Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Истрийские Хроники. Время не ждет

Истрийские Хроники. Время не ждет
Истрийские Хроники. Время не ждет Ирис Ленская Мир Истры на грани хаоса. Демонические твари, оборотни и приспешники зла стремятся уничтожить королевство. Леория и Эргард лишь почувствовали смердящее дыхание преисподней, увидели ее зубастый оскал. И только благодаря верным друзьям, смекалке и природному чутью Эргарда им удалось спастись. И пока они в безопасности. Надолго ли? Незавидна участь герцога Вира Монта, который попал в застенки тюрьмы кровавого диктатора и подвергся страшным пыткам. Удастся ли героям победить приспешников зла, уничтожить самого Тирона? Сохранят ли они свои жизни, свою любовь, свою землю? Ирис Ленская Истрийские Хроники. Время не ждет Пролог Тормандское королевство. Настоящее время. Самый сильный маг королевства, а возможно, и всего мира Истры, по имени Тирон стоял в одиночестве на широкой террасе, выступающей над почти отвесным обрывом. Взгляд его был прикован к одной точке, к двуглавому конусу потухшего вулкана Саграада, который прорезался из-за гряды опоясывающих его нежно-розовых облаков. Там на огромной высоте в эту самую минуту наступил рассвет, который лишь через пару часов спустится в долину. Однако мага не вдохновляли прекрасные картины мироздания, как в далекой юности, когда он еще считал себя человеком. Величественный и роскошный вид давно нагонял скуку, как и все остальное, созданное сущностями, называвшими себя создателями. У него почти не осталось человеческих чувств и желаний, кроме презрения ко всему людскому роду и жажды еще большей власти над вновь обретенным миром. Вид терзаемой человеческой плоти и агонии приносил лишь толику желаемого удовлетворения. Тирону порядком надоело ждать. Хотелось покончить с этим убогим миром и двинуться дальше. Становилось все тяжелее оставаться в ничтожной физической оболочке. В своей стихии он, напротив, чувствовал себя могущественным, всесильным и неуязвимым. Но совсем скоро все вокруг станет частью Хаоса, и тогда он сможет навсегда покинуть это опостылевшее тело. Все было не так просто. Тирон без труда завладел книгой перемещений, но артефакт оказался полностью разряжен. Для его восстановления требовалось внушительное количество темной энергии, которой в мире Истры практически не осталось. Второй же артефакт, созданный Крониусом, несмотря на все усилия, так и не удалось обнаружить. Чтобы собрать необходимое количество темной энергии, маг начал экспериментировать с людскими душами, заключая их в созданные высшими демонами камни. Способная мыслить и чувствовать, извлеченная после смерти человека живая субстанция подвергалась разнообразным изощренным пыткам. Сбор нового материала всегда доставлял определенное удовольствие Тирону. Эти невзрачные на вид камешки перерабатывали энергетическую структуру пойманных душ, выделяя из них темную суть. К сожалению, процесс шел слишком медленно, и магу пришлось приступить к более тщательному отбору кандидатов. Для начала он казнил всех преступников, думая, что черные души убийц и насильников идеально подойдут для дела. Но вскоре стало понятно, что наибольшей темной энергией обладали прежде всего люди, наделенные природными магическими способностями: целители, колдуны, феи и им подобные. Таким образом, возрожденная кардиналом Триединая инквизиция начала охоту на еретиков – всех, в ком имелись зачатки магии. Особенно его интересовали те, кто еще не до конца понимал природу своих способностей, в том числе дети. Их души обладали более сильной энергией, и ее можно было быстрее переработать. Позднее стало труднее хранить подобный вид энергии, и Тирон начал сбор уже созданных в этом мире артефактов. Ему пришлось изъять достаточное количество родовых амулетов и колец. Добровольно переданные, они превращались в универсальные накопители любой энергии, и для ускорения процесса он разослал призванных суккуб в замки высокородных, решив этим сразу несколько проблем. Магу было известно обо всем, что происходило в Тормандском королевстве за закрытыми дверями. Многие обольщенные демонессами аристократы не хотели никаких перемен. Их все устраивало, в том числе и передача родовых артефактов в надежные руки королевской инквизиции. Ставшие ненужными обществу, эти люди шли на корм ненасытным демонессам. Питаясь их эмоциями, они с каждым разом забирали все больше энергии и в конце концов убивали жертву. Некоторых особо неугодных представителей знати кардинал предпочитал убирать сразу, другие могли быть еще полезны. Почти все важные артефакты теперь находились в его руках и помогали силам Хаоса готовить почву для полномасштабного вторжения. Было и несколько серьезных упущений. Каким-то образом все эти столетия сумеречному существу удавалось скрывать харамит в пещерах, а когда артефакт наконец обнаружили, проклятая тварь улизнула в горы, куда не могли пробраться даже демоны. Любые попытки преодолеть защитный барьер вели к разрушению физической оболочки. Тирон знал, что с помощью Сферы переходов, оказавшейся в его распоряжении, им наконец-то удастся переместиться в загадочные горы и навести там порядок. Но Сфера оказалась заключенной в прозрачный куб, не поддающийся физическому и магическому воздействию, который, по всей видимости, был создан первым призрачным охотником. Тогда у Тирона появилось несколько идей, как разрушить хрустальную тюрьму, не повредив сам артефакт. Одну из них он собирался реализовать уже сегодня. Почти любовно сжав невзрачный серый камешек с душой женщины, которую он когда-то боготворил, кардинал совсем по-человечески улыбнулся и произнес: – Алоис, сегодня твоя душа послужит еще одному великому делу. На террасе появился инквизитор Маррес – недавно призванный им демон низшего ранга. Тирон не любил, когда его беспокоили в минуты уединения, но энергетическая мембрана ауры помощника нервно пульсировала, и кардинал открыл заблокированный мысленный канал. Почти мгновенно выпустив демоническую сущность на волю, он взмахнул темными кожистыми крыльями и со свистом, словно разрезая воздух, взмыл ввысь. Обогнув южное крыло замка, Тирион спикировал к небольшому выступу скалы, где сияло нечто похожее на огромное зеркало. Сложив крылья, он проскользнул сквозь подрагивающую магическую мембрану и оказался в своих покоях. Место, где находилась Сфера переходов, пустовало… Глава 1 Перед глазами Антея развернулся сверкающий портал, озаряющий часовню сиреневыми всполохами, подобно вспышке молнии. Такого Антею видеть еще не приходилось. Затаив дыхание, он наблюдал, как из густого марева возникает силуэт скелета, окутанный зеленоватой дымкой, а за ним следует еще одна фигура, на этот раз человеческая. Пустые глазницы с любопытством уставились на священника. Мгновенно придя в себя, Антей вытащил пузырек с живой водой, и, не спуская взгляда с нежити, приглашающе поманил ее рукой. Но упокоить никого не довелось. Сверкнула еще одна яркая вспышка, которая затмила собой и скелет, и человека, упавшего в изнеможении на колени. Священник зажмурился на несколько секунд, а когда открыл глаза, то с ужасом уставился на мужчину с длинными белыми волосами, одетого в темно-синий балахон, склонившегося над распростертым на полу окровавленным телом. Кончики пальцев беловолосого незнакомца окутала белая дымка, и поток света заструился по телу раненого. – Антей, а где остальные? Голос Арвикса прозвучал слишком неожиданно, и священник подумал, что у него действительно начались галлюцинации. – Эргард и Леория так и не появились, – пробормотал Антей и протер глаза. Ставшая видимой фигура Мастера Арвикса и хлопок закрывшегося портала окончательно привели его в чувство. – Карим?! Где ты, сынок?! – вскричал священник, озираясь по сторонам. И в этот момент существо, похожее на летучую мышь, с красными глазами и множеством зубов пронеслось у него над головой. – Mirroverranallum! – гулкий голос Мастера Арвикса заполнил пространство. Вокруг Антея возник зеленоватый тонкий кокон, приглушивший собой окружающие звуки, и в голове священника зазвучал напряженный голос охотника. Его слова врывались в сознание короткими и отрывистыми очередями: – Защитный кокон продержится недолго. Приготовьтесь, открываю портал через пять, четыре, три, два, один. Антей! Святой отец с ужасом осознал, что Карим обречен на верную смерть, и, чувствуя, как тает кокон, крикнул: – Я не могу уйти без мальчика, он где-то здесь! И тут Антей услышал другой сильный и глубокий мужской голос, который заставил отбросить всяческие сомнения: – Я найду и приведу его, уходите. Задержав дыхание, священник послушно ступил в клубящееся вишневое марево. Оказавшись в знакомом каминном зале дома Фарникса, Антей в отчаянии заломил руки и воскликнул на древне-истрийском: «Великие боги, лишь на его спасение я уповаю. Милосердный Астос, не отбирай жизнь у мальчика, только об этом молю…» Грудь сдавило щемящей болью, и он чуть не заплакал. Повернувшись лицом к мерцающему в воздухе порталу, святой отец отсчитывал секунды. Наконец перед ним возник уже знакомый образ мужчины, который непонятно как удерживал свое исковерканное тело в вертикальном положении. Запекшаяся корка крови, перечеркнувшая его лицо и шею, вывернутые ноги и свободно висящие руки, страшные раны и ожоги – все это наводило на мысль о жестоких пытках, которым подвергся этот несчастный. Подхватывая тяжелое, будто налитое свинцом тело, Антей осторожно опустил его на пол и оттащил в сторону. За спиной раздался хлопок, сердце упало и замерло. Обернувшись, он увидел силуэт Мастера, который держал за руку маленького Карима. Священник вышел из небольшой комнаты, где спал ребенок, оставив там несколько магических светильников. Покормив сына наскоро приготовленным грибным супом, он попытался уложить его в кровать, но у мальчика началась истерика. Он сначала плакал, а потом долго дрожал – забоявшись оставаться в темноте без отца, и Антей долго сидел рядом, держа его за руку. Когда усталость взяла свое, Карим все же уснул. «Скорее всего, эти страшные впечатления он запомнит навсегда», – думал священник, спускаясь по лестнице. У него самого в голове царил полный хаос. После всего увиденного он с трудом мог разумно рассуждать и действовать. Следовало собраться, переодеться и привести себя в порядок. Вся одежда была испачкана кровью несчастного герцога Монта, которого положили в ванну с особым целебным раствором. Он пока еще не пришел в себя, и даже Мастер Арвикс не мог сказать, сколько потребуется для этого времени. Что-то тянуло Антея вниз, в каминный зал, где на столе загадочно переливался прозрачными гранями куб с заключенной внутри Сферой переходов. Стоявший возле камина маг выглядел непривычно обеспокоенным и полностью погруженным в свои мысли, и священник не захотел отвлекать его лишними расспросами. Антей понимал, что Мастер сильно взволнован судьбой Эргарда и Леории, о которых не было никаких известий. Если бы не израсходованный магический резерв, он немедленно отправился бы на их поиски. Маг успел поведать священнику, что второй охотник по имени Верникс успел уйти через свой портал из опасной ловушки , поставленной демонами в церкви. После того, как он нашел