Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ты будешь жалеть, дорогая. Часть 1

Ты будешь жалеть, дорогая. Часть 1
Ты будешь жалеть, дорогая. Часть 1 Элиз Вюрм Детьми они росли вместе почти как брат и сестра, а потом её похитили… Он был одержим её поисками – он никогда не переставал её искать и нашёл в монастыре, забывшую всё, даже своё имя. Красивая и нежная женщина готовится стать монахиней – это её призвание, её удел – ей там спокойно, у Бога под крылышком. Она ещё сомневается, но готовится. В её жизни появляется он – Силен, мужчина полный шарма и жизни. Они влюбляются друг в друга, но позволено ли им быть вместе? Позволено ли им любить? Он хочет найти её похитителей, он хочет быть счастливым, она хочет быть рядом с Богом и… рядом с мужчиной. Что их ждёт – покой или проклятие? Жизнь в прошлом или искупление и освобождение? Элиз Вюрм Ты будешь жалеть, дорогая. Часть 1 «Логическая машина отличается от мозга тем, что не может иметь сразу несколько взаимоисключающих программ деятельности. Мозг может их иметь, он всегда их имеет, поэтому-то он и представляет собой поле битвы у людей святых или же пепелище противоречий у людей более обычных»[1 - Станислав Лем] Пролог Монастырь где-то в Италии Когда она вошла в комнату, он посмотрел на неё пронзительным взглядом, удивлённо. Она подошла к нему – их разделил стол, простой, деревянный стол. – Садитесь. Приглашающий жест. Она села, не смотря на него. – Здравствуйте. Мягкая нота в его голосе – она посмотрела на него. – Здравствуйте. Вновь опустила голову. – Меня зовут Силен Верано. Вам что-нибудь говорит моё имя? Его голос зазвучал властно. – Нет. Пауза, продолжительная пауза, между ними. А потом: – Вас зовут Алессандра Верано – вы дочь моей тётки – Алекс Верано. Он говорил без восклицательных знаков, устало. – Ваша мать, скажем о ней так; авантюристка… Усмешка, почти весёлая. – Не в плохом смысле этого слова – не мошенница, просто семья Верано её слегка придушила. Мина посмотрела на него. У него были зелёные глаза, он смотрел внимательно и настойчиво. – А вас? – Вдруг спросил её, он. – Что придушило вас? Она удивилась. – Вас должно было что-то придушить; от мирской жизни по доброй воле не отказываются! Он хотел понять, она это почувствовала. – Я не перестала грешить, сеньор, но перестала получать от этого удовольствие[2 - Мина перефразировала: «Став католиком, человек не перестает грешить, но перестает получать от этого удовольствие» Кливленд Ачори]! Мина невесело улыбнулась. – Я бы предпочёл, чтобы вы грешили. Его голос прозвучал тихо. – К Дьяволу человека приводит счастье, а к Богу – трагедия! Глава 1 – Почему вас так назвали? Силен… – Как демона сатира? Его глаза заблестели. – Любителя выпить, и любителя женщин… Он улыбнулся. – Моя мать такая же сумасбродная особа, как и ваша… Силен рассмеялся. – Жуликовата, но обаятельна! Мина заулыбалась. Они летели в самолёте, в салоне первого класса. – Вы женаты? У вас есть дети? – Нет. А вы? Были замужем? – Нет. – Почему? Мина посмотрела ему в глаза. – Разве вы не знаете историю моей жизни? Разве вы не выяснили обо мне всё?! – Выяснил, в деталях! Силен не смутился. Ей это понравилось. У него крепкие нервы. – У вас крепкие нервы, сеньор Верано. Он посмотрел на неё с удивлением. – А у вас нет? – Когда-то были! Силен взял свой бокал с шампанским, отпил. – У нас у всех всё когда-то было… куда всё уходит?! Мина отпила холодного грейпфрутового сока. – Как в сказке; в звёздную бесконечность! Он усмехнулся. – Вы так говорите, словно не верите в это! – Никто в это не верит! Она мрачно улыбнулась. Они посмотрели друг на друга, мужчина в чёрном, и… сестра в голубом. – Можно неловкий вопрос? – Спросил он. – «Неловкий»? Можно. Мина посмотрела ему в глаза. – Мне сказали, что вы сестра, а не монахиня… в чём разница? – В обетах, сестра скорее светский человек, а монахиня… служивый, если так можно выразиться. – «Служивый»? – Заинтересовался Силен. – Монахини в моём монастыре, как правило, дали обет молчания, они ни с кем не общаются и никого не принимают. – Вы тоже хотите стать монахиней? – Нет. Он удивился. – Почему? – Я не готова. Силен Верано вновь взял свой бокал с шампанским – он не снял перчатки, – он был в них в монастыре, он оставался в них в самолёте. – Пью за «не готова»! Мина удивлённо посмотрела на него. – За то, что вы поняли это вовремя – за доброту к себе! Силен поднял бокал. – Чин-чин! Он заглянул ей в глаза. – Китайские моряки привезли это выражение в Европу – оно значит «за добро». Он отпил шампанского. – За доброту, Мина! Ей захотелось сказать ему: – Я не пила пятнадцать лет! – Не жалейте, – Весело сказал ей Силен. – Вы всегда можете начать! Мина улыбнулась, он вызывал симпатию черноволосый загорелый испанец. Он был холёным и мужественным, в нём чувствовалась жизненная сила. Она вновь обратила внимание на его руки. Он болен? Прихоть? – Вам интересны мои руки? – Лукаво спросил её Силен Верано. И весело добавил: – Только они вас и заинтересовали. Он