Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Сердце ангела Ангелина Андреевна Бикбулатова Влад и Раду Цепеш не понаслышке знали об истории и событиях в своем городе за последние пять веков. Проклятье, наложенное на них, не позволяло умереть, не позволяло состариться. Но они не были огорчены из-за этого. Ведь это помогало встретить ее, ту, из-за которой они стали вампирами. И в этой жизни им хотелось лишь спасти любимую, чтобы та смогла обрести покой. Ангелина Бикбулатова Сердце ангела Пролог Румыния Город Сигишоара Наши дни Влад и Раду Цепеш не понаслышке знали об истории и событиях в своем городе за последние пять веков. Проклятье, наложенное на них, не позволяло умереть, не позволяло состариться. Но, они не были огорчены из-за этого. Ведь это помогало встретить ее, ту, из-за которой они стали вампирами. Любовь к девушке сломила их, сделала уязвимым, но в, то, же время помогала идти дальше, не позволяя давать слабину. Сотни лет они искали свою возлюбленную, но каждый раз находили лишь ее бездыханное тело. Чары, наложенные на девушку, перерождали ее каждый раз, когда наступала смерть. После кончины любимой, они возвращались в свой родной город, где проживали последующие двадцать лет. Этого хватало, чтобы девушка возродилась и повзрослела. Да и больше они не могли жить на одном месте, ведь окружающие люди стали бы замечать братьев, которые не старели годами. Ссылаясь на переезд, они уезжали на поиски. Примерно, каждый раз на это уходило от пяти до пятнадцати лет. Кругосветное путешествие длинною в года, они заглядывали в каждый городок, в каждый дом, но в итоге история оставалась прежней. Они заставали, как девушку сжигали на костре, как ее сбивала машина, как казнили. Смертей было столько, что братья уже были готовы к следующему разу. – Влад, время пришло уже два года назад, но мы не уезжаем из города. Может, в конце концов, объяснишься? – Раду склонился над письменным столом, за которым сидел его брат. Но тот никак не среагировав на вопрос, продолжил подписывать бумаги, – Влад! – голос младшего Цепеша перешел на крик, и он наконец-то смог добиться внимания. – Я никуда не поеду, – тихо ответил старший брат. – В смысле?! Ты сейчас вообще серьезно?! – крик продолжил срываться с губ Раду, но вскоре его голос смягчился, – Она ведь умрет… Влад внимательно посмотрел на брата, будто пытался разглядеть его истинные чувства, – Я не думал, что тебе есть до этого дело, судя по последним годам твоего отдыха. – Что ты имеешь в виду? Я люблю ее, – голос Раду звучал решительно, но у Влада его слова вызвали лишь улыбку. Последнее время Раду пытался забыться и выбрал для этого не самый лучший способ. Каждый день он предпочитал проводить свое время в обществе самых разных дам. Но, ни разу за все время, люди не видели его с одной и той, же более одного раза. Про таких парней говорят «Меняет женщин, как перчатки». – Судя по всему, это тебе все равно на нее, а не мне, – сухо произнес Раду, будто пытался оправдать свои поступки, – Это ты бросаешь ее на произвол! Обрекаешь ее на верную смерть! Но, Влад себя оправдывать не стремился. Не сказав ни слова, он встал из-за своего стола и, слегка разглаживая мятые складки своего костюма, направился в сторону большого окна. Время от времени, он любил наблюдать за оживленным городом, сквозь стеклянную завесу. Из его офиса открывался прекраснейший вид. Одна из привилегий главы компании, он мог выбрать для своего кабинета любое помещение и без малейших колебаний выбрал это, именно из-за открывающегося вида. Родной город помогал ему разложить все мысли по полочкам, когда сам он этого сделать уже не мог. Он задумался, почему брат не видит его чувств к этой девушке, возможно, он их слишком хорошо скрывает. Влад и сам до конца не мог понять, когда успел так полюбить ее, когда успел влюбиться в девушку, от которой был так без ума его брат. Но открыто сказать о своих чувствах Раду, он так и не смог. Брат был для него самым важным человеком, за которого он бы не думая, отдал свою жизнь. И смотреть, как тот, кого ты защищал с рождения, страдает от безответной любви, для него не составляло счастья, не говоря о том, чтобы признаться, что и сам влюблен в эту же девушку. – Я останусь в городе, – спокойно начал Влад, не отворачивая своего взгляда от шумного города, – У меня какое-то странное предчувствие. – Предчувствие? – коротко переспросил Раду. – Я только прошу подождать еще пару месяцев. А потом…, потом мы поедем, куда скажешь, – взгляд Влада, наконец, оторвался от запылившегося окна и перепрыгнул на брата, – Я не брошу тебя. Раду нерешительно встретился с ним взглядом. Для него было чуждым видеть брата в таком свете, когда он не боялся открыться, не боялся показать свою слабость. Влад всегда был слишком закрыт и слишком горд, чтобы рассказывать о своих истинных чувствах. – Как скажешь, брат, – процедил Раду, – Домой поедешь? – Нет. Я хочу заскочить в ресторан. Процент от продаж упал вдвое. Было бы правильным самому это все проверить, а не сваливать в очередной раз на Монику. – Тогда я поехал. Увидимся. – Увидимся, брат. Раду выскочил из кабинета, не успел Влад даже закончить свою фразу. – Добрый вечер, Мистер Цепеш, – чуть заикаясь, проговорила молодая девушка – администратор, – Не думали Вас сегодня увидеть. – Я так сказать с не планируемой проверкой, – серьезный тон Влада, заставил особу поежиться, на, что молодой человек, несомненно, обратил внимание. – Да вы не волнуйтесь. Администраторов в городе много, если, что найду другого, – Влад бросил на побледневшую девушку острый взгляд. На секунду ему показалось, что она вот-вот упадет в обморок. – Прошу Вас, – пересилив страх, сказала администратор и показала руками в сторону зала. Людей в заведение было пруд пруди. На какое-то мгновение Влад даже подумал, что зря приехал. Оркестр играл приятную мелодию, пары весело танцевали прямо в середине зала, официанты тоже грамотно выполняли свою работу, носясь по залу с подносами. – Работайте. Я посижу за столиком, где-нибудь с краю, – проговорил Влад, бросая короткий взгляд на сопровождающего его подчиненного. – Могу Вам предложить присесть за баром. Сегодня у нас работает новый бармен. В конце вечера он проведет не большую программу или, как он ее назвал, «Цирк коктейлей», – с улыбкой сказала девушка и тут, же указала в сторону барной стойки, за которой стоял молодой юноша. – Благодарю. Не плохая идея, – предельно серьезно, чтобы не давать персоналу слабины, сказал Влад. Но для администратора его слова звучали, как мелодия, счастливая улыбка расползлась на ее лице. Бармен и вправду показался достаточно грамотным работником. Он ловко смешивал напитки, изобретая прямо на ходу коктейли, вкусы которых не были знакомы даже Владу, а он попробовал в свои годы их не мало. За работой этого парнишке, хозяину заведения наблюдать было за радость. В голове Влада, даже мелькнула мысль, что бар сможет поднять выручку в этом квартале больше, чем кухня. – Простите, Сэр, – неловко перебила размышления своего работодателя администратор, – Вас ждет повар. Он приготовил для Вас блюдо дня. Влад, молча, поднялся со стола и направился в сторону кухни. Прямо на входе, его встретили его сотрудники, в белых халатах и колпаках. Они практически преклонялись перед своим хозяином, что вызвало отвращение у Влада. Он одобрял более простые отношения в работе и ненавидел подхалимов. На рабочих столешницах стояло множество готовых блюд, казалось, они приготовили все, что было в меню. – Благодарю, Вас Господа, но я не голоден. А все, что вы наготовили, я прошу отнести посетителям, – грозным тоном начал Влад, – Вы должны так работать для них, а не для меня. – Но, Сэр, – перебила его администратор, – Они хотели показать Вам свои навыки. Влад лишь бросил на нее малозначимый взгляд и устремил все внимание на поваров, – Вы приняты в мой ресторан, чтобы радовать посетителей, а не меня. Когда вы поймете значимость работы повара, тогда это заведение будет процветать. А, если кто-то не поймет, то простите, мы с Вами будем прощаться, – сделав акцент на последнем слове, Влад поспешно покинул кухню. Перед парнем открылся весь вид, на то, что создавалось годами, десятилетиями. Он не мог понять лишь одно, когда незнакомцы перестали считать друг друга за людей, когда эти бумажные купюры стали решать все в этом мире, а главное, почему ценности менялись, но казалось, что они обесценивались. Влад двинулся в сторону стойки, за которой сидел десять минут назад. Это место ему казалось единственным, которое заставляло его посетителей улыбаться. Нет, не из-за подбадривающего алкоголя, а от управляющего им. Казалось, тот молодой паренек за стойкой, единственный кто не потерял себя в этой жизни и не продался за бумажки, которые все провозглашают деньгами. С каждым шагом толпа редела, а бар все лучше открывал обзор на себя. Влад не много с горечью выдохнул, обнаружив, что его место уже занято, но поняв кем, замер. Казалось, его мышцы оцепенели и никогда уже не начнут работать, шаг замедлился к нулю. Он разглядывал ее, ту брюнетку, сидящую на его месте, пытаясь внушить себе, что это лишь мираж, это просто не могла быть она. Столько лет они гнались за ней, искали ее, но стоило прекратить поиски, как вот она сидит в твоем заведение. – Элизабет, – тихо, слышно лишь саму себе, прошептал Влад. Его взгляд пронесся по ней, будто до сих пор он думал, что она исчезнет. Она была прекрасна, как никогда. А благодаря современной моде и открытому платью, он смог оценить и новые для его взора участки ее тело, – Но как? Глава 1 «Добро пожаловать» Румыния Город Сигишоара Наши дни Как меня занесло в этот город? Понятия не имею. Возможно, чрезмерное любопытство, или просто хотелось сбежать от прежней жизни. В общем, после того, как накануне свадьбы, я застукала своего жениха с другой, мне не хотелось больше находиться на Родине. Косые взгляды знакомых и вечные наставления родных сводили с ума. Да, и вдохновения для работы я больше не находила. Раньше меня воодушевляли красоты родной земли, идеи приходили сами, а рука просто брала кисть и творила. Но потом все померкло, стало каким-то серым, пресным. И дело даже не в измене (я давно решила, что это просто не мой человек), а в том, что жизнь теряет свои краски, когда окружающие люди перестают в тебя верить, особенно самые близкие. Родители считают мои работы бездарными, и когда появился шанс выдать меня за богатенького сына их знакомых, они, конечно же, решили им воспользовались, думая, что этим устраивают мою жизнь. И, как понимаете, глупо винить этого парня в том, что он просто меня не любил, я и сама-то не питала к нему каких-либо чувств, кроме безразличия. Брак по расчёту, если быть краткой. Да и если сравнивать меня с девушкой, разрушавшей мой брак, я ничем не выделяюсь. Если бы вы встретили меня на улице, не думаю, что обратили бы на меня внимание. Мой рост составляет всего 165 сантиметров, а мой вес 47 килограмм. Но, несмотря на миниатюрность, мое тело в отличной форме, отчасти благодаря спорту, которому я уделяю немало времени. Черты лица тоже вполне не примечательны: слегка курносый нос, большие кари глаза, чуть заостренный подбородок, тонкие губы (ну если сравнивать с современной модой). Чем меня не обделила природа, так это густыми каштанового цвета волосами. С детства мать запрещала мне стричься, лишь сама подравнивала мне кончики, поэтому сейчас их длина доходила до копчика. От природы они вились при любом контакте с водой, поэтому пытаясь избежать катастрофы на голове, я предпочитала завязывать их в пучок. Помимо живописи, я любила лишь читать, причем классику в оригинале. А благодаря хорошей памяти, я могу процитировать прочитанный текст по памяти, хоть весь том. Я люблю старую литературу и в тот же момент ненавижу ее. Возможно потому, что женщины тогда считались существами неспособными к рациональному мышлению, – и это мнение разделяли как мужчины, так и они сами. Сексуальная жизнь велась только в браке и являлась чем-то священным и обязывающим женщин продолжать род человеческий. Не то чтобы я являюсь сторонником распутности, но и не считаю правильным использовать женщин как сосуд для своего наследника. Так же мужчины тогда считали, что женщины не способны понять искусство и живопись, и уж тем более не могут быть гениями. Но отчасти это потому, что женщинам не давали развиваться в какой-то сфере. Их жизнь начиналась и заканчивалась на ведение хозяйства и воспитание детей. И как бы это не звучало, я счастлива, что родилась именно в наше время, когда женщина, наконец, может стать кем захочет и может развивать себя в выбранной области. Больше всего в этой жизни я желала найти кого-то, кто понял бы меня, кто бы разделил со мной интересующие меня темы, с кем можно было бы обсудить не только погоду, но и настоящие вещи, такие как живопись или жизнь. Все лето, после расторжения помолвки, мои соседи разносили по городу дурные слухи обо мне. Не то, чтобы меня это сильно беспокоило, но приятного в этом мало. Дошло дело до того, что люди настолько начали верить в свое вранье, что перестали считать меня за человека. Эти слухи служили напоминанием того, что мир изменился, люди стали корыстнее и все в целом изменилось до неузнаваемости, с тех пор как я перестала быть ребенком. Неделю назад мне позвонила моя подруга Рейчел. Оказывается, пока моя жизнь катилась по наклонной в бездну одиночества и ненужности, её – активно устремлялась ввысь, на пик идеальной жизни. Она устроилась на работу, о которой мечтала долгие годы, в тайне ото всех помолвилась с чудесным (по её словам) человеком. Они купили роскошный особняк с подъездными аллеями, мягкими лужайками, великолепным садом и шикарным бассейном. Свадьба, на которую меня пригласили, была назначена на конец сентября. У меня есть пару недель, чтобы проникнуть в атмосферу этого загадочного места. Кто знает, может и я в этом городе смогу обрести счастье. И, в это самое мгновение, я осознала, что напугана. Неведомый инстинкт, зародившийся в доисторические времена, приказывал мне спасаться бегством из этого города. Позавчера, когда мы с мамой обсуждали мое будущее, у меня возникло невероятно странное чувство. Мать твердила мне, что если я не открою свое сердце, в нем никогда не найдется места для любви. Но мое сердце, будто уже полное, казалось, в него не поместиться уже не один человек. Кто же в моем сердце? В этом то и загвоздка… я понятия не имею. Но знаю точно, что любви я не хочу. И даже когда я убедила себя, что в моем сердце никого нет, странное ощущение не покинуло меня. Погода в день моего прибытия была переменчивой. Буквально минуту назад лил проливной дождь. Но, как только я вышла из дверей аэропорта, кокетливое солнце подмигнуло мне сквозь тучи. Стало так тепло… И я говорю не про физическое, а душевное тепло. Воодушевленная такой встречей, я решила прогуляться до дома Рейчел пешком. Не хотелось её тревожить, поэтому время прилёта я ей не сообщила. Тем более прилетела я налегке. Огромные сумки с одеждой и нарядами были не по мне, достаточно было лишь пары сменных футболок, брюк и сменного белья. Остальное место в моем рюкзаке занимали краски с холстами и фотик, чтобы запечатлеть, что-то на скорую руку. Ведь вдохновение приходит незваным гостем, и не всегда есть возможность сделать малейший набросок, не говоря о деталях предстоящей работы. Именно в такие моменты в дело шёл мой старый друг – фотоаппарат. Это, кстати, был последний подарок Рейчел, который она мне вручила в день своего переезда в Румынию, поэтому он был мне особенно дорог. Порывистый ветер закручивал мои и без того растрепанные волосы, создавая причёску а-ля «воронье гнездо». Штанины джинсов моментом покрылись капельками грязи, летевшие в разные стороны при каждом шаге и от проезжавших мимо машин. Туристы, прилетевшие со мной на одном рейсе, шли позади меня, разочарованные непогодой и тусклыми красками. Моя широкая улыбка, обращенная к ним, заставила их остановиться. Недоумевая, они смотрели на меня, недовольно изогнув брови. Но мое настроение не мог испортить, ни один человек в мире, ведь мне предстояла длительная прогулка по одному из самых древних городов, который так манил меня с самого детства. Желающих приобрести мои работы было не много, поэтому такое путешествие было мне не по карману. Перелет полностью оплачивала Рейчел, согласившись на условия, что вскоре я с ней рассчитаюсь. Сигишоара располагается в одном из самых загадочных мест в Трансильвании, которое имеет тысячелетнюю историю. Изначально город строился как средневековая крепость и назывался Шенбург. Как и по всей территории Трансильвании, население городка постоянно обновлялось немцами, румынами и венграми. Именно поэтому, глядя на коренных жителей, было сложно понять, представителями какой нации они являлись. С XV века город стал вольным населенным пунктом, а чуть позже вырос до города с развитыми торгово-ремесленными отношениями. Тогда же Валашский князь дал ему название Сигишоара. О политической и экономической жизни в городе информации в книгах немного. Но зато Сигишоара славился своими мастера в архитектуре, живописи и прикладном искусстве. Возможно, именно поэтому большинство войн и распрей прошли мимо города, не разрушав великие постройки, созданные местными творцами. Пейзажи этого города заставили открыть рот спустя минуту прогулки. Это было что-то невероятное! Старые здания восхищали своей монументальностью, неповторимым стилем и разнообразием форм. Насытиться этой красотой было невозможно. Первая улица, на которой я оказалась, была яркая, как радуга. Дома, раскрашенные в самые разные цвета, придавали этому месту некое волшебство. Рука машинально потянулась за фотоаппаратом, чтобы сделать несколько кадров, которые в дальнейшем я планировала перенести на холст. Жители, стоявшие возле своих домов, как на рынке предлагали прохожим разные местные угощения, включающие в себя как национальные сладости, так и горячую выпечку. Но, что более поражало – за это они не просили денег. Им нравилось угощать туристов, только прибывших в эти места и просто помогать людям, которые не могли купить себе еды. Также, гостям предлагали купить сувениры ручной работы, сделанные из дерева, стекла, глины и ткани. На каждой их этих работ отображались достопримечательности города: вырезанные статуэтки были в форме старинных местных башен и зданий, стеклянные шары, расписанные местными пейзажами, которые подчеркивали особенности каждой улицы города. Так же жители предлагали приобрести национальные костюмы, расшитые затейливыми узорами, каждый изгиб которых нёс определённый смысл. Стоимость таких работ была не высока, и каждый может себе позволить увезти с собой частичку Сигишоара, сохранив память о городе. Разглядывая замысловатую резьбу на домах, следуя зову своего любопытства, я свернула на другой улицу и остановилась, чтобы не много отдышаться. Оглянувшись, я заметила как поменялась обстановка вокруг. Здесь было менее оживленно, и хотя люди так же радушно приветствовали туристов, было заметно, что их сословие была выше по статусу, и это можно было заметить не вооружённым взглядом. Одежда выглядела дороже, опрятнее и было видно, что здесь не очень любят работать. Одни сидели за столиком возле дома, попивая свежий кофе и читая газету. Другие лежали на шезлонгах, расположившись на не больших балкончиках, чуть выше нижних окон. Но были и те, кто спешил на работу, протирая перед дорогой запылившиеся стекла своего автомобиля. При виде объектива люди не прятались и не устраивали скандал, а дружелюбно махали руками, корчили смешные рожицы и, представляя себя моделями, принимая профессиональные позы. Этот город дурманил, я и не заметила, как начало смеркаться, идти по незнакомому городу в потемках не хотелось. Мне подсказали короткую дорогу до особняка подруги. Я решила воспользоваться подсказкой и свернула на аллею, указанную местными жителями. Высокие деревья окутали тропинку со всех сторон, делая её совершенно невидимой с главной дороги. Вдоль тропы стояли высокие статуи рыцарей. Они были настолько естественными, что казалось, вот-вот сойдут со своих пьедесталов и откроют глаза. Жадно делая кадр за кадром, я измученно опустила руки. Мне было этого мало. Я была обязана вернуться сюда и зарисовать каждого, не упуская не единой детали. Столько вдохновения не было за всю прогулку, сколько тут, на этой маленькой аллейке. Пройдя метров двадцать через живой лабиринт, сквозь густые заросли стала виднеться крыша. Но это был не дом Рейчел. Жители сказали, что он третий от поворота. Издалека особняк казался совсем маленьким, но подойдя ближе, я поняла, как ошибалась, его размеры потрясли. Здание явно было очень старым, судя по его внешней отделке. Вокруг дома стояли высокие каменные колонны. Тёмные и мрачные окна выглядели как бездонные глазницы, освещенные тусклым светом фонарей, расположенных по всему периметру. Моё внимание привлёк каменный дракон, который красовался на верхнем этаже под самой крышей. Это место одновременно и пугало, и восхищало. Не знаю, что больше впечатлило меня, но рука машинально потянулась за фотоаппаратом. – Вот черт, плёнка закончилась… Где-то тут у меня была новая, – не оглядываясь по сторонам, я принялась рыскать в рюкзаке, рассуждая в слух о своих проблемах, – Где же она!? Родители вечно говорили, что у меня беспорядок в жизни и чтобы разобраться в нем, нужно разобрать сначала свои вещи. И именно в этот момент эти слова мне аукнулись, пока я проводила раскопки в своём рюкзаке. – Простите, мисс?! – за спиной, совсем близко, послышался мужской, слегка грозный голос. От неожиданности я подпрыгнула, и камера в одно мгновение выскользнула, падая прямо на большие камни возле моих ног. – Нет, нет, нет! – я кинулась на землю, собирая фотоаппарат уже по частям, так и не оглянувшись на собеседника. Стеклышко на объективе покрылось ажурной паутинкой. При виде разбитого «друга», внутри все сжалось, образовывая некую пустоту. Но, в миг, вся душевная боль ушла, когда все тело, заканчивая кончиками пальцев, передернулось секундными судорогами и мгновенно покрылось мурашками. Незнакомец спокойно стоял, слегка топая одной ногой, терпеливо ожидая пока я соберу свои вещи. – Простите, не хотел Вас пугать. Вы находитесь на частной территории, вход сюда запрещён, – чуть приподняв глаза, мой взгляд упал на пожилого мужчину, стоявшего уже прямо передо мной. Его лицо не выражало эмоций, взгляд был каким-то пустым, словно он все делал на автомате. В глаза бросилась униформа, он явно не был хозяином поместья, скорее дворецким. Его белая рубашка была идеально выглажена, а на шее красовалась чёрная бабочка в мелкий красный горох. На чёрных, слегка пошарканных, брюках, виднелись очертания старых стрелок, которые выдавали их последнюю стирку. Седые, но достаточно густые волосы были аккуратно зачесаны на один бок, слегка прикрывая один глаз. А руки скрывали белые короткие перчатки. Передернув плечами, я на долю секунду, поймала взглядом небо. Тяжелые и густые облака, казалось, в любой момент, могли рухнуть на землю. Воздух, словно забродил, опьяняя разум. И я ощутила на себе пристальный взгляд дворецкого, который ждал, пока я перестану витать в облаках. – Я не знала, прошу прощения… Я только прилетела, жители показали мне этот путь. Я надеялась так сократить дорогу, – как я не пыталась сделать невинные глазки, мужчина был не проницаем, – Я, Элизабет, кстати, – протянув руку, добавила я. Некоторое время, глядя на мою руку, он все-таки пожал её, – Сэр Николас, управляющий в поместье братьев Цепеш. Ещё раз простите, но Вам лучше покинуть территорию. Сейчас приедет хозяин, а он не любит незваных гостей. – Да, конечно, извините, я видимо не туда свернула, не хотела доставлять неудобства, – на лице у мужчины появилось подобие улыбки, – Это место потрясающее, во всем городе я не видела такой красоты, – мы двинулись в сторону ворот, но шаг был не торопливым. – Этому месту несколько веков. Семья, владеющая им столько лет, не очень любит глобальную реконструкцию, так время от времени, ремонтируют то, что совсем разваливается, но стараются не изменять детали, – казалось, ему нравится рассказывать о поместье, в его голосе появились нотки доброты, видимо это место было по-настоящему дорого ему. – А Вы давно тут работаете? – любопытство брало вверх надо мной, ни так часто можно было узнать из первых уст о таком старинном месте. Сэр Николас помедлил, как будто обдумываю ответ, – Сколько себя помню… Наверное, так и не сосчитать. Много лет назад меня наняли присматривать за мальчиками, так как их родители всегда были в отъезде. Братья не особо ладили между собой, что очень огорчало их мать. Она переживала за младшего, так как ему постоянно доставалось. После несчастного случая, я остался единственным опекуном мальчишек. Повзрослев, они сжалились надо мной и разрешили остаться тут. От части это благодаря младшенькому, у нас всегда были с ним очень добрые взаимоотношения, – в его словах было столько боли, казалось он вот-вот заплачет, – За частую сюда таким же образом, как и Вы, заходили туристы, это не особо нравилось семье, с тех пор обязанностей у меня стало больше. Территория поместья достаточно велика, и я должен приглядывать за каждым уголком, – закончив