Сетевая библиотекаСетевая библиотека
И снова пятница, тринадцатое… Елена Вадимовна Артамонова В пятницу, тринадцатого числа, Толик решил устроить «кошмарные посиделки». Он собрал друзей в брошенном доме, и они принялись рассказывать друг другу страшные истории. Классный получился вечерок! Ребята не догадывались, что вскоре их ждут чудовищные сюрпризы. К одной из участниц вечеринки собирается в гости призрак, другую хотят казнить ожившие куклы. А самое ужасное в том, что… проклятая пятница не собирается заканчиваться! Елена Вадимовна Артамонова И снова пятница, тринадцатое… Посиделки при свечах Эта леденящая кровь история началась в пятницу, тринадцатого мая 200… года. Для значительной части населения небольшого провинциального городка роковое совпадение числа и дня недели не представлялось сколь-либо значительным событием, однако любители страшилок и ужастиков с самого утра ощущали неприятный холодок, ожидая от теплого весеннего денечка неприятных сюрпризов. И неприятности не замедлили начаться. Первым звонком стала двойка по физике, которую Мила Китайгородцева получила совершенно неожиданно для себя самой. Она неплохо разбиралась в этом школьном предмете, но вдруг, выйдя к доске, начисто позабыла формулы, а все потому, что взгляд девочки оказался прикованным к висевшему на стене календарю, к цифре «13», выделенной яркой пластмассовой рамочкой. Все вокруг расплылось и стало туманным, лишь только страшная цифра выступила из этой мути, не увеличиваясь в размерах, но тем не менее заслоняя все поле зрения. – Садись, Китайгородцева. Можешь больше ничего не говорить – вижу, к учебнику ты даже не притрагивалась. Мила медленно проследовала к своему столу и невидящим взором уперлась в окошко. Там за стеклом пели птицы, распускалась молодая листва, синело чистое безоблачное небо. Природа не знает цифр, и роковая дата никак не может повлиять на нее, однако в мире людей все иначе… Посмотрев на Милу, полноватую блондиночку с румяными, как у фарфоровой куклы, щеками и невинным взглядом голубых глаз, трудно было заподозрить, чем именно увлекалась девочка. А она обожала смотреть по телевизору всевозможные ужастики, до полночи читала мистические триллеры и страшилки. Вроде бы Мила и не верила во все эти глупости, но всякий раз, увидев на дороге черную кошку, не забывала трижды плюнуть через левое плечо, а строя какие-либо планы, обязательно стучала кулачком по дереву, боясь сглазить. Сейчас зловещая цифра на календаре притягивала ее взгляд. Казалось, время застыло на месте, урок физики грозил растянуться до самого конца света, а необъяснимая тревога, гнездившаяся в душе Милы, становилась все сильнее и сильнее. Звонок полоснул по нервам, как бритва, заставив девочку вздрогнуть и выронить ручку из похолодевших пальцев. Машинально, как робот, она собрала тетради и нетвердым шагом двинулась из класса. – Эй, Китайгородцева, чего киснешь? К Миле подошел Толик Стоцкий – красивый рослый парень, о котором украдкой вздыхали девчонки-одноклассницы, мечтавшие о неких возвышенных романтических отношениях. Сам же Толик совершенно не обращал внимания на «барышень», был главным весельчаком в классе, любил приколы и розыгрыши, из-за чего его родители частенько встречались с завучем. – Что? – вопрос Толика вернул Милу в реальный мир. – Я не кисну, просто настроение с утра не очень… – Знаю-знаю, пятница, тринадцатое и все такое… – При чем здесь это? – А то неясно! Сегодня страшный день, с наступлением которого злобные призраки начинают просачиваться в нашу реальность, наводя ужас на живых. Толик сделал страшное лицо, по всей видимости, намереваясь изобразить посланца загробного мира, но потом рассмеялся своей неудачной попытке и с ходу перешел к новейшим анекдотам, кои он услышал от соседа во время урока физики. Вскоре к окну, где стояли Китайгородцева и Стоцкий, подтянулось несколько человек – маленькая компания, которую, несмотря на несхожесть характеров, объединяла дружба, начавшаяся еще в первом классе. У подоконника собрались долговязая Татьяна Андреева, носившая темные прямые волосы и длинную челку, из-под которой на мир смотрели огромные темно-синие глаза, модница Регина Миронова, всеми силами пытавшаяся выглядеть старше своих лет, и щуплый очкарик Яша Абрамов, вечно разглядывавший что-то под ногами, а потому передвигавшийся в пространстве с вытянутой вперед шеей. – Нет, кроме шуток, сегодня особый день, который следует провести по-особенному, – закончив с анекдотами, вернулся к предыдущей теме Толик. – Это, конечно, не Хэллоуин, но тоже довольно важная дата. – К чему ты клонишь, Стоцкий? – достав зеркальце, Регина привычным жестом припудрила нос. – Наш девиз: больше ужастиков – кошмарных и ужасных! Как насчет вечера страха в особняке Тимошина? Слова неугомонного Толика произвели сильное впечатление на компанию, но никто из ребят толком не мог сказать – хорошее или плохое. Поход в особняк явно относился к разряду рискованных авантюр, грозивших обернуться серьезными объяснениями с родителями, однако визит в заброшенный дом мог стать действительно незабываемым приключением. – Кто нас отпустит на ночь глядя? – прервал молчание рассудительный Яша. – О какой ночи идет речь?! Я же сказал – вечер или даже день… В этом особняке в любое время суток обстановка та еще. И днем, и ночью страх и ужас… К тому же совершенно не обязательно сообщать родителям, куда мы идем. К ужину вернемся, и порядок. – А по-моему, все это как-то несерьезно. Такие забавы больше подходят малышам из детсада, – тряхнула челкой Андреева. – Не занудствуй, Татьяна. Вот стукнет тебе годков эдак двадцать пять, тогда ворчи и вредничай сколько хочешь, а пока человек молод, он должен жить по полной программе. Надо ловить момент. Если сегодня, к примеру, Новый год, то надо запастись хлопушками и прыгать под елочкой, а если Хэллоуин или пятница, тринадцатое – следует от души испугаться. Толик умел убеждать, и постепенно вся компания прониклась идеей провести сегодняшний вечер в заброшенном доме. Оставалось только выяснить детали предстоящей экспедиции, но от их обсуждения Толика, Милу, Регину, Яшу и Татьяну отвлек резкий звонок, напоминавший о начале последнего урока. В одном из зеленых переулков тихого городка доживал свой век дряхлый, построенный еще в девятнадцатом столетии двухэтажный особняк. Когда-то украшенное башенками, античными колоннами и готическими витражами здание воздвиг местный богатей, стремившийся богатством и роскошью затмить свое незнатное происхождение. Но ни деньги, ни влияние не спасли купца первой гильдии Тимошина от огненного смерча революции. Сам купец сгинул в годы Гражданской войны, его особняк был национализирован, и под затейливо украшенной крышей дома разместились многочисленные конторы, а в шестидесятые годы его пустили под коммуналки. Несколько лет назад дом покинули последние жильцы, и теперь он стоял пустой, медленно разрушаясь под действием непогоды. Судьба пустовавшего особняка еще не была решена окончательно – кто-то называл его культурным достоянием, кто-то намеревался снести, а время и дождь потихоньку подтачивали старые стены, превращая в прах некогда эффектную постройку. Родители всех живущих в центральной части города ребят строго-настрого запрещали своим чадам посещать полуразрушенное здание, но какой мальчишка мог отказать себе в удовольствии полазить по скрипучим лестницам особняка, подняться на чердак или заглянуть в жуткий, пропахший сыростью подвал?! Хотя двери дома Тимошина были накрепко заколочены, юные любители авантюр находили для проникновения на запретную территорию множество способов. Толик Стоцкий не являлся исключением и знал несколько вариантов «просачивания» в аварийное здание, которыми, конечно же, не преминул поделиться со своими друзьями. Несмотря