Сетевая библиотекаСетевая библиотека

С талмудом и красным флагом. Тайны мировой революции

С талмудом и красным флагом. Тайны мировой революции
Автор: Владимир Большаков Жанр: Политология, публицистика Тип: Книга Издательство: Алгоритм Год издания: 2013 Цена: 79.99 руб. Просмотры: 32 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 79.99 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
С талмудом и красным флагом. Тайны мировой революции Владимир Викторович Большаков Политические расследования В 1972 году в «Политиздате» огромным по нынешним временам тиражом в 100 тысяч экземпляров была издана книга Владимира Большакова «Сионизм на службе антикоммунизма», давно ставшая библиографической редкостью. Основанная на богатом фактическом материале, она убедительно доказывала враждебность сионизма, провозгласившего «всемирный поход против коммунизма», к Советскому Союзу. Но в те времена далеко не всё можно было сказать об общей истории этого вопроса. Новая книга Владимира Большакова исследует корни родства и вражды сионизма и коммунизма, вскрывает роль международного сионизма в глобальной операции по завоеванию мирового господства. Для того чтобы читатель смог глубже понять этот чудовищный замысел, автор рассказывает об истории иудаизма и основных этапах становления сионизма. Владимир Большаков С талмудом и красным флагом. Тайны мировой революции От автора Сын Божий Иисус Христос, родившийся в Иудее, был первым коммунистом на Земле, за что и был распят. Почти две тысячи лет после этого с его Нагорной проповеди, как признал лидер КПРФ Геннадий Зюганов, «был списан моральный кодекс строителя коммунизма». Да и принцип коммунизма, который ассоциируется со словами В.И. Ленина «Кто не работает, тот да не ест» – это понятно всякому трудящемуся» (статья «О голоде», 24 мая 1918 г.) был сформулирован еще в Новом Завете: «Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (второе послание апостола Павла к Фессалоникийцам, гл. 3, ст. 10). Плагиаторы со Старой площади заплатили советским евреям за казнь Спасителя тем, что надолго закрыли им выезд в ту самую Иудею, а заодно и в любую другую страну мира. Две тысячи лет назад Христос был принят своим народом как Мессия. Но, как только он выгнал торгашей из храма, его предал ближайший соратник, а высший суд Иудеи обрек его на мученическую смерть от рук римлян. Он принял эту смерть и открыл человечеству путь к спасению. Евреи заплатили за расправу над Христом потерей своего царства, тысячелетними скитаниями и Холокостом. Во Христа поверили миллионы и стали преследовать евреев как народ, на котором была кровь Христова. Инквизиция принесла в жертву Христу тысячи еврейских жизней, хотя он учил воздерживаться от мести, уметь прощать и любить. Но тот народ, на земле которого он родился и вырос, именует его «изменником Израиля» и предал его проклятию. Коммунизм, подобно Церкви, с самого начала отверг еврейство, о чем свидетельствует известная статья Карла Маркса «К еврейскому вопросу» (К. Маркс «К еврейскому вопросу», Deutch-Franzosische Jahrbucher, 1844 г. – приведено на русском языке в собр. соч. К.Маркса и Ф.Энгельса, т.1, стр. 408, 413). Отверг устами своего основоположника, внука раввина Карла Маркса, который объявил, что освобождение человечества напрямую связано с освобождением от еврейства. Между тем марксистское течение в социалистическом движении с самого начала сформировалось и руководилось евреями, среди которых ни торгашей, ни ростовщиков не было. Они активно участвовали в рабочем движении европейских стран и в создании Первого Интернационала (официальное название: Международное товарищество трудящихся), который был учрежден 28 сентября 1864 года в Лондоне, составив большинство его руководства. Эта организация формально прекратила свое существование после раскола, состоявшегося в 1872 году, после чего социалистическое движение раскололось на реформистское, которое предпочитало эволюционный путь, а не революции, и коммунистическое, сделавшее ставку на мировую революцию и диктатуру пролетариата. Всемирная сионистская организация, с которой связывают рождение политического сионизма, была создана Теодором Герцлем[1 - Герцль Теодор (Биньямин Зеев; Herzl, Theodor; 1860, Будапешт, – 1904, Эдлах, Австрия), основатель политического сионизма, провозвестник еврейского государства и создатель Всемирной сионистской организации. В 1878 г. семья переехала из Будапешта в Вену, и Герцль поступил на юридический факультет Венского университета. Подобно многим евреям того времени, он был в молодые годы сторонником ассимиляции. С октября 1891 г. по июль 1895 г. Герцль работал парижским корреспондентом влиятельной либеральной венской газеты «Нойе фрайе прессе». Крутой поворот во взглядах и в жизни Герцля произошел под влиянием дела Дрейфуса.После этого, как пишет Еврейская энциклопедия, Герцль пришел к выводу о том, что «единственным решением еврейского вопроса может быть исход евреев из стран рассеяния, где царит антисемитизм, и поселение их в своей собственной стране». Книга, в которой Герцль изложил свою программу, решив представить ее на рассмотрение общественности, называлась «Еврейское государство. Опыт современного решения еврейского вопроса». Она вышла 14 февраля 1896 г. в Вене. В том же году были опубликованы ее переводы на иврит, английский, французский, русский и румынский языки. Основная мысль книги состоит в том, что еврейский вопрос следует решать не эмиграцией из одной страны диаспоры в другую или ассимиляцией, а созданием независимого еврейского государства. Герцль выступал за организованный исход еврейских масс Европы в еврейское государство. Большинство западноевропейских евреев подвергли сомнению исходные предпосылки Герцля и отвергли его план, и лишь некоторые видные еврейские деятели стали на его сторону (М. Нордау, И. Зангвил). Однако многие участники движения Ховевей Цион в Восточной Европе и сионистски настроенные еврейские студенты Австрии, Германии и других стран (в большинстве – выходцы из Восточной Европы) восприняли идеи Герцля с огромным энтузиазмом и призвали его руководить группами, готовыми посвятить себя осуществлению этого плана. В марте 1897 г. предварительная конференция с участием представителей обществ Ховевей Цион Германии, Австрии и Галиции приняла предложение Герцля о созыве Всеобщего сионистского конгресса. 1-й Сионистский конгресс состоялся 29–31 августа 1897 г. в Базеле. Он принял программу сионистского движения (Базельская программа) и основал Всемирную сионистскую организацию, президентом которой был избран Герцль, остававшийся на этом посту до самой смерти. (Краткая еврейская энциклопедия, далее – КЕЭ, том 2, Герцль).] через 25 лет после роспуска Первого Интернационала – в 1897 году. Поначалу между коммунистами и сионистами не было вражды. Скорее наоборот – было сотрудничество по ряду вопросов. Среди учредителей РСДРП не было ни одного русского – почти все делегаты ее первого съезда, да и подавляющего большинства второго тоже, были евреями. Концепция классовой борьбы, основа коммунистической доктрины, тем не менее, не помешала уже первым марксистам сотрудничать с еврейскими банкирами и промышленниками. Клан Ротшильдов активно поддерживал и финансировал марксистские группы, в казну Первого Интернационала вносили деньги и другие банкиры-евреи. Та же тенденция наблюдалась при подготовке революции в России. Л.Троцкого и других большевиков финансировали американский банкир и активный сионист Якоб Шифф, владелец банка «Кун энд Леб», банкиры Варбурги, все те же Ротшильды и др. Они же финансировали сионистов. Так, барон Эдмунд Ротшильд помимо финансирования социалистического движения, которое он, как и многие евреи Западной Европы, считал еврейским учением, также заложил фундамент еврейского земледелия в Палестине, и поэтому сионисты почитают его, как первого строителя Израиля. Казалось бы, такое единство противоположностей невозможно. Но оно, как говорится, имело место быть. Чем это объясняется? Октябрьский переворот 1917 года сионистские круги восприняли, как «еврейскую революцию», что не удивительно, т. к. евреи России, Европы и Америки, особенно, реформисты и светские евреи, находили в идеях и целях марксизма много общего с идеологией и практикой иудаизма. В 1919 году лондонский сионистский рупор газета «The Jewish Chronicle» публикует такое откровение: «Концепции большевизма находятся в полной гармонии с большинством положений иудаизма» («Jewish Chronicle», April 12, 1919). Активное участие евреев в революционном движении в России некоторые исследователи объясняют именно эсхатологическими положениями иудаизма о пришествии Мессии. Именно в этом качестве коллективного Мессии воспринимали евреев основатели движения «Ционут адума» («Красный Сионизм»), сионисты анархо-коммунисты из «Амалей Цион» и сионисты-коммунисты из «Поалей Цион», позднее переименованной в «Еврейскую коммунистическую партию». В «Ционут адума» было принято приветствие: «Ани циони адом!» – «Я красный сионист!». Отзыв: «Тхи Цион адума!» – «Да здравствует Красный Сион!». Последователи «красных сионистов» из «Ционут адума» один из первых созданных в Израиле кибуцев назвали «Дерех Ильич» («Путь Ильича»). Рядом с ним построили «Патиш умагаль» («Молот и серп») и «Чапаевку». Активно поддерживали сионистов лидеры большевиков Зиновьев, Каменев, Дзержинский и какое-то время даже наркомнац Иосиф Сталин. Троцкий, однако, официально был против какого-либо сотрудничества с сионистами. Но деньги у них брал. В конце 20-х годов сионистские партии в СССР были фактически запрещены. Какое-то время еще работала Евсекция при ЦК ВКП (б), под эгидой которой действовала Еврейская коммунистическая партия. Вскоре, и она была запрещена. Однако к середине 30-х годов преследования сионистов практически прекратились. С симпатией о сионизме писала даже Большая Советская энциклопедия. Но эта оттепель продолжалась недолго, и многие сионисты были уничтожены НКВД в ходе «Большого террора». Тем не менее это не вызвало активных протестов за рубежом. Так близкий к сионистам писатель Лион Фейхтвангер по приглашению советского правительства в 1937 году два месяца провел в СССР. Он был принят Сталиным и написал книгу «Москва 1937» о жизни в Советском Союзе, Сталине и показательных судебных процессах в СССР (Фейхтвангер лично присутствовал на Втором Московском процессе). Она была в Москве издана массовым тиражом и послужила для Сталина своего рода индульгенцией за преследования евреев в ходе «Большого террора». Хотя далеко не все евреи на Западе эту индульгенцию признавали. Сионисты-ревизионисты во главе с Владимиром (Зеевом) Жаботинским (о нем подробнее – дальше) были, однако, лютыми антикоммунистами. «тот, кто хочет служить сионизму, не может не бороться против коммунизма, – писал Жаботинский в 1932 г. – весь процесс строительства коммунизма, даже если он происходит где-то там, на другом конце планеты, в Мексике или в тибете, наносит ущерб строительству Земли Израиля. Каждый провал коммунизма – в пользу сионизма. редко встречаются в жизни два так резко несовместимых движения». (Из книги Зеева Жаботинского «Хроники Иерусалима», Издательство «Гешарим и Мисдар Жаботински», Иерусалим (1991). Антикоммунизм правых сионистов неминуемо привел их к фашизму. Так, А. Ахимеир, один из лидеров сионистской организации Брит хабирионим (Союз бунтарей), действовавшей в Палестине в подполье, осенью 1928 г. опубликовал в газете «Доар ха-иом» серию статей под общим заглавием «Записки еврейского фашиста». Добавим, что именно сторонники Жаботинского в 30-х годах пошли на прямые контакты с итальянскими фашистами и нацистами. Первый премьер-министр Израиля Д. Бен-Гурион называл В. Жаботинского «Владимир Гитлер»; в плакатах, выпущенных его партией Мапай к 1 мая 1933 г., сионисты-ревизионисты были названы «учениками Гитлера с еврейской улицы». Известно, что вплоть до общегерманского еврейского погрома 9—10 ноября 1938 г. под именем «Хрустальная ночь» (Kristallnacht) все еврейские организации в Третьем рейхе были запрещены, кроме сионистских. Ведомство Гиммлера активно поддерживало планы сионистов-ревизионистов по переселению германских евреев в Палестину. В 1934 г. руководитель еврейского отдела службы безопасности СС барон фон Мильденштайн был гостем ряда сионистских организаций Палестины. В сентябре-октябре 1934 г. ведущий орган нацистской пропаганды «Дер Ангрифф», которым руководил лично Геббельс, опубликовал серию из двенадцати статей Мильденштайна, всемерно восхвалявших колонизацию Палестины сионистами. В память о пребывании руководителя еврейского отдела СС (в его подчинении, кстати, был и палач Эйхман) на земле обетованной Геббельс велел отчеканить медаль, на одной стороне которой было изображение свастики, на другой – шестиконечной звезды Давида (Моген-Довид). (См. Сетевой журнал Е.Берковича «Заметки по еврейской истории»,№ 99; Nicosia Francis. Hitler und der Zionismus: das 3.Reich und Pal?stina-Frage 1933–1939. Leoni am Starnberger See 1989). Во время Второй мировой войны гестапо использовало сионистов для поддержания порядка в еврейских гетто и концлагерях смерти. В Израиле немало публикаций о коллаборационизме сионистских функционеров во время восстания в Варшавском гетто и их пособничестве Эйхману. Но все же в подавляющем своем большинстве евреи в Советском Союзе и за рубежом выступали единым фронтом в борьбе с нацизмом, осуществлявшим геноцид евреев. В СССР был создан Антифашистский еврейский комитет, который руководил сбором средств в помощь Красной Армии по всему миру и фактически выступал в роли представителя всех советских евреев. 11 февраля 1945 года на Ялтинской конференции Рузвельт спросил Сталина, что он думает о сионизме. Ответ потряс переводчика Чарльза Болена, который читал работу Сталина «Марксизм и национальный вопрос», где тот раскритиковал идею «всемирной еврейской нации». «В принципе я поддерживаю сионизм, – ответил тогда Сталин президенту США, – но есть трудности с решением еврейского вопроса. Наш эксперимент в Биробиджане не удался, потому что евреи предпочитают жить в городах. Им больше нравится заниматься посреднической деятельностью» (Bohlen Ch., Witness to History, London 1973, р. 111). СССР первым поддержал создание Израиля во время голосования в ООН по вопросу о разделе Палестины (1947 г.) и вторым вслед за США признал государство Израиль (1948 г). После войны, однако, практически все руководство АЕК было расстреляно, ибо Сталин решил, что там окопались агенты сионизма, ведущие подрывную работу в СССР с целью захвата власти и отделения Крыма от Советского Союза. В стране началась активная борьба против сионизма, который был запрещен, как подрывное движение, враждебное коммунизму идеологически и политически. Для Сталина было шоком то, что советские евреи, воспитывавшиеся, как и другие народы СССР в духе пролетарского интернационализма, в массе своей оказались патриотами Израиля. Празднование Еврейского Нового 5709-го года вылилось в спонтанную многотысячную демонстрацию солидарности с посланником Израиля Голдой Меирсон (1949 г.). «От первого за долгие годы незапланированного митинга в Москве вовсю несло сионизмом», – замечает по этому поводу историк Нетанель Канторович. И это не говоря уже о том, что у посла Израиля в СССР Голды Меир в друзьях оказались жены ближайших соратников Сталина – Молотова, Ворошилова и Калинина. Двойной лояльности Иосиф Виссарионович не терпел. Голду Меир вызвали в МИД и потребовали у нее прекратить контакты с советскими евреями. Граждане СССР, симпатизировавшие сионистам, подвергались репрессиям. Были введены ограничения на доступ евреев в учебные заведения и на ответственные государственные должности. По Москве поползли слухи о готовящейся депортации всех евреев в Биробиджан. До этого, правда, не дошло. После смерти Сталина многие репрессированные евреи, включая «врачей-вредителей», были реабилитированы. Но в 1967 г. после оккупации Израилем ряда арабских территорий все вернулось на круги своя. Были разорваны дипломатические отношения СССР с Израилем. Был практически запрещен выезд советских евреев в Израиль. В начале 1970 года международный сионизм устами все той же Голды Меир, ставшей к тому времени премьер-министром Израиля, объявил «тотальный поход» против Советского Союза, который победоносно завершился с распадом СССР. Для участия в этом походе были мобилизованы все без исключения сионистские организации в мире, включая сионистское подполье в СССР и других социалистических странах. В Советском Союзе в противовес этому в 1973 году был создан Антисионистский комитет советской общественности (АКСО). Он просуществовал вплоть до 1992 года. Примирение сионизма и коммунизма произошло более двух тысяч лет после начала исхода евреев из Иудеи, незадолго до развала социалистического содружества и ликвидации СССР. Ватикан снял с евреев вину за казнь Христа почти одновременно с этими событиями. Горбачев отменил запреты на выезд евреев в Израиль и распустил АКСО. Критику сионизма в СССР и бывших соцстранах приравняли к антисемитизму. После распада СССР в Российской Федерации признали двойное гражданство – РФ и Израиля. Был отменен визовой режим между этими двумя странами. В России стали открыто действовать сионистские организации и их зарубежные филиалы. Главного раввина приглашают на государственные приемы и разного рода правительственные форумы и конференции наравне с Патриархом РПЦ и Главным муфтием, а лидеры сионистских организаций РФ – частые гости центральных телеканалов и популярных радиостанций. Коммунисты, в том числе в России, уже не борются с сионизмом, а бывший активный сотрудник АКСО Владимир Жириновский выступает на ролях лидера русских националистов из ЛДПР, созданной в свое время совместными усилиями КГБ и ЦК КПСС, и рыдает на могиле своего еврейского папы в Израиле. Коммунисты Израиля примирились с сионизмом, по-прежнему имеют свои 3–5 мест в Кнессете. ЦК КПИ – это практически все, что осталось от израильской компартии – в 2011 г. объявил на весь мир, что даже Ленин – можете себе представить такое? – был не только евреем, но и сионистом, и предложил захоронить его в Израиле. В роли борцов с сионизмом сегодня выступают в основном крайне правые партии, в том числе в России. Их антисионизм, однако, сплошь и рядом оборачивается антисемитизмом. Вот так все повернулось, можно сказать, в одночасье, как только рухнул Советский Союз. Этот краткий исторический экскурс, надеюсь, поможет читателю легче понять, насколько сложна выбранная автором тема: «Сионизм и коммунизм». Тут нет ничего личного. Я чужд антисемитизма и юдофобии и к проблеме взаимоотношений сионизма и коммунизма, как и к анализу иудаизма и его разновидностей, подхожу исключительно, как исследователь. Я много лет не писал ничего на эту тему. Но не потому, что она перестала быть актуальной. Возьмите, например, историю с пресловутой «поправкой Джексона-Вэника». Она была принята в знак протеста против запретов на выезд евреев из СССР, в самый разгар антикоммунистического похода мирового сионизма, объявленного Голдой Мейер. Но действовала еще и в 2012 г., пока ее не заменили на «Закон Магнитского». Сам по себе этот факт указывает на связь времен – поход сионистов против России начался еще до установления там советской власти и продолжается по сей день. Антикоммунизм был лишь временным – пока сам антагонист существовал – прикрытием истинных целей мирового сионизма. Поэтому я и вернулся к этой теме. И есть еще одна причина этого возвращения. К сожалению, во многих книгах, изданных в последнее время в России, авторы, вроде бы выступающие с позиций антисионизма, по сути дела играют на руку сионистам, когда огульно отождествляют всех евреев с ними. Это весьма опасный подход, который нередко уводит таких авторов далеко от истины, как случилось, например, при анализе роли евреев в революции и красном терроре в России в ряде антисионистских публикаций постсоветского периода. Даже Солженицын в своей работе «Двести лет вместе» не увидел этой опасности, не критически использовав откровенно юдофобские труды ряда русских эмигрантов и некоторых зарубежных авторов. Еврей и сионист – не синонимы, так же, как еврей и коммунист, хотя нацисты, а также другие крайне правые партии и их публицисты употребляли эти слова именно в таком смысле. Нельзя игнорировать тот факт, что организаторы сионистского похода против России бросали в костер революции и своих соплеменников, используя их левый пыл и идеализм в силу все той же «практической потребности». Они умудрились извлечь пользу даже из Холокоста, исходя из того, что евреи Старого Света, как говорил будущий президент Израиля Х. Вейцман, – «всего лишь пыль». Нельзя забывать о воинах-евреях, участниках Великой Отечественной войны, о героях еврейского сопротивления, павших в ходе восстания в Варшавском гетто и в Белостоке, в рядах партизан во Франции, Италии, Греции, на Балканах. Вечная им память. Точно так же неправомерно скрывать правду об активном участии откровенно сионистских партий и организаций в русских революциях 1905 и 1917 гг., как и об их связях с белогвардейцами и Петлюрой в годы Гражданской войны, их подрывной деятельности против царской России и СССР, что всячески замалчивали многие советские исследователи, а теперь тем же грешат их последователи в РФ. КПСС в 90-х годах прошлого века полностью игнорировало угрозу самому своему существованию со стороны международного сионизма и не заметила, как ее возглавил, хоть и не еврей по происхождению, но убежденный антикоммунист и сионист. Уже после развала СССР на семинаре в Американском университете в Турции он признался: «целью моей жизни было уничтожение коммунизма. Именно для этой цели я использовал свое положение в партии и в государстве». А выступая в израильском парламенте летом 1992 г. М.