Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Театр рыжего демона. Книга 3. Все по-своему Алена Вьюжина Поле битвы – Земля… Нет, это не название блокбастера. Это новая миссия великих магистров. На сей раз Элеоноре и компании придется бороться со Злом в нашем мире. Правда, в несколько измененном составе, да и правила в этой борьбе будут куда жестче. Но разве Эля когда-нибудь подчинялась каким-то правилам? Своевольная ведьма и в этот раз намерена все делать по-своему. Театр рыжего демона Книга 3. Все по-своему Алена Вьюжина © Алена Вьюжина, 2020 ISBN 978-5-0051-6765-1 (т. 3) ISBN 978-5-0051-1393-1 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero «ТЕАТР РЫЖЕГО ДЕМОНА» Пролог – Егорушка, кажется, я сбила собаку! – обморочным голосом проговорила Элька, и ее руки бессильно упали с руля на колени. Сидящий рядом с ней на пассажирском сидении водитель и охранник в одном лице, принялся неловко успокаивать свою любимую хозяйку: – Не переживайте, Элеонора Святославовна! Я ща метнусь и посмотрю, вдруг вы псину не насмерть сбили? Может, лежит под колесами, еще не сдохла, но вот-вот… – Егор!!! – Понял, – кивнул недалекий, но преданный Егорушка, вышел из джипа и скрылся во тьме. Фиговый, конечно, из него утешитель получился, но уж как смог… – Все в порядке! – через минуту раздался хрипловатый баритон шофера, который донесся до пришибленной происшествием Эльки, как через вату. – Жива собаченция, не убили вы ее. Да и нет животинки здесь – сбежала, только клок шерсти и оставила. Да вы идите и сами посмотрите! На всякий случай, прихватив из бардачка фонарик, женщина кое-как, с трясущимися руками и ногами, вылезла из машины. – Вот, смотрите! Собачка убежала, с ней все в порядке! – с чисто аптекарской радостью восклицал Егор, показывая своей любимой хозяйке клок серо-белой шерсти. Элеонора выхватила у него вещественное доказательство и внимательно пригляделась. Внезапно погас ее фонарик, скудное уличное освещение, да и фары ее машины почему-то тоже. Элька поднесла клок шерсти почти к самому кончику своего длинного капризного носа и принялась разглядывать шерсть в неясном свете полной луны и звезд. Резко зажглись и фонарик и фары, и женщина вздрогнула. – Это была не собака! – сдавленным голосом просипела она. – Это был волк! Неужели, ты не видишь? – Ну, какой волк, Элеонора Святославовна, что вы, в самом-то деле! Отродясь здесь волков не водилось. Что они тут забыли? Да и собаки здесь откуда? Хотя… Поехали лучше домой, Элеонора Святославовна. Давайте-ка, лучше я за руль сяду, а то вы, я извиняюсь, малость не в себе, просто сама не своя. Шутка ли, сначала подругу хоронить, а потом собаку чуть не задавить! Поехали, а? Вы нас непонятно куда завезли, а уже поздно, ваш муж заругается… – Да, поехали, – рассеяно отозвалась Элька, опуская клок шерсти в карман черной кожаной куртки. Очень нехороший знак! Она чуть не задавила неизвестно откуда взявшегося волка, это неспроста! Но что это могло бы означать? Предупреждение о беде, или что-то иное? В отличие от Фомы неверующего, Егора, Элька ничуть не сомневалась, что это был именно волк. Ей ли волчьей шерсти не узнать! Глава 1 …Ужасно смердящая и мерзко ухмыляющаяся Смерть в черном плаще с капюшоном тянула за собой Дейвора в зияющую непроглядной темнотой яму, цепко ухватившись за одежду и запястье мужчины. – Руку, Дейв, давай руку! – кричала Элька, протягивая мужу одну руку с растопыренными пальцами, а другой крепко держась за ствол сухого безжизненного дерева. – Не сдавайся, Малыш, я тебя вытащу! Дейвор Блекхарт, печально глядя на любимую жену, лишь отрицательно покачал головой. Сопровождаемый злорадным хохотом отвратительной старухи-Смерти, воин и чародей исчез в бездонной черной яме, и почти сразу же из пропасти забил мощный фонтан ослепительного, бело-золотистого света. – Нет!!! – в отчаянии закричала Элька так громко, что сорвала голос, закашлялась и… проснулась. Первые минуты она даже не могла понять, где находится и вообще, кто она такая. Так, спокойно, без паники! Она – Элеонора Иланская, в девичестве – Снежина, под псевдонимом Елена Иланская она пишет книги в жанре фэнтези и ведет мистическую передачу на телевидении. Ее второе имя – Элеонора Блекхарт, но оно используется только в другом мире, в ее любимой Весте, которую она два раза уже спасала от зла и черных магов. Элька огляделась по сторонам. Так, она сидит в кровати, а рядом крепко спит ее муж из обычного мира, Эдик Иланский. Он опять заснул, не выключив настольную лампу со своей стороны кровати. Так, значит, Смерть, утягивающая Дейвора в бездну – это всего лишь сон. Кошмарный сон, уже десятый за последние пятнадцать дней… Элька пулей вылетела из-под одеяла, выдернула из базы телефонную трубку и понеслась в библиотеку. Плотно прикрыв за собой дверь, она села на диванчик, прижала к себе дремлющего кота Мусика (полное имя – Мефистофель) и набрала номер сестры. – Да… Алло… – раздался после пятнадцатого гудка недовольный и сонный голос Ланы. – Веста плохо на тебя влияет: с тех пор, как этот мир появился в нашей жизни, ты звонишь мне исключительно в три часа ночи. – Не гони баллоны на Весту! – огрызнулась Элька. – Я волнуюсь, Ланка, очень волнуюсь! А у тебя что, утренний эфир? – Какой эфир, побойся Бога! – простонала ее двоюродная сестра. – Я же решила круто изменить свою жизнь, избавиться от всего, что связано с Вестой и даже с телевидения уволилась. Если бы ты не была занята только собой, то помнила бы, что я уже два месяца как вернулась на прежнюю работу. – Ой, дуррра!!! – раскатисто отреагировала Элька. – Оно, может, верно, но это мой выбор. Я захотела прежней жизни, хотела стать свободной от всего немыслимого, а ты все норовишь меня догнать и добро причинить. Ой, а почему ты волнуешься? Ты и волнуешься?! И Элька рассказала Лане обо всем: и о волчьей шерсти, и о своем повторяющемся ночном кошмаре с Дейвором и Смертью в главных ролях, и о своих нехороших предчувствиях. Лана, несмотря на свое довольно равнодушное отношение ко всем и всему, решила успокоить сестру: – Послушай, это был всего лишь плохой сон и не более того. А волчья шерсть… Ну, не знаю, этому тоже можно найти какое-нибудь логическое объяснение. – Объяснение… Какое, к чертям свинячьим, объяснение!? – заорала Элька, вскакивая с диванчика и роняя Мусика на пол. – И сны просто так по столько раз не повторяются! Дейвору грозит беда! В Весте что-то происходит! Мне посылаются знаки, а я не могу их понять! Происходит что-то кошмарное! – Ты лучше меньше ужастиков пиши, – с чисто обывательской «мудростью» посоветовала Лана. – Я не пишу ужастики! – Значит, ведешь, читаешь и смотришь, – не давалась младшая кузина. – Слушай, если ты так за Весту свою переживаешь, то почему сразу туда не вернулась, прихватив с собой сына, как и собиралась? – У меня дела в нашем мире! – старшая сестра тоже не собиралась сдаваться. – И у меня не насчет Весты дурные предчувствия, а насчет одного Дейвора. Он, если ты не забыла, мой муж, а я в отличие от некоторых, не равнодушная и инфантильная амеба! – Знаешь, что я думаю? – спросила Лана, решив не обижаться на «амебу». – Ты скучаешь по Весте, по Дейву и всем остальным. А главное – по тем опасностям, приключениям и геройствам. Но пойми ты, геройствам конец. В прошлый раз мы совершили свой последний подвиг… – Да я только начала! – возмутилась Элька. – Ну, неужели не будет больше ни Даркуса, ни его легионеров? Я соскучилась! – Ты неисправима! – попеняла сестре Лана. – И вообще, с годами ты такая впечатлительная, волнительная и сентиментальная стала. Ну, вот, с чего бы тебе так переживать и изводиться из-за смерти твоей Тайки? Она была скучная, занудная, некрасивая, неинтересная, настоящая неудачница. Она сама виновата, что умерла: спортом не занималась, жрала в три горла, пила еще больше… – Послушай, что я тебе скажу, – ледяным тоном прервала ее Элька. – Тайка была моей лучшей подругой с детства, мы дружили миллион лет, и другой лучшей подруги детства у меня уже не будет. Да, возможно, она была занудой и пьянчужкой в последнее время. Но ее отзывчивость, постоянная готовность помочь и многие другие моральные качества вам, мнимым трезвенницам и моралисткам, даже и не снились! – Ну, в любом случае, помочь я тебе ничем не могу, – еще доносился из трубки голос сестры, и все, дальше Элька одним спокойным точным движением утопила телефон в широкой вазе с цветами. Она обессиленно опустилась на диван и закрыла глаза. Еще никогда Элеонора Блекхарт не чувствовала себя такой беспомощной, слабой и одинокой. – Все, Мусик, мамочка осталась одна, – печально сообщила она коту, вернувшемуся к ней на коленочки. – Одна и, как говорится, без оружия. Тихо скрипнула дверь, и в библиотеку ввинтился шестнадцатилетний сын Эльки, Алекс. – Ма, ты чего это от Эдика сбежала? – А ты, сынок, почему не спишь? – задала встречный вопрос его мама. – Мне помощь твоя нужна, – признался ребенок. Губы Элеоноры тронула полуулыбка, глаза снова разгорелись ярким зеленым огнем, а ледяной кулак одиночества, стискивающий сердце, разжался и быстро исчез. С чего это она, рыжее чудище, решила, что одинока? У нее есть замечательный сын, единственный в этом мире, информированный о Весте, ее обитателях, и о том, что его мама – не просто красивая женщина и талантливая писательница, но и лучшая воительница и ведьма того чудесного мира. – Садись, сынок, мы с Мефистофелем внимательно тебя слушаем. – Ну, Мусик мне вряд ли сейчас поможет, – хихикнул Алекс и вкрадчиво спросил: – Мамочка, какие у тебя планы на завтра, вернее, уже на сегодняшний вечер? – Как какие? – удивилась Элька. – А, я поняла! Ты, таким образом, пытаешься проверить, не забыла ли я про ваш спектакль? Не забыла, мерзкий ты ребенок! Я же всегда бросаю все дела, даже неотложные, чтобы не пропустить ваше шоу. – Вот о спектакле-то и речь, – вздохнул сын. Дело в том, что он, не очень жаловавший всех детей вообще, а особенно подростков, неожиданно легко и быстро сошелся со всеми детьми жителей коттеджного поселка, где купили новый дом Элька с Эдиком. Из них и молодой поросли из соседних элитных поселков сложилась теплая и гораздая на выдумки компашка. Они вечно устраивали разные праздники, мероприятия, ставили спектакли и концерты. В постановках Алекс, не любивший быть в центре внимания, был режиссером. На завтра как раз был назначен спектакль-сказка. Элька планировала всего лишь посидеть в зрительном зале, но, оказалось, что снова понадобилась ее помощь – Что, опять ведьму какую-то сыграть? – спросила она у сына. – Ну как ты могла такое подумать?! – фальшиво возмутился хитрый ребенок. – Как? Ты смеешься, дорогой? А кто не раз в ваших спектаклях с блеском исполнял роль всяких ведьм, злодеек и разной нечисти? – Ты, мамочка. Но в этот раз нам нужна фея, – выдал подросток. – Кто?! – Фея. Элька задумалась – Сынок, я, конечно, гений, и очень рада, что ты это понимаешь, – как обычно, скромно начала она. – Но как же без репетиций, хотя бы одной? Я даже текста не знаю… – Да там и делать-то почти ничего не придется, и текста у феи нет. В волшебном лесу растет чудесное дерево, в котором заточена добрая прекрасная фея. Ну, для тебя не важен сюжет сказки, ты появишься только в конце. Завтра придешь чуть раньше начала спектакля, примеришься к дереву, а ближе к концу опять залезешь, и через несколько минут просто откроешь в декорации дверцу и изящно упорхнешь. – Ага, и упорхну… – рассеяно пробормотала Элька. – Ну, это мне, как два пальца… обплевать. Но почему бы вам не посадить внутрь декорации не твою старую больную мать, а какую-нибудь девчонку? – Мать, ты у меня молодее всех молодых и здоровее всех здоровых! А в дереве у нас должна была сидеть Галька Муховская, но вчера ее увезли в больницу с аппендицитом. – Так посадите другую… – Ты смеешься? – обиделся Алекс. – Ты реально самая мелкая. Все мои ровесницы выше тебя на целую голову и тети-лошади. Одна Галька была, как ты, но, сама видишь, что получилось… – Так пусть залезет в дерево какая-нибудь двенадцатилетняя… – Мать, ну какая из мелочи фея, а? Не потянет, уровень не тот, – сказал режиссер-хитрюга. – Так ты поможешь? – Конечно, сынок, – нежно улыбнулась Элька. – Конечно же, мама поможет. Мама, как обычно, решит все проблемы… Несколько минут мама с сыном просидели молча. Тишину нарушало лишь умиротворяющее мурлыканье Мефистофеля, лежащего на коленях у хозяйки. – Мам, а что у тебя случилось? – первым нарушил молчание Алекс. – Что такое могло произойти, с чем не могли бы справиться ты и наш Эдик? Это как-то связано с тем другим миром, Вестой, да? У мамы с сыном всегда была очень мощная эмоциональная связь, они всегда понимали один другого и без слов, всегда чувствовали настроение друг друга. И сейчас, рассказывая Алексу о своих переживаниях и страхах, Элька чувствовала понимание и облегчение, что совершенно не ощущалось при недавнем разговоре с сестрой. Странно как-то получается в жизни: они с Ланой пережили столько невероятных приключений, побывали в стольких передрягах, столько опасностей победили, столько всего вынесли, а родная душа в сестре не ощущается. Теперь магистр Ордена Тигра (Элька с трудом смогла так назвать сестру) отгородилась от всего, что связано с Вестой: от магии, воспоминаний, от сестры, от самого Чуда. Она с головой увязла в болоте обычной жизни, погрязла в привычной для нее рутине и рада этому! Мещанка, блин, с авоськой! А Алекс… Элька рассказала подростку еще после первого возвращения из Весты то, во что ни один человек не поверил бы и счел бы это сюжетом очередной маминой книги. А он вот взял и поверил! Он ни на один миг не усомнился в том, что все это происходило с его шебутной мамашкой на самом деле. Мало того, он, вроде бы, даже сам стал чувствовать себя частью того другого мира. «У меня самый лучший сын во всех мирах!», – пронеслось в голове у Эльки, и глаза ее против воли наполнились слезами. Мальчик по своему понял настроение матери: – Мамуль, не плачь! Ну, сама подумай, что может случиться в Весте? Даркуса и его Легионеров Тьмы вы уконтрапупили окончательно, с темными эльфами, можно сказать, подружились. Там тишь да гладь… – А я по всему этому буду скучать, – мечтательно вздохнула неугомонная маменька, но тут же стряхнула с себя наваждение. – В первый раз мы тоже думали, что Даркусу конец, а оказалось, что фигушки! Но дело совсем не в этом, Ал. И сны и волчья шерсть напрямую связаны именно с Дейвором, который, как назло, уже месяц не выходит на связь. А самое ужасное то, что я чувствую приближающуюся беду, но не знаю, что делать. – Мам, ну хочешь, переправимся в Весту прямо сейчас. Ну, не сейчас, но на днях, а не через год-полтора, как планировали. Ну их, дела эти, и фиг бы с ними, нашими совместными книгами. Одну мы издали и ладно. Эдику письмо напишем… – Да не можем мы переправиться в Весту – я не знаю как, – призналась Элька. – В первый раз, ты знаешь, все само собой получилось, во второй – Веста нас сама призвала, и были подсказки, по которым мы догадались, где портал. А куда соваться теперь? Мы с Дейвом договаривались так: я заканчиваю в этом мире все дела и решаю проблемы, а потом, во время очередной ментальной связи я сообщаю ему, что мы с тобой готовы, а там, в Весте, нам организовывают портал. Но Дейвор не выходит на связь! Не выходит!!! Мама с сыном снова погрузились в молчание, которое снова нарушил Алекс: – И что теперь делать? – Не знаю, сынок… – отозвалась Элька. – Но я обязательно что-нибудь придумаю, обещаю. Пойдем-ка спать, дорогой. А то у тебя ответственный день, мой юный режиссер. А Эдик, если проснется, решит, что я потерялась и начнет созывать