Сетевая библиотекаСетевая библиотека
У Глюкоморья. ЗЕВСограммы Евгений Викторович Запяткин Современного поэта Евгения Запяткина часто называют русским Омаром Хайямом. На популярных сайтах и в соцсетях он выступает под псевдонимом ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский. Его 50-я сатирико-юмористическая книга продолжает серию изданий, в каждом из которых содержится по две тысячи новых четверостиший-ЗЕВСограмм. Миниатюры ЗЕВСа отличаются афористичностью и весёлой тональностью, граничащей с частушечными мотивами. Его четверостишия в целом создают яркую картину мира и многогранный образ современной России. Книга ЗЕВСа – это не только завораживающее чтение, сопоставимое с ловлей кайфа, но и увлекательная игра, в ходе которой необходимо выбрать страницу, колонку и четверостишие по порядку. Этим самым вы отгадаете, какие вас ожидают события и кто вы сам по авторской версии. Что бы ни выпало, воспринимайте всё как добрую шутку, невинный розыгрыш и забавный кураж. Книги Евгения Запяткина выставлялись на Санкт-Петербургском международном книжном салоне, книжном фестивале «Красная площадь», Московской международной книжной выставке-ярмарке на ВДНХ. ЗЕВС – член Московского клуба юмористов «Чёртова дюжина». На сайтах Интернета размещено более 56-ти тысяч ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах www.stihi.ru свыше 300 тысяч читателей, на www.hohmodrom.ru более 5-ти миллионов 600 тысяч читателей. Евгений Запяткин У Глюкоморья. ЗЕВСограммы © Запяткин Е.В., 2020 © Оформление. Издательство «У Никитских ворот», 2020 * * * Посвящается глюкоморцам Нам всегда нужно подспорье, Чтоб дерзать по-ветерански: Жить охота в Глюкоморье, А живём мы в Мухосранске. У Глюкоморья кот с красоткой Зверьё задами веселят: Там русский дух, там пахнет водкой И морды падают в салат. Русский Омар Хайям Современная сетевая литература очень быстро выявляет авторов с масштабным дарованием и содержательным творчеством. К их числу читателями отнесён Евгений Запяткин, выступающий под звучным псевдонимом ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский. На счету ЗЕВСа около 60-ти тысяч произведений: рассказов, повестей, стихотворений и миниатюр, называемых им ЗЕВСограммами. К ёмким четверостишиям известного поэта приковано внимание более 5-ти миллионов 500 тысяч читателей русскоязычной литературы. Именно они называют ЗЕВСа русским Омаром Хайямом, находя в его произведениях стихотворную отточенность, философскую глубину и афористичность высказываний. Многие темы современного автора перекликаются с тем, что беспокоило девять веков назад яркого представителя суфийской поэзии. Рубаи величайшего поэта Востока у нас в России почитаются особо за их глубочайшую мудрость и житейскую многогранность. Если Омар Хайям большую часть жизни вынужден был скрывать или маскировать в рубаи свои суфийские убеждения (это мистическое направление было легализовано в исламе только на исходе лет великого поэта), то российский ЗЕВС, всецело пользуясь свободой слова, выражает свои мысли предельно открыто и смело. Да ещё сдабривает их своеобычным юмором, тонкой иронией и прочими вещами из арсенала весёлой поэзии. Явись на свет лет на 20 пораньше, ЗЕВС не избежал бы ссылки и отсидки за слишком дерзкие и крамольные изречения. Ныне тех не преследуют, кто Из народа весь высосал сок. Раньше деда сажали за то, Что он вытащить репку не смог. Суфийская поэзия, мастером которой был Омар Хайям, использует особый язык, где слова, помимо обычного значения, имеют иные смысловые параметры и лексические оттенки. Манера письма ЗЕВСа тяготеет к суфийской поэзии, а в ряде случаев выдаёт на-гора более сложные лексические конфигурации: Нам надо всем оправдывать рождение, Чтоб раньше срока чёрт не уволок: Свободнее всего у нас падение, А взлёт всегда имеет потолок. Миниатюры ЗЕВСа воспринимаются не только как гимн радостям жизни, вину (водке, пиву) и красоте, но и как печальное чувство, навеянное краткостью земного бытия: Насладившись жизнью едва, Понимаешь ты без экстаза: Жизнь – изделие № 2, Не используешь больше раза. Переводчики советской эпохи превратили Омара Хайяма в воинствующего атеиста и пламенного революционера, а его суфийские поиски пути к истине, гармонии, красоте и любви преобразовали в богоборческие или эпикурейские декларации. Именно на позициях «непереведённого», то есть настоящего Омара Хайяма стоит русский ЗЕВС: Вся в том возвышенность пути, Чтоб мысль как молния сверкала: Нельзя нам истину найти, Не заглянув на дно бокала. Но ЗЕВС был бы не ЗЕВСом, если бы не «подперчил» своё высказывание словесной вольностью: Бывает, долго пьёшь винцо И смотришь в вечность гордо – Откроет истина лицо, А там такая морда! До нашего времени дошло около двух тысяч четверостиший, авторство которых приписывается Омару Хайяму, хотя, по мнению ряда учёных, подлинными можно признать только 121 рубаи, всё остальное – результат коллективного творчества на протяжении нескольких веков: первая книга восточного мудреца вышла через 50 лет после его смерти, долгое время его четверостишия ходили в народе в устной форме, и с каждым годом их становилось все больше и больше. Кроме того, некоторые малоизвестные поэты опасались открыто высказывать свои мысли и скрывались за именем Омара Хайяма. Русский ЗЕВС оказался нескромно плодовитым и уже на сегодняшний день содержит в своём арсенале более 50 тысяч ЗЕВСограмм с широчайшим охватом тем и сторон современной жизни. Причём интерес русского поэта простирается далеко за пределы винных возлияний, любовных утех и гедонических потребностей. У ЗЕВСа десятки толкований только такой нестареющей темы, как «назначение поэта и поэзии»: «При творчестве не помнятся грехи / И верен сам творец своей харизме: / Злодеи пишут чуткие стихи / О нежности, любви и гуманизме». Или: «Одна любовь – себе на горе, / Хотя творец от счастья пьян: / Нельзя всю жизнь писать про море – / Пора писать про океан». По мысли ЗЕВСа, поэт должен воздействовать на душевное состояние читателя, заряжать его чувством оптимизма и верой в лучшее: От ярких слов нам хочется плясать – Вот так и происходит душ слияние, Но суть не в том, чтоб звёзды описать, А в том, чтоб дать всем веру в их сияние. Но и здесь ЗЕВС работает в ироничном ключе, высмеивая стремление пишущих разнообразить только инструментарий, не повышая качество выделки слова и образа: «Чтоб шедевр, товарищ дорогой, / Написать, работай аномально: / Ты писать не пробовал ногой? / Говорят, выходит шедеврально». Даже в описании природы ЗЕВС отходит от классических приёмов и создаёт живую картину иного плана и содержания: В ночной тиши большую выпив дозу, Себя для мира чувствуя годней, Я напишу про русскую берёзу, Как стал мужчиной в юности под ней. А иногда поэт даёт откровенный совет собратьям по перу, но в этом совете нет назидательности и назойливости: Каждый пишет для души, Восседая в мягком кресле: Если можешь – не пиши И пиши, не можешь если. И предостерегает от заниженности писательской планки: Напиши письмо мне, но без глюков, Что душа влюблённая зело, Ты ведь не какой-то Ванька Жуков, Чтоб писать лишь деду на село. Как и Омар Хайям, ЗЕВС никогда не пресмыкается перед богатством, а преклоняется только перед мудростью, внимательно изучает внутренний мир человека и обнажает порой глубоко запрятанный смысл его бытия: «Уж так на Руси повелось, / Что дух у неё не зачах: / Чем меньше зубов и волос, / Тем мудрости больше в