Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Волшебные неудачники. Карты раскрыты!

Волшебные неудачники. Карты раскрыты!
Автор: Нил Патрик Харрис Жанр: Детские приключения, зарубежные детские книги Тип: Книга Издательство: Издательство АСТ Год издания: 2020 Цена: 379.00 руб. Просмотры: 7 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 379.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Волшебные неудачники. Карты раскрыты! Нил Патрик Харрис Волшебные неудачники #4Магические истории (АСТ) Долгожданное продолжение серии-хита Amazon и New York Times! В коллекции бестселлеров от звёздного автора, актёра Нила Патрика Харриса – пополнение. «Волшебные неудачники. Карты раскрыты» – это заключительная часть истории о приключениях юных фокусников, которые благодаря своим талантам, вере в добро и дружбу способны победить даже свирепую банду преступников. На этот раз читатели узнают историю Ридли Ларсен. Она настоящий друг, беззаветно преданна и умна. Но из-за своего упрямства ей приходится противостоять даже своим друзьям… А тем временем в городе происходит всё больше странных случаев, что означает только одно – битва с бандой Калагана неминуема. Сможет ли Ридли справиться со своим темпераментом и снова присоединиться к команде Волшебных неудачников? И, конечно же, читателей снова ждёт множество загадок, тайных посланий и сюрпризов от автора! Скорее присоединяйтесь к команде «Волшебных неудачников»! Для среднего и старшего школьного возраста. В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги. Нил Патрик Харрис, Алек Азам Волшебные неудачники. Карты раскрыты! Дэвиду, другому мистеру Харрису, настоящему центру Волшебного Круга THE MAGIC MISFITS: THE FOURTH SUIT Copyright © 2020 by Neil Patrick Harris © Яковлева Е., перевод, 2020 © Издательство АСТ, 2020 Стоп! Стоять! Кто идет! О, опять ты! Слава богу. Я сидел в темноте и вдруг почувствовал – рядом кто-то есть. Я сразу заволновался, вдруг он начнёт читать то, что не должен. Нет-нет, не ты. Тебе как раз стоит это почитать. Погоди-ка минутку, пожалуйста, я включу свет. Вот так. Намного лучше, правда? Прошу прощения за некоторую нервозность. Просто я очень сильно беспокоюсь обо всём, что происходит в последнее время. Очень рад, кстати, что ты составил мне компанию и решил узнать, что же ещё придумают наши Волшебные неудачники. Тем более, это последняя, четвёртая книжка о них. О Картере, Лейле, Тео, Ридли, Олли и Илли, Оззи и Иззи. О мистере Данте Верноне и о другом мистере Верноне. О попугае Престо, обезьянке Тутти, кролике Цилиндре и голубях Тео. Конечно, тебя интересует, чем же закончится их история. Меня, кстати, тоже. (Престо, Тутти, Цилиндр и голуби – отличное название для какой-нибудь цирковой труппы, но это так, на заметочку.) Должно быть, тебе не терпится узнать о том, что случилось с каждым после того, как мы оставили их в конце третьей книги. Признаюсь, мне было до слёз горько видеть лежащий в руинах Волшебный магазинчик мистера Вернона и знать, что Калаган, который всё это устроил, продолжает бродить по улицам города и следить за Неудачниками. У них, кстати, начался новый учебный год. А этот злодей готовится нанести новый удар. Да-да! Я прошу прощения. Кажется, я услышал какой-то шум. Надо включить ещё свет. А теперь, прежде чем ты узнаешь новую историю, позволь мне напомнить о героях. Картер Локк – мальчик, который виртуозно заставляет исчезать всякие предметы. Лейла Вернон умеет избавляться от пут. Тео Штайн-Мейер левитирует. Ридли Ларсен владеет искусством трансформации. Олли и Иззи Голден – Золотые близнецы, гимнасты и комедианты, которые заставляют друзей смеяться независимо от обстоятельств. Вот ты можешь смеяться, когда схватка с могущественным злодеем, который жаждет мести, неизбежна? Я – нет. Так что ты точно должен прочитать об этом. А мне же остаётся только одно. Напомнить тебе… Как… читать эту книгу! Знаю, знаю. Сейчас это маленькое напоминание кажется лишним, правда? Ведь ты уже умеешь читать эту книгу! Но всё-таки позволь мне сказать: в книге есть главы, где я рассказываю историю, и есть описания некоторых фокусов. Если ты читал все предыдущие три книги, разучивал фокусы, которые я там описывал, и постоянно тренировался, то, вероятно, ты уже понял – всё это ведёт к чему-то большему. Грандиозному финалу, если хочешь! И вот сейчас я впервые попрошу тебя не пропускать эти уроки магии. Ведь ты уже выучил и отработал немало волшебных приёмов, так что не стоит отказываться от них и сейчас (смею предположить, что ты не отступишь и будешь снова и снова разучивать их и практиковаться, репетировать и оттачивать, пока они не станут получаться идеально). Ну что, готов? Тогда вперёд, переворачивай страницу! ОДИН – глава первая, начало книги Жизнь Ридли Ларсен была похожа на поезд, мчащийся к неизвестной цели. События последнего лета вызвали ощущение, словно она движется через чёрный туннель, заполненный дымом и случайными пронзительными свистками паровоза, и страх, что если впереди попадётся крутой поворот, она вполне может сойти с рельс. В это октябрьское утро Ридли путешествовала вместе с мисс Паркли, которую наняла мама для домашнего обучения. Девочке все эти сравнения пришли в голову потому, что они действительно ехали на поезде. Кресло Ридли закрепили на специальном месте у окна, за которым смазанными яркими пятнами проносилась ранняя осень, неправдоподобно прекрасная в утреннем свете. Её учительница сидела в следующем ряду. Развернувшись к Ридли, она пристально смотрела на её руки. – Сделай это ещё раз! Ещё! – радостно взвизгнула женщина. Ридли показывала ей фокус. – Смотрите внимательно, – сказала она, поражённая тем, что мисс Паркли вела себя сейчас точно маленький ребёнок, заглянувший в старый волшебный магазинчик мистера Вернона. Ридли продемонстрировала пустые ладони, затем сжала их в кулаки: – Выберите руку. Мисс Паркли указала на левую. Ридли накрыла левый кулак правым, затем хорошенько их встряхнула. А когда снова разжала пальцы, на левой ладони было отпечатано слово «Неверно». Мисс Паркли засмеялась. – Вы ошиблись, – сказала Ридли и раскрыла правую ладонь, в которой лежала маленькая серебристая гайка. Мисс Паркли ответила ей негромкими, восторженными аплодисментами. Ридли улыбнулась, и это было неожиданное и странное ощущение – на фоне того, как она чувствовала себя в последние месяцы. После кошмара, которым обернулся Конкурс талантов Минеральных Скважин, после разрушения Волшебного магазинчика мистера Вернона, казалось, в жизни Ридли тоже что-то изменилось: её город, её отношения с друзьями, её взгляды на жизнь. На саму себя. Какой ей стоит быть? Спокойной? Жёсткой? Больше доверять другим? Или собственному чутью? Ридли гадала, что из этого предпочли бы её друзья, учитывая, как она вела себя в последнее время, настаивая на собственных решениях и мчась к цели, невзирая на безопасность окружающих. Но она же действовала из лучших побуждений. Они ведь не понимали это? (Какой хороший вопрос. А ты никогда не испытывал сомнений на собственный счёт? Не задавался вопросом: «Какой я на самом деле»? Я вот задавался. Вообще, если задуматься, ты же не знаешь, кто я такой… Так что, возможно, мне стоит перестать задавать вопросы!) – Представить не могу, как ты это делаешь, Ридли, – восхищённо вздохнула мисс Паркли, – ты меня поражаешь. Ридли пожала плечами. – Если бы мне давали монетку каждый раз, когда я это слышу, я бы разбогатела, – и внезапно хихикнула, – правда, наверняка меня бы бесили все эти мешочки с мелочью. Мама Ридли наняла Хелену Паркли, чтобы та занималась с Ридли на дому, в самом начале сентября, незадолго до того, как её отец отправился в очередную торговую поездку. Это оказалась стройная женщина со светлыми кудряшками до плеч, чуть выше самой миссис Ларсен. Одевалась она так, будто была лет на двадцать старше: в застёгнутую на все пуговицы блузку, шерстяные пиджак и юбку, закрывающую колени. Увидев её впервые, Ридли подумала, что мисс Паркли выглядит умной и порядочной женщиной. Однако она отлично знала, что внешность бывает обманчива. Пока можно было смело утверждать одно: мисс Паркли была невероятно неуклюжей, постоянно что-то роняла и спотыкалась. И очень легко отвлекалась на простейшие из фокусов Ридли. Узнав, что Ридли увлекается изобретениями, мисс Паркли первым делом записала её на региональную выставку юных изобретателей, проходящую в соседнем городке – Пристани Белла, – куда они сейчас и ехали. Если она таким образом хотела завоевать расположение своей подопечной – у неё это получилось. Спустя годы, потраченные на мелкие поделки и фантазии о хитрых механизмах, не нашедших особого воплощения, Ридли наконец собиралась доказать себе, что её хобби чего-то стоит. Может принести пользу. Она везла на выставку проект изменения общественных пространств так, чтобы любой мог с лёгкостью ими пользоваться. Вместе с отцом, пока он не уехал в командировку, они потратили немало часов, разрабатывая специальную систему, позволяющую Ридли подниматься и спускаться по лестницам в их доме, не