Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Если бы я был Сталиным…

Если бы я был Сталиным…
Если бы я был Сталиным… Алексей Анатольевич Кунгуров Всех воров на кол! Алексей Анатольевич Кунгуров – российский писатель, журналист и политтехнолог. Он автор политических бестселлеров «Будет ли революция в России», «Феномен Собянина. Кто делает президентов», «Вертикаль. Как работает система Путина», а также сенсационной исторической книги «Киевской Руси не было». С 2005 года Алексей Кунгуров вел журналистские расследования по коррупционным делам, связанным с крупными российскими чиновниками, отбывал тюремное заключение по обвинению «в клевете». В своей новой книге Алексей Кунгуров затрагивает тему, которая волнует тысячи и тысячи россиян. Он пишет: «Эх, Сталина на них нет – пожалуй, это наиболее частая фраза, которой собеседники сегодня резюмируют обсуждение «свинцовых мерзостей дикой русской жизни»… Коррупция – это как сорняки на огороде – лезут отовсюду непрерывно, только успевай полоть… Над всяким чиновником должен быть строгий контроль. Проблема в том, что контрольная функция возложена на таких же чиновников, которые, в свою очередь, нуждаются в еще большем контроле». Как бороться с этим злом, как построить эффективную политическую и экономическую системы в России – Алексей Кунгуров убедительно и ярко рассказывает в этой книге. Алексей Кунгуров Если бы я был Сталиным… Путин – это Сталин сегодня Яндекс по запросу «Сталин – это Путин сегодня» дает 4 тысячи ссылок! Я не стану пафосно возмущаться чудовищной спекуляцией, при которой кремлядь прихватизирует бренд «Сталин», формально продолжая осуждать сталинизм. На месте кремляди я поступил бы точно так же. Не буду стенать о промывке мозгов быдлообывателю. Мозг – это рудимент, который в рабочем состоянии находится, хорошо, если у каждого десятого, а остальные задействуют миллиарды нервных клеток в черепной коробке лишь для решения вопроса о том, какую марку пива и сколько банок брать в пятницу, чтоб хватило до вечера воскресенья. Меня в этом деле интересует исключительно технологический аспект, потому что с точки зрения пропаганды слепить из Путина Сталина сегодня – примерно то же самое, что Гитлера переформатировать в мать Терезу. Конструктивно данная пропагандистская парадигма не самостоятельна, это лишь макушка пирамиды, базирующаяся на массивнейшем основании неохватного информационного говнопотока о России, встающей с колен, о стабильности, перспективах роста, крепнущем благосостоянии и т. д. Разве что лозунги «Даешь индустриализацию!» и «Пятилетку – в четыре года!» заменены слоганами про модернизацию и удвоение ВВП. После ударной дозы этой информационной анестезии в стиле ретро быдлообыватель впадает в перманентное состояние эйфорического транса и в его расслабленное сознание без мыла можно впердолить самый дебильный меседж. Но одной пропагандой такого эффекта в любом случае не достигнуть. Чтобы телевизионная анестезия действовала, надо создать для этого минимально комфортные условия, то есть, попросту говоря, наполнить электорату миску похлебкой. Это не отвлеченный художественный образ, а чисто физиологический аспект. У примата homo sapiens при наполнении желудка и нахождении в тепле умственная активность резко падает. Именно поэтому племена, обитающие в богатых растительной пищей тропиках, до сих пор находятся в диком состоянии, а современную техногенную цивилизацию породил северный человек, которому приходилось бороться за выживание, причем основным инструментом этой борьбы был именно мозг. Антропологи даже утверждают, что масса головного мозга у наших предков, живших во время последнего оледенения, была больше, чем у ныне живущих. Так или иначе, голодный и замерзший человек становится невосприимчив к пропаганде о том, как он хорошо живет под мудрым руководством сами знаете кого, да и вообще отличается агрессивностью и склонностью к коллективным насильственным действиям. Поэтому путинский режим поступает совершенно правильно, развращая электорат иждивенчеством и потреблядством. Схема предельно проста: продаем нефть, 80 % тырим, а 20 % кидаем черни. На том, как говорится, стояла и стоять будет наша славная вертикаль. Тупые охранители вроде Николаши Старикова, разумеется, яростно оспаривают схему 80/20, воспевая великие стройки путинизма вроде Сочи-2014, Северного потока, ВСТО, освоения Штокмана и Суперджета. По навязываемой этими пропагандонами логике воровская элита не стала бы вбухивать такие колоссальные средства в развитие, она бы их просто украла. На самом деле, все эти мегапроекты чисто воровские. Просто воровство в великих объемах – своего рода искусство. Нельзя напихать чемодан бюджетными деньгами и тупо дернуть через границу. Помните, что сделали с Остапом Бендером румынские таможенники? То-то же!.. * * * Чтобы воровать много, надо сначала выстроить баблопровод, по которому наворованное будет перекачано за кордон, нужно провести колоссальную работу по отмывке и легализации там наворованного, обязательно следует заручиться поддержкой вашингтонского обкома, а то порвут так же, как Каддафи, с которым вроде бы славно дружили. Для этого обязательно надо взять в долю западных воров, которые уже настолько продвинутые, что у себя дома не воруют, а берут на гоп-стоп только папуасов (при этом еще и делятся с собственным электоратом наворованным). Поскольку путинская элита может воровать только у собственных папуасов, а ныкать наворованное ей негде, то приходится отстегивать старшим товарищам. Думаете случайно вокруг любого мегапроекта по «развитию» начинается шаманский танец с бубнами и распеванием мантр про «зарубежных инвесторов»? Причем под инвесторами понимаются исключительно белые люди европейско-американско-семитского происхождения, а попытки Китая инвестировать средства, например, в отечественный ТЭК, решительно блокируются (впрочем, через подставных аборигенов желтые братья все же умудряются потихоньку скупать нефтесервисные предприятия). Это по меньшей мере нелогично. Во-первых, потому что деньги не имеют родины, и для реализации крупного промышленного проекта нет ни малейшей разницы, какой формы нос будет у инвестора. Во-вторых, Америка, и в особенности, Европа, сейчас находятся в заднице, у них не хватает денег для затыкания собственных финансовых дыр. Поэтому сначала отдавать западным «партнерам» наш пухнущий от нефтедолларов Стабфонд, а потом у них же клянчить инвестиции для собственных «проектов развития» – это какой-то дикий абсурд. Зато все становится на свои места, если в качестве рабочей версии примем предположение о том, что цель масштабных «инвестиционных проектов» – банальное воровство. Вот, скажем, зачем понадобилось строить БТС II в обход Белоруссии? Ну, элементарная же логика подсказывает, что если маршрут транспортировки нефти идет не по прямой, а гигантской дугой, удлиняя путь на тысячу километров, то это приведет только к одному – увеличению транспортных издержек. Но, как ни странно, именно в этом и состоит цель, поскольку прибыль «Транснефти» тем выше, чем больше прокачанных тонно-километров. Ну, и на откатах при строительстве, разумеется, можно поживиться. Дебильная политика «Транснефти» привела к тому, что Белоруссия до недавнего времени покупала нефть в Венесуэле, прокачивая ее через Украину – это получается дешевле, чем брать у бывшего «старшего брата» со всеми коррупционными накрутками. Конечно, получать нефть по нефтепроводу Вентспилс – Полоцк было бы дешевле, чем через Одессу, но к несчастью для белорусов латвийская LatRosTrans, эксплуатирующая этот участок бывшего нефтепровода «Дружба», принадлежит той же «Транснефти», которая заблокировала поставки нефти (себе же в убыток!) по этому кратчайшему маршруту. Вы можете объяснить эту хрень с позиций экономической или пусть даже политической целесообразности? Разве кому-то есть дело до того, что перекачка нефти по ВСТО при существующих тарифах всегда будет нерентабельной? Дык это же просто прекрасно! Воровать с убытков в России гораздо выгоднее, потому что прибыль всегда имеет предел, а убытки можно наращивать до бесконечности. Так что ничего удивительного не вижу я и в том, что никогда не окупится распиаренный в пух и прах газопровод Nord Stream, дублирующий уже существующие нитки газопроводов Ямал и Ямал II. Парадокс в том, что если бы всех этих ударных строек капитализма не было, то было бы лучше. Издержки на эксплуатацию подводной трассы выше, но эти издержки всецело ложатся на Россию, а не на европейского потребителя, который покупает газ по рыночной цене, которая не вырастет после пуска «Северного потока», а скорее, будет неуклонно снижаться в основном благодаря т. н. сланцевому фактору. Наконец, Кремль лишается своего «газового домкрата», которым он мог бы существенно влиять на политику стран Восточной Европы, прежде всего на Украину, Белоруссию. * * * Сейчас стремительными темпами развивается рынок сжиженного природного газа, уже более 40 % всего мирового экспорта приходится именно на СПГ. Транспортировка сжиженного газа в танкерах снимает зависимость производителя от своих потребителей, к которым он привязан трубопроводами, что для России весьма актуально, особенно в связи с ростом спроса на углеводороды в ЮгоВосточной Азии, да и цена на СПГ примерно на 20 % выше, чем на природный газ из трубы. Однако в России действует лишь один завод по сжижению газа, да и тот построен иностранцами еще до того, как «Газпром» выкупил контрольный пакет консорциума Sakhalin Energy, осваивающего шельф Сахалина. Разговоры о строительстве заводов по сжижению газа в Мурманской и Ленинградской областях, на Ямале и в Приморье так и остались разговорами. Впрочем, в рамках освоения Штокмановского месторождения уже благополучно освоили 20 миллиардов долларов вместе с западными «партнерами». Итогом этой многолетней суеты стало то, что «Газпром» три дня назад заморозил дальнейшие работы по реализации проекта. А ведь 5 лет назад путинская пропаганда, захлебываясь оптимизмом, обещала, что в 2013 г. начнутся поставки газа со Штокмана по магистральному газопроводу Видяево – Волхов. Не сомневаюсь, что потом проект опять реанимируют, украдут еще столько же, и снова заморозят. Очень, знаете ли, удобно. Примерно та же история с освоением гигантских газовых кладовых на полуострове Ямал. Бодрые отчеты в стиле «Россия встает с колен» описывают исключительно светлое ямальское будущее, в котором великая энергетическая сверхдержава заваливает весь мир своим газом. А что же в настоящем? Под пропагандистский шумок тихо, но деловито продолжается распил бюджетных миллиардов по линии нацпроекта «Урал промышленный – Урал полярный». Единственное реальное достижение – вроде бы построенная куда-то в тундру ветка железной дороги, стоимость километра которой обошлась в 117 млн. руб., да мост через реку Надым, который еще не построили, но уже украли на этом дельце 120 миллионов. Причем 120 миллионов – лишь выявленная Следственным комитетом Генпрокуратуры кража, осуществленная застройщиком – самым нижним звеном в иерархии крадунов, а сколько украли еще до начала строительства, сказать трудно. Но лиха беда начало, на линии планируется построить еще 44 моста, из которых 17 больших. Впрочем, скорее всего, об этой стройке века скоро прикажут забыть, на стадии проектирования находится новый суперпроект – трасса Полуночное – Обская – Салехард, начальной стоимостью 148 млрд. руб. (практика показывает, что когда доходит до стадии реализации, бюджет вырастает в 1,5–2 раза минимум). Вообще, все ямальские железнодорожные фантазии носят чисто распильно-воровской характер, что становится очевидным даже при самом беглом ознакомлении с проектом. Например, железная дорога Обская – Бованенково, начатая строительством в 1986 г., вообще не имеет определенного срока окончания работ. Где-то на рубеже 2030 г. планируется