войска. Женщина и подросток покинули библиотеку, оставив Мефистофеля досматривать сладкий сон… …Вы ничего не понимаете? Недоумеваете, почему у главной героини два мужа? Что за мир такой другой? Веста – это где? Кто такие Дейвор, Даркус и легионеры Тьмы? О, это очень увлекательная история! Но я описывала ее ранее и больше возвращаться к этому не хочу. Впереди много новых захватывающих приключений и не менее увлекательная история… Глава 2 – Ма, тебе удобно? – услышала Элька заботливый голос сына. – Не душно? Все нормально? – Нормально, сынок, – мужественно отозвалась «фея». – Я ведь уже залезала в ваше чудо-дерево. Открывайте уже свой занавес. Мама, честно говоря, лукавила. Одно дело залезть внутрь тесной декорации на пару секунд, а совсем другое – провести в ней несколько минут, а потом «выпорхнуть» наружу невесомой прелестной феей. Душно было так, словно кто-то специально откачал из углубления весь воздух. Воняло краской, а размеры ниши, казалось, уменьшались с каждой секундой. Элька понимала, что еще чуть-чуть, и она потеряет сознание, и через несколько минут волшебное дерево явит зрителям не невесомую фею, а вполне весомый труп. Элька ухитрилась вынуть из уха сережку и уколола острием подушечку среднего пальца в той точке, где было особенно болезненно. Осталось выждать одну минуту, и дурнота пройдет, а сознание прояснится. Этот прием всегда безотказно срабатывал, но вот в этот раз почему-то не сработал… …Из забытья Эльку вывел резкий и очень неприятный запах. Это был не нашатырь, нет, но воняло не мене убойно. Она открыла глаза и сощурилась от яркого света. «Ага, очнулась, красавица! Провалила ребенку спектакль!», – подумалось ей. Тут глаза ее окончательно привыкали к свету, и она увидела склонившихся над ней… Тейлина и Кейланиса. – Ну, слава Богу, хоть этот сон не кошмарный! – с облегчением пробормотала Элеонора, но тут эльф-полукровка с грустной улыбкой взял ее руку, наклонился и поцеловал. Ощущения были очень реалистичные. Это не сон!!! Ни с чем несравнимая радость и чувство тепла родного дома окутало Эльку, и она с удовольствием потянулась руками в стороны. Правая впечаталась во что-то живое и мягкое. – Угу, мам, встаю-встаю, – пробормотал женский голос. – И Ланка здесь? – крайне изумилась старшая сестра, принимая сидячее положение и оглядываясь. Точно, они с сестрой находятся на королевских размеров кровати в их с Дейвором спальне, в замке Одигора. В залитом солнечным светом помещении кроме них были Леадор, король Вандер с сыновьями и некромант Тиран со своей женой, сильфидой Вилсой. – Ну вот, опять! – недовольно выдала окончательно пришедшая в себя Лана. – Я, конечно, очень рада вас всех видеть, но ведь решили уже, что Веста не для меня. А вот ее сестра радовалась, как ребенок в день рождения: – Вот здорово! А я-то весь мозг сломала, как мне сюда переправиться, а вы сами… Эй, а почему у вас такие и вытянутые лица, словно вы совсем не рады нас видеть? Все замялись, отводя взоры. – Ну, – не отставала Элька. – Говорите! И где Дейв? – Элечка, наберись мужества, ибо у нас печальные новости, – наконец, с трудом проговорил маг Леадор. – Твоего мужа больше нет с нами. Он погиб… – Да ну вас! – отмахнулась Лана. – Как он мог погибнуть, в мирные-то времена? Это же Дейвор! – Мы вдвоем с ним ехали из школы в Одигор, – начал Тейлин. – разговаривали. Казалось, что вот только что мы смеялись, а в следующее же мгновение Дейв упал с Лава… мертвым. На нем не было никаких ран, повреждений, но, тем не менее, он был мертв… – Если это шутка, то идиотская, и вы все мне за нее ответите! – взвизгнула Элька, катапультируясь с кровати. Она, как безумная фурия что-то выкрикивала, налетала на каждого из мужчин, трясла их, угрожала. Сколько она могла бы так бесноваться, неизвестно. Наверное, долго – Элеонора Блекхарт была дамой выносливой и энергичной. Но тут Кей подошел к своей бывшей родственнице, нежно обнял за плечи и ласково, но серьезно проговорил: – Детка, дорогая, посмотри на меня. Неужели ты думаешь, что я могу так над тобой подшутить, поступить с тобой так бесчеловечно? – Дейвор не умер! – спокойно заявила вдова Блекхарт, сверкая сумасшедшими глазами. – Смирись, милая, у нас его тело, – с болью в голосе проговорил король Вандер. – Дейвор не умер! – повторила Элеонора. – Нам нужно заняться приготовлениями к похоронам, а ты, Вилса, помоги Эле надеть траур. Лана, ты тоже будь здесь – ее нельзя сейчас оставлять одну. – Я в порядке! – огрызнулась Элька. – Если мой муж на самом деле умер, то почему ты, Тиран, не попытался вернуть его к жизни сразу же? – Ты думаешь, что я не пытался? – обиделся некромант. – Пытался, да еще как! Но ничего не получилось… Поверь, такое иногда случается даже с самыми талантливыми некромантами. Прими это, дорогая: твой муж нас покинул… – Ну, хорошо, я поучаствую в этом вашем фарсе под названием «похороны» – снова спокойно заявила упрямица. – Но Дейвор жив! …Последнее пристанище великого воина современной Весты представляло собой огромное белоснежное сооружение, напоминающее высоченную пирамиду, неожиданно выросшую за городской стеной. Траурная процессия была невелика: отец Дейвора, бережно поддерживающий под руки Элеонору и свою жену; король Вандер с сыновьями и Лана с Леадором. Такая в Весте существовала традиция – похороны проходили без лишней помпы, в присутствии лишь самых близких людей. – Разве Дейва не должны похоронить в родных местах, в Сумеречном лесу? – печально спросила Лана. Она только сейчас осознала, что Дейвора Блекхарта, магистра Ордена Волка, ее родственника и просто отличного парня больше нет. – С незапамятных времен всех великих чародеев хоронят здесь, за стенами главного города, – ответил Леадор. – Я ослепла, или окончательно отупела? – в изумлении воскликнула Милана. – Где остальные усыпальницы? – Да какая разница? – фыркнула Элька, не оборачиваясь к сестре. – Дейвор жив, а мы все тут дурью маемся. Блекхарт-старший сочувственно посмотрел на вдову сына и вздохнул. Наконец, процессия вошла внутрь пирамиды, и дверь бесшумно закрылась. Яркий золотистый свет, казалось, был повсюду. Он лился со стен, струился сверху, разливаясь по всему помещению. А посередине стоял широкий постамент, накрытый черным бархатом, расшитым серебром. Дейвор, покрытый погребальным покрывалом, выглядел спокойным, умиротворенным и таким красивым, что даже дух захватывало. Пожалуй, он сейчас был более красивым, чем даже при жизни. А самое главное, он выглядел абсолютно живым. Обычно, при одном взгляде на усопшего, становится понятно, что перед тобой покойник: заострившиеся черты, восковая кожа, провалившиеся щеки и, конечно, аура, аура Смерти. Так вот, ничего подобного у Блекхарта не наблюдалось! – Ну, что я вам говорила? Мой муж жив! – неуместно громко воскликнула Элька, ткнув свекра кулаком в бок. Но никто даже не выговорил вдове за недостойное поведение на скорбной церемонии, ведь всем было понятно, что бедняжка совсем рехнулась от горя и еще неизвестно, скоро ли сможет восстановиться. Неожиданно откуда-то сверху полилась тихая и какая-то неземная музыка. Звук ее нарастал до тех пор, пока не стал гулким, торжественным и, вместе с этим, печальным. В сопровождении этой мелодии отец Дейвора подошел к постаменту и вложил в холодную руку сына его меч. Следующая очередь была Леадора – старый маг положил рядом с воином старинный жезл, артефакт, издревле хранимый магистрами Ордена Волка. – Дочка, теперь ты должна надеть на шею Дейвора свое ожерелье супружества, – ласково шепнул Эльке стоящий рядом король Вандер. – Это традиция… Пожав плечами, вдова выполнила просьбу и ужаснулась тому, каким холодом веяло от тела мужа. Просто мертвенным холодом… Музыка стихла, и все присутствующие окружили постамент, и каждый, кроме Эльки произнес скорбные слова прощания, а потом по очереди медленно покинули пирамиду, оставив вдову наедине с дорогим усопшим. Элька поцеловала мужа в губы, которые тоже были холодны, как лед. – А я все равно не верю, что ты умер! – тихо сказала она и, подумав, сняла с него свой талисман супружества и спрятала у себя за пазухой. – Это тебе пока не понадобится, любимый. Подождем, пока на самом деле умрем оба, причем, в один день. Она пошла к выходу, но уже в дверях обернулась и твердо сказала: – Я буду ждать тебя. Ждать столько, сколько понадобится, ты слышишь? На улице снова зазвучала неземная мелодия. Дверь за Элькой закрылась сама собой и исчезла. Пирамида теперь напоминала единый монолит, а потом она медленно ушла под землю. – Через неделю какой-нибудь ребенок с чистой душой должен будет посадить на этом месте дерево, – глядя туда, где только что возвышалась белоснежная пирамида, проговорил Леадор. Лане хотелось плакать, но она приказала себе не раскисать. Нужно отбросить свою инфантильность и помочь сестре, поддержать ее. Она, наверное, совершенно раздавлена, все ее надежды, весь ее мир рухнули. И как она еще на ногах до сих пор держится? Но, взяв Эльку под руку, Лана, как обычно, почувствовала почти физически исходящие от нее силу, уверенность. Она на самом деле до сих пор не верила, что Дейвора больше нет в живых! – Дочка, будет лучше, если ты как можно быстрее заберешь своего сына из вашего мира и переселишься к нам, в Орден Волка, – ласково сказал свекор, а его жена, убитая горем, согласно закивала в ответ. – Ты должна быть среди родных людей, а не страдать в одиночестве. Мы позаботимся о тебе и о твоем сыне… – Можно подумать, что в Одигоре о них некому позаботиться! – оскорбился Тейлин. Элька лишь покачала головой и отказалась. – Спасибо, но нет… Что мне делать в Весте без Дейвора? Нет, конечно, мы с Алексом обязательно будем с вами, но потом, не сейчас. Я должна разобраться со всем, что происходит в моей жизни, что творится в моей голове. Самой разобраться, понимаете? И надо дождаться, когда Дейв вернется… Хочу еще немного побыть в Весте, а потом прошу отправить нас с сестрой обратно. Согласна, Лан? – Согласна, сделаем так, как ты хочешь, – ответила младшая сестра, хотя она всегда бесилась от того, что все события происходят именно так, как хочет старшенькая. – Хорошо, но сначала – умиротворяющая поляна, – как курица-наседка заквохтал Леадор. – Какая еще поляна? – недовольно спросила Элька. – Забыла? Вилса предлагала вам ее в прошлом году, незадолго до сражения с армией Даркуса. Это скрытая ото всех поляна с полупрозрачными цветами. Но вы тогда отказались… – А-а, – вспомнила Элька и пренебрежительно фыркнула. – Это там, где мы должны были цветуечки собирать, венки плести и распевать с дриадами песенки? – Да нет, – отмахнулся старик. – Песни дриады будут петь сами, без вас, а вы будете просто их слушать и вдыхать умиротворяющий аромат цветов. – Глупости! Незачем мне умиротворяться! Что я вам, психически нестабильна, что ли? Но Леадор не собирался сдаваться, а все остальные его поддержали: – Тебе просто необходимо успокоиться! – Не нужны мне никакие ваши полянки! Никуда не собираюсь идти! Я просто хочу побыть одна в наших с Дейвором покоях, – отрезала вдова и, подобрав юбку траурного платья, решительно направилась в замок. Но с наступлением ночи идти на поляну все же пришлось, иначе эти зануды не отстали бы. Светила вечно полная Луна, бросая свои блики на листву ближайших деревьев, небольшую поляну и гуляющих на ней двух женщин. Они неспешно собирали дивно пахнущие, полупрозрачные и необыкновенные цветы, а вокруг пели невидимые глазу дриады и дул легкий ветерок. Блондинка была в длинном черном платье, а рыжая – в легком зеленом, летящем и таком невесомом, что сама была похожа на лесную фею. – Цветочки я тут, блин, собираю! – ругалась Элька. – У моего сына спектакль, а я должна, видите ли, веночки тут плести! Лана пропустила мимо ушей информацию про спектакль (она всегда интересовалась делами племянника лишь для вида) и с некоторой укоризной возразила сестре: – Не вредничай и не капризничай. Тебе все хотят помочь, а ты, как обычно, недовольна. Ты пережила сильнейший стресс из-за смерти мужа, а умиротворяющая поляна поможет вернуть тебе душевное равновесие. – Мне не нужно ничего возвращать! – прорычала Элеонора, неистово прикручивая еще один цветок к уже имеющейся благоухающей конструкции. – Сколько можно повторять: Дейвор не умер! – Мы его похоронили! – напомнила ей сестра. – Нет, это не смерть, а начало чего-то нового. Я это чувствую! Я тут букетиками-веночками забавляюсь, а у меня дела! Нужно вылезти из дерева на спектакле Алекса, необходимо разобраться, что делать с Дейвором… – Ты рехнулась? – вспылила Лана. – На твоих глазах его усыпальница ушла под землю! Да, ты точно рехнулась! – Нет, я не рехнулась, я всегда такая, – отмахнулась старшая сестра. – Да уймись ты, Эль! Уймись и прими то, что Дейвора больше нет! Он умер, смирись. Я бы на твоем месте вернулась домой, скоренько забыла про Весту и руками-ногами держалась за Эдика. Ну кто еще, кроме него, тебя вынесет? И будет лучше, если и Алекса ты убедишь в том, что никакой Весты не будет, а еще лучше, что ты все выдумала… – Да откуда тебе знать, что лучше? – пренебрежительно фыркнула Элька. – Ты выбрала скучное, привычное, стоячее болото, это твое право, но меня за собой не тяни. Ну откуда тебе знать, что лучше для меня и моего сына? У тебя и детей-то никогда не было, и никогда уже не будет. – Но у меня есть дети, – напомнила Лана. – Два мальчика, близнецы, наполовину темные эльфы. Или ты забыла? – Нет у тебя детей! – припечатала Элька. – Или ТЫ забыла, что отдала их отцу и с тех пор даже не вспоминала? Мои племянники изначально тебе не были нужны, белый свет они увидели лишь потому что ты с их помощью надеялась привязать к себе Луасола. Но ничего, если помнишь, не вышло, и ты вычеркнула детей из своей жизни. Ты не слышала их первых слов, не видела первых шагов своих сыновей, ты не пела им колыбельные песни и не дарила материнскую улыбку и любовь. Так что перестань давать мне советы – я их у тебя не спрашивала! И я никогда ни с чем не смирюсь, и даже на смертном одре не забуду Весту. Я вернусь сюда с Алексом рано или поздно, и мы будем жить здесь все вместе и очень счастливо: Я, Алекс и Дейвор. – Ой, с тобой хоть говори, хоть нет! – махнула рукой Лана. – С моей стороны глупо было надеяться, что хоть какое-то происшествие тебя изменит, и ты станешь такой, как все люди! Ты, как и раньше считаешь только себя героиней, супер-пупер воительницей, сверхколдуньей, королевой и звездой! – Видимо, для этого есть все основания. И ты тоже можешь себя такой считать, – спокойно пожала плечами Элька. – Да очень надо! – Видно, очень, раз так бесишься! Сестры выдохлись и продолжили собирать цветы молча, а не то переругались бы окончательно. Через несколько минут запал потух, и они снова начали разговаривать, но уже на нейтральные темы, а Лана поостереглась давать вздорной упрямой сестре советы. Ну и ладно, не хочет – не надо! Примерно через полчаса венки были готовы. – Наконец-то! – обрадовалась Элька, замыкая плетение в круг. – Сейчас напялим на себя сие идиотство и скажем остальным, что я умиротворилась, смирилась и все прочее, что они от меня хотят услышать. А потом – домой – мне некогда. Тебе, кстати, в свою пижаму переодеться надо. – Ну и очень даже ничего получилось! – умилилась Лана, любуясь на венки. – Прямо прелесть, а ты недовольна, прямо как и не баба совсем… Ее кузина хмыкнула: – Точно, загубленным цветам не радуюсь, селфи не делаю, фото ногтей в Инстаграмме не выкладываю – ну что я за баба? Кстати, открою тебе один секрет: я не баба, я – женщина. Сестры надели на головы творения рук своих, Элька зевнула, Лана пошатнулась. – А и правда, умиротворились, – сквозь