фразу, мужчина помедлил, поворачиваясь в мою сторону, – Но позвольте заметить, столь любопытную Мисс я встречаю впервые, – его улыбка стала шире, как будто он сдерживает себя, чтобы не засмеяться. – Да, есть у меня такая привычка, не очень хорошая, – я почувствовала, как мои щеки стремительно стали краснеть, а в голове начала кружиться фраза «Как же стыдно», но мозг, не понимая намеков, продолжил управлять мои языком, – Позвольте задать последний вопрос? Тут Сэр Николас уже не сдержался и залился звонким хохотом, чуть откидывая голову назад, – Ну давайте, юная леди. – Что означает дракон на крыше дома? – эта гравировка не выходила у меня из головы. Прочитав около десятка книг, о городе Сигишоара, такое мне не встречалось. Если это место столь старое и реконструкций у него никогда не было, значит, этот знак, остался со времен постройки особняка, но что, же он означал… Но не успел управляющий даже обдумать мой вопрос, как послышался рев двигателя, – Это хозяин, прошу Вас, уходите, пока он Вас не увидел. На лбу мужчины в мгновение выступила капля пота. Вытащив из наружного кармана белый платок, Сэр Николас принялся тщательно тереть им лицо, всматриваясь в центральные ворота, из которых вот-вот должна была появиться приближающаяся машина. Подставлять нового знакомого не хотелось и, не сказав ни слова, я побежала в сторону высокой изгороди с тыльной части поместья. Что-что, а лазить через заборы я умела не плохо. Изгородь оказалась каменной, но переплетена густыми лианами, что, несомненно, облегчило мне задачу. Добравшись до верхушки, я поняла, что в темноте недооценила высоту этой каменной горы. С внешней стороны, конечно же, лиан не оказалось, решение одно, прыгать, но что внизу я не знала. Темнота буквально съедала все на расстояние полметра. Пока я решалась, машина уже заворачивала на территорию, фары резко осветили забор, на котором я сидела. Я отпустила руки и рухнула за забор. Падения было совсем не мягким, от ушибов болело все тело, но я гордилась собой, что исправила ситуацию, в которую втянула Сэра Николаса, хотя и не была уверена, что хозяин все-таки не заметил моё прекрасное падание с изгороди. Странно, но в момент, когда я отпустила руки, я уже не видела управляющего. Но нагнетать не хотелось, скорее всего, он просто пошел в дом или, же из-за паники я просто его не заметила. Не знаю, что за ребята были владельцами этого поместья, но спрятать свою личную жизнь за этими высокими изгородями им удалось на славу. Хромая, исцарапанная, в рваных джинсах, я выглядела так, будто дралась со стаей бродячих собак. И, пожалуй, самое обидное – это разбитый объектив, так как денег на новый у меня не было. Но, хоть в чем-то жители были правы – особняк Рейчел и вправду был третьим от поворота. Хоть они и умолчали, что сокращать путь придётся через частные владения… Главное дошла, я была на месте. «В противном случае, могу сказать, что заблудилась в трех домах», – подумала я и усмехнулась. Да, такая версия точно даст пищу для размышления моей подруге. Глава 2 «Защитник» Кто бы знал, что просыпаться от будоражащего аромата с кухни так приятно. Рейчел явно это понимала. Никому из слуг она не доверяла готовить завтраки, ей нравилась эта суматоха по утрам. Встав раньше всех, когда даже солнце еще крепко спало за горизонтом, девушка принималась за дела. Приняв душ, она направлялась готовить костюм жениха, к тяжелому трудовому дню. Затем чуть прибравшись на кухне, скрывая улики ночного поедания бутербродов, она принималась за готовку. Чаще всего, она предпочитала готовить вафли или блинчики. Но бывали моменты, когда, проснувшись, девушка находила на своем плоском животике маленькую складочку. Тогда всему дому приходилось на пару недель переходить на здоровое питание, включающее в себя только овощи и фрукты. Ее жених Тони не очень одобрял такие перемены в питании, поэтому как можно чаще твердил о ее прекрасной фигуре и осыпал комплиментами её тонкую талию. И, чаще всего, ему удавалось убедить Рейчел в этом, что нет необходимости в поедании травы – как он называл ее вегетарианскую готовку. Ночью я не успела, как следует рассмотреть свою новую комнату, поэтому, когда нежные лучи солнца скользнула по моей щеке, я нехотя открыла глаза и с интересом стала рассматривать новое жилище. В отличие от моей старой, она была огромной. Мебель и окружающие предметы идеально подходили друг другу по дизайну. Нежно-кофейные оттенки в сочетании с бархатистым бордовым выглядели очень эстетично. Но лучшее, что было в комнате – это огромная двуспальная кровать, на которой лежало много маленьких подушечек, среди которых я и купалась в лучах солнца. По-королевски роскошные шторы из струящихся шелковых тканей, бежевого оттенка, придали интерьеру аристократическую изысканность и завершенность. В углу была спрятана дверь, которая скрывала за собой отдельную ванную комнату. Смешно, но я даже не сразу ее заметила, так как она сливалась с покрытием стен. Как бы это не звучало, но тут я чувствовала себя на много счастливее, чем в своём родном доме. Никто не насмехается, никто не попрекает, а, что важнее, никто сочувственно не нашёптывает мне на ухо о том, как ничтожна моя жизнь. Уффф… даже противно стало. Это утро было одним из лучших. Я не помню, когда испытывала такое спокойствие и безмятежность. Лучше остановится на этих мыслях, чем копаться в воспоминаниях. Быстро умывшись, я завязала нелепый пучок на голове. Короткие пряди, словно по команде, вылезли из под плотно затянутой резинки, падая на лицо. Я принялась быстро заправлять их обратно, но остановилась. Моя оттопыренная и заостренная форма ушей придавала мне сходство со сказочными эльфами. Улыбнувшись собственным мыслям, я расправила пряди так, чтобы спрятать за ними предмет своего комплекса. Накинув халат, аккуратно висевший на вешалке, подготовленный явно для меня, я побежала, на возбуждающий аппетит, аромат с кухни. – О боги, Рейч, это божественно! Что там у тебя? – девушка, перепачканная в муке, повернулась ко мне, в её руках парили ещё горячие блинчики. Только сейчас, глядя на подругу, я с ужасом поняла, насколько она изменилась за эти годы, чего не скажешь обо мне. Передо мной стояла уже далеко не девчонка, а настоящая женщина – утонченная и элегантная. На её лице совершенно не было косметики. Если бы мне кто-то об этом рассказал, никогда бы не поверила. Раньше Рейчел невозможно было выгнать из дома не накрашенной. А сейчас же единственным украшением её голубых глаз, были свои чёрные ресницы, а на щеках сверкал свой натуральный румянец. Белокурые локоны были аккуратно забраны в хвост. Лишь одна вьющаяся прядь свисала прямо на глаза, но она лишь придавала шарма её образу. А растянутые джинсы, из которых она не вылезала в прошлом, сменил легкий сарафан на бретельках. – Присаживайся, сейчас будем завтракать. У меня к тебе столько вопросов… Например, что же вчера произошло? – Рейчел с недоверием покосилась на меня. Когда я добралась, было уже поздно, да и сил не осталось, чтобы что-либо объяснять. Но подруга и не обременяла меня вопросами, а просто проводила в комнату. Убедившись, что я устроилась, сразу отправилась спать. – Кстати, а где моя одежда? – перед сном я точно помнила, что сложила её возле кровати, утром же их там не оказалось, – Я бы с удовольствие ходила бы в этом прекрасном одеяние весь день, но боюсь меня не правильно поймут, – я хотела как-то перевести тему о вчерашних приключениях, так как было немного стыдно рассказывать, о том, как я глупо влезла в неприятности. Но Рейчел не дернув глазом, все так, же смотрела на меня. – Скорее всего, горничная забрала постирать. Так не пудри мне мозги, твои вещи не уйдут дальше этого дома. Элизабет О'Брайн, где ты была вчера!? – голос подруги звучал более требовательно, чем минуту назад, – И, почему ты не сказала, что прилетаешь?! Ты хоть представляешь, как я нервничала!? Твоя мама позвонила мне вчера спросить, как ты добралась, а я даже не знала, что ты в городе! И вот почти в полночь ты заявляешься вся в царапинах, как будто лезла к дому через терновник. Вещи все в какой-то глине… – Прости, я просто случайно заблудилась по дороге, – я замолчала, решая продолжить ли рассказ подруге. – Ты через болото пробирались что ли? – Рейчел упрямо скрестила руки на груди, – Мне пришлось обмануть твою мать, сказав, что ты спишь после перелёта. Я звонила тебе несколько часов, ты не брала трубки. А ты даже рассказывать мне не хочешь? – лицо девушки вдруг изменилось, оно стало грустным, глаза печально опустились в пол, – Я думала, у нас нет секретов … Повернувшись ко мне спиной, девушка продолжила готовку, тихо напевая песенку из нашего с ней детства, так будто меня в этой комнате уже не было. – Не переворачивай это так, будто я, что-то скрываю. Мне просто стыдно, вот и все… Но, если тебя это так огорчает, то ладно, слушай, – подруга, повернулась, кидая на меня заинтересованный взгляд. Плюхнувшись на стул, она уперла лицо на руки, поставив локти на стол, и заулыбалась, в предвкушении истории. Я выложила все о вчерашнем путешествие по городу, Рейчел слушала меня с открытым ртом, но когда она услышала фамилию Цепеш, её глаза округлились ещё больше. – Цепеш? Поместье братьев Цепеш? – девушка повторяла раз за разом фамилию, как будто думала, что ослышалась. – Да, но я случайно говорю же. А кто такие эти братья? – мой вопрос не заставил ждать, у Рейчел уже как будто был готов развёрнутый рассказ об этой семье. Подруга набрала воздух в лёгкие и как будто по шпаргалки начала тараторить, – Ты, что! Это самая известная семья в городе! Да и не только в городе. Два брата, Влад и Раду Цепеш, владеют самым старым поместье в этом городе. Особняк ни разу не менял владельцев, там всегда жили их предки. Старший брат Влад, бизнесмен, он владеет практически половиной города. Я как-то наткнулась на него на улице, мрачный тип, суровый взгляд, но красавчик… Ой… интересно, Тони ушёл уже на работу, – вспомнив, что обручена, она продолжила рассказ шёпотом, – Младший брат Раду, местный плейбой. Поговаривают, что у него кто-то есть, но его никогда не видели в обществе с одной и той, же девушкой больше одного вечера. Не знаю женщины, которой он бы не нравился…, – Рейчел, облокотилась на свою руку, закатив глаза, будто растворяясь в своих мечтах. – Ты тоже из этих девушек? – я хотела немного смутить подругу, что бы она больше рассказала об их семье, а не о любовных похождениях братьев, но она пропустила мой вопрос мимо ушей. – Раду более творческая личность, он скульптор. Говорят, что у них в саду стоят рыцари, сделанные им, и, если бы они начали дышать, никто бы не удивился, так они похожи на настоящих, – от услышанного мой кофе как будто стал на несколько градусов горячее и обожгло меня изнутри, выдавливая из меня кашель. – Лизи? Все хорошо? – подруга смотрела на меня обеспокоенными глазами. – Так это их аллея?! – из меня вырвался не много истеричный смешок, кто знает, сколько их собственности я обошла… и резко нахлынула грусть, что вернуться в то место уже не удастся. – В этом городе у них много владений, а эта аллея вроде подъезда к их поместью. Ну, что сказать, когда есть возможность, почему бы не жить так шикарно, – Рейчел резко замолчала и уставилась в окно, высматривая жениха, который в это время протирал лобовое стекло своей машины, готовясь к отъезду, – Я надеюсь, что Тони получит повышение после свадьбы, и мы тоже заживём шикарно. Но, для этого нужно понравится Владу, а этому гаденышу тяжело услужить. – Он работает на Цепеша? – Да. Правда не так давно… – коротко ответила Рейчел. – Когда ты нас познакомишь? – мне так и не довелось познакомиться с Тони по приезду и утром мы тоже разминулись. На вид он казался очень достойным кандидатом в мужья. Крепкое телосложение, не высокий рост, в строгом хорошо выглаженном костюме, ездящий на работу на мини вене, типичный семьянин. И главное, любимый типаж Рейчел с самого детства, брюнет с карими глазами и длинными ресницами, достающими до самых бровей. Даже ее первый мальчик, в десятилетнем возрасте, был выбран строго по этим критериям. Я же больше предпочитала блондинов, видимо это сыграло роль, что наша дружба длиться так долго. Разные вкусы на парней исключают половину ссор с подругой. – Предлагаю вечером поужинать в местном ресторане. Они подают такое рагу… ммм… Пальчики оближешь, – не отводя взгляда от любимого, проговорила Рейчел. – Может, лучше дома… Мне и пойти-то не в чем… – тихо прошептала я, потупив взгляд. Глаза Рейчел резко переметнулись на меня, излучая радостный огонек. Улыбка широко натянутая на лице, говорила о том, что она что-то задумала. – Значит сначала