Горбачев окончательно расставил все точки над i, заявив: «Все, что я сделал с Советским Союзом, я сделал во имя нашего Бога Моисея». (Цит. по: А.Н.Игнатьев «Пятая колонна», М.,Элтра, 1996, стр. 65). Антисионизм никак нельзя отождествлять с антисемитизмом и юдофобией, как это делают сионисты, хотя бы потому, что против сионизма выступают и многие евреи. Тем же, кто выступает с критикой сионизма в России, надо особенно опасаться впасть в юдофобию, а уж тем более в политический антисемитизм. К сожалению, в СССР некоторые критики сионизма эту дистанцию далеко не всегда выдерживали, что и сыграло на руку сионистам и их тайному агенту в КПСС Горбачеву. Моя книга основана на документах, как известных, так и малодоступных. Во всех случаях, кроме описанных в ней личных встреч, я старался приводить источники моей информации. Искренне благодарю всех тех, кто мне в этой работе помогал. Итак, приступим. Глава первая Три источника, три составные части… Еврейская история была трагической по отношению к евреям, и не менее трагической к их соседям, которые страдали от них. Наш главный порок как в старину, так и сегодня – это паразитизм. Мы – люди-стервятники, живущие за счет труда и богатств остального мира.     Сэмюель Рот. «Евреи должны жить» Пока не появился Мессия В 1972 году в Политиздате огромным по нынешним временам тиражом в 100 тыс. экз. вышла моя книга «Сионизм на службе антикоммунизма». И вот сорок лет спустя Центральный еврейский ресурс «Сем-40» «польстил» мне, отметив, что «книга В. Большакова «Сионизм на службе антикоммунизма» (М., Политиздат, 1972) стала хрестоматийной, основополагающей в «литературе» такого (антисионистского. – в. Б.) направления». Тот же ресурс практически все книги этого «направления» отнес к «антисемитским», что не удивительно, ибо так сионисты воспринимают любую критику в свой адрес. Объясняется это просто: идеологи сионизма утверждают, что еврей и сионист – понятия тождественные, а еврей – антисионист – предатель еврейского народа, заслуживающий всяческого презрения и порицания, если только он не служит, таким образом, сионизму, используя свой антисионизм в качестве маскировки. Подобные попытки обеспечить глобальное единомыслие евреев в Галуте[2 - Галут (букв.: изгнание) – вынужденное пребывание еврейского народа вне его исторической родины (Эрец-Исраэль, т. е. «Великий Израиль»).Согласно Еврейской энциклопедии, «этим термином обычно обозначается период со времени разрушения Второго храма (70 г. н. э.) до создания Государства Израиль, который воспринимается историческим сознанием еврейского народа как состояние гонимой и бездомной нации. Добровольное пребывание значительной части народа, даже его большинства, за пределами Эрец-Исраэль, главным образом при существовании в ней этнического, политического и религиозного центра, определялось в эллинистическую эпоху евреями, усвоившими греческую культуру, греческим словом диаспора (буквально `рассеяние`). На иврите не существовало особого термина для обозначения диаспоры, и словом галут обозначалось любое пребывание евреев в странах рассеяния. Лишь с возникновением Государства Израиль вошло в употребление слово тфуца в значении `диаспора` в отличие от галут». (КЕЭ, том 2, кол. 28–32).] в духе «еврейского патриотизма» предпринимались еще до того, как сионизм сформировался идейно и организационно, что произошло формально на Первом сионистском конгрессе в Базеле в августе 1897 г., где и была создана Всемирная сионистская организация (поначалу просто СО). Так, один из родоначальников сионизма и научного коммунизма, наставник Карла Маркса и сотрудник «Рейнской газеты» Мозес Гесс (о нем разговор – ниже) писал в своем главном труде «Рим и Иерусалим», ставшем настольной книгой сионистов: «Прежде всего – расовая борьба, борьба классов – второстепенна… Иудаизм не знает кастового духа и классового господства… всякий, кто отрицает еврейский национализм – не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семьи… Каждый еврей должен быть, прежде всего, еврейским патриотом». (Мозес Гесс «Рим и Иерусалим». Тель-Авив, 1979). Понятие «еврейский патриотизм» в те времена звучало, вроде бы как нонсенс. Патриотизм происходит от слова «patria», т. е. «родина», а она у евреев осталась к моменту появления сионистского труда Гесса в библейских временах. И, тем не менее, ностальгия по исторической родине всячески поддерживалась в еврейской среде в Галуте, как раввинатом, так и идеологами вроде бы коммунистической ориентации. Из воспоминаний князя Хлодвига Гогенлоэ известно, как не забывавший о своих еврейских корнях и дедушке-ребе Маркс, чье настоящее имя было не Карл, а Мордехай, ответил французскому писателю Максиму Дю Кам, на его замечание об отсутствия у него, Маркса, еврейского патриотизма: «Как вы хотите, чтобы мы были патриотами, когда со времен тита у нас нет отечества!» (Цит. по: И.Р. Шафаревич «Трехтысячелетняя загадка». М., «Алгоритм», 2005, стр. 154). Сионизм не имел бы никакого успеха, не будь прорвавшаяся у Маркса ностальгия по исторической родине, универсальной в мировом еврействе. Только у одних она носила романтический характер и, вспоминая о своих корнях, такие «романтические сионисты» и не думали когда-нибудь поселиться в песках Палестины, хотя и встречали каждый новый год тостом: «Следующий год – в Иерусалиме!». А у других – у еврейских банкиров Ротшильдов, у Теодора Герцля и его последователей, у сионистов-ревизионистов и у сионистов-социалистов – эта ностальгия перешла в политическую программу, в глобальный коммерческий проект и в конкретные планы колонизации. Но в целом специалист по истории евреев С. Дубнов (1860–1942), который писал, что «…для евреев лояльность к еврейской нации стоит на первом месте, а лояльность к государству, в котором они проживают, на втором месте» (Из статьи С.Дубнова «Письма о старом и новом еврействе». 1897–1907 гг.), был от истины не далек. Еще на заре прошлого века газета «Еврейский мир» расставила в этом вопросе все точки над i: «Английский (или французский, американский и т. д.) патриотизм еврея – это всего лишь маскарад, который он устраивает, чтобы порадовать народ страны» («Еврейский мир»,08.12.1911). Конечно, расписываться за всех нельзя и в каждом правиле есть исключения. Сионизм, как идеология, практика и система организаций, развивался одновременно и параллельно с коммунизмом, хотя и возник несколько позже. В их идеологии много общего, равно, как и в организационной структуре. Более того – до поры коммунизм был просто одной из форм политической организации еврейства, что наиболее наглядно проявилось в деятельности таких партий, как Бунд и Поалей-Цион, сохранявших свою, еврейскую обособленность даже в революционном движении. Сионизм и коммунизм имеют одни и те же гносеологические корни в иудаизме. Их эсхатологический характер обусловлен иудейским мессианством. Традиционный ортодоксальный иудаизм исходит из того, что Царство Божье на земле будет обеспечено с приходом Мессии[3 - Месси?я (машиах, букв.: помазанник), в религиозных представлениях иудаизма идеальный царь, потомок Давида, который будет послан Богом, чтобы осуществить избавление народа Израиля. Слово машиах первоначально было прилагательным, означавшим «помазанный [елеем]», и применялось в Библии по отношению к царям Израиля и Иудеи. Иногда это слово означает весь народ Израиля, что подразумевает его «помазанность», богоизбранность. Сущность идеи Мессии выражает вера пророков Израиля в наступление времени, когда сильный духом вождь, обладающий земной властью, принесет полное политическое и духовное избавление народу Израиля на его земле, а также мир, благоденствие и моральное совершенство всему роду человеческому. В еврейском мессианстве неразрывно связаны политические и этические, национальные и универсалистские мотивы. С точки зрения иудаизма, в Ветхом Завете (Танахе) главным критерием прихода Мессии является пророчество Исайи, который указывает, что дни пришествия Машиаха будут эпохой межнациональных и социальных перемен: И перекуют все народы мечи свои на орала и копья свои – на серпы; не поднимет меча народ на народ, и не будут больше учиться воевать (Ис.2:4).]. Талмудические споры идут до сих пор лишь вокруг того – предназначен этот земной рай исключительно для евреев, как избранного народа, либо для всего человечества. В иудаизме и христианстве представление о том, как попасть в рай – диаметрально противоположные, что и переопределило их историческое противостояние. Христос учил: «Не собирайте себе сокровищ на земле… Но собирайте себе сокровища на небе…» (От Матфея, 19–20). Евреи древней Иудеи ожидали, что Христос сотворит для них рай земной, и были страшно разочарованы, когда им пообещали Царство Божье лишь на том свете. Христа иудеи ненавидят и проклинают до сих пор именно за то, что он не дал им сокровищ на земле, ибо считал подлинным сокровищем только душу, чистую от грехов. Гегель писал в связи с этим: «Разум признает только разум: они [евреи] видели в Иисусе лишь человека, назарянина, сына плотника, чьи братья и родители жили среди них; он не был никем иным, он не мог быть ничем сверх этого, он был лишь таким же, как они, но сами они чувствовали, что были ничем. Попытка Иисуса дать еврейской толпе понимание божественного не могла не провалиться, ибо вера в божественное не может существовать в грязи. Лев не может поместиться в ореховой скорлупе; бесконечный дух не найдет себе места в тайниках еврейской души…». (Г. Гегель Философия религии. В 2 т. – Т.1. М., 1976–1977). К моменту написания этих строк промышленная революция только начиналась и стены еврейских гетто, разбросанных по всей Европе, были еще достаточно прочны. Во многом самоизоляция евреев в гетто надолго обернулась для них духовной самоизоляцией от всего остального человечества. Весьма откровенно писал об этом Зеев Жаботинский: «Мне нестерпимо жаль, если я разочарую наивного читателя, верившего всегда, что какой-то злой папа или курфюрст злоумышленно заключил нас в гетто. Он заключил нас, но только после того, когда это было уже сделано нами после многих столетий. Гетто создали мы сами по нашей доброй воле (курсив мой. – в. Б.)». (Владимир (Зеев) Жаботинский. Избранное. Иерусалим, 1989). Еврейские гетто представляли собой нечто вроде государства в государстве, что позволяло веками сохранять обособленность евреев. Обитатели гетто подчинялись не местным властям, а еврейскому кагалу[4 - Кагал (кахал – собрание народа, сход) – орган общинного самоуправления, стоявший во главе отдельной еврейской общины в диаспоре и являвшийся посредником между ней и государством, в широком смысле слова община у евреев, в узком – административная форма самоуправления общиной у евреев в Польше и других странах Восточной Европы в XVI–XVIII веках, в Российской империи в период 1772–1893 г. Уже в польских грамотах XVI века кагалу передавалось право раввинов надзирать за религиозным бытом евреев, право карать нарушителей отлучением – херемом, изгнанием, телесным наказанием и даже смертной казнью. В России кагалу было предоставлено, помимо прочих, право вести метрические книги для еврейской общины.], который и был для них реальной властью. А законом была Галаха[5 - Галаха (Халаха; мн. число Халахот) – нормативная (в отличие от Аггады, устных установлений и обычаев) часть иудаизма, регламентирующая религиозную, семейную и гражданскую жизнь евреев. В более узком смысле – совокупность законов, содержащихся в Торе, Талмуде и в более поздней раввинистической литературе, а также каждый из этих законов в отдельности (КЕЭ, том 2, кол. 7—16).]. Этим словом обозначается вся правовая и религиозная система иудаизма. Выработка ее положений была монополией высшего раввината, который в соответствии с изменяющимися бытовыми и социальными условиями толковал предписания Торы, регламентирующие жизнь евреев. Одним из таких кодификаторов Галахи был каббалист и мистик Рабби Йосеф бен-Эфраим Каро (1488–1575). По характеристике Еврейской энциклопедии он был автором «общепринятого свода законов ортодоксального еврейства Шулхан-арух» (КЕЭ. Т.4. кол.118–119). «Общепринятым» он остается до сих пор. На русском языке в переводе А.С. Шмакова было опубликовано научное исследование приват-доцента королевской академии в Мюнстере Д-ра Якоба Эккера «Еврейское зерцало при свете истины» (Der «Judenspiegel» im Lichte der Wahrheit, – eine wissenschaftliche Untersuchung, von Dr. Jakob Ecker, Privatdocent an der Kgl. Akademie zu Munster. Paderborn. 1884). В нем дается подробный анализ «Шулхан-аруха», произведения, полного откровенного расизма и человеконенавистничества. Конечно, можно было бы все это списать на маразм средневековья, если бы нынешние ортодоксальные раввины использовали его только, как закрытую для непосвященных религиозную литературу, а не как практическое пособие по воспитанию своей паствы. Между тем, как мы видели из характеристики Еврейской энциклопедии, «Шулхан-арух» по сей день действует, как «общепринятый свод законов» (КЕЭ. Т.4. кол.118–119), а в еврейских организациях ортодоксальной ориентации, как выяснилось уже в наше время, вообще стал настольной книгой. В 1994 г. в одном из еврейских издательств Москвы полный текст «Шулхан-Аруха» под заголовком «Кицур Шулхан Арух» был издан на русском языке (Ганцфрид Шломо. Кицур Шулхан Арух. Издательский дом «ШАМИР», 1994). Еще одно издание последовало в 2001 г. Эту книгу распространяли в России в синагогах и сионистских организациях. Однако с ней ознакомились и те, кого последователи иудаизма именуют «гоями». (Один мой знакомый еврей доверительно сообщил мне, что слово «гой» означает «нечто среднее между человеком и животным». Синонимы – «амалек», «клифот», «нечестивый»). И вот, в феврале 2005 г. было опубликовано «Обращение 500», а затем уже и 5000 к тогдашнему генеральному прокурору РФ В.В. Устинову. Авторы обращения, среди которых были 19 депутатов Госдумы РФ, потребовали от генпрокурора «официально возбудить дело о запрете в нашей стране всех религиозных и национальных еврейских объединений как экстремистских». В «письме 500-5000» это требование объяснялось убеждением подписантов в том, что действующие еврейские законы, в соответствии с которыми такие объединения ведут свою работу, и суммированные в изданной в РФ в 2001 г. на русском языке книге «Шулхан Арух», подпадают под соответствующие статьи УК РФ закона «О противодействии экстремистской деятельности» (2002) и ст. 13 конституции РФ («запрещаются создание и деятельность общественных объединений, цели которых направлены на разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни»). По этому письму Басманная межрайонная прокуратура г. Москвы провела свое расследование. В 20-х числах июня 2005 г. один из лидеров Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России (КЕРООР) раввин Зиновий Коган (издатель скандальной книги) был приглашен для беседы со следователем по сути дела. О допросе сразу же стало известно в Иерусалиме. МИД Израиля немедленно потребовал разъяснений (!) от МИД России. Пока наш МИД обдумывал, что ответить, в Россию для участия в заседании двусторонней комиссии по экономическому сотрудничеству прибыл первый вице-премьер Израиля Эхуд Ольмерт (премьер Израиля в 2006–2009 гг.). Беседуя с корреспондентом «Коммерсанта», Ольмерт заявил, что Израиль рассматривает сложившуюся ситуацию вокруг «Шулхан Аруха», как «беспрецедентное проявление антисемитизма». А потому, вопрос об «антисемитизме в России» неожиданно стал главным на переговорах вице-премьера с тогдашним российским премьером, а затем главой внешней разведки РФ М.Фрадковым. В Израиле, конечно, знали, что Фрадков, хоть и в селе родился, но «в еврейской семье». (См. статью «Фрадков М.Е».http://sta-sta.ru). Может быть, поэтому Ольмерт принял его за «своего», и посчитал возможным заявить в беседе с ним в ультимативной форме, что «Израиль ждет от России конкретных шагов и ясной оценки действий московской прокуратуры». Как бы там ни было, шаги последовали… В Басманной прокуратуре было подготовлено постановление от 24.06.2005 в отношении еврейского кодекса поведения «Кицур Шулхан арух». В нем признавалось, что: «Используемые в книге «Кицур Шулхан Арух» словесные средства выражают негативные установки в отношении любого – без конкретизации – иноплеменника (нееврея, гоя) и любого – без конкретизации – иноверца (неиудея, акума). все иноверцы без исключения – идолопоклонники… Например – «Всякая насмешка запрещена, кроме насмешки над идолопоклонством, которая разрешена» (гл.167, п.13). «…Поскольку обмануть нееврея, назначив неправильную цену, разрешается» (гл.183, п.1) и др. В тексте книги «Кицур Шулхан Арух» использованы специальные языковые средства для целенаправленной передачи оскорбительных характеристик… и побуждений к действиям против какой-либо нации или отдельных лиц как ее представителей, поскольку книга «Кицур Шулхан Арух» – это свод Законов, предписывающий еврею (иудею) определенные действия, определенное отношение, определенное поведение среди неевреев (неиудеев), которое может быть интерпретировано последними как негативное и оскорбительное отношение к ним». Не исключено, что за этим постановлением могли последовать меры в отношении тех, кто издал этот шедевр средневекового мракобесия. Но сионистские организации, действующие в России по указке из Израиля, развернули кампанию, первоначально против отдельных подписантов «письма 500 – 5000» (М.В. Назарова, К.