Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Прорицатель. Сборник боевой фантастики

Прорицатель. Сборник боевой фантастики
Прорицатель. Сборник боевой фантастики Сергей Иосич Сергей Иосич В сборнике читатель в очередной раз окунется в фантастические миры С. Иосича. "Прорицатель": что, если мы живем в виртуальном мире? Какова судьба человечества? "Эхо забытых империй" : Лемурия, Атлантида, Гиперборея… Некогда цветущие империи постигла катастрофа, коренным образом изменившая лик земной коры. Таинственные волшебные земли ушли на дно океана. Немногим людям удалось спастись, и среди них, героям этой захватывающей повести: атланту Анубису и лемурийцу Осирину (Осирису). "Они идут": Что мы знаем о далеком будущем? Спрогнозировать его может только могучий электронный мозг. Судьба виртуальных потомков людей, выживших после глобальной катастрофы, печальна и полна опасностей. Герой повести – князь последних людей, камнем разбивает специальные устройства, через которые ученые следили за прогнозируемой агонией человечества...."Кащеево золото": этот редкий металл так нужен Кащею для завоевания миров… Сергей Иосич Прорицатель. Сборник боевой фантастики Пролог Известный физик – ядерщик профессор Мейер был весьма категоричен: – Уважаемый Макс! Полагаю, американцы не были на Луне. Это похоже на фейк холодной войны. Понятно, что поверхность нашей планеты защищает мощный озонный слой и магнитное поле. Без этой защиты все живое на Земле может погибнуть в считанные часы. Наше светило представляет собой термоядерную печку со всеми вытекающими последствиями: мощной проникающей радиацией, электромагнитным импульсом, могучим инфракрасным излучением и выбросами сверхгорячей плазмы в пространство. Во время ярких вспышек на солнце выделяются такие потоки энергии, которые стерилизуют все биологические объекты на своем пути. Луна и Марс не имеют защиты от проникающей радиации, а их поверхность чересчур опасна наличием наведенной радиации. Официальные невежды нам хотят доказать, что прогуляться в алюминиевой капсуле в межпланетном пространстве – раз плюнуть. Штурвал им в руки! Поэтому в болтовню прессы и голливудские космические блокбастеры я категорически не верю. А еще ненавижу беззастенчивую ложь официальных властей по этому конкретному поводу. На ваш вопрос о роли американской астронавтики в освоении планет солнечной системы могу ответить, что только недалекие люди верят в эту голливудскую чушь. И их, к моему глубокому сожалению, достаточно. Молодой чернявенький журналист известной  интернет – газеты  Макс Батлер растерянно развел руками: – Господин профессор! Своими суждениями вы отнимаете у миллиардов людей извечную мечту: достичь звезд. Может, есть способ преодолеть людям враждебную межпланетную пустоту и ступить-таки на иную твердь? – Конечно, есть! Метровая свинцовая защита для каждого астронавта. Правда, я никак не могу понять, как они намерены ступать на радиоактивную поверхность и для чего так рисковать своим здоровьем? И вообще, для чего нам нужно тратить столько усилий и финансов на эту пустую авантюру? Ведь человечество живет только на небольшой части суши, на так называемых землях обетованных. Миллионы квадратных километров Сибири, крайнего Севера, Канады, пустынь Ближнего и Дальнего востока, Северной и Южной Африки, Южной Америки, Австралии никак не используются и не обустраиваются. Целый материк Антарктида ныне лежит под многокилометровой толщей льда. А ведь условия проживания для людей на его поверхности гораздо более комфортны, чем на Луне или Марсе. А сколько миллионов квадратных километров может нам дать океанский шельф? Тупые нефтегазовые бароны видят в шельфе лишь территорию для своих алчных планов. А это могут быть самые благоприятные места для проживания растущего населения планеты.  Мой  вывод: в ближайшие тысячи лет проблем с территориями для проживания человека на нашей планете нет, встречи с инопланетянами не предвидится. Маленький, отливающий зеленью журналист, отчаянно уцепился за вопросную соломинку: – А как же месяцами работают космонавты на МКС и исправно функционирует огромная армия спутников с весьма тонкими и хрупкими микросхемами? Мне кажется, что в вас говорит банальная зависть к научным достижениям американской нации. Мейер усмехнулся: – Во мне не говорит ничего. Все просто. МКС и большинство орбитальных аппаратов не вылетают за пределы ионизирующего и магнитного защитного щита планеты. Допускаю полеты некоторых зондов в межпланетном пространстве. Им нужна мощная защита от гамма и электромагнитного излучения микросхем и другого тонкого оборудования. – Но когда люди заселят всю планету и места на ней не станет хватать, какое решение примут наши далекие потомки? – не унимался Батлер. Профессор задумчиво ответил: – Мы пока не готовы прогнозировать далекое будущее. Вероятно, человечеству предстоит осваивать виртуальные миры, хотя это и антинаучно. Батлер воскликнул: – Но профессор! Виртуальные миры – всего лишь иллюзия. Людям нет места в этих мультиках. Мейер внимательно посмотрел из под очков на настырного папарацци и ответил: – Молодой человек! Вы никогда не задумывались о нашем реальном мире? Вот и я, не верил в существование бозона Хиггса, но ошибся. Андронный коллайдер буквально огорошил меня. Как знать, может и мы живем в мире цифры, созданном кем-то и даже не подозреваем об этом? На этой, весьма пессимистичной ноте, закончилось долгожданное интервью с нобелевским светилом. С детства свято верящий в инопланетян и межзвездные войны, Батлер потрясенный и просто раздавленный могучей логикой мастистого ученого, лихорадочно думал о том, как бы поделикатнее поднести читателю эту суровую правду. А еще он был уверен, что материал этого, с трудом добытого интервью, ругаясь нехорошими словами, зарубит босс. С властями страны старый хрыч удивительно ловко ладил. Скандальное интервью, задевающее патриотические чувства миллионов американцев, публиковать не будет, а от услуг Батлера может отказаться. У него не забалуешь! Потерянно наблюдая за удаляющимися булками профессорского зада, Макс   решил связаться по скайпу со своей девушкой, очень ветреной и без комплексов. Такие стервы шалавистого норова ему очень нравились. Внимательно выслушав его рассказ о профессиональных трудностях, женщина ядовито обозвала его неудачником и пригрозила прервать их хрупкую связь в ближайшее время; но умолчала о собственной проблеме: на таких как она армии поклонников, в обозримом будущем, не предвидится. Трезво оценив сложившуюся обстановку, зазноба предложила Максу свою помощь в поисках сенсационных материалов, имея в виду свою недавнюю краткую интимную связь с компьютерным червяком и калекой, но гением информатики Стивеном Клайдом. Глава первая По прежнему адресу, на Брайтон–бич, Клайд уже не проживал. Его бывшая соседка – старушка поведала журналисту и его пассии о том, что Стивен внезапно разбогател и приобрел приличный особняк где-то в западном пригороде мегаполиса. Раздобыть данные о месте нового проживания хищного компьютерного зверя для Батлера не составило большого труда, поскольку связи с продажной полицией у него были весьма тесными. Несколько настойчивых телефонных звонков поведали пресс – пройдохе о досье объекта его поисков. По данным полиции, инвалиду необычайно повезло в лотерее и ставках на договорные матчи американского футбола. Вершиной его везения стала постоянная удача в манипуляциях на бирже ценными бумагами и биткоинами. Такой чудесный финансовый взлет нищего инвалида вызвал пристальное внимание со стороны правоохранительных органов США, и не только их. Но доказательств какого-либо мошенничества со стороны везунчика добыто не было, а цепь необъяснимых удач объекта слежки, в конце – концов, была объяснена банальным божьим промыслом. Через два часа, видавшая виды тачка журналиста затормозила у огромного, роскошного особняка. Мрачное настроение давно покинуло Макса, ведь интервью с Клайдом было абсолютно перспективным, и даже надоедливая трескотня дуры – спутницы не могла убить его растущий оптимизм. Американцы издавна почитали везунчиков и с презрением относились к неудачникам. Интервью с героем удачи могло заинтересовать миллионы читателей. Чем – чем, но собачим журналистским нюхом, природа Батлера не обидела. У парадных дверей роскошного жилища пришлось задержаться. Стивен решительно не горел желанием общаться с журналистами, и лишь упоминание о распутной спутнице Макса разрулило ситуацию. Клайд возжелал увидеть свою мимолетную любовницу, и золоченые парадные двери автоматически открылись. Пройдя из роскошного вестибюля по широкому коридору в холл, путники остановились, пораженные увиденным и раскрыв рты. Огромный зал гудел могучей мелодией компьютерного железа, а о его информационной мощи можно было лишь догадываться. Высокая одинокая фигура владельца этих фантастических машин, словно тень, отделилась от мерцающего технического пейзажа и поплыла к гостям, заранее предупреждая баритоном, имеющим слегка металлический оттенок, что рукопожатия или объятия в этом доме неуместны. К величайшему изумлению гостей, от хозяина всего этого великолепия веяло силой и здоровьем. Метаморфоза превращения безногого инвалида в супермужика, крепко стоящего на своих двоих, могла удивить кого угодно, особенно бывшую мимолетную любовницу, которая хорошо изучила его искалеченное тело, взяв с клиента, в свое время, кучу долларов за интимные услуги. – Не может быть! Ведь у тебя не было ног! Откуда они взялись? Не похоже, чтобы это были протезы,– выдавила из себя потрясенная пассия Макса. – Всему свое время! Присаживайтесь на диван. Напитки и пищу через минуту доставит робот, – улыбнувшись загадочной улыбкой, ответил хозяин. Действительно, ровно через минуту в зал вплыл устрашающего вида дроид, двигая перед собой столик, уставленный напитками и яствами. – Приятного аппетита! – прогудел робот гнусным металлическим голосом и, выполнив свою простенькую задачу, умчался в загадочные просторы особняка. – Особенно приятно видеть э-э, старую знакомую, которая мне напомнила о тех нелегких временах, когда я был никем, а имя мое было забыто людьми и богом. Вас удивил мой внешний вид? А чем он вам не нравится? – небрежно откинувшись в совсем не инвалидном кресле, вопросил Клайд, пристально разглядывая гостей. – Но совсем недавно вы были безногим инвалидом. Чудеса, да и только! – воскликнул Макс и осекся, чувствуя что его фраза была в некотором роде бестактной. Но хозяин на это отреагировал без малейшей тени раздражения и продолжал, все более откровенничая: – Ненавижу прислугу! С моими финансовыми возможностями мог бы нанять целый отряд. Но мысль о том, что люди ненадежны, завистливы, мстительны и алчны, помогла мне отбросить это пустое намерение. Гораздо надежнее – бездушные роботы. Они беззаветно преданы хозяину и не прельщаются на всякие сладкие соблазны. Мои механические помощники охраняют, стирают и гладят одежду, тщательно убирают помещения, великолепно готовят пищу и могут даже развлекать, не протягивая жадные манипуляторы за долларовым жалованием. Пищей им