покидая инвалидной коляски. Верёвки, противовесы, колёса и шестерёнки на время поворачивали ступени, превращая их в пандус. Ридли везла с собой стенд, на котором описывалась механика системы, а также её небольшую модель. Сейчас это всё находилось в сумке, которая стояла на полу возле её коляски. – Научишь меня этому фокусу? – с надеждой спросила мисс Паркли. – Как ты это делаешь? – Возможно, мне лучше подумать о моём выступлении на выставке, – выразительно заметила Ридли. Она совершенно точно не собиралась раскрывать свои секреты человеку, которого знала всего месяц, невзирая на то, что этот человек уже успел для неё сделать. Мисс Паркли улыбнулась. – Ох, ты права. Прости, что отвлекаю. – Ничего. Я тогда продолжу готовиться, – Ридли достала блокнот из отделения в подлокотнике и раскрыла его. Она внимательно изучала страницы до тех пор, пока мисс Паркли не отвернулась – чтобы сделать это, ей пришлось сперва освободить рукав блузки, зацепившийся за болтик в спинке её сиденья. – Ух! – выдохнула мисс Паркли, когда наконец освободила рукав и устроилась поудобнее. Потом вдруг странно захихикала, и во второй раз за это утро Ридли обнаружила, что улыбается. * * * Каменные мостовые и старая архитектура придавали Пристани Белла очарование родного городка Ридли. В этом же большом городе и здания были выше, и парки – шире. Театры были рассчитаны на большее количество зрителей. Фабрики и заводы производили самую разнообразную продукцию. А в магазинах было намного больше отделов, в которых продавалось намного больше товаров. Колледж Белла располагался на высоком холме, у подножия которого текла извилистая река, связывающая этот город с Минеральными Скважинами. Его здания были выполнены из гранита и мрамора, и казалось, что многочисленные вьюны, оплетающие стены и уже тронутые осенней краской, удерживают их одной своей силой. Немного перекусив, Ридли и мисс Паркли направились к главному входу в колледж – гигантским стальным воротам, украшенным чёрными птицами. Эти ворота скорее пугали, чем пробуждали стремление к знаниям. Однако запугать Ридли было не так уж и просто, так что она быстро миновала вход, держа сумку на коленях. Никто бы и не догадался в тот момент, что сердце её готово выпрыгнуть из груди. Мисс Паркли следовала за ней, широко раскрыв глаза от удивления и восторга. На другой стороне двора находилось большое серое здание с высокими окнами, красной черепичной крышей и невообразимо огромной лестницей – Хэмпшир Холл. – Идите за мной, – сказала Ридли, – и смотрите внимательней под ноги, – она указала на горшок с цветком, который кто-то столкнул на дорожку из голубоватого камня. Мисс Паркли благодарно кивнула, но всё равно споткнулась об черепок, и девочка услышала за спиной её негромкое «ой». Наконец она обнаружила дверь, расположенную на уровне земли. Расстегнув крепление под подлокотником коляски, она взяла в руку приспособление с зажимом, рассчитанное как раз на подобные случаи. Потянув с одного края, Ридли почувствовала, как зажим выдвинулся вперёд и зацепился за ручку двери. Она закрепила его при помощи рычага у основания, затем повернула и потянула. Дверь открылась. Ридли чуть сдвинула свою коляску и поймала створку ножной подпоркой, не давая той закрыться. Затем убрала зажим, снова прикрепила его под подлокотником и обернулась к мисс Паркли. – Прошу вас, – сказала она. – О, спасибо, – ответила её учительница, снова странно хихикнула и запнулась, проходя мимо Ридли. Несколько минут они блуждали по извилистым коридорам главного здания, пока не встретили каких-то ребят, несущих странные приспособления. – Сюда, – сказала она учительнице и последовала за ними в огромный класс, где стояли длинные ряды парт. Прямо за дверью находился стол, за которым сидело трое взрослых в твидовых костюмах – к ним собралась уже целая очередь из будущих участников выставки. – Я, наверное, зарегистрир… – начала было мисс Паркли, но Ридли резко мотнула головой и ринулась вперёд. – Ридли Ларсен, на выставку изобретателей, – она пыталась придать своему голосу значительности и уверенности, хотя изрядно нервничала. Один из взрослых протянул ей бумажку с номером. – Добро пожаловать. Ваше место в ряду возле окна. Не пропустите. – Спаси-и-бо-о-о, – странным напевным голосом произнесла мисс Паркли, на ходу врезавшись в столик регистрации, от чего тот заскрежетал ножками по мраморному полу. Люди в твидовых костюмах скривились. – Извини-и-те-е, – снова протянула она, поправляя юбку, и поспешила за Ридли, уже укатившей далеко вперёд. Они миновали других участников. Поглядывая на их стенды, Ридли замечала названия проектов: Автоматический переворачиватель страниц, Удобные грабли с сумкой для сбора листьев, Удалённый переключатель света, Локатор потерянных шариков. Она не до конца была уверена, в чём заключалась суть некоторых изобретений, но существовала вероятность, что одно из них разнесёт её проект в пух и прах. – Ты волнуешься так же сильно, как и я? – спросила мисс Паркли и снова тихонько хихикнула. – Я в порядке! – Ридли ответила громче, чем собиралась. Странные ужимки учительницы немного раздражали её. Девочка попыталась смягчить сказанное широкой улыбкой, но, испугавшись, что та только усугубит впечатление, быстро вернула своему лицу отстранённое выражение. Она была абсолютно уверена, что выглядит сейчас, как настоящая сумасшедшая. – Хорошо! – мисс Паркли зарделась. – Я тоже! Я вообще ни капельки не волнуюсь. Ума не приложу, с чего я вообще об этом заговорила. – Ничего страшного, – тихонько произнесла Ридли. Моторчик в её груди только набирал обороты. «Возможно, стоит просто признать это, – на самом деле я всё-таки немного взволнованна». Она плюхнула на стол огромную сумку и расстегнула её. Через несколько мгновений девочка вынула оттуда стенд и выставила его на всеобщее обозрение. Красный заголовок наверху гласил: Лестница-трансформер. Дальше шли различные чертежи и диаграммы, разработанные Ридли, а также эскиз готового механизма и его подробное описание. После этого Ридли разложила перед собой детали миниатюрной модели лестницы и потянулась к заднему карману на коляске, где хранила свои инструменты. Мисс Паркли маячила поблизости. – Тебе чем-нибудь помочь? – Это не трогайте, – велела Ридли, отодвигая стамеску от неловких рук учительницы, взяла тонкую отвёртку и начала прикручивать мелкие шестерёнки к резиновым лентам модели. – Может, принесёте мне стакан воды? – попросила она, не поднимая головы. – Ты сама справишься? Вот теперь Ридли на неё посмотрела. – Разумеется, я справлюсь, – она не удержалась от насмешливой гримасы. – Ох. Хорошо. Я мигом, – и с этими словами мисс Паркли быстро ушла. Проиграв в голове свою последнюю реплику, Ридли почувствовала внезапный укол вины. Всю обратную дорогу в Минеральные Скважины ей придётся показывать учительнице фокусы, чтобы как-то смягчить свою вину. Она опять позволила взять верх резкому характеру (и волнению). Через проход несколько ребят готовили свой стенд. Обустраивали нечто, названное «Садом будущего» – густую зелёную диораму, заполненную миниатюрными растениями и деревьями. Каждый из участников достал некий инструмент и закрепил его на столе. Один был похож на электрический совок. Другой представлял из себя некое приспособление для вскапывания почвы, которое заканчивалось острым, вращающимся механизмом. Третий напоминал обычную лопату… до тех пор, пока кто-то не нажал на тумблер и та не начала вибрировать. Вероятно, так было задумано, чтобы пробиться сквозь более плотные слои почвы. Группа над чем-то засмеялась, и Ридли пронзило воспоминание о её собственных друзьях – их клубе волшебников. Она вдруг позавидовала этим ребятам, тому, что они вместе, поддерживают друг друга, ободряют и перекидываются шуточками. У неё же была только неловкая, слишком восторженная учительница. Впервые за это утро Ридли пожалела, что рядом нет Тео, Лейлы, Картера и близнецов. (А кто бы не пожалел? Даже после их недавних, скажем так, неприятностей, заверяю вас, все Неудачники тоже хотели бы оказаться сейчас рядом с Ридли и поддерживать её.) Краем глаза Ридли заметила чей-то пристальный взгляд. В конце длинного прохода стояла пожилая женщина с седыми, коротко стриженными кудряшками. Плечи её были опущены, руки висели вдоль тела, а рот был приоткрыт, словно та собиралась что-то сказать, но вдруг забыла, что именно. На носу у неё сидели очки в тонкой оправе, а одета она была в платье в фиолетовый и розовый горошек. Ридли только спустя несколько секунд узнала её: миссис Мэлони, библиотекарь из Минеральных Скважин. В конце прошедшего лета она была одной из судей на конкурсе талантов. Миссис Мэлони поёжилась и, коротко дёрнув головой, двинулась в сторону Ридли. Губы у неё шевелились, но девочка никак не могла разобрать, что она говорит. Шла библиотекарша как-то неуверенно, медленно переставляя ноги, точно под гипнозом. Затем она взяла лопату со стола «Сада будущего» и медленно повернулась к Ридли. – Что вы делаете? – вскрикнула девочка. – Положите это на место! Покрасневшие, влажные глаза библиотекарши расширились, полные страха и… решимости? Ридли наконец смогла разобрать, что та шептала себе под нос. И от этого её прошиб холодный пот. – Что я наделала? Что я наделала? Миссис Мэлони замахнулась. Ридли дёрнула за рычажок на подлокотнике своего кресла. – Что я наделала? Колёса завертелись, кресло дёрнулось назад, и одновременно с этим миссис Мэлони тяжело шагнула к столу Ридли. – Стойте! – закричала та, понимая, что сейчас произойдёт. – Нееееет! В этот момент женщина обрушила лопату вниз. Деревянная модель проекта Ридли разлетелась на кусочки. ДВА – сколько же ещё глав впереди? Миссис Мэлони нанесла ещё один удар. Во все стороны полетели шестерёнки, пружины и мелкие детали. Ридли вскинула руки, защищаясь от осколков своих трудов, летящих в неё, точно шрапнель от взорвавшегося снаряда. Все вокруг обернулись, чтобы посмотреть, что происходит. Поднялся шум и крики разбегающихся в разные стороны изобретателей и их наставников. Перед мысленным взором Ридли предстала ночь конкурса талантов, события накладывались на движения библиотекаря, продолжавшей методично уничтожать остатки её проекта. Бах! Окно Волшебного магазинчика взорвалось наружу сотней сверкающих осколков. Бах! Стены вздрогнули и начали оседать. Пыль заволокла Центральную улицу. Бах! Картер, Лейла и Тео ринулись к магазинчику, оставив в парке позади себя Ридли, Эмили Меридиан, близнецов Олли и Иззи и животных. Бах! Из тени выступил гипнотизёр, воротник его был высоко поднят, скрывая лицо, а вокруг клубился дым. Калаган… Человек, охотящийся на Ридли и её друзей с самого начала этого лета, подложивший динамит в старые тоннели контрабандистов под Волшебным магазинчиком мистера Вернона, нажавший на кнопку и изменивший всё. Теперь женщина кричала во весь голос. – Что я наделала? Что я наделала? – но звучало это механически и однообразно, точно какая-то мантра или припев нелепой песенки. Те же слова произнёс Калаган в ночь взрыва, аккурат перед тем, как погнался за Тео, вооружённый волшебной палочкой, обернувшейся острым клинком. Наконец библиотекарша уронила лопату и занялась стендом Ридли. Взор девочки вспыхнул огнём. Как смеет эта женщина разрушать её труды! Хуже того: как она смеет пробуждать воспоминания о человеке, преследующем Ридли даже во снах? Она что, работает на него? Ридли снова нажала на рычажок в подлокотнике и ринулась вперёд. Подножка кресла со всей силы ударила миссис Мэлони под колени. Та вскрикнула, выпустила из рук стенд и упала назад, тяжело ударившись о плитку пола и взвизгнув нечто нечленораздельное, когда увидела Ридли, которая уже готовилась снова нажать на рычаг. Девочка заметила, что во взгляде женщины в этот момент что-то изменилось. Миссис Мэлони поморщилась и потёрла то место, куда её ударила Ридли. В глазах у неё стоял ужас от осознания того, что произошло. Сдавленно охнув, она пробормотала, уже гораздо мягче: – Что я наделала? – Ридли! – по проходу бежала мисс Паркли, сжимая в руках два картонных стаканчика. – Что происходит? – не добежав до места происшествия пары шагов, она споткнулась, окатив библиотекаршу ледяной водой из стаканчиков, и та застыла в шоке. К ним приближались люди в строгой синей форме. Взглянув на нашивки на рукавах, Ридли поняла, что это охрана. Один остановился возле миссис Мэлони, другой – около мисс Паркли. Ещё один подошёл к Ридли. Когда он коснулся её руки, девочка негромко вскрикнула. – Вы в порядке? – спросил он. Ридли посмотрела на останки своего разгромленного проекта – все усилия, все ожидания, все мечты – и ей показалось на мгновение, что она смотрит внутрь самой себя. – Нет. Нет, думаю, я совсем не в порядке, – признала она. Охрана увела миссис Мэлони прочь, но прежде она подошла к Ридли, и когда заговорила – голос её дрожал от избытка эмоций. – Я не знаю, что на меня нашло. Пожалуйста. Я не хотела… Но её перебила мисс Паркли, выступившая вперёд: – И хоть я не хотела обливать вас водой, мэм, мне совершенно не жаль, что я это сделала! Ридли чуть не рассмеялась. Впервые неловкость её учительницы принесла хоть какую-то пользу. К ним подошли двое: женщина с высоким пучком, похожим на улей, и мужчина в очках с широкой чёрной оправой, – и представились администраторами выставки изобретателей. Ридли пыталась объяснить им произошедшее, мисс Паркли тихонько стояла рядом. – Нам очень жаль, что это случилось, мисс Ларсен, – наконец произнесла женщина, – мы обязательно проведём расследование этого инцидента. Ваш проект возможно восстановить? Ридли покачала головой. – Он выглядел весьма впечатляюще, – мягко заметила женщина. – Мы можем продлить ваше приглашение, чтобы вы попробовали свои силы в следующем году, – добавил мужчина. Ридли кивнула. Она слишком устала, чтобы говорить. Миссис Мэлони смогла добиться желаемого. «Или, – подумала Ридли, – она добилась того, чего кто-то хотел от неё». Её последние слова до сих пор эхом отдавались в памяти Ридли: «Я не знаю, что на меня нашло. Пожалуйста. Я не хотела…» Если миссис Мэлони этого не хотела, то кто хотел? Ридли не надо было долго гадать. Калаган был гипнотизёром. Наверняка он загипнотизировал библиотекаршу. Этот человек был настоящим маньяком, и теперь Ридли была уверена, что Волшебным Неудачникам не стоило слушать мистера Вернона и расставаться, пытаясь тем самым успокоить своего врага. Им следовало оставаться вместе, в открытую, как предлагала Ридли, и быть наготове к сражению. Но прислушался ли кто-то к её словам? Нет. Ни к чему это разделение не привело. Снова оказавшись в поезде, Ридли изо всех сил пыталась направить свои мысли в нужное русло, представляла, как они с отцом могут доработать проект. Когда он вернётся из поездки, конечно же. «Маме не понравится, – думала Ридли, – что мы будем тратить ещё больше времени за нашими разработками». Миссис Ларсен отказывалась принимать всерьёз увлечение дочери. Даже то, что она большую часть времени была поглощена своей работой – писала очередную книгу, полную загадок и любовных приключений – ни капли не помогало. Иногда Ридли думала, что мама сочиняет истории, чтобы сбежать от реальной жизни, которая кажется ей слишком простой и обыденной. Или и того хуже – докучливой. Прогнав мысли о матери, Ридли достала из кармашка в кресле блокнот и ручку. Ей надо было во всех подробностях записать то, что произошло на выставке, чтобы рассказать об этом друзьям. Они должны знать, что им грозит опасность. Снова. Подняв взгляд, она заметила, как мисс Паркли быстро отвернулась и сжалась на своём сидении, словно стараясь исчезнуть. Хмммм… Миссис Мэлони утверждала, будто не ведала, что творит, да и выглядела как загипнотизированная. А где была мисс Паркли перед этим нападением? Пошла за стаканом воды для Ридли. По крайней мере, она так сказала. Возможно ли, что её учительница обладает теми же навыками, что и Калаган? Может ли она быть гипнотизёром? – Мисс Паркли? – позвала Ридли, стараясь, чтобы голос её звучал как можно слаще и невиннее. – А? Да? – отозвалась та, не оборачиваясь. – Вы знаете что-нибудь о гипнозе? – Ридли впилась взглядом в затылок учительницы, чтобы разглядеть малейшее движение, способное её выдать. Но мисс Паркли не шевельнулась. – Боюсь, что нет, – ответила она, – хочешь, мы займёмся изучением гипноза на этой неделе? А почему ты о нём спросила? Ридли постаралась придать своему голосу всю возможную небрежность. – Ой, просто так. Не берите в голову. Хотите покажу вам ещё один фокус? ТРИ – а вот и первый ответ! (Или второй?) Ближе к вечеру поезд доехал до Минеральных Скважин. Миссис Ларсен ждала в машине, припаркованной у тротуара перед станцией. Встали они сегодня рано, и Ридли казалось, что день уже подходит к концу, хотя солнце ещё даже не приблизилось к горизонту. Когда она устроилась на заднем сиденье, мама посмотрела на неё через зеркало заднего вида. – Смотри-ка, вернулась целая и невредимая! – В отличие от моего проекта. Миссис Ларсен удивлённо моргнула. – Ну, разумеется, Ридли… В том смысле, что мисс Паркли мне уже рассказала… Всё это просто ужасно… Но, возможно, теперь ты больше времени будешь уделять тому, чем вам положено заниматься, и… Боже мой, ты только взгляни, сколько уже времени! Надо поскорее вернуться в город. У нас дома совсем нечего есть, а я не могу писать на голодный желудок. Они отъехали от станции, и Ридли закатила глаза. Это было в стиле её матери – отмахнуться от случившегося и заняться тем, что у неё выходило лучше всего: волноваться за учёбу Ридли. Волноваться об ужине. Волноваться о приближающихся сроках сдачи книги в издательство. К удивлению Ридли, голос подала мисс Паркли: – Ридли отлично смогла постоять за себя, миссис Ларсен. Ридли почувствовала прилив гордости, но тут же вспомнила, что мисс Паркли теперь находилась в её списке подозреваемых. Когда та обернулась, чтобы адресовать ей быструю улыбку, девочка в ответ только нахмурилась. Они высадили мисс Паркли около её дома рядом с мельницей, после чего Ридли попросилась поехать в город вместе с мамой. – Что ж… ладно… Но нам нельзя задерживаться… Мне