речах». Саму мудрость поэт постоянно сопоставляет с глупостью, чтобы ярче представить их антагонизм: Вся разность Насреддинов и ослов При зорком взгляде видится моментом: У мудрости – немного голых слов, У глупости – орнамент с позументом. Следует особо сказать о показательной экспрессивности и лексической непредсказуемости стиха ЗЕВСа. Его четверостишие, как правило, строится по классическим канонам с использованием перекрёстной рифмы, причём две первые строки чаще всего носят описательный характер, а убойный смысловой удар содержится в двух последних, но более всего – в самой последней строке, а то и замыкающем высказывание слове. Так что до последнего момента читатель не знает, куда повернёт авторская мысль и как будет выражен итоговый смысл изречения. Такая игра слов подвластна только высокоодарённому автору: Излишний интерес к двуликим лицам Рождает лаву сказочной молвы: Скорее надо людям, а не птицам, Чтоб были у орла две головы. Неудержимым порывом к будущему, более прекрасному и радостному, чем настоящее, буквально пронизана поэзия ЗЕВСа с её внутренним свечением, артезианским давлением и оптимистическим выходом наружу: Сегодня хмарь повешена на лица, Но жизнь всегда не может быть проклятой: Придёт пора – и будем мы молиться, Чтоб счастье нам урезали с зарплатой. Активное внимание к миниатюрам ЗЕВСа можно объяснить просто: в них читатель находит многое из того, что сам переживает и ценит, что любит и чему следует. А когда эти ощущения преподносятся в виде афористичной формулы, оживляется душа, кипит разум – и человек с новыми силами штурмует вершины, которые долгие годы мечтал покорить.     Людмила КОНЧАЛОВСКАЯ 100 лет Каждый в образе Христа Расцветает маем: Доживёт ли кто до ста, Мы и не узнаем. Автомобиль Сложна езда в автомобиле, Но на чеку будь, молодёжь: Имей терпениум мобиле, Когда ты в пробку попадёшь. Авторитет У нас авторитетов – просто мрак Да и угар кабацкий! Авторитет имеет и дурак, Но только он дурацкий. Ад В тени божественного сада В приятном ритме дышит грудь – Народ перед вратами ада Спешит пойти в обратный путь. Ад и рай В бликах солнечных вода Зажурчит кругом весной, Но без адского труда Не построишь рай земной. Мечтать бы рад Мудрец и идиот: Кого ждёт ад, Тот в рай не попадёт. Надежда умерла, как мастодонт, Пожертвовали грешники мечтами: Ворота в рай закрыты на ремонт – Дорога в ад устелена цветами. Адам и Ева Нынче нам до смеха ли, Ева и Адам? Он сказал: «Поехали!», А она: «Не дам!» Аист Жизнь рождается быстро, хотя Может выйти не всё зер гут: Если аист уронит дитя, То в капусте его найдут. Актёр В действительности всё у нас не так, Как на экране страсти сплетены: Актёр в кино бросается под танк, А в жизни он наделал бы в штаны. Актёры Из творчества часто случается крошево, Раздрай и осколки, для сердца опасные: Плохому актёру мешают хорошие – Хорошим актёрам мешают прекрасные. Алкаш От пылких чувств не скрипнула кровать – И ангел позабыл, что он хранитель: Ты не пришёл сегодня ночевать: Опять, алкаш, попал в медвытрезвитель. Поступки нам диктуются эпохой – Ходить в одежде или голышом: Ты ляжешь неизвестным выпивохой – Проснёшься знаменитым алкашом. Алкаши Боль в башке, прострелы в теле До самой души: Раньше всех встают с постели Наши алкаши. Алкоголики Ходить под шафе ох как любит народ! Он ищет накрытые столики: Кто рано встаёт, тому Бог подаёт, А рано встают алкоголики. Алкоголь Несмотря на то, что наша голь Пьёт дурные жидкости по-русски, Никогда не пейте алкоголь Без красивых женщин и закуски! Алмазы Драгоценна та вода, Что сливают в унитазы: И в навозе иногда Попадаются алмазы. Америка Она прессует всех безбожно, Но нет суда над ней: Открыть Америку не сложно – Закрыть её сложней. Вся Земля Колумбу страшно рада, Что теперь у нас весь мир в кармане: Чтоб открыть Америку, лишь надо Просто заблудиться в океане. Ангел К сиянью заоблачных трасс Не взмыла моя эскадрилья. Я ангелом был только раз: Когда мне обрезали крылья. Что без тени ангел – брешут, Кто не вышел рылами: Ангел любит, если чешут У него под крыльями. Ангелы Ищут пищу птицы обкарнатые На асфальте голом, на граните ли: Самые расстрельные пернатые – Это наши ангелы-хранители. Ангелы и бесы Когда ужасный вид, ты будешь цел: Сегодня власти в полном мандраже И не берут уж бесов на прицел – Охотятся на ангелов уже. Ангелы и черти Как при Иване Калите, Трясётся дьявол от затей: Сегодня ангелы и те Имеют прошлое чертей. Ангелы-хранители Вожди встречают нас в красивых кителях, Уча обороняться от смертей: Чтоб не нуждаться в ангелах-хранителях, Должны мы уничтожить всех чертей. Английский язык Путь к знаниям не всем ещё знаком – И многие обходятся молчанкой: Чтоб овладеть английским языком, Сначала овладейте англичанкой. Мне некогда уже играть в лото, Заглядывать в Ютуб, гулять по Твиттеру: Я выучил английский бы за то, Чтоб деньги бросить в морду репетитору. Аполлон Красивый, как осенний клён, Как просто сказочное что-то, Я Аполлон, я Аполлон, А ну меня в болото! Аполлон и Фаберже Готов я дать полмиллиона И достаю его уже, Чтоб член был, как у Аполлона, А яйца, как у Фаберже. Арка Что теперь и в спальне жарко, И в прихожей нет пути, Виновата эта арка Вместе с зодчим, мать ети! Армия Дело чести – бранные слова, И сильней любой команды мат: В армии нужна не голова, А закрытый рот и голый зад. Архитектура Весь мир связали еле видимые нити, Провозглашённые Эвклидом и Платоном: Архитектура – это музыка в граните, Железе, дереве и пластике с бетоном. Афоризмы Творцы на Тигре и на Ниле Перо держали, как стилет: Все афоризмы сочинили До нас за много сотен лет. Баба От трудностей баба не ноет – Покажет характер и прыть: Коня на скаку остановит, А щи не умеет варить. Баба Яга С хмельной дружила пятницей Передницею слабой, Яга была развратницей, Пока не стала Бабой. Бабник На бабнике Всевышний ставит мет у, Чтоб виделся весь мир с его лицом: Любовника легко призвать к ответу, Когда он вдруг становится отцом. Бабы Будь моя возможность, я бы Запретил чулки и боты: Привлекательные бабы Отвлекают от работы. Бабы и мужики Друг на друга зыркают сычами И жужжат сердито, как жуки, Бабы с богатырскими плечами, С толстыми задами мужики. Бабье лето В России лишь бывает счастье это, Когда народу просто не до сна: Как только осень, так и бабье лето, А как зима – мужицкая весна. Бар Ты шёл на штурм великих дел, Служа своей отчизне, А кто-то в баре просидел Не меньше, чем полжизни. Баран От умных спор чрезмерно шумный, А суть видна на весь экран: В бараньем стаде самый умный – Не кто иной, как сам баран. Басня Это хорошо сидеть на кроне И с поляны слушать голос смут: Прочитайте басню вы вороне И лисе – морали не поймут. Беда По ГОСТу или по СанПиНу Не удаляется беда: Пингвин, что падает на спину, Уже не встанет никогда. Бедность Края бедствия не видно, Где уж там бифштекс, рагу! Мало людям дать мне стыдно, Ну а много – не могу. Бедность жуткая – атас! Болен всяк, кто обделён. Я б нырнул и в унитаз, Если б дали миллион. Вред-мечта потонет, как фрегат, И своей никчёмности не скроешь: Если ты сегодня не богат, То и завтра глупо ждать сокровищ. Быть бедным вовсе не грешно, Но это ли не гадство?! При полной бедности смешно Духовное богатство. Бедность и богатство Бедность – вот моя нирвана, А богатство – вражина: Хоть моя одежда рвана, Но чиста и глажена. Бедняк и богач Бедняк душевно хвалит рубалёк, Случалась по которому икота: Богач лишь упрекает кошелёк, Что