очередной зевок констатировала старшая сестра. Младшая опустилась на травку и пробормотала: – Сил нет… Давай, отдохнем чуток, а потом пойдем… – Ладно, отдохнем, – согласилась Элька, сворачиваясь клубочком и подкладывая под щеку сложенные руки. – Мутит уже от этого пения дриад! Ишь, распелись тут… Через несколько секунд обе женщины уже спали глубоким мирным сном… …Лану разбудил пронзительный звон. Она села, с трудом разлепила глаза и огляделась, чтобы понять, кто это здесь, на поляне, растрезвонился и чем. Она находилась не на умиротворяющей поляне, а сидела в своей кровати, в своей комнате, а трезвонил будильник на мобильном телефоне. – Дома! Слава Богу! – с облегчением выдохнула Лана, отключая звонок. – На работу, конечно, не хочется, но радует уже то, что я снова дома и не надо никого хоронить, спасать чужой мир, а главное, спорить с Элькой. Неплохо я поспала! Женщина встала, потянулась и вдруг поняла, что перенеслась в свой мир, как и была, в черном траурном платье. Ее пижама, аккуратно сложенная, покоилась на второй подушке… …Элька оказалась в своем мире чуть раньше, за несколько минут до того времени, как оказалась в Весте. Она находилась внутри декорации-дерева. – Ма, тебе удобно? – как раз спрашивал Алекс. – Не душно? Все в порядке? – Нормально, сынок. Я ведь уже залезала в ваше чудо-дерево. Открывайте уже свой занавес! – повторила мама свои слова точь-в-точь, ведь известно, что путешествуя во времени и пространстве, нельзя ничего менять, это может привести к необратимым последствиям. Чувствовала себя Элька прекрасно. Внутри «дерева» вполне хватало места для нее, духоты не чувствовалось, несколько минут можно и посидеть здесь, пострадать, так сказать, ради искусства. А заодно и разложить свои мысли по полочкам. Итак, с волчьей шерстью и кошмарными повторяющимися сновидениями разобрались, подобных зловещих знаков больше не будет. Умер Дейвор? Да ничего подобного! Она же решила, что все будет хорошо, пришла к выводу, что это не смерть, а начало чего-то нового, просто кому-то или чему-то, каким-то Силам так нужно. А кому это нужно? Да какая разница! Остается всего лишь немного подождать. Элька пришла в расчудесное расположение духа и в нужный момент «выпорхнула» из волшебного дерева легко и непринужденно, и впрямь, как настоящая фея. Прошло несколько нелегких месяцев в жизни Элеоноры Иланской, в девичестве Снежиной. Пожалуй, весь последний год стал самым ужасным периодом. Произошло столько страшных печальных событий, что невольно задашься вопросом: а не много ли испытаний для одной хрупкой, слабой женщины? Умерла лучшая подруга Эльки (это с ее похорон и поминок ехала она тогда, когда на решетке капота Егор обнаружил клок волчьей шерсти). Элеонору долго мучил один и тот же сон, где Смерть утягивала ее Дейвора в бездну. Сон этот оказался вещим – Блекхарт совершенно неожиданно умер. И хоть Элька утверждала, что он жив, не верила в свое вдовство, частенько ловила себя на мысли, что просто пытается убедить себя: любимый муж жив. Убеждать себя она могла сколько угодно, но до сих пор не произошло ничего такого, что утвердило бы упрямицу в этой ее уверенности. Буквально на следующий же день после возвращения из Весты, после похорон Дейвора, на бедную Эльку обрушилась еще одна убийственная новость: в автомобильной катастрофе погиб ее друг, голливудский актер Бредли Браун. Года три назад Иланские познакомились с Браунами во время отдыха на Гоа, и с тех пор, так сказать, дружили семьями: созванивались, общались по скайпу, пару раз даже ездили друг к другу в гости. И хоть Бредли, если честно, общался в основном с Элькой, Эдик переживал его смерть вместе с женой. Отношения с сестрой у Эльки разладились окончательно. Нет, они не ссорились, не скандалили, не было и взаимных оскорблений, просто не общались. Ну, сами посудите, разве можно назвать полноценным общением еженедельный обмен электронными письмами, содержащими стандартный набор малозначимых новостей. И, как последняя капля, как последний гвоздь в крышку гроба – пропажа Элькиной любимицы, кошки Лакки, которая прожила рядом с любимой «мамочкой» довольно много лет. Вот я и спрашиваю: не слишком ли много испытаний для одной? Сможет ли она выдержать? Хватит ли силы ее духа? Она бы смогла, но все напасти навалились на нее сразу. Теперь это уже была почти не Элька, она все время пребывала как бы в отсутствующем состоянии. Она не жила, а просто функционировала: ела, пила, разговаривала, дышала, ходила, спала, занималась собой, семьей, любимым делом, участвовала в светской жизни, но как бы во сне. Куда делись ее бешеная энергетика, несокрушимый оптимизм? Магическая сила тоже спряталась где-то в потаенных уголках ее души, задремала и терпеливо ждала, когда ее разбудят. Но ее и не думали будить. А самое главное, Элька все чаще сомневалась в том, что когда-нибудь увидит своего Дейвора. Возможно, Элеонора и не пережила бы столь тяжкого испытания горем, но ее поддерживали самые близкие, преданные и любящие люди: Алекс, Эдик и водитель Егор. Поддерживали, как могли, неотступно следовали за ней повсюду и старались не оставлять ее одну. …Однажды Элька вяло проверяла электронную почту, удаляя все ненужное и равнодушно пробегая глазами более интересное. Опа! А это что такое? Короткое таинственное послание: «Скайп. Сегодня ночью в два часа по московскому времени. Будь одна» пришло от неизвестного адресата. Эльку охватило любопытство: кто это ее домогается? Быстренько нажала «Ответить», набрала «Ты кто?», отправила и стала ждать ответа. И он пришел через несколько секунд. В письме говорилось, что ее сообщение не может быть доставлено, и лучше бы ей проверить корректность введения указанных адресов получателей. – Вот черт! Мудрецы тоже мне нашлись! И зачем шифроваться? – Элька даже ожила, почувствовав давно забытый невероятный прилив сил. – Если до этого и сомневалась, то теперь точно дождусь двух часов ночи! Оставшееся время тянулось мучительно долго. Эдика снова не было в Москве, Алекс поехал навещать друга и собирался остаться с ночевкой, а временно одинокой Эльке было совершенно некуда себя деть. Сначала она поиграла с кошками, прогулялась возле дома, пыталась приготовить лазанью, но потом бросила, постаралась засадить себя за написание очередной книги, но мысли разбегались, как шустрые тараканы от карающего тапка. Она читала, танцевала, звонила своим «мальчикам» и, в конце концов, утомилась, взяла в руки пульт от телевизора. Привыкшая к тому, что по ТВ вечно нечего смотреть, Элеонора тупо переключала каналы, особенно не вслушиваясь и не всматриваясь. Но тут… – Оказывается, всеми любимый Бредли Браун вовсе не погиб в автокатастрофе! На радость своим поклонникам, актер жив и сейчас находится в клинике, где восстанавливается после операций, в том числе и пластических… Дальше Элька не стала слушать. Бредли жив! Вот счастье! Сначала потерять друга, а потом вновь его обрести – это дорогого стоит! Так, может, это Браун рвется пообщаться со своей российской подругой, обрадовать ее, что он жив? Вот это новость! Просто замечательная! Осталось только дождаться назначенного часа. – Высшие Силы, пошлите мне терпение! – взмолилась женщина. Заранее, примерно в час пятнадцать, она забралась в кровать, обнимая ноутбук, и принялась ждать. Последние минуты перед встречей со вновь обретенным другом дались ей особенно тяжело. В два часа одну минуту Элька осознала, что вот ради одной такой минуты она могла бы прожить всю жизнь. По ту сторону экрана «воскресший» Бредли Браун с сильно изменившимся лицом тепло смотрел на нее знакомыми, любимыми, темными глазами… Глава 3 «Мне перья дергали из крыл… А я летала! Пытались воздух перекрыть. А я дышала! Меня пугали: не люби… А я любила! Пытались памяти лишить… Я не забыла! Мне говорили: боль сильна… А я терпела! Не смей врагов жалеть… А я жалела! Меня опять сбивали с ног… А я вставала! Мне говорили: не найдешь… А я искала! Твердили все: и не мечтай… А я мечтала! И даже если рухнет мир… Начну сначала!» Эти слова неизвестной Эльке поэтессы неожиданно всплыли в ее памяти, ибо они и только они точнее всего передавали ее теперешнее состояние. Едва произнеся про себя «начну сначала», она едва не проткнула носом экран ноутбука и заорала так, что мужчину чуть не контузило: – Дейвор!!! – Детка! – нежно произнес он, и если у Эльки и были сомнения, что перед ней сильно изменившийся Блекхарт, то сейчас они исчезли без следа: хоть у Дейва и Брауна голоса были, в принципе, похожи, актер никогда не позволял себе называть подругу деткой, не те у них были пока отношения. – Дейвор Блекхарт, как ты мог?!! – требовательно спросила Элеонора, когда первоначальный шок прошел. – Что за шуточки? Где ты был? Что за выкрутасы со смертью и перерождением в Бредли Брауна? Ты хоть представляешь, что мы все пережили на твоих похоронах? Хотя, я всегда верила, знала, что ты жив! – Ну, Леадор тоже был в курсе… – Со старым интриганом я еще разберусь! Но как вы могли со мной так поступить? Честное слово, если бы ты был рядом, я бы тебя убила по-настоящему. Но как же я рада тебя видеть, Малыш! Хоть ты и напоминаешь мне Бредли, это ты!!! Скорее, скорее организуй нам с Алексом портал в Весту! – Солнышко мое, ты не поняла еще? – мягко прервал ее Дейвор. – Я не в Весте. Тебя не удивляет, что мы общаемся по скайпу? Разве в нашем мире, в Весте, такое возможно? А еще я могу поговорить с тобой по-английски. Милая, я сейчас в США, в лос-анджелесской клинике. И хоть я по-прежнему твой муж Дейвор Блекхарт, во мне теперь есть половина от твоего друга… – Так значит, Бредли на самом деле погиб? – К сожалению, да, Белочка. Он стал невольной жертвой, которую просто необходимо было принести. Элька помотала головой и пробормотала: – Подожди… Я ничего не понимаю, ты меня окончательно запутал. – Я попробую тебе объяснить. Хоть все это очень сложно, но попробую. Я на самом деле умер. Я должен был умереть. Леадор предупредил меня заранее, и я был готов. Прости, но я не имел права рассказать тебе обо всем до сегодняшнего дня… Итак, я умер, а сразу после похорон, после того, как усыпальница исчезла под землей, я оказался в совершенно удивительном месте. Точнее, не физически там оказался, там были мои подсознание и душа, а тело свое я видел как бы со стороны. Сначала я пролетел через несколько слоев, или пространств, как хочешь. Поднимался все вверх и вверх: сначала оказался в красном пространстве, потом – в оранжевом, в желтом, зеленом, голубом, синем, фиолетовом. Так, очень медленно, я миновал весь спектр радуги и, в конце концов, оказался в белоснежно-золотистом пространстве и услышал голос, звучащий везде и изниоткуда. Голос торжественно сообщил, что мы, все пять магистров больше не нужны Весте. Там царят мир и покой, зло с нашей помощью побеждено, в Весте практически рай. Теперь нас всех пятерых призывает ваш, твой, детка, с Ланой мир. Он погряз во зле, лжи, там очень много недостойных и злых людей, темных магов и, соответственно, темных сущностей. Не за горами время, когда в разных местах будут открываться порталы из других миров, врата из преисподней, откуда на Землю устремится все самое ужасное, что только существует во Вселенной. Ваш мир, ваших людей необходимо спасти… – Наш мир уже не спасти, – перебила его жена. – Люди этого не хотят. – Да, повторюсь, ваш мир погряз во зле, – продолжал Дейвор. – Там слишком много темных магов, шарлатанов, злобных людей и просто равнодушных к чужому горю. Люди вашего мира в опасности, и помогать им должны именно мы, пять магистров. – Раз должны, значит, сделаем! – засверкала глазами Элька. – Подожди, милая, ты еще не обо всем знаешь. Мы должны поселиться все вместе в L.A., в доме Бредли Брауна, тайно открыть агентство «Стражи Света» и бороться, насколько это в наших силах, со злом и тьмой на Земле. – Что-то мне это напоминает, призналась Элька. – Шел у нас по TV сериал, сюжет которого очень похож на то, о чем ты сейчас говоришь. Блекхарт не дал говорливой жене сбить себя с толку: – Руководить и направлять нас будет Леадор, который останется в Весте. Впрочем, каждый из нас имеет право отказаться выполнять свое предназначение… – С какой это стати нам отказываться? – фыркнула жена Дейвора. – Мы снова все вместе, плечо к плечу, будем крошить в капусту всякую мерзость! Дейв, я готова прямо сейчас, я больше не могу без тебя! Скажи, а нам с Алексом как к тебе попасть? Как все люди, на самолете, или ты организуешь нам портал? – Элечка, ты же знаешь, что только ты моя жизнь, и я тоже не могу без тебя, но придется подождать. Следует заняться организационными вопросами, потом встретиться всем вместе в Весте и все обсудить, а затем… Затем инсценировать смерти: твою, Тейлина, Кейланиса, Ланы… – Значит, мы еще не скоро встретимся? – сникла Элька. – Милая, зато мы можем каждый день общаться по этому… по скайпу, – ласково прожурчал Дейвор и вдруг стал очень серьезным. – И самое главное, никто из близких, родных и друзей не должен ничего знать! Они должны быть уверены, что мы умерли. У вас четверых будут другие имена, изменится внешность… – Да фиг бы с ними, именами и внешностью! – небрежно отмахнулась женщина. – Но как же мой Алекс? Он тоже ничего не должен знать? Он тоже будет думать, что меня нет в живых? – Мне жаль, Белка, но да, таковы правила. Но решение ты принимаешь сама и вправе отказаться от миссии… И тут связь прервалась. Элька еще посидела, не шевелясь и пытаясь осмыслить все, что на нее обрушилось, а потом усмехнулась и решительно заявила сама себе: – Ага, не дождетесь! Откажусь я, как же! Но не думайте, что я навсегда расстанусь с сыном только из-за чьих-то правил. Когда это я соблюдала какие-то правила? И я, как обычно, все сделаю по-своему… Однажды Элеонора приехала в издательство, чтобы сдать очередную рукопись и, думая о чем-то своем и напевая, вошла в лифт. Книга у нее получилась хоть куда, и писательница находилась в отличном расположении духа, которое тут же сошло на нет, когда лифт вдруг дернулся и остановился. – Замуровали, демоны! – констатировала женщина и в сердцах сплюнула на пол. Свет в кабине погас, а сама «адская машина» затряслась хуже старого, допотопного и, вдобавок ко всему, забарахлившего холодильника, произведенного еще во времена СССР. – Вот блин! Зараза! – ругалась Элька, которую мотало и швыряло от одной стены к другой. Кошмарная тряска закончилась так внезапно, что ее жертва даже растерялась. Она стояла на плоской части крыши. То здесь, то там возвышались знакомые башни, а внизу простиралась такая знакомая, такая любимая, дивная природа Весты. – Йес! – радостно воскликнула Элька и вприпрыжку понеслась вниз по лестнице, ведущей внутрь королевского замка в Одигоре. Никого не встретив на своем пути, она пробежалась по пустым помещениям и в покоях, которые когда-то принадлежали Лане и Кейланису, нашла свою сестру. Та, несколько ошарашенная и недовольная, сидела на кровати и очень обрадовалась, увидев кузину. – О, привет! Мы снова здесь! Не иначе как опять что-то случилось. Надеюсь, никто больше не умер. Кстати, ты шикарно выглядишь. Я рада, что ты перестрадала смерть Дейвора и продолжаешь жить на полную катушку. Эль, ты не знаешь, почему никто не хочет смириться с тем, что с Вестой я завязала окончательно? Элька-то знала, конечно, но решила пока ничего не объяснять. Вместо этого она неопределенно пожала плечами и сказала: – Интересно, где все? Я, пока тебя не нашла, обыскала только половину замка и не обнаружила ни души. Предлагаю продолжить поиски и, как мне кажется, в первую очередь нужно заглянуть в башню Леадора. Способностью ли к предвидению