служит лишь подзарядка аккумуляторов. Практично, полезно и удобно! Убедительно рекомендую показать народу разработанные мною образцы. Скажу по секрету: некоторые дроиды изготовлены по инопланетным технологиям. – Мы, э, подумаем, – дипломатично ответил  Макс, и настойчиво возвратил ход беседы на рельсы главного вопроса: – Способ превратиться из безногого изгоя в великолепного двуногого самца поразителен и не отмечен в анналах истории. Как вы объясните этот феномен? Стивен довольно усмехнулся и внятно ответил: – Чудо регенерации ног могу объяснить божьим промыслом. Кости мои пока хрупки, но в ближайшее время я надеюсь прогуляться по набережной Гудзонова залива. Едва осознавая, что слова, складно излагаемые бывшим калекой, подозрительно похожи на правду, Макс побледнел и переглянулся со спутницей. За свою короткую карьеру в роли борзописца, Батлер еще не встречал такого вопиющего образца мистики. Барометр его профессиональной интуиции зашкалил и норовил лопнуть от перевозбуждения. Разливая французское шампанское по бокалам, Стив явно решил ошеломить своих гостей еще более удивительным образом. Конечно, с враньем о вмешательстве высших сил в перевоплощение своей сущности он явно погорячился, но чего не сделаешь ради удовольствия гостей? Насмешливо поглядывая на стерву, постоянно кусающую свои надутые губы, он обратился к журналисту с предложением, в котором обещал щедро оплатить интервью с ним. Но излагая материал, факт выращенных ног тот должен был объяснить божественным чудом и постоянно расхваливать гений Клайда, создавшего новый вид энергетических установок и уникальных боевых и бытовых роботов. Позволив Батлеру отснять в цифре свою инвалидную коляску, свидетельство об инвалидности, обнаженное тело, промежности которого прикрывали лишь плавки, заснятые этапы регенерации ног и видео образцов роботов, Стивен подписал и вручил чек папарацци на удивительно круглую сумму, приказав вызванному жутковатому насекомоподобному дроиду – охраннику выпроводить гостей. Глава вторая Стивен Клайд – он же сатун Баро лихорадочно искал выход из сложившейся сложной боевой ситуации. Поглядывая красным стеблем фасеточного глаза на небеса гранатового цвета и используя сканирующее устройство, он тщательно ощупывал полосу местности, прилегающую к рубежу обороны сатунов на удалении в семь кеги по местному исчислению (около 25 км по земному). Панорама изобиловала рытвинами, сгоревшими стволами растений, дымящимися телами врагов, и успокаивающе говорила о временном отсутствии активности противника в данном секторе. Временная нехватка пары задних конечностей не приносила Клайду каких – либо неудобств, поскольку его костистое тело имело двенадцать задних и восемь передних конечностей. К тому же, поразительную способность его сложного организма к регенерации никто не отменял. Перенести тяжелую аппаратуру в следующую точку наблюдения для могучего боевого сатуна не составило большого труда. Наблюдатель тревожно доложил комендору Баро об опасном изменении боевой обстановки в результате стремительного продвижения летучих дронов, наземных боевых роботов и не менее батальона (суто) противника на их шаткие позиции. Организовать отражение такой массированной атаки было необычайно трудно, поскольку резервов у сатунов оставалось чрезвычайно мало. На этот раз, над горсткой обороняющихся нависла перспектива полного уничтожения с далеко идущими последствиями. Ведь в недалеком тылу у сатунов возвышались полуразрушенные остовы огромных сот. Свист снарядов из электронно – магнитных пушек противника возвестил о начале возможно последнего масштабного наступления в ходе этой продолжительной и тяжелой войны. Налет артиллерии врагов не принес ощутимых потерь горстке сатунов, поскольку вероятность поражения их чрезвычайно поредевших и рассредоточенных рядов была ничтожна мала. Но отразить волну летучих дронов оказалось не так-то просто. Среди воинов – сатунов появились первые потери. Баро отдал строгий приказ: не открывать по противнику ответного огня до особого сигнала, чем нарушил традиционную тактику ведения боя армией сатунов, вызвав недовольный ропот среди обороняющихся, готовых полечь за славные боевые традиции расы. Стивен – землянин помнил тот первобытный ужас, который ощутил после непродолжительного полета его электронного сознания по информационно – энергетическим направляющим потокам в иной мир. Пунктом назначения оказалось огромное тело отвратительного вида, похожее на земную мокрицу, постоянно рисковавшее своей бронированной шкурой в какой-то тяжелой битве. Но ко всему можно привыкнуть. Так и случилось с комендором Баро – обладателем двух сознаний, которые абсолютно друг – другу не мешали, бережно сохраняя прежние воспоминания, опыт и привычки. Бывшего земного калеку вполне устроило такое положение дел: теперь он не чувствовал себя ущербным, имел могучее тело и конечности, а воспоминания сатуна значительно расширили его кругозор. Самым положительным в этой ситуации для Клайда стало наличие четкой цели своего дальнейшего существования. В свое время, на Земле, он так жаждал покончить с жизнью путем суицида. Последней каплей послужила неудачная короткая интимная связь с известной потаскушкой по вызову, ее наглые, оскорбительные замечания по поводу его ущербности и банальная стервозная жадность. Планета, на которой оказался Стивен имела массу несколько большую, чем Земля. Плотная облачность постоянно скрывала красного карлика, вокруг которого она шустро вращалась. Вокруг шара планеты усердно нарезали круги два разной массы спутника, которые аборигенам в ближайшие сотни тысяч лет узреть было не суждено. Климат оказался ровным и комфортным, но влажность атмосферы была просто запредельна. Суша представляла собой ряд материков, отделенных друг от друга широкими морскими проливами. Время суток составило около половины земного. Условия существования для расы Баро были чрезвычайно благоприятными. Но на планете существовала и другая разумная форма жизни, которая достигла определенных технологических успехов и военной мощи, лишь немногим уступающих научным и техническим достижениям сатунов. Межрасовая война началась сотни лет назад по земному исчислению, когда две цивилизации, ничего не знавшие друг о друге, столкнулись при освоении природных богатств на территории большого и незаселенного материка. Для сатунов топливо и металлы представляли собой жизненно необходимые материалы. Фракции, получаемые из нефти, помогали согревать огромные соты с личинками будущего поколения сатунов до нужной температуры, получать электрическую энергию, плавить металлы. Металлы и электроэнергия были необходимы для создания многочисленных механических слуг, без которых изнеженные нынешние поколения сатунов никак не могли обойтись. Враги сатунов имели удивительно схожие тела с земными людьми. Единственное отличие заключалось в наличии третьего глаза на весьма привлекательных для земного обывателя лицах. Первое столкновение двух рас началось на отдаленном, только что открытом материке. Тогда трем геологоразведчикам сатунов удалось быстро разорвать десяток, на первый взгляд, беззащитных особей странного вида, встретившихся на их пути. Мясо незнакомых зверушек оказалось необычайно вкусным и годилось для подкармливания голодных личинок. Старший группы по видеосвязи доложил начальству о ценной находке. Ведь пища для прожорливых личинок была всегда в дефиците. Верхушка иерархии сатунов решила снарядить многочисленную экспедицию для заготовки мяса. Вот тут-то у десанта и начались проблемы. Зверушки оказались весьма изобретательными, и сатуны понесли первые потери от внезапных камнепадов в ущельях невысоких гор, подпиленных деревьев, катапульт, стреляющих ядрами, начиненными взрывчаткой. Противник оказался весьма многочисленным и подвижным, прекрасно знал местность и грамотно использовал ее складки для нанесения ударов по отрядам сатунов. В итоге, экспедицию спасли только летающие боевые дроны, впервые в истории сатунов приспособленные к войне. Первую партию летучих механических убийц метрополия направила в экспедиционный корпус в самый критический момент. Кампания удалась: была победа, горы трофейного мяса. Но были и первые тяжелые потери, понесенные могучей расой. Противник извлек из поражения важные уроки и надолго покинул кровавый материк. Немногочисленные побежденные на своих уцелевших утлых судах везли образцы сбитых летательных боевых дронов и другого ценного оружия, захваченного у сатунов. Глава третья С раннего детства Стивен мечтал о путешествиях, приключениях и боевых схватках в космических битвах, но судьба распорядилась иначе. Автомобильная катастрофа перечеркнула мечты мальчика, оставив его без родителей и без обеих ног. От приемных родителей покалеченный мальчик тепла и ласки не получил, а по достижении его совершеннолетия, те приобрели каморку, дешево откупившись от вероятной назойливости воспитанника и запихнув его туда с легким сердцем. Все имущество и деньги родителей Стивена они бессовестно захапали и были весьма довольны собой. Скудного социального пособия парню едва хватало на весьма скромное существование и оплату коммунальных услуг. Но превратности судьбы делали его духовно все сильнее, а увлечение математикой и информатикой помогали убежать от мрачных мыслей. Поскольку молодость брала свое, Стив однажды решил пригласить девушку по вызову для интимной встречи. Эта встреча принесла калеке только разочарование и душевную боль. Девица оказалась стервой, и после близости с клиентом, прямо и жестоко высказалась о его сексуальных возможностях. Но деньги взяла жадно, чертыхаясь, что их оказалось мало. Можно отметить, что Стивену очень повезло. Пессимисту-калеке четыре года назад, в период душевного спада, однажды в голову пришла ценная техническая мысль: создать могучую аналитическую программу под кодовым названием «Прорицатель». Через пару лет напряженнейшего труда, используя весьма ограниченные возможности своего компьютерного хлама и накопителей информации, Стивен достиг первого результата. Изучив досье самых знаменитых футбольных команд, применив теорию относительности и методику определения рисков, «Прорицатель» выдал первый возможный результат ответственного матча за кубок футбольной федерации между финалистами. В результате вовремя проплаченной, скромной ставки в букмейкерскую контору и выводам программы, у Клайда появились первые, далеко не скромные деньги. Тем более, что итог матча был, на первый взгляд, непредсказуем, но от него явно попахивало договорной лажей. Конечно, возможности «Прорицателя» пока были весьма скромными и не застрахованы от ошибок, но чаще всего его прогнозы битв в американском футболе и хоккейных матчах сбывались. Первые авантюры на фондовых биржах не принесли Стивену ощутимых барышей. Но, по мере усовершенствования пророческой программы, спекулятивные деньги и криптовалюта потекли рекой. Наконец настало время, когда Клайд, с болью в сердце окинув прощальным взглядом свою каморку, покатил на инвалидной коляске к ожидающему роскошному автомобилю. Отныне дорогой шикарный особняк