Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Одержимые дьяволом. Мой опыт психиатра рядом с паранормальным

Одержимые дьяволом. Мой опыт психиатра рядом с паранормальным
Одержимые дьяволом. Мой опыт психиатра рядом с паранормальным Ричард Галлахер Tok. Психиатрические расследования. Главный документальный триллер года Психиатр с мировым именем впервые откровенно рассказывает о своем 25-летнем опыте изучения людей, одержимых демонами. Зафиксированные им случаи левитации, чтения мыслей на расстоянии, управления животными, дистанционного видения и т.д. превратили ученого скептика и убежденного атеиста в искренне верующего человека. Книга доктора Галлахера говорит нам: в этом мире есть место для «темных», демонических сил и паранормальных явлений, существование которых сегодня принято отрицать. У авторитетного нью-йоркского психиатра доктора Ричарда Галлахера необычная профессия. Он – специалист по одержимости демонами… и научный консультант в области экзорцизма. Много лет назад к нему в дверь постучался священник, попросивший исследовать одну необычную пациентку. После проведенных тестов Галлахер был удивлен: девушка была психически здорова, но демонстрировала экстрасенсорные способности, рассказывая подробности жизни незнакомых ей людей, включая мать психиатра. Она умела управлять поведением домашних животных и бегло говорила на нескольких языках, но только когда была в трансе. Себя она называла жрицей сатанинского культа, в котором состояла много лет. И после знакомства с ней со священником и психиатром стали происходить совсем пугающие вещи… Сейчас доктор Галлахер – специалист с мировым именем, посвятивший свою жизнь исследованию демонической одержимости. Именно к нему обращаются за консультацией экзорцисты всех конфессий, чтобы отличить настоящую одержимость от психического или медицинского заболевания. Галлахер абсолютно уверен: настоящее вмешательство демонов – не психоз, депрессия, шизофрения или эпилептический припадок, а нечто совсем другое. Его книга говорит нам: в этом мире есть место для «темных», демонических сил, которые наука не в силах объяснить. И очень опасно недооценивать степень их влияния на людей… «Волнующий, увлекательный взгляд на феномен демонической одержимости, написанный экспертом в области психиатрии… Верующие останутся в восторге, неверующие будут наслаждаться дискуссией, и даже самые скептически настроенные читатели удивятся тайнам человеческого поведения, которые исследованы в этой книге». – Kirkus Review В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн. Ричард Галлахер Одержимые дьяволом. Мой опыт психиатра рядом с паранормальным Richard Gallagher M.D. Demonic Foes: My Twenty-five Years As a Psychiatrist Investigating Possessions, Diabolic Attacks, and the Paranormal © 2020 by Richard Gallagher, MD. © Дудов М. Б., перевод на русский язык, 2021 © Издание на русском языке, ООО «Издательство «Эксмо», 2021 * * * Огромная благодарность тем людям, о ком рассказывает моя книга, – всем, кто набрался мужества поделиться своими удивительными историями, пусть и не раскрывая имен. Благодарю моего сына Питера, а также всех своих коллег и друзей – перечисление которых заняло бы изрядное время – за их любовь и поддержку, которую я чувствовал, работая над этой книгой. Предисловие Как бывший научный руководитель доктора Ричарда Галлахера на протяжении многих лет я хочу сказать о нем несколько слов. Ричард, без сомнения, очень одаренный психиатр, авторитетный клиницист и, наконец, талантливый преподаватель. Он решился на серьезное научное исследование захватывающего и противоречивого феномена демонической одержимости, который давно привлекает большой интерес. Вопреки распространенному мнению, подобные истории не только продолжают регулярно происходить и регистрироваться в наши дни, но и не имеют пока ясного научного объяснения и не могут быть поняты только как медицинские или психические расстройства. Доктор Галлахер благодаря своей беспристрастности и тренированному уму достиг значимых успехов в исследованиях т. н. состояний одержимости и изучил намного больше труднообъяснимых и интригующих случаев, чем любой другой специалист. Вот что делает его книгу действительно уникальной: это серьезное исследование волнующей всех долгое время темы, проведенное авторитетнейшим ученым и врачом, профессором кафедры психиатрии – человеком, способным правильно осмыслить и представить детальные отчеты о случаях, происходящих в наше с вами время. Джозеф Т. Инглиш, доктор медицины, почетный франковский (им. Сиднея Э. Франка) профессор кафедры психиатрии и поведенческих наук Медицинского колледжа Нью-Йорка, бывший президент Американской психиатрической ассоциации Введение Самая изощренная хитрость дьявола состоит в том, чтобы уверить вас, что его не существует.     Шарль Бодлер, «Великодушный игрок» Что сказано во тьме, говорите при свете; молвленное вам шепотом оглашайте с крыш.     Мф. 10:27 (перевод автора)[1 - В каноническом английском переводе (Christian Standard Bible) эти слова звучат немного иначе:What I tell you in the dark, speak in the light.What you hear in a whisper, proclaim on the housetops.Matt. 10:27Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях.Ев. от Матф. 10:27 (Русский синодальный перевод) (Прим. пер.)] По своему опыту могу сказать, что идея демонической одержимости кажется людям неоднозначной и часто понимается неправильно. Поэтому я хочу с самого начала ограничить это понятие научными рамками, а также опереться на мнение специалистов. Обычная реакция людей на упоминание этой темы покажет разнообразие точек зрения, существующих в американском обществе. Хотя многие в Соединенных Штатах (и по всему миру) верят в злых духов, есть люди, считающие эту тему надуманной и даже идиотской. Есть и другие – они видят дьявола повсюду. Я же хочу рассказать о своих личных наблюдениях и представить надежные доказательства одержимости, при этом полностью отдавая себе отчет в том, что неверные оценки и мистификации также возможны. Первые отзывы на эту книгу со стороны медицинских специалистов и служителей церкви – как информированных ученых и врачей, так и практикующих экзорцистов – оказались очень положительными. Читатели удивятся, но многие из моих коллег-врачей со всего мира согласились с моими выводами – хотя сами они не любят открыто говорить об этом, – кроме некоторых исключений. Преподаватель факультета психиатрии Гарварда отозвался о книге как об «очень убедительной… написанной экспертом мирового класса, с безупречной научной точностью и личной честностью». А вот слова известного профессора неврологии: «Весьма впечатляюще… благодаря словам человека, которому можно полностью доверять, и при этом одного из самых умных людей, что я знаю». Признанный американский экзорцист: «Очень полезная работа, автор – ведущий американский медицинский специалист по демоническим атакам… Если у меня есть вопросы, я обращаюсь к нему. Он авторитет в этой области»[2 - Первый отзыв принадлежит д-ру Марку Альбанезе, доценту кафедры психиатрии Гарвардской медицинской школы и директору по вопросам психического здоровья и аддиктивной медицины Кембриджского альянса здравоохранения. Второй – доктору Джозефу Масдо, профессору неврологии Медицинского колледжа Вейл Корнелл, бывшему директору Американской неврологической академии, в настоящее время почетному (Грэхемовскому) председателю Департамента неврологии Методистской церкви Хьюстона. Отзыв экзорциста исходит от отца Гэри Томаса из епархии Сан-Хосе, последняя часть цитаты взята из онлайн-профиля автора на сайте CNN (Джон Блейк, «Когда экзорцистам нужна помощь, они зовут его», CNN Health, 4 августа 2017, https://www.cnn.com/2017/08/04/health/exorcism-doctor/index.html).]