Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Депрессионизм Максим Николаевич Грибанов Сборник стихотворений длинною в семнадцатилетний срок, наблюдаемый автором и запечатленный в художественных образах, открывающих различные состояния сознания, их изменения и судьбы, которые, конечно же, не помогут человечеству измениться, но быть может, позволят кому-то в очередной раз задуматься над происходящим. Максим Грибанов Депрессионизм Обращаясь к нашей памяти и тем свойствам, что она в себе хранит: долго и в подробностях, частично и смутно, тайно и до определенного периода недоступно, – нельзя не сознавать, что все детали нашей – и не только – жизни всегда с нами, и люди, создающие их, – тоже В последнее время я стал задумываться над тем, что с приходом смерти, все наши воспоминания исчезнут, исчезнут вместе с памятью, и ничего не останется… Если так, то это грустно, но вполне вероятно, что перед самим событием, – если наше сознание будет в состоянии, – мы обязательно вспомним, – друг за другом, – те события, тех людей, что создали для нас, быть может и похожий, но никогда не повторяющийся тот самый момент ТОТ САМЫЙ МОМЕНТ Вы знаете, устать можно от всего даже от любви, даже от апатии, от самого себя и сознания всего, что с тобой происходило и творится вновь и вновь но именно в такой момент я решил пройтись по набережной – тому удивительному своим панорамным видом месту, находясь в котором словно отдаляешься от земли и смотришь на нее сверху Сейчас апрель, и выдался один из тех немногочисленных и первых теплых дней, на фоне серого и выцветшего, – а также обесцветившего все вокруг, – венчального простора – неба, когда оно вдруг стало нежно-голубым, но не пропитанным еще лучами солнца, а под ним, разлился первый легкий свет, который отделяет каждый контур, каждый цвет, но не насыщенный, а чуть лишь набирающийся красок, настолько, что его безжизненная бледность стала розоветь, а тени отделились друг от друга – столь восприимчивый и чувственный, как юное, четырнадцатилетнее создание, готовое влюбиться… уплывая вдаль, где равномерной линией туманный, дымкой расплывающийся горизонт, как никогда готов соприкоснуться с небосводом и раствориться в нем, там оставаясь до Ее прихода 1 ОЩУЩЕНИЯ ОБЛАКА Я думаю, что облака красивее людей: они такие разные в одном мгновении, что не случается с людьми, хотя со временем – почти всегда я думаю, что облака умнее и талантливее нас: они не думают и не хотят, к тому же могут просто плыть в лазури неба но так бывает, что один лишь человек прекраснее всех облаков и всех мгновений вместе взятых, которых не вернуть, и тот, кто смог увидеть это, не будет знать покоя, наблюдая их далекий свет ВОСПОМИНАНИЯ Я знаю, что воспоминания, как дождь: Они – репрезентация мгновений, Которые не сможет уловить, Увидеть, ощутить никто, Как ты Я знаю, что воспоминания, как сны: Они, как призраки, скользящие сквозь время, Напоминания о том, что не вернуть И что не будет никогда таким, как прежде… Они становятся подобными мечтам Вы видели предутренний туман: Ведь это облака, спустившиеся вниз, на землю, Плывущие вдоль рек, К безмолвным берегам, Чтоб испариться в отблеске лучей Рассвета, Исчезнуть, Снова появляясь где-то МИР В ЕЁ СОЗНАНИИ Огромный мир за хрупкими плечами в рюкзаке, Который оживает лишь с её прикосновеньем, И золотистый чай в прозрачной чашке, И взгляд, что наблюдает посетителей кафе, прохожих, Чьи жизни в мир её на миг попали; И падающая ей под ноги осень, Трехцветьем облетающая с крон Деревьев, что хотели б приостановить мгновенья И замереть в туманной тишине, сливающейся с небом, Укутавшись в неё, как в шарф, – Но тщетно: Их не удержать. ЮНЫЙ МЕСЯЦ В сизой сияющей дымке Скромно таящийся месяц – Юный в своей улыбке – Тенью свой лик завесил. Молча глядит оттуда, Грустно с высот взирает: Что он в тот миг задумал, Что он такое знает? Может быть, видит взоры, Что обращают в небо: Та, что рисует узоры, Тот, что зовётся поэтом. Может быть, все его мысли, Всё то, о чём он мечтает, Откликом мглы серебристой В эти сердца проникает… Нежно вселяя в них чувство, Что знать не будет покоя: В тихой тоске и грусти, Осенью и весною. Будет искать… а где-то Ждёт его светлым взором: Тот, что зовётся поэтом, Та, что рисует узоры. ВЕСЕННИЙ ДОЖДЬ А между прочим скоро будет дождь а с ним прибудет первая гроза весенний тихий вечер ты станешь у окна и отразишься молча твои глаза в них серый отблеск и мерцание воды стремящейся на землю неизвестно для