Ю. Душенова и др.), а потом и против других депутатов Госдумы, затем чуть ли не всю фракцию «Родина» обвинили в антисемитизме, а с ней заодно в том же грехе – Генпрокурора России и даже Кремль. Делу, понятно, не просто не дали ход из соображений «толерантности» и «политкорректности», но и еще едва не посадили авторов письма. Получалось так, что это они «разжигают национальную рознь». У нас в России теперь не случайно появился такой термин, характеризующий нашу судебную систему, как «басманное правосудие». Принцип его действия в соответствии с современным «телефонным правом» известен с древних времен: «Закон, что дышло, как повернешь, так и вышло». Видимо басманцев сверху попросили повернуть в другую сторону после бесед с Ольмертом и истерической кампании в сионистской прессе. И басманцы послушно пришли к следующему выводу: «Принимая во внимание, что в ходе проверки в связи с изданием и распространением книги «Кицур Шулхан Арух» не установлен умысел на возбуждение в обществе национальной и религиозной вражды, унижение человеческого достоинства по признакам национальной и религиозной принадлежности, публикация и распространение данной книги не образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ.» Это называется «И щуку бросили в реку»… Что же, однако, возмутило в книге «Кицур Шулхан Арух» авторов Обращения? Судите сами. Вот несколько цитат из этой и других «кодификаций» Талмуда под общим названием «О проливании крови и лишении жизни гоев»: «Народы земные – идолопоклонники. О них написано: стирай их с лица земли, а некоторые из них те, о которых сказано: изгладь всякую память об амалеке. Остатки их живут еще в четвертом пленении, это они – поистине амалекитяне». (Зогар.1, 25а). «Bcякий, ктo проливает кровь нечестивых, столь же угоден Богу, как и приносящий ему жертву». (Jalk. Schim (Ялкут Шимони) 246, с. 722 и Bomidb. r (Бамидбар раба), 229, с.). «Позволительно убивать неверного». (Талмуд, Abodas. f. 26, 2). «Лишай жизни клифотов и убивай их, этим сделаешь угодное Богу, как тот, кто приносит жертву всесожжeния… Еврей обязан удалять терния из своего виноградника, т. е. искоренять, вырывать с корнем клифотов; ведь ничего угоднее Благословенному Господу и быть не может, как иcкopeнeниe нами людей нечестивых и клифотов». (Талмуд, Сефер Ор Израель 177, 180 в.). «Справедливейшего из безбожников лиши жизни». (Талмуд[6 - Талмуд (учение) – многотомный свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма, охватывающий Мишну и Гемару в их единстве. Талмуд – уникальное произведение, включающее дискуссии, которые велись на протяжении около восьми столетий законоучителями Эрец-Исраэль и Вавилонии и привели к фиксации Устного Закона. Центральным положением ортодоксального иудаизма является вера в то, что Устная Тора была получена Моисеем во время его пребывания на горе Синай, и его содержание веками передавалось от поколения к поколению устно, в отличие от Танаха (еврейской Библии), который носит название Письменная Тора (Письменный Закон). Более позднее понимание слова Талмуд, широко распространенное в наше время, – Мишна вместе с посвященными ей учениями амораев. Талмуд – оригинальное название произведения, данное ему амораями. Гемара – более позднее название Талмуда. Кроме законодательных текстов, называемых Галаха, Талмуд включает большое количество сюжетов, исторических, медицинских текстов. В основе талмудического творчества лежит комментарий Танаха, в особенности его первой части – Пятикнижия, или Торы. Талмуд по большей части написан на различных диалектах арамейского языка, с включением большого количества древнееврейских слов и понятий и библейских цитат на древнееврейском языке или из арамейских переводов. В Талмуде встречается около 2 500 слов из классического греческого языка и из различных ближневосточных диалектов. Важнейшим элементом иудаизма является комментирование Талмуда, которое достигло высот в еврейских общинах Франции и Германии. Особое место в постталмудической литературе занимают многочисленные сочинения кодификативного характера, в которых из талмудической дискуссии извлекается халаха (галаха); затем халаха подвергается стандартизации и систематизации. Одним из наиболее одиозных кодификаторов был раввин Иосиф Каро, создавший наиболее полный галахический сборник, сокращенный вариант которого называется «Шулхан арух«. В 1239 г. в ряде булл папы римского Григория IX Талмуд был определен как «книга антихристианская и чрезвычайно вредная, которая служит причиной болезненного упрямства евреев в их приверженности вере предков». Неприятие Талмуда, связанное с антираввинистической направленностью, проникло также и в еврейскую среду. Караимы, например, отрицают авторитет Устного Закона и не признают Талмуд. Среди других противников Талмуда были Уриэль Акоста, Б. Спиноза, последователи Саббатая Цви и Я. Франка, деятели реформистского иудаизма и Хаскалы, которые считали, что Талмуд – это препятствие для эмансипации еврейского народа. (См. более подробно: Википедия, КЕЭ, том 8, кол. 706–736).], тракт. Aboda. s. (Абода Зара) 26, в, Tos (Тосефот), Soph (Соферим). «Если еврей, набегавшись в течение недели в разные места обманывать христиан, то в Шаббат они вместе сходятся и, хвалясь друг пред другом, своими обманами, говорят: нужно гоям вынимать сердца из грудей и убивать даже лучших между ними». (Judenbalg, 5, 21; слова автора – раввина Брентца, одного из известных «кодификаторов» Талмуда). «Повелено собственными руками умерщвлять изменников Израиля и отщепенцев (Minim) как Иисуса Назаретскаго и его последователей и ввергать их на дно пропасти». (Jad. ch. hilch. Ab. s. cp. 10; слова раввина Маймонида). «Если еврей имеет власть, то он должен открыто убивать еретиков, в противном случай он это должен делать тайно». (ArbaTurim[7 - Арба Турим, или просто Тур. Кодекс еврейского закона, написанный известным ученым, раби Яаковом бен Ашер (1270, Германия 1343, Толедо, Испания), сыном Роша, прозванным «Бааль Атурим».]. Jore deach. 4, 158; f. 35, 5; – chosch. Ham. f. 138, 1, 2). «Когда у евреев силы больше, грешно оставить среди нас идолопоклонника». (Гилькот акум, X, 7). «Вся собственность других наций принадлежит еврейской нации, которая, следовательно, имеет право воспользоваться ею без каких-либо угрызений совести. Ортодоксальный еврей не обязан соблюдать принципы морали по отношению к людям других народов. Он может действовать вопреки морали, если это выгодно ему или евреям вообще» (Schultchan Aruch, Choszen Hamiszpat 348). Подобное презрение ко всем другим нациям и верам, такое мракобесие, в духе которого раввинат воспитывал обитателей гетто, вызывало естественное неприятие иудаизма, как у прогрессивно настроенных евреев, так и у тех, кто сталкивался в жизни с хранителями и практиками «Шулхан Аруха», который представляет собой одну из кодификаций Талмуда. В своей известной статье «Еврейский вопрос» Федор Достоевский обращает внимание именно на нетерпимость иудаизма: «… Мне иногда входила в голову фантазия: ну что, если бы то не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов – ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? – рассуждает великий русский писатель. – Дали бы они сравняться с собой в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали ли бы кожу совсем? Не избили бы дотла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю?». Вопрос риторический, но закономерный. В своей книге «Религия в границах разума» Кант писал, что иудаизм даже не является религией, поскольку закон Моисея представляет собой лишь принудительное «общественное законоположение», «исключившее весь род людской из своего сообщества» и не знающее веры в загробную жизнь. Кант был убежден, что без такой веры «невозможно представить никакой религии; однако иудаизм как таковой, взятый в чистом виде, не содержит совершенно никакой религиозной веры». Талмуд, как известно, запрещал евреям отказываться от иудаизма под страхом смерти, а если евреи и принимали для вида христианство, то исповедовали иудаизм тайно, как мараны в Испании. Как уже отмечалось, и современные сионисты считают такими же отступниками всех тех евреев, которые всерьез, а не по-марански, выступают с критикой сионизма. Мировой кагал, используя Талмуд и его средневековые кодификации, веками искусственно поддерживал обособленность евреев и культивировал их исключительность, как избранного народа. Им внушали, что со временем, согласно тому же «Шулхан Аруху», им будет принадлежать на земле все, от власти до богатств других народов. Вот тогда-то и наступит для них рай на земле. Идеологи сионизма нередко оправдывают самоизоляцию евреев от других наций тем, что за стенами гетто евреям легче было не только сохранить свою религию и самобытность, но и укрыться от преследований и гонений, а вера в свое превосходство над другими народами помогала евреям пережить это. Гонения действительно имели место на протяжении всей истории евреев в Галуте, но их удалось бы избежать куда меньшей ценой, если бы «избранный народ» перестал «обманывать христиан» (это из «Шулхан-Аруха»), не отказывался от интеграции в те общества, в которые он приходил в своих скитаниях, и от ассимиляции с другими народами и цивилизациями. За интеграцию евреев и даже их ассимиляцию выступали на протяжении той же истории Галута все передовые мыслители, как евреи, так и не евреи, все просвещенные правители. До поры до времени кагалу удавалось сохранить свою власть над евреями гетто. Но «так продолжалось до тех пор, – писал В.Жаботинский, – пока не начался победоносный поход большой индустриальной революции по Европе. В течение первой половины XIX столетия почти в каждом государстве он проводил уравнение классов, разрушение замкнутых коллективов. Более всего от этого пострадали два древних «забора» – забор вокруг деревни и забор вокруг гетто. В тот момент родился и организовался с неожиданной силой активный государственный сионизм. Так как все искусственные инструменты национального обособления не могут более держаться, нужно и необходимо овладеть снова естественным способом обособляемости: национальной территорией» (Владимир (Зеев) Жаботинский. Избранное. Иерусалим, 1989). Идеологи сионизма нередко заявляют, что в силу извечного стремления евреев вернуться на свою историческую родину, сионизм вечен, и ему, по крайней мере, два тысячелетия, точнее столько же лет, сколько прошло после разрушения Второго Храма (70 г. н. э.). В этом еще прасионисты с самого начала разошлись с ортодоксальным иудаизмом. Попытки евреев вернуться на землю обетованную предпринимались не раз на протяжении веков. Однако уже во втором веке нашей эры против этого выступили религиозные лидеры еврейства в Галуте. Ортодоксы считали тяжким грехом попытки завоевания Палестины политическими или военными средствами до обещанного в Священном писании пришествия Мессии (Мошиаха). Согласно догмам иудаизма только посланник Божий один мог реализовать подобные святые прожекты. Неудачная попытка Бар-Кохбы отвоевать Палестину у римлян (135 г. н. э.) привела к тому, что эта точка зрения ортодоксов возобладала. Но, тем не менее, в разное время с идеей возвращения в Сион выступали разные лже-мессии, появлявшиеся то тут, то там в израильских колониях, начиная с Серено (Sereno) в 720 г. и оканчивая Саббатаем Цеви (Sabbatai-Zevi) (1626–1676) и Яковом Франком (Jakob Frank) в 1757 г. Еврейское присутствие на территории Палестины фактически никогда не прерывалось, хотя и было в некоторые периоды немногочисленным, а то и вовсе символическим. Начиная с XVIII века, некоторые евреи из Восточной Европы и арабских стран стали возвращаться туда. Начался процесс, называемый в еврейской традиции «Шиват Цион», то есть «возвращение в Цион» – по имени горы Цион (Сион) в Иерусалиме, название которой часто используется и как название города, и как название всей Земли Израиля. Идея воссоздания Израиля и массового переселения туда евреев из Европы нашла поддержку ведущих европейских держав в ХVIII – начале ХIХ вв. Так Наполеон в ходе своего египетского похода опубликовал прокламацию с призывом к евреям Азии и Африки присоединиться к нему, чтобы вернуть старый Иерусалим. В ряде европейских парламентов прозвучали выступления в поддержку этой идеи. О том, что к ней относились серьезно, говорит тот факт, что между 1839 и 1854 гг. все основные европейские державы и Соединенные Штаты открыли свои консульства в Иерусалиме. Любопытно, что в России, в программе одного из лидеров декабристов полковника Пестеля содержалось предложение создать еврейское государство в Малой Азии. До крушения Порты было, однако, еще далеко и Англия заполучила свой мандат на Палестину только после развала Османской империи в 1917 году. К середине ХIХ века в Англии сформировалось своего рода еврейское лобби, которое распространяло брошюрки с призывом помочь евреям вернуть их историческую родину. В 1839 г. лондонская газета «Globe», рупор английского Форин офиса, опубликовала серию статей в поддержку идеи создания независимого государства в Сирии и Палестине с массовыми еврейскими поселениями. Эту идею активно поддерживал британский консул в Дамаске Генри Черчилль, отец будущего премьера Англии Уинстона Черчилля, который унаследовал от своего отца любовь к идее реставрации еврейского государства. Согласно этой идее «Новая Иудея» могла бы стать плацдармом для Англии на Ближнем Востоке, где в то время все еще доминировала Османская империя, закат которой был недалек и всячески готовился на берегах Туманного Альбиона. Этот проект с одобрением встретил тогдашний премьер-министр Англии лорд Генри Джон Темпл Пальмерстон (1784–1865). Поддерживал его и Бенджамин Дизраэли (1804–1881), талантливый писатель и премьер-министр Англии (1868, 1874–1880). Он вошел в историю, как ярый русофоб, главный организатор ликвидации Сан-Стефанского договора, по которому Россия получала ряд преимуществ после победной войны с Турцией. В бытность свою премьер-министром он не раз принимал решения, направленные на подрыв позиций России на международной арене и всячески препятствовал ее продвижению на Балканы для защиты братских славянских народов, попавших под иго Порты. Дизраэли был евреем по происхождению и в своем романе «Алрой»[8 - Давид Алрой (настоящее имя Меннахем бен-Шломо Ал-Руйи) – еврейский лидер из Курдистана XII века, глава восставших евреев, объявивший себя мессией.], посвященном лжемессии, попытавшемуся захватить Палестину, писал: «Вы спрашиваете, какова моя мечта? Вот мой ответ: «Иерусалим, который все мы потеряли, по которому все мы тосковали, за который все мы сражались». Несмотря на эти мечты, Дизраэли был трезвым политиком и понимал, что время для массового возвращения евреев в Палестину еще не пришло. Да и к тому же, как и многие «просвещенные», считал себя больше англичанином, чем евреем. У Британской империи были другие приоритеты, и она была не готова вступать в вооруженный конфликт с Оттоманской империей из-за Иерусалима. Поэтому, как и его предшественники, Дизраэли делал ставку на мирное решение и добивался от Порты не уступки Иерусалима, а свободного доступа евреев на «землю обетованную» и более благоприятного статуса для еврейских переселенцев на этой земле. Поначалу сионизм обернулся новым расколом в еврействе. Большая часть ортодоксальных евреев сионистов не поддержала. Одна из статей веры ортодоксального иудаизма гласит: «Твердо верю в пришествие Мессии, и как бы поздно он не явился, каждодневно ожидаю его». Возвращение в Израиль ортодоксы и связывали с приходом Мессии и наступлением «мессианских времен». Единомышленники предтеч сионизма, а затем уже – Герцля и других первых сионистов воспринимали движение за возвращение евреев на родину предков, как мессианское движение, возникшее независимо от появления индивидуального Мессии. Взгляд на сионизм как на мессианское движение широко распространялся в иудаизме. Идея сионизма родилась в синагоге. Об этом говорит не только пророчество о возвращении евреев на Землю обетованную, о котором раввины традиционной напоминали своей пастве почти две тысячи лет. Сам характер еврейского государства, воссозданного после Второй мировой войны по решению ООН, это подтверждает. Несмотря на замысел основателя сионизма Теодора Герцля сделать его светским, нынешний Израиль все же имеет все признаки теократического государства. И далеко не все ортодоксальные евреи сопротивлялись «досрочной» колонизации Палестины. Именно из ортодоксов вышел видный теолог раввин Цви-Хирш-Калишер[9 - Цви Хирш Калишер (1795–1874) раввин, поборник еврейского национального возрождения в Эрец-Исраэль. Калишер поддержал попытку Х. Лурье (1821–1878) создать во Франкфурте-на-Одере общество по заселению Эрец-Исраэль (1860). Изданная этим обществом книга Калишера «Дришат Цион» («Стремление к Сиону», 1862) в течение многих лет служила главным средством внедрения в среду ортодоксального еврейства идеи возвращения в Эрец-Исраэль (КЕЭ, том 4, кол. 54–56).] (Tzvi-Hirsh– Kalisher, 1795–1874). Он, можно сказать, перевернул Тору, сумев доказать, что завоевание Палестины с точки зрения иудаизма вполне законно и желательно. Проповеди этого раввина, к которому вскоре присоединились и некоторые другие ортодоксы, подготовили религиозную базу для движения сионистов, возникшего несколько позднее. Планы захвата и колонизации Палестины евреями Галута, не ожидая пришествия Мессии, начали вырисовываться более отчетливо в начале ХIХ века, несмотря на оппозицию и гнев большинства раввинов-ортодоксов. Именно с благословения последователей Цви-Хирш-Калишера это движение выступило в качестве «коллективного Мессии» еще до образования ВСО в попытке не допустить ухода евреев из-под власти кагала и их отхода от иудаизма. «Просвещенные» и Просвещение Сионисты, говоря словами Жаботинского, попытались овладеть «естественным способом обособляемости: национальной территорией» как раз тогда, когда в истории еврейского народа наступил переломный момент – падение забора вокруг гетто повело евреев к потере национальной идентичности, которая поддерживалась и сохранялась в основном за счет иудаизма и основанной на его догматах Галахи, регулировавших быт, нравы и поведение евреев. Против искусственной обособленности в Галуте выступили, прежде всего, евреи, сумевшие получить европейское образование. Примерно с 1740-х гг. в этой еврейской среде начало расти влияние идей европейского Просвещения. Чтение газет и книг на немецком языке, изучение других европейских языков, естественных наук и философии получило распространение среди евреев, прежде всего, в германских землях. Аналогичные процессы были отмечены и во Франции, и в Англии, среди итальянских евреев и даже в России. Этому способствовала и религиозная реформа, начатая во второй половине XVIII века Моисеем Мендельсоном (Moises Ben Mendel). Именно с Мендельсоном связывают зарождение неомессианства. Его лекция «Что такое просвещение?» (нем. Was ist Aufkl?rung?) в 1784 г. инициировало дискуссию о просвещении в конце XVIII века в Германии. Мендельсон и его сторонники выступали против Талмуда и талмудистов, считая, что те мешают эмансипации евреев, ратовали за принятие ценностей Просвещения, большую интеграцию в европейское общество, и рост образования в области светских наук, иврита и истории евреев. Мендельсон основал движение «Хаскала»[10 - Хаскала или «Гаскала» (ивр. «просвещение«, от сехель, «здравый смысл«, «интеллект«), еврейское просвещение. Отсюда маскил, «просвещенный», мн. число маскилим, «просвещенные», как именовали себя сторонники этого движения. В более узком смысле, «Хаскала» может также обозначать изучение священных текстов, а также поэзии, научной и критической литературы на иврите. Термин иногда используется для описания современных подходов к критическому изучению религиозных книг, таких как Талмуд, в тех случаях, когда требуется подчеркнуть отличия этих современных подходов от тех, которые используют ортодоксальные иудеи. (См. более подробно об этом движении раздел «Хаскала» в КЕЭ, том 9, кол. 696–705).] с целью включения евреев Европы в светскую жизнь. Если иудаизм видит в изучении Торы высшую обязанность еврея, то «для идеологов Хаскалы, – как отмечает «Еврейская энциклопедия», – изучение светских наук было не дополнением к еврейским наукам, а самодостаточной ценностью первостепенной важности, позволяющей человеку достичь интеллектуальных вершин, которые не уступают вершинам религиозной мысли, и способствующей совершенствованию человека и овладению силами природы. В изучении светских наук деятели Хаскалы видели путь приобщения евреев к «общечеловеческим» ценностям и гарантию их социального и экономического будущего в новом обществе, основанном на прогрессе научного знания» (КЕЭ, том 9, кол. 698–699). Мендельсону отдают должное и сегодня, как человеку, который «взломал лед предубеждений против евреев и проложил им путь из отчужденного мира гетто к общемировым ценностям». (Там же). Но при этом Мендельсон не посягал на вековые догматы иудаизма. Сам он никогда не призывал евреев к религиозной ассимиляции, оставаясь верующим евреем, хотя и открытым веяниям современного мира и достижениям цивилизации. Ученики Мендельсона – деятели берлинской «Хаскалы», которые именовали себя «Маскилим» («просвещенные») – пошли гораздо дальше него в своей готовности отказаться от еврейских традиций и религиозных предписаний. К концу XVIII века в кругу «просвещенных» сложилось мнение, что соблюдение Галахи евреями утратило смысл и человечество может объединиться на основе деизма или «естественной религии». Этим была подготовлена почва для массового отхода от ортодоксального иудаизма представителей высших слоев еврейства Западной и Центральной Европы и идеологическая база для создания реформированного иудаизма. «Хаскала» сыграла важную роль в создании первых еврейских политических движений и в борьбе за отмену дискриминационных законов. Последователи Мендельсона требовали полного равноправия для евреев в тех странах, где они родились и выросли и которые считали своей родиной. Ни о каком возвращении на родину историческую они и слышать не хотели. Один из наиболее авторитетных представителей «Хаскалы» Габриэль Риссер, который выступал за «духовный союз иудаизма и Германии», заявлял, что «еврея, который предпочитает несуществующее государство (Израиль) реальной Германии, следует взять под наблюдение полиции: не потому, что его взгляды представляют опасность для общества, а потому, что он явно душевнобольной» (Вальтер Лакер. История сионизма. М., «Крон-пресс», 2000. Стр. 21–22). Эти слова прозвучали в середине ХХ столетия – за сорок с лишним лет до Первого сионистского конгресса в Базеле. Г. Риссера в этом его подходе к воссозданию Израиля поддерживало подавляющее большинство евреев Западной Европы. Подобное отношение к сионистским идеям было достаточно стойким не только у евреев Западной Европы, но и США. Так в 1893 г. Рафаэл Ловенфелс писал: «Ни один образованный еврей (в Европе) не пожелает променять возлюбленную родину на другую страну – пусть даже там в незапамятные времена и жили его предки» (См. В.Лакер. Цит. соч., стр. 52). Стремление к ассимиляции было настолько сильным среди евреев того времени, что многие из них стыдились своего происхождения, отрекались от своих корней и от иудаизма, были порой куда большими патриотами, чем их соотечественники из титульных наций. О том, насколько было сильным это стремление, можно судить и по тому, что дети отца «Хаскалы» раввина Мендельсона и многие его последователи приняли крещение, также, как дети основателя Всемирного союза израэлитов, французского предтечи сионизма Огюста Кремье. Рахиль Варихаген, содержательница одного из весьма популярных в середине ХIХ века литературных салонов в Берлине, то, что она родилась еврейкой, считала трагедией всей своей жизни. По ее словам это было так же, «как если бы кинжал пронзил мое сердце в момент рождения». К концу жизни Рахиль, все же вернулась к религии предков, но она была, пожалуй, единственной в интеллектуальной еврейской тусовке Берлина той поры. Наибольшего размаха ассимиляция евреев достигла в Германии, что проявилось не только в их постепенном отказе от иврита в пользу диалекта немецкого языка по имени «идиш», но и в значительной германизации диаспоры в других странах, где быстро привились и идиш, и немецкая культура, а вместе с этим, как замечает В. Лакер, «и немецкий национальный дух» (В.Лакер. Цит. соч., стр. 51). Большинство французских евреев ассимилировались и традиционно подчеркивали свою принадлежность к французской нации. Многие из них скрывали свою национальность и стыдились ее. Один из лидеров французских социалистов Бернар Лазар открыто выступал за окончательное исчезновение евреев, как нации. Правда, впоследствии он стал сионистом, убедившись, что юдофобия во Франции не исчезла с предоставлением евреям равных прав с коренными французами. «Маскилим» появились и в России. Переписку с Мендельсоном вел ближайший сподвижник князя Потемкина Иошуа Цейтлин, история которого по-своему иллюстрирует двойственный характер этого движения. Сторонники «Хаскалы» в Восточной Европе, с одной стороны, питались идеями Просвещения, а с другой – выступали за «еврейское возрождения» на базе научного изучения библейских текстов, еврейской истории и возрождения иврита, как разговорного языка. Это по-своему сближало маскилим из «Хаскалы» со сторонниками догерцлевского сионизма. Не без влияния Цейтлина, в уникальной библиотеке Потемкина среди редких изданий было собрано более тысячи книг и рукописей по иудаизму, включая драгоценный свиток из 50 кож с «Пятикнижием Моисеевым», которое было написано предположительно в IX в. (хранится в Казани). Иошуа Цейтлин изучал работы западных талмудистов и пересказывал их идеи князю, который «внимал им благожелательно». За преданность Потемкину и отечеству Цейтлин в 1787 г. получил звание надворного советника, что дало ему возможность вступать во владение землями. Светлейший тут же даровал своему другу имение в Могилевской губернии, и Цейтлин стал владельцем 910 крепостных душ и поместья «Устье», которое обрело необычайную известность. Туда Цейтлин удалился, окончательно отойдя от дел, когда умер Потемкин. В Устье он построил дворец, окружил себя учеными и погрузился в науку. Состояние, которое Иошуа удалось скопить при князе, он вложил в талмудистику. Построил «бейт гамидраш» (что-то вроде института для талмудистов, дословно «дом учения»), в котором талмудисты могли не только обучаться, но и жить, не заботясь о хлебе насущном, создавать свои религиозные труды. Там же располагалась богатейшая библиотека. С другой стороны поддержку еврейского помещика получали и приверженцы «Хаскалы». В 60—70-х годах ХIХ века идеи ассимиляции получили широкую поддержку среди еврейской интеллигенции в России. Так Осип Рабинович, издатель первого в России еврейского журнала, призывал своих сородичей отказаться от жаргона и сделать своим «прекрасный русский язык». «Россия – наша родина, – писал он, – и ее воздух, ее язык тоже должны быть нашими». Раствориться в русской нации, усвоить русский образ жизни призывал евреев ведущий еврейский публицист в России И.Оржанский. В 1869 г. Эммануил Соловейчик, главный редактор журнала «Сион», писал, что слияние русских и евреев, растворение еврейского народа в русском – это новое мессианское движение, которого образованные русские евреи ожидали с большим нетерпением. Подобные взгляды разделяли многие из тех евреев, которые примкнули к революционному движению в России еще во времена народничества, а впоследствии вступали в ряды эсеров, анархистов, бундовцев, становились социал-демократами, как меньшевистского, так и большевистского разлива. Увлечение «просвещенных» апологетов «Хаскалы» идеями философов периода Просвещения неминуемо вело к переоценке в их среде основных постулатов иудаизма и традиций ортодоксального еврейства, которые безжалостно поносили все эти философы от Вольтера до Дидро. Во времена немецкой оккупации Франции некий доктор истории по имени Анри Лабру не поленился составить сборник в двести пятьдесят страниц, включавший антиеврейские тексты Вольтера (Henri Labrоue. Voltaire antijuif, Paris. 1942). Увы, светоч разума по имени Жан Франсуа Вольтер (1694–1778 гг.) был известен, как ярый юдофоб. Он писал: «Евреи – ничто иное как невежественный, презираемый и варварский народ, который издревле соединяет грязнейшее корыстолюбие с отвратительнейшим суеверием и непреодолимейшей ненавистью ко всем народам, среди которых они терпимы и за счет которых они обогащаются. Они самый злобный и самый скандальный из малых народов. Маленькая еврейская нация смеет показывать непримиримую ненависть к собственности других народов; они пресмыкаются, когда их постигает неудача, и высокомерничают при процветании дел… Они признают только две обязанности священными: плодиться и наживать деньги». В сочинении «Опыт о нравах» Вольтер писал: «На евреев смотрели так же, как мы смотрим на негров, т. е. как на низший вид человека». Юдофобия Вольтера была хорошо известна его современникам, а также их ближайшим потомкам. Она крайне поражала как его друзей, так и врагов. Луи де Бональд писал: «Когда я говорю, что философы доброжелательно относятся к евреям, из их числа нужно исключить главу философской школы XVIII века Вольтера, который всю свою жизнь демонстрировал решительную неприязнь к этому несчастному народу… «(Цит. по: Л. Поляков. История антисемитизма. Эпоха знаний. М., Иерусалим, «Мосты культуры – Гешарим», 1998). Но Вольтер, увы, был в этом среди французских философов не одинок. Поль Гольбах (1723–1789; французский философ, почетный член Петербургской Академии наук,), который сыграл большую роль в духовной подготовке Великой французской революции XVIII в. писал: «Покорные только своим священникам, евреи стали врагами рода человеческого. Евреи стали разбойничьим народом, уподобившись своими нравственными принципами варварским корсарам, наводящим ужас на европейские моря». Монтескье (Шарль-Луи де Секонда, барон Ля Брэд и де Монтескье 1689–1755 гг.) писал, что «евреи рассматривают себя как источник всеобщей святости и начало всех религий. Они относятся к нам как к еретикам, исказившим Закон, или даже как к евреям-отступникам… («Персидские письма», LX.). В «Духе законов» Монтескье еврейской тематике посвящены две главы, в которых последовательно рассматриваются вопросы торговли и религии. Там, в частности, говорится: «Коммерция стала занятием народа, который был покрыт позором, и вскоре само понятие «коммерция» уже смешивалось с самым ужасным ростовщичеством, с монопольными ценами, со сбором недоимок и со всеми бесчестными способами зарабатывания денег. Евреи, обогащавшиеся таким образом, затем подвергались грабежу со стороны властей, столь же бесчестному. Это служило утешению масс, хотя и никак не облегчаю их положения» («Дух законов», XXI, 20.) Жан-Жак Руссо (1712–1778) многократно с неприязнью высказывался о евреях древности в традиционной манере: «низость этого народа, чуждого всех добродетелей», «самый подлый из народов, которые когда-либо существовали» и т. д. В основном труде жизни Дени Дидро (1713–1784) «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел» (1751) евреям посвящено несколько статей. В статье «Медицина», подписанной шевалье де Жокуром, который был правой рукой Дидро, читаем: «Древние евреи, невежественные, суеверные, отделенные от других народов, незнакомые с исследованиями в области физики, неспособные понять естественные причины, объясняли все свои болезни воздействием злых духов (…), короче говоря, их невежество в области медицины заставляло их обращаться к прорицателям, колдунам, чародеям или в конечном итоге к пророкам. Даже когда наш Господь пришел в Палестину, похоже, что евреи не стали более просвещенными, чем раньше…» Такой подход ведущих философов Просвещения к еврейскому вопросу для того времени был типичен. И, если уж самые просвещенные интеллектуалы так относились тогда к евреям, то можно себе представить, что о них думали обычные люди. Тем более что и в Библии, с которой верующих католиков, как и православных, регулярно знакомили священники, столько «антисемитских» высказываний самого Господа о богоизбранных, что не стоит удивляться резко негативному к ним отношению практически во всех христианских державах того времени. Антисемитизма более чем достаточно, в самой Торе. В Библии в видении пророка Исайи Господь глаголет о евреях следующее: «Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ мой не разумеет», называет его князей содомскими, а народ – гоморрским (Исаия 1:10). Там же читаем о евреях: «Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные» (Исайя, 1: 3–4). «Ваши руки полны крови» (Исаия 1:15). «Князья твои – законопреступники и сообщники воров; все они любят подарки и гонятся за мздой» (Исаия 1:23). Во Второзаконии евреев именуют народом «развращенным, глупым и несмышленым» (Второзаконие 32:5–6). Цитирую дальше Библию: «Это от того, что народ мой глуп… они умны на зло, но добра делать не умеют» (Иеремия 4:22). «Вы крадете, убиваете, прелюбодействуете, и клянетесь во лжи…» (Иеремия 7:9). «От малого до большого, каждый из них предан корысти, и от пророка до священника – все действуют лживо. … Стыдятся ли они, делая мерзости? Нет, нисколько не стыдятся и не краснеют» (Иеремия 6:13–15). «Изумительное и ужасное совершается в сей земле: Пророки пророчествуют ложь, и священники господствуют при посредстве их, и народ мой любит это» (Иеремия 5:30–31). «Они крепко держатся обмана… не говорят они правды, никто не раскаивается в своем нечестии…» (Иеремия 8:5–6). «Все они прелюбодеи, скопище вероломных. Как лук, напрягают язык свой для лжи, усиливаются на земле неправдою; ибо переходят от одного зла к другому… Каждый обманывает своего друга, и правды не говорят; приучили язык свой говорить ложь… Неужели Я не накажу их за это? Говорит Господь… И сделаю Иерусалим грудою камней, жилищем шакалов, и города Иудеи сделаю пустынею, без жителей…и рассею их между народами, которых не знали ни они, ни отцы их, и пошлю вслед их меч, доколе не истреблю их» (Иеремия 9:2–3,5, 9,11,16). Иисус Христос вообще называет евреев «детьми дьявола» (от Иоанна 8:44). Если бы в наше время кто-то попробовал без ссылок на Библию произнести нечто подобное публично, то это вполне потянуло бы на статью о «разжигании национальной розни». Увы, эти высказывания нередко именно в этих целях и используются по сей день, хотя современные, прежде всего, светские евреи никак не похожи на евреев ХVIII – начала ХIХ века ни по своему внешнему виду и поведению, ни по мировоззрению. Исключение, да и то чисто внешне, составляют разве что хасиды, последователи Хабада, которых далеко не все принимают даже в Израиле, не говоря уже о Европе, родине Хаскалы. Почему юдофобия? Вопрос, почему юдофобия (это более точный термин, чем антисемитизм) сохранялась на протяжении веков и не искоренена даже в наши дни, а напротив, лишь усиливается, в частности, в России, заслуживает особого внимания. На него в свое время попытался дать ответ Федор Достоевский в уже упоминавшейся своей статье «Еврейский вопрос»: «Разумеется, мне ответят, что все обуреваемы ненавистью, а потому все лгут, – писал Достоевский, полемизируя с теми, кто обвинял русский народ в антисемитизме. – Рождается тотчас другой вопрос: если все до единого лгут и обуреваемы такою ненавистью, что с чего-нибудь да взялась же эта ненависть, ведь что-нибудь значит же эта всеобщая ненависть, «ведь что-нибудь значит же слово все!», как восклицал некогда Белинский. Нет-с, уверяю вас, что в русском народе нет предвзятой ненависти к еврею, а есть, может быть, несимпатия к нему, особенно по местам и даже, может быть, очень сильная. О, без этого нельзя, что он еврей, не из племенной, не из религиозной какой-нибудь ненависти, а происходит это от иных причин, в которых виноват уже не коренной народ, а сам еврей». (Ф. М. Достоевский. «Еврейский вопрос». Собрание сочинений в 15 томах. Т. 2). Достоевский вряд ли был знаком с работой Маркса «К еврейскому вопросу», в которой научно объясняется суть еврейства и причины его неприятия остальным миром. Он был гениальным писателем, но социологией и экономикой не владел, а потому объяснял юдофобию больше ссылками на исторические прецеденты и нетерпимость иудаизма к иноверцам. Религиозная нетерпимость, увы, сохраняется в среде ортодоксального еврейства и по сей день, что нередко оборачивается юдофобией там, где евреи все еще пытаются жить по нормам «Шулхан-Аруха». Но с точки зрения специалистов в области истории и политэкономии, эти обстоятельства, особенно в наши дни, второстепенны. Рост неприязни к евреям, особо обострившейся в конце ХIХ века и вылившейся в России и некоторых других странах в еврейские погромы, совпал, как это, на первый взгляд, ни парадоксально, с промышленной революцией и становлением буржуазии, как правящего класса, с переходом к денежным отношениям от натурального хозяйства. Русский народ, да и другие славянские народы оказались не готовы к этому, прежде всего, духовно, что в значительной степени облегчило грабеж крестьянства, которым активно занялись евреи-ростовщики и евреи-промышленники, нещадно эксплуатировавшие крестьян и бесправных рабочих. Одним из первых на то, что «…черты, характеризующие еврейство и придающие ему в современной жизни такое огромное значение и силу, суть, в то же время, и основные начала создавшейся за последние два века и все постепенно побеждающей буржуазии», обратил внимание русский писатель и философ Петр Астафьев. «В наше время представителей тех начал, которыми характеризуются еврейство – позитивизма и утилитаризма, ровно столько же, сколько и представителей новой, только в новое время выработанной и равно чуждой и классическому и христианскому миру идеи, идеи социальной, – писал Астафьев. – Эта идея общества, производящего и распределяющего между особями жизненные блага, вытесняющая в наше время на Западе из жизни все решительнее и задачу политического государства, и идеалы духовной личности и народности, по существу своему утилитарна, только положительна и космополитична. Она по существу своему есть отрицание и классического, чисто-политического идеала государственности и христианского идеала высочайшего подъема и развития духовной личности. Представителем этой новой идеи нашего времени, идеи космополитически-социальной, является и новая сила, выработанная новым временем и находящая для себя в еврействе только естественного, могучего и богато одаренного союзника. Эта сила, неведомая ни классическому, ни христианскому миру, чисто-социальная, но берущая на наших глазах уже верх над силами политическими, государственно-национальными – есть сила буржуазии. Естественное духовное соседство с нею еврейства, природного носителя тех же начал, и столь же естественный союз его с этой новою завоевательницею всего современного мира – и дают ныне еврейству то значение мировой силы, какого оно ранее никогда не имело». Петр Астафьев приходит по сути дела к тому же выводу, к которому пришел Карл Маркс в своей работе «К еврейскому вопросу», когда пишет: «Борьба против еврейства, таким образом, есть, прежде всего, борьба против буржуазии и ее современного господства». Астафьев отметил и другую, не менее важную сторону становления капиталистической системы хозяйства и насаждения буржуазных ценностей – незазщищенность патриархальной России перед натиском буржуазии, лишенной корней и всякой духовности. Он отмечал, что «отсутствие воли и настойчивости ради утилитарных целей и великая эмоциональность» русского народа делают его особо уязвимым перед таким натиском. «Я утверждаю, – писал он, – что борьба этому народу (русскому. – в. Б.) с еврейством совершенно невозможна… Другим народам, например французам, немцам, англичанам – присущи отчасти еврейские свойства: формальный разум, воля, утилитаризм, словом «умеренность и аккуратность». В нашем национальном характере лежит чуть не презрение ко всему этому. Отсюда мы ничего не можем противопоставить ни еврейской сплоченности, ни еврейской трезвости, умеренности, практичности, семейному началу и т. д. Мы относительно еврейства – раса самая беззащитная» (П.Е. Астафьев. Письмо А.