шопинг!!! – Рейчел подскочила словно ребёнок, схватив меня за руки, закружила в хоровод, весело напивая песенку из нашего детства. До этого момента я и понятия не имела, как мне не хватало Рейчел все эти годы. Подумать только, мы не виделись почти семь лет! Раньше мы были, как говориться, не разлей вода. Я и не помню, по сколько нам было лет, когда мы впервые встретились, знаю лишь, что это было в далёком, далёком прошлом. Мы росли бок обок, не расставаясь ни на минуту. Детский сад, школа, первая любовь, получение аттестата и много других моментов нам довелось провести вместе, но после школы мы были вынуждены разлучиться. Рейчел уехала в колледж, затем по обмену в Румынию, где и прожила эти годы до сих пор. Я же осталась на родине в Болгарии и поступила в Национальную Художественную Академию, но связь мы не потеряли. Все эти годы мы созванивались и общались по сообщениям, докладывая о малейших изменениях в жизни. Подруга должна была прилететь на мою сорвавшуюся свадьбу, но нам повезло, мы все-таки нашли повод увидеться, и я была по-настоящему счастлива за неё. Мы объездили огромное количество магазинов, пока единодушно не согласились на классический вариант наряда – чёрное маленькое платье на тоненьких бретельках. Рейчел показался образ не завершенным, поэтому ещё несколько часов мы искали, что-то подходящее на шею и идеальные туфли под платье. Ноги буквально гудели, но подруга была счастлива, и казалось, совсем не устала. Возможно, когда живёшь в таком ритме, тебе кажется это нормой, но я в прямом смысле не чувствовала своих конечностей. А ведь совсем скоро, мы должны были уже отправиться в ресторан, где нас уже должен был ждать Тони. «Тук, тук» – Рейч, заходи. Мне нужна ещё минутка, – крикнула я. Через секунду, дверь отворилась и на пороге появилась Рейчел. Я чувствовала, как мой рот приоткрылся, и это была абсолютно нормальная реакция на увиденное. В очередной раз я убедилась, насколько тоньше и изысканнее стал вкус подруги. В белом она выглядела словно ангел. Поверх платья был затянут корсет, придавая её талии форму песочных часов. Рукава из тонкой шифоновой ткани, придавали её наряду воздушности. А глубокий разрез на длинной юбке добавлял сексуальности. Завитые локоны аккуратно лежали на оголенных плечах, а наверху блестела маленькая диадема. – Ты просто богиня. – Кто бы говорил, – с улыбкой ответила Рейчел, – Но волосы лучше забрать. Усадив меня на стул, она принялась колдовать над причёской. С её навыками у неё это заняло минут семь. Девушка наклонилась к моему уху, поворачивая в сторону зеркала, – Нельзя скрывать красивую шею и, кстати, мы не прогадали – жемчуг подошёл идеально. – Спасибо… за все, – голос задрожал, готовясь разрыдаться. – Так! Не рыдать! Макияж испортишь, а такси нас уже ждёт, – командный тоном проговорила Рейчел, – Поехали. На улице уже смеркалось, но было достаточно тепло. Дорога заняла минут двадцать, машина остановилась возле центрального входа большого здания, внешне походившего на музей. Здесь нас уже ожидал Тони, но стоял он не один, а в обществе какого-то мужчины, на вид чуть старше него. Подруга сразу увидела мой гневный взгляд, – Это не я! Это Тони! Он предложил взять с собой друга, чтобы тебе не было одиноко, – Рейчел опустила виновато глаза, признавая свою вину. – Ей богу, вы хуже моей матери! Я думала, что хоть здесь смогу отдохнуть от этого, – злость охватывала разум. Вот так вечер, вот и отдохнула. – Пожалуйста, Лизи, потерпи немножко. Не понравится – я сама закажу тебе такси, – подруга смотрела на меня своими щенячьими глазками ещё секунд десять, пока я примеряла взглядом незваного спутника. Сутулый мужчина, полноватый, в поношенном пиджаке и со странными усами, которые завивались на кончиках, он явно не был тем с кем хотелось провести вечер, тем более так заморачиваться над нарядом, если бы я только знала… Но портить вечер Рейчел мне не хотелось, поэтому я слегка кивнула подруге в знак согласия. – Ура, ура! – подруга подхватила меня за руку и практически побежала в сторону ожидающих нас мужчин, – Тони, дорогой, наконец-то я могу тебе представить, это Элизабет – моя лучшая подруга с детства, – мужчина протянул мне руку и слегка улыбнулся. Тони провел по мне мимолетным взглядом, будто оценивая, и замялся, прежде чем представил меня своему другу, – Это Ричард, мой коллега. Я протянула руку для приветствия, но мужчина решил показаться галантным, преподнёс её к губам и поцеловал. И, вроде этот поступок должен показаться милым, но я еле сдержала смешок, так как его усы заставили мою руку чесаться, неприятно щекоча её тыльную сторону. Знакомство состоялось, хоть и впечатление было двоякое. Возле заведения было не людно. Помимо нас с Рейчел, наших спутников и пары охранников на входе, чуть дальше, на углу здания, стояли сотрудники ресторана, вышедшие на перерыв подышать воздухом. Они нервно прятали за спиной тлеющие сигареты, при виде постояльцев, с расчётом на то, что никто не расскажет их хозяину, чем они занимаются во время перерыва. Что сказать… человек, управляющий персоналом, большинство которыми являлись молодые люди, давил на своих подчинённых своими консервативными взглядами, и это было бы нормой в девятнадцатом или двадцатом веке. Сейчас же молодёжь иначе смотрит на жизнь, они живут по своим правилам, а тот, кто пытался навязать им свои принципы, попадал под клеймо жестокого тирана и надзирателя. В чем Рейчел не обманула, так это по поводу ресторана, он был шикарен. Охрана на входе, быстро проштудировав списки, на упоминание названной Тони фамилии, распахнула большие двери, ведущие в небольшой хорошо освещенный холл. А за последующим дверями, наконец, послышались голоса людей, хохот, музыка, звуки, целиком размывающие тишину, которая начала доставлять не скрытый дискомфорт в нашей компании. И даже если бы нам принесли не вкусную еду, я бы не хотела променять это место на другое. Отделка зала была в стиле древнего Рима, было ощущение, что мы вошли скорее в музей, чем в ресторан. Нас любезно усадили за столик и принесли меню. Пока мои спутники выбирали вино, я рассматривала зал, в конце которого камерный оркестр исполнял красивую лёгкую мелодию Вивальди. Приглядевшись, я увидела знакомое лицо – это был Сэр Николас. Он ловко играл на скрипке, прикрыв глаза, как будто растворяясь в музыке. Сколько же скрытых талантов у обычных людей, это всегда поражало меня. Хотя, если честно, к некоторым музыкантам я относилась довольно скептически. Возможно, потому что не всякий инструмент мне был по душе. На протяжении какого-то времени говорили лишь Рейчел и Тони, они явно пытались разрядить обстановку. Ричард смущённо лишь поглядывал на меня, как будто стесняясь даже заговорить, но это меня устраивало. – Не скучаешь по дому? – спросил меня Тони. – Знаешь… не очень как-то, – опустив глаза в пол, будто стыдясь тому, что говорю, начала я, – Последнее время на меня слишком многое давило, а тут я не чувствую этой тяжести от жизни. Мне просто хорошо. – Может, останешься? – вдруг сказала Рейчел, присвоив себе все взгляды за столиком. – Как-то это неожиданно, Рейч, – чуть заикаясь, ответила я. Но подруга больше ничего не сказала, поймав на себе суровый взгляд жениха, который явно не рассчитывал на мой переезд к ним. Его не сложно было понять, да и лезть в чужую семью не хотелось. Я понимала, что после свадьбы последуют дети, что тоже не было плюсом к нашей совместной жизни. Не то, чтобы я не любила детей, просто не особо любила чужих малышей. Вечер продолжился в более тихой обстановке. Рейчел, время от времени, поглядывала на возлюбленного, слегка стреляя глазками, чтобы вернуть его расположение к себе. По началу, Тони отвечал, исподлобья смотря на девушку, но вскоре его взгляд сменился, а на лице появилось подобие улыбки. Ричард же, после второй бутылки, будто хлебнул сыворотки смелости. Поднявшись из-за стола, он быстро обошёл его и встал прямо передо мной, протягивая мне руку. – Идем, потанцуем, – нагло сказал мужчина, подмигнув одним глазом. – Простите, но я сегодня не танцую, – в принципе, отказ мой был отчасти не только из-за него. После сегодняшних забегов по магазинам и от каблуков, которые я одевала последний раз на выпускной, мои ноги отказывались даже ходить, не говоря о танцах. Но, видимо, отказа молодой человек не ожидал, он сел на место, буркнув, что-то вроде «Ты все-таки потанцуешь со мной». – Рейч, я отойду, хочу поздороваться со знакомым, – я уже не видела управляющего домом Цепеш, но и сидеть больше за столом мне не хотелось. Подруга лишь понимающе кивнула, покосившись в сторону наших сопровождающих. Самым безлюдным местом в ресторане, как ни странно, оказался бар. И это было как раз то, что нужно. Сев на высокий стул, я заказала у бармена, что-то на его вкус, спустя минуту передо мной уже стоял бокал с напитком, очень странного цвета. Облокотившись на стойку, я просто смотрела на него, не решаясь попробовать. Бармен, стоящий передо мной, начал грациозно жонглировать бутылками, превращая совсем не давно тихое место, в самое шумное. Люди, большим потоком, встали с мест и направились к нам, чтобы понаблюдать за представлением. В надежде, что это не продлиться долго, я продолжила сидеть и сверлить взглядом свой стакан. Толпа ликовала, словно дети, смотря на волшебные движения бармена. Он ловко подкидывал одну бутылку за другой, в ту же секунду ловя их и перекидывая дальше. Его действия были хорошо отточены и спланированы. Импровизировать в такой работе черева-то последствиями разбитых бутылок и стопперов. Уж я то, была знакома с этим делом не понаслышке. Когда я училась в Академии, не всегда у меня шло все прекрасно. Хоть родители и были против такого выбора профессии, пару лет они оплачивали мое обучение. Но, однажды, приехав на выходные, я столкнулась с кучей упреков с их стороны. Они словно были разочарованы во мне. Нет, родители не кричали, тем более уж никогда не поднимали на меня руку, но иногда услышав их слова в свой адрес, я ловила себя на мысли, что уж лучше бы я получила удар, чем услышала их мнение о себе. И вот именно в эти выходные, моему терпению пришел конец. Я собрала оставшиеся вещи и уехала в пустующую из-за выходных общагу. Что и следовало ожидать, когда пришло время оплаты, деньги не поступили на счет моей Академии. Родители пытались меня всячески сломать, чтобы я сама пришла к ним с извинениями, но я слишком гордый человек, к сожалению. Я узнала, что в прилегающее кафе, прямо на территории учебного заведения, требовался бармен. Выбора не было, до конца месяца нужно было заплатить за учебу, поэтому я устроилась туда работать. Не смотря на хихиканье однокурсников, которые каждый день посещали это заведение, я была горда собой. Благодаря достаточно крупным чаевым, я быстро отложила денег на учебу, хоть и пришлось пару недель поголодать. Родители же, узнав о проплате, в этот же день явились в Академию. Скандал, который устроила мне моя мать, разразился по всему этажу. Я была уверенна, что ее было слышно и во всем здание. Хоть моя мать и выглядела хрупкой, в гневе ее боялся даже отец, который молча, стоял за ее спиной, боясь, даже вставит слово. В конечном итоге, администрация учебного заведения, уволили меня с должности бармена, но разрешили мне продолжить учебу. И последующий год стал для меня самым адским в моей жизни. Мне пришлось пойти на компромисс с родителями и сдерживать себя при каждом их отчете. А, уж им было необходимо рассказать мне, как я ничтожна. – По моим подсчётам испаряться он будет пару лет. На много быстрее будет его выпить, – мужской голос вывел меня из транса. Рядом со мной стоял высокий блондин, которой аккуратно крутил свой стакан в руке, не отрывая от него глаз, – Знаете первую минуту это было нормально, так разглядывать свой напиток, тем более, если вы его не пробовали, второю минуту уже странно, но прошло семь и мне стало слишком любопытно, почему, же вы не пьёте? Полу прикрытые веки, делали взгляд парня хищным. А во взгляде читалась самовлюбленность. Казалось, он был более чем уверен в себе. Не большая щетинка превращала его в брутального самца. Но, я знакома с таким фокусом от мужчин. Стоит гладко выбрить бородку, как они превращались в мимимишных созданий. В таких случаях даже взгляд прирожденного хищника был не в силах сделать из мышки кота. Широкоскулое, с точеным подбородком лицо незнакомца невольно приковало мой взгляд к себе. Особенно глаза – чуть раскосые, светло-синие, в оправе светлых, но густых ресниц. – Простите? – я вопросительно уставилась на молодого человека. Резкие скулы незнакомца, расплылись в улыбке, обнажив его белоснежный зубы. Едва