Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Правдорубы внутренних дел: как диссиденты в погонах разоблачали коррупцию в МВД

Правдорубы внутренних дел: как диссиденты в погонах разоблачали коррупцию в МВД
Автор: Александр Раскин Жанр: Публицистика Тип: Книга Издательство: Эксмо Год издания: 2011 Цена: 199.00 руб. Просмотры: 16 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Правдорубы внутренних дел: как диссиденты в погонах разоблачали коррупцию в МВД Александр Раскин Силовые структуры России в кризисе: в них царят коррупция, произвол, жестокость. Поможет ли исправить положение объявленная реформа органов внутренних дел и Закон о полиции? В это, похоже, не верят ни граждане, ни сотрудники правоохранительных органов, бросающие вызов беззаконию изнутри самой системы. Но действенны ли их методы? Публичные видеообращения милиционеров к руководству государства вызвали огромный общественный резонанс: их посмотрело несколько миллионов человек, их живо обсуждают в блогах, форумах, социальных сетях, в СМИ. Чего же добились действующие и отставные сотрудники органов МВД и прокуратуры, «вынося сор из избы»? Мнения общественности разделились: одни производят их в герои и мученики, другие чернят, третьи за всем этим видят политическую провокацию. Их увольняют, пытаются опорочить, судят. Кто же эти люди – герои или преступники? Их поступки – грубое нарушение присяги, объявленная война собственной стране или попытка вернуть правоохранительным органам истинное назначение? Восстанет ли Россия против беззакония или протест одиночек обречен на поражение? Автор книги пытается найти ответы на эти вопросы, прослеживая хронологию «исповедей на заданную тему», изучая биографии героев, анализируя причины и последствия этого отчаянного шага. Для широкого круга читателей. Все права защищены. Никакая часть настоящего издания ни в каких целях не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитный носитель, если на это нет письменного разрешения издателя. Александр Раскин Правдорубы внутренних дел Все права защищены. Никакая часть настоящего издания ни в каких целях не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, будь то электронные или механические, включая фотокопирование и запись на магнитный носитель, если на это нет письменного разрешения издателя. Об авторе Александр Раскин – журналист медиахолдинга «Эксперт». Более десяти лет пишет на криминальные темы и занимается журналистскими расследованиями. В разное время работал в газетах «Коммерсантъ», «Время МН», «Время новостей», в журнале «Русский Newsweek». Введение –?Включи телевизор, НТВ, прямо сейчас. Цирк приехал, и клоуны все те же, – с веселой злостью сообщил мне по сотовому приятель (кстати, один из первой десятки руководителей УВД по Тульской области). Включаю. Идет программа «НТВшники». В студии в креслах – заместитель министра внутренних дел, председатель Совета Федерации, лидер КПРФ. Журналисты в джинсах, символизирующих собой остатки энтэвэшной фронды, стоят полукругом, опираясь пятыми точками о стол. Доминанта залитой светом пюпитров студии – вспотевший лицом, упитанный мужчина в костюме, но с милицейской фуражкой в руках. Мужчина – ведущий представил его как подполковника, уволенного из органов внутренних дел, – по обычаю служивых людей путается, пропускает слова и сбивается на детали. Он торопясь рассказывает о том, что милиция в славном городе оружейников Туле не пресекает организацию запрещенных законом азартных игр. Более того, потворствует ей. Конечно, не за красивые глаза бизнесменов от рулетки. По напряженным лицам высоких гостей видно, что в мозгу у них идет оперативная сортировка мыслей. Еще бы – с минуты на минуту им придется комментировать сказанное. Причем так, чтобы и по делу, и ничего крамольного. А это почти невозможно, учитывая тему. Конечно, это не прямой эфир, есть еще монтажный стол – что не нужно, вырежут. Но утечка неосторожного слова все же может случиться – в зале сидит публика, способная оперативно выложить сказанное на программе в Интернет. Прокурорский скандал образца февраля 2011го еще впереди. Тогда подмосковных прокуроров заподозрят в небескорыстных связях с организаторами криминального азартного бизнеса. Но и в сентябре 2010 года, когда на НТВ снималась эта программа, все в стране понимали, что не случайно «автоматчики» оказываются непотопляемыми. В самом деле, не потому же, что исключили из названия своих заведений слова с корнем «игра» и продолжают эксплуатировать людские пороки под другими вывесками. На глазах замминистра внутренних дел сотрясались фундаментальные основы службы. Одна из них: «Вы там не думать поставлены, и уж тем более не говорить, а функцию выполнять». Вынести же сор из милицейской избы на центральный телеканал – это превратить «разговор на кухне» в факт общественной жизни. Телевизор не Интернет, где много кнопок нажимать надо. Телевизор народ смотрит, а не пользователи. Вынести сор из милицейской избы на центральный телеканал – это превратить «разговор на кухне» в факт общественной жизни. Хотя и Интернет последние три года – неслабый раздражитель для милицейских генералов. А все благодаря безвестному до определенной поры новороссийскому майору Дымовскому. Этот не пошел с наболевшим к вышестоящему начальнику, как положено. Он через все служебные головы обратился, страшно сказать, к «самому». Устроил диверсию с видеообращением к руководству страны. Выложил в Интернет тайное корпоративное знание: органы внутренних дел нуждаются в хирургическом лечении, а еще лучше – в трансплантации. И если бы он один. С десяток правдорубов – в погонах или недавно лишившихся оных – последовали примеру майора. За год они наговорили в Интернете и по телевидению массу негатива про отечественную милицию. Столько за всю ее историю, начиная с 10 ноября 1917 года, вслух не произносилось. Челобитные милиционеров руководителям страны вызвали к жизни новое социальное явление – «синдром Дымовского». Майорреволюционер и его последователи организовали в Интернете специальный ресурс dymovskiy.name, чтобы «донести послания сотрудников правоохранительных органов до первых лиц государства» и получить ответную реакцию. В идеале – в виде оргвыводов в отношении тех, кто, по мнению Дымовского со товарищи, компрометирует и разлагает службу. Одно дело, когда о милицейских проблемах пишут журналисты, пусть даже весьма информированные. Совсем другое – взгляд изнутри. Первые лица государства, по замыслу «дымовцев», должны отреагировать на озвученные правдорубами факты. Это системная коррупция в органах внутренних дел, низкое материальное обеспечение, плачевное финансовое положение низовых звеньев. А еще – порочная схема работы, во главе которой Его Величество Отчет с нужными цифрами. Основной способ доведения информации до высоких адресатов – видеообращения, выкладываемые в Сеть. А с некоторых пор – и передачи на телевидении. Основной способ доведении информации до высоких адресатов – видеообращения, выкладываемые в Сеть. Базовая идеологема незатейлива и стара. Она уходит корнями в традиции взаимоотношений власти и российского народа: вот узнает барин, приедет и рассудит. Еще во времена княжеских междоусобиц считалось нормальным, когда князь обращался к Орде с компроматом на коллегу по званию. Дескать, ворует, тать, и учетноналоговую дисциплину в холопских подразделениях запустил. И вообще надо выяснить, какие варяги ему платят за то, что он тут лодку раскачивает. Известно, что Иван Калита регулярно доносил Орде о художествах князейсоседей, погубив таким образом даже родственника. Во времена Ивана Грозного ведомство Малюты Скуратова, да и сам государь, опирались на «информаторов» из числа простого люда. Впоследствии Борис Годунов награждал за доносительство даже тех, чьи доносы не подтверждались. Уже в Российской империи, при Петре I, крепостной, который довел до властителя сведения о преступлениях вельмож на местах, сразу получал вольную. В Советском Союзе настоящий патриот, узнавший о нарушении закона, обязан был обратиться с заявлением куда следует. Ну или хотя бы к партийному руководству. Патриотизм оплачивался по прейскуранту. Однако многие раскрывали глаза власти на безобразия исключительно из бескорыстных побуждений: дабы жить стало лучше, жить стало веселее. Правда, порой это принимало совсем уж дурно пахнущие формы. Вспомним Павлика Морозова и его последователей. Так, школьник изпод РостованаДону Митя Гордиенко охотился в полях на голодных людей, собиравших колоски, и доносил на них. Благодаря его стараниям под жернова репрессий попала супружеская пара. Мужчина был расстрелян, его жена попала в лагеря. А юный правдоруб получил в награду именные часы, пионерский костюм и годовую подписку на газету «Ленинские внучата». Видеообращения к власти современных правоохранителей, олицетворяет которых майор Дымовский, схожи по духу и букве с доносами. Правда, есть и разница. Классический доносчик, будь то агент царской охранки или сексот НКВД–КГБ, доводил факты до сведения властей приватно. А «дымовцы» эпатировали своими донесениями общественность и генералов открыто. Уповая на то, что публичность станет гарантией неприменения к ним карательных санкций. Вообще следует заметить, что и Дымовский был не первым из служивого люда, кто прибегнул к форме публичного обращения к коллегам, власти и народу. Можно вспомнить статью Виктора Черкесова в газете «Коммерсантъ» (октябрь 2007 года). В ней он высказался за прекращение «междоусобицы спецслужб», призвав коллегчекистов «беречь нормы в своей среде». А еще раньше, в декабре 2004 года, тот же Черкесов выступил в «Комсомольской правде». На тот момент он уже руководил Федеральной службой по контролю за наркотиками (ФСКН). Но как человек, четверть века прослуживший в органах госбезопасности, вдохновенно писал об особой исторической миссии чекистов. Страна, шокированная скандалами в милицейской среде, уже без кавычек употребляла слово «евсюковщина». Но все же всероссийскую известность обрел именно майор Дымовский. Страна, шокированная скандалами в милицейской среде, уже без кавычек употребляла слово «евсюковщина». Демарш майора из Новороссийска лег на хорошо унавоженную почву. «Ментовская жизнь наизнанку». Алексей Дымовский Дымовский обозначил сутяжноправдоискательский тренд в правоохранительной среде. 