он всё время мелочный какой-то. Беды Судьба людей ломает там и тут – Немало в жизни стойкости примеров: Большие беды долго не идут, А малые не стоят наших нервов. Берлин Мы отвыкли сидеть на завалинках И не будем сидеть на мели: Наши деды в фуфайках и валенках В дождь и в снег до Берлина дошли. Беспамятство Раньше знал я три стишка И читал со сцены всем: Снег моя попал башка – Мёртвым быть я стал совсем. Беспроводная связь Открытия случаются тогда, Когда повелевает жизнь: «Рули!» Как только стали резать провода, Беспроводную связь изобрели. Бессмертие Все дела завершая благие, На последнем верчусь вираже: Пусть бессмертными будут другие: Я и так настрадался уже. На судьбоносном вираже Мы ляжем, крылышки сложив: При жизни кто-то мёртв уже, А кто-то после смерти жив. То разврат, то клоунада – Сохрани попробуй честь: Нет бессмертия, но надо Жить, как будто оно есть. Бессмысленность И в бессмысленном смысл скрывается, Сдвинув линию всех границ: Птицефабрика открывается Громкой песней про горных птиц. Бетховен Сегодня много в музыке хреновин И звуков, ужасающих, как склеп: Когда б увидел всё глухой Бетховен, То он ещё мгновенно бы ослеп. Бизнес-класс Люди лезут к кассе, Хоть и нет ума: В первом бизнес-классе Двоечников тьма. Бикини Мода на Руси идёт по кругу, И кипят пристрастия поныне: Сколько ни корми свою супругу, Купит всё равно себе бикини. Битьё Бьют нас молотком и булавой, Чтоб пропали бунт с нуждой и жаждой: Даже с непокрытой головой Получить по шапке может каждый. Благодетель Кто жадный, ищет дурака – За обездоленных радетеля: Позолочённая рука Нередко душит благодетеля. Ближние и далёкие На сердце, как кучи булыжные, Печали и горести строятся: От нас отдаляются ближние – Далёкие ближе становятся. Блондинка Живут же женщины с чудинкой – Нос брюквой, рот кривой: Есть разница между блондинкой И светлой головой. Бог Вы не бойтесь ничего, В благодать и счастье верьте: Бог спасёт нас от всего, Кроме старости и смерти. Нет в этом мире середин На чёрно-белой полосе: Стать Богом может лишь один, А божьими рабами – все. Унесёт ли вдаль нас ветер, Ярче вспыхнет ли звезда, Бог предвидит всё на свете – Изменяет не всегда. Когда уже совсем Окутал душу смог, Бог помогает всем, Кто сам себе помог. Бог и дьявол Нам грешить никто не запрещает – Больше всё греховности клубок: Праведников дьявол не прощает, Грешников прощает даже Бог. Времена меняют наши взгляды, Но к концу уже идёт дорога: Не проси у дьявола пощады, А моли прощения у Бога. Бог и сатана Я в крамольных идеях тону, Но покамест не спятил, как бес: В преисподней прибьёшь сатану, Ну а Бога не скинешь с небес. Бог и человек Обшарпан и убог Наш жизненный ковчег: Тот мир, что создал Бог, Ухудшил человек. Бог и чёрт Как душевная контузия, Так идёт идей фатальность: Для кого-то Бог – иллюзия, Для кого-то чёрт – реальность. Богатства Нельзя избавиться от гадства, А от стяжательства – тем паче: Кому уже даны богатства, Тот хочет стать ещё богаче. Богатство Не знает даже дьявол, чем помочь, Когда душа испытывает муку: Разлуку с милой можно превозмочь – Нельзя с богатством вынести разлуку. Крутиться надобно, как атом, Чтоб был достаток и успех: Кто в этой жизни стал богатым, Тот хочет стать богаче всех. Богатство и бедность Про богатство не ворчи – Вековая наша боль: Раздражают богачи, Успокаивает голь. Богатство и нищета Никто не хочет жизни той, Где выживает гадство: Как ни воюйте с нищетой, А победит богатство. Богатые Не домик, как у нас, у них – домина, Они живут красивее, чем мы: На их дровах для дачного камина Увидеть можно роспись Хохломы. Богатый и бедный Славен титул великих князей – Жалок вид невеликих мозгов: У богатого много друзей, А у бедного мало врагов. Богатырь Бог силы дал расти тебе и мне В подлунном мире, славном и большом, И богатырь, сидящий на коне, Когда-то был худющим малышом. Бокс Для хозяйки всегда отрада Курица с золотым яйцом, Ну а в секцию бокса надо Приходить со своим лицом. Боксёр Пока пора триумфа не настала, О стену расшибётся много лбов: Боксёр берёт ступеньки пьедестала С уродливым лицом и без зубов. Болезни Насколько речи нам полезны, Мы рассуждаем под клише: Когда расскажешь про болезни, Всё как-то легче на душе. Болезни и погода Не умеем мы двух слов связать, Ну а с виду грамотные вроде: Если людям нечего сказать, Говорят о хворях и погоде. Болезнь Альцгеймера Мозги вразброс, постель помята, И сумрак, как в подвале: Болезнь Альцгеймера, ребята, Минует нас едва ли. Болтливость Даётся божья благодать За смелый шаг, а не пугливость: Кто не умеет рассуждать, Тот демонстрирует болтливость. Болтовня и молчание Ваяли нас из рыхлого сырца Семья, соцсети, улица и школа: Молчание – коронка мудреца, А болтовня – стихия балабола. Болтун Душа неподдельным искусством полна – От сильного чувства кричит: Нам нравится очень портрет болтуна, Который хоть здесь-то молчит. Больной Время выпало шальное, Расчихался хворый век: Если общество больное – Болен каждый человек. Больной и врач Испортила жизнь нашу кровь и мочу, А следствие очень известное: Больной переходит к другому врачу Иль в царствие сразу небесное. Больной и здоровый Не гладит нас судьба по волосам – Показывает кукиш и клыки: Обидно, если сильно болен сам, А все кругом здоровы, как быки. Большая медведица Преодолев все гололедицы И ввысь взлетев от сил избытка, Я из ковша Большой Медведицы Тебе дам звёздного напитка. Большое Чтоб над людьми возвыситься душою И встать под своды мира, как атлант, Иметь ты должен что-нибудь большое: Иль голову, иль плечи, иль талант. Борьба Сам Бог велел за жизнь бороться Хоть в полный рост и хоть ползком: Дойдёшь в пустыне до колодца, А он уже забит песком. Ты – человек! Не червь, не вошь, Хотя всегда с огнём играешь: Пока ты борешься – живёшь, Бороться бросил – умираешь. Брага Вся душа поражена Слишком крепкой влагой: От меня ушла жена К Кузьмичу за брагой. Брак Клёво жить без драки, Будто с раком рак: Во взаимном браке Гнать не надо брак. Бренность Если ты великан или только лишь гном, Знаешь бедность избы или роскошь дворца, – К большинству человечества все мы примкнём В час, когда остановятся наши сердца. Будённый и горький Картина дня темнее ночи мне: Радости – ямкой, горести – горкою. А кто-то, как Будённый на коне, Возле постели больного Горького. Бутылка Мы ждём спасенья с милкой – Готовы к аллилуям: Кто к нам придёт с бутылкой, Того мы расцелуем. В жизни много чуши и муры, Чем увлечены мы слишком пылко: Кто-то открывать пошёл миры, Я тут шкаф открыл, а там бутылка! Мы видим на теперешнем этапе Явление уже с другой подстилкой: Интеллигент у нас в очках и шляпе, Рабочий – с кружкой пива и бутылкой. Обеспечишь чёс затылку, Выпивку любя: Должен лезть не ты в бутылку, А она – в тебя. Жить семья должна, как улей, Или ложка с вилкой: Баба – с тряпкой и кастрюлей, А мужик – с бутылкой. Наш народ водяру хлещет из горла, Лишней фразой и монетой не гремя: В холодильнике должны быть зеркала, Чтоб одна бутылка стала четырьмя. Уши наши увядали от морали, Нам показывали задницы красотки: Мы в компьютерные игры не играли, А играли мы в бутылку из-под водки. Плавя снег душою пылкой, Бриллиантами гремя, Я вернусь к тебе с бутылкой И стаканами двумя. Не калякай про грехи И про то, что любишь милку: Посвяти жене стихи – И она возьмёт бутылку. Бухгалтер Нет в этом мире ничего, На чём бы не стояли пятна: Плох тот бухгалтер, у кого Всё на виду и всё понятно. Бык Шваль не