Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Этика и психология науки. Дополнительные главы курса истории и философии науки. Учебное пособие

Этика и психология науки. Дополнительные главы курса истории и философии науки. Учебное пособие
Этика и психология науки. Дополнительные главы курса истории и философии науки. Учебное пособие Сергей Павлович Щавелёв Учебное пособие отвечает введённому с 2005 г. Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки России экзамену кандидатского минимума по истории и философии науки, соответствующим типовым программам (М., 2004). Специально рассматривается широкий спектр вопросов психологии научного творчества, этических канонов и реальных нравов в сообществе учёных, многие вечные коллизии и новейшие проблемы на пути к обретению истины в естествознании, гуманитарии и медицине; состояние и перспективы российской науки. Учтена специфика организации и применения результатов научных исследований в области здравоохранения, медицины и фармации. Для всех, кто интересуется миром науки, его прошлым, настоящим и будущим; в особенности для студентов старших курсов, аспирантов и соискателей учёной степени, их преподавателей и научных руководителей. Сергей Павлович Щавелёв Этика и психология науки. Дополнительные главы курса истории и философии науки Рецензенты напутствуют читателей пособия[1 - По ряду объективных и субъективных причин многие важные условия академического и учебного книгоиздания в постсоветской России заметно выродились. Редакторов и, особенно, рецензентов учебников и монографий сплошь и рядом обозначают формально, «для галочки», а то и обходятся без них вовсе. Поэтому автор настоящего пособия обратился с просьбой к его рецензентам сформулировать свои впечатления от знакомства с ним и поместил их отзывы перед своим текстом – как варианты подготовки читателей к его освоению.] Актуальность антропологии науки Доктор философских наук, член-корреспондент РАН И.Т. Касавин[2 - Илья Теодорович Касавин – доктор философских наук, член-корреспондент РАН, заведующий сектором социальной эпистемологии Института философии РАН (Москва), главный редактор журнала «Эпистемология и философия науки»; составитель и главный редактор «Энциклопедии эпистемологии и философии науки» (М, 2009).] (Институт философии РАН) Основная идея данной книги, которая, несомненно, будет с интересом встречена довольно широким кругом читателей, состоит, как мне представляется, в подчёркивании антропологического измерения науки, научной деятельности, коммуникации и собственно познавательных актов. Попросту говоря, Сергей Павлович делает своим предметом обстоятельство, которое в течение долгого времени оставалось на периферии эпистемологических и науковедческих исследований: в науке работают не какие-то особенные «учёные», а ЛЮДИ – со всеми своими достоинствами и недостатками. Очеловечивание образа учёного, отказ от отождествления науки и истинного научного знания своим следствием имеют призыв к реальной ответственности учёного за сделанную, а порой и сознательно не сделанную по каким-то причинам работу. Ведь только настоящий, а следовательно, в чём-то несовершенный человек, неизбежно время от времени ошибающийся и переживающий свои ошибки, в идеале как-то преодолевающий их, способен усмотреть моральную проблему и воспринять этическую аргументацию в пользу того или иного способа её решения. Но во взгляде на науку сквозь призму морали и эмпирически данного сознания заложена ещё одна возможность, а именно – пересмотра самого статуса ЛОГИКИ НАУКИ как подлинного предмета современной эпистемологии. Этика и психология науки, принятые всерьёз, заставляют расстаться с иллюзиями абстрактной объективности познающего субъекта. Они требуют подходить и к самому познавательному процессу с теми же критериями и уделять ошибкам и заблуждениям то же внимание, что и общепринятым научным результатам, претендующим на истинность. Итак, в предлагаемом читателю тексте учёный едва ли не впервые в отечественной научно-учебной литературе низводится из своей «башни слоновой кости» на грешную землю; и одновременно наука становится более понятной и доступной, а в перспективе – и практичной с точки зрения реализации своих инновационных идей. Книга профессора С.П. Щавелёва вносит заметный вклад в осознание этого процесса. 1 ноября 2009 г. Москва. Задание читателю Заслуженный деятель науки России, профессор Л.