Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Легенды иных миров Альмира Рай «Женщины-воительницы готовились к приезду западного племени Аташи. Расставляли дополнительные шатры, подогревали купальни, украшали главную площадь шкурами и рогами животных. Их привычный мир в который раз рушился, но они и не думали отчаиваться. Они готовились праздновать свое поражение особым способом. Королева некогда великого матриархального рода Канари ходила меж шатрами, раздавая женщинам указания. Она улыбалась, шутила и хлопала самых отважных и приближенных к ней воительниц по плечам. Никто бы не смог распознать страх и тоску, затаившихся в ее израненной душе. А ведь королева Карма боялась как никогда. Сегодня был судьбоносный день. Впервые в жизни она доверит свою судьбу и судьбу всего племени… мужчине…» Альмира Рай Легенды иных миров Легенда первая. Крик Кармы Женщины-воительницы готовились к приезду западного племени Аташи. Расставляли дополнительные шатры, подогревали купальни, украшали главную площадь шкурами и рогами животных. Их привычный мир в который раз рушился, но они и не думали отчаиваться. Они готовились праздновать свое поражение особым способом. Королева некогда великого матриархального рода Канари ходила меж шатрами, раздавая женщинам указания. Она улыбалась, шутила и хлопала самых отважных и приближенных к ней воительниц по плечам. Никто бы не смог распознать страх и тоску, затаившихся в ее израненной душе. А ведь королева Карма боялась как никогда. Сегодня был судьбоносный день. Впервые в жизни она доверит свою судьбу и судьбу всего племени… мужчине. Подумать только! Да ее мать и бабка отказались бы от Кармы, узнай они о ее отчаянном решении. Но разве был у нее выбор? Северные кланы ликанов все чаще нападали на ее женщин. И если бы только воровали запасы на зиму, но ведь и убивали, и насиловали, и брали в рабство. Она больше не могла им противостоять. Раньше, во времена правления царицы Сиры, мужчины поклонялись женщинам – сосудам жизни. Но глупый и жадный бог войны Кайр убил Сиру и принес в земли иных разруху, нищету, вымирание. Канари боролись до последнего. Увы, с каждым десятилетием их становилось все меньше, и держать оборону было все сложнее. Дахр, верховный воин западного племени иных стал спасением Кармы. Несколько лун назад, пытаясь отбить атаку ликанов на восточной границе, Карма с сестрами едва не погибли. Но Дахр со своими сыновьями помогли ей. И каково же было удивление Кармы, когда мужчины не потребовали платы. Они принадлежали к тем иным, кто все еще помнил власть женщин над мужчинами. Дав Карме и ее женщинам отоспаться и набраться сил, Дахр пригласил ее на личный разговор. А после и вовсе немыслимо! Предложил их племенам объединиться в борьбе с общим врагом – северными ликанами из клана Диких. Тогда Карма резко отказала верховному воину Аташи, и поспешила вернуться домой. Она и подумать не могла, что после очередного набега врагов сама пошлет гонца к Дахру со своим согласием и обсуждением сделки. Ответ пришел незамедлительно. Верховный Аташи предлагал закрепить слияние племен браком Кармы и его старшего сына – Арана. Карма помнила высокого темноволосого мужчину, который дрался с ней бок о бок. Он не вызывал в ней отвращения, даже был мил глазу, и она согласилась. Торжество было назначено на восход полной луны. В эту ночь. Воительницы встали в два ряда, образовав широкий коридор для гостей. Женщины были взволнованы предстоящим событием. Но не все из них обрадовались решению королевы, многие были возмущены и не могли скрыть презрения на лицах, когда мимо проходили иные мужчины. Западное племя славилось разнообразием своих воинов. Если женщины Канари принадлежали к одному роду, то мужчины Аташи представляли собой сборную солянку из наемников всех рас. В конце колонны стояла Карма, ожидая Дахра с Араном. Металлический нагрудник отражал свет костров и подчеркивал статус королевы племени. Дахр, подойдя, подал ей руку, как равной себе, и за его спиной показался Аран. Молодой мужчина осмотрел невесту и довольно улыбнулся, оголив острые клыки. Карма почувствовала облегчение. Ее не смущала вампирская сущность ее будущего мужа. Главное, что он был достаточно силен, чтобы голыми руками убить дюжину ликанов. На целую секунду она даже смогла представить их совместную жизнь. Это было хорошим знаком. Но неожиданно в толпе раздался рев зверя. – Ликан, – выкрикнул кто-то из женщин, лязгнув мечем. – Свои! – тут же закричали мужчины. А уже через секунду к Карме выскочил незнакомец. Он пал у ее колен и сжал ее ноги, уткнувшись носом в живот. От поразительной наглости королева едва не задохнулась. Но совсем ей стало дурно, когда ликан с рыком заявил: – Моя! Она в ужасе уставилась на злое лицо Дахра и попыталась оттолкнуть от себя ликана, но все было тщетно. Тот и не думал ослаблять хватку. – Рут! – процедил Дахр. – Знай свое место. Сейчас же отпусти королеву. Мохнатая макушка, которую Карма имела сомнительную честь созерцать, лишь крепче зарылась под ее кожаную юбку. Ее терпению пришел конец. Достав клинок, она оттащила мужчину за волосы и приставила лезвие к его горлу. На секунду ее поразил океан, таившийся в его глазах. Столь яркого голубого цвета, что даже в лунную ночь было ясно видно. – Видит луна, видит небо и звезды, – прошептал мужчина, – что ты моя. Моя дайра. Единственная. Ради тебя я буду жить. А без тебя погибну. Никогда прежде мужчина не говорил ей подобных слов. Карма знала, что однажды встретив дайру, ликан уже не мог думать о других женщинах. И теперь, как гром среди ясного неба, этот мужчина утверждал, что она его единственная. – Забери его, – процедил король Дахр. Аран тут же достал свой меч, резко дернул за руку Рута и прижал лезвие к его горлу. – Что происходит? – пораженно спросила Карма. Ей все еще было трудно осознать услышанное. – Это правда, – заявил Дахр. – Рут не врет. Ты пара ему. И он не сможет жить, зная, что ты принадлежишь другому. Он попытается убить моего сына и любого, кто будет претендовать на тебя. Он будет мешать. Карма перевела взгляд на лицо ликана. Длинная борода и растрепанные волосы почти скрывали все черты. Но эти глаза… Они так странно манили ее. А его слова… «Ради тебя я буду жить». Святая Сира, как бы ей хотелось, чтобы кто-то жил ради нее. Оберегал. Заботился. Чтобы хоть раз ей довелось побыть слабой. Довериться, зная, что есть кто-то сильнее ее. Но сила эта не во вред ей, а во благо. Она смотрела в глаза-океаны и видела обреченную покорность. Смирение. Рут понимал, что так не во время влез в важное событие со своим естественным порывом. И он был готов принят смерть во благо племени. Во благо его женщины. – Разве нельзя обойтись без жертв? – спросила Карма Дахра. – Зачем тогда это все? – Она развела руками, обводя взглядом иных мужчины и женщин. – Мы хотим объединиться ради совместного будущего. В мире, добре и порядке. Так зачем начинать его с пролития невинной крови? Женщины, уставшие от войн, поддержали свою королеву одобрительным воем. Остальные промолчали. Мужчины же ждали решения своего короля. Но Дахр был непреклонен. Он так и заявил, что не будет единства меж их племенами, пока не произойдет соединения двух родов. Он махнул рукой, и Аран замахнулся мечом. Это был неведомый порыв, который Карма не смогла объяснить даже несколькими секундами позже. Она с криком запустила свой клинок, сбив траекторию меча Арана. Тот промахнулся, и лишь слегка царапнул ликану плечо. – Прошу, – выкрикнула Карма, тяжело дыша. Сердце грохотало в ушах. – Не надо. Аран гневно сверкнул алыми глазами, а вот взгляд, которым смотрел на Карму Рут, она не знала прежде. Он будоражил ее, пугал и… восхищал. Возможно, в ту секунду ею правила рука самой Сиры. Карма до последнего не ведала, что творила. Но уже не могла остановиться. Взгляну в толпу, она отыскала глазами свою младшую сестру. Кисара никогда не одобряла поступков королевы, не поддерживала ее. Но была у нее дочь. Молодая девушка по имени Саха. Она тянулась к своей тете больше, чем к родной матери. Любила и почитала королеву. А Карма в свою очередь доверяла Сахе тайны и обучала мудрости, которую сама несла сквозь года. – Саха, – позвала она. – Подойди. Девушка несмело ступила на ковер, и Карма улыбнулась. Она заметила, с каким интересом принц Аран смотрел на красивую девушку. Протянув свой клинок племяннице, Карма раскрыла ладонь. – Режь, – произнесла она. Женщины охнули, мужчины смотрели с любопытство. Саха не возразила королеве, лишь послала ей неуверенный взгляд. Но получив одобрительную улыбку в ответ, подчинилась приказу. Из тонкого надреза на руке Кармы потекла кровь, а кристалл на клинке засветился красным. Мало кто понимал, что происходит. Но никто не посмел спросить и помешать таинству ритуала. Поднявшись с колен, Карма медленно отстегнула застежки металлического нагрудника, и сняла его, оставив кожаную перевязку на груди. Лишь на секунду она взглянула на Рута, отметив, что ликан буквально поедает ее тело жадным взглядом. Удивительно, но и этот взгляд заставил ее трепетать. Вероятно, она все же сошла с ума. Карма помогла Сахе застегнуть нагрудник, а после сняла с головы венок из клыков убитых ею ликаков и передала его племяннице. Она повернулась к Дахру, чей гневный взгляд все это время прожигал двух женщин, и достала из-за пояса свиток с печатью его рода. Она зачитала громко, чтобы все услышали: – Лишь тогда иные женщины и мужчины станут едины и будут жить в благополучии и мире, когда королева рода Канари и наследный принц племени Аташи объединяться в брачном союзе перед народом своим. После этого Карма мазнула окровавленной рукой по лбу Сахи, и вот, уже бывшая королева опустилась на колени пред новоиспеченной. Женщины и некоторые из мужчин тот час повторили за ней, признавая новую правительницу племени Канари. Выпрямившись, Карма обратилась к королю Дахру: – Саха – моя племянница. Нынешняя королева племени Канари. Договор не будет нарушен. Верховный воин Аташи переглянулся с сыном и после минутного молчания кивнул. – А теперь отпустите его, – твердо произнесла Карма, не глядя на Рута. Зато она все еще чувствовала его взгляд на себе. – Ты больше не королева, – с ухмылкой напомнил Дахр. – Отучайся от приказного тона. – Отпустите его, – в тон своей тети произнесла Саха. Она хоть и была юна и не могла скрыть своей неуверенности, но смелости ей было не занимать. Карма гордилась ею и своим выбором. Немного подумав, молодая королева добавила: – И я с радостью присягну на верность своему будущему мужу. Конфликт был сглажен. Аран больше не держал Рута, теперь все его внимание было приковано к Сахе. А Карма попыталась молча удалиться. Ей не хотелось оставаться на церемонии. Только что она отказалась от трона, от своего наследия, от своего мира. Она не понимала, зачем, и как ей быть дальше. Просто хотела побыть наедине со своими мыслями. Саха вцепилась в ее руку и шепнула на ухо: – Тетя. Прошу, останься. Я не справлюсь без тебя. Карма с нежностью посмотрела на девушку и, поддавшись порыву, обняла. – Делай как я, – шепнула она ей. – Слушай свое сердце. Оно всегда подскажет путь. Не обманет, но всему научит. И отпустив, она скрылась за шатрами. Ликан молча последовал за ней. Никто не задержал его. Никто бы и не смог. Ведь теперь его дайра была свободна. Она спасла его. Она отказалась от короны ради него. Рут ликовал в душе, он был готов весь мир положить к ногам этой женщины. Но для начала он должен был заклеймить ее. Он безошибочно нашел ее шатер по запаху. Зайдя внутрь, тут же наткнулся на острие ножа и улыбнулся. Его женщина была прекрасна. А с оружием в руках вдвойне. – Валькирия, – с трепетом прошептал он. – Воительница. Не меня тебе стоит бояться, женщина. Я сам убью любого, кто посягнет на твою жизнь. Окинув ликана оценивающим взглядом, Карма медленно убрала меч в ножны. – Не думай, что я сделала это ради тебя, – заворчала она, когда Рут все не прекращал странно улыбаться. – Нет? – удивился тот. – А ради кого тогда? – Если бы Аран убил тебя, мужчины твоего племени невзлюбили бы и не приняли новую королеву. Женщины для них означали бы проблемы. Рут не мог не восхищаться мудростью своей женщины. И чем больше она говорила, тем ближе он подходил, не в силах совладать с желанием своей звериной сущности. – К тому же, мне хотелось донести Дахру мудрость, которую передала мне мать, – продолжила Карма, перебирая в руках вещи. Она скручивала их в свертки и складывала в мешок. Подняв свои прекрасные черные глаза, в которых Рут видел целую Вселенную, женщина произнесла: – Не все проблемы решаются мечом. Иногда одному нужно чем-то пожертвовать, чтобы остальным было хорошо. – Ты пожертвовала короной, – произнес Рут. Он даже не пытался скрыть благоговения, чтобы казаться более грозным, суровым, мужественным. Со своей парой ликану не хотелось притворяться. Он не таясь мог быть самим собой, говорить все прямо, как душа того желала. – Я горжусь тобой. Ты подарок самих богов для меня, не иначе. Рут заметил, как едва заалели щеки Кармы. Она опустила взгляд и начала суетливо перебирать руками. Мужчина понял, что ласка чужда этой женщине, она к ней не привыкла. Но и не возражала, а значит, он должен был научить ее всему, что знал сам. И покорить. Он был готов пойти на многое. На все. – Что бы ты там ни говорил, – возмутилась Карма, – мой народ ненавидит ликанов. У нас в крови заложено уничтожать их. Не думай, что мне нужно твое одобрение или что меня волнует твое мнение. Рут сложил руки на груди, совершенно не поверив словам женщины. «Строптивая» – подумал он. – «Хорошо!» Ему нравилось в ней все. Даже эта вредная черта характера. В конце концов, она королева. Пускай уже не племени, но его сердца точно. – Ах, да? – недоверчиво переспросил он. Ох, как же ему нравились эти алые щечки. – Ты смеешь сомневаться в словах ко…, – Карма запнулась и быстро исправилась, – в моих словах? Мне нравился вампир. Тут уж Рут ничего не смог поделать с ревностью. Рыкнув, он сжал кулаки. – Да что ты! – Он красив! – с вызовом произнесла женщина. И бегло осмотрела одежду ликана. – Не в пример тебе. Ты неряшлив, словно бродяга. Сжав губы, Рут поймал себя на мысли, что скорее хотел рассмеяться, нежели злился на слова своей женщины. Он патрулировал северные границы своих земель несколько месяцев, а как только вернулся в племя, верховный воин отдал приказ собираться в путь. Он едва успел подремать пару часов, да перекусить немного хлеба с закваской. Рут всем своим естеством хотел впечатлить Карму. И он знал, как это сделать. – Бросай вещи, – потребовал он. – Мне нужно перенести их в другой шатер, – возмутилась Карма. – Мы с Сахой поменялись ролями, если ты еще не понял. Недовольно рыкнув, ликан потянул Карму на себя, закинул себе на плечо и вынес из шатра. Она не кричала, не пыталась вырваться, лишь вытащила свой меч и приставила к горлу Рута. В который раз. Похоже, ему все больше начинали нравиться эти игры. – Поставь меня, – процедила Карма. – Еще немного, красавица, – весело произнес ликан, поглаживая женщину по мягкому месту. Он едва не рычал от объявшего его возбуждения. Кажется, только теперь, когда его дайра оказалась так близко, он осознал, что настиг свою судьбу. Это значило так много. Карма не понимала, почему позволяла этому проходимцу обращаться с собой подобным образом. Хорошо, что все женщины были на торжестве и не видели, как низко она пала. Позволить ликану нести себя! Именно позволить и терпеть его прикосновения. Пока она думала, Рут принес ее к купальному шатру. Их земли стояли на горячих источниках. Самые маленькие из них женщины накрывали шатрами, устраивали внутри уютные купальни. Они расстилали шкуры, зажигали сандаловые свечи и могли часами наслаждаться банными процедурами. Сегодня все было готово к приезду гостей. В купальнях имелись даже фрукты и сыр. Рут не стал церемониться, а бросил свою пару сразу в воду. А едва Карма успела всплыть, он оказался рядом и обнял ее со спины. Женщина застыла. Она не знала, как себя вести. И совсем не понимала своих чувств. Разум говорил ей не доверять, отстраниться. Враг. Но сердце… Сердце непривычно ныло и тянулось к странному ликану. А ведь она привыкла верить сердцу. Рут решил все за нее. Развернув Карму к себе лицом, он направил ее руку, в которой она сжимала меч, к своему горлу. – Побрей меня, – произнес он слегка охрипшим голосом. Мужчина застыл и даже прикрыл глаза, всем видом демонстрируя полное доверие. И Карма приняла правила этой игры. Подплыв к краю, она достала масло для купания, вылила немного на руку и размазала по жестким волоскам на лице ликана. Теперь Рут смотрел на Карму так, что ей показалось, будто он мог гладить ее взглядом. Очень нежно, ласково. Так, что кожа горела и покалывала. Но все же воительница не позволяла себе расслабиться. Не с ним. Она слегка смазала и немного поранила Рута, когда его