Карима, прятавшегося за алтарем, невидимый противник набросил на Верникса парализующую магическую сеть. Охотник за демонами, к счастью, успел применить особое заклинание «зеркальный щит», и невидимку быстро обнаружил Арвикс, заключив порождение Хаоса в ирказу. Расчистив пространство, маги поставили защитный контур, и Верникс, передав мальчика Мастеру, открыл портал в замок вильтранского короля Аргольда. Беловолосый маг находился на службе у дяди Вира, главы рыцарского Вильтранского ордена Тарна Валентиса и должен был доложить ему о случившемся. Остановившись напротив полки с фолиантами, Антей провел пальцем по лоснящимся кожаным корешкам, словно стирая невидимую пыль. Его внимание привлекла старинная рукопись, древне-истрийское название которой гласило: «Забытое искусство или еретический обман?» Взяв в руки древнюю книгу, он осторожно начал листать пожелтевшие страницы. «Попытки установить связь с духами мертвых», «Совершенство церемониальной магии», «Как может исчезнуть или умереть энергия?» – проговаривал он про себя названия глав, и его губы беззвучно шевелились … «Загадочная мертвая магия – наука, адептов которой почти не осталось…» – на этой фразе он с любопытством взглянул на задумчивого Мастера. – Скажите, Арвикс, тот скелет в часовне, я надеюсь, не плод моего больного воображения? Охотник обернулся и совершенно спокойно ответил: – Я все ждал, когда же вы спросите. Видите ли, святой отец, впервые за долгие столетия у нас появился первый некромант. Нет, он стал имне потому, что пил кровь и возносил ужасные жертвы на алтарях культистов. Скорее, воспользовался силами тьмы, чтобы зажечь истинный свет. Звучит удивительно, но это правда. Скажите, можно ли жить в образе священника, если душа твоя далека от служения богам? Антей посмотрел ему в глаза и с болью произнес: – Боюсь, что Картей был им… – А я боюсь, что с нашим рыцарем-некромантом что-то случилось в катакомбах Агмаара. Он так и не вышел из церковного портала, а должен был следовать за нами по пятам… Глава 2 Аранику еще не приходилось пользоваться порталом. Само перемещение оставалось для него загадкой. Насколько он понимал, процесс этот происходил мгновенно. Заимствованная магом энергия тонкого мира разрушала телесную оболочку и каким-то удивительным образом воссоздавала ее в точке перемещения. Кроме того, как ему было известно, для удержания портала магу требовалась собственная энергия, которая тратилась с ужасающей быстротой. К сожалению, Аранику, человеку приземленному, далекому от колдовских искусств, было непонятно, как же происходит все на деле. Ясным оставалось одно: для мага, который мог преображать Скверну, заимствуя энергию из призрачных миров, это являлось естественным, так же, как и, например, лечение собственного тела или продление жизни за счет внутренних сил. Он слегка завидовал Верниксу и Арвиксу, способным творить такие чудеса. Араник обладал недюжинной внутренней силой и умением преодолевать любые преграды, и он не сомневался, что когда-нибудь сможет полностью подчинить себе энергию, заложенную в него. Не сомневался он и в том, что в вечном противостоянии добра и зла преимущество всегда было на стороне первого, хотя бы потому, что их мир уже однажды выстоял против сил Хаоса. «Люди слишком привыкли быть порознь и делать только то, что хочется. Но теперь придется сплотиться и действовать организованно, сообща… Словом, еще посмотрим, кто кого», – рыцарь прервал собственные размышления и, дождавшись, пока Верникс растворится в портале, сделал шаг вперед. Перед ним мерцал сиреневый овал портала, за которым клубилось густое марево, похожее на вишневый сироп. Араник вздрогнул и ощутил неясную тревогу. «Будь что будет!» – решил он и ступил внутрь. Невидимая сила толкнула его в грудь, сверкнула яркая вспышка – настолько ослепительная, что на мгновение рыцарю показалось, будто это последнее, что он видит в жизни. Но внезапно все вокруг потемнело, и его сознание окутал загадочный холодный мрак. Рыцарь чувствовал себя плывущим в пространстве, лишенном времени и материи. Это могло длиться целую вечность, но вот тьма словно расступилась, обернулась знакомым предрассветным небом, затянутым тучами. Он обнаружил, что стоит на обочине дороги возле старого кладбища, того самого, где его совсем недавно привечал лич. Уставившись на могильные холмики и недоуменно потирая лоб, Араник прислушался к собственным ощущениям. И обманчиво-спокойным тоном спросил самого себя: – И что я здесь забыл? От влажной земли тянуло холодом и сыростью. Рыцарь невольно поежился и понял, что оказался совершенно один, а его друзья каким-то образом переместились в точку сбора без него. От осознания собственной беспомощности изнутри стала подниматься волна ярости, затмившая разум. И вдруг сзади послышался знакомый, набивший оскомину скрип. Резко обернувшись, Араник рявкнул: – Эвелисс, демон тебя раздери! – Здесь я, Мастер, – проскрипел скелет, скорчившись в привычной улыбке. – Какого… демона я здесь оказался? – зарычал рыцарь. В воздухе зловеще мелькнуло отточенное лезвие, но в последнее мгновение Араник остановился, держа меч у шеи костлявого слуги. – Почему ты здесь? Где герцог Вир Монт? – Я доставил его в заброшенную церковь, а затем ты меня позвал за собой, и меня перенесло сюда. – Что за глупые выдумки?! Не звал я тебя! И не сюда я хотел, – и тут его осенила внезапная догадка. Злобно взглянув на поднятую нежить, он поддел ее рукоятью меча, направляя в сторону кладбища. – Где там наш знакомый лич? Пошли, упокоим кое-кого. Перешагнув через грязный сугроб, мужчина прошел мимо толстых каменных столбов и ступил на территорию города мертвых. Эвелисс шел впереди, что-то неразборчиво бормоча и периодически оглядываясь на пылающего праведным гневом Араника. – Здесь он, Мастер… Рыцарь вгляделся в предрассветный сумрак и увидел, как между неровными рядами заброшенных надгробий и старых могильных плит шагает высокий силуэт, озаренный тусклым красноватым свечением. – Так-так, благородный рыцарь-некромант, прошу в гости, – ухмыльнулся лич, бесшумно приблизившись к ним на расстояние не более десяти шагов. Араник молча вертел родовым кинжалом, и, решив подождать с наказанием, спросил, глядя в кроваво-красные глаза рыцаря смерти: – Это ты меня сюда переместил? – Даже если бы захотел, то не сумел бы. – Не держи меня за идиота! Что я, по-твоему, сам захотел к тебе в гости? – возмущенно вскрикнул Араник. – Могу лишь предположить, что ты подсознательно выбрал это направление и каким-то образом изменил структуру магического потока. – Врешь! – в бешенстве топнул Араник. – Я не умею открывать порталы и тем более менять их структуру. Эвелисс беспокойно мялся на месте, опасливо переводя взгляд с одного рыцаря на другого. В этот момент к личу подплыла черная фантомная фигура и, протянув отросток, похожий на длинный палец, что-то прошипела. Рыцарь смерти взмахом руки отослал призрака и сверкнул глазами. – Недалеко отсюда темные культисты начинают проведение ритуала призыва. Не хотелось бы, чтобы появившийся высший демон все тут распотрошил. И так поднимать некого. К тому же там есть неплохой трактир – тебе ведь вряд ли подойдет моя пища. Что скажешь, Араник Благородный? На окраине Кресса – небольшого городка с единственным постоялым двором – адепты темного культа проводили ритуал призыва высшего демона. Они выбрали пустующий дом городского судьи, выходивший окнами на дорожный тракт. В спокойный предрассветный час прислужники зла расставили в должном порядке изображения темных сущностей, чаши с кровью и костями принесенных в жертву мужчин и женщин. Стоя на коленях перед большим темным кругом, от которого в четырех направлениях расходились четыре кроваво-красных луча, немолодая женщина в длинной темно-серой накидке с капюшоном чертила на свертке странные знаки, напоминавшие перевернутые буквы древне-истрийского алфавита. Ее худое бледное лицо было напряжено, веки слегка дрожали, с губ срывалось неразборчивое бормотание. Позади нее стоял длинноволосый смуглый юноша в темном сарге с красной вышивкой и такой же накидке. Внезапно лицо женщины преобразилось, налившись молодостью: разгладились морщины на лбу, засияли глаза. Обернувшись, она властно приказала: – Ajjotuomativa! Юноша раболепно склонился и отдал кому-то приказание на гортанном древнем языке. В зал вошли одетые в серые балахоны прислужники, волоча за собой двух связанных и обмотанных тряпьем молодых людей, полностью обездвиженных парализующим заклятьем. – Нашли их? – развернувшись вполоборота, спросил у них юноша, сурово нахмурившись. – Пока нет, asserami. Молодой человек процедил замысловатое ругательство и, взяв нож с резной рукояткой, подошел к пленным. Внезапно погасли все свечи, и на мгновение присутствующих окружила тьма. Знаки внутри круга вспыхнули ярко-синим цветом, подсвечивая обезображенное пустотой лицо старшей адептки, а чуть поодаль загорелись алым зрачки пришедшего темного существа. Адепт культа замахнулся ножом, намереваясь прикончить лежавших пленников, но в его горло вошел серебряный клинок, и он осел на непослушных ногах. – Даже и не думай, – прошипел у него над ухом голос мужчины, забравшего его жизнь. Женская фигура упала на колени, и позади нее возникла огромная тень с горящими алыми глазами. – Скорее! Они кого-то призвали! – вскричал Араник Да Фреск, перерезая горло очередному опешившему прислужнику. Неожиданный поток теплого воздуха принес сладковатый запах могильного тлена. Посреди зала появилась окутанная зеленым маревом фигура лича. – Отродье преисподней, возвращайся к себе в домен, – взревел страшным голосом рыцарь смерти. – Я у себя дома, кусок гнилья, – раздался утробный рык пришедшего демона. Лич, не теряя времени, взмахнул длинным изогнутым мечом. С лезвия сорвался сгусток темной субстанции и вонзился в тело призванного. Демон взревел, и странный белесый туман окутал его фигуру. – Уходи отсюда, я сам справлюсь! – рявкнул рыцарь смерти, и Араник не заставил себя долго ждать. Подхватив тело одного из пленников, он перекинул его через плечо и бросился к выходу, где лежали трупы поверженных культистов. Быстро вернувшись за вторым, он на мгновение застыл на месте, глядя, как зал наполняется удушливым черным дымом. Подняв обездвиженного мужчину, Араник вытащил его на усыпанный гравием двор. Было что-то знакомое в позе лежавшего перед ним человека, и рыцарь, перевернув его, размотал тряпки и стащил повязку с лица. Громкий возглас сорвался с его губ: – Тарик?! Глава 3 Леория сидела на небольшой прогретой солнцем поляне, прислонившись к огромной каменной глыбе. Совсем недавно в девушке бушевало столько чувств – сладких и горьких. А сейчас в душе осталась лишь пустота, которая высосала последние капли страха. После пережитого кошмара все казалось несущественным. Ее сердце никак не могло успокоиться, дыхание оставалось быстрым и прерывистым. Их льдину прибило к берегу, и никому не пришлось искупаться в ледяной воде. Взобравшись на крутой склон, они увидели пороги и тот хаос, который ожидал бы их, если бы они так вовремя не выбрались на сушу. Чуть дальше по течению слив пенящейся воды низвергался к подводным скалам и отбрасывался назад, образуя ужасный водоворот. Перемолотые