ходит королём, Если крупных денег нет: Бык, сидящий за рулём, Нагло прёт на красный свет. Бюджет Я, может быть, не воин в поле, И у меня сокровищ нет, Но без моей ничтожной доли Не полон будет госбюджет. Бюрократ Водить он за нос рад, Глумясь над демократом: Боится бюрократ Лишь только лома с матом. Вальс Лицо стыдливой краской красится, Лишь вспомнишь новогодний бал, Где в зале я со старшеклассницей Вальс неумело танцевал. Вдохновенье Трясёт нас творчество как грушу: Ну где ты, ветра дуновенье?! Открой все клетки, двери, душу – И ты поймаешь вдохновенье. Великий Езжай в столицу за компанию И там ходи пришельцем диким: Чем меньше средств к существованию, Тем больше шансов стать великим. Мне по барабану слава эта – Я и так великого на вроде: В честь меня не названа планета, Но зато есть камень в огороде. Вера Навстречу вам идёт другая эра, Где тоже не до отдыха и нег. Пускай ещё пребудет с вами вера Во всё, чем жив на свете человек. Вера силы даст тебе и мне, Но в её безумстве есть тревоги: От огня, что грезился во сне, Могут быть реальные ожоги. Зашли мы в вере очень далеко – Не тем, чем надо, общество жило: В грядущее поверить так легко, Но в прошлое поверить тяжело. Честь стоит сегодня на кону, Всё меняя в жизни и судьбе: Если ты не веришь никому, То не будет веры и тебе. Вера и надежда Маячит свет далёкого огня, Где путник сушит драную одежду: Возьмите все богатства у меня – Оставьте только веру и надежду. Вес Все желания убоги Показать свой лёгкий вес: На просёлочной дороге Не глядится «Мерседес». Веселье На радость только тратьте силы И не печальтесь, как на тризне: Земля – не место для могилы, А место для весёлой жизни. Весна Ярче на солнышке снега искристость – Страсти выходят из зимнего сна: Если в штанах возникает бугристость, Значит, уже на пороге весна. Всё чаще травмы, ибо склизко: Зудит в боку, болит спина, А это значит – очень близко Уже красавица весна. По весне поэт рождает чудо-строчки Про цветы, весёлых птичек и жуков: Распускаются весной не только почки, Но и руки сексуальных мужиков. Пошла весна-красна не без задора, Беря в полон весь божий свет с наскока: Весною даже доски от забора Скрипят, храня в себе движенье сока. Вечность О долгой жизни не кричи, Коль видишь явную конечность: Дрова, сгоревшие в печи, Трещали, что им светит вечность. Вечность и бренность С бренностью мы расстаёмся врагами, Зноем палимы, облиты дождём: Вечность мешается нам под ногами – К счастью мы медленно слишком идём. Вечный двигатель Созидать – большая честь, Что в итоге – интересно: Вечный двигатель есть! Только где он, неизвестно. Вещи Лучше нам тянуться к овощам, Чем взлетать в неведомую высь: Мы всегда стремимся к тем вещам, Без которых можно обойтись. Взаймы Я вам пока не дядя Сэм, Чтоб дать сто баксов до зимы: Почёт и уважуха всем, Кто у меня не брал взаймы. Взлёт и падение Достался мне от предка Нетвёрдый шанс на счастье: Взлетаешь очень редко, А падаешь так часто. Взятка У нас на деньги пальцы липки, Ещё и волчья хватка, А с подкупающей улыбки Берёт начало взятка. Вина и невиновность У нас немало нравственных хреновин, А путь к высокой правде кривоват: Улики не оставил – невиновен, Свои следы оставил – виноват. Вино Каждый ищет спасения в мире смурном, Но не плавает против течения: Если душу лечить начинаешь вином, То не сможешь уже без лечения. За прекрасное здоровье Столько выпито вина, Что у нас и малокровье, И болезней до хрена. Идёт питья лавина: Всем жидкостям – салют! И в дорогие вина Воды немало льют. Пока на свете лад и мир, Зови своих друзей на пир – И можно много пить вина, Но лишь нельзя пить допьяна. Немало выпито вина За твёрдый курс к делам благим: Пришли другие времена, Но человек не стал другим. Мы отвергаем дерзко и публично Всё то, что в нашей жизни непривычно: Привычка свыше нам дана – С утра принять бокал вина. Над добром порочность, детка, Возвышается давно: Человек плохой нередко Пьёт хорошее вино. Такая уж людская плоть, Что жаждою полна: Нам разрешает сам Господь Принять на грудь вина. Наглядно показал простой анализ, Как жить не просто в тонусе двойном: Мы рады уж тому, что обменялись Бокалами с отравленным вином. Глотнули вечером винца, А утром их скривило аж: Восстановлением лица Займётся женский макияж. Когда мы дружно пьём винцо, С весельем дружит благородство: Смех должен озарять лицо, А не подчёркивать уродство. Вино и истина Надо поразмыслить в тишине Об истоке мыслей в три накала: Истина рождается в вине – И живёт она на дне бокала. Будто на войне, Нынче жить опасно: Истина – в вине, В чьей – пока не ясно. Даётся выбор: или – или, А шум, как на войне. Не ту ли истину избили, Которая в вине? Вино и любовь Нальём вина, возьмём закуски – Пробудим души и умы: Любить и говорить по-русски Ещё не разучились мы. Синюшная луна О небо любит биться: Чем больше пьёшь вина, Тем выше риск влюбиться. Вино и старость Ушли за горизонт те времена, Когда являлись чувства с жара-пыла: Всего лишь небольшой бокал вина Рождает мысль, что старость отступила. Вкусы В этом мире о вкусах давно Жарко спорит с элитой быдло: Для кого-то повидло – говно, А кому-то говно – повидло. Властители Совсем исчезли патриоты, И чувства их погасли. У нас властители как шпроты: Все без голов, но в масле. Власть Не всякий крепок, как гранит, Но всем комфортно в обороне: Любая власть себя хранит, Пока она сидит на троне. В этой жизни легко пропасть И уйти в никуда, как дым: Если взялся судить ты власть, То и будешь властью судим. Затеет ли жизнь костоломную ломку, Начнёт ли народ недовольно скулить, Хорошая власть запасает соломку, Чтоб, где будет падать, себе подстелить. Мечта покушать хлеб с икрой Исполнится на чьей-то тризне: Уход во власть страшней порой Ухода из прекрасной жизни. Жёсток властный манифест К людям честного труда: В эшелонах власти мест Нет свободных никогда. Ты к моим прислушайся словам, Если захотел пойти во власть: Не ходи по умным головам – Можно больно с лысины упасть. Внешность Нельзя, святая простота, За внешний облик гнать взашей: Совсем не важен цвет кота – Важней, чтоб он ловил мышей. Вода Загрязнена вся внешняя среда, Родник с живой водой совсем зачах: У нас кристально чистая вода Осталась только в пламенных речах. Водка К нам приходят чаплинской походкой, Кое-кто несёт кота в мешке: Мы друзей встречаем русской водкой, А врагов – дубиной по башке! Влаги жаждали уста, Сбой пошёл в походке: Вот и я дожил до ста Граммов горькой водки. Пора уже плясать чечётку, Ребята, всем до одного! А кто не пьёт на праздник водку, Не уважает никого. Прежде чем спуститься в ад, На рояле водку квасят: Композитор виноват, А по клавишам дубасят. Пуста давно моя квартира: Исчезли яства, сгинул нал. Мне бог послал кусочек сыра, А водки грамма не послал. Я уже пытался пить три раза, Пять блевать и сорок раз икнуть: Водку под названием «Зараза» Очень трудно в глотку затолкнуть. Говорить или писать Реки слов и море тем: Утопающих спасать В горькой водке надо всем. Пил ты водку до седин, Аж вводилась в транс столица. У тебя сюжет один: Выпить и опехмелиться. На тебя, на старикана, С грустью смотрит молодёжь: Выпей водки три стакана – И ещё ты поживёшь! Чтоб достойно встретить НАТО, Много есть нельзя, ребята! Можно только много пить, Но не водки, мать етить! Нам в сельпо уже не раз Вышла скатертью дорога: Водка кончилась у нас, Но ещё солярки много. Мой милёнок – эрудит, Всех в округе свёл с ума: Он как выпьет, так