. «Одержимые дьяволом» рассказывают о достоверных фактах одержимости и других демонических атак, которые я наблюдал на протяжении последних двадцати пяти лет. При этом всегда инициатива в исследовании исходила не от меня, а от служителей религии, просивших меня высказать профессиональное мнение. Перед тем как приняться за написание этой книги, я также получил разрешение от всех пострадавших, чьи случаи здесь описываются. В 2016 году «Вашингтон пост» опубликовала статью, написанную мной в ответ на предложение редактора рассказать о взглядах психиатра на демоническую одержимость [3 - Richard Gallagher, «As a Psychiatrist I Diagnose Mental Illness. Also, I Help Spot Demonic Possession» («Как психиатр я занимаюсь диагностикой психических заболеваний. Кроме того, я помогаю выявить демоническую одержимость»), Washington Post, 1 июля 2016, https://www.washingtonpost.com/posteverything/wp/2016/07/01/as-a-psychiatrist-i-diagnose-mental-illness-and-sometimes-demonic-possession/.]. Статья вызвала большой отклик, собрав более миллиона просмотров. Тысячи комментариев требовали новых доказательств, но в то время я не был готов их предоставить. Мой онлайн-профиль на сайте «Си-эн-эн» с телеинтервью на эту тему тоже стал популярен в Интернете. Также мои коллеги-доктора и многие экзорцисты часто просили меня как профессора и врача поделиться наблюдениями и методами. Наконец, сторонники «непатологических теорий» одержимости долго и настойчиво призывали меня ознакомить публику с имеющимися материалами. Итак, хорошо все обдумав, я (хотя и не без колебаний) приступил к написанию этой книги. Часто приходится слышать: кто лучше, чем профессор психиатрии, может понять – это истинная одержимость или просто одна из тех неприятных историй, когда пациент только воображает, что на него нападают демоны? Ведь такое часто случается с людьми, страдающими от психических заболеваний и других медицинских проблем, когда они приходят к ошибочному заключению, что их состояние обусловлено злыми духами. Как будет показано дальше, это справедливо для пациентов с психозами и тяжелыми личностными и диссоциативными расстройствами, а также для людей, склонных к внушению. Я думаю, что у меня есть шанс прояснить здесь все эти запутанные вопросы. Приходили отзывы и от скептиков и отрицателей. Я часто чувствовал удивление, особенно общаясь с ними в Интернете. Прикрытые анонимностью, эти диванные эксперты смело высказывали свои взгляды, имеющие под собой лишь какую-то отрывочную информацию. Как едко выразился один мой единомышленник, своими публикациями я «разворошил муравейник». Профессиональные врачи, будучи более информированными и образованными, также не слишком хорошо понимают предмет. Причина в том, что они лучше других знают, как часто воспоминания могут искажаться со временем. Они привыкли считать, что все это – либо плод больного воображения, либо ложные воспоминания. Мы множество раз получали сообщения о разных сомнительных «восстановленных воспоминаниях» об атаках демонов или даже самого Сатаны. Здесь подробно рассмотрены такие спорные моменты, но большинство случаев, попавших в эту книгу, не относятся к этой категории. Все происшествия, о которых я рассказываю, были засвидетельствованы либо мной лично, либо несколькими независимыми и надежными наблюдателями. Религиозные люди испытывают не меньше сомнений. Многие деятели церкви поддерживают наивную и надуманную теорию «демифологизации», считая все рассказы о демонической активности только мифами или пережитками ушедшей культуры. Они небрежно отмахиваются от многочисленных описаний нападений злых духов, которые легко найти в классических религиозных текстах и средневековых хрониках, объявляя их или анахронизмами, или просто символическими притчами. Такие выводы сильно изумили бы основателей большинства религиозных традиций, не имевших сомнений по поводу демонического антагонизма. Боясь показаться смешными или подвергнуться осуждению, многие священнослужители сейчас предпочитают касаться темы очень осторожно, другие же считают самым разумным просто закрывать глаза на солидную документальную базу. И наконец, «разоблачители догм» требуют, как всегда, все новых «доказательств», найти которые становится в итоге невыполнимой задачей. Эти люди часто выглядят слегка гротескно из-за своей чудаковатой привычки отвергать с порога даже неопровержимые аргументы. Что ж, перед вами – собрание подробных свидетельств, доступных теперь широкой публике. Для сумрачного мира демонов солнечный свет – самый сильный дезинфектор. * * * Разные гипотезы нуждаются в разных доказательствах. В случае одержимости демонами обычно требуются видео- или аудиозаписи. Однако видеозапись нарушает тайну частной жизни человека, кроме того, кажется странным, что злой дух вдруг решится продефилировать перед камерой. Почему сейчас духам, таящимся и прячущимся с древних времен, вдруг должно прийти в голову открыть себя какому-то режиссеру-любителю? С другой стороны, множество аутентичных аудиозаписей, доступных исследователям, никогда не принимались убежденными скептиками в качестве доказательств. И снова не могу не сказать, что наивно ждать от злых духов поведения, соответствующего нашим желаниям. Если вы хотите найти в этой книге лабораторные свидетельства, контролируемые эксперименты или нейровизуальные изображения состояний одержимости, вы будете разочарованы. Существа из мира духов не видны на рентгеновских снимках. Все мы используем различные методы исследований для разных сфер жизни. Как профессиональный врач я отдаю должное науке и осознаю, что обойтись без современных научных методов невозможно. Я поддерживаю важнейшие выводы современной науки, на них основана вся моя медицинская практика. Но тот исследовательский подход, который философы науки формулируют как «методологический натурализм», не может быть приложим абсолютно ко всем областям человеческой жизни. Принятая сейчас в науке методология по определению исключает из рассмотрения темы, касающиеся духовной реальности, или, говоря проще, любые теистические верования. Но исторические свидетельства также представляют ценность и являются важным способом «познания». Скептики сильно удивились, когда я сказал, что, хотя случаи одержимости происходят нечасто, сумма всех исторических записей о них огромна. Вера в духов и возможность их влияния на людей в большинство исторических периодов были распространены повсеместно. Антропологи фиксируют описания одержимости практически во всех известных культурах на протяжении тысячелетий. Многие специалисты этой области считают тех, кто не знаком с этой информацией, профанами или, как сказал один исследователь, кем-то вроде современных «плоскоземельщиков». Большинство антропологов относятся серьезно к духовным свидетельствам, какими бы странными они им ни казались, хотя сами могут оставаться агностиками. При этом на протяжении человеческой истории часто встречаются и явно преувеличенные свидетельства о кознях дьявола. Хорошо известно о периодически возникавших истериях – вроде охоты на ведьм в шестнадцатом и семнадцатом веках, – например, случаи в Салеме, где жертвы часто обозначались как «одержимые». Как психиатр я помню о фиксировавшихся в 1980-х и 1990-х случаях «подавленных воспоминаний» и т. н. «сатанинской паники», оказавшихся ложными. Будучи в то время лечащим врачом в отделении для пациентов с расстройствами личности, я был вынужден ежедневно разбираться с подобной ерундой. Не хотелось бы повторения этого позора. С другой стороны, если вы отбросите все исторические данные или решите, что поверите в существование духов, когда это будет доказано в экспериментах над ними, – вы никогда не поймете сути предмета. Президент США Джон Адамс[4 - Джон Адамс (1773–1826) – американский политик, деятель Войны за независимость США, один из отцов-основателей США, первый вице-президент и второй президент США. (Здесь и далее – прим. ред.)] говорил, что «факты – упрямая вещь». Цель этой книги – представить неоспоримые и очевидные фактические доказательства демонической одержимости и агрессии в современном контексте. Непредубежденный читатель