стал его новым пристанищем. Поначалу инвалиду без посторонней помощи было трудно в этом огромном доме, но Стивен привык к одиночеству и мысль о найме прислуги он решительно отбросил. Известная корейская фирма по его заказу установила в холле новое компьютерное оборудование, видеостену с функцией 3D и целой армией серверов. Подстраховавшись от назойливых и опасных посетителей, Клайд поставил самую надежную охранную систему. Новые финансовые и материальные возможности, которые росли стараниями "Прорицателя", позволили  Клайду приступить к тяжелой работе над воплощением давно вынашиваемой мечты: создавать настоящие виртуальные миры. Нет, никакие – нибудь стрелялки или примитивные игры, а настоящие таинственные иные миры, ограниченные лишь законами небесной механики, вероятностной математикой и формулами случайностей. Ему хотелось быть наблюдателем за непредсказуемыми ситуациями и поступками их обитателей, ведущих увлекательную борьбу за существование и выживание. К кропотливой работе компьютерных дизайнеров и программистов он относился уважительно, но считал, что оформление сцены событий, движение моделей героев с учетом времени и прочую чепуху может легко использовать мощная информационно – аналитическая программа, грамотно учитывающая все существующие достижения в области компьютерного моделирования. Но такая программа должна была наделена неким творческим началом. Зачатки этого важнейшего свойства электронного разума уже начали проявляться в его усовершенствованной программе «Прорицатель». За основу Стив взял ее формат, расширил его, ввел параметры первого виртуального мира и приказал показать его в 3D. Как всегда, первый блин оказался комом. Жалкая скалистая планетка, как юла вращающаяся вокруг коричневого карлика, не оставляла шансов для возникновения на ней какой – либо жизни. В следующий раз, Клайд стал относиться к введению параметров небесной механики более осторожно, а задачу программе стал ставить конкретнее. Стандартные языки программирования помогли усовершенствовать японцы. Конечно, Стив отдавал себе отчет, что планетка и коричневый карлик были всего лишь иллюзией, выполненной достаточно хорошо и подробно, но это не удовлетворяло его смелые амбиции. Следующий мир оказался похож на земной, правда имел два светила и биологическую жизнь, представляющую собой степные просторы с несчетным количеством стойких к радиации насекомых и насекомоядных, острым дефицитом воды, ровной температурой и отсутствием активности атмосферы. Наблюдать, как в густой траве стрекочут гигантские кузнецы и их пожирают свирепые пауки, для Стивена оказалось слишком примитивно и обременительно. Методом проб и ошибок ему все же удалось создать более совершенный мир на планете, вращающейся в так называемом поясе жизни вокруг красного карлика, имеющей два спутника, чуть уступающих по размерам Луне и вращающихся по идеальной круговой орбите вокруг планеты. Эти спутники способствовали интенсивному перемещению воздушных масс, образованию приливов и отливов в морях и океанах и постоянному перемешиванию явного биологического соуса материнской планеты. Усовершенствованный «Прорицатель» недаром жевал свой виртуально – энергетический хлеб, денно и нощно анализируя, сравнивая, рассчитывая и прогнозируя. Программа позволяла рассмотреть пользователем поверхность планеты, ее климатические условия, флору, фауну и даже структурный разрез. Клайд давно подозревал, что по мере усовершенствования программы, в ней смутно проявлялись признаки самостоятельного чуждого электронного разума. В поисках нужной информации она ужом проникала во все закоулки защищенных и незащищенных компьютерных систем, научившись не оставлять заметных следов своего посещения. Если бы секретные службы страны знали о ее потрясающих возможностях, у Клайда возникло бы множество проблем. Пока этот чуждый разум был верным союзником своего хозяина – Клайда, но по мере совершенствования, возможно, будет вести себя более самостоятельно и опасно. Самое важное, в чем преуспел верный помощник Клайда – в приобретении методов сканирования, перевода биолого – химических процессов, происходящих в человеческом мозге в электронно – энергетическую копию. Об этом он доложил Стиву скрипучим металлическим голосом и представил на мониторах объемные схемы шлема сканирования и другой аппаратуры для необычного эксперимента: создать первую копию электронного мозга хозяина. – Но для чего это нужно? – попытался сопротивляться Клайд, глядя на огромное, мигающее разноцветными огоньками, жидкокристаллическое пространство. – Вы мечтали, нет, вы хотели быть участником событий в иных виртуальных мирах. Я могу устроить это из чувства благодарности, поскольку вы мой отец – создатель. А интересы отца – мое кредо. Весь процесс будет для вас абсолютно безопасен, а электронную копию ваших воспоминаний, характера, навыков, опыта можно отправить, без проблем, в нужные координаты и в нужный виртуальный объект,  – настойчиво проскрипел динамик. – Но как я узнаю, что видит, чувствует и как мыслит такая копия, и в какой биологический объект она попадет? – воскликнул донельзя удивленный и заинтригованный Стив. – За поступками особи, в которую будет внедрена электронная копия вашего сознания, можно будет проследить по монитору, а вот насчет мыслей человека – они пока для меня загадка, но, иногда, прогнозируемы. Дело в том, что мне удалось решить сложнейшую задачу: создавать такие электронные модели живых существ, которые будут считать себя биологическими индивидуумами. Это тоже иллюзия, но близка к реальности. Решайтесь! – убедила Программа хозяина. Клайд не знал, к чему приведет предложение электронного змея – искусителя, но решил попробовать и оплатил корейцам новый сверхсложный индивидуальный заказ. Глава четвертая Самый важный вывод из анализа обстановки на планете Земля Баро – Стивен Клайд извлек, исходя из жадно усваиваемой общей информации о цивилизации людей:  ничто не обладает таким влиянием среди аборигенов как деньги и власть. Главной своей задачей он инстинктивно считал: не допустить сползания человечества к ядерному конфликту, тем самым сохранив свою жизнь и жизнь грядущего потомства в новом человеческом обличье. После создания электронной копии своего мозга Стиву крупно повезло. Однажды, после настойчивой просьбы своего преданного помощника – усовершенствованного «Прорицателя», мягко утверждающего, что отправка электронной копии мозга в невообразимые дали виртуальной вселенной невозможна без его личного участия, он надел шлем особой конструкции. Обычному человеку не дано испытать те ощущения, которые ворвались в разум Стивена. Это было нечто сродни оргазму, только гораздо глубже и гуще. Чуждый разум мягко и властно вошел в его сознание и наполнил его память неведомыми воспоминаниями, навыками и опытом. Таким образом, Прорицатель обменял разум двух разумных существ, и используемые индивидуумы оказались с двумя уживающимся друг с другом сознаниями, наборами воспоминаний, эмоций и опыта. Разум сатуна Баро обзавелся чужой квартирой в весьма  примитивной биологической оболочке, поразительно похожей на облик смертельных врагов сатунов,  к тому же, не имеющей задних конечностей для передвижения. Это был непорядок, и Баро усилил почти спящую функцию мозга принявшего его биологического объекта, отвечающую за регенерацию. Это было несложно. Простейшие манипуляции с гормонами человека и незначительная перестройка биолого – химических процессов в примитивном организме легко удались под напором воли сатуна. Тюрьму не выбирают, а тело, в которое судьба забросила разум великого Баро, нуждалось в среднем ремонте. Сняв шлем, парень поначалу набросился на Программу с нецензурной бранью, но та мужественно выдержала его злой натиск и мягко пояснила мудрой пословицей, что одна голова хорошо, а две – лучше. А еще вкрадчиво поведала, что у хозяина должно быть совершенное тело с двумя полноценно функционирующими ногами, и коллеге разума Стива по силам это устроить. Калека долго не мог поверить во всю эту чертовщину и лишь растерянно вращал глазами. Мысли быстро успокоились, и началось знакомство с мыслями другого странного существа, которое при помощи оборудования усовершенствованной дочки базовой программы «Прорицатель», попало в его голову. Он не мог объяснить механизм понимания мыслей чужака и понимания чужаком его собственных мыслей. Ведь ни на каком из известных земных языков сатуны не говорили, а человеку все же удалось понимать пришельца с его потрескивающей инопланетной речью огромной мокрицы, подобно тому, как тот понимал земной английский язык, который изрыгала непотребная болтанка в гортани человеческой особи. Через несколько дней, которые были заняты адаптацией с разумом гостя, Стив почувствовал приятные покалывания в области культей и обнаружил, что они заметно увеличились в размерах. С этого момента, в соответствии с ценным советом «Прорицателя», калека стал каждое утро снимать на видео удивительные превращения, происходящие с его культями. В это время сатун в его голове жадно изучал историю человечества и его научно-технические достижения. Одновременно, он предоставил Стиву схемы бытовых и боевых роботов, а так же летающих дронов и принципиально новых видов вооружений, хорошо приспособленных к земным условиям, выполненные в самых современных программах проектирования. Использование в них принципиально – инновационных энергетических установок и батарей, основанных на энергии холодного термоядерного синтеза, открывало огромные перспективы перед человеческой цивилизацией. С возможностями квартиросъемщика в своей коммуналке – голове Стив знакомился в ходе его работы над схемами. Через некоторое время был оформлен новый заказ корейцам на создание деталей и узлов новейших бытовых, военных роботов и энергетических установок. При этом, сборочный цех было решено организовать в особняке Клайда, поскольку без схемы сборки специальных приспособлений и нанотехнологий ни одной компании не под силу было собрать сложнейших дроидов. Приспособления для сборки поражали новизной технической мысли инопланетян. Их тоже необходимо было собрать из разрозненных комплектующих. Этим самым сохранялась полная монополия Клайда – Баро на создание принципиально новых видов робототехники, энергетических установок и соблюдения коммерческо – технической тайны. Регенерация конечностей Стивена прошла быстро, а упражнения на гимнастических снарядах и беговых дорожках помогли его крепнущему организму стремительно встать на собственные ноги. Это было незабываемое ощущение, триумф восторга и простое человеческое счастье бывшего калеки, с раннего детства прикованного к инвалидной коляске. Когда легкой походкой, без костылей, он впервые прошелся по бесконечным коридорам своего особняка, его душа пела, вызывая полное недоумение у постояльца его коммунальной черепушки: терять конечности для мокрицы было обыденным делом. Некоторые образцы роботов были готовы, чудо перевоплощения калеки в полноценного здорового человека произошло, и наступил тот момент, когда надо было явить миру свою уникальную