ладони под водой легли на ее живот. Теперь покалывание стало ощутимей. Карме пришлось сделать глубокий вдох, чтобы прогнать настигший ее жар. Ей было сложно сконцентрироваться, и она зло уставилась на причину своего волнения. – Отпусти. – Нет. Рут был упрям, как и она. И ей неожиданно это понравилось. Карма ценила силу, и она знала, что мало кто из представителей противоположного пола были сильными не только физически, но еще и духом. Если бы все мужчины были хоть на половину такими храбрыми, как Карма, ими бы попросту было невозможно управлять. – Я могу тебя ранить, – смягчилась она. – Оно того стоит, – прошептал Рут и опустил ладони ниже на пояс кожаной юбки. Рука Кармы дрогнула вновь, когда ликан начал медленно стаскивать нижнюю одежду воительницы. И вода помогала в этом наглецу. Скоро тяжелая кожа оказалась у ног Кармы, а она сама готова была прожечь взглядом довольное лицо ликана. – Продолжай, – напутствовал он. – Еще много осталось. Покачав головой, воительница продолжила, краем глаза наблюдая за движениями мужчины. Теперь он раздевал себя. Сначала развязал шнуровку на штанах, после буквально разорвал на груди грязную рубаху, чтобы только не снимать ее через голову и не нарушать процесс бритья. Карма на секунду прервалась, не в силах отвести взгляд от извилистых мышц и копны темных волос на груди, которые переходили в узкую дорожку ниже живота. А дальше Карма смотреть постеснялась. Она заставила Рута задрать подбородок и сбрила оставшиеся волоски. А как только закончила, ликан нырнул и под водой прильнул к ее коже. Она охнула, как только ощутила его горячий рот на животе, а властные руки на ягодицах. Меч выпал из ее рук, и теперь она могла лишь жадно хватать воздух, словно рыба на суше. Через секунду Рут выплыл на поверхность, а Карма все еще не могла привести в норму дыхание. Теперь она поразилась тому, какими притягательными были черты лица мужчины. Она могла бы смотреть на него вечно, как на огонь, или водопад, или колыхание стеблей пшеницы. И он смотрел на нее так же, затаив дыхание, впитывая ее образ, запоминая каждую черту. Его пальцы поползли вверх по ее обнаженному телу, касаясь по пути каждого шрама. – Воительница, – шепнул ликан. – Тебе не придется больше вступать в бой. Я буду твоим защитником. Никаких больше увечий. Карма лишь хмыкнула. Она гордилась своими победами. – Мои шрамы – моя история, – произнесла она. И чуть тише добавила: – Я хотела бы убрать только один. Свидетельство моего позора. Рут слышал легенды, которые слагали о его храброй женщине. Он смотрел на нее с упоением и неверием, что именно ему повезло обладать такой красавицей. Он бы любовался ею вечно, но не мог более сдерживать свой пыл. Потому он прижался своими губами к ее, и весь мир покатился в бездну. Карма знала, что так ласкали друг друга любовники, но она и подумать не могла, что Руту хватит наглости… А впрочем, как долго она еще будет обманывать саму себя? Рут ликан, но она его дайра, и не сможет вечно сопротивляться зову сердца. Так пускай он ведет ее за собой. Пускай покажет силу своего влечения и откроет для Кармы свою душу. О да, ей хотелось заглянуть в нее хоть одним глазком. Она позволила мужчине оголить свою грудь. И окончательно поддалась, когда Рут стал жадно, со всей присущей ему страстью осыпать поцелуями все ее тело. А затем он поднял ее за бедра и усадил на каменистый берег. Она охнула и зарылась руками в его волосы, когда его губы коснулись сокровенного места. Карма не верила собственному телу. Никогда прежде ей не доводилось одновременно гореть и таять от одних лишь поцелуев. – Что ты со мной делаешь? – шептала она, прижимая мужчину к себе. – Вкушаю, – с восторгом ответил тот. Той ночью он любил ее. Она слышала о любви. Мать говорила Карме, что она родилась в любви. Но она и подумать не могла, что в мире ненависти и вечной войны будет место для любви. Для ее любви. Рут был так нежен, как перышко, и в то же время, так пылок, словно раскаленный метал. Твердость его тела немыслимо приятно контрастировала с мягкостью его поцелуев, с ласкающим взглядом и сладкими речами. Карма тонула в этих чувствах, в самом мужчине. И в ту ночь она позволила ему заглянуть в свою душу. Она отдала