заметив эту улыбку, я быстро опустила взгляд, как можно сильнее блокируя свой разум, – Я просто хотела побыть одна, а за баром вроде, как принято сидеть, что-то заказав, – после этой фразы он одобрительно кивнул и отвернулся в другую сторону. Пристально разглядывая его спину, в голове кружилась лишь одна фраза: «Какая же ты дура, Элизабет». Я уже давно привыкла отталкивать от себя людей. Знакомства в подобных местах меня тоже не больно впечатляли. Возможно из-за плачевного опыта в личной жизни или же от желания посветить всю себя живописи, в мои планы не входили отношения. По крайней мере, пока что. Но, одно не выходило из моих мыслей. Почему я огородила себя в общении? Ведь просто хорошо проведенный вечер не обязует тебя ни к чему и не сковывает крепкими цепями совместной жизни. Тем более, молодой человек, казался достаточно воспитанным, чтобы лишний раз мне докучать. Но, поезд ушел. Было поздно. Оставалось лишь смотреть на крепкую спину, отшитого мною парня. Сильный удар… звон разбитой посуды… Обернувшись, я увидела Ричарда, который отталкивая Тони, опрокинул несколько фужеров со стола. – Я сказал, она потанцует со мной!!! – он двинулся в мою сторону, допивая уже прямо из бутылки шампанское. Я даже не успела сообразить, как он уже стоял передо мной, отталкивая в сторону, стоявших рядом людей. Схватив за руку, Ричард потащил меня в центр зала. Все мои попытки отбиться были не удачными, он оказался намного сильнее, чем казался на первый взгляд. Ричард с силой сжал моё запястье, заставив меня зажмуриться от боли… Зал взревел. Женщины, стоявшие возле нас, начали кричать, отстаивая меня, но не подходили близко. Мужчины же, молча, закрывали своих дам спинами, бросая лишь злобные взгляды на моего обидчика, не вступая с ним в прямой конфликт. Резко гул в зале затих, а его хватка ослабла, я не решительно открыла глаза. Передо мной стеной стоял тот самый блондин. Незнакомец сжимал руку Ричарда, практически ставя его на колени, но он и не сопротивлялся, его взгляд резко из хладнокровного превратился в молящий о пощаде. Я смотрела на спину своего защитника, не в силах разобрать движимых им эмоций. Но, гордо расправленные плечи и легкие движения, удерживающие негодяя, словно излучали от себя энергию уверенного и решительного мужчины. Что нельзя сказать о Ричарде. В его глазах застыл страх, а губы слегка содрогнулись, в попытках произнести слово. Рука обидчика в мгновение приобрела синий оттенок, давая понять с какой силой она была сжата. – По-моему, дама дала понять, что не хочет танцевать с Вами Сэр, – голос защитника звучал твёрдо, без малейших колебаний, – Пошёл вон! Когда мой спаситель отпустил руку Ричарда, тот сразу побежал в сторону выхода, ни разу даже не оглянувшись. Как только он скрылся, блондин повернулся в мою сторону, и тогда я смогла разглядеть его лицо. В его глазах сверкала ярость, скулы были напряжены, а руки старательно разглаживали помятый пиджак. – Спасибо… – тихо прошептала я. Но слушать мою благодарность он, видимо, был не намерен. Пройдя мимо меня, молодой человек сел обратно за барную стойку, опустошая залпом свой стакан. Я оглянулась по сторонам, в поисках своей подруги. Рейчел, словно бульдозер, распихивала толпу на своём пути, пробираясь ко мне. – Пошли отсюда! – подруга подхватила меня за руку, тянув к выходу, – Скорее… Тони оплатит счёт и догонит нас. – Рейч, остановись! – кричала я, упираясь ногами в пол. Подруга, будто не замечая моих протестов, только буркнула, – Лизи, пожалуйста, иди за мной… Выйдя на улицу, мы не остановились, а продолжили бежать до самой дороги. Подруга, судорожно начала размахивать руками, в попытках поймать нам машину. – Ты знаешь того парня? Блондина? – спросила я, но подруга даже не взглянула в мою сторону, – Рейч!? Она оглянулась, посмотрев на меня, как на сумасшедшую, – Элизабет, это Влад… Влад Цепеш! Он владелец этого ресторана… Я не хочу проблем из-за этого придурка Ричарда, поэтому, пожалуйста, давай# уедем отсюда, как можно скорее! Это многое объясняло… Тони и Ричард, работали в компании Цепеш, как упоминала Рейчел. И она боялась, что из-за этой выходки её любимый останется без работы буквально за две недели до свадьбы. Но Влад выглядел очень благородно, и я была уверенна, что у Тони не будет проблем из-за поступка своего товарища. А Ричард… Ему хватило лишь взгляда босса, чтобы убежать, словно побитый щенок. Я поймала себя на мысли: «Почему я так пытаюсь оправдать Влада в своих глазах? Я ведь не знаю его… Возможно, что это благородство лишь ширма и он просто не хотел скандала в своём заведение. Хотя…» Глава 3 «Разговоры по душам» Время было уже давно за полночь, но это не мешало мне играть в детектива. В общей комнате стоял рабочий компьютер Тони, которым он любезно разрешил мне попользоваться. Вообще выбора у него особо и не было. После инцидента в ресторане Цепеш, он явно чувствовал себя виноватым и посчитал, что это хоть как-то сможет загладить его вину. Зайдя в систему, я увидела кучу папок с работы парня, их названия были достаточно банальными: Отчёт, Распечатать, Оплатить в банке и прочее в этом же духе. Но меня это все не интересовало, я поставила себе другую задачу, мне нужна была информация об особняке и братьях Цепеш. Не спрашивайте меня, зачем… я и сама этого никак не могла понять. Особняк сразу заворожил меня своей стариной. Реалистичные статуи рыцарей, неизвестный знак на крыше. Я надеялась найти фотографии в интернете, хотелось полностью воссоздать поместье на холсте. А, что касается братьев… Возможно было просто любопытно. Сэр Николас не успел закончить свой рассказ в нашу первую встречу, начало казалось интригующим, плюс рассказ Рейчел о них, и такой таинственный Влад, защитивший мою честь в ресторане. Я не могла заснуть, странным магнитом, меня тянула к их семье, словно мы были знакомы уже много лет. Но вот вспомнить я их не могла, да и не думаю, что мы могли с ними видится на моей родине в Болгарии, а больше я, нигде и не бывала. Вбив в поиске Цепеш, мне высветилось огромное количество разных ссылок, большинство от туристов, которые делились впечатлениями о городе, считающие их поместье одной из главных достопримечательностью. На таких страничках фото были в основном сделанные за несколько сотен метров от особняка, а детали, которые так интересовали меня, были скрыты деревьями. Информации же о братьях было очень мало. Несколько видео с интервью Влада, где он рассказывал о своем бизнесе, и куча газетных статей о Раду, с очень примечательными заголовками: «Младший Цепеш и его новая пассия, засветились на одной из светских вечеринок», «Раду Цепеш, назвал себя одиноким волком, давая интервью в обществе шестерых дам», остальные я читать не стала. Другие же ссылки выводили меня на исторические сайты времен правления Мурада ||, а то есть начало пятнадцатого века. И это была последняя информация, где упоминалось о том времени. Никаких исторических событий, никаких рассказов передавшихся из поколения в поколение, ничего. Говорилось там и о начале строительства семейного поместья Цепеш, но ниже была другая статья. Статья: «Фамилия Цепеш, в наше время не известна никому, особняк в центре города Сигишоара, известен больше, как замок Дракулы. Есть много доказательств этому факту. На территории особняка в абсолютно разных местах мы можем наблюдать каменного дракона, от крыши до полов в доме. Как известно Дракула и его брат, состояли в Рыцарском Ордене Драконов, при правление Мурада ||, из которого их выгнали за предательство. По некоторым данным говориться, что рыцари окружили особняк Цепеш. По приказу султана их ждала казнь от их же мечей, но старший брат известный, как Влад Дракула или в Рыцарском кругу, как Дракон, взмолился богам. Молил он о спасение себя и брата, но боги были в гневе за их преступление и вместо помощи, прокляли их на вечные муки. Они превратились в монстров с клыками, жаждущих крови человеческой, но гневались боги не только на братьев, но и на весь Орден. Остальных рыцарей ждала кара не лучше, чем Дракулу и его брата, они превратили их в камень. Боги наказали, что свободны они станут лишь, когда один из братьев победит колдуна великого и спасет дочь султана от чар неизвестных…» «Тук тук» Громкий стук в дверь заставил меня подпрыгнуть на месте, я отвела взгляд от монитора, но старалась не шевелиться в надежде, что этот неизвестный за дверью не станет дожидаться хозяев. Послышались торопливые шаги одной из прислуг, несколько секунда шороха и тихого диалога с гостем, я услышала лишь «До свидания» в конце и неизвестный ушёл. – Кто там был? – не решительно спросила я, все так же сидя за столом. – Ох, мисс Элизабет, вы не спите? – в гостевую зашла женщина средних лет, держа в руках не большую коробку, – Это курьер, Вам посылка. – Курьер? В такое время? – не уловив нотки страха в моем вопросе, она, молча, поставила коробочку на стол, немного склонила голову на прощанье и отправилась наверх. Это как минимум было жутко, особенно после таких историй. В голове в разброс летали слова: «Дракула, Цепеш, Драконы, проклятье, колдун…», а руки тянулись развязать бант на посылке. – Ну, ведь не взорвётся же она… Правда? – успокаивая себя, шептала я, сидя в темноте и в полном одиночестве. Я чувствовала, как округлились мои глаза от увиденного, а сердце забилось, так что удары было не сосчитать. В коробке лежал новенький блестящий объектив, для моей камеры и записка. «Не хотел напугать. Р. Цепеш» Громко выдохнув, я закрыла коробку, отодвигая её на край стола. По телу пробежал мандраж, давая понять, что мне уже не устоять на одном месте. Нервно шагая из стороны в сторону, я размышляла, – Р – Раду, значит он был в той машине, когда я изображала акробатические номера на изгороди их поместья. Стыдно то, как… боже. Ра… зна… – пересохшее горло, не давало мне закончить свои мысли, все более погружая в панику. Делая очередной круг по гостиной, я задела стоящий на небольшом пьедестале, золотой кубок, который со звоном упал на твердый кафель. Я замерла, разглядывая упавшую вещь, но к счастью для меня, кубок не разбился, но издавшийся звук от падения, привлек внимание кого-то сверху. Я услышала тихие шаги, доносившиеся со второго этажа. – Элизабет? Ты не спишь? – мужской голос, спускающийся по лестнице, становился громче с каждой секундой, пока в дверном проёме не появился Тони. Парень на секунду остановился на последней ступеньке, наблюдая, как я судорожно пытаюсь поставить упавшую вещь на свое место. Он встретил мой взгляд с улыбкой, усмехаясь моему наивному страху. Он был одет в непривычном для себя образе. Слегка потрепанные джинсы, растянутая футболка спринтом любимой рок группы, а сверху на плечах висела чёрная кожаная куртка. Его одежда в момент стёрла клеймо семьянина и домоседа, которое я поставила на нем в день нашего знакомство. Увидев, мой интерес к своему образу, парень, широко улыбаясь, начал кружиться, расставив руки в стороны, чтобы я смогла лучше разглядеть его наряд. – Только Рейчел не говори, – сдерживая смех, сказал Тони, – Хотел сходить выпить, а повседневные костюмчики вроде как не очень подходят для таких заведений. Хоть молодой человек и выглядел не много неуклюже, его глаза блестели, излучая счастье. Он был, как подросток, сбегавший от родителей, чтобы отдохнуть с друзьями. Озорно подтанцовывая под выдуманную музыку, молодой человек направился в мою сторону. – Пошли со мной, – в лёгком подкате, Тони подлетел ко мне, схватил за руку и, подняв её вверх, закружил меня, в собственном ритме танца, слегка посмеиваясь. – Хорошо, хорошо! Только остановись, – уже не сдерживаясь, мы оба звонко засмеялась, чуть подталкивая друг друга в плечо, – Прослежу за тобой. – Пошли, шпион, – ответил Тони, потирая, уставшие от смеха, скулы. Рейчел была не многословна, когда я спрашивала ее о женихе. Обычно невесте только за радость обсудить с подругой, как ей повезло с выбором, но видимо не в нашем случае. Казалось, Рейчел и сама плохо знала его. Да и закрутилось у них все очень быстро. Всего полгода они встречались, затем парень торопливо предложил съехаться и попросил руку и сердце Рейчел. Может, просто я старомодна, поэтому для меня все это так дико. Но отчасти я ее все-таки понимала. Тони был просто очаровашка. Знаете, такой тип людей, с которыми тянет общаться, с ними комфортно, они заставляют тебя забыться и просто побыть хоть немного счастливой. Мы направились в кафе, находившиеся в конце улицы. Из-за позднего времени суток, на улице было уже зябко, шли мы достаточно быстро, а попытки заговорить заканчивались отдышкой, поэтому по обоюдному согласию решили провести дорогу молча. Но это не