твердит, Что у водки марок тьма. Когда себя улучшить хочешь ты, Не лучше ли взять просто выпить водки? Работают в салоне красоты Редчайшие страшилы и уродки. Пора уже всем нам за дело браться И наводить порядок на Земле: Начнём наш новый день с улыбки, братцы, А кончим рюмкой водки на столе. Во глубине сибирских руд И даже света на краю От жизни люди просто мрут, От водки гибнут, как в бою. Из твоего я вышел круга – Пошла других кругов намотка: Прощай навек, моя подруга, Дурившая мне бошку водка! Водка и вино Вино и водку – кошкин ёж! – Ты за здоровье пьёшь и пьёшь: Все эти шумные попойки Доводят до больничной койки. Водка и вода Следуй доброму примеру И канонам нашей эры: Можно воду пить не в меру – Водку пить нельзя сверх меры. Водка и закуска Должны закусывать – ням-ням! – Мы, промочив изрядно глотку: Не смейте пить по будням дням Одни лишь соки – можно водку. Водка и пиво Домой к утру по улице скользя, Мы движемся предельно осторожно: В России пиво с водкой пить нельзя, Но если очень хочется, то можно. Все льготы мы спешим прибрать к рукам И бить по нищете прямой наводкой: За вредность надо нашим мужикам Давать не молоко, а пиво с водкой. Скоро моя опрокинется лодка, Но я совсем не нуждаюсь в защите: Если в аду есть и пиво, и водка, То вы меня в этот ад запишите. Нам с питьём нельзя глупить, Чтоб всё было справедливо: Водку я решил не пить Никогда без кружки пива. Чтобы жить кайфово и счастливо, Каждое из трёх желаний взвесь: Кто-то любит водку, кто-то – пиво, Кто-то просто любит эту смесь. Грусть на сердце – отвяжись, Стань балдёжным и счастливым: Я тебя люблю всю жизнь, Мой напиток – водка с пивом. Желает кайфа трезвая толпа И в печень с сердцем бьёт прямой наводкой: Не зарастёт народная тропа Туда, где продаётся пиво с водкой. Весь охваченный порывом, Я скажу всему народу: Не мешайте водке с пивом Проходить по пищеводу. Про питьё этот кипиш Душу трогает колко: Пива много не выпьешь – Водки выпьешь хоть сколько. Чтоб красивою походкой Прошвырнуться голяком, Пиво смешивают с водкой, Ну а водку – с коньяком. Разобрали мы высокие полёты И сошлись уже на правиле простом: Первым делом, первым делом – самолёты, Ну а пиво, водка, женщины – потом. Как в Париже, красиво Ты в России живи, А без водки и пива Не бывает любви. Водка и рассол Я любуюсь женским полом, Ем икру, грызу мосол: Не расстанусь с комсомолом, Пьющим водку и рассол! Водка и реклама В душе немало мусора и хлама – Мозги уже у нас как пастила: Пока идёт занудная реклама, Возьмём-ка рюмку водки со стола. Водка и сало И льётся водка, как вода, И жрётся с салом винегрет: Не пейте много, господа! А мало пить резона нет. Остаётся в прошлом пьянка Под весёлый клавесин: Вместо водки – валерьянка, Вместо сала – апельсин. Водка и секс Запреты вызывают только ржание, Смешно нам вместо водки кушать чай. Сегодня – половое воздержание, А завтра – матки бешенство встречай. Вождь Бедность, страх, коррупция и смерть И подачки сирым и голодным: У вождя нет времени смотреть Телевизор с ропотом народным. Воздушный замок Когда стал просто грудой лома Жилой объект самцов и самок, На месте рухнувшего дома Построили воздушный замок. Возможности Питая злость к противным рожам На фоне светской мишуры, Кидать в стеклянном доме можем Мы лишь воздушные шары. Война Война нам принесла немало горя – И помним мы о страшных временах: Без рук и ног остался дядя Боря, А грудь его в медалях-орденах. Волга Моя стихия – утренняя Волга, Где волны на заре горят, как спички… Я этим летом плавал в море долго И пил, забывшись, воду по привычке. Волга и Нева Говорят, что под Москвой Волга встретилась с Невой, Ну а где-то под Синаем Повстречались Нил с Дунаем. Волк и человек Разные нам выпали дороги Под людской скулёж и волчий вой: Волка, как известно, кормят ноги, Человека – руки с головой. Волки и овцы Дельцы, пройдохи и торговцы Всё продадут и всех родных: Сейчас пошли такие овцы, Что волки прячутся от них. К стаду лепится каждый стервец, Чтоб о нём не пошли кривотолки: Не бывает заблудших овец, А бывают голодные волки. Заставьте жизненный напор Смещать любые плиты: Все овцы целы до тех пор, Пока все волки сыты. Волкочеловек Время вскроет все изъяны И подскажет с мудрым веком, Как нам стать из обезьяны Грозным волкочеловеком. Воля Лишь воля разгонит забитости мглу – И будет победа мгновенной: Кто в детстве стоял постоянно в углу, Тот встанет по центру Вселенной. Чем ужасней наша доля, Тем хмельней побед винцо: Чтоб железной стала воля, Ветер должен дуть в лицо. Вор Про совесть общество галдело, Разделав подлость под орех: Для вора красть – святое дело, А для святого – это грех. Работать может как часы, Кто в мастера прицельно метит: Умелый вор сопрёт трусы Так, что носитель не заметит. Воровство Нет смысла апеллировать к минюсту, Чтоб воровскую сдуть величину: Тому, кто у тебя крадёт капусту, Ты просто должен дать по кочану. За воровство расстрелами грозя, Велит закон жить очень осторожно: Чужое брать руками нам нельзя, Но, видимо, ногами только можно. В человеке пылает старинная страсть Воровскую трассу мостить: Ничего на Земле невозможно украсть – Можно только переместить. Люди воруют безбожно, Чтобы красивее жить: Счастье украсть невозможно – Надо его заслужить. Воспитание Завет отцов – в поступке смелом, Пролившим в душу свет дневной: Детей воспитывают делом, А не занудной болтовнёй. Семьёй живёт родимая сторонка – Нет крепче уз семейных ничего: Чтоб воспитать хорошего ребёнка, Родить должны ещё мы одного. Напишите хоть тьму статей, Как взойти на Олимп и Парнас, Надо так воспитать детей, Чтоб они обходились без нас. Для пущей прыти и сноровки Самовлюблённого сынка Не надо гладить по головке, А надо просто дать пинка. От порки мать дитя оберегает, Взывая к Богу и к библиотекам: Ремень отцовский сильно помогает Ребёнку стать хорошим человеком. Восточные женщины Обнять восточных женщин не мечтай: Аллах в аренду сдал восточным братьям И что под паранджой у Гюльчатай, И что заключено под длинным платьем. Враги Вам споёт заморский хор ещё, Что у нас пропащая эпоха: Даже про поэму «Хорошо!» Думают враги России плохо. Врач Пролететь у нас со свистом Могут все под звёздным пологом: Кто-то станет окулистом, Кто-то должен быть проктологом. Убрать бы всем с лица печали тень, Набраться сил от спорта и туризма: Врач слышит про болезни каждый день, Но не теряет чувство оптимизма. Врачи Поймать на взятке – лёгкий труд, И здесь излишни пересуды: Врачи из рук больных берут Чесотки, цыпки и простуды. Врачи и больные Дай, Боже, силы их плечам, Чтоб удержать победный флаг: Никак нельзя болеть врачам! А нам болеть ужасно как! Вредные привычки То пьёт, то курит мужик, недужа, – Жизнь аж напряжена. Одна из вредных привычек мужа – Это его жена. Времена Приподнимись с колен, дружок, Молись за благо, как монах: Трубит пророческий рожок О самых лучших временах. Нам внушали под шелест знамён, Что отступят лихие года, – И мы терпим до лучших времён, Но они не придут никогда. Мы ждали, может быть, уже лет сто, Чтоб наши зазвучали имена: Ушли все силы лучшие на то, Чтоб худшие настали времена. Связь времён сурова и навязчива – Провозвестник мира, счастья ждущего: Прошлое – фундамент настоящего, Ну а настоящее – грядущего. Вверх дном всплывают корабли, Мрут мыши с крысами в подвале: Плохие времена прошли – Хорошие придут едва ли. Времена года Других опасней время это, Когда объешься абрикосов: Прошла весна, настало лето, А