это можно было объяснить, или рыжая ведьма просто угадала, но идущая впереди Лана открыла дверь в святая святых старого мага и увидела всех: Леадора, Кейланиса, Тейлина и… Дейвора Блекхарта! У много чего повидавшей в Весте магистра Ордена Тигра подкосились ноги, и она упала бы, но сестра успела подхватить ее под локти. – Ну, чего вылупились? Быстро помогите мне! – недовольно приказала Элька, и Лана успела еще увидеть, что первым на помощь подоспел как раз ходячий мертвец. «Тот, на похоронах которого я присутствовала, держит меня на руках!» – пронеслось в голове у бедной женщины, и сознание окончательно покинуло ее… – Я специально сделал так, чтобы нам никто не мешал: кому внушил необходимость поехать в школу чародейства, кого-то собрал на кухне и навеял зачарованный сон. Главное для нас сейчас – это сохранение тайны, – донесся до пришедшей в себя Ланы голос Леадора, и она открыла глаза. Женщина лежала на кровати старого мага, остальные располагались кто где, ну а Элька сидела на коленях у Дейвора и беззаботно болтала ногами. – Мне кто-нибудь объяснит, что происходит? – слабым голосом спросила Лана и укорила сестру: – Ты ни словом не обмолвилась мне, что твой муж жив! – Я сразу это сказала, и, мало того, всегда так говорила, но ты меня не слушала! – огрызнулась Элька. – Леадор это знал, а остальные мне не верили. Почему не рассказала тебе, когда убедилась в этом окончательно? А разве тебя это волнует? Что тебя вообще волнует, кроме твоих кошек, покупки новых телефонов и прослушивания аудиокниг? – Живу, как хочу, и мне моя жизнь нравится! – отбивалась Лана, мигом выходя из себя, на что ее сестра лишь равнодушно пожала плечами. – Девочки, не ссорьтесь! – попытался восстановить мир Тейлин. – Заткнись! Кто это ссорится? – единодушно рявкнули обе сестры. – Ланочка, ты, конечно же, хочешь получить разъяснения ко всему, что тебе непонятно, – начал Леадор. – Непонятно мне почти все, так что уж будьте так любезны! – все еще ворчливо подтвердила Лана. Ушло довольно много времени на то, чтобы ввести ее в курс дела, после чего все пятеро выжидающе уставились на нее. – Дежа вю, – буркнула Лана. – Помнится, когда-то все так же смотрели на мою сестру, ожидая ее решения… Честно говоря, я не знаю, как на ваши слова реагировать. Просто сериал какой-то… – Вот-вот, – радостно подхватила Элька. – Я тоже это сразу заметила. И сериал этот, кстати говоря, иногда смотрела. Ничего такой сериальчик, лучше всего мне под него засыпалось. Но у нас будет свой сериал, жизнь намного круче! Но Лана не разделяла детского энтузиазма сестры: – Мне все это не нравится. Когда мы оба раза сражались с армией Даркуса, мы ясно понимали, что представляет собой наш противник, теперь же, сплошные непонятки. Мы должны бороться со злом и тьмой на земле – очень размытая формулировочка. Спасать наш мир, людей… От кого конкретно? Почему именно мы? Я только успокоилась, зажила своей обычной привычной жизнью, которую САМА себе выбрала, а вы опять возвращаете меня туда, что я гоню от себя изо всех сил… Постойте-ка, я же вправе отказаться, не так ли? – Совершенно верно, ты можешь отказаться, – холодно подтвердил Дейвор. – Можешь, но не забывай, Лана, что ты тоже Воин Света, – в голосе Леадора тоже не чувствовалось прежней теплоты и даже намека на симпатию к этой женщине. – Ребятам будет сложно вчетвером. Минус один человек, допустим, на празднике – это ерунда, но в таком опасном и трудном деле, которое вам поручили Высшие Силы, твое отсутствие может играть решающую роль. – Да поймите же вы все, наконец! Я уже приняла решение! – в отчаянии закричала Лана. – Я больше не с вами и не надо выкручивать мне руки! Мне жаль, что вам будет трудно без меня, но я не участвую. Ну, возьмите вместо меня Тирана с Вилсой, что ли… – Мальчишка, который является непревзойденным мастером лишь в некромантии, и почти очеловечившаяся сильфида не могут послужить полноценной заменой ведьме, – подметил Кейланис. – Кей, не все можно вернуть, – мягко сказала Милана. – Вот ты, например, не хочешь же, чтобы мы с тобой опять были вместе, так? – Так, наше супружество и любовь в прошлом. Мы с тобой навсегда останемся друзьями, – подтвердил полуэльф. Ему показалось, или на самом деле в глазах бывшей жены промелькнули грусть, тоска и сожаление? – Ну вот, видишь, дорогой, не все можно вернуть. Я не хочу… – Я беру с собой Лордора, – не дав сестре договорить, вдруг воскликнула до сих пор молчавшая (вот удивительно!) Элька. – Что значит, ТЫ берешь Лордора? Носишься с ним, как… – ревниво возмутился Тейлин. – Все никак забыть его не можешь? И вообще-то, главный у нас – Дейвор. – Хорошо, МЫ с Дейвором берем с собой Лордора, – не сдалась жена Блекхарта. – Моя сестра сделала свой выбор, так что да будет так! Мы прекрасно справимся без нее! Если человек вычеркнул что-то из своей жизни, из своей души, из своего сердца, то проку от этого человека не будет никакого. Я требую, чтобы Ланку оставили в покое и дали ей возможность воспользоваться правом отказаться от нашей миссии. Она имеет право жить той жизнью, которую себе выбрала. Лана вскочила и, ерничая, раскланялась перед сестрой. – Большое тебе спасибо за милость, миссис Само Совершенство! Тебе хоть книгу пиши: «Как я обрела милосердие. Исповедь прокурора»… Примерно через три месяца в Весте произошло сразу два трагических события. Сначала братья Готлорды, Тейлин и Кейланис, погибли от удара молнии. Зачем они среди ночи, в страшную грозу вышли на улицу, неизвестно. Утром нашли два тела, до того обугленных, что принцев с трудом смогли опознать. Все-таки главным в опознании трупов явилось то, что никто из замка больше не пропал, отсутствовали лишь сыновья короля Вандера. Осиротевший отец был безутешен, он почти онемел от горя. У Леадора разрывалось сердце при взгляде на страдающего повелителя. Но он не мог, не имел права утешить короля, раскрыть тайну, не мог сообщить, что вместо наследного принца и полуэльфа похоронили совершенно посторонних мужчин, которые, как бы ужасно это не звучало, очень кстати погибли от атмосферного электричества. Обезумевший от горя отец даже не задался вопросами: почему его сыновей похоронили не в чудо-пирамиде, как Дейвора? Почему Эли и Ланы не было на похоронах? Куда сразу после погребения Тея и Кея исчез Лордор, сын Даркуса, который окончательно и бесповоротно встал на светлую сторону? Ничего, когда эти вопросы прозвучат, Леадор что-нибудь придумает. Да, это будет ложью, да, это будет жестоко и бесчеловечно по отношению к королю Вандеру, но миссия магистров важнее угрызений совести старого мага… …Вскоре в автомобильной аварии погибла Элька. Общественность скорбела по «любимой писательнице» Елене Иланской, хотя при жизни злые языки частенько величали ее сказочницей с фантазией шизофренички. Эдик, все родственники, друзья и знакомые были убиты горем. Особенно давили на психику пышные похороны в закрытом гробу. И только Алекс был спокоен и почти безучастен. Наивные взрослые полагали, что сын еще не до конца осознал, что мамы больше нет, и она никогда-никогда больше не улыбнется ему, не скажет ободряющих слов. Он просто не понимает еще, что мама больше никогда не вернется. Все Алекс понимал, все прекрасно осознавал, храня в памяти строки, написанные Элеонорой. За день до трагического происшествия, мама передала сыну сложенный вдвое лист бумаги и предупредила: – Прочитай это завтра в одиннадцать часов вечера. Запомни: ровно в двадцать три ноль-ноль, не раньше. Это важно! Письмо оказалось коротким: «Дорогой и любимый мой сынок! Чего бы ни произошло, ничему не верь! Ни на что не обращай внимания и знай, что на самом деле я не умерла. Просто так было нужно – у меня новая миссия! Пока я не могу ничего тебе рассказать, не имею права. Я даже это письмо не должна была тебе писать. Помни, дорогой: мы не расстаемся навсегда и через некоторое время снова будем вместе. Не знаю, когда это случится, но поверь: я, как обычно, нарушу все правила, наплюю на все запреты и что-нибудь придумаю. Никому ни слова! Письмо лучше сжечь. Целую, обнимаю, бесконечно люблю тебя. Мама. P.S. Позаботься об Эдике и кошках». Как видите, упрямая и своевольная Элька снова сделала все не так, как от нее требовалось, а как ей самой захотелось… – Моя сестрица даже из собственной «смерти» ухитрится устроить шоу! – недовольно ворчала Лана, читая в Интернете статью о гибели и похоронах «великой фэнтези-писательницы Елены Иланской». – «Великая», как же! Строчит пулеметом только потому что времени свободного навалом и на работу, как мне, ходить не нужно. Естественно, младшая кузина не поехала на похороны старшей. Зачем присутствовать на погребении и поминках совершенно постороннего трупа? Вот интересно, что случилось бы, открой Лана тайну: Элька не погибла, Бредли Браун – совершенно другой человек? Смогла бы она тем самым повлиять на ход событий? Прославилась бы она благодаря такой сенсации? Да нет, вряд ли. Ей бы не поверили и сочли сумасшедшей. Да и зачем создавать Эльке еще большую популярность? И, как бы то ни было, Лана не хотела на самом деле вредить людям, когда-то ей близким… Около месяца о Стражах Света не было ни слуху ни духу, и Лана даже заскучала. Но потом новости посыпались, как звезды с неба в августе. Бредли Браун спешно развелся с женой, купил ей с дочерью новый дом и почти тут же женился на знаменитой писательнице и актрисе Кьяре Сильверио. Причем, никто не видел ни одного фильма с ее участием, не был знаком ни с одной ее книгой, но никто не сомневался, что новая жена Брауна знаменитость. Вместе с Кьярой в доме счастливых молодоженов поселились два ее брата. Так, вчетвером, плюс еще и водитель, они и зажили, не допуская к себе лишних людей. – Надо же, Кьяра Сильверио! – фыркала Лана, глядя на фото «дружной семейки» и пытаясь найти в незнакомой тетке хоть что-то, напоминающее об Эльке. Может быть, лишь сам взгляд? – Бьюсь об заклад, что братья – это Тейлин с Кеем. Тогда водитель-блондин явно Лордор. Честно говоря, Лане было немного обидно, что ее даже не стали уговаривать и так легко заменили ее сыночком Даркуса. Может быть, попроси они хорошо, она бы и согласилась. Но, похоже, уговаривать никто и не собирался. Милану просто вычеркнули из жизни магистров. Ну и ладно! Будем жить дальше, и жить весело и активно! Для начала нужно скачать побольше аудиокниг, найти новое хобби и вплотную заняться поисками мужа. Пусть эти герои-зазнайки даже не сомневаются, что она может быть счастливой и без подвигов, и без магии, и без них самих! – Вот здесь мне нравится гораздо больше, чем наверху! – в который раз восклицала Элька, спустившись в бункер вместе со своими мужчинами, а по совместительству еще и собратьями по предстоящей борьбе со злом. – У Бредли, мир его праху, отличный дом, напоминает наш с Эдиком, но все какое-то чужое, не родное. А находясь здесь, я чувствую, что вернулась в Весту, вошла в несколько переделанный кабинет Леадора, или в Зал Магии в Одигоре. Обширный бункер был обустроен под домом покойного Бредли Брауна на побережье. Здесь находилось все, что необходимо магистрам-чародеям. Но главным был пустой зал с начертанными на полу знаками и символами. В центре – большой магический Круг, или, как называла его выдумщица Элька, Круг Мерлина. За его границами – пять кругов меньшего размера, а в середине его – пентаграмма. Круги предназначались для Стражей Света, а в пентаграмме появлялся Леадор. Вернее, сам старый маг так и оставался в Весте, перед магистрами возникала лишь его голограмма, мыслящая и говорящая голограмма. А что вы хотите – технический прогресс в связке с магией! Элька еще по одной причине любила бывать в бункере. Ее бы воля, и она там поселилась бы навсегда. Они с Дейвором даже спальню себе там устроили. Дело в том, что только в этом бункере все пятеро принимали свой настоящий облик и становились самими собой. Сейчас никто бы не узнал в очень высокой и чрезмерно худой черноволосой Кьяре Сильверио настоящую Эльку, а в Бредли Брауне можно было найти отдельные черты Дейвора Блекхарта, только если присматриваться к нему долго и очень внимательно. Яркие красавцы-блондины Тейлин и Кейланис превратились в Армандо и Антонио Сильверио, поразительно похожих на свою «сестрицу». Жгучий брюнет и прекрасный, как темное божество, Лордор стал приземистым и невзрачным мужичком с волосами мышиного цвета и слегка приплюснутым носом. И вы еще удивляетесь тому, что чародеи предпочитали проводить большую часть своего времени в бункере? Но, к сожалению, приходилось создавать видимость обычной семьи, живущей обычной жизнью. Каждый вечер Эля, Дейвор, братья Готлорды и Лордор вставали в свои круги и проводили ритуал особого призывания. Голограммный Леадор рассказывал, что происходит в Весте, с удовольствием слушал новости «другого мира». Но, к сожалению, довольно длительное время старичок маг не передавал своим молодым друзьям никаких указаний: на Земле не происходило никаких особенных волнений и магических вспышек, и Высшие Силы молчали. А пока Тейлин и Кей усиленно притворялись бедными родственничками, бездельниками и приживалами у своей богатой и успешной сестры и ее мужа. Лордор вполне неплохо вжился в свою роль водителя и научился управлять автомобилем не хуже Спиди-гонщика. Дейвор строил из себя «звезду», по состоянию здоровья взявшую длительный перерыв в работе. И только Эльке не было нужды притворяться: воображение ее не дремало, вдохновение не покидало, и женщина трудилась над своей новой книгой, которая, правда, выйдет под другим именем. Так и время зря не пропадало, и творческой энергии был дан выход, и тоска по сыну не так терзала сердце. Но все равно Элька частенько вздыхала и роняла фразу типа: – Алексу бы здесь понравилось… – Я знаю, детка, – всякий раз успокаивал ее муж. – Я понимаю, как вам тяжело друг без друга, тем более, осознавая, что эта разлука навсегда. Но таковы условия, милая. Я все понимаю, но помочь, к сожалению, ничем не могу… Иногда я даже думаю, что тебе было лучше отказаться от миссии, как это сделала Лана. – Я не Лана! Еще чего, отказываться! Ты с дуба рухнул? – огрызалась нежная женушка, а потом улыбалась. – Ничего, любимый, все будет хорошо… А про себя добавляла: «Все будет хорошо, то есть, по-моему…» Глава 4 В свете факелов и сотни свечей четверо мужчин и одна женщина, хранящие абсолютное молчание, заняли каждый свое место и развели руки в стороны. Кончики их пальцев засветились призрачно-зеленым сиянием, а потом выпустили мерцающие лучи. И каждый лучик каждого участника таинства соединился с лучами соседей, стоящих справа и слева. Таким же светом замерцали круги, в которых стояли чародеи, потом – большой магический круг и в конце – пентаграмма, начертанная в нем. В середине пятиконечной звезды, словно из тумана возникла призрачная фигура высокого старика с длинными седыми волосами и бородой. – Здравствуйте, дети, – приветствовал Леадор Элеонору, Дейвора, Тейлина, Кейланиса и Лордора. – Собирайтесь, поступили первые сильные магические колебания из Парижа. Завтра вы должны быть в своем агентстве. – Париж? А где это? Далеко от Лос-Анджелеса? – поинтересовался Тейлин. – Далеко, отсюда не видать, – фыркнула Элька. – Париж – это столица Франции, а Франция находится в Европе, в то время как мы – в Америке. Это разные полушария, неуч! Мог бы и поинтересоваться географией мира, в котором тебе неизвестно сколько находиться. Все равно ведь баклуши бил. – Вот перед вами эталонный вариант стервы: крайней стервозности прекрасный образец! – огрызнулся бывший принц. – Идиот! – Ведьма! – Сам дурак! – Прекратите свариться! – прикрикнул на них