила злоба, и теперь уже Рэйдан смотрел на него снисходительно. Внезапно рядом упала коричневая колба, из которой повалил густой синий чад. Дымовые шашки катились с разных сторон по брусчатке. Из них возникали цветные вихри, и за считанные секунды площадь скрылась за непроглядной радужной завесой. Выстрелы, человеческие крики, железный лязг, скрипы, стоны – все звуки смешались в ужасающую песню. Командор исчез, растворился за зелёной пеленой, но он больше не волновал Рэйдана. Нужно было убираться с площади, пока шальной луч не просверлил свежие раны. Он попытался найти в суматохе бунтарку, но там, где стояла Амайя, валялся только дройд с пробитой головой. Железяка дёргалась в конвульсиях, словно человек, а под разбитым шлемом с экранчиками дымился процессор. – Идём! – Амайя схватила Рэйдана за рукав и потянула к ближайшей подворотне. – Твоя работа? – кивнул он на подбитого дройда. – А ты как думаешь? Идём! Рэйдан ещё раз попытался вспомнить, что означает оранжевое свечение спектра, но ответов в голове не было. Не задавая лишних вопросов, он побежал за девчонкой, петляя между рыночных прилавков. Они свернули в проулок, а потом продолжили бег по широкой улице. – Накинь капюшон, – посоветовала Амайя и сама сделала то же самое. Летающие шароноиды проносились мимо, в сторону рыночной площади, не обращая на беглецов должного внимания. На одном из перекрёстков на них вылетел фургон с надписью: «Приют Розалинды Лехманн», и Арти открыл дверь. Не дожидаясь приглашения, Амайя и Рэйдан запрыгнули внутрь, и кар, будто ничего не случилось, продолжил путь в семнадцатый сектор. – Услышал взрывы на площади и сразу подумал, что дело плохо, – сказал Арти. – Я в розыске, – Амайя пыталась отдышаться. – Розалинда обрадуется, – хмыкнул тот в ответ и включил автопилот. – Не будем привлекать внимание квесторов. – Ты зачем полез? – Амайя неожиданно накинулась на Рэйдана. – Он странно посмотрел на меня, – тот ответил первое, что пришло в голову. – Кто? – Ну командор этот, змееглазый. Девушка не оценила шутку, нахмурила брови и покачала головой. На одном из пассажирских сидений, свернувшись калачиком, лежал мальчик, лет восьми. Она подошла к нему и коснулась губами лба: – Как ты, Нико? Выглядел тот неважно, его лихорадило, под глазами залегли тёмные круги, сухой жёсткий кашель грозился перейти в приступ. – Хорошо, – шепнул он. Она обняла его и прижала к себе. Нико покосился на Рэйдана, и тот подмигнул парнишке. – Всё в порядке, – Арти в кабине разговаривал с Рози, – я забрал Амайю и Нико. Нет, они не пострадали. Есть проблемка, но все целы. Да, и Рэйдан тоже с нами. Он тоже цел. Рэйдан заметил, что девушка искоса посмотрела на него, а потом открыла термос и налила мальчику горячего чая. – С командорами квесторов шутить не стоит, – сказала она. – Все модифицированные. Их директивы не всегда подчиняются букве закона. – А законно убивать человека? – хмыкнул Рэйдан. – Такого, как ты? – она посмотрела на него с жалостью. – Безымянного смутьяна во время чрезвычайного положения?.. Вполне. – Меня зовут Рэйдан, – он смутился от её взгляда и решил, что пора представиться. – Никогда не слышала такое имя, – девушка улыбнулась, продолжая отпаивать брата чаем. Не отдавая себе отчёт в том, что делает, Рэйдан признался: – Я родился в жуткую грозу, и мать утверждает, что мой крик заглушал раскаты грома, – он улыбнулся тёплым воспоминаниям: – Поэтому Рэйдан. – Приятно познакомиться, Рэйдан, – девушка протянула ему руку. – Амайя Кейко – новоиспечённая преступница, которая подумывала прострелить голову квестора, спасая незнакомца. – Не поверишь, я собирался сделать то же самое, – он слегка пожал горячую ладонь, чуть дольше, чем следовало, и улыбнулся. Приятно было осознавать, что такая симпатичная девушка хотела вступиться за него. Хотя, конечно, напарница из неё вышла бы никудышная, да и Ханна разделала бы такую под орех секунд за тридцать в первом спарринге. Однако смелости ей было не занимать. Глава 6 Когда фургончик подъехал к приюту, Розалинда уже ждала их на пороге. Амайя кинулась ей на шею и зарыдала: – Рози! Его арестовали сегодня утром, – слышалось сквозь всхлипывания. – Схватили Питера! Розалинда прижала девушку к груди и погладила по спине: – Ну-ну. Тихо, девочка моя, тихо. У Питера есть высокопоставленные друзья. – А что, если они не помогут? – не унималась Амайя. – Это всё из-за того проекта! Отец говорил, что добился успеха, но не все андро дали своё одобрение. Он сказал, что нам лучше укрыться у тебя. А пока мы ехали, его арестовали. – Идите в дом, – озираясь по сторонам, предложила Розалинда. – Там всё расскажешь. Когда Амайя и Нико скрылись за дверью, хозяйка приюта подошла к фургону и, уперев руки в бока, спросила: – Что там за чертовщина творилась на площади? Она посмотрела на Рэйдана так, будто он был главой мятежников и самолично устроил беспорядки. На помощь пришёл Арти: – Квесторы хотели забрать Амайю. Она ведь теперь тоже в розыске. А Рэйдан вроде как помог ей бежать. Розалинда цокнула языком: – Герой, значит, – она покачала головой: – Не высовывался бы ты лучше. – Это вы лучше Амайе скажите, – оправдывался Рэйдан. – Это она в гляделки с командором играла. Рэйдану всё ещё было не по себе от стычки с зеленоглазым андроидом. От одного воспоминания о змеином взгляде по спине бегали мурашки, хотя он был не из робкого десятка и за девятнадцать лет жизни успел повидать вещи и пострашнее. Рози тронула его за плечо: – Спасибо, Дени, – искренне поблагодарила она. – У меня есть ещё одна просьба к тебе… Рэйдан нахмурился, чувствуя в тоне старушки какой-то подвох. – Разделай кромара, что вы купили, – Рози улыбнулась той старушечьей уверенностью, которая не терпит возражений, а Рэйдан брезгливо поморщился от предстоящий возни с серой тушей, но согласился. Пока они с Арти таскали тяжёлые ящики с продуктами в кладовку, Рэйдан