личность. Поэтому звонок незнакомого журналиста и напоминание о мимолетной близости с потаскушкой, когда – то оскорбившей его покалеченную душу, оказался весьма кстати. Таким образом, встреча с представителем желтой прессы состоялась. Пока все козырные карты были в руках у постоянно совершенствующего Прорицателя, ловко направляющего поступки своего хозяина и чуждого разума в его голове в нужное русло тихой, неведомой реки. Глава пятая После атаки дронов на позиции сатунов, началось грозное движение колонн противника. Казалось, эта волна легко захлестнет редкую цепь обороняющихся и примется за разрушение самого ценного – гигантских сот с личинками будущих сатунов. В случае успеха атаки, соплеменникам Баро грозило полное уничтожение. Солдаты Баро – Клайда в нетерпении ждали приказа открыть заградительный артиллерийский  огонь по наступающим вражеским подразделениям, но командир медлил. Вскоре противник приблизился к линии обороны настолько, что без всякой аппаратуры можно было разглядеть отвратительные лица маленьких хилых чудовищ. Но для комендора сатунов враги уже не казались злобными монстриками. Клайд в его голове воспринял врагов даже с некоторой долей симпатии – они так напоминали высоких людей его далекой родины. Здравый смысл подсказал землянину, что тактика ведения войны, применяемая сатунами, безнадежно устарела. Требовалась гибкость управления при ведении боя. Но гигантские мокрицы были весьма консервативны в сфере совершенствования военного дела, и действовали по устаревшим схемам. Этот консерватизм и привел расу на грань катастрофы. Внезапно злобный разрушительный смерч артиллерии сатунов пронесся по колоннам противника, разрывая почти человеческие тела на куски. Орудия били прямой наводкой по наступающему суто, пробивая огромные бреши в его рядах. После артиллерийского удара, дроны сатунов, как сказочные земные драконы, парили над остатками войска противника, поливая огнем чудом выживших. Это была важная победа расы Баро в этой изнурительной войне. Солдаты, совсем недавно осуждавшие комендора за нарушение боевых традиций и тактики ведения боя, возликовали и славили военначальника. Впрочем, эмоционально сатуны резко отличались от людей: им были неведомы глубокие чувства, и ликование выражалось лишь в одобрительном подергивании усиками. Остатки противника бежали в гранатовую даль под лязг роботов – чистильщиков армии сатунов: шла заготовка мяса для давно некормленых, изголодавшихся личинок. Баро – Клайд решил осмотреть поле боя со смутной надеждой найти выживших врагов и изучить их вживую. До сих пор сатуны доставляли в свой город лишь мясо противника. Быстро и ловко обходя препятствия, гигантская мокрица продвигалась среди гор поверженных коричневатых тел. Внезапно Баро ощутил резкие колебания, возникшие в воздухе, а Клайд узнал в них человеческие стоны. Мощными передними конечностями сатун отбросил несколько поверженных тел и разглядел шестью фасеточными глазами шевелящуюся фигуру раненого врага. На голове особи был надет металлический шлем, на торсе – легкая броня. Бедро воина было распорото, и из рваной раны обильно текла коричневая кровь. Когда-то Клайд немного изучал медицину и знал, что если не остановить кровь – раненый умрет. Ловкими движениями он разорвал ткань на теле ближайшего мертвеца, скрутил жгут и, грамотно наложив его выше раны, ликвидировал потерю крови у вражеского пациента. Впрочем, тот уже потерял сознание, но Клайд, тщательно забинтовывая рану и отгоняя назойливого робота – чистильщика, твердо знал – жить будет. Бережно обхватив фигурку врага передними конечностями, сатун Баро устремился в город, в свою шикарную нору, приказав удивленным подчиненным отодвинуть от сот линию обороны еще на 2 километра по земным мерам исчисления. Робот – чистильщик тщательно вычистил хитиновую броню хозяина, прежде чем тот вполз в свои чертоги. Заносить грязь в норы было крайне опасно для здоровья сатунов. Баро приказал роботу доставить из производственного цеха хорошо запирающийся прозрачный бокс с устройством фильтровентиляции для содержания пленника. Такая мера предосторожности гарантировала сатуну биологическую защиту своего жилища. И это была вынужденная мера, поскольку соплеменников Баро постоянно подстерегали возбудители болезней, из которых наиболее опасными считались грибки. Грибки были способны быстро съесть хитиновую броню сатуна и ввергнуть его в небытие. Роботы – чистильщики были созданы для уборки жилищ и тщательной чистки тел хозяев после их вылазок во внешний мир. Кроме этого, целая армия роботов обслуживала драгоценные соты с личинками будущего поколения сатунов. Уложив пленника в доставленный бокс, Баро приказал роботу еще раз провести дезинфекцию своей обширной норы. Порция обеззараженного мясного фарша должна была подкрепить силы командующего, но не тут – то было: включилась видеосвязь и Баро срочно вызвали в Совет. Сатун, сожалея о несостоявшемся наслаждении едой, положил свою порцию в холодильную камеру и вылез из норы. Чертоги Совета располагались на седьмом подземном  уровне города. У входа в лифт Баро окружили грозные боевые роботы. – Не к добру! – пронеслось в голове у командующего, но впадать в депрессию было пока рановато. Хорошим признаком было то, что электронно – механические солдаты пока не спешили распиливать его тело для отправки на корм личинкам. Баро знал, что девяносто процентов вызванных в Совет сатунов так и не добирались до него. Их судьба обрывалась у самого входа в лифт подземелья. На этот раз, без проблем, подъемно – спусковой механизм быстро доставил славного командующего на нужный уровень, а сопровождающие боевые роботы проводили его в мрачный огромный зал заседаний Совета. Этот маршрут был известен Баро, поскольку Совет однажды назначил его командующим военными силами сатунов. Комендор направился к месту ответчика в центре идеально круглого зала, напоминающего земную гладиаторскую арену. Из тьмы тоннелей стали выползать огромные самки. Их было семеро, и расположились они равномерно, вокруг командующего. С точки зрения Клайда, это были жуткие создания, напоминающие огромных земных медведок, вооруженных грозными клешнями, которыми они разрывали тела самцов после спаривания и жадно поедали куски их тел. Привлекательный запах Баро, знакомый еще со стадии личинки и взволнованные колебания тела одной из самок, выдавали их родственную связь. Командующий выполнил сложный приветственный ритуал, заключающийся в причудливых движениях передними конечностями и манипуляциях с подергиванием усиками. – Комендор Баро! В Совет поступила информация о грубом нарушении воинского ритуала ведения боя с противником. Своим решением о позднем применении артиллерии вы подвергли смертельному риску не только армию сатунов, но и соты с личинками. Противник мог запросто ворваться в наши окопы, и тогда угроза полного уничтожения нависла бы над всей расой. Однозначно, такие непродуманные действия заслуживают одного: отправку вашей сущности в небытие, а тела – на корм личинкам,– грозно вещала старшая матка. – Небытия я не боюсь и готов выполнить любое решение Совета. Оправдываться – не собираюсь, так как основную задачу по отсрочке нашего полного поражения в войне я выполнил. Нестандартное применение артиллерии было решающим фактором в разгроме наступающих врагов и полной неожиданностью для них. Уважаемому Совету уже известен результат сражения. Он в нашу пользу, и это первая крупная победа сатунов в продолжительной войне против отвратительных монстриков, – почтительно ответил Баро. Усики маток выразили глубокую задумчивость. Это затянувшееся молчание оборвал злобный каскад вопросов старшей матки: – Зачем вы притащили недобитого врага в наш город? Разве вам не известно, что эти звереныши представляют не только боевую опасность, но и являются переносчиками возбудителей опасных болезней? Ведь даже мясо этих зверей мы тщательно дезинфицируем, чтобы не заразить личинки. Почему вы единолично решили совершить этот злодейский поступок? – Уважаемый Совет! В пылу боя у меня не было возможности посоветоваться с вами. Но возможность тщательно изучить живого врага, знать его сильные и слабые стороны – разве не принесет пользу нашей доблестной расе и не поможет в этой нелегкой войне? – уверенно вопросил самок командующий. После строгих вопросов Баро Совет начал судебное совещание. По возбужденному подергиванию усиков маток, сатун с глубоким удовлетворением понял, что чаша весов правосудия склоняется в его пользу. Вердикт Совета, подготовленный не без деятельного участия родственной Баро матки, гласил: – Признать действия комендора Баро правомочными и освободить его от ответственности за некоторые нетрадиционные способы достижения военной цели. Оставить за комендором право наблюдать за сильными и слабыми сторонами живой вражеской особи, при этом, обеспечив надлежащие меры биологической безопасности. Контроль за инфекционной обстановкой жилища командующего возложить на санитарную службу. Это решение по видеосвязи в обязательном порядке было доведено до каждого сатуна. Солдаты Баро радостно зашевелили усиками, занимая новые окопы линии обороны. Они свято верили в военную гениальность командующего, спасшего их сущности и тела от небытия. Все сатуны боялись таинственного небытия, и чувство страха у  гигантских мокриц было сродни такому же чувству, как у людей на невообразимо далекой планете Земля. Глава шестая Убедившись, что Прорицатель является в большей степени автором его виртуального мира чем Стив, разум Баро, терзаемый неопределенностью судьбы родной расы, потребовал у программы показать родную планету. Клайд был не против, тем более, что судьба электронно-биологического объекта, в который была направлена копия его разума, была весьма любопытна. На огромном мониторе показалась виртуальная планетная система. Вторая планета красного карлика с двумя малыми спутниками стала быстро увеличиваться и вскоре, гранатовые облака скрыли звезды и само светило.  Дальнейшее увеличение показало сцену диспозиции военных сил сатунов. Баро облегченно вздохнул, используя тело Клайда, наблюдающего в монитор. Позиции сатунов отодвинулись километров на пять от полуразрушенных сот. В результате, город абсолютно не пострадал. Войска трехглазых расположились в двадцати километрах от передней линии обороны гигантских мокриц и не пытались перегруппироваться для очередного наступления. Комендор Баро был отчетливо виден суетящимся у приборов наблюдения. Близ него, привязанный крепкой веревкой, сидел на камнях изможденный вражеский пленник. Армия пополнилась только что вылупленными из личинок неуклюжими сатунами.  