А. Пороховщикову. Из сборника «Русское самосознание» – http://russamos.narod.ru/l-astaf1). Удивительным образом эти слова Астафьева подтвердились после крушения Советского Союза и перехода России к свободной, т. е. капиталистической экономике. Русский народ действительно оказался самым беззащитным. В Советском Союзе власть время от времени использовала политический антисемитизм для разгрома оппозиции и любого инакомыслия. И, тем не менее, в народе юдофобия практически отсутствовала. Это объяснялось не столько драконовскими законами – в первые годы советской власти за юдофобские высказывания могли запросто поставить к стенке – сколько отсутствием в обществе буржуазии со всеми ее институтами и обожествлением наживы. В те времена советские люди, независимо от национальности, жили от получки до получки, и занимали друг у друга, а не у ростовщиков и не в банках. Материальная и социальная база юдофобии была ликвидирована вместе с буржуазией. Но, как только коммунизм был уничтожен вместе с Советским Союзом, эта база была восстановлена и юдофобия, увы, возродилась. Хотя бы потому, что среди российских олигархов, не говоря уже о высшем среднем классе, большинство составляют евреи. Но вернемся к началу промышленной революции и к Великой Французской. Синедрион и эмансипация Великая французская революция даровала права и свободы всем гражданам Франции, но только два года спустя после взятия Бастилии ее лидеры даровали равноправие евреям. Это произошло 28 сентября 1791 г., когда Учредительное собрание приняло закон о предоставлении евреям Франции, а позднее и присоединенных к ней стран и областей (Бельгии, Ниццы, Савойи, левобережья Рейна) гражданских прав. Продолжая традиции Великой французской революции, Наполеон I с приходом к власти (1799; с 1804 г. – император) выступил, как сторонник еврейской эмансипации. В завоеванных им странах (Италии, Нидерландах и других) принцип равноправия евреев последовательно проводился в жизнь. Вместе с тем само существование еврейства как обособленной этнокультурной и религиозной группы, большей частью резко отличавшейся от основного населения страны и следовавшей предписаниям Галахи, противоречило стремлению Наполеона I создать унитарное государство с единым для всех граждан всеобъемлющим законодательством. Этому всячески противились кагалы и раввинат. Их власть над евреями сохранялась на протяжении тысячелетий. Когда римляне почти 19 веков назад разрушили Иудею (70 г. до н. э.), сровняв с землей второй Храм, иудаизм уже был распространен среди различных народов земли и продолжил свое существование в израильских колониях, существовавших к тому времени и в Азии и в Европе. Евреи диаспоры укрепили и размножили эти колонии, их внутренняя прочность обеспечивалась специальными религиозно-политическими институтами власти, превратившими эти колонии в клетки единого организма. Единое международное руководство евреями Галута осуществлялось Раввинскими Синодами, собиравшимися, как правило, в секрете на протяжении многих веков. Наполеон решил с этим покончить и с 1806 г. начал принимать меры по установлению эффективного государственного контроля над еврейскими общинами. Поводом для их принятия стали жалобы эльзасских крестьян на злоупотребления евреев-ростовщиков, поданные Наполеону I во время его пребывания в Страсбурге (начало 1806 г.). Установив, что крестьяне говорили правду, император провел специальное заседание Государственного совета, посвященное еврейскому вопросу. Судя по его выступлению в Госсовете, Наполеон Бонапарт был просто взбешен поведением ростовщиков и перенес свое раздражение на всех евреев Франции и остальной Европы: «Они главные возмутители в современном мире… Они стервятники человечества…, – говорил император. – Они образуют государство внутри государства (выделено мной – в. Б.). Несомненно, они не являются законопослушными гражданами… Зло в них исходит не от отдельных личностей, но от коренной природы сего народа… Деятельность еврейской нации со времен Моисея, в силу всей ее предрасположенности, заключалась в ростовщичестве и вымогательстве… Французское правительство не может равнодушно смотреть на то, как низкая, опустившаяся, способная на всякие преступления нация захватывает в свое исключительное владение обе прекрасные провинции старого Эльзаса. Евреев приходится рассматривать, как нацию, а не как секту. Это нация в нации… Я бы хотел на определенное время лишить их права выдавать займы под заклад, потому что слишком унизительно для французского народа быть обязанным этой низкой нации. Целые села обобраны евреями, они снова ввели рабство; это настоящие стаи воронов. Вред, причиняемый евреями, не происходит от отдельных лиц, но от всего этого народа в целом. Это черви и саранча, опустошающие Францию. Я решил исправить евреев (выделено мной. – в. Б.), но я не хочу их иметь больше, чем их есть в моем государстве. Я делаю все, чтобы доказать мое презрение к этой подлейшей нации мира. Евреи являются нацией, способной к самым ужасным преступлениям. Я хотел сделать из них нацию граждан, но они не годны ни к чему кроме торговли подержанным добром. Я был вынужден провозгласить закон против них за их ростовщичество, и крестьяне Эльзаса передали мне свои благодарности. Философскими учениями жидовского характера не изменишь, для них нужны исключительные специальные законы. К жидам относятся с отвращением, но надо признаться, что они действительно отвратительны; их также презирают, но ведь они и достойны презрения». (Из «Размышлений» и речи-обращения к Государственному совету 30 апреля и 7 мая 1806 года). Антисемитская риторика Наполеона была типична для того времени, когда политкорректность и толерантность еще не стали обязательными для государственных деятелей любого ранга, поэтому и воспринимать ее следует скорее, как проявление излишней эмоциональности императора, чем как истину в последней императорской инстанции. Главное в его выступлении в Госсовете в другом. Наполеон «решил исправить евреев», т. е. интегрировать их во французское общество и государство. В этих целях Бонапарт объявил о созыве в Париже 26 июля 1806 г. собрания еврейских нотаблей – раввинов и признанных светских лидеров французских евреев. Руководство работой собрания Наполеон возложил на специальных уполномоченных правительства, которым поручалось изложить делегатам планы императора относительно «исправления» евреев и их превращения в полноценных граждан страны, а также выслушать встречные предложения. Подчеркивалось, что ограничение гражданских прав евреев не входит в планы правительства. Открытию Собрания еврейских нотаблей предшествовало оживленное обсуждение еврейского вопроса во французской печати, причем в ряде газет, включая правительственный вестник «Монитер», нередко высказывались резко антисемитские суждения. Нотабли ответили на ряд вопросов, поставленных императором, целью которых было определить, возможно ли совместить нормы Галахи с требованиями наполеоновского унитарного государства. Наполеон остался доволен ответами на предложенные им вопросы и, считая, что решения Собрания должны обрести силу религиозного установления, обязательного для всех верующих евреев, постановил созвать в Париже Синедрион (Санхедрин) из 71 члена, призванный вновь, как и в период Второго храма, стать высшей религиозной инстанцией, наделенной правом принимать, пересматривать и отменять еврейские законы. Его торжественное открытие состоялось 9 февраля 1807 г.; президентом (или Наси – ударение падает на «и» – т. е. князь или патриарх) Синедриона французское правительство назначило раввина Д. Зинцхейма. Французский Синедрион без дебатов утвердил решения Собрания еврейских нотаблей, дополнительно отредактированные подготовительной комиссией. Практически без обсуждения были приняты также девять специальных постановлений, гласившие: 1), многоженство евреев не допускается (в тех странах, где оно запрещено законом); 2) религиозному разводу должен предшествовать гражданский развод; 3) религиозному браку должен предшествовать гражданский; если последний является смешанным, то он не может быть закреплен религиозной церемонией, но, тем не менее, действителен и не влечет за собой херем[11 - Херем – то, что стало запретным для пользования или соприкосновения, либо потому, что противно Богу, либо потому, что посвящено Ему. В данном случае термин используется, как обозначение высшей мере осуждения в еврейской общине. Как правило, она заключается в полном исключении порицаемого еврея из общины. В древности под херем попадали евреи, отступившие от культа Единого Бога. Их надлежало уничтожать, причeм вместе со скотом и имуществом. Все это – убитый скот и вещи – подлежало сожжению. Также, согласно Торе, под херем попали все коренные народы, населявшие территорию Ханаана до еврейского вторжения и не признавшие над собой власть евреев. Эти народы должны были быть полностью уничтожены, включая все их имущество (КЕЭ, том 9, кол. 771–774; Википедия).]; 4) евреи должны считать соотечественников-христиан своими братьями, поскольку они веруют в единого Бога – Творца всего сущего; 5) справедливое и милосердное отношение ко всем согражданам, вне зависимости от их религиозной принадлежности, является моральным долгом евреев; 6) еврей должен неукоснительно выполнять все гражданские обязанности, включая воинскую повинность, на время которой он освобождается от выполнения тех религиозных предписаний, которые могут помешать ему нести службу; 7) поскольку ни одна профессия не является для евреев запретной, им следует посвятить себя земледелию, ремеслам и искусствам, отказываясь от тех занятий, которые вызывают ненависть и презрение окружающих (то есть от ростовщичества); 8) евреям запрещено, ссужая деньги под проценты, делать различие между их единоверцами и христианами; 9) величина ссудного процента должна соответствовать законам страны и в любом случае не выходить за пределы, обусловленные степенью финансового риска. Этим постановлениям была предпослана особая резолюция, в которой говорилось, что иудаизм включает как собственно религиозные, так и политико-правовые элементы, причем, если первые неизменны во все времена, то вторые с изменением внешних условий существования еврейского народа могут пересматриваться авторитетным собранием, каковым и является французский Синедрион. Работа французского Синедриона завершилась 9 марта 1807 г. Собрание еврейских нотаблей было распущено 6 апреля 1807. г. Значение этого события для европейских евреев было действительно историческим. Фактически сведя на нет воздействие Галахи на повседневную (в частности, семейную) жизнь еврейского населения Франции и многих других государств, находившихся в сфере влияния наполеоновской империи, французский Синедрион в немалой степени способствовал ускорению секуляризации, а в конечном счете – и ассимиляции западноевропейского еврейства. (КЕЭ, том 7, кол. 864–868). Но Раввинские Синоды не прекратили при этом свое существование. В ХIХ веке они, следуя традициям маранов, как бы сосуществовали с французским Синедрионом Д. Зинцхейма. Как «Наси», его признавали только европейские евреи, поэтому утверждение некоторых историков о том, что он получил из рук Наполеона власть над всеми евреями, надуманно. Несколько забегая вперед, отмечу, что после Первой мировой войны в качестве объединенных Раввинских Синодов выступил «Комитет Еврейских Делегаций», успешно отстаивавший еврейские интересы на Версальской мирной конференции. В августе 1932-го, сентябре 1933-го и августе 1934 г. в Женеве открыто собирались Всемирные израильские Синоды, хотя большая часть их решений сохранялась в тайне. Их официальное наименование было «Всемирные Еврейские Конференции». На последней из них было решено публично учредить Всемирный Еврейский Конгресс, как самостоятельный официальный орган центрального правительства израильского народа. Раскол по-еврейски Ученики Мендельсона – деятели берлинской «Хаскалы» из университетов эмансипированного Запада с презрением отворачивались от «diese Ostjuden», т. е. от непросвещенных «этих восточных евреев». Но на востоке «Хаскала» получила новое рождение – под этим там понимали не столько приобщение к идеям Просвещения, сколько обращение к истории евреев и их многовековой культуре, основанной на иудаизме. Новые «Ostjuden», ратовали теперь уже не только за территориальную, но и за «духовную обособленность» евреев, одним из проповедников которой был основоположник «духовного сионизма», выходец из России Ахад Гаам[12 - Ахад Гаам (Ахад-Ха – Ам) – псевдоним, означающий «один из народа»; настоящее имя Ашер [Ушер] Хирш Гинцберг; 1856, Сквира, Украина, – 1927, Тель-Авив), еврейский писатель-публицист и философ.]. Он и его последователи активно выступали за возвращение на «историческую родину», считали только иврит настоящим языком евреев и презирали идиш. Все это было явно непопулярно у евреев Западной Европы, которые быстро ассимилировались в тех странах, где они родились и выросли. Один из лидеров общины немецких евреев Габриель Ризер, полемизируя со сторонниками Ахад Гаама, говорил: «Мы не приехали сюда эмигрантами, мы здесь родились, и именно потому, что мы здесь родились, мы не претендуем на родину в другом месте; мы либо немцы, либо же вообще бездомные люди». Эту точку зрения поддержали и те раввины, которые оставались верными «Наси» и обязательствам, принятым наполеоновским Синедрионом: «Мысль о Мессии заслуживает полного внимания в наших молитвах, но надо исключить из них все просьбы о возвращении в землю наших предков и о восстановлении еврейского государства». Основоположники сионизма, разрабатывая проект колонизации Палестины, не особо пеклись о соблюдении канонов иудаизма и древних заветов, а чаще всего действовали вопреки им. Именно поэтому в вопросе о воссоздании еврейского государства, как в Палестине, так и в любом другом месте (англичане предлагали сионистам для этого даже Уганду, а американцы – Аргентину), среди еврейских лидеров Галута не было единства. Так одним из самых видных деятелей религиозного антисионизма XX века был раввин Йоэль Тейтельбаум (известный как «Сатмарский Ребе»), основатель сатмарского хасидизма, которого придерживаются в США в наше время около 150 тысяч евреев. Один из крупнейших идеологов современного ультраортодоксального иудаизма раввин Йоэль считал, что попытка создать еврейское государства до прихода Машиаха (мессии) является серьезным нарушением Торы. На основе трактата Кетубот 110A– 111B в Вавилонском Талмуде: «Бог заклял тремя клятвами еврейский народ и остальные народы. Первая: не пытаться подняться на стену силой (то есть не создавать своего государства перед приходом Машиаха). Вторая: не восставать против народов. Третья: евреи не будут порабощаться народами мира слишком сильно. Стало быть, евреи не могут силой пытаться вернуть себе «Эрец Исраэль», а только с согласия народов мира, евреи не могут восставать против существующей нееврейской власти». Из всего этого, согласно учению Сатмарского Ребе следует, что все те пути и средства, которые были использованы для создания государства Израиль «не соответствуют договоренности и являются запрещенными, а государство Израиль делают незаконным. Сионисты соблазнили евреев нарушить три клятвы и создать еврейское государство до прихода Мессии…» Именно из-за сионистов, по мнению Сатмарского Ребе, во время Второй мировой войны было убито шесть миллионов евреев. В 1967 году он ввел для сатмарцев запрет на посещение Стены плача в Иерусалиме, не говоря уже о молитвах перед ней. «Проклятья, а не благословения принесет евреям единственный шаг по земле, отравленной сионистским воинством зла», – говорил раввин Йоэль. В 1920-х гг. главной организацией, противостоявшей сионизму с позиций ортодоксального иудаизма, стала организация Агудат Исраэль, созданная в 1912 году. Однако, в 1947 Агудат Исраэль поддержала требование сионистов о создании самостоятельного еврейского государства. В наше время большинство ортодоксальных общин и организаций признают государство Израиль и там немало хасидов. Более того, ортодоксальный иудаизм остается доминирующей религией в стране. Но отколовшаяся от Агудат Исраэль в 1935 году община «Наторей карта «до сих пор категорически отказывается признать право государства Израиль на существование. Близкие позиции занимает Хабад (любавические хасиды). И хотя их колония есть в Израиле (Кфар-Хабад), лидеры Хабад считают, что образование нынешнего, светского государства Израиль в соответствии с планами сионистов не является знаком мессианского спасения, т. е. религиозно оправданным. Это, однако, не мешает Хабаду активно участвовать в политической жизни Израиля и выступать за «Эрец Израэль» и строительство еврейских поселений на оккупированных территориях. И, наконец, замечу, что дети отца – основателя сионизма Теодора Герцля отреклись от него. Они не только открыто выступали против сионистов, но и перешли в христианство. Так в иудаизме, как и в христианстве, возник свой раскол. Оротодксальные евреи не признавали сторонников Хаскалы и вели с ними ожесточенную борьбу. Тем не менее, реформированный иудаизм, сформировавшийся на базе реформ Мендельсона в начале XIX века в Германии, в наши дни весьма популярен. Его сторонники есть сейчас во всех странах, где живут евреи. Ортодоксальные раввины не раз накладывали на него херем. В Израиле реформистские синагоги начали появляться лишь сравнительно недавно. На сегодня в США насчитывается 920 реформистских синагог, тогда как в Израиле – всего 25 (при этом еврейское население Америки лишь немного уступает по численности количеству израильтян). Как показали недавние исследования, к сторонникам реформированного иудаизма причисляют себя около 40 % американских евреев (около 1,5 млн. человек). В Израиле, где ортодоксы – самая влиятельная религиозная сила, эта разновидность иудаизма считается ересью. Так, например, раввин Дов Лиор из израильской синагоги в Кирьят-Арбе запретил ортодоксальным евреям участвовать в любых мероприятиях, организованных иудеями-реформистами, и посещать их синагоги, приравняв реформированный иудаизм к идолопоклонству (Благовест-Инфо. 25.10.06). Заметим, что согласно Талмуду идолопоклонниками считают и христиан. Ортодоксы отрицают, прежде всего, обрядовые реформы в этой разновидности иудаизма. Если в ортодоксальном иудаизме раввины во время богослужения надевают особые культовые одежды, реформисты проводят богослужение в гражданском платье. Если в ортодоксальном иудаизме раввины произносят богослужебные молитвы на иврите, то в реформированном иудаизме на языке тех стран, в которых живут евреи: в США – на английском, в Германии – на немецком, в России – на русском. Если у ортодоксов женщины молятся в синагогах отдельно от мужчин (или за перегородкой, или на балконе), то у реформистов они молятся в одном помещении с мужчинами. В ортодоксальном иудаизме раввинами могут быть только мужчины, а в реформированном быть раввинами разрешено и женщинам. Но главное различие не в обрядах. Со времени появления Талмуда и до второй половины ХХ века учение о загробной жизни, о котором упоминал Эммануэль Кант, толковалось следующим образом. Для получения награды не надо ждать мессию: души праведников немедленно после расставания с телом направлялись Богом в небесный рай («ган эден»). А грешников направляли в ад, в место мучений. Для обозначения ада использовались слова «шеол» и «геенна». («Геенной» называлась долина в окрестностях Иерусалима, где сжигали мусор. Это слово перенесли и на название места мучений души после смерти ее тела.) При этом считалось, что евреи-иудеи попадают в ад только на время, а евреи-нечестивцы и люди других национальностей (их называли «гоями») навсегда. Это учение лежит в основе ортодоксального иудаизма, который считает гоев чем-то средним между человеком и животным, т. е. «недочеловеками», если употреблять нацистский термин для определения неарийцев и евреев. Современные богословы-реформисты внесли существенные изменения в понимание картины загробной жизни в иудаизме. Но это изменение очень существенно. Небесную награду, по мнению реформистов, могут получить не только евреи-иудеи, но и люди других национальностей и с другой верой. В этом универсалисты-реформаторы повторяли Иисуса Христа: «Нет ни эллина, ни иудея». Но только в этом. Согласно учению реформистов, евреям заслужить небесную награду труднее, чем неевреям. Людям других национальностей (джентиле) достаточно вести нравственный образ жизни, и они заслужат жизнь в раю. Евреи же должны не только вести себя нравственно, но и соблюдать все чисто религиозные требования, которые иудаизм предъявляет верующим иудеям. (См.: O.A. Попов. «Универсальное и этническое в еврействе», Интернет-журнал Сретенского монастыря). За собой они оставляли право решать, кто подходит для рая на земле, а кто нет, что соответствует этому учению, а что нет. В роли таких арбитров будут члены «избранной» группы – еврейские Учителя, несущие «свет в массы». То есть, жрецами нового учения, несущего «свет и освобождение всем народам» будут те же евреи-реформисты, взявшие на себя «бремя освобождения всего человечества». Вот в этом иудейском «расколе» заложены основы разногласий не только между ортодоксами и реформаторами, но и между сионистами типа Жаботинского и сионистами-социалистами, а затем уже и между всеми сионистами и коммунистами. В Галуте идею колонизации Палестины поддерживали поначалу единицы. Благополучно ассимилированных европейских евреев перспектива возвращения на нищую и безводную прародину не увлекала. Больше всего энтузиастов нашлось среди еврейской бедноты в Восточной Европе, прежде всего в Польше и России. Разные группы (в основном из России), такие, как «Хиббат Цион» («Любовь к Сиону») и др. – выступали за возвращение всех евреев в Эрец-Исраэль, чтобы возродить там национальную жизнь, а затем и государство. В начале 1882 г. в Харькове возник палестинофильский кружок «Билу» (аббревиатура слов Бейт Яаков леху венельха – «Дом Яакова, вставайте и пойдем»), Его участники, преимущественно студенты, решили основать в Палестине образцовую земледельческую колонию и тем способствовать идее еврейской. Билуйцы, как их стали называть, действительно основали в Палестине свое поселение в Гедере, но последователей у них было немного. Когда Герцль начал свою деятельность, он даже не знал о существовании такого движения, как Ховевей Цион (буквально «любящие Сион»; в русской традиции – палестинофилы) и тех идеях политического сионизма, которые разрабатывали его лидеры, прежде всего Л. Пинскер. Это движение возникло из разрозненных кружков и групп Хиббат Цион (главным образом из России) на их 1-м съезде в 1884 г. Ховевей Цион стали связующим звеном между идеей возвращения к Сиону и началом политического сионизма, провозглашенного Т. Герцлем на 1-м Сионистском конгрессе. Ховевей Цион видели решение «еврейского вопроса» в «возвращении еврейского народа в Эрец-Исраэль и в создании там сельскохозяйственных поселений». В 1882 г. Ховевей Цион начали концентрировать свои усилия на приобретении земельных участков в Палестине. В 1890 г. Ховевей Цион создали так называемый Одесский комитет, ставший единственной легальной палестинофильской организацией России. В Западной Европе, где не существовало ограничений на политическую деятельность, Ховевей Цион, опасаясь обвинений в непатриотичности, не были склонны вести политическую кампанию за осуществление сионистских идеалов, так что, в конечном счете, их деятельность приняла филантропический характер и не оказала существенного влияния на развитие политического сионизма и алии в Эрец-Исраэль. Первые сельскохозяйственные поселения удалось организовать в Палестине после еврейских погромов в России и преследований евреев в Румынии в 1882 г. Первая волна переселенцев (алия) началась преимущественно под влиянием идей Ховевей Цион. В 1889 г. в Одессе Ховевей Цион создали тайный орден Бней-Моше, целью которого было способствовать духовному возрождению еврейского народа и его возвращению на историческую родину. Во главе ордена стал Ахад Гаам (См. подробнее КЕЭ, том 9, кол. 857–859). Одним из сторонников Ахад Гаама стал американский священник Уильям Блэкстоун, который в 1891 году, за пять лет до Герцля, писал американскому президенту Бенджамину Харрисону о необходимости «организовать в возможно кратчайшие сроки международную конференцию, на которой рассмотреть ситуацию и положение израилитов в свете их права на Палестину, как их древнего места жительства, поддержать и помочь им в справедливом требовании улучшить их трагическое положение». (См. Игорь Юдович «Об американской Конституции, Верховном суде Соединенных Штатов и о евреях в нем». «Заметки по еврейской истории»,?11(146), 2011). Еще до того, как сионизм оформился организационно на реализацию проекта «Назад в Эрец-Израэль» были готовы дать деньги европейские евреи-банкиры, в первую очередь Ротшильды[13 - Династия Ротшильдов (нем. Rothschild, известная также, как Дом Ротшильдов или просто Ротшильды) – европейская династия банкиров и общественных деятелей еврейского происхождения, основанная в конце 18-го века. В 1816 году Ротшильды получили от императора Австрийской империи Франца II баронский титул и вошли в высший свет австрийского дворянства. Британская ветвь династии была принята во двор королевы Великобритании Виктории. Считается, что на протяжении XIX века Ротшильды имели наибольшее состояние в мире. Фамилия «Ротшильд» происходит от внешнего вида эмблемы ювелирной мастерской, принадлежавшей Анхелю Мозесу Бауэру (отцу Майера Амшеля Ротшильда), – изображение золотого римского орла на красном щите. Позже его сын взял себе фамилию по названию мастерской «Красный щит» или «Rotschield». Родоначальником династии Ротшильдов был Майер Амшель Ротшильд (1744–1812), основавший банк во Франкфурте-на-Майне. Дело продолжили пять его сыновей: Амшель Майер, Соломон Майер, Натан Майер, Калман Майер, Джеймс Майер. Братья контролировали 5 банков в крупнейших городах Европы (Париж, Лондон, Вена, Неаполь, Франкфурт-на-Майне). В настоящее время существуют только две ветви Ротшильдов – английская (от Натана) и французская (от Джеймса), остальные вымерли.], как английские, так и французские. Отмечу, что не все Ротшильды поддерживали сионизм и создание Еврейского государства в Палестине. Вопреки широко распространенному убеждению, большинство Ротшильдов относились к этой идее скептически и даже считали, что основание еврейского государства приведет к росту антисемитизма в Европе. Так, уже в ХХ веке лорд Виктор Ротшильд из английской ветви династии этих банкиров выступил против предоставления убежища или даже помощи еврейским беженцам во время Холокоста. В наше время барон Бенджамин да Ротшильд, представитель швейцарской ветви династии, в интервью израильской газете Haaretz в 2010 г. сказал, что он поддерживает мирный процесс: «Я понимаю, что это сложное дело, главным образом из-за фанатиков и экстремистов – и я имею ввиду обе стороны. Я думаю, что в Израиле есть фанатики… Обычно я не общаюсь с политиками. Однажды я разговаривал с Нетаньяху, а в другой раз встречался с израильским министром финансов. Но чем меньше я пересекаюсь с политиками, тем лучше себя чувствую». По поводу своей религиозной принадлежности он заявил, что старается быть беспристрастным: «Мы ведем дела со многими странами, включая арабские… Возлюбленный моей старшей дочери родом из Саудовской Аравии. Он хороший парень, и если она захочет выйти за него замуж, я не буду возражать». Тем не менее, фамилия Ротшильд и сионизм воспринимаются в массовом сознании, как синонимы. И не без оснований. Без их финансовой и политической помощи проект «Государство Израиль» не был бы реализован по сей день. Тем более что турки тоже относились к пришельцам с подозрением, усматривая в них потенциальных агентов державы, угрожавшей самому существованию Османской империи. Российские билуйцы, открывшие штаб-квартиру в Константинополе, тщетно дожидались там фирмана (официального разрешения) на основание ряда поселений в Палестине, которые послужили бы базой для массовой иммиграции. Турецкое правительство воздвигло на их пути множество препятствий и в 1893 г. наконец запретило и въезд русских евреев в Палестину, и покупку земли. Впрочем, эти указы часто удавалось обходить, регистрируя приобретенную землю на имя евреев из Западной Европы и распределяя бакшиш среди местной администрации. Таким образом, появилось еще несколько поселений, но едва ли сложившиеся обстоятельства могли обеспечить массовую иммиграцию, не говоря уже о создании еврейского государства. Решающее слово сказали Ротшильды. Видным сторонником сионизма был сын Джеймса Майера Ротшильда, Эдмон де Ротшильд (1845–1934) из французской ветви династии. После смерти Джеймса Якоба Ротшильда в 1868 г., Альфонс, его старший сын, который взял управление семейным банком, был наиболее активным в поддержке сионистов. Семейные архивы Ротшильдов говорят, что в течение 1870-х семья жертвовала около 500 000 франков ежегодно от лица восточных евреев для Всемирного еврейского союза (Alliance Israеlite Universelle). Барон Эдмон Джеймс де Ротшильд, младший сын Джеймса Якоба де Ротшильда, был главой первого поселения в Палестине в Ришон-ле-Цион и выкупил у оттоманского землевладельца часть земель вошедших позже в состав Государства Израиль. В 1882 году Эдмон де Ротшильд начал выкупать участки земли в Палестине и наряду с этим стал активно поддерживать поселенческое движение в Палестине. Также он помог российским евреям, которые бежали от погромов в Российской империи в 1880-е годы, переехать в Палестину. В 1889 он передает 25 000 гектаров земли, а также все управленческие функции, связанные с развитием старых и созданием новых поселений, в распоряжение Еврейского колонизационного общества. Средства Ротшильда до конца его жизни оставались основным источником финансирования поселенческой деятельности (только единовременно Ротшильд вручил Еврейскому колонизационному обществу чек на 15 млн. франков золотом). В 1924, он создал в Палестине Еврейское колонизационное общество (Jewish Colonization Association (PICA), которое приобрело более чем 500 кмІ земли, и основал там ряд предприятий. Сумма денег, которую он потратил на все эти предприятия, оценивается в более чем 50 миллионов долларов. Ротшильд осуществлял прямое руководство этой деятельностью в качестве президента специально созданного комитета при Еврейском колонизационном обществе. До поры Ротшильды игнорировали Всемирную сионистскую организацию Герцля, созданную 28 августа 1897 г. на 1 конгрессе сионистов в Базеле, предпочитая держать под своим контролем процесс еврейской колонизации Палестины. Другие еврейские богачи заняли аналогичную позицию. Так барон Гирш, который помогал еврейским переселенцам в Палестине, принял Герцля в 1895 г. но его идею создания еврейского государства в Палестине не поддержал и отказался дать Герцлю денег. Герцль обратился к семейному совету Ротшильдов, но и там не получил поддержки. Его идею еврейского национального займа для финансирования эмиграции отвергли с порога. В феврале 1896 г. он опубликовал свою знаменитую книгу «Еврейское государство» тиражом 3 тысячи экземпляров. Но ему удалось продать не более двухсот. Тем не менее, книга, со временем принесла ему мировую известность, а создание Сионистской организации, претендовавшей на право говорить «от имени всех евреев», придало новому еврейскому Мессии вес в политике. Герцлю, который всячески пытался представить сионизм «сильным мира сего» в положительном свете, удалось добиться аудиенций с турецким султаном (1898 и 1901 г.), папой римским (1906 г.), немецким кайзером Вильгельмом (1898 г.), министром колоний, а затем английским премьером Дж. Чемберленом (1902 г.), итальянским королем Виктором Эммануилом (1906 г.) и у таких ключевых фигур царской России, как министр внутренних дел Плеве и министр финансов, а затем премьер России С.Ю. Витте[14 - Сергей Юльевич Витте (1849–1915) – российский государственный деятель. Министр путей сообщения (1892), министр финансов (1892–1903), председатель Комитета министров (1903–1906), председатель Совета министров (1905–1906). Член Государственного совета (с 1903). Граф (с 1905 года). Действительный тайный советник (1899).] (1903 г.). Встречи лидера сионистов в Санкт-Петербурге состоялись вскоре после кишиневского погрома (6–8 апреля 1903 г.), который стал переломным пунктом в радикализации евреев России, чему в немалой степени способствовали бундовцы и сионисты-социалисты. «В июне Плеве дал указания принять решительные меры против сионистской пропаганды, так как по его заявлению, сионисты отклонились от своей первоначальной цели, а именно – эмиграции евреев в Палестину, и вместо этого стали заниматься укреплением национального еврейского сознания и созданием тайных обществ. Кроме того была запрещена продажа акций Еврейского колониального треста, так же, как и денежные сборы для Еврейского национального фонда. Это являлось реальной угрозой для сионистского движения». (В.Лакер, цит. соч., стр. 176). На первой же встрече с Плеве Герцль предложил в обмен на помощь царского правительства с организацией эмиграции и поддержку сионистов в Турции, помощь в обуздании «еврейского бунта». «Помогите нам скорее добраться до земли (обетованной. – в. Б.), и бунт закончится. Равно, как и дезертирство в ряды социалистов», – таково было его устное послание царю переданное через Плеве. Через несколько дней Плеве ознакомил его с ответом Николая II. Царь согласился оказать моральную и материальную поддержку сионистскому движению в проведении мер, «которые должны помочь сокращению численности еврейского населения в России». Вместе с тем Николай предупредил, что «сионистское движение будет запрещено, если оно станет вести к любому усилению еврейского национализма». В Санкт-Петербурге не выступали за высылку в Палестину всех евреев. Тех, кто ассимилировался и мог принести пользу империи, не притесняли. Царь одобрил идею Герцля о создании независимого еврейского государства, способного вместить несколько миллионов малоимущих российских евреев, потому что для империи они были бесполезны и к тому же опасны. Эта позиция Герцля по отношению к участию евреев в революционном движении вызвала критику в его адрес на 6 сионистском конгрессе, где Герцль заявил, что правительство России не будет чинить препятствий сионистам, если они будут действовать в рамках закона. Это заявление повлекло к первому противостоянию сионистов-социалистов из Поалей Цион, участвовавших в конгрессе, с руководством ВСО и непосредственно с Герцлем, которого обвинили в сговоре с «погромщиком Плеве». Впрочем, уже в 1904 году сионистские боевики убили Плеве посреди белого дня. В других столицах Герцль не получил никакой реальной поддержки. Папа римский сказал, что не будет препятствовать эмиграции евреев в Палестину, но и поддерживать это не будет. Не поддержал Герцля и раввинат. Главный венский раввин Гюдеманн, резко высмеял его идеи в своем памфлете, а самого Герцля отнес к категории «кукушек еврейского национализма». Гюдеманн заявил, что «евреи не нация», что «их объединяет только вера в Бога», и что «сионизм несовместим с иудаистским вероучением» (Moritz Gudemann. Nationaljudentum, Leipzig & Vienna, 1897, p. 42). Разногласия Герцля с раввинатом были вызваны не только неприятием талмудистами его, как нового Мессии. Сторонники «духовного сионизма», прежде всего Ахад Гаам, обвиняли Герцля в том, что в его проекте еврейского государства было куда больше светского, чем еврейского. С крупным еврейским капиталом сионисты нашли понимание уже после смерти основателя ВСО. Но при жизни от своих богатых соплеменников он практически не получил никакой помощи. После своей последней встречи с Ротшильдами Герцль написал: «Я считаю, что семейство Ротшильдов – это национальное бедствие евреев» (Цит. по: В.Лакер. Указ соч., с. 147). Герцль торопился. Он не мог принять великой мудрости Экклезиаста: «Всему свое время». Но главное – не учел мудрого высказывания премьер-министра Англии Дизраэли: «Мир управляется совсем иными людьми, о которых даже представления не имеют те, кто не заглядывает за кулисы». Герцля заглянуть туда не пустили. Этой великой чести удостоились только его преемники. Время сионистов наступило тогда, когда по воле мировой закулисы мир вплотную подошел к Первой мировой войне и к первому переделу мира. Начало сотрудничества Еврейского колонизационного общества Ротшильда с сионистскими организациями относится к 1913 году. Тогда же Ротшильд впервые встретился с новым лидером сионистского движения Хаимом Вейцманом, сменившего Герцля на посту председателя ВСО, поддержав его план основания в Иерусалиме Еврейского университета. В период с 1887 по 1925 Ротшильд предпринял пять поездок в Палестину. Свой четвертый визит осенью 1914 г. он нанес уже в качестве «известного любителя Сиона» (Ховеве Цион), а на состоявшейся в декабре того же года встрече с Х. Вейцманом выразил решительную поддержку идее создания в Стране Израиля еврейского государства. Согласно завещанию Ротшильда, останки его и его жены Аделаиды были в 1954 г. перевезены в Израиль и погребены в усыпальнице в парке Раматха-Надив в Зихрон-Яакове (названном в честь его отца – «Зихрон-Яаков» – дословно, «В память о Яакове»). Более десяти городов и других поселений в Израиле названы в честь барона Ротшильда и его детей. В каждом крупном израильском городе есть улица Ротшильда. Ротшильды также сыграли значительную роль в установлении инфраструктуры израильского правительства. Джеймс финансировал строительство Кнессета в качестве подарка Еврейскому Государству, и здание Верховного Суда Израиля было подарено Израилю Дороти Ротшильд. О вкладе барона Ротшильда в развитие Израиля лучше всего сказал он сам: «Без меня сионисты мало чего достигли бы, но без сионистов мое собственное дело погибло бы». В своей «Истории сионизма» Вальтер Лакер откровенно признает, что «без помощи Эдмона де Ротшильда первые колонисты действительно бы не выжили. (См.: В.Лакер. Цит. соч., с. 116). Лакер без обиняков говорит, что благодаря Ротшильду, который взял под свой контроль дело колонизации Палестины, этот проект «после долгой филантропической прелюдии превратился в сугубо коммерческое предприятие» (Там же, с. 117). И не только. Будь проект этот только коммерческим, Ротшильды особенно бы не усердствовали. Он был, прежде всего, политическим, глобальным. Еврейскому государству предстояло стать духовным и политическим центром мирового еврейства, мощным орудием влияния на диаспору, а через нее – и на политику ведущих держав. Самый весомый вклад Ротшильдов в дело сионистов датируется 2 ноября 1917 г. В тот день именно Уолтер Ротшильд (английская ветвь) получил из рук тогдашнего министра иностранных дел Англии Артура Джеймса Бальфура знаменитое письмо, вошедшее в историю, как Декларация Бальфура, в котором говорилось: «Имею честь передать Вам от имени правительства Его Величества следующую декларацию, в которой выражается сочувствие сионистским устремлениям евреев, представленную на рассмотрение кабинета министров и им одобренную: «Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа, и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине или же права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой другой стране». Я был бы весьма признателен Вам, если бы Вы довели эту Декларацию до сведения Сионистской федерации. Искренне Ваш Артур Джеймс Бальфур». Эта декларация стала поворотным пунктом в истории сионизма и послужила, в условиях британского мандата юридическим обоснованием сионистской колонизации Палестины. По словам Ллойд Джорджа, «…декларация Бальфура не является простым актом милосердия. Следует понять, что речь идет о сделке в обмен… на поддержку евреями всего мира дела союзников». (См. Дональд Макинтайр. «Рождение современного Израиля: клочок бумаги, который изменил историю», «The Independent», 31.10.2007; Более подробно – КЕЭ, том 1, кол. 285–287.). Маркс и его труд «К еврейскому вопросу» Есть такие события, совпадение которых по времени не может быть случайным. «Декларация Бальфура» была опубликована в том же номере газеты «Таймс», где напечатали сообщение об Октябрьской революции в России. Вряд ли можно было найти более удачный момент для того, чтобы столь ненавязчиво, но вместе с тем убедительно подчеркнуть родство сионизма и коммунизма. Еще до того, как эта декларация появилась на свет, многие говорили о том, что поселенцы из Хововей-Цион, билуйцы и прочие сионистские первопроходцы в Палестине были последователями утопических коммунистов и в своих сельскохозяйственных поселениях обустраивали жизнь по принципу коммуны. Да и после образования государства Израиль многие кибуцы строились по тому же принципу уже потому, что среди первых поселенцев большинство составляли люди социалистических убеждений. Студенты-билуйцы привезли из России в Палестину коммунистические фантазии из «Снов Веры Павловны», а последователи Мозеса Гесса из Европы пытались построить на «земле обетованной» свои коммуны по рецептам Оуэна, Фурье и Кабе. Да и Гесс собирался построить там хоть и еврейское, но все же социалистическое государство. Популярность этих идей была вызвана к жизни теми процессами индустриализации, которые набирали темп в Европе, что совпало с крушением забора вокруг еврейского гетто, в результате снятия с еврейской общины ограничений на место проживания и на профессии, что положило конец обособленности евреев. Удержать их в гетто традиционный иудаизм ортодоксов уже был не способен. Кагал терял свою власть в Галуте. Евреи стали покидать общину и уходить в большие европейские города, где к середине ХIХ века образовался многочисленный еврейский бедный люд. А там сама жизнь способствовала радикализации сознания вчерашних обитателей гетто. «Покидая свое местечко (гетто) и переезжая в город, еврей менял свой социальный статус, а иногда и религию. Но не психологию, не родственные и племенные связи, оставаясь по своим привычкам, установкам и, что главное, мироощущению – евреем, верным «народу Израиля», его традициям и законам – пишет исследователь сионизма Олег Попов (Бостон, США). – Дети и внуки раввинов и цадиков, отринувшие религию ортодоксального иудаизма и принявшие религию реформистского Иудаизма и прогрессистского Просвещения, но сохранившие традиции, поведенческие установки, психологию, мораль, ценности и мироощущение предков, искали универсалистское решение экономических, социальных и национальных проблем своего народа, в том числе и еврейского рабочего класса и ремесленников. И как истинные «универсалисты» они искали эти решения в «мировом масштабе». (O.A. Попов. Цит. соч.). Концепцию иудаизма об «избранном народе» Маркс, который ратовал за освобождение всего человечества, поставил с ног на голову. В его учении, как и в реформистском иудаизме, освобождение осуществлялось не всем человечеством, а «избранными» и, в конечном счете, для избранных. Разница заключалась в том, что если в иудаизме «избранность» шла от Бога, то в учении Маркса – от Исторического Прогресса, разделившего в его учении все человечество на две части: на избранный, «прогрессивный» класс – пролетариат, и на «реакционный» класс – буржуазию, включавшую в себя не только крупную, но и мелкую буржуазию, крестьянство. Как отмечает А.