надо возвращаться к работе… Я поймала поток этим утром, а потом пришлось ехать забирать вас со станции. Мне действительно надо… Боже, смотри куда едешь! – заверещала она, когда другая машина подъехала к ним слишком близко. – Мы едва ползём, мам, – буркнула Ридли. Она не стала добавлять, что у неё уже были планы на вечер и возвращаться с мамой из города домой она не собиралась. Волшебные Неудачники не виделись уже больше недели, и то в прошлый раз это была не официальная встреча. Они собрались в каморке Тип-Топ Боулинга, чтобы сыграть в карты, что было не так уж и весело, потому что Картер мухлевал и карты исчезали. Смеялись все, кроме Ридли, она, разумеется, разозлилась и в какой-то момент сорвалась, за что потом просила прощения. Кажется, в последнее время она частенько это делала. Срывалась. Извинялась. Сколько она себя помнила, её родители общались друг с другом точно так же. Порой она гадала – не поэтому ли её отец так много времени проводит в разъездах. – Ридли? Она чуть вздрогнула. – Да? Миссис Ларсен припарковала машину на обочине. – Ты меня не слушаешь. – Нет, слушаю, я просто… – она почувствовала, как краснеют щёки. – Повтори ещё раз, пожалуйста? Миссис Ларсен тяжело вздохнула. – Я спрашивала, не собираешься ли ты… не то чтобы я советую или настаиваю… Ох, нам и правда лучше поторопиться… Так о чём это я? Ах, да, я спрашивала, будешь ли ты восстанавливать свой проект. Тот, который сегодня разбили. Ридли на мгновение показалась, что она уловила в маминых словах скрытый смысл. Что-то вроде беспокойства: «Ты в порядке?» «Почему никто в нашей семье не может говорить напрямую, – подумала девочка, – вместо того, чтобы прятаться под слоями намёков и недомолвок». – Думаю, да. Хотя теперь, когда выставка закончилась, не вижу в этом особого смысла. – Пожалуй, я с тобой соглашусь, – ответила миссис Ларсен. – Ладно. Идём. Ридли катилась в кресле позади своей матери, которая шла точно по центру тротуара. Она подозревала, что та слишком спешила, чтобы заметить, сколько пространства она занимает. Под колёсами кресла Ридли шуршали опавшие листья, красные и золотые, хотя кроны большинства деревьев вдоль дороги были ещё зелёными. Это был пик туристического сезона. Многим в это время года нравилось приезжать на выходные в живописные городки, фотографировать листву, гулять по холмам, собирать яблоки и тыквы на окрестных фермах. Последние тёплые деньки перед приближающейся зимой. Ридли не любила зиму. После снегопада было непросто передвигаться по слякоти, от холода неприятно сводило мышцы. Возможно, стоит сказать об этом отцу, когда он вернётся домой, наверняка есть какой-то способ доработать колёса, чтобы те были устойчивей в гололёд. Может, поставить протекторы пошире? Выбрать более рифлёную резину? Или прикрепить к основанию подножки электронные нагреватели. Миссис Ларсен открыла дверь в молочную лавку, и Ридли въехала за ней внутрь. Маленький магазинчик оказался забит посетителями. Миссис Ларсен издала мучительный стон, увидев собравшуюся очередь. Ридли отъехала подальше, и от скуки стала переставлять на полке банки с мёдом и вареньем. Какая-то женщина потянулась к инжирному джему, но едва взяла банку в руки, как та обернулась похожим на инжир камнем. Женщина удивлённо охнула, а Ридли быстро отвернулась, сдерживая смех. Мистер Вернон учил их, что магия должна вызывать у людей улыбки, но удивлённые ахи и охи по мнению Ридли были не менее приятным результатом. К слову об удивлениях. Ридли услышала громкий голос, доносящийся от кассы, и сердце её сжалось. Бросив взгляд через весь магазин, она увидела, как мать спорит о чём-то с продавцом. – А вы не думали, – кричала миссис Ларсен, – что клиенту необходимо сообщать, когда доставка задерживается? Продавец, моложавая женщина с мышиного цвета хвостиком, убранным под сетку, буквально выдавливала из себя извинения. Но мать Ридли не собиралась сдаваться так просто. – В следующий раз я буду заказывать сыр через почтовую доставку Мюррея. Благодарю вас, – Ридли не верила, что мать так уж часто заказывала сыр (а я вот, например, каждую неделю радуюсь доставке Гауды, Таледджио и Камамбера), и всё равно ей было стыдно и неловко. И стало ещё более неловко, когда мать позвала её через весь магазин. – Идём, Ридли! Надо попасть к зеленьщику, пока у них не разобрали брюссельскую капусту… или я собиралась приготовить спаржу? А может, брокколи? Ох, я что-то совсем запуталась… Ридли! А, вот ты где… Пойдём скорее. Теперь снова придётся придумывать, что готовить на ужин, раз уж мы остались без сыра. Продвигаясь к выходу, Ридли мечтала провалиться сквозь землю. Как вдруг она краем уха зацепила разговор: покупательница тихонько (но не слишком) обращалась к продавцу: – Бедная женщина. Ей приходиться всё делать самой, пока муж опять где-то шляется. Будь на мне столько же забот, я бы тоже на всех орала. Ридли нахмурилась. Вот ведь нашлись желающие сунуть нос не в своё дело. Она задела подлокотником покупательницу, а когда та вздрогнула и отпрыгнула с её пути, громко заявила: – Прощаю! У кого-то тут есть дела поважнее бесконечных сплетен. Пробираясь к выходу, Ридли уже сто раз пожалела о том, что вообще открыла рот. Теперь посетители смотрели на неё так же, как и на её мать. Ридли прокатилась вместе с ней до зеленщика, где, послушав недовольное ворчание, посмотрела на часы и спросила: – Можно я немного подышу свежим воздухом? – А что не так с этим воздухом? – уточнила миссис Ларсен. – Мне просто… Надо немного времени. Подумать, – ответила Ридли. – Хорошо. Но вернись домой до темноты… Погоди, а мы к бакалейщику заходили? Как я забыла про него? Могу поклясться… Ридли! Возвращайся до темноты, и… берегись сумасшедших библиотекарей, пожалуйста! – с этими словами мать коротко взмахнула рукой и ринулась обратно. Ридли не знала, были ли её последние слова шуткой или серьёзным предупреждением. Так или иначе, они совсем выветрились у неё из головы к тому моменту, как она добралась до места встречи. Сколько она себя помнила, Зал Орфея всегда был закрыт. Козырёк над когда-то величественным входом был украшен лампочками, которые не зажигались годами, а буквы, складывающиеся в названия старых фильмов, потрескались и выглядели так, словно вот-вот упадут на тротуар. Рядом с обклеенной газетами дверью начинался проулок, ведущий к задней части здания. Он был таким узким, что кресло Ридли едва проезжало в нём. Оглядевшись, чтобы убедиться, что никто на неё не смотрит, девочка нырнула в тень, чувствуя холод от окруживших её кирпичных стен. В конце проулка находилась пологая рампа, ведущая к приоткрытой двери, которую подпирал обломок кирпича. Ридли воспользовалась устройством для открывания дверей, чтобы распахнуть её пошире. Внутри царил полумрак, пахло сыростью и плесенью. Ридли нажала небольшую кнопку над правым колесом и зажгла фонарик, который осветил пространство впереди. Она проехала чуть дальше и увидела белую панель высотой в несколько этажей – задник огромного экрана. Прямо за ним виднелся круг из нескольких стульев – их так поставила Лейла на предыдущем собрании Неудачников. – Эй, – позвала Ридли, придав своему голосу всю возможную суровость, – тут кто-нибудь есть? В ответ повисла жуткая тишина. Что-то здесь было не так. Вдруг раздалась череда щелчков, за которыми последовала яркая вспышка со стороны киноэкрана. – Сюрприз! Из сумрака выскочили друзья Ридли, каждый держал по фонарику. Она же прижала ладони ко рту, чувствуя, как сердце колотится о рёбра. Картер, Лейла, Тео, Олли и Иззи радостно кричали, пока Ридли не сдалась, демонстрируя широкую улыбку. – Неудачники! – закричала она. – Какой же это сюрприз, если мы договорились о встрече. – Ой, молчи, – отозвалась Лейла, и пуговицы на её жакете отозвались перезвоном колокольчиков. На лице её играла улыбка, карие глаза лучились радостью и весельем. – Мы планировали это целую неделю. Остальные Неудачники шагнули назад и навели фонарики на Лейлу, вышедшую в центр круга из стульев. – Ридли Ларсен! Поздравляем с триумфальным возвращением в Минеральные Скважины! Тео держал фонарик у себя под лицом. Он больше не носил привычный смокинг. Учитывая, что Неудачники делали вид, будто расстались, он решил выглядеть чуть менее официально, чтобы не так походить на артиста сцены. Сегодня он был одет в бежевые брюки и чёрный свитер с высоким горлом. – Мы не сомневались, что выставка изобретателей пройдёт отлично, – сказал он, – и в честь того, что наш волшебный клуб снова вместе, мы подготовили выступление в твою честь! Остальные поддержали его аплодисментами и радостными выкриками, а Ридли почувствовала, как к лицу приливает краска. – Но я… – Тс-с! – Картер подмигнул ей. На нём была коричневая вельветовая куртка, и даже в тёмном помещении его светлые волосы будто бы светились, а голубые глаза сияли озорными искрами. Ридли сжала пальцами виски. Её друзья сделали ей приятный сюрприз. Неужели так сложно просто порадоваться этому? В центре круга Лейла развернула и разложила на полу старательно сплетённую сеть. Шагнув в её центр, девочка