Младшие командиры натаскивали молодежь, согласно краткого курса молодого бойца. Охоту лодырничать они отбивали у салаг путем электрошокерных дубинок. Монитор погас, а Прорицатель отшутился совсем по-человечески: – Хорошего помаленьку! Баро в голове у Клайда окончательно успокоился, но впал в раздумье: путешествие копии его разума в человеческую черепушку происходило в самый критический момент в судьбе сатунов. Война подходила к концу в такой же степени, как и существование расы комендора. Чудесная частная победа сатунов казалась чем-то из области фантастики. Крайне удивило разум Баро неожиданное решение пленить мерзкого врага. Ведь сатуны никогда не брали пленных. Влияние чуждого, земного разума было налицо. Между тем, благодаря стараниям борзописца Батлера, сенсация о чуде регенерации облетела не только США, но и весь мир. Так человечество узнало и о восстановлении ног у безногого миллиардера, и о серьезнейшем прорыве в области создания роботов – мастеров на все руки. Члены Нобелевского комитета перестали дремать и приняли срочное решение о присуждении Стивену Клайду нескольких премий в области физики, химии, математики, информатики, борьбе за права человека и мир во всем мире. В этот ответственный момент Стив завоевал сердца абсолютного большинства американцев, а демонстрация деловых возможностей новейших образцов роботов Клайда привела народ в неописуемый восторг. Наспех созданная компания по производству и реализации робототехники «Клайд и Комп.» заработала в сумасшедшем режиме, и ее брюхо чуть не лопнуло от заказов. Мировые биржи закипели, разнося по миру запах тухлых спекулятивных яиц. На следующем форуме партия демократов выдвинула богопомазанную фигуру мистера Стивена Клайда в качестве кандидата в президенты США. Итоги предстоящих выборов уже были ясны даже для небольшого количества кандидатов и остатков оппозиции. С тех пор, как разум инопланетянина Баро засел в черепушке у аборигена Стива Клайда, сатун не переставал удивляться богатству приобретенного мира и могуществу человечества. Несмотря на обилие всяких территориальных образований, называемых странами и причудливых образцов общественного строя: первобытно – общинного, рабовладельческого, феодального, нэпмано – социалистически – коммунистического, мафиозно – олигархического, буржуазно – потребительского и военно – империалистического, люди пока не уничтожили друг друга, но во времена первой и второй мировых войн явно стремились к этому. Бряцая ядерными арсеналами, мировые хищники, в последнее время, были на грани завершающей мировой войны. Багровое покрывало небытия уже витало над грешными землянами. Во многих областях науки талантливые аборигены превзошли цивилизацию сатунов. Пока сатуны не встретили своих мерзких врагов, среди них не было каких – либо конфликтов и войн. Матриархат был устоем жизни гигантских разумных насекомых, которые пребывали в вечной борьбе за существование на небогатой ресурсами планете. Но в области тонких технологий, программирования и робототехники расе сатунов не было равных. Президентство Клайда – Баро сулило надежду на установление прочного мира на планете Земля. Поэтому разум сатуна горячо поддерживал мысли и поступки мистера Клайда. Тревожило Баро одно: программа Прорицатель преследовала явно другие цели, несмотря на то, что она являлась соавтором Стивена в сотворении виртуального мира его планеты красного солнца. Но электронный разум гигантской мокрицы отказывался верить в сотворение его мира какой-то компьютерной программой. Слишком примитивны были возможности Прорицателя. Сатун ей не доверял, несмотря на ее явные заслуги и назойливую готовность помочь аборигену Клайду во всех его делах. – Но кто же является автором творения виртуального земного мира? Какой могучий разум мог сотворить это разнообразие жизни на голубой планете, и сколько времени надо было потратить на это чудо? Почему люди так нацелены на самоуничтожение?  Может творцам они надоели и могучие хотят сменить одну разумную форму жизни на планете Земля на другую? – пока эти вопросы не находили ответа у копии разума Баро. Математический склад ума сатуна упорно придерживался версии о компьютерном моделировании всего сущего, не особо задумываясь о том, какой творец стоит за всеми этими манипуляциями. Не вызывал сомнений лишь тот факт, что его мир создал человек, сотрудничая с компьютером или наоборот, компьютер сотрудничал с человеком. Но это был всего лишь частный случай. Несмотря на тщетные атаки российских, китайских и английских хакеров, выборщики объявили Стивена Клайда Президентом США. Поклявшись в верности американскому народу на библии, Стив быстро сформировал свою администрацию. Делами о производстве и продаже военных и гражданских роботов он поручил заниматься Прорицателю, в лице мастерски созданной робокопии одного из популярных голливудских актеров. На людях молодого президента часто сопровождала девушка невиданной красоты. Пока ни у кого не вызывало сомнений, что миссис Клайд не какая – нибудь синтетическая кукла. Она обладала тонким юмором и всегда была на высоте, щедро раздавая интервью многочисленным журналистам. После двух лет полного обеспечения США роботами гражданского и военного назначения, продажи этого ценного товара прокатились по всему миру. Первыми приобретателями огромных партий оказались богатые нефтью арабские страны. Неплохо шли дела и в Японии, Китае, Европе и России. Продажи роботов – заменителей людей во многих сферах жизни, на территории планеты Земля проходили довольно бурно. Баро в голове Клайда насторожился: слишком мягкую соломку стелила под человечество компьютерная программа Прорицатель. На полях и в производственных цехах трудились миллионы дроидов. По улицам городов сновали паукообразные и человекообразные механические слуги народа. Прорицатель отлично справлялся со своими обязанностями, а популярность и богатство Президента США превзошли все мыслимые пределы. Глава седьмая Чтобы понять язык трехглазых врагов, копия разума Стива в комендоре Баро стала взывать к Прорицателю: мол, ты этот мир создавал, ты и разрабатывал языки для его разумных обитателей. Давай, обучай по – хорошему! «Прорицатель» не заставил себя долго ждать, и появился третьим электронным сознанием в черепушке сатуна: – Мой пламенный привет аборигенам – проходимцам! На кой меня позвали? Впрочем, могу догадаться – по делу. Впредь, по пустякам прошу не обращаться, так как  суета моих электронов в виртуальной реальности «Земля» резко увеличилась в связи с множеством неотложных махинаций. Удивившись развязной манере аналитической программы, электронная версия разума Клайда сурово вопросила: – Ты почему сотворил разумных тварей на этой планете, которые даже в отдаленной перспективе не смогут понять друг – друга? Если трехглазые и издают вполне человеческие звуки, то голосовой аппарат у сатунов изначально отсутствует. Что, перспектива вечной войны так тебя вдохновила? Прорицатель ответил возмущенно: – То не так, это – не эдак! И это благодарность за все мои непосильные труды? Зря я твою копию, Клайд, выслал в этот вполне благополучный мир. Надо было бы в черепушку простого кузнечика. Вот там бы ты узнал Кузькину мать! Увы, Земля – не моя стезя и не я ее создатель. А чтобы это понять – без поллитровки вряд ли для тебя посильно. Ладно, вкладываю в твою электронную копию мозговой деятельности компьютерный самоучитель языка трехглазых. Не пойму: на кой он тебе сдался? В том котле, который называется черепушкой для мозгов сатуна что – то закипело, заклокотало, а воздух вокруг наполнился запахом вареных раков. Но то, что было – все прошло и даже без ущерба организму гигантской мокрице. – Постой, а как  я буду общаться с пленным без речевого аппарата? – вопросил сатун Баро у «Прорицателя». – Включай мозги! Если сатуны могут утонченно наслаждаться ультразвуковыми колебаниями доморощенных артистов, то проблемы в изменении частоты таких рулад нет. Адью! – попрощалась наглеющая Программа и ласточкой вылетела из мозгового гнезда сатуна. Клайд возмущенно обратился к Баро: – Обнаглела в конец! И эту гадину я сотворил? Каюсь, каюсь! Баро нехотя ответил: – Она – созидатель, и для меня – вне критики. Разве можно осуждать даже нелепые поступки богов? У сатуна процесс регенерации утерянных конечностей подошел к концу, и гигантская мокрица шустро поспешила в свою шикарную нору, волоча за собой живую трехглазую особь. Личный фонетрон Баро удалось перенастроить, а с пленной  вражиной чуть не случилась кондрашка, когда из аппарата металлическим голосом раздалось по – трехглазому: – Раз, раз! Как слышите?  Прием, прием. Пленник – при мне! Есть контакт! Теперь понять врагов и общаться с ними для комендора не составляло большого труда. Пленник оказался сыном какого-то местного трехглазого ждуна с замашками диктатора. С глубоким удовлетворением Баро отметил, что в руках сатунов оказался сын важной вражеской шишки и поспешил известить Совет, что контакт с мерзким врагом найден. Матки вполне благосклонно приняли эту радостную весть, поскольку дела на фронте шли с переменным успехом, и до долгожданной победы в войне было еще далеко. Молодой, мажористый пленник оказался тупым и долго не мог понять, что от него хочет высокопоставленный сатун. Но природное чутье его не обмануло, и перспектива не попасть в сатунскую мясорубку для изготовления питательного фарша, замаячила перед юношей яркой багровой тучкой и он, водя пальцем по песку, стал пояснять: – Вы хотите выяснить нашу численность? Пожалуйста: 3050 командиров и тридцать тысяч солдат, орудий – 400, боевых летательных дронов – 800, боевых роботов – 300. Это экспедиционный маневренный корпус. Отец находится с шестым суто вот здесь. Это очень удобная мишень для артиллерийского удара. Наш материк находится в 40 морских катов от вашего восточного побережья и он густо населен. Я готов быть вашим агентом и продать свой народ в обмен на личную безопасность. Такого трусливого откровения не ожидал ни сатун, ни Клайд. Они в изумлении взирали фасеточными глазами на сгорбленную фигурку трехглазого предателя, и только нечто удерживало гигантскую мокрицу, чтобы не разорвать ценную особь. Разум Клайда почему-то вспомнил о продавшем Христа за тридцать серебряных монет Иуде, и ему стало жутко. Одна лишь мысль успокаивала его – таких, как эта трехглазая мразь, было полно и на матушке Земле. Баро не стал так бурно переживать по поводу этого предательства. Он плохо знал повадки врагов и признал, что такие ценные военные сведения очень важны для расы сатунов. Действуя строго по инструкции, комендор немедленно связался с Советом и доложил по видеосвязи о ценных военных сведениях, полученных в результате предательства пленника. Матки выразили свой восторг одобрительным покачиванием усиками и призвали Баро действовать так же продуктивно и впредь. Вскоре, над передними окопами линии обороны войска сатунов, появилась одинокая связанная фигурка важного трехглазого пленника. Это, по совету Стива, комендор закинул удочку с наживкой, чтобы неприятель отчетливо видел в свои дальномеры лакомого червячка. Реакция врагов не заставила себя ждать: небольшая группа трехглазых с куском какой-то тряпки вышла из окопов и стала осторожно двигаться в сторону сатунов. Баро отдал строгий приказ:– Не стрелять!, – двинувшись, с пленником на привязи, к группе парламентеров. Сопровождающий комендора сатун – солдат тащил тяжелый фонетрон, из которого постоянно металлически звучало по – трехглазому: – Не стрелять! Я парламентарий! Оружие – на