чего из чистоты небесного простора я знаю Морта только ты на свете обладаешь заключающим в себя все мирозданье взором и бледная рука и тонких пальцев очертания прозрачны и недвижимы во тьме я не могу к ним прикоснуться точно так же как сквозь стекло не может прикоснуться дождь к тебе и только разразившись ярким светом небесный окрик озарит твой взгляд на миг в котором отразится мир и тут же превратится в призрак ушедшего дождя давно прочтенных книг ПРОГУЛКА Я иду На улице тепло Вокруг полно прохожих Но я никого из них не знаю Шагаю дальше Но я не только среди них Но и вообще не знаю никого – Как это странно: Тридцать лет прожить И никого не знать Кроме нее: Есть одна девочка Которая хотя и говорила Что ей со мною было хорошо Но больше не приходит А я скучаю Не потому что я не знаю больше никого А потому что она ближе всех на свете Из всех кого я только повстречал И с этим жить довольно трудно Но я пришел На небе облака Такие белые Такие сильные Издалека они меня не видят Ведь я смотрю на них через окно И все будто в тумане сна: И девочка и облака Так далеко И грустно… грустно В ЗЕЛЁНОМ САДУ ДОЖДЛИВОМ В зелёном саду дождливом Старинный теснится дом, Над крышей его уныло Склонился усталый клён. Прикрывшись густой листвою, На кровлю с его ветвей, Сливаясь с вечернею тьмою, Спускается полог теней. Бесшумно крадётся по крыше, За шагом дождливым скользя, И, став на краю её, слышит, Как дремлет ночная земля В манжетах турецкой гвоздики, Увенчанных россыпью снов, Кружащихся словно на стыке Незримых туманных миров. И вальс их уносится в дали, За дымчатые облака, Плывущие будто в печали Извечных скитаний дождя, Чей взор упадёт торопливо На тихий развесистый сад, На клён, что склонившись тоскливо, По кровле стучит, как в набат. СТРАННАЯ, НЕМНОГО ГРУСТНАЯ ИСТОРИЯ Когда у неё была необходимость во мне, – Я не видел, какое в этом таилось искусство, Когда у меня возникла необходимость в ней, – Она этого не почувствовала. Странная история, без прошлого и будущего, Странная история, немного грустная. Она обо мне не забывала, Даже на расстоянии, даже в своём безмолвии, А когда вновь потом меня обнимала, Мы почему-то оба об этом помнили. Странная история, без конца и начала, Странная история, немного боли. Бездна Вселенной, а места мало, Бездна Вселенной сжалась до одного предела. Это похоже на навязчивое состояние, Как будто у тебя там что-то заело. Не хочется, чтобы настало завтра, И чтобы опять повторилось это. Вот так бы лежать, растворяясь в лучах заката, Сливаясь с туманом бледнеющего рассвета. В ТИШИНЕ Я один, я один, Я один при луне, В тишине и безмолвии слушаю: Словно призрачной тенью Кто-то во тьме Тихо слёзы льёт жизни разрушенной… «Ах, как больно сердцу И холодно мне…» – Эхом плач отдалённо-приглушенный Вдруг донёсся до слуха В ночной темноте, Незабвенною болью разбуженный… Я один, я один В полуночной мгле, В тишине и безмолвии слушаю: Это капли дождя Стучатся в окне, Проникая встревожено в душу… 2 ВОСПОМИНАНИЯ ДЕВОЧКА С КОРОТКОЙ СТРИЖКОЙ Девочка С короткой стрижкой: Затылок бритый, Чёлка длинная, Немного Похожая на мальчишку, Стесняясь невинно, Глядит открыто. Высокая, тонкая, Словно лилия – Такая же белая, Такая же юная: Грудь первым соком Едва налитая, Дрожащее тело, Дыхание сбитое… Конечно, тебя Мне уже не встретить, Такой, как в тот миг, Не увидеть снова, И мне остаётся Твой облик светлый В тиши заветной Хранить безмолвно. НЕЖНЫЕ ЧУВСТВА У маленькой девочки Сони Был друг, Ему было около тридцати семи, Но это им не мешало, Однажды вдруг, Взявшись за руки, Вместе пойти Невзирая на то, что ему – тридцать семь, А ей не было и десяти, Она тихо сказала: "Идем со мной", – Он пошел И, оставшись одни, Они взялись за руки и обнялись Вечерней июньской порой Ему было почти тридцать семь, Ей не было и десяти, Ему было с нею так хорошо, Что он стал Постоянно скучать, И он ждал, Когда сможет увидеть ее, В надежде снова обнять И он все продолжал, Продолжал ее ждать – Все замерло около них: Ее голос во мгле Очень нежно звучал, Голос – один на двоих Он парил легче ветра, Как млечный туман – Невидимый призрак земли, – Что в рассветных лучах Навсегда ускользал, Растворяясь, как нежные сны ЗАПРЕТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Мне было тридцать, Ей – лишь двенадцать. Стоял туманный Осенний вечер. Мы были рядом, Забыв, что значит Всё то, чем жили До этой встречи. Горела лампа, И отсвет ясный Мелькал в улыбке Её беспечной, А полушёпот Под одеялом Во