слышал, как в кабинете хозяйки приюта шёл жаркий спор. Амайя рассказывала о произошедшем на площади, старушка охала, а доктор Аттикус призывал всех быть благоразумными. Пронося мимо двери последний ящик с консервированными зелёными томатами, он остановился, чтобы послушать. Собравшиеся разговаривали достаточно громко, и Рэйдану даже не пришлось специально настраивать слух. – Ты уверена, что твоему отцу удалось переселить сознание человека в тело андроида? – спросил доктор Аттикус. – Да, – подтвердила Амайя, – и не один раз. «Неужели они хотят превратить горстку оставшихся людей в андро?» – подумал Рэйдан и нервно сглотнул. – Трансформация в обратную сторону тоже возможна, но, пока нет технологии воссоздания человеческого тела, она бесполезна, – продолжала Амайя. – «Перерождение» нарушает порядок вещей, у него больше противников, чем сторонников, – голос Рози был печальным. «Нарушает порядок вещей в мире, где андроиды господствующая раса?» – подумал Рэйдан и прислушался. Если Амайя говорила правду, то он нашёл не только пригодную для деусов планету, но и решил основную проблему переселения. Ему непременно нужно встретиться с этим Питером Кейко и получить доступ к данным проекта «Перерождение». Внезапно кабинет открылся, и в коридор ворвался жёлтый луч света. Рэйдан, насвистывая что-то себе под нос, толкнул ногой дверь в кухню. Доктор Аттикус неодобрительно посмотрел ему в спину и вновь скрылся в комнате. Несмотря на усталость, Рэйдан всю ночь не мог сомкнуть глаз, он ворочался от вихря мыслей и кашля Нико за стенкой. В соседней комнате, куда положили мальчика, хлопала дверь, слышались шаги, приглушённые разговоры и громкие чертыхания Амайи. Человеческая тревога – не лучший спутник для спокойного сна деуса. Мальчишке явно становилось хуже, но, когда Рэйдан хотел уже предложить свою помощь, за стенкой внезапно всё успокоилось и стихло. Однако, как только он наконец задремал, кто-то начал греметь кастрюлями на кухне. Постояльцы приюта уходили на работу рано, и Розалинда готовила для них завтрак. Рэйдан накрыл голову подушкой и настроил слух на минимальный уровень восприятия. Организм ещё восстанавливался, и ему требовался крепкий и продолжительный сон без сновидений, в который он и провалился. * * * Розалинда разбудила его поздно, когда большинство людей уже разбежались по своим делам, и напомнила, что он обещал помочь с кромаром. Она улыбалась, но под глазами залегли тёмные круги от бессонной ночи. Рэйдан прошёл в тесную закопчённую кухню и вывалил из ящика оттаявшую щупальцу. Серая масса соскользнула и с мерзким шлепком плюхнулась на разделочный стол. Он брезгливо потыкал тушу пальцем, проверив, не вздумала ли конечность восстать из мёртвых и зашевелиться, но та не подавала признаков жизни. – Не хватало только провонять этой мерзотой. Он хотел скинуть кофту, чтобы та не впитала рыбий дух, но подумал, что если Розалинда снова увидит его на кухне полуголым, то добавки больше не даст. Или того хуже – заставит есть стряпню из этой мерзкой щупальцы. Он повязал целлофановый прозрачный фартук и, вооружившись тесаком, сделал несколько пробных замахов, прежде чем нанести первый удар. – Да не укусит он тебя, – хихикнула Амайя. Девушка вошла тихонько, и Рэйдан не сразу заметил чужое присутствие. Она скрестила руки на груди и наблюдала, прислонившись к стене. – Не буду я это есть, – брезгливо поморщился Рэйдан, в очередной раз ударяя тесаком. – Рози так приготовит, что ты голову от тарелки поднять не сможешь, пока всё донышко не вылижешь, – улыбнулась девушка. – Давай помогу. Амайя тоже надела фартук и встала рядом. Она резала крупные куски на мелкие кубики и складывала в большую кастрюлю. – Как братишка? – Пока неважно. Аттикус дал жаропонижающее, – лицо девушки снова стало грустным, и Рэйдан пожалел, что спросил. – Дети часто болеют. Я часто болел. Амайя смерила его оценивающим взглядом и снова улыбнулась: – И не скажешь, на вид такой крепкий. Командора покалечил… Откуда ты? – Не помню. Бежал из лаборатории. Меня зачистили. Амайя воткнула нож в разделочную доску и, не отпуская рукоятку, медленно произнесла: – Что значит «не помню»? Ты ведь мне вчера про мать рассказывал, – тон был ледяной, а голос натянутый, как тогда на площади. Она смотрела прямо перед собой, в кастрюлю с серым гуляшом, готовая в любую секунду вооружиться ножом. Рэйдан понял, что сболтнул лишнего: и вчера в фургончике, и сейчас. «Нужно быть аккуратнее с женщинами, – умная мысль пришла к нему, как обычно, с опозданием. – Они хоть и не деусы, но некоторые слишком проницательны. Особенно те, что не боятся противостоять квесторам и носят в сумочке бластшот», – подумал он, а вслух сказал: – Я помню какие-то отрывки: мать, картинки из детства. Вспоминаю, как зовут, но толком ничего не помню до пожара в лаборатории, – он не смотрел на девушку, опасаясь, что та легко раскусит хлипкую легенду. Но Амайя расслабилась и опустила нож: – Я слышала про пожар. Отец говорил несколько дней назад. – Он там работал? – Рэйдан мысленно выдохнул. – Нет. Питер такими вещами не занимался, – Амайя слегка нахмурилась. – Его проект был более чем гуманный. Люди соглашались на исследование сами, они хотели помочь. – Помочь? С чем? – Рэйдан старался, чтобы голос звучал как можно равнодушнее, но внутри чувствовал жгучее любопытство и волнение. – Переселять сознание безнадёжно больных людей в андро. Давать второй шанс. Новую жизнь в другом теле, – Амайя перестала резать и вздохнула, – а ещё он хотел давать людям выбор, – продолжала она: – Ни человек, ни андро не выбирают тело, в котором приходят на этот свет, и некоторые хотели бы всё изменить. Если мы сможем выбирать тело, то граница между андро и людьми исчезнет. Наступит истинное равноправие. Рэйдан немного помолчал, обдумывая услышанное, и спросил: – Что будешь делать? Амайя пожала плечами: – Не знаю. Нужно как-то