5 ноября 2009 года на своем вебсайте www.dymovskiy.ru он выложил видеообращения к В. Путину и коллегамофицерам. Очень быстро, благодаря сервису Youtube, о мятежном майоре узнала не только Россия, но и весь мир. Из личного дела: Алексей Дымовский родился 28 августа 1977 года в городе Благовещенске Амурской области. В 1992 году окончил среднюю школу № 11 в городе Свободном той же области, а в 1996 году – Свободненский железнодорожный техникум. В 1996–1998 годах проходил военную службу в Вооруженных силах. Затем начинается милицейская карьера Дымовского. В 2000–2004 годах он тянет лямку «на земле» – участковым уполномоченным милиции ГУВД города Свободного. В 2004 году переводится в УВД города Новороссийска. В 2005 году назначается на должность оперуполномоченного оперативнорозыскной части по линии уголовного розыска УВД Новороссийска. С ноября 2007 года Дымовский – старший оперуполномоченный ОРЧ (по линии УР) УВД отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Нужно сказать, что в качестве правдоискателя Дымовский дебютировал отнюдь не на Youtube в 2009 году. Двумя годами ранее, 18 октября 2007го, проходила очередная прямая линия с Президентом России Владимиром Путиным. Коммуникативноритуальное действо транслировали федеральные каналы «Первый» и «Россия», а также телеканал «Вести 24» и радиостанции «Маяк» и «Радио России». Вопросы к президенту начали принимать за несколько дней до эфира по Интернету, многоканальной телефонной линии и в виде smsсообщений. Сообщалось, что милиционер из Новороссийска по фамилии Дымовский звонил на прямую линию. Правда, поговорить ему удалось только с девушкой, фиксирующей вопросы. В ответ на ее просьбу изложить суть вопроса Дымовский прочел краткий курс истории «ментовского беспредела» в регионе. Понятно, что милицейское «Доколе?» с берегов Черного моря дошло до ушей Владимира Владимировича после многоуровневых цензурных обработок. Милицейское «Доколе?» с берегов Черного моря дошло до ушей Владимира Владимировича после многоуровневых цензурных обработок. В телевизионном эфире вопрос Дымовского не прозвучал, но обращение к президенту бесследно в окружающей среде не растворяется. По словам самого милиционера, после звонка в Кремль на него «начали оказывать огромное давление» на службе. Правдорубом он тогда был еще начинающим. И когда ему перезвонили из Администрации президента с просьбой поделиться деталями, он, выражаясь языком своих подопечных, «пошел в отказ». Два последующих года Дымовский безропотно тянул лямку в новороссийских органах «беспредельного» правопорядка. Параллельно осваивал компьютерную матчасть и завел собственный сайт. В мае 2009 года сменил на погонах четыре маленькие капитанские звездочки на одну большую. А 6 ноября 2009 года майор милиции в одночасье стал главным отечественным ньюсмейкером. Он обошел в топе новостей всех. И националистов с их досугом в День народного единства. И российских хакеров, умыкнувших $9 млн в США. И даже футболистов нашей сборной с их подготовкой к стыковым матчам со Словенией чемпионата мира 2010 года. На Youtube появились два видеоролика, в которых майор Алексей Дымовский обращался к коллегам и премьерминистру В. Путину. «Здравия желаю, товарищи офицеры. Обращаюсь именно к тем офицерам, для которых такие слова, как честь офицера и достоинство, не являются пустым звуком или написанием на бумаге, а к тем офицерам, для которых эти слова огненными буквами вонзились в мозг. Я проработал в милиции десять лет. Десять лет я отдал своей Родине. Именно за эти десять лет я отторгся от своей семьи, я пытался создать что-то честное, что-то справедливое. Но на данный момент я понимаю, что у меня это не получается у одного. Я прошу вас присоединиться ко мне. Сколько нас. Сколько нас может работать в России? Очень много. И мы работаем. И мы работаем от всей души, кто действительно работает от всей души. Я за время работы потерял двух жен, которые отказались со мной жить из-за того, что у меня график работы очень такой, как бы вам сказать, непостоянный. Я люблю свою работу, я готов работать на своей работе. Но, вы знаете, у каждого, я думаю, является такой проблемой, как отношение начальства. Об этом я хочу сейчас и поговорить. Начальники к нам относятся, я не побоюсь сказать этого слова, как к скотам. Недавно, я вам приведу пример, у меня получилась ситуация, когда у меня начала неметь рука. Я пришел в больницу и обратился с данным вопросом к врачу. Врач высшей категории мне объяснил, что по указанию начальника милиции я не могу быть обследован, потому что на больничный выходить мне не рекомендуется в связи с понижением раскрытия преступлений. Знаете, я считаю этот факт абсурдным. Я работаю в субботу, которая мне не оплачивается. Я работаю во все выходные, во все праздники, которые никогда мне не оплачивались. Вы знаете, я считаю своим долгом, честью, поднять на борьбу тех, кто сейчас думает и работает как офицеры, настоящие офицеры милиции. Пенсионеры, где вы? Вы же уволились, вам уже ничего не мешает поднять свои головы и помочь тем молодым, которые только что устраиваются. Когда молодые приходят и говорят, что зарплата в 12 тысяч их не пугает, они знают, что у них будет калым. Калым будет. Как может быть у сотрудника милиции калым? Вы понимаете, к чему стремится наше общество? А мы сейчас все налево и направо кричим о коррупции, о ее снижении. О чем мы можем говорить, если начальство само нас толкает? Если я прихожу к полковнику милиции, и он мне говорит, что ты отмороженный, что ты парень с севера, и что ты работать здесь не будешь? Что больные нам «на…» не нужны. Как это может быть? Мы же все люди. Мы же все гражданины. Гражданины Российской Федерации. Или граждане. Мы должны придерживаться фактов морали. Какая-то должна быть мораль, справедливость. Владимир Владимирович, я обращаюсь тоже к Вам. Вы говорите о снижении коррупции, о том, что коррупция должна быть не просто преступлением, она должна быть неприличной. Нет, это не так. Я обратился к начальнику своему о том, что у нас коррупционная милиция в Новороссийске, на что он мне ответил, что это никак нельзя убрать. Это менталитет этой области. Я не боюсь уволиться. Я называю свою фамилию, имя, отчество. Я – Дымовский Алексей Александрович, состою в должности старшего оперуполномоченного по линии уголовного розыска оперативно-розыскной части города Новороссийска. Мое звание – майор милиции. Я уволюсь. Но я думаю, к моему слову прислушаются другие люди. Другие офицеры, которые не хотят жить на коленях. Я думаю, меня многие поймут. Я хочу работать и буду работать. Но мне надоели перспективные планы, когда нас заставляют раскрывать преступления, когда мы их не имеем. Мне надоели перспективные планы по заведению дел, когда нам говорят, что посадить надо именно этих людей. Мне надоели заказные преступления, когда заказывают, что людей должны посадить. Мне это все надоело. Я уволюсь. И я буду жить. Жить буду на гражданке. Но, как и все, кто меня в этот момент слушают и услышали. Именно офицеры. Я думаю, вы тоже также хотите жить. Вы хотите жить, работать, воспитывать своих детей. Которые без нас воспитываются в худшую сторону к отрицательным мотивам, потому что мы их не видим. Мы не видим своих семей. Так давайте хоть вместе свое дружное слово «да». Давайте скажем своему начальству: «Мы не хотим с вами работать». Почему мы, мы, которые делают эту погоду в России, почему мы должны опускаться? Спасибо вам, товарищи офицеры, спасибо Вам, Владимир Владимирович». «Я, Владимир Владимирович, обращаюсь к Вам. Обращаюсь как офицер милиции Дымовский Алексей Александрович. Я являюсь в данное время