Дейвор. – Кто сварится? Мы?! – хором изумились скандалисты, после чего Элька обратилась к Леадору: – Ну, так что там с Парижем? Какие такие колебания и волнения? – Темные, – емко ответил старый маг. – Точно ничего неизвестно, но это как-то связано с Парижскими катакомбами. Элечка, ты знаешь, то это такое? – Немного. Лабиринт Смерти. Мы с Эдиком были в Париже, ну и туда тоже ходили. Это часть музея Карнавале. Я потом ребятам про это место расскажу, а ты продолжай, продолжай. – К сожалению, информации у меня очень мало. Я ведь всего лишь скромный посредник между вами и Высшими силами. Известно лишь, то через какого-то человека, практикующего магию Тьмы, в ваш мир пытаются проникнуть некоторые обитатели Преисподней. Это будет, так сказать, первая партия, первый отряд из армии Тьмы. А намерение у них одно – создать на Земле второй ад. – Ад пуст, все бесы здесь, – как обычно, не смолчала Эля. – Это не я сказала, а Шекспир. Только не спрашивайте сейчас, кто он такой. Честное слово, нет у меня желания проводить ликбез. Вернемся лучше к нашим баранам, то есть, жителям Преисподней, которым там не сидится. С чего это они так распоясались? Куда их начальство-то смотрит? – Там столько демонов, бесов, темных сущностей, тварей и прочих, рангом ниже, что их, как ты выразилась, начальство просто не в состоянии за всеми уследить. Вот как раз те, кто обделен властью в Преисподней, но жаждет ее, устроили тайный заговор по проникновению в ваш мир, чтобы создать там свою новую империю. Вратами и послужат те самые Парижские катакомбы. При посредничестве практикующего черного мага они пройдут через врата, рассеются для начала по Парижу, подселятся в обычных горожан… Дальше можно не продолжать. А еще у них есть другая цель, похоже, не менее важная: первым выползням из ада необходимо будет уничтожить какое-то совершенное оружие. – Какое еще оружие? – спросил Дейвор – Уничтожить всех магов-не шарлатанов? – Ядерную боеголовку? – внес свое предложение Кейланис, блеснув осведомленностью о текущем положении дел в мире. – Всех дураков? – не осталась в стороне, естественно и Элька. – Я не знаю, – вздохнул Леадор, пресекая дальнейший полет фантазии своих молодых друзей. – Думаю, про совершенное оружие вам предстоит выяснить самим и защищать его, не дать уничтожить. – Опять головоломка и взрыв мозга! – скривился Тейлин. – У тебя мания величия – нечему взрываться, – хмыкнула Эля, и принц Весты надулся. – Леадор, когда нам отправляться в Париж? И как? Самолетом или моим телепортатором? И что нам там делать? Сразу отравляться в Лабиринт Смерти? – Зачем самолет? На вашей железной птице перемещаться долго и муторно. Телепортируетесь сразу в здание агентства. Ничего с собой не берите – все необходимое будет находиться уже там. Простите, но больше ничем не могу вам помочь. Придется действовать по обстановке, может быть, ждать… – Да ладно, разберемся на месте, – небрежно повела плечиками Элька. – Так даже интересно – тайна и все такое… – Ты слишком легкомысленна, а между тем, дело очень опасное, – недовольно поджал губы Лордор. – Будет лучше, если ты пока не будешь принимать во всем этом непосредственное участие. Посидишь тихонько в агентстве, будешь нам помогать… – Щаззз! Пять раззз!!! Мало мне было мамочек, Тея и Кея, еще и ты теперь? Обо мне есть кому заботиться, у меня муж есть, не забыли? – Не получится Элечке остаться в стороне, – вмешался в перепалку старый маг. – У вас круг, состоящий из пяти магистров, нарушать его не стоит. Лана разорвала этот круг, и хоть Лордор занял ее место, нарушение магического условия на лицо, и неизвестно, чем все закончится. – Это нарушение только к лучшему. Лордор гораздо ценнее ненадежной и всем недовольной дамочки, которая только тем и занимается, что безуспешно пытается соперничать с сестрой. И без Белки нам никак не обойтись. Лишь она из этого мира, ей знакома эта магия, мы пока многого не знаем. Без Эли мы почти беспомощны, как слепые котята. Это Дейвор так резко высказался, и его жена была с ним солидарна. – Вот-вот! А вы, три мои мамочки, слушайте, что умные люди говорят. Мы перенесемся в Париж завтра. Ну, Леадор, рассказывай, какие новости в Весте? Как родные Дейва, как король Вандер? Как там в нашей школе? Старичок-голограмма хлопнул себя по лбу. – Вот я беспамятный! Голова пустая! Есть, конечно, новости. В школе все идет нормально. Твои родители, Дейвор, держатся молодцом, с мужеством, присущим только воинам Ордена Волка. Они не смирились со смертью сына и невестки, но научились жить с этим дальше. Его величество был безутешен. Очень горевал по сыновьям, но два дня назад произошло событие, буквально вернувшее его к жизни. Во дворец явилась некая молодая особа, деревенская девушка Иридис… Тейлин, мальчик мой, тебе это имя о чем-нибудь говорит? Старший брат Готлорд собрал лоб гармошкой, усиленно вспоминая. – Не знаю… Не помню… А, точно! У меня как-то было несколько связей, и, кажется, одну из девушек звали как раз Иридис. Ничего серьезного не было, так, легкий, необременительный романчик. – Который закончился беременностью и благополучным рождением здорового и красивого мальчика, как две капли воды похожего на тебя, – выдал сенсацию Леадор. – А ты шалун, ваше высочество! – хихикнула Элька. – Так я же живой человек! – обиделось «высочество». – У меня есть свои потребности и желания. Не все же бросают меня и выходят замуж за других… С этой Иридис мы повстречались некоторое время, того-самого, а потом разошлись. Леадор, а зачем она к нам домой-то заявилась? – Ты не въехал, пупсик? Твое «того-самого» закончились рождением малыша, так что, поздравляю тебя с сыночком, папаша! Ну что же, король Вандер так мечтал о внуке-наследнике, вот и получил его, от наследного принца. Но возникает вопрос: с какой стати мамаша отдала свою кровиночку? И не наврала ли она про отца? Анализ ДНК в Весте не проведешь… – Ну, Элечка, от кого другого я мог бы ожидать подобного вопроса, но только не от тебя, – покачал головой старик.– А магия на что? Я проверил и могу поклясться: ребенок Иридис – сын Тейлина. Его величество просто ожил и намерен всего себя посвятить воспитанию внука. Ну а сама мать… Детка, в вашем мире что, матерей-кукушек не бывает? Вспомни хотя бы Лану. Иридис же обосновала свой отказ от ребенка просто: ее замуж никто не возьмет с этим, как она выразилась, довеском. А мужа, видите ли, ей очень уж хочется. Вот она и собирается переселиться в Вэрвокт, к темным эльфам. Элечка, твой план все еще работает. И до сих пор бедные одинокие девушки отправляются туда за личным счастьем, и там их охотно принимают. Еще немного поговорили, беззлобно подтрунивая над новоявленным папашей и, наконец, попрощались со своим старым другом. У него были свои заботы, а самим магистрам нужно было готовиться к завтрашней телепортации в Париж. – Скажу сразу, что ничего такого супер ужасного в этих катакомбах нет. Может, просто я не заметила, но не впечатлили они меня, – начала вводить мужчин в курс дела Элеонора. – Меня почему-то это не удивляет, – хмыкнул Тейлин, желая поддеть подругу, но та не повелась и спокойно продолжила: – Хотя, ничего удивительного нет в том, что для Врат из Преисподней выбрано именно это место: атмосфера смерти так и витает вокруг. С конца восемнадцатого и до середины девятнадцатого веков туда были свезены останки жителей. Я не знаю точно, сколько лет это продолжалось, но в катакомбах хранятся кости более шести миллионов людей. К слову, там были похоронены и известные люди. Сказочник Шарль Перро, например. Еще Рабле, Блез Паскаль. Это только те, кого знаю и помню я. Хотя, вы понятия не имеете, кто это. Короче, представьте себе: везде вдоль стен выложены ряды из миллионов и миллионов костей и черепов, а местами неведомо какие циники кости-черепа оформили узорами! Да еще и при входе в это хранилище скелетов на табличке написано: « Остановись! Здесь находится Империя Смерти!». Для простых и впечатлительных людей это впечатляющее и жуткое зрелище. – Очень интересно, – похвалил рассказ Эльки эльф-полукровка. – Надо бы погуглить, почитать. Отличная штука этот ваш Интернет. – Погуглить… – фыркнула женщина. – Растешь, ушастый, быстро учишься. Вам всем стоит брать с него пример, осваивать наши технологии, ведь, возможно, вам придется провести в нашем мире целую вечность. Если не погибнем, конечно. Лично я уже готова помереть от скуки и невозможности разработать план. Вот помяните мое слово, в Париже будем торчать не один день, пока дело сдвинется с мертвой точки. – Что-то ты разворчалась, – подметил Кейланис, не отрывая взгляда от монитора компьютера. – Когда это тебя волновало отсутствие четкого плана действий? Ты же всегда любила спонтанности, а план у тебя рождается моментально. Тебе ли жаловаться на скуку. Это нам придется торчать в четырех стенах в ожидании клиента, а вы с Дейвом поди будете гулять по всяким романтическим местечкам. Париж ведь город любви. – Не умничай, братец! = огрызнулась рыжая ведьма. – И вылезай из-за компьютера – я сейчас буду положенные мне пять страниц книги печатать. Надо бы, как вернемся, каждому по ноутбуку купить, а то скоро драться будем. Кстати, милый Кей, не знаю, кто придумал, что Париж – город любви, но это полнейшая ерунда, на мой взгляд. Романтика не зависит от места, все это в сердце живет. Либо романтика есть, либо нет ее, понятно? Лично меня совершенно не волнует, куда нас занесет: туда или в какой-нибудь Захрюкинск. Мне даже тоскливо, ведь уже во второй раз я буду в Париже без сына… Глава 5 Вот уже минула целая неделя пребывания в столице Франции, а дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Человек, проблему которого предстояло решить и тем самым не дать первой партии вредной пакости просочиться в мир людей, до сих пор так и не пришел, вынуждая ангелов Света маяться от безделья. Никто из непосвященных не нашел бы здание агентства магической помощи «Стражи Света», неожиданно возникшее на улочке Дегрэ, что, впрочем, неудивительно. Да это и улицей-то нельзя было назвать – всего лишь спуск в четырнадцать ступенек, расположенный между двумя другими улицами. Но стоило лишь подняться на седьмую ступеньку, произнести специальные слова и топнуть левой ногой, как тут же откроется старая щербатая лестница, ведущая вниз, в подземелье. Там и находилось временное пристанище чародеев. Ранним вечером восьмого дня супруги Блекхарт возвращались с очередной прогулки по улочкам Парижа (конечно же, в обличии Бредли Брауна и Кьяры Сильверио). – Мы с тобой похожи на старую семейную пару, – недовольно усмехнулась Элька. – Каждый вечер совершаем моцион, так сказать, для здоровья. Так все делают, когда заняться больше нечем. Мы не воины Света, а воины лени и безделья! Они поднялись на седьмую ступеньку, и женщина уже хотела приступить к чтению заклинания, но тут Дейвор крепко прижал ее к себе и пристально посмотрел в глаза своим темным, обжигающим взглядом. – Я готов целую вечность маяться тут от безделья и неизвестности, вдали от родной Весты, лишь бы ты была рядом… – Я тоже, просто не привыкла бездельничать и жить, как на приколе, – улыбнулась его жена, привстав на цыпочки и целуя в кончик носа. – Я рада, что мне не нужно будет в очередной раз расставаться с тобой, возвращаясь на неопределенное время в другой мир. И если бы Алекс был с нами, я была бы абсолютно счастлива. Дейвор ничего не сказал, только покрепче прижал ее к себе. – Спасибо. Малыш, я справлюсь, я сильная. А сейчас нам пора в свое подземелье – наши мальчики нас наверняка уже потеряли… Fac modo, solidae homunum facta, ostende mihi viam abscondito to cubicuti sui! – Ну, наконец-то! Шляетесь неизвестно где, а нам клиентку развлекай! – таким ласковым словом встретил супружескую пару Тейлин. – Клиентка? – встрепенулась Элька. – Это здорово! Ну, так где она? – Сидит в рабочем кабинете и трясется, – хихикнул Кейланис. – Зачем пришла – не рассказывает, знай себе трясется и твердит, что будет разговаривать только с ведьмой в десятом поколении Кьярой. – Ведьмой в десятом поколении? Это что еще за штуки? – Без понятия. Наверное, это проделки Леадора – скучно старику, вот и наворотил что-то. Сейчас все узнаем, но вам двоим лучше переодеться. Накиньте хламиды какие-нибудь черные, чтобы тетка поверила, что пришла по адресу. – Я ее уже проверил, – вступил в разговор Лордор. – Обычная женщина, к магии никакого отношения не имеет и чем-то сильно напугана. Предполагаемая клиентка выглядела типичной француженкой: скромна на вид, стройна. С естественным макияжем и в простой, но качественной элегантной одежде. Женщина сидела на стуле прямая, словно проглотила портновский метр, прижимала к груди неброскую, но явно дорогую бежевую сумочку и волновалась. И, надо сказать, волнение ее было вполне понятно. Большая круглая комната в мистически-фиолетовом цвете была погружена в полумрак, лишь несколько больших толстых свечей горели то здесь, то там, да еще хрустальный шар таинственно мерцал на маленьком столике в углу. В другом углу курительница испускала странный аромат – некая смесь гвоздики, черного перца и немного серы. На стенах были нанесены неведомые знаки, на полу – пентаграмма, в центре которой стоял большой круглый стол с неизвестными и пугающими посетительницу предметами. Атмосферу мистики, тайны и опасности нагнетал еще и холодный воздух, с легким свистом мечущийся по помещению. Вобщем, кто бы ни оформлял эту комнату, цели своей он добился. Простой обыватель, к тому же, еще и впечатлительный, верящий в магию, оказавшись здесь, не сомневался: он пришел в обиталище сильной практикующей колдуньи. Когда в комнату вошла группа в темных мантиях с капюшонами, женщина перепугалась еще сильнее и почувствовала себя слабой и беспомощной. Ой, как страшно! Эти люди внушают ей ужас! Правильно ли она поступила, явившись сюда? Но ведь иного выхода нет, больше никто не сможет помочь ей. Бедняжка судорожно сглотнула и почувствовала, что, несмотря на холод, покрылась липким потом. Все пятеро откинули капюшоны, и женщина почувствовала огромное облегчение. Трое молодых людей, встретивших ее на пороге магического агентства, ужаса не внушали, а один из них, невзрачный парень с приплюснутым носом, вообще выглядел совершенно обыкновенно. Худая темноволосая девушка смотрела тепло и приветливо, скорее всего, она и есть та самая ведьма в каком-то там поколении. Очень большой темноволосый и черноглазый мужчина… Посетительница даже привстала. – Ой! А вы не… – спросила она, переводя растерянный взгляд с брюнетки на великана. – Мы не! – хрипловатым голосом прервала ее черноволосая. – Успокойся и присядь за стол напротив меня. Я – Кьяра, а это мои помощники: Брэд, Армандо, Антонио и Баз. Не бойся, нет такой ситуации, с которой мы не справились бы, поможем и тебе. Рассказывай, что случилось. Но сначала скажи-ка, как ты узнала о нашем агентстве? Мы себя не рекламируем, но каждый, кто нуждается в нас, находит агентство теми или иными путями. Посетительница принялась лихорадочно рыться в своей сумочке, нашла то, что искала и все еще дрожащей рукой подала ведьме небольшой красочный лист бумаги. – Госпожа Кьяра, ведьма в десятом поколении… Быстрое решение всех ваших проблем. Снятие сглаза, порчи, родового проклятия, экзорцизм и прочее. Для нее нет неразрешимых проблем!!! Ну, Леадор, доберусь я до тебя! – Что, простите? – задергалась посетительница. – Нет, ничего, к тебе это не относится, продолжай – успокоила ее ведьма. – Рекламку я случайно нашла на улице. Подумала, что это знак судьбы, и вы сможете мне помочь. Если и сомневалась вначале, то увидев, где расположено агентство… Подо мной