бурунами малые льдины вертелись волчком и исчезали в кипени. Одно было ясно: если бы еще на несколько минут они остались на льдине и продолжили сплав по реке, их бы ждала неминуемая гибель. Взгляд девушки упал на блестящую флягу, оставленную Эргардом. Первым делом убедившись, что опасность миновала, он заставил ее пригубить далус и ушел собирать сухие ветки для костра. Ей следовало бы пойти с ним и помочь, ведь он, наверное, так устал! Но шум реки далеко внизу напоминал о только что пережитом ужасе. Прежде всего нужно было расслабиться и собраться с мыслями. Леория задумчиво сдвинула брови, увидев свое отражение на отполированной поверхности фляги. «Неужели это я? Не может быть! Наверное, это сон», – подумала она. Спутавшиеся волосы цвета пламени растрепались, лицо было бледным и осунувшимся, а под глазами залегли темные круги. Со вздохом молодая герцогиня провела рукой по щеке и стерла полоску грязи. «Хорошо, что меня не видит Клора. Вот кто точно упал бы в обморок!» Внезапно яркие лучи брызнули ей в лицо, отражаясь серебряными стрелами от импровизированного зеркала. Она охнула и на мгновение закрыла глаза, а в следующий миг поляна перед ней преобразилась. Открыв глаза, девушка с изумлением смотрела на внезапно распустившиеся снежные цветы и непонятно откуда взявшиеся золотисто-зеленые веточки миртового куста. «Куда я попала? Что это за волшебство?» – пронесся стремительный вихрь мыслей. Воздух был пропитан сказочным ароматом незнакомых лесных цветов, и она с наслаждением вдыхала его полной грудью. Услышав шорох, Леория обернулась и замерла от восторга. Перед ней стояла прекрасная женщина. От нее, окутанной мягким золотистым сиянием, будто бы веяло радостью и нежностью.. Белое платье красавицы казалось сотканным из света и теней, золотые волосы ниспадали до талии. В руках она сжимала сверкающее зеркальце. – Доченька моя, – раздался ее тихий нежный голос. – Я не могу коснуться тебя и обнять. А мне так этого хочется! «Кто же эта необыкновенная женщина, почему она называет меня своей дочерью?» Неожиданно Леория поняла, что незнакомка удивительно похожа на нее саму. Девушке тотчас вспомнилось, как часто Клоренция любила повторять: «Молодая госпожа напоминает свою как две капли воды…» Перед глазами Леории встал портрет матери, с которым она никогда не расставалась… Герцогиня Монт немедленно поднялась и шагнула навстречу сияющей фигуре, но тотчас натолкнулась на невидимый барьер. Она замерла в неожиданности и увидела, как по безупречному фарфоровому лицу женщины катятся крупные слезы. Внутри Леории что-то дрогнуло, и она почувствовала, как между ними установилась хрупкая, незримая связь. – Мама? – дрожащими губами прошептала девушка. – Да, девочка. Я так тебя люблю. Я – одна из последних фей, покинувших мир Истры. К сожалению, мне нельзя взять тебя с собой, но я смогу забрать твой страх и подарить взамен надежду. – Но мама, ты же умерла, когда мне было три года. Неужели… – Доченька, я ушла из этого мира, но феи – бессмертные существа. Когда в сюда стали проникать первые эманации Хаоса, мы не сразу осознали, насколько они губительны для нас. Число фей таяло, в конце концов почти никого не осталось. Сейчас существует лишь верховная мать, ожидающая, в какую сторону склонится чаша весов. Скоро энергетический канал закроется навсегда. У нас с тобой мало времени. – Мама, ты сможешь вернуться ко мне?! – Леория еще раз коснулась невидимой преграды и прижалась лбом к прозрачной стене. По ее бледной щеке скатилась слеза. – Я всегда знала, что ты наблюдаешь за мной оттуда… из мира за гранью… – Я не знаю, дочка, – ее образ подернулся золотой дымкой. – Послушай меня, дорогая. Идите на север, пока не достигните каменного леса. Это совсем недалеко отсюда. Потом поверните на запад. Как только вы войдете в лес краснолистов, на опушке будет стоять небольшой каменный дом. Дотронься до орнамента на двери и произнеси «ArnishJuveliadahnenulle». Вы там будете в безопасности, пока вас не найдет призрачный мастер. – Мама! – крикнула Леория, и слезы градом покатились по ее щекам. – Подожди. Прошу! Я ведь тоже фея, да? – Лишь наполовину, моя дорогая. Я вышла замуж за графа Астана, человека, которого очень любила, и заплатила за это высокую цену. У моих детей почти не было шансов выжить, тебе повезло появиться на свет. Человеческая кровь взяла верх. И да, Леория! В доме хранится перстень одной из нас. Когда придет время, и ты поймешь, что выхода нет, нажми на камень, поверни его и выпусти эфир. Ты вспомнишь… В этот момент на Леорию накатила невероятная усталость. Опустившись возле кустика мирта на сухую землю, она закрыла глаза и, наконец, смогла улыбнуться теплому сиянию, исходившему от фигуры Ювелии. Последнее, что услышала девушка перед тем, как провалиться в глубокий сон, были ласковые и нежные слова: – Я еще смогу видеть тебя через зеркало, доченька… если захочешь… А сейчас верну тебе настоящую внешность. Леории снилось, что теплые лучи солнца скользят по ее лицу и ветерок приятно ласкает кожу. Что горячие губы касаются ее лба, и она слегка виновато улыбается склонившемуся над ней мужчине. «Я уже иду, любимый», – пробормотала она и приоткрыла глаза. Девушка вновь лежала в объятиях Эргарда, и по телу разливалось знакомое чувство блаженной легкости. Он перебирал и гладил ее волосы, и ей вновь захотелось погрузиться в грезы. Этот мужчина распространял вокруг себя неудержимую силу. Его аура сверкала чудными цветовыми переливами, и Леория словно вдыхала ее, наполняясь чистой энергией. На душе было удивительно легко и спокойно. – Ты напугала меня, златовласка. – Я… – в горле вдруг пересохло, и она вновь закрыла глаза. – Мне снился такой удивительно прекрасный сон! Все вокруг преобразилось… распустились снежные цветы и… Ее губ коснулось что-то бархатное, и знакомый тонкий цветочный аромат мгновенно вернул девушку к реальности. Схватив Эргарда за руку, она подняла голову и увидела белоснежные цветы, распустившиеся возле каменных глыб. Ее взгляд встретился с его пронзительными синими глазами, и Леория выдохнула: – Это был не сон! О, Эргард… Он лишь слегка отстранился, продолжая с нежностью смотреть на нее сверху вниз. – Нам нужно немедленно уходить отсюда и идти на север к каменному лесу. Я все расскажу по дороге, просто поверь мне! – Ты вновь моя златовласка, – мягко произнес он и прижал ее, дрожащую, к себе. – Успокойся и расскажи все сейчас. Глава 4 Какое-то новое неведомое чувство проснулось сегодня в его душе. Восторженная, придающая крылья радость овладела сознанием Эргарда, отчего становилось все сложнее держать себя в руках. Стоило огромных усилий не наброситься тогда на златовласку, чтобы утолить свое дикое желание. Они спаслись, выжили, чтобы принадлежать друг другу навсегда! Любовная эйфория напрочь вытеснила тревогу и ощущение опасности. Он сумел обуздать и жгучее чувство ревности, которое ослепляло при одном воспоминании о том, что произошло на балу. «Я уже иду, любимый», – пело его сердце. Слова сорвались с ее губ так легко, как будто девушка уже давно была готова произнести их. Она любит его! В этом не может быть сомнений. «Чем меньше слов, тем больше будет чувства», – неожиданно пришли на память чьи-то слова. Да, возможно, но он не может больше ждать шанса открыть ей сердце. Эдгарда беспокоило лишь то, что сакральная связь между ними теперь была очень слаба. Мужчине не хватало ее золотистой пульсирующей ауры и простых ярких эмоций, в которых было что-то сильное и свежее, пьянящее подобно молодому истрийскому вину. Невыносимо хотелось прочитать отголоски ее желаний и отбросить навсегда последние сомнения. Сейчас он осторожно вел свою златовласую фею по каменистой тропе вглубь соснового леса. Далеко позади осталась полянка, припорошенная снегом, через который пробивались первые хрупкие цветы. Действительно очень редкое сочетание морозников, мирта и необычных зеленых трубочек экзотического растения. В воздухе висел аромат, который источали нежные пушистые веточки. То, что рассказала Леория, было в высшей степени странно. Эргард просто не мог сразу поверить, что видение не плод ее воображения. Однако ему еще предстояло убедиться в правоте слов девушки. Когда они вышли на площадку, с которой открывался вид на нескончаемые каменные шпили, у обоих вырвался вздох восхищения. Острые пики, словно каменные иглы, пронзали небосвод. Среди царства черных и серых скал кое-где встречались оазисы вечнозеленых деревьев, над которыми порхали разноцветные птицы. – Так вот он какой, каменный лес, – пробормотал Эргард, глядя на восторженное лицо Леории. Несмотря на опасность, которая могла их подстерегать, больше всего мужчине сейчас хотелось заключить златовласку в объятия и впиться в розовые чувственные губы поцелуем. «Похотливое чудовище», – мысленно ругал он себя, пытаясь спрятать переполнявшие эмоции. И когда девушка взглянула на него большими доверчивыми глазами, герцог Серран крепко, но нежно взял ее за руку и ободряюще улыбнулся в ответ. Решив все-таки следовать на запад, они повернули влево и углубились в молодую сосновую поросль. Солнце уже прошло точку зенита, и Эргард прекрасно понимал, что нужно пройти как можно больше, пока еще светло. Кто знает, сколько до этого дома, если он вообще существует. В любом случае путь лежал на запад, подальше от вотчины культистов. Едва заметная тропинка сначала вела между вечнозелеными кустами остролистов, а затем, извиваясь, убегала вниз по склону. Леория все крепче сжимала руку мужчины, поскальзываясь на мелких камешках. – Я все же понесу тебя, маленькая упрямица, – мягко произнес он, жадно наблюдая, как бледные щеки окрашиваются румянцем. – Внизу быстрый ручей, и я не позволю тебе промочить ноги. Одной рукой он обнял девушку за плечи, а другой подхватил под колени и легко – как перышко – поднял. Леория обхватила его шею и положила голову на грудь мужчины. Тот уверенно шагал, спускаясь к воде. Ни разу не споткнувшись на скользких камнях, он быстро перебрался на другой берег. – О Эргард! Позволь мне, я правда могу идти сама… Но он продолжал нести девушку на руках, прижимая к себе и зарываясь губами в шелковые золотистые волосы. Чувствуя, что еще немного – и сойдет с ума от ее дурманящего запаха. Нет, не сейчас! Сначала он сделает все, чтобы Леория оказалась в безопасности. Но нежные пальчики так призывно сжимали его шею, что у Эдгарда пересохло во рту. Тело отказывалось ему подчиняться. Златовласка была слишком близка и слишком соблазнительна. Желание овладеть ею полностью захватило мужчину. Он остановился возле ствола огромной ели и опустил взгляд. Голодные глаза впитывали золото ее волос, контур подбородка, влажность припухших соблазнительных губ. Голова красавицы была запрокинута назад, и девушка испытующе смотрела ему прямо в лицо. В широко распахнутых фиалковых глазах читался немой призыв, и, больше не сдерживаясь, Эргард притянул ее к себе и жадно поцеловал. Сзади хрустнула сухая ветка, посыпались камешки. Мужчина оторвался от сладких губ и, резко развернувшись, опустил девушку на землю. В правой руке мгновенно материализовался меч палача, но, к счастью, обошлось без боя. Его зоркий глаз заметил небольшую нору и уловил очертания юркнувшего туда пушистого зверька. Мужчина прижал к себе напуганную девушку и прошептал на ухо, коснувшись губами мочки рта: – Не бойся, моя сладкая фея. Это всего лишь лесной кот. Леория подняла на него огромные глаза и слегка усмехнулась. – Наверное, нам лучше поторопиться, чтобы добраться до этого дома засветло… Достав из астрального кармана огромное ярко-красное яблоко и, слегка надкусив, Эдгард протянул его девушке. – Не раньше, чем ты подкрепишься. У меня еще есть лакомства с бала. Но это уже наш обед в новом доме, моя радость, – добавил он, и взгляд мужчины вновь остановился на припухших губах. Леория взяла яблоко и, вонзив белые зубы в сочную красную кожицу, откусила небольшой кусок. Ее лицо приняло задумчивое выражение. Эргард смотрел, как девушка облизывает испачканные в яблочном соке губы и чувствовал, как напрягается его плоть. Сладкая пытка продолжалась, и мужчина представил, как нежные губы прикасаются к его восставшему достоинству. Непристойная мысль, вызвав немедленное чувство вины, подействовала отрезвляюще. Достав флягу, он сделал несколько больших глотков. Ничего не подозревающая девушка посмотрела ему в глаза и произнесла: – Я не знаю точно, где этот дом. Но мама не могла обмануть. Я счастлива, что увидела ее, но внутри все обрывается, когда думаю о судьбе фей… и этого мира. Мужчина взял ее за руку и нежно погладил длинные, тонкие пальцы. – У нас не было времени узнать друг друга, моя златовласка. Я хочу, чтобы ты начала рассказывать о своей жизни… Внезапный сильный порыв ветра зашелестел в кустах и пожухшей листве, приглушив его слова. Взглянув на почерневшее небо, герцог Серран нахмурился и вновь подхватил не успевшую опомниться девушку на руки. – Прижмись ко мне! Идет буря. Просто держись и ничего не бойся. Через пару мгновений разверзлись небеса, и на них хлынул поток ледяной воды. Порывы ветра, хоть и слабели, запутавшись в стволах деревьев, но все равно обдавали путников нестерпимым холодом. Через пару минут они вымокли и промерзли до костей. Крепко прижимая к себе ношу, Эргард шел быстрыми широкими шагами. Ветки хлестали по лицу, серая полоса нескончаемой стеной застилала обзор. Однако через какое-то время мужчине показалось, что впереди виднеются красные стволы, а значит, лес краснолистов совсем рядом. «Где этот проклятый дом?? Пропади он пропадом!» Поскользнувшись и лишь чудом удержав равновесие, он развернулся, и сердце дрогнуло: перед глазами неясно вырисовывалась светлая стена из серовато-белых кирпичей. Мужчина рванулся вперед, преодолевая порыв шквального ветра. И почти бежал, пока не наткнулся на полуоткрытые ворота. Впереди возник маленький аккуратный домик из потемневшего от времени светлого мрамора. В несколько огромных шагов мужчина преодолел расстояние, разделявшее их и обнадеживающе крепкое строение, после чего оказался перед высоким крыльцом с широкими ступенями. Не чувствуя ничего, кроме холода, пробиравшего до костей, Эргард осторожно поднялся по мокрым ступеням и остановился возле светлой двери, на который был четко прорисован необычный волнистый орнамент. Прижавшись плечом к голубоватым линиям, он посиневшими от холода губами прошептал слова на незнакомом языке. В этот раз память не подвела. Переданные Леорией слова подействовали, и тяжелая дверь со скрипом распахнулась, впуская незваных гостей в холодное и темное нутро дома. Как только они оказались внутри, дверь захлопнулась, словно по волшебству, а впереди зажглись парящие под потолком небольшие шарики света. Неожиданно запахло лавандой и вереском, повеяло теплом. Из небольшой прихожей герцог шагнул в просторную комнату со светло-зелеными стенами, где у дальней стены стоял камин с мраморным обрамлением, небольшой ажурный столик располагался посередине, а к стене справа примыкало квадратное ложе, накрытое темным атласом. Как и в доме Мастера, здесь, вероятно, действовала некая магия порядка. В темном зеве камина мгновенно вспыхнул огонь, и языки пламени с дикой жадностью накинулись на сухие поленья. Сняв бесчувственную девушку с плеча и отбросив насквозь промокшую меховую накидку, он вытащил из астрального кармана шкуру дикого ревуна и уложил обмякшее тело на серебристый мех. – Девочка моя! Голос Эргарда сорвался, когда он увидел посиневшее от холода лицо. Дрожащими руками мужчина снял с девушки легкую накидку и разорвал превратившееся в лохмотья платье. Убрав с лица длинные мокрые пряди, он принялся растирать бледные щеки. Побледневшие до синевы губы приоткрылись, и Эргард влил в рот златовласки несколько капель из пузырька, который дал ему Арвикс. – Потерпи еще немного, дорогая! Потребовалось несколько секунд, чтобы быстро избавиться от собственного жилета и достать из астрального кармана еще один пузырек. Склонившись над девушкой, он начал настирать холодное как мрамор тело целебным бальзамом. Шептал слова любви, и его жаркие ладони быстро скользили по телу Леории. Как же Эдгард мечтал прикоснуться к этой упругой алебастровой коже, прижаться губами к нежной груди, чувствовать жар ее плоти и целовать, не останавливаясь! Хотя сейчас это совершенное тело было таким холодным. – Я здесь, любимая, ты же меня слышишь! Ее дыхание оставалось неровным, и мужчина снова влил в рот девушки несколько розовых капель. – Пропади все пропадом! – выругался он и, быстро сняв с себя мокрую одежду, подхватил Леорию, перенеся девушку на застеленное зеленым покрывалом ложе. Недолго думая, мужчина лег рядом и, тесно прижав к себе златовласку, набросил сверху сухую накидку. «Проклятье, неужели мне придется сделать это снова?» – в памяти невольно всплыли картинки их первой ночи. Одновременно мучительные и сладкие воспоминания были еще невероятно свежи. Вступив в схватку с самим собой, мужчина стиснул зубы так крепко, что заходили желваки на щеках – Я не дам тебе уйти! – и он накрыл ледяные губы Леории горячим ртом, руки коснулись холодной груди и сжали шелковистые окружности. Глава 5 Лежа на зеленом атласном покрывале в объятиях Эргарда, Леория мчалась в своих грезах по бурной реке. Никогда в жизни ей не было так холодно. В окружении миллионов маленьких прозрачных льдинок она неслась по течению прямо к подстерегающему вдали водопаду. Вокруг не было ничего – только мертвые замерзшие берега и стылое бледное небо. – Вернись ко мне, моя сладкая! – донесся чей-то приглушенный голос, гулким эхом отозвавшись в сознании. Неожиданно ее ноги коснулись земли, и она вышла на берег у подножия высокой мутно-серой горы. Вокруг клубился черный туман, образуя собой причудливые фигуры. Девушке казалось, что они шептали ее имя, то призывно нежно, то неистово и страстно. Леория ступила на расстилавшийся зеленым ковром холодный мох и ощутила странное покалывание в груди. Внезапно перед ней появилось лицо Авартиса Нардосского, и она почувствовала себя нагой и беззащитной перед его наглым, вожделенным взглядом. Всхлипнув, Леория отвернулась и закрыла лицо руками. – Не бойся, иди ко мне! – этот голос был совсем слабым, и она не узнавала его. Холод вновь сжал ее сердце ледяными пальцами. – Нет, нет, я лучше останусь здесь! Но голос зазвучал вновь – еще громче: – Вернись ко мне, любимая! – И она узнала этот низкий бархатный баритон. Ей так хотелось отозваться и ответить, но слова почему-то застревали в горле. Она поняла, что оказалась в очень странном месте, где не было времени, – в пространстве сна. Девушке показалось, что он берет ее за руку и прикасается горячей ладонью к груди – жарко, волнительно, пробуждая всплеск ответного желания. Леорию накрыли теплые покалывающие волны, разгоняющие кровь. – Открой глаза! Ты же меня слышишь! «А вдруг это демон, а не Эргард? Может, я во власти ненасытной твари Хаоса?» – закралось сомнение. «Сопротивляйся», – шептал рассудок, но тело отказывалось повиноваться. – Это ведь ты, а не демон? Пошли мне знак! – прохрипела девушка, чувствуя, как ее окутывает тьма. Сильные руки подняли ее, и она прижалась щекой к широкой груди, чувствуя тепло. – Я люблю тебя, златовласка. Он жадно впился в ее губы, и тело охватила лихорадочная дрожь. – Эргард! – крикнула Леория. Ее веки дрогнули, и с неимоверным усилием она, наконец, открыла глаза. Поначалу ее разум был затуманен после тягучего сна, и Леория никак не могла понять, где находится. Вокруг царил приятный полумрак, едва рассеянный небольшими светящимися шарами и пляшущим пламенем камина. Чуть повернув голову, она увидела лицо своего спасителя и успокоилась. Ярко-синие глаза, которые так часто ей снились, смотрели на нее с тревогой и вместе с тем с нежностью. Эргард лежал на боку голова девушки покоилась на одной его руке, другой он обнимал ее за талию. «Возможно, это очередной сон, – промелькнула в голове Леории неожиданная мысль. – Но пусть лучше такой, ведь нет ничего нужнее и нежнее, чем объятия любимого». – Ты – самое прекрасное, что случилось в моей жизни, златовласая фея. Хриплый голос вернул ее к реальности, и Леория до боли прикусила губу, услышав это признание. Неужели сон рассеялся? Неожиданно она поняла, что лежит совершенно нагая на небольшой подушке под теплой шкурой. Но согревал девушку не серебристый мех, а Эргард, прижимавший ее к себе как самое драгоценное сокровище. – Выпей, моя радость, – Эргард слегка приподнялся и поднес к ее губам возникшую из ниоткуда сияющую флягу. Леория сделала несколько глотков, и горло опалила тягучая жидкость. – Жжет… – Это поможет. Еще глоток, моя хорошая. Она послушалась. Спустя какое-то время в теле появилась лёгкость, а в голове свежесть. – Мы снова были вместе? – спросила Леория, застенчиво краснея. Лицо Эргарда застыло, в пьянящей синеве глаз отразилась растерянность и отчаяние. – Ты по-прежнему не доверяешь мне? Нет, моя дорогая. Ты была без сознания, и пришлось потрудиться, чтобы привести тебя в чувство. Ей стало ужасно стыдно, и она покраснела ещё больше. – У тебя такие прекрасные глаза, моя дорогая. Однажды я надеюсь увидеть доверие в их глубине. Эргард отбросил шкуру и сел на постели. В трепещущем свете магических шаров его кожа отливала золотом. Девушка вздрогнула, увидев, как перекатываются налитые мышцы рук и торса. «Он всегда будет самым необыкновенным и желанным мужчиной, и он любит меня!» И эта мысль наполнила Леорию несказанным счастьем. Протянув руку, девушка дотронулась до плеча возлюбленного и посмотрела в его чарующие синие глаза. Ей так хотелось, чтобы он остался, но проснувшийся голос совести напомнил о герцоге Монте. В памяти Леории возник огромный зал, утопающий в море музыки и радужного света, заполненный разноцветными танцующими парами. Она представила, как кружилась по нему в сильных мужских объятиях, и осознание происходящего нахлынуло на нее подобно холодной волне. – Тебе нужно сохранять силы. Мы все же добрались до дома твоей феи, но я не успел ничего здесь рассмотреть… – хрипло и отрывисто проговорил герцог Серран. «Не уходи!» – шептало сердце Леории. Нет, ей никогда будет не заполнить возникшую пустоту, если отпустить его сейчас! Сколько раз она отталкивала этого мужчину и противилась своим чувствам! Но душа Леории тянулась к похитителю ее сердца, его голосу и сильным рукам. – Не уходи! Ты заслуживаешь моего доверия. И ты мне так нужен, – произнесла