и работаю старшим оперуполномоченным управления внутренних дел по городу Новороссийску. Майор милиции Дымовский Алексей Александрович. Обращаюсь к Вам с такой просьбой. Может быть, Вы не знаете, может быть, подозреваете, может быть, Вам об этом не говорят, но я хочу, чтобы Вы знали о том, как мы живем. Простые офицеры, простые милиционеры, которые раскрывают, расследуют, задерживают, оформляют. Которые работают. Я живу на четырнадцать тысяч в месяц. Четырнадцать тысяч мне платит государство за то, что я работаю 30 дней из 31. Из 31 работаю все тридцать дней. Субботу у нас начальник УВД сделал рабочую. Которую никто нам не оплачивает. Нет такого приказа, чтобы работать по субботам. А мы все равно работаем. Если нам в два часа, в четырнадцать ноль-ноль дня, говорят, что у вас нет раскрытых преступлений за сегодня, за субботу, то будьте добры дорабатывать до двадцати ноль-ноль. И я, когда, приехав на Кубань, в город Новороссийск, спросил: «А нам оплачивают эти часы?» Мне сказали: «Нет, это личное хотение начальника милиции». А недавно я обратился в поликлинику, в медучреждение, где врачи давали клятву Гиппократу. Обратился туда с насущной проблемой, о том, что у меня отнимается вот эта вот часть левой руки после полученной травмы. Мне сказали, что я должен покинуть данное заведение в связи с тем, что с начальником милиции есть устная договоренность о том, чтобы не принимать милиционеров и не лечить их амбулаторно. Я с этим был крайне не согласен. Я написал заявление в Министерство здравоохранения. На что мне ответили, что данный врач наказан. А этот врач до сих пор думает, что он прав. И мне мое начальство и мое руководство, а именно, передавая устные указания через отдел кадров и через начальников уголовного розыска, говорили, чтобы я шел извиняться к этому врачевателю. Так сказать, за то, что она является близкой знакомой Черноситова Владимира Александровича, который является моим посредственным начальником, который начальник УВД города, который присвоил мне звание майора милиции, которое я получил в мае, за счет того, что получил от меня обещание посадить невинного человека. Я не боюсь это говорить. Я знаю, что это может быть наказуемо, но это было. Я борюсь за свою правду. Это моя правда, и я за нее борюсь. Мне немного страшно говорить перед вами и на всю страну, что мне страшно, я боюсь. У меня жена беременная. У нее шестой месяц беременности. Она в январе родит мне дочку. Первую дочку в моей жизни, которая будет моей кровинкой. Я боюсь за это, но я не могу по-другому. Я уволюсь из милиции, меня увольняют сейчас из милиции. За то, что я болею. За то, что я десять лет отработал и заболел всего лишь на месяц, полтора, на два. И меня увольняют сейчас. А я не хочу. Я уволюсь. Я люблю свою работу. И я буду на ней работать. Но такие люди, как полковники, которые обещают мне увольнение, угрожают увольнением, я не хочу с ними работать. Я думаю, те, кто меня сейчас услышат, и Вы, Владимир Владимирович, я думаю, меня поддержат. А давайте уволимся все вместе. Нам нельзя бастовать. Нам нельзя устраивать демонстрации, потому что мы сотрудники. А чем мы хуже тех граждан, которые ходят по такой же земле, как и мы? Почему они попадают в ДТП, им помогают руководители, помогают директора, помогают их знакомые справиться с этой проблемой, даже психологически. А мы, попадая в ДТП или в какое-то административное правонарушение, нас увольняют. Почему здесь, в Новороссийске, Медведев, начальник милиции, он судим. Он судим по уголовному преступлению. И ему вынесен приговор судом. Почему заменили его имя и фамилию, и он стал не судим? Но он работает начальником милиции. А почему мы, майоры, капитаны, старлеи, младшие лейтенанты, почему мы должны быть в этой связке? Почему мы должны страдать из-за них? Владимир Владимирович, хочу обратиться к Вам сейчас. Я обращаюсь к Вам с просьбой. Давайте сделаем независимое расследование по всей нашей России. Я готов принять на себя обязательство провести это расследование по всей России. У меня много знакомых, которые радеют за правду. Именно за то, что честь, справедливость и достоинство. Давайте сделаем ударение именно на этих словах и проведем это. Я готов возместить то, что Вы, может быть (но я сомневаюсь в этом), может быть, Вы не знаете про нас, просто простых ментов. Которые живут, работают, которым нравится эта работа. Может быть, я вам возмещу это, так сказать, незнание. Я готов рассказать про все. Я не боюсь своей смерти, не боюсь гонения своей семьи. Я думаю, если такое случится, то я готов свою смерть положить рядом и жизнь. Рядом со своей семьей. Давайте я проведу расследование по всей России. Я подберу людей, которые проведут это расследование. И я Вам выверну наизнанку всю ментовскую жизнь по всей России, как она проводится. Вместе с коррупцией и со всем остальным. С невежеством, хамством и безрассудством. Когда люди честные, именно честные офицеры погибают. Из-за того, что у них тупые начальники. Владимир Владимирович, я очень бы хотел с Вами переговорить. С глазу на глаз. Спасибо за внимание». Один только штрих. Судя по всему, Дымовский почувствовал, что наговорил лишнего. Спустя пять дней на прессконференции он взял назад свои слова о том, что получил майорское звание за обещание посадить невиновного человека. На следующее утро майор проснулся знаменитым. Twitter и Yandexблоги, Google News подхватили тему. Только за четверо суток видео в новом для страны правдорубском жанре набрало свыше 170 тысяч просмотров. Майора обильно цитировали газеты, информагентства, радиостанции. Телевизионщики, надо думать, не получив соответствующую санкцию, промолчали про восставшего милиционера. Исключением стали НТВ, РЕНТВ и Russia Today, выдавшие в эфир сюжеты об исповеди Дымовского. Только за четверо суток видео в новом для страны правдорубском жанре набрало свыше 170 тысяч просмотров. Интернет, как водится, разразился валом комментариев. Спектр мнений – от «молодец, но ничего нового не сказал» до «не раскачивай лодку, будь офицером, застрелись». По признанию Дымовского, на этот раз ему было не страшно. Страшно, надо полагать, было, когда он звонил на прямую линию с Путиным. «Пусть увольняют, я устал терпеть. Коллеги рассказали, что в отделе уже работает УСБ, копают чтото на меня. Мне звонили, уговаривали убрать ролики. Но я не буду», – сказал майор. Прокомментировать демарш майора корреспонденту Газеты.Ru в первые дни согласился только исполняющий обязанности главы УВД Новороссийска Владимир Гребенюк. «Мое личное мнение – он поступил бессовестно». Гребенюк опроверг заявление Дымовского о том, что в отношении него уже готовятся возбуждать уголовное дело. «Да вы что, – сказал он, – мы только вчера это обращение увидели, посмотрели, доложили в главк в Краснодар, провели собрание личного состава». Новороссийское милицейское руководство, естественно, сразу дезавуировало сказанное майором. Дескать, все ложь. Зарплата милиционерам выплачивается, предоставляются отгулы, оплачивается переработка. Ну а сверхурочная работа – «судьба у нас такая». «Мы не говорим «клевета» – в этом пусть вышестоящие органы разбираются, прокуратура, например. Но на месте Черноситова и Медведева я бы обратился в частном порядке в суд», – сказал Гребенюк. По его словам, критикующего систему майора никто из коллег не поддержал. «Личный состав и ветераны органов внутренних дел, которым мы сообщили о его поступке, выступили с однозначной отрицательной оценкой», – отрапортовал милицейский начальник. И добавил: «Ничего себе подарочек ко Дню милиции». 7–8 ноября, несмотря на то, что это были выходные дни, ГУВД по Краснодарскому краю провело в УВД г. Новороссийска служебную проверку. Ее итогом стало увольнение Дымовского из органов внутренних дел за клевету. За выносом сора из милицейской избы в исполнении мятежного майора его министерские начальники разглядели руку Запада и неправительственных организаций. В частности, в МВД России в этой связи упомянули «Агентство США по международному развитию» (USAID). «Выбранный способ, форма и время публикации видеообращения свидетельствуют о том, что Дымовский пользуется поддержкой со стороны третьих сил», – заявил 9 ноября «Интерфаксу» источник в Департаменте собственной безопасности (ДСБ) МВД РФ. По его словам, «активное участие в данном деле принимают руководители нескольких так называемых региональных «правозащитных» организаций, спонсируемых, в том числе, изза рубежа». Так, был назван «Новороссийский городской комитет по правам человека», получивший грант от «Южного регионального ресурсного центра». А издательская деятельность последнего финансируется в том числе USAID. За выносом сора из милицейской избы министерские начальники разглядели руку Запада и неправительственных организаций. «Характер публичной деятельности (только за последнее время было проведено 8 протестных мероприятий) свидетельствует о заинтересованности указанных организаций в использовании видеообращения Дымовского