Т. Хроленко[3 - Александр Тимофеевич Хроленко – доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, заведующий кафедрой русского языка Курского государственного университета. Член совета по фольклору РАН, этнолингвистической комиссии при Международном комитете славистов. Составитель энциклопедического словаря языка русского фольклора, соавтор сопоставительного словаря «И.Ф. Тютчев и А.А. Фет», многих других т. п. монографических, учебных и справочных изданий.](Курский государственный университет) «Зная, как привольно, свободно и радостно живётся в научной области, невольно желаешь, чтобы в неё вошли многие».     Д.И. Менделеев. «Основы химии». Не скрою, что автор этих слов, профессиональный филолог, с симпатией относится к вузовской учебной дисциплине, именуемой «История и философия науки», и жалеет, что ему в аспирантские годы не довелось основательно изучить и сдать экзаменом эту весьма полезную молодому гуманитарию, да, наверное, и естественнику дисциплину. В зрелом возрасте, разрабатывая курсы лекций для магистрантов от филологии по истории, проблематике и методологии науки о слове, с большим интересом изучил пособие группы авторов (Джегутанов Б.К, Стрельченко В.К, Балахонский В.В., Хон Г.Н. История и философия науки. Учебное пособие для аспирантов. СПб., «Питер», 2006. 368 с). Не прошли мимо моего внимания и другие учебные книги по означенной дисциплине. В них профессионально и обстоятельно обсуждалось большинство вопросов философского и науковедческого характера, но что касается раздела «Наука, мораль, нравственность», то он на фоне других казался неким довеском, хотя и обязательным, которому не повезло. Почему? Ответить на этот вопрос можно только после прочтения книги, которую читатель сейчас держит в руках. Рефлексия о научном знании складывается из двух частей – что такое наука и кто такой учёный? Думается, что толково объяснить, что такое наука, какова таксономия наук, научная парадигма и научная революция, вненаучное и псевдонаучное знание и т. п. вопросы, относительно легко, поскольку речь идёт о вещах определённых, объективно существующих и академически осмысленных и принятых. Что касается рассказа об этике и психологии науки, то это уже искусство. С одной стороны, налицо кажущаяся простота: подбирай примеры, выстраивай из них нарратив и предъявляй полученное читателю. С другой, читателя убедить трудно, ибо к каждому примеру и каждому тезису можно без труда подобрать контрпример и контртезис, и убедительности как не бывало. Академику Д.С. Лихачёву принадлежит грустное замечание о том, что знакомство с сотрудниками литературоведческих учреждений убеждает его в том, что литература никого и ничему не учит. Профессор Сергей Павлович Щавелёв предложил свою академическую версию знаменитого «Что такое хорошо и что такое плохо?», только не везде, а именно в науке. Право на это автор книги имеет, поскольку рассказ об этике и психологии науки ведёт человек, в науке состоявшийся. Не так уж много тех, у кого две докторские степени. С.П. Щавелёв – один из них. К степени доктора философии он прибавил степень доктора исторических наук. В каждую из двух областей знания им внесён заметный вклад. Шестнадцать монографий по философии и по истории; пять учебных пособий для высшей медицинской школы; бездна статей в журналах, альманахах и энциклопедиях; несколько разделов в сборниках научных трудов; публикации, популяризирующие науку в средствах массовой коммуникации. Каждой его работе присущи въедливость ищущей мысли и живость языка, излагающего найденное и понятое. Господь наделил С.П. пытливым умом и великолепным чувством языка. Общаясь с С.П., не раз признавался собеседнику в своей зависти к его умению точно, остроумно и красиво излагать продуманное. Свою мысль С.П. умеет оперить стихотворной строкой из настоящей поэзии. Кажется, нет такой академической темы, для которой у него не нашлось бы неожиданного и глубокого эпиграфа. В разделе «Об авторе» с изумлением прочитал, что в печати находится сборник С.