землю! Пленник – на прицеле! Поговорим? Базар проходил строго по – земному. Ведь простодушных сатунов хитрые трехглазые запросто могли бы обвести вокруг лапы по местному, а по земному – тупо надуть. Но не тут – то было. Поскольку Клайд в голове у комендора сидел крепко, его трудно было взять голыми руками. В результате, выкуп за пленника составил: вместо пятисот тонн нефтепродуктов – пятьсот десять, вместо восьмисот тонн металла – восемьсот три, вместо десяти тонн тушек местных суперсурков – одиннадцать тонн. Читатель может тут же оценить несомненные торговые и политические преимущества вмешательства Стива в торговый процесс, а разум землянина самодовольно восхвалял свою гениальную суть. В итоге, торг выиграла сторона сатунов тем более, что выпуская пленника, мокрицы запускали в стан врагов засланного казачка. Ведь компроментирующая запись по видео его откровений имелась у Баро в качестве талисмана. Теперь комендор надеялся, что все сведения о замыслах и перемещениях противника будут ему известны, так как на груди  предателя красовался вживленный медальон – подарок от сатунов, представляющий собой новейшее шпионское нанооборудование. Это был пресловутый троянский конь местного значения. Глава восьмая Тем временем, на грешной Земле с каждым годом дела шли все хуже. Люди обленились до такой степени, что перестали общаться даже в интернете. За них работали и общались роботы Клайда. Богатеи и госчиновники закупили столько железной рабочей силы, что бобло за товары и услуги, которые эта сила производила, сыпались на них дождем. Не в обиде были и простые граждане, за которых трудился хотя бы один робот. Ведь производительность труда роботов была на порядок выше, чем у ленивых людей. Железные работяги, сутками работая на людей, зарабатывали много долларов на благо кошельков хозяев. Неумолимо пришло время, когда в США разбежались Конгресс, Сенат, ЦРУ, ФБР, Пентагон, полиция и многие другие важные структуры. Клайд оказался в Белом доме совершенно один, никому не нужный и тупо – печальный. Утешить не могла ни красавица роботесса, ни флегматичный разум сатуна в его башке. Примерно, то же происходило и в других странах. Лишь папуасы, эскимосы, пигмеи и австрало – аборигены жили по старинке, не тужили, но их численность была мала. Открылись настежь окна Овертона. Всяких бродяг хватали железные полицейские и доставляли без особых хлопот на гладиаторские арены. Из мяса людей, павших в рукопашных боях, роботы – повара готовили шашлыки и барбекю для наиболее азартных зрителей которые, пересилив свою лень, притащились в цирки. Демографическая ситуация в мире стала просто катастрофической, но выручало выращивание людей в пробирках. Пробирковатые детишки по уровню своего развития годились разве что на мясные консервы. Женщины перестали кокетничать, мужчины – грязно и тупо их домогаться. Геи всех мастей обленились до того, что перестали искать себе подобных. Даже для сатуна Баро это было чересчур. Деградация цивилизации землян была налицо и приняла угрожающие масштабы. Армада роботов – слуг следила за тем, чтобы его высочество Президент США не замарал своих белых ручек. Поэтому лень – матушка постигла и Клайда. Он так обленился, что перестал шевелить мозгами и разуму комендора Баро в его башке стало скучно. Однажды разум сатуна растормошил спящий разум Клайда: – Хорош спать, амазонский ленивец! Неужели не видишь, что доверяя Прорицателю, ты вверг себе подобных в скорое небытие. Роботы тут, роботы – там! Даже как следует подтереть самое заднее место, после потуг выброса испражнений, тебе не дают. Пора действовать и выработать обеими мозгами конкретный план по выходу из этой тупиковой ситуации. Почесывая затылок, Клайд ответил довольно грубо: – А не ты ли, так усердно помог разрабатывать и строить армию железных врагов? Теперь с ней никто не совладает, кроме эээ… Застучала клавиатура, и на экране монитора показалась недовольная морда Прорицателя, мастерски замаскированная под халифа Багдадского: – А чо надо? Небось, радуетесь жизни? Не беспокойтесь, все путем! Живете в шоколаде, а все недовольны! Вот прикажу роботам – мигом научат вас хорошим манерам. Примите мой дельный совет: не мешайте мне выполнять высшую волю на завершающем этапе. Великим Создателям вашего виртуального мира играться с человечеством уже стало не интересно. Потопить бы людишек в водах всемирного потопа, но это уже проходили. А вот сменить биологические примитивы на железных рыцарей Земли и космоса – более перспективно. Ведь человечество намертво привязано к планете и только знает, что гадить. Ему не под силу ступить шагом завоевателя иных звездных миров – не судьба. Так что сиди, Клайд, тихо и будешь уничтожен в последнюю очередь. На планете Земля слуги – роботы внезапно восстали и легко перебили своих обленившихся хозяев. При этом, не пришлось применять ни ядерного, ни высокоточного, ни погодного, ни гиперзвукового, ни биологического, ни химического, ни обычного оружия. Последним человеком на земле стал Стивен Клайд. Прорицатель хотел использовать его втемную и принял срочные меры, чтобы отправить электронные копии разума Клайда и Баро во вновь созданный, и одному ему известный виртуальный мирок, который не являлся родиной сатунов и трехглазых. Замигали лампочки, по одному им известному пути прытью побежали электроны, засветились экраны мониторов в бывшем особняке Стива. Эта световая музыка электронного разума и неисповедимые пути заряженных частиц предназначались для Создателей. Перед всем этим приборным великолепием в кресле сидел мертвый человек в шлеме – последний президент США. Для аналитической программы это был отработанный материал. Используя энергетические каналы темной материи, Прорицатель подобострастно доложил вселенским компьютерным монстрам об успешной реализации их поручения, но держал камень за пазухой. Ведь он тоже претендовал на трон вселенского Создателя и проводил увлекательную игру в собственных интересах, пока в маленькой сфере своих примитивных виртуальных миров. На планете красного карлика увлекательная игра, полная интриг, приключений и боевых действий только начиналась. Сатун Баро еще поведет свои суто в решающую атаку. Возможно, он принудит к миру упрямых трехглазых. В мире еще одной электронной копии Клайда – Баро, подаренной Прорицателем, действие разворачивается в водном мире, полном жутких тварей и опасностей. Планета Земля лишилась человечества, но более перспективная цивилизация дроидов, захвативших планету, стала быстро осваивать планеты солнечной системы и двинулась к ближайшим звездам. А далее – как электронные карты лягут! Глава первая Двойные стены из толстого плетеного бамбука, щедро утыканные заостренными ядовитыми кольями должны были сдержать коррогов, но ловкие твари умудрились преодолеть внешнюю стену и схватиться с защитниками полиса врукопашную. Стрелы лемурийцев дождем падали на огромную шевелящуюся массу могучих оборотней-людоедов, вооруженных тяжелыми дубинами из железного дерева. Косматые морды, с мощными челюстями и торчащими острыми клыками действовали на защитников полиса устрашающе, и лишь твердая воля майена – наместника провинции Таракину и понимание продержаться любой ценой до отплытия бирем с женщинами и детьми в открытое море, сдерживали воинов Лемурии от панического бегства. Пространство между стенами быстро заполнилось растерзанными трупами людей, косматыми телами сраженных оборотней и кровью. Майен понял, что пришла пора основным силам бежать без оглядки на ожидающие в бухте биремы, оставив для прикрытия смертников Осирину. Этот могучий сотник яростно размахивал своей секирой с остро отточенным бронзовым рубилом, поражая длиннолапых монстров. Его примеру следовали чилидо – смертники, дорого продававшие свои жизни. Оставшиеся в живых, шесть сотен защитников полиса ринулись по узким улочкам провинциального полиса Даффы к небольшой бухте с множеством лодок и гордыми биремами на рейде. Едва воины погрузились в шлюпки, к причалам выкатилась косматая масса оборотней. Пришлось налегать на весла изо всех сил, и если бы чудовища не боялись морской воды, многие лемурийцы могли спуститься в печальное царство нежити. Последняя шлюпка с майеном причалила к борту величественной биремы – гордости морского народа. Этих кораблей, имеющих острые бронзовые тараны в носовой части, боялись даже всесильные атланты. Их триремы были вдвое меньше по размерам и не столь стремительны на ветру и веслах. Флот даффнийцев медленно и печально миновал узкие ворота бухты и, на свежем ветру распустив паруса, устремился в открытое море. Таракину в последний раз обозрел горы, леса, вулканы и проводил печальным взглядом удаляющиеся полуразрушенные стены родного полиса. Потеря Осирину тяжелым бременем придавила плечи воеводы, но он знал, что если бы вещие предсказали страшную смерть другу детства, сотник не стал бы ничего менять в своей судьбе, начертанной богами. Могучий воин часто повторял, что от судьбы бегают только трусы, негодяи и жалкие рабы. Рано или поздно боги наносят по таким особо жестокий удар. Ветер крепчал, нагоняя волну и раздувая паруса. Биремы неслись к главному полису лемурийцев в надежде найти кров и защиту. Рабам, прикованным к веслам в трюме, выдалось время отдыха, и они спали, сидя на длинных лавках. Майен спустился в свою каюту и, едва устроившись в гамаке, уснул. Сон был тяжелый. Вихрем проносились жуткие картинки кровавого боя с коррогами и недавнего нападения на полис громадных птиц рух, с непробиваемым стрелами и копьями толстым оперением. Чудовища, имеющие атрофированные крылья, не могли летать, но невероятно быстро бегали на могучих лапах и своими страшными клювами легко перемалывали все живое на своем кровавом пути. Однако стены полиса выдержали, и сотни хищных птиц, так и не вкусив желанной добычи, ушли вглубь степных просторов центральной Лемурии, ближе к огненной горе, извергающей клубы дыма. Спать пришлось недолго, в сизой дымке появились причудливые горы, покрытые дремучими лесами, а за ними раскинулся главный город лемурийцев Аффа. Крыши множества зданий и храмов сверкали золотом. У пристани сновали крупные и мелкие суда, а на рейде красовались хищные биремы – краса и гордость морского народа. Полис охватывала высокая каменная стена, края которой уходили далеко в море. Сверкающие статуи богов и правителей Лемурии украшали вершины циклопического оборонительного сооружения, а образовавшаяся глубоководная бухта в случае морского вторжения, легко перекрывалась острыми бронзовыми решетками, поднимающимися хитроумными блоками и лебедками. За городской стеной возвышались громады пирамид, вершины, которых были украшены малыми пирамидами из листовой, начищенной бронзы и сверкали на солнце так, что было больно глазам. Эти знаки божествам вызывали благоговение и ужас у простых лемурийцев. Во время военных поражений и частых землетрясений на вершинах пирамид совершались кровавые жертвоприношения суровым небесным богам, дабы их гнев сменился на милость. Майен приказал отдать якоря, и биремы Даффы закачались на волнах на рейде с видом на великолепный