девушка тихо, почти шепотом, дрожа от переполнявших ее эмоций. Эргард склонился над ней и осторожно провел пальцем по щеке. Мягкие черные волосы коснулись лба девушки, и нежность затопила ее сердце. Повинуясь внезапному порыву, она обхватила шею возлюбленного и прильнула к его чувственным губам со всей накопившейся страстью. Бархатный язык разомкнул ее губы, и Леория с жадностью подалась вперед, ощущая чистое, неповторимое наслаждение. Манящий терпкий запах мужчины словно обволакивал ее сознание. Чувствуя возбуждение Эргарда, она тихо застонала, и этот звук утонул у него во рту. Нежно втянув язык девушки, он принялся медленно его посасывать. Леорию накрыло волной истомного наслаждения, унесшей воспоминания о прошлом. Мир закружился перед глазами. Неожиданно Эргард прервал поцелуй, заставив девушку вскрикнуть от разочарования, и прошептал: – Еще немного, и я не смогу остановиться, моя сладкая. «Нет, не останавливайся!» Она сжала трепещущими пальцами его плечи, все крепче прижимая к себе, пока не почувствовала, что растворилась в объятиях. Ее губы обожгло новым поцелуем – он немного облегчил терзания и в то же время возбудил девушку еще больше, распалив ее бедра, заставив затвердеть чувствительные соски. Нет, ей никогда не найти в себе сил прекратить это сладкое безумие! Моральные принципы, желание вернуть мужа, трудности выбора и события последних дней – все померкло в сознании Леории, стало ненужным и незначительным в урагане всепоглощающей страсти! Словно прочитав мысли, бушующие в голове возлюбленной, Эргард со вздохом оторвался от ее губ и прислонился ко лбу. В синих глазах мерцал странный блеск, аура полыхала ярко-голубым светом, и Леория поняла, что в глубине души он борется с чем-то. Несколько минут они просто сидели, прижавшись друг к другу. Девушке было так хорошо и приятно ощущать горячее дыхание возлюбленного на своей коже, чувствовать его силу, дарившую спокойствие и защищенность. Как же хотелось сбежать от всех условностей жизни хотя бы на одну ночь! Наконец, Эргард поднял руку и прикоснулся к ее щеке, нежно поглаживая большим пальцем нижнюю губу, и эта слабая ласка заставила девушку вновь затрепетать. – Я хочу накормить тебя, моя радость. Ты совсем ослабла, а у нас впереди целая ночь. Глава 6 В этот раз герцог Вир Монт очнулся в совершенно незнакомой комнате. Постепенно память возвращалась к нему, всплывали отрывочные и зыбкие воспоминания. Трудно было разобрать, где кончались кошмары сна и начиналась реальность. Казалось, прошло так много времени. Яркой искрой в воображении промелькнул образ явившейся к нему обнаженной Леории. Ведь именно ее прекрасную фигуру он увидел перед тем, как провалился в угольную тьму. Вспомнив свои страдания, герцог бессильно скрипнул зубами. Кардинал приговорил его к смерти в этой гнилой тюрьме. Как глупо было напрямую действовать против него, против того, кто непосредственно связан с демонами… От жутких воспоминаний его отвлекли тихо скрипнувшая дверь и чьи-то мягкие шаги. – Мы так и думали, что вы вот-вот придете в себя, – раздался приятный мужской голос. Вир пытался разглядеть говорившего, но видел перед собой лишь размытый силуэт. – Меня зовут отец Антей. Вы находитесь в доме Мастера Арвикса, охотника на демонов. Не волнуйтесь, здесь вы в полной безопасности и совсем скоро поправитесь! Заботливая рука поднесла к губам Вира кубок со вкусно пахнущей жидкостью. Сделав несколько глотков, герцог Монт почувствовал прилив бодрости и наконец смог разглядеть стоявшего перед ним пожилого человека. Это был мужчина со спокойным добрым лицом. Он улыбнулся, и в уголках ярко-голубых глаз появились тонкие морщинки. Герцог усиленно пытался вспомнить: кто вызволил его из страшного подземелья Агмаара, каким образом он здесь оказался… и кто такой Мастер Арвикс? Верникс ничего не говорил об этом охотнике. Вопросов было множество, но всё это может подождать. Сейчас важно только одно: Леория… Где его жена? Вдруг ей причинили боль? Он представил себе ее точеное лицо необыкновенной красоты, искаженное маской страдания, и почувствовал дикий страх, охватывающий до кончиков волос. – Леория, – попытался произнести Вир, но ему едва удалось приоткрыть губы. Антей внимательно смотрел на него излучающими свет выразительными глазами. «Я никогда не видел этого священника. Почему кажется, что он все обо мне знает?» – задался герцог вопросом, поневоле отвлекаясь от мыслей о судьбе Леории. Когда святой отец заговорил, Вир понял, что не так уж и далек от истины. – Мне известно, что произошло с вами, герцог Монт. И это ужасно! Я много слышал о вас от вашей жены. Пальцы Вира непроизвольно сжались в кулак, и это не укрылось от цепкого взгляда Антея. – Я знаю, что вам обоим пришлось пережить, и все расскажу. Нам известно, что Леория покинула королевский замок, но далее ее след потерялся… Простите, я понимаю, что вы чувствуете, – мягко произнес священник, видя потемневшее, искаженное болью лицо герцога. В этот момент в комнату вбежал очаровательный кудрявый мальчик лет шести-семи в коричневых бриджах, сапожках и такого же цвета курточке. Одну руку он прятал за спиной, чем-то шурша и позвякивая. Взгляд его серых сияющих глаз остановился на лице герцога и, поклонившись, мальчик быстро затараторил: – Ваша светлость! Мы так ждали, что вам станет лучше. Я сам приготовил кекс в чашке! Хотите, я… – Карим, сынок, – мягко прервал поток его непринужденной болтовни Антей. – Вернулся ли Мастер Арвикс? – Он ушел подземным ходом час назад, с тех пор я его не видел. Зато я закончил подарок герцогу, можно я его сейчас отдам? Не успел святой отец раскрыть рта, как ребенок подбежал к Виру и положил на одеяло небольшой вырезанный из дерева кораблик с высокими мачтами и бумажными парусами. На губах герцога Монта заиграла слабая улыбка, и он протянул широкую ладонь мальчику, которую тот сжал обеими руками. – Я почти все сделал сам. Мастер Арвикс помог совсем чуть-чуть… – гордо заявил Карим, выпячивая грудь. – Это правда, – раздался незнакомый проникновенный голос. – Карим сам захотел сделать вам подарок и очень старался. Святой отец, прошу, приготовьте нам плотный ужин. Уверяю вас, что герцог Монт сможет присоединиться. Услышав о еде, Вир немедленно попробовал сесть, но мышцы отказались подчиняться. В комнату вошел очень худой высокий мужчина в изысканной черной рубашке и узких черных бриджах. Незнакомец встретился взглядом с герцогом, и его глаза неожиданно вспыхнули ярким зеленым. – Попробуйте еще раз, ваша светлость, но на этот раз медленно и плавно, – этот голос обволакивал, словно бархат. Виру вспомнились слова Верникса о том, что все охотники на демонов владеют магией разума. Арвикс встал у изголовья кровати и положил герцогу руку на плечо. Тепло, исходившее от его ладони, заструилось по телу Вира. Сделав шаг назад, охотник на демонов уселся в зеленое кресло, появившееся неизвестно откуда. – Все будет хорошо, и да, поужинаем в библиотеке. Отец Антей, улыбнувшись, взял за руку Карима и оставил Вира наедине с худощавым черноволосым незнакомцем. Герцог решил послушаться его совета и медленно сел на постели. Тело стягивали тугие повязки, и он натянул на себя одеяло. Каждое движение отзывалось острой, но терпимой болью. – Я Мастер Арвикс, охотник на демонов, как вы, должно быть, уже догадались. Волею судьбы вы оказались в этом доме. Вам хорошо известно имя Араника Да Фреска, не так ли? Вир настороженно кивнул. – Благодаря его способностям вы сейчас живы. Это действительно уникальный человек, но о нем позже. Вам необходимы движения, а не покой. Особый раствор, в котором вы пребывали, уже почти полностью исцелил телесные раны, но не душевные. Пытки, которым вас подвергли, были слишком изощренными. Понадобится время, чтобы излечить разум. Герцог недоверчиво смотрел на охотника. Как такое возможно? Неужели эти скручивающие спазмы – лишь плоды его воображения? Вир ясно чувствовал сильную боль и помнил все, что с ним произошло… Впрочем, какая разница, он жив, раны не представляют опасности, значит, надо вставать и действовать! Но неожиданно ему снова вспомнилась Леория, оставленная одна в гостиной, ее испуг. Жена вновь доверилась ему, а он не смог защитить ее, как обещал. По его вине… Не успел Вир закончить размышление, как перед ним появился кубок, наполненный до краев знакомым целебным нектаром. Он сделал несколько больших, глубоких глотков и почувствовал, как приятное тепло разливается по всему телу. Кажется, Верникс потчевал его тем же коктейлем бодрости. Голос уже должен был вернуться. «Хватит притворяться!» – приказал герцог самому себе и почувствовал, что снова может говорить. Встретившись взглядом с охотником, он хрипло произнес: – Благодарю вас за помощь и оказанное гостеприимство, Мастер Арвикс. У нас есть о чем поговорить, но сейчас я бы хотел привести себя в порядок и переодеться. А затем, после того как вы все расскажете, я отправляюсь на поиски жены. Арвикс задумчиво взглянул на него и подошел к противоположной стене. Только сейчас Вир обратил внимание, откуда исходил тусклый дневной свет. Изящным движением охотник указал в сторону идеально круглого окна и произнес: – Мне не хочется, чтобы вы заблуждались по поводу нашего местонахождения. Если подойдете к окну, то увидите, что мы находимся на острове у подножия Сумеречных гор. Надежда, тусклым тлеющим огоньком горевшая в душе герцога Монта, померкла. На его лицо легла тень отчаяния и тревоги. – Не отчаивайтесь! – произнес Мастер, и по его тонким губам скользнула слабая улыбка. – Через пару часов я смогу открыть портал в ту точку, где Леория оставила след, перед тем как он пропал. На одеждах моих спутников были особые метки, оповещающие об их перемещениях. К сожалению, мне не хватило резерва, чтобы сразу же броситься на поиски. Заметив вопросительный взгляд Вира и поднятую бровь, он ответил: – Да, это длинная история, и я все расскажу. Леория была убеждена, что вам грозит опасность, исходящая от суккубы Амадеи. Она сделала все, чтобы оказаться вместе с вами на балу, но события развернулись слишком быстро. Мы с Верниксом и Араником проникли на территорию Тирона в надежде спасти вас, а также один очень ценный артефакт. Лицо Вира напряглось. Он сглотнул и спросил совершенно иным голосом: – Леория… Она покинула замок одна? Ответ Мастера поразил его в самое сердце: – Нет. С мужчиной по имени Эргард, который спас ее от Амадеи и культистов. Он же помог ей восстановить память и сопроводил вашу жену в королевский замок. Именно благодаря его помощи Леории удалось избежать страшной участи, которая постигла вас. Глава 7 При виде Тарика рыцарь оторопел, но вскоре знакомое поскрипывание костей вывело его из полного ступора. – Эвелисс! – рявкнул Араник, не оборачиваясь. – Я что тебе приказал, пустая твоя голова? Не проявляться, здесь же люди кругом! – Не проявляться, пока вам не будет угрожать смертельная опасность, —назидательным тоном заскрипел скелет. – Еще неизвестно, кто там битву выиграл. Надо уходить, Мастер! – Бери второго пленника, трусливая твоя душонка! – приказал Араник, но мгновение погодя передумал. Брезгливо сняв с себя подаренный личем теплый плащ, он протянул его нежити. – Подожди! Сначала накинь вот это