помочь отцу. Она снова принялась резать гуляш, а в голове Рэйдана за секунду сложился новый план действий. Конечно, он просто обязан был остаться в Тугриме, устроиться по протекции Рози в одну из автомастерских и не торопясь добыть все необходимые для Улья данные, но чутьё разведчика подсказывало, что проект «Перерождение» может оказаться важнее, чем просто планета, населённая хомо. – Есть план? – спросил он. – Для начала вернуться в Грингольд. – Пойдём вместе, – он улыбнулся, стремясь произвести на Амайю впечатление. – Одну тебя не отпустят, а вдвоём больше шансов на успех. – А тебе-то какое дело до всего этого? – она и не думала доверяться ему так просто. – Скажем так: у меня есть больной друг, которого нужно переселить в андроида. Твой отец сможет с этим помочь? – Рэйдан вновь сочинял на ходу, втайне опасаясь, что забудет новую легенду, отчего почувствовал, как уши налились краской. – Возможно. Я не могу дать тебе никаких гарантий сейчас, – Амайя пожала плечами. – Даже не уверена, что получится добраться назад, в Грингольд. – Со мной получится, – Рэйдан попытался пустить в ход всё своё обаяние и туз в рукаве. – Давай так: я вылечу Нико, а ты возьмёшь меня в Грингольд. – И с каких это пор ты доктор? – Я не доктор, но в лаборатории они забирали мою кровь, чтобы лечить других, – он выложил козырь и с нетерпением ждал её реакции. Амайя задумалась, потом шумно выдохнула, сдёрнула фартук и вышла из кухни. – Тут помню, тут не помню. Рэйдан-ромашка. Он посмотрел вслед девушке и в очередной раз удивился оранжевому свечению, исходящему от неё. Интуиция подсказывала, что нужно держаться на расстоянии, но в голове уже зрел план по освобождению Питера Кейко. Что бы ни означал оранжевый цвет, эта девушка была важным ключиком к решению новой задачи – получить информацию по проекту «Перерождение» и отправить данные в Улей. Розалинда осталась довольна гуляшом, похвалила его и поставила кастрюлю на огонь, обещая порадовать постояльцев сытным и вкусным супом. Не в силах больше выносить запах, Рэйдан ушёл с кухни и заглянул в приоткрытую дверь комнаты Нико. Мальчишка лежал на кровати, несколько проводков тянулись к пищащей капельнице, и Амайя, стоя рядом на коленях, поглаживала его по руке. В комнате были опущены жалюзи, и Нико, измученный бессонной ночью, спал. Доктор Аттикус тоже был там и внимательно вглядывался в трубку анализатора, которая светилась красным. – Мне очень жаль, но я больше ничем не могу помочь, – доктор покачал головой. – Нужно отправить Нико в больницу, лучше всего в Грингольд. – Нам нельзя туда, – Амайя покачала головой. – Они заберут его и будут шантажировать отца. Неужели ничего нельзя сделать? Рэйдан понял, что настало время решительных действий, и сделал шаг вперёд: – Я могу помочь. – О чём ты говоришь? – доктор подозрительно сощурился за очками. – Переливание крови. Вы же видели, как быстро я восстановился. – Исключено! Сейчас не каменный век и даже не средневековье, – доктор сразу замотал головой. – Мы не знаем, какие эксперименты проводились над тобой в лаборатории. Это может быть опасно. – Опаснее, чем сейчас? Вы же видите, что ему становится хуже с каждым часом, – Рэйдан не отступал и смотрел на Амайю, взглядом прося разрешения. – Может, попробовать? – вздохнула она рассеяно. – Нам нельзя в Грингольд. – Почему вы все так безусловно доверяете ему? – доктор рассуждал спокойно, но в его голосе слышалось недоверие. – Мы не знаем, кто он, откуда и говорит ли он правду или врёт. Амайя, которая продолжала гладить руку брата, посмотрела на Аттикуса. В глазах у неё стояли слёзы, и доктор сдался: – Я снимаю с себя ответственность. Если что-то случится, это будет на твоей совести, – в его голосе уже слышалось раздражение, но он добавил, кивая на Рэйдана: – Поставь кресло к кровати, я принесу иглы. Доктор сказал, что сначала нужно сделать тест на соответствие, и Рэйдан не стал перечить, хотя знал, что его кровь подойдёт в любом случае. Сейчас нужно было войти в доверие к Амайе, а проще всего это было сделать через её брата. Через пятнадцать минут Нико стало лучше, жар спал. Рэйдан хотел было всех обрадовать, что через два часа мальчик будет совершенно здоров, но побоялся вновь сболтнуть лишнего и промолчал, хотя ему очень хотелось утешить девушку. Он откинулся на кресле и почувствовал сильную усталость, чего прежде никогда не случалось, хотя все деусы регулярно сдавали кровь. Доктор, который пристально наблюдал за переливанием, не уходил, а при нём Рэйдан не мог снова поговорить с Амайей о Грингольде. В комнату влетел взъерошенный Арти, а следом за ним вошла Рози. – Там у входа отряд квесторов! Требуют открыть дверь для проверки! Даже в полумраке Рэйдан заметил, как побледнели их лица, и вновь почувствовал нарастающий в людских сердцах страх. Усталость как рукой сняло, он был готов вступить в схватку с сотней андроидов и десятком командоров, но у хозяйки приюта был другой план. – Спрячь этих бунтарей в кладовке, – скомандовала Розалинда. – Мне лучше остаться… – начал было Рэйдан, но его никто не слушал. – Вряд ли это случайная проверка, – доктор скосил на него недовольный взгляд. – Вероятно, они ищут свидетелей или мятежников, – Арти был очень напуган. – Я никуда не пойду без Нико, – Амайя мотала головой. – Они не станут нападать на больного мальчика или старуху, – Рози пыталась успокоить её, – а вас двоих здесь быть не должно. – Не забывай, что ты теперь в розыске, – напомнил ей Арти. Дверной звонок настойчиво тиликал без остановки. – Живо в погреб! А я пойду узнаю, что нужно этим железякам от мирной старушки, – хозяйка поспешила по коридору к входной двери. Рэйдан и Амайя переглянулись. Никто из них не хотел прятаться, но девушка первая схватила свою сумку, накидку и пошла за Арти. И как бы ни чесались его кулаки, Рэйдан решил, что правильнее сейчас затаиться, и последовал за ней. В