ступенька расступилась! Разве такое возможно? – Это случилось, потому что ты действительно нуждаешься в нашей помощи, – медленно проговорила Кьяра. – Но должна сразу предупредить тебя: приворотами-отворотами, привлечением денег и прочей чепухой я не занимаюсь. Если у тебя действительно серьезная беда, излагай, и желательно, с самого начала и во всех подробностях. – Нет-нет, мне не нужен приворот, я счастлива замужем! У меня вопрос жизни и смерти… Иногда мне кажется, что я схожу с ума… Ох, мне кажется, я путано объясняю! Придется и в самом деле начать с самого начала. Итак, меня зовут Адель Картенэ, я и моя старшая сестра происходим из старинного дворянского рода Паризо, правда, давно обедневшего… – Для нас не имеет значения происхождение нуждающихся в помощи и его материальные возможности, ибо мы помогаем всем! – отрезала Кьяра-Элька, которая терпеть не могла снобов. – Переходи к делу. Адель вздрогнула и залепетала: – Но я… Мне показалось… – Дорогая, я думаю, что мадам Картенэ пытается донести до нас, что им с сестрой было дано соответствующее воспитание. Давай выслушаем ее, – мягко осадил супругу Брэд-Дэйвор, и француженка с благодарностью посмотрела на этого с виду грозного, но такого отзывчивого, могучего мужчину. – Да, я именно это и хотела сказать, извините. Мы с Алис получили соответствующее воспитание. Точнее, я не доставляла родителям никаких хлопот, была послушна, почтительна и усердна в учебе. Но вот моя сестра… Она была сложным ребенком, потом выросла в трудного подростка, связалась с какой-то подозрительной компаний и в семнадцать лет сбежала из дома. Мы почти перестали общаться, лишь иногда перезванивались, а мать с отцом просто вычеркнули недостойную дочь из своей жизни. Я же удачно вышла замуж за достойного человека и вскоре одного за другим родила двоих детей. У Алис к тому времени уже была дочь, которую она родила неизвестно от кого. Девочку назвали Кларисса, но поверьте, подобное несоответствие имени и личности трудно себе представить. В девчонке не было ничего ясного и светлого. Капризная, неуправляемая и злобная зверушка! Но самые большие проблемы начались, когда племяннице исполнилось тринадцать лет. Видели бы вы ее: черная одежда, черный макияж, волосы такие же. Девчонка пила, курила, подозреваю, что не только сигареты. Бросила школу и шлялась со своими дружками, такими же жуткими, как и она сама. Уж чем они занимались, я не знаю, но постоянно влипали в какие-то истории. Алис и мы с мужем без конца помогали девице выпутываться из всех передряг. В конце концов, нам с Жаном это надоело, а вот сестра, похоже, ничуть не волновалась и даже, вроде бы, поддерживала свою дочурку. Обе стали изучать черную магию, проводили какие-то отвратительные ритуалы. Они и моих детей как-то пытались привлечь к своим темным делишкам, но мы с мужем решительно прервали всяческие отношения с этими родственницами. Целых два года мы провели спокойно, от Адель и Клариссы не было ни слуху ни духу. И вот, где-то с месяц назад сестра позвонила мне и странным, каким-то загробным голосом попросила о помощи. Просто слабо попросила: «Помоги мне, сестренка…» и отсоединилась. И не было бы в этом факте ничего страшного, но дело в том, что моя сестра Алис умерла полгода назад, и я лично присутствовала на ее похоронах… Элька напряглась. Неужели произошла ошибка? Они неделю сидели в Париже лишь для того, чтобы принять обычную истеричку, которая за каждым углом видит черную магию, порчу и смертельную угрозу? Они выслушивают убогий лепет испугавшейся простого телефонного хулигана дурочки, а в это время роковые события уже развиваются. Где-то в Парижских катакомбах демоны-мятежники возможно, уже проникают в этот мир, используя какого-то другого человека! – Послушай, Адель, – как можно спокойнее начала она. – Не нужно выискивать происки темных сил там, где их нет. Возможно, кто-то, изменив голос, просто притворился твоей сестрой, чтобы напугать тебя. Нужно во всем хорошенько разобраться. – Что вы, Кьяра! Я узнала голос сестры. Это была именно она. Видите ли, у Алис был дефект речи, и перепутать я не могла. Тем более, тот жуткий звонок поступил на мой мобильный, и высветился номер, ранее принадлежавший моей покойной сестре. – Но это могла сделать ваша племянница, – внес предположение Тейлин-Армандо. – Девочка сложная, сами говорили, вот и решила так жестоко подшутить над теткой. У нее остался телефон матери и… – Нет-нет! – прижимая руки к груди, прошептала мадам Картенэ. – Мобильный телефон Алис похоронили вместе с покойной, положили рядом с ней в гроб. Знаю, звучит нелепо, но Кларисса закатила на кладбище истерику, требуя, чтобы мамочка отправилась на тот свет с телефоном. Чтобы успокоить неуравновешенную, неожиданно потерявшую мать девицу, сделали так, как она требовала. Я понимаю, господа маги, что мой рассказ выглядит странно и, по меньшей мере, несерьезно – ну, подшутили над дамочкой, а она, не разобравшись, запаниковала. Но ведь тот звонок не был единственным. Покойная сестра стала звонить мне регулярно, через день. И всякий раз она ограничивалась просьбой о помощи, произнесенной загробным голосом. Но звонок – лишь часть того ужаса, что происходит со мной. Неделю назад мой супруг вместе с детьми уехал к своей матери в провинцию, и с тех пор в нашем доме стали происходить кошмарные вещи. На стенах появлялись надписи, сделанные кровью, которые исчезали сразу же после того, как я их замечала; неожиданно начинала закипать вода в ванной, когда я ее принимала, и я только чудом не сварилась заживо; вещи перемещались по дому сами собой, про ужасные звуки я и упоминать не буду. Что мне делать? Умоляю, помогите! Иногда мне кажется, что я просто схожу с ума, иногда я уверена, что меня прокляли и медленно, но верно сводят в могилу. Я ужасно боюсь за себя, за мужа, за детей, ведь они рано или поздно вернутся домой! – Успокойся! – прикрикнула на впечатлительную дамочку ведьма. – Истерика в любой ситуации – плохой помощник. У тебя мобильный с собой? И я надеюсь, ты не стерла номер сестры из журнала вызовов? – Я всегда ношу с собой телефон, ведь муж может в любой момент позвонить, а я боюсь, что и с ними там может что-либо случиться. И номер я не стирала – как-то совсем забыла про журнал вызовов. – Очень хорошо, давай его сюда. Баз поработает с ним, попробует считать хоть какую-нибудь информацию. И прекрати трястись, Адель Картенэ! Баз-Лордор взял у женщины телефон и вышел из комнаты. – Вы поможете мне? – прошептала Адель, переводя затравленный взгляд с одного мага на другого. – Мне страшно! Что за силы ополчились на меня? Чем я прогневила Господа Бога? – Уверен, ваш Бог тут ни при чем, – остановил потоки ее стенаний Антонио-Кей. – Успокойтесь, мадам, если здесь замешаны темные силы, то мы обязательно поможем вам. Но сначала необходимо выяснить, что происходит. Не беспокойтесь, если из вашего телефона можно выжать хоть какую-то информацию, наш Баз это обязательно сделает – он у нас большой специалист по работе с мертвой энергией. – Но ведь телефон-то мой, а не Алис… – Зато в нем остался номер вызова, – пояснила Элька. – Не вмешивайся в работу профи. Мы же не учим тебя, как воспитывать детей в соответствии с традициями старинного дворянского рода. Дейвор покачал головой. Все-таки его ехидная женушка поддела клиентку. Кажется, Адель категорически не понравилась Эле, а личная неприязнь может катастрофически помешать делу. – Адель, вы вскользь упомянули, что ваша сестра умерла неожиданно, – сказал Блекхарт. – Значит, она не болела неизлечимо, никто не ожидал, что она скончается? Какова была причина ее смерти? – А она не сама умерла, ее убили. Тело нашли рано утром, на улице, неподалеку от их дома. Убийцу так и не нашли. – Тогда душа ее может до сих пор маяться. Возможно, она мстит вам за какие-то прошлые обиды. А может, хочет, чтобы вы помогли найти убийцу, – добавила Элька, а про себя подумала, что для них это не предвещает ничего хорошего. Конечно же, в любом случае они помогут этой несчастной напуганной женщине, но к своей цели не продвинутся ни на шажок. Придется подождать, что удастся узнать Лордору. Тот вернулся минут через пять, и выражение его лица не предвещало ничего хорошего для посетительницы, зато вселяло надежду во всех остальных. – Ну, что тебе удалось выяснить? – Очень странную вещь, – медленно проговорил Баз-Лордор. – Адель, я не нашел вашу сестру Алис ни среди мертвых, ни среди живых. – Но как же? Как такое возможно? – воскликнула француженка, и похоже, что она сама готова была умереть на месте. – Мадам, соберитесь! Подумайте, вы уверены, что в гробу лежала ваша сестра, а не похожая на нее женщина? – потребовал Дейвор. – Ну, конечно же, мне ли сестру свою не узнать! Я же подходила прощаться, а потом видела, как гроб опускали в могилу! – Мы будем работать, – важно изрекла Элька. – Давай так, Адель: ты приносишь нам фотографию сестры и какую-нибудь ее вещь, желательно, ту, которая была при ней незадолго до смерти… – Фото Алис у меня с собой – я знаю, что оно часто требуется для работы магов. А с вещью… После похорон я повезла племянницу домой, немного посидела с ней, а уходя, зачем-то прихватила заколку для волос. Не могу сказать, зачем я ее взяла, скорее всего, действовала неосознанно, подавленная смертью сестры и похоронами… – Отлично, оставляй все у нас. Сейчас отправляйся домой, а мы свяжемся с тобой завтра, ну, или если возникнут какие-нибудь вопросы. Адель замялась. – Знаете, я не могу. Я боюсь возвращаться домой… – Хорошо, не домой, поезжай к какой-нибудь подруге. Чтобы звонки «с того света» не досаждали тебе, оставь телефон у нас, но оставь и номер подруги, чтобы мы могли в случае необходимости связаться с тобой. – А как же муж? – Ничего с твоим мужем не случится, если денек с ним не поговоришь, а завтра получишь свой мобильный назад. Ты, главное, сама ничего не предпринимай… – Да что вы, Кьяра, у меня и в мыслях такого не было! Я скорее умру, чем… – Вот и чудненько, – потерла ручки Элька и поспешила вытолкать клиентку из агентства, и магистры наконец, смогли сбросить иллюзию и принять свой настоящий облик. – Ты хочешь, чтобы я пообщался с духом Алис, где бы она ни находилась? – спросил у нее Лордор. – Что же, думаю, это будет не лишним. – В любом случае, надо же с чего-то начинать, а пока мы выяснили, что мертвой дамы нет ни на этом свете, ни на том. Пожалуй, пойдем-ка и мы с тобой. – Нет-нет, я лучше один, – нелюбезно отказался сынок Даркуса. – В тебе столько энергии, и она такая убийственно и агрессивно живая, что может спугнуть дух покойной. Это займет какое-то время, но я справлюсь, как-никак, сам имел некоторое отношение к миру мертвых. Если понадобится ваша помощь, позову. – Совершенно с тобой согласен. Богу – богово, а кесарю – кесарево, – с энтузиазмом согласился с другом Тейлин. – А наша детка, глядишь, тем временем вспомнит, что она женщина и соизволит накормить своих мужчин чем-то более существенным, кроме бутербродов и заказанной из ресторана едой, за которой, к тому же, приходится выходить на улицу. Детка, ты еще помнишь, где у нас кухня? Элька пристально посмотрела на него и одарила одной из своих самых лучезарных улыбок, при виде которой впору было описаться. – Когда вернемся из катакомб, получишь у меня рагу из демонятины, обещаю, пупсик. А пока, будь хорошим мальчиком, сделай себе бутерброд сам. Нет-нет, Эля вовсе не была неумехой. Почему-то считается, что чем сильнее маг, тем бездарнее он во всех остальных областях жизни. Но это не тот случай. Магические, литературные и актерские способности магистра Ордена Льва, думаю, говорить о них нет необходимости. Еще Элька прекрасно танцевала, пела, рисовала, вязала, готовила… Всех ее талантов и не перечислить. Чрезвычайно одаренная личность, просто… просто она ленилась. А что? Она, им тут, в конце концов, не кухарка! Тейлин вздохнул и поплелся на кухню. А что делать? Как бы каждый из них ни возмущался, что бы ни говорил, рано или поздно все поступали именно так, как хочет эта невозможная женщина. «Чаепитие в Мытищах» затянулось. Часы на стене показывали два часа ночи, а Лордор все не появлялся. Сколько можно общаться с вредным духом убиенной тетки? – Может, он проникся к ней симпатией? – предположил зевающий во весь рот Кейланис. Его старший брат был иного мнения и недовольно проворчал: – Ага, можно подумать! У нашего возвращенца с того света губа не дура – по детке нашей страдает. Просто он, поди, заснул. Прилег и спит себе, наплевав на то, что мы его ждем. – Придет же в голову такое! – фыркнула Элька. – Это я не про то, что Лордор ко мне неравнодушен. Хватит, пупсик, провоцировать моего мужа на скандал и мордобой – Дейв выше этого. Лордор не мог заснуть, ведь в отличие от тебя, обормота, он очень ответственный. Нужно сходить посмотреть, вдруг ему помощь наша нужна. В отличие от мужчин, она была бодра и полна энергии, как трехмесячный котенок. Ну как, скажите на милость, ей это удается? Мужчины последовали за своей вдохновительницей и со стоическим терпением ждали, пока она, приложив ухо к двери комнаты Лордора, внимательно вслушивается в доносившиеся оттуда звуки. – Странно, тихо, как в морге, – удивленно доложила «шпионка». – Неужто и впрямь заснул? И вдруг из-за двери послышалось шипение и хриплый вскрик. Не раздумывая ни секунды, Элька пнула ногой дверь и ринулась внутрь. – Белка, стой! – грозно приказал Дейвор, но куда там! Разве жена когда-нибудь выполняла его приказы? Сцена, представшая их глазам, на миг даже парализовала их всех. Гигантская змея, состоящая, казалось, из черного дыма, обвила лежащего на полу Лордора и со свистящим шипением сжимала его в своих смертоносных объятиях. Мужчина изо всех сил пытался избавиться от душащих его колец, но получалось плохо. Мерзкая бестелесная тварь разинула пасть и с шумом втянула в себя воздух. Изо рта ее жертвы потянулось мерцающее белесое облачко – она высасывала из Лордора жизненные силы! – Моррррррр! – пророкотала Элька. Древние агмы отлично ей удавались и всегда безотказно действовали на противника. Но змея была не из плоти и крови, и, возможно именно поэтому слово власти на нее не подействовало. Вместо того чтобы лишиться чувств, она повернула уродливую плоскую голову к источнику звука и… утробно расхохоталась. – Магиссстры… Воины Сссвета… Так-так-так… Явилисссь ссспасать ренегата? – прошипел монстр из дыма, развил кольца, сжимающие Лордора и скользнул по полу, направляясь к Дейвору и Эльке, которые были ближе всех. Ну, хоть оставила в покое Лордора, и на этом спасибо! – Отойди, быстро! – крикнул Дейвор, пытаясь отшвырнуть жену с пути приближающейся твари. Но змея вдруг застыла. По ее дымному телу пробежали волны. – Оружие… Сссовершенное оружие… – просвистела она и вдруг исчезла без следа. Блекхарты и братья Готлорд бросились к полузадушенному другу. Тот уже немного пришел в себя, лишь дышал еще с трудом. – Чудище, как тебя угораздило-то! – вопила Элька, опускаясь возле Лордора на колени. – Что ты натворил? Вместо духа Алис призвал кого-то другого? Ребята, перетащите-ка его на кровать… Через несколько минут, полностью восстановив силы, Лордор рассказал друзьям о том, что произошло во время ритуала. – Змея появилась сразу, как только я завершил призыв. Я нигде не ошибся, и эта тварь явилась не вместо женщины. Как бы вам объяснить? Это и был дух Алис, вернее, они – единое целое. Я так думаю, что змея – это демон-подселенец. На контакт, как вы догадываетесь, он не пошел и сразу же на меня набросился. Мне очень жаль, но сделать ничего нельзя: сам дух умершей недоступен. – Хорошо бы понять, что все это означает, и