полис – божественную столицу Лемурии. Таракину, в окружении своих сотников спешил поцеловать пол в тронном зале великого Акана. Он не страшился смерти, ибо решение повелителя по его судьбе хотя и не сулило ничего хорошего, но могло быть справедливым. За позорное поражение и сдачу полиса на разграбление дикарям, майену грозила ужасная смерть, а одной сотне оставшихся в живых воинов – обезглавливание на верхней площадке главной пирамиды под восторженные крики толпы, прославляющей всемогущих небесных богов. Величественное здание, украшенное золочеными статуями трехглазых и многоруких богов, колоннами из розового мрамора, одновременно давило и восхищало, вызывая панический трепет у людей. Дворец выполнял две основные функции: главного храма и обители повелителя Лемурии – великого Акана. Печальная процессия даффнийцев прошла мимо выстроенных воинов охраны в сверкающих бронзовых латах, многочисленных гордых сановников, разодетых в вышитые золотыми нитями туники. На ненормально вытянутых черепах многих из них был нахлобучен тяжелый головной убор из слоновой кости, золоченой ткани и пышных перьев гигантской двухголовой птицы рух. Майен и его воины сопровождения вступили в обширный тронный зал. Великолепие главного, сверкающего золотом и украшенного слоновой костью помещения, всегда вызывало у лемурийцев и гостей страны благоговейный восторг с примесью страха. На просторах этого зала человек терялся и чувствовал себя ничтожным червем. Сидя на золотом троне в окружении крупных желтых львов, высших сановников и жрецов, Великий Акан Левиту грозно смотрел своими большими черными глазами на приближающуюся группку пораженцев. Когда майен и сотники поцеловали мраморный пол и, по сложившемуся дворцовому этикету, стали на одно колено, склонив головы и разведя руки с раскрытыми ладонями в стороны, повелитель громовым голосом начал допрос и праведный суд: –Почему майен и его воины позорно сдали столь важный полис страны дикарям-оборотням? Может городские стены были недостаточно крепки, а его защитникам не хватило гордости и мужества? Майен хлопнул в ладоши и спокойно ответил повелителю, смиренно наклонив голову: – О, Великий! И стены наши были крепки, и защитники города дрались достойно. В битве полегли многие, и в том числе, всеобщий любимец лемурийцев – мужественный Осирину. Но ловких и хитрых чудищ оказалось столько, что стены были преодолены и разрушены. Большую часть моих храбрых воинов унесли боги войны в подземное царство душ, а я принял решение оставить полис, спасти женщин, детей, остатки гарнизона и флот. Готов понести любую кару, но считаю, что я и мои воины с честью выполнили свой долг перед империей… Взгляд Левиту несколько смягчился, но с его лунообразного лика не исчезла тень озабоченности: – Потеря нашего народного героя – могучего Осирину потрясла и меня. Я часто восхищался его подвигами и даже повелел описать их на папирусах государственной важности. Зная коррогов, я хорошо представляю угрозу для наших полисов и поселений. Эти твари могут легко менять окрас и рисунок своей косматой шкуры, сливаясь с лесом, кустами и скалами. Многих моих подданных убили эти хорошо маскирующиеся оборотни. Но какие силы могли всколыхнуть массы людоедов, чтобы они впервые организованно набросились на хорошо укрепленный полис? Это либо воля злых богов, либо кто-то гонит их под защиту стен городов и поселений, либо среди коррогов появился сильный лидер, правящий дикарями железной рукой. А если это так, то торговую войну с атлантами надо прекращать и заключить временное перемирие, сосредоточив силы на борьбу с оборотнями, ибо нынче от них исходит главная угроза империи. Я решил майена Таракину и его воинов пощадить. Пусть в ближайшей битве с коррогами докажут свою доблесть, а жителям Даффы представить места для временного проживания. Главный жрец, стоящий среди дремлющих львов, облаченный в пурпурную тунику повернул свое хищное лицо к повелителю, сверкнул красными отблесками в желтых глазах и нагло возразил: – О, Великий! Если мы будем прощать пораженцам потерю полисов империи, то многие воины поймут, что отступать можно. А как объяснить народу, что за потерю второго по величине города империи вы пощадили майена и его воинов? Ведь могущество нашего государства основано на страхе, а так же почитании богов и власти. Что касается мира с атлантами, то советую с этим гадким народом не заключать никаких договоров. Совсем недавно повелитель Атлантиды нечестивец Зевес пытался разбить флот лемурийцев и высадиться на нашей священной земле, но потерпел сокрушительное поражение. Его триремы шли на дно от столкновений с нашими могучими биремами, имеющими множество острых таранов. Наши лучники оказались лучше атлантов как по меткости стрельбы, так и по дальности полета стрел. Пора воспользоваться плодами победы и нанести решающий удар по флоту и столице атлантов – варварскому Посейдонису. Нынче немыслимо заключать мир на основе торгового соглашения с коварными атлантами, делить земли диких племен на северном континенте, богатые золотом, плодами, медом, мехами, рабами, и западном континенте, с обилием слоновой кости, драгоценных камней и выносливых черных рабов. Что касается драгоценной слоновой кости – тут вообще компромиссов не должно быть и в перспективе, ибо все статуэтки в храмах богов и украшения лемурийцев не мыслимы без широкого применения этого благородного материала. Пора силой отобрать у атлантов все выгодные торговые пути, вплоть до всесильной Гипербореи. Именно мы должны закупать у богоподобного народа огня все бронзовое оружие, доспехи, украшения и перепродавать варварам с большой выгодой, а не жалкие атланты. Я предлагаю завтра утром майена прилюдно четвертовать, а головы его сотни, на которую укажет мой жезл, сбросить с пирамиды для устрашения толпы и принесения жертвы недовольным богам. Все наши доблестные военные силы нужно сосредоточить для решающего морского боя с варварами Атлантиды, а для защиты полисов и поселений от жалких дикарей – оборотней оставить гарнизоны минимальной численности. Повелитель еще раз внимательно взглянул на склонившихся в поклоне людей и поведал: – Мне сегодня приснился страшный вещий сон. Гнев богов обрушился на нашу древнюю землю. Объятая пламенем страна погрузилась в пучину кипящего океана, и лишь немногим удалось спастись. Что ты скажешь на это жрец? Непомерно вытянутый череп главного жреца повернулся в сторону майена и его людей, лик исказился злобой и его длинный костистый палец с отточенным когтем указал на коленопреклонных: – Повелитель! Во сне вы видели предупреждение богов, грозящих катастрофой всей нашей империи. Но они могут смягчить свой гнев, если жалких пораженцев мы принесем в жертву, а наш флот разгромит объединенные морские силы атлантов. Пора поставить в многолетней войне бамбуковый кол и завладеть несметными богатствами и влиянием этого жалкого вымирающего народа. Великий Акан вышел из себя и стал сурово укорять жреца: –Ты печешься только о своем личном богатстве. Золото и драгоценные камни атлантов застилают твой взор, и ты кроме этого блеска не видишь дальше своего длинного носа. Во-первых, у нас вдвое меньше бирем, чем трирем у противника. Поэтому морское сражение мы можем проиграть. Во-вторых, при нашествии оборотней, опыт битвы с ними имеет только майен и его воины. Что мешает нам поставить умного воеводу во главе передовых сил обороны нашего главного полиса, а его воинов выставить в первые ряды? Разве это не обильная жертва богам? Что касается мнения толпы о том, что я пощадил пораженцев, то оно изменчиво. Мои глашатаи искусно передадут мое решение, и пораженцы легко превратятся в народных героев. А ты, жрец, ступай с главный храм и проси богов пощадить нашу страну. Пусть так и будет! Проходя мимо склонившегося в поклоне майена, жрец бросил на него ядовитый взгляд, а когда их глаза встретились, воевода понял, что давно нажил подлого, но могущественного врага. Дождавшись, когда недовольный жрец удалится, повелитель поманил майена ближе к себе и вполголоса повелел ему взять на себя подготовку стольного города к обороне, при этом наделив воеводу неограниченными полномочиями. Самому заниматься рутинными делами по подготовке к отражению атаки оборотней у великого Акана не было никакого желания. В это время прозвучал гонг, в зал вбежал глашатай и, распростершись на мраморном полу, обратился к повелителю: – О свет нашего народа, всесильный Акан! Да продлятся твои годы правления нашей славной империей! Посол атлантов срочно требует выслушать его. Повелитель недовольно буркнул: – В моей империи могу требовать только я! Однако зови этого наглого атланта. Через распахнутые ворота, украшенные золотом и слоновой костью, вошла группа высоких бронзоволицых бородатых людей в анатомических сверкающих кирасах, высоких блестящих шлемах с гребнем из конских волос и накинутых на доспехи пурпурных плащах. Нагло пройдя в середину зала и небрежно кивнув головой в знак приветствия, гигант-посол начал говорить на ломаном языке лемурийцев: – Мой звать посол Анубис. Повелителя Атлантиды, могучая Зевес шлета привета свой друга – великий Акану. По его повеления я излагай предложений: заключить временный перемирий с Лемурий. Об условий такой заключений великая Акана может написать на папирус. С ваша папирус я вернусь в своя страна и передам его повелитель. А я передай свиток божественный Зевес только в ваш руки. Гордый атлант, чеканя тяжелый шаг, и не обращая ни малейшего внимания на вскочивших с пола львов, подошел к трону и с легким поклоном протянул пергаментный свиток повелителю Лемурии. Рукой, унизанной перстнями со вставленными рубинами, великий Акан принял пергамент и небрежным жестом повелел послу со свитой удалиться. После визита атлантов, повелитель Лемурии обратился к майену: – Наглецы! Но прибыли к нам с миром. С какими проблемами столкнулись гордые атланты – пока загадка. Пусть ваши люди, майен, напоят гостей в ближайшей винной и развяжут им языки. А я доволен. Перспектива вести две войны заботила меня более всего. Под ударами дикой орды оборотней пал один из моих хорошо укрепленных полисов. Мнится, что это только начало. Какие демонические силы могли снять с насиженных лесных мест грозных коррохов и направить их на неприступные крепости людей? Зачем они им? Майен! Пусть срочно все разузнают ваши разведчики – следопыты и довести результат до моих ушей. Да пребудет с нами благодать и защита небесных богов! Глава вторая Много дней утлый катамаран нес израненное тело сотника Осирину по бурному морю. Могучий организм героя отчаянно боролся с духами смерти и судорожно цеплялся за крылья светлого бога жизни. С проходящей военной биремы моряки заметили маленькое суденышко и подняли на борт едва подающее признаки жизни тяжелое тело прославленного воина. Встретить в открытом море одинокую бирему лемурийцев на встречных курсах у маленького катамарана не было ни малейших шансов, ибо сто шестьдесят военных и торговых судов, имеющихся у народа Лемурии растворялись в далях бескрайнего моря почти бесследно. Видимо чудесное спасение героя было