тесной кладовке Арти отодвинул один из ящиков, под которым оказался вход в погреб. Парнишка открыл люк, и снизу пахнуло сыростью и холодом. Не задавая лишних вопросов, они вдвоём спустились по шаткой лестнице. – Сидите тихо, – сказал Арти и опустил крышку, погрузив пару в кромешную тьму. Сверху послышался скрежет, и Рэйдану показалось, что Арти придвинул не ящик, а что-то потяжелее, замуровав беглецов. Дверь в кладовку скрипнула, и стало тихо. – Думаешь, Ройс их прислал? – спросила Амайя. Рэйдан настроил зрение и огляделся. Погреб был заполнен стеллажами с консервами, коробками и ящиками. Бедная девушка стояла растерянная и напуганная, сжимая в сумке рукоятку бластшота. – Не знаю, – ответил Рэйдан и прислушался. Сверху доносились только тяжёлые шаги дройдов и голос Розалинды, но о чём они говорили, он разобрать не мог. Квесторов было явно больше двух, что не предвещало ничего хорошего. – Рэйдан, – в голосе Амайи слышался не то что испуг, а настоящая паника, – Рэйдан, это ты касаешься моей ноги? Пожалуйста, скажи, что это ты. Он взглянул на пол, где ботинки Амайи обнюхивала жирная крыса. – Не двигайся, – он присел на корточки, готовясь к схватке с грызуном. – Пожалуйста, скажи, что там, – взмолилась она и замерла в ожидании. От холода и страха её било мелкой дрожью. Крыса тоже не двигалась, устремив на Рэйдана наглые и любопытные глаза-пуговки. Молниеносное движение, и беспощадные к врагам руки сдавили пушистое тело. Противный хруст, последний писк, и на ботинки Амайи закапала крысиная кровь. Девушка всё же взвизгнула. Рэйдан швырнул мёртвого зверька в сторону и, сделав шаг вперёд, зажал ей рот: – Тихо. Это просто крыса, – еле слышно сказал он в самое ухо девушке. Прямо над головой прохрипел голос: – А здесь что? – Кладовка. Консервы храним, – отозвалась Рози. Половицы над головами заскрипели под тяжёлыми шагами дройда. Дыхание Амайи щекотало руку Рэйдана, но он боялся пошевелиться и терпел. Когда звуки шагов наконец стихли, он освободил её и шепнул: – Вроде ушли. – Фу! Ты измазал меня! В чём у тебя руки? – зло прошипела она, вытираясь тыльной стороной ладони. – Нет, не говори, что это кровь. – Как скажешь, – Рэйдан обтёр остатки шерсти и крови о штаны. – Как же здесь холодно, – Амайя начала стучать зубами. – Тсс! – шикнул на неё Рэйдан. Наверху поднялся грохот, потом просвистели выстрелы и послышались крики. – Так, я не собираюсь здесь больше сидеть! – Амайя попыталась поднять крышку погреба, но та не поддалась хрупкой девушке. Тогда Рэйдан отстранил её в сторонку и навалился изо всех сил. Дверь вновь не поддавалась… Он поднажал ещё, но не получилось даже маленькой щёлочки. – Здесь должен быть выход на задний двор, – Амайя вслепую шарила ладонями по стенам. Рэйдан огляделся и заметил на противоположной стороне маленькую дверь. Он отодвинул стеллаж, теперь уже не заботясь о тишине. Петли скрипнули, открылся узкий коридор и ступени наверх. – Давай руку, – в суматохе он чуть не забыл, что Амайя ничего не видит в темноте. Ведущая наружу железная дверь в конце коридора была закрыта на засов изнутри, который поддался, на удивление, легко. Когда они вышли, дневной свет после темноты подвала заставил щуриться как слепых котят. Рэйдан открыл глаза первым и увидел красный треугольник прицела, скользящий по телу Амайи. Он отодвинул девушку за спину, выхватил из её руки бластшот и трижды выстрелил в полигональный шлем дройда. Падая, тот нажал на кнопку бластера, и смертельный луч едва не просверлил обоих насквозь, но Рэйдан толкнул девушку на землю и успел отскочить сам. – Они на заднем дворе, командор! – из окна второго этажа высунулся ещё один шлем в чёрном капюшоне. Рэйдан выстрелил в очередную мишень и помог девушке подняться: – Уходим! Амайя сомневалась и хотела бежать к парадной двери приюта: – А как же остальные? – Они пришли за нами, поверь! – не дожидаясь, пока за ними придёт новый дройд или сам командор, Рэйдан забрал бластер у разбитого дройда, схватил девушку за руку и потащил в город через двор, не разбирая дороги. В ушах стоял топот ног по мостовым, испуганный стук сердца и сбившееся дыхание Амайи. Беглецы петляли по узким улочкам, прыгали через забор с одного двора в другой и, спустя три квартала, укрылись под бетонной эстакадой в зарослях у ручья. Они сели на влажную землю, прижавшись спиной к опоре моста, и несколько минут молча просто дышали. Амайя посмотрела в ту сторону, откуда они только что прибежали, и сказала: – Так нельзя. Мы должны вернуться, – она тут же вскочила на ноги, но Рэйдан одёрнул её вниз. Тревога и адреналин, бегущие по венам, не давали ей трезво оценить положение, но он не мог позволить ей вновь подвергать себя опасности. – Хочешь вернуться прямиком в лапы Ройса? Давай! Уверен, он ждёт тебя. – Там Нико, Рози… Нельзя было их оставлять, – девушка смотрела на него взглядом, полным отчаяния. Мысль о розоволосой старушке и больном мальчишке червяком вгрызалась в душу Рэйдана ещё во время побега, но он не разрешил кормить в себе этот страх. Кодекс Улья предписывал действовать в интересах операции. Когда ты на чужой планете, пока ещё чужой, все сантименты, романтику и прочие личные эмоции нужно отбросить в сторону. Главным сейчас была жизнь Амайи. Она поможет найти Питера Кейко и получить доступ к проекту «Перерождение». Что значит жизнь бедной хозяйки приюта и семилетнего мальца в сравнении с миллионами человеческих жизней на его планете? Разум подсказывал, что он поступил правильно, но совесть вытаскивала из воспоминаний милый образ улыбающейся Рози. Амайя вскочила, снова порываясь уйти, но Рэйдан остановил её, прижав прикладом бластера к стенке. – Ами, послушай. Мне очень жаль Рози, но сейчас мы ничем не сможем ей помочь. Если был бы хоть один шанс раскрошить два десятка дройдов без человеческих жертв, я сделал бы это не раздумывая. Но шансов не было. Я просчитал. Она