и скрой голову капюшоном. Пойдем к постоялому двору. Клубы черного дыма просачивались сквозь приоткрытую дверь. Не теряя ни секунды, рыцарь подхватил тело друга и перекинул через плечо. Тарик весил немало, но, к счастью, природа не обделила Араника Да Фреска физической силой. Быстрым непринужденным шагом он двинулся к дорожному тракту. Сзади тащился Эвелисс с тяжелой ношей на спине, что-то бормоча на непонятном языке. К счастью, по пути им никто так и не встретился: то ли городок просто спал, то ли уже никого не осталось в живых. В любом случае рыцарю было не до выяснений. – Скоро мы все узнаем, – пробормотал он сам себе, с тревогой всматриваясь вдаль. – Ну и где же этот проклятый двор, о котором говорил лич? Когда же он увидел описанный трактир с наглухо забитыми окнами, то понял, что его худшие опасения подтвердились. Над заколоченной дверью висела неожиданная табличка «Закрыто». – Так-так, – вздохнул Араник и медленно пошел вдоль здания, обходя его с торца. Задняя стена оказалась глухой, без единого окна. – Мастер, позвольте открыть вам дверь? – раздался услужливый голос Эвелисса, который уже опустил свою ношу и стоял у низенькой неприметной двери высотой в половину его роста. «Ну что за привычка заставлять входящего сгибаться пополам? На юге это считается явным издевательством», – промелькнуло у мужчины в голове. – Открывай уже, – грозно приказал рыцарь-некромант, все еще держа на плече тяжелое тело. – И убедись, что внутри безопасно. Втащив бессознательного Тарика в первую незапертую комнату, которая оказалась на удивление просторной и светлой, Араник уложил его на аккуратно застеленную кровать. По приказу хозяина Эвелисс принёс второго молодого человека и примостил его на небольшом диване, после чего отправился наружу – бдительно наблюдать за происходящим. Рыцарь остался ждать, пока не закончится действие парализующего зелья. Его костлявый помощник был уверен, что с молодыми людьми все в порядке и скоро они придут в себя. «Какого демона делал Тарик в плену культистов?! Где же Эльрика?! Скорее всего, они выбрались из Агмаара, и их поймали эти одержимые… Кто знает, что могло случиться с Эльрикой по дороге…» Араник не любил фантазировать и строить догадки, предпочитая разбираться с проблемами по мере их возникновения. Ведь воображение может легко нарисовать самое невероятное. Однако сердце болезненно сжималось, когда он вспоминал дерзкую улыбку голубоглазой красавицы и ее пухлые розовые губы. А этот восхитительный запах, от которого он почти потерял голову! Необъяснимое волнение охватило рыцаря с новой силой. Неожиданно яркие лучи солнца осветили лицо Араника, и на мгновение он инстинктивно зажмурился. Внезапная догадка осенила его подобно этому озарению. А что если он сам неосознанно открыл портал, чтобы помочь своему другу в минуту смертельной опасности? Не успев до конца осмыслить нелепость этого предположения, рыцарь увидел, как губы Тарика зашевелились, но, несмотря на видимые усилия, он не смог произнести ни слова. Араник бросился к нему и, осторожно приподняв голову друга, поднес к его губам чашку с водой. Герцог Саллан сделал несколько маленьких глотков и глубоко вздохнул. Казалось, к нему возвращались силы. – Тарик, ты под действием зелья. Скоро его эффект пройдет, и ты мне все расскажешь. Потерпи, дружище! – постарался успокоить рыцарь. Герцогу явно стало лучше, когда он услышал голос Да Фреска. По выражению лица друга Араник понял, что к нему еще не вернулось зрение. Вспомнив о втором несчастном, рыцарь обернулся в его сторону. Тот по-прежнему не подавал никаких признаков жизни. «Н-да… Парням пришлось несладко. Надо бы сходить проверить закрома. Им не помешает подкрепиться», – подумал Араник и похлопал друга по руке. – Я сейчас вернусь, дружище. У входа рыцарь заприметил несколько бутылей с вином. Он уже сделал шаг к двери, когда Тарик неожиданно прохрипел: – Эльрика… Гердос… Судорожно закашлявшись, герцог схватил за руку подскочившего к нему Араника. Потребовалось еще несколько минут, чтобы Тарик заговорил хриплым, срывающимся голосом: – Нас атаковали культисты… они переоделись пилигримами… С ними были эти существа, похожие на черных псов… с огромными когтями… воняют падалью… – он содрогнулся и облизал вновь пересохшие губы. – Я приказал Гердосу спасти Эльрику, им удалось… – Кто такой Гердос? – сверкнул глазами Араник, стиснув зубы. Тарик сел, протирая глаза кулаками, и его тревожный взгляд остановился на лице друга. – Мой питомец – снежный лев. Нам нужно найти их! – Какой еще лев?! Где же Эльрика?! Пока герцог Саллан рассказывал рыцарю историю со львом, очнулся второй мужчина. Араник помог ему прийти в себя. – Керр… – начал Тарик, и его побледневшее лицо исказилось судорогой, – больше никто не выжил. Араник Да Фреск спас нас обоих. Я должен найти свою сестру! Керр изрыгнул ужасное проклятье и сжал кулаки. – Весь наш отряд! Где сейчас эти отродья? Его перебил Араник: – Тарик, ты сказал, что установил ментальный контакт со львом и что он был ранен. Может ли с ним разговаривать Эльрика? Насколько серьезно его ранение? Куда он вообще мог ее унести?! – Не знаю, но я уверен, что он не причинит ей зла. А рана… у него великолепная регенерация, я сам видел. – Он попытался подняться, но не смог и бессильно заскрежетал зубами. – Нужно спешить, их наверняка уже ищут… Проклятье, почему я не слышу его мыслей? Неужели они ушли так далеко? За дверью раздался знакомый скрип, и Араник поднял руку в предупреждающем жесте: – Прошу, не пугайтесь. Я все вам объясню… Дверь распахнулась, и в темноте проема появилась высокая фигура в черном плаще с капюшоном. – Что еще за бесовщина? – пробормотал Тарик. Черный капюшон покачнулся, и на герцога уставились пустые глазницы. – Знакомьтесь: Эвелисс, мой новый помощник. Да, это нежить, но он отрекся от служения злу и служит мне во имя добра, – представил скелета Араник. Увидев недоверчивые нахмуренные лица товарищей, рыцарь пообещал: – Если он будет творить произвол, я его быстро упокою. Скелет возмущенно проскрипел: – Я, между прочим, с новостями. Видел отряд карателей Кардинала. Человек пятнадцать. Неслись как на пожар. – Каратели? – недоуменно поднял брови Араник. – Его инквизиция, которая держит в страхе все местное население. Говорят, не все из них люди, – включился в разговор Тарик, не сводя неприязненного взгляда с темной фигуры скелета. – Так, Эвелисс, принеси-ка вина и поищи там чего-нибудь съестного. После того, как скелет покинул комнату, рыцарь-некромант пожал плечами и вздохнул: – Ну не было у меня выбора! Правда. Если бы я его не призвал, то не смог бы помочь охотнику на демонов, а еще вызволить Вира из тюрьмы. – Вир! – воскликнул его друг. – Вам удалось его спасти! Где же он и Верникс?! Араник начал оживленно рассказывать о недавних событиях, и голубые глаза на его загорелом лице горели с таким азартом, что даже Керр перестал бормотать проклятия себе под нос и внимательно прислушался. Глава 8 Эргард стоял у маленького круглого окна в прихожей, напряженно вглядываясь в темноту ночи. Волны дикого желания обрушивались на него одна за другой. При одной мысли о златовласке, извивающейся под ним в порыве страсти, у мужчины вскипала кровь. Больше всего на свете ему хотелось вернуться в ее объятия и подарить ночь любви. Но он вновь и вновь напоминал себе, что только от него зависит судьба любимой женщины. Возможно, этот глухой гортанный звук, из-за которого Эргарду пришлось прервать страстный поцелуй и, чтобы не напугать свою возлюбленную, придумать предлог для небольшой передышки, лишь почудился ему. Рёв больше не повторялся. Вначале он подумал, что где-то в ночи грозно рычит лев. Но откуда здесь взяться этому животному, которое можно встретить лишь на севере, среди заснеженных просторов Кеордии? «Что же это был за зверь, а может, оборотень? Какая магическая защита стоит у этого дома?» Эргард посмотрел сквозь приоткрытую дверь на Леорию, укрытую теплой шкурой дикого ревуна, и задумался. Она говорила, что в этом доме они будут в полной безопасности. Но герцог не мог похвастаться той же уверенностьюрешил быть готовым ко всему. Входная дверь, похоже, отпиралась только при помощи магии, но Эргард решил не испытывать судьбу и придвинул к ней тяжелый, окованный железом сундук. Он так и не успел осмотреть новое пристанище. Не было времени и позаботиться об ужине. Насколько он помнил, в астральном кармане лежал сверток с хлебом, сушеным мясом и фруктами. «Надо отдать все златовласке, а то скоро начнет беспокоиться. Интересно, успела ли она переодеться в сухую сорочку или осталась дожидаться меня?» – подумал герцог Серран, собираясь вернуться в комнату. Внезапно все его чувства обострились до предела. Чуткий слух уловил слабый женский вскрик, зоркий глаз заметил неясные тени за окном. Через пару мгновений промелькнул белый силуэт хищного зверя, темнота рассеялась и вновь сгустилась. С гулко бьющимся сердцем Эргард обернулся, услышав легкую поступь. В дверном проеме показалась фигура Леории. Она стояла в белоснежной атласной сорочке с глубоким вырезом, освещенная пламенем камина. Отблески огня превращали ее волосы в расплавленное золото, мягкими волнами струившееся по плечам и спине. Сейчас она была еще прекраснее, чем на балу. Сквозь тонкую ткань легко угадывались очертания совершенного тела. – Что происходит, Эргард? – взволнованно спросила красавица. Он глубоко вздохнул, быстро пересек разделявшее их расстояние и сжал ее руку. – Там снаружи творится что-то странное, но здесь мы в безопасности. Отчаянный женский крик разрезал ночную тишину и пропал, тая эхом вдоль сырых стен. Леория с ужасом вцепилась в ладонь мужчины. – Я узнаю этот голос! О Боги! Эльрика… Значит, и Вир может быть где-то рядом! Герцог Серран нахмурил темные брови, его синие глаза загорелись опасным огнем. На жестком красивом лице Эргарда появилось выражение сомнения и возмущения: – Та женщина, с которой он тебе изменил на балу? – Вне сомнения, это она! – Как ты можешь быть уверена?! – Прошу, открой! Возможно, прямо за этой дверью… – Ты понимаешь, что это может быть ловушкой, умело созданной иллюзией, чтобы выманить нас отсюда? – произнес он, взывая к ее разуму, и осекся. На бледном лице Леории гневно загорелись фиалковые глаза, грудь принялась вздыматься. Резким движением девушка отдернула руку и отвернулась: – Я не оставлю мужа умирать, потому что испугалась. Схватив любимую за плечи, Эргард заглянул ей в лицо и властно произнес: – Пойду я. Ты останешься здесь, в комнате стоит твой сундук со всем необходимым. Переоденься и жди меня. Не открывай входную дверь, поняла? Потрясенная его согласием, девушка прижалась к нему и чуть слышно прошептала: – Да, мой герцог. Спасибо. Как только за Леорией закрылась дверь, Эргард отодвинул тяжелый сундук, выхватил клинок, горящий синим пламенем, и произнес: – ArnishJuveliadahnenulle. Магический замок щелкнул, и тяжелая дверь открылась внутрь. Герцог Серран переступил порог, вспыхнувшие на клинке бирюзовые руны рассеяли густой мрак. Несколько мгновений Эргард стоял неподвижно, пораженный открывшейся перед ним картиной. Возле ступенек лежал огромный лев с великолепной белоснежной гривой, а рядом, уткнувшись лицом