что нам делать дальше, – задумчиво проговорил Дейвор. – Слушай, Лорд, ты же сын Даркуса, был легионером Тьмы, не понаслышке знаком с магией смерти, сам, в конце концов, был в Измерении Смерти. Кто, если не ты разберется в этом запутанном деле? – набросился на пострадавшего Тейлин, за что получил тычок от его покровительницы. – Заткнись, пупсик! – прошипела Элька. – Если кто и разберется во всем, что здесь наворочено, так только сильный некромант. Нам все-таки очень не хватает Тирана… Ой, что за черт? Она резко дернула рукой, словно обожглась обо что-то невидимое и посмотрела на кольцо на своем указательном пальце. Невзрачный до этого горный хрусталь сейчас искрился и пульсировал радужным светом. – Леадор вызывает нас на связь! – констатировала женщина. – Неужели нельзя было предупредить, что в нужный момент кольцо будет биться током? Ладно, побежали к зеркалу. Да-да, в Париже связь со старым магом поддерживали через большое зеркало, установленное в ритуальном зале. Это был как бы дублер Зеркала Жизни, что находилось в Весте. Старичок с удивительно сияющими глазами уже поджидал своих молодых друзей по ту сторону Зазеркалья. Выслушав подробный рассказ, Леадор надолго задумался. – Да, я тоже склоняюсь к тому, что это был демон-подселенец. Логично получается: он действует через тело женщины, этой Алис. Но такое возможно лишь при условии, что она жива, в противном случае подселенец бессилен. И непонятно, зачем он совершает магические атаки на сестру своего так сказать вместилища. Боюсь, дети, я пока не могу вам помочь. Буду думать… – Подожди Леадор, у меня идея! – воскликнула Элька. – Мне кажется, придется посвятить в нашу тайну Тирана. Он как- никак сильный некромант, и без его помощи мы не сможем разобраться. А что? Я считаю, что мальчишка надежен, ему можно довериться. Есть, конечно, маленькая вероятность, что он проговорится своей Вилсе, но стоит рискнуть. Без его помощи мы застрянем в Париже, а демоны ждать не будут, полезут из всех щелей. Мы любыми способами должны это предотвратить! – Да, девочка, я считаю, что ты права, – сказал Леадор, немного подумав. – Передайте мне портрет женщины и ее заколку, а мы с нашим юным некромантом попробуем добыть из этих вещей хоть какую-нибудь информацию. Свяжусь с вами через несколько часов. – Ну, нет уж! – возмутился Тейлин. – Не знаю, сколько времени там у вас, в Весте, а здесь уже скоро рассвет. Спасение мира, это, конечно, хорошо, но еда, сон и отдых своим чередом! – Хорошо, тогда, когда будете готовы, пусть Элечка дотронется до горного хрусталя и подумает обо мне. С этими словами старичок положил обе ладони на зеркало, что-то прошептал, и твердая поверхность поменяла свою плотность и с той и с другой стороны. Элька быстро сунула Леадору вещи покойной Алис, и тот, заверив, что они с Тираном приложат все усилия, дезактивировал зеркало. Едва зайдя в свою спальню. Элеонора, что-то вспомнив, резко развернулась и хотела было ее покинуть, но наткнулась на Дейвора, шедшего за ней следом. – Подожди, малыш, я совсем забыла. Надо сделать… – Потом, милая, все потом. Дела подождут, – решительно запротестовал супруг, заключая неугомонную женушку в стальное кольцо крепких рук. – Пусти! Мне надо… – Ты совсем не умеешь расслабляться и отдыхать, – прошептал ей на ушко мужчина. – Пожалуй, я помогу тебе… – Потом поможешь, пусти! – А что, если так? – тоном змея-искусителя поинтересовался Блекхарт. Страстный, жаркий поцелуй накрыл ее лавиной, сильные руки сжали ее талию… – Ненавижу, когда ты так делаешь! – почти сдаваясь на милость победителя, простонала Элька. – А так? – горячие губы Дейвора оторвались от ее губ, скользнули по шее к ключице. – Я тебе говорила, что ты маньяк? – Сегодня еще нет, но скоро тебе представится такая возможность. Сейчас я покажу тебе, как мы, настоящие маньяки поступаем со своевольными дамочками… – Обещаешь? – Ну, конечно, обещаю… Понятно, что еще час ни о каком сне и отдыхе и речи не заходило. Потом Дейвор с улыбкой смотрел на умиротворенную жену. Казалось, она спала. Ага, не дождетесь! Элька распахнула глаза и повернулась лицом к Дейвору. – А ты слышал, как та змеюка шелестела «оружие… совершенное оружие»? А потом почему-то сразу исчезла… Интересно, что это за совершенное оружие, которое так жаждут уничтожить демоны? – Да, я слышал змею, – ответил мужчина, сразу помрачнев. – А также я обратил внимание на то, что сказала она это, когда направлялась на тебя. Милая, я подозреваю, что совершенное оружие – это ты… – Да брось ты, – беззаботно отмахнулась Элька. – Какое из меня совершенное оружие? Но будь это так, я представляю, какую Ланка бы скорчила физиономию. «Ну, конечно, наша Элечка же пуп Земли, все только вокруг нее и вертится!» А Лана тем временем насаждалась спокойной, обычной жизнью. Ведь именно этого она хотела? Да, именно этого и, к счастью, получила. Или она сама себя пыталась убедить в том, что счастлива? Или пыталась доказать сестре и остальным, что можно быть довольной жизнью назло им? Можно прекрасно жить и без всех приключений и подвигов, можно интересно проводить время и без чокнутой сестрицы, а личное счастье возможно и без Кейланиса и Луасола. Жизнь бывает прекрасной и без чуда и без магии. Вот так-то! Не то чтобы она вообще ни разу не воспользовалась своими способностями. Так, наслала легкий сглаз на вредную тетку с работы, исцелила заболевшую кошку, разогнала тучи, чтобы отправиться на речку позагорать. Ну и, конечно же, развела с женой Макара, решив, что неплохо бы ей самой сходить за него замуж. Но это же все мелочи, ничего серьезного, честное слово! Лана всеми силами давила и травила в себе данный при рождении дар. Она с удовольствием вертелась перед зеркалом, готовясь к встрече с Макаром. Это было уже третье по счету свидание: в первый раз они сходили в ресторан, во второй просто гуляли по ночному городу. Кавалер вел себя очень достойно: был внимателен, вежлив, пытался развлекать даму разговорами (о рыбалке, но Лана делала вид, что ей интересно). Одна беда – никаких действий для того, чтобы их отношения вышли на новый уровень, Макар не предпринимал и делал вид, что не замечает откровенных намеков Ланы. Когда женщина уже без намеков, прямо предложила себя, он пробормотал, что не хочет торопить события. Блин, они столько лет работают вместе на одном предприятии, а он не хочет торопиться? У нее не было мужчины… Сколько же? А как вернулась из Весты после того, как во второй раз разгромили армию Даркуса, так и не было. А он, джентльмен фигов, не хочет торопить события! Ну, ничего, сегодня решающий день! Мама на несколько дней уехала в пансионат, так что Лана сегодня будет действовать на своей территории. И не будь она Миланой, если не соблазнит сегодня сего щепетильного мужичка! Свечи, вкусный ужин, в который добавлено изрядное количество афродизаков, соответствующая романтическая музыка… Надо быть либо идиотом либо импотентом, чтобы не поддаться. Лана была полностью готова и с удовольствием оглядела себя в зеркало. Красное облегающее платье подчеркивало ее женственную фигуру, подведенные черным карандашом глаза делали ее взгляд глубоким и манящим, а алая помада довершала образ. – Вот так-то, – подмигнула себе женщина.– Красивой и притягательной можно быть и без магии. Хотя, подстраховаться не помешает. Пристально глядя в глаза своему отражению, Лана провела рукой по лицу, накладывая на себя иллюзию неодолимой сексуальности, когда-то давно придуманную Элькой. – Ну, держись теперь, Макарушка! – злорадно хмыкнула соблазнительница. – Не зря же моя сестрица старалась! О том, что сестра никогда не пользовалась придуманным приемом, ей просто это было ни к чему, Милана предпочла не вспоминать. Ее вдруг ни с того ни с сего одолели сомнения. А так ли ей нужен этот мужчина? Да, на фоне других работяг, своих коллег, он явно выигрывает: почти не пьет, не курит, не матерится, да и внешне очень даже симпатичный. Да, после Кейланиса и Луасола Макар кажется бледным, серым и заурядным. Но кто сказал, что заурядность – это плохо? Да и где они, эти Кейланисы и Луасолы? Они наплевали на ее чувства, а ведь каждой женщине хочется ощущать себя любимой и нужной. Странно, но о том, что они с полуэльфом оба были инициаторами разрыва отношений, Милана тоже предпочла забыть. – Нет, Марик, скажи мне, как ты считаешь, зачем мне этот Макарка все-таки нужен? – спросила Лана кота, внимательно наблюдавшего за хозяйкой. – А, какая разница, для чего! Нужен! Пусть будет, на что-нибудь да сгодится. В это время прозвенел звонок домофона, и она, не спрашивая, кто это, открыла, уверенная, что пришел Макар. Кто же еще? Тех нескольких минут, что гость поднимался на нужный этаж, Лане хватило для того, чтобы прошептать над салатом заговор-присуху (на всякий случай!), еще раз попшикать на себя духами (чтобы сразить наповал) и прильнуть к дверному глазку. Из-за угла показался ее ухажер. Он приосанился, поправил галстук (галстук!) и нажал на кнопку звонка. Лана едва сдержалась, чтобы не выругаться. Этот чудик приперся с букетом хризантем и бутылкой шампанского! Ну, ни дать ни взять – провинциальный ухажер, добивающийся расположения местной красотки! А впрочем, он и есть провинциальный ухажер. – Может, еще не поздно все отменить? – малодушно пробормотала себе под нос Лана, но тут же одернула себя. – Не глупи! Давай, действуй! Расправив плечи, она растянула губы в улыбке и широко распахнула дверь. Открывший было рот мужчина тут же его захлопнул, пошатнулся и несколько секунд пялился на хозяйку квартиры, как на творение великого скульптора. – Милка, какая же ты красивая! – наконец прошептал он. Она терпеть не могла, когда ее так называли, но решила не обращать на это внимание, довольная произведенным на него впечатлением. Да, красота – это страшная сила! Неуемной Эльке не спалось и, не дав ребятам хорошенько отдохнуть, она согнала их к магическому зеркалу, дотронулась до горного хрусталя на перстне и подумала о Леадоре. На сей раз зеркало явило магистрам сразу двоих: старого мага и сияющего от счастья Тирана. – Вот это да! Ну, вы даете! – вопил юный некромант. – Мы тут все горюем, а они живут себе и помирать не собираются! – Не дождешься, – фыркнула Элька. – Кстати, это тебе минус, как специалисту по некробиотической энергии. Если бы кто и мог понять, что никто из нас не умер, то только ты. Но Тиран наш дорогой предпочел упиваться горем вместе со всеми. Ладно, а если серьезно, то мы тоже очень рады тебя видеть. Но запомни: проговоришься кому – прокляну так, что ни один некромант не поможет. Ну, так до чего вы с Леадором додумались? И, кстати, пока не забыли, верните телефон и фотку – они нам могут понадобиться. – Прикольная картинка, как и не рисованная вовсе, – восхитился Тиран, протягивая через зеркало требуемые предметы. – Вы были правы, та змея – это демон-подселенец. И этот демон не покинул тело женщины именно потому, что она умерла, и какой-то ритуал не был закончен. Но, понимаете ли, такое впечатление, что демону-подселенцу именно это и было нужно. А самое главное, что мне удалось выяснить… Бьюсь об заклад, вы даже предположить подобное не могли! Ту женщину, Алис, убила ее собственная дочь! И, как у вас говорится, вишенка на торт – убийство проходило с полного согласия Алис! Сказать, что магистры удивились, значит, ничего не сказать. Удивление – это не та эмоция. Они были изумлены, ошарашены, выбиты из колеи, временно лишены дара речи! – Ничего не понимаю! – первым признался Дейвор. – Нет, я, конечно, могу предположить, хотя и с трудом, что девчонка хотела лишить жизни родную мать… – А я вот не могу! – отрезал Кейлаис. – У меня не самая нежная и внимательная родительница, мы редко с ней общаемся, я часто злюсь на нее, но чтобы убить ту, которая дала мне жизнь… – Люди разные, – возразила Элеонора. – У нас еще и не такое бывает. Допустим, Кларисса укокошила маман, а потом принялась активно играть роль убитой горем дочурки. Но самой мамаше-то это зачем? И при чем здесь демон-подселенец? А зачем доводить Адель до сумасшествия? Ради веселья? – Вопросов больше, – вступил в разговор Леадор. – Почему женщины нет среди мертвых? – Адель для чего-то им нужна, – задумчиво проговорил Лордор. – И я бы обязательно съездил на кладбище, проверил, в могиле ли тело Алис. Подозреваю, что нет. Нужно позвонить Адель Картенэ. Пусть отвезет меня к месту захоронения. И чем быстрее, тем лучше. – Насколько я изучил порядки этого мира, чтобы нарушить захоронение, нужно получить разрешение, а это длительный процесс. Или ты собираешься незаконно разрывать могилу среди белого дня? – усмехнулся Тейлин. – Мне нет необходимости орудовать лопатой и ковыряться в земле, чтобы увидеть, есть ли в могиле труп или нет, – надменно фыркнул Лордор. – Я сбегаю, позвоню нашей аристократке, – подорвалась с места Элька. – Я быстро! А ты, Тиран, подумай. Вдруг еще какая-то полезная мысль в голову придет. И женщина выбежала из ритуального зала. – Леадор, пока детки нет… – запинаясь, смущенно проговорил Тейлин. – Не хочу, чтобы она посчитала меня слабым и сентиментальным. Короче, ты мог бы в следующий раз показать мне сына? Старик понимающе улыбнулся. – Мальчик мой, в твоем желании нет ничего постыдного. Желание увидеть своего ребенка не есть проявление слабости. Хорошо, Тей, я скажу твоему отцу, что хочу на всякий случай проверить ауру ребенка и заберу его на некоторое время к себе. В следующий раз ты обязательно увидишь своего наследника, обещаю. – Спасибо, – проговорил Готлорд и с угрозой в голосе обратился к друзьям: – А вы чтобы молчали! Если хоть одним словом обмолвитесь детке… – Что за тайны? О чем мне нельзя говорить? – прогремела Элька, влетая в зал. – Ладно, это потом. Не хотите рассказывать, так и не надо, но я все равно узнаю. Мальчики, Адель заедет за нами через час. Я ничего не объясняла, так что срочно нужно придумать причину, по которой мы всем хороводом отправляемся осквернять могилу ее сестры. Тиран, тебя никакая ценная мысль не посетила? – Нет, – признался некромант, – но цепочка «девчонка – мать – подселенец – атаки на вашу клиентку» очень прочна. И все это как-то связано с вашей миссией. Разгадка тайны где-то на поверхности, просто мы ее пока не видим. Меня тоже держите в курсе развития событий, ладно? – Естественно, – пообещала Элька. – Тогда все, конец связи… Мальчики, быстро одеваться! – Я один поеду, – решительно заявил Лордор. – А тебе вообще нечего по кладбищам шляться. Ишь, заботливый какой! – Элька удивленно приподняла бровь. – Я поеду с Лордором, – сказал Дейвор. – Мало ли что, да и за Адель нужно присмотреть – крайне впечатлительная особа. И у меня такое предчувствие, что на кладбище что-то должно произойти. – Тогда мне тем более с вами надо! – упрямо заявила его жена. Блекхарт прищурился. – Может быть мне связать тебя? – подозрительно ласково поинтересовался он. – Уймись и сиди дома. Ну, или сходите куда-нибудь втроем, прогуляйтесь по Парижу. Элька стояла напротив мужа, слегка наклонив голову, словно хотела его боднуть. Ну, или, по крайней мере, спорить долго и до результата. Но потом вдруг передумала: лучше иногда подчиниться Дейву в малом, чтобы потом выиграть в чем-то большом. Да, иногда можно и притвориться почтительной женой. – Ладно, так уж и быть, – смиренно проговорила она, подпустив дурнинки во взгляд. – Но будьте на связи, если что, звоните. Ну, братцы-кролики, собирайтесь. Свожу вас куда-нибудь. В Мулен Руж, например. Само злачное местечко посещать времени нет, но хоть снаружи посмотрите. – Следите за моей женой в четыре глаза! – велел Дейвор Готлордам. – А то знаю я ее, чуть не доглядишь, а