волен сам интерпретировать эти данные, как посчитает правильным. Многие западные секуляристы не могут даже представить себе существование демонов. Но вера в мир духов – и в агрессивность демонов – более распространена, чем принято считать. Подавляющее большинство людей во всем мире верят в мир духов и в реальность демонической одержимости. Опрос, проведенный в США в начале третьего тысячелетия, показал, что 70 процентов американцев верят в злых духов, а немногим более 50 процентов верят и в их нападения на людей. Кто в таком случае идет против течения? На этот счет есть много разных теорий. Кроме традиционного взгляда на одержимость как на нападение демонов сегодня это состояние чаще всего объясняется как симптом психического заболевания. Чтобы объяснить хотя бы некоторые из необычных спутников одержимости, многие исследователи говорят о скрытых «психических» возможностях человека, выдвигая теории, не проверенные надежными научными методами. Массовая вера в псевдонаучные идеи о «паранормальных явлениях» растет, и даже религиозные эксперты иногда становятся адептами «парапсихологии». Исследователи не столь скептичные всегда признавали реальность враждебных духов, но объясняли одержимость и другие нападения воздействием не демонов, а других существ. Разные культуры перекладывают ответственность на злобные мертвые души, на предков, на полтергейстов, на мстительных божеств, эльфов или гоблинов. Но, несмотря на разнообразие теорий о духах, существует поразительное сходство описаний одержимости в самых непохожих друг на друга культурах на протяжении всей истории. Каким бы ни было объяснение, общий смысл остается тем же: произошло какое-то нападение духов, если его нельзя приписать злому духу, то слова теряют смысл. В то же время я вполне осознаю, что всегда нужно ограждать излишне доверчивых людей от вредных суеверий, преувеличений и распространенных заблуждений. Эта область исследований издавна страдала из-за торгашества, дутой сенсационности и человеческой глупости. Падкие на наживу люди, основываясь на ложных предположениях, представляют факты так, что кто-то страдает от демонов, хотя профессиональный взгляд врача сразу отметит, что «одержимый» явно имеет психические или другие проблемы со здоровьем. Есть и еще более печальные случаи, когда происходит реальное физическое насилие в ходе некомпетентных экспериментов по «освобождению» жертв от демонов. Такие преступления не новы. Как раньше, так и сейчас все попытки изгнания демонов при помощи насильственных или опасных методов, вроде избиений и пыток, неэффективны и невежественны, а иногда отдают садизмом. Проблемы, вызванные духовными сущностями, требуют духовных методов, не предусматривающих никакого насилия. Также еще один важный момент, который часто не берется во внимание, – одержимость встречается очень редко. Большинство врачей никогда не столкнутся с подобным, даже из представителей духовенства вряд ли кто-либо встретит в своей жизни настоящего одержимого. Многие верующие удивляются, когда я говорю, что примерно из двадцати пяти пациентов, которых я обследовал за время профессиональной карьеры (в рамках официальной врачебной практики), ни один не был одержим. Пациенты, у которых я диагностировал настоящую одержимость, всегда приходили ко мне либо по рекомендации священника, либо находили меня сами, узнав где-то, что я разбираюсь в этом вопросе. Никто из моих регулярных пациентов не входил в мой кабинет, чтобы выйти из него через пару минут ошарашенным диагнозом «одержимость». Оптимальный результат в диагностике достигается при наличии достаточного опыта и знаний, а не на основе интуиции или догадок. Многих изумляет тот факт, что у одержимости духами есть свои достаточно строгие диагностические критерии, такие же четкие, как у любого иного «синдрома», – это означает, что должны ясно прослеживаться все симптомы и признаки, как в случае обычного медицинского диагноза. Та ситуация, когда наше общество находится под влиянием диких теорий о паранормальных явлениях и сенсационных новостей о демонических атаках, только увеличивает смущение в головах тех людей, которым нужна реальная помощь. * * * «Одержимые дьяволом» – это попытка найти точки соприкосновения между современной массовой культурой, представляющей всё паранормальное и сверхъестественное только в сенсационном ключе, и здоровым духовным анализом, поддержанным серьезными научными и психиатрическими исследованиями. Тут, безусловно, необходим междисциплинарный подход. По моему мнению, лучшей иллюстрацией сказанному будет личный рассказ автора о его постепенном превращении из скептика в сторонника и, наконец, в эксперта. Чтобы не быть голословным, я последовательно опишу некоторые из своих самых сложных и показательных случаев, расскажу об использованных мной методах исследования, объясняя по ходу дела, каким образом каждый случай переплетен с современной культурой, историей, религией и психиатрическими теориями. Из множества случаев, попавших в поле моего зрения, я выделяю следующие: Молодая женщина, считающая себя сатанисткой, левитирует полчаса во время сеанса изгнания духов. Восемь свидетелей. По словам двух опытных экзорцистов, «такое встречается раз в сто лет». Домохозяйка перестает слышать, когда кто-либо начинает говорить при ней о Боге, и произносит гнусные богохульства во время повторяющихся трансоподобных состояний одержимости. Образованная, работающая женщина, имеющая на теле синяки неизвестного происхождения, начинает говорить на нескольких совершенно незнакомых ей языках, периодически впадает в буйство во время приступов одержимости, что грозит полностью разрушить ее жизнь и карьеру. Миниатюрная женщина в состоянии одержимости отшвыривает 90-килограммового лютеранского священника на другой конец комнаты. Во всех этих случаях основные усилия я тратил на разработку методики исследования, опираясь на свое знание психиатрии и опыт. Сразу хочу сказать, я никогда не диагностировал официально у кого-либо «одержимость». На это есть несколько причин. Во-первых, это не клинический диагноз, относящийся к общепринятой и научно обоснованной психиатрической диагностической терминологии. Одержимость – проблема духовная, а не психиатрическая, и не существует лабораторных, когнитивных или психических тестов для описания этого состояния в категориях общепринятой медицинской науки. Мне кажется, тут более важно найти ответ на один – главный – вопрос: можно ли дать симптомам пациента естественное или научное объяснение? Чтобы ответить на него, для начала я провожу обычный медицинский осмотр пациента, затем следуют стандартные исследования, такие как анализ крови для обнаружения отклонений в биохимии и так далее. Затем я проверяю, не страдает ли пациент каким-нибудь редким судорожным расстройством или, возможно, другим повреждением мозга. Чтобы исключить эти варианты, я могу назначить КТ мозга или ЭЭГ, в зависимости от показаний. Если такое обследование не выявляет причин, я всегда провожу описательную оценку, опрос больного и учет симптомов. Я также беседую с друзьями и родственниками, чтобы проверить сведения, сообщенные пациентом. Неопытному глазу может показаться, что одержимость в большинстве случаев подходит под описания различных психозов, тяжелых личностных и диссоциативных расстройств или напоминает фантазии легковнушаемых людей. Однако для квалифицированного психиатра или другого врача одержимость выглядит совсем иначе. Я подробно описываю здесь все специфические симптомы и признаки вместе с соответствующими медицинскими и духовными критериями. В тех редких случаях, когда я не могу найти естественное или научное объяснение состоянию пациента, я направляю его назад к священнику, раввину, пастору, имаму или другому духовному наставнику, который прислал его ко мне. Братья и сестры по вере этого человека принимают окончательное официальное решение и организуют духовную помощь, если он в ней нуждается. Я