ему частичку себя, и приняла частичку Рута, когда он предложил ей. – Ты моя, Карма, – прошептал он на рассвете. – Твои сердце, тело и душа мои. А я весь твой. Женщина закрыла глаза и кивнула. Она позволила ликану заклеймить себя. Эта метка стала символом рождения их любви. Никто не посмел их потревожить. Поутру она проснулась одна. Тело приятно ломило, и в каждой клеточке поселилась лень. Карме было так легко на душе, что хотелось улыбаться и петь. А еще найти ее ликана. Рут хотел отблагодарить свою дайру за ту ночь, которую она подарила им двоим. Он и представить не мог, что его валькирия окажется такой чувственной и нежной. Она была сладкой, словно мед, а ее податливое тело точно создано для него богами. Они двое напоминали кусочки разбитой вазы, которую склеили в единое целое. Теперь Рут в самом деле не смог бы жить без своей дайры. Собрав с праздничного стола мяса, сыра и сливового вина, он вернулся в шатер, но остановился у края, услышав голоса. Заглянув внутрь, он едва сдержал рык, когда увидел группу женщин-воинтельниц, окруживших Карму. Он услышал обрывок фразы одной из них, которая стояла прямо напротив его дайры. – Тебе мало того, что ты обрекла на исчезновение наш род, теперь ты еще и осрамила его связью с одним из наших врагов. Больше Рут не был намерен терпеть. Он собирался войти, но на его плечо легла рука. Он обернулся и застыл, увидев Саху. Он слегка поклонился в знак почтения, а молодая королева прошептала: – Смотри. И ты услышишь то, чего Карма никогда тебе не скажет. Слова правительницы заинтриговали Рута. И хотя ему было невыносимо знать, что его женщина могла быть в опасности, он не стал входить. «Карма мудрая и опытная воительница» – успокаивал он себя. – Наш род был изначально обречен, – прошипела его дайра. – Ни ты, ни я, ни Саха, ни кто либо из наших женщин не смог бы изменить неизбежное. Не в это время, сестра. Теперь не мудрость правит, а сила. И лишь в союзе одного и другого родиться мир. Добро. Любовь. Женщина не стала слушать Карму, она рассмеялась ей в лицо. А затем и вовсе ударила. Рут не мог более терпеть и ворвался внутрь. Саха не стала входить, она позволила тете самостоятельно справиться с матерью. Закрыв собой Карму, Рут вышел вперед, оголив меч. Он не хотел ранить никого из женщин, но и защитить свою дайру был готов любой ценой. – Я знаю, как сильно вы ненавидите ликанов, – произнес он. – Всех без исключения. Но послушайте меня, последнего из рода Серых Волков. Я знал многие кланы, которые поклонялись матерям. Но были также и другие. Те, которые подобно северным ликанам, вырезали все живое, уничтожали и изувечивали забавы ради. Те иные отличались от таких, как мой род. Поверьте, женщины! У нас с вами общий враг. И я клянусь своим зверем, что буду драться до смерти за каждую из вас. Но никому и никогда я не позволю унижать мою дайру. Он слегка вздрогнул, ощутив хрупкую ладошку на свое спине. Карма гладила его в знак одобрения, и это было лучшей наградой для мужчины. Женщины собрались уходить, лишь одна из них задержалась. – Тебе никогда не понять боли, которую принесли ликаны в наше племя, – прошипела она в лицо Руту. – Не тебя терзали сутками, насилуя и унижая. Не ты в бреду на волоске от смерти молил убить, лишь бы прекратить страдания. И не тебе сестры несколько месяцев втирали ядовитые мази, лишь бы шрамы сошли. С каждым словом Рут закипал от гнева. Он понимал, что женщина рассказывала историю своей королевы. Ту, которую сама Карма никогда ему не поведает. И он ничего не мог с этим сделать. Рука его дайны медленно сползла вниз по его спине, и он больше не ощущал тепла ее прикосновения. Он мог чувствовать ее боль, и она разрывала ему душу. – Ты можешь говорить о совместном враге, – наконец закончила женщина, – но ты никогда не вернешь время вспять. Некоторые вещи просто невозможно забыть. Она ушла, а Рут все не мог обернуться. Впервые в жизни он боялся. Боялся увидеть полный боли взгляд своей любимой. Не знал, что ей сказать. Он хотел сказать ей так много, успокоить, забрать ее боль, но не мог. Пока не мог. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/almira-ray/legendy-inyh-mirov/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.