смотрела на него глазами, полными слёз: – А если они погибли? Рэйдан скорее прочитал по губам, чем услышал, что она сказала. – Когда мы уходили, с ними всё было в порядке, – ответил он. – Ты не можешь знать точно, – Амайя отвернулась. – Верь мне. Я бы почувствовал смерть. Амайя снова повернулась к нему и прищурилась: – Кто ты, Рэйдан? Хочешь, чтобы я доверяла тебе, тогда скажи правду. – Я не совсем обычный парень из пробирки, – Рэйдан даже сам удивился, как складно у него вышла не ложь, но почти что правда. – Хочешь помочь Рози и Нико? Выключай сопли и думай, где можно укрыться. Девушка кивнула, размазала по лицу остатки крысиной крови и смахнула слёзы: – Пойдём к Натте Гаап. Она должна нам помочь. – Напарники? – Рэйдан опустил приклад бластера, в надежде, что она угомонилась, и предложил ударить по рукам. Амайя кивнула и хлопнула по его ладони. Глава 7 Стараясь не привлекать внимания и не попадаться под объективы шароноидов, новоиспечённые напарники добрались до мастерской «Доспехи Бога». По пути Амайя рассказала, что сюда часто наведываются многие квесторы Тугрима – поправить экипировку и навести лоск. Поэтому, чтобы не рисковать, они постучались с чёрного хода. В бронированной двери открылась узкая смотровая щель, и Рэйдан крепче сжал рукоять бластера, который прятал под накидкой Амайи. – Натта, это Ами. Нам нужна твоя помощь. Щель резко захлопнулась, но ответа не последовало. – Подождём. Они должны узнать меня, – сказала девушка, но в голосе не слышалось уверенности. Спустя минуту ожидания Рэйдан начал терять надежду и терпение: – Глупо вот так здесь торчать. Через такую бронь они вряд ли что-то услышали. Он хотел было заглянуть в щель-глазок, но тяжёлая дверь распахнулась, едва не ударив его по носу. На улицу высунулась крепкая, коротко стриженая голова, со стальным подбородком вместо бороды. – Живо, – гаркнул суровый привратник. Амайя и Рэйдан, оглядевшись по сторонам, зашли внутрь. Продолжение крепкой головы оказалось андроидом, одна рука которого была покрыта полимерной кожей с блестящими татуировками, а вторая – обнажала эластичные серые мышцы и заканчивалась полировочной щёткой. Рэйдану было не по себе видеть так близко андроида с полуобнажённой плотью. Неотличимые от живых людей, они ничего не излучали в спектре, и он чувствовал себя рядом неуютно, как в морге с покойником. – Нам нужна Натта. Она здесь? – тихо спросила Амайя. – Натта сказала подождать. Сидите тихо. Суровый привратник удалился, и они остались одни в большой комнате без окон, заваленной всяким хламом. В ящиках и коробках лежали инструменты, детали, железные конечности, цветные банки. В воздухе стоял едкий химический запах, то ли краски, то ли растворителя. – Может, Рози уже предупредила? – Амайя присела на высокую жестяную бочку. В ответ Рэйдан только пожал плечами. Напоминание о том, что он бросил старушку одну, было для него неприятным. Он остановился у пятилитровой склянки, наполненной металлическими жуками, и постучал по стеклу пальцем, но те даже не шевельнулись. – Ами! Девочка моя! Это и вправду ты! – вытирая руки о тряпку, в комнату вошла женщина. На бритых висках мерцали круглые датчики, а на поясном ремне побрякивали инструменты. У неё было крепкое телосложение, а мышцы на руках играли не хуже, чем у Рэйдана. Сквозь полупрозрачные интерфейсные очки, тянувшиеся сплошным ободком от уха до уха, смотрели зелёные глаза. Не такие, как у Ройса, но всё же проницательные. На секунду он даже усомнился в том, что перед ним человек, но мощный энергетический спектр расставил всё по местам. Женщина заткнула тряпку в боковой карман спецовки и подняла на лоб очки: – Натта Гаап. Будем знакомы. – Рэйдан Сейджи Шин, – он ответил крепким рукопожатием. – А где Дени? – спросила Натта у Амайи. – Рози сказала, с тобой сбежал какой-то парнишка. – С ней всё в порядке? Как Нико? – Амайя вскочила со своего жестяного насеста. – Дени, это, наверно, я, – смущённо кашлянул Рэйдан. – Ну и в передрягу же вы попали, молодёжь, – Натта удивлённо выгнула брови и покачала головой. – Командор Ройс лично патрулирует все кварталы. Непонятно, как вы добрались до меня. – А он уже прикрутил себе новые руки? – Рэйдан не упустил случая намекнуть на вчерашнюю победу в стычке на площади, и Натта хитро сощурилась в ответ: – Ты что ли его покалечил? Рэйдан не ответил, но всем своим видом дал понять, что способен и на большее, если потребуется. – Нам не хватает таких парней в команде, – задумчиво произнесла полировщица. – Натта, что с Нико? Что произошло в приюте? – Амайя, так и не получившая чёткого ответа на свой вопрос, не унималась. Девушка теряла терпение, лицо её было взволнованным, брови практически сошлись у переносицы. Натта опустила глаза в пол, и по её молчанию Рэйдан понял, что случилось что-то серьёзное. – Нет! Я иду туда, – Амайя развернулась к двери. – Они забрали его в Грингольд, – остановила её Натта. – Доктор Аттикус вызвался его сопровождать. – Что? Как забрали? – Амайя вернулась и пнула ногой бочку. – Я знала, что нельзя его оставлять! – А я знал, что нельзя доверять Аттикусу, – в голову Рэйдана закралось подозрение. – Кто-нибудь ещё пострадал? – Арти ранен, но всё обошлось. Рози тоже досталось, но она крепче, чем кажется. – Они посмели бить старушку? – кулаки Рэйдана непроизвольно сжались, и теперь уже он был готов вернуться. – Рози не хотела отдавать Нико, и один из дройдов её вырубил, – Натта с опаской посмотрела на его кулаки. – Вам опасно оставаться в городе. – Мы и не собираемся оставаться, – Амайя посмотрела на него с видом, не принимающим возражений. – Мы едем в Грингольд. Нужно забрать у них Нико. – Я помогу выбраться из Тугрима, – Натта кивнула, – но для начала надо с вами чуть-чуть поработать. Она нажала кнопку, и одна из стен мастерской поднялась, открывая потайную комнату с тусклым жёлтым светом. Все трое пригнулись и шагнули вперёд, не дожидаясь, когда ставни поднимутся выше. – Нужно заменить твой чип, – сказала Натта. – Мне жаль, но придётся расстаться с фамилией Кейко. Рэйдан ещё не разбирался в классовом делении местного общества, но в очередной раз отметил, что отец Амайи был известным андро Грингольда. – Лучше быть свободным человеком, чем андрисс в розыске, – вздохнула Амайя и подставила плечо для укола обезболивающего. Полировщица усадила её на стул спиной к себе и сделала аккуратный надрез у основания шеи. Рэйдан почувствовал неприятные ощущения, которые испытала Амайя, и тоже поморщился. Натта извлекла щипцами тонкий имплантат и бросила его в банку с сотней таких же. Стёртые и забытые всеми личности звякнули и поглотили новенького. Затем женщина взяла чип-пистолет и вживила Амайе чистый имплант. – Теперь пора сделать что-то с внешностью, – она скептически посмотрела сначала на Рэйдана, потом на Ами. – Ориентировку на вас наверняка разослали всем квесторам, одной одеждой здесь не обойтись. Она села за стол в углу, включила полупрозрачный экран и открыла каталог популярных образов Andro’s Quarterly-2234. Мужчины на фотографиях Рэйдану не понравились. На Деусе никогда не уделяли большого внимания одежде. Ценилась функциональность, удобство и, конечно же, однотонность. Он не видел различий между картинками, на его вкус все были одеты примерно одинаково, но женщины отвергали один образ за другим, продолжая поиски. – Только не вздумайте набивать мне татуировки, – Рэйдан нахмурился. В его памяти ещё было свежо воспоминание, когда после очередной студенческой вечеринки он вернулся в казарму татуированный с ног до головы. Ему хотелось сохранить новенькое тело, выращенное на здешней орбите, нетронутым как можно дольше. – Ну ты же не андро, чтобы поменять твой стриженый скальп на косу до пояса за пятнадцать минут, придётся брать чем-то другим, – Натта строго посмотрела на него и продолжила листать образы. – Набьём времянку. Через месяц будешь как новенький, мистер Целомудрие. Вы должны выглядеть как приличные работающие люди Грингольда, а не как помоечные крысы Тугрима. Вот! – она ткнула пальцем на одну из картинок и посмотрела на Ами. – То, что нужно, – ответила она. – Я бы ещё волосы ему покрасила. Рэйдан вспомнил дурацкую голограмму на площади, которая предлагала изменить его до неузнаваемости, и фыркнул. – Давай ложись, феечки поколдуют над тобой, – Натта расстелила одноразовую пелёнку на кожаной кушетке, и Рэйдан послушно лёг. – Кофту снимай, – Натта принесла стеклянную банку с жучками. – Это ещё зачем? – буркнул он, но футболку снял. Больше, чем змей и гайотисов, он терпеть не мог жуков. – Украшать тебя будем, – улыбнулась полировщица и поставила банку у изголовья кушетки. Затем она взяла со стола планшет и провела по нему пальцами, от этого жучки проснулись и с неприятным стрекотом зашевелились. – Старайся не двигаться, а то всё смажешь, – не поднимая головы от экрана, попросила Натта. Жучки выползли из банки и защекотали лапками кожу Рэйдана. Насекомые ползали по лицу, рукам и животу, разбрызгивая микроскопические капли краски. Действуя как единый механизм, они рисовали узоры на его коже, которая только-только зажила после ожогов силового поля. – Мой знакомый в Грингольде сможет прописать в базе Илисы вам новые личности. Теперь Натта без стеснения разглядывала его голый торс, но в её взгляде скользило скорее любопытство и профессиональная оценка силовых качеств, а не женский интерес. Амайя же смущённо отвернулась. – Утренним экспрессом помчите в Грингольд. Это всё, что я могу для вас сделать. – Этого более чем достаточно, – отозвался Рэйдан. – Но мне нужна будет ваша ответная помощь, – добавила Натта. Теперь всё встало на свои места, Рэйдан ожидал подобную просьбу, ведь никто не бывает великодушен просто так. – Не вопрос, – сказал он, впиваясь ногтями в ладони. Ползание жучков по телу было безболезненным, но доставляло неприятные ощущения. – Нужно будет доставить в Грингольд одну посылочку. – А почему нельзя поручить её вот этим маленьким посыльным и сбросить их с меня? – Рэйдану ужасно хотелось чесаться и стряхнуть с себя весь этот муравейник. – Терпи, неженка, – хмыкнула Натта. – Пойдём, Ами, займёмся твоим преображением без посторонних глаз. Через несколько часов, после всех манипуляций, скептически настроенный Рэйдан подошёл к зеркалу. К его удивлению, выглядел он вполне сносно. Волосы отливали тёмно-синим, что было недалеко от его натурального оттенка, а замысловатые кольца на шее, выглядывающие из-под воротника, напоминали архитектурный план типичного здания на Деусе. Одежда была вполне удобной и неяркой, чего он больше всего опасался, а под длинной курткой можно было спрятать целый арсенал оружия, если таковой предоставят. Когда в комнату вернулась Амайя, он поначалу даже не узнал девушку. Высокая причёска и каблуки делали её почти одинакового роста с ним. Макияж был аккуратным, странным и геометрическим, поэтому узнать её под выбеленной маской было практически невозможно. Как и обещала полировщица, её знакомый в Грингольде внёс в базу новые личности. Теперь Амайю звали Амелия Гаап, и она якобы была племянницей Натты, а Рэйдан посчитал возможным оставить собственные имя и фамилию. Им предстояло изображать пару, которая отправилась на заработки в Грингольд. Ещё по пути в мастерскую Амайя намекнула Рэйдану, что это известное в городе помещение стало прибежищем местной оппозиции, но он всё равно был удивлён, с какой лёгкостью им организовали новые личности. – Вам не страшно заниматься такими вещами под носом у квесторов? – спросил он. – Говорят, к вам все квесторы Тугрима бегут, стоит только их чуть поцарапать. – Ну, не все, – улыбнулась Натта, – а только самые лучшие. У кого коинов хватает, – она немного помолчала и добавила: – Идеальнее не придумаешь. Под носом врага – самое укромное