серьезно отношусь к своим обязанностям врача и поэтому рекомендую всем, кто психически болен и только думает, что на него нападают злые духи, обратиться за психиатрической помощью. В сфере экзорцизма вращается огромное количество групп безответственных «изгонятелей», непрофессионалов, предлагающих сомнительные, а иногда и опасные методы «освобождения от духов» людям, которые на деле страдают от депрессий или других психических заболеваний. Серьезной попыткой уменьшить количество ошибочных диагнозов и других эксцессов стала Международная ассоциация экзорцистов, созданная в начале 1990-х годов. Я был лично знаком с большинством основателей этой структуры и какое-то время работал там в качестве научного консультанта. В Соединенных Штатах католические епископы уполномочили около сотни экзорцистов для борьбы с серьезными демоническими одержимостями. Все люди обычно проходят предварительное психиатрическое обследование. Другие конфессии предприняли аналогичные, хотя и не столь заметные усилия. Однако ни одна из этих разумных мер не должна давать нам повод закрывать глаза на продолжающиеся бесчинства, творимые неуправляемыми «отрядами изгонятелей», наполненными фанатичными фундаменталистами всех религий как в развитых, так и в неразвитых странах. * * * Доверие, а также мое положение психиатра помогали многим моим пациентам раскрыться и рассказать не только о самих нападениях, но и о своем прошлом, о вещах более личных. Все это имеет решающее значение для точной диагностики демонического нападения. Пациенты, испытывающие глубокие страдания, часто рассказывают врачу (особенно психиатру) то, чего они не рассказывают больше никому. Это могут быть какие-то моменты, которые вызывают у них чувство стыда – к примеру, недолгое увлечение оккультизмом или сатанинскими практиками, – в таких неосмотрительных поступках люди неохотно признаются даже священнику, не говоря уже о мужьях, женах, близких и друзьях. В некоторых культурах одержимых избегают и изолируют, многие люди в разных странах даже подверглись физическим наказаниям или были убиты. По этой причине они часто скрывают свои истории. В США основные страхи связаны с опасностью принудительного помещения в закрытую клинику. Как врач, имеющий также и подготовку исследователя, я прилагаю много усилий, чтобы тщательно разделять то, что современная наука – не отбрасывая надежные исторические данные – знает об одержимости, и то, чего она не знает. И я очень ценю доверие людей, которые ко мне обращаются. Хотя требование доказательств вполне обоснованно, нельзя закрывать глаза на суровую реальность – объектами всех исследований являются люди, испытывающие страдания. Они не хотят служить иллюстрацией или доказательством какой-то теории. Они чувствуют сильную боль и хотят избавления. Я часто видел глаза страждущих, и тот ужас, который я нашел там, не дает мне покоя. Лишь немногие из них понимали, что происходит и почему они должны мучиться. Но в чем они все были убеждены: их тело, разум и душа подверглись нападению. Правильным ли будет просто отмахнуться от страданий этих людей? Что достаточно интересно, в большинстве случаев собственное поведение и настрой подвергшегося нападению имеют определяющее значение для успеха. Как говорит католическая церковь (как и другие христианские конфессии и многие другие религии), Большой обряд экзорцизма – это не магический ритуал, который автоматически удаляет демонов и полностью освобождает страдающих без всяких усилий с их стороны. Экзорцист – не волшебник, и очень часто жертвам демонов предстоит долгая, изнурительная и мучительная борьба за освобождение от того, что их захватило, так же как и в случае любого тяжелого психического недуга. Обряд экзорцизма – не серебряная пуля. Чтобы сказать это, я решился подвергнуть риску свою профессиональную репутацию и написать эту книгу. Мне хотелось рассказать читателям о том, какую реальную опасность представляют эти, пусть и редкие, явления, и о том, какие действия нужно предпринять, чтобы получить помощь. Я хочу, чтобы измученные люди освободились от всего, что давит на них и разрушает их жизнь. Я посвятил свою жизнь борьбе с разрушительными последствиями психических заболеваний, и я вложил много страсти в помощь людям, пострадавшим от различных демонических нападений, при этом отдавая себе отчет в том, что некоторым коллегам мои выводы могут показаться неубедительными. Хотя я знаю, что мне не переубедить твердых скептиков или критиков, я надеюсь, что «Одержимые дьяволом» найдут отклик у широкой аудитории, у людей, открытых идее, что мы живем в мире, имеющем видимую и невидимую стороны, и две эти стороны влияют друг на друга удивительным образом. Часть этой невидимой стороны загадочна и при этом поразительно враждебна к людям и желает их физического и духовного уничтожения. В очень редких случаях эта сторона, настоящий вселенский террорист, обнажает свое истинное лицо. Общество в последние годы пришло к страшному осознанию, что разнообразные негодяи способны на ужасающие террористические акты – теперь и предположение, что духовные сущности с такими же жестокими намерениями могут устраивать пугающие акты духовного терроризма, не кажется неправдоподобным [5 - Jennifer Robison, «The Devil and the Demographic Details» («Дьявол и данные демографии»), Gallup, 25 февраля 2003, https://news.gallup.com/poll/7858/devil-demographic-details.aspx. Отчет показал, что 70 % американцев верят в дьявола и ад. Опрос Pew Research Center 2007 года обнаружил, что «более одного из десяти американцев (11 %) утверждают, что они пережили или были свидетелями экзорцизма». Рассел Хеймлич, «Свидетели экзорцизма», Pew Research Center, Fact Tank, 12 ноября 2007, https://www.pewresearch.org/fact-tank/2007/11/12/witnesses-to-exorcisms/.]. Я благодарю всех людей, разрешивших мне поделиться их поразительными историями. Особенно я благодарен женщине – называющей себя сатанисткой, – чей случай вошел в эту книгу: она полностью поддержала меня и коллег в желании рассказать о том, что ей пришлось пережить. Я хорошо понимаю удивительную, почти фантасмагорическую природу ее странного случая, однако он не уникален ни в одной из своих деталей, и даже самые причудливые черты ее истории имеют параллели с другими историческими прецедентами. Ни эта женщина, ни другие жертвы одержимости не были моими обычными пациентами, иначе я просто не рассказал бы о них. Почти все описанные в книге случаи были «неординарного характера» (традиционный термин), и мое участие в них происходило всегда по инициативе либо хорошо образованных священнослужителей разных конфессий, либо профессиональных врачей-психиатров, которым захотелось услышать мое мнение. Уже в последние годы несколько жертв демонических атак вышли на меня самостоятельно, узнав обо мне в Интернете и прочитав мои интервью и статьи. При обсуждении чувствительных вопросов всегда нужно соблюдать баланс между сохранением конфиденциальности и преимуществами, которые дает осведомленность. Не отходя от стандартов этики в медицинской отчетности и выполняя желание пострадавших людей, я хочу здесь «рассказать о случившемся», как сказал один из героев этой книги. Я посчитал нужным скрыть или изменить не относящиеся к сути дела данные – имена, адреса, национальность, внешний облик, – т. е. информацию, не имеющую влияния на фактическую основу описанных случаев. Считаю важным хранить эту конфиденциальность и дальше. Я получил немало предложений от различных СМИ пригласить этих людей на интервью или рассказать обо всем самому, но я решил никогда не просить никого из них об этом, хотя многие были согласны поделиться своими историями. С другой стороны, читателям необходимо знать о важных и специфических деталях. Поэтому не было изменено ничего в описании конкретных обстоятельств происшествий. Только тщательный и продуманный анализ всех случаев заслуживает внимания. На страницах этой книги не будет места ни литературному