мгле кромешной Был так застенчив. Под бездыханным Покровом ночи Она так близко, Без облачений… И вдоль желанных Изгибов линий На юном теле Играли тени. Её невинных, Чуть разведённых, Открытых бёдер Слегка касаясь, Я ощущал То, как смущённо Она той ласке Моей внимает. На миг стесняя Порыв дыханья, Грудь обличает Лишь зримый контур, Едва наметив Свои очертанья… Она замирает, Она безмолвствует. Я пробудился От поцелуя – Такого робкого Прикосновенья… Взял её руку, Она вспорхнула, В моих объятьях Дрожа всем телом!.. ДЕВОЧКА, СОБИРАЮЩАЯ ЗВЁЗДЫ Ты со мной. Ты так близко. Рядом. Притягательность нежных линий… Я ласкаю их нежность взглядом И волос золотистый иней. Ты во тьме собираешь звёзды И так бережно носишь в объятьях… Ты вплетаешь их в млечные косы, Украшаешь их россыпью платье. Тихий свет беспредельного мира, В этот миг затаивший дыханье… Я смотрю на тебя – ты красива, Удивительное созданье. ЭЛЛИ Темноволосая девочка Элли с глубоким задумчивым взглядом если бы вы только в него посмотрели если б могли оказаться на миг с ней рядом но нет – она далеко и слишком недостижима по природе своей, чтобы можно было ее увидеть она может пройти около вас, мимо но оставаться при этом необличаемой и незримой она может проплыть незаметной и легкой тенью быть туманом, не более тени весомым она может быть ветром, окутанным в сумрак осенний она может быть сном – чем-то видимым, но не знакомым Эта девочка, темноволосая девочка Элли с одиноким, направленным вглубь себя взглядом если б мог я войти в мир ее ощущений если б мог оказаться на миг с ней рядом НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ВЕЧЕР Мне в глазах твоих Небом звёздным – Беспредельным пространством мира – Отразилась немая осень И в сознаньи моём застыла: Безмятежным вечерним светом В милом облике – лёгким ветром, И листовой, что дрожит уныло, Ожидая в тени ответа. Этот дивный, Безлюдный вечер, Нежных пальцев прикосновенье, Замедляет пространство-время, Замирая в одном мгновении. ЛИЗЕЛЬ Мне дороже всего на свете  – Молчаливая грусть в глазах твоих, Лизель, Ты дрожишь, как осенний ветер, Что изменчив, безмолвен и тих. Ты, как он: Беспредельно незрима, Ты повсюду, Лизель, Хотя тебя рядом нет, Мои мысли  – с тобой и напоминают зиму, Тихим ветром кружащую лёгкий снег. Я надеюсь, однажды вернётся вечер, Когда в сумрачном небе появится призрак луны, Лизель, Он будет в тот миг застенчив, Облачая мгновенье в твои черты. ГАЯНЭ Не знаю, помнишь ли ты обо мне, Но я не забыл, как жила когда-то На мрачной, покрытом туманом земле, – И этим туманом была объята, – Прекрасная юная Гаянэ И блеск ее глаз, отражаясь во мгле Безмолвием вечности звездного неба, Был тем, чего не было на земле: Он нес в себе ясность любви и света! И голос призывно звучал в тишине, И легкие пряди развеяны ветром, Сливаясь с туманом, как будто во сне, В котором я видел когда-то все это НАРИСОВАННЫЙ РАССВЕТ Я пред тобою нарисую новый мир – Смотри: Сияние лазури разливается Вдали; Оно над горизонтом умывает Небосклон, Развеяв нежным ветром безмятежный, тихий Сон; Оно безмолвием наполнит облачную Мглу, Мир погружая на мгновение в немую Тишину, В которой взором ты коснёшься отсвета Зари И ощутишь, что этот мир смогла увидеть так лишь Ты. ПОСЛЕДНИЙ ВЕСЕННИЙ ВЕЧЕР Соня, Милый мой человечек, Если б ты знала, как мне тебя не хватает Что же мне с этим делать Что же мне делать?.. – не представляю Соня, Если б ты только знала Как мне не хватает тепла твоего тела Твоей руки и милого, грустного взгляда Я помню, как нежно ты на меня смотрела Соня, Мне так не хватает Твоих нежных губ и тихой, усталой речи За окном беззвучно метель играет А я вижу последний весенний вечер… Легкий свет безмятежно раздвинет тени Целый мир исчезает в твоих объятьях Превращая ночь в череду мгновений Оставаясь в памяти безвозвратно… Но когда еще этот снег растает И увидим ли мы друг друга снова Как же мне тебя сильно не хватает В этот снегопад, под ночным покровом ДВЕ ДУШИ, ЗАТЕРЯВШИЕСЯ В НОЯБРЕ «Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?» Две души, Затерянные в ноябре – Это так легко Под белоснежной вьюгой, Где размыты Контуры, и где Молча шли, Не различив друг друга. Молча шли, Как мимолётный снег, Ничего Не стоя в целом мире; Да и в нём – Несущем новый век – Нет нужды В пространственном эфире. Нет нужды… Но ведь для них важна Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/maksim-gribanov/depressionizm/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО