Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Рецепт счастья

Рецепт счастья
Рецепт счастья Юлия Кузнецова Только для девчонок Этим летом должна была исполниться заветная мечта Иры. Еще бы! Она ехала в самый роскошный отель Турции учиться у местных поваров. Море, солнце, романтичные прогулки по пляжу, да еще и Игорь рядом. Ее парень отправлялся вместе с ней постигать азы кулинарного мастерства, ведь он тоже мечтал когда-нибудь стать шеф-поваром в ресторане. Вот только чем ближе к мечте подбиралась девушка, тем больше она ссорилась с Игорем. Неужели всем ее надеждам не суждено сбыться, а поездка превратится в кошмар? Но Ира твердо верила, что настоящее счастье приходит тогда, когда занимаешься любимым делом. Начало истории читайте в книге Юлии Кузнецовой «Рецепт любви» Юлия Кузнецова Рецепт счастья Глава 1 Что нужно для счастья? – Всё, Ляля, дорогая, пока! – в пятый раз сказала Ира. – Сашке позвоню уже из аэропорта, она хотела рассказать о чём-то важном. А мне пора бежать. Игорь приедет с минуты на минуту, а у меня ещё не все вещи собраны! – Обязательно возьми с собой ту голубую пижаму в белый горошек, – заявила Ляля с экрана. – Зачем? – не поняла Ира. – Я в футболке буду спать, там жарко. – Он должен её видеть! Она модная и милая, а ты в ней – просто ангелочек. – Но, Ляля, мы будем жить в разных корпусах! У Игоря не будет ни одного шанса её увидеть, да я и сама не хочу, чтобы он видел меня в пижаме! Ещё скажи – в халате и бигуди! Ира покачала головой и убавила на компьютере громкость. Если мама услышит этот безумный разговор по скайпу, того гляди и не пустит её ни в какую Турцию! – Фу, как неромантично! – возмутилась Ляля, чей голос пробивался через любой уровень громкости и заполнял собой всю комнату. – А вдруг Игорь спалит на кухне шашлык из баранины? Начнётся небольшой пожарчик, который перекинется на корпус. Всем придётся выскочить на улицу. А ты в это время будешь спать… – Я тоже еду туда работать, а не спать, Ляля! Перестань сочинять ерунду, ты похожа на Сашкиного Тимофея! – Но почему ты не можешь допустить, что Игорю ночью надо будет что-то пожарить! Дожарится до пожара! – Типун тебе, и преогромный! – Да погоди! Пляжные зонтики полыхают, как факелы! Немцы бегают вдоль бассейна, спотыкаются о перевёрнутые лежаки, осыпают всех зубодробительными ругательствами! Англичане сохраняют ледяное спокойствие, а русские веселятся на полную катушку. И тут на балконе появляешься ты! В прекрасной голубой пижамке в белый горошек. Ты протягиваешь руки к Игорю, который бежит к тебе… – А за ним тянется запах сгоревшей баранины, – продолжила Ира в тон Ляле, чуть подвывая. – А вокруг всё полыхает огнём! – закончила Ляля. Ира оглянулась на дверь и убавила громкость до самого минимума. Ладно – пижама. Но если мама услышит про пожар, то о Турции можно будет вообще забыть. Она и так, бедная, каждый день просматривает новости на «Яндексе» и восклицает что-то вроде: – Автобус с туристами перевернулся! Папа сразу испуганно переспрашивает: – Где? Мама на это: – В Шарм-эль-Шейхе! – Так это же в Египте! – удивляется папа. – А, да? – рассеянно переспрашивает мама и щёлкает кнопками дальше. Бедная, она так волнуется, что даже путает Турцию с Египтом! Правда, через секунду вопит что-то вроде: – Вот! Нашла вашу Турцию! Все дети в отеле отравились и попали в больницу. Инфекция обнаружена в детском йогурте. – Мама, – торжественно говорила в такие моменты Ира, – торжественно клянусь, что не съем ни одной ложки детского йогурта. А про себя тем временем добавляла: «Я туда вообще еду не есть, а учиться готовить». При этой мысли у Иры внутри всё замораживалось, размораживалось, запекалось и покрывалось сахарной корочкой. Она даже не знала – что её волнует больше: то, что Игорь едет с ней, или что она будет учиться готовить под руководством поваров одного из самых шикарных отелей на турецком побережье? Поэтому она и приглушила звук. Рисковать возможностью поучиться готовить у профессионалов было нельзя. Ира бросила взгляд на часы. Надо срочно прощаться с Лялей! Неловко будет, если Игорь придёт, а у неё посреди комнаты стоит раскрытый чемодан, а она сама так и не решила, в чём лететь – в джинсах или спортивных штанах? Надо примерить и то, и другое, а на это нужно время! Ира глянула на экран, собиралась попрощаться с подругой, но вместо этого сделала звук погромче: в скайпе онлайн вышла вторая Ирина подруга – Сашенька. – Привет, – сказала она, и от Ириного внимания не ускользнуло, что Саша улыбнулась не сразу. Да и то – одними губами. Огромные глаза Саши остались грустными. – Привет, – ласково сказала Ира, разом забыв о времени и чемодане, – ну что, котик-братик, что случилось? Обращение «котик-братик» придумала Ляля, но она употребляла его насмешливо, а Ира с Сашей – в особенных ситуациях и с нежностью, которую Ляля называла «телячьими соплями». – Ничего, всё в порядке, – отозвалась Саша, – ты уже собралась? Но Ира молчала. Молчала и Ляля, которая хотя и была грубовата, всегда ощущала важность момента. Саша переводила взгляд с лица одной подруги на лицо другой, а потом вдруг закрыла глаза руками и заплакала. – Ты что? – испугалась Ляля. – Тебя бросил Тимофей? Ну я покажу этому клоуну! – Нет, – всхлипывая, проговорила Сашенька, – хуже… – Хуже? – разъярилась Ляля. – Он тебе изменил? Ну всё, я его сброшу в болото с бешеными крокодилами! – А где ты возьмёшь бешеных крокодилов? – улыбнулась сквозь слёзы Саша. – А я их сама предварительно искусаю, – ответила Ляля, и Ира с Сашей засмеялись. – Да нет, – сказала Саша, которой явно полегчало и от слёз, и от Лялиного выпада, – просто он опаздывает. Всегда. – Всего-то, – разочарованно протянула Ляля, – ну на крокодилов этот проступок не тянет. Если только на бешеных кротов… – Не знаю, не знаю, – сердито протянула Саша, – мы в кино постоянно опаздываем на двадцать минут. Знаете, как обидно, что не получается фильм сначала посмотреть? Я же потом ещё двадцать минут врубаюсь, кто кому кем приходится. А там уже и конец фильма скоро. – А вы ходите на «Трансформеров», – посоветовала Ляля, – они там все друг другу братья и сёстры. – Нет, там тоже надо въезжать, – вспомнила Ира, – там про какие-то органические компоненты и доступные альт-формы. На этот фильм её водил Влад, бывший парень. С Игорем они обычно смотрели у него или у неё дома кино про кулинаров – Вателя и про Джулию Чайлд. – Да я уже, готовясь к фильму, стала содержание в Википедии читать, – вздохнула Саша, – обычно собираюсь только начало прочитать, чтобы в кинотеатре не мучаться. Но, бывает, я увлекаюсь и дочитываю статью до конца. – И узнаёшь, чем закончится? – сочувственно спросила Ира. – Ну да. И какой смысл идти смотреть фильм, если знаешь, чем он закончится? – Ну, я помню, что так ничего и не поняла про органические компоненты, – утешила её Ира, – хотя смотрела с начала и до конца. Вот Влад ругался-то… – Ты его вроде за это и бросила, – сказала Ляля, – а ты, Сашка, своего артиста бросать собираешься? – Ой, нет, – испуганно сказала Саша, – я потерплю. Просто бывают такие моменты… Ну вот вчера он говорит мне: «Хочу с тобой и твоими братьями скалолазаньем заниматься. Тоже хочу научиться отрешаться от проблем и восстанавливать способности к мышлению». Это он на сайте вычитал. Ну, братья сказали: «Пошли в «Скала-сити»». Там хороший скалодром. Договорились встретиться в метро в центре зала. Ждали его полчаса! Братья разозлились и ушли. Я дождалась, конечно. Но братья и Тимка друг с другом сквозь зубы разговаривали. Знаете, как неприятно? И ещё…когда он опаздывает, у меня такое ощущение, что ему на меня… плевать… понимаете? Что он вообще обо мне не думает! Думает только о себе! – Все мужчины – эгоисты, – вставила Ляля, – даже мой потрясный Артём. – Бедная ты моя, – вздохнула Ира и покосилась на часы в правом нижнем углу экрана. Полчаса до выхода! Но как уйти? Надо придумать, как поддержать Сашу. Ведь следующая встреча с подругами у Иры через две недели! – Слушай! – вдохновенно сказала Ляля. – А ты попробуй как-нибудь сама опоздай! – Это насколько же ей надо опаздывать? – удивилась Ира. – Он на двадцать минут, а она на сколько должна? На сорок? – Да, на сорок! – воскликнула Ляля. – Минут же, а не лет! – Нет, – грустно покачала головой Саша, – не подходит мне этот способ. Я пробовала. Опоздала на пятнадцать минут. Думала просто прийти с ним в одно время. А он пришёл раньше. Знаете, как кричал… – Прямо кричал? – расстроилась Ира. – На тебя? Игорь на меня никогда в жизни… Ира оборвала себя на полуслове. Вот дурёха! Подружка расстроена, а всё, что Ира придумала, – рассказать о том, как её идеальный Игорь никогда в жизни на неё не кричал! У-у, бестолочь! – Да ничего, – слабо улыбнулась Саша, – братья на меня всё время орут. – Так, – сказала Ляля, – братья – ладно, сама с ними разберёшься. Они у тебя те ещё трансформеры. А Тимку кричать отучим. И опаздывать тоже. – Как? – с надеждой спросила Саша. – Разработаем стратегию, – сказала Ляля уверенно, – это будет деловой подход. Учтём все нюансы. И выстрелим с той стороны, откуда он даже не ждёт. – То есть попросите кино в кинотеатре отменить? – улыбнулась Ира. – Попросим фильм заменить! – усмехнулась Ляля. – Вместо «Крепкого Орешка 4» будут смотреть какой-нибудь «Спор на триста шестьдесят пять поцелуев». М-м-м… Няшка, а не кино! – Фу, – поморщилась Саша, – я и сама эти нюни слащавые не люблю! Лучше уж «Орешек». Подружки рассмеялись. – Эх, – сказала Ира, – мне прямо от вас уезжать не хочется. – А кстати! – вспомнила Саша. – Ты обещала рассказать, как у вас получилось устроить такую поездку? – Сашуля, времени совсем в обрез, – взмолилась Ира, – в половину Игорь будет у меня! А я даже купальник ещё не нашла в шкафу! – Ничего! – бодро сказала Ляля. – Купишь себе новый в магазине при гостинице. – Мама сказала, в таких магазинах всё дорого, – возразила Ира. – А мне почти не дают с собой денег. Говорят, хватит того, что они купили мне билет. – Ха, ну очаруешь там богатого старичка, – подмигнула Ляля, – какого-нибудь старого турка, он тебя будет называть «мой медовий курага» или «слядкий рахат-люкумчик», обвешает золотишком.. – Ляля, перестань! – Шубу из лисы подарит! Или у них там в Турции нет лис? Тогда на рыбьем меху! Рыбы-то у них завались! – Ляля! – чуть не падая от смеха на пол, еле выговорила Ира. – Всё, милые котики-братики, люблю вас, я побежала… Ляля, расскажи Саше про мою поездку, ты же знаешь всё! – Ага, – хитро прищурилась Ляля, – конечно, расскажу… Игорь пригласил нашу Ирочку в поездку… Оплатил ей весь тур в самом шикарном турецком отеле. Жить они будут в номере для молодожёнов. Каждый день горничные будут усыпать их кровать лепестками роз… – Врушка! – завопила Ира. – Сашуля! Не слушай ты её! – Да я и не слушаю, – посмеиваясь, сказала Саша, – я же знаю, что родители тебе купили билет. И ещё что они тебя в жизни не отпустят никуда с парнем вдвоём. – Ладно, – сдалась Ира, – у меня три секунды. У мамы есть пациентка, Ольга Сергеевна. Мама её дочку наблюдает, Надю. На зимних праздниках у Нади была ангина. Мама моя в деревне была, и они обратились к дежурному доктору. Он их лечил-лечил антибиотиками, а Наде всё хуже. Они тогда платного врача вызвали. Тот назначил ещё один курс антибиотиков, а у Нади всё равно температура под сорок. Целую неделю. Короче, Ольга Сергеевна маме дозвонилась, и мама срочно приехала, посмотрела Надю, заставила их кровь сдать и выяснила, что у девочки какая-то жуткая штука, называется мононуклеоз. И она лечится совсем по-другому. – Ужас, – проговорила Саша. – Короче, её вылечили, всё в порядке, ей просто надо диеты придерживаться и на солнце поменьше бывать. Но Ольга Сергеевна с тех пор маме очень благодарна и всё хотела для мамы что-то хорошее сделать. А вы знаете мою маму. Ей ничего не надо. И она от всего всегда отказывалась! Говорит, это моя работа, и я бы по-любому её сделала. А тут как-то привела Ольга Сергеевна свою Надю на диспансеризацию весной и видит, что у мамы хлеб лежит. Я же пеку каждый день, девать его некуда. Мама на работу относит, мне её коллеги каждый день приветы передают. – Приветы в карман не положишь, – проворчала Ляля. – Слушай, ну это просто моя работа, и я бы её по-любому сделала, – сказала Ира и даже улыбнулась: надо же, повторила мамины слова. «Надеюсь, я Турцию с Египтом не перепутаю в аэропорте», – подумала Ира и продолжила: – Мама говорит: «Попробуйте, это моя дочка испекла!» А Ольга Сергеевна говорит: «А где дочка научилась?» Мама: «Дома!» Ольга Сергеевна: «Да вы что! Это же талант. Надо его развивать. Вы её куда хотите отдать учиться?» Мама говорит: «На экономический факультет в институте. Но она, конечно, о кулинарном училище мечтает. Да не потянет она, тяжело ей будет!» Ольга Сергеевна и обрадовалась: «А хотите, вы уже сейчас поймёте, потянет она или нет? И вы поймёте, и она!» Мама удивилась, мол, как это? И Ольга Сергеевна ей объяснила, что работает в Институте гостиничного и ресторанного бизнеса. И возит студентов на стажировку в разные отели в Испании, Греции, Турции. Студенты не только из Москвы, из разных городов. Они работают на ресепшн, гидами, официантами, поварами. В общем, одна девушка у неё на курсе собиралась поехать, но не смогла. Место осталось свободным, и Ольга Сергеевна предложила взять меня. Только билет надо было купить. А так – проживание, обучение и питание для меня бесплатно будет. Всё потому что мама Надю спасла. Мама на это тоже не хотела соглашаться, но Ольга Сергеевна её убедила, что она оплатит моё проживание и обучение сама, ей это будет недорого, потому что им отель большие скидки предоставляет. Работать-то студенты бесплатно будут. Мама согласилась. Она надеется, я там устану и пойму, что быть поваром – не моё. – А как получилось, что Игорь едет с тобой? – спросила Саша. – Игорю надо было практику проходить. Он собирался в каком-то московском ресторане, но туда было очень сложно попасть, за место прямо дрались. И я предложила Игорю поехать вместе с нашей группой. Правда, ему пришлось оплатить весь курс. Ухнул все деньги, которые накопил. Но если о его работе будут хорошие отзывы, то это будет даже круче, чем практика в Москве. «Олива Делюкс» – солидный ресторан. – Просто мечта, – вздохнула Саша, – вдвоём на море! Что ещё нужно для счастья?! – Ну мы не совсем вдвоём, – покачала головой Ира, – я буду жить в комнате с Ольгой Сергеевной, остальные девушки в её группе уже разделились по парам. Мальчики будут жить в отдельном корпусе. И ещё мы едем не купаться в море, а работать на кухне! – Не прибедняйся! – воскликнула Ляля. – Зато у вас будут свободные вечера. Вечер с любимым человеком на море. Сашка права: «Что ещё может быть нужно?» Хотя, погоди, для счастья ещё с учителями надо договориться. – А я уже, – сказала Ира, – меня отпустили спокойно. – Ну ты подумай! – завопила Ляля. – Хотя чего удивляться, ты учителям каждую неделю по тортику пристаскиваешь. Меня совсем перестала угощать! Я прямо отощала у тебя! – Лялечка, – нежно сказала Ира, – торжественно клянусь, что, когда вернусь, я испеку тебе пирог размером с колесо от велосипеда… – Да ну… Лучше размером с колесо обозрения! – Это будет уже «колесо оборзения»! – проворчала Саша, и все трое снова расхохотались. «Динь-динь-дон!» – послышалось из коридора. – Игорь! – подскочила на месте Ира. – Ой, а я так и не собрала чемодан! И где мой купальник! Девочки, выключаюсь! – Счастливо, рахат-лукумчик! – успела крикнуть Ляля. – Найди там вай-фай, будем тебя жда… Ира бросилась к шкафу, принялась перерывать вещи. Купальник! Где купальник? Вот он! О нет, это же старый, с ромашками! Он напомнил Ире о кошмарном походе в спортклуб в компании Влада. Но ведь где-то на полке прятался новый, темно-синий, они выбрали его вместе с Сашей в спортирном магазинчике на ВДНХ, ещё зимой, а Ляля выбила ещё и хорошую скидку, убедив продавцов, что Ира будет прыгать в прорубь на Всероссийском чемпионате моржей и сделает их фирме отличную рекламу. Тишину квартиры снова прорезала мелодичная трель. Родители не выходили из спальни, видимо полагая, что Ира хочет сама открыть Игорю дверь. – Сейчас, – стиснув зубы, пробормотала Ира и выудила наконец «верх» от купальника. С тоненькими лямками, без рисунка – прекрасная штука. Из коридора послышалось бурчание телевизора, значит, открылась дверь в родительскую спальню. – Иду! – крикнул папа. – Пап, я сама! Зажав в зубах «верх», Ира яростно перерывала вещи. Что нужно для счастья, что нужно для счастья… Повернуть время вспять и дать ей возможность спокойно собраться – вот что! – Ира! – крикнула мама, шурша пакетами. – Я уголь в отдельный пакет положу, чтобы можно быстро его найти! – Какой уголь? – крикнула Ира в ответ, пытаясь поймать вылетавшие из шкафа вещи и запихнуть обратно. – Активированный! На случай расстройства желудка! – Добрый вечер! – услышала она голос Игоря. – А Ира готова? – Привет, – ответил папа, – от Павелецкой поедете? На экспрессе? – Да, не опоздать бы… – Ирусь! – крикнул папа. – Ты как там, готова? А то карета без Золушки уедет! Ира бросилась в коридор, споткнувшись о чемодан, разинувший рот посреди комнаты. Так, надо срочно изобразить самую очаровательную из всех очаровательных улыбок! Что сказать? «Ещё пять минут?» За пять минут она не успеет выбрать между джинсами и штанами! Или «ещё десять минут»? Да, десять ей хватит. Ира улыбнулась как можно нежнее Игорю, который стоял в прихожей, прислонившись к двери. Свой чемодан он на пол не поставил: сжимал в руках, будто готовился в любую секунду выскочить из квартиры. Ира заволновалась: даст ли он ей десять минут? – Привет, я… – Почему ты в шортах? – перебил он её. – Д-да, я сейчас, мне осталось ещё… Ира не договорила. Она поняла, что сжимает в руках злосчастный верх от купальника! И ещё, что с тонкими лямками, без рисунка, да ещё и в полутёмном коридоре, вещь похожа не на купальник из спортивного магазина, а на нижнее бельё! И что оба, и папа, и Игорь, смотрят на него с недоумением! «Папа, бойфренд и ты с бюстгальтером в руках в полутёмном коридоре – вот так гремучая вышла смесь! И врагу не пожелаешь!» – Это купальник, – сказала Ира папе поскорее, чтобы развеять всякие неприятные подозрения, – чтобы купаться! – Правильно, – кивнул папа, – купаться надо в купальнике, а не в дублёнке. Но мне кажется, ты ещё не готова к выходу. Ира кивнула и только хотела попросить о лишних десяти минутах, как слова застряли у неё в горле. Игорь смотрел на неё с таким сердитым видом, словно, не будь папы в этом коридоре, он заорал бы на неё во весь голос… Глава 2 Невесёлый полёт Взгляд Игоря вмиг решил все Ирины проблемы. Она без примерки поняла: едет в джинсах, а спортивные штаны положит в чемодан. И заодно вспомнила: нижнюю часть купальника она сунула ещё вчера в пакет с бельём, а пакет уложила на дно чемодана. А если и не сунула, проверять не станет: не факт, что будет время купаться. – Одна минута, – сказала Ира Игорю твёрдо, – успеем. Но когда уже она подкатила чемодан к выходу и передала Игорю, чтобы он вытащил его на лестничную площадку, когда глянула в зеркало и заправила за уши волосы, выбившиеся из хвостика, и проверила в рюкзаке паспорт, кошелёк и мобильный телефон, из спальни родителей выскочила мама с большим пакетом, битком набитым лекарствами. Пришлось снова затаскивать чемодан, раскрывать его, искать место, куда сунуть пакет с лекарствами. – Знаешь, – сказала мама с волнением, перекладывая с места на место Ирины футболки и трусы и заталкивая в чемодан «аптечку», – я подумала, угля не достаточно. А вдруг отравление? Я положила «лопедиум». – Мама! – воскликнула Ира, чувствуя, что краснеет. – А что? – подбоченилась мама. – Отравиться может всякий! И грозно посмотрела на Игоря, словно он уже отравился и пришёл к ней не за дочерью, а за «лопедиумом». – Где вы встречаетесь с Ольгой Сергеевной? – спросил папа. – Она ждёт нас в аэропорту, – ответила Ира, снова выкатывая чемодан на площадку. – Смотри, чтобы от неё ни на шаг! – напустилась на Иру мама. – И плавать одна не ходи! И с незнакомыми – никуда! – Мам, ну я же и с группой еду, и с Игорем… Ну, пока! Ира потянулась к маме, чтобы обнять её на прощанье, но мама всплеснула руками: – Ой! А на дорожку посидеть! Она побежала на кухню за табуретками, но их оказалось только три. Мама же настаивала, чтобы Игорь тоже «присел на дорожку», а то вдруг с ним случится несчастье в дороге. («А летит он в одном самолёте с нашей драгоценной дочерью», – закончила Ира мысленно мамину фразу). В общем, пришлось в третий раз втаскивать чемодан обратно, чтобы на него мог присесть сердитый Игорь. – Надеюсь, Игорь не сел на баночку с зелёнкой, – прошептала мама, когда они просидели минуты две, – я её, кажется, не плотно закрыла. Когда Ира с Игорем вышли из подъезда, маршрутка как раз отъезжала от остановки. – Стой! – закричал Игорь, бросаясь вслед за машиной. – Подождите! Стойте! Он кинул чемодан и помчался по дороге, размахивая руками. Ира вытаращила глаза. Не может быть! У них же был запас времени! Она подняла чемодан Игоря и попыталась потащить оба, пыхтя от натуги. Сейчас Игорь догонит маршрутку, водитель обязательно должен остановиться, они же опаздывают на экспресс! Но водитель не остановился. Уехал, и всё. Игорь некоторое время смотрел ему вслед, потом что-то негромко сказал и вернулся на остановку. Глянул на расписание, направился к Ире, забрал чемоданы. – Пятнадцать минут, – бросил Игорь. – На экспресс успеваем? – боязливо спросила Ира. – Секунда в секунду, – мрачно сказал Игорь, – у тебя есть телефон Ольги Сергеевны? Если они на том же экспрессе, может, они купят нам билеты? Деньги потом отдадим. Ольга Сергеевна, конечно, пообещала купить билеты. Ира посмотрела с опаской на Игоря: не перестал ли сердиться? Нет, не перестал. Ну ничего, придёт маршрутка, они сядут, и всё будет в порядке… Ира стала придумывать тему для разговора, но тут ей позвонила мама с инструкциями («Позвони, как приедешь!», «Каждый день кидай по эсэмэске!»). – Да, мам, конечно, – с облегчением сказала Ира, довольная, что есть способ спокойно пережить эти десять минут до прихода маршрутки. Когда мама закончила лекцию на тему «выживание в гостинице в Турции», Ира вскрикнула: – Ой! Двадцать пять минут прошло! Игорь нахмурился и отвернулся. – Игорь, – жалобно начала Ира. Вдруг возле них притормозила «Волга». Открылась дверь, выглянул дядька со словами: – Вас подвезти, ребят? – Мы вообще маршрутку ждём, – нерешительно проговорила Ира. – А та последняя была, – заявил водитель. – Правда? – испугалась Ира. – Тогда – да! Ура, Игорь, нас сейчас подвезут! – Сколько? – спросил Игорь и, глянув на часы, добавил: – До Павелецкой? – Четыреста, – ответил дядька. Ира заметила, как Игорь поморщился, но ничего не сказал, только молча погрузил их вещи в багажник и сел в машину, громко хлопнув дверью. Тоже молча. Конечно, они попали в пробку… Огромную и бесконечную. Ира, не отрываясь, смотрела на часы. Подошло время отхода экспресса. И прошло. Через пять минут Ира посмотрела на Игоря. Тот тоже смотрел на часы, а потом поднял голову и проговорил: – А до аэропорта сколько? – Тысчонку накинешь? – оживился дядька. – А какие у меня варианты, – тихо сказал Игорь и громко добавил: – Да! Когда миновали пробку и вылетели на шоссе, Ира немного успокоилась – они успевали на самолёт. Правда, Игорь так ни разу и не повернулся к ней. Наверное, сердился за опоздание… Но как было обойтись без лекарств? Или без прощального сидения «на дорожку»? Может быть, не надо было столько болтать с подружками? Но стоило Ире вспомнить Сашины грустные глаза, вопрос отпадал… Они домчались до аэропорта, прошли паспортный контроль, сели в самолёт, и Игорь наконец успокоился. Обнял Иру, поцеловал в висок, сказал: «Прости, я просто псих… Не переживай за деньги, главное – мы успели и едем учиться готовить! Я так счастлив, что ты со мной. Я тебя люблю». «И я тебя», – прошептала в ответ Ира и поцеловала его в уголок губ, а потом самолёт взмыл в небо, а они так и сидели, прижавшись друг к другу. Только Ире очень мешал кусок льда, который зачем-то дала ей стюардесса. Он был не мокрый, наверное, это был сухой лёд, но держать в руке его было неприятно, вот бы куда-то бросить, но тут самолёт качнуло… …Ира проснулась. Оказывается, она задремала в такси. Она опустила глаза и увидела, что сжимает в руке ледяную руку Игоря. А он даже не делает попытки пожать ей руку в ответ и смотрит в окно с отсутствующим видом. Ира отдёрнула руку. Ей захотелось расплакаться: не хватало папы, которому она могла бы рассказать о том, что Игорь никак не может её простить… Подумаешь, тысяча рублей! Да она отдаст Игорю пятьсот… Нашёл, из-за чего злиться. В аэропорту они нашли конец очереди, выстроившейся на регистрацию. В июне Турция была самым популярным туристическим направлением, поэтому народу было столько, что с того места, где они стояли, невозможно было разглядеть регистрационную стойку. Зато Ира заметила в очереди Ольгу Сергеевну в окружении студентов. – Вон она, вон! – обрадовалась Ира. – Пошли к ним, их очередь сейчас подойдёт! – Их и так много, – покачал головой Игорь, – думаешь, те, кто сзади, обрадуются? Но Ольга Сергеевна тоже заметила Иру и радостно замахала ей. Это была невысокая, ниже своих студенток, блондинка, в джинсах, пиджаке и красных мокасинах. Волосы собраны в длинный хвост, на лбу – очки в леопардовой оправе. «Стильная», – сказала бы Ляля. Студентки приветливо улыбнулись. Ира бросила взгляд на Игоря: не улыбнётся ли он в ответ? Но он просто сухо кивнул, когда Ира представила его. Ольга Сергеевна тоже представила четырёх девчонок: Катю, Таню, Наташу, Элину и единственного мальчика – Кирилла. Ира очень обрадовалась ему, ей казалось неловким, что Игорь поедет куда-то с такой толпой девчонок, а так ему будет комфортнее. – Я как раз объясняю ребятам, – сказала громко учительским тоном Ольга Сергеевна, – что не надо фокусироваться только на одном деле. Вам ещё учиться и учиться. Сто раз передумаете, кем решите быть – гидом или администратором, официантом или поваром. Всё надо попробовать, все профессии! В «Оливе Делюкс» у вас будет возможность и тарелки собирать, и гостей приветствовать. Понимаете, масики? Девушки захихикали и закивали. Ольга Сергеевна пропустила людей, которые уже сдали свой багаж и зарегистрировались, поправила очки и достала паспорт и кошелёк, из которого торчали билеты. Стоило Ире увидеть кошелёк, она вздрогнула: она вспомнила, что они просили Ольгу Сергеевну купить билеты на экспресс! И не отменили свою просьбу, когда ехали в такси! «Она наверняка купила, – с ужасом подумала Ира, – это по сколько они? По триста пятьдесят рублей?!» Сколько же Ире придётся отдавать Игорю? Восемьсот пятьдесят? Ничего себе, учитывая, что у неё с собой всего три тысячи рублей – родители больше просто не смогли дать. Но Ольга Сергеевна вроде бы и не вспоминала о билетах. Может, она не будет требовать за них деньги? Она же понимает, что их вины нет в том, что на дороге была пробка! Только бы Игорь сам не вспомнил про эти деньги… – Так что, Ирочка, Игорь, мотайте на ус, – продолжила Ольга Сергеевна, – проситесь везде, где только примут. Ира кивнула, а Игорь покачал головой: – Я еду только работать на кухне. – Я, кстати, тоже хотел бы только на повара там поучиться, – встрял Кирилл. – И я, – подала голос одна из девушек, вроде бы Катя. Ольга Сергеевна нахмурилась: – Масики, но когда у вас будет ещё возможность попробовать себя везде? Послушайте меня, я плохого не посоветую. Вы не первая группа, которую я везу в турецкий отель на обучение, и могу с высоты своего опыта сказать: наибольшего успеха добились те, кто пробовал себя на этой практике в разных специальностях. Потому что у них было представление обо всём! Она шлёпнула свой паспорт на стойку регистрации, водрузила чемоданчик на багажную ленту и продолжила: – Узкая специализация – тупиковый путь в вашем возрасте. Надо хвататься за возможность испытать себя! Игорь, ну откуда вам знать, что вы – прирождённый повар? Будущий Дюкасс или Джейми Оливер… То, что вы готовите дома и даже то, что вы учитесь в кулинарном техникуме, еще не отменяет, что из вас может получиться великолепный управляющий гостиницей! Просто не надо бояться всего нового. Понимаете? Она подняла голову и улыбнулась Игорю. Но тот ответил: – Я буду только поваром. – Но почему Игорю можно, а мне нельзя? – слегка надулась Катя. – Я тоже люблю готовить! – Игорь, мася, не сбивайте с пути моих студентов, – ласково, но твёрдо попросила Ольга Сергеевна, забирая свой посадочный талон и освобождая место Кате и Элине. – Я никого не сбиваю! – сердито ответил Игорь, несмотря на то что Ира схватила его за рукав. – Я заплатил за этот тур полностью, и я хочу делать в нём то, что хочу. – Боюсь, это не тот тур, в котором можно делать всё, что хочешь, – нахмурилась Ольга Сергеевна. – Я не так выразился! – повысил голос Игорь. Он нахмурился, покраснел, сдвинул брови. Ире было жутко жаль его – она знала, в минуты волнения слова убегают от него. Но Ире также не хотелось, чтобы он грубил Ольге Сергеевне. – Я хочу получить то образование, за которое я заплатил, – отчеканил Игорь, – и, кстати, вот деньги за наши билеты на экспресс. – Перестаньте, мася! – замахала руками Ольга Сергеевна и попыталась выйти из очереди, но Игорь как-то умудрился всучить ей деньги, и уходила она с недовольным и даже немного обиженным видом. – Зачем ты так? – прошептала Ира, пока регистрировались студентки. – Она тебя старше. И вообще – преподаватель. – Она