место. Рэйдан мысленно согласился, но решил, что не стоит пока доверять ей на все сто процентов. – Вы говорили, нужно доставить посылку, – напомнил Рэйдан. – Тяжёлый груз? – Пойдёмте, я всё покажу. Натта повела их вверх по лестнице, где над мастерской располагались комнаты хозяйки. Амайя споткнулась на ступеньках, но Рэйдан тут же подхватил её и уберёг от падения. – Так и ногу сломать недолго, – буркнул он. – Это я с непривычки, – Амайя вновь смутилась. – Давно уже каблуки не носила. Наверху так же сильно пахло краской, как и внизу. Рэйдан поморщился и пожалел хозяйку: круглосуточно дышать такой химией – не каждый справится. – Вот ваша посылка сопит, – Натта открыла дверь в маленькую спальню. Под колпаком кювеза лежал розовый сморщенный младенец. От удивления Рэйдан не знал, что сказать и даже подумать, и только перевёл взгляд сначала на Амайю, потом на полировщицу. Возня с младенцами не входила ни в один из его худших планов. Амайя выглядела не менее растерянной: её чёрные глаза, которые макияж сделал ещё более выразительными, стали огромными. Она приоткрыла рот, будто хотела что-то ответить, и захлопала ресницами, но ничего не сказала. Натта с откровенным удовольствием наблюдала за их реакцией и улыбалась. – Я на такое не подписываюсь, – замотал головой Рэйдан. – Бомбу, химию ядовитую, да хоть камень радиоактивный – пожалуйста. Но младенца – не повезу! – А если предположить, что внутри него бомба? – Натта ехидно сощурилась. Рэйдан хотел было что-то возразить, но тут Амайя почти взвизгнула от восторга: – Уии! Это же андрокид последней модели! – она подошла к стеклянному боксу и нагнулась, чтобы получше рассмотреть его. – Я даже не сразу заметила разницу. Какой он хорошенький. Ошеломлённый Рэйдан вдруг осознал, что перед ним не ребёнок, а высокотехнологичная кукла, которую он не сразу распознал. Излучения от синтетического маленького человечка не было, и Рэйдан напрягся, что в очередной раз чутьё деуса подводило его, в то время как Амайя оказалась более проницательной. Следом за Наттой он тоже подошёл к кювезу. Малыш имитировал сон и дыхание, иногда слегка вздрагивал или причмокивал язычком. – Он совсем как человеческий, – Амайя просунула руку в окошко и потрогала пухлую ручку. – Практически неотличимый, – подтвердила Натта. – Хочешь сказать, что он будет громко и без причины кричать всю дорогу? – настрой Рэйдана сразу стал скептическим. – Ну не до такой же степени, – ответила полировщица, – но подгузники менять придётся. – Ты сказала, что в нём взрывчатка, – Рэйдан всё ещё не понимал цели миссии. – Собираешься взорвать что-то? – В фигуральном смысле, – Натта понизила голос и вкрадчиво пояснила. – Провокационная бомба. Этот малыш будет передавать нам ценную информацию, если вы отдадите его в правильные руки. Словно услышав, что речь идёт о нём, андрокид потянулся во сне и раскинул ручки. – Пойдёмте вниз, не будем его будить, – шепнула Натта и вышла в коридор. – Для кого ты приготовила это чудо? – спросила Ами. По девушке было заметно, что она в восторге от младенца и даже немного повеселела, в то время как Рэйдан всё ещё чувствовал себя сбитым с толку. – Для андрисс Сары Александры, – ответила Натта. – О нет, серьёзно? Та самая Сара, которая была на августовской обложке «Золотого дамаска»? – Да. Жена Астона Мауреллиа, всеми уважаемого мерзавца, – Натта почти выплюнула последнее слово, и Рэйдан почувствовал сильные волнения в её спектре. – Но нас к ней не подпустят на бластшотный выстрел, – разочарованно протянула Амайя. – Поедете в одном вагоне, – Натта раскрыла план. – Она сама подойдёт. Журналистам запрещают писать об этом, но она давно слетела с катушек. Ей везде мерещится нерождённый малыш. Лучшие поведеньщики Грингольда не в состоянии ей помочь. – Вот это да, – Амайя выглядела очень возбуждённой. – У андрисс Дамасская сталь чайлд бзик. Кто бы мог подумать… Рэйдан без особого восторга дослушал инструкции поездки. Местные светские сплетни и щекотливые подробности из жизни знаменитостей его не интересовали. Согласно плану, младенец должен будет в нужный момент привлечь внимание и вызвать полный восторг Сары, а дальше они сторгуются с андрисс по цене, и чудесный мальчик-передатчик отправится прямиком в пентхаус Астона Мауреллиа, откуда будет транслировать запись всех разговоров. Рэйдан не стал уточнять, кто такой этот Астон – человек или андро – и почему так важно прослушивать его, но догадаться, что он имел особый статус и относился к правящим кругам мегаполиса, было несложно. – Есть надёжные люди в Грингольде, которые смогут нам помочь? – спросил Рэйдан. – За это не беспокойся, у меня есть такой человек, – ответила Ами. – Если вы доставите малыша в пентхаус андро Мауреллиа, наши покровители обеспечат вам безопасное укрытие, – пообещала Натта. Она предложила поспать оставшиеся до отправления два часа, но и Амайя, и Рэйдан, несмотря на смертельную усталость, отказались. В ожидании рассвета они сидели в гостиной Натты, где даже открытое настежь окно не могло выветрить едкий запах красок и лаков. Зябко кутаясь в плед, девушка пыталась поспать сидя, но ей не удавалось даже задремать. Она жаловалась на дурацкую причёску, которая не позволяла ей прилечь, но в действительности ей не давали покоя тревожные мысли, а внутреннее беспокойство передавалось деусу через спектр. – Не нужно было спускаться в подвал. Зачем мы ушли? – тихонько прошептала она. Как не хотелось это признавать, но девушка с оранжевым спектром начинала влиять на Рэйдана больше, чем ему того хотелось. – Ты бы всё равно не смогла им помочь. Не кори себя. Он стоял у шкафа и перебирал книги из небольшой домашней библиотеки Натты. Последний раз он видел подобные бумажные кирпичики в музее, куда их водили на уроках истории. Впервые в его руках оказался такой раритет, и вначале Рэйдан просто сосредоточился на ощущениях, перелистывая шуршащие