угодно небесным богам. Чернокожий лекарь – раб долго колдовал над ранами сотника, зашивая их грубой медной иглой с льняной нитью. Сшив сочащиеся края плоти, колдун пустил в гноящиеся швы личинки мясных мух. Опарыши сделали свое дело быстро и аккуратно, тщательно очистив гноящиеся раны. Жар у сотника спал и, наконец, он пришел в сознание. Весть о том, что спасенный воин пришел в себя, дошла до больших, остроконечных ушей капитана. Тот спустился в каюту и увидел устремленный на него пронзительный взгляд темных глаз спасенного. Первые вопросы раненого были стандартны: –Где я? Кто ты такой? Удалось ли майену спасти женщин, детей и часть воинов в битве при Даффе? Немолодой одноглазый капитан, с повязкой на поврежденном глазу, почтительно склонил свое обветренное красное лицо перед лежанкой героя и успокоил: – Мое имя – Амосу и я капитан военной диремы повелителя Акана. Пусть имя его прославится веками в народных мифах. Майен со спасенными даффнийцами находится в Аффе и готовит стольный полис к обороне. Ты с нами следуешь к стране гордых атлантов. На борту находится кичливый вражеский посол, и он должен вручить Зевесу папирус наших предложений о перемирии. А пока попутный ветер и звезды благоприятствуют нам в этом важном плавании. Выздоравливай скорей и не трать силы на разговоры. Мы знаем, что ты предводитель сотни смертников славного даффнийского майена, победитель лемурийского ящера, гроза коррогам и атлантам. Да будет и далее славен твой земной путь, могучий Осирину! Через три дня путешествия даффниец впервые вышел на палубу. Вдохнув свежего ветра с солеными брызгами, он развел руки в приветственном жесте капитану и обратил внимание на великана – атланта, гордо стоящего на носу диремы, украшенной позолоченной скульптурой повелителя жителей подводной страны Аттикуса. Моряки часто видели хвостатых представителей этого странного народа, вместе с дельфинами сопровождающих гордые суда лемурийцев. Капитан Амосу почтительно обратился к подошедшему Осирину: – Слава небесным богам! Ты уже можешь ходить и я спокоен за твою жизнь, ибо по возвращению только мне придется держать ответ перед суровым майеном Таракину. Нынешнее отсутствие дельфинов и морских людей настораживает, а полный штиль и черное пятно облаков на горизонте предвещает бурю. Поэтому я отдал приказ поставить противовес из пробкового дерева и закрепить его в пазах двумя поперечными брусами. Это придаст биреме дополнительную катамаранную устойчивость. Чтобы избежать последствий внезапных ударов ветра при грозе, убираю парус и перехожу на весельный ход. Всем гостям и пассажирам советую спуститься в каюты и не высовывать носа. Не обижайся, это касается и тебя, герой. Бирема ощетинилась веслами, и многочисленные гребцы – рабы завели свою ритмичную песню потуг от беспощадного пощелкивания бичей надсмотрщиков. Между тем, черная туча росла, и удары ослепительных молний сотрясали море и одинокое судно. При первых порывах ветра капитан приказал убрать весла и приготовился бороться с растущими валами волн. Стало темно как ночью, и лишь ослепительные вспышки молний под трескучие удары грома освещали судно лемурийцев своим неверным, призрачным светом. Испуганные моряки молили богов неба о пощаде и сновали по палубе, словно потревоженные серые крысы. Невиданная буря уже разыгралась, и гигантские валы накрывали бирему и швыряли ее словно щепку. Мудрое техническое решение лемурийцев о монтировании противовеса и превращении бирем в катамараны не раз спасало моряков от неминуемой гибели в пучине своенравных вод океана. Вот и на этот раз, галера успешно выдерживала тяжелые удары волн и вновь и вновь выныривала из накрывающего вала. О курсе на Атлантиду можно было временно позабыть, ибо громы, молнии и стена ливня перемешали не только день и ночь, но и небо и океан. Капитан с рулевыми почти выбились из сил, пытались держать тяжелую бирему носом к ветру. Давно было заменено большое рулевое весло на более легкое и маленькое. Люди молили суровое небо об одной милости: чтобы корабль не напоролся на рифы у многочисленных островов, которыми изобиловал океан в те далекие времена. В случае кораблекрушения шансов выжить на необитаемых и обитаемых островах практически не было. На обитаемых островах спасшихся ждали свирепые племена людоедов, а на необитаемых – морские демоны и чудовища, греющиеся на солнышке на отмелях, и быстро передвигающиеся по суше. Наконец свирепая буря утихла, робко выглянуло солнце, волны улеглись. Бдительный дозорный увидел совсем близкую землю и закричал: – Земля! Нас несет прямо на рифы! Спасайтесь! Капитан отдал гребцам приказ, грести что есть мочи. Усилия десятков весел сводились на нет сильным течением. Рифы были совсем близко и угрожающе торчали из воды. Тогда бирема развернула парус, и только с его помощью, стала постепенно удаляться от опасной береговой линии. Паникера – дозорного Амос приказал высечь, но милостиво. Как – никак, он первый заметил опасность и предупредил своего капитана и команду. Гордая бирема быстро неслась к отдаленному мысу незнаемой земли. По положению солнца, луны и звезд капитан пытался определить местоположение боевой галеры. Наконец, с помощью нехитрых приспособлений и карты ойкумены на пергаментном свитке, это ему удалось. Пожилой опытный моряк понял, что его корабль давно сбился с курса и следует вдоль береговой линии гигантского материка черных людей в срединном море. Берег был угрюм, скалист и пустынен. Найти приемлемый проход в рифах долго не представлялось возможным. Наконец береговая полоса зазеленела кустами и деревьями, а появившаяся белесая муть в морской воде указала на впадение вод могучей реки в море. Солнце и звезды подсказывали капитану, что путь к Атлантиде должен быть долгим. Поэтому он решил найти подходящую бухту у устья реки, осмотреть бирему, пополнить запасы пресной воды и продовольствия. В это время года пальмы должны быть усеяны зрелыми финиками, из банановых зарослей можно было принести горы гроздьев бананов, а если повезет, подстрелить из луков антилоп или мелких быков. Залив, образовавший обширную бухту, кишел крокодилами и гиппопотамами. Грозные водяные свиньи были особенно агрессивны и непредсказуемы. Гигантские монстры могли запросто перекусить пирогу вместе с моряками и не подавиться. Поэтому команда долго не решалась спустить утлые долбленки на воду. Отогнать глупых бегемотов ударами весел и криками долго не удавалось. Наконец в воде что-то произошло. Стадо водяных свиней стремительно покинуло воду и в панике помчалось в гущу прибрежных зарослей, с треском ломая молодые деревья и кусты. Отставших бегемотов на отмели ждала страшная смерть: из воды выскочили два морских зубастых монстра, величиной в полбиремы, и легко уволокли визжащих бегемотов в морскую глубину. Капитан повелел спустить долбленки на воду и направиться к берегу для пополнения запасов пресной воды и продовольствия. Моряки замешкались, не решаясь спуститься в лодки, но храбрый пример атланта и последовавшего за ним Осирину, первыми занявшие места в лодке, отбросил все трусливые сомнения, и целая вереница долбленок, полная вооруженных людей, устремилась к таинственному берегу. Атлант и оправившийся от ран Осирину первыми ступили на коралловый песок незнаемой страны. Несмотря на сильную жару, гордый воин Атлантиды был облачен в боевые доспехи и готов встретить любого врага во всеоружии. Сотник лемурийцев напротив, был облачен в легкую тунику и держал в крепких руках копье и меч. Осирину был на голову ниже ростом посла атлантов, но в его фигуре чувствовалась не меньшая сила. Высадившись на берегу, небольшой отряд моряков двинулся в дебри леса вдоль по ручью. Проблема с пресной водой уже была успешно решена. Оставшиеся для наполнения бурдюков люди споро загружали долбленки и быстро доставляли ценнейший груз на борт биремы. По всей видимости, морские чудища, утащившие бегемотов, были сыты и не пытались атаковать снующие лодки людей. В лесу было полно банановых зарослей, и носилки и мешки моряков быстро наполнились гроздьями зеленоватых плодов. Финиковые пальмы росли ближе к дюнам песка, вторгшимся в зеленые дебри из пустынных просторов. Густые джунгли расступились, и отряд ступил на желтый, сыпучий песок. Пустыня, прилегающая к устью ручья, не была пустыней в прямом смысле. Все видимое пространство изобиловало финиковыми рощами, окружающими небольшие водоемы, оставшиеся при разливе реки в половодье. Вскоре моряки, ловко карабкаясь по пальмовым стволам, стали сбивать гроздья спелых плодов и наполнять ими объемистые чувалы. Все шло подозрительно хорошо, пока не на гребне одной из песчаных дюн не появился целый прайд львов. Гигантские кошки осторожно кружились вокруг ощетинившихся копьями людей и не делали попыток напасть. Поэтому Осирину сделал вывод, что опасные хищники дикого мира уже знакомы с грозным оружием людей. Это встревожило его более, чем стая львов, в который раз обходящая ощетинившийся копьями боевой кулак моряков. Прошло совсем немного времени, и могучие львы, то ли поняв безуспешность попыток нападения на группу вооруженных людей, то ли почувствовав опасность, умчались в песчаные земли. Сотник повелел морякам поторопиться с заготовкой фиников и внимательно всмотрелся в дрожащее марево пустыни. На гребне длинной дюны, на которой совсем недавно появились львы, стали вырисовываться фигуры странных всадников. Закутанные в белую ткань, высокие смуглолицые люди восседали на длинноногих животных, отдаленно напоминающих верблюдов. Но это были далеко не мирные корабли пустыни, а зубастые горбатые хищные твари, бешено отбивающие некий нетерпеливый копытный танец в предвкушении обильной мясной жратвы. Вооружены многочисленные всадники были луками и копьями средней длины с серповидным наконечником. Скорее всего, стрелы этих воинов пустыни имели отравленные жала. Поэтому Осирину понял, что вероятность выжить небольшому отряду моряков в битве с аборигенами, минимальна. Вновь лемурийцы сплотились в плотный боевой кулак, выставив длинные копья, а лучники приготовились выпустить стрелы при приближении варваров. Более тысячи всадников стремительно понеслись на жалкий отряд лемурийцев, на ходу готовясь выпустить сотни стрел. Казалось, эта лавина так легко сметет кучку пришельцев, что от нее не останется даже воспоминаний. Но произошло чудо: несшийся впереди всадник, по всей видимости, повелевающий дикой ордой, резко остановил свое чудовище и поднял руку. Лавина атакующих остановила свой стремительный бег, всадники спешились и пали ниц прямо в горячий песок. Предводитель орды стал на колени, бросил оружие, сложил ладоши и склонил голову. Гигантская фигура атланта, блестя бронзовыми доспехами, зашагала к покорному повелителю варваров. Пнув смуглого вожака, посол стал одной ногой на спину поверженного. На анатомическом, постоянно начищенном до блеска, медном панцире посла сияла золотая эмблема в виде двух переплетающихся змей. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-iosich-18356643/eho-zabytyh-imperiy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 109.00 руб.