в качестве очередной пиаракции», – заметили в ДСБ МВД РФ. И добавили: «С сожалением приходится констатировать то обстоятельство, что на фоне непростой социальноэкономической обстановки в стране существуют силы, готовые использовать любую конфликтную ситуацию для давления на органы внутренних дел РФ с целью воспрепятствования осуществлению ими своих обязанностей по обеспечению правопорядка». В ответ представитель Дымовского Вадим Карастелев заявил, что правозащитники не подталкивали милиционера к выступлениям. «Обвинение, что какойто заговор правозащитников или какойто другой заговор стоит за действиями Алексея – это все неправда», – сказал Карастелев. Он, кстати, входит в «Новороссийский городской комитет по правам человека». По словам представителя ДСБ, «установлено, что сведения, изложенные Дымовским, недостоверны и объективного подтверждения не находят… Сообщая о незаконных действиях сотрудников милиции, Дымовский создает себе образ «жертвы системы» и «борца за правду». Он особо подчеркнул, что Дымовским «не предпринималось никаких мер правового характера по отстаиванию своей позиции, в подразделения собственной безопасности МВД РФ» от него не поступало никаких обращений о правонарушениях в УВД по Новороссийску. Вполне логичным ходом милицейского руководства выглядит и попытка нарыть грехов в служебной деятельности бунтаря. Представитель ДСБ МВД сообщил, что на момент видеообращения Дымовского в отношении него проводилась проверка в связи с его нежеланием привлекать к уголовной ответственности подозреваемых в наркоторговле. От Дымовского оперативно отмежевались «правильные» коллеги. Ветераны и действующие сотрудники УВД Новороссийска в открытом письме заявили, что «оскорблены до глубины души». Те милиционеры, которых майор назвал коррупционерами, подали заявления в суд. Руководство УВД по г. Новороссийску попросило прокуратуру привлечь бывшего майора к уголовной ответственности за клевету. СКП РФ начал по обращению УВД доследственную проверку. Глава краснодарского ГУВД Сергей Кучерук назвал демарш майора предательством. По его мнению, Дымовский сделал этот шаг из меркантильных соображений. «Он побежал выступать потому, что уже был на крючке и знал, что его если не сегодня, так завтра посадят». Возмутитель милицейского спокойствия тем временем заявил, что подвергается давлению и опасается за безопасность своей семьи. Ему даже пришлось нанять машину и телохранителя. За опального милиционера вступилась Общественная палата РФ. Ее член адвокат Анатолий Кучерена заявил, что палата намерена проверить факты, озвученные в обращении. А при необходимости – защитить эксмайора от преследования. Воодушевленный этим Дымовский разместил в Интернете третий ролик. Это была диктофонная запись разговора с его бывшим начальником Владимиром Черноситовым. –?Владимир Александрович, это вас майор милиции Дымовский беспокоит. –?(неразборчиво) Да, слушаю тебя. –?Как ваше настроение? –?Бодрое, в том… –?Бодрое? У меня тоже бодрое. –?(неразборчиво) отлично. –?Отлично? – Конечно. – Как Вы думаете, прекратится у нас коррупция, нет? – А ты как думаешь? – Я думаю, да. Вы ж сказали, что я не победю этот менталитет в крае. Я думаю, я его победю все-таки. – Ну, кто его знает…. Ты знаешь, ведь я тебе такое не говорил. Это во-первых. А во-вторых, ну если считаешь, что победишь кого-то, так побеждай, это твое дело… Только я хотел тебе один вопрос сказать, что ты, наверное, не совсем правильно поступаешь. – Почему? – Ну, вот с секретными документами это крайне неправильно… то что ж (неразборчиво) делаешь (неразборчиво) вопросы тех тоже может осудить. – Я поступаю по совести, я готов сесть… на три года. Но я вылью… – (неразборчиво) – … я вылью это все. – Да не, но это все тебе не нужно, а зачем тебе это нужно? – Как зачем? Чтоб показать, как мы работаем. – Ну, давай показывай, хорошо. – До свидания. (Черноситов не прощается). Плох тот революционер, который не обзаводится организованными сторонниками. В Новороссийске была открыта общественная приемная Дымовского. А 9 декабря он объявил о создании правозащитного движения «Белая лента». Организация, анонсированная на майорском сайте dymovskiy.name, состояла из трех отделений – в СанктПетербурге, Новороссийске и Краснодаре. Новороссийское отделение возглавил сам Дымовский. В Новороссийске была открыта общественная приемная Дымовского. А 9 декабря он объявил о создании правозащитного движения «Белая лента». «Организация будет проводить инициативу снизу, связанную с реформой органов внутренних дел», – раскрыл майор главную задачу движения. Он подчеркнул, что деятельность «Белой ленты» этим не ограничится. Дымовский выразил готовность стать всероссийской жилеткой: «Я в сутки получаю до тысячи звонков. За помощью обращаются самые разные люди». Одновременно опальный милиционер пожаловался, что правоохранительные органы Краснодарского края вставляют ему палки в колеса. «Недавно мой брат объявлен в розыск, якобы за совершение преступления. Какого преступления – неизвестно. Пришлось мне его, 20летнего парня, срочно вывозить из края. Есть целый отдел, все сотрудники которого занимаются тем, что копают под меня». Копали не только коллеги. Из небытия возникла, как это часто случается в лихую мужскую годину, бывшая жена. Она заявила, что борьбу с коррупцией ее экссупруг должен был начать с себя. Милиционер сам не гнушался брать взятки и своим нынешним выступлением просто хочет добиться славы, передало ее слова LifeNews. «Я возмущена до глубины души! Какое право он имеет чернить своих бывших товарищей?! Если он такой борец за правду, то надо было не видеообращение записывать, а пойти в прокуратуру с повинной и честно рассказать о том, в чем сам он виноват перед людьми и законом. Только потом можно было осуждать других». При этом бывшая половина Дымовского заявила, что тот пользовался своим служебным положением для получения денег. «Будучи сотрудником службы по борьбе с оборотом наркотиков, Дымовский прекрасно знал адреса тех, кто готовит наркотики или торгует ими. Но вместо того, чтобы остановить этих людей, он регулярно наведывался к ним за данью». Причем, по ее словам, деньги он не просто брал, а буквально выбивал из своих жертв. Вдобавок женщина утверждала, что майорправдоруб выпивал и ходил по казино. И вообще, мол, обращение к Владимиру Путину милиционер записывал, будучи нетрезв. «Он страшный человек! Майорправдоискатель, которого люди видят на видео, и настоящий Алексей Дымовский – совершенно разные люди. Мой бывший муж как раз один из тех коррупционеров, от которых Владимир Путин должен защитить жителей Новороссийска. Находиться рядом с таким человеком страшно», – резюмировала Ирина. Вторила ей и публицист Юлия Латынина. Ее, например, привела в ужас «гайка» на пальце майора. В «Комсомольской правде» Латынина засомневалась в благородстве мотивов Дымовского. Так, она не поверила в то, что «румяный, откормленный майор» работает за 14 тысяч в месяц. И не поняла стенаний по поводу сверхурочной работы: «Хороший опер работает сверхурочно что в Москве, что в Майами». Кроме того, Латыниной было противно, что Дымовский тайно записывал свои разговоры с коллегами («подлость»). Она подчеркнула, что в обращении Дымовского «полностью отсутствует такая референтная категория, как граждане. У него есть только начальники, которые его обидели, и премьер Путин, который исправит положение и позволит ему обидеть начальников». Раздались в Интернете и скептические голоса коллегмилиционеров. Вот комментарий на форуме сайта МВД. «Хоть майор явно не совсем адекватен (можно списать на волнение), но некое зерно в его обращении есть. Удивляет другое: проработал 10 лет и не знает, как в МВД к «правдорубам» относятся. Мухой компромата накопают, не бывает ангелов... Если так хреново было – Новороссийск большой, неужели другой работы нет? Нужен этот гемор его беременной жене сейчас? В отделе есть и другие подразделения: тяжко здесь – пробуй перевестись в другое, где болееменее твердый график (ОВО, например)». 16 декабря 2009 года руководитель ДСБ МВД РФ генераллейтенант милиции Юрий Драгунцов заявил, что Дымовский – не только клеветник. Ему может быть инкриминировано хищение денежных средств и разглашение государственной тайны. Но в итоге решили, что статус мошенника правдорубу более к лицу. 28 декабря 2009 года в отношении Дымовского было возбуждено уголовное дело по 159й статье УК РФ. За мошенничество, совершенное лицом с использованием своего должностного положения. Затем, правда, дело переквалифицировали в 292ю статью УК РФ (служебный подлог, совершенный из личной заинтересованности). 28 декабря 2009 года в отношении Дымовского было возбуждено уголовное дело по 159-й статье УК РФ За мошенничество, совершенное лицом с использованием своего должностного положения. По версии следствия, с мая 2005 года по октябрь 2007 года Дымовский вносил в официальные документы заведомо ложные сведения о расходовании денежных средств, выделявшихся на оперативнорозыскные цели. В январе 2010 года Следственный комитет при Прокуратуре РФ по Краснодарскому краю предъявил Дымовскому обвинение. Ранее в качестве меры пресечения была назначена подписка о невыезде. 