завершить ветки до поселков Харасавэй, Сабетта и села Новый Порт. Правда, постройка линии до Сбетты будет осуществляться только после открытия там морского порта, а когда это произойдет, никому неведомо. Полагаю, строители порта ждут открытия железной дороги, чтоб начать порт строить. Итак, что же получается: при царе Транссиб начали строить кайлом да лопатой в 1891 г, а в 1904 с завершением строительства сложнейшей в инженерном отношении Кругобайкальской железной дороги Владивосток был связан с Москвой непрерывной стальной нитью (до этого через Байкал ходил паром). Тут же на прокладку каких-то 540 км трассы отводят 44 года (224 км уже построены советскими строителями). Ну, ясен пень, в 2030 г. уже никто не вспомнит о том, что дорога уже должна функционировать, а уворованные деньги даже искать будет бесполезно. Или вот какая пикантная подробность: контракт на строительство железной дороги Обская-2 – Салехард – Надым – Коротчаево подписан с чешской компанией OHL ZS, дочерней структурой испанской строительной группы Obrascon Huarte Lain SA, через которую предстоит освоить примерно половину 5-миллиардного (в баксах, разумеется) бюджета проекта. Спрашивается, какой опыт имеют чехи и испанцы в укладке железнодорожного полотна в вечной мерзлоте и болотах ямальской тундры? Относительно успешным опытом такого рода обладают только наши строители (ПСМО «Ямалтрансстрой»), добившиеся стабильного состояние земляной насыпи на мерзлом грунте в конце 80-х. Ответ очевиден – зарубежные «партнеры» нужны исключительно для того, чтобы вывести и легализовать украденное в местах постоянного проживания нашей элиты. А проживать она любит как раз в Испании, да и Чехией не брезгует. Еще вопросы есть, или и так все ясно?.. Я сознательно коснулся только тех инвестиционных проектов, что связаны с основой основ нашего существования – нефтегазовой отраслью. Если уж тут такой бордель творится, то что ожидать в менее откатоемких отраслях народного хозяйства? В общем, стоит только колупнуть пальцем глянец кремлевской пропаганды, как PR-пузырь о масштабных «проектах развития» Рашки лопается с громким пуком и сопровождается незначительным выделением природного газа из бездонных виртуальных закромов энергетической сверхдержавы. Ну, никак не канает Вовка Путин на реинкарнацию Сталина, который по расхожему выражению «принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой». Царь Вован как раз принял ее с атомной бомбой, а оставит поднявшейся с колен и замершей в позе раком, чтоб ее было удобнее пользовать зарубежным «инвесторам». Такова уж ваша папуасская доля, ребята. Иисус терпел, и вам велел, так что будьте образцовыми терпилами!.. * * * В хоровом песнопении о вставании путинской России с колен сразу несколько куплетов посвящены флагману отечественного гражданского авиастроения, самолету XXI века, символу нано-модернизации и прочая, и прочая, и прочая – самолету Sukhoi SuperJet 100. Официозная пропаганда настолько загадила мозг бедному обывателю, что даже лица, не симпатизирующие кремлевской швали, начинают питать иллюзии, что пусть в Рашке и воруют 80 % всех доступных ресурсов, но на оставшиеся 20 % «хоть что-то начали делать». Ох, лучше бы украли все 100 % бюджета, выделенного на распил по линии SuperJet 100, вреда было бы меньше, чем от этого «хоть-что-то-начали-делать». Для тех, кто еще не в теме, объясню, почему SuperJet 100 не имеет никакого отношения к развитию отечественного авиапрома. Во-первых, на 80 % он состоит из импортных комплектующих, то есть если бы его вдруг начали производить серийно, то это поспособствовало бы развитию забугорных партнеров. Во-вторых, вокруг Объединенной Авиастроительной корпорации (ОАК), созданной, видать, специально под мегараспил, наросла куча совместных предприятий, через которые бабло и уходит на Запад. Это известная схема, по которой прибыли концентрируются у посреднической шарашки, а производителю достаются убытки, которые покрываются из бюджета по линии поддержки отечественного авиапрома. Впрочем, еще раз напомню, что произвести конечный продукт в РФ все равно не могут. Например, последняя из 13 собранных машин, которую приобрела мексиканская авиакомпания, полетела в Италию, где ей оборудуют салон и покрасят. Собственно, вклад «встающего с колен» отечественного авиапрома – сборка планера при помощи кувалды и такой-то матери, благо, что доля высокотехнологичных композитов там очень мала. Даже отверточную сборку французского двигателя SaM146 в Рыбинске осуществить нормально не могут. В Якутии успешно сертифицированный двигатель почему-то не заводился при низких температурах, а в Армении, которая приобрела первый самолет, компания-эксплуатант пришла к неприятному открытию – двигатель оказался тяжелее на 114 кг, нежели заявлено и расходует на 3 % больше топлива. Спрашивается, зачем ставить на SuperJet иностранный двигатель, если машина и двигатель к ней разрабатываются с нуля? Ответ очевиден – чтобы стырить бюджет. Сначала во Франции регистрируется компания PowerJet, которая является держателем сертификата на SaM146 и обладает правом поставки двигателя. Потом из бюджета выделяется энное количество миллиардов, которые уходят во Францию. Но отмывочная «прокладка» PowerJet, разумеется, разработкой двигателя не занималась, собственно, SaM146 – это вариация на тему американско-французского движка CFM56. Конечно, по этому поводу было много слюнявых восторгов, дескать, мы, благодаря сотрудничеству с французской SNECMA, (соучредитель PowerJet) присовокупимся к священным высоким западным технологиям. Но это говорит пропаганда. Реально же «встающая с колен» получила модификацию двигателя, разработанного в конце 70-х годов прошлого столетия. Прорывными технологиями XXI века тут даже не пахнет. На базе отличного советского двигателя Д-36, который по совокупности эксплуатационных характеристик превосходил франко-американский аналог, сегодня создана линейка Д-436. Да, ныне производство этого двигателя тоже оказалось за границей, на Украине, однако, если верить производителю, корпорации «Мотор-Сич», доля предприятий РФ в производстве Д-436Т1 равна 61,2 %. Я уверен, что найдется туча эхспертов, готовых провозгласить, что я лох в двигателестроении, и на самом деле Д-436Т1 совковое говно, а SaM146 сделан белыми людьми на «компутере», и потому это круто, однако судя по опубликованным в открытых источниках техническим характеристикам, Д-436Т1 несколько превосходит французский аналог. Стоимость нашего движка мне узнать не удалось, но полагаю, она будет меньше заявленных $2,7 млн. для SaM146. * * * Итак, денежки на разработку «супердвигателя» для «Суперджета» благополучно спи… освоили. Но это только первый цикл воровства. Далее директор «Объединенной двигателестроительной корпорации» (ОДК) Андрей Реус запросил из бюджета 8,4 млрд. руб. на «модернизацию производства», потому что собирать на отечественной базе движок из иностранных машкомплектов несподручно. Но это, я полагаю, не окончательная сумма, потому что в планах ОДК выдавать на-гора ежегодно 150 единиц SaM146, для чего потребуется «наращивание инвестиций». Само рыбинское НПО «Сатурн» финансово несостоятельно. В 2011 г. оно по корпоративной отчетности имеет прибыль 50 млн. руб. – на уровне московского автосалона, торгующего «Фольксвагенами». Правда, корпоративная отчетность – дело тонкое. Счетная Палата РФ настроена более пессимистично: «Чистый убыток «Сатурна» за 2009 год составил 1,4 млрд. рублей, за 2010 год – 1,5 млрд. рублей. По оценке Счетной палаты, предприятие не способно самостоятельно обслуживать кредиты, что во многом обусловлено серийным производством двигателей SaM146. Из данных СП следует, что в 2011 году компания продала шесть SaM146, убыток от продаж составил 312,18 млн. рублей. В этом году убыток от продаж 53 двигателей может достичь 2,7 млрд. рублей, прогнозирует ведомство» [http://http/www. bfm.ru/news/2012/07/23/schetnaja-palata-prognoziruetvozmozhnyj-sryv-proekta-ssj100.html]. Спрашивается, какой смысл вбухивать миллиарды в «модернизацию», результатом которой является торговля в убыток, если гораздо проще и дешевле закупать готовые двигатели во Франции, где серийное производство давно отлажено? Вот когда производство SSJ100 выйдет на уровень хотя бы 30 единиц в год, тогда можно уже прикинуть на калькуляторе окупаемость инвестиций в отверточную сборку движка в Рыбинске. Так в этом-то и вся суть – никто не собирается всерьез раскручивать в России «суперджетное» производство, как об этом брешут путинские пропагандоны. Компания «Гражданские самолеты Сухого» в марте 2007 года в меморандуме по случаю размещения на фондовом рынке своих облигаций на 5 млрд. руб. (всего облигаций эмитировано уже на 14 млрд. руб.), прокукарекала, что в 2008 году поставит на рынок 6 самолетов, в 2009-м – 30, в 2010-м – 60, а в 2011-м – 70. Где-то мелькала цифра, что к концу 2012 г. на крыло должны были встать 260 машин. Кремлевским крадунам нужен лишь повод, чтобы отсосать из бюджета очередную порцию инвестиций в свое личное благосостояние. Поэтому сначала озвучиваются сверхзадача – довести уровень производства двигателей до 150 единиц в год, потом под это дело выделяется госфинансирование, далее деньги тырят, а проект закрывается. Именно поэтому при проектировании SuperJet 100 вариант использования родного Д-436Т1 даже не рассматривался. Ведь на этом ничего не украдешь – модель разработана 10 лет назад и освоена в производстве. Опять же, украсть бюджет – это полдела, надо еще легализовать за рубежом, в местах ПМЖ нашей баблолюбивой элиты. Именно для этого к «производству» SSJ100 по той же схеме, что и с двигателем, привлекаются десятки иностранных компаний. Собственно, вклад отечественной промышленности в производство «суперсамолета», если верить Википедии, исчерпывается следующим списком: элементы фюзеляжа (НАПО, КнААПО), алюминиевые заготовки (Каменск-Уральский металлургический завод), система кондиционирования воздуха (ОАО ПКО «Теплообменник»), молниезащита (ООО НПП «СКАТ»), концентратор данных (Ульяновское КБ приборостроения), титановые детали (ВСМПО-АВИСМА), звенья подкосов шасси (ОАО «Гидромаш»), изделия из композитных материалов (ВАСО), кессон крыла, центроплан (АэроКомпозит). Все остальное бывшая авиакосмическая сверхдержава выписывает из-за рубежа у примерно 90 фирм-производителей, в основном в США, Германии и Франции. Да, я знаю, о чем сейчас заверещат апологеты единственно верного экономического курса: мол, сейчас хороший самолет нельзя сделать по совковой идеологии замкнутого цикла, надо перенимать мировой опыт, тот же Boeing привлекает сотни иностранных подрядчиков и не горюет – 3–4 миллиарда годовой чистой прибыли имеет. Разница между откатно-распиловочной ОАК и корпорацией Boeing в том, что последняя производит востребованный рынком продукт, да к тому же является монополистом (делит рынок дальнемагистральных пассажирских самолетов с Airbus), и потому, разумеется, заинтересована в минимизации производственных издержек, для чего привлекает сторонних производителей с дешевой рабочей силой. А в случае с SSJ100 все строго наоборот – привлекаются подрядчики в странах с высокой стоимостью рабочей силы, а рыночная ниша ближнемагистральных лайнеров занята бразильцами (Embraer) и канадцами (Bombardier). После того, как на рынок выйдут японцы со своим Mitsubishi Regional Jet и китайцы с ARJ21, на «Суперджете», как коммерческом проекте, можно будет окончательно поставить жирный крест. Кстати, прибыли Boeing «Суперджетом» прирастать будут. Двери для этого самолета американская компания поставляет по астрономической цене $2 млн. В отличие от заокеанской авиастроительной корпорации ОАК не приносит ничего, кроме убытков. На конец 2009 г. долги этой шарашкиной конторы составляли 122 млрд. руб., на следующий год превысили 154 млрд. руб. Учитывая, что