мифотворчеству, ни преувеличениям, но я не собираюсь и замалчивать некоторые удивительные факты, какими бы невозможными они ни казались читателям. Я не оглашаю имен экзорцистов, пожелавших остаться неназванными или не давших мне ясного разрешения открыть их личности, хотя некоторые сами уже представили свои истории публике. Пахарей на этом непростом поле найти не трудно. С увеличением в обществе потребности серьезно разобраться в проблеме – не удовлетворяясь больше распространенными суевериями и мифами – многие экзорцисты или их помощники стали более открыто говорить о своей работе. Но пока их свидетельства немногочисленны и часто просто не доходят до широкой аудитории. Разумная сдержанность в словах людей, столкнувшихся с демоническими нападениями, сама по себе говорит об их осмотрительности и осторожности. Но слишком строгая секретность может быть контрпродуктивна, особенно если гарантируются надлежащие меры безопасности. Чрезмерная таинственность и утаивание достоверных, хотя и тревожных фактов долго скрывали этот предмет в тумане. Многие хорошо информированные свидетели все еще боятся говорить что-либо на эту тему, что позволяет малообразованным или критически настроенным оппонентам задавать пока тон в дискуссии. Особая благодарность предназначается особому врачу, моему бывшему научному руководителю и бывшему президенту Американской психиатрической ассоциации. Когда-то давно доктор Джо Инглиш рассказал мне о редком, истинном случае одержимости, с которым он столкнулся еще в начале своей карьеры. Он знал, что я ставлю своей профессиональной целью разоблачение окружающих этот феномен ложных представлений и обеспечение психиатрическим пациентам доступа к адекватной медицинской помощи, а не к сомнительным ритуалам. Не имея достаточных знаний, и догматичные материалисты, и фанатичные, но неопытные верующие могут причинить большой вред, мешая или задерживая получение пострадавшими остро необходимой им помощи – духовной либо, гораздо чаще, медицинской и психиатрической. Мне всегда казалось, что врач не должен избегать подобных ситуаций. Как было уже сказано, я просто реагировал на просьбы о помощи. Для любого человека науки или религии кажется неправильным повернуться спиной к страдающим душам. С разрешения некоторых из этих душ – за что я им очень благодарен – в «Одержимых дьяволом» представлены их рассказы читателям вместе с моими пояснениями и выводами. Эта книга посвящена всем им. Я высоко ценю их готовность поделиться своими историями, при том что многие люди настойчиво советовали им проявить осторожность или же хотели преуменьшить и высмеять реальность и глубину их страданий. И самое важное, эта книга есть мое свидетельство о глубоких духовных истинах, которые придают смысл всем перенесенным жертвами испытаниям. Экзорцизм – не самая важная часть духовной практики подлинных религий. В своем высшем проявлении авторитетные духовные традиции делают акцент на любви, служении и сострадании к другим людям, а также на божественной любви. «Бог не нуждается в нашей любви, – как заметил недавно один тонкий мыслитель, – но он, без сомнений, желает ее, так же как и того, чтобы мы любили друг друга». Путаница в понимании духовных предметов происходит всегда в этом мире. Слишком многие современные люди считают, что между «верой» и «разумом» существует противоречие, и это искаженное восприятие окрашивает многие рассуждения о предмете этой книги. Однако такая двойственность не является традиционной точкой зрения. Наша склонность задавать вопросы имеет свое назначение. Социологи подчеркивают, что хотя среда, в которой воспитывается человек, а также другие социальные условия сильно влияют на развитие религиозных или духовных идей и взглядов индивидуума, эти факторы никогда не являются определяющими. Для взрослого несвойственно никогда не интересоваться этими темами или, наоборот, никогда не сомневаться в их разумности и фактической основе. И, конечно же, никто не может – и не должен – исповедовать «ни на чем не основанную» или «непогрешимую» веру, не будучи открытым для доказательств, которые предлагает история. В моей книге представлено множество примеров таких свидетельств, касающихся темы, которую часто понимают неправильно или игнорируют. Как и в отношении всего действительно ценного в жизни, в своих поисках истины человек должен оставаться настойчивым и искренним, не ограниченным своим образованием, культурными стереотипами или диктатом конформистского общественного мнения. Во времена, когда многие люди утратили всякое чувство священного и чудесного, а политические институты вызывают одни лишь сомнения, эта потребность становится насущной личной необходимостью более чем когда-либо раньше. Я уверен, что предупреждение людей, привлечение их внимания к этой отрезвляющей реальности – задача важная, стоящая приложенных усилий и заслуживающая глубоких размышлений. Часть первая. Из скептиков – в наблюдатели Есть многое на свете, друг Горацио, Что и не снилось нашим мудрецам.     Уильям Шекспир, «Гамлет» Глава 1. Начало пути Заинтересованный студент Мое детство прошло в одном из пригородов Нью-Йорка. Как и большинство моих сверстников, представителей поколения беби-бумеров, я с самого нежного возраста был пропитан великим скептицизмом янки. Меня мало занимали мысли о дьяволе, не говоря уже о странной идее демонической одержимости. Все мы были убеждены, что сообщения о нападениях демонов и паранормальных явлениях достойны только страниц желтой прессы, так же как и новости об инопланетянах и снежном человеке, а Хэллоуин был для нас отличным поводом, чтобы высмеять все эти глупости про ведьм, гоблинов, черную магию и сглаз. Я вспоминаю, как мать соседского мальчика хихикала над своим сыном, одетым в черно-красный костюм, называя его «миленьким маленьким демоном». Мировоззрение моего поколения сформировалось в тот исторический период, когда вера в рационализм укоренилась полностью. Как представители американского среднего класса я и мои ровесники считали само собой разумеющимся для нашего времени и нашей особенной страны веру в демократию, в материальный прогресс, в великие достижения современной науки и в ее победу над суеверным мышлением. В школе я усвоил американскую гордость за страну, патриотизм, а также, как стало ясно позднее, легкое пренебрежение к традициям и народным верованиям Старого Света. Позже, когда я начал серьезно изучать историю и религиоведение по программе академического курса античности в Принстоне, меня стали живо интересовать более странные и неортодоксальные концепции. Я был поражен, узнав, что распространенные раньше теории о злых духах и сверхъестественных явлениях так сильно занимали умы людей древности и Средневековья, и даже образованные люди признавались о своей неподдельной вере в духов и в возможность общения с богами и душами мертвых посредством погружения в транс. Хотя мое увлечение этими идеями начало зарождаться именно в это время, меня все же больше волновали тогда исследования человеческого разума. Я погрузился в изучение языков, литературы, философии и довольно рано познакомился с теорией психоанализа, которой хотел серьезно заниматься в дальнейшем. После окончания колледжа я отправился со своим старшим братом на год во Францию, где преподавал в средней школе и играл в местной любительской баскетбольной команде. Наша команда играла прекрасно, а я, как большая американская рыба в маленьком французском пруду, набирал за игру не меньше тридцати очков. Мне так нравились наши отчаянные французские фанаты – их поддержка всегда давала нам лишние пятнадцать очков во всех домашних играх! Что касается моей жизни вне баскетбольной площадки, я вел себя так же, как любой свободный молодой мужчина, путешествующий по чужой стране: наслаждался прекрасными винами, ел восхитительную французскую еду, запивая ее огромным количеством ликера Куантро из соседнего Анже?. Мысли о «паранормальных явлениях» и