на то что денек выдался погожим, особняк Тимошина даже в солнечную весеннюю погоду выглядел мрачно и зловеще. Казалось, будто к нему намертво прилипли сумерки осеннего вечера, окутывавшие его пепельно-серым саваном. Неприветливый дом выглядывал из-за деревьев, подозрительно пялясь на редких прохожих пустыми глазницами выбитых окон. Бодро вышагивавшая по тротуару девочка в модных джинсах и красной курточке сбавила шаг, едва заметив появившееся из-за угла мрачное строение. Татьяна не верила в привидения, но особняк Тимошина все равно, вопреки здравому смыслу, внушал ей безотчетный мистический страх. По правде говоря, остановившись возле мрачного дома, Таня уже жалела, что согласилась участвовать в очередной авантюре Стоцкого. Ко всем прочим неприятностям неугомонный мальчишка выдвинул перед друзьями условие, чтобы все пришли в дом Тимошина поодиночке, дабы испытать как можно больше страха и ужаса. Перспектива бродить в гордом одиночестве по пустым коридорам дома страшила Таню по-настоящему, однако пути к отступлению уже были отрезаны. Девочка категорически не хотела выглядеть трусихой в глазах Толика, а потому решительно двинулась вперед. Убедившись, что поблизости никого нет, Татьяна встала на «случайно» находившийся возле окна ящик, приподняла одну из досок, заколачивавших оконный проем, и ящеркой нырнула в темноту. Холод нежилого помещения моментально пронзил ее тело, а в коленях появилась легкая дрожь. – Эй! Толик! Яша! Вы уже здесь? Лучше бы Таня молчала! Звук собственного голоса испугал ее еще больше – таким слабым и жалким показался он под этим мрачным кровом. Постояв пару минут посреди некогда роскошного, а теперь уродливого и жалкого подъезда, девочка начала подниматься по лестнице. Рука легла на покрытые пылью затейливые кованые перила, и в этот миг по пальцам словно пробежала электрическая искра страха. Брошенный дом жил своей тайной жизнью и вряд ли был рад появлению незваных гостей… «Неужели я приперлась сюда первой? – подумала Таня, на цыпочках поднимаясь по выщербленным ступеням. – Надо было подождать остальных». Толик несколько раз водил компанию в особняк Тимошина, поэтому она уже неплохо знала это гиблое местечко, но все равно девочка не могла избавиться от холодного липкого страха, потихоньку наполнявшего ее душу. Поднявшись на второй этаж, юная любительница приключений заглянула в длиннющий, терявшийся во мраке коридор: – Здесь есть кто-нибудь?! Тишина. Таня слышала только собственное дыхание да казавшийся далеким звонок проходящего по улице трамвая. Девочка понимала, что должна идти вперед, однако ее шаги звучали слишком громко, и это здорово раздражало ее. В таком месте надо двигаться бесшумно, стараясь не привлекать к себе внимание призраков, безраздельно владевших умирающим домом. Вот и конец коридора. Сквозь огромное овальное окно, наспех заколоченное узкими листами фанеры, пробивались снопы золотого солнечного света. Подойдя к окну, Татьяна выглянула в щелку – там на улице шла обычная жизнь, люди выходили из булочной, покупали газеты в киоске, стояли у остановки, ожидая трамвай. «Что я здесь делаю?» – пожала плечами девочка, но, развернувшись, направилась не к выходу, что было бы логично, а дальше, к чердачной лесенке. Деревянные ступени отчаянно визжали под ногами, будто сообщая, что сейчас по ним идет глупая девчонка, по доброй воле заявившаяся в такое дурное место. «А ведь сегодня пятница, тринадцатое, – всплыла в голове запоздавшая мысль. – Конечно, чудес не бывает, но всякое может случиться… Вдруг примета сработает? Неприятности не всегда связаны с чертовщиной, тринадцатого числа частенько случаются и обычные, вовсе не сказочные несчастья». Но сомнения не мешали действовать. Откинув крышку незапертого люка, Татьяна поднялась на чердак. Здесь было почти совсем темно, а старые, всеми забытые вещи, теснившиеся по сторонам, напоминали силуэты чудовищ. – Ау, Толик, ты здесь? В полутьме блеснули стекла очков, из сумрака возникла побледневшая физиономия Яши: – Это ты, Андреева? – Кто же еще? А где остальные? – Я первым пришел и, честно говоря, жалею. Мне здесь не нравится. – Мне тоже, – разговаривая с приятелем, Татьяна немного успокоилась, хотя так и не смогла полностью избавиться от ощущения необъяснимой тревоги, угнездившейся в ее душе. – Атмосфера здесь жутковатая. Хотя, с другой стороны, мы же и пришли сюда щекотать нервы, а посему – жаловаться нам не на что. – Верно, – откликнулся Яша, но в его голосе не чувствовалось энтузиазма. Еще раз осмотревшись по сторонам, девчонка и мальчишка углубились в мрачный лабиринт заброшенного чердака… – Послушайте, а где же Толик? – Ты у меня спрашиваешь, Регина? – Мила тряхнула золотистыми кудряшками. – Я бы сама хотела это знать. С того момента, как маленькая компания собралась в самом темном и страшном закоулке чердака, прошло, наверное, минут двадцать, а заводила и организатор похода за страхами до сих пор так и не появился в поле зрения ребят. – Может, он так прикалывается? – Яша включил прихваченный из дома фонарик. – Заманил нас сюда и радуется, что нашел простаков. Тусклый свет фонаря выхватил из полутьмы сосредоточенные, испуганные лица девчонок. Татьяна нахмурила брови: – Нет, Стоцкий так поступить не может. Я его с детского сада знаю. Толик любит розыгрыши, но никогда не вредничает. Гнетущий сумрак гасил голоса. Вскоре разговор оборвался сам собой, все замолчали, прислушиваясь. Старый дом не был немым. Он так устал за свою долгую жизнь, что теперь постоянно сетовал на судьбу, поскрипывая, вздыхая и кряхтя. – Лично я иду домой! Еще пять минут, и ухожу! – Таня демонстративно посмотрела на часы. – На сегодня я свою порцию ужастиков и кошмариков уже получила. Кстати, может, кто и забыл о завтрашнем опросе, но меня эта тема волнует значительно больше, чем глупые розыгрыши. Сегодня весь вечер буду зубрить биологию. Наталья Александровна на меня зуб имеет. – Она на всех имеет по зубу. Зубастая, как акула. – Яша горестно вздохнул, представив грозную биологичку, наводившую ужас на всю школу бесконечными опросами, зачетами, придирками и потрясающей природной вредностью. Тихий, но отчетливый стон прервал разговор ребят. Особняк был наполнен звуками, однако этот резко отличался от остальных. Больше всего он напоминал душераздирающий вздох, исходивший из разрытой могилы… Каждый из присутствующих мог поклясться, что слышал человеческий голос. Или – нечеловеческий… Регина судорожно сглотнула, хотела что-то сказать, но промолчала. Стон повторился, став громче и отчетливее. После такого предупреждения ребятам захотелось удрать, сорвавшись с места, опрометью выбежать со страшного чердака, но четыре пары ног словно прилипли к старому деревянному полу, не желая двигаться. Страх парализовал, лишив воли и способности к решительным действиям. Три девчонки и мальчишка-очкарик, не отрываясь, смотрели в самый черный угол чердака, откуда доносились повергавшие в трепет стоны. Мила увидела это первой. Сначала все представилось ей обманом зрения, отблеском света на сетчатке, но потом сомнения исчезли – в темном углу действительно возникло светящееся тусклым зеленоватым светом пятно. Оно медленно приближалось к оцепеневшей от ужаса компании. Пятно постепенно трансформировалось в безобразное лицо монстра – обитателя подземелий, в которые никогда не проникал солнечный свет. Крючковатый нос, уродливый, выступавший вперед подбородок, клыки, растягивавшие губы в гнусной ухмылке, черные провалы глазниц… Пришедшее из небытия чудовище приближалось, и не было на Земле силы, которая могла бы остановить его… Однако пронзительный визг Милы, от которого моментально заложило уши у всех собравшихся на чердаке поклонников экстремального отдыха, произвел впечатление и на зеленолицего монстра. Он остановился, отступил на шаг и, кажется, даже вздрогнул от неожиданности. – Китайгородцева, нельзя же так людей пугать! – «монстр», на самом деле оказавшийся Толиком, стянул с головы светящуюся маску и с досадой бросил ее под ноги. – У меня от твоего визга до сих пор поджилки трясутся. Возможно, в другой ситуации Толику Стоцкому здорово досталось бы от приятелей за его недобрый розыгрыш, но сейчас все были так рады избавлению от кошмара, что дело закончилось немногочисленными упреками да натянутым, несколько истеричным девчоночьим смехом. «Кошмарные посиделки» были в самом разгаре. Их главный организатор принес с собой несколько свечей, и теперь темный угол чердака освещали трепетные огоньки пламени. Не требовалось особой фантазии, чтобы представить, будто за окнами наступила ненастная ночь, а вокруг, на многие километры от заброшенного дома, нет ни единой живой души. Побледневшие лица ребят озарял неровный свет свечей, широко раскрытые зрачки казались провалами в бездну. Атмосфера, о которой столько говорил Толик, действительно оказалась вполне ужасной и леденящей кровь, но только разговор на соответствующие темы почему-то не клеился. Толик повертел в руках светящуюся зеленоватым светом маску монстра и сообщил: – Я ее в Москве увидел, на Киевском вокзале. Там ларек есть, где всякие приколы продают. Мама сначала не хотела покупать этого «красавчика» – зачем он, мол, нужен, да и вообще дорого стоит, но я просто с места не мог сдвинуться, так он мне понравился. Короче – уговорил. Да вы сами взгляните, какая клевая вещичка! – Да, клевая… – протянул Яша, припомнив свое первое впечатление от знакомства с зеленым монстром. – И не смотрите на меня, как на террориста! Вы же специально сюда пришли нервы щекотать, вот я и постарался. Кто виноват, что вы все всерьез восприняли?! Расслабьтесь… Легкий сквознячок колебал пламя свечей, и от этого скользившие по стенам тени жили своей самостоятельной жизнью. Вот Мила подняла руку, поправляя упавшую на лоб прядку волос, а на тени показалось, будто ее искаженные, непропорционально длинные пальцы тянутся к горлу не подозревающего о смертельной опасности Яши… Вот скрипнули половицы, будто кто-то невидимый подошел к ребятам, а дуновение как бы загробного ветра на миг коснулось их щек… – Давайте поговорим о том, что пугает нас, – прервал нехорошее молчание Толик. – Пусть каждый из присутствующих расскажет самую страшную историю, которую ему доводилось услышать или пережить. – Может, лучше пойдем по домам? Но Толик проигнорировал робкий вопрос Татьяны, указав рукой на Яшу: – Тебе начинать. Рассказывай. – Почему я? – мальчик тряхнул головой, и яркий отблеск свечей вспыхнул на стеклах его очков. – Это твоя идея, Стоцкий, тебе и делиться кошмарами! – Нет, Абрамов, проведем опрос в алфавитном порядке, чтобы никому обидно не было. – Словно в школе! Был бы я Яковлевым… Однако Толика энергично поддержали Мила и Регина, а потому Яше не удалось отвертеться от его предложения. Вздохнув, очкарик начал рассказ: – В черном-черном доме есть черная-черная комната, в черной-черной… – Этой страшилкой пугают даже не в детском саду, а в яслях! – поморщился Толик. – Поновее истории у тебя не найдется? – Но это же действительно страшно! Просто мы перестали вникать в смысл истории, а если как следует ее прочувствовать, представить, что все это происходит с каждым из нас, станет жутко по-настоящему. Ну, например, ты, Регина, представь, как одна-одинешенька заходишь в пустой черный дом. Ты не знаешь, какие сюрпризы он тебе приготовил, но чувствуешь враждебную ауру проклятого места… – Почему я?! – Не перебивай… Ты заходишь в черную комнату, в которой может произойти все, что угодно. Ты пытаешься понять, откуда придет опасность, отчетливо сознавая, что не сумеешь защитить себя. И вдруг в этой кромешной темноте кто-то кладет тебе на плечо холодную, тяжелую, как камень, руку… – Хватит! – Татьяна хлопнула ладонью по старому сундуку, на котором сидела, подняв облачко пыли. – Лично я принципиально не верю в подобные сказки. Мы просто сами себя запугиваем. Зачем? Это же глупо, в конце концов! Каждый из нас прекрасно знает, что в настоящей жизни не бывает привидений и оживших покойников. Главное – не верить во всякие нелепые истории, тогда ничего с тобой и не случится. Я вообще мистику всерьез не воспринимаю. Сидим мы сейчас на чердаке старого дома и трясемся от страха, а единственная реальная опасность, которая нам может здесь угрожать, – это бомжи и бродяги, но о ней мы почему-то не думаем! Девочка говорила с такой горячностью, что слушавшая ее Регина подумала – Андреева убеждает скорее себя, нежели других, а на самом деле до дрожи в конечностях боится неведомого и таинственного. – Тань, замолчи. Ты портишь нам вечеринку, – будто уловив ее мысли, произнес Толик. – Просто мне неинтересно, Стоцкий! Я – реалист и не верю в чудеса. – Вы говорите, что привидений не бывает, а со мной на самом деле произошел очень непонятный, прямо-таки таинственный случай… – прервала спор Мила. – Однажды я пошла на день рождения подруги. Вы ее не знаете, она учится в другой школе. Короче, ее старший брат снимал все веселье на видео. Зафиксировал и как Светке цветы преподносили, и как она свечи на торте задувала, и как мы потом танцы устроили. В общем, наплясавшись до упаду, мы решили посмотреть кассету, и тут… Сначала все шло, как обычно, – торт, цветы, поздравления, но вдруг все заметили, что за спиной Светкиного дедушки промелькнула черная тень. Словно позади второй человек стоял. Длилось это всего секунду, а потом силуэт исчез, словно в воздухе растворился. Всем, кто кассету смотрел, сделалось жутковато, но потом этот эпизод выветрился из головы. Вспомнили мы о нем только через неделю, когда Светкин дедушка скоропостижно умер, с сердцем у него плохо стало. Мы потом несколько раз кассету пересматривали – чужая тень там была, это совершенно точно. – И где теперь кассета? – У подруги. Если хочешь, Таня, я принесу ее тебе, сама посмотришь. Татьяна только фыркнула, продолжая делать вид, будто не верит в подобную мистику. Остальные притихли, раздумывая об услышанном. В памяти начали всплывать необъяснимые случаи, рассказы знакомых, в которых обыденное тесно сплеталось со сверхъестественным. Один рассказ сменял другой, ребятам становилось все страшнее и страшнее. И было уже неважно, звучали под мрачным кровом брошенного дома обычные страшилки или истории, претендовавшие на правдоподобие, холодный страх потихоньку наполнял сердца присутствующих, не позволяя им обернуться, когда за спинами раздавался какой-то шорох… Вскоре юным любителям экстремальных развлечений всерьез стало казаться, что все демоны и призраки собрались в особняке Тимошина и теперь, окружив плотным кольцом маленькую компанию, прислушиваются к их разговору. – Я верю в призраков и в то, что называют полтергейстом, короче – во всякие нематериальные чудеса. А вот, например, в каких-нибудь чудовищ, демонов, оборотней не верю. И даже в вампиров… – с печальной интонацией произнесла Регина, а потом неожиданно добавила: – Иногда мне становится от этого грустно. – Что? – в один голос переспросили ее ребята, а Толик уточнил: – Тебе хочется встретить на улице какого-нибудь удравшего из преисподней демона? – Ах, нет! Я имела в виду вампиров. Представьте, если бы эти создания существовали в реальности, у каждого человека имелся бы шанс стать одним из них. – Не понял, что в этом хорошего. Мама бы меня тогда точно по вечерам из дома не отпускала. – Ты действительно ничего не понял, Яша. Стать вампиром – значит стать бессмертным. Ты молод, красив, обладаешь нечеловеческой силой, ты можешь все, а впереди – целая вечность… Люди мечтают об этом, а потому отчаянно завидуют избранным и ненавидят их за это. И еще, вампиры все красавцы, они делают подобными себе только самых лучших, тех, кто достоин вечности. – Подожди-подожди, Миронова, ты же только что говорила, что не веришь в существование вампиров, а теперь заявляешь, что они все сплошь красавчики. Может, у тебя есть знакомый кровопийца? Что-то вроде комара, только габаритами покрупнее? От слов Толика Регина на миг залилась краской, потом поджала губы, сдержав порыв раздражения. На самом деле девочка, насмотревшаяся романтических историй о вампирах, мечтала и в своей жизни пережить нечто подобное. Она грезила о возвышенной и трагической любви, вообразив, что именно таинственные, проклятые людьми, но гордые вампиры способны на сильные, настоящие чувства. Впрочем, говорить об этом одноклассникам явно не следовало. Поборов раздражение, Регина заставила себя улыбнуться: – Речь шла о кино. В фильмах все вампиры – красавчики, а вампирши – блондинки с классной фигурой. Разве не так? А вообще все это глупости. Вампиров не существует, как, впрочем, и зомби, оборотней и зеленых инопланетян. Свечи догорали. Компания так увлеклась самозапугиванием, что немного утратила счет времени. Только посмотрев на догоравшую свечку, Толик сообразил, что дальнейшее пребывание на чердаке брошенного дома грозило всем крупными неприятностями с родителями: – Ладно, господа. Пора расходиться. Я тоже пойду учить биологию. И почему мы только учимся по субботам? Это же нарушение прав человека… На лицах появились слабые улыбки, однако страх не проходил. Он наполнял все пространство чердака, превратился в паутину, опутавшую души легкомысленных ребят, бросивших вызов могущественным силам зла и не понимавших этого. Они еще не знали, какой силой может обладать произнесенное слово, как порой выдуманные кошмары врываются в реальный мир. Пока же Мила, Регина, Яша, Толик и Татьяна просто боялись, не осознавая причин своего страха. Погасив свечи, Толик первым направился к чердачной лестнице. Его товарищи молча последовали за ним. Свет фонариков выхватывал из темноты старую мебель, ящики и сундуки, каждый из которых хранил свою тайну… А на улице, за стенами мрачного особняка, текла обычная жизнь, где не предусматривалось места сверхъестественному и необъяснимому. Но именно обыденность и показалась Татьяне подозрительной, словно это была маска, под которой скрывался оскал запредельного ужаса. – Пятница, тринадцатое, скоро закончится, – Яша посмотрел на часы. – Еще сто восемьдесят минут – и с кошмаром покончено. А вообще-то мне понравилось. Давайте устроим что-нибудь такое на Хэллоуин. – До него еще надо дожить, – неожиданно серьезно произнес Толик, а потом рассмеялся: – Например, завтра нам предстоит опрос по биологии, после которого далеко не все выйдут из класса живыми. – Стоцкий, а ты, когда пойдешь к доске, надень свою маску. – Не сработает, Китайгородцева. Наталью Александровну этим не проймешь. Она вообще – терминатор в юбке. Из-за угла неспешно выполз красный вагончик трамвая. Толик пригладил пятерней непослушные волосы: – Ладненько, мне пора! До завтра! Кстати, а ведь здорово я вас подколол со светящейся маской, правда? Если бы ты слышала свой вопль со стороны, Китайгородцева! – Я специально закричала, чтобы тебе подыграть. – Ага. Примем эту версию в качестве официальной. Ну ладно, мне действительно пора. Сорвавшись с места, Стоцкий побежал к трамваю, в последний момент запрыгнул в него, помахал рукой стоявшей на перекрестке компании. Весело звякнув, трамвай поехал своей дорогой, увозя неугомонного Толика. Какое-то время девчонки и Яша шли вместе, а потом пришло время прощаться и им. – До завтра, – улыбкой кинозвезды расцвела Регина, направляясь на центральную улицу. – В школе увидимся! Вскоре свернула в один из переулков Татьяна, и только Мила с Яшей продолжали идти рядом, двигаясь к видневшемуся за домами скверу. Легкие сумерки накрыли город, пятница, тринадцатого мая 200… года, потихоньку подходила к концу. Ребята расходились по домам, но никто из них не знал, каким долгим окажется для каждого этот путь… История первая Жажда крови – Ладненько, мне пора! До завтра! Кстати, а ведь здорово я вас подколол со светящейся маской, правда? Если бы ты слышала свой вопль со стороны, Китайгородцева! – произнес Толик Стоцкий, похлопав по рюкзаку, в котором уже покоился наводящий жуть предмет. – Я специально закричала, чтобы тебе подыграть, – попыталась оправдаться Мила. – Ага. Примем эту версию в качестве официальной. Ну ладно, мне действительно пора. Сорвавшись с места, Стоцкий побежал к стоявшему на остановке трамваю, в последний момент запрыгнул в него, помахал рукой оставшейся на перекрестке компании. Ему помахали в ответ. Какое-то время девчонки и Яша шли вместе, а потом пришло время расставания. – До завтра, – Регина кокетливо улыбнулась и, покачивая бедрами, словно манекенщица на подиуме, двинулась вперед. – В школе увидимся! – Пока! До свидания! Спокойной ночи! Смеркалось неожиданно быстро. Только что лучи багрового солнца заставляли пылать огнем окна верхних этажей зданий, но вот уже на город опустились глубокие темно-лиловые сумерки. Улица была на удивление безлюдна, и только стук каблуков по асфальту нарушал тишину майского вечера. Хотя Регина жила довольно далеко от особняка Тимошина, она не захотела воспользоваться автобусом – в такой удивительный, пьянящий ароматами весны закатный час ей не хотелось трястись в пропахшем бензином салоне общественного транспорта. Решив сократить путь, девочка свернула с центральной улицы в небольшой зеленый переулок. Ветви цветущей черемухи покачивались над головой Регины, каблучки выбивали частую дробь… Именно неприятность с каблуком и подвела Регину, став первым звеном в цепи страшных и непредсказуемых событий этой ночи. Китайские босоножки, несмотря на свой стильный дизайн, не могли похвастаться прочностью, о чем совершенно неожиданно для их владелицы и напомнили. Регина спустилась с бортика тротуара, намереваясь перейти улицу, случайно подвернула ногу, после чего тишину весеннего вечера нарушил негромкий, но резкий звук хрустнувшего каблука. – Ой! Потеряв равновесие, девочка едва не упала, но все же сумела устоять на ногах. Затем она сняла босоножку и со злостью рассмотрела сломанный каблук. Происшествие было пустячным, но малоприятным. До дома оставалось еще несколько кварталов, которые предстояло пройти то ли босиком, то ли прыгая на одной ножке. Помянув недобрым словом и пятницу, и тринадцатое число, Регина задумалась о том, как ей быть дальше. Она так и стояла на одной ноге, держа в руках непригодную уже туфельку, когда услышала за спиной негромкий мужской голос: – Я могу вам чем-то помочь? Простые слова были произнесены с необычной интонацией. Глубокий, удивительно красивый голос завораживал, словно обладал гипнотическим действием. Регина еще не знала, кто стоит у нее за спиной, но почувствовала – стоит ей повернуть голову, как она увидит того, кому суждено изменить всю ее жизнь. – Нет-нет, все в порядке, просто каблук сломался, – откликнулась она. И обернулась. И увидела одетого во все черное юношу. Он был высок, худощав, его длинные, черные, как смоль, локоны свободно падали на плечи, лицо поражало бледностью и аристократичностью черт. Но Регину прежде всего привлекли глаза незнакомца – огромные, томные, черные, на самом дне которых, вопреки кажущемуся спокойствию, бушевал жгучий огонь. Длинные ресницы прикрыли удивительные глаза, незнакомец заговорил вновь – очень медленно, неторопливо, роняя тяжелые капли слов: – Очень жаль. Но позвольте, я все же посмотрю вашу туфельку. Может быть, удастся что-нибудь сделать… Смущенная Регина протянула босоножку незнакомцу, на миг их пальцы соприкоснулись, и девчонке показалось, что изящная, с длинными пальцами рука юноши сделана изо льда. Он повертел в руках босоножку, а спустя мгновение протянул Регине: – Все в порядке. Не могу сказать, что она прослужит вам до самой смерти, но до завтрашнего рассвета наверняка дотянет. – Спасибо, – удивленно уронила Регина, заметив, что каблук уже стоит на месте, и надела босоножку. Стоя на двух ногах, девочка почувствовала себя немного увереннее. Она улыбнулась, а потом протянула руку незнакомцу, которого уже мысленно нарекла «прекрасным принцем»: – Регина. – Марк. Думаю, наша встреча не была случайной. – Вот как… Регина, которую считали самой бойкой девчонкой в классе, не нашлась, что ответить. Мало того – неожиданно, против воли, залилась краской и опустила глаза. По правде говоря, она не знала, как говорить с этим обворожительно красивым парнем, который явно хотел с ней познакомиться. – Сегодня удивительный вечер. Весна – как начало жизни. Все еще впереди, надежда на будущее позволяет дышать и верить в счастье. Вы идете домой, Регина? – Да. – А что, если я похищу вас, продлив столь удивительный вечер? – В смысле? Девчонка с недоумением посмотрела на Марка – у него была довольно странная манера изъясняться, и порой она не понимала, шутит он или говорит всерьез. На бледных щеках юноши появился легкий румянец, он улыбнулся, не размыкая губ: – Не возражаешь, если мы перейдем на «ты»? В ваше время молодежь торопится стирать грань, разделяющую незнакомых людей. – Конечно. Хорошо, Марк. На «ты» так на «ты». – Я хочу пригласить тебя в кафе, Регина. – Может быть, завтра, не сейчас… Да, давай встретимся завтра. – А почему не сейчас, не в этот сказочный вечер? Нельзя впустую растрачивать драгоценные минуты жизни, ведь завтра может и не наступить. Регина хотела сказать, что уже поздно, что ее давным-давно ждет мама, а впереди маячит опрос по биологии, но не смогла вымолвить ни слова. Что, если пробил ее час, появился шанс, который нельзя было упускать? Перед ней стоял сногсшибательно красивый молодой человек, который разговаривал с ней как со взрослой девушкой, и лепет Регины об уроках и заждавшихся родителях произвел бы на него как минимум несерьезное впечатление. В конце концов, она вполне взрослый, самостоятельный человек и может без оглядки на родителей решить, как ей следует провести этот волшебный майский вечер. Стараясь не думать о той головомойке, что неизбежно ждет ее дома, Регина улыбнулась, с независимым видом тряхнув копной пышных волос: – Действительно, почему бы и нет? Я с удовольствием потусуюсь в каком-нибудь кафе. Куда пойдем? – Здесь поблизости есть одно замечательное место. Оно для избранных, посторонние туда не заглядывают. – Марк подхватил девчонку под руку, и теперь его ладонь уже не показалась ей такой ледяной. – Ты никогда не забудешь эту ночь, королева. Регина хорошо знала центр города и теперь гадала, куда именно поведет ее Марк. Однако все прогнозы оказались ошибочными, – миновав несколько домов, чернокудрый молодой человек свернул в арку, уверенно увлекая за собой немного оробевшую спутницу. Место, где они оказались, трудно было назвать приятным – за роскошью фасадов старых домов скрывались убогие дворы-колодцы, какие-то тупички, свалки, полузаброшенные строения, узкие проходы, которые язык не поворачивался именовать переулками. Фонарей в этих «городских джунглях», естественно, не предусматривалось, и лишь болтавшиеся над некоторыми подъездами тусклые лампочки освещали путь странной пары. – Нам сюда, моя королева. – В полутьме лицо «прекрасного принца» стало совсем бледным и, казалось, даже светилось, бледным пятном выступая из мрака. – Осторожно, здесь ступени. Регина уже пожалела, что ввязалась в эту историю. Она даже подумывала, как бы избавиться от подозрительного спутника, заманившего ее в темные трущобы, но любопытство заставляло ее оставаться на месте. Марк совсем не походил на преступника или маньяка – он был красив неземной красотой, его голос звучал нежно и успокаивающе, он говорил красивые слова, совершенно очаровавшие Регину. Если бы она убежала, то никогда бы не узнала, кто он на самом деле такой, этот необычный человек, почему выбрал именно ее, а не другую девушку. Подумав, что удача сопутствует смелым, девчонка начала осторожно спускаться по едва различимым в темноте ступеням. Тишину сменила необычная, но красивая мелодия. Она словно всплывала из-под толщи холодных вод, медленно окутывала серебристым покрывалом, заставляя безраздельно отдаться во власть музыки. Ощущение было настолько странным, что Регина даже не знала, страшно ей или хорошо. Нет, вообще-то это была самая настоящая жуть, но жуть приятная и сладкая, как патока… Спуск закончился, и Регина вместе со своим загадочным спутником вошли в низкий, но очень просторный зал со сводчатым потолком. На кирпичных неоштукатуренных стенах горели электрические свечи в затейливых канделябрах, в центре помещения кружились в бесконечном танце две пары. Кафе – или это был ночной клуб? – казалось почти пустым, и только в темных нишах можно было угадать силуэты сидевших за столиками людей. В какой-то момент девчонка еще успела подумать, что ей явно не следовало находиться в такой час в таком месте, но потом, взглянув на прекрасное, словно изваянное из мрамора, лицо Марка, она решительно пошла вперед, выбросив из головы «глупые» страхи. Регина и Марк разместились за одним из столиков, откуда был прекрасно виден весь зал. Одна мелодия сменяла другую, уводя слушателей в мир странных грез. – Что ты будешь пить, Регина? – Минералку! Только минералку, – воскликнула девчонка, на миг вспомнив о благоразумии. – Хороший выбор. Не помню, когда я в последний раз пил вино. Алкоголь отравляет кровь. Надо уметь наслаждаться жизнью, не одурманивая себя. – Да, да, я тоже так думаю… Марк словно растворился в темноте, а спустя несколько мгновений возник вновь – абсолютно бесшумно, неожиданно. Его белые руки сжимали два высоких бокала, наполненных прозрачной, как хрусталь, водой: – За нашу неслучайную встречу, Регина. – Да, очень мило, что я с тобой познакомилась, Марк. – Ты для меня словно путеводная звезда, сверкающая в ночи. Я бы все равно не отпустил тебя. Сердце девушки сжала тревога. Регина словно бы посмотрела на себя со стороны, только теперь сообразив, что вляпалась, кажется, в скверную историю. – Марк, мне действительно пора домой. Вечерок получился милым, но меня ждут. Спасибо за компанию. – Ты уверена, что хочешь уйти? Его огромные, черные, как бездна, глаза неожиданно приблизились к Регине, и тогда девчонка поняла, что не может, да и не желает отвести взгляд. Это было очень необычное ощущение – волшебное, завораживающее, гипнотическое. Все проблемы вдруг показались мелкими и ничтожными, страхи – смешными. Регина хотела лишь одного – чтобы Марк всегда смотрел ей в душу своими прекрасными глазами. Отчаянный девчоночий вопль прервал наваждение. Испуганная неожиданно раздавшимся криком, Регина вздрогнула, отпрянула назад. Одно неловкое движение – и бокал с минералкой упал ей прямо на колени. Обжигающе-холодная вода окончательно вернула девчонку к реальности. Только теперь, отведя взгляд от бездонных глаз Марка, она увидела острые клыки, блестевшие между его приоткрытых губ… В зале тем временем возникло замешательство. Покинув одну из темных ниш, в центр помещения выбежала светловолосая девушка, едва не сбив одну из танцующих пар. Блондинка держалась рукой за шею и отчаянно визжала, уставившись куда-то в темноту: – Не подходи! Не подходи!!! Посетителей в странном заведении оказалось намного больше, чем представлялось Регине. Одетые в черное существа, напоминавшие людей, покидали свои ниши, обступая перепуганную девчонку. Их неживые лица светились голубоватым светом, на губах блестела казавшаяся черной кровь. – Вампиры! Это вампиры!!! Вопли блондинки вернули Регине спокойствие. Вообще-то она была обыкновенной девчонкой, визжавшей по самым пустяковым поводам, но теперь почему-то обрела удивившее ее саму хладнокровие. Опрокинув столик на сидевшего напротив Марка, Регина со всех ног бросилась к выходу из вампирского притона. Боковым зрением она успела засечь фигуру еще одного участника зловещей вечеринки – из дальней ниши выскочил напуганный шумом паренек, несомненно, являвшийся еще одной потенциальной жертвой упырей. Парень замешкался, не зная, как быть дальше. – Беги за мной! – звонко крикнула ему Регина. – Быстрее! Но вдруг… – Постой, моя королева! Я пригласил тебя на ужин и не собираюсь уходить голодным! – Марк возник прямо перед Региной – неожиданно, бесшумно, как и подобало настоящему вампиру из голливудского ужастика. – Пусти! – крикнула она. Бледные руки преградили ей дорогу, а губы растянулись в гримасе, обнажая острые, как бритва, клыки. Регина отпрянула, сжалась в комок, а потом неожиданно для самой себя размашисто перекрестилась: – Изыди! Марк шарахнулся в сторону, прикрыл голову руками, словно его ослепила вспышка света. Воспользовавшись растерянностью упырей, Регина схватила за руки блондинку и паренька, почти силой поволокла их вверх по лестнице: – Идемте! Очнитесь! Они нас так не оставят! Гипнотическое оцепенение прошло. Случайные спутники Регины наконец-то окончательно сообразили, что случилось, и со всех ног помчались вверх по лестнице вслед за своей спасительницей. Вылетев на улицу, Регина захлопнула ведущую в подвал дверь, навалилась на нее всем телом, прекрасно понимая, что не сможет таким способом задержать преследователей. – Надо завалить дверь, запереть ее! – воскликнул вырвавшийся из плена паренек. – Скорее! Взгляды беглецов заметались по двору в поисках предметов, при помощи которых можно было бы забаррикадировать проход. – Нет, не так… – Регина облизала пересохшие губы. – Этим их не остановить. И вновь мозг девочки заработал спокойно, без эмоций, словно кошмар происходил не с ней, а с кем-то другим. Уверенной рукой Регина достала из косметички помаду и нарисовала на двери большой крест. – Думаешь, поможет? Ответом на вопрос блондинки стали вопли, донесшиеся из-за тяжелой створки. Голодные упыри кричали, скрежетали зубами, но не могли вырваться наружу, смертельно боясь нарисованного на двери креста. Это была маленькая победа, однако никто из беглецов не знал, как долго крест сможет удерживать голодных вампиров и нет ли другого выхода из их логова. Теперь Регине и ее спутникам оставалось уповать только на быстроту своих ног. Громкий топот трех пар ног нарушал безмолвие ночи. Трое молодых людей бежали к людям, к свету фонарей и шуму машин, но центральные улицы городка были пустынны, словно все обитатели покинули его или уснули вечным сном. Вампиры, если, конечно, они отправились в погоню, могли настичь беглецов в любой момент, и не было способа избежать этой страшной встречи. Однако испуганные ребята бежали, бежали, бежали… мчались вперед мимо светившихся холодным светом витрин магазинов и темных фасадов жилых домов, все же надеясь, что сумеют скрыться от возможного преследования. Силы подходили к концу. Не выдержав такого темпа, Регина замедлила шаг, потом остановилась, стараясь отдышаться. Ее новые знакомые также притормозили, выжидающе посмотрели на девчонку, которую уже признали своим лидером. – Послушайте, может быть, кто-то из вас живет поблизости? – с трудом спросила запыхавшаяся Регина. – Если не ошибаюсь, вампиры не могут войти в человеческое жилище без приглашения. В доме мы будем в безопасности. – Вампиры? Так это действительно были вампиры?! – с ужасом переспросил присевший на ограду газона паренек, чьего имени Регина так и не удосужилась узнать. – Но вампиров не существует! Их нет!!! – Скажи это им самим. Может, подействует, – откликнулась блондинка, с трудом сдерживая нервную дрожь. – У них глаза, как окошки в ад. Такое никогда не забудешь. Они – нелюди. – Ну так кто-нибудь из вас живет в этих краях? – повторила раздосадованная пустой болтовней Регина. Увы, дома всех троих находились слишком далеко от центрального, рассекавшего город надвое проспекта. Регина с тревогой посмотрела по сторонам. На первый взгляд казалось, что беглецы в гордом одиночестве стоят посреди пустынной улицы, но такое спокойствие могло быть обманчивым. Возможно, вампиры уже окружили их невидимым кольцом, пристально из темноты наблюдая за каждым движением своих жертв. Сам воздух вибрировал и звенел, заставляя трепетать нервы перепуганных беглецов. – Как вы думаете, вампиры не тронут нас в церкви? – задумчиво спросил паренек. – Конечно, нет! Видели, как они шарахнулись в сторону, когда я перекрестилась? Лучшего убежища и придумать нельзя! – Я отведу вас в храм. Это близко. И вновь три хрупкие фигурки побежали по улицам пустого города. Тощий парнишка мчался впереди, указывая путь к спасению. За поворотом переулка замаячила высокая колокольня, но в этот самый момент, когда избавление казалось таким близким и возможным, над головами девчонок с пронзительным визгом пролетела летучая мышь. Блондинка ойкнула, взмахнула руками, отмахиваясь от хищной твари, и из последних сил бросилась к ограде церкви. – Быстрее! – подгонял своих спутниц паренек, уже ступивший на освященную землю. – Ну же! Огромная летучая мышь пролетела над самой головой Регины, едва не вцепившись ей в волосы, но девчонка успела переступить невидимую черту. Адская тварь свечкой взмыла в небо и скрылась из поля зрения. Кажется, опасность миновала… Дверь церкви не была заперта, и беглецы беспрепятственно ступили под ее своды. Внутри было почти совсем темно, только разноцветные лампады освещали иконы – строгие лики святых, внимательно смотревших на поздних гостей. Регина поежилась под их взглядами, потом, припомнив, как следует себя вести в храме, перекрестилась. Все трое без сил опустились прямо на пол, только теперь почувствовав, как они устали. – Мы правда в безопасности? – уточнила блондинка, поправляя выбившиеся из пучка пряди волос. – Надеюсь. Кстати, мы еще незнакомы. Я – Регина. – Наташа. – Олег. – Очень приятно, – через силу улыбнулась усталая Регина. – Ты молодец, Олег, сообразил, куда идти. Парень удовлетворенно кивнул головой, перевел взгляд на блондинку: – У тебя кровь, Наташа. – Где? – воскликнула она, инстинктивно прижав руку к шее. – Да, здесь. Тебя покусали? – Только чуть-чуть оцарапали. Вы думаете, это опасно? – Наташа с испугом посмотрела на своих товарищей по несчастью. – Опасно? Регина и Олег промолчали. Каждый из них слышал истории о том, что покусанный вампиром человек обычно и сам превращается в мертвеца-кровопийцу. Еще несколько часов назад Наташа посмеялась бы над всеми этими выдумками, но теперь ей было явно не до смеха. – Скажите же, что это пустяк. Скажите, что со мной будет все в порядке! Регина и Олег продолжали отмалчиваться, хорошо понимая, какая невеселая доля ждет их случайную знакомую. Огоньки лампад озаряли лики святых, в тишине было слышно легкое потрескивание горящего масла… – Я не хочу умирать! – Смерти нет, есть только изменение состояния, – неожиданно прозвучало в тишине, а дверь церкви открылась сама собой, явив черный силуэт стоявшего у порога вампира. Это был Марк. Олег и девчонки шарахнулись в глубь храма, поближе к алтарю, но Марк не сдвинулся с места, насмешливо наблюдая за перепуганными людишками. Церковь действительно была местом, куда не могла ступить нога проклятого мертвеца, однако, похоже, это не слишком тревожило упыря, считавшего, что его добыча сама придет в руки, покинув освященную землю. – Я пришел за тобой, Регина… – Голос Марка завораживал, манил, лишая воли. – Я пришел только за тобой, моя королева. – Не приближайся! – Я и не собираюсь. Ты придешь ко мне сама, по доброй воле. Тебе так хочется этого, Регина… Марк поднял руки, и черная тень упала на лицо побледневшей Регины. Вздрогнув, девочка невольно отступила за спину Олега. – Откуда ты знаешь, чего я хочу? – Это твоя заветная мечта. Твое счастье. Мозг смертного – открытая книга. Мне дано читать ее строка за строкой, узнавая сокровенные тайны. Ты грезишь о бессмертии, о вечной молодости, о нетленной красоте. Ты хочешь летать в лунном свете среди серебристых облаков, ты мечтаешь о неземной всепоглощающей любви. Когда ты станешь одной из нас, Регина, человеческие законы станут для тебя шелухой, мусором. Мы – сильнейшие, а потому перекраиваем мир по своей мерке. Люди – пища, прах у ног исполинов. Подумай, моя королева, вкушая жареного цыпленка или ломоть аппетитной ветчины, испытываешь ли ты жалость и сострадание к той твари, чью плоть ты ешь? Нет! Ты берешь от жизни все, что можешь получить, и муки совести не ведомы тебе. А теперь представь себя вампиром – весь мир для тебя грядка, с которой можно собирать щедрый урожай. – Хватит, Марк! Я не хочу слышать таких речей! Я не выйду из храма, ты не войдешь сюда, а потому оставь свои рассуждения для кого-нибудь другого. Мне они неинтересны. Регина намеревалась гордо развернуться и двинуться к алтарю, но неожиданно поняла, что хочет и дальше смотреть на Марка, слушать его удивительный голос. В конце концов, здесь, в церкви, ей ничто не угрожает, и потому она вполне может позволить себе немного поболтать с этим ослепительно прекрасным человеком… нет, вампиром… А Марк улыбнулся, его глаза манили и завораживали. – Каждый из смертных душу бы отдал ради того, чтобы стать одним из нас, но для большинства это – несбыточная надежда. А у тебя есть шанс, моя королева. Только пожелай, и я подарю тебе вечность. Ты почувствуешь на губах вкус чужой крови, я поделюсь с тобой своей – и ты испытаешь подлинное блаженство. Только наша кровь может дать бессмертие, превратить человека в вампира. Несколько глотков, и они переродят тебя. Вкуси же эликсир вечной жизни… – И не подумаю! – Когда я увидел тебя, Регина, то понял – ты должна стать одной из нас. Я подарю тебе вечную молодость, вечную жизнь, вечную любовь… Кто может отказаться от такого дара? Регина чувствовала, что больше не может спорить с Марком. Ведь он говорил ей то, о чем грезила она сама. А бледная рука прекрасного юноши уже была протянута ей навстречу, и оставалось сделать только один шаг, чтобы принять от него бесценный дар… – Получай, отродье! – прозвучало над самым ухом Регины, и она увидела, как Марк шарахнулся в сторону, словно в него плеснули кислотой. Гипнотическая связь, возникшая между ней и вампиром, была разорвана, и девчонка вновь получила возможность трезво оценивать ситуацию. Как оказалось, пока она слушала сладкие речи Марка, Наташа швырнула в него огарком освященной свечки, сама не ожидая, что это произведет на упыря столь сильное действие. – Здорово! Сама не ожидала, что он так перепугается. Недаром говорят: «Боится, как черт ладана». А может, у вампиров просто сильная аллергия на серебро, святую воду, осиновые колья и прочее? Наташа заметно повеселела. Теперь, когда она поняла, что вампиром можно стать, только попробовав крови этих живых мертвецов, она почти не думала о царапине на своей шее, ведь, как выяснилось, через простой укус нельзя заразиться вампиризмом. Раздосадованный Марк ушел, но укрывшиеся в церкви беглецы знали – вампиры бесшумно бродят поблизости, а их незримое присутствие вызывало у ребят тяжелое гнетущее чувство. Олег и девчонки сидели молча, терпеливо дожидаясь казавшегося бесконечно далеким рассвета. Церковь защищала их, но избавить от кошмара мог только свет солнца. – Как вас занесло в это так называемое кафе? – поинтересовалась Регина, измученная окружавшим ее безмолвием. – Сама не знаю. Теперь все это напоминает мне наваждение. Короче, я полагала, что познакомилась с классным парнем, а он просто решил подкрепиться моей кровью. – Наташа вновь провела ладонью по ранке на шее. – Как ты думаешь, я действительно не заболею? – Если бы каждый укушенный становился вампиром, на Земле давно бы не осталось живых людей. – Логично. Хотя все равно как-то не по себе. Сижу и жду, когда все это начнется, прислушиваюсь к собственному телу и порой начинаю думать о всяких нехороших вещах. – Расслабься. Надо верить в хорошее. – Кто ж спорит! Но не всегда получается. Олег не принимал участия в беседе. Он сидел неподвижно, обхватив колени руками, и смотрел в одну точку, словно именно там происходило нечто очень важное. – Олег! Эй, ты на связи? – Все нормально, Регина. Просто мне страшно. Когда же наконец кончится эта ночь… – Солнце обязательно взойдет, если, конечно, на завтра не запланирован конец света. – Ты оптимистка. Регина и в самом деле старалась бодриться, но ей было даже страшнее, чем остальным. Девчонка понимала, что Марк не оставит ее в покое, и порой слышала его голос: вампиры обладали телепатическими способностями, поэтому им ничего не стоило «влезть в голову» своей жертве и хозяйничать там, как у себя дома. – Олег, а что это за церковь? – Регина попыталась поддержать затухающий разговор. Парень встрепенулся, поднял голову. Его глаза, показавшиеся девчонкам такими же большими, как на иконах, лихорадочно блестели. – Просто церковь. Какое это имеет значение? – Так… Из любопытства спросила. Я в центре каждый переулочек знаю, а вот где мы теперь находимся, никак не соображу. – Главное, вампиры боятся сюда сунуться, – заметила Наташа. – Это уже вдохновляет. – Конечно… На самом деле последние минут двадцать Регину очень занимал вопрос, что за церковь приютила их под своим кровом. Спасаясь от летучих мышей, девчонка почти не смотрела по сторонам, но все же запомнила, что храм стоял сразу за оградой какого-то парка. Теперь беглянку стали посещать смутные догадки, только усиливавшие наполнявший ее душу страх. – Хотела бы я сейчас оказаться дома! Лежать в своей кроватке, смотреть «ящик» на сон грядущий… – вздохнула Наташа. – Глупая я была, когда мечтала о невероятных, рискованных авантюрах. Одна моя подружка частенько говаривала: «Жизнь без приключений не имеет смысла, а с ними она делается короче». Я всегда обращала внимание только на первую часть поговорки, а вот теперь всерьез задумалась о второй… – И что с ней? – С кем, Регина? – С подружкой. – Она теперь крутая байкерша, рассекает на мотоцикле и делает вид, будто ничего не боится. – А я… Девочки оборвали разговор на полуслове, привлеченные действиями Олега: парень неожиданно поднялся со своего места, направляясь к выходу из церкви. – Эй, ты куда? – шепотом спросила Наташа. – Девчонки, смотрите… – Что? Что происходит? – Скорее сюда, вы должны это видеть! Кажется, я знаю, как отсюда выбраться. Регина и Наташа приблизились к Олегу, осторожно выглянули наружу – за пределами церкви было темно и тихо, только ветер шуршал в кронах старых деревьев. Девчонки вглядывались в темноту парка, гадая, что именно привлекло внимание их нового знакомого. – Что ты задумал? Действия Олега стали ответом на вопрос Регины – холодные пальцы парня мертвой хваткой сжали ее запястье, сильный рывок едва не сбил с ног. Девчонка не была готова к такому повороту событий, поэтому не пыталась противиться Олегу, машинально, по инерции устремилась вслед за ним. Дверь церкви захлопнулась за ее спиной со страшным деревянным стуком, словно закрытая навсегда крышка гроба. Где-то вдали послышалось испуганное восклицание оставшейся в храме Наташи, ошарашенную, растерянную Регину обступили стволы старых деревьев… – Олег! Что ты делаешь?! Это опасно! Они же рядом! Девчонка все еще думала, что Олег намеревался спасти ее, только избрал для этого не самый подходящий способ. А парень все сильнее сжимал ее запястье жесткими, неживыми пальцами. Только теперь Регина начала понимать, что случилось. Ее сердце застучало оглушительно громко, сознание собственной беспомощности лишило остатков сил. «Ты заходишь в черную комнату, в которой может произойти все, что угодно. Ты пытаешься понять, откуда придет опасность, отчетливо понимая, что не сумеешь защитить себя. И вдруг в этой кромешной темноте кто-то кладет тебе на плечо холодную, тяжелую, как камень, руку…» – некстати всплыли в памяти слова Яши Абрамова, пришедшие словно из другой жизни. Тогда страшилки представлялись развеселой забавой, но в эту страшную ночь пятницы, тринадцатого мая, придуманные кошмары обернулись реальностью. – Зачем ты это сделал, Олег? – Я скоро умру, – просто ответил он. Его кожу покрывала смертельная бледность, а вокруг глаз легли темные тени. – Минут через десять-пятнадцать меня не станет. Но это здорово, ведь потом я восстану для новой жизни. – Так ты один из них?! – Пока нет. Иначе я не смог бы находиться с вами в храме. Я пришел туда как человек, но в моих жилах уже струился сладкий яд. Этим вечером я вкусил вампирской крови. Регина резко дернула руку, но пальцы Олега сомкнулись на ней, как наручники. – Пусти! – Разве я могу ослушаться воли своего господина, который даровал мне бессмертие? – Пусти! – Знаешь, что это за церковь? Она стоит на Воскресенском погосте, здесь отпевают мертвецов, но никто из смертных не догадывается, что это за место. Церковь недоступна вампирам, но здесь, рядом, на земле кладбища, начинается их мир. Я специально заманил вас сюда, ибо так мне повелел сделать мой господин. – Пусти!!! Олег заметно слабел. Регина резко выдернула руку из его пальцев, оттолкнула от себя предателя-полувампира. Собрав все силы, она ринулась к дверям церкви, отчаянно, но безрезультатно забарабанила по ней кулаками: – Пусти меня, пусти, Наташа! – Я не могу! Створки заклинило, – донесся из церкви крик блондинки. – Я правда не могу! А черные тени проклятых мертвецов уже скользили между деревьями, они медленно, но неотвратимо приближались к избранной жертве. Понимая, что укрыться в церкви ей не удастся, Регина помчалась к воротам кладбища. Однако мир, в котором она находилась, вполне можно было назвать заколдованным. Девочка бежала к выходу с погоста, но внезапно обнаружила, что на самом деле движется в обратном направлении, углубляясь в дебри кладбища. На фоне ночного неба возник силуэт огромного черного склепа. – Нет!!! Регина метнулась в сторону, пытаясь понять, как вырваться из этого замкнутого круга. Ее обступали кресты, прекрасные мраморные надгробья, мерцавшие таинственным светом, – они кружились, таяли в воздухе и вновь возникали на пустом месте, лишая девочку последней надежды покинуть пределы зачарованного кладбища. Куда бы ни бежала Регина, всякий раз перед ней возникал зловещий склеп, все дороги вели к этому страшному месту, оно словно само преследовало несчастную, напуганную до полусмерти беглянку. – Я же говорил, что ты придешь ко мне, моя королева, – алые губы стоявшего возле склепа Марка сложились в улыбку. – Добро пожаловать в наш мир! Здесь ты будешь счастлива. Сознание возвращалось медленно и словно бы неохотно. Сначала включилось зрение, затем разум, и только потом вспыхнул страх. Мысль о том, что она уже мертва, наполнила Регину диким, нечеловеческим ужасом. Девочка хотела вскочить на ноги, но поняла, что не может даже шевельнуться – то ли ее удерживали надежные путы, то ли само тело отказалось служить ей. Горячие злые слезы отчаянья заструились по щекам, и тут только девчонка сообразила, что дышит, а ее сердце по-прежнему стучит в груди. Это была еще не смерть. Пока вампиры пощадили свою пленницу, тем самым подарив ей крошечный шанс на спасение. Регина глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Она понимала – стоит ей только поддаться панике или отчаянию, она подпишет себе смертный приговор. Только хладнокровие и точный расчет могли спасти ей жизнь в такой обстановке. Для начала следовало оглядеться, понять, куда забросила ее недобрая судьба. Над головой пленницы раскинулся тонувший в сумраке сводчатый потолок, сложенный из серых каменных блоков, которым, должно быть, стукнула уже не одна сотня лет. Желтоватые отблески на сводах подсказали девочке, что в помещении горит множество свечей. Скосив глаза, лежавшая на спине Регина увидела стены зала. Они также были сложены из серого камня, но всю их поверхность покрывала резьба. Вышедшие из-под резца гениального скульптора каменные монстры без жалости терзали тела своих жертв, уродливые фигуры переплетались с надписями на непонятном языке, превращаясь в страшный, но притягательный орнамент, от которого невозможно было отвести взор. «Это – жажда крови, – неожиданно поняла девочка, рассматривавшая затейливую резьбу. – Это их боги, несущие смерть и зло». От таких догадок тело покрылось холодным потом, а в ногах возникла нехорошая слабость, однако Регина не хотела сдаваться. Усилием воли она отвела взгляд от зловещих изображений и вновь уставилась на гладкий потолок. Затем, собравшись и взяв себя в руки, попыталась вновь подняться со своего жесткого ложа, и теперь ей удалось сделать это. Оказывается, на месте ее удерживали не путы, а только собственный страх. Поднявшись, Регина обнаружила, что одета в чужое платье. Это был великолепный бархатный наряд цвета запекшейся крови, длинный подол которого украшало затейливое золотое шитье. Когда-то, лет триста назад, платье было великолепно, но со временем золото потемнело, тончайшее кружево превратилось в лохмотья, от потертого бархата пахло вековой пылью и плесенью. Мысль о том, что прежде роскошный наряд принадлежал какой-нибудь упырихе, так и не нашедшей покоя в гробу и ночами бродившей по миру в поисках свежей крови, вызвала у Регины приступ тошноты. Она хотела сорвать с себя отвратительное тряпье, но все же сумела сдержаться – сейчас было не самое подходящее время для борьбы с тряпками. Подобрав длинный подол, девочка спрыгнула с мраморной могильной плиты, на которой лежала. Справа и слева от нее в противоположных концах зала виднелись высокие арки, за которыми притаилась непроницаемая тьма. Регина задумалась, решая, в какой именно проход ей лучше направиться. Она не знала, куда приведут ее коридоры – к спасению или к смерти, заблудится ли она в подземном городе вампиров или выйдет к солнцу, в мир людей. Оставалось рассчитывать только на интуицию и удачу. Регина, крадучись, подошла к одной из арок, прислушалась. Из темноты не доносилось ни звука, легкий сквознячок доносил запах сырости и разрытой могилы. Когда глаза привыкли к темноте, девчонка заметила на стенах мерцавшие едва различимым голубоватым светом кристаллы. Это очень скудное освещение все же позволяло передвигаться по подземелью, видеть очертания стен и дверных проемов. В любой другой ситуации путешествие по такому жуткому лабиринту повергло бы Регину в трепет, но сейчас времени на праздные переживания просто не было. Она пересекла зал и заглянула в другую арку – там было то же самое: холод, запах могилы, тусклый свет кристаллов. Выбор оказался небогатым, но и торчать в зале, дожидаясь появления упырей, смысла не имело. Вздохнув, беглянка двинулась к ближайшей арке. Она хотела взять с собой свечу, однако потом передумала – золотой огонек мог привлечь внимание преследователей. Пришлось довольствоваться имеющимся освещением – тусклый свет кристаллов все же позволял продвигаться вперед, не налетая на углы и стены подземелья. – Я выйду отсюда, назло всем выйду! – прошептала Регина, вступая под своды коридора, украшенного стоявшими в нишах статуями. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/elena-artamonova/i-snova-pyatnica-trinadcatoe/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.