в 2011 и 2012 гг. убыточность компании только нарастала, не удивлюсь, что сегодня долговое бремя объединения превышает 200 миллиардов. Может быть, региональный самолет нужен нам самим на внутренних линиях? Конечно, нужен, потому что к 2014 году в стране не останется ни одного Ту-134, а к 2026-му будут списаны и все Ту-154. Вот только Sukhoi SuperJet 100 изначально не предназначался для внутренних авиалиний, а проектировался исключительно на экспорт. В наших условиях это «чудо техники» может эксплуатироваться только очень ограниченно – SSJ 100 – это «паркетник» с низкой посадкой двигателей, он требует чистое бетонное покрытие и ангарное хранение. В России всего 56 аэропортов могут принимать SSJ100. * * * Только не надо визжать, что я клевещу на «суперсамолет», за которым иностранные авиакомпании уже выстроились в очередь. Никому он не нужен. На недавнем авиасалоне в Фарнборо «Сухому» не удалось подписать ни одного контракта на поставку SSJ100. А трескотня кремлядской пропаганды о портфеле заказов на десятки машин – тупое и наглое вранье. Вот что пишет И. Муртазин, в статье «Суперпылесос» для «Новой газеты»: «19 января на лентах российских информационных агентств появилось сообщение о том, что в ближайшее время в страны Ближнего Востока будет продано около 60 российских самолетов Sukhoi Superjet 100. Сообщались и подробности: в день открытия международного авиасалона Bahrain International Airshow король Бахрейна Хамаб бен Иса аль-Халиф «лично осмотрел самолет SuperJet 100» и выразил заинтересованность пополнить авиапарк национального перевозчика Bahrain Air пятью российскими самолетами. Информация исходила от первого вице-премьера России Виктора Зубкова, находящегося с официальным визитом в Королевстве Бахрейн и участвующего в работе авиасалона. В тот день я тоже был на Bahrain International Airshow. И подумал, что упустил сенсацию. Да, я видел, как король Бахрейна в сопровождении первого вице-премьера России поднялся на борт самолета Sukhoi Superjet 100. Пробыли в салоне минут пятнадцать, вышли. Ни о каком контракте на поставку Sukhoi SuperJet 100 в Бахрейн речи не было. Промолчали о контракте и бахрейнские газеты. Но уже на следующий день выяснилось, что ничего я не пропустил. «Российская газета» сообщила подробности королевского посещения салона Sukhoi SuperJet 100: «Король остался доволен. В шутку ему предложили купить сразу пять лайнеров. Аль-Халиф пообещал подумать». Примерно та же ситуация и с «твердыми контрактами» на поставку SSJ100. Сначала подписывается соглашение о поставке, тема с помпой пиарится в СМИ, потом покупатель заявляет, что передумал, но по этому поводу шумиху никто не устраивает. Сначала от самолета отказались «стратегические партнеры» проекта – итальянцы, которым в лице Alenia Aeronautica принадлежит блокирующий пакет ГСС. Далее в упомянутой статье Муртазин описывает вкратце описывает ситуацию с портфелем заказов на Sukhoi SuperJet 100: «19 декабря 2006 года ГСС заключил договор с авиакомпанией ФГУП «Дальавиа» о поставке шести самолетов Sukhoi SuperJet 100. В июле 2008-го «Дальавиа» перечислила ГСС аванс. А уже осенью 2008-го были арестованы счета «Дальавиа» и начата процедура банкротства авиакомпании. 26 января 2009 года Федеральное агентство воздушного транспорта аннулировало сертификат эксплуатанта ОАО «Дальавиа». Обанкротился и альянс AirUnion, у которого был договор на поставку пятнадцати Sukhoi SuperJet 100на сумму 400 млн. долларов и опцион еще на 15 самолетов. В 2009-м на авиасалоне во французском Ле Бурже было заявлено, что ГСС подписал контракт на поставку тридцати Sukhoi SuperJet 100 с венгерской авиакомпанией Malev. Но и этот контракт оказался пустышкой. У Malev начались финансовые проблемы, и она отказалась от планов закупки российских самолетов. На том же авиасалоне в Ле Бурже был подписан контракт с пермской компанией «Авиализинг» на сумму 715 миллионов долларов на поставку 24 самолетов Sukhoi Superjet 100/95. В 2010-м на британском авиасалоне «Фарнборо2010» снова было объявлено о «растущей популярности» Sukhoi SuperJet 100. СМИ писали: «Уже сегодня фирма Сухого заключила контракты со швейцарскими, итальянскими, испанскими, польскими и рядом других авиакомпаний…» Но о реальных поставках самолетов «швейцарским, испанским, польским…» эксплуатантам до сих пор ничего не слышно. В прошлом году на авиасалоне в Жуковском ГСС подписал контракт с компанией ВЭБ-лизинг на сумму 760,8 миллиона долларов на поставку 24 самолетов Sukhoi SuperJet-100 для авиакомпании Utair. Там же, в Жуковском, индонезийская авиакомпания «Скай авиэйшн» подписала контракт на приобретение двенадцати самолетов Sukhoi SuperJet 100. Дотошное изучение заключенных договоров поставок дает серьезные основания полагать, что практически все эти контракты, по большому счету, есть попытка замаскировать продолжение вливания многомиллиардных сумм из бюджета России в проект Sukhoi SuperJet 100. При том, что самолет уже давно должен быть в серийном производстве и приносить прибыль. Выясняется, что тот же ФГУП «Дальавиа» в виде аванса перечислил не свои деньги, а кредитные – полученные у государственного банка ВТБ. Авиакомпания Malev только по названию и базированию – венгерская. 49 % акций компании принадлежат российскому государственному Внешэкономбанку. И деньги на 30 Sukhoi SuperJet 100 то ли выделил, то ли собирался выделить именно Внешэкономбанк. Пермский «Авиализинг», как выяснилось позже, заключая контракт на 715 млн. долларов, рассчитывал на кредит Сбербанка. В свою очередь, у государственного Сбербанка не было ни единого шанса отказать в выдаче кредита, потому все 24 самолета предназначались государственной авиакомпании «Россия». [http://http// censor.net.ua/resonance/205474/suhoyi_superdjet_simvol_ putinskogo_vranya_i_vorovstva] * * * Государственный «Аэрофлот» административным путем заставили закупить несколько машин, и теперь они мучаются с ними, испытывая существенные проблемы с поставкой запасных частей и проведением регламентных работ, о чем недавно заявили представители компании «Аэрофлот». Так, поставщик смог в срок обеспечить компанию лишь 56 % запрошенных запчастей, 31 % был поставлен с опозданием более 10 дней, а 13 % и вовсе не были получены. Аналогичные проблемы испытывает и армянская Armavia. Ну, а что вы хотели? Это раньше можно было позвонить на завод и попросить, чтоб к завтрашнему дню прислали нужные комплектующие. Ныне надо выписывать их из-за границы, а иные делаются только под заказ (серийное-то производство не налажено, потому и запаса комплектующих нет). С крупными индонезийскими заказами на SSJ100 картина совсем уж сюрреалистична. Очевидно, что «твердые контракты» с Kartika Airlines и Sky Aviation – звенья коррупционной цепи. Эти маленькие и совершенно нищие авиакомпании, даже не имеющие собственных воздушных судов, якобы делают заказ на постройку… 42 «суперджетов». Под этот «твердый контракт» ССГ выдоят из бюджета деньги на постройку лайнеров, а потом индонезийцы от них откажутся. Во-первых, денег у этих нищедранцев нет, а даже если бы и были, то зачем местным островным авиалиниям столько суперлайнеров – они что, собираются наращивать пассажиропотоки на Бали в 180 раз? Пока, насколько мне известно, индонезийская туриндустрия переживает спад. Контракты на самом деле липовые, и нужны они лишь как повод выдавить из бюджета очередную порцию денег. Куда денут невостребованные азиатами самолеты, если их все-таки построят? Да не проблема – впарят в приказном порядке все тому же «Аэрофлоту». А скорее всего, самолеты строить не будут, деньги умыкнут, а затраты спишут в убытки. Объяснение будет очень убедительным: мол, правительство Индонезии запретило своим авиакомпаниям покупать Sukhoi SuperJet-100 после известной майской катастрофы, когда самолет разбился во время демонстрационного полета. Картина вырисовывается следующая: государство вбухивает из бюджета в проект SSJ100 порядка $3 млрд. в основном через баблоотмывочную ОАК, полмиллиарда зеленых ГСС занимает (под госгарантии, разумеется), еще порядка миллиарда из бюджета «инвестируется» в «модернизацию» производственных мощностей, а потом осуществляется накачка теми же бюджетными деньгами через как бы заказы авиакомпаний по линии принадлежащих государству банков. Всего «Суперджет» всосал в себя уже по приблизительным расчетам более $8 млрд., и эта черная финансовая дыра продолжает ненасытно поглощать казенные деньги. На одну только рекламу за границей ухлопали десятки миллионов баксов, и останавливаться супрджетовцы не намерены. Совершенно очевидно, что эта афера никогда не окупится. Но разве главу ОАК Погосяна это расстраивает? Вовсе нет, ведь это акционеры Boeing получают гешефт лишь тогда, когда корпорация работает с прибылью, а в Рашке наиболее доходны как раз убыточные проекты, точнее, доходна схема, при которой убытки перекладываются на налогоплательщика, а доход отдельных лиц формируется путем выстраивания хитрых офшорных схем. Всем уже очевидно, что, так и не встав до конца с колен, путинская Рашка позорно обделалась с Sukhoi SuperJet 100. Но это же просто прекрасно, значит надо ввалить в проект еще больше бабла, планы надо строить с еще большим размахом. И вот уже торжественно объявлено, что теперь все силы ГСС будут брошены на разработку Sukhoi SuperJet 130 – самолета на базе концепции «Суперджет», но большей пассажировместимости, с новыми двигателями (в этот раз хотят ставить Pratt & Whitney), с новым фюзеляжем и новыми перспективами на мировом рынке. Министерство промышленности и торговли РФ готово выложить $30 млн. всего лишь на… проведение исследований целесообразности. Чувствуется, на этом деле отсосут из бюджета просто феерически. Как говорится, следите за рекламой… Но еще раз постараюсь впечатать в ваш мозг столь трудноусвояемую обывателем мысль – если бы миллиарды просто украли, но SSJ100 не делали – было бы лучше, потому что ради наращивания объемов отката наномодернизаторы начали уничтожать даже тот сегмент авиапрома, который выжил всем гнидам назло. Собственно, еще в тот момент, когда обсуждалась лишь идея проектирования SSJ100, в РФ было все готово для запуска в серийное производство ближнемагистрального Ту-334, который приспособлен для суровых русских условий, и к тому же, производить его можно полностью на отечественной базе. Но проект Ту-334 был похерен путинцами уже на стадии опытного производства. Реальная причина одна – если у нас уже есть современный ближнемагистральный лайнер, то обосновать необходимость вваливания $8 млрд. в некий виртуальный «Суперджет» будет очень трудно, а воровать на реальном производстве, да еще и без участия зарубежных партнеров, практически невозможно. Ведь если закладывать воровство в себестоимость продукции, ее брать не будут. * * * Еще одна жертва суперджетовщины – российско-украинский Ан-148. Машина более современна, чем Ту-334, и прекрасно адаптирована для эксплуатации в российских условиях, из-за более высокого расположения двигателей значительно безопаснее, чем SSJ100. Производится лайнер в Воронеже по лицензии. Точнее, производился. Без всякой рекламной шумихи и многомиллиардных бюджетных подсосов там было собрано 16 серийных машин – больше, чем «Суперджетов». Несмотря на то, что в приказном порядке Аны никому не впаривали, более того, многие банки из-за административного давления отказывали потенциальным покупателям в кредитах на покупку, 148-е оказались востребованы рынком при цене в $25 млн. Видимо, именно эта востребованность и стала угрозой вакханалии суперджетовского баблоотмыва. Поэтому Авиакомпания «Россия» (ага, та самая, которую заставили брать «Суперджеты»), дочернее предприятие «Аэрофлота», отказалась от ранее заказанных машин, что привело к остановке их производства на воронежском авиазаводе. Официально Кремль тут же поспешил заверить, что наоборот, собирается наращивать производство до 30 машин в год, вот только надо бы производственную линию модернизировать. Черт побери, и сюда уже модернизаторы дотянулись! Как только путинцы начинают что-то модернизировать, жди беды. В 2010 г. главарь ОАК, эффективный менеджер путинского разлива Погосян был в Казани с целью получения знака «Почетный профессор Казанского авиационного института», после чего он прочел студентам и профессорам лекцию о перспективах отечественного авиастроения. Значительную часть своего выступления он кидал какашки в конкурента своего SSJ100, причем наговорил такой ахинеи, что даже мне, не связанному с авиапромом, видно было, что гонит он пургу. Например, к преимуществам «Суперджета» он отнес то, что в случае попадания в самолет боевой ракеты топливные баки его не взорвутся. Да какая разница, взорвется самолет в воздухе или при ударе об землю? Но, по мнению Погосяна, раз у Ту-334 «нестингероустойчив», то он несовременный. Или вот еще перл: «С Ту-334 невозможно реализовать бесстапельную сборку, а значит, трудоемкость процесса будет в три раза выше» [http://vpk.name/news/41193_ mihail_pogosyan_ne_nado_govorit_chto_suhoi_zakryil_ programmu_tu334_ya_nichego_ne_zakryival.html]. Скажите, вам, как пассажирам, какая разница, на стапелях собирали самолет, или нет? А эксплуатантам какое дело до технологий сборки самолета? Вот только 130-местный Ту-334 стоит $17 млн., а 95-местный SSJ100 – $35 млн. А может, ну ее, эту бесстапельную сборку, на фиг? А еще Погосян упрекнул КБ им. Туполева, что они не привлекли в качестве консультанта при проектировании Ту334 фирму Boeing, а кумекали все своим скудным совковым умишком, затратив на все про все каких-то $100 млн. А вот ССГ все сделали правильно – проектирование «Суперджета» обошлось в $1,4 млрд., зато нарисовали чертежи на компутере, а не на кульмане бумагу марали. Кстати, кто бы объяснил, с какого перепугу соучастником проектирования SSJ100 был выбран именно Boeing? Они однажды попытались сунуться на рынок ближнемагистральных воздушных судов со своим Boeing 717, однако проект оказался провальным, и выпустив с 1995 г. всего 156 машин, фирма сняла его с производства в 2006 г., после того как в течение пяти лет не получила ни одного заказа. Полтора месяца назад Погосяна убрали с должности председателя совета директоров ОАК. Думаете, за то, что нагло «суперджетил» казенные деньги? Нет, скорее за то, что «суперджетил» недостаточно эффективно. На освободившееся место поставлен банкир Вова Дмитриев – председатель государственной корпорации «Внешэкономбанк», которая активно участвует в баблоотмывочном процессе. Думаю, на пару они смогут более успешно попилить бюджет 130-го «Суперджета». Итак, мы видим, что если Ельцин не добил авиапром отсутствием денег, то нынешний нано-президент успешно добивает авиапроизводство усиленными инвестициями в отрасль. Короче, Путин – это Сталин сегодня с точностью до наоборот. Диагноз – скорая смерть 2011 год был юбилейным для РФ, но Кремль старательно не замечает круглой даты. Не из скромности, а из страха. В декабре 2011 года исполнилось 20 лет правящему режиму. 20 лет «новой России», как пафосно говорят либерасты. Юбилей – хороший повод для подведения итогов. Но именно этого кремлядь панически боится. Поэтому юбилей категорически приказано было не замечать СМИ. Ну, не то, чтобы приказано, просто профессиональные журнашлюхи, обладающие отменным чутьем, понимали и без всяких приказов, что этой темы лучше не касаться. Что же противники Кремля? Как ни странно, но и придворная оппозиция в лице КПРФ и оранжевая демшиза не пожелали использовать отличный повод для того, чтобы пнуть правящий режим. Это редчайший случай, когда НИКТО не заинтересован в том, чтобы поднимать вопрос об итогах двух десятилетий «свободы, демократии, реформ и модернизации». Ибо итог пугает до усрачки всех, в том числе и тех, кто вроде бы не питает к власти особой симпатии. Что страна приобрела за эти годы? Даже лучшие из кремлядских пропагандонов вроде того же путинофила-фанатика Коли Старикова, мнящего себя «экспертом» (причем он эксперт абсолютно во всем, как и подобает классическому пациенту, сбежавшему из-под надзора врачей) никогда не пытаются выразить успехи правящего режима в объективных макроэкономических показателях, ограничиваясь слюнявым воспеванием «вставания с колен матушки-Расеи». Так и воспевать-то, по правде говоря, нечего. Наделали долгов в полтриллиона долларов. Угробили авиастроение, почти добили судостроение (корпуса варить еще кое-где могут, но создавать конечный продукт, например, атомный ледокол – уже нет), да и в других отраслях индустрии феерических успехов не наблюдается. Пропагандистской брехни про «Ладу-Калину» много, а на деле этот псевдоавтомобиль лишь побочный продукт широкомасштабного проекта по распилу бюджета, выделенного на поддержку отечественного автопрома. Что там нам обещают новенького? Двухосадочный атомоход? Ага, уже года три об этом балаболят, возбуждая электорат россказнями о несметных нефтяных богатствах Арктики. Даже пообещали, что в 2010 г. его заложат, а к 2015 г. введут в эксплуатацию. РФ досталось в наследство от СССР 7 эксплуатирующихся и два строящихся атомных ледокола, один из которых, «Ямал» был почти завершен. За все эти годы не заложено ни одного нового. Между тем самый современный атомоход, «50 лет Победы», заложенный в 1989 г., выработает свой ресурс к 2022 г. На этом можно будет поставить жирную точку на освоении русской Арктики. О советском торговом флоте, одном из крупнейших в мире, остались одни воспоминания. Жалкие ошметки остались от рыболовецкого флота, который, впрочем, батрачит на финнов и японцев. Официально сегодня в РФ добывается меньше 4 млн. т рыбы, втрое меньше, чем в середине 80-х. Поэтому ничего удивительного в том, что в «голодном» 1990 г., в эпоху тотального дефицита и карточной системы среднедушевое потребление рыбы в РСФСР составляло 21 кг в год, а в «сытую» эпоху Путинизма – 9 кг на душу в год. В космической сфере кроме затопления орбитальной станции «Мир» и уничтожения космического челнока «Буран» у режима никаких подвигов нет. Кто-то заикнулся про ГЛОНАСС? Это всего лишь от незнания того факта, что первый спутник советской космической навигационной системы был запущен на орбиту в 1982 г. Но Арктика, а тем более, космос РФ ни к чему, мы же энергетическая сверхдержава, как объявил Путин в 2006 г. Ладно, поглядим, что там у нас с энергетикой. Из шести строящихся АЭС, доставшихся РФ в качестве советского наследства, в эксплуатацию запущена лишь одна – Ростовская АЭС. Да и грех было ее не запустить – первый энергоблок был готов на 95 %. Правда, до проектной мощности в 4000 МВт ее так и не довели за все годы «свободной России». За двадцать лет в эксплуатацию было введено аж целых три энергоблока из 32 действующих на настоящий момент. Впрочем, для правящего режима баланс все равно отрицательный, ибо за истекший период были остановлены две АЭС, а так же заглушены все (!!!) русские реакторы по выработке оружейного плутония (как побочный продукт, они давали еще и электроэнергию). Про сакральное «наше все» – нефть и газ, повторяться не буду. Нефтегазовая масленица заканчивается… А что там у нас с транспортом? В советские годы строилось порядка 1000 км железных дорог в год. Сегодня под вопли о беспрецедентных темпах железнодорожного строительства строят… ой, даже Яндекс об этом не знает, но по телеящику однажды как мега-достижение огласили цифру аж в 60 км пути, построенных за год. Строительство. Про строительство заводов и фабрик умолчим, потому что «новой России» они не нужны. Дворцы для богатеньких теперь строят отменные, так же как и офисные здания. А как там у нас дела с распиаренным нацпроектом «Доступное жилье»? Что-то молчат пропагандоны. В 2010 г. в РФ построено 58 млн. кв. м жилья, причем, более 50 % из них – малоэтажная застройка, в то время как в 1987 г. в РСФСР введено в эксплуатацию 76 млн. кв. м жилья, однако это, как я понял, только капитальное жилье (1,2 млн. квартир) без учета ИЖС. * * * Продолжать можно долго, но какую отрасль мы ни затронем – везде новая «демократическая» власть не смогла даже приблизиться к показателям эпохи упадка социализма. Все, что делалось последние 20 лет – проедалось и разворовывалось советское наследство. Внешнеполитическое влияние РФ как-то и сравнивать с советским неприлично. Даже в Средней Азии и Закавказье сегодня сильнее влияние США, про Европу и говорить нечего. Боюсь, даже на Украине прозападное лобби куда сильнее пророссийского. Социальный регресс в комментариях не нуждается. СССР было первым в мире социальным государством, где было на практике реализовано всеобщее бесплатное образование, бесплатное здравоохранение (советская система охраны здоровья была признана ВОЗ в 1979 г. лучшей в мире), всеобщая занятость, пенсионное обеспечение и т. д. Все это было во имя свободы и демократии безжалостно уничтожено. Может быть, «воздух свободы» благотворно повлиял на творческую интеллигенцию? Ага, как же, это при тоталитарном совке под гнетом цензуры эта самая интеллигенция умудрялась создавать шедевры в литературе, искусстве, архитектуре, кино. Назовите-ка хоть один фильм, снятый в РФ за истекшие 20 лет, который можно было бы признать бесспорным шедевром? От михалковского кинопоноса воротит даже обывателя с весьма невысокими эстетическими запросами. А что у нас в литературе? Где новый Толстой, Достоевский, Шолохов, Булгаков и Пастернак? Само понятие «русская литература» сложно ассоциировать с современностью. «А так же в области балета мы впереди планеты всей» – это уже сладкие воспоминания… За годы «демократии» мы потеряли практически все – военную мощь, внешнеполитическое влияние, передовую науку, современную высокотехнологическую промышленность, социальный каркас государства подвергнут безжалостному разгрому. Парадокс в том, что даже свободы и демократии за годы правления «демократов» почти не осталось. Вспомним август 1991 г.: в стране введено чрезвычайное положение, на улицах Москвы – танки, однако обыватели бесстрашно выходят на митинги протеста и их не то что не расстреливают из пулеметов, а даже не пытаются разгонять – протестуй на здоровье. А теперь не то что с политическим протестом, а даже на пикет в защиту Химкинского леса опасно выйти – либо мусора почки ботинками отобьют, либо срок ни за что получишь (пусть и 15 суток всего). А уж про то, как честно в РФ проходят выборы – говорено-переговорено столько, что добавить нечего. Собственно, ничего нового я не сказал. Все это любой человек, у которого мозг еще не протух, понимает и без моих напоминаний. Вот только понимание это у подавляющего большинства, как бы это сказать, пассивнобесполезного типа. То есть, выключив телевизор и включив мозг, совершенно несложно понять, что Большой П… ц, которым нас пугали все эти годы, уже наступает. Нетрудно ответить и на вечный русский вопрос «Кто виноват?». Вот только после этого следует второй классический вопрос «Что делать?», и именно этот вопрос панически боятся задавать себе мои соотечественники. Вот другим его задавать не стесняются. Мне уже тысячи раз, наверное, задавали его в разной форме от «Если вы такой умный, то скажите, что нам делать в сложившейся ситуации?» до «За кого нам голосовать, чтобы жизнь наладилась?». Но еще раз подчеркну: задавать себе этот вопрос абсолютное, подавляющее большинство тех людей, которые причисляют себя к прогрессивной общественности, боятся. Потому что ответ совершенно очевиден, но неприятен, и даже страшен. И юбилей «демократического» шабаша в РФ дает нам очередной повод честно ответить на вопрос: клептократическое государство под названием РФ надо как можно скорее убить, пока оно не убило тебя. * * * Дальше впечатлительных хлюпиков, убежденных толстовцев, трусливых обывателей и псевдопатриотов прошу не читать, потому что я буду называть вещи своими именами. Итак, государство надо убить, уничтожить, сломать без всякой жалости, потому что РФ – это не государство в привычном нам понимании, это АНТИгосударство, государство-мутант, выполняющее задачи прямо противоположную тем, которые должно выполнять. Первая задача государства – защита своих границ, интересов, жизни и собственности граждан. Будет ли нормальное государство уничтожать собственную армию? Будет ли нормальное государство раздавать соседям свою территорию, как это сделал Путин в 2004 г., подарив амурские остров Китаю? Задача государства – обеспечить на суверенной территории верховенство закона. Законы могут быть разумными или не очень, гуманными или жестокими, но всякое государство только тогда является таковым, когда в нем действуют законы. Найдется ли хоть один человек, который осмелится заявить, что на территории РФ реально действует Конституция 1993 г.? А кто, как не государство, силами всех своих институтов последовательно и неуклонно уничтожает наши права, гарантированные Конституцией? Кто, как не государство, басманно карает невиновных и всячески обеспечивает неприкосновенность высокопоставленных преступников? Задача государства – охранять здоровье народа. Наше (хотя какое оно к черту наше?) государство добивается обратного, любыми способами ограничивая возможность получения людьми медицинских услуг, и довольно успешно – продолжительность жизни снижается, население сокращается уже настолько быстрыми темпами, что даже в последней переписи для улучшения картины переписывали не граждан России, а всех находящихся на территории РФ. Собственно же граждан РФ по подсчетам специалистов осталось не более 128 миллионов человек (20 лет назад было 150 миллионов). Задача государства – обеспечить образование граждан. К счастью созданную в СССР систему образования оказалось очень сложно уничтожить быстро, поэтому ее медленно и неуклонно душили. Сегодня результат налицо – дети стремительно тупеют, вузы плодят никому не нужных специалистов, пополняющих офисы планктоном. Отечественная наука как вещь нерентабельная давно уже списана со счетов. Кстати, при подведении итогов 20-летнего торжества «свободы и демократии» следует повспоминать, какие же эпохальные научные достижения были сделаны за это время. Задача государства – обеспечить социальную защиту граждан. Тут без комментариев. Если пенсия ниже прожиточного минимума, то пенсионеры не дохнут с голода не благодаря государству, а вопреки ему. В общем, читаете Конституцию РФ, где перечислены обязанности государства и права граждан и выискиваете там те права, которые не нарушены государством, и те обязанности, которые государство исполняет в отношении вас. Еще раз констатирую: РФ – это АНТИгосударство, и общего между ним и нормальным столько же, как между Христом и Антихристом. Можете со мной не соглашаться, можете даже попытаться поспорить, смысла в этом нет никакого. Да мне это и неинтересно. Кое-кто, возможно, скажет: это не государство плохое, это власть плохая. Давайте, дескать, поменяем плохих начальников на хороших, и жизнь наладится. Поскольку я обещал называть вещи своими именами, то останусь себе верен: так могут рассуждать только дебилы, подонки и трусы. Несколько ранее я написал книгу «Феномен Собянина. Кто делает президентов», где постарался максимально доступными словами объяснить принципиальную невозможность эволюции АНТИгосударства в нормальное государство, абсолютную бессмысленность попыток оздоровления гнилой элиты путем притока «свежей крови». Это тем более невозможно, что существующая система ротации кадров полностью исключает такую возможность. Тем же, кто считает, что честные выборы способны решить эту проблему, мне остается напомнить лишь то, что Ельцин пришел к власти на самых честных и свободных выборах в истории страны. * * * Итак, вариантов нет: чтобы народу выжить, он должен уничтожить действующее против него государство (и создать новое, разумеется, потому что жить в безгосударственном состоянии русские не способны). А это называется пугающим обывателя до икоты словом «революция». В результате революции, то есть уничтожения АНТИгосударства и творческих усилий по созданию подлинного государства, народ получает шанс «сохраниться и продолжить независимое развитие», как определял русскую национальную идею Дмитрий Иванович Менделеев. Продолжение проекта «РФ» не дает даже призрачного шанса на выживание. Почему же тогда АНТИгосударство РФ до сих пор существует? Отвечу со всей своей маргинальной прямотой: исключительно потому, что определенная часть населения РФ сегодня – дебилы, подонки и трусы. Подонков не так много, – их нынешняя ситуация устраивает, потому что они при ней в шоколаде. Более многочисленные дебилы находятся под воздействием телегипноза и с них вообще нечего взять, кроме анализов. Но самая большая категория – это трусы, которые находят массу оправданий своей трусости. Они с успехом подводят под свою трусость такую солидную научную базу, что трусость в их понимании превращается в политическую мудрость, осторожность и здравомыслие. Но я отлично понимаю, что они против революции не потому, что действительно считают, будто она на руку врагам России. Нет, они просто паскудно желают отсрочить неминуемую развязку так, чтобы сдохнуть своей смертью в убогом, но относительно комфортном и привычном мирке. Остается последний вопрос: а как же дети? Ведь у большинства трусов даже при нынешнем невысоком уровне рождаемости есть дети, которых они как бы любят и как бы желают жизни лучшей, чем живут сами. В этом отношении трусы делятся на две категории: одни трусы совершенно искренне надеются, что их дети «свалят из этой страны» и не жалеют денег на репетитора по английскому языку, другие трусы настолько трусливы, что научились не задумываться о том, как их детишки будут жить еще лет через 20 «модернизации» РФ. А где гарантия, что в случае, если АНТИгосударство удастся сломать, не будет еще хуже? – примерно такой вопрос трусы, дебилы и подонки с торжествующим видом задают, когда у них не остается иных аргументов. На это я им со всей своей маргинальной прямотой отвечаю: революция не дает гарантий, она дает Великий Последний Шанс избежать падения (или медленного сползания) в пропасть. У меня нет гарантий, а есть лишь надежда, что этим шансом русские воспользуются так же, как воспользовались 90 лет назад. Проведем некоторые исторические параллели. В марте 1921 г. с принятием программы НЭПа в России начался восстановительный период после проигранной Первой мировой войны, «гуманитарной» интервенции Антанты и разрушительной войны гражданской (фактически гражданская война длилась еще почти 10 лет). История отпустила стране ровно 20 лет до начала Великой Отечественной. Давайте посмотрим, насколько советская модернизация отличалась от той, которую демократы «форсируют» сегодня. Стартовые условия не подлежат никакому сравнению. В начале 20-х годов Россия – неразвитая аграрная страна, где 85 % населения ходит в лаптях и пашет деревянной сохой, почти половина граждан – неграмотные, тяжелая индустрия находится в зачаточном состоянии, высокотехнологические отрасли промышленности отсутствуют в принципе, система подготовки научных и инженерных кадров крайне слаба, так же как и прикладная наука. Инвестиций взять совершенно неоткуда, так как Советская Россия – страна-изгой, находящаяся в кольце враждебных государств. Запад отказывается торговать с большевиками даже за золото (так называемая золотая блокада). Предложить загранице ничего, кроме зерна и нефти, мы не могли. Тем не менее, восстановление экономики (выход на довоенные показатели) был осуществлен в течение 5–7 лет. Напомню, что экономические показатели даже эпохи упадка СССР недостижимы для нынешнего режима ни в одной сфере. Они не просто недостижимы, они недостижимы принципиально, потому что курс АНТИгосударства направлен на деиндустриализацию страны, утилизацию ее основных промышленных фондов. С 1929 г. началось то, что тогда назвали русским чудом – форсированная индустриализация, превратившая отсталую страну в сильнейшую мировую державу. Всего за две сталинские пятилетки с нуля были созданы: автомобильная, авиационная, электротехническая, химическая промышленность, единая энергетическая система, были построены десятки новых городов, построены тысячи километров железных дорог, каналы, шоссе. Только крупных предприятий за эти годы было создано более 3,2 тысяч. За истекшие 20 лет не создано ни одного крупного предприятия, максимум, что сделано – запущено, причем не на проектную мощность, всего несколько заложенных еще в советское время производств, да и те в основном в нефтегазовой сфере (например Антипинский нефтеперерабатывающий завод – единственный НПЗ, запущенный за все годы «новой России»). А вот количество уничтоженных АНТИгосударством производств идет, по меньшей мере, на тысячи. Социалистическая индустриальная революция сопровождалась еще и революцией культурной, социальной, научной, хотя начинать приходилось с ликвидации элементарной безграмотности, с чем советская власть справилась всего за несколько лет. То, что теперь называется социальной мобильностью, проявилось в невиданных ранее масштабах. Дети батраков становились министрами и маршалами, рабочие превращались в дипломатов и академиков, представители малых народов, находящихся на первобытном уровне развития, получили равные со всеми возможности. Впервые общество равных возможностей НА ПРАКТИКЕ было реализовано именно в СССР в те самые годы. Успехи советской модернизации тем более впечатляют, что были достигнуты в условиях тлеющей гражданской войны и нарастающей внешней военной угрозы, что заставляло колоссальные средства тратить не на повышение жизненного уровня граждан, а на укрепление обороны и ведение локальных войн: масштаб одного лишь столкновения с Японией на Халхин-Голе превышал размах 10-летней афганской войны, а война с басмачеством в Средней Азии – это примерно то же самое, что пять чеченских войн одновременно. * * * Итак, мы имеем перед глазами два исторических примера: 1. Русские, уничтожив старое деградировавшее государство и создав новое, за 20 лет совершили рывок из аграрного феодализма к мировому индустриальному, военному, научному и культурному могуществу, выиграли мировую войну и распространили свое влияние на половину земного шара. При этом жизненный уровень советских граждан в конце сталинской эпохи уступал только достатку граждан США (Америка, как известно, – мировой паразит, так что неудивительно, что янки жили хорошо). 2. Внуки тех русских позорно просрали мощь сверхдержавы, развалили собственную страну, потеряли уважение в мире, морально деградировали и в течение 20 лет «встают с колен». Да, с колен встали: зад приподняли, мордой уперлись в грязь, от натуги пуская пузыри. И никто не ожидает пинка под этот так аппетитно приподнятый зад. А вот это зря. Громадной силы пинок уже намечается. По роду своей деятельности я тесно общаюсь с профессиональными революционерами оранжевого толка. Последние годы они находились в глубоком анабиозе, но в 2011 г. их кто-то стал выводить из спячки. Окончательно я это понял, когда меня стали прощупывать лица, находящиеся на содержании американского посольства. Для раскачки ситуации от сонного спокойствия до цветной революции требуется примерно 3–6 месяцев. Принимая во внимание масштабы РФ – год-полтора. Ждите, скрытая стадия подготовки к ней уже стартовала. Скоро вы получите обещанный пинок по откляченной заднице. Вы не хотели делать революцию сами, не хотели защищать свои интересы? Революцию сделают за вас (хотя и вашими руками, но в чужих интересах). Цель – добивание РФ, и эта цель, я не сомневаюсь, будет достигнута. Чтобы противостоять этой атаке, нам нужно государство, а его у нас нет. …Вам интересно, что я ответил вербовщикам Госдепа? Разумеется, я выразил согласие принять самое деятельное участие в добивании РФ. Как говорил по этому случаю Ленин, «их программа максимум – это наша программа-минимум» (я сожалею лишь о том, что оранжевых вывели из анабиоза лишь для убогого спектакля на Болотной площади). Пиндосы хотят довести РФ до состояния клинической смерти и законсервировать в этом виде. Я хочу повторить русское чудо 30-х годов, для чего в первую очередь надо уничтожить существующее АНТИгосударство. Не знаю, получится ли, но Великий Последний Шанс я упускать не хочу. Так пусть же символом грядущей русской революции станет Птица Феникс. Революция или эволюция? Почитал у себя в блоге комментарии, которые настрочили читатели под статьей «Диагноз – верная смерть». Убил полдня, осилил штук четыреста и понял, что остальные читать нет смысла. Все возражения противников революции однотипны. Поэтому отвечу им сразу, а не персонально. Я никого не агитирую за революцию, потому что знаю – это явление того же порядка, что и цунами, как написал один из комментаторов. Цунами не спросит – хотим мы его или нет, оно просто придет, и тот, кто к нему готовился, окажется в более выгодном положении… Итак, по порядку. 