не мой преподаватель, – сухо ответил Игорь, – и вообще меня бесят все эти «маси», «масики». Какая я ей мася? И почему я должен делать так, как хочет она? – Ну, потому что ей виднее… – Вот и делай так. А я буду делать по-своему. И не надо мне мешать. Вот это «не надо мне мешать» висело над ними так, словно было написано на воздушном шарике и привязано к одному из их рюкзаков, которые они не сдали в багаж, а пронесли в салон самолета как ручную кладь. У них с собой были книги и нетбук, в который Игорь специально скачал новые серии «Игры престолов», которую они оба давно с удовольствием смотрели. Но никто из них ничего не достал. Ира смотрела в окно, сначала на крыло самолёта, потом, когда они взлетели, на машинки и дома, становившиеся крошечными, а потом и вовсе исчезнувшими за облаками, и думала: как ей вернуть улыбку Игоря? Принесли обед. Ира с аппетитом съела и тушеную курицу, и рис, и бутерброд с плавленным сырком. После шоколадки и кофе, который принесла стюардесса, ей полегчало. А Игорь почти не притронулся к еде. Съел корочку чёрного хлеба, запил яблочным соком и пробормотал что-то вроде: «Лучше не есть ничего, чем эту ерунду». Ире стал стыдно за съеденную курицу. Да, она готовит лучше, Игорь – тем более, но у них сейчас нет плиты или духовки перед носом. Неужели лучше ходить, то есть сидеть, голодным? Из всего обеденного набора Игорю пригодилась только салфетка. Он достал из рюкзака карандаш и принялся чиркать что-то на ней. А Ира подумала: «Может, он ждёт, что я сделаю первый шаг? Начну его развлекать?» И она попробовала. Глядя в окно, защебетала: – Ой, смотри, вон то облако похоже на грузовик! А вон то – на динозавра! Смотри, какая шея! А правда, кажется, что они все как будто заряжены радостью, да? Они за нас радуются, что мы в Турцию летим, на море! Может, даже искупаемся. Но главное – будем работать, да? Я вот тоже все-таки думаю на самом деле попробовать поучиться на повара. Интересно, конечно, гидом побыть, но я же больше всего люблю готовить! И ещё, облака радуются, что мы с тобой… Что мы вместе… Тут Ира в смущении закусила нижнюю губу и повернулась к Игорю. Он спал, откинувшись на кресло. Или притворялся, что спал. Ира протянула руку и взяла салфетку. На ней было написано: «Будильник громко нас зовёт: «Пора спешить на самолёт! На сборы – пять минут!» А Ира с кем-то – ля-ля-ля, По телефону – ля-ля-ля, Трындит трещоткой – ля-ля-ля, И нашим курсам – вуаля, Каюк, конец, капут!»[1 - Здесь и далее стихи Михаила Лукашевича http://www.stihi.ru/avtor/lumik] Ира вдруг вспомнила страшную картинку из какой-то детской книжки. Ведьма тянется корявыми руками к маленькой девочке, хочет вырвать у неё сердце. Вот и сейчас Ирино сердце словно сжала такая ведьма. Больно, очень больно. Она вернула салфетку на место, придавила карандашом. Развернула леденец, который ей дала стюардесса перед вылетом, сунула его в рот. Почему Игорь сочинил такое злое стихотворение? Неужели он сам никогда не опаздывал? Раньше она не замечала в его характере этой черты: так долго сердиться и не прощать… Леденец во рту стал солоноватым. Ира вытерла щёку и губы тыльной стороной ладони и отвернулась к окну. Если он всё-таки не спит, а притворяется, она не покажет ему, что он довёл её до слёз. Глава 3 Браслет на счастье Турция встретила Иру солнцем. Ирина обида испарилась, как это сделали бы капельки воды на разгорячённом асфальте, на который она ступила, покинув здание аэропорта. Было так жарко, что хотелось достать из чемодана маникюрные ножницы и обрезать джинсы, а потом скинуть кроссовки и идти босиком. Но пришлось просто катить чемодан к стойкам туроператоров, выстроившимся возле аэропорта. За их спинами толпились дядьки в белых рубашках и чёрных брюках. Катя объяснила Ире, что это водители автобусов и маршруток, которые развозят отдыхающих по гостиницам. Кто-то держал в руках табличку с названием отеля, кто-то пил чай с лепёшками и отдыхал, изредка поглядывая на стоянку автомобилей. Ира заметила, что все улыбались: водители, туроператоры, Ольга Сергеевна, её студенты, туристы, негромко переговаривающиеся друг с другом под стук чемоданов и посмеивающиеся в предвкушении отличного отдыха, и их дети, довольные, что закончился муторный перелёт и скоро, совсем скоро будет море, тёплое или холодное, но настоящее и живое. Все, кроме Игоря. – Сюда! – замахала Ольга Сергеевна, поговорив с туроператором, и указала на невысокого худого водителя, который держал в руках брошюрки. Он улыбнулся, пожал всем руки, а потом отвёл их к микроавтобусу. Там помог девчонкам загрузить чемоданы в багажник, разместил всех в салоне (Ольга Сергеевна уселась рядом с водителем) и раздал брошюрки. – Ой! – обрадовалась Ира. – Игорь, это реклама нашей гостиницы. Смотри, тут написано «Олива Делюкс»! – А кухня есть? – спросил Игорь, пристёгивая себя ремнём безопасности. – На фото? – Нет… – Ну тогда зачем мне эта брюшюра? – пожал плечами Игорь и, откинувшись на сиденье, закрыл глаза. – Ну как зачем? Тут разговорник есть! Смотри! У Иры загорелись глаза. – «Мерхаба» – «здравствуйте»! Красиво, да? Мерхаба… А «пока» – «гюле-гюле»! Смешно, да? И тоже красиво. Давай учить турецкий, а? Солнце, улыбки окружающих, жара подействовали на Иру. Её снова начало распирать от радости – они вдвоём, пусть и в группе, едут учиться любимому делу! Ей страстно захотелось растормошить Игоря. – Кухня, значит, – хитро сказала она, – ну вот в разговорнике есть слово «Ekmek»! Оно означает «хлеб»… А вот что такое «kek». Отгадай! А? – «Масло»? – Нет! Ещё угадывай! – Не хочу, – покачал головой Игорь, – зачем нам это учить? – Чтобы общаться с поварами! – Все уважающие себя люди давно говорят по-английски. Хотя бы немного. А с теми, кто себя не уважает, я не собираюсь общаться. Извини, я что-то не выспался. Он закинул руки за голову и закрыл глаза. Ира покачала головой. Игорь вроде перестал сердиться. А всё