22 января того же года Приморский районный суд Новороссийска постановил изменить меру пресечения на арест. Но сидел Дымовский недолго. В марте он был освобожден под подписку о невыезде. Эксмайора, кстати, впечатлили порядки, царящие в следственном изоляторе. Он отметил: «Когда я сидел в СИЗО, я писал в ГУФСИН, что содержащемуся здесь же вору в законе заносят наркотики. А мне тогда рыбу не пропустили – то есть вор получал в тюрьме метадон, а мне было нельзя передать рыбу». Пока бывший страж порядка парился в СИЗО, сторонники на свободе в Новороссийске провели митинг в его защиту. Тогда же ему была назначена комплексная психологопсихиатрическая экспертиза. В голове милицейского начальства не укладывалось, что действующий сотрудник ОВД может нарушить вековую традицию корпоративного молчания. Впрочем, психиатркриминалист Михаил Виноградов, штатный комментатор состояний скандальных фигур современности, охарактеризовал Алексея Дымовского как человека в крайнем эмоциональном возбуждении. Ему вторил не имеющий диплома психиатра начальник прессцентра МВД России Олег Ельников. Он предположил, что Дымовский просто «сорвался». Сам майор, кстати, допускал «психиатрический» сценарий развития событий. На прессконференции сразу после своих первых выступлений в Интернете он сказал: «На работу не поеду, так как сейчас меня выставляют сумасшедшим. Если я туда поеду, я думаю, меня упекут в дурдом». Наверное, чтобы этого не произошло, Дымовский в январе 2010 года решил заручиться еще и поддержкой печатной прессы. Он изменил Интернету, отправив письмо в правительственную газету. В отличие от стилистики видеообращений написано оно довольно пристойным русским языком. «Уважаемая редакция «Российской газеты»! В номере 5062 от 11.12.09 г. Вашей газеты была помещена статья Председателя КС РФ Зорькина В.Д. Учитывая, что она непосредственно задевает мою офицерскую честь и человеческое достоинство, прошу опубликовать мое мнение по поводу обвинений, которые г-н Зорькин выдвинул в мой адрес. Валерий Дмитриевич высказал несколько утверждений: Первое. Бунт майора Дымовского и судей КС Кононова и Ярославцева против коррумпированной и прогнившей правоохранительной системы – это не личная позиция людей, не желающих становиться соучастниками творящего беспредела, а спланированная и проплаченная (очевидно закордонными спецслужбами) спецоперация по внесению хаоса в эту систему. То есть это «политическая война» против России. Второе. МВД и Конституционный суд РФ выбраны не случайно, а потому, «что в отличие от войн обычных объектами политических войн являются те ключевые ведомства, без адекватной деятельности которых не может быть обеспечена стабильность государства и общества». Третье. Деятельность КС РФ есть эталон справедливости в России, который не грех перенять всему цивилизованному миру. Четвертое. Дымовский призван и «использован» кем-то в «антимилицейской кампании», посягающей на «российскую государственность»; за ним стоят некие «архитекторы», а очевидной целью его выступления является ликвидация МВД РФ, а так как «все понимают, что просто так взять и аннулировать МВД невозможно», то реальным содержанием проекта является очернение, дискредитация ведомства с тем, чтобы позже можно было чем-то оправдать необходимость его ликвидации. Английский историк Дональд Рейнфильд назвал современную российскую милицию «обмундированной мафией» не в последнюю очередь из-за правового беспредела, творимого сотрудниками милиции по приказу своих руководителей (см. книгу «Сталин и его подручные», 2008 г.). Разгоны дубинками граждан на «маршах несогласных», фальсификация сотен административных дел после них – следствие решений КС, позволяющих исполнительной власти помимо поводов для отказа в проведении митингов и демонстраций, приведенных в соответствующем законе, использовать любые иные доводы, которые могут прийти в голову регионального чиновника. По мнению Зорькина, только «наивный человек» может думать и настаивать, что критика в адрес МВД, высказанная мною, а также в адрес КС, Кононовым и Ярославцевым, обусловлена соответствующими недостатками в деятельности названных органов. А покушение на «высшую ценность» коррумпированного чиновника – систему зарабатывания «откатных» средств, по его мнению, равноценно покушению на систему российской государственности. Посему он сравнил своих коллег по Конституционному суду с официантами, а мне же дал характеристику, как лицу с «сомнительными моральными качествами, написанными крупными буквами на (моем) челе». Председатель КС довел до власти что я, майор Дымовский, по его «профессиональному опыту» призван для участия в «антимилицейской кампании». Особо отметил, что «тут важно лишь то, что речь идет о кампании», поэтому нужно не обращать внимание на то, что факты, изложенные мною, не «высосаны из пальца», а действительно имели место. По мнению Зорькина неважно, что в милиции фальсифицируются уголовные дела, убийцы за взятки уходят от заслуженного наказания, калечатся судьбы сотрудников милиции, принуждаемых руководством к совершению преступлений, а также и судьбы граждан, страдающих от милицейского беспредела. Походя он навесил ярлыки на людей без всяких на то оснований и доказательств, а исключительно опираясь на свой «профессиональный опыт», продемонстрировав полное неуважение к праву и закону. После моего обращения к Путину представители Российского государства немедленно объявили, что все сказанное мною будет тщательно проверяться, и не исключено, если какие-то факты не подтвердятся, то я буду привлечен к уголовной ответственности. В своей статье Зорькин, утверждая, что «…пока я являюсь еще и главой КС, я просто не вправе давать свои человеческие и гражданские оценки до тех пор, пока ведется судебное разбирательство», услужливо поторопился дать «свои человеческие и гражданские оценки» по поводу моего обращения. Хотя, может быть, его оценка не подпадает под разряд «человеческих и гражданских»? Тогда каких же – неужели профессиональных? Отношение к праву КС РФ наглядно выявилось в двух противоречащих друг другу решениях, касающихся вопроса выборности или назначения губернаторов. Председателю КС желательно вначале определиться в таком простом вопросе, кто же находится под его руководством – «маршалы» или «официанты», и кто же он сам – «генералиссимус» или «метрдотель»? Начало моей службы в органах МВД РФ приходится на время господина Рушайло. Это было время наиболее полного сращивания криминальных группировок со структурой, призванной с ними бороться. Так в 2001 г. страна узнала, что помощник министра внутренних дел генерал Орлов эмигрировал в Израиль, вывезя туда наличными свыше 100 млн долларов США, полученных им за торговлю генеральскими званиями и «рентабельными» должностями в структуре МВД РФ. А учитывая «откаты» Орлова стоявшим над ним лицам, можно смело утверждать, что получал он от торговли должностями в разы и разы больше. Естественно, что платить за должности и звания могли исключительно те сотрудники МВД, кто был на «окладе» у криминалитета, заинтересованного, чтобы МВД не боролось с ними, а работало на них, помогая «выдаивать» деньги из бизнеса и расправляться с конкурентами, решая при этом минимум две задачи – собственное обогащение и повышение отчетности о якобы ведущейся борьбе с преступностью. Не видеть и не знать подобное министр Рушайло мог только в двух случаях: либо он сам и выстроил данную систему торговли должностями, великолепно понимая, к чему это ведет, и имея от этого свою долю, либо он настолько некомпетентен как борец с преступностью, что не способен был бороться не то что с преступностью в стране, но даже с преступностью своего насквозь криминализированного окружения из числа своих помощников и заместителей. Затем МВД возглавил Грызлов, который подписал ряд секретных инструкций, в результате творившие насилие над целым городом Российской Федерации – Благовещенском, обмундированные в милицейскую форму преступники, избивавшие и насиловавшие граждан, получили индульгенцию за совершенные преступления. При министре Нургалиеве страну захлестнула волна терактов, в которых граждан уничтожали не только боевики, но и спецслужбы, что произошло, например, с заложниками Норд-Оста. А сама Россия ускоренными темпами все выше и выше поднималась в рейтинге коррумпированных стран. Начиная с Рушайло для сотрудников милиции становится руководством к действию лозунг, сформулированный Куртом Воннегутом – «Загребай сколько влезет, не то получишь шиш». В помощника Рушайло – генерала Орлова влезло свыше ста миллионов долларов США. Еще сотни и сотни миллионов отнюдь не рублей «прилипли» к прочим рукам, закрывавшим глаза на делишки сего бравого генерала. Те же «белые вороны», которые пришли в милицию на волне