Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Как Белка и Стрелка в космонавты ходили

Как Белка и Стрелка в космонавты ходили
Как Белка и Стрелка в космонавты ходили Янина Олеговна Береснева Когда с детства вас с подругой называют не иначе как Белка и Стрелка, то вам одна дорога – в космос. Но Сима Стрельцова учится на факультете востоковедения, ведь в ней течет персидская кровь, а Снежана Белько работает медсестрой. Это не мешает им дружить со школьной скамьи и регулярно попадать в нетипичные ситуации. К примеру, сейчас Белка влюбилась в парня по имени Кузьма. Он назвался космонавтом и внезапно улетел, но обещал вернуться. Как Карлсон. Чтобы быть ближе к любимому, Белка тоже собирается идти добровольцем в космонавты. И с этого момента начинаются их со Стрелкой злоключения. А дальше будут кражи, шпионы, любовь и космос, такой далекий и близкий! Янина Береснева Как Белка и Стрелка в космонавты ходили Во мне течет персидская кровь. Мой отец иранец, а мама русская. Таких историй миллион: учеба в институте иностранных языков, молодость, общежитие, внеплановая беременность. Отличие лишь в том, что папа не бросил маму, а остался в России. Правда, через некоторое время они все же расстались на почве разных взглядов на жизнь, но он очень хотел, чтобы я выучила его родной язык. Какое-то время я даже ходила в центр для иностранных детей, где среди прочих языков изучали персидский. Но потом мама увезла меня в Москву, а папа уехал на родину. Почти сразу же он погиб там в аварии, а больше я про него ничего не знала. Расспрашивать мамулю я остерегалась: папы уже нет, а расстраивать единственного живого родителя не хотелось. Я как раз пошла в третий класс, мы снова сменили место жительства, и в новой школе меня приняли не сказать, что бы очень хорошо. Дети часто бывают жестокими, и я прочувствовала это на своей шкуре. Единственным человеком, который не стал меня дразнить за смуглую кожу и необычный разрез глаз, стала девчушка заморышного вида, очень похожая на альбиноса. Это я понимаю сейчас, а тогда я просто удивилась, увидев ее тонкую прозрачную кожу, на которой видны были все сосуды и вены. Звали заморыша Снежанной Белько, но я сразу стала называть ее Белкой. Так и началась эта странная, но крепкая дружба, которую мы пронесли сквозь годы: нашу парочку всегда называли не иначе как Белка и Стрелка. Да, забыла сказать, что меня зовут Сима Стрельцова. Фамилия матери, отсюда и кличка. После школы, размышляя над тем, куда пойти учиться, я стала думать об отце и о том, что было бы неплохо все-таки выучить персидский. Часто я думала, что если бы бабушка, дедушка или папа были живы, как много можно было у них узнать. Иранские друзья отца всегда помогали мне, поэтому я решила поступить в институт иностранных языков, на факультет востоковедения. Белка же особым усердием в учебе не отличалась: она часто болела и много пропускала. В старших классах я попыталась убедить ее, что это из-за того, что она немного альбинос. Но Белка упорно отрицала в себе данные характеристики, утверждая, что здоровье у нее отменное. А болеет она оттого, что сильно тяготеет к мороженому, а у нее гланды. Для убедительности она открывала рот и пыталась мне продемонстрировать эти самые гланды, а я лишь махала рукой. В общем, вопрос о Белкином заболевании лично для меня оставался открытым. Мать умудрилась впихнуть Белку в медучилище, а после пристроила в поликлинику, где сама работала всю жизнь. Я была этому рада: кому, как не Белке, стоит находиться под постоянным медицинским надзором? Глядя на подобное создание, вообще начинаешь думать о генетике свысока. Ну как у ее могучих родителей могла получиться такая вот мелочь? Рост у Белки был ниже среднего, общий вид какой-то худосочный, наводящий на мысли о злостном недуге, свившем гнездо в организме. Лицом Белка была похожа на лабораторную мышку: востроносая, с глазками-пуговками, белесыми ресницами и россыпью веснушек. Сходство с мышью усиливал и тощий белесый хвостик, собранный на затылке. Короче, таких не берут в космонавты. При такой внешности Белка имела крайне язвительный и сварливый нрав, а еще очень влюбчивое сердце. В каждой особи мужского пола, обратившей на нее свое внимание, она сразу же видела любовь всей своей жизни. Словом, даже и не знаю, как я ее терпела столько лет. Наверное, это был мой крест, и несла я его, надо думать, достойно. Вот и сейчас, явившись с утра пораньше и устраиваясь напротив меня, она имела вид загадочный и придурковатый одновременно. – Представляешь, он космонавт! – Кто? – не поняла я. Вы бы тоже не поняли. – Кузьма. Ну тот, с которым я познакомилась на рынке, когда покупала картошку. Он еще помог донести мне мешок до подъезда. Я в тот день выглядела очень эффектно, помнишь, мы экспериментировали с тенями? Ты предложила меня накрасить. – Это когда один глаз у тебя был, как у совы, а второй – как у Клеопатры? – Типа того, – скисла она из-за упоминания ее косметических промашек. – Так вот. У нас было уже два свидания, и он сказал, что готовится к полетам. А потом исчез. – Так ты бы сама позвонила. – Трубку не берет. И в квартире его никто не открывает. Тут все встало на свои места. Ну конечно, Белка в очередной раз умудрилась влюбиться в первого попавшегося типа, который, не чая избавиться от подружки, наплел ей три короба про космос. Предыдущие ее ухажеры все сплошь оказывались моряками дальнего плавания, проводниками, а один даже умудрился якобы попасть в тюрьму, откуда, по его же словам, раньше чем через 10 лет отсидки его ожидать не стоило. Все это я терпеливо изложила Белке, пытаясь достучаться до ее самолюбия. Но в тот день мне не везло. – Ты просто не веришь, что кто-то мог меня полюбить, да? – нахмурилась она, при этом носик ее стал таким остреньким, что я машинально отшатнулась. Казалось, еще чуть-чуть – и она меня им проткнет, как Буратино картонный очаг. – Конечно, – продолжила закипать Белка, – ты же у нас восточная красавица с фигурой топ-модели, а я… – Ты очень даже симпатичная, в тебе есть изюминка, – успокоила я Белку, потому как искренне считала, что моими стараниями из нее можно было соорудить что-то путное. Но она всегда отказывалась от предложений сменить прическу или нанести макияж, отговариваясь «естественной красотой». – Кузьма так много говорил о полетах, и я подумала… Ты представляешь, какая романтика: выйти с утра в открытый космос, взяться за руки… Короче, я решила тоже записаться добровольцем. – Что ты знаешь о космосе, блаженная? – Перед полетом они смотрят «Белое солнце пустыни». Уж это я как-нибудь осилю. Позывные нужны. Я буду, к примеру, Кармен. – Позывные – это анахронизм. Сейчас с космонавтами общаются поименно. Так что ты будешь просто Белка, – съязвила я. – Где мне узнать о Кузьме, как думаешь? Нет покоя любящему сердцу, томит меня тоска. И снится мне не рокот космодрома, а его глаза – умные, все понимающие. – Как у лабрадора? – Кончай дразниться. Ты что делаешь в телефоне? – Ищу на карте столицы локации, которые позволят заглянуть в глубины космоса, не покидая планету Земля, – пробормотала я, осознав, что так просто от Белки избавиться не выйдет. Последнее время она взяла моду проживать у меня, так как квартира моя была хоть и маленькая, но своя. Мама уже давно уехала жить на дачу. Там она вышла замуж за соседа, объединив плантации. Итак, мне следовало унять Белкину маету. Свозить ее куда-нибудь, чтобы она сменила фокус внимания. Гостиницу «Космос» я отмела сразу: Белка не настолько глупа. – О, нашла! Весной 2018 года на ВДНХ завершилась масштабная реконструкция павильона «Космос». Это комплекс, посвященный освоению «звездного пространства» – «Космонавтика и авиация». Слово «музейный» я заведомо опустила, чтобы ввести Белку в заблуждение. Пусть думает, что мы едем к настоящим космонавтам, а там я уже что-нибудь придумаю. Не поеду же я с ней, в самом деле, в Звездный городок. Конечно, туда на машине за полтора часа можно добраться, и пускают теперь всех желающих. Помню, нас в старших классах туда возили на экскурсию. Белка, конечно же, болела гландами, потому в Звёздном городке не была. А я вот хорошо помнила, что там можно примерить скафандр, встретиться с космонавтом, потренироваться на медицинских тренажёрах и посетить Международную Космическую Станцию. Но экскурсию туда нужно было заказывать по почте за две недели, да и машины у нас нет. А пока время придет, Белка уже забудет про свои закидоны, встретив очередного Кузьму. Он будет полярником, и Белке срочно понадобится изучить жизнь во льдах. Кстати, под шумок отдам ей папины лыжи, они уже пятнадцать лет пылятся в подвале, и всегда падают мне на голову, когда я пытаюсь пробраться за картошкой. Хотя нет, это память о папе, пусть стоят. Мысли уносили меня, как три белых коня, а Белка уже успела натянуть босоножки и притаптывала у порога, как ретивый жеребчик. Ноги ее, кстати, могли бы считаться вполне себе приличными, если бы Белка не увлекалась высокими каблуками, желая компенсировать рост. При этом она жутко шаркала и всегда ходила на слегка полусогнутых, тем самым опять лишая себя заветных сантиметров в росте. – Белка, ну какой космос? А твое здоровье? Придется завязать с мороженым… – Ну, любовь требует жертв. – Какая любовь? Ты опять про этого Кузьму? – Хватит выкомариваться. Пойдешь со мной в космонавты проситься или нет? – Ладно, там как раз недалеко папин друг живет, – хлопнула я себя по коленкам и встала, – давно обещала ему сделать перевод одной брошюрки с иранского на русский. Сейчас распечатаю – и можем сходить. Воздух какой – закачаешься! Обожаю такую погоду: лето пахнет счастьем! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/yanina-olegovna-beresneva/kak-belka-i-strelka-v-kosmonavty-hodili/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.