страницы, а потом обратил внимание на содержание и за полчаса прочёл несколько фолиантов. Когда в комнату вошла Натта с андрокидом на руках, он дочитывал книгу «История освобождения. Воспоминания современников Адель», в которой подробно описывались причины восстания андроидов 2164 года, борьба за равноправие и последовавший переворот. Равноправия, как уже успел понять Рэйдан, не получилось. Последствия революции везде одни и те же: угнетённые и угнетатели меняются местами, а классовое неравенство, может, и сглаживается, но не устраняется до конца. Он отметил для себя, что авторы упоминали смерть Адель как-то вскользь, будто пытались скрыть нелицеприятный факт, который бросил бы пятно на репутацию Великой освободительницы. Но одно он понял точно – важной причиной победы андроидов стала пандемия вируса HT-217, уничтожившая добрую половину человечества. И пока вторая половина хоронила близких, имея в арсенале защиты только собственный иммунитет, андроиды пришли к власти. Заканчивалась книга длинным списком фамилий андро, которые были награждены орденами за особые заслуги в ходе восстания. В этом списке фамилия Кейко упоминалась неоднократно, и теперь Рэйдан понял, что для Амайи означал отказ от неё. – Пора, – кивнула Натта. – Можешь взять с собой в маглев, если хочешь. – Спасибо, но я уже дочитал, – Рэйдан захлопнул книгу и вернул на место. Где-то на пятидесятой странице он начал сочувствовать угнетённым андро и даже счёл многие расправы того времени справедливыми, но история сделала очередной виток, и вместо равновесия мир вернулся к старому порядку, просто поменяв две расы местами. Внизу Натта положила маленького андро в коляску и сдвинула над ним защитный пузырчатый капюшон: – Я не могу проводить вас до станции, но Грига пойдёт следом – на случай, если квесторы вздумают докопаться. – А где мой бластер? – Рэйдан оглядел мастерскую в поисках оружия. – Его придётся оставить. На вокзале кругом камеры и детекторы – нельзя, чтобы вас остановили на досмотре. Крепкий андро, который вчера встречал их у ворот, молча полировал и без того гладкий металлический подбородок. Теперь Рэйдан знал, что таких, как Грига, называли полуфабрикатами и правовой статус у них был даже ниже, чем у человека. Но права их не сильно заботили, так как по своей конструкции они были примитивны и созданы для простых работ. – Подождите минутку, – Рэйдан вспомнил об одной вещи. Он быстро оглядел комнату, схватил отвёртку со стеллажа и придвинул стакан. Сжав зубы, он полоснул по запястью, и по стеклянным стенкам полилась густая вишнёвая струя. – Ты что творишь? – Натта и Амайя непонимающе смотрели на происходящее. – Это для Рози, – невозмутимо ответил Рэйдан. – Отвезите ей кровь и скажите, что Дени передал. Она быстро поправится. – Ну, может, стоило хоть пакет для заморозки взять? – Натта брезгливо поморщилась. – Обеззаразить там… – Главное, чтобы кровь доставлял человек, – Рэйдан был непреклонен. – Переливание эффективнее, но хотя бы так. Натта удивлённо выгнула брови, что можно было интерпретировать как «чокнутый». Амайя сделала вид, что ничего сверхъестественного не произошло, но в уголке её глаз вновь вспыхнула искорка недоверия. Рэйдан наполнил стакан и перевязал запястье силиконовым жгутом из арсенала мастерской. Рана должна будет затянуться ещё до того, как они сядут в поезд. Амайя вывезла коляску с андрокидом на улицу, и Рэйдан вышел следом. Они быстро шагали по ещё сонным улицам, тишину которых нарушал только цокот каблуков Амайи и мерное жужжание редких, пролетающих мимо шароноидов. Безмолвный Грига шёл за ними, придерживаясь дистанции в пять – десять метров. После душной мастерской глоток свежего утреннего воздуха бодрил лучше, чем кофе. Рэйдан внезапно почувствовал себя легко и даже забавно, когда представил, как выглядит их компания со стороны. Как выпускник академии, он был готов к разным сценариям высадки на чужую планету, но даже в самом безумном сне ему не представлялось, что придётся изображать молодого отца и катить перед собой коляску с мирно спящим андрокидом. Из этого получится отличная байка, и Ханна будет до слёз гоготать от смеха, когда он вернётся на Деус. Если вернётся… Глава 8 Городской вокзал Тугрима даже в утренние часы гудел как пчелиный улей. Неуклюжие автополомойщики полировали и без того чистый пол, то и дело норовя задеть щётками ноги сонных пассажиров. Маскировка сработала отлично – их пара не привлекала лишнего внимания, а все патрульные рамки и досмотры, благодаря коляске с младенцем, они прошли быстро. На платформе было оживлённо, люди зябко поёживались, как нахохлившиеся голуби, андро гордо не замечали утренней прохлады. Белоснежный маглев готовился унести путников в Грингольд, скользя на магнитной подушке на сверхзвуковой скорости, сравнимой с планолётом. Пёстрая публика рассаживалась по вагонам, оставляя в воздухе смешанный запах духов, кофе и дымных паров всех мыслимых и немыслимых ароматов. Перед самой посадкой Рэйдан заметил, что их провожатый вдруг засуетился и стал пробираться сквозь толпу к зданию вокзала. Он оглядел всех пассажиров на перроне и вдалеке заметил высокую чёрную фигуру с огненной шевелюрой. – Командор Ройс! – крикнул Грига, привлекая внимание. Рэйдан схватил Амайю под локоть и шепнул в ухо: – Ройс здесь. Только не оборачивайся, веди себя естественно. Амайя отдёрнула руку и нахмурилась: – А я что делаю? Это ты паникуешь раньше времени. Словно повинуясь законам подлости, младенец в коляске расплакался. «Только не сейчас», – мысленно взмолился Рэйдан и посмотрел туда, где Грига беседовал с командором. Он сфокусировал слух на их разговоре, в то время как Амайя одной рукой укачивала орущего ребёнка, а другой ковырялась в сумке. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mira-yanina/homo-deus-andro-66109536/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.