в его мех, – незнакомка. Ее светлое платье было разорвано и испачкано грязью, черные волосы растрепаны и спутаны. – Что за бесовщина? – спросил Эргард самого себя и тряхнул головой, словно отгоняя наваждение. Девушка всхлипнула, услышав его голос, и еще глубже зарылась в гриву. Лев глухо зарычал, обнажив могучие клыки, и только теперь герцог увидел, что из огромной лапы животного сочится кровь. Отбросив сомнения, он убрал меч и бесстрашно взглянул в желтые глаза хищника. – Я пришел помочь. Понимаешь? – зачем-то спросил у него Эргард . Неожиданно лев перестал скалиться и фыркнул, чем вызвал у герцога невольную улыбку. – А ты общительный, я погляжу, – ровно произнес он, спускаясь по мокрым ступенькам. – Мне нужно ее осмотреть и принести в дом. Ты ведь не против? Эргарду потребовалось несколько минут, чтобы бегло обследовать окрестности. «Откуда только взялись эти двое? Почему именно здесь? Может ли это быть проделкой Амадеи?» Терзаемый противоречивыми мыслями, он не был уверен, что поступает правильно, но времени на раздумья не оставалось. За этими двумя, возможно, шла погоня. Лев глухо заурчал, когда герцога коснулся обнаженного хрупкого плеча девушки. – Это Гердос, – дрожащим голосом произнесла незнакомка, поднимая голову. – Мой брат приказал ему спасти меня. Он вполне разумен. – У меня нет дурных намерений, – произнес Эргард и поймал на себе внимательный, изучающий взгляд желтых глаз хищника. – Кто же вы? – робко спросила девушка. – Герцог Серран. Держитесь за мое плечо, я помогу вам подняться. Она послушалась и вцепилась в него ледяными руками. – Пойдешь с нами, – сказал герцог Серран льву. – Я перевяжу твою рану. Глава 9 Леория слышала, как за Эргардом захлопнулась входная дверь, и первым ее желанием было броситься следом. Она было метнулась в прихожую, потом спохватилась, вспомнив что на ней надета лишь вызывающая сорочка, доходившая до середины бедер. Девушка вернулась и вынула первое попавшееся платье из сундука, оставленного ее спутником. «Наверное, я выгляжу как падшая женщина: голая, немытая и нечесаная, к тому же трусиха. И что такого нашел во мне этот великолепный мужчина? Чем смогла я покорить его сердце? – тихо, с горьким упреком спросила она себя. – Вир тоже любил меня до умопомрачения, а я не ценила этого, пока не стало слишком поздно. Неужели то же самое ждет меня и с Эргардом?» Она машинально натянула дорожное платье и дрожащими пальцами застегнула пуговицы, не вполне сознавая, что делает. Воображение рисовало ей страшные картины происходящего снаружи. Наклонившись над сундуком, Леория стала перерывать его содержимое, пока не нащупала что-то твердое и холодное – это оказался кинжал. Сжимая его в руке, герцогиня бросилась к выходу и попыталась открыть магический замок. Тот не поддавался. Пришлось повторить заклинание трижды, прежде чем дверь распахнулась. Увиденное зрелище заставило ее ахнуть и попятиться. На пороге стоял Эргард, держа мокрую всхлипывающую Эльрику. Первая красавица пяти графств сложно с трудом узнавалась в этой девушке. Ее волосы были всклокочены, лицо и тело, виднеющееся сквозь разорванное платье, покрывали ссадины и синяки. Капли холодной воды стекали по ее босым ногам, оставляя за собой небольшие ручейки. Но не вид этой несчастной заставил Леорию в ужасе отпрянуть, – за спиной мужчины показалась голова снежного чудовища. Желтые горящие глаза уставились на герцогиню, не мигая, и ей показалось, что в следующее мгновение это чудовище набросится на них и растерзает. – Сзади, Эргард! Берегись! – ее крик потонул в оглушительном раскате грома. Глаза мужчины метали синие молнии, к ее удивлению, он даже не обернулся, а перешагнул порог и приказал: – Иди в комнату, Леория. Им нужна помощь. Этот лев – разумный питомец. – Великие Боги! – воскликнула она. – А где же Вир?! Ее вопрос остался без ответа, и герцогиня Монт отступила, давая им возможность войти. К ее изумлению, хищник спокойно улегся в прихожей. Герцог Серран опустил Эльрику на расстеленную перед камином шкуру, и Леория почувствовала сильный укол ревности. «Сначала эта распутница вскружила голову Виру, а теперь сверкает своими прелестями перед Эргардом. Как же я ее ненавижу!» Однако сейчас она не была похожа на бессовестную кокетку. Глядя на ее попытки натянуть лохмотья на грудь и прикрыть наготу руками, Леория пришла на помощь: – Эргард, не мог бы ты оставить нас ненадолго? Я помогу ей переодеться и позову тебя. Герцог запустил пальцы в темные волосы и бросил на нее горящий взгляд. – Я останусь здесь. Мне не обязательно смотреть на нее. Леория набросила на плечи Эльрики теплую накидку и задала мучавший ее вопрос: – Эльрика, скажите, где мой муж? Он ведь был с вами… В глазах девушки отразилось мучительное недоумение. – Я… не знаю… В последний раз я видела его на балу. Тарик сказал, что герцога Монта бросили в подземелье, и он хотел помочь, известить его дядю Тарна Валентиса, – ее глаза увлажнились, и слова полились бурным потоком. – Боги! На нас напали культисты, у которых были страшные черные псы, и брат приказал мне уходить с Гердосом. Я вцепилась в его загривок, и он унес меня… До сих пор не понимаю, каким чудом нам удалось оторваться от этих страшных тварей. Они долго гнались за нами. Леория смотрела на нее с непонятным для себя щемящим чувством. «Вот она, женщина, которой обладал Вир, возможно, в последний раз в своей жизни. Увидит ли она его когда-нибудь снова? Кардинал бросил его в подземелье… наверняка пытал…» Эльрика дотронулась до ее руки: – Скажите, Леория, а вы были на балу? Вир так стремительно ушел… Мы даже не закончили танец. – Да, – глухо сказала она. – Мы танцевали и прекрасно проводили время. А потом Вир отправился на совет, с которого вы ушли вместе. Неужели вам не надоело красть чужих мужей, ломать судьбы приличным девушкам? Мне нисколько вас не жаль. Надеюсь, с вашим братом все будет в порядке. Потрясенная ее тирадой, Эльрика воскликнула: – Но вам не за что меня ненавидеть, Леория! Это совершенная нелепица. Я покинула совет с братом. Он сам сопроводил меня в казармы к нашим воинам, чтобы я дожидалась там исхода поединка. Тарик вызвал Нардосского на бой и победил негодяя!! Не помня себя от злости, Леория залепила ей пощечину. – Наглая лживая лицемерка! Я видела собственными глазами, как вы обнимаетесь. Герцог Нардосский показал мне… Сестра Тарика схватилась за щеку. – Нардосский?! Как вы могли поверить этому интригану? Неужели вы никогда не слышали об искусстве создания иллюзий, он ведь в этом мастер! Потрясенная герцогиня Монт уставилась на нее. Эльрика, видя ее удивление, быстро продолжала: – Ну, вспомните, то, что вы видели, было как бы подернуто дымкой? Может быть, заметили что-то еще странное? В беседу вмешался властный голос Эргарда, заставив вздрогнуть обеих девушек. – Миледи, вы очень хорошо осведомлены. Значит, вам лично знаком герцог Нардосский? – К сожалению, да, – Эльрика держалась с достоинством, но ее голос дрожал. – Да, я сама пала жертвой его манипуляций. Он соблазнил меня, этот мерзавец. Сейчас она была похожа на мученицу: бледная, дрожащая, со слезами на глазах и вздымающейся грудью. «Какой ужас, он заставил меня поверитьв измену Вира! Как я могла поддаться на такую дешевую провокацию?» – с ужасом думала Леория. К ее горлу подступил горький комок от нахлынувшей тоски и отчаяния. Девушка с мольбой взглянула на Леорию и, приложив руку к сердцу, горячо промолвила: – Это правда, я была бессердечной кокеткой. Но в моей жизни многое изменилось и заставило взглянуть на мир по-другому. Я встретила человека, которого не могу выкинуть из сердца. Ради него теперь я готова пойти на любую жертву… лишь бы узнать, что он жив! Да, мне будет сложно искупить свою вину. Могу только заверить вас, что Вир Монт никогда не был со мной, не целовал меня. Это чистая правда! Он любит только вас, и я надеюсь, вы скоро будете вместе! Эти слова точно стрелой пронзили душу Леории. Чувствуя, как бешено пульсирует аура Эргарда, она обернулась и со страхом посмотрела ему в лицо. Грозный в своем величии, мужчина стоял в полумраке комнаты, крепко сжимая кулаки. Их взгляды встретились, и она прочитала в синих глазах всю глубину его чувств: любовь, отчаяние и горечь потери. Глава 10 Герцог Вир Монт, отец Антей и Карим стояли в каминном зале, ожидая появления Мастера. В камине громко потрескивали дрова, и слабые отсветы пламени плясали на лицах собравшихся в дорогу людей. Вир бросил взгляд на мальчика, стоявшего неподвижно рядом с ним, который был полон решимости отправиться в опасное путешествие. «Надеюсь, Арвикс все-таки заставит этих двух остаться здесь. Они будут лишь обузой. Да и зачем подвергать ребенка такой опасности?» Впрочем, мысли герцога быстро вернулись к цели похода. Стоило ему лишь на мгновение сомкнуть веки, как перед ним всплывал светлый образ Леории, его сияющей златовласой феи. В этот раз в ее глазах сверкала такая нежность, что он вздрогнул от нахлынувших на него чувств. Виру даже показалось, что зал наполнился слабым ароматом ее духов. «Вперед, скорее, вперед за фиалковым запахом моей возлюбленной!» – сказал он себе, и видение отступило. Все утро воображение рисовало ему разные картины, одну ужаснее другой, но он отказывался им верить. Ведь сердце знало правду: Леория жива, и он найдет ее во что бы то ни стало! Даже без родового амулета, который остался где-то в проклятом королевском замке в лапах инквизитора. Вир не сомневался, что сумеет почувствовать след жены. Несмотря на заверения Антея и охотника, герцог был твердо уверен, что спутнику Леории нельзя доверять. Человек без прошлого, бывший раб суккубы, прилипший к его жене подобно клещу, оправдываясь ее уязвимостью и видимым одиночеством… Вир вытрясет из него всю правду и позаботится о том, чтобы Леория навсегда забыла о его существовании. Герцога колотило от злости и отвращения при мысли, что тот, возможно, давно лапает его жену, отвешивая вульгарные комплименты. Эта непонятная история о том, как он спас ее от суккубы, странный ритуал, который якобы связал их жизни… Совместный поход сквозь пещеры Танталии, где находчивость этого проходимца сыграла решающую роль… Он – потомок василиска? Полная ересь, в которую поверил даже сам Мастер и подарил ему титул герцога. Вир вновь вспомнил выражение ужаса на лице Леории, когда Нардосский раскрыл ее статус. Невеста герцога Серрана! Оставаясь внешне спокойным, Вир надеялся, что его выдержки хватит, чтобы не сорваться до того момента, когда он доберется до своего соперника. Впрочем, удивляться было особо нечему: он сам оттолкнул Леорию, а потом проводил время с Амадеей вместо того, чтобы продолжать поиски. Попытка воззвать к справедливости на совете привела к новой череде злоключений. Ему самому нет оправдания. Леория была вынуждена искать помощи со стороны и попала в сети этого загадочного незнакомца. Погруженный в свои размышления, он не заметил, как появился Мастер и начал что-то объяснять священнику. Наконец, громкие голоса заставили Вира очнуться. Внимание герцога привлекла тема разговора, и он обернулся к ним. – Отец Антей, я понимаю ваши опасения. Вы боитесь, что если с нами что-нибудь случится, вам никогда не выбраться с этого острова. Но