взялась за края и свела их над головой. – Олли! Иззи! Помогите, пожалуйста. Близнецы сделали колесо за стульями, а затем плотно завязали сеть, так что Лейла очутилась в подобие охотничьей ловушки. – О, нет! Что же мне делать? – простонала она. Ридли позволила себе короткий смешок. Олли и Иззи тем временем принесли огромное полотно из нежно-розового шёлка и развернули его перед Лейлой точно занавес. Из-за него донёсся голос девочки: – Раз… два… На счёт «три» близнецы уронили полог, и оказалось, что вместо сети Лейлу от шеи до пяток опутала белая верёвка. – Але-оп! – вскрикнула Лейла. Ридли громко фыркнула. Но это был не конец! Лейла согнулась, сделала кувырок вперёд и снова выпрямилась, верёвка в этот момент ослабла и упала на пол ровными кругами. Лейла перешагнула через них и склонилась в поклоне под звуки аплодисментов. Наконец Ридли расслабилась и издала радостный вопль. (Это ведь так приятно порой расслабляться, правда? Я стараюсь радостно вопить по меньшей мере три раза в день.) Лейла перепрыгнула через спинку стула, а её место в центре круга занял Тео. Близнецы остались на прежнем месте и снова подняли занавес из розового шёлка. Тео встал перед ним и произнёс: – Насколько вы знаете, немало времени я провёл, практикуя искусство левитации. Примерно столько же времени я посвятил занятиям музыкой! – он вытянул в сторону руку, и в ней появилась скрипка. Он повернул её в ладони, и в другой руке появился смычок. – В этом номере я объединил оба этих искусства, и вместе они способны на большее, чем каждое по отдельности, – он поднял скрипку и начал играть. Сначала мелодия звучала тихо и медленно, наигрывая её, Тео зашёл за занавес, который держали Олли и Иззи. Музыка отлетала от стен старого кинотеатра и становилась всё громче и всё быстрее. К удивлению Ридли, голова Тео показалась над верхней частью занавеса. Глаза его были закрыты, смычок летал над струнами, словно сама мелодия поднимала мальчика всё выше и выше. Скоро он показался весь целиком, будто взлетел над пустым пространством, которое скрывал занавес. Открыв глаза, Тео взглянул на близнецов. Они поняли знак и медленно опустили ткань – вместе с ней опустился и сам Тео, не прекращая играть. Когда от края полога до земли оставалось не больше полуметра, Тео шагнул вперёд и мягко ступил на пол. На последних звуках скрипки он склонился в глубоком поклоне, а близнецы свернули занавес, открывая пустое пространство. Фокус был настолько хорош, что Ридли даже просигналила горном, вынув его из-под сиденья своего кресла. Тео ответил ей широкой улыбкой. Вперёд выступил Картер, держа одну руку за спиной. Другую он поднял над головой и щёлкнул пальцами. Когда же он снова продемонстрировал спрятанную за спиной руку, на ладони его лежало небольшое пирожное, украшенное одиноким бенгальским огоньком, разрывающим тьму озорными искрами. От избытка эмоций в глазах у Ридли защипало. – Поздравляем, Ридли! – сказал Картер. – Поздравляем, Ридли! – эхом откликнулись остальные Неудачники. Огонёк догорел и погас. Во вновь сгустившейся темноте Ридли быстро вытерла глаза. – Я… Я не знаю, что сказать. Картер передал пирожное Тео. – Не надо ничего говорить, – ответила Лейла. Тео взъерошил кудряшки Ридли. – Или можешь просто сказать спасибо. – Но это ещё не всё, – таинственно произнёс Картер. Широким жестом он извлёк из-за спины один из цилиндров мистера Вернона – тот, который уцелел после разрушения Волшебного магазинчика. Он наклонил цилиндр так, чтобы Ридли могла убедиться – тот пуст. И хотя Ридли знала, что будет дальше, всё равно почувствовала лёгкий трепет. Картер поднял шляпу, запустил в неё руку и вытащил пушистого белого кролика. Тот увидел Ридли и сморщил розовый носик. – Мой Цилиндр! – Ридли захлопала в ладоши и взяла на руки своего питомца. – Он жил с нами в отеле. И вёл себя как очень хороший мальчик, – сказала Лейла. – Цилиндр всегда ведёт себя, как хороший мальчик, – заметила Ридли и поцеловала кролика между ушами, – не так ли, малыш? – Олли тоже хороший мальчик, – сказала Иззи, появившись справа от Ридли. – А Иззи – хорошая девочка, – добавил Олли, чьё веснушчатое лицо появилось слева. – Да, но вот сможете ли вы исчезнуть в цилиндре волшебника? – с улыбкой спросила Лейла. Олли и Иззи поражённо уставились друг на друга. – И как мы раньше до этого не додумались? – воскликнул Олли. – Обязательно надо попробовать! – добавила Иззи. Они плюхнулись на стулья по обе стороны от Ридли и скинули с себя фиолетовые пиджаки. Иззи сделала это с такой силой, что и сама упала на пол – предсказуемо, но в этот раз проделки близнецов совсем не раздражали Ридли. (Всегда полезно немного подурачиться, друзья мои.) – Как мистер Вернон? – спросила Ридли. – И другой мистер Вернон? – У всех всё в порядке, – ответила Лейла, – они постоянно говорят, что надежда умирает последней. Не знаю, правда, это какое-то секретное послание или очередная житейская мудрость. Так или иначе, думаю, они оба передали бы тебе привет, если бы знали, что мы сегодня встречаемся. Картер вскинул брови, затем прошептал. – Уверен, они знают о нашей встрече. Кажется, они всегда всё знают. У Ридли свело живот от внезапного воспоминания о том, какие опасности грозят Неудачникам. Сейчас ей придётся омрачить радость их встречи и рассказать все подробности того, что в действительности произошло на выставке изобретателей. Ридли негромко откашлялась, прочищая горло. – На самом деле я не победила. – И что? – пожала плечами Лейла. – Мы всё равно тобой гордимся! – Вы не понимаете, – возразила Ридли, – сегодня утром случилось кое-что похуже. Кое-что связанное, как мне кажется, со всеми нами. Думаю, К… – Не говори этого, – прошептал Тео словно самому себе. Но Ридли должна была сказать. Она едва сдержала дрожь. – Думаю, Калаган вернулся. Как… превратить четвертак в рубль Я знаю… Знаю! Совершенно неподходящее время для нового фокуса. Однако я считаю, что сразу после упоминания имени Калагана не помешает отвлечься. Так что давай забудем о нём на несколько минут и выучим фокус, который особенно понравится Ридли: как превратить одну монетку в другую – прямо у тебя на ладони! ТЕБЕ ПОНАДОБИТСЯ: • Рубль или другая крупная монета • Пятьдесят копеек или маленькая монетка другого цвета • Кусочек двустороннего скотча • Стол ПОДГОТОВЬСЯ: Наклей на правую ладонь кусочек двустороннего скотча (позаботься о том, чтобы не махать руками и никому их не пожимать, чтобы его не заметили). ПОШАГОВЫЕ ИНСТРУКЦИИ: 1. Положи пятьдесят копеек в левую ладонь и покажи монету зрителям, быстро продемонстрировав, что на правой у тебя ничего нет. СЕКРЕТ ФОКУСНИКОВ: Пятьдесят копеек должны полностью скрываться под рублём. 2. Медленно проведи правой рукой над монетами. Пошевели пальцами и скажи волшебные слова. 3. Опусти правую руку так, чтобы пятьдесят копеек прилипли к двухстороннему скотчу. 4. Убери правую руку с прилипшими к ней пятидесятью копейками и покажи зрителям рубль на левой ладони. (Не отводя взгляда от рубля, стряхни пятьдесят копеек с правой ладони на колени – или куда-то ещё, куда они смогут беззвучно приземлиться!) 5. Подними рубль повыше, чтобы все могли его увидеть. Сделай такой же удивлённый вид, как и у твоих зрителей. 6. Поклонись! ЧЕТЫРЕ – всё-таки второй. Погодите-ка, уже третий? – Калаган?! – воскликнул Олли. Ридли кивнула. – Мне уже порядком надоел этот парень, – пробормотала Иззи. (И мне, друзья. И. Мне. Тоже.) – Что случилось на выставке? – спросил Картер. – Садитесь, я вам всё расскажу. – Друзья подтянули стулья поближе и расселись. Выглядело всё так, словно Ридли рассказывала какую-то страшилку. Она склонилась вперёд, лицо её снизу подсвечивали фонарики. Все в ужасе слушали рассказ о том, как миссис Мэлони уничтожила её изобретение. – Это ужасно! – воскликнула Лейла. – Ты не пострадала? – тревожно спросил Тео. Олли и Иззи положили руки на её кресло, словно это могло поддержать подругу. – Я не пострадала, – ответила Ридли, – но лопата была довольно острой. И если бы миссис Мэлони вздумала замахнуться ею на меня… – её передёрнуло от одной только мысли об этом. – Но самое страшное – то, что она сказала после. Что она понятия не имела, что творит… Словно её… загипнотизировали. На этих словах все остальные застыли. – И кто, как нам известно, обладает таким навыком? – продолжила Ридли. – Я больше не хочу слышать это имя, – сказала Лейла, – ты думаешь… он загипнотизировал миссис Мэлони, чтобы она это сделала? Ридли кивнула. – Калаган или… кто-то другой. – Есть идеи – кто? – спросил Тео. – Моя учительница. Мисс Паркли. – Мисс Спаркли? – спросил Олли. – Какое забавное имя. – Паркли, – поправила его Ридли, – без С. – Я думал, она тебе нравится, – задумчиво произнёс Картер. – Я этого не говорила. А даже если сперва она мне… Ну… Не слишком не нравилась, это ещё не значит, что она не может оказаться очередной прислужницей Калагана. Она появилась в городе сразу после взрыва в Волшебном магазинчике, и мы знаем, что нельзя доверять тем, кто внезапно появляется в Минеральных Скважинах. – Не обязательно, – возразил