равно был недовольный. Может, и правда, не выспался. Но как можно спать, когда вокруг такая красота: солнечный день, незнакомые запахи, пальмы, в конце концов! Ира пригляделась сквозь стекло автомобиля к какому-то растению рядом с пальмой. Акация! Но цветки были не привычными, жёлтыми, а фиолетовыми! Вот, в этой стране всё необычное, даже акация. А Игорь всё проспит. Водитель вырулил со стоянки и покатил по шоссе. Девушки и Кирилл негромко переговаривались сзади, шуршали бумажками, а Ира всё не могла отлипнуть от окошка. Невысокие домики из серого камня, надписи на турецком, женщины в пестрой длиннополой одежде – всё ей казалось удивительным, всё хотелось снять на фотоаппарат. Вдруг в объектив попал паук. Он спускался по паутинке вдоль стекла прямо рядом с Ирой! Ира чуть не выронила фотоаппарат и взвизгнула, прижавшись к Игорю. – Что случилось? – нахмурился Игорь, открыв глаза. – Паук! На окне паук! Я боюсь пауков! – Подумаешь, маленький паучок, – ворчливо сказал Игорь, смахнув насекомое, – стоило меня из-за такого будить! – Прости, – пробормотала Ира, – я просто очень боюсь пауков. Но Игорь скрестил руки на груди и снова закрыл глаза. Правда, заснуть ему не удалось: машина резко дёрнулась и остановилась. Водитель с тревогой глянул в зеркало, потом распахнул дверь и выпрыгнул из машины. – Что-то случилось? – испугались девчонки, а Ира опустила стекло и выглянула. Водитель сидел на корточках возле колёс. Потом приподнялся – в руках его был какой-то камень. Осторожно придерживая его, водитель отнёс этот камень и бережно уложил в сухую траву. Вернулся в машину, повернулся к пассажирам и, улыбнувшись, сказал что-то по-турецки Ольге Сергеевне. Она кивнула с пониманием и что-то ответила. – Что это было, Ольга Сергеевна? – крикнул Кирилл. Игорь открыл глаза и скорчил недовольную гримасу. – Черепаха! – ответила Ольга Сергеевна. – Наш водитель убрал её из-под колёс. У турецких водителей есть поверье – ни в коем случае нельзя раздавить черепаху на дороге. Турок что-то добавил, и Ольга Сергеевна перевела: – Если несчастье происходит, водитель очень огорчается, некоторые могут даже в депрессию впасть. Ира представила себе раздавленную черепаху, и её передёрнуло от ужаса. Она быстро открыла разговорник и, пересев поближе, сказала громко водителю: – Тешекюр эдерим за черепаху! Водитель понял, засмеялся, потом покопался в бардачке и выудил браслет. Не поворачиваясь назад, протянул Ире. – Это мне? – удивилась она, принимая подарок и разглядывая крошечные синие бусинки, нанизанные на верёвочку, и одну крупную, с чёрной точкой в центре и тремя ободками вокруг неё – голубым, белым и тёмно-синим. – За что? – За сочувствие и понимание, – объяснила Ольга Сергеевна, – это браслет от сглаза. Видишь, там одна бусинка на глаз похожа? Турки считают, такие браслеты приносят счастье. – Но я не могу такое принять, – растерялась Ира. – Да бери, бери, он стоит полдоллара, – махнула рукой Ольга Сергеевна. Ира глянула на водителя – не обиделся ли, услышав про полдоллара, – и надела браслет. – Тешекюр эдерим! – поблагодарила она снова, и водитель ей подмигнул. Когда она вернулась на место, Игорь снова сидел с закрытыми глазами. Ира вздохнула и, разглядывая браслет, загадала: если он и правда приносит счастье, то пусть сделает так, чтобы Игорь улыбнулся. Через час они подъехали к огромному особняку светло-розового цвета, на кованых воротах которого золотыми буквами было выведено: «Olive Deluxe». Просторный прохладный холл был поделён на две части: стойка администрации, или ресепшен, и бар, где играли старую зарубежную попсу и стояли огромные кресла вишнёвого цвета с изогнутыми спинками. На каждом лежало по несколько мягких серых подушек. Ольга Сергеевна направилась к администрации, а Ира с восторгом рассматривала деревянные таблички с надписями на арабском языке, украшавшие стены холла, огромный резной шкаф из красного дерева, большой тёмно-вишнёвый сундук, покрытый лаком, с медными заклепками и украшениями, колонны с завитушками, отделявшие бар от администрации. Все эти старинные штуковины соседствовали со стальными дверями лифта, которые бесшумно открывались и закрывались, и телевизором с плоским экраном, по которому показывали кровати, столики и балконы в номерах класса «люкс». Ира осторожно присела на краешек кресла рядом с баром. Ножки столика были выполнены в виде львиных лап, по паре на одну ножку. Ира заглянула под столик и столкнулась взглядом со львиной мордочкой, прятавшейся под ним. Она протянула и потёрла льву тёплый деревянный нос – на счастье. – Встань, пожалуйста! – услышала Ира и подняла голову. Возле её кресла возвышался Игорь. – У меня так ноги гудят, – жалобно сказала она. – Так сядь на пол, на рюкзак. Кресла – для гостей. А мы тут – работники. – Прислуга, – добавил Кирилл, ухмыльнувшись, – уборщицы и дворники. – Говори за себя, – покачал головой Игорь, – я из кухни не выйду. Но всё равно – это работа! А работники не должны в баре рассиживаться! – Игорь, перестаньте, – возмутилась Ольга Сергеевна, подбегая к ним, – что вы тут устраиваете за классовое расслоение? Сиди, Ира, отдыхай, тут никто не станет тебя ругать. Кстати, Игорь, вам тоже лучше сесть. Хоть в кресло, хоть на пол. Надо заполнить карточку на проживание. Держите. Игорь взял карточку, ручку и, с вызовом посмотрев на Ольгу Сергеевну, сел на пол. Ольга Сергеевна закатила глаза и, наклонившись к Ире, прошептала: – Он всегда такой упрямый? Ира пожала плечами и жалко улыбнулась. Откуда ей было знать? Когда они с Игорем встречались вечерами или гуляли в субботу по ВДНХ, или пекли дома пироги, он не был таким. Честно сказать, Ира просто не узнавала Игоря. Он вёл себя с ней как чужой. Почему? – Готово! – сказал Игорь, обменял у Ольги Сергеевны карточку на ключ от комнаты и, кивнув Кириллу, направился через холл к выходу. – Подожди, – попыталась окликнуть его Ира, но он через плечо