лето, друг, – пора поносов. Скоропостижно действо это, И душу жжёт оно, как йод: Прошли зима, весна и лето – И осень мимо не пройдёт. Времена и нравы Бог даёт бальзама и отравы Всем, кто вставил ноги в стремена: Времена всегда меняют нравы – Нравы не меняют времена. Время Нынче время быть с добром И весёлым песням: Живы будем – не умрём, А умрём – воскреснем! Пошла у нас зигзагами стезя, Что будет долго душу бередить: Угнаться нам за временем нельзя, Но можем мы его опередить. Господь нас вывел на дорогу, Где будет жизнь светлей и слаще: Со временем шагая в ногу, Мы спотыкаемся всё чаще. Досталось нам в дар не тяжёлое бремя: Едим, что угодно беря, А банка тушёнки в военное время Ценней, чем обед у царя. Туман и сумрак впереди – И это путь для горемык: Хоть все часы ты повреди, Не встанет время ни на миг. Гнули мы горбы без выходных И бальзама вместо пили жало: Время нас оставило одних – И вперёд куда-то убежало. Наше время – как аллея, Тень и солнечность таящая: Чем грядущее светлее, Тем темнее настоящее. Стучит эпоха в темя – Заснувших быстро будит: Каким опишешь время, Таким оно и будет. Верь в удачу, народ: Светлым будущим тянет, Время наше придёт, Только нас не застанет. Не те мы, чтоб из нас верёвки вить, Хотя считаем каждую морщинку: Кто время захотел остановить, Того оно и сдует, как пушинку. Время, словно мельница, Вряд ли остановится: Клетки, что не делятся, Нервными становятся. Лёгким кажется нам бремя, И плетёмся мы, как стадо: Чтоб убить от скуки время, Даже целиться не надо. Стали шире твои шаги, Но до боли исход знаком: Как ты время ни береги, Убежит оно молоком. Души недолго длится крик – Не полегчает жизни бремя, А в воробьином «чик-чирик» Нам всем отстукивает время. У времени сердитый маховик, Который не вращается без ига: Как только убираешь пуховик, Так сразу наступает холодрыга. Кувалда жизни бьёт по темени, Но пишет нам творец резцом: «Не затеряйтесь в складках времени И не ударьте в грязь лицом!» Большое мне досталось бремя, Что тянет в тыл и в бок, Но я разматываю время, Как бабушкин клубок. Выборы Как настанет воскресная дата, Не печалься, что ты обнищал: Голосуй за того кандидата, Кто всех меньше тебе обещал. На выборах имеет вес хвала Того, кто даст еды, всех благ суля: Бери горилку с салом у хохла – Иди голосовать за москаля. Выпивка Охота страсть как выпить – где же кружка?! Качала жизнь меня – не убаюкала: Накуковала мало мне кукушка, Зато так много кошка намяукала. Выпивон и закусон У мужчин богатый арсенал, Есть и закусон, и выпивон: Если ты жене не изменял, Значит, ты хороший мудозвон. Высоцкий Врачуют душу песни, как нектары, И хочется всем бардам ставить лайки: Когда б в России не было гитары, Высоцкий бы играл на балалайке. Выход Сам себе не ври: «Всё пропало!» Но, Если нет двери, Выходи в окно! Гагарин и Сусанин А своему ты слову барин? У русских каждый сам с усами. «Поехали!» – сказал Гагарин, «Приехали!» – сказал Сусанин. Гагарин и Хрущёв Ушла в туман и мглу дорога, На корабле порвался шов, А видел ли Гагарин Бога, Не знает даже и Хрущёв. Гагарин и Чайковский Теплее станет от духовного родства, Сердца раскроются от климата московского: С иных планет к нам приземлятся существа На зов Гагарина, на музыку Чайковского. Газ На недра порчи нет и сглаза – Знакома слишком тема эта: В земле ещё немало газа, Чтоб отравилась вся планета. Газ и нефть Наше единение и братство Делают страну сильней и краше. Газ и нефть – народное богатство! Только нефтедоллары не наши. Галиматья Ушли мы слишком далеко, Где и прожжём остаток дней: Галиматью нести легко, Переносить – куда трудней. Геленджик Летом тянет в Геленджик, Чтоб унять разврата жабу: Чем старей у нас мужик, Тем сильней охота бабу. Геморрой Хожу, хронически больной, Отнюдь не в образе героя: Ничто не вечно под луной, За исключеньем геморроя. Будешь времени трижды герой, Лишь с борьбой за свободу свяжись: Беспокоит меня геморрой – Геморрой под названием «жизнь». Генерал Службу костеря, солдат мычит, Но блюдёт порядок и запрет: Если генерал у нас молчит, Значит, мыслит или он – портрет. Мне случалось за Уралом Быть на стуже в неглиже: Я хотел быть генералом – Стал ефрейтором уже. Генерал и солдат Взор направив к дальним датам, Соизмерь свой путь с астралом: Кто мечтает стать солдатом, Вряд ли станет генералом. Гении Тому претит в честь гениев салют, Кто жил, чужую славу не любя: Чем больше на великих грязи льют, Тем чувствуешь значительней себя. Прошли бомбёжки, битвы, прении – И заросли воронки: По площади шагают гении, А я стою в сторонке. Гений Как смешны хотелки и хотения. Явленные в мир не по уму! Все хотят носить одежду гения, Но она идёт лишь одному. Клюёт прохиндей на богатство и власть, Как хитрый карась, осторожно: Идею у гения можно украсть, Но гением стать невозможно. Опустела лет канистра – Доживай скорбя: Даже гений может быстро Исчерпать себя. Слонов как-то странно ценить из-за бивней – Их ценит время само: «Непризнанный гений» звучит перспективней, Чем «признанное дерьмо». Гений и талант Нам с вечностью связаться Раз плюнуть – и забыть: Чем гением казаться, Талантом лучше быть. Герасим и дед Мазай Мы все вкушаем жизни мёд и яд, Пока судьба не скажет нам: «Слезай»! В одной и той же лодке не сидят Герасим злой и добрый Дед Мазай. Герасим и Муму Рассказ вошёл и в сердце, и в печёнку И дал урок холодному уму: Не утопи Герасим собачонку, И знать никто не знал бы про Муму. Мы уж тем отличны от горилл, Что в речах даём простор уму: Если бы Герасим говорил, То живой осталась бы Муму. Любовь – начало всех начал: Затратив весь душевный пыл, Муму Герасим откачал, А барыню он утопил. Герои Герои очень часто гибнут сдуру, Хотя есть шанс тянуть другие нити: Не заслоняйте грудью амбразуру – Зайдите лучше с тыла и взорвите. Вам ли быть на поле брани, Убегающим в кусты?! Мы – герои на экране, В жизни – жалкие скоты. Медаль «За храбрость» многим дали, Врага загрызшим, словно волки: Герои носят не медали, А в теле – пули и осколки. Герой Страх от жизненной трясучки Подави, ведь ты герой: И на ясном небе тучки Появляются порой. Нынче только тот герой, У кого есть геморрой, Гонорея, грипп и СПИД, Но не свален он с копыт. Герой и награда Герой штурмует склоны Эвереста, Идёт лицом и грудью на цунами, А кто-то просто знает день и место, Где выдают медали с орденами. Геройство и слава Не изменит ход планет От безвестности расстройство: Без геройства славы нет, А без славы есть геройство. Гитара Мы все привыкли жить в порывах ярых – Покой нам только снится и уют: Одни у нас играют на гитарах, Другие их успешно продают. Глаз Быстрый в армии глаз Светит, словно лампада: Лучше вовремя раз, Чем два раза как надо. Глаза Даны глаза, чтоб видеть далеко, На башне ты сидишь или в Кремле: Орёл летает очень высоко, Любую мелочь видя на земле. Глупости У меня свободный стиль – Спрос с души, нет спроса с тела: Сколько шансов упустил – Столько глупостей не сделал. Гнёт Не всё из жизни время стёрло: На фоне утренней зари Мне лапами сдавили горло И приказали: «Говори!» Голова Разве знать не знали вы, Что у нас в верхах и кастах Человек без головы Превосходит головастых?! Гордость и продажность Я весь от гордости грудаст – Теплом страны согрет, А кто-то родину продаст За пачку сигарет. Горилка Он ездит с гордостью вассала, Чтоб навязать свои дурилки: В штанах – сто килограммов сала, За пазухой – бутыль горилки. Город и деревня Всё ниже нравственности планка – К душе