Тео, – после отъезда отца твоей маме понадобился тот, кто мог бы с тобой заниматься. Может, это просто совпадение? Ридли кивнула. – Возможно, кому-то очень хотелось, чтобы так всё и выглядело. Лейла ахнула, затем вскочила на ноги. – Что случилось? – спросил Картер, оглядывая тёмное помещение. – Ты что-то слышала? – Нет, – ответила она, – просто… помнишь, пару дней назад мы заходили с другим мистером Верноном в овощной магазин? – на лице Картера мелькнуло понимание, челюсть его медленно отвисла. Лейла повернулась к остальным. – Мы набрали пару корзин продуктов для нового пирога, который он хотел приготовить, а когда подошли к кассе, лицо продавца показалось нам… странным. Глаза у него были стеклянные, словно он смотрел куда-то вдаль. А ещё он что-то шептал. Картер побелел как полотно. – Что я наделал? – То же говорила и миссис Мэлони, когда напала на меня! – воскликнула Ридли. Лейла быстро кивнула, пуговицы на её пиджаке зазвенели, она невольно поёжилась. – Затем он перевернул наши корзинки и высыпал все продукты на пол! – Фу, как грубо! – заметил Олли. Картер зло фыркнул. – После этого Брэдли посмотрел на другого мистера Вернона и улыбнулся. И спросил: «Могу ли я вам чем-нибудь помочь?», словно мы только-только вошли в магазин и ещё ничего не взяли. Пришлось указать ему на бардак, который он же и устроил! – Брэдли извинялся снова и снова, – продолжила Лейла, – и помог нам собрать все продукты заново. Думаешь, его тоже загипнотизировали? Ридли задумчиво барабанила пальцами по колесу коляски. – Калаган произнёс в день взрыва. «Я Данте Вернон. Что я наделал?» Думаю… думаю, он знает, что мы всё ещё вместе. Тео прочистил горло. – Кое-что похожее произошло на прошлой неделе, на выходных, когда родители отвезли меня на концерт симфонического оркестра в том переделанном амбаре за городом. Один из билетёров… Он всё время шептал, но я не смог разобрать, что именно, и лицо у него было странное. Он подошёл к нам и затем просто… врезался в меня. Чуть не уронил со стула. Я думал, он просто споткнулся, но теперь… Иззи перегнулась через Ридли и ущипнула брата за руку. – Ой! – тот вскрикнул, но Иззи шикнула на него, сурово нахмурив брови. – На одном из выступлений в фойе отеля к нам подошёл один из этих недовольных зрителей. – О, да, – Олли явно вспомнил, о чём идёт речь. – Или мы подумали, что это недовольный зритель. Вёл он себя именно так. Бормотал что-то непонятное. Это вполне могло быть «Что же я наделал». Я права, Олли? – Ну, так… – ответил Олли. – В смысле, всё так. А затем он начал подпевать нам, но текста песни не знал. А то, что он там выдумывал… скажем так, если бы это вдруг запели мы, нас бы немедленно уволили. – Уволили и втоптали в грязь, – шепнула Иззи, – родители нас тогда быстро оттуда увели. А потом, когда они потребовали извинений, мистер Арнольд сказал, что гость не помнит, чтобы он мешал выступлению, и что извинений не будет. Ридли кивнула. – Калаган явно что-то задумал. – Но зачем все эти нападения? – спросила Лейла, обхватив себя руками. – Чего он хочет? Он и так уже всё у нас отобрал. Мы больше не можем вместе заниматься магией. Мы даже просто не можем быть вместе. (Ох, Лейла. Как бы я хотел сказать тебе, что именно этого Калаган и желает – разделить тех, кто выступает против него. Заставить их чувствовать себя беспомощными и одинокими. И всё же Неудачники были друг у друга. Так же, как у тебя есть я, дорогой читатель. А ты есть у меня.) – Ему нравится хаос, который он создаёт, – сказал Тео, – должно быть, для него это своего рода развлечение. – О-о, о-о-о, а вы знаете, что такое настоящее развлечение? – спросил Олли. Когда никто не ответил, он негромко продолжил: – Прыжки на батуте, – когда Иззи приподняла бровь, он добавил: – ну что, это же и правда весело. – Возвращаясь к теме разговора, – продолжила Ридли, – что мы собираемся с этим делать? – С батутами? – уточнила Иззи. – С возвращением Калагана! – Ридли прилагала все усилия, чтобы контролировать свой голос. – С нападениями. С… нами. С тем, что мы прячемся. Притворяемся, что больше не дружим. – Но разве не этого хотел мистер Вернон? – спросил Тео. Ридли передёрнулась и недовольно насупилась. – И смотрите, к чему это привело, – сказала она, – каждый из нас столкнулся с кем-то, кто под гипнозом пытался нам навредить. Или унизить. Или напугать. – И что ты предлагаешь? – спросила Лейла. – Цитируя мадам Хельгу: «Поодиночке мы слабы. Но вместе мы – сила», – Ридли стиснула зубы, – пора Волшебным Неудачникам вернуться. ПЯТЬ – третий или четвёртый? Теперь уже всё равно, глава-то пятая – Мы выйдем из тени, – продолжила Ридли, – покажем Калагану, что нас так просто не запугать. Волшебные Неудачники переглянулись, словно надеясь, что кто-то ответит Ридли. – Ну? – она выжидающе посмотрела на друзей. – Что скажете? – Возможно, не стоит так делать, – мягко предположила Лейла, – папа дал нам эти инструкции, чтобы мы были в относительной безопасности. Мы уже знаем, каким жестоким может быть Калаган. А что ещё он способен сделать, чтобы заставить нас поверить? – Во что? – спросила Ридли. – В то, что он ненавидит Данте всем сердцем, – предположил Картер, – что винит его в смерти своих родителей. Это довольно серьёзная угроза, Ридли. Я согласен с Лейлой. Пусть Верноны сами с этим разберутся. – Но это мы постоянно мешаем его планам, – сказал Тео. Картер только поморщился. – Пойми меня правильно, Картер. Я согласен с тобой и Лейлой. Верноны знают, что делают, но именно Волшебные Неудачники сейчас под ударом. Калаган давно хотел заполучить имена членов магического клуба мистера Вернона. Он хочет переманить их в свою преступную организацию, чтобы обогатиться за их счёт. И полагаю, что загипнотизированные люди – это ещё одна угроза. Не только мистеру Вернону, но и нам. Он хочет, чтобы мы оставили его в покое. Думаю, Неудачникам стоит ещё раз поговорить с мистером Верноном. Всё обсудить. Он должен знать, что происходит. Ридли покачала головой. – А что если мы расскажем мистеру Вернону о происходящем, а он всё равно будет настаивать на том, чтобы мы держались порознь? – она глубоко вздохнула, надеясь, что друзья не заметят, как она дрожит. Она ещё не была готова говорить о том, как ей их не хватает, что она хочет раз и навсегда остановить Калагана вместе с ними, в том числе, чтобы они просто снова могли быть вместе. И если для этого надо нарушить какие-то правила… Она ринулась в бой. – Думаю, стоит лицом к лицу встретить врага… самим спросить их… – А я думаю, это очень плохая идея! – заявил Тео. Ридли почувствовала, как жар приливает к щекам. – А я думаю, это может сработать! Повисла тишина. – Я думаю, следовательно, существую? – наконец подала голос Иззи. – Но думать – это не мой конёк, – отозвался Олли. Ридли понизила голос, старательно подбирая слова, чтобы никого не обидеть. – А что вы думаете о том, чтобы Волшебные Неудачники снова встретились на людях? Что вы думаете о том, что Калаган, возможно, гуляет по городу и гипнотизирует людей, заставляя их вредить нам? – Честно говоря, не знаю, – сказала Иззи, возвращаясь с небес на землю, – я не очень понимаю, как Калаган делает это. Может, он и правда волшебник? Настоящий. – Я думаю о том же, – поддержал Олли, – может, стоит разобраться в этом получше? – Да! – воскликнула Ридли, доставая блокнот. – Это вообще отличная идея, ребята. Браво, Олли. Браво, Иззи, – близнецы встали и коротко поклонились. – К счастью, я уже провела небольшое расследование. Записи у меня с собой. Прямо здесь. Тео вздохнул. – Ну давай. Рассказывай, что ты знаешь. – Я нашла несколько хороших книг о гипнозе, – начала Ридли. – На протяжении истории его использовали в самых разных целях: практичных и… не очень. В древних культурах гипноз использовали в качестве лечения. Священники, шаманы и другие духовные лидеры пели и молились со своими последователями, погружая их в сон, или проводили ритуалы, которые, по их мнению, могли повлиять и исцелить разум больного, – Ридли перелистнула несколько страниц. – Около века назад доктор Франц Месмер изобрёл научный метод, позволяющий погрузиться в подсознание пациента. Он вводил их в транс, призывая обратиться к своим воспоминаниям, а после предлагал изменить модель поведения. Когда пациент приходил в себя, он ничего не помнил о том, что только что происходило. – Что я наделал? – пробормотал Картер. Ридли кивнула. – Это процедура получила название месмеризм. Относительно недавно к этой идее обратились сценические деятели. Некоторые даже использовали месмеризм, чтобы пугать людей. Я обнаружила, что нередко при выступлениях со сцены процесс довольно легко подделать. – Подделать, как экстрасенсорные способности Сандры Сантос? – спросила Лейла. – Или как дополнительные номера Б. Б. Боссо! – добавил Тео. – Именно. И нам надо понять, насколько реальны способности Калагана. Является ли он кем-то вроде древних шаманов? Похож ли на доктора Месмера? Если Калаган действительно способен проникнуть в сознание жителей Минеральных Скважин, значит, надо выяснить, как помочь им вырваться