сказал: – Зачем? Ты же с Ольгой Сергеевной будешь жить! – Держи, мася! – с жалостью сказала Ольга Сергеевна Ире, передавая ей ключ. – Наш – сто седьмой. А карточку я сама заполню. Догоняй своего друга, хотя… – Спасибо! – выпалила Ира и, не дослушав, пересекла быстрыми шагами холл и бросилась догонять Игоря. Иринины глаза привыкли к полумраку холла, поэтому, выскочив наружу, она сначала зажмурилась, потом приложила ладонь козырьком ко лбу и огляделась. Первое, что она увидела, были два бассейна. В центре одного высились горки, с которых с гиканьем скатывались подростки, в центре другого – бар на воде. Игорь стоял рядом с первым. Возле него толпились дети, раскрашенные, как индейцы. Кто-то из них сжимал в руках пластиковый лук и стрелы, кто-то поправлял на голове бумажные перья. – Какая она! – присвистнул Кирилл, который догнал Иру и стоял рядом, рассматривая рыжую девушку в чёрном раздельном купальнике, руководившую детьми. Ире было не до девушки. Как хорошо, что Игорь решил её дождаться! – Ура! – вырвалось у Иры, и она поспешила к нему по узкой дорожке между двумя бассейнами, поскальзываясь на мокром полу. Но Игорь не ждал её. Оказывается, индейцы взяли его «в плен». Кирилл пояснил, что индейцами были дети, которых родители отдали в мини-клуб, то есть аниматорам, чтобы те развлекали их, пока мама и папа пили колу со льдом в баре или плавали в море. А девушка в чёрном купальнике – аниматорша. Она упёрла руки в бока и, кокетливо глянув на Игоря, громко сказала: – Ну что? Вы не помните, из какого мульта эта песня? Может, ещё раз спеть? Ребята! И дети хором затянули: «От улыбки хмурый день светлей…» Ира застыла. – Да не помню я! – отмахнулся Игорь и смущённо улыбнулся. Ира замерла и прижала к губам металлический ключ, то ли собираясь свистнуть в него, то ли просто прикрывая рот, чтобы не воскликнуть: «Ты улыбнулся ей?» – Тогда мы берём вас в плен! – объявила девушка. – В плен его, Оксана! В плен! – завопили хором дети, а девушка взяла Игоря за запястье и усадила на лежак у бассейна. – Меня в плен возьмите! – не выдержал Кирилл, подходя поближе к Оксане, но та остановила его жестом: – Уверены? Она достала из чёрной сумочки, которая болталась у неё на бедре, маникюрные ножницы и помахала ими. – Ого! – хохотнул Кирилл. – Только нос мне не отрежьте! Он мне нужен! – попросил Игорь. – Зачем же? – Оксана сделала удивлённое лицо, и дети засмеялись. – Запахи различать! – смеясь, сказал Игорь, оглядывая девушку. – Я же повар. Оксана скорчила гримасу и наклонилась. Ира смогла прочесть надпись «bad girl» у неё на купальнике, на том месте, что чуть ниже спины. Под одобрительные окрики детей девушка срезала у Игоря прядь волос. – Скальп! – объявила она, и «индейцы» заревели от радости. – Благодарю вас, повар! И, окружённая детьми, она двинулась дальше. Игорь с Кириллом, хмыкая и поглядывая вслед девушке, тоже двинулись вперёд – к корпусам для работников отеля. А Ира так и стояла на скользкой дорожке между двумя бассейнами, пытаясь понять, что её поразило больше – невероятно стройные загорелые ноги Оксаны, её медно-рыжие волосы, горевшие на солнце победным огнём, чёрный купальник с надписью «bad girl» или то, что Игорь не только улыбался, но и смеялся! – Дружище, это не совсем то, что я имела в виду, – пробормотала Ира, обращаясь к браслету, – мне кажется, ты слегка перепутал и принёс счастье не той девушке. Браслет косился на неё своим волшебным глазом и молчал. Наверное, ему было стыдно… Глава 4 Совет Мехмет-бея Комната, конечно, была не похожа на номера класса «люкс», которые показывали по телевизору в холле. Обычная комнатушка, две кровати, две тумбочки, стол со стулом. Распахнутое окно, из которого доносилась музыка, всплески воды в бассейне, смех и удары по мячу – рядом с корпусами для работников располагались теннисные корты. Ира подошла к окну, выглянула. На корте – двое, девушка и парень. Он замер в ожидании, она подала мяч, который улетел в сторону. «Мазила!» – засмеялся он, но тут же торопливо добавил: «Но я тебя всё равно люблю, не думай!» Ира опустила голову и заметила на подоконнике тёмный слой пыли. Да, горничные сюда не заглядывают. Игорь прав – не надо забывать, что они работники, а не гости. Ира написала на слое пыли «Игорь» и тут же стёрла. Надо же начинать уборку в комнате… Однако всё это – потом. Ира закрыла окно. Тишина – вот что ей было нужно. И прохлада. От окна шёл жар, а кондиционеров в комнате не было. Однако в комнату тут же влетела Ольга Сергеевна, раскрасневшаяся от солнца. Довольно улыбаясь, она кинула на одну из кроватей сумочку и проговорила: – Мася, ты забыла чемодан! Ира подскочила, но Ольга Сергеевна хмыкнула и сказала, что всё в порядке, она попросила ребят из отеля привезти их вещи. Добавила, что в комнате слишком жарко и распахнула окно. Ира не посмела возразить, что от открытого окошка жара гораздо больше. – Так, – сказала Ольга Сергеевна, открыв дверцы шкафа и вынув постельное бельё и полотенца, уложенные ровными белоснежными стопками, – сейчас быстро умываемся, и – на собеседование. Надо определиться с деятельностью каждого. Распределим вас, и тогда уже – обедать. Спать хочешь? – Немного, – призналась Ира, присаживаясь на вторую кровать. – Тогда держи! – Ольга Сергеевна сунула Ире шоколадку. – Сейчас очень важно включить голову. Ты должна определиться, чем будешь заниматься. Мой совет помнишь? Ира кивнула, открывая шоколадку, а Ольга Сергеевна перекинула полотенце через плечо и ушла в ванную. Ира отломила кусок шоколадки и задумалась. Что же всё-таки выбрать? Попроситься на повара или попробовать освоить другую специальность? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uliya-kuznecova/recept-schastya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Здесь и далее стихи Михаила Лукашевича http://www.stihi.ru/avtor/lumik
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 119.00 руб.