С. Панарин, «архаические уклоны в избранничество… проявились у Маркса в том, что место в будущем социалистическом обществе у него оставлено не для всех, а исключительно для пролетариата, которому предстояло стать могильщиком всех остальных классов» (А.С. Панарин. Российская интеллигенция в мировых войнах и революциях XX века. – Едиториал УРСС, 1998). Следуя традиции реформистского иудаизма, «лишившего» евреев этничности, Маркс лишил «освободителя», – пролетариат – этнической и национальной специфики, сделав, таким образом, освобождение человечества всемирным наднациональным предприятием. В своей работе «К еврейскому вопросу», обсуждая природу религии и необходимые условия ее исчезновения, Маркс, как и многие современные ему реформистские евреи-публицисты, «проигнорировал» этническую природу еврейства, оставив, помимо всеми признаваемой религиозной сути еврейства – его «экономическую суть – ростовщичество, торгашество» (там же). Как видим, и Панарин и Попов прямо указывают на корни родства иудаизма и марксизма, сионизма и коммунизма. Обратимся к классике и прочитаем, что же писал по этому поводу Маркс в одной из своих ранних работ «К еврейскому вопросу», выборочно процитированной Панариным. Если вчитаться в эту статью Маркса внимательнее, станет ясно, что ней идет речь не только об экономической сути еврейства, не только о проблемах эмансипации вообще и эмансипации евреев, в частности. Маркс ставил вопрос шире, говоря о влиянии еврейства на все стороны жизни «мира своекорыстия», т. е. мира капитала – от гражданского общества до экономики, от нравственности до религии. Маркса нельзя читать бегло. Поэтому для лучшего понимания отношения Маркса к евреям и еврейству я процитирую эту его знаменитую работу более подробно, чем обычно принято. Полемизируя с Бруно Бауэром, автором статьи «Еврейский вопрос» (Bruno Ваuer. «Die Jugenfrage». Braunschweig, 1843), посчитавшим «ложным такое положение вещей, при котором в теории за евреем не признается политических прав, между тем как на практике еврей пользуется огромной властью и проявляет свое политическое влияние en gros, когда это влияние стеснено для него en detail «(Б.Бауэр. «Еврейский вопрос», с. 114), Маркс посмотрел, что называется, в корень. «Противоречие между политической властью еврея на практике и его политическими правами есть противоречие между политикой и денежной властью вообще, – писал основатель научного коммунизма. – В то время как по идее политическая власть возвышается над денежной властью, на деле она стала ее рабыней» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Собр. Соч., т. 1, с. 409). «Стихийный марксист» Адольф Гитлер попытался «решить» это противоречие, лишив евреев Германии и других европейских стран права участвовать в какой-либо форме в жизни государства, а затем, лишив их права на жизнь. Он проиграл в первую очередь потому, что не понял главного – глобального характера еврейства и тождественности его с самой сутью современной цивилизации. «Еврейство, – писал Маркс, – удержалось рядом с христианством не только как религиозная критика христианства, не только как воплощенное сомнение в религиозном происхождении христианства, но также и потому, что практически – еврейский дух – еврейство – удержался в самом христианском обществе и даже достиг здесь своего высшего развития. Еврей в качестве особой составной части гражданского общества есть лишь особое проявление еврейского характера гражданского общества. Еврейство сохранилось не вопреки истории, а благодаря истории (выделено мной. – в. Б.). Гражданское общество из собственных своих недр постоянно порождает еврея. Что являлось, само по себе, основой еврейской религии? Практическая потребность, эгоизм. Монотеизм еврея представляет собой, поэтому в действительности политеизм множества потребностей, политеизм, который возводит даже отхожее место в объект божественного закона. Практическая потребность, эгоизм — вот принцип гражданского общества, и он выступил в чистом виде, как только гражданское общество окончательно породило из своих собственных недр политическое государство. Бог практической потребности и своекорыстия — это деньги. Деньги – это ревнивый бог Израиля, пред лицом которого не должно быть никакого другого бога. Деньги низводят всех богов человека с высоты и обращают их в товар. Деньги – это всеобщая, установившаяся как нечто самостоятельное, стоимость всех вещей. Они поэтому лишили весь мир – как человеческий мир, так и природу – их собственной стоимости. Деньги – это отчужденная от человека сущность его труда и его бытия; и эта чуждая сущность повелевает человеком, и человек поклоняется ей. Бог евреев сделался мирским, стал мировым богом (выделено мной. – в. Б.). Вексель – это действительный бог еврея. Его бог – только иллюзорный вексель… То, что в еврейской религии содержится в абстрактном виде – презрение к теории, искусству, истории, презрение к человеку, как самоцели, – это является действительной, сознательной точкой зрения денежного человека, его добродетелью. Даже отношения, связанные с продолжением рода, взаимоотношения мужчины и женщины и т. д. становятся предметом торговли! Женщина здесь – предмет купли-продажи. Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека. Беспочвенный закон еврея есть лишь религиозная карикатура на беспочвенную мораль и право вообще, на формальные лишь ритуалы, которыми окружает себя мир своекорыстия. Также и в этом мире своекорыстия высшим отношением человека является определяемое законами отношение, отношение к законам, имеющим для человека значение не потому, что они – законы его собственной воли и сущности, а потому, что они господствуют и что отступление от них карается. Еврейский иезуитизм, тот самый практический иезуитизм, который Бауэр находит в талмуде, есть отношение мира своекорыстия к властвующим над ним законам, хитроумный обход которых составляет главное искусство этого мира. Самое движение этого мира в рамках этих законов неизбежно является постоянным упразднением закона. Еврейство не могло дальше развиваться как религия, развиваться теоретически, потому что мировоззрение практической потребности по своей природе ограничено и исчерпывается немногими штрихами. Религия практической потребности могла по самой своей сущности найти свое завершение не в теории, а лишь в практике — именно потому, что ее истиной является практика. Еврейство не могло создать никакого нового мира; оно могло лишь вовлекать в круг своей деятельности новые, образующиеся миры и мировые отношения, потому что практическая потребность, рассудком которой является своекорыстие, ведет себя пассивно и не может произвольно расширяться; она расширяется лишь в результате дальнейшего развития общественных условий. Еврейство достигает своей высшей точки с завершением гражданского общества; но гражданское общество завершается лишь в христианском мире. Лишь при господстве христианства, превращающего все национальные, естественные, нравственные, теоретические отношения в нечто внешнее для человека, – гражданское общество могло окончательно отделиться от государственной жизни, порвать все родовые узы человека, поставить на их место эгоизм, своекорыстную потребность, претворить человеческий мир в мир атомистических, враждебно друг другу противостоящих индивидов. Христианство возникло из еврейства. Оно снова превратилось в еврейство. Христианин был с самого начала теоретизирующим евреем; еврей, поэтому является практическим христианином, а практический христианин снова стал евреем. Христианство только по видимости преодолело реальное еврейство. Христианство было слишком возвышенным, слишком спиритуалистическим, чтобы устранить грубость практической потребности иначе, как вознесши ее на небеса. Христианство есть перенесенная в заоблачные выси мысль еврейства, еврейство есть низменное утилитарное применение христианства, но это применение могло стать всеобщим лишь после того, как христианство, в качестве законченной религии, теоретически завершило самоотчуждение человека от себя самого и от природы. Только после этого смогло еврейство достигнуть всеобщего господства и превратить отчужденного человека, отчужденную природу в отчуждаемые предметы, в предметы купли-продажи, находящиеся в рабской зависимости от эгоистической потребности, от торгашества. Отчуждение вещей есть практика самоотчуждения человека. Подобно тому, как человек, пока он опутан религией, умеет объективировать свою сущность, лишь превращая ее в чуждое фантастическое существо, – так при господстве эгоистической потребности он может практически действовать, практически создавать предметы, лишь подчиняя эти свои продукты, как и свою деятельность, власти чуждой сущности и придавая им значение чуждой сущности – денег. Христианский эгоизм блаженства необходимо превращается, в своей завершенной практике, в еврейский эгоизм плоти, небесная потребность – в земную, субъективизм – в своекорыстие. Мы объясняем живучесть еврея не его религией, а, напротив, человеческой основой его религии, практической потребностью, эгоизмом. Так как реальная сущность еврея получила в гражданском обществе свое всеобщее действительное осуществление, свое всеобщее мирское воплощение, то гражданское общество не могло убедить еврея в недействительности его религиозной сущности, которая лишь выражает в идее практическую потребность. Следовательно, сущность современного еврея мы находим не только в Пятикнижии или в талмуде, но и в современном обществе, – не как абстрактную, а как в высшей степени эмпирическую сущность, не только как ограниченность еврея, но как еврейскую ограниченность общества. Как только обществу удастся упразднить эмпирическую сущность еврейства, торгашество и его предпосылки, еврей станет невозможным, ибо его сознание не будет иметь больше объекта, ибо субъективная основа еврейства, практическая потребность, очеловечится, ибо конфликт между индивидуально-чувственным бытием человека и его родовым бытием будет упразднен. Общественная эмансипация еврея есть эмансипация общества от еврейства» (Написано К. Марксом осенью 1843 г. Напечатано в журнале «Deutch-Franzosische Jahrbucher», 1844 г. Цит. по: К.Маркс и Ф.Энгельс. Собр. Соч., т. 1, с. 408–413) Как видим, постановка еврейского вопроса у Маркса куда глубже и сложнее, чем во многих работах, посвященных еврейскому вопросу, и, в частности у О.Попова и А.Панарина, не говоря уже о тех «антисионистах», которые всячески смакуют последнюю фразу вышеприведенной цитаты, не понимая ее глубинного смысла, а воспринимая ее буквально, как призыв к погрому. «К еврейскому вопросу» – одна из самых первых философских работ Маркса. В социалистических кругах в 1890-х гг. она не переиздавались и считалась принадлежащей к его «домарксистскому» периоду. Действительно, ряд формулировок в ней были заимствованы Марксом у М. Гесса, который высказывал их в свой младогегельянский период. А среди французских социалистов и немецких младогегельянцев отождествление еврейства с буржуазным началом было общепринятым. Многие юдофобские идеи и доводы К.Маркс черпал у Бруно Бауэра и Людвига Фейербаха. Например, из труда последнего: «Сущность христианства» взят им тезис, что «иудаизм – это эгоизм в форме религии». «Маркс никогда открыто не отрекался от этих выраженных в статье 1843 г. идей, хотя в посвященном возникновению современного капитализма историческом обзоре «Капитала» евреи совсем не упоминаются, – читаем в «Еврейской энциклопедии». – Это дало возможность многим последователям Маркса, стремившимся доказать, что Маркс не был антисемитом, утверждать, что содержащееся в его ранних работах (в том числе «Святом семействе») понятие «юдентум» («еврейство») – не историческое еврейство, а социальная категория» (КЕЭ. «Маркс Карл Генрих»). Критика «еврейства» Марксом – его социальной, экономической и духовной, а точнее бездуховной, составляющих вызвала сразу же после появления его статьи в «Deutch-Franzosische Jahrbucher» поток обвинений автора в юдофобии уже потому, что ее активно использовали завзятые антисемиты. Так, в 1935 году в Германии вышел нацистский труд «Мировой антисемитизм» д-ра Кербеля и проф. Пугаля, в котором был раздел «Евреи о самих себе», открывающийся портретом Карла Маркса и его словами: «Поищем тайны еврея не в его религии, поищем тайны религии в действительном еврее. Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги…» И т. д. Этого классику марксизма не забыли. И в наши дни его упрекают в антисемитизме, ссылаясь на ту раннюю его работу, которую не обошел вниманием ни один из авторов, изучавших еврейский вопрос, независимо от своих убеждений. Некий Михаил Блехман из Монреаля (Канада) выложил как-то в Интернете свою статью «К еврейскому вопросу» с обильными цитатами из одноименного произведения Маркса. В заключение он приходит к такому выводу: «Как говорят публицисты, нередко приходится слышать, что коммунизм – замечательная идея, только ее, к несчастью, извратили плохие люди. Так вот, наивные мои друзья: все, что я процитировал выше, написал еще в 1843 году именно основоположник Научного коммунизма – выдающийся марксист Карл Маркс. Повторяю: именно Карл Маркс, а не кто-то из тех его учеников или единомышленников. Я не знаю никого, кому удалось бы так хладнокровно и почти даже интеллектуально призвать к уничтожению миллионов людей. Четко, аргументированно, без капли эмоций, как и подобает ученому, он дал понять, на много поколений вперед: евреи и гражданское общество – это страшное зло, которое надлежит уничтожить. Именно он – Карл Маркс – обучил нацистов, организаторов дела врачей, вдохновителей шахидов и яйцеголовых «левых» профессоров, каким должно быть человеческое (человеческое?) общество. Именно он заложил теоретический фундамент. Я процитировал этого «ученого» – его (не Гитлера) статью «К еврейскому вопросу» по изданным в 1955 г. «Сочинениям» Карла Маркса и Фридриха Энгельса». А издал эти «сочинения» Институт Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина при ЦК КПСС». (См.: В.Шохина «Жизнь взаймы: страницы из биографии Карла Маркса«. НГ-ExLibris.15.05.2008). Вот и эти господа ничего не поняли в этой исключительно глубокой работе Маркса. Не дано-с! Конечно, отождествлять Маркса с организаторами еврейского Холокоста, по меньшей мере, глупо и г-н Блехман в своей аргументации интеллектом явно не блещет. Но в своей неспособности понять даже раннего Маркса он далеко не одинок – основателя научного коммунизма можно обвинить в юдофобии и приписать любые грехи, кроме «антиеврейства». Известно, что дед Маркса был раввином. В роду матери Маркса, голландской еврейки Генриетты Пресбург, мужчины тоже были раввинами. Сама она, приняв вслед за мужем лютеранство, все равно ходила в синагогу и учила сына ивриту. Некоторые российские исследователи «считают, что эта статья Маркса на самом деле написана в защиту евреев. Поскольку он здесь спорит с мнением Бауэра о том, что «эмансипация евреев возможна через принятие ими христианства». Маркс действительно не стеснялся в выражениях, говоря о своих соплеменниках, и признавался: «ненавижу всей душой еврейскую веру». Не отставал от него и Энгельс. Но в «Еврейском вопросе» Маркса только ограниченные люди видят одну лишь юдофобию, не желая понять, что речь идет, прежде всего, о критике тотально бездуховной, антигуманистической капиталистической системы, в основу которой положены эксплуатация человека человеком, ростовщичество и торгашество, и которую двигает «ревнивый Бог Израиля», т. е. деньги, эта «отчужденная от человека сущность его труда и его бытия». Она-то и «повелевает человеком, и человек поклоняется ей». Не то же ли самое сказано в Фаусте: «Люди гибнут за металл!». Когда читаешь слова Маркса о «еврейском изуетизме» и отношении «мира своекорыстия» к существующим законам, как не вспомнить вышеприведенную цитату из «Шулхан Аруха»: «Вся собственность других наций принадлежит еврейской нации, которая, следовательно, имеет право воспользоваться ею без каких-либо угрызений совести. Ортодоксальный еврей не обязан соблюдать принципы морали по отношению к людям других народов. Он может действовать вопреки морали, если это выгодно ему или евреям вообще». Маркс ничего не выдумал. Он просто знал Талмуд и комментарии к нему наиболее известных талмудистов. К тому же надо понимать, что в то время такого рода высказывания о евреях, как у него в «Еврейском вопросе», носили у классиков Просвещения и у первых социалистов, как не еврейского, так и еврейского происхождения, в том числе у Прудона, Фурье, у Маркса, у Гесса, и у Лассаля, скорее бытовой характер, чем политический. А уж тем более у менее знаменитых «просвещенных», которые частенько, будучи евреями, публично заявляли, что евреев на дух не переносят. Сам Мозес Гесс, предтеча сионизма, называл евреев «хищниками и кровососами иудео-христианского мира». До появления так называемого «политического антисемитизма» все эти юдофобские высказывания не имели столь зловещего характера и последствий, как в конце ХIХ – начале ХХ века. Как ни странно это покажется моим современникам, политический антисемитизм появился с легкой руки социалистов, которые напрямую связали борьбу с капитализмом с борьбой против еврейства, как торгашества, а эмансипацию человечества по Марксу с эмансипацией от еврейства. Об этом, в частности, говорил в наши дни главный редактор веб-сайта троцкистского IV Интернационала Дэвид Норт, в своем материале об отношении Маркса и Энгельса к еврейству: «В тщетной надежде, что я мог бы похоронить мнимый вопрос об «антиеврействе» основателей современного социализма, – писал Норт, – я процитирую отрывок из письма Энгельса, написанного в апреле 1890-го года. Месяцем позже оно было опубликовано в одной рабочей газете. Это письмо было написано в ответ на новое и в высшей степени опасное явление – появление политического антисемитизма. Энгельс объясняет, что антисемитизм в этой современной форме – «это не что иное, как реакция средневековых, гибнущих общественных слоев против современного общества, которое состоит в основном из капиталистов и наемных рабочих; он служит, поэтому лишь реакционным целям, прикрываясь мнимосоциалистической маской (выделено мной. – в. Б.). Это уродливая разновидность феодального социализма, и мы не можем иметь с ним ничего общего». Отмечая, что современное социалистическое движение «очень многим обязано» евреям, Энгельс заканчивает свое письмо следующим образом: «Не говоря уже о Гейне и Берне (Borne), Маркс был чистокровным евреем; евреем был Лассаль. Многие из наших лучших людей – евреи. Мой друг Виктор Адлер, который теперь расплачивается за свою преданность делу пролетариата заключением в венской тюрьме, Эдуард Бернштейн, редактор лондонской газеты Sozialdemokrat, Пауль Зингер, один из наших лучших депутатов рейхстага, – все это люди, дружбой которых я горжусь, и все они – евреи! Журнал Gartenlaube [издание правых] даже и меня сделал евреем, и во всяком случае, если бы мне пришлось выбирать, так лучше еврей, чем «господин фон» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2-е изд/, т. 22, с. 54–55). С уважением Дэвид Норт. Редакционная коллегия МСвС» (wsws.org. 23.07.2002). А был ли мальчик? Теперь о «еврейском происхождении научного коммунизма». Спор о том, правомерно ли говорить о сионизме и коммунизме, как о единоутробных братьях, продолжается более сотни лет. В работе «Введение в философию иудаизма» еврейского философа Й.