всё ближе шок и транс: Что ни деревня, то Засранка, А что ни город, то Засранск. Горькая чаша Горчат земные яства наши – Разбавлен дёгтем в бочке мёд: Кто пил из этой горькой чаши, Тот всех простит и всех поймёт. Гость Из света в мрак душа ведома, Где все погасли фонари: Для гостя фраза «Будь как дома!» Порою значит: «Плюй и сри!» Государство Лохи иль великие умы? – Каверзный вопрос. Если государство – это мы, То и с нас весь спрос. Государство и кухарка Мы не пропишем без помарки Демократичное коварство, Чтоб по велению кухарки Кормил шеф-повар государство. Гражданский долг Для нас важнее всех искусств – Искусство строить мыслей полк: Без чистоты интимных чувств Не будет свят гражданский долг. Граната Всю ночь женатый на ногах, Что он – граната, скрыв: Кольцо срываешь на югах, А дома будет взрыв. Греховность и окаянство Всё равно мы все духовны, Страстотерпцы и буяны: Если женщины греховны, То мужчины окаянны. Грешник Если нет источника духовного, Свет душевный гаснет, как звезда: Отличить святое от греховного Грешник не сумеет никогда. Грешник и святой Не вычислят и мудрые стратеги, Где на пути и сколько страшных мин: Когда святой берёт чужие деньги, Он грешником становится. Аминь. Грибник Глюк от грибочков всем знаком: Вкусил две штучки – и умора! Ты был когда-то грибником, Теперь ты жертва мухомора. Грибы Всякий хлам мы в кузов грузим, Споря с жизнью-интриганкой: Если ты назвался груздем, То не будь уже поганкой. Гроза Предупреждает нас Ютуб О самой истине простой: Товарищ, если ты не дуб, В грозу под деревом не стой! Грядущее Поколение, идущее В сущий мрак, достойно мора: Никогда не верь в грядущее Без веселья и задора. Грязь Доволен будь врагом и мразью, Что тормошат тебя, балда: Кого всё время мажут грязью, Тот не болеет никогда. Дама Видишь дамы прелести – Раскрываешь рот: Вывих верхней челюсти Получай, урод! Дамы Другие сегодня играются гаммы И радость, как птица, летит из груди: Меня окружают красивые дамы – Бальзаковский возраст у них позади. Дамы и господа Среди полов идёт ругня До шоков и седин: У нас нет дамы без огня – Есть с дымом господин. Дары На дары клюют молодки, В дар беря и аморалку: Ни одни ещё колготки Не налезли на русалку. Движение Только битвы и сражения Оживляют нас, поверьте: Жизнь без бурного движения – Это сон на грани смерти. Дворец и сарай Мечтают все о рае – Предвидит лишь мудрец: Привыкший жить в сарае Загадит и дворец. Дворник Вызывает внутренний распад Холода и зимней стужи полюс: Если снова будет снегопад, Я тогда из дворников уволюсь. Примостив иконку в изголовии И настроив душу на полёт, Дворник верит в Бога при условии, Что он снега больше не пошлёт. Кто лежит, мечтает выйти к стойке, А потом уж жить во весь напор: Дворник, ставший главным на помойке, Мусора не видит и в упор. Девственность Не давайте, девчата, Ничего наглецу: Если девка почата, Всё до фени отцу. Девушки Я исходил в худых галошах Вдоль-поперёк весь край родной: Как много девушек хороших! Но мне не надо ни одной. Девчата О, сколько много странных девчат! Полно амбиций, а им ничего: Одни не знают, чего хотят, Другие хотят, незнамо чего. Дед Мороз Новый год опять по свету бродит – Не найдёт никак себе ангар: Дед Мороз приходит и уходит, Только остаётся перегар. Дела Закусим, братцы, удила И устремимся духом ввысь: Нас ждут великие дела, А мелкие – не дождались. Дело Всё делать в жизни от души Учили нас и не без ласки: Я в детстве строил шалаши, Теперь могу лишь строить глазки. Что сделал ты, сказать изволь По совести, а не Ютубу: Всю жизнь гордиться будет моль, Что съела норковую шубу. Дело и безделье У нас великих дел громада – Всё сделать хочется до боли! Чтоб ничего не делать, надо Иметь большую силу воли. День Проблемы нас берут в тиски, Но мы не кто-нибудь, а профи: Давайте день начнём с тоски, Погибшей в автокатастрофе! День защитника Отечества Пусть грянут залпы тысячи орудий, Врагов и всех противников громя: Страну мужчины защищают грудью, А женщины надёжнее – двумя! Деньги В руках у меня синица, И я совсем не бездельник. К чему мне снится и снится Безбрежное море денег? Ищет наживы народ-неврастеник, Только попробуй ему помешать: Столько из воздуха сделано денег, Что невозможно свободно дышать. Мы сделать все хотим скачок, Чтоб деньги фурами возить: Всегда найдётся дурачок, Который будет тормозить. Исчезли деньги – и куку! Живи без страхового полиса: У нас удар по кошельку Больней удара ниже пояса. Охватила душу смута, Что нет злата-серебра: Деньги – зло, но почему-то Мало этого добра. Где слышен звон монет, там нет морали, А есть делёж без шума и без пыли: Весь день для нищих деньги собирали, А вечером в кафе их все пропили. Люди бродят по белому свету, Чтоб сшибить хоть какую монету: Если денежки платят за что-то, Это, значит, такая работа. Любую долю приму, Лишь жить бы богато на свете: Хочу я помочь тому, Кто деньги бросает на ветер. Не важно то, что в руки ты берёшь, Важнее, кто соперников рубает: Один лопатой трудится за грош, Другой лопатой деньги загребает. Не обойдёшь путей кривых, Коль на пути стоит обменник: Взрастить могильщиков своих Легко на почве крупных денег. Гляди, где деньги, Зин, От пота холодей: Чем больше лимузин, Тем меньше в нём людей. Как и вы, я деньги люблю: Греют душу они, как угли?. Сто копеек кричат рублю, Что они его сберегли. Как хочется и сытости, и неги! И чтоб ты был всемирно знаменит. Кругом шуршат весьма большие деньги, А у тебя и мелочь не звенит. Какой-нибудь дебильный пень Гребёт большие барыши: Тот, кто работает весь день, Домой несёт одни гроши. Как путь бы ни пролёг, За деньги ты держись: Тяжёлый кошелёк Нам облегчает жизнь. Не столько нас страшат рогатые, Как их же интересы: От денег бесятся богатые И богатеют бесы. Денежная кучка, как мала ты! Господи, хоть ты-то помоги! Не хватает денег до зарплаты, А она уходит на долги. Спорят всю жизнь на проблемную тему С мужем жена, с тёщей зять: Деньги решают любую проблему, Кроме одной: где их взять? Ждут поганцы монет на блюде, Закусив коньяки-удила: За хорошие деньги люди Совершают плохие дела. Деньги и друзья Пока гуляем, как князья, Жизнь распрекрасна, всё зер гут. Шуршат деньжата – есть друзья, Исчезнет шорох – пропадут. Деньги и стройность Не каждый в этом мире смог На неустойчивой платформе Иметь и толстый кошелёк, И худобу в изящной форме. Деньги и счастье Просверлит мозг нехватка нала – И ты как неврастеник: Для счастья надо очень мало, Но очень много денег. Деньги и ум Мало тех, кто много с луга Взял накопанных монет: Деньги есть – ума заслуга, Нет ума – и денег нет. Деревня Есть в деревне нашей пляж – Хочешь стой, а хочешь ляжь: Нет спасения от ос, И кругом один навоз. Ждёт народ, как придёт заря, И повалит деревья: Ни аптеки, ни фонаря – Одним словом, деревня! Деспот Когда толкает деспот речь, Кого и как назвать, Чтоб голову не сняли с плеч, Приходится кивать. Дети Безобидные детёныши – Нам расстройство и награда: От змеи идут змеёныши, А гадёныши – от гада. Для прокорма раскрыты рты, А продукты подайте другие: Наши дети – жизни цветы, Но ужасно они дорогие. Дети и взрослые Взрослые бывают – только страх, Будто их измучил детский плен: Молоко не сохнет на губах, И свисают сопли до колен. Дети и старики Нам годы выданы по смете – И стариками станут дети: Кто не боится лютой смерти, Тот долго будет жить на свете. Детские игрушки Играет шумно детская страна: Трещат пластмассы, сыплются эмали. Игрушки быть