мешало нам смеяться, каждый раз, когда мы смотрели друг на друга. Мы будто играли в игру, правила которой были известны только нам. В заведение было достаточно безлюдно. Сев за столик, возле окна, Тони сходу подозвали к нам официанта. Вокруг, по всему заведению, стояли большие пальмы, росшие в горшках. Они закрывали вид на другие столики, делая каждый уголок уединенным. По двум сторонам стола, располагались чёрные кожаные диванчики. А на стене висела яркая табличка, с названием кафе «Бриз». На фоне тихо играла музыка. Лампы, светившие над каждым столиком, время от времени меняли цвет, горя то красным, то синим, то жёлтым цветом. В общем, обставлено кафе было по последнему слову моды, но в, то, же время там было уютно, что вызывало противоречивые чувства. Мимо больших витринных окон, пробежала толпа детей, одетых в разные костюмы. Они задержались на долю секунды, разглядывая посетителей кафе, дав возможность разглядеть их. Один был одет в костюм ковбоя, другой был выряжен инопланетянином, а третий был одет в длинный фрак, лицо его было белым, а на губах, что-то напоминающее кровь. – Что они делают? – тихо спросила я, наклоняясь над столиком, чтобы Тони смог меня услышать. – Собирают конфеты, – чуть хмуря брови, ответил парень, – Сегодня же Вампирский новый год. – Какой новый год, прости? – Ну, Хэллоуин. У нас он называется иначе, – забирая заказ у официанта, сказал Тони и поднял вверх указательный палец, – Сейчас расскажу. Как только официант отошёл от нашего столика, Тони принялся разливать напиток. Казалось, он неделю ничего не пил и его мучила жажда, с такой жадностью он смотрел на льющийся в стакан виски. – Прости, – увидев мой взгляд, сказал Тони, – Просто с этой работой и не помню, когда в последний раз вот так сидел. – Всё хорошо, – слегка улыбнувшись, ответила я парню. – Так вот, ты спрашивала про Вампирский новый год, – начал Тони, но остановился и, прежде чем продолжить, сделал глубокий глоток, – У нас не много иначе, чем в других странах. Люди верят, что в этот день Граф Дракула, ходит по городу, в поисках новой жертвы. И если ты попадёшься ему, он укусит тебя, чтобы обратить в вампира. Ууууу… – Тони вытянул пальцы, слегка дергая ими в разброс, делая вид, что пугает меня. – Ой, как страшно, – чуть задрав голову, я стукнул его по пальцам, заставив его убрать руки под стол. – Ауч… больно же, – молодой человек состроил гримасу боли, но сразу же засмеялся, – Не веришь в вампиров? – Я верю в то, что вижу. – А зря. Влад Цепеш – настоящий Дракула, – его серьёзный взгляд, заставил мои глаза округлиться. Увидев мою реакцию, он снова громко рассмеялся, – Только вампир может высасывать столько сил из людей. Мои коллеги подтвердят мою теорию. Звон, раздавшийся от наших стаканов, заставил людей за соседнем столиком развернуться. Мы снова закатились смехом, так, не сделав и глотка. Вдруг, колокольчик, висевший на входной двери, издал звук, означавший, что в заведение пришёл новый посетитель. Обернувшись, мы увидели Рейчел. В нежном розовом сарафане, на каблуках, она так отличалась от окружающих, она так отличалась от меня. Её взгляд пробежался по кафе и остановился на нас. Я предчувствовала бурю, которая вот-вот обрушится, но Рейчел лишь улыбнулась, прежде чем направиться к нам. Стук каблуков заглушал музыку, эхом разносясь по помещению. В её глазах не было злости, но Тони все равно, одним резким движением, отодвинул свой бокал в сторону. – Можно с вами? – с натянутой улыбкой, спросила подруга. – Прости меня, – Тони подскочил с места, аккуратно взял руку девушки и преподнес её к губам, – Прости, любимая. Я думал, тебе не понравится такое место, поэтому не решился тебя разбудить. – Я не злюсь, дорогой, – тихо проговорила Рейчел, – Я хочу, чтобы мы вместе делали то, что нравится. Ты ведь терпишь мои приёмы соседей и ходишь со мной на концерты, а значит, я тоже должна разделить с тобой твои интере… Слушая рассказ подруги о ценностях семейной жизни и о важности доверия, в горле подступила непроизвольная тошнота. Сделав глубокий глоток, она отступила, но мысли, что все это не для меня вскружили мою голову. Но не успела Рейчел, договорит, как крепкие мужские руки подхватили её за талию, быстро закружив её, словно в вихре. – Тони… дурачок… отпусти!!! – девушка то визжала, то смеялась. За все годы нашей дружбы, я не видела её такой счастливой. Встав из-за стола, я быстро обошла их, направляясь в сторону выхода. Я была искренне рада за подругу, но вторгаться в их счастье, становясь третьим лишним, не хотелось. – Лизи? Ты куда? – заметив мой побег, спросила Рейчел. – Вам нужно побыть вдвоём. Я пойду домой. – Ты уверена? – спросила подруга, чуть надув губки. – Всё хорошо. Спасибо за вечер, Тони. Давно так не смеялась, – с улыбкой ответила я, – Хорошего вам вечера. На последних моих словах, Рейчел словно котенок прильнула к жениху, крепко прижимаясь к нему и, уже не обращая на меня внимание. Светлый шёлк её волос задевал лицо парня. Тони глубоко вздохнул аромат духов любимой, который парил в воздухе. Я поспешно вышла из заведения, не желая разрушать их идиллию. Толпы людей, гуляющих в поисках Дракулы, заполонили улицы. Наряженные в самые разные костюмы, люди смеялись, пели, танцевали. Прекрасная и загадочная обстановка, таила в себе нечто особенное. Ты мог не бояться, быть, кем захочешь, мог не бояться делать, что захочешь, мог быть настоящим. Да… этот праздник отмечали тут с размахом. Чтобы дойти до дома, мне предстояло пройти лишь одну улицу. Но мой путь затруднило шествие жителей, шедших в противоположную сторону. Плечом к плечу, словно войско солдат, они маршировали в сторону площади. В руках у каждого «монстра» горел факел, символизирующие начало страшной ночи. Постепенно, атмосфера из загадочной и таинственной переходила в жуткую и мрачную. Грим на людях выглядел по-настоящему пугающе. Лица и тела, перепачканные красной краской, словно кровью, смотрелись очень натурально. Каждый из жителей ответственно подошёл к реализации своего костюма, продумывая каждую его деталь. К примеру, навстречу ко мне шла женщина, одетая в костюм ведьмы. Её длинные чёрные волосы, издававшие сальный блеск, небрежно падали на плечи, слегка закрывая лицо. Тёмная накидка с капюшоном, практически закрывала наряд под ней, но было видно старое серое платье, перепачканное сажей и кровью. Ногти её, неестественно длинные, закручивались на кончиках и были покрашены в чёрный цвет. Предельно белое лицо, выглядело безжизненным. А тёмные круги под глазами, превращали её в подобие скелета. Увидев мой пристальный взгляд, женщина сменила направление и пошла прямо на меня. Я практически остановилась, гадая о её намерениях. Когда расстояние между нами сократилось до одного метра, «ведьма» подняв руки на уровне груди, быстро ринулась на меня, издавая жуткое шипение. Я отпрыгнула в сторону, пропуская её вперед. Женщина, пройдя мимо меня, звонко засмеялась. Смотря ей в след, думать я могла лишь о том, как мне хотелось оказаться, как можно скорее дома. Воодушевленная своим желанием, я двинулась дальше. Но не удалось мне сделать и пары шагов, как что-то сбило меня с ног, повалив на холодный асфальт. Подняв глаза, я увидела перед собой мальчика в костюме вампира, которого мне уже приходилось встречать сквозь витрину кафе. Он судорожно водил руками по земле, пытаясь собрать свои рассыпанные конфеты. – Давай помогу, – не дождавшись извинений за налёт, я потянулась за конфеткой, лежащей в полуметре от меня. – Это ты виновата! – низкий грубый голос, совсем не подобающий маленькому мальчику, вырвался из его уст. – Что?! – удивленная таким заявлением в свой адрес, спросила я. Окунувшись, на долю секунд, в его глаза, я с ужасом заметила, как угас тот прежний взгляд, полный веселья и предвкушение от предстоящих шалостей. Сейчас он был словно пустая и бесчувственная мумия, растерявшая все свои жизненные силы. Не удостоив меня ответом, мальчик подскочил на ноги и побежал в сторону уходящей толпы, быстро теряясь в ней. Сидя на асфальте с конфеткой в руке, я смотрела, как улица постепенно становилась пустой. И могла думать лишь о том, как ошибалась, создав в мыслях иллюзию об идеальном и тихом городке. Он не был так просто, как казался на первый взгляд. Сигишоара таил в себе много тайн и опасностей. Глава 4 «Это всего лишь сон» Ночка выдалась не простой… После пережитых событий я долго не могла сомкнуть глаз. Мысли молниеносным потоком заполнили мою голову, и утихомирить их никак не получалось: «Что же имел в виду Раду этой запиской? Он ли был на той самой машине, осветившей изгородь, когда я выполняла на ней акробатические номера? Значит, Сэр Николас все ему рассказал? Интересно в подробностях ли? А этот мальчик в костюме вампира… Как вспомню аж мороз по телу». Недолго думая, я решила отправиться в особняк Цепеш, чтобы выразить благодарность Раду за подарок, а заодно и получить ответы на некоторые вопросы, которые меня так волновали, а возможно, и принести свои извинения. Я не стала дожидаться пока Рейчел и Тони проснутся, но ехать в поместье братьев было рано, поэтому и решила убить время в кафе, которое посещала вчера. Я решила, что если вечером там практически не было людей, может и рано утром будет также. И очень надеялась, что Тони не убьёт меня, так как перед уходом я захватила его ноутбук с собой, утешав себя тем, что если он срочно понадобиться я буду не далеко и быстро смогу домчаться до него, чтобы отдать. Утренний воздух был чист и свеж. Он будто наполнял меня жизненными силами, заставляя наслаждаться начатым днем. На самой оживленной улице города, не было ни машин, ни пешеходов. Погода стояла прекрасная, солнышко, лёгкий ветерок. Ни утро, а романтика. Эта обстановка очень напоминала мне о родине, именно это вдохновляло меня на работу, поэтому я выбрала в кафе столик на улице, чтобы не терять эту атмосферу. Я достала из рюкзака листочек с карандашом. Отодвинув ноутбук в сторону, я принялась разглядывать посетителей, выбирая жертву. Моё внимание привлекла молодая леди, сидевшая через столик от меня. Попивая кофе, девушка читала свежую газету. Одета она была в стиле сороковых. Синий жакет с широкими плечами и зауженная юбка. Единственным украшением костюма были пуговицы, обтянутые тканью. Белокурые кудри были зачесаны набок, закрывая один глаз. Фарфоровая кожа, выраженные скулы, пышные чёрные ресницы, ярко алые губы. Она выглядела так, будто вылезла со страниц журнала. Карандаш сам чертил, рисовал, штриховал. Я погрузила в работу всей душой, чего не было уже давно. Девушка была настолько красива, что рисуя её, казалось, рисуешь сказочного персонажа, настолько не реальна, казалась её внешность. Спустя минут двадцать мой пристальный взгляд и не прерывная работа, видимо привлекли внимание леди, она встала и направилась к моему столику. Тихой легкой походкой от бедра, она подошла ко мне, мило натягивая на лицо скромную улыбку. – Покажите? – незнакомка протянула мне руку в знак приветствия, – Я Моника. – Элизабет, – я пыталась так же элегантно поприветствовать собеседницу, протягивая ей руку в ответ, но до её изящных жестов мне было ещё очень далеко, – Простите, я не хотела Вам мешать. Просто Вы такая необычная, что я не смогла удержаться. Девушка, быстро заморгала длинными ресницами, получая удовольствие от полученного комплимента. – Что ты, не извиняйся, – я и не поняла, как мы перешли на ты, но я была не против. Моника взяла со стола рисунок и начала тщательно разглядывать его, – Ух, вот это талант, просто потрясающе. – Спасибо, – я смущённо отвела глаза вниз. Я редко кому показывала свою работу до её завершения, так как немного стеснялась своих не стандартных, для профессионального художника, методов рисовки. – Тебе не нужна подработка? Мы как раз искали хорошего художника, нужно перерисовать один старый портрет, – хоть и предложение явно было озвучено для меня, девушка смотрела куда-то сквозь. Расправив плечи, она поманила пальчиком, подзывая к нашему столику кого-то, стоявшего за моей спиной. Обернувшись, я увидела Влада, который уже стоял в полуметре от меня. Он был так близко, что я рефлекторно сделала шаг в сторону, что вызвало у мужчины легкую усмешку. Гордо расправленные плечи парня и идеальная осанка придавали его образу некое благородство. А самодовольное выражение лица показывало, насколько он был уверен в себе. Казалось, смутить его не сможет ничего, но последующая фраза Моники, все-таки смогла. – Влад посмотри, – Моника протянула мужчине мою работу, – Я предложила ей перерисовать портрет твоих родных, – Влад явно был не доволен, что девушка решила все без него, он нервно напряг свои