романтических представлений о ее буднях, сформированных телевизионными сериалами, получали и получают гроши. Если они пытаются бороться с коррупцией внутри милиции, то они же и становятся жертвами сфальсифицированных преступниками в погонах уголовных дел. Под разными предлогами от них «чистят» милицию, так как в нынешних органах нужны не те, кто реально борется с преступностью, а только те, кто успешно имитирует борьбу с нею. Ныне существующей власти нужны в органах внутренних дел те, кто способен принести новые сотни миллионов, а лучше, миллиардов долларов в руки новоявленных генералов орловых. Ведь известно, что ни одна крупная перестановка, ни одно генеральское назначение не происходит без согласования с Администрацией Президента РФ. Так что генералам орловым разрешено воспользоваться крошками от пирога назначений и прочих взяточно-коррупционных потоков, но в целом основной пирог доставляется приближенным «гаранта» подобной системы. И именно подобная милиция и является, по мнению Председателя КС РФ Зорькина, основой «российской государственности», на которую могут поднять руку только завербованные «казачки». То есть коррупция, в которой погрязла наша страна и ее «ключевые» ведомства, не может задевать ни одного честного гражданина. И если подобные голоса вдруг раздаются – виноваты западные спецслужбы, а любое возмущение творящимся беспределом – покушение на безопасность страны. Что ж, если, действительно, в России любое выступление против коррупции это не что иное, как заговор спецслужб, то, значит, у меня и граждан, разделяющих подобные взгляды, и у Зорькина с теми, кто вверил ему пост Председателя КС РФ, разные России. В одном я с Зорькиным полностью согласен, а именно с его оценкой возглавляемого им ведомства и своих подчиненных, которую он дает в названной статье: «Коллеги – публичные девки, заведение – бордель…». На вопрос же, что делают в борделе двое монахов – Кононов и Ярославцев – ответ очевиден. И Кононов, и Ярославцев начали работу не в борделе, а в КС. Однако за время их работы КС постепенно перепрофилировался в то учреждение, которое Зорькин столь метко охарактеризовал борделем. Моим единственным побудительным мотивом для видеообращения к Путину, который в течение двух президентских сроков назначал руководителей МВД РФ, стало осознание того, что молчание по поводу творящихся безобразий в системе, где я проходил службу, можно расценивать как пассивное потворство действиям преступников в погонах и без них, как одобрение этой криминальной конструкции, выстроенной действующей властью не только в МВД, но и во всей стране. Выражаю надежду на то, что наш президент Дмитрий Медведев с опорой на здоровые силы общества и государства сломает насквозь коррупционную систему и сможет гарантировать гражданам их конституционные права. Честь имею! Алексей Дымовский». В начале апреля 2010го Управление СКП по Краснодарскому краю уголовное дело против Дымовского неожиданно прекратило «в связи с истечением сроков давности уголовного преследования» и с согласия фигуранта. Правда, к тому времени оставалось в запасе еще одно дело. Начальник новороссийского УВД Черноситов и начальник ОВД Приморского округа города Валерий Медведев подали иски о защите чести и достоинства. Они посчитали, что Дымовский в своих видеообращениях их оклеветал. В исковых требованиях Черноситов и Медведев просили возместить моральный вред в размере 100 тысяч рублей каждому. Приморский районный суд Новороссийска 23 марта признал, что сведения, распространенные эксмайором, не соответствуют действительности. Он обязал Дымовского принести истцам публичное извинение в СМИ и выплатить им по 50 тысяч рублей. Дымовский ответил тем, что 12 апреля 2010 года снова появился в эфире. Он обнародовал последнее, по его словам, обращение – на сей раз к президенту Дмитрию Медведеву. «Здравия желаю, Дмитрий Анатольевич. Обращаюсь к Вам как к Президенту Российской Федерации. Хочу обратить Ваше внимание на происходящее сейчас в стране. Я не умею красиво говорить, я разговариваю простым обычным языком, русским языком. Я хочу обратить Ваше внимание на то, что 6 ноября 2009 года я выложил свое видеообращение к премьер-министру Путину, в котором рассказал о существующих проблемах в милиции и проблемах, которые возникли между милицией и народом в связи с неправильной политикой, проводящейся нашим руководством. За прошедшее время я не увидел никакой реакции какой-либо власти, включая премьер-министра, моего начальника Нургалиева и Вас включая. Вы знаете, за это время я объездил пол-России, и сейчас я слова произношу не от своего лично имени, а от имени всего народа. Я думаю, я могу это заявить со всей ответственностью, я отвечаю за слова, которые сейчас произнесу. Сейчас реально в нашем государстве начало образовываться гражданское общество. Люди стали говорить правду, и эту правду они боятся говорить, но все равно говорят, потому что это русские люди. Я не скажу, что русский народ хуже, чем другие народы мира. Почему в Америке живут, в Австрии живут, в Австралии даже живут, в Новой Зеландии живут, а русский народ в своей огромной стране просто существует. Сейчас, думаю, настало то время перемен, когда можно кардинально изменить жизнь России в целом. Россию надо менять уже вчера, или завтра России уже не будет. Россию надо спасти. Я думаю, Вы должны это понимать как президент многонациональной страны. Вы избраны народом. Понимаете, через некоторое время Вам некем будет управлять. Пройдет пять-десять лет, и на этом Россия как великая держава закончится, она просто сдуется. Сейчас я обращаюсь к Вам, чтобы Вы обратили внимание на систему МВД, в которой произошли за последнее время – а я в этой системе десять лет и могу заявить с низа – не те лощеные генералы, которые отстроили себе особняки и купили яхты на Черном море и имеют в домах вместо пола аквариумы с черноморскими акулами. Я Вам заявляю это с низов, которые, несмотря на мизерные зарплаты, график работы ненормированный, отсутствие социальных условий, отсутствие медицинского обеспечения, которые, несмотря на это, продолжают пахать. Мы пашем, поливая потом и кровью эту землю, а кто-то за счет нас наживается, отправляя свои капиталы за границу. Я считаю этих кого-то кучкой крыс, которые просто стоят на старте, чтобы взять свои чемоданы с миллионами и стартануть за рубеж. Вы должны обратить внимание на социальные условия сотрудников милиции, на их проблемы, на палочную систему. Это все должно быть глобально, глобально изменено в России. Сейчас много происходит трений о том, что милицию нельзя реформировать, что это приведет к тому, что многие окажутся на улице, все почему-то отмазываются, говорят, что нельзя. А говорят это те, которые не хотят ее менять, которые в этой мутной воде до такой степени прижились, что им удобно в этой мутной воде ловить крупные капиталы, еще раз повторю, и отправлять их за границу. Недавно сделал заявление начальник УСБ России в отношении меня. Я считаю, что он полностью некомпетентен в своей должности по этому заявлению. Недавно выступал генерал в отношении меня, который заявил, что он работает с шестьдесят там какого-то года, и чего не было никогда. Вы посмотрите, сколько стоят часы у этого генерала. Я не думаю, что он нажил их на свою генеральскую зарплату. А те милиционеры, которые пашут, у них за душой нету ничего, и выходя на пенсию, все реально понимают, что они будут просто перемолоты этой системой и выкинуты, не уволены на пенсию, а выкинуты. Также хочу обратить Ваше внимание на то, что проблемы, происходящие в МВД, это не только проблемы, которые происходят в МВД, они происходят везде, во всех структурах полностью, я вижу, я смотрел на это все в России своими глазами. Они происходят и у врачей, и у учителей. Мне приходят тысячами СМС, мне тысячами люди звонят, я думаю, прослушка моего телефона говорит об этом, что люди хотят говорить правду, они говорят о своих проблемах, начиная с сантехников и заканчивая депутатами. У всех есть проблемы, а Вы их не слышите. Нам нужна поддержка власти. Чиновники, которые сидят на местах, они не решают сейчас проблемы народа, они смотрят наверх, открыв свои рты и открыв карманы, чтобы в них забрасывали снизу деньги. И они ждут сейчас решения властей, как и народ, который сейчас стоит за моими плечами, за моей спиной. Они меня называют паровозом, пускай, мне приятно это название. Но нужна реальная поддержка власти. Вы обратились к молодежи и сказали, что надо менять. Помогите нам изменить, мы же пытаемся изменить, почему нас никто не слышит, или Вам, не знаю, а может, тем, кто Вас окружает, наплевать на народ России? Я думаю, Вам сейчас настало время решить, с кем Вы – с кучкой чиновников из Кремля, или Вы с народом. Поймите, если Вы сейчас поддержите народ, то народ поддержит Вас. Я не очень могу, еще раз повторюсь, красиво говорить, но я думаю, Вы услышите все-таки это обращение, и все-таки Вы поступите, как Президент России. Спасибо за внимание. Честь имею. Майор Дымовский». На следующий день, 13 апреля, правдоруб подписал обращение российской оппозиции «Путин должен уйти», опубликованное в Интернете. Выглядело это так, будто Дымовский подчеркивает: надежды имеющихся в стране честных милиционеров связаны с президентом, а не с премьерминистром. Впрочем, ни один, ни другой на высказывание опального майора не отреагировали. Хотя реакция некоторых политических тяжеловесов все же последовала. Например, высказались третье и четвертое лица в государственной иерархии. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов: «То, что майор Дымовский говорит, увы, это правда, и министр, кстати, прекрасно это знает, и, поздравляя через телевидение своих товарищей по МВД, он вынужден был говорить горькие, но очень честные слова о тех проблемах, которые есть в МВД. Я думаю, что реформа МВД не за горами». А спикер Государственной думы Борис Грызлов заявил, что, если слова Дымовского имеют под собой основания, то нужно «срочно принимать конкретные шаги». По мнению научного редактора журнала «Эксперт» Александра Привалова, «в качестве повода для начала серьезных перемен Дымовский годится; больше того, – он идеален Если бы майора Дымовского не было, то его следовало бы выдумать». По мнению же научного редактора журнала «Эксперт» Александра Привалова, «в качестве повода для начала серьезных перемен Дымовский годится; больше того, – он идеален. Если бы майора Дымовского не было, то его следовало бы выдумать». Можно ли считать переменами принятый спустя год с небольшим закон о полиции, вопрос дискуссионный. Но вот новая песня, посвященная Дымовскому, в Интернете появилась. ВИА «Поющие галстуки»: «Мы поднимаемся с самого дна, Из многих мыслей осталась одна: Дайте свободу. Дайте свободу! Дайте вздохнуть своему народу. Дым, держись! Дым, держись! Все будет хорошо». Судя по всему, роль правдорубапервопроходца Дымовскому нравилась. Он с удовольствием фотографируется и размещает снимки в Сети, много пишет на своем сайте и в блогах. И комментирует все резонансное из криминальной хроники. Кстати, на Dymovskiy.name довольно симптоматичное облако тегов: «беспредел власти», «беспредел МВД», «беспредел оборотней». Так, по Дымовскому, «в случае с Домодедово требований никаких не выставлено, совершен теракт против рядовых граждан. Думаю, что если бы тот же террорист подошел к той же Госдуме и рванул пять килограмм бы там... Даже если бы погиб один человек, или не погиб бы никто (в ночное время, допустим), то думаю, что шуму в верхах власти было бы в тысячи раз больше». А вот шум, вызванный им самим, породил то, что потом стали называть то казусом, то синдромом Дымовского. В Сети один за другим стали появляться откровения сотрудников правоохранительных органов. Иные вызывали резонанс, как и излияния самого Дымовского. Другие тонули в гвалте комментариев. Но вынесение сора из силовой избы (в Интернете замелькали обращенцы из МЧС, прокуроры, спецназовцы и пр.) стало тенденцией. «Надоело бороться с ветряными мельницами». Михаил Евсеев и Григорий Чекалин Менее чем через неделю после бенефиса Дымовского, 11 и 12 ноября 2009 года, залп по правоохранительной системе выдали дуплетом. К главе государства апеллировали посредством размещения видеороликов в Сети бывший милиционер из Ухты (Республика Коми) Михаил Евсеев и эксзаместитель прокурора того же города Григорий Чекалин. Михаил Евсеев: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич. Я обращаюсь к Вам как к гаранту сохранения прав и свобод граждан и Конституции на территории Российской Федерации. Я – Евсеев Михаил Александрович. До ноября 2008 года я работал в должности оперуполномоченного органов внутренних дел МВД по Республике Коми. В 1999 году я дал присягу: защищать права и достоинство граждан, не умалять их человеческого достоинства. Впервые в 2008 году я обратился в Ваш адрес, чтобы помочь восстановить свою социальную справедливость, в частности, предоставить мне квартиру на территории республики по результату служебной командировки в Северо-Кавказский регион. По результату служебной командировки я имею ряд государственных наград. В настоящее время я хотел бы сказать о том беспределе, который творится в органах внутренних дел у нас в Республике Коми, в прокуратуре, в МВД и других эшелонах власти. В принципе это являлось одним из основных моментов, почему я ушел из органов. Мне надоело бороться с ветряными мельницами, надоело бороться с беспределом в нашем руководстве МВД. В частности, я неоднократно заявлял, еще работая в органах внутренних дел, о фактах коррупции, о фактах фальсификации уголовных дел, о возбуждении заказных дел в отношении предпринимателей из числа малого и среднего бизнеса. При увольнении я продолжал отстаивать права и свободы граждан, которые были незаконно осуждены у нас на территории республики. А в настоящее время, продолжая эту позицию, я сообщил, совместно с бывшим заместителем прокурора города Ухты Республики Коми, о фактах фальсификации в ряде уголовных дел. В частности, в ноябре 2009 года двое молодых людей были осуждены к пожизненному заключению за якобы совершенные ими преступления, в частности, за поджог торгового дома «Пассаж». Я документально подтвердил факт их невиновности и совместно с Чекалиным Григорием, бывшим зампрокурора Ухты, я направлял различные письма в органы исполнительной власти, в прокуратуру, высшие круги МВД. Однако мы не были услышаны, ни одна структура не воспользовалась нашими доказательствами. Дмитрий Анатольевич, я обращаюсь к Вам: неужели в нашей стране не закончится этот беспредел и никогда не появятся условия для нормальной работы в системе органов внутренних дел, когда люди перестанут, когда сотрудники просто-напросто перестанут устраивать вот эти заказные дела. Данное обращение – это, в принципе, последний шанс достучаться до высших эшелонов власти. Я прошу Вас просто проверить факт, почему не обращали внимания на наши заявления и разобраться в непристойном поведении сотрудников МВД Республики Коми, сотрудников прокуратуры, и принять наши заявления к рассмотрению. Заранее благодарен, Дмитрий Анатольевич, за выслушанную мою позицию». Григорий Чекалин: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я обращаюсь к Вам как к гаранту нашей Конституции, как к гаранту основных прав и свобод человека и гражданина. Поверьте, мое обращение к Вам не связано с теми выступлениями, которые сейчас опубликованы в Рунете – майора Дымовского, майора Евсеева. Я обращался в Ваш адрес письменно, направлял обращение в Следственный комитет Российской Федерации, направлял обращение на имя Генерального прокурора. Хочу представиться: я работал заместителем прокурора города Ухты и в 2008 году уволился по собственному желанию, если так можно сказать. Мое обращение связано с той чудовищной и страшной ситуацией, происходящей в Республике Коми вокруг одного уголовного дела. Это поджог торгового центра «Пассаж», который произошел в 2005 году. Это дело наделало, извините за тавтологию, много шума, и один из скандалов, связанных с ним, был связан с моим выступлением в суде в качестве свидетеля. Когда в 2007 году, будучи действующим заместителем прокурора, я дал показания о том, что лица, находящиеся под стражей, являются невиновными, а материалы уголовного дела в отношении них сфальсифицированы. На тот момент я отдавал себе отчет, когда шел в суд и давал эти показания, что не смогу больше работать в прокуратуре, поскольку те корпоративные правила и интересы, которые преследует все прокурорское сообщество в целом, идут вразрез с моей жизненной позицией. То, что произошло сейчас, заставляет меня обратиться к Вам посредством вот этого видеообращения. Поскольку я не вижу результата от своих обращений через Вашу приемную, которое, по большому счету, должно было быть взято на контроль, но сейчас мне идут банальные отписки из всех органов. Суть в том, что в настоящий момент Верховным судом утвержден обвинительный приговор, вынесенный Верховным судом Республики Коми, в соответствии с которым двое молодых людей осуждены к пожизненному лишению свободы. Я, как и ранее, заверяю Вас, что эти лица не причастны к этому преступлению, а материалы уголовного дела в отношении них сфальсифицированы. 