Бен-Шломо (см. www. machanaim. org/philosof/vved_fil) говорится, что вопрос об избранности еврейского народа настолько важен в иудаизме, что нет ни одной философской системы в еврейской мысли, которая бы обошла его молчанием. Автор выделяет четыре подхода к трактовке понятия избранного, «дражайшего» народа в современной еврейской философии. Одним из них является гуманистическое направление, характерное для кругов еврейского Просвещения. Оно утверждает, что гуманистические ценности пришли из еврейского мира и еврейскому народу настало время раствориться среди других народов. Это направление является господствующим среди евреев диаспоры. Вторым направлением является радикально-революционное течение, выраженное в марксизме, которое стояло на позициях, что избавление придет не через буржуазный образ жизни, а через революцию, в которой нет места еврейскому народу (выделено мной. – в. Б.). Некоторые исследователи сионизма именно в его неомессинаском характере видят его родство с коммунизмом Маркса, у которого в роли коллективного Мессии выступает пролетариат без роду и племени («У пролетариев нет отечества»). По-своему это подтвердил А.Ландауер, бывший в 1919 г. одним из руководителей коммунистического восстания в Мюнхене, заявив, что социалистический переворот воплотит в жизнь идеи еврейской веры в Мессию. Одним из первых еще до революции на эту связь обратил внимание русский философ и богослов С.Булгаков. «Современный социализм, – писал он, – представляет собой возрождение мессианских учений, и К.Маркс вместе с Лассалем суть новейшего покроя апокалиптики, провозвещающие мессианское царство» (С. Булгаков «Апокалиптика и социализм» // Сборник «Два града». М., 1911). Другие, в том числе Геннадий Зюганов и прочие идеологи КПРФ, указывают на более близкую связь коммунизма с православием и считают, что куда логичнее назвать предтечей коммунизма Иисуса Христа. Но его оппоненты отмечают, и справедливо, что и Христос, и его апостолы были евреями, а христианство, в том числе православие, вышло из иудаизма. Ветхий завет со всеми иудейскими пророками и иерархами – неотъемлемая часть христианского вероучения. Это не говоря уже о том, что православные отмечают, как один из главных церковных праздников, день Обрезания Господне[15 - Обрезание (на иврите брит мила, буквально «завет обрезания»), обряд удаления крайней плоти у младенцев мужского пола, символизирующий завет между Богом и народом Израиля. Согласно библейской традиции, обряд обрезания восходит к патриарху Аврааму, который в возрасте 99 лет совершил обрезание себе и всем домочадцам мужского пола, как предписал ему Бог: «Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас всякий младенец мужеского пола, из рода в род… И будет завет Мой на теле вашем заветом вечным» (Быт. 11:13). Христианство этот обряд запрещает. Во времена инквизиции мараны, тайно совершавшие обрезание детям подвергались преследованию.] (в 2012 г. отмечалось 14 января). Иудеи и христиане одинаково почитают пророка Иезекиля (его день – 3 августа в 2012 г.), не говоря уже об общих святых, упомянутых в Ветхом Завете. Что касается неомессианства, то им был обуреваем не только Маркс. Английская газета «Гардиан» в мае 2012 г. опубликовала выдержки из секретного доклада, ранее неизвестного историкам, о «комплексе мессии» Адольфа Гитлера. Этот доклад был составлен по заданию английской разведки социологом Марком Абрамсом, который во время Второй мировой войны работал в отделе пропаганды экспедиционных сил союзников. Отчет его был найден в бумагах, хранящихся у члена семьи Абрамса. Анализ этого доклада, помеченный грифом «Секретно», был осуществлен академиком Джозефом Маккерди (Joseph McCurdy). Он пишет, что у Гитлера был «комплекс мессии», то есть вера в то, что он вел избранный народ в крестовый поход против зла, воплощенного в евреях. В докладе отмечается увлечение его «юдофобией», и говорится, что Гитлер видел в евреях не просто угрозу Германии, но «всеобщую сатанинскую силу». «Гитлер опутан паутиной религиозных иллюзий, – заключает Маккерди. – Евреи – воплощение зла, а он – воплощение духа добра. Он – бог, чья жертва может принести победу над злом». (Adolf Hitler’s ‘Messiah Complex’ Studied in Secret British Intelligence Report. «The Guardian, 05.05. 2012). Итак, Гитлер и впрямь считал себя мессией, скорее мессией наоборот. Любопытное в этой связи свидетельство мы находим в книге Дугласа Рида «Спор о Сионе». Он пишет: «Если Мессия когда-нибудь действительно появится, то его выбор окажется действительно неожиданным: в 1939 г. автор этих строк был в Праге, где один из пражских раввинов проповедовал, что Гитлер – это еврейский Мессия» (Дуглас Рид. «Спор о Сионе». Издательство «Твердь», 1993, с. 117). У пражского раввина, видимо, была та информация, которую в «третьем рейхе» нельзя было разглашать под страхом смерти: на еврейском кладбище в Вене есть могила некоего Шикльгрубера, однофамильца, отца, либо близкого родственника Адольфа Шикльгрубера, более известного под псевдонимом Адольф Гитлер. Так что, лишь на этом основании можно утверждать, что фашизм и сионизм – близнецы-братья? О том, что определенная часть сионистов делала ставку на фашизм, мы еще поговорим ниже. Но теперь вернемся к проблеме родства сионизма с коммунизмом. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vladimir-bolshakov/s-talmudom-i-krasnym-flagom-tayny-mirovoy-revolucii-2/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Герцль Теодор (Биньямин Зеев; Herzl, Theodor; 1860, Будапешт, – 1904, Эдлах, Австрия), основатель политического сионизма, провозвестник еврейского государства и создатель Всемирной сионистской организации. В 1878 г. семья переехала из Будапешта в Вену, и Герцль поступил на юридический факультет Венского университета. Подобно многим евреям того времени, он был в молодые годы сторонником ассимиляции. С октября 1891 г. по июль 1895 г. Герцль работал парижским корреспондентом влиятельной либеральной венской газеты «Нойе фрайе прессе». Крутой поворот во взглядах и в жизни Герцля произошел под влиянием дела Дрейфуса. После этого, как пишет Еврейская энциклопедия, Герцль пришел к выводу о том, что «единственным решением еврейского вопроса может быть исход евреев из стран рассеяния, где царит антисемитизм, и поселение их в своей собственной стране». Книга, в которой Герцль изложил свою программу, решив представить ее на рассмотрение общественности, называлась «Еврейское государство. Опыт современного решения еврейского вопроса». Она вышла 14 февраля 1896 г. в Вене. В том же году были опубликованы ее переводы на иврит, английский, французский, русский и румынский языки. Основная мысль книги состоит в том, что еврейский вопрос следует решать не эмиграцией из одной страны диаспоры в другую или ассимиляцией, а созданием независимого еврейского государства. Герцль выступал за организованный исход еврейских масс Европы в еврейское государство. Большинство западноевропейских евреев подвергли сомнению исходные предпосылки Герцля и отвергли его план, и лишь некоторые видные еврейские деятели стали на его сторону (М. Нордау, И. Зангвил). Однако многие участники движения Ховевей Цион в Восточной Европе и сионистски настроенные еврейские студенты Австрии, Германии и других стран (в большинстве – выходцы из Восточной Европы) восприняли идеи Герцля с огромным энтузиазмом и призвали его руководить группами, готовыми посвятить себя осуществлению этого плана. В марте 1897 г. предварительная конференция с участием представителей обществ Ховевей Цион Германии, Австрии и Галиции приняла предложение Герцля о созыве Всеобщего сионистского конгресса. 1-й Сионистский конгресс состоялся 29–31 августа 1897 г. в Базеле. Он принял программу сионистского движения (Базельская программа) и основал Всемирную сионистскую организацию, президентом которой был избран Герцль, остававшийся на этом посту до самой смерти. (Краткая еврейская энциклопедия, далее – КЕЭ, том 2, Герцль). 2 Галут (букв.: изгнание) – вынужденное пребывание еврейского народа вне его исторической родины (Эрец-Исраэль, т. е. «Великий Израиль»). Согласно Еврейской энциклопедии, «этим термином обычно обозначается период со времени разрушения Второго храма (70 г. н. э.) до создания Государства Израиль, который воспринимается историческим сознанием еврейского народа как состояние гонимой и бездомной нации. Добровольное пребывание значительной части народа, даже его большинства, за пределами Эрец-Исраэль, главным образом при существовании в ней этнического, политического и религиозного центра, определялось в эллинистическую эпоху евреями, усвоившими греческую культуру, греческим словом диаспора (буквально `рассеяние`). На иврите не существовало особого термина для обозначения диаспоры, и словом галут обозначалось любое пребывание евреев в странах рассеяния. Лишь с возникновением Государства Израиль вошло в употребление слово тфуца в значении `диаспора` в отличие от галут». (КЕЭ, том 2, кол. 28–32). 3 Месси?я (машиах, букв.: помазанник), в религиозных представлениях иудаизма идеальный царь, потомок Давида, который будет послан Богом, чтобы осуществить избавление народа Израиля. Слово машиах первоначально было прилагательным, означавшим «помазанный [елеем]», и применялось в Библии по отношению к царям Израиля и Иудеи. Иногда это слово означает весь народ Израиля, что подразумевает его «помазанность», богоизбранность. Сущность идеи Мессии выражает вера пророков Израиля в наступление времени, когда сильный духом вождь, обладающий земной властью, принесет полное политическое и духовное избавление народу Израиля на его земле, а также мир, благоденствие и моральное совершенство всему роду человеческому. В еврейском мессианстве неразрывно связаны политические и этические, национальные и универсалистские мотивы. С точки зрения иудаизма, в Ветхом Завете (Танахе) главным критерием прихода Мессии является пророчество Исайи, который указывает, что дни пришествия Машиаха будут эпохой межнациональных и социальных перемен: И перекуют все народы мечи свои на орала и копья свои – на серпы; не поднимет меча народ на народ, и не будут больше учиться воевать (Ис.2:4). 4 Кагал (кахал – собрание народа, сход) – орган общинного самоуправления, стоявший во главе отдельной еврейской общины в диаспоре и являвшийся посредником между ней и государством, в широком смысле слова община у евреев, в узком – административная форма самоуправления общиной у евреев в Польше и других странах Восточной Европы в XVI–XVIII веках, в Российской империи в период 1772–1893 г. Уже в польских грамотах XVI века кагалу передавалось право раввинов надзирать за религиозным бытом евреев, право карать нарушителей отлучением – херемом, изгнанием, телесным наказанием и даже смертной казнью. В России кагалу было предоставлено, помимо прочих, право вести метрические книги для еврейской общины. 5 Галаха (Халаха; мн. число Халахот) – нормативная (в отличие от Аггады, устных установлений и обычаев) часть иудаизма, регламентирующая религиозную, семейную и гражданскую жизнь евреев. В более узком смысле – совокупность законов, содержащихся в Торе, Талмуде и в более поздней раввинистической литературе, а также каждый из этих законов в отдельности (КЕЭ, том 2, кол. 7—16). 6 Талмуд (учение) – многотомный свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма, охватывающий Мишну и Гемару в их единстве. Талмуд – уникальное произведение, включающее дискуссии, которые велись на протяжении около восьми столетий законоучителями Эрец-Исраэль и Вавилонии и привели к фиксации Устного Закона. Центральным положением ортодоксального иудаизма является вера в то, что Устная Тора была получена Моисеем во время его пребывания на горе Синай, и его содержание веками передавалось от поколения к поколению устно, в отличие от Танаха (еврейской Библии), который носит название Письменная Тора (Письменный Закон). Более позднее понимание слова Талмуд, широко распространенное в наше время, – Мишна вместе с посвященными ей учениями амораев. Талмуд – оригинальное название произведения, данное ему амораями. Гемара – более позднее название Талмуда. Кроме законодательных текстов, называемых Галаха, Талмуд включает большое количество сюжетов, исторических, медицинских текстов. В основе талмудического творчества лежит комментарий Танаха, в особенности его первой части – Пятикнижия, или Торы. Талмуд по большей части написан на различных диалектах арамейского языка, с включением большого количества древнееврейских слов и понятий и библейских цитат на древнееврейском языке или из арамейских переводов. В Талмуде встречается около 2 500 слов из классического греческого языка и из различных ближневосточных диалектов. Важнейшим элементом иудаизма является комментирование Талмуда, которое достигло высот в еврейских общинах Франции и Германии. Особое место в постталмудической литературе занимают многочисленные сочинения кодификативного характера, в которых из талмудической дискуссии извлекается халаха (галаха); затем халаха подвергается стандартизации и систематизации. Одним из наиболее одиозных кодификаторов был раввин Иосиф Каро, создавший наиболее полный галахический сборник, сокращенный вариант которого называется «Шулхан арух«. В 1239 г. в ряде булл папы римского Григория IX Талмуд был определен как «книга антихристианская и чрезвычайно вредная, которая служит причиной болезненного упрямства евреев в их приверженности вере предков». Неприятие Талмуда, связанное с антираввинистической направленностью, проникло также и в еврейскую среду. Караимы, например, отрицают авторитет Устного Закона и не признают Талмуд. Среди других противников Талмуда были Уриэль Акоста, Б. Спиноза, последователи Саббатая Цви и Я. Франка, деятели реформистского иудаизма и Хаскалы, которые считали, что Талмуд – это препятствие для эмансипации еврейского народа. (См. более подробно: Википедия, КЕЭ, том 8, кол. 706–736). 7 Арба Турим, или просто Тур. Кодекс еврейского закона, написанный известным ученым, раби Яаковом бен Ашер (1270, Германия 1343, Толедо, Испания), сыном Роша, прозванным «Бааль Атурим». 8 Давид Алрой (настоящее имя Меннахем бен-Шломо Ал-Руйи) – еврейский лидер из Курдистана XII века, глава восставших евреев, объявивший себя мессией. 9 Цви Хирш Калишер (1795–1874) раввин, поборник еврейского национального возрождения в Эрец-Исраэль. Калишер поддержал попытку Х. Лурье (1821–1878) создать во Франкфурте-на-Одере общество по заселению Эрец-Исраэль (1860). Изданная этим обществом книга Калишера «Дришат Цион» («Стремление к Сиону», 1862) в течение многих лет служила главным средством внедрения в среду ортодоксального еврейства идеи возвращения в Эрец-Исраэль (КЕЭ, том 4, кол. 54–56). 10 Хаскала или «Гаскала» (ивр. «просвещение«, от сехель, «здравый смысл«, «интеллект«), еврейское просвещение. Отсюда маскил, «просвещенный», мн. число маскилим, «просвещенные», как именовали себя сторонники этого движения. В более узком смысле, «Хаскала» может также обозначать изучение священных текстов, а также поэзии, научной и критической литературы на иврите. Термин иногда используется для описания современных подходов к критическому изучению религиозных книг, таких как Талмуд, в тех случаях, когда требуется подчеркнуть отличия этих современных подходов от тех, которые используют ортодоксальные иудеи. (См. более подробно об этом движении раздел «Хаскала» в КЕЭ, том 9, кол. 696–705). 11 Херем – то, что стало запретным для пользования или соприкосновения, либо потому, что противно Богу, либо потому, что посвящено Ему. В данном случае термин используется, как обозначение высшей мере осуждения в еврейской общине. Как правило, она заключается в полном исключении порицаемого еврея из общины. В древности под херем попадали евреи, отступившие от культа Единого Бога. Их надлежало уничтожать, причeм вместе со скотом и имуществом. Все это – убитый скот и вещи – подлежало сожжению. Также, согласно Торе, под херем попали все коренные народы, населявшие территорию Ханаана до еврейского вторжения и не признавшие над собой власть евреев. Эти народы должны были быть полностью уничтожены, включая все их имущество (КЕЭ, том 9, кол. 771–774; Википедия). 12 Ахад Гаам (Ахад-Ха – Ам) – псевдоним, означающий «один из народа»; настоящее имя Ашер [Ушер] Хирш Гинцберг; 1856, Сквира, Украина, – 1927, Тель-Авив), еврейский писатель-публицист и философ. 13 Династия Ротшильдов (нем. Rothschild, известная также, как Дом Ротшильдов или просто Ротшильды) – европейская династия банкиров и общественных деятелей еврейского происхождения, основанная в конце 18-го века. В 1816 году Ротшильды получили от императора Австрийской империи Франца II баронский титул и вошли в высший свет австрийского дворянства. Британская ветвь династии была принята во двор королевы Великобритании Виктории. Считается, что на протяжении XIX века Ротшильды имели наибольшее состояние в мире. Фамилия «Ротшильд» происходит от внешнего вида эмблемы ювелирной мастерской, принадлежавшей Анхелю Мозесу Бауэру (отцу Майера Амшеля Ротшильда), – изображение золотого римского орла на красном щите. Позже его сын взял себе фамилию по названию мастерской «Красный щит» или «Rotschield». Родоначальником династии Ротшильдов был Майер Амшель Ротшильд (1744–1812), основавший банк во Франкфурте-на-Майне. Дело продолжили пять его сыновей: Амшель Майер, Соломон Майер, Натан Майер, Калман Майер, Джеймс Майер. Братья контролировали 5 банков в крупнейших городах Европы (Париж, Лондон, Вена, Неаполь, Франкфурт-на-Майне). В настоящее время существуют только две ветви Ротшильдов – английская (от Натана) и французская (от Джеймса), остальные вымерли. 14 Сергей Юльевич Витте (1849–1915) – российский государственный деятель. Министр путей сообщения (1892), министр финансов (1892–1903), председатель Комитета министров (1903–1906), председатель Совета министров (1905–1906). Член Государственного совета (с 1903). Граф (с 1905 года). Действительный тайный советник (1899). 15 Обрезание (на иврите брит мила, буквально «завет обрезания»), обряд удаления крайней плоти у младенцев мужского пола, символизирующий завет между Богом и народом Израиля. Согласно библейской традиции, обряд обрезания восходит к патриарху Аврааму, который в возрасте 99 лет совершил обрезание себе и всем домочадцам мужского пола, как предписал ему Бог: «Обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас всякий младенец мужеского пола, из рода в род… И будет завет Мой на теле вашем заветом вечным» (Быт. 11:13). Христианство этот обряд запрещает. Во времена инквизиции мараны, тайно совершавшие обрезание детям подвергались преследованию.