поверьте слову мага высшего порядка: теперь здесь достаточно еды, есть постоянный запас воды. Вы сможете ловить рыбу, в конце концов, и выращивать овощи. Я обещаю, что вернусь за вами сразу же, как мы найдем Эргарда с Леорией и окажемся в безопасном месте. – Вы же понимаете, Арвикс, что я переживаю за судьбу этого мальчика. Да, здесь мы укрыты от демонов и пагубного влияния Сумеречных гор, но нельзя оставаться тут вечно. У меня есть приход, обязанности… – Ваш приход разрушен, святой отец. Боюсь, вам придется начать все заново, когда мы разберемся с Хаосом. Антей лишь покачал головой и положил руку на плечо хмурого Карима. Мальчик стоял молча, не вмешиваясь в разговор взрослых. В беседу включился Вир: – Я обещаю, что возьму Карима в свой замок и сделаю из него достойного рыцаря. У него будет все, что он пожелает. Если мальчик захочет стать священником и пойти по вашим стопам, я не буду мешать ему никоим образом. Он сделал паузу и увидел, что Карим смотрит на него широко открытыми глазами, взглядом, полным обожания. – Да, Карим, ты станешь рыцарем и будешь бороться со злом! Но сегодня тебе следует остаться здесь и во всем слушаться отца Антея. Тебе многому предстоит научиться. Знание священного писания так же важно, как и умение держать меч. – Я буду слушаться! Антей улыбнулся и промолвил: – Мне не справиться с вами троими. Мы остаемся. Мастер спокойно принял эту новость и, обернувшись к Виру, спросил: – Как вы себя чувствуете, герцог Монт? – Обо мне не беспокойтесь, я в порядке. Мои раны действительно практически зажили. Он почти не солгал. Его еще терзала боль – скорее, душевная, – но по сравнению с тем, что ему пришлось пережить, была сущим пустяком. Он не знал, что уготовила судьба для Кено и Арна. От жуткой мысли о том, какая жуткая участь могла ждать их в тюрьме Агмаара, у него обливалось кровью сердце. Герцога мучило подозрение, что причиной тому наверняка стал его побег. Никто не слышал и об исходе поединка Тарика Саллана. Вир понимал, что он сможет за себя постоять, но не особо верил, что ему удалось выбраться из королевского замка. Нет, Вир Монт еще не решил, что будет делать после того, как найдет Леорию. Было бы глупо строить планы, не будучи господином хотя бы этого дня. Одетый в невесомую гибкую кольчугу, в которой стальные кольца переплетались серебряными, герцог чувствовал себя налегке. Арвикс отдал ему доспехи брата, и он пообещал охотнику щедрую компенсацию, но в ответ тот лишь махнул рукой. Оружия в доме было предостаточно, и Вир остановил выбор на тяжелом, относительно коротком мече с волнистым лезвием и прихватил широкий нож. Когда Арвикс открыл портал, Вир поднял руку в латной перчатке, еще раз прощаясь с Антеем и Каримом. На глазах мальчика выступили слезы, и святой отец, взяв расстроенного ребенка за руку, вышел из каминного зала. Герцог неожиданно вспомнил о собственных фамильных доспехах, забытых в замке. «Пропади все пропадом! Какое счастье, что я оставил меч Тарна в Монтеге, а самое главное – что остальные мои воины спасены. Герцогу Орманскому можно доверять. А теперь будь что будет…» Вир стоял на высоком берегу широкой реки и с тревогой наблюдал, как внизу сердито бурлила темная вода и кружились небольшие льдины. Ледоход еще продолжался, и предположение Арвикса казалось вполне вероятным. Он утверждал, что герцог Серран и Леория могли спастись от культистов, сплавившись на льдине. Мастер обнаружил труп одного из наемников, сопровождавшего Леорию и ее спутника. Очевидно, пытался выиграть время и дать им возможность оторваться от преследования. Их могли взять в плен, но что-то подсказывало Виру, что в данный момент его жене ничего не угрожает. Почувствовав присутствие охотника, герцог развернулся и поинтересовался у него: – Вы говорите, что след Леории и ее спутника пропал здесь. Из-за чего это могло произойти? Ваши метки пропали с одежды, или вы их не чувствуете по другой причине? Возможно, их действие ограничено расстоянием? – Вы совершенно правы, герцог Монт. Расстояние определяет аура носителя метки. Причин может быть несколько. Они находятся слишком далеко или в таком месте, где магия не работает. Например, ей противодействует какой-то сильный артефакт. Да, они могли поменять одежду, в конце концов, сжечь ее или… При этих словах Вир болезненно скривился, и в его глазах сверкнула злость. – Они что, взяли с собой целый гардероб? – Герцог Серран положил в астральный карман все необходимое. Вы до сих пор настроены скептично, но это действительно так. В любом случае, нам нужны лошади. Вир утвердительно кивнул, и Мастер продолжил: – Недалеко отсюда находится небольшой городок Кресс, куда я смогу открыть портал. Вы сможете там приобрести лошадей и снаряжение. Мне не стоит показываться на людях, чтобы не привлекать излишнего внимания. Что скажете? Вир был с ним полностью согласен и, не теряя времени, они ступили в портал. Городок встретил их странной тишиной. Вокруг было совершенно безлюдно. Опустевшие дома недобро смотрели мертвыми глазницами. Не лаяли собаки, не кричали дети, не кудахтали куры. Лишь завывание ветра в трубах и звук собственных шагов нарушали звенящую в утреннем воздухе тишину. Они прошли мимо торговой лавки с выбитыми стеклами и пустыми полками. Вир поморщился и пробормотал: – Здесь тихо как на кладбище… – Я чувствую, что мы здесь не одни, – тихим шелестом отозвался Арвикс, скрытый пологом невидимости. Вир крепко сжал рукоять меча и, осторожно обогнув фасад дома, зашел во двор. На мгновение ему показалось, что он слышит чьи-то удаляющиеся шаги. В голове раздался голос охотника: – Скорее, идемте к трактиру, следующее здание. Обойдем его, там есть черный ход. Герцог последовал в указанном направлении и вскоре увидел низкое двухэтажное строение с красной черепичной крышей. Каково же было его удивление, когда, обогнув трактир, он едва не столкнулся с воином из отряда Тарика, имени которого не помнил. – Ваша светлость, прошу, следуйте за мной. Вас ждут друзья, – произнес хмурый мужчина и убрал меч в ножны. Глава 11 Араник стоял вполоборота к Тарику и, казалось, не слышал ни единого слова. Его лицо приняло особое отрешенное выражение, словно он мысленно общался с кем-то еще. Наконец, расслабившись, и рыцарь облегченно выдохнул: – А все не так плохо. Вы не поверите, кто только что появился в городе! – Кто? – насторожился герцог Саллан. – Мастер Арвикс! – и, видя недоверие на лицах спутников, Араник поспешно добавил: – Это тот самый маг высшего порядка, которого я встретил в катакомбах Агмаара, его знает Верникс. Кстати, он здесь не один. Нас ждет сюрприз! – Надеюсь, это не очередной набор костей, – фыркнул Керр и бросил исполненный презрения взгляд в сторону Эвелисса. – Ну чем вот я не угодил? – горестно развел руками скелет. – Пока что я единственный некромант, Мастер сам это признал, – успокоил собравшихся Араник. – Эвелисс, иди встречать гостей. Тарик бросил взгляд на хмурого Керра: – Встретишь гостей у порога, – и затем обратился к Аранику: – А твоему слуге не помешает стать невидимым, если он решит бродить по городу. – Шевелись уже, скройся, – рявкнул на костлявого помощника рыцарь-некромант, и тот немедленно послушался. Через пять минут две пары глаз в изумлении уставились на вошедшего Вира Монта. – Какого демона?! Тарик! Араник? Что здесь происходит? Первым опомнился Тарик и бросился навстречу. Сзади с широкой улыбкой стоял Араник да Фреск и наблюдал, как оба приятеля хлопают друг друга по плечам. Затем пришел и его черед поприветствовать гостя. Рыцарь предстал перед герцогом и слегка наклонил голову. – Мне жаль, что я не смог прийти раньше, ваша светлость. Вир поднял бровь: – О чем ты, благодаря тебе я жив, Араник Благородный! Теперь я навеки твой должник. Надеюсь, судьба поможет мне отплатить этот долг! Прошу, обращайся ко мне по имени. Араник открыл было рот, но скрипучий голос Эвелисса его опередил: – Мастер, каратели в городе. Они спешились и обшаривают каждый закоулок. Нам лучше уходить. Вир недоуменно покосился на возникшего из ниоткуда скелета и резко бросил: – Скорее уходим! Арвикс ждет нас снаружи. В подтверждение его слов в сознании раздался взволнованный голос Мастера. – Я не могу открыть портал. Это означает только одно: среди преследователей демон высшего порядка с мощным артефактом, возможно, сам Тирон. Ему нужна Сфера переходов. «Значит, так и не удалось вытащить Сферу из проклятого куба. Мы обречены! Надо как-то делать ноги», – думал Араник уже на ходу. Тарик, шедший впереди, плечом высадил входную дверь и громко выругался. Рыцарь ступил на порог и тут же понял причину этого возмущения. В воздухе молоком разливался плотный тягучий туман, белой пеленой застилая глаза. Навстречу им из густого облака выступила сизая тень. Фигура Мастера казалась зыбкой и призрачной, ее очертания расплывались в дымке. Когда он поднял руку, Араник увидел лишь пол-ладони, остальное тонуло в наплывшем мареве. Перед путниками возник золотой флакон с голубой жидкостью. – Скорее, пейте. Это зелье сопротивления ментальному подчинению. Я надеюсь, что туман войны поможет нам выбраться из зоны действия артефакта до того, как демон доберется до нас. Не теряя ни секунды, герцог Монт схватил переливающийся сосуд и сделал первый глоток. Керр допил зелье последним, и флакон исчез с его широкой ладони, на мгновение зависнув в воздухе. Мужчина поднял брови и грубо выругался. – Следуйте за мной. Не касайтесь тумана! Ни шагу в сторону, – приказал Арвикс. Студенистая масса заколыхалась и с неохотой расступилась перед ними, открывая небольшой проход. «Погоня уже близко, Мастер. Нам не уйти без боя», – раздался в голове голос Эвелисса, но рыцарь лишь отмахнулся и бесстрашно ступил в коридор вслед за расплывчатой фигурой охотника на демонов. Оглянувшись, Да Фреск увидел, как серый саван сомкнулся за спиной Керра и затянул просвет непроницаемой пеленой. Мужчины шли быстрым шагом, но постепенно Аранику начинало казаться, что туман вытягивает все силы. Изменилось само ощущение реальности, словно потерялась ясность происходящего, и время застыло на месте. Араник умел держать под контролем страх, но даже он чувствовал, как постепенно теряет бодрость духа. Каждый новый шаг отдавался эхом в окружающем мире серого плена. Густая масса казалась живой, как океан, и болезненно реагировала на их присутствие. Белые хлопья влаги напоминали жуткие силуэты чудовищ, плывущих навстречу. Рыцарь слышал, как позади тяжело дышит Тарик, как гулко звучат в тумане шаги его спутников, и попытался настроиться на зеленый цвет ауры Мастера. Но тот словно заблокировал их внутреннюю связь. Разум метался в поисках ответов. «Куда Арвикс нас ведет? К чему мы должны быть готовы?» Внезапное чувство тревоги ударило по оголенным нервам и тяжело запульсировало в венах. Впереди что-то быстро менялось, туман растворялся, и фигура охотника начала принимать свои обычные очертания. «Будьте готовы… уже перед нами, – глухо и отрывисто проговорил маг. – Не выходите из тумана…» – Поздно, Арвикс. Им не уйти, как и тебе, – прервал его чуждый нечеловеческий голос. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=64143876&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 119.00 руб.