всем дьявольском, занимавшие мою голову дома, теперь были от меня так далеко, как это возможно. Так все и продолжалось, пока мой брат Джон не познакомился с местной ведьмой. Джон играл тогда в новой команде, он переехал в соседний городок, где люди проявили больший интерес к спорту. Как-то он рассказал мне, что познакомился с пожилой дамой, называвшей себя «белой ведьмой». Во время разговора брат пожаловался ей, что с подросткового возраста не может избавиться от бородавок на руках. Женщина пообещала, что вылечит его. Несмотря на мой скептицизм и насмешки, Джон не захотел отступаться от задуманного. Ведьма посоветовала брату попробовать то, что сама называла «народным целительством». Она велела Джону провести простой ритуал – в полночь, на мосту, на окраине города. Нужно было произнести короткое заклинание, а затем бросить три фасолинки через плечо в реку. Она особо подчеркнула, что он «должен твердо верить». Джон сделал все, как сказала ведьма. Проснувшись на следующий день, он обнаружил, однако, что бородавки никуда не исчезли. В тот же день он отправился домой к той женщине за объяснениями. Она сказала ему, что ритуал не сработал, потому что он «не верил по-настоящему». Брат пообещал повторить ритуал еще раз, теперь со всей серьезностью. Следующим утром Джон заявился ко мне в гости. Взволнованным голосом он сообщил, что все его бородавки исчезли. Как типичный младший брат я высказал ему прямо все, что думаю о его размягчившихся мозгах. Я отказался признавать случившееся победой духа над материей и, исполненный чувства превосходства, объяснил полученный результат действием самовнушения, способного иногда приносить облегчение при не очень серьезных недугах. «Ну вообще-то мне все равно, – парировал Джон. – Хоть что-то наконец сработало после всех этих бесполезных кремов и прижиганий холодом». Хотя скептицизм и остался при мне, вся эта история все-таки подогрела мой интерес к традиционным методам целительства. Я был удивлен и очарован психосоматической медициной, причудами нашей сложной иммунной системы и тем огромным влиянием, которое оказывает мозг на физиологию. Я планировал поступать в медицинский по возвращении в Штаты, поэтому этот случай отложился в архиве моей памяти. В то время я был погружен в изучение теории, разработанной Зигмундом Фрейдом и его единомышленниками, доказывавшей важную роль, как они это называли, физических проявлений «истерических» состояний ума. Фрейд и другие ранние психоаналитики отмечали, что подавляемые эмоции и импульсы могут стать прямой причиной соматических заболеваний, иногда даже таких тяжелых, как паралич. Позднее эти состояния получили название «конверсионные расстройства», т. е. психические состояния, при которых пациенты имеют определенные неврологические симптомы без органической причины или логического объяснения. Позже, во время учебы в ординатуре Йельского университета, мне лично довелось наблюдать подобные случаи. К примеру, я проводил обследование молодой женщины, попавшей в больницу из-за необъяснимого паралича ноги, не имевшего за собой никакого медицинского или анатомического диагноза. Как-то во время осмотра она призналась, что ее самым сокровенным желанием было «пнуть как следует своего сукиного-сына-отца…». Фрейд испытал большое влияние со стороны знаменитого Жан-Мартена Шарко – харизматичного парижского врача-невролога конца XIX века. Известный своим вольнодумством, Шарко относился к религии враждебно, поэтому и Фрейд решил применить свою теорию истерии к религиозным феноменам, включая и одержимость демонами. Взяв в качестве примера случай художника XVII века, Фрейд доказывал, что его так называемая «демоническая одержимость» была фактически психической патологией, принятой по невежеству за атаку дьявола [6 - Упомянутая здесь статья – «Демонологический невроз семнадцатого века» (A Seventeenth-Century Demonological Neurosis) взята из The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, vol. XIX, пер. и ред. Джеймса Стрейчи (London: Hogarth, 1923), с. 72–103. Последующие ссылки и цитаты из Фрейда, появляющиеся в тексте, взяты из этого издания.]. Как выяснилось позже, место, где я играл в баскетбол, находится недалеко от небольшого городка Луден. Этот городок прославился в XVII веке благодаря печальному случаю предположительно массовой одержимости, произошедшему в местном монастыре. В 1630-х годах несколько сестер-урсулинок стали жаловаться, что ими овладели бесы. Находясь, согласно их утверждениям, в состоянии одержимости, монахини странно кричали, кружились волчком и разговаривали на нескольких неизвестных им языках. Этот случай произвел сенсацию и до сих пор вызывает споры во Франции. В те времена обряды изгнания нечистой силы иногда проводились публично, собирая толпы любопытных зевак. Эти события подробно описал Олдос Хаксли в книге 1952 года «Луденские бесы»[7 - Олдос Хаксли, «Луденские бесы» (М.: Терра, 2000).]. В экранизации книги в жанре фильма ужасов под названием «Дьяволы» снялась Ванесса Редгрейв – его премьера состоялась в 1971 году. Обилие насилия и человеческой наготы в фильме вызвало тогда бурю протеста, но я сомневаюсь, что большинство аудитории восприняло центральную тему картины всерьез. И я в том числе. Хаксли заставил меня поверить, что, при всей своей запутанности и сенсационности, Луденское дело было, по всей вероятности, случаем коллективной истерии. Он пришел к выводу, что истерия имеет политическую окраску и произошла из-за серьезного эмоционального расстройства нескольких замкнутых и сексуально закрепощенных католических монахинь. Но что еще больше заинтриговало меня, так это роль в этом инциденте двух получивших сомнительную славу священников: Урбена Грандье, благополучного приходского кюре с хорошими связями, и иезуита Жан-Жозефа Сурина. Грандье, известный своей фривольностью и пристрастием к женскому полу, был обвинен политическими оппонентами в соблазнении монахинь и наложении на них колдовских чар. В качестве основного доказательства был представлен некий документ на латыни, якобы соглашение Грандье с Сатаной. Подвергнутый ужасным пыткам Грандье тем не менее твердо отстаивал свою невиновность. По приговору суда инквизиции он в итоге был сожжен на костре. Во искупление святотатства, совершенного монахинями и Грандье, Сурин призвал демона войти в него, а позже написал увлекательный и детальный отчет о своей многолетней борьбе со злым духом. Был ли Сурин действительно одержим или просто страдал помешательством, остается предметом исторических споров. Знаменитый французский невролог Жан Лермитт в свое время пришел к выводу, что так называемая одержимость представляет собой психическую патологию. Его книга 1956 года Vrais et faux Possеdеs («Истинная и ложная одержимость»), как видится, оказала влияние и на Хаксли [8 - Jean Lhermitte, Diabolical Possession, True and False («Дьявольская одержимость, истинная и ложная») (London: Burns & Oates, 1963). Оригинальное издание (на французском языке): Vrais et faux Possеdеs (Paris: Fayard, 1956).]