1. России нужна не революция, а эволюция. В этом случае мы получим все блага без побочных эффектов революции, как то голод, холод, война, развал и т. д. Хм, и такое часто произносят люди с определенным уровнем умственных способностей. Да, люди они не глупые, но трусливые, и потому выдумывают столь нелепые обоснования своему конформизму и бездеятельности. Некоторые даже искренне начинают верить в ахинею, которую несут. Ну что ж, объясняю популярно: эволюция, то есть поступательное развитие, приводящее к качественным изменениям – хорошая штука, когда страна идет по правильному пути: если производство наращивается; достаток населения повышается; когда армия крепнет; вес державы на мировой арене увеличивается; научно-техническое развитие идет в гору; население множится, продолжительность жизни растет; культурные и научные достижения восхищают весь мир, когда в такой стране хотят работать выдающиеся умы человечества и т. д. А если вместо этого мы наблюдаем социальный регресс, утрату основных промышленных фондов, нарастающее отставание в научно-технической и технологической сфере, рост коррупции, депопуляцию (вымирание населения), непрекращающуюся утечку капиталов и мозгов за кордон, обвальную деградацию культурного уровня и т. д., – то скажите, к каким результатам приведет поступательное развитие в данном направлении? Думаю, ответить несложно. Любому нормальному человеку ясно, что сначала тенденции надо резко переломить, и только потом уповать, что эволюция приведет к чему-то большому, светлому и вкусно пахнущему. Любой умный человек знает, что резкий перелом тенденций социального, общественного, экономического, культурного развития называется революцией. Так что всех, кто произносит бла-бла-бла в пользу эволюции, мы можем смело записывать в категорию трусливых недочеловеков, рассуждающих так: авось все само собой устаканится, поэтому лично я ничего делать не буду. «Авось» – это вообще целая религия, с которой не смогут конкурировать христианство, ислам, буддизм и все тоталитарные секты вместе взятые, даже если они сольются в один культ. Существование бога (это якобы такой бородатый дядька на облаке, который управляет всем сущим) признает 5 % населения РФ, а в то, что все, авось, как-нибудь само устаканится верит 90 %. И вера эта столь непоколебима, что любые разумные доводы бессильны. 2. Алексей Кунгуров, который хочет уничтожить нашу страну – подонок, негодяй и вообще редиска, а потому его надо шлепнуть, порвать, заплевать, смешать с дерьмом, перестать читать и запретить обсуждать, поскольку он оранжевая плесень, продажная мразь, жидовский прихлебатель, краснопузый большевик, кремлевская подстилка, американский наймит, провокатор, агент кровавой гэбни и прочая, и прочая, и прочая… В общем-то, я не буду спорить насчет агента гэбни, оранжевой плесени и прочая, и прочая, но вот относительно моего желания уничтожить страну хочу решительно возразить. Я хочу уничтожить государство (и не только хочу, но и делаю это по мере сил), а вовсе не страну. Путать понятия «страна» и «государство» могут только дебилы или спекулянты. Ну, дебилам что-то объяснять бесполезно, а вот суть спекуляции с терминами разоблачить совсем нетрудно. Открываем словарь и читаем. Страна – это общество, обладающее культурно-историческим единством. А государство – всего лишь форма организации общества, действующая на ограниченной территории. То есть страна и государство имеют один общий признак – территорию. Так вот, ломая государство, я не уничтожаю территорию, не рублю березки, не жгу поля и даже купола не трогаю. Нет, я разрушаю форму организации общества, потому что эта форма мне до омерзения обрыдла. Мне не нравится назначенный мэр, назначенный губернатор, типа избранный президент и его шестерка– премьер. Меня тошнит от всех ветвей власти вместе взятых и от каждой по отдельности. Мне не нравятся наглые судьи, оборзевшие олигархи, озверевшие полицаи, и т. д. Мне не нравится дебильная система образования и мозготрахательная индустрия медиа. А вчера мне весь вечер не нравилось, что справка в бассейн стоила недели хождения по хапугам в белых халатах и 560 рублей, но в бассейн меня с ней все равно не пустили, потому что справка оказалась неправильной. Зато в том же бассейне подсказали, где можно сделать справку за 1000 рублей и за 5 минут, даже если у меня герпес, сифилис и проказа. После этого я решил в бассейн не ходить. Государство, позволяющее сифилитикам ходить в общественный бассейн, не имеет права на существование! У кого-то есть возражения?.. * * * 3. Кунгуров – садист и фанатик, таких давить в зародыше надо! Подумать только – для него пожертвовать миллионами жизней ради победы революции – плевое дело! Человеческая жизнь – есть высшая ценность! И если в результате революции кто-то получит возможность распоряжаться моей жизнью, то я категорически против революции! Протестуйте ради бога! Против вы, или нет – никакого значения не имеет. Я хочу лишь одного: если жертвы неизбежны, то пусть среди этих миллионов будет как можно больше подобных вам отбросов и как можно меньше достойных людей. Почему я категорически отказываюсь считать физическое существование гомо сапиенсов высшей ценностью? Давайте рассуждать по аналогии. Представим общество как биологический организм, индивид – как клетку. Организм воспроизводит клетки и расходует их в своих интересах. Теперь представьте, что клетки сочли, будто они превыше организма и организм существует лишь для того, чтобы обеспечить их существование. Как такие клетки называются? Верно – раковые. И если организм не избавится от раковых клеток, рак его быстро убьет. Нормальное государство должно быть жестоким: во-первых, беспощадно уничтожать паразитов – такие клетки, которые необоснованно потребляют ресурсы организма. Во-вторых, ради самосохранения государство имеет право жертвовать миллионами добропорядочных клеток. Высшая ценность – это интересы общества, но никак не человеческая жизнь. Теперь немного о цифрах. За последние 20 лет население РФ сократилось на 15 миллионов. Если надо пожертвовать даже 10 миллионами для того, чтобы переломить тенденцию к депопуляции, то что должно меня остановить?.. 4. Да, перемены нужны, но революция смертельно опасна – страна просто не выдержит такой встряски. Любая революция приводит к жертвам и ухудшению жизни людей. Представим себе автобус, который несется по дороге в пропасть. Пропасть уже видна, а водитель говорит: «Я резко тормозить не буду, это рискованно, автобус может перевернуться». «Ну, давай в кювет сверни!» – орут перепуганные пассажиры. «Не, это еще хуже – автобус всмятку, половина пассажиров погибнет», – возражает шофер. Для того чтобы аналогия была более приближенной к реальности, следует иметь в виду, что все мы находимся в автобусе, а водитель управляет им дистанционно. И когда мы полетим в пропасть, он полетит на Канары проводить там остаток своей жизни. Революция (перехват управления автобусом на ходу) всегда опасна, но в случае когда стоит выбор между смертельно опасной революцией сейчас и неизбежной смертью завтра, я выбираю первое. * * * 5. Не надо раскачивать лодку, надо дать России 10 лет спокойной жизни и все основные проблемы будут решены. Мы сейчас реально стали жить лучше, чем в лихие 90-е. Ага, перед тем, как наступает Большой П…ц, всегда слышатся разговоры про то, что жизнь в принципе налаживается, еще бы лет 10 – «и вот тады»… Столыпин в 1910 г. говорил про необходимость 30 лет спокойствия для России. О том, почему жизнь наладилась в 1920 – 1930-е годы, – точнее, за счет чего, – я написал в предыдущей главе… Ладно, допустим, именно в нашей воле дать или не дать правящему режиму 10 лет спокойствия. Давайте посмотрим, как этот самый правящий режим распорядился последним десятилетием спокойствия. А ведь спокойствие было такое, что его можно сравнивать разве что с благословенными застойными годами. Ну, кто готов перечислить достижения кремляди? Рост благосостояния? Не спорю, но увеличение потребления (гипернеравномерность этого увеличения оставим за кадром) имеет одну и только одну причину – рост мировых цен на энергоресурсы и энергоемкие полуфабрикаты. И если бы за эти фантастически благополучные годы медвепуты смогли модернизировать хотя бы базис своего существования – экспортно-сырьевой сегмент экономики, то я бы не был столь категоричен в своей оценке нежизнеспособности правящего режима. Но как раз после прихода к власти Путина по нефтегазовой отрасли были нанесены несколько жестоких ударов. Например, в 2002 г. был отменен налог на восстановление минерально-сырьевой базы (ВМСБ). Ранее 90 % прироста запасов осуществлялось именно за счет налоговых отчислений нефтяных компаний. После 2002 г. происходит обвальный спад геологоразведки, что вызвало кризис в значительном сегменте экономики: резкое сокращение буровых работ снизило спрос на геологоразведочное и буровое оборудование, оставило без работы массу проектных институтов и т. д., многие сервисные компании просто прекратили свое существование. Со стороны это выглядит совершенно абсурдно: цены на нефть рвутся ввысь, инвестиционная привлекательность ТЭК растет, а инвестиции в основу основ – геологоразведку обвально сокращаются. И это не гримасы рынка, это – государственная политика. Спрашивается, какой в этом смысл? Ведь разведанные в советские времена запасы рано или поздно будут исчерпаны, и нефтяникам придется сушить весла. Смысл прост до неприличия: сократив инвестиции в будущее отрасли, режим позволил корпорациям получать сверхприбыли в настоящем: персонал сократили, затраты на ВМСБ исключили, на обустроенных еще в советское время месторождениях началась вакханалия «снимания сливок». Но несмотря на рост мировых нефтяных цен, несмотря на сокращение издержек и рост рентабельности, именно в последнее десятилетие нефтегазовые корпорации просто погрязли в долгах. И это, я подчеркиваю – государственная политика. Лидер в этом феерическом разбазаривании экономического базиса страны – государственный «Газпром», который умудрился нахватать долгов более $60 млрд., разумеется, под государственные гарантии. То есть в случае неспособности корпорации обслуживать свои долги, это будет переложено на плечи налогоплательщика. Так вот, глядя на весь этот бардак, я вижу лишь то, что последнее десятилетие сырьевые олигархи в тесном сотрудничестве с чиновниками («государственниками путинского призыва») в поте лица осваивали так счастливо свалившуюся манну небесную – нефтяные сверхдоходы. Пилили, отмывали, откатывали, оффшорили, а когда не могли освоить все напирающие потоки бабла, то тупо