скулы, а небесно-голубые глаза, казалось стали чёрными от злости, – Ты согласна? – Моника старалась игнорировать пристальный взгляд мужчины, полностью погрузившись в диалог со мной, как будто его и не было с нами. – Ну, так-то, подработка не мешала бы… – я не успела даже договорить, Моника развела руками, давая знак молчания. – Вот и отлично, договорились, значит, – резко её наивный взгляд, стал хищным, – Значит, поехали скорее я все покажу тебе. – Сейчас нет времени на это, – уже Влад бесцеремонно влез в разговор, перебивая Монику. – Она может подождать нас там. В компании дел то на пару часиков, – было, не понятно спрашивает она Влада или приказывает, но он глубоко вздохнув, плюхнулся на стул и поднял руки в знак капитуляции, – Собирай вещи, я отвезу тебя. Я развернулась и судорожно начала собирать свой рюкзак, – Карандаш, блокнот… Стоп, а где ноутбук? Неужели меня обокрали… Руки затряслись, я не представляла последствий от случившегося. Страх, что Тони может потерять работу из-за меня, словно электрическим разрядом, пронёсся по моим венам. Я пыталась вспомнить, кто и когда мог это сделать, возможно, воришка воспользовался шансом, пока я была так увлечена работой. Не знаю почему, от обиды или от отчаяния, глаза моментально стали мокрыми от слез. Я повернулась, ища поддержки у окружающих людей, не говоря ни слова. Влад и Моника смотрели на меня округлившимися глазами, не понимая, что происходит. – Ноут… бук… украли, – чуть слышно прошептала я, но пара все поняла. – Так, стоп! Успокойся! – голос Моники зазвучал командный тоном, но сразу, же смягчился, – Мы дадим тебе аванс, купишь новый, пока полиция будет разыскивать вора. – Эт… то не мой, – я старалась успокоиться, но получалось как-то не очень. Влад, молча, протянул мне платок из нагрудного кармана, – Это жениха моей подруги, у него там столько папок с документами… Я взяла не надолго. Я хотела поработать… – и не помню, что говорила дальше, но явно моя речь была несвязная и не совсем разборчивая, так как пара смотрела на меня, прищурившись, будто отчаянно пытаясь разобрать мой текст. – И где работает этот жених подруги? – нежно гладя меня по руке, спросила Моника. – В компании Цепеш… – мой ответ вызвал звонкий смех у девушки, подняв глаза, я поняла, что даже Влад еле сдерживается, чтобы не засмеяться. – Тоже мне проблема. Вставай, водитель отвезёт тебя в поместье Цепеш. Вроде Раду должен быть сейчас дома. Пока Влад занимается проблемами компании, я схожу в полицию. Скажи мне только имя владельца компьютера, марку, цвет, – широко улыбаясь, проговорила Моника. Обговорив все детали, я подошла к указанной машине, за рулём которой сидел Сэр Николас. Мы взаимно обменялись кивками в знак приветствия. Спустя минуты три, мой знакомый по несчастью все-таки решил заговорить со мной: – Мисс Элизабет, не злитесь на меня старого, что был так не приветлив. В тот вечер приехал младшенький. Он заметил Вас на изгороди, но он более прост к таким вещам. Раду лишь посмеялся над случившемся и приказал отправить Вам подарок. А вот если бы прибывшим оказался Влад, боюсь, меня бы наказали, а что с Вами даже не знаю, но рисковать и рассказывать не стал. – Наказал? Он мне показался более добрым, чем Вы рассказываете… – чуть нахмурясь, я пристально уставилась на мужчину, заставляя его занервничать. Его эмоции было очень легко распознать, в данный момент его глаза забегали по дороге, пытаясь ухватиться взглядом за что угодно, но выходило не удачно. Он с силой сжал руль до такой степени, что на морщинистых старых руках, стали видны вены. – Знаете Мисс, Вы ведь практически не знакомы, а я служу господину долгие годы и вот, что я Вам скажу, будьте внимательнее, – его слова теперь заставили занервничать меня. Но не успела я впасть в панику, как показалась аллея, прилежащая к территории Цепеш. Остаток дороги мы оба предпочли провести в тишине. Возле центрального входа в дом, стоял молодой человек на вид лет тридцати. Было не тяжело догадаться, что это и был тот самый Раду. Кстати именно в этот момент мне вспомнились слова Рейчел: «Младший брат, местный плейбой. Не видела ещё девушек, которым он не нравился бы». Он был и правду очень красив. Светло-русые волосы были послушно уложены от лица на бок, джинсы, белая футболка, подчеркивающая его накаченный торс. Он пристально, не отрывая взгляда, смотрел на меня через окно машины. А на его лице сверкала белоснежная улыбка. Я почувствовала мелкую дрожь по телу, от такого внимания. Мне захотелось спрятаться за сидение и не вылезать оттуда, пока Раду не уйдёт, но это было как минимум не вежливо. Я потянулась к ручке дверцы, Сэр Николас одобрительно кивнул. Как только я вышла, машина с рыком рванула в сторону выезда, оставляя меня в дымовой завесе вперемешку с пылью. Младший Цепеш, явно знал, как действует на девушек и безо всякого смущения двинулся прямо на меня. Между нами было метров двадцать и это расстояние быстро сокращалось. Подойдя практически впритык, его взгляд пронёсся по мне от головы до пяток, но остановился на моих глазах. Да, наверно в тот момент это была самая привлекательная часть меня. Собираясь утром в кафе, я и не думала, что попаду сюда так рано. Поэтому заморачиваться над одеждой не стала: повседневные джинсы, не уступающая им по старости футболка, которая уже начала выцветать, неуклюжий пучок на голове и рюкзак, оставшийся у меня ещё со средней школы. – Элизабет, полагаю, – он был не столь галантен, как его окружение, но его обаяние возмещало это с перевесом, – Я, Раду. Моника позвонила мне и приказала не спускать с тебя глаз. Врать не буду я был не доволен, но теперь я совсем не против, – его взгляд был обжигающим. Не сумев сдержать такого напора, я опустила глаза. Казалось, он не заметил моего смущения, так как в следующую секунду, взял меня за руку и поволок в дом. Внутри стены и потолки были украшены ручной резьбой и гротескными светильниками, а старые полы из красного дерева скрипели от старости, купаясь в свете румынских фонарей. Мебель больше походила на музейные экспонаты, было страшно даже дотрагиваться до нее. Вдоль холла стояли не большие подиумы, на которых за стеклянной витриной красовались семейные реликвии: средневековой оружие и доспехи. Раду заметил мою заинтересованность к обстановке и сбавил шаг. – Нравится? – абсолютно серьёзным голосов, убрав с лица усмешку, спросил парень. – Это потрясающе… Я закружилась вокруг себя, в попытках рассмотреть каждый дюйм помещения. Сделав круг, остановилась, прямо напротив хозяина дома. Раду жадно схватил меня за талию, пододвигая к себе. Глубоко вдохнув, словно в последний раз, я смотрела в его голубые глаза, словно завороженная. Парень же, абсолютно спокойно, с интересом разглядывал мою реакцию, время от времени опуская взгляд на мои губы и аккуратно, без напора двигаясь к ним на встречу. Когда его лицо было уже в паре сантиметрах от моего, электрический разряд пронёсся по моему тело, заставляя оттолкнуть молодого человека. Тот, явно не ожидал такой реакции. От падения его спасла перила лестницы, за которую в последнюю секунду успел ухватиться Раду. Он мучительно пытался придумать, чем ответить на мои действия и не мог, просто молча, стоял, слегка сдвинув брови. – Кстати, я хотела поблагодарить Вас за подарок. Сама бы я не скоро смогла бы позволить себе новый объектив. Я повернулась спиной к парню, нервно хватая губами воздух. – Объектив? – на секунду он задумался, будто вспоминая кому, что дарил на днях, – Допустим… – Почему ты мне выкаешь? Я думал мы перешли на ты. Тихие шаги Раду были ближе с каждой секундой, но вскоре остановились в метре от меня. – Прости, я видимо упустила этот момент, – мой голос стал жёстче, – Покажи, пожалуйста, портрет, ради которого меня пригласили сюда. Наслушавшись о репутации парня, не хотелось стать его очередной подружкой на ночь. А его открытый флирт, вовсе не скрывал его намерений. Поэтому я не нашла другого выхода, как стать грубой с ним. В надежде, что это оттолкнет Раду от меня. Парень задумался, глядя куда-то в пустоту, и твёрдо произнёс, – Нет. – Нет?! – меня ошарашил такой ответ. Я резко повернулась к парню, ища в его глазах прежнюю усмешку, но её там не было. – Моника с Владом приедут через пару часов, вот пусть и показывают, – шарм и очаровательная улыбка, не сходившая с лица Раду, исчезла, и возвращаться не планировала. – Что же мне тогда делать? – Можешь погулять по дому, у меня дела, – проговорил сухо Раду, – Тут пятьдесят семь комнат, коридоры похожи на лабиринт, смотри не заблудись, – развернувшись, парень зашагал в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. – А если заблужусь? – я не хотела его отпускать, оттягивая диалог глупыми вопросами. – Покричи, – даже не обернувшись, ответил парень, скрываясь в темноте. «Так, замечательно! И куда пойдём?» – я стояла неподвижно, пытаясь понять, что же мне делать, но недолго думая, пошла, изучать дом. Комната за комнатой, длинные узкие коридоры, украшенные огромным количеством картин. Это было странно, но обстановка казалась мне до боли знакомой, я будто бы знала куда и когда свернуть. Но я не понимала, куда, же приведёт меня этот поход. Решив довериться интуиции, я шла ещё минут двадцать, петляя из стороны в сторону и вот передо мной дверь и больше не куда идти, это конец. Рука тянулась к ручке, мозг как будто приказывал мне войти туда. В ушах зазвенело, я упала на колени, зажмурилась, что есть силы, разум мутнел, координация путалась, из меня как будто высасывали все жизненные силы, я рухнула на пол… Румыния Город Сигишоара XV век – Мисс Элизабет, скорее прошу Вас, вы опаздываете! – передо мной стояла девочка лет пятнадцати, в хлопчатом чёрном платье до пят и в белом переднике. Волосы, угольного цвета, были аккуратно зачесаны, глаза были глубокого синего цвета, что очень необычно смотрелось в сочетании со смуглой кожей и длинными чёрными ресницами. – Ещё одну минуту, София. Подожди меня за дверью, – дядюшка Мурад, попросил меня зайти к нему до занятий, у него была важная весть для меня. Будучи султаном, его обязанности, занимали большую часть его времени, только иногда нам доводилось встречаться на некоторых мероприятиях, ну ещё не так часто он появлялся на моих занятиях, чтобы убедиться, что ко мне относятся должным образом, как к части семьи султана. Моих родителей не стало, когда я была совсем маленькой, единственный кто согласился взять опеку над сироткой, стал Дядюшка Мурад, двоюродный брат отца. Через несколько лет, он получил высшее звание султана, но не бросил меня. У него и кроме меня было много хлопот. Например, его одиннадцать сыновей. Троих из них он потерял, когда они были ещё в юношеской возрасте. Старший сын – Мехмед, жил с матерью в другом городе, про него ходило много разных легенд. Например, что тот мальчик был заколдован ещё в младенчестве, злой колдун лишил его всех хороших качеств. Чтобы он или ему никто не навредил, его с матерью отправили за многие мили отсюда. Кто-то говорил, что султан просто отказался от внебрачного сына, так как по традиции его место должен был занять старший, которым являлся Мехмед, Дядюшка Мурад же желал видеть наследником второго сына Хасана. Я лично не знала, что из этого являлось правдой, но очень хотелось верить, что человек, который меня растил, не мог быть жестоким и сделал это из лучших побуждений. Я вышла за дверь, где послушно ожидала меня служанка, – Останься тут. Я хочу поговорить с Дядей наедине. – Как скажете, мисс, – девочка сделала не глубокий реверанс и отошла в сторону. Я вышла во внутреннюю часть двора, где находился «Третий двор». Он включал в себя покои султана, Гарем, Сокровищницу, библиотеку и Тронный зал. Вход в эту часть осуществлялся строго с разрешения султана, но стражи о моем прибытие уже знали, увидев меня, они расступились, указывая мне на тропу, ведущую к беседке. – Султан вышел на прогулку. Он ожидает, Вас, мисс, – проговорил один служащий. Я послушно свернула на тропу, нервно теребя окантовку платья. Я опоздала или же дядюшка просто решил выйти на свежий воздух, было не понятно. Я совершенно позабыла о времени. Меньше всего бы хотелось, чтобы он был зол на меня. На лавке под цветочной аркой сидел султан, в красном атласном кафтане. Его черные густые брови были сдвинуты на середину, превращая их в одну дугу. Губы были сжаты в тонкую линию. При солнечном свете его кожа казалась еще белее обычного. Дядюшка не выглядел на свой возраст. В пятьдесят три года, его кожа была гладкая, и совершенно не было морщин. Лишь одна деталь прибавляла ему возраста, это густая черная борода, которая, как он говорил, придавала ему уверенности. В руках