она на кладбище сбежит, могилы осквернять. – Зараза! – огрызнулась Элька. – Ну, Блекхарт, я тебе это еще припомню! – Припомни, любовь моя, припомни… – Все сделаем, как ты велел! – шутливо отсалютовали Дейвору Тейлин с Кеем. – Будем бдить, как никогда! На этой оптимистичной ноте и расстались… Предчувствия мужа Элеоноры не обманули. Правда, предсказанное им «что-то» случилось не на самом кладбище, а сразу при выходе из него, уже за воротами. На погосте было безлюдно, Ни туристов, ни гуляющих парижан, ни тех, кто пришел на могилы к близким не наблюдалось. Царили тишина и покой, и ничто не мешало Лордору начать работу. Он простер руки над могилой Алис, сосредоточился и принялся тихо, но отчетливо зачитывать только ему известное заклинание. В первые минуты ничего не происходило. Потом из могилы вверх заструились зеленовато-серые облачка тумана, послышался равномерный гул, затем – шипящий свист. Хоть Адель и предупредили, чтобы она не пугалась происходящего на кладбище, впечатлительная француженка затряслась, как осиновый лист. А уж когда внезапно поблизости каркнула ворона, женщина чуть в обморок не упала, и Дейвору пришлось поддержать ее и увести подальше. Лордор ничуть не преувеличил свои возможности. Глаз у него был алмаз и даже лучше. Даже не алмаз, а рентген, сканер. Он водил руками над землей, просматривая каждый сантиметр. И ничто не могло укрыться от его внутреннего ока. Все оказалось именно так, как он и предполагал. – Мои сомнения подтвердились, – сообщил он, приближаясь к другу и клиентке. – Тела вашей сестры нет в могиле, мадам Картенэ. Женщина пошатнулась, и Дейвору снова пришлось подхватывать ее, чтобы не упала. – Но как? Это невозможно! Я же сама хоронила ее, видела ее тело! Вы ошибаетесь, Баз! – Я никогда не ошибаюсь! – надменно процедил сквозь зубы Лордор. Глупая истеричная тетка раздражала его несказанно. – Но где же тогда моя сестра? – А это мы попробуем выяснить у вашей племянницы, – пообещал Дейвор. – Позвоните ей и скажите, что сейчас приедете, пусть сидит дома. Про нас ни слова! – Да-да, конечно… Адель принялась трясущимися от волнения руками терзать мобильный телефон, не всегда с первого раза попадая в нужные кнопки. Кларисса не отвечала. Куда же подевалась эта мерзкая девчонка? Племянница позвонила сама, когда они только-только покинули территорию кладбища. – Это она! – замогильным шепотом сообщила Адель. – Ответьте, но ни слова лишнего! – приказали ей Женщина подчинилась. По мере разговора, вернее, монолога Клариссы, в который ей изредка удавалось вставить односложное «да-да», «нет», «Хорошо», лицо ее бледнело и покрывалось испариной. В конце концов, пролепетав: «Я буду», Адель нажала на отбой и перепуганными глазами уставилась на мужчин. – Девочка в истерике, просит о помощи. Говорит, что это вопрос ее жизни и смерти, и ей некому больше довериться, кроме меня… – Чего она хотела? – Просила приехать сегодня в полночь к Парижским Катакомбам. Я должна приехать одна, и Кларисса все мне расскажет. По телефону ничего объяснять не захотела, намекнула лишь, что это как-то связано с ее матерью и бедой, в которую она попала. Что мне делать? Мне так страшно! Но ведь девочку надо спасать! – Эта ваша девочка убила свою собственную мать! – безжалостно припечатал Блекхарт. – С ее согласия, кстати говоря, с полнейшего ее одобрения. Адель в который раз за сегодняшний день пошатнулась, намереваясь грохнуться в обморок. Но мужчинам было не до ее намерений. – Возвращаемся к нам в агентство! – приказал Дейвор… – Что-то у меня в голове такое шевелится, – бормотала Элька, выслушав доклад мужа, Лордора и еле живой Адель. – Какая-то важная мысль… Я вот-вот все пойму, но эта мысль постоянно ускользает… – Ты и важная мысль? Сильное сочетание! – радостно хрюкнул Тейлин. – Нашел время для веселья, остряк-самоучка! – Простите, это у меня нервное, – не слишком-то правдоподобно покаялся принц. – Так что предпримем? Стоит ли Адель ехать на встречу с племянницей? – Стоит! – решил Дейвор. – В противном случае мы так и не разберемся в этом деле и не предотвратим катастрофу. Адель, слушайте внимательно! – Катастрофу? – в ужасе пролепетала клиентка. – Слушайте внимательно! – повторил Блекхарт.– Сейчас вы отправитесь домой, выпьете чего-нибудь успокоительного. К полуночи отправляйтесь на встречу с племянницей. Ничего не бойтесь, но ничего и не предпринимайте сами. Никакой самодеятельности! Понятно? Француженка вздрогнула и вперила в мужчину затравленный взгляд. – Да, понятно, – выдавила она из себя. – Знаете, я сейчас вспомнила, что Кларисса еще что-то говорила насчет того, что с патрульными она все решила. Что она имела в виду? – Надеюсь, не то, что она их убила, – сказал Кейланис. – Отправляйтесь домой, мадам Картенэ. Я провожу вас. А Эля думала, не обращая ни на кого и ни на что внимания. Голова раскалывалась от боли, но она все пыталась поймать ускользающую от нее мысль, так как считала это очень важным. В конце концов, она ушла в спальню, включила тихую, умиротворяющую музыку, легла на кровать и закрыла глаза. Итак, что мы имеем? Жаждущие власти обитатели Преисподней пытаются прорваться в этот мир через Парижские Катакомбы – это раз. Сделать это они могут лишь посредством человека, практикующего черную магию – это два. Алис была как раз таким человеком, в которого, к тому же подселился демон – это три. И четыре: нежная дочурка по имени Кларисса убивает мамочку, а та вовсе даже и не против. Что же это все может означать? А что, если сразу после похорон дочурка попыталась оживить мать? А что, ей это под силу, она же знакома с черной магией, и, к тому же, демон-подселенец ей наверняка помогал. Вполне возможно, что Алис возвратилась к жизни не до конца, поэтому-то Лордор и Тиран не нашли ее ни среди живых, ни среди мертвых. А что, если все это: и смерть женщины и магические атаки на Адель – необходимые условия для какого-то ритуала? Думай, Элечка, думай! Адель доводили до сумасшествия для того чтобы… Чтобы что? Да для того, чтобы подавить ее волю и заставить делать то, что нужно сплоченному трио, мама-дочка-демон! Жизнь младшей сестры нужна им для того, чтобы окончательно воскресить старшую, Алис. Тогда с ее помощью демон-подселенец откроет Врата… Внезапно все встало на свои места, и Эльку катапультировало с кровати. – Быстро звоните Адель! – завопила она, выбегая из комнаты и чуть при этом не снеся дверь с петель. – Зачем? – не понял Кейланис. – Еще только одиннадцать вечера… – Звоните!!! – дурным голосом заорала Элька. – Я все поняла! – Она не берет трубку, сообщил полуэльф спустя три минуты. – К домашнему не подходит, а мобильный отключен. – Быстро собираемся и к катакомбам! – не успокаивалась рыжая ведунья. – Только бы успеть… Адель Картенэ, следуя договоренности с племянницей, вышла из такси за квартал до условленного места и дальше пошла пешком. Она шла по удивительно и непривычно пустынной улице и размышляла о том, правильно ли она поступила, отправившись к каменоломням не к полуночи, а к одиннадцати часам. Следовало бы поставить в известность об изменениях Кьяру и ее магических помощников, но Кларисса так плакала, так просила тетю приехать как можно скорее… Адель почувствовала легкую дурноту: нет, конечно же, рассказать магам стоило, нельзя проявлять самостоятельность в таком деле. Кто знает, что задумала странная девчонка. – Тетя, умоляю, приезжай! Прямо сейчас приезжай, иначе будет поздно! Никому об этом не рассказывай, или мне не жить! – взывала племянница по телефону. Ну как Адель могла бросить ее в беде? У девочки был такой страшный голос… Клариса, как и было условлено, в одиночестве ожидала тетку возле скульптуры льва работы Бартольди. Невысокая, коренастая фигурка, темные одежды, черные немытые волосы, «мертвецкий» макияж – ничего нового. Только обычно безразличные и пустые глаза сверкали лихорадочным огнем, а голос, которым она встретила Адель, был хриплым и срывающимся. – Тетя, как видишь, с полицейским патрулем я разобралась, как и обещала… – Девочка, о чем ты говоришь? Что случилось? Я ничего не поняла из нашего разговора по телефону! – залепетала Адель – племянница ее пугала. – Ты нужна мне и маме, – оскалилась девчонка. – Маме? – Да! На-ка, выпей из этой фляжки! – Зачем? Я не хочу! Кларисса пригвоздила ее взглядом к месту и приказала: – Пей, я сказала! Быстро! Так надо, тетечка дорогая, так надо… Адель показалось, или в глазах девочки сверкнули красные искры? Племянница как-то странно на нее действовала: пугала, подавляла волю одним взглядом. Не в силах сопротивляться, женщина подчинилась и хлебнула из черной фляжки какой-то обжигающей горло жидкости. – Пошли! – последовал новый приказ. И она пошла, опустив руки, как безвольная кукла. Пошла медленно, нетвердо, неуклюже, словно только что созданный зомби. Пошла туда, куда повела ее Кларисса… Не то, чтобы мадам Картенэ совсем ничего не понимала. Нет, она осознавала все происходящее, как в тумане. Кажется, они спускались по узкой винтовой лестнице, проходили через небольшую галерею, снова спускались. В носу отчетливо поселился запах сырости… Сколько раз они спускались и поднимались, Адель не знала, но вот очередной подъем перенес их в оссуарий. Над проемом слева надпись на табличке, по-французски. Адель не в состоянии прочитать, но она кажется знакомой. Вот в этот-то проем Кларисса и увлекла тетку. «Кажется, мы с мужем здесь когда-то были на экскурсии», – пронеслось как-то смутно в голове у Адель. А дальше все… Провал… Темнота… Женщина пришла в себя от ноющей боли в руке. Голова кружилась, мысли разбегались, как тараканы. Адель попыталась сосредоточиться, чтобы понять, где она находится, и куда подевалась Кларисса. Оглядевшись, бедняжка поняла, что либо спит, либо бредит. Ну а если это и явь, то лучше бы она в себя и не приходила. Она лежала на каком-то широком столе рядом со своей покойной сестрой! Господи, что происходит? Совершенно не тронутое разложением тело Алис смотрело в потолок широко раскрытыми, немигающими глазами и… дышала! Медленно, неглубоко, но дышала! Из ее полуоткрытого рта медленно выползала струйка густого, черного дыма… со змеиной головой! Адель видела стену из костей и черепов. Происходило что-то невероятное и ужасное. В центре этой зловещей стены зияло и полыхало огнем большое окно в виде ромба. И оттуда ползли, лезли в этот мир какие-то неясные тени. Некоторые из них не имели определенной формы, некоторые уже приобретали постепенно какие-то очертания, даже приблизительно не напоминающие что-то человеческое. Ужасные твари пробирались в зал. Их было не меньше двадцати. Господи, спаси и помоги! Адель истово молилась бы, но не могла: ужас парализовал ее тело, горло, мысли. А над ней с дьявольским огнем в сумасшедших глазах и садистской ухмылкой на губах стояла племянница, обеими руками высоко над головой подняв окровавленный нож… – Адель, твою ж аристократию! – прогремел вдруг хрипловатый женский голос. Кларисса вздрогнула, выронила нож, а потом испустила яростный, полный досады вой. Двигающиеся твари замерли. Некоторые из них развеялись, а остальные зашипели: «Оружие… Совершенное оружие…». Дымная струя громадной змеей скрылась во рту Алис. Адель повернула голову туда, откуда раздался голос. Голос этот явно принадлежал ведьме в десятом поколении Кьяре Сильверио, но это была не она. Невысокая, но фигуристая женщина с пылающими зелеными глазами и развевающимися рыжими волосами снова выругалась: – Адель, твою ж аристократию! Из мужчин мадам Картенэ узнала лишь самого крупного, мужа ведьмы. Остальные же совсем не походили на их помощников: два роскошных блондина и третий, такой красавец-брюнет, что и в голове не укладывалось. Одеты все пятеро были как-то странно, непривычно и несовременно: нечто среднее между нарядами магов и воинов из фильмов в жанре фэнтези. Не то чтобы Адель подобным жанром интересовалась, но все же какое-никакое представление имела. Она еще видела, как эти удивительные люди (не иначе, как порождение бреда) дотронулись до застежек на мантиях, и появились лев, волк, леопард и барс, сначала призрачные, потом из плоти и крови. Она еще видела, что оставшиеся в зале неясные твари материализовались. Она еще видела, как рыжая метнулась к ней и гневно прорычала: – Ну, жива, самостоятельная ты моя? И все, Адель больше ничего не видела и не слышала. Она провалилась в спасительное забытье… Ополоумевшая Кларисса наконец опомнилась и попыталась броситься на непонятно откуда взявшуюся зеленоглазую ведьму. Элька с нескрываемым удовольствием двинула ей в челюсть, причем с такой силой, что девчонка отлетела, еще и стукнулась головой о стену, сползла на пол, где и угомонилась. Элька внимательно посмотрела на своих ребят. Так, демоны только-только обрели тела и пока напрочь лишены магических сил, так что мальчики прекрасно справятся и без нее: собственные силы, плюс мечи, плюс эльфийский лук, плюс тотемные животные. По крайней мере, пока они справляются отлично. Элеонора подошла к телу Алис. Немертвая все еще дышала, правда, очень слабо. Пора положить этому конец! Колдунья простерла над телом руки с раставленными пальцам, сосредоточилась и начала читать заклинание, попутно вплетая в него силу. – Аски катаски хайкс тетракс домнамениус айсион! Элька в первый раз читала это греческое заклинание по изгнанию темных сущностей из человека и не была уверена в том, что оно подействует. Ура! Змея из дыма заструилась, покидая Алис. Вот так-то, знай наших! – Эд морс! – прошептала Элька, обращаясь к телу женщины. Потом, не давая демону времени на полную материализацию, ведунья магией скрутила его в узел и запустила в пылающий огнем портал. – Сфаэра татилас! – она накрыла трех женщин сферой защиты (так, на всякий случай), а сама бросилась в гущу сражения с негодующим воплем: – Драться? Без меня?! К ее огромному разочарованию, заварушка почти закончилась. Некоторые твари валялись раненые, некоторые – мертвые, а некоторые вообще куда-то делись. Только двое из перебежцев упорно продолжали сражаться, хотя уже и из последних сил. Один из этих, самых стойких, похожий на огромного освежеванного козла, заметил Эльку, осклабился, полыхнул красными глазами и изрыгнул в нее поток пламени. Ну, не знал этот козел, что данная женщина в огне не горит! Да еще и Лордор подсуетился и отзеркалил огонь. Секунда, и зловредный демон сам сгинул, охваченный своим же собственным пламенем. Тем временем Дейвор извернулся, схватил последнего демона за шкирку и зашвырнул его в портал. Все, враги закончились. – Вы не оставили мне ни одного демона, даже самого завалященького! – возмутилась Элька. – Не женское это дело кулаками махать, да демонов мочить, – злорадно отозвался Тейлин. – Если по-твоему, то женское дело – это только на кухне торчать и для тебя кашеварить. Ладно, зашвыривайте обратно то, что осталось от горе-выползней, закрывайте портал, хватайте Адель и полоумную девчонку и телепортируемся. – А как же труп? – спросил Кейланис. – Или не-труп? – Оставляем ее здесь. Я недавно вернула ее к смерти, так что она вот-вот начнет активно разлагаться, наверстывая упущенное. Только трупной вони мне в агентстве и не хватает! Или она уже разлагается? Воняет здесь чем-то… Или это демонами? – Или твоим разочарованием? – хихикнул Тейлин. – Дурак! Адель Картенэ полулежала на диване в приемной агентства «Стражи света». На лбу ее красовался магический кулон – артефакт, вливающий жизненные силы. К женщине понемногу возвращалось желание жить, силы, а в лицо ее – краски. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=63016353&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 120.00 руб.