разворовывали бюджеты, как на ВСТО, Ванкоре, «Голубом потоке» и прочих затратных мега-проектах, многие из которых изначально убыточны, как, например, освоение Штокмана. И что мы получим, если дадим правящему режиму еще 10 лет спокойно осваивать нефтедолларовые доходы? Ответ очевиден: истощенные месторождения, массу экологических проблем (кто не знает, что такое разлив нефти, вряд ли поймет, а разливы на ржавеющих нефтепроводах – заурядное дело), заброшенные отмывочные мега-стройки и многомиллиардные долги обанкротившихся корпораций по кредитам, нахапанным под гарантии государства и благополучно разворованным… Я не буду призывать записываться в красную гвардию, строить баррикады и штурмовать Кремль. Просто констатирую: чем дольше оттягивать развязку, тем более нищими вы все окажетесь после того, как занавес свободы и демократии опустится. Хотите еще 10 лет спокойствия? Да ради бога! Но по истечении этого десятилетия будете жрать траву и топить свои дома дровами. Если у вас будут деньги на дрова, конечно. * * * 6. Нет общепризнанного лидера революции, за которым пошел бы народ. Поэтому революция невозможна в принципе. Об этом сказал если не каждый второй, то каждый третий точно. Не хочу никого лично обидеть, но у меня так рассуждающие граждане ассоциируются с баранами. Бараны, знаете ли, по природе своей неспособны куда-то идти без вожака. Конь или даже корова сами находят дорогу в стойло, а вот бараны без поводыря – нет. Самое смешное в этой ассоциации то, что в качестве лидера бараны почему-то беспрекословно признают козла. Мне частенько приходилось наблюдать ранним утром такую картину: по дороге гордо вышагивает козел, а за ним семенит блеющая масса баранов, а сонный пастух на лошади плетется позади процессии, подгоняя отстающих. Теперь серьезно. Объясните-ка мне, из какого места возьмется лидер революции, да еще и общепризнанный? Если же он все-таки откуда-то появится, то по каким критериям вы, бараны, его «общепризнаете»? По рогам и бороде, что ли? Теперь совсем серьезно. Революция – сложный общественный процесс, и лидеры появляются исключительно в ходе процесса. Это так же, как с полководцами. Фельдмаршальский жезл и ордена можно выслужить на паркете, но полководцами становятся исключительно на войне. Более того, многовековая практика войн показала, что придворные карьеристы почти никогда не становились военными гениями, потому что предпочитали место в свите или при обозе. Только война дала шанс безвестному голодранцу Наполеону Буонапарте стать императором Наполеоном Бонапартом. Не случись революции в 1917 г., Владимир Ульянов так и умер бы, никому не нужный, в эмиграции. Да, согласен, что личные качества лидеров имеют колоссальное значение для успеха всякой революции. Выдающийся политический талант Ленина позволил именно ему стать вождем правящей партии. Но для того, чтобы этот талант раскрылся, нужны условия. Революция создала эти условия – дальше дело техники. В Никарагуа Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО) 20 лет боролся с режимом Самосы, и за это время почти все основатели движения погибли. Но условия подпольной борьбы способствовали появлению новых лидеров. Да, основателей СФНО Фонсеку или Майоргу мало кто знает, и лишь имя Ортеги – представителя второго поколения вождей революции получило всемирную известность после победы восстания в 1979 г. Поэтому не исключено, что будущий Ленин, Наполеон, а то и сам Сталин живет с вами в одном подъезде и ходит по утрам в стоптанных тапках выбрасывать мусор, а его собачка написала вам под дверь. Так что лидер революции давно уже есть, нет пока лишь условий, которые позволят ему стать великим политиком. Лично меня отсутствие лидеров никогда не напрягало. Наверное, потому, что я не пытаюсь искать оправдание собственному бездействию. А для того, чтобы действовать, нужен не лидер, а желание. Возможность всегда есть. 7. В 1917 г. революция произошла потому что массы пошли за привлекательной идеологией марксизма. Сегодня такой революционной идеологии нет. Это не просто чушь, это чушь в квадрате! Когда и где массы интересовались идеологией? Ленин ругал членов ЦК своей как бы марксистской партии за то, что они Маркса не читали, куда уж там массам! Россия образца 1917 г. – это отсталая в культурном плане аграрная страна, 85 % населения – лапотные крестьяне, из которых половина – совершенно неграмотные. Но и грамотная половина – это те, что отучились в церковно-приходской школе. У рабочих (вчерашних крестьян) уровень образования был немногим выше, у самых продвинутых – на уровне ремесленного училища. Это, прямо скажем не тот интеллектуальный уровень, который бы позволил разбираться в различных «измах». Массы нигде и никогда не способны воспринимать идеологию, они лишь подхватывают лозунги. Поэтому вся революционная пропаганда свелась лишь к трем лозунгам: «Нет войне!», «Власть – советам!» и, наконец, самый главный лозунг – «Земля – крестьянам!». Собственно, в крестьянской стране достаточно было и одного последнего… Те, кто сетует на отсутствие проработанной революционной идеологии – обычные трусы и дебилы. Мол, они бы пошли на баррикады, да им никто не сочинил и не вбил в мозг правильную идеологию. А раз так, то они пойдут на выборы голосовать за Путина. * * * 8. Ну, хорошо, допустим, медвепутов смели, революция победила. Что делать дальше? Ведь нет идей, какое общество строить! Мне очень жалко тех убогих людишек, у которых нет идей по улучшению своей жизни. У меня есть, могу поделиться. Дальше начинаем строить социализм. Так, граждане, срочно окажите первую помощь упавшим в обморок либералам и интеллигентам – фанатам демократии. Чтоб не ранить их психику, изменим терминологию: мы будем строить народовластие, свободное общество с развитым местным самоуправлением и свободой слова. Никто не имеет возражений против выборов в горсовет на альтернативной основе и отсутствия госцензуры в Интернете? Но, думаю, в качестве компромисса всех устроит термин «социальное государство». У нас 7-я статья ельцинской Конституции (типа действующей) гласит: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Ай, золотые слова! Вот и приступим к реализации конституционных принципов на деле. Социальное государство – штука затратная. Ведь образование, медицина и жирное соцобеспечение бесплатным не бывает. Вопрос лишь в том, кто за это платит – потребитель конкретной медицинской, образовательной услуги, или финансирование идет из общего котла. Первый вариант исключается, ибо в этом случае блага будут доступны исключительно имущим слоям, то есть подавляющему меньшинству. Таким образом, обеспечение социальных благ для населения общество должно делегировать государству. Забота государства – раздобыть на это денег. Причем в распоряжении государства только внутренние резервы. Я не буду произносить страшное слово «национализация». Давайте поставим крупный бизнес перед выбором: либо платите с прибыли налог в 90 % (на оставшиеся 10 % – так и быть, жируйте, суки, в Куршавелях), либо добровольно передайте государству в управление контрольный пакет акций. Подчеркиваю – в управление. То есть государство обязуется качественно управлять, например, металлургическим комбинатом и выплачивать собственникам дивиденды, забирая себе 90 % прибыли на финансирование социальных проектов. Кто-то вякнул, что это незаконно? Ну, так Госдума мигом примет соответствующий закон, причем депутаты проголосуют единогласно, даже члены фракции «Единой России». Потому что если они проголосуют против, то митингующая на Охотном ряду толпа порвет их в лоскуты. Да, знаете ли, во время революции обыватель немного дуреет от воздуха свободы и позволяет себе всякие вольности. Итак, теперь все законно, а уж как справедливо! Разумеется, я не настолько наивен, чтобы допустить, будто Дерипаска с Абрамовичем очень обрадуются такому обороту. Они начнут минимизировать прибыль до нуля, размазывая выручку по многочисленным статьям расходов, прятать прибыль за рубежом, по возможности уводя туда же активы, и т. д. Ну, так на этот случай Госдума примет еще один закон, позволяющий арестовывать, скажем, на 5 – 10 лет собственность за попытки уклонения от налогов в особо крупных размерах. То есть формально собственность будет принадлежать прежним владельцам, но за совершение экономических преступлений она у них временно изымается и переходит в управление государства. В этом случае и 10 % прибыли, причитающейся собственнику, так же уходят в казну в виде штрафа. Можно даже самих Дерипаску с Абрамовичем не сажать, как Ходора. Цените гуманность, революции! Да и Ходора следует амнистировать и пущай уматывает за кордон – воздух чище станет. Рискну предположить, что в течение года вся металлургия, ТЭК, транспорт, то есть базовые отрасли производства совершенно законно перейдут в распоряжение государства. По истечении 10 лет штрафных санкций государство скажет собственникам: «Ребята, мы с удовольствием вернем вам временно арестованный меткомбинат, но тут такое дело – мы за это время инвестировали в него 10 миллиардов рублей. Так что возместите нам затраты, а мы вернем вам собственность, при условии, что 90 % прибыли вы станете исправно платить в виде налогов». Много ли найдется охотников выкупить собственность на таких условиях, если можно просто отдать ее в управление государству и не напрягаясь, иметь 10 % прибыли? Ну, уже, конечно, не 10 %, а где-то 3 %, так как государство увеличило капитализацию предприятия. Но все равно, это лучше, чем ничего. Что касается мелких предпринимателей, то совершенно точно они будут в авангарде революции, и более всего от нее выиграют. Это аксиома: в авангарде всегда те, кому есть что терять и, самое главное, есть что приобрести. Что нужно мелкому бизнесу? Совсем немного: защита от рейдеров и произвола чиновников, дешевый кредит и четкие правила игры. Чтоб, понимаешь, не тратить 70 % рабочего времени на составление отчетов и проверки, не обивать пороги в инстанциях, а спокойно работать, зная свои обязанности и ответственность за их неисполнение. Может ли социальное государство обеспечить малому бизнесу эти условия? Вполне! И дешевый кредит (банки-то все «добровольно» отдались государству), и упрощенную до предела систему регистрации, и кристально ясную систему налогообложения, и защиту от посягательств – все это возможно осуществить при желании очень быстро и эффективно. В ответ от малого бизнеса потребуется только одно: безупречно исполнять свои обязательства перед потребителем и государством. С нарушителями разговор короткий. Раз продал просроченный товар – штраф. Второе нарушение в течение года – большой штраф. Третье нарушение – скажи своему магазинчику «До свидания» на пять лет. Разумеется, государству нет нужды национализировать парикмахерские и рестораны. Они будут выставлены на конкурс, и любой желающий сможет представить свой проект по эффективному управлению бизнесом в течение пятилетки. Вот вам и социальная мобильность в действии, и реальная возможность проявить себя молодым, инициативным и талантливым. Лучше всего, кстати, вопрос по мелкой собственности передать в ведение муниципалитетов. Госдума примет соответствующий пакет законов во всех трех чтениях в течение дня. Суть закона я изложил всего в одном абзаце. * * * Но вернемся к вопросам большой экономики. Взять собственность в свои руки – дело нехитрое. А вот эффективно ею управлять – надо еще постараться. Кто-то сомневается в способности государства быть эффективным собственником? Ну, так я напомню, что все наши (пока еще не наши, конечно) меткомбинаты, ГЭС, газопроводы и нефтеперерабатывающие заводы созданы советским государством, а нынешние владельцы не то что приумножить – они даже сохранить то, что нахапали, не в состоянии. Надеюсь, с этим никто спорить не будет, а кто будет – тот пусть спорит с беспристрастной макроэкономической