у него был свиток, который он очень внимательно изучал. Увидев меня, на его лице засверкала улыбка, согревая мне душу и успокаивая разум. – Здравствуй, дядюшка, – я слегка склонила голову в знак приветствия. – Элизабет, – Султан ответил на мой жест, – Прекрасно выглядишь! Спасибо, что пришла. Нам нужно очень серьёзно поговорить. – Конечно, – я хотела казаться спокойной, но дрожь в моем теле предательски выдавало моё состояние, – Что-то не так с моим обучением? Я, что-то сделала не так? – Что ты дорогая, ты единственная кто не заставляет меня краснеть перед учителями. Хоть девушке в наше время и не полагается так уходить в науку, твои родители бы гордились тобой. – Так в чем же тогда дело? – Не беспокойся дорогая… присядь, – казалось, дядя читал меня как открытую книгу. Я не стала противиться и присела рядом с ним, – Ты наверно помнишь моего сына, Хасана? – я кивнула, отвечая на вопрос, – Моё правление скоро подойдёт к концу. Новым Султаном станет мой сын, – он затих, как будто пытался подобрать нужные слова и снова заговорил, – Я хочу, чтобы Вас обоих ждало хорошее будущее и поэтому, прошу принять моё предложение о вашей свадьбе. – Свадьба?! – истерично выкрикнула я, – Дядюшка мы ведь совсем друг друга не знаем… Последний раз, я видела Хасана, когда мне было лет десять. После его отъезда столько поменялось… – как только Хасан стал более, или менее соображать, его начали обучать управлению государством. Позднее в юношеском возрасте, он был отправлен править в провинцию, в качестве губернатора. Вместе с ним отправилась и его мать, чтобы воспитывать и наставлять сына. – Пойми, это очень выгодное предложение… – Султан, как будто злясь на себя за такие слова, сжал пальцы в кулак. – Выгода? А как же любовь? – чуть слышно проговорила я. – Вот и Хасан пишет то же самое, – глубоко вздохнув, Дядюшка Мурад опустил глаза на свиток в своих руках, – Молодые… Глупые…. Он приезжает завтра. Я надеюсь, что ваше мнение изменится. А сейчас ступай. Я встала со скамьи и достаточно быстрым шагом направилась в направление реки, берег которой расстилался в ста метрах от дворца. Это место было очень тихим и безлюдным и мне нравилось бывать там наедине со своими мыслями. Вода помогала образумить сознание. А в голове сейчас как раз творился настоящий беспорядок. Нужно было многое осмыслить. Например, поймёт ли дядя, если я или Хасан, или мы оба откажемся от женитьбы? А вдруг у нас и нет особо мнения в этом вопросе. Эта беспомощность душила меня изнутри. Я рухнула словно мешок с картошкой на траву, пытаясь обрести покой, вдыхая нотки природы, но сегодня она не помогала. Слезы покатились с глаз. Женитьба без любви, даже за будущего султана… это наказание. В такой жизни нет счастья. Опустив взгляд, на растекающуюся на траве юбку, я на секунду улыбнулась, заметив, как она слилась с зеленой травой. – Миледи? У Вас все хорошо? – я приподняла тяжёлые от слез ресницы, чтобы взглянуть на человека, который так бесцеремонно вторгся в момент моего уединения самой с собой. Передо мной стоял рыцарь, высокий молодой человек со светлыми волосами. Он галантно протягивала мне платок. – Да. Всё хорошо. Спасибо, – мой голос звучал сухо, пытаясь донести до парня, что компания мне не требуется. Несмотря на тяжесть доспех, он с легкостью опустился на одно колено напротив меня так, что наши глаза стали строго друг напротив друга. – Простите, что влезаю… но ни одна причина не стоит Ваших слез, – его голос зазвучал, как колыбель для моих ушей, он успокаивал так, как не могла справится природа, – Я Раду… Раду Цепеш. Наши дни – Раду… Раду… – я почувствовала холод на лбу, что-то мокрое прикасалось к моему лицу. Я приоткрыла глаза. В мгновение, острая мигрень забилась в области висков, заставив слегка зажмуриться. Но, всего через минуту, боль ушла, и я смогла рассмотреть обстановку вокруг себя. Надо мной сидел Влад, рядом была Моника, чуть позади в паре метров стоял Раду. Влад нежно обтирал моё лицо холодным полотенцем. – Как ты? Ты нас так напугала! – Моника, практически оттолкнув парня, стоящего на её пути, кидаясь ко мне в объятия. Можно было подумать, что мы знакомы уже тысячу лет. Молодые же люди, тактично кивнув, покинули комнату. Я только в тот момент осознала, что лежу не в знакомой комнате, на большой кровати, а надета на мне лишь одна сорочка. – Не волнуйся, это я тебя переодела, твои вещи ужасно тугие, тебе нужен был воздух. Не удивительно, что ты рухнула в обморок, – девушка тяжело выдохнула и продолжила, – Ну и заставила же ты нас понервничать. – Обморок? – на минутку я задумалась, что же из этого всего реальность… Я была во дворце, говорила, трогала, ощущала, все было как сейчас, но в другое время. А Раду? Он ведь тоже там был, значит ли, что это просто моя фантазия. И как понять, что из этого всего правда, – Как долго я была без сознания? – Ну, примерно часов пять,… честно говоря, Раду и не знал по началу, пока не пошёл тебя искать. Он подумал, что ты заплутала… – Моника грустно взглянула на меня, как будто винила себя в том, что оставила меня одну в компании своего друга. – Где мой телефон? Моя подруга наверно с ума сходит! – я ушла рано утром пока Рейчел ещё спала, а сейчас судя по потемкам, за окном был уже вечер. Я обещала, что больше не заставлю её нервничать, а сама пропала, да ещё и с ноутбуком Тони, – А компьютер? Моника протянула мне свой сотовый, – Твой наверно выпал где-то, я не видела его в карманах. А что касается ноутбука, я написала заявление, нужно ждать. Я судорожно била по экрану телефона, набирая номер Рейчел. Гудок, два, три… но никто не брал трубку. Я набирала, раз за разом в течение минут десяти, пока Моника спокойным жестом не остановила меня, положа свою руку на мое запястье. – Остановись, возможно, она занята, – мне хотелось верить её словам, но все было так странно. – Конечно… Я сейчас оденусь, пойду и поговорю с ней… – эта перспектива успокаивал меня, – Я заеду завтра, обсудим работу, – я уже не слушала, что говорит мне Моника, натягивая на себя штаны, но помню несколько раз за минуту она предложила мне остаться, но игнорируя её я схватила свой рюкзак, стоящий возле кровати, и вылетела в холл. Уверенная ходьба замедлилась, стоило мне только выйти из комнаты. В коридоре было темно, лишь в метрах двадцати от меня горел небольшой свет, исходивший с другого этажа. Я поняла, что нахожусь не на первом этаже и даже не на втором. Мои ноги бежали по лестнице, пока голоса снизу не заставили меня остановиться. – Ты серьёзно будешь злиться на меня из-за того, что она в бреде назвала мое имя? – голос Раду звучал спокойно, но с нотками озорства. Казалось, ему нравится сложившаяся ситуация. Влад сжал кулаки, угрожающе сдвинул брови, а чувственный губы сложились в твёрдую тонкую линию. Его тело поддалось в сторону Раду, остановившись прямо перед братом. – Ты знаешь, что значит этот обморок, поэтому я не понимаю твоего спокойствия! – он произнёс это, практически крича на Раду. После такого наезда Раду бросил притворство и сосредоточенно сдвинул брови. – Я знаю, а она знает? Знаешь Элизабет? – не поворачиваясь ко мне, произнёс Раду. Он как будто чувствовал затылком моё присутствие. Влад резко поднял на меня взгляд и сделал шаг назад от брата. Испуганно глядя на меня, мужчины пытались понять, что я слышала из их разговора. Каждый, молча, отвел глаза, стыдясь этой ситуации. Мои ноги обмякли. Лучше бы я этого не видела. Я чувствовала себя ланью, за которую вот-вот начнётся борьба двух хищников. Простите… Я не хотела мешать, – из последних сил я побежала в сторону двери, не оглядываясь на парней. Я чувствовала их взгляды, но обернуться не решилась. Оказавшись на улице, я почувствовала себя в безопасности, такое странное спокойствие. Я видела, что неподалеку стоял Сэр Николас, но он не стал меня останавливать, лишь проводил взглядом, пока я не скрылась из виду. Я шла домой уже не торопясь. Без телефона, без ноутбуку, без понятия о том, что мне делать. И с небес мои мысли смогла вернуть лишь, стоявшая возле особняка Рейчел, машина полиции. Глава 5 «Честь превыше всего» Душераздирающие крики Рейчел, склонившейся над телом жениха, опустошали меня изнутри. Я не могла больше думать не о чем, кроме как успокоить подругу. Полицейские пытались оттащить её от трупа, но она мёртвой хваткой вцепилась в Тони, крича, что он жив, что он сейчас очнется. Она не могла ответить не на один вопрос полиции, но они решили не мучить её сейчас опросам, подозвав меня для подписи всех документов и протоколов. – Вы живёте в этом доме? – полицейский не поднимая глаз, заполнял документы. – Да, я приехала два дня назад из Болгарии. Рейчел моя подруга с детства, – он сунул мне ручку, указывая на место для подписи, – Простите Сэр, но как он умер? Хоть что-то известно? – У него рваная рана на шее, возможно в дом проник какой-то зверь. Сейчас мои ребята осматривают место преступления. Скажите, вам есть с подругой, где переночевать эту ночь? – мужчина серьёзно взглянул мне в глаза, пытаясь достучаться хотя бы до меня. Он не был уверен, что этот зверь будет обнаружен и его опасения были понятны. Ведь если сегодня, что-то случится ещё, это будет их вина, не добросовестно выполненная работа. В голове промелькнула слова Моники, которая предлагала остаться в особняке Цепеш. Было странно конечно идти и просить мало знакомых людей о предоставлении жилья себе и подруге, но выбора не было. Номер в гостинице в этом городе должен бронироваться минимум за неделю, она всего одна, а поток туристов, жаждущих отдохнуть в одном из самых красивых городков Румынии, огромен. – Я найду, где нам остаться, – мои слова успокоили полицейского, он убрал документы в папку и побрел в дом. Возле Рейчел в это время крутилась три врача, которые всячески пытались образумить её. В итоге вколов ей лошадиную дозу успокоительного, подруга погрузилась в некий транс. Она перестала кричать, не говорила больше ни слова, лишь пустыми глазами смотрела куда-то в сторону леса. – Рейч, дорогая… Пошли со мной, – присев рядом с подругой, тихо произнесла я. Она же, не взглянув на меня, аккуратно поднялась на ноги. Красная юбка в пол скользнула с её колен. Её плечи широко расправились, выставляя вперёд не глубокое декольте. Даже потрёпанная, истерзанная душою, Рейчел выглядела женственной и элегантно. Один из полицейских предложил подвести нас до нужного места. Так как у меня не было ни денег, ни телефон, я сразу согласилась на столь благородное предложение со стороны хранителя порядка. Видимо весь наш вид вызывал необъяснимые приступы жалости. Когда Рейчел подошла к машине, при свете фонаря стали видны её заплаканные глаза, щеки блестели от слез, а взгляд был без единой эмоции. Пока она садилась, я обернулась, последний раз взглянуть на особняк. Тело Тони грузили в машину скорой помощи, аккуратно накрывая его лицо и тело белой хлопчатой тканью. И когда моя жизнь успела перейти от драмы в триллер, я понять не могла. Как только сели в машину Рейчел уснула, видимо доза лекарства была и правда велика. Мы доехали до особняка Цепеш достаточно быстро. На лестнице стоял Влад, как будто ожидая нас. Без единого вопроса он помог мне с Рейчел. Аккуратно взяв на руки, он понёс девушку в дом. Я была благодарна ему, за то, что он не стал закидывать меня вопросами, но объясниться все-таки было нужно. Мы поднялись на третий этаж, в ту самую комнату, где несколько часов назад очнулась я, после внезапного обморока. Положив Рейчел на кровать, он повернулся ко мне, указывая на дверь. Я послушно направилась за ним. – Что произошло? – из его уст прозвучал вопрос, как только я закрыла дверь. – Жених Рейчел… Тони… он мёртв, – только сейчас я поняла, что беспокоясь, весь вечер о подруге, я сдерживала себя от каких-либо проявлений эмоций, сейчас же сдерживаться уже не было сил, и мои слезы покатились с глаз. Влад больше ничего не спрашивал, он взял меня за плечи и потянул к себе. Уткнувшись лицом в его грудь, я первый раз за все это время ощутила себя в безопасности, я не боялась и не стеснялась плакать в его рубашку, пока его крепкие руки прижимали меня силой к себе. Я подняла голову, чтобы встретиться с взглядом молодого человека. Сердце остановилось, когда я увидела чёрные сверкающие зрачки, полностью поглотившие синий цвет. Они были похожи на бездонное тёмное озеро, в котором отражалась я, маленькая и беззащитная. – Кхе-кхе, – нашу идиллию прервал низкий кашель. Поняв, что мы уже не одни, я отскочила от Влада, находя глазами гостя. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/angelina-andreevna-bikbulatova/serdce-angela/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.