3 сентября этого года вместе с правозащитными организациями и уже успевшим выступить в Рунете Евсеевым мы организовывали пресс-конференцию в независимом пресс-центре, где недавно прошла пресс-конференция с участием Дымовского. Евсеев, как бывший сотрудник Министерства внутренних дел Республики Коми, так же, как и я, заявил о фальсификации материалов уголовного дела. Он предоставил все документы, подтверждающие эти фальсификации. Мной было написано заявление о привлечении к уголовной ответственности лиц, виновных в этих фальсификациях. Как ни странно, мое заявление попало в Республику Коми из Москвы по подследственности – к тем людям, которые непосредственно занимались этими фальсификациями. О каком результате может идти речь? Поймите: то, что сейчас происходит, может остановить только президент нашей страны. Та закрытость правоохранительных органов и те корпоративные интересы, которые они преследуют, не позволяют действующим и бывшим сотрудникам высказывать свое мнение и говорить о том, что они не профпригодны. То, что происходит на местах, и так понятно без обращений бывших и нынешних сотрудников милиции. Реформы, которые могут быть в милиции, должны быть системными и начинаться не снизу, а только сверху. Я говорю о том, что не может быть вынесен обвинительный приговор на основании сфальсифицированных материалов уголовного дела. Я говорю о том, что не могут фальсификаторы дальше продолжать работать в следственных и оперативных органах. Я прошу Вас разобраться в этой чудовищной ситуации. Я наверняка уверен в том, что мое обращение не дошло до Вас. У меня на руках ответ из Администрации президента, подписанный советником Департамента письменных обращений Дегтяревым, о том, что мое обращение направлено в Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации. Далее оно было направлено в Республику Коми и тем должностным лицам, в отношении которых сами должны возбуждаться уголовные дела. Поймите: если все это оставить так, как оно есть, ни к чему хорошему это не приведет. Мое обращение, которое будет выложено в YouTube, не говорит о том, что я поступаю так же, как майор Дымовский или Евсеев. Я просто в настоящий момент понимаю, что это единственный способ донести информацию не только до Вас, но и до общественности, которой, как я вижу, небезразлично то, что происходит у нас в стране. Наверное, я буду являться первым бывшим сотрудником прокуратуры, который говорит такие вещи. Но я готов предоставить не только эти факты того беспредела, который происходит в Республике Коми. Мои слова подтвердит не только Евсеев, но и работники, уволенные незаконно из правоохранительных органов нашей республики, которые попытались высказать свое мнение и не пошли на поводу у беспредельщиков, которые сейчас у власти. Я готов предоставить все материалы, я готов отстаивать свою позицию до конца, я просто хочу быть услышанным Вами, услышанным общественностью. Не оставляйте это так, ни к чему хорошему это не приведет. Можно заткнуть рот мне, можно заткнуть рот Евсееву, Дымовскому – кому угодно. Но как итог, все это приведет к очень и очень плохим последствиям. Я нахожусь в Москве. Я не могу находиться в Республике Коми, поскольку там в отношении меня будут любые провокации. Я знаю, что в отношении меня сейчас будет возбуждено уголовное дело за якобы дачу мною ложных показаний в процессе по поджогу торгового центра «Пассаж». И я буду там доказывать свою невиновность. Но я хочу, чтобы к этому процессу было привлечено как можно больше внимания со стороны общественности. Спасибо. Я думаю, это не первое и не последнее мое обращение. Будут организованы соответствующие пресс-конференции, на которых я готов документально и более подробно подтвердить свою позицию». Параллельно в Интернете появилось заявление Чекалина в прокуратуру. В нем он обосновал свое утверждение о фабрикации дела ухтинских поджигателей: «Замоскворецкому межрайонному прокурору прокуратуры ЦАО г. Москвы Цыганову А.Л. 115184, Москва, ул. Татарская, 1 от Чекалина Григория Александровича 169300, Республика Коми, г. Ухта, пр. Ленина, д. 24, кв. 119. ЗАЯВЛЕНИЕ. 11 июля 2005 года в городе Ухта Республики Коми произошло возгорание ТЦ «Пассаж», в результате которого погибло 25 человек. По данному факту было возбуждено уголовное дело № 1547806. 28 июня 2008 года по этому уголовному делу Верховный суд РК полностью оправдал Пулялина А.А. и Коростелева А.А., не приняв ни одного доказательства стороны обвинения. 30 октября 2008 года оправдательный приговор был отменен Верховным судом РФ, а дело направлено на новое рассмотрение. 17 июня 2009 года Верховным судом РК по данному уголовному делу вынесен обвинительный приговор в отношении Пулялина А.А. и Коростелева А.А., которые признаны виновными в поджоге ТЦ «Пассаж» – умышленном убийстве, совершенном общеопасным способом, по найму неустановленными заказчиками и т. д., и приговорены к пожизненному лишению свободы. 4 декабря 2007 года я, являясь заместителем прокурора города Ухты, будучи допрошенным в судебном заседании по этому уголовному делу, дал свидетельские показания о фальсификации материалов уголовного дела и непричастности осужденных Верховным судом РК лиц к пожизненному заключению. Как при первом, так и при повторном рассмотрении уголовного дела Верховным судом РК я давал показания о фальсификации одного из основных доказательств обвинения – «записки» обвиняемого Пулялина А.А. Эта записка якобы была обнаружена в декабре 2006 года в камере для административно задержанных ОВД района Замоскворечье ЦАО г. Москвы старшим о/у по ОВД этого района Сосоревым А.В. Постановлением следователя эта записка были признана вещественным доказательством и приобщена к материалам уголовного дела. Вынося оправдательный приговор в июне 2008 года, Верховный суд РК дал однозначную оценку недопустимости этой «записки» как доказательства в силу противоречий в показаниях сотрудников милиции, которые ее обнаружили и т. д., и т. п. (см. приговор). При повторном рассмотрении дела в апреле 2009 года я опять же давал аналогичные показания и предоставил суду аудиозапись допроса свидетеля Сосорева А.В., сделанную мной при его допросе в качестве свидетеля 12 января 2007 года в помещении ОВД района Замоскворечье. Из этой записи явно следует, что Сосорев А.В. выдумывает показания об обстоятельствах обнаружения «записки» и последующей ее легализации (распечатка этой записи прилагается). Однако Верховный суд РК в новом составе не принял сделанную мной запись в качестве доказательства фальсификации и признал якобы обнаруженную Сосоревым А.В. «записку» не только допустимым, а одним из основных доказательством причастности Пулялина и Коростелева к поджогу. Находясь в Москве, в начале августа 2009 года, я дал интервью корреспонденту газеты «Совершенно секретно» И. Гальперину, проводящему журналистское расследование по этим фактам. После интервью адвокатами Коростелева и Пулялина мне была передана копия протокола адвокатского опроса. Из этого протокола опроса следовало, что адвокатом Молчановым Л.В. был опрошен Евсеев М.А., который ранее входил в состав СОГ по расследованию поджога ТЦ «Пассаж» и занимал должность о/у ОРЧ КМ МВД по РК. Изложенные в этом протоколе опроса факты явно свидетельствуют о наличии в действиях руководства МВД по РК и должностных лиц ОВД района Замоскворечье признаков составов должностных преступлений. А именно в своем объяснении Евсеев М.А. указывает на то, что признанная Верховным судом РК при вынесении обвинительного приговора допустимым доказательством «записка» Пулялина А.А., якобы обнаруженная в ОВД района Замоскворечье о/у Сосоревым А.В., является результатом «оперативной комбинации» и фальсификацией фактических обстоятельств, имеющих доказательственное значение по уголовному делу. Так, Евсеев поясняет, что в начале декабря 2006 года начальник ОРЧ КМ МВД по РК Турдыев Р.Р. показал ему написанную Пулялиным А.А. записку, адресованную «ворам в законе» Тиграну и Юре с «признанием» Пулялина в совершении поджога по найму. Турдыев Р.Р. заявил о необходимости проведения «оперативной комбинации» с целью придания видимой законности процесса обнаружения этой «записки» в городе Москва, с целью ее дальнейшего оформления в рамках уголовно-процессуального закона. 17–18 декабря 2006 года, имея при себе названную «записку», Турдыев и Евсеев оформили командировочные документы и выехали в г. Москва. День «искали возможность обнаружить эту записку» и 19 декабря 2006 года поехали в ОВД района Замоскворечье, где Турдыев передал записку о/у Сосореву. Через некоторое время Сосорев вернул Турдыеву «записку» с сопроводительными документами (рапорт об обнаружении и сопроводительное письмо). После этого Турдыев и Евсеев вернулись поездом в Сыктывкар. По приезде в Сыктывкар «записка» была передана в канцелярию УУР МВД по РК, а в последующем приобщена в качестве доказательства к уголовному делу. Турдыев Р.Р. и Сосорев А.В. неоднократно допрашивались в ходе судебных заседаний по делу и излагали совершенно иную историю обнаружения этой «записки» с целью придания видимости законности ее получения, изъятия и приобщения к материалам уголовного дела. В противном случае, при отсутствии фактического подтверждения и видимости законного способа обнаружения и изъятия этой «записки», она бы не отвечала требованиям ст. 74 УПК РФ, не была признана и приобщена к делу в качестве вещественного доказательства. Это позволило суду при повторном рассмотрении дела принять эту «записку» в качестве доказательства по уголовному делу... Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-raskin/pravdoruby-vnutrennih-del-kak-dissidenty-v-pogonah-razobl/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб.