Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Эпик Фейл Максим Волосатый «– Покажи мне женщину, которая не любит цветов? – предложил-попросил жадон. И тут же остановил скривившегося командира. – Стоп. Я не это имел в виду. Цветы – это, так сказать, фон. Общая идея. А следующим шагом мы найдем для нее тот цветок, который никто и никогда еще своей женщине не дарил. – Заповедные Миры? – взгляд Иббы из страждущего превратился в прицельный... – Ну, Дегор, собирай танору, – он махнул рукой в сторону коротенького рукава. – Боевой старт! Мы едем рвать цветы». Максим Волосатый Эпик фейл – Нет! Это невозможно! Она… Да она…Сказать такое мне! Мне, Дегир! Иббесан двай-длор Хараним Болен, в просторечии Ибба, влетел в кают-компанию, как кинетическая болванка из все сильнее набирающего популярность оружия келерийцев. Галактика умела защищаться от любого вида энергетического вооружения, а вот старую добрую кинетику как-то подзабыли. Вот и пришлись келерийцы ко двору со своими допотопными твердотопливными пушками. Правда, сходство с кинетической болванкой одной скоростью передвижения и ограничивалось. Болванка крушила все на своем пути, а Ибба все же старался сохранить в неприкосновенности некоторые детали интерьера. Пока…. Но к дверям это не относилось. – И что я, по-твоему, теперь должен делать? – Ибба изо всех сил рванул автоматическую дверь, не дожидаясь, пока она закроется сама. Автомат протестующее пискнул, и не дал закрыть. Ибба, найдя на ком сорвать злость, от души пнул ни в чем не повинную створку. Дверь чуть перекосилась и замерла на секунду. Взгляд Иббы стал напоминать энергетический разрядник. Автомат (даром что неживой), видимо все же что-то понял своими газовыми мозгами. Во всяком случае, дверь пшикнула и закрылась. Ибба перевел полыхающий яростью взгляд на единственного сидящего в кают компании. – Не надо на меня так смотреть, – тонкая фигура, сидящая в кресле, медленно и как-то даже томно махнула рукой. – Я не отношусь к категории твоих пассий. – Пассий?! – несчастная дверь не смогла принять на себя всю ярость Иббы. Остальным тоже хватит. – Пассий?! За всю свою жизнь я не уделял ни одной женщине столько внимания, сколько ей! Ни одной! Никто и никогда не слышал от меня того, что я ей говорил. И что?! К горечи в его голосе отчетливо примешивалось бешенство. Сжатые побелевшие кулаки демонстрировали крайнюю степень раздражения. – И что? – неспешно поинтересовался со своего места Дегир. – Тебя все еще не допускают до тела? – Ты…! Любой другой на месте Дегира испугался бы. Еще бы: разъяренный прелианин ищет, на ком сорвать злость. Корневая раса Прелийской империи, двай-длор – «свободный охотник». Титул, который никому не дается просто так. Два метра боевых мышц и неукротимого бешенства. Звездный дракон, у которого отняли любимую игрушку. Вернее, не дали…. Тут любой испугается. Но тонкий силуэт Дегира и не подумал даже переменить положение. Дегир хоть и не принадлежал к расе прелиан, жодоны – это поскромнее, но Иббу знал не первый день, и даже не первый галактический период. В таноре (боевое соединение) Иббы он был чем-то вроде начальника штаба. И по совместительству – талисмана. Ни одна операция, которую он готовил, не провалилась. И наоборот – как только Ибба ввязывался во что-то против воли Дегира (или в его отсутствие), как тут же следовал более чем неприятный финал. Они оба это знали, и поэтому хрупкий на фоне прелианина Дегир нисколько не рисковал, отпуская язвительные замечания по поводу последнего увлечения командира. Хотя…. – Запомни, – неуловимо-смазанным движением Ибба скользнул к Дегиру, в долю секунды нависнув над вальяжно развалившимся жодоном. Из глаз двай-длора, казалось, извергалась душащая его ярость. – Идалани – не моя новая игрушка. Она – женщина, которую я искал всю свою жизнь…. Моя мечта. И я не позволю никому насмехаться над моей мечтой. Ты это понял? – Э-э, я это уже слышал, командир, – хотя внешне поза Дегира не изменилась, но все же его интонации растеряли большую часть сарказма. Нависший прелианин все же являл собой более чем угрожающую картину. – Ты уже говорил это раза три. И все разы потом решал, что это все же не то. Я всего лишь хочу, чтобы ты не переживал так сильно…. Дегир чуть отодвинулся, уходя с линии трансляции бешенства. Мало ли что может выкинуть разъяренный двай-длор. Лучше поберечься. Наверное, это сказывалась память крови. Жодоны в свое время предъявляли права на доминирование в галактике, но развившаяся цивилизация прелиан не оставила им ни одного шанса. И процесс лишения этих шансов бескровным не был. – Я…, – Ибба задохнулся, было от гнева, но, видимо, слова жодона какой-то отголосок вызвали. Напор двай-длора немного, еле уловимо, но спал, сбился, сдвинулся в сторону. – Это не имеет никакого значения. Женщина ли это моей мечты, или нет. Она посмела сказать мне …. Мне! Что я ничем не отличаюсь от десятков таких же хлыщей, которые осаждают ее виллу. – А-а, – сглатывая и вертя головой, многозначительно протянул Дегир, изо всех сил стараясь сдержаться. Ни-ни, только не расхохотаться. Ни в коем случае. Тут Ибба может и не посмотреть на достоинства своего «амулета». Убьет. – Ну, тогда все становится гораздо понятнее. – Да? – подозрительно глянул на него двай-длор, все еще нависая над диваном и, соответственно, Дегиром. – И что же тебе понятно? – Тогда это не неразделенная любовь, – сделал жест Дегир, приглашая собеседника разделить его точку зрения. Ибба нахмурился, но «начальник штаба» не стал ждать логически следующего вопроса: «А что это тогда?». – Это всего лишь скрытая просьба подтвердить … э-э… подлинность своих заявлений и серьезность намерений. Дегир сделал значимое лицо. Иббу как будто остановили на всем скаку. Каменной стеной. – В смысле? – моргнул он. – В смысле, она ждет от тебя чего-то такого, что выделит тебя из толпы «хлыщей». Чего-то необычного. Неординарного. Облегчение, проступившее на лице двай-длора, Дегира искренне порадовало и радовало еще некоторое время. Достаточное для того, чтобы понять, что творческая мысль командира зашла в тупик. Вопрос: «А что именно?», настолько ясно читался из мимики Иббы, что Дегир решил не ждать. Тем более, что для его не затуманенного высокими чувствами сознания, ответ был более чем очевиден. – Есть проверенный вариант, – поведал он за мгновение до того, как Ибба был готов капитулировать под грузом отчаяния. ???? – Покажи мне женщину, которая не любит цветов? – предложил-попросил жадон. И тут же остановил скривившегося командира. – Стоп. Я не это имел в виду. Цветы – это, так сказать, фон. Общая идея. А следующим шагом мы найдем для нее тот цветок, который никто и никогда еще своей женщине не дарил. – Заповедные Миры? – взгляд Иббы из страждущего превратился в прицельный. Дегир усмехнулся про себя. Да-да, вот именно за это командир и получил титул двай-длора. Мгновенная ориентация что во времени, что в пространстве, что в невысказанных идеях. – Абсолютно точно, – кивнул жадон. – Нам всего-навсего осталось выбрать планету. И крайне желательно, чтобы она была как можно менее доступна. Ну, на другом конце галактики, например. – Принято, – дела у Иббесана двай-длор Хараним Болена очень редко расходились со словами и идеями. Мгновенный поворот корпуса, и над столом соткалась трехмерная карта галактического диска, разделенная белыми реками звездных рукавов. Двай-длор движением кисти приблизил к себе матовое колесо галактики и закрутил его, уходя от обжитых секторов империи. – Ты думаешь про то же, про что и я? – поинтересовался он через плечо. – Несомненно, – подтвердил Дегор, вглядываясь в карту. – Нам всего лишь надо понять, посещение какого мира будет выглядеть наиболее эффектно. Ну, и прибыльно, соответственно. Айпа? Баарида? Тайрас? Гвиррава? Ибба задумчиво провел пальцем по коротенькому рукаву, притулившемуся на краю галактики. На другом краю. – Гвиррава, – понимающе кивнул Дегор. – Но это самая проблемная планета из всех. Посещение рукава Эфриина запрещено. Статус опасности – наивысший…. Сказал, и тут же понял, что дальнейшее обсуждение, уже, в принципе, бессмысленно. Наиболее опасный вариант из всех. Что тут еще обсуждать? Он не ошибся. Иббесан двай-длор Хараним Болен оторвался от карты. На его лице блуждала предвкушающая улыбка. – Ну, Дегор, собирай танору, – он махнул рукой в сторону коротенького рукава. – Боевой старт! Мы едем рвать цветы. * * * Угольно черная картина космоса, раскинувшаяся за панорамным стеклом рубки «Иельды» – платформы, на которой перемещалась танора по галактике, расцвечивалась тремя яркими пятнами: голубой диск Гвирравы, желтый круг ее светила, и белое пятно спутника, прячась за которым «Иельда» и подбиралась к одной из самых загадочных и труднодоступных планет в галактике. Хотя, особого смысла прятаться не было: данные имперского Центра Заповедных Миров ясно указывали, что уровень развития аборигенов не ушел дальше колеса и домашних животных, которых они использовали в качестве тягловой силы. Правда, эти данные не обновлялись почти три стандартных имперских цикла, но что серьезного могло случиться за это время? Всего-то сто-сто пятьдесят оборотов Гвирравы вокруг своей звезды. На империи за три цикла даже мода не меняется. Так что маскировка в данном случае была явной перестраховкой. Но Боевой Устав есть Боевой Устав. Его Ибба, в отличие от имперских законов, не нарушал никогда. И надо сказать, это себя оправдывало. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/maksim-volosatyy/epik-feyl/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.