должны из чугуна, Чтоб дети их так просто не ломали. Детство Доносив все портки от деда С потным духом и запашком, Не имея велосипеда, Я всё детство ходил пешком. Детство и старость Крест неся по краям холодным, Нам какого страдать рожна?! Если детство было голодным, Старость сытою быть должна. Нам достались ёмкое наследство, Важные заветы и дела: Возвращаться чаще надо в детство, Чтобы в тягость старость не была. Жизнь, готовя нам наследство, Метит в темя, как колун: Кто стоял в углу всё детство, Тот до старости шалун. Всё отразится на наследстве – И лучше здесь себе не льстить: За стёкла, что разбил ты в детстве, Придётся в старости платить. Мне стать не дано колоссом И дать слабоволью отпор: Я в детстве страдал поносом, А в старости мучит запор. Диван Нудно тянется лет караван – К своему привыкаешь аршину: Чьё любимое место – диван, Тот едва ли взойдёт на вершину. В труде и в отдыхе все ищут дармовщины, А в жизни надобно крутиться как юла: Диван – не только чудо-место для мужчины, Но и для женщины, раздетой догола. Имеет гнутую фигуру И с пузом шастает Вован: Мы любим спорт и физкультуру, А Вова любит свой диван. Динозавры Говорит всевидящее око, Что верна одна лишь из идей: Динозавры умерли от шока, Видя с причиндалами людей. Диоген Так и гибнут одиночки С сильной волей – слабым геном: Хоть сто лет живи ты в бочке, Вряд ли станешь Диогеном. Диплом Смысла нет показывать диплом, Купленный за жалкие рубли: Инженер торгует барахлом – Барахольщик строит корабли. Дисбаланс Наш дисбаланс идёт от сатаны, Что из жары бросает в холод нас: Не надевай парадные штаны, Когда идёшь ты чистить унитаз. Диспансеризация Предстаёт во всей красе Всех зараз рассадница. Выявляет хвори все Диспансеризадница. Добро и зло Кому-то ценность – злато-серебро, Кому-то – с хламом два узла, А кто-то понимает так добро, Что просто не хватает зла. Изъела жадность всё нутро, Аж разразилась диарея: Не быстро копится добро – Зло накопить куда быстрее. Светить почётно, словно бра, Но злость не зря людей взяла: Чем больше делаешь добра, Тем получаешь больше зла. Место есть вокруг костра И князьям, и голытьбе: Пожелай другим добра, Не желая зла себе. Судьба берёт нас на излом Под звоны злата-серебра: Когда ты встретишься со злом, Не пожелай ему добра. Будет свинство и атас – Даже задница с глистами, Если зло с добром у нас Поменяются местами. Прекрасно, что не повезло Путём протопать мирным: Когда б отсутствовало зло, Добро бы стало жирным. Возвысит ли тебя наличие заводца, Где спину гнут рабы, гордясь шестой палатой?! Мир этот полон зла, что деньгами зовётся, И полон он добра – за всё надёжной платой. Всё злое в нашу жизнь полезло И бьёт нещадно под ребро: Со злом бороться бесполезно – Нам надо защищать добро. Доброта Душу тянет к чудесам, И дела зовут благие: А когда ты добрый сам, Будут добрыми другие. Довод Всех доказательств эталон У нас идёт другим форматом: Железный довод – это лом В одних руках с отборным матом. Долги Я много лет пахал, как мул, И пробивал свою дорогу: Я всем долги уже вернул – Остался должен только Богу. Долголетие За себя всегда в ответе, Скачем мы быстрей макак: Чтобы долго жить на свете, Надо знать, зачем и как. Должность На должность во всех временах Надежды и все упования: Бесчинствуют те, кто в чинах, И бедствует тот, кто без звания. Дом Мы вновь взлетаем, словно птицы, Лишь только кончится Содом: Когда приходишь из больницы, То храмом кажется твой дом. Домострой Чтоб выразить строгую суть домостроя, Три вещи людям нужны лишь всего: Для зависти – двое, для ревности – трое, Для глупости хватит и одного. Дороги Мы из земли отрыты И ветром несшибаемы: Дороги все открыты – Опущены шлагбаумы. Мы ездим кругом без протеста, Хоть камушки с матом летят: Дороги у нас – это место, Где люди проехать хотят. Дорожная служба Дорожная служба отнюдь не права, Что строит пути в холодень: Когда сквозь асфальт прорастает трава, То, значит, асфальт – дребедень. Достоинство Прикрытый хер, однако, всем знаком – И ни к чему вести об этом батл: Никто ещё за фиговым листком Огромное достоинство не спрятал. Друг Миллиарды насекомых Вкусят яд лихих годин, А из множества знакомых Другом станет лишь один. Друзья Движет Всевышний веками К счастью идущую рать: Время разбрасывать камни, Время друзей собирать. Друзья и враги Смотри и не ротозей В свету своих берегов Враждебность старых друзей И дружбу бывших врагов. Один – за тьму, другой – за свет: Неразбериха, шум и гам. Когда в друзьях согласья нет, То это на руку врагам. Открытость может нас убить, Дав ход печальным титрам: С друзьями надо мудрым быть, Ну а с врагами – хитрым. Дурак Несгибаемый, как як, И везде с настырным рылом, Ни один ещё дурак Не признал себя дебилом. Разъела гниль твоё нутро, И душу съест духовный рак: Диплом купил ты у метро По специальности «дурак». Твои мозги лежат во мгле, Не думая о хлебе: Ты самый умный на Земле, Но ты дурак на небе. Не может тот шутить удачно, Кто юмора лишён: Дурак не столько шутит смачно, А сколько сам смешон. Быть так приятно лаврами увитым, А этот путь немногим лишь знаком: Дурак проснуться жаждет знаменитым, Но он проснётся тем же дураком. Надо быть разумным игроком, Мы на том стояли и стоим: Никогда не спорьте с дураком – Он задавит опытом своим. Дурак и умный Горизонт накрыл кошмарный мрак – Океан буянистый и шумный: Заплывёт за буй любой дурак, А вернуться может только умный. Притворяться многодумным Нет резона кактусу: Дураку казаться умным Как-то не по статусу. Себя в каком созвездии ни числи, Ты сам своих суждений верный страж: Дурак всегда записывает мысли, А умный помнит их как «Отче наш». Дураки Гром грохочет с новой силой, Руша личные мирки: Всё меняется в России – Остаются дураки. Дураки и дороги Мы ещё решили на пороге, Что в пути меняем ярлыки: С дураками нам не по дороге, Но на всех дорогах – дураки. Вдоль трасс идут питейные ларьки, Инспекторы хмурны и слишком строги: Одна беда в России – дураки, Что строят все дурацкие дороги. У прохожих до колен промокли ноги, Лужи кроют диким матом старики: Из-под снега появляются дороги, Что построили ну просто дураки. Помолившись местности и Богу, Взяв, как знамя, опыт стариков, Выхожу один я на дорогу, А навстречу – много дураков. Прёт не глядя автостадо, А у нас закон таков: На дорогах думать надо За себя и дураков. Колышутся хлеба, цветут сады, Шумят леса, раздолье – красота! Дороги с дураками – две беды, А радостей в России до черта! Мы живём богато и красиво И сто лет уж строим коммунизм: Дураки с дорогами в России Образуют внутренний туризм. Народ у нас смешной и стрёмный, Хоть нет копейки за душой: У дураков почёт огромный, У идиотов стаж большой. Дураки и идиоты Гордимся мы и должностью, и званием, Мечтаем о заоблачных полётах: Сегодня дураки с образованием, Знак качества стоит на идиотах. Дураки и умные Править страной дураков Только умнейший горазд – Умными много веков Правит любой педераст. Дураки и шуты Грязи выплеснут ушат – Сразу смех до тошноты: Чаще всех людей смешат Дураки, а не шуты. Дурдом Дурью всякой народ ведом, На пути только смрад да мрак: Если наша страна – дурдом, Значит, каждый из нас дурак. Дурь В хламе все леса, поля и воды – Хватит уже гадить вам, в натуре! Надо строить крупные заводы По уничтоженью нашей дури. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/evgeniy-zapyatkin-zevs/u-glukomorya-zevsogrammy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.