. Но, как заметил один мой знакомый теолог, для того, чтобы согласиться с несложным выводом Лермитта, неизбежно придется отбросить значительную часть и современных свидетельств. При этом сохранилось множество сообщений о случаях, когда монахини начинали спонтанно говорить на неизвестных им языках. Также придется отбросить как недостоверные многочисленные описания из исторических источников странных и необъяснимых кружений и анатомически невозможных телодвижений и поз у монахинь. Спустя годы один французский профессор спросил меня: «Вы когда-нибудь слышали, чтобы несколько монахинь разом сошли с ума, но при этом стали прекрасными гимнастками?» Он пришел к выводу, что, хотя и не все монахини были одержимыми, тем не менее в Лудене не обошлось без участия демонов. Ученый предположил, что монахини стали жертвами какого-то малого демонического нападения – так называемого угнетения либо бесовского томления. * * * А потом мое увлечение этими предметами было на несколько лет отложено в долгий ящик. Сначала я учился в медицинской школе, затем в интернатуре на кафедре внутренних болезней и, наконец, в ординатуре на кафедре психиатрии в Йеле. Во время своей учебы я стал намного лучше разбираться в странных изгибах и темных закоулках человеческой психики. Настоящее научное исследование, без сомнений, открывает новые двери, задает новые вопросы и дает новые возможности. И это так же верно, когда мы говорим о тайнах сознания, человеческого разума и духа. Я пришел к заключению, что возможны и другие пути обретения знания, не зависящие от количественных оценок, лабораторных экспериментов или строго стандартизированных научных измерений. Меня не оставляло чувство, что свидетельства о странных психических явлениях, которые в немалом числе подбрасывает нам история, – особенно те трудно объяснимые, но хорошо задокументированные духовные казусы, имеющиеся во всех культурах, – заслуживают тщательного научного исследования. Кроме нескольких близких людей, я редко посвящал в свои увлечения коллег и до сих пор верен этому правилу – говорить на эти темы, только когда меня спрашивают. Вспоминая те годы, я думаю, что большинство было безразлично к этой теме, другие, как мне казалось, могли отнестись более критично к моему интересу и начать смотреть с недоверием на молодого психиатра в начале карьеры, серьезно увлеченного этими вещами. В то же время, могу теперь это признать, я не испытывал ни тогда, ни после какой-либо открытой враждебности к моим исследованиям в этом направлении. Примерно в то время, когда я окончил ординатуру и постдокскую аспирантуру по психиатрии в Йеле, в культурном мейнстриме начала появляться литература, описывавшая то, о чем раньше не говорили, – одержимость, происходящую в наше время. Множество исследователей, вдохновленных успехом романа Уильяма Питера Блэтти 1971 года «Изгоняющий дьявола»[9 - Уильям Блэтти, «Изгоняющий дьявола» (М.: Эксмо, 2016).] и снятого по нему фильма, начали откапывать ранее не публиковавшиеся факты, вдохновившие затем писателей на создание еще немалого числа произведений. Я был сильно удивлен, узнав о реальных событиях, ставших основой для захватывающей книги и фильма, хотя я видел и понимал, что Блэтти многое взял из исторических описаний экзорцизма, включая Луденское дело. Более всего меня поразило, что фильм построен большей частью на художественном пересказе реальной истории одержимости, произошедшей совсем недавно. Первоосновой для истории Блэтти, как считается, был случай истинной одержимости в Мэриленде, имевший отправную точку в 1949 году и продлившийся несколько лет. Пострадавший от нападения мальчик, записанный в источниках как Роланд Доу, позже, после тщательного расследования, был переименован в Робби Манхейма. Воспитанный в лютеранской вере, Робби был прихожанином преподобного Лютера Майлза Шульце. Мальчик долгое время провел в больницах, но врачи так и не смогли объяснить, что с ним, а психиатрическое лечение не дало эффекта. Робби оставался в состоянии одержимости несколько лет. Как показано в фильме, проблемы начались с чего-то, похожего на полтергейста, – необъяснимые звуки, «царапанье», дрожащая кровать, летающие по воздуху предметы и падающие стулья. Различные документы утверждают, что свидетелями этих странных событий было около сорока восьми человек, включая преподобного Шульце, который долгое время наблюдал за Робби, специально пригласив его для этого в свой дом. Состояние Робби в конечном итоге ухудшилось до той степени, когда стали явно проявляться симптомы, характерные для одержимости: непроизвольные впадения в транс, выражение злобной ненависти к религии, «дьявольский голос» и другие паранормальные явления – например, говорение на латыни, которой маленький Робби не знал. По словам очевидцев, в какой-то момент в комнате Робби стало ощутимо холодно – как я позже узнал, такое часто случалось и ранее во время изгнания нечистой силы. Священнослужители различных конфессий провели множество обрядов экзорцизма, сначала по канонам лютеранской, затем епископальной и, наконец, католической церкви. В конце концов, после многих лет борьбы, группа иезуитов провела успешную серию ритуалов в госпитале Сент-Луиса. Священники сообщали, что момент освобождения Робби от злого духа сопровождался необычно громким шумом. По словам иезуитов, он был сравним с «раскатами грома». После успешного изгнания демона Робби смог жениться, завести детей и вести нормальную жизнь. Перед своей смертью в 2017 году Блэтти признал, что его вымышленная история основана в значительной мере на случае одержимости Манхейма, но у нее были и другие источники. Например, фигура священника-психиатра (в книге и в сценарии) была создана Блэтти по образцу отца Сурина, который, как и его литературный аналог, предложил себя демону в качестве жертвы взамен захваченного им мальчика. Другие два героя в романе Блэтти – священники отец Дэмиен Каррас и отец Ланкастер Меррин – были задуманы как олицетворение двух противоположных мировоззрений. Отец Меррин, с лицом, покрытым глубокими морщинами, и шапкой седых волос, символизирует католицизм старой школы и ее непреклонную веру в злых духов. Он не отступает от этой веры даже во время своего последнего, ставшего причиной его смерти ритуала экзорцизма. С другой стороны – отец Каррас, который в начале повествования полностью уверен, что молодая девушка Риган Макнил больна неизвестным психическим расстройством, несмотря на явные указания на демоническую одержимость. Лишь после всех медицинских и психиатрических анализов он все-таки меняет свое мнение, признавая, что происходит что-то необъяснимое, демоническое. Меня очень привлекла трансформация отца Карраса. Я только позже осознал, насколько этот образ оказался значимым для моей последующей исследовательской стратегии и пути в науке: опытный психиатр, который исследует вопрос с аналитической и научной точки зрения, а потом – и только потом – приходит к уверенности в реальности демонической одержимости. Подобно отцу Каррасу, с тех пор я жил меж двух миров – между миром научной психиатрии и миром экзорцизма. И я потратил многие годы на то, чтобы сделать более глубоким свое понимание обоих этих миров, кажущихся многим несовместимыми, хотя, на мой взгляд, это не так. После четырех лет ординатуры я занял должность лечащего врача-психиатра в отделении хронических болезней госпиталя Корнелл-Нью-Йорк-Вестчестер. Наш коллектив занимался сложными случаями в специализированном стационаре для пациентов с тяжелыми пограничными расстройствами личности. Эти больные очень нестабильны, беспокойны и часто страдают от жестокого обращения. Попасть на таких непростых пациентов сразу после ординатуры – этот опыт был очень стимулирующим для моего профессионального роста. «Лечащее окружение», или программируемая среда, эта методика лечения была создана согласно клиническим принципам, сформулированным директором нашего госпиталя доктором Отто Кернбергом, одним из самых выдающихся психоаналитиков в мире[10 - Во многих книгах объясняются теории и терапевтические рекомендации доктора Отто Кернберга, например: Otto F. Kernberg, Severe Personality Disorders: Psychotherapeutic Strategies («Тяжелые личностные расстройства: психотерапевтические стратегии») (New Haven: Yale University Press, 1984); и Frank E. Yeomans, John F. Clarkin, and Otto F. Kernberg, A Primer of Transference-Focused Psychotherapy for the Borderline Patient («Введение в сфокусированную на анализе переноса психотерапию для пограничных пациентов»), (Northvale, NJ: Jason Aronson Press, 2002).]