статистикой, отражающий процент износа промышленных фондов. Так что поборники «невидимой руки рынка» и верующие в «эффективного частника» могут смело идти на… – тратить время на их дезомбирование я не собираюсь. Для управления национальным хозяйством срочно воссоздаем Госплан, Но, разумеется, он не будет заниматься таким маразмом, как утверждением плана производства носков и их цветовой гаммы для 430 текстильных предприятий. Вот тут как раз пусть потребитель диктует спрос, а предприятия, в том числе и частные, его удовлетворяют, конкурируя между собой путем снижения цены и повышения качества. Госплан будет заниматься управлением и развитием базовых отраслей промышленности, где конкуренция в принципе невозможна. Может ли авиапром успешно развиваться, как саморегулируемый конгломерат? Практика показала, что не может, ведь чтобы построить один пассажирский лайнер, нужно задействовать около 2000 (!!!) предприятий, и разрыв хоть одного звена в цепочке внутриотраслевой кооперации приведет к срыву выпуска готовой продукции. Здесь два пути: либо картелизация, то есть создание сверхкрупных монополистических объединений, контролирующих в определенной степени весь производственный цикл, либо огосударствление. Поборники свободного рынка в любом случае пролетают, ибо картель настолько в свободный рынок не вписывается, что во многих государствах с рыночной экономикой картели запрещены. Для России попытки клонирования схемы «Боинга» и «Локхида» изначально обречены на провал. Да и зачем нам чужие лекала, если советский опыт показал, что наши Ту, Илы и МИГи получались дешевле, но ничуть не хуже своих заокеанских конкурентов? А, например, гигантские экранопланы у нас летали уже 30 лет назад, западные же корпорации до сих пор их только на компьютерах рисуют… Военно-промышленный комплекс раз и навсегда переходит под полный и абсолютный контроль государства. Всех присосавшихся к нему «частных инвесторов» гнать поганой метлой, ибо в 80 % случаях это структуры, аффилированные с иностранными разведками (кто в теме – тот подтвердит), а оставшиеся 20 % – обычные рейдеры, интересующиеся землей и недвижимостью. * * * Теперь давайте помуслякаем любимую тему экс-зицпрезидента Медведева – модернизацию. Никто не спорит, что модернизация нашей промышленности нужна, ибо за истекшие 20 лет «свободного рынка» основные производственные фонды изрядно поизносились как физически, так и морально. Вот только за счет чего медвепуты собираются производить модернизацию – загадка. Стабфонд они слили за кордон, где его благополучно и похерили, ибо «излишнее денежное давление», по мнению Кудрина, приносят нашей экономике вред. Олигархи что-либо модернизировать отказываются в принципе, ибо это означает, во-первых, отказ от прибылей на очень длительный срок, во-вторых, риск, в-третьих, для этого надо иметь уровень сознания созидателя, а не паразита. Зарубежные инвесторы? Ха-ха! Зачем им модернизировать нашу экономику, чтоб она создавала конкуренцию их бизнесу? Что касается государства, то Медведев на недавней встрече со студентами технических вузов высказался более чем определенно: государство не обязано вкладывать свои средства в модернизацию даже государственных предприятий. Пусть у менеджмента голова болит. Если предприятие неэффективно – оно не имеет права на существование (не дословно, но смысл такой). За счет кредитов? И какой банк даст вам кредит на модернизацию завода, если проект окупится через 7 – 10 лет? Я уж молчу про то, что набежавшие за это время 15 % годовых сделают окупаемость вообще недостижимой. То есть при нынешнем режиме модернизация невозможна в принципе, что уже давно доказано самой жизнью. За счет чего же модернизировать экономику после революции? Не будем ломать голову, просто скопируем советский опыт. Ответ один – государственная монополия внешней торговли. Ну и, разумеется, национализация финансовой системы, внутренняя неконвертируемость рубля и протекционистская таможенная политика. Все это уже имело место в 1920 – 1930-х годах, когда Советская Россия выкарабкивалась из ямы и становилась мировой индустриальной державой, поэтому разжевывать тему не буду. Ведь и так очевидно, что никаких резервов, кроме экспортно-сырьевых доходов и собственных трудовых ресурсов мы для развития иметь не будем. Знаю, есть утописты, которые считают, что после революции Россия рванет в счастливое нано-космическое будущее, используя революционные прорывы в науке и технике. Ну-ну, вера во всемогущество научно-технического прогресса – это разновидность психического расстройства. Правда в том, что последние полвека человечество живет в условиях глубокого научно-технического застоя, плавно переходящего в безнадежный кризис. Да, внешне мир меняется, например, благодаря широкому внедрению компьютеров. Но ведь созданы-то ЭВМ были еще в 40-е годы прошлого века, так же как и сотовая связь, и многое из того, что мы считаем сегодня чудом техники. Но попробуйте назвать хоть какое-нибудь сделанное за последние полвека открытие в науке, равноценное созданию двигателя внутреннего сгорания, изобретению транзистора или расщеплению атома. Так что разочарую наивную публику: никаких инновационных прорывов в ближайшие годы не предвидится. Даже предпосылок нет. Следовательно, балабольство про постиндустриальную экономику не имеет никакого смысла. Экономика как была, так и осталась индустриальной, только индустрия переместилась из Северной Атлантики в Юго-Восточную Азию, а в Старом свете остались лишь офисы с компьютерами и банки, с помощью которых блага, произведенные индустриальной экономикой, перекачиваются в деиндустриализированный анклав. Все это я говорю не для того, чтобы вас расстроить, а как раз наоборот. Ведь мир зашел в инновационный тупик потому, что возможности традиционной экономики исчерпаны – она стимулирует потребление, но не творчество. Россия же в результате революции получит (надеюсь, получит) шанс создания принципиально новой экономики, основанной на парадигме созидания, а не потребления. Вот тогда появляется шанс для осуществления нового научно-технического прорыва. Но это задача следующего этапа, поэтому подробно останавливаться на нем сейчас не буду. Сразу после революции надо будет максимально быстро восстановить порушенное за годы «демократии» индустриальное хозяйство, цель которого – элементарное жизнеобеспечение. А уж потом подумаем, как строить звездолет… Что там у нас осталось? Ах да, сельское хозяйство. Здесь ничего нового предложить не могу. Восстановление крупных хозяйств – кратчайший путь к достижению продовольственной независимости. Разумеется, эти хозяйства будут государственными, потому что частник их не создаст. Фермеры? Наверняка, они найдут свою нишу – будут страусов выращивать, например, или прудовых осетров. Но сами понимаете, конкурировать с животноводческим гигантом, имеющим 20 тысяч голов скота, собственное производство кормов и молочный цех, никакой фермер с 50 буренками и 30 поросятами не сможет. Себестоимость его продукции будет неконкурентоспособной. Хотя выкармливать хлебом телят для ресторана – это пожалуйста. * * * Итак, резюмирую. Постреволюционная Россия – развитое социальное государство, что определяет многоукладность экономики: госсектор, где господствует жесткое планирование, составят базовые отрасли экономики и сектор высокотехнологичного производства (аэрокосмическая, автомобильная, электронная, радиопромышленность и т. д.). Рыночное регулирование в полной мере действует в сегменте малого бизнеса, в основном в сфере услуг и розничной торговле. Посредине – легкая, пищевая промышленность, производство ТНП, строительство, торговля. Тут вполне могут сосуществовать частный бизнес и государственная собственность на средства производства. Углубляться в подробности не буду. Отмечу лишь принципиальный момент: частная собственность отныне не является священной и неприкосновенной. Должен действовать железный принцип: нарушил закон – лишился собственности. Это очень, знаете ли, дисциплинирует. Что там у нас с всякими непроизводственными сферами экономики, которые к экономике отношения не имеют, вроде банковского бизнеса и биржевой торговли? Все это отомрет само собой и очень быстро. Ну, скажите на милость, кто будет покупать акции «Норникеля» если в любой момент Потанин может «добровольно» передать предприятие в управление государства? Соответственно, и торговать акциями не будет никакого смысла, тем более со спекулятивной целью, все брокеры и биржевые аналитики идут искать работу. А чем займутся частные банки, если рубль станет неконвертируемым, спекуляции с недвижимостью невозможными, а игра на рынке ценных бумаг бессмысленной? Потребительские кредиты раздавать? Так государственные банки могут при желании мгновенно убить их демпингом. Разумеется, юрлица, контролируемые государством, будут обслуживаться только в государственных банках, а частные просто будут поглощены государством. Они еще и в очередь выстроятся на это поглощение. Про внешнюю торговлю я уже сказал, но не грех и повторить – единственно приемлемый для нас вариант – госмонополия. Всякую попытку создать обходную лазейку следует расценивать как контрреволюцию со всеми вытекающими. Социальное государство в Западной Европе – это высокие (относительно, конечно) пособия по безработице. Я категорически против поощрения бездельников и тунеядцев. Уж чего-чего, а работы в России после революции будет выше крыши. Да то же село поднимать! И если офисный планктон окажется не у дел, то следует любезно предложить им на выбор: либо учеба в ПТУ (с выплатой солидной стипендии в период обучения) с дальнейшим трудоустройством на завод, либо переезд в деревню и работу в колхозе (земельный участок и беспроцентная ссуда на строительство коттеджа прилагаются). Не желаете? Ну, тогда вот вам 3 месяца на самостоятельное трудоустройство, а после не обессудьте – привлечение на общественные работы в обязательном порядке. Уклонение повлечет за собой те же работы, но ночевать придется в трудовом лагере под замком. Если так (с той лишь разницей, что вместо общественных работ были работы каторжные) боролись с безработицей в США в период Великой депрессии, то что помешает нам? Заранее предвосхищаю истерические вопли про то, что «Запад нам не позволит, Запад нас задушит блокадой» и т. д. Как Запад может не позволить восстановить племенной совхоз в селе Задрипищево? Неужели коалиция НАТО нанесет ракетно-бомбовый удар по коровнику? И какой блокады нам бояться? Разве что Германия и Польша решат героически вымерзнуть зимой и гордо откажутся от нашего газа, альтернативы которому пока нет. Вообще, блокада – это просто прекрасно. Я могу только мечтать о том, чтобы нас кто-то попытался задушить блокадой, ибо это будет лучшим мобилизующим фактором для экономического рывка. Да, сегодня Запад может ставить РФ раком, потому что держит нашу элиту за яй… – э, за их банковские счета. Но смысл всякой революции состоит в радикальной смене элит. Всю прозападную проблядь следует уничтожить если не физически, то как явление. Кто не успеет сбежать – собрать в ГУЛАГе и морить непосильным трудом на урановых рудниках до тех пор, пока не скажут пароли от своих оффшорных банковских счетов. Кто скажет – перевести на легкие хозработы. Не то, чтобы я такой мстительный, просто новая элита должна иметь перед глазами наглядный пример, что ее ждет в случае неправильного поведения. А то ведь тоже сгниет быстро… Вот вкратце все, что я хотел сказать о преобразованиях в экономике в начальный постреволюционный период. Почему я начал с экономики? Так, елы-палы, это ж базис! А какой будет политическая конструкция – вопрос второстепенный, хоть православная джамахирия. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksey-kungurov/esli-by-ya-byl-stalinym-2/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.