из его хватки. – А вдруг он просто мошенник, – сказал Тео. – Как мой дядя Проныра! – вставил Картер. Ридли снова кивнула. – Если Калаган и правда всего лишь мошенник, значит, он нашёл другой способ заставить людей выполнять его волю. Но тогда нам будет проще помешать ему, потому что это исключает из его арсенала мистические возможности. – Я не верю в мистику, – фыркнул Картер. Его перебила Лейла. – А я вот не знаю. Мне нравится думать, что магия всё же существует в том или ином виде. Настоящая магия. Не просто фокусы. – Так или иначе, – продолжила Ридли, – думаю, нам не помешает узнать о нашем противнике как можно больше, так что я решила покопаться в прошлом Калагана. С конца лета я побывала в мэрии, архиве и редакциях пары местных газет. Я бы отправилась напрямую к мистеру Вернону, но мы знаем, что он предпочитает держать всё в тайне. – Только чтобы защитить нас, – заступилась за него Лейла. – Что у тебя ещё есть в этой тетради? – спросил Картер. – У этого Калагана та ещё биография, – ответила Ридли, листая страницы. – Так, посмотрим. Килрой Калаган родился чуть больше сорока лет назад, прямо здесь, в Минеральных Скважинах, у молодой семейной пары, которых звали Августус и Диана. – Килрой? – переспросил Тео, дёрнувшись. – Его зовут Килрой? Ридли перевернула следующую страницу. – О, а вот это было интересно. На самом деле у Килроя был брат-близнец по имени Кинкейд. – Близнецы! – выпалил Олли и, перегнувшись через Ридли, хлопнул сестру по руке. – Прямо как мы. Иззи изобразила испуганную мину. – Надеюсь, совершенно не как мы! – Брат Килроя Кинкейд умер ещё в младенчестве. – Как грустно! – воскликнула Лейла. – Возможно, это его и изменило, – предположил Тео. – Некоторые из нас тоже потеряли близких, но не стали преступниками, – заметил Картер. Карие глаза Тео расширились. – Ой, прости, Картер. Я не хотел… Ридли откашлялась, привлекая их внимание, и продолжила. – Мик Меридиан рассказал нам о пожаре на курорте, где работали родители Калагана. Килрой и Вернон спорили насчёт финального номера, с которым они готовились выступить на шоу талантов Минеральных Скважин. Их клуб тренировался в подвале дальнего крыла, когда из-за трюка Килроя начался пожар. Огонь быстро перекинулся на верхние этажи. В итоге, погибли его родители, и Килрой остался сиротой. – Как и я, – выдавил Картер. – Нет, – Лейла положила ладонь на плечо кузена, – твои родители ещё могут быть живы. – С тех пор Калаган утверждал, что пожар случился по вине мистера Вернона, – продолжила Ридли, – он винит его во всех своих бедах. – Странно, но мне его даже немного жаль, – заметила Лейла. – Да, – ответил Тео, – но мы постараемся не обращать на это внимания. Ридли перевернула ещё одну страницу. – В итоге Килрой попал в Приют Матушки Маргарет. – Там меня нашли Папа и другой мистер Вернон! – воскликнула Лейла. – Интересное совпадение, – Ридли бросила на подругу быстрый взгляд и сделала пометку в блокноте. – Килрою, однако, не сиделось на месте, и он часто ездил на поезде в Минеральные Скважины. Полагаю, чтобы следить за Изумрудным Кольцом. И в особенности Сандрой Сантос, в которую был влюблён. – Жутковато, – пробормотал Тео. – С тех пор Килрой начал попадаться на нарушениях, и власти возвращали его в приют. Он обворовывал других детей. Крал в местных магазинах. Потом произошёл один случай, который настолько обеспокоил сотрудников приюта, что Килроя перевели в другое место в противоположной части штата. После этого никакой информации о нём мне обнаружить не удалось. – А что за случай? – спросил Олли. – Да! – поддакнула Иззи. – Это же самое интересное. Ридли вздохнула. – Всё непросто. Но насколько я смогла понять из полицейских отчётов, он попытался убедить всех обитателей приюта, что кто-то собирается вломиться к ним ночью, чтобы украсть все ценности. В качестве меры предосторожности он предложил сложить всё самое дорогое в сейф. Думаю, вы уже можете догадаться, что случилось дальше. – Он сбежал со всеми богатствами? – произнёс Картер, скривив губы. – Бинго! – кивнула Ридли. – Ещё один шаг на пути становления полноценным злодеем. – Но его поймали, – заметил Тео, – ему не удалось избежать наказания. – Он проверял свои возможности, – предположил Картер. – Проверял, на что именно он способен. Дядюшка Проныра делал то же в каждом новом городе, куда мы переезжали. Просил прохожих разменять доллар, а в процессе перекладывал монеты так, что в итоге у него оказывалось по меньшей мере на два доллара больше. Потом была эта афера с игрой в стаканчики. Затем были откровенные грабежи. Именно тогда я решил сбежать, потому что… Неудачники закончили в унисон: – Ты не вор. Лейла похлопала его по спине. – Мы знаем, Картер. Он покраснел. – Я просто сказал. Ридли закрыла блокнот. – Так что мы думаем? Олли? Иззи? Что-нибудь из этого помогло вам принять решение? – А что мы там решали? – спросил Олли. – Мы решали, присоединиться к Калагану или нет, дурачок! – ответила Иззи. Ридли стиснула зубы. – Я очень надеюсь, что вы шутите. Иззи улыбнулась. – А когда я не шучу? – Думаю, ты права, Ридли, – сказал Олли, – по меньшей мере нам стоит проверить тех, кто напал на нас. Вдруг они помнят, что встречали странного мужчину в чёрном плаще и большом цилиндре. Кролик Ридли сонно шевельнулся у неё на коленях и тихонько засопел, напоминая девочке о своём присутствии и о том, что его можно погладить. – Но, – добавила Иззи, – надо действовать незаметно. Держаться в тени. Ну, понимаете. Как Калаган. – Это вторая самая вразумительная вещь, которую я слышу сегодня от вас двоих, – кивнула Ридли. Она всё ещё полагала, что её идея выйти на свет во всеоружии была лучше. Но, взглянув на Тео, Картера и Лейлу, спросила: – Что вы все скажете? Проследим за нападающими, вдруг они укажут на убежище Калагана? Помедлив, они кивнули. – Отлично, – Ридли тоже весомо кивнула. – Тогда… С чего начнём? Они согласились приступить к этому завтра и начать с миссис Мэлони, которая уничтожила изобретение Ридли лопатой будущего. Картер и Лейла принесут для прикрытия что-нибудь из бюро находок отеля. Встречу назначили в другом тайном месте – сарае за Департаментом Парков и Зон Отдыха в здании мэрии, замок на котором почти никогда не закрывали до конца. Там они переоденутся и отправятся в библиотеку, расположенную совсем рядом. Покинув помещение старого кинотеатра, Неудачники вышли в проулок и обнаружили, что уже начало смеркаться. Ридли знала, ей стоит поспешить домой, прежде чем мама начнёт волноваться, но она не хотела прощаться с друзьями. Она скучала по ним, по их спорам и ссорам. Ей хотелось отработать парочку новых трюков, как обычно они делали на своих собраниях. Но прежде чем она успела это предложить, в дальнем конце проулка появилась фигура, перекрывшая выход. Низкий, дребезжащий голос произнёс: – Картер Локк? Это ты? ШЕСТЬ – как только я начинаю писать шестую главу, у магов готов новый трюк В голове Ридли взорвалась мысль: Калаган! Он здесь! Картер вскинул руки к лицу. – О нет, нет-нет-нет-нет! – схватив Лейлу за руку, он потащил её обратно к кинотеатру. Остальные поспешили за ними. – Картер! – снова раздался голос. – Стой! Не убегай! Снова оказавшись в темноте, Ридли включила фонарик на кресле. – Кто это? – прошептала Лейла, остановившись возле Картера, который выглядел совершенно растерянным. – Мой дядя Проныра, – медленно произнёс он, – как он нашёл меня? – Что скажете, ребята? – произнесла Ридли, пытаясь имитировать жизнерадостную манеру Лейлы. – Нам надо либо исчезнуть, либо придумать план нападения. Потому что с той стороны сцены нет рампы, которая ведёт в зал. На мгновение все замолчали, прислушиваясь к резким шагам, доносившимся из кирпичного проулка. – Будем сражаться, – сказал Картер. Из его рукавов выскочило по колоде карт, и он взял их как метательные ножи, – дядя Проныра умён. Если спрячемся, это даст нам всего лишь пару секунд, чтобы перегруппироваться, а потом снова придётся бежать. Лейла встала рядом с ним. Взявшись за одну из пуговиц, она вытянула из пиджака длинную белую верёвку, которой пользовалась для фокусов. Обернув её вокруг руки и зацепив за локоть, девочка зажала край верёвки большим пальцем, словно готовясь сделать лассо. К ним присоединился Тео. Он провёл ладонью вдоль штанины, и в руке появился смычок. По обе стороны от друзей встали близнецы, вскинув кулаки, лица у них были непривычно серьёзными. Встав впереди, Ридли развернула коляску лицом к двери, представляя себя водителем танка. Удерживая колёса рукой, она успокоила себя, вспомнив, сколько устройств установлено на коляске, способных отвлечь, сбить с толку и победить нападающего. И выключила фонарик. Шаги замедлились, мужчина завернул за угол. Вечерний свет на полу прорезала тень. – Картер? – позвал мужчина. – Я знаю, ты испугался. И у тебя на это есть все причины, – он говорил спокойно, медленно. Уверенно. Так говорят с загнанным в угол животным, которого не хотят спугнуть, – я так долго искал тебя, парень. И я не желаю тебе зла. Мужчина перешагнул порог. Вспышка фонарика Ридли ударила его