. В Корнелле и мне довелось поучаствовать в исследованиях, помогая разрабатывать более точные методики опроса стационарных пациентов и оценки их прошлого травматического опыта. Отчеты нашей группы (как одной из нескольких исследовательских групп по этой теме), обнаружившие множество случаев жестокого обращения в историях болезней пациентов, в итоге были опубликованы в виде монографии в журнале The Journal of Personality Disorders, и я был ведущим автором этой работы [11 - Richard Eugene Gallagher, Barbara L. Flye, Stephen Wayne Hurt, Michael H. Stone, and James W. Hull, Retrospective Assessment of Traumatic Experiences (RATE) («Ретроспективная оценка травматических переживаний»), Journal of Personality Disorders 6, №. 2 (1992): с. 99–108.]. По моим воспоминаниям, уровень медицины и научных исследований в Вестчестере был прекрасным, хотя работа и отнимала все мое время без остатка. И снова мне пришлось выбросить из головы любые планы по поводу исследований одержимости и других вещей из области, как я это называл, «религиозной феноменологии», видевшейся мне тогда только хобби. Перед тем как покинуть Нью-Хейвен[12 - Город в штате Коннектикут, где располагается Йельский университет.], я серьезно, хотя и не вполне определенно, подумывал о том, чтобы пойти в аспирантуру Йеля и получить академическую степень по истории религии. Однако, поработав какое-то время в Корнелле, я стал думать, что эта возможность потеряна навсегда. Я решил поступать в Центр обучения и исследований психоанализа Колумбийского университета и прошел для этого необходимую подготовку у доктора Кернберга. Вскоре мне предложили вести в Корнельском медколледже курс о жизни и наследии Фрейда. Медленно, но верно я приобретал известность как специалист по психофармакологии и начинал уже задумываться о подаче заявок на исследовательские гранты. Очертания карьеры академического психиатра стали вполне отчетливо вырисовываться на моем жизненном горизонте. Но однажды утром в начале 1990-х в дверь моего кабинета постучался нежданный гость – пожилой католический священник. Его интересовало, не смогу ли я помочь ему поставить диагноз одной женщине. Священник сообщил, что он один из нескольких на все Соединенные Штаты официально назначенных церковью экзорцистов. Глава 2. Визит священника Наблюдаю внешнее воздействие Незнакомец был в обычном одеянии священника, весь в черном с головы до ног, кроме белой римской колоратки на воротнике. Немного сутулый и полноватый, он тяжело дышал, утомленный небольшой прогулкой по университетскому городку. Его легко можно было принять за слегка неопрятного профессора, возможно, из-за брюк, явно требовавших глажки. Отец Жак, назовем его так, занимал должность капеллана в государственной психиатрической клинике и, кроме того, несколько часов в день занимался служением в одном довольно отдаленном приходе. «Прошу прощения, доктор, – начал священник. – Мне нужна ваша помощь в довольно странном деле. Хотелось бы узнать, что вы скажете по поводу состояния одной женщины. Сам я в этом не специалист», – добавил отец Жак, хотя мне показалось, что он знает достаточно о пациентах с психическими расстройствами. Он рассказал, что женщина, проехавшая две тысячи миль ради встречи с ним, по всем признакам страдает от состояния, которое он назвал демоническим угнетением. Он объяснил, что этот термин обозначает вторжение и нападение демона, но еще не полную одержимость. Злой дух продолжает беспокоить женщину, но пока не овладел полностью ее телом, – тогда речь будет идти о «демонической одержимости», уточнил отец Жак. Однако из предосторожности священник решил заручиться мнением психиатра – после того как врач-гематолог, с которым он консультировался ранее, провел несколько анализов крови и пришел к выводу, что никакое заболевание не может объяснить ее странные симптомы. За время врачебной практики я повидал немало пациентов-психопатов, которые воображали, что на них нападают демоны. Я прямо сказал об этом отцу Жаку и признался, что хотя и не имею предубеждений, но чувствую глубокий скептицизм в отношении демонической одержимости. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/richard-gallaher/oderzhimye-dyavolom-moy-opyt-psihiatra-ryadom-s-paranorma/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 В каноническом английском переводе (Christian Standard Bible) эти слова звучат немного иначе: What I tell you in the dark, speak in the light. What you hear in a whisper, proclaim on the housetops. Matt. 10:27 Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях. Ев. от Матф. 10:27 (Русский синодальный перевод) (Прим. пер.) 2 Первый отзыв принадлежит д-ру Марку Альбанезе, доценту кафедры психиатрии Гарвардской медицинской школы и директору по вопросам психического здоровья и аддиктивной медицины Кембриджского альянса здравоохранения. Второй – доктору Джозефу Масдо, профессору неврологии Медицинского колледжа Вейл Корнелл, бывшему директору Американской неврологической академии, в настоящее время почетному (Грэхемовскому) председателю Департамента неврологии Методистской церкви Хьюстона. Отзыв экзорциста исходит от отца Гэри Томаса из епархии Сан-Хосе, последняя часть цитаты взята из онлайн-профиля автора на сайте CNN (Джон Блейк, «Когда экзорцистам нужна помощь, они зовут его», CNN Health, 4 августа 2017, https://www.cnn.com/2017/08/04/health/exorcism-doctor/index.html). 3 Richard Gallagher, «As a Psychiatrist I Diagnose Mental Illness. Also, I Help Spot Demonic Possession» («Как психиатр я занимаюсь диагностикой психических заболеваний. Кроме того, я помогаю выявить демоническую одержимость»), Washington Post, 1 июля 2016, https://www.washingtonpost.com/posteverything/wp/2016/07/01/as-a-psychiatrist-i-diagnose-mental-illness-and-sometimes-demonic-possession/. 4 Джон Адамс (1773–1826) – американский политик, деятель Войны за независимость США, один из отцов-основателей США, первый вице-президент и второй президент США. (Здесь и далее – прим. ред.) 5 Jennifer Robison, «The Devil and the Demographic Details» («Дьявол и данные демографии»), Gallup, 25 февраля 2003, https://news.gallup.com/poll/7858/devil-demographic-details.aspx. Отчет показал, что 70 % американцев верят в дьявола и ад. Опрос Pew Research Center 2007 года обнаружил, что «более одного из десяти американцев (11 %) утверждают, что они пережили или были свидетелями экзорцизма». Рассел Хеймлич, «Свидетели экзорцизма», Pew Research Center, Fact Tank, 12 ноября 2007, https://www.pewresearch.org/fact-tank/2007/11/12/witnesses-to-exorcisms/. 6 Упомянутая здесь статья – «Демонологический невроз семнадцатого века» (A Seventeenth-Century Demonological Neurosis) взята из The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, vol. XIX, пер. и ред. Джеймса Стрейчи (London: Hogarth, 1923), с. 72–103. Последующие ссылки и цитаты из Фрейда, появляющиеся в тексте, взяты из этого издания. 7 Олдос Хаксли, «Луденские бесы» (М.: Терра, 2000). 8 Jean Lhermitte, Diabolical Possession, True and False («Дьявольская одержимость, истинная и ложная») (London: Burns & Oates, 1963). Оригинальное издание (на французском языке): Vrais et faux Possеdеs (Paris: Fayard, 1956). 9 Уильям Блэтти, «Изгоняющий дьявола» (М.: Эксмо, 2016). 10 Во многих книгах объясняются теории и терапевтические рекомендации доктора Отто Кернберга, например: Otto F. Kernberg, Severe Personality Disorders: Psychotherapeutic Strategies («Тяжелые личностные расстройства: психотерапевтические стратегии») (New Haven: Yale University Press, 1984); и Frank E. Yeomans, John F. Clarkin, and Otto F. Kernberg, A Primer of Transference-Focused Psychotherapy for the Borderline Patient («Введение в сфокусированную на анализе переноса психотерапию для пограничных пациентов»), (Northvale, NJ: Jason Aronson Press, 2002). 11 Richard Eugene Gallagher, Barbara L. Flye, Stephen Wayne Hurt, Michael H. Stone, and James W. Hull, Retrospective Assessment of Traumatic Experiences (RATE) («Ретроспективная оценка травматических переживаний»), Journal of Personality Disorders 6, №. 2 (1992): с. 99–108. 12 Город в штате Коннектикут, где располагается Йельский университет.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 319.00 руб.