был обаятелен. Мина ощутила себя живой – живым человеком. Она уже и забыла как это… симпатия. – Вы сказали; Алекс Верано – моя мать, а вы? Кузен? – Кузен. Я ваш кузен, Мина. Его глаза наполнились теплом. – Я вас помню – детьми мы играли вместе… Выражение его зелёных глаз изменилось, стало волчьим. – А потом эта… Алекс, потеряла вас – в торговом центре… Ярость в его голосе. – Она оставила вас одну – пошла в примерочную, мерить платье… В голосе Силена Верано зазвучала ненависть. – Когда она вернулась, ей сказали, что вас увели мужчина и женщина. Он посмотрел на бокал в своей руке. – Я ненавижу вашу мать, Мина. Я ненавижу её за то, что она вас потеряла, потеряла… Усмешка. Он посмотрел на неё. – «Шепчет ветер среди ночи Малому цветку: «Век твой краткий всё короче, Ты уснёшь в снегу». Ветер зреет и крепчает: «Сгинешь в свой черёд!» А цветок не отвечает, А цветок цветёт»[3 - Йонас Стрелкунас] Глава 2 – Я была цветком? Мина заглянула Силену в глаза. – Да. Он сказал это слово без восклицательного знака, но в его голосе прозвучало «да!». Она почувствовала что-то – тревожащую запутанность этого мира… – Почему ты прожила в монастыре пятнадцать лет?! Мина подумала, как быстро ты перешёл на «ты»! Они посмотрели друг другу в глаза. – Ни почему, не было причины. Он удивился, мужчина с именем демона сатира. – Разве так бывает? Он словно озвучил свои мысли, Силен. – Силен, – Подумала Мина. – Красивое имя! Она вспомнила «Селен – хрупкий блестящий на изломе неметалл чёрного цвета»… – Бывает, – Сказала Силену, Мина. – В этом мире бывает всё! – Не все трагедии ведут в монастырь? Он посмотрел на неё с симпатией, грустными глазами. – В монастырь, Силен, ведёт отсутствие трагедий! Он удивился – в его глазах вспыхнуло удивление. – Ты назвала меня по имени, а я думал, не назовёшь! – Ты сказал мне «ты»… Мина заглянула ему в глаза. – Я уже и забыла, как это прекрасно, быть с кем-то на «ты»! Силен посмотрел на неё очень внимательно. – «Прекрасно»? – А ты не замечал? Не замечаешь? Он был одет в чёрное, во всё чёрное. – Ты так говоришь, словно жизнь удивительна! – Сказал ей, он. – Я думаю, что всё-таки, да! Силен задумчиво усмехнулся. – Ты никого не называешь на «ты» в монастыре? – Никого. – Почему? Мина печально улыбнулась. – Мы там не друзья. Мы там… служим! – Кому? Богу? – Жизни. – «Жизни»? – Удивился он. – Которую у нас получилось прожить… Усмешка на её нежно алых губах. – Уж как получилось! Силен поставил бокал на столик – кожа его перчаток заскрипела, – чёрная, лоснящаяся, кожа. – Ты спрашивала, почему меня так назвали – Силен… Однажды царю Мидасу, после больших усилий, удалось поймать в лесу мудрого Силена, спутника Диониса. Царь спросил его, в чём высшее счастье человека. Демон упорно отмалчивался, наконец, дико расхохотался и ответил: – Злополучный, однодневный род, дети Случая и Нужды! Зачем заставляешь ты меня сказать то, чего самое лучшее для тебя не слышать? Высшее счастье тебе совершенно недоступно: не родиться, не быть вовсе, быть ничем. Второе же, что тебе остается, – скоро умереть. – Dalla Cenere, Il Buio[4 - Из Пепла, Тьма…]… Она заглянула ему в глаза. – Одна из сестёр Шамординской обители за невольный проступок получила от настоятельницы строгий выговор. Сестра попыталась было объяснить причину своей повинности, но разгневанная начальница не хотела ничего слушать и тут же при всех пригрозила поставить её на поклоны. Больно и обидно стало шамординской насельнице. Однако она подавила в себе самолюбие, замолчала и смиренно попросила прощения у настоятельницы. Придя к себе в келью, сестра вдруг вместо стыда и смущения ощутила в своём сердце неизъяснимую радость. Вечером того же дня она сообщила обо всём случившемся преподобному Амвросию Оптинскому, который, выслушав её рассказ, сказал: – Этот случай промыслителен. Помни его. Господь захотел показать тебе, как сладок плод смирения, чтобы ты, ощутив его, всегда понуждала себя к смирению: сначала к внешнему, а затем и к внутреннему. Когда человек понуждает себя смиряться, Господь утешает его внутренне, и это-то и есть та благодать, которую Бог даёт смиренным. Самооправдание только кажется облегчающим средством, а на самом деле приносит в душу мрак и смущение. Он смятенно нахмурился. – Ты не умеешь проигрывать, Силен. Демон не умел, и ты не умеешь. Не умеешь проигрывать, смири своё сердце! Грустно Силен посмотрел на Мину. – Ты тоже… умертвила душу? – В церковных кругах есть древний анекдот, – Вдруг сказала ему, она. И лукаво добавила: – Что общего у монаха и алкоголика? Ложь. Они всё время лгут! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/eliz-vurm-18951733/ty-budesh-zhalet-dorogaya-chast-1/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Станислав Лем 2 Мина перефразировала: «Став католиком, человек не перестает грешить, но перестает получать от этого удовольствие» Кливленд Ачори 3 Йонас Стрелкунас 4 Из Пепла, Тьма…
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 109.00 руб.