прямо в лицо. – Ни с места, – потребовала она. Тот послушался, вскинув руку, чтобы прикрыть глаза от света. Потрёпанный твидовый пиджак висел на нём, как на вешалке. Тонкие сальные волосы выглядели так, словно их стригли, не заглядывая в зеркало. На подбородке кое-где виднелась неровная щетина. – Картер? – снова позвал он. – Кто эти дети? – Оставьте нас в покое, – потребовал Тео, выставив перед собой смычок, точно меч. – Да, – воскликнула Иззи, – мы знаем акробатику! Олли воинственно кивнул. – И не побоимся ею воспользоваться! – Расслабьтесь, – ответил мужчина, – Я понял. Вы команда. Банда. Рад за тебя, Картер. – Не двигайтесь, – предупредила Ридли, – или лично узнаете, на что способна эта команда. – Слушай, парень, – мужчина тяжело вздохнул, – признаю, все эти годы я был тебе не лучшим опекуном. Я не виню тебя за то, что ты тогда сбежал. Зря я пытался украсть ожерелье старой госпожи Залевски. Она была твоим другом, мне следовало это уважать, – он виновато сложил ладони, нервно потирая грязные пальцы. – После твоего ухода я немного покопался в себе и понял, что наш стиль жизни был для тебя… пагубным. Для нас обоих. Для нашей семьи. Я… я решил измениться. Присоединился к церковному приходу. Завёл новых друзей – совсем как ты тут. Я начал новую жизнь. Ту, в которой мы наконец сможем вместе где-нибудь осесть, найти себе дом. Дом, где я смогу тебя вырастить, сделать из тебя человека, а ты будешь напоминать мне о том, как… Ну, как быть хорошим, – Проныра шагнул к Неудачникам. Ридли ещё крепче вцепилась в колёса. Картер выдавил из себя ответ. – Я не хочу помогать тебе становиться хорошим. Смущённый Проныра тут же поправился. – Конечно, я понимаю, ты не хочешь. Тебе надо ходить в школу, играть с друзьями, хорошо питаться и искренне молиться. Дело не во мне, парень. Дело в нас. Я так долго тебя искал… – Да мне плевать! – заорал Картер, и Проныра тут же захлопнул рот. Ридли заметила, как в его взгляде мелькнуло нечто. Неловкость? Печаль? Гнев? – Я слишком долго от тебя убегал, – продолжил Картер. – У меня теперь новая семья. Настоящая семья и друзья, здесь, в Минеральных Скважинах. То, что ты никогда не сможешь мне дать. Никогда не поймёшь! Забудь, что видел меня, и вали прочь отсюда. По коже Ридли побежали мурашки. Она никогда не слышала, чтобы кто-то вот так разговаривал со взрослым. Ей хотелось развернуться и дать Картеру «пять», но она не сводила луч фонарика с лица дядюшки Проныры. – Па-аре-ень, – вначале прорычал, а потом засмеялся он, – я понимаю, в тебе сейчас говорят обида и злость. Давайте мы все вместе выйдем из этого переулка. Пойдём куда-нибудь. Сядем и спокойно поговорим. У тебя новый опекун? Черт побери, так зови его, пусть присоединится. Увидишь, я не так уж и плох. – Ты что, не понял? – спросил Картер. – Я сказал «нет»! Лицо мужчины потемнело. – Я не приму отказа. – Значит, у нас проблемы, – Картер топнул ногой, и Неудачники подобрались, пытаясь казаться как можно выше и внушительнее. Ридли почувствовала, как Цилиндр испуганно ёрзает у неё на коленях, и положила ладонь ему на спинку. – Потому что вот тебе мой ответ! Оставь нас в покое! Дядюшка Проныра чуть запрокинул голову, бросив на друзей тяжёлый взгляд сверху вниз. – Значит, вот так? – Значит… – голос Картера задрожал. – Вот так. Дядюшка Проныра несколько секунд мрачно смотрел на Картера. Ридли не могла понять, о чём тот думает, и то, насколько хорошо этот человек прятал свои эмоции, её пугало. Затем, тяжело вздохнув, Проныра кивнул. Вытянул руку в сторону двери. – Можете идти. Не стану вас останавливать. – Только после вас, мистер, – сказала Ридли. – Как пожелаете, детки, – и с этими словами дядюшка Проныра вышел на улицу. Но прежде чем окончательно уйти, произнёс: – Я задержусь в городе на пару дней, парень. Вдруг ты передумаешь. Я остановился на Июньской улице, в гостинице. Прямо за углом, – он замолк на секунду, глаза его, кажется, увлажнились, – очень надеюсь, что ты придёшь. Затем развернулся на каблуках и закрыл дверь, оставив Неудачников в темноте, освещённой только фонариком Ридли. СЕМЬ – однако я нечасто пишу шестую главу, поэтому маги постоянно тренируются – Картер, ты в порядке? – спросила Лейла и крепко обняла его. Сквозь объятия Картер едва выдавил: – Вообще-то, кажется, да. С самого начала лета я боялся, что Проныра приедет за мной. Странно, но когда это наконец случилось, мне стало легче. – Легче? – спросила Ридли. – Даже если он приехал, чтобы навредить тебе? – Навредить? – переспросил Тео. – Ты разве не слышала, что он сказал? Он хочет забрать Картера домой. Говорит, он изменился. – Нельзя принимать на веру слова этого человека! – Ридли поняла, что невольно поднимает голос. – Люди лгут, Тео. Они лгут. Всё. Время. Особенно те, кому от тебя что-то нужно. Тебе должно быть известно об этом получше многих из нас, – перед мысленным взором Ридли мелькнуло лицо Эмили Меридиан. Глаза Тео недобро сузились. – Так, ладно, – вмешалась Лейла, выпуская брата из объятий и раскинув руки, словно хотела обнять на этот раз всю группу, – у нас тут не самая простая ситуация. Сначала Калаган. Теперь вот возвращение дяди Картера, – она вывела всех наружу, сперва выглянув в проулок, чтобы убедиться, что Проныра уже ушёл, – что будем со всем этим делать? – Продолжим следовать плану, – сказала Ридли, – встречаемся завтра. Поговорим с теми, кто напал на нас. Выудим из них информацию. – Я озадачена, – заявила Иззи. Олли приложил ладонь к её лбу. – Озадаченность – наше второе имя, сестрёнка. Иззи сбросила его руку. – Если мы решили не беспокоиться о приезде дяди Картера в Минеральные Скважины, то, наверное, нам не стоит беспокоиться о том, что он стоит через улицу и делает вид, что не следит за нами. Все обернулись. Иззи была права. Проныра стоял через дорогу от переулка и изучал витрину свечной лавки. Очевидно, он следил за ними в отражении. Картер поёжился, вся его уверенность улетучилась, как дым. – И что теперь? – спросил он. – Мы сбежим от него, – решительно ответила Лейла. * * * План был таков: Олли и Иззи, как самые ловкие, подойдут к Проныре и отвлекут его чечёткой, а остальные в это время разделятся на пары и разойдутся в разные стороны. Сбор был назначен у дома Ридли, который был ближайшим безопасным местом. (Ох, дорогой читатель, бывало ли в твоей жизни так, чтобы всё почти сразу пошло не по плану? Когда лучшие намерения развеялись ещё до того, как у тебя появилась возможность узнать, к чему они приведут? Что ж, как ни жаль мне об этом говорить, в данной ситуации всё случилось именно так.) Когда близнецы были уже на середине мостовой, дядюшка Проныра развернулся к ним, высоко вскинув руки: – Не подходите ближе! – крикнул он. Олли и Иззи оглянулись. Ридли жестом велела им отступать. Но не успели они сделать и шага, как Проныра резко опустил руки. И в этот момент под ногами близнецов что-то оглушительно взорвалось. Мужчина бросил в них несколько шутих вроде тех, что мистер Вернон когда-то продавал в своём Волшебном магазинчике. Олли и Иззи отпрыгнули в сторону. Это дало Проныре достаточно времени, чтобы понять намерения остальных. – Все, бегом! – закричал Картер. – Сейчас! Неудачники бросились врассыпную. Олли и Иззи побежали прямо по центру улицы в сторону здания мэрии. Лейла и Тео рванули в противоположном направлении. Остались Ридли и Картер, которые стояли прямо напротив Проныры в самом начале короткого переулка. – Запрыгивай, – шепнула Ридли Картеру, щёлкнув переключателем возле подголовника. Сзади, прямо за колёсами коляски, со щелчком выскочила подножка. Картер что-то проворчал и забрался на неё. Ридли нажала ещё одну кнопку в основании спинки, и колёса быстро закрутились, унося друзей вверх по улице. – Он догоняет, – шепнул Картер ей на ухо. Ридли схватилась за правое колесо, заворачивая в следующий переулок. Они промчались по нему до следующей улицы, идущей параллельно той, с которой они только что съехали. – Он всё ещё у нас на хвосте! – сообщил Картер. – А ты никак не можешь его задержать? Картер радостно вскрикнул, вспомнив, что у него и правда был один способ. – Мои карты! Ридли услышала мягкий шорох, когда Картер согнул обе колоды, а затем рассыпал их по переулку. Проныра вскрикнул, споткнулся, поскользнулся, запнулся и свалился (слышать это довольно приятно, особенно когда спотыкается, запинается и падает кто-то настолько неприятный). Когда коляска вылетела на тротуар следующей улицы, Ридли схватилась за левое колесо с такой силой, что они крутанулись на месте. Карты Картера укрыли землю скользким ковром, на котором ноги Проныры разъезжались, не позволяя ему устоять. – Картер! Стой! – закричал он. Электрический моторчик зажужжал, коляска вздрогнула, когда Ридли отпустила колесо, и они поехали дальше. Девочка спиной чувствовала тепло и вес своего друга. – Нам надо где-нибудь спрятаться, – бросила она через плечо. – Туда! – Картер указал на вывеску магазина невдалеке. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=63460668&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 379.00 руб.