П. Щавелёва (псевдоним Сергей Раменский) 1970-х – 2000-х гг. «Эпиграфы». Неожиданно как факт и ожидаемо как суть. Так вот где секрет изящества изложения сухих рациональных мыслей! Секрет книги в том, что её текст двуслоен. Первый слой – это собственно повествование – умное, энциклопедически содержательное и весьма увлекательное. Второй слой – это то, на чём основывается филологическая герменевтика – образ самого автора книги, складывающийся из отбора и выстраивания материала, из смысла и коннотации избираемых слов, из явных и неявных оценок того, о чём пишется. Первый слой учит, а второй влечёт. Глубокоуважаемый читатель, позвольте предложить вам филологическое задание по тексту этого пособия – вопрос, каким человеком представляется вам доктор философии и истории Сергей Павлович Щавелёв, и в чём образ автора не совпадает с его рекомендациями относительно этики и психологии науки?.. 12 ноября 2009 г. Курск. Нейтральна ли наука этически? Кандидат философских наук, доцент Д.П. Кузнецов[4 - Дмитрий Петрович Кузнецов – кандидат философских наук, доцент кафедры философии Курского государственного медицинского университета. Специалист по истории русской философии, философии медицины и биоэтике.] (Курский государственный медицинский университет) Этическая проблематика науки имеет свою долгую историю, которая, впрочем, не привела к сколько-нибудь однозначным выводам[5 - Один из самых обстоятельных обзоров этой темы: Лейси X. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / Пер. с англ. М., 2001.]. Одна из ведущих российских науковедов – Елена Аркадьевна Мамчур, заведующая сектором философии естествознания Института философии РАН, в своей последней по времени публикации книге[6 - См.: Мамчур Е.А. Образы науки в современной культуре. М., 2008.] в очередной раз обсуждает вопрос о том, насколько наука свободна от ценностей жизни и культуры, или же она нагружена ими? У неё получается, что этические принципы научного познания неизбежно в чём-то меняются от века к веку, но при этом загадочным образом в чём-то остаются неизменными… Как и вообще обстоит дело с декларируемой в социуме этикой и реальной моралью, внутринаучные нравы всегда пестры, даже контрастны. Один учёный честный, а другой обманщик; один совершает свои открытия бескорыстно, а другой всё время держит в уме возможный гонорар за него же; один отрывается от занятий наукой – для того, чтобы трогательно заботиться о членах своей семьи, а в меру сил и о многих других обездоленных и несчастных современниках; ну и т. п. А ко всему прочему, эти все и т. п. плюсы и минусы в нравственном облике учёного исследователя сплошь и рядом сочетаются в биографии одних и тех же коллег, причём как рядовых, так и широко известных в общественном мнении. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-schavelev/etika-i-psihologiya-nauki-dopolnitelnye-glavy-kursa-istorii-i-filosofii-nauki-uchebnoe-posobie/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 По ряду объективных и субъективных причин многие важные условия академического и учебного книгоиздания в постсоветской России заметно выродились. Редакторов и, особенно, рецензентов учебников и монографий сплошь и рядом обозначают формально, «для галочки», а то и обходятся без них вовсе. Поэтому автор настоящего пособия обратился с просьбой к его рецензентам сформулировать свои впечатления от знакомства с ним и поместил их отзывы перед своим текстом – как варианты подготовки читателей к его освоению. 2 Илья Теодорович Касавин – доктор философских наук, член-корреспондент РАН, заведующий сектором социальной эпистемологии Института философии РАН (Москва), главный редактор журнала «Эпистемология и философия науки»; составитель и главный редактор «Энциклопедии эпистемологии и философии науки» (М, 2009). 3 Александр Тимофеевич Хроленко – доктор филологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, заведующий кафедрой русского языка Курского государственного университета. Член совета по фольклору РАН, этнолингвистической комиссии при Международном комитете славистов. Составитель энциклопедического словаря языка русского фольклора, соавтор сопоставительного словаря «И.Ф. Тютчев и А.А. Фет», многих других т. п. монографических, учебных и справочных изданий. 4 Дмитрий Петрович Кузнецов – кандидат философских наук, доцент кафедры философии Курского государственного медицинского университета. Специалист по истории русской философии, философии медицины и биоэтике. 